Активное эмпатическое слушание роджерс: Мини-лекция «Активное слушание» ⋆ Материалы для тренинга

Содержание

Мини-лекция "Активное слушание" ⋆ Материалы для тренинга

Описание: В од­ной из­вест­ной прит­че го­во­рит­ся, что че­ло­ве­ку да­ны два уха и один рот, это зна­чит го­во­рить лю­ди долж­ны мень­ше чем слу­шать друг дру­га. Человеку важ­но быть услы­шан­ным, по­ня­тым, и слу­шая боль­ше — по­сти­га­ют­ся мно­гие ве­щи и тай­ны. Активное слу­ша­ние – ме­тод, за­слу­жив­ший до­ве­рие сре­ди пси­хо­ло­гов в си­лу его эф­фек­тив­но­сти и про­сто­ты.

Что такое активное слушание?

Активное или эм­па­ти­че­ское слу­ша­ние — тех­ни­ка, ко­то­рую при­внес в пси­хо­те­ра­пию аме­ри­кан­ский пси­хо­те­ра­певт, со­зда­тель гу­ма­ни­сти­че­ской пси­хо­ло­гии – Карл Роджерс. Активное слу­ша­ние – это ин­стру­мент, по­мо­га­ю­щий услы­шать, по­нять чув­ства, эмо­ции со­бе­сед­ни­ка, на­пра­вить бе­се­ду в глу­би­ну и по­мочь че­ло­ве­ку пе­ре­жить и транс­фор­ми­ро­вать его со­сто­я­ние. В России ме­то­ди­ка раз­ви­лась и до­пол­ни­лась раз­ны­ми ню­ан­са­ми бла­го­да­ря дет­ско­му пси­хо­ло­гу Ю. Гиппенрейтер.

Эмпатическое слушание в психологии

Приемы ак­тив­но­го слу­ша­ния в пси­хо­ло­гии по­мо­га­ют гар­мо­нич­но вы­стро­ить бе­се­ду, об­на­ру­жить по­ле про­блем кли­ен­та и по­до­брать со­от­вет­ству­ю­щую ин­ди­ви­ду­аль­ную те­ра­пию. В ра­бо­те с детьми – это луч­ший ме­тод, ведь ма­лень­кий ре­бе­нок еще не со­всем иден­ти­фи­ци­ру­ет и зна­ет свои чув­ства. Во вре­мя эм­па­ти­че­ско­го слу­ша­ния пси­хо­те­ра­певт аб­стра­ги­ру­ет­ся от сво­их про­блем, ду­шев­ных пе­ре­жи­ва­ний и пол­но­стью со­сре­до­то­чен на па­ци­ен­те.

Виды активного слушания

Виды ак­тив­но­го слу­ша­ния услов­но под­раз­де­ля­ют­ся на муж­ской и жен­ский. Особенности каж­до­го из ви­дов:

  • Мужское ак­тив­ное слу­ша­ние – пред­по­ла­га­ет ре­флек­сию и ис­поль­зу­ет­ся в де­ло­вых кру­гах, пе­ре­го­во­рах в биз­не­се. Полученная от со­бе­сед­ни­ка ин­фор­ма­ция вни­ма­тель­но ана­ли­зи­ру­ет­ся с раз­ных сто­рон, за­да­ет­ся мно­же­ство уточ­ня­ю­щих во­про­сы, так как муж­чи­ны на­це­ле­ны на ре­зуль­тат. Здесь умест­на и ра­зум­ная кри­ти­ка.
  • Женское ак­тив­ное слу­ша­ние. В си­лу при­род­ной эмо­ци­о­наль­но­сти и боль­ше­го про­жи­ва­ния чувств – жен­щи­ны бо­лее от­кры­ты и об­ла­да­ют боль­шей эм­па­ти­ей: быть с со­бе­сед­ни­ком вме­сте, со­при­част­ным с ним в его про­бле­ме. Эмпатию невоз­мож­но под­де­лать – это чув­ству­ет­ся дру­гим че­ло­ве­ком и вы­зы­ва­ет у него до­ве­рие рас­крыть­ся. В жен­ском слу­ша­нии ис­поль­зу­ют­ся тех­ни­ки па­ра­фраз, ак­цент на про­го­ва­ри­ва­е­мых чув­ствах и эмо­ци­ях.

Техника активного слушания

Активное слу­ша­ние это – тех­ни­ка и од­но­вре­мен­но про­цесс мак­си­маль­ной кон­цен­тра­ции на дру­гом че­ло­ве­ке, ко­гда про­ис­хо­дит учет всех тон­ко­стей и ню­ан­сов в бе­се­де: на­блю­де­ние за го­ло­сом, ин­то­на­ци­ей, ми­ми­кой, же­ста­ми и вне­зап­ны­ми па­у­за­ми. Главные со­став­ля­ю­щие тех­ни­ки ак­тив­но­го слу­ша­ния:

  • Нейтралитет. Избегание оце­нок, кри­ти­ки, осуж­де­ния. Принятие и ува­же­ние че­ло­ве­ка та­ким, как есть.
  • Доброжелательность. Спокойное со­сто­я­ние и от­но­ше­ние к со­бе­сед­ни­ку, по­ощ­ре­ние его к про­дол­же­нию го­во­рить о се­бе, про­бле­ме – спо­соб­ству­ют рас­слаб­лен­но­сти и до­ве­рию.
  • Искренняя за­ин­те­ре­со­ван­ность. Один из са­мых важ­ных ин­стру­мен­тов вли­я­ния в тех­ни­ке ак­тив­но­го слу­ша­ния, по­мо­га­ет че­ло­ве­ку рас­крыть­ся пол­нее и про­яс­нить про­блем­ную си­ту­а­цию.

Методы активного слушания

Приемы ак­тив­но­го слу­ша­ния мно­го­функ­ци­о­наль­ны и раз­но­об­раз­ны. В клас­си­че­ской пси­хо­ло­гии вы­де­ля­ют­ся ос­нов­ные 5 тех­ник ак­тив­но­го слу­ша­ния:

  1. Пауза. Человеку важ­но вы­го­во­рить­ся до кон­ца и па­у­зы необ­хо­ди­мы в бе­се­де. Это не зна­чит, что на­до все вре­мя мол­чать: под­да­ки­ва­ние («да», «угу»), кив­ки го­ло­вой яв­ля­ют­ся сиг­на­ла­ми для че­ло­ве­ка, что его слу­ша­ют.
  2. Уточнение. При неяс­ных мо­мен­тах при­ме­ня­ют­ся уточ­ня­ю­щие во­про­сы, что­бы из­бе­жать до­ду­мы­ва­ния си­ту­а­ции и луч­ше по­нять со­бе­сед­ни­ка или кли­ен­та.
  3. Парафраз. Метод, ко­гда услы­шан­ное пе­ре­ска­зы­ва­ет­ся го­во­ря­ще­му в крат­ком ви­де и поз­во­ля­ет со­бе­сед­ни­ку под­твер­дить, что “да, все так”, ли­бо про­яс­нить и уточ­нить важ­ные мо­мен­ты.
  4. Эхо-вы­ска­зы­ва­ние (по­втор) – “воз­вра­ще­ние” фраз со­бе­сед­ни­ку в неиз­мен­ном ви­де – че­ло­век по­ни­ма­ет, что его вни­ма­тель­но слу­ша­ют (не сто­ит зло­упо­треб­лять в бе­се­де этим ме­то­дом).
  5. Отражение чувств. Применяются фра­зы со­от­вет­ству­ю­щие пе­ре­жи­ва­нию че­ло­ве­ка: “Вы рас­стро­е­ны…”, “Вам в тот мо­мент бы­ло очень больно/радостно/печально”.

Правила активного слушания

Принципы ак­тив­но­го слу­ша­ния вклю­ча­ют в се­бя важ­ные со­став­ля­ю­щие, без ко­то­рых эта тех­ни­ка не ра­бо­та­ет:

  • со­бе­сед­ни­ка нель­зя пе­ре­би­вать;
  • за­дан­ный во­прос пред­по­ла­га­ет от­вет на него, от­ве­чать или по­мо­гать с от­ве­том не ре­ко­мен­ду­ет­ся, со­бе­сед­ник сам дол­жен от­ве­тить на во­прос – на­до вы­дер­жать па­у­зу;
  • ви­зу­аль­ный кон­такт на про­тя­же­нии всей бе­се­ды;
  • важ­на об­рат­ная связь: под­держ­ка, ки­вок го­ло­вой;
  • при про­жи­ва­нии агрес­сив­ных, нега­тив­ных чувств че­ло­ве­ком, важ­но поз­во­лить ему вы­плес­нуть их до кон­ца, по­ка он не успо­ко­ит­ся.

     

Как научиться слушать активно — Wonderzine

В пособиях для профессионалов, которым приходится много взаимодействовать с людьми, указывают, что активное слушание подразумевает до двадцати разных навыков и умений — от общего «быть настолько открытым, эмпатичным и стремиться понять себя и других, насколько это возможно» до более конкретного «избегать размытых, нечётких и неоднозначных высказываний». Конечно, на то, чтобы освоить все двадцать, потребуется много времени и сил — а нужны они далеко не каждому. Хорошая новость в том, что для бытовой коммуникации бывает достаточно нескольких простых приёмов.

Первая и самая главная рекомендация, которую обычно приводят, говоря об активном слушании, — собственно, сосредоточиться на разговоре, убрав все отвлекающие факторы (никаких разговоров параллельно с инстаграмом, рабочими чатами или пролистыванием журнала). Многим поддерживать внимание помогает зрительный контакт, но слишком фиксироваться на нём не обязательно — в конце концов, человек может, например, стесняться, а внимательно слушать чужие слова гораздо важнее, чем просто молча смотреть на другого.

Можно время от времени показывать собеседнику, что вы по-прежнему внимательно за всем следите — например, кивком или коротким «ага». Не стоит перебивать собеседника — да, так вы с большей вероятностью выскажете всё, что собирались, но вряд ли узнаете, что пытался сказать другой — а задача любого диалога в том числе и в этом. Точно так же не стоит продумывать, что вы скажете в ответ, пока говорит ваш собеседник — возможно, вы придумаете отличную реплику, но можете потерять нить разговора или ответить совсем не на то, что говорит ваш собеседник.

Второй важный принцип активного слушания — не пытаться предугадать, что думает или пытается сказать собеседник, и не торопиться с выводами. Главная задача активного слушания — убрать несоответствия между тем, что говорит ваш собеседник, и тем, как вы его понимаете. Это непросто и требует усилий — но есть несколько способов, которые помогут с этим справиться. Например, можно подытоживать или уточнять то, что сказал собеседник («Правильно ли я понимаю, что…», «Ты имеешь в виду…» и так далее).

Делать это лучше до того, как вы выскажете собственное мнение — просто чтобы быть уверенным, что вы говорите об одном и том же. Можно попробовать понять чувства, которые стоят за теми или иными словами собеседника — по интонации, жестам и позе — или прямо спросить об этом («Тебе, должно быть, сейчас очень страшно?», «Мне бы на твоём месте было грустно»). Возможно, поняв, чужие эмоции, понять, что именно он или она пытается вам сказать, тоже будет легче.

Важно, что все эти техники нужно использовать искренне — если вам совсем неинтересен собеседник, даже идеально точный пересказ его слов будет выглядеть так же отстранённо. В конце концов, залог лучшего разговора — в искреннем интересе к тому, с кем вы говорите, тогда не терять нить разговора будет гораздо проще.

ФОТОГРАФИИ: nordiskagalleriet

Активное слушание – ключ к воспитанию – Развитие ребенка

Что такое активное слушание

Активное слушание (АС) – это сложный навык коммуникации, участники которой напрямую или опосредованно взаимодействуют друг с другом.

Впервые теория о технологии активного или эмпатического слушания была описана американским психотерапевтом Карлом Роджерсом.

Казалось бы, что сложного в том, чтобы выслушать собеседника. Но, как правило, во время непосредственного общения человек слышит только то, что он хочет услышать или что-то цепляющее, остальная часть информации не замечается головным мозгом, так как он в это время занят некими другими мыслями. При активном слушании человек абстрагируется от собственных эмоций и переживаний и сосредотачивается на восприятии речи.

История термина

Впервые о понятии активное слушание общественность узнала от семейного психолога Юлии Гиппенрейтер. Во время своей практики она обратила внимание на то, что многих семейных конфликтов удается избежать, если внимательно слушать друг друга, быть готовыми воспринимать значение слов в том контексте, в котором они были произнесены. Если что-то непонятно, всегда можно задать ряд уточняющих вопросов и вникнуть в ответы на них.

Ю. Гиппенрейтер разработала основные приемы активного слушания, которые успешно используются и по сегодняшний день.

Неправильно считать, что ими могут оперировать сугубо профессиональные психологи. Любой человек сможет овладеть техникой с первого раза.

Использование в психологии общения

Виды общения в психологии — что к ним относится, его функции

Метод активного восприятия – техника, применяемая в психологических практиках, на психотерапевтических консультациях, во время различных тренингов с целью более качественного понимания чувств и переживаний человека.

Техника слушания в психологии общения применяется для:

  • направления разговора в нужное русло;
  • оказания помощи в понимании, оценивании и запоминании информации;
  • побуждения собеседника к ответу на нужные вопросы;
  • страховки от неверной интерпретации сведений;
  • установления психологического контакта с собеседником и гармоничного выстраивания линии разговора;
  • налаживания бесконфликтного сосуществования в социуме.

Я-сообщения

Ещё один принцип конструктивного общения —

я-сообщения. В этих высказываниях от первого лица используются местоимения «я», «мне», «меня», «моё». Они отражают мнение и переживания говорящего, в то время как ты-высказывания содержат оценку другого и его поведения и провоцируют ответную агрессию, обиду.

Используя я-высказывания, вы создаёте пространство уважения, сохраняете дистанцию между говорящими. Если ребёнок видит ваше искреннее проявление чувств, он лучше узнаёт вас и ему проще выражать свои переживания.

В любой конфликтной ситуации говорите прежде всего о своих чувствах и видении ситуации, а не о поведении другого.

«Мне неприятно, когда мне приходится повторять свою просьбу» вместо «Сколько раз тебе повторять, сделай это немедленно!»

«Я устала и хочу побыть в тишине» вместо «Ты прекратишь шуметь или нет!».

«Как мне нравится, когда стол чистый и опрятный» вместо «Ну что ты за поросёнок!».

Препятствия для активного слушания

Несмотря на желание внимательно выслушивать окружающих людей, не всегда имеются условия для этого.

Эйдетическая память — что это означает в психологии, примеры

Что может помешать активному слушанию:

  1. Стремление поспешно делать вывод (опираясь на собственное мировоззрение и имеющийся жизненный опыт) до того, как выяснятся все необходимые факты, аргументы, доказательства.
  2. Склонность к избирательному восприятию информации (слышать только то, что хочется услышать).
  3. Предвзятость.
  4. Предубеждение.

Важно! Кроме активного, выделяют еще и пассивное слушание, суть которого заключается в умении молчаливо выслушать собеседника.

Виды активного слушания

Долговременная память — что это означает в психологии, как улучшить

Процесс активного восприятия информации можно разделить на 2 вида, которым дано определение:

  1. мужское активное слушание;
  2. женское активное слушание.

Мужское активное слушание

Данный способ восприятия информации предполагает внимательное выслушивание собеседника, всесторонний анализ полученных сведений, задавание уточняющих вопросов, активное участие в обсуждении предмета беседы, рефлексию. Чаще всего используется во время деловых встреч, на переговорах, конференциях.


Женское слушание

Женское активное слушание

Это более эмоциональный и открытый способ коммуникации, при котором используется эмпатия, чтобы стать собеседнику ближе, вызвать его доверие, посочувствовать его проблемам. В процессе общения делается акцент на чувства и эмоции, а не на количество передаваемой информации.

Техника активного слушания

Ю. Б. Гиппенрейтер в книге «Чудеса активного слушания» заявляет об огромном значении этого явления в жизни каждого человека, желающего иметь эффективную коммуникацию с окружающими людьми.

Выделяют несколько наиболее распространенных техник активного слушания:

  • «Эхо» – дословное воспроизведение последней фразы с вопросительной интонацией.
  • Перефразирование – краткое изложение основных мыслей из сказанного (как правило, начинается фразой: «Если я правильно понимаю, то …).
  • Интерпретация – высказывание мнения о истинных намерениях говорящего, сделанного на основе воспринятых сведений (типичная фраза начинается со слов: «Я думаю, что ты…).

Каждая техника, в свою очередь, включает в себя несколько неотъемлемых составляющих:

  1. Нейтралитет, то есть безусловное уважение человека без критики, осуждения или субъективной оценки.
  2. Доброжелательность, дружелюбие, симпатия к собеседнику.
  3. Искренний интерес к человеку, поощрение желания рассказывать.

Каждый сеанс активного слушания строится по определенному алгоритму:

  • Налаживание зрительного контакта (глаза собеседников находятся на одном уровне). Осматривание собеседника с ног до головы или окружающей обстановки может свидетельствовать, что тема беседы неинтересна или второстепенна.
  • Умеренное использование мимики и жестов (кивание головой, поддакивание, слушание всем телом).
  • Задавание уточняющих вопросов, просьбы разъяснить неясные моменты в речи.
  • Учитывание чувств и эмоций партнера по разговору, сопереживание.

Важно! Следует отличать переспрашивание от задавания вопросов. Первое свидетельствует о невнимательном выслушивании собеседника, второе, наоборот, говорит об активной коммуникации.


Слушать и слышать

Приемы, относящиеся к элементам слушания

Для активного слушания используют следующие приемы:

  • Пауза. Помогает осознать услышанное, высказать свои замечания по ходу беседы. Говорящий таким образом может сделать акцент на некоторых элементах речи.
  • Уточнение. Позволяет разъяснить, детализировать сказанное или не замалчивать острые моменты обсуждаемого вопроса.
  • Пересказ. Предоставляет возможность выяснить, правильно ли донесена и понята информация, помогает расставить акценты на нужных аргументах и фактах.
  • Развитие мысли. Активизирует собеседников к участию в беседе, к высказыванию своего мнения о предмете обсуждения.
  • Сообщение о восприятии собеседника (передача своего мнения о говорящем).
  • Сообщение о восприятии себя самого или описание собственных ощущений.
  • Замечание о ходе диалога (полилога) – оценка процесса общения.

Методы активного слушания

Методика АС помогает понять глубинный смысл всех произнесенных слов, проникнуть во внутренний мир оратора. В повседневной жизни такое проникновение называется эмпатией, проявляющейся в 3 уровнях:

  1. Сопереживание (проявление тех же чувств, что выказывает собеседник).
  2. Сочувствие (желание помочь для облегчения страданий собеседнику).
  3. Симпатия (благожелательное отношение к человеку).

Чтобы развить врожденную способность к эмпатии, психотерапевт К. Роджерс предлагает воспользоваться следующими методами:

  • регулярно выполнять взятые на себя обязательства;
  • искренне выражать свои чувства;
  • проявлять соучастие внутренним переживаниям собеседника;
  • отказаться от выполнения характерных ролей во время беседы.


Приемы активного восприятия

Суть метода активного восприятия заключается в умении не только слышать произнесенные слова, но и видеть скрытый за ними глубинный смысл, который можно выявить при помощи коротких фраз, поощряющих собеседника. Нужно не просто дать докладчику высказаться, но и активно принимать участие в процессе передачи и приема информации.

Затруднения в вербализации чувств

Первая причина заключается в том, что нередко мы сообщаем не совсем то, что имеем в виду, потому что у нас не хватает слов в активном словаре. Мы осознаем наличие желаний и чувств, однако не можем их корректно символизировать с помощью языковых средств.

Вторая причина в том, что говорить о чувствах не принято. В обществе существуют конвенциональные нормы, содержащие запрет на разговоры о чувствах и желаниях. Самораскрытие в таком случае расценивается как нарушение негласно принятых правил поведения.

Третья причина сокрытия чувств — в ощущении, что человек, знающий наши чувства и сокровенные желания, обретает магическую власть над нами. Поскольку теоретически он может воспользоваться этим знанием для причинения нам какого-нибудь ущерба, мы тревожимся и, на всякий случай, избегаем проявлять свои эмоции открыто, подвергаем их цензуре.

Четвертая причина того, что люди не выражают свои желания и чувства словесно, заключается в том, что они могут их не замечать, игнорировать. Дело в том, что некоторые из чувств социально не одобряются. Считается, что нехорошо сердиться, раздражаться, завидовать, желать кому-то зла; часто табу накладывается на проявления сексуальности. Между тем у каждого человека есть ряд «Родительских» запретов и предписаний, с помощью которых он оценивает самого себя. Допустим, Родительское предписание требует: «Ты должен (должна) быть сильным! Проявление чувств — проявление слабости!» Если такой человек осознает себя эмоционально вовлеченным, ему придется испытать чувство вины за несоответствие эталонному образцу Идеально Хорошего Человека. Поскольку в реальности не испытывать чувств он не может, ему приходится обманывать себя, подавляя свои эмоции и изгоняя их из собственного сознания.

Примеры активного слушания

Примером активного слушания можно считать большинство диалогов, в которых есть конкретная тема для обсуждения:

  • Разговор продавца и покупателя (сначала продавец внимательно выслушивает пожелания покупателя, затем собеседники меняются ролями: продавец предлагает варианты решения проблемы, а покупатель слушает и выбирает).
  • Общение с детьми. Каждого ребенка важно выслушать и не только понять сиюминутные потребности, но и помочь малышу разобраться со своими эмоциями и желаниями. Иногда активное восприятие помогает побудить кроху к неким действиям, обучить какому-нибудь новому навыку. Активное слушание широко используется в педагогике.
  • Взаимоотношения между друзьями и родственниками (позволяют наладить комфортную атмосферу).
  • Коммуникация между партнерами по предпринимательству помогает развивать бизнес.
  • Участие в увеличении эффективности продаж. Успешный менеджер по продажам умеет правильно сделать презентацию своего товара и заставить потенциального покупателя совершить покупку. Для этого часть использует такие методы, как невербальное общение, перефраз, уточнение и умение подводить итог.


Общение с ребенком

Важно! Умение внимательно слушать собеседника можно воспитать в себе путем долгих тренировок. Это поможет не только считаться приятным собеседником, но и даст возможность получать большее количество информации.

Воспитание ребенка

Рейтинг 33

Советы родителям о том, как овладеть навыком, который сделает вас более эффективным родителем

  • Напечатать
  • Спросить
  • Отправить другу
  • Поделиться
  • Подписаться на новости

«Ты никогда меня не слушаешь!!!», – крик ребенка эхом разносятся по всему дому…

Вы когда-нибудь сталкивались с чем-то подобным? Такие ситуации хорошо знакомы многим родителям. Иногда после ужина, когда домашние задания еще не сделаны, даже мягкое напоминание о необходимости выучить параграф по истории может превратиться в третью мировую войну. А когда вы с мужем приходите в себя и вновь обретаете способность рассуждать здраво, ваш сын, надувшись и запершись в своей комнате, кричит вам оттуда: «Я просто хочу, чтобы вы, родители, меня слушали и слышали!». Но вы же его слышите! Или нет?

Слушать можно по-разному. Чтобы иметь возможность анализировать свои проблемы и коллективно придумывать решения, специалисты предлагают использовать так называемое «активное слушание». Удивительно, но активное слушание также помогает родителям становиться более эффективными наставниками и воспитателями.

Активное слушание требует полностью сосредоточиться на том, что говорит другой человек, не предполагать, что он скажет дальше, услышав первые несколько слов, и не отвлекаться на придумывание идеального ответа, в то время как он разговаривает с вами. Активное слушание требует отбросить предположения и сосредоточиться на том, чтобы понять чувства, мотивы и взгляды другого человека.

Мы этого не осознаем, но большую часть времени мы, родители, вообще не слушаем активно. Мы часто исправляем детей или предлагаем свои решения после того, как выслушали лишь несколько слов? Как часто мы теряем терпение, когда дети пытаются облечь свои сложные мысли и эмоции в связные предложения? Как часто мы просто бросаем взгляд на ситуацию и уже знаем, что нужно делать, даже не давая детям шанс что-то объяснить? Пришло время пересмотреть свой подход к общению с детьми.

Активное слушание – ключ к эффективному воспитанию

Любые отношения строятся на общении. Но хорошие навыки общения не приходят в одночасье. Они требуют практики и работы над собой. Воспитание, по сути своей, это взаимоотношения с помощью общения. И активное слушание помогает нам налаживать лучшие отношения с нашими детьми.

Когда ребенок чувствует, что его слышат, он знает, что его уважают, ценят и любят. Когда наши дети чувствуют, что мы действительно слушаем их, это развивает их уверенность в себе и повышает самооценку, к тому же снижает количество споров. Это помогает детям чувствовать себя умными и способными, а также развивает эмоциональный интеллект.

Один из самых напряженных моментов в жизни семьи происходит сразу после прихода ребенка домой из школы. Над ним незримо висит необходимость выполнить домашние задания и позаниматься на музыкальном инструменте, и родители хотят, чтобы ребенок сразу же приступил к решению этих задач. Но он предпочитает дождаться более благоприятного момента. Это заставляет родителей серьезно нервничать. И как только они пытаются заставить ребенка делать свою домашнюю работу, это приводит к гневу, эмоциональным срывам и плохо выполненной работе.

Целенаправленно переключаясь на активное слушание, вы сможете добиться совсем иного развития событий. Вот несколько советов о том, как начать слушать ребенка активно.

1. Сделайте глубокий вдох

В самом деле, вдохните поглубже. Обратите внимание на то, что вы сейчас чувствуете. Вы злитесь? Расстроены? Раздражены? Выдохните и успокойтесь. Переносить в разговор с ребенком свой гнев или состояние фрустрации, вызванные вашим восприятием ситуации (или еще хуже, чем-то еще, что произошло в течение дня), не самая прекрасная идея. Вы добьетесь лучших результатов, если сохраните спокойствие, открытость и позитивное отношение.

2. Зрительный контакт

Зрительный контакт демонстрирует внимание и интерес к тому, что человек говорит. Поэтому избавьтесь от всех отвлекающих факторов. Уберите телефон, выключите телевизор и отложите книгу. Есть только вы и ребенок. Некоторые дети неохотно идут на зрительный контакт. В этом случае проявите мягкость и вежливо попросите малыша посмотреть на вас. Поддерживая зрительный контакт, вы показываете ребенку, что он вам важен.

3. Определите цель

Скажите ребенку, о чем вы хотите с ним поговорить. Например: «Петр, я хотел(а) бы поговорить с тобой о домашней работе». Это поможет убрать любое беспокойство и повысит шансы на то, что ребенок действительно будет вас слушать. Нет ничего хуже, чем сидеть напротив мамы (папы) и гадать, что же ты сделал неправильно. Для того чтобы еще сильнее успокоить ребенка, скажите ему, что у него не будет неприятностей с вами из-за того, что он сказал или только собирается сказать.

4. Используйте высказывания с местоимением «Я»

Такие заявления – это отличный способ сказать ребенку о том, что вы чувствуете, и сделать так, чтобы он внимательно вас слушал. Утверждения, содержащие местоимение «Я», убирают из предложений оттенок обвинения. Такие предложения становятся не обвинительными, а утверждающими ваше мнение. Вот как правильно составить высказывание с местоимением «Я»: «Я чувствую (эмоция), когда (факт или ситуация, которая вызвала эмоцию). Я хотел бы (что вы хотели бы изменить)».

Важно определять конкретные чувства и поведение. Неправильно говорить «Я злюсь, когда ты делаешь это». Слово «это» является слишком общим, а общее утверждение легко приводит к гневу.

Сколько раз мы воздевали наши руки в отчаянии и говорили: «Ты просто сидишь, играешь и не делаешь домашнее задание! Если ты не будешь делать домашнюю работу каждый день, ты завалишь контрольную в четверг!». Дети в ответ либо кричат, либо дуются. Все эти «ты-ты-ты» в вашей речи воспринимаются ребенком, как нападки. Смотрите, что происходит, когда мы превращаем фразу в высказывание с местоимением «Я»: «Я волнуюсь и тревожусь, когда не вижу, что ты работаешь над домашним заданием. Я хотел(а) бы видеть, что ты каждый день занимаешься понемногу». Какую из этих двух фраз вам самому больше хотелось бы услышать?

5. Дайте ребенку возможность ответить

Пусть ребенок ответит вам. Поддерживайте зрительный контакт и слушайте, пока он не закончит говорить. Не прерывайте и не начинайте формулировать свой ответ, пока он не выскажется. Вы можете удивиться тому, что услышите, когда малыш почувствует, что вы на самом деле его слушаете. Например, о выполнении домашней работы ребенок может сказать: «Мне пришлось сегодня весь день напрягать мозги. Моей голове просто нужно некоторое время, чтобы отдохнуть и поиграть с конструктором». Разве у всех нас не бывает таких напряженных дней?

6. Обобщите все, что вы услышали

Перескажите ребенку то, что вы от него услышали. Например, можно просуммировать то, что сказал ребенок в пункте № 5, следующим образом: «Итак, я понял(а), что ты не можешь приступить к домашней работе прямо сейчас. Правильно?». Обратите внимание на то, что не стоит дословно повторять слова малыша. Обдумайте его слова в течение некоторого времени и изложите собственными словами. Ему также потребуется некоторое время, чтобы подумать о том, что сказали вы, и решить, правильно ли вы его поняли.

7. Не бойтесь молчания

Люди обычно не ведут диалог в быстром темпе. В разговоре часто возникают паузы и краткие периоды молчания. Если ваш ребенок не реагирует сразу, не паникуйте! Молчание не означает, что он вас не слушает, также оно не означает, что вам необходимо продолжать говорить. Молчание свидетельствует о том, что ребенок думает и слушает; и это прекрасно. Поэтому просто расслабьтесь, поддерживайте зрительный контакт и позвольте малышу подумать. Затем продолжайте диалог, пока проблема не будет решена.

Практика активного слушания в реальной жизни

Ниже приведен фактический разговор, который состоялся между мамой и ее девятилетним сыном.

  • Мама: «Петр, я хотела бы поговорить с тобой о выполнении домашней работы. Ты не мог бы подойти к столу через две минуты?». (Ребенку может понадобиться несколько минут, чтобы мысленно переключиться с одного занятия на другое.)
  • Мама (мать и сын сидят за кухонным столом, отвлекающие факторы отсутствуют): «Итак, Петр, я знаю, что у тебя на этой неделе много домашних заданий, я беспокоюсь, потому что не вижу, чтобы ты работал над ними. Я бы меньше переживала, если бы видела, как ты делаешь свою домашнюю работу».
  • Сын: «Я сам знаю, что мне нужно делать. Я все сделаю!».
  • Мама: «Как я поняла, ты знаешь все свои задания и уверен в том, что сможешь справиться с ними. Правильно?».
  • Сын: «Да. Я могу справиться с ними, хотя сейчас я играю».
  • Мама: «Я чувствую тревогу, потому что не знаю, когда ты планируешь делать свои задания. Я хотела бы знать твой план».
  • Сын (с облегчением): «А! Сегодня вечером я планирую сделать домашнее задание по математике и выучить правила из учебника по языку. Завтра мне нужно будет позаниматься английским и прочитать параграф по биологии».
  • Мама: «Хорошо! Я услышала, что у тебя есть четкий план. Когда ты думаешь начинать делать свою домашнюю работу сегодня?».
  • Сын: «Мне еще немного нужно поиграть. Я сяду за домашнюю работу, когда ты начнешь готовить ужин».
  • Мама: «Отлично! Позвать тебя, когда я начну готовить?».
  • Сын: «Да. А я пока поиграю».

Это похоже на чудо. Никаких криков, и ребенок берет на себя ответственность за выполнение домашней работы. После такого разговора огромное облегчение чувствуют и мама, и сын.

Скромный подход

Родителям нравится, что дети считают их способными все наладить, исправить и вылечить – от смены подгузников до боли в сердце. И мы сами хотим в это верить.

Но рано или поздно ребенок узнает, что у вас нет ответов на все вопросы. Часть того, что делает подростковый возраст таким трудным, это то, что дети, в конце концов, узнают наверняка, что мы не в силах все исправить. Они начинают видеть в нас людей склонных ошибаться.

Активное слушание предполагает скромный подход к воспитанию детей. Вы с самого начала признаете, что не можете справиться со всем в одиночку, вам нужна помощь ребенка – вашего партнера в процессе воспитания.

Благодаря этому скромный подход делает подростковый возраст (с его большими проблемами) менее напряженным для всей семьи. Ваш ребенок знает, что вы будете слушать и помогать ему. Он привыкает к тому, что его слушают и ценят его интеллектуальные способности. Ребенок уверен, что вместе с вами ему все по плечу.

Оцените публикацию

Рейтинг статьи: 4.71

из 5 на основе
7
оценок.

Ссылки по теме:

  • ▶ Как научить ребенка слушать родителей
  • ▶ Вопросы, которые помогут разговорить детей
  • ▶ Простые способы побудить детей к диалогу
  • ▶ Как создать доверительные отношения с ребенком
  • ▶ Больше статей о воспитании детей

Развитие ребенка 18.07.2016

Упражнения активного слушания

Прежде, чем начинать осваивать технику активного слушания, стоит постичь основные принципы активного восприятия:

  • Отказаться от привычки перебивать собеседника;
  • Поддерживать устойчивый зрительный контакт;
  • Отвечать на вопрос, если он предполагает ответ, и не стараться искать ответы на риторические вопросы;
  • Показывать обратную связь: поддерживать, кивать головой, поощрять к продолжению короткими фразами;
  • Не препятствовать выплескиванию неблагоприятных чувств (чтобы не принимать негатив на себя, нужно на время абстрагироваться от отрицательной энергии и продолжить общение после выплеска токсичных эмоций).

После принятия и освоения принципов АС можно начинать тренировки умения активно воспринимать информацию.

Упражнение в парах

Первое упражнение делается в паре, где один человек выступает в роли выступающего, другой – в роли слушающего. В течение 5 минут говорящий рассказывает о нескольких личных проблемах с акцентами на собственные затруднения. Партнер в это время использует все методы и технику активного восприятия. Через минуту после окончания этой части упражнения говорящий анализирует действия слушателя: что помогало, а что мешало рассказывать о себе. Очередные 5 минут докладчик рассказывает о своих успехах и достижениях, а слушатель старается эффективно использовать техники АС с учетом предыдущих ошибок. В течение последующих пяти минут слушающий пересказывает, что он понял и запомнил из монолога, а говорящий реагирует на рассказ только положительными или отрицательными кивками головы. Причем при отрицательной реакции сообщающего слушатель поправляет себя. После окончания первого этапа упражнения партнеры делают повторение тренинга, только меняются ролями. В конце занятия подводят итоги и анализируют, какая роль труднее: слушателя или выступающего.


Тренировка навыка активного слушания

Упражнение «Испорченный телефон»

Для выполнения этого задания нужны 5 человек: докладчик и 4 слушателя. В комнате остается докладчик и первый слушатель. Докладчик читает текст с описанием некого события, партнер его внимательно слушает и старается запомнить подробности сообщения. После однократного прочтения текста вызывается второй слушатель, и ему пересказывается услышанный текст первым слушателем. Действия повторяются, пока свою версию текста ни услышит последний участник. Затем все собираются вместе и сравнивают рассказ 4-го слушателя с оригиналом.

Упражнение показывает, что люди запоминают информацию выборочно, согласно своему мировосприятию и жизненному опыту.

Упражнение на внимательное восприятие

Тренер делит группу на тройки. Каждому участнику дается небольшой реферат. В течение 3 минут все партнеры одновременно читают свои тексты вслух и пытаются услышать сообщения остальных соперников. Задача каждого участника максимально услышать и запомнить информацию, исходящую от других людей. Как правило, несколько раз такое упражнение получается практически безрезультатным, но со временем люди учатся вычленять суть среди разрозненного потока информации.

Таким образом, метод активного слушания важен не только для профессионалов, но и для каждого человека. Активное восприятие информации происходит очень часто, практически в любом диалоге присутствуют элементы АС.

Принципы эмпатического слушания

Так как эмпатическое слушание является частью активного, необходимо также знать и правила эмпатического слушания. Для того, чтобы понять собеседника, необходимо настроиться на беседу. Чтобы это произошло, постарайтесь абстрагироваться от собственных проблем на время разговора. Ваши собственные мысли не должны отвлекать вас от понимания рассказчика. Важно также не давать предубеждениям мешать пониманию, поэтому все предустановки насчет чего бы то ни было, касающегося рассказчика, стоит оставить за пределами разговора. В любом случае, вы можете подумать об этом и сделать выводы уже после разговора.

Для того, чтобы показать партнеру свое понимание его чувств, постарайтесь не искажать его. Также не стоит пытаться объяснить рассказчику, почему он так поступает. Скорее всего, у него есть собственные мысли на этот счет, а если он захочет, он не только ими поделится, но и спросит ваше мнение. Особенно это касаются замечаний в негативном ключе, так как собеседнику, скорее всего не захочется продолжать с вами этот разговор.

Меняем жизнь за один день. #12 Учимся слушать

Сегодня мы уже не те, что вчера. Мы верим, что с каждым днём можем стать лучше. Изменения - это круто: давайте идти к лучшей версии себя вместе. В рубрике "Омск Здесь" - простые советы, рабочие "референсы" и книжный "фундамент" на каждый день, чтобы легко изменить свою жизнь.

Иногда перевернуть всё с ног на голову очень полезно - будь то физические упражнения или планы на день. Не давайте себе времени на раскачку, ведь чем быстрее мы переделаем самые сложные дела, тем приятнее и продуктивнее будет наш день.

Учимся слушать

Чужая душа, как известно, - потёмки, но если уметь правильно слушать, можно перестать домысливать, лучше понимать собеседника, уметь договариваться и избегать коммуникативных конфликтов. Овладению этим, безусловно, полезным навыком и посвятим сегодняшний день. "Активное" или эмпатичное, сочувствующее слушание - не самое простое умение и очень непривычное для нашей культуры. Но если набраться терпения и усвоить основные принципы, можно здорово облегчить жизнь.

Считается, что термин "активное слушание" придумали психологи Карл Роджерс и Ричард Фарсон. В 1957 году они опубликовали работу с таким названием. В России эта уникальная техника общения стала известна благодаря психологу Юлии Борисовне Гиппенрейтер. В книге "Общаться с ребёнком КАК?" она пошагово изложила приёмы, помогающие овладеть этим искусством. Предлагаемые ею методики универсальны, их можно и нужно использовать не только в общении с детьми, но и в разговорах с коллегами и друзьями.

Главный смысл "активного слушания" заключается в том, чтобы понять другого человека. И это понимание имеет определённую технику.

  • Первое, что нужно сделать - дать понять, что вы знаете о переживании или состоянии собеседника. Проще всего это сделать, повторив своими словами его слова, перефразировать. Можно использовать следующие фразы: "Если я правильно понял, то…", "Другими словами…".
  • Если ваш собеседник расстроен или огорчён, не следует задавать ему вопросы. Желательно, чтобы ваши ответы звучали в утвердительной форме. Дело в том, что фраза, оформленная как вопрос, не отражает сочувствия. Часто на вопрос: "Что случилось?", мы отвечаем: "Ничего!" Если сказать: "Что-то случилось...", собеседнику легче начать разговор.
  • Очень важно в беседе "держать паузу". После каждой вашей реплики лучше всего помолчать. Это даёт возможность подумать, осмыслить, осознать и добавить что-то к рассказу. Помните, что это время принадлежит вашему собеседнику; не забивайте его своими соображениями и замечаниями.
  • Обозначайте чувства и переживания собеседника, высказывайте понимание. ("Я понимаю, что ты очень огорчён и рассержен...", "Понятно, ты больше не хочешь ходить в школу..." и т. д.)

Главное - в момент слушания отстраниться от своих собственных мыслей и чувств, избегать оценок. Если вы сможете себя сдержать - результат превзойдёт ожидания.

Что почитать:

  • Ю. Б. Гиппенрейтер "Чудеса активного слушания" и "Общаться с ребёнком КАК?"

Хотите больше перемен? В нашей рубрике "Меняем жизнь за один день" вы найдёте простые и действенные советы, рекомендации хороших книг и полезных приложений. Мы собрали для вас упражнения, которые сделают вас бодрее и здоровее. Читайте другие материалы нашей рубрики и наслаждайтесь жизнью!

Методика активного слушания (для себя) что такое метод активного слушания

МЕТОД АКТИВНОГО СЛУШАНИЯ: КАК ПОНЯТЬ СВОЕГО РЕБЕНКА

Наверняка вы уже где-то слышали про метод активного слушания, но, как это часто бывает, слышали – но не можете вспомнить, в чем смысл. Конечно, нет ничего лучше, чем прочитать книги по этой теме, например, К. Роджерса «Консультирование и психотерапия» , Юлии БорисовныГиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?» , или Т. Гордона «Тренинг эффективного родителя». Но если такой возможности нет, вы сможете быстро и без затрат времени обучиться методу активного слушания, прочитав эту статью.

Немного истории или кто придумал метод активного слушания?

Метод активного слушания — техника, применяемая в практике социально-психологического тренинга, психологического консультирования и психотерапии, позволяющая точнее понимать психологические состояния, чувства, мысли собеседника с помощью особых приемов участия в беседе, подразумевающих активное выражение собственных переживаний и соображений.

Откуда возник этот метод? Автор метода активного слушания — Карл Роджерс — американец, гуманистический психотерапевт. Первоначально Роджерса интересовали проблемы детской психологии, что нашло отражение в его книге Клиническая работа с проблемными детьми (The Clinical Treatment of the Problem Child, 1939). Но наибольшую известность получила его книга«Консультирование и психотерапия», где изложены Принципы роджеровской терапии — это безоценочное принятие индивида и его выражений, открытое реагирование. Эта книга одинаковополезна как менеджеру по работе с клиентами, так и родителю.

«Четыре базовых элемента создают фундамент выгодных и осмысленных отношений: постоянное выполнение обязательств, выражение чувств, отсутствие специфических ролей, способность соучаствовать во внутренней жизни другого».

Суть метода активного слушания в общении с ребенком

Если кратко охарактеризовать этот метод: необходимо слушать и слышать больше, чем тебе сообщают, направляя короткими фразами собеседника в нужную сторону. Ребенок должен не просто выговориться, вы незримо участвуете в его монологе, простыми фразами и повторениями его же слов, только другими словами, направляете его мысли в сторону анализа ситуации. Этот доступный и простой метод часто называют –эмпатическим слушанием. Главное – в момент слушания уметь отстраниться от своих собственных мыслей, чувств и оценок. Это очень важный ключевой момент – вы не должны в момент активного слушания высказывать свои собственные мысли, выражать свои оценки тому или иному событию или поступку ребенка. Именно от желания высказать свое мнение, навязать свою точку зрения, выразить оценку событию – так трудно отказаться большинству родителей. Но если вы сможете себя сдержать – результат может превзойти все ваши ожидания.

«Отец пятнадцатилетней девочки, вернувшись с родительских курсов, где он познакомился со способом активного слушания, нашел свою дочь в кухне, болтающей со своим одноклассником. Подростки в нелестных тонах обсуждали школу. «Я сел на стул, — рассказывал потом отец, — и решил их активно слушать, чего бы мне это ни стоило. В результате ребята проговорили, не закрывая рта, два с половиной часа, и за это время я узнал о жизни своей дочери больше, чем за несколько предыдущих лет!». – из книги «Общаться с ребенком. Как?» .

Несколько простых правил активного слушания

Включенное внимание

Повернуться лицом, смотреть в глаза, не задавать вопросы, когда ребенок расстроен (должна быть утвердительная форма предложений).

Пересказ услышанного своими словами

Выражайте интерес. Можно повторять за собеседником (использовать другие слова с тем же смыслом), в данном случае за ребенком, последние слова, либо кивать и произносить междометия, короткие фразы: да, я понимаю, это действительно так и т.п.

Можно пересказывать своими словами услышанное, чтобы ребенок понял, что вы его действительно слушаете и чтобы уточнить, правильно ли вы его услышали.

Дочь: я не буду носить эту ужасную юбку

Мать: тебе в ней неудобно.

Привычная реакция матери: перестань, она тебе очень идет.

Утверждающие фразы

Это фразы, которые показывают, что вы слышите и понимаете ребенка.

Сын: Не буду больше водиться с Петей!

Родитель: Ты на него обиделся.

Привычная реакция: Опять поругались?

Секрет в том, что фраза, оформленная как вопрос, не отражает сочувствия.

Часто на вопрос: «Что случилось?» огорченный ребенок отвечает: «Ничего!», а если вы скажете: «Что то случилось...», то ребенку бывает легче начать рассказывать о случившемся.

Держать паузу

Очень важно в беседе «держать паузу». Пауза дает возможность ребенку подумать, а родителю – отстраниться от своих мыслей, чувств, оценок и проблем.

Обозначить чувство

Для того, чтобы ребенок смог осознать свои чувства, ему необходимо помочь.

Дочь (с мрачным видом): Я больше с Машей не дружу!

Мать: Не хочешь с ней больше играть. (Повторение услышанного). (привычная реакция: Почему?)

Дочь: Да, не хочу...

Мать (после паузы): Ты на нее обиделась… (Обозначение чувства).

После всего услышанного допустимо выразить и свои чувства по отношению к предмету разговора (Тебе было неприятно — мне очень больно это слышать ит.п.)

В конце беседы, можно подвести итоги, задавая вопросы: Правильно ли я поняла, что...? В итоге, можно сказать что..., Насколько я поняла это..., речь шла о..., В результате....

Пример беседы по методу активного слушания

«… Мама укладывает четырехлетнюю Машу спать, и девочка просит посидеть с ней.

ДОЧЬ: Мамочка, ну еще капельку, ну чуть чуть!

МАМА: Машенька, уже поздно, все ребята спят.

ДОЧЬ: Целый день одна и одна, не хочу больше!

МАМА: Ты же целый день с ребятами в саду играешь… (Вспоминает активное слушание.) Ты чувствуешь себя одинокой...

ДОЧЬ: Да, ребят много, а маму в сад не пускают.

МАМА: Ты скучаешь без меня.

ДОЧЬ: Скучаю, а Саша Петров дерется.

МАМА: Ты на него сердита.

ДОЧЬ: Он мою игру поломал!

МАМА: И ты расстроилась...

ДОЧЬ: Нет, я его толкнула, чтоб не ломал, а он меня кубиком по спине.

МАМА: Было больно… (Пауза.)

ДОЧЬ: Больно, а тебя нет!

МАМА: Ты хотела, чтобы мама тебя пожалела.

ДОЧЬ: Я хотела с тобой пойти...

МАМА: Пойти… (Пауза.) ДОЧЬ: Ты же обещала нас с Игорьком в зоопарк сводить, я все жду жду, а ты не ведешь!»

Что мешает активному слушанию и чего следует избегать в беседе с ребенком

  • • Приказы, команды;
  • • предупреждения, предостережения, угрозы;
  • • морализация, нравоучения, проповеди;
  • • готовые советы и решения;
  • • доказательства, приведение логических доводов, чтение нотаций, «лекций»;
  • • критика, выговоры, обвинения;
  • • обзывание, оскорбление, высмеивание;
  • • использование догадок, интерпретации;
  • • выспрашивание, расследование;
  • • сочувствие на словах, уговоры, увещевания,
  • • отшучивание, уход от разговора.

В результате, анализируя метод, мы получаем простую схему для общения:

Внимание, выраженное в позе – повторение фраз — утверждающая фраза – пауза – обозначение чувства – выражение своего восприятия — итоги.

Беседа по методу активного слушания очень непривычна для нашей культуры, и овладеть ею непросто.

«Как часто мы оставляем детей наедине с грузом разных переживаний своими решительными «Поздно!», «Пора спать» , в то время как несколько минут слушания могли бы по настоящему успокоить ребенка перед сном.», — рассуждает в своей книге Юлия Гиппенрейтер.

Важно помнить одно простое правило – любой метод, прочитанная книга, теория, методика – оживет только тогда, когда вы будете ее применять каждый день. Сначала вам придется одергивать себя, поправлять, чтобы не вернуться к прежним, привычным реакциям («какой ужас! Ты разбил вазу, да еще и поранился!» и т.п.) Но вскоре, вы почувствуете, как метод активного слушания становится частью вашей манеры поведения. Вот тогда-то и начнутся самые настоящие чудесные превращения: отношения с детьми перейдут на новый качественный уровень: понимания друг друга.

Ольга Крупченко

05.10.12

Природа эмпатии и ее роль в психотерапии(Ягнюк К.В.)

В клиент-центрированной терапии Карла Роджерса и психоаналитической Я-психологии Хайнца Кохута эмпатии принадлежит ключевая роль. Роджерс считал эмпатию основополагающей установкой терапевта в терапевтических отношениях и ключевым условием изменения личности клиента1). Кохут отстаивал позицию, что основным инструментом в психоаналитическом исследовании является именно эмпатия аналитика. Кроме того, Кохут поместил эмпатическую откликаемость окружения ребёнка в центр своей теории нарциссического развития Я. Благодаря их влиянию эмпатия была признана большинством терапевтических школ в качестве основополагающего навыка терапевта, необходимого для создания терапевтического климата. В данной статье будут рассмотрены различные представления о природе эмпатии и ее роли в терапевтическом процессе, накопленные главным образом в рамках клиент-центрированной и психоаналитической традиций.

Эмпатия - это сложное явление, которое с трудом поддается определению. В связи с этим имеет смысл начать с такого определения, которое разделяется большинством авторов. Начальной точкой, на наш взгляд, может послужить утверждение Мид (Mead, 1934) о том, что эмпатия предполагает способность занимать позицию другого. Иначе говоря, эмпатия подразумевает принятие роли другого и понимание чувств, мыслей и установок другого человека.

Для образного представления акта эмпатии часто привлекаются такие метафорические описания как способность "прогуляться в ботинках", "влезть в шкуру" или "увидеть ситуацию глазами" другого. Эти метафоры действительно содержат важный элемент эмпатического процесса, а именно разделение внутреннего опыта другого человека. Однако, эмпатия - это не просто отождествление с переживанием другого индивида. Рассмотрим простой пример: пациент начинает плакать. То, что терапевт непосредственно наблюдает, это слёзы и спертое дыхание, свидетельствующее о комке в горле. Терапевт сравнивает эти сигналы с собственными аналогичными переживаниями. Таким образом, терапевт приходит к гипотезе о эмоциональном состоянии пациента. Вместе с пациентом терапевт переживает некоторую боль и печаль, однако это не значит, что он находится с ним в слиянии. Терапевт лишь временно переживает эти чувства. Вместе с тем он осознаёт, что данные переживания относятся к пациенту, что позволяет ему сохранить некоторую дистанцию от них. Другими словами, терапевт не только находит в себе переживания, которые кажутся ему сходными с тем, что он наблюдает у пациента, но и делает поправку на расхождение опыта. Контекст опыта терапевта, даже весьма сходного с переживанием пациента, всегда должен быть дополнен обстоятельствами жизненной ситуации пациента и особенностями его субъективного восприятия.

Вслед за утверждением, что эмпатия подразумевает понимание внутреннего мира другого человека, встает вопрос: "Имеется ли в виду феноменологический мир человека, то есть мир, который создает он сам? Или речь идет о понимании, основанном на психологической интерпретации внутреннего мира человека - то есть мира, который человек мог бы знать, если бы полнее осознавал свои переживания и мотивы?" (Warner, 1999, курсив Варнера). Для ответа на этот вопрос давайте более подробно рассмотрим феноменологический и психоаналитический подход к пониманию природы эмпатии и ее роли в терапевтическом процессе.

Клиент-центрированная точка зрения

Как известно базовое положение теории личности Роджерса состоит в том, что мысли, чувства и поведение человека мотивировано и направляется конструктивной силой, а именно врожденной тенденцией организма к актуализации. Нарушения же личности возникают вследствие интроекций условного принятия от родителей и других значимых других. Эти интроекции условного отношения создают несоответствие между организмическим переживанием и Я-концепцией. Когда Я оказывается под гнетом условий ценности человек становится тревожным и уязвимым (Bozarth, 1999).

Соответственно цель терапевтических отношений состоит в исправлении данного положения дел. В рамках постепенно разворачивающегося терапевтического процесса терапевт становится для клиента новым значимым другим, а его безусловное принятие, эмпатия и подлинность создают условия для актуализации организмических переживаний клиента и внутренней реорганизации его Я-концепции.

Наиболее известное определении эмпатии Роджерса звучит следующим образом: эмпатия - это способность встать в ботинки другого, изнутри воспринимать внутреннюю систему координат другого, как если бы терапевт был этим другим, однако без потери условия "как если бы" 2). Иначе говоря, с клиент-центрированной точки зрения эмпатия - это процесс контактирования с внутренним миром другого посредством воображения, настройка на вчувствование и постижение нюансов его переживания и личностного смысла.

Роджерс следующим образом описывает задачу терапевта: "Вы являетесь надежным спутником человека в путешествии по его внутреннему миру, его точкой опоры, указывая на возможные смыслы в его опыте, вы помогаете ему переживать эти смыслы более полно и продвигаться в них глубже. Быть с другим, таким образом, означает, что на какое-то время вы откладываете в сторону собственные взгляды и ценности для того, чтобы без бремени предрассудков войти в чужой мир. В каком-то смысле это означает, что вы откладываете в сторону собственное Я... Эмпатия подразумевает вхождение в приватный мир представлений другого... будучи в каждый момент чувствительным к смене переживаемых смыслов, которые протекают в другом ... которые тот едва осознает, но без попытки раскрыть совершенно неосознаваемые чувства" (Rogers, 1980).

Эмпатическое понимание терапевта нацелено на достижение клиентом самопринятия и доверия к собственным внутренним переживаниям, что постепенно позволяет прервать ощущаемую им психологическую изоляцию. Чтобы облегчить этот процесс клиент-центрированный терапевт стремится помочь клиенту обрести собственный внутренний голос. Терапевт не указывает клиенту путь, а скорее создает условия для познания им своего субъективного мира, обеспечивает клиента поддержкой и заботой, чтобы он не отказался от пути, если что-то начнет его страшить.

Психоаналитическая точка зрения

Сторонники психоаналитической традиции видят роль терапевта главным образом в том, чтобы раскрыть, передать и помочь пациенту ассимилировать материал, который находился вне его осознания, поэтому они по большей части тяготеют к второму видению термина "эмпатия". Такое представление заложил Фрейд своим комментарием о том, что эмпатическая связь может позволить аналитику переживать в себе ассоциации и материал первичного процесса, который блокирован от осознания пациента. Под влиянием этого представления Олиник (Olinick, 1969) даже называл эмпатию "регрессивной открытостью и восприимчивостью" а также "регрессией на службе другого".

Концепция "анализирующего инструмента", на мой взгляд, является одним из вариантов последующей разработки этой идеи Фрейда. "Анализирующий инструмент - понятие, введенное Исаковером, для обозначения совместного участия анализируемого и аналитика в аналитической ситуации; такое объединение рассматривается как уникальное рабочее орудие, используемое для аналитического процесса... Цель такой объединенной активности - достичь оптимальной регрессии Эго пациента, позволить аналитику увидеть бессознательное анализируемого и соответствующим образом реагировать как сознательно, так и бессознательно. Если аналитику и анализируемому удается достичь сопоставимого уровня (но не эквивалентного) состояния частичной регрессии Эго (чем-то напоминающем состояние дремы), то тогда каждому из них становятся доступны разнообразные непроизвольные мысли, образы и восприятия. При этом важным фактором функционирования аналитика является его способность к эмпатии. Сообщаемые пациенту мысли, чувства и восприятия, связанные с аналитической ситуацией, часто дополняются им самим, что облегчает выявление, понимание и объяснение констелляций его фантазий и воспоминаний" (Мур и Файн, 2000). Исаковер полагал, что центральной для творческого слушания является способность аналитика входить в состояние психики, согласующееся с уровнем регрессии пациента. "Без регрессии по обоим сторонам кушетки аналитический процесс не возможен, как без достижения состояния согласующейся регрессии аналитик не способен воспринимать элементы фантазии, памяти и воображения, которые обеспечивают ему доступ к бессознательному пациента" (Jacobs, 1992). Вместе с тем, ядром анализирующего инструмента аналитика Исаковер считал самонаблюдение. В своей статье о роли супервизии в обучении аналитической деятельности, он писал, что видит свою основную задачу в развитии "способности аналитика к самонаблюдению, в тоже самое время когда он наблюдает и слушает своего пациента" (Isakower, 1992).

Сходная мысль, подчеркивающая значение восприимчивости аналитика, была выражена Райком в его известной идее о том, что аналитик должен слушать пациента "третьим ухом". "Одна из способностей третьего уха состоит в том, что оно работает двумя способами: может уловить то, что другие люди не говорят, но только чувствуют и думают, и может быть обращено внутрь. Оно может слышать голоса, идущие изнутри Я, которые иным образом не слышны, потому что их заглушает шум нашего сознательного мыслительного процесса (цит. по: Томэ и Кэхеле, 1996).

Многие психоаналитические авторы для объяснения эмпатии привлекают концепцию идентификацию. При этом обычно подчеркивается ее частичный или пробный характер. По мнению Гринсона, разница состоит в том, что идентификация - это по большей части бессознательный и долговременный процесс, в то время как эмпатия предсознательна и временна. "Цель идентификации преодолеть тревогу, вину или утрату объекта, в то время как эмпатия используется для понимания" (Greenson, 1960). Гринсон также отмечал, что поскольку эмпатия включает разделение опыта пациента, временное и частичное участие в нем, то есть погружение в эмоциональные переживания пациента, она подразумевает разделенность в функционировании Эго аналитика. Иначе говоря, в этом процессе аналитик колеблется между позициями участника и наблюдателя.

В работе 1926 года Дэйч первой указала на то, что "в эмпатии аналитик может идентифицироваться не только с пациентом, но и с его объектами" (цит по: Beres & Arloy, 1974). Дальнейшее развитие эта идея получила в теории объектных отношений, в частности в концепции проективной и интроективной идентификации. В рамках данной статьи нет возможности для подробного рассмотрения данной концепции; иллюстрацией же связи между проективной идентификацией и эмпатией может послужить следующая цитата: "Осознание и рассмотрение терапевтом собственного состояния - в силу того, что оно непосредственно связано с спроецированными аспектами внутреннего мира пациента (аспекты Я и внутренних объектов) и было вызвано им посредством давления в ходе взаимодействия - становится основным "инструментом" аналитика в эмпатическом понимании пациента. Осознание и исследование собственного состояния, независимо от того, является ли оно согласующимся или комплементарным с аспектами Я и внутренними объектами пациента, - лучшее средство достижения эмпатического понимания. Это не столько вхождение в положение другого, сколько попадание в него вследствие проекции другого и оказываемого в ходе взаимодействия давления (проективная идентификация)" (Eagle, & Wolitzky, 1999, курсив Игла и Волитзки).

По мнению Береса и Арлоу (Beres & Arloy, 1974) эмпатия требует способности сохранять стабильные репрезентации Я и объекта. Основная же идея их работы заключалась в том, что степень эмпатической способности аналитика покоится на его способности быть подвергнутым стимулирующему влиянию бессознательной фантазии пациента, когда сам аналитик еще не осознает существование и характер бессознательной фантазии пациента. Особое значение они придавали роли "сигнальных аффектов" в аналитике, которые возникают в результате кратковременных идентификаций с пациентом. Кроме того, Берес и Арлоу особо выделили тот факт, что сигнальный аффект в аналитике часто выступает в качестве подсказки касательно мотивации и фантазии пациента. "Клинические наблюдению свидетельствуют о том, что данный сигнал предвещает появление бессознательной фантазии, а качество аффекта соответствует природе этой фантазии" (Beres & Arloy, 1974).

Кохуту мы обязаны двум точкам зрения на эмпатию. Прежде всего Кохут выдел в эмпатии способ наблюдения и сбора данных. Эта идея ясно выражена в данном им определении психоанализа как дисциплины, которая основывает свои наблюдения на интроспекции и эмпатии (преобразующая интроспекция) (Кохут, 2000). По его мнение эмпатия - есть ничто иное как "близкое к опыту наблюдение". Кохут полагал, что эмпатия позволяет терапевту переживать опыт другого без потери способности объективно оценивать психические состояния другого.

Кроме того, Кохут считал эмпатию универсальной потребностью развития. Переживание младенцем эмпатического отзеркаливания заботящегося лица - необходимая составляющая в развитии связного Я и, наоборот, травматические провалы в обеспечении эмпатического отзеркаливания играют критическую каузальную роль в развитии дефектов и патологии Я (смотри Кохут, 2003). Такие концепции как "настройка" между матерью и младенцем (Stern, 1985; Beebe & Lachmann, 1988) и "откликаемость" (Ainsworth, 1974; Thoman, 1978) - хотя и не идентичные, однако весьма соотносимые с эмпатией концепции, которые были разработаны психологами развития в результате наблюдения за взаимодействием матери и младенца.

Эмпатия в терапевтической коммуникации

Рассмотрение роли эмпатии в процессе терапевтического взаимодействия я бы хотел начать с описания Барретт-Леннардом (Barrett-Lennard, 1981) цикла эмпатического реагирования, включающего следующие фазы:

Фаза предварительных условий. Терапевт имеет эмпатическую установку по отношению к клиенту, который тем или иным образом выражает свой опыт. Эта стадия включает в себя активную открытость со стороны терапевта к познанию переживания клиентом собственного Я и внешнего мира.

Фаза эмпатического резонанса. Условия предварительной фазы делают потенциально возможным следующий шаг, в котором слушатель входит в эмоциональный резонанс (настраивается на одну волну) с переживанием и личностными смыслами клиента, которые активизируются в его сознании. Резонирование можно определить как обращение терапевта внутрь себя, то есть к чувствам, образам, воспоминаниям, смыслам, которые возникают в ответ на то, что он видит, слышит, чувствует вместе с клиентом.

Фаза выражения эмпатии. Эта фаза включает в себя выражение терапевтом эмпатического отклика. Эмпатия включает не только способность понять актуальные чувства, но и вербальное умение передать свое понимание ясным для клиента языком. Эмпатическая реакция может быть выражена намеренно и непроизвольно, словесно и через невербальные сигналы.

Фаза получения эмпатии. Передача эмпатии делает возможным заключительный этап процесса эмпатического реагирования. Адекватная эмпатия вызывает у клиента чувство, что его услышали, поняли ту или иную личностно значимую для него область внутреннего опыта, что как правило приводит к эмоциональному облегчению и обретению смысла.

Фаза обратной связи. На этом этапе клиент вербально или невербально демонстрирует результат воздействия эмпатии терапевта. Если эмпатический отклик терапевта адекватен, это приводит к позитивным следствиям, например, терапевтическому молчанию или углублению процесса. Неверная эмпатическая реакция терапевта может привести к стремлению клиента более ясно донести свои переживания, а совершенно неадекватный отклик терапевта может привести даже к негативным последствиям, например чувствам безнадёжности, одиночества или агрессии.

Барретт-Леннард отмечает, что в реальной сессии выделенные фазы могут быть трудно различимы. "При успешном эмпатическом слушании один эмпатический цикл, включающий в себя выделенные этапы, сменяется другим и так далее, однако при тщательном наблюдении и здесь удаётся увидеть признаки смены фаз" (Barrett-Lennard, 1981).

Давайте теперь воспользуемся выделенной Барретт-Леннардом последовательностью для более детального рассмотрения эмпатического процесса. Фаза предварительных условий предполагает наличие со стороны терапевта эмпатической установки по отношению к пациенту, который тем или иным образом выражает свой опыт. Серьезным испытанием для эмпатической установки терапевта может стать пациент, который способен лишь отчасти, неявным образом или весьма спутано выражать свои переживания. В этой весьма непростой ситуации терапевт должен быть способным воздерживаться от поспешных суждений. "Терапевт должен уметь переносить состояние незнания и быть готовым переживать неясность и неопределенность" (Vanaerschot, 1999). Представим ситуацию: терапевт слушает пациента, но не понимает того, что тот пытается донести до него. В это же самое время пациент может почувствовать, что не может ухватить и ясно выразить свои переживания. Как правило, этот момент у обоих участников диалога вызывает некоторое беспокойство. В данной ситуации совместно переживаемой неопределенности и неясности пациент может явно или неявно обратиться к терапевту с вопросом: "Понятно ли то, что я говорю?" В этот момент пациент стремится разделить свое затруднение по артикуляции смутно ощущаемого им смысла. Адекватный отклик терапевта, словами или невербально демонстрирующий признание и понимание сложности текущего момента и вместе с тем готовность пребывать в состоянии незнания выступает в качестве начального момента поиска соприкосновения, предваряющего следующий шаг - установление эмпатического резонанса.

Фаза эмпатического резонанса включает не только настройку на одну волну с пациентом, но и осмысление тех чувств, образов и идей, которые возникают в ответ на то, что он видит, слышит, чувствует находясь с пациентом. "Терапевт генерирует гипотезы о внутреннем опыте клиента; эти гипотезы - есть результат серии сопоставлений вербальных сообщений и невербальных сигналов пациента, а также внутренних референтов, которые терапевт имеет в своем распоряжении. Эти внутренние референты, а именно сходные с опытом пациента переживания, а также знания, почерпнутые из литературы, фильмов, личной психотерапии и теории психопатологии действуют в качестве внутренних ресурсов, доступных для процесса соотнесения с феноменологическим миром пациента" (Vanaerschot, 1999). В результате как когнитивной обработки, так и интуитивного выбора терапевт останавливается на определенном послании, которое в данный момент кажется ему наиболее верным, уместным и своевременным. Намерение терапевта выразить понимание и человеческое участие служит началом следующего этапа, а именно фазы выражения эмпатии.

Коммуникация эмпатии предполагает умение трансформиро-вать понимание душевной жизни пациента в отклик, с помощью которого терапевт может разделить с ним свое понимание. Умение верно (ясно, сжато, образно и т.п.) и адекватно терапевтической ситуации (то есть, своевременно, с учетом контекста и терапевтических задач) сформулировать эмпатическую реакцию - это комплексная задача, вбирающая в себя навыки коммуникации и концептуализации.

Эмпатическая реакция терапевта должна быть согласована на вербальном и невербальном уровне. Конгруэнтность словесного сообщения и невербальной реакции терапевта подтверждает и усиливает сказанное им. Однако, невербальное поведение терапевта может также отрицать его вербальное сообщение и, как следствие, запутывать пациента. Не стоит забывать о том, что когда слова и невербальные сигналы противоречат друг другу, люди больше верят языку тела.

Сопоставление терапевтом своего намерения и формы вмешательства - еще один важный элемент эмпатической коммуникации. Выбор содержания и формы эмпатического отклика предъявляет терапевту требование осознавать свои намерения, то есть понимать, чего он хочет добиться и формулировать свои вмешательства в соответствии с этими задачами.

Передача терапевтом эмпатического сообщения знаменует переход к заключительной стадии эмпатического цикла. Готовность пациента принимать точную эмпатию терапевта и использовать ее для терапевтического продвижения, а также способность переносить неудачные попытки эмпатической коммуникации со стороны терапевта и адаптивно реагировать них - на мой взгляд, ключевой вклад со стороны пациента в эффективность терапевтического взаимодействия.

Проявление эмпатии терапевтом далеко не всегда приводит к желаемой цели. Роджерс указывал на важное условие терапевтической коммуникации - способность пациента воспринять эмпатию терапевта, которую он назвал открытостью новому опыту. Поскольку эмпатия - это двусторонние отношения, способность терапевта к проявлению эмпатии в существенной степени зависит от готовности пациента впустить другого в свой внутренний мир. "Некоторым индивидам вследствие их хрупкой связности Я крайне трудно вынести эмпатическую реакцию другого" (MacIsaac, 1999). "Существуют пациенты, которые сознательно или бессознательно хотят остаться непонятыми; они боятся быть понятыми, так как это угрожает им разрушением, поглощением или разоблачением" (Greenson, 1960). Обретаемая благодаря эмпатии близость может оживлять потаенный опыт прошлого, вселять надежду на удовлетворение ранее отвергнутых потребностей развития, но одновременно и страшить повторением опыта отвержения, утраты и наказания. Иначе говоря, эмпатия несет в себе потенциал к исцелению раненой души, однако условием такого исцеления является болезненное пробуждение и проработка проблематичного, конфликтного или травматического опыта прошлого, что объясняет реакции сопротивления. Тэхкэ привлекает наше внимание к тому, что порой встречаются неожиданные негативные реакции со стороны пациента после успешно разделенного эмпатического переживания и понимания. "Такие реакции, как правило, происходят после особенно "хорошего часа", когда аналитик остался в приподнятом настроении, сравнимом с переживанием себя родителем как хорошего, заботливого и понимающего по отношению к своему ребенку, который теперь станет радостно и благодарно сотрудничать с ним" (Тэхкэ, 2001). Макисаак отмечает, что способность провести различие между реакцией пациента на неверную эмпатию со стороны терапевта и неспособностью пациента выносить точную эмпатию приходит с клиническом опытом (MacIsaac, 1999).

Роджерс неизменно подчеркивал, что все эмпатические реакции терапевта являются по сути пробными, подразумевающими обращение к клиенту "Правильно ли это?". Поэтому чрезвычайно важным с клинической точки зрения является вопрос о том, каким образом пациент реагирует на эмпатические сообщения терапевта. Некоторые ориентиры для оценки реакций пациента мы находим в руководстве Джендлина по абсолютному слушанию:

"Признаком правильности эмпатических реакций может быть молчание и заметное удовлетворение клиента, которое часто сопровождается расслаблением всем телом и глубоким дыханием. Такие моменты происходят время от времени, за чем как правило следуют дальнейшие шаги в терапевтическом исследовании. Более тонким признаком является всем нам знакомое ощущение, когда мы пытались передать что-то другому и наконец это удалось - ощущение что нам нечего больше добавить. Пока человек разворачивает идею существует напряжение, сдерживание дыхания, а когда суть наконец то выражена и точно понята другим происходит расслабление, похожее на глубокий выдох. Важно принять такие моменты молчания (которые порой кажутся слишком длинными), не разрушать их говорением. В такие моменты человек испытывает внутреннее телесное умиротворение, которое позволяет подняться другим важным вещам.

Как узнать, когда вы сделала неверный шаг и что с этим делать? Если человек вновь и вновь говорит сходные вещи это значит, что он чувствует, что вы еще не поняли его. Обратите внимание, как слова клиента отличаются от сказанного вами. Если вы не чувствуете разницы, тогда выразите ваше понимание снова и добавьте к этому: "Но это ещё не всё, или не совсем верно, да?" Другим признаком неверного шага может быть невербальная реакция клиента. Так в ответ на ваши слова лицо клиента может стать сконфуженным, напряженным, непроницаемым. Это указывает на попытку понять вас. По видимому вы сделали неверный шаг, что-то не поняли или привнесли... Если клиент сменил тему разговора (особенно на абстрактную или малозначимую тему), это означает, что он оставил надежду донести до вас личностно значимую тему. В этот момент вы можете прервать его и сказать что-то вроде: "Я всё ещё с тем, что вы пытались сказать о .... Мне не удалось правильно понять то, что вы сказали, но я хотел бы понять". Затем скажите только ту часть, в которой вы уверены и попросите человека продолжить с этого места. Через какое-то время вы поймете то, что хотел сказать человек, возможно с третьей или четвертой попытки" (Gendlin, 1978).

При оценке обратной связи пациента следует учитывать его способность прощать эмпатические неудачи терапевта. Так Гринберг и Эллиотт отметили, что порой клиенты вполне удовлетворены тем, что терапевт пытается их понять, воспринимая его неточные попытки отразить их переживания как эмпатические вследствие их намерения (Greenberg & Elliot, 1999). Вместе с тем не стоит упускать из виду тот факт, что признание негативных чувств к терапевту может быть трудным для пациента, так как он нуждается в терапевте. Пациенты могут скрывать свои реакции из уважения к авторитету терапевта и страха возмездия, поэтому обратная связь пациента имеет зачастую неявный характер.

Оценка результата воздействия эмпатии и использование отклика пациента в качестве обратной связи - одновременно и заключительная точка в цикле эмпатического реагирования, и момент начала нового эмпатического акта. Эмпатический отклик терапевта выступает в качестве способа настройки на переживания пациента. Реакция пациента на вмешательство позволяет терапевту осуществить "подгонку" собственного опыта и более точно настроиться на переживание пациента, создавая тем самым почву для точной эмпатии.

В качестве примера, в некоторой степени иллюстрирующего этапы эмпатического процесса, я хотел бы привести следующий отрывок из статьи Джендлина:

Как-то один мой клиент сказал мне, что хотел бы знать, где же в больнице прячут ту самую электронную машину, которая заставляет людей возвращаться сюда. По его мнению легко доказать, что машина такая есть, поскольку как иначе объяснить тот факт, что пациенты со свободным режимом добровольно возвращаются в больницу.

Я мог бы, конечно, начать доказывать ему, что никакой машины не существует, что будь она, я бы непременно о ней знал и неужели он не доверяет мне, что у него просто галлюцинации. Я мог бы завести разговор о его чувствах: мол, просто ему самому не нравится в больнице и потому он не может понять, как это кто-то может прийти сюда по доброй воле. Но спросим себя, каково целостное переживание клиента в тот момент, когда он говорит об этой машине? В чем состоит "до-понятийный", или "чувственный" смысл, из которого исходят эти странные слова? Конечно, знать этого я не мог. Но я хотел как-то отреагировать на этот смысл. Поэтому мой ответ на вопрос прозвучал так: "Вы ощутили на себе какое-то влияние этой машины, о которой вы говорите?" "Конечно ощутил!" - воскликнул он и стал рассказывать о том, как машина заставляет его быть "не самим собой". Эту фразу я воспринял как некое сообщение о содержании внутреннего переживания, к которому были обращены мои слова... Далее клиент рассказал мне, что это его чувство "непохожести на самого себя" появилось после того, как его родители переехали в деревню и он должен был добираться на автобусе за много миль по заснеженной равнине. Конечно, можно было усомниться, что одно это событие могло вызвать у него ощущение отчуждения от самого себя. Но почувствовав, что этот эпизод - лишь один фрагмент из большой череды воспоминаний, где есть ощущение "сам не свой", я вообразил бесконечный, мрачный путь в заснеженном автобусе, каждый день, из года в год и, казалось, понял его чувство отрезанности от всех, кого он знал, затерянности там, вдали, в глуши, среди снежных заносов. Я подумал, что он сейчас заново переживает все эти годы, и сказал ему что-то об этой дороге в автобусе, о чувстве отрезанности, и эти слова стали для нас новым средством взаимопонимания. От тоже после этого стал использовать выражение "чувство отрезанности". Возможно, я назвал точное выражение для его чувства, но важнее здесь другое - то, что я обращался ко всему множеству ощущаемых клиентом смыслов и представлений, ко всему процессу переживания, который протекал в нем во время его рассказа, а не относился к его повествованию только как к вербальному сообщению. Действую таким образом, можно, пусть и с преткновениями на каждом шагу, все же постепенно дойти до осмысленной коммуникации, даже если высказывания клиента странны и причудливы или поверхностны и тривиальны (Джендлин, 1993).3)

В заключении рассмотрения роли эмпатии в терапевтической коммуникации, я хотел бы представить несколько, на мой взгляд, важных для психотерапевтической практики идей.

Общепринято мнение о том, что эмпатия терапевта вносит вклад в построение отношений сотрудничества между психотерапевтом и пациентом. Поскольку терапевтическая эмпатия предполагает уважение к внутренней системе координат пациента и подразумевает необходимость реакции подтверждения с его стороны логично заключить, что прямым ее следствием будет также разделение власти в терапевтических отношениях. Так ли это на самом деле? Существуют разные мнения по этому поводу. Сторонники равенства в терапевтических отношениях и самораскрытия терапевта отвечают утвердительно. Существуют и те, кто хотя и разделяют мнение о важности сотрудничества и определенного рода партнерства в терапевтической диаде, все таки считают, что близость (то есть, риск проявлять эту потребность) в психотерапии имеет, по крайней мере по большей части, односторонний характер. Равенство в терапевтических отношениях возможно примерно в той же степени, в какой это имеет место в отношениях между родителем и ребенком - мнение, которое напоминает нам о роли переноса в терапевтическом процессе. Очевидно, что доступ к приватной информации пациента, который терапевт обретает через эмпатию, выступает в качестве источника его власти и влияния в терапевтических отношениях. Вместе с тем, последовательная эмпатия терапевта служит своего рода гарантией, обеспечивающей пациента верой в то, что следствием его открытости эмпатии терапевта будет получение от него заботы, а не злоупотребление данной ему властью.

Еще одни важный вопрос, имеющий непосредственное отношение к роли эмпатии в терапевтической коммуникации - критичное отношение пациента к себе и своему опыту. Смягчение критического отношения пациента к собственным переживаниям и психическим процессам, на мой взгляд, является одной из важнейших функций эмпатии в терапевтическом процессе. Эмпатическое обращение терапевта к переживаниям пациента обеспечивает пациента защитой от собственного внутреннего критика, который может уничтожить процесс обращения внутрь себя, назвав его бессмысленным, нелепым или неуместным. Благодаря эмпатическому обращению терапевта к источнику переживаний пациента он (через самоэмпатию) входит в резонанс с собственным переживанием, и может более ясно выразить то, что было до селе неясным и спутанным. Непосредственный опыт того, как сам терапевт реагирует на ошибки и обнаружение ограничений собственных способностей - еще один шанс смягчения самокритики пациента. Терапевты, которые признают свои ошибки обеспечивают пациента примером того, как можно принимать свои недостатки и обращаться с возникающими в отношениях проблемами непонимания. Конструктивное разрешение переживаний непонимания вносит вклад в принятие пациентом собственного несовершенства и большему доверию в отношениях с людьми.

В какой-то степени проявление эмпатии в терапевтических отношениях, безотносительно к конкретному содержанию высказывания, содержит следующее послание: "Сейчас я внутри тебя (или "Сейчас ты внутри меня")... и это имеет важное значение для тебя, для нас обоих". Данное утверждение содержит явный сексуальный аспект. Дэвис (Davies, 2001) указал на глубоко проникающий и соблазняющий характер психоаналитического процесса, его провоцирующее воздействие на возникновение эротических чувств в переносе и контрпереносе. "Психическое проникновение может быть нежным и любящим, или агрессивным и эксплуатирующим, чрезвычайно интимным и глубоко разоблачающим, в равной степени как обогащающим, так и унижающим" (Davies, 2001). Удивительно, но я не обнаружил ни одной работы, в которой бы рассматривалась или хотя бы гипотетически высказывалась возможность связи между эмпатией и появлением в терапевтических отношениях эротических чувств. Оценка потенциального вклада эмпатии в бессознательную эротизацию отношений терапевтической пары - задача будущих клинических исследований.

Внутренняя рабочая модель пациента как ориентир для эмпатической откликаемости

В свое время Гринсон, затем Шафер высказали идею развития внутренней рабочей модели пациента в качестве ориентира для эмпатической откликаемости терапевта (Eagle, & Wolotzky, 1999). Так Гринсон видел задачу терапевта в построении рабочей модели пациента, включающей физическую внешность, аффекты, жизненные переживания, способы поведения, установки, защиты, ценности и фантазии, а также ожидания и предвосхищения терапевта относительно его потенциальных сторон (Greenson, 1960). По мнению Шафера эмпатия позволяет терапевту создать психическую модель пациента, обеспечивает его бдительность к сигнальным аффектам и разделяемым фантазиям в ответ на ассоциации пациента. Кроме того, эмпатия требует готовности со стороны терапевта подвергать рефлексии эти реакции, осмыслять их как возможные намеки относительно эмоциональных аспектов и значений действий пациента в ходе лечения (Shafer, 1983).

Исходя из данных представлений эмпатию можно определить как процесс построения, проверки и разработки временных рабочих моделей пациента, вбирающих в себя знания касательно внутреннего мира пациента, а также присущих ему особенностей межличностного функционирования.

Тэхкэ высказал сходную идею, акцентирующую способность терапевта создавать внутри себя целостное представление о душевной жизни пациента, а также взаимный характер идентификаций в терапевтической паре, создающей потенциал для эмпатической связи. Описывая значение эмпатии в лечении пограничного пациента он писал: "Эмпатическое описание никогда не может быть точной копией переживания пациента вследствие того факта, что его (аналитика) переживание и описание внутренней ситуации пациента - это продукты более структурированной психики, чем та, которую имеет в своем распоряжении пациент. Эти более продвинутые структуры аналитика включают установившиеся способности к переживанию чувств, их представлению и вербализации, которые у пациента либо отсутствуют, либо недостаточно развиты. Даже когда аналитик старается описывать эмпатическое переживание как можно точнее и исключительно с точки зрения пациента, различие между его собственным структурным оснащением и оснащением пациента будет неизбежно ощущаться последним - в идеале не столько как отличие, а как дополнение к его собственному способу переживания... Именно такое дополнение к собственному переживанию пациента служит основанием его идентификации с описанием аналитика. При условии, что эмпатическая идентификация аналитика с пациентом была точной, его дополнение к переживанию пациента склонно иметь отношение к эмпатическому потенциалу у пациента, к чему-то такому, что нормально структурированный человек станет переживать в ситуации пациента. Эмпатическое описание аналитиком переживания пациента, являющегося дополнением аналитика, обеспечивает эмпирическую и репрезентативную модель для такого потенциально возможного переживания... В случае, когда выполнены другие предварительные условия для идентификации, пациент может теперь идентифицироваться с этим новым образом себя, включая дополнение, присутствующее в эмпатическом описании аналитика (Тэхкэ, 2001, курсив Тэхкэ).

Эмпатия как агент исцеления

На протяжении ряда десятилетий в психоаналитической литературе горячо дискутировался вопрос о том, что является главным агентом терапевтического изменения - аффективная связь между аналитиком и пациентом или когнитивное понимание через интерпретацию (смотри, например, Столороу, Брадшафт и Атвуд, 1999; Куртис, 2001). Эмпатия похоже находится в самом центре этих дебатов: с одной стороны, эмпатия как ничто другое содействует создании терапевтической атмосферы и укрепляет отношения между терапевтом и пациентом; с другой стороны, эмпатия обеспечивает терапевта важнейшим инструментом для понимания внутреннего мира пациента, а также средством оценки формы и своевременности терапевтических вмешательств.

В соответствии с представлением о том, что эмоциональный и когнитивный процесс - это неразложимые элементы эмпатического акта Столороу, Брадшафт и Атвуд отстаивают мнение, что инсайты пациента касательно природы бессознательной организующей деятельности идут рука об руку с новыми способами аффективной связи с аналитиком. "Оба эти компонента содействует росту способности пациента интегрировать конфликтные, прежде диссоциированные аспекты опыта. Непрерывное эмпатическое исследование аналитиком аффективных переживаний пациента и организующих их инвариантных принципов устанавливает интерсубъективный контекст терапевтической связи, в которой изолированные области субъективной жизни пациента могут быть обнаружены и высвобождены... Многочисленные Я-объектные переживания, связанные с аналитиком, обеспечивают контекст, который поддерживает развитие способности пациента занимать рефлексивную, понимающую, принимающую и утешающую позицию по отношению к своим собственным аффективным состояниям и потребностям" (Столороу, Брадшафт и Атвуд, 1999).

Пеннебакер (Pennebaker, 1990) также подчеркивает значение достаточно продолжительного и надежного опыта взаимодействия с эмпатическим объектом и его влияние на развитие способности к аффективной саморегуляции. "Последовательная эмпатическая деятельность обеспечивает важную функцию усиления аффективной регуляции пациента. Символизация аффекта посредством эмпатического отклика способствует его ассимиляции в структуры смысла" (Pennebaker, 1990). Согласно сходной идеи Снайдера (Snyder, 1994) главная функция терапевта состоит в том, чтобы создать для пациента модель и облегчить ему возможность войти в собственный жизненный мир и сделать это на таком уровне, который включает обостренное восприятие эмоций, непрерывное формирование смыслов и способность интерпретировать опыт в рефлексивной, а не привычной манере. Иначе говоря, терапевт инициирует у пациента самоэмпатию, то есть установку сочувствия и интереса к собственному опыту, которое позволяет быть одновременно и тонко чувствующим эмоции, и обособленным от них.

Часто поднимается вопрос о границах терапевтического воздействия эмпатии на пациента. С одной стороны высказывается мнение, что эмпатия важна лишь как предварительное условие для интерпретативной деятельности аналитика, что ее терапевтическое действие подобно эффекту лечения переносом, в результате чего может быть снята симптоматика, но вряд ли возможно структурное изменение личности пациента.

Существуют и те, кто придерживается противоположной точки зрения. Так Варнер считает, что эмпатия имеет потенциал терапевтического изменения как на непосредственном уровне решения проблемы, так и на уровне изменения характера. Варнер (Warner, 1999) выделяет следующие свойства эмпатии:

Передача эмпатии сама по себе способствует позитивной, "самонаводящейся" обработке информации.

Хотя существуют индивидуальные вариации, "самонаводящаяся" обработка имеет общие особенности, лежащие в основании человеческой природы. Эмпатическое реагирование создает особого рода эмпирическое признание, которое привносит новые аспекты опыта, позволяя переформулировать жизненные нарративы пациента.

Эмпатия заботящегося о ребенке лица - важнейшая функция Я-объекта4), которая выступает в качестве предшественника зрелых способностей удерживать и перерабатывать опыт.

Эмпатические отношения в терапии возобновляют сорванные функции Я-объекта и бросают вызов ранним решениям касательно способа обращения как с собственными переживаниями, так и с опытом другого.

Пациенты, которые страдают от ранних эмпатических провалов, по-видимому, обладают недостаточно надежным способом обработки информации. Как результат они имеют трудности с сохранением внимания и удержанием оптимальной интенсивности переживаний, а также рассмотрением точки зрения другого без чувства, что их собственный опыт при этом уничтожается (Warner, 1999).

Представления Варнера во многом основаны на идеях Кохута. Каким же образом самим Кохутом и в созданной им психологии Я понимался процесс терапевтического исцеления? В своей последней, посмертно вышедшей книге "Как исцеляет анализ?" Кохут следующим образом подытоживает вклад Я-психологии: во-первых, она подчеркивает значение последовательности из (а) близкого к опыту понимания (сбор релевантных данных о внутренней жизни анализируемого и (б) объяснение этих данных в более или менее отдаленных от опыта динамических и генетических терминах; во-вторых, она указывает на центральную роль процесса преобразующей интернализации, то есть построение структур вследствие оптимальной фрустрации; и в-третьих, она сформулировала сущность психологического здоровья и цель психоаналитической терапии в терминах Я-психологии (Kohut, 1984). Для Кохута сущностью психоаналитического исцеления является постепенное обретение эмпатического контакта со зрелыми Я-объектами. Он считал, что терапевтическое изменение включает открытие эмпатической связи и установление эмпатического созвучия между Я и Я-объектом в терапевтических отношениях. Иначе говоря, цель психоаналитического лечения состоит не сколько в том, чтобы сделать бессознательное сознательным, сколько в возобновлении задержанного развития и построении психической структуры через преобразующую интернализацию.

"По мнению Кохута структуры Я строятся в терапии также же, как они возводились в раннем возрасте. Если терапевт является по большей части эмпатичным, то создаются условия для построения структур. Так же как родитель не может быть абсолютно понимающим, абсолютно эмпатичным все время, так и терапевт не может быть совершенным. Неудачи неизбежны. Терапевт может быть в плохом настроении или рассеян, или просто потерять нить рассказа клиента. И кроме того, возможности иметь в своем распоряжении терапевта на все время нет. Каждый может заболеть или взять отпуск. Если текущие ошибки не слишком часты, не травматичны и терапевт признает их с эмпатией и без защищенности, то опять появляется возможность, предоставленная неизбежными ошибками хорошего родителя в образе терапевта. Клиент открывает для себя возможность обеспечивать эту обнадеживающую эмпатию без посторонней помощи. Каждый раз, в таком случае, происходит процесс преобразующей интернализации, закладывается новый кирпичик в структуру Я. В успешной терапии структуры строятся постепенно до тех пор, пока не будет исчерпан первоначальный дефицит или пока не будут созданы адекватные компенсаторные схемы" (Кан, 1997).

Технические аспекты эмпатии

Сердцевиной любого метода психотерапии является концепция терапевтического воздействия, которая содержит указания для действий терапевта и критерии их оценки, то есть выполняет важную регуляторную функцию по преобразованию намерений и гипотез терапевта в стратегию целенаправленных психотехнических действий (Ягнюк, 2001а). Роджерсу мы обязаны описанием таких технических приемов как отражение, перефразирование и отражение чувств. Первоначально Роджерс писал о важности отражения опыта клиента; в последующем, в результате дифференциации когнитивной и аффективной составляющей, были предложены термины "отражение чувств" и "перефразирование" (то есть, отражение когнитивного содержания). Давайте рассмотрим каждое из этих понятий.

Техника "отражение", как самая первая в рамках клиент-центрированной школы попытка определения способа передачи терапевтом своего понимания клиенту, зачастую приравнивалась эмпатии. Бозарт попытался прояснить этот вопрос следующим образом:

Отражение - это способ, посредством которого терапевт становится эмпатичным, то есть проверяет понимает ли он клиента, а также передает ему свое понимание.

Отражение главным образом для терапевта, а не клиента. Отражение - это способ вхождения в мир клиента. Это такая "прогулка" в мире клиента, которая содействует его росту.

Отражение - это не эмпатия. Это способ, помогающий терапевту стать более эмпатичным.

Эмпатия - это не отражение. Эмпатия является процессом, посредством которого терапевт входит в мир клиента, "как если бы" он был этим клиентом. Отражение - это техника, которая содействует этому процессу.

Другие способы эмпатии не рассматриваются. Другие способы обычно не так легко наблюдать и подвергнуть анализу как вербальные формы отражающих утверждений (Bozarth, 1984) .

Перефразирование можно определить как возвращение другими словами, как правило, в более сжатой и ясной форме сути когнитивного содержания высказывания клиента (Ягнюк, 2001а). Отражение чувств - это отзеркаливание и словесное обозначение вербально или невербально выраженных клиентом эмоций (произошедших в прошлом, переживаемых в настоящий момент или предполагаемых в будущем) с целью фасилитации их отреагирования и осмысления (Ягнюк, 2001б). "Важно отметить при этом, что оценка значимости переживания включает в себя не только представление о его качестве, но также и об уровне интенсивности (количестве). Полное понимание значимости чего-либо для другого человека требует, помимо знания того, каким образом это важно, также знания того, насколько это важно для него. Конечно, если за идентификацией не следует интроспекция и идентификация не контролируется ею, она не будет равнозначна разделению эмоционального переживания другого человека и, таким образом, не будет вести к эмпатическому пониманию" (Тэхкэ, 2001).

В качестве примера того, как сам Роджерс использовал перефразирование и отражение чувств для выражения эмпатии я хотел бы привести отрывок из его сессии.

Клиентка: "Я не могла быть такой открытой с отцом, но я не виню его в этом. Я и так была более открытой, чем он позволял. Он никогда меня не слушал так как вы слушаете, без осуждения. Недавно я задумалась: "почему я должна быть такой идеальной? И я поняла почему. Потому что он требовал этого от меня. Он всегда требовал, чтобы я была лучше, чем есть".

Терапевт: "То есть, вы всегда пытались быть такой, какой он хотел видеть вас". /перефразирование/

Клиентка: "И в тоже время я протестую. Например, недавно я чуть ли не светилась от радости, когда писала ему письмо о том, что работаю официанткой по ночам. Я хотела ему сказать: "Вот смотри какая я. Но в тоже время я хочу, чтобы он меня любил. Мне очень нужна его любовь."

Терапевт: "Вы хотели как бы умыть его." /перефразирование/

Клиентка: "Да! Я хотела ему сказать "Ты меня воспитал, как тебе это нравится?" И знаете, что я хочу от него услышать? Я хочу, чтобы он сказал: "Я знал, что так и будет, но я всё равно тебя люблю."

Терапевт: "Но очень мало шансов на то, что он так скажет." /отражение чувств/

Клиентка: "Нет, он этого не скажет. Он меня не слышит. Я навещала его года два назад, чтобы дать ему понять, что я его люблю, хотя и боюсь. Но он меня не слышит, он всё твердит одно и тоже: "Я тебя люблю, я тебя люблю".

Терапевт: "То есть, он вас не знал, но любил. /перефразирование/ Это вызывает у вас слёзы?" /открытый вопрос/

Клиентка: "Знаете, когда я говорю об этом, это ощущается как удар. Если я просто минуту посижу спокойно, это ощущается как большая рана вот здесь."

Терапевт: "Значит, проще быть легкомысленной, потому что тогда вы не чувствуете большой раны внутри." /интерпретация/

Клиентка: "Угу. Я пыталась работать над собой и поняла, что должна принять как факт то, что отец не относится к тому типу мужчин, которые мне нравятся - понимающим, любящим и заботящимся. То есть он, конечно, любил меня и заботился обо мне, но не на том уровне, на котором мы могли бы общаться."

Терапевт: "Вы чувствуете себя обкраденной." /отражение чувств/

Клиентка: "Да. Поэтому мне нужны замены. Мне приятно разговаривать с вами, мне нравятся мужчины, которых я могла бы уважать - доктора и тому подобное. И я притворяюсь, что мы с вами действительно близки. Видите я ищу замену своему отцу." 5) (цитата по: Ягнюк, 2001а).

Помимо непосредственного отражения чувств, следующего за высказыванием клиента, может использоваться так называемое суммарное отражение чувств, вбирающее в себя аффективное содержание целого отрезка или даже всей беседы, а не только последнего высказывания. "Суммарное отражение вбирает в одно утверждение несколько ранее выраженных чувств, связывая их в паттерн в определённой последовательности. В суммарном отражении чувств также может выражаться наличие общего чувства в разных ситуациях, изменение интенсивности какого-либо одного аффекта или выделение последовательной смены нескольких чувств" (Ягнюк, 2001б). "Текущее переживание пациента может включать сложную смесь внутренних реакций: чувств, защит от чувств, мыслей, фантазии и уникальный способ, которым индивид организует свой мир. Например, один пациент может без труда выразить чувство гнева, в то время как другого пациента это может сильно встревожить. С первым пациентом, по-видимому, уместной окажется реакция, в которой ухвачено отдельное чувство. Со вторым же пациентом вмешательство должно вбирать в себя сложную смесь переживания, а именно гнев, тревогу и колебание" (MacIsaac, 1999). Примером суммарного отражения чувств может быть высказывание терапевта типа "По мере того как вы рассказывали об этом событии, ваши чувства изменялись: вначале вы переживали обиду, затем злость, а теперь, кажется, на их место приходит грусть" или "В ваших описаниях семейных отношений, воспоминаниях о школьных годах и отношений на работе присутствует ощущение личного провала".

Говоря в целом, можно сказать, что вклад Роджерса в технику клиент-центрированной терапии парадоксален. С одной стороны, формализация отражения чувств и правила перефразирования обеспечило терапевтов мощным средством для эмпатического понимания (Bozarth, 1997). Вместе с тем, в своих последних работах, в ответ на растущую популярность и зачастую механическое применения отражающих утверждений, Роджерс подчеркивал, что техника имеет малую ценность, не будучи частью установок терапевта. Фактически, взгляды Роджерса претерпевали изменения: сперва он говорил о методе, затем о установках терапевта, и наконец о терапевтических отношениях как ключевом ингредиенте в терапевтическом процессе (Kirschenbaum, 1979, курсив мой). Бозарт (Bozarth, 1997) - один из лидеров современной клиент-центрированной терапии, отмечает, что основной причиной развития техник в клиент-центрированной традиции является помощь терапевту расчистить свои барьеры для лучшего впитывания мира представлений клиента.. Бродли и Броди (Brodley & Brody, 1996) придерживаются согласующейся позиции: "Техники могут применятся, если они являются частью отклика на реакции и вопросы клиента, но никак не результатом диагностического видения терапевта, из которого вытекают определенные цели и техники". По моему мнению, такое представление Роджерса и фактически отказ развивать теорию психопатологии и техники его последователями привели к задержке в дальнейшей разработке технических аспектов эмпатической коммуникации в рамках клиент-центрированной традиции.

Гринберг и Эллиот (Greenberg, & Elliot, 1999) - одни из основателей ориентированной на переживание терапии (experiential therapy) предложили интересную концептуализацию в области терапевтического применения эмпатии. По их мнению, мишенью эмпатических реакций терапевта являются чувства, с фокусом на эмоциональном переживании или Я-концепция, с фокусом на том, как люди видят и оценивают себя (смотри таблицу).

Гринберг и Эллиот (Greenberg, & Elliot, 1999) предложили также концептуальную разработку видов эмпатического реагирования. Хотя выделенным им видам эмпатического реагирования не достает четкости в формулировках и читатель может столкнуться с трудностью дифференциации одного вида вмешательства от другого, я посчитал полезным их привести и подобрать примеры для их иллюстрации.

Эмпатическое понимание. Терапевт сообщает свое понимание явно выраженного клиентом переживания, или того, что подразумевалось им, но еще не было высказано. Функция этого вмешательства состоит в усилении и подтверждении Я клиента и содействии в построении доверия к собственным переживаниям.

Пример (Роджерс, 1994).

Клиентка: "Вы знаете, это как-то глупо, но я никогда не говорила об этом (нервно смеется), и, вероятно, это пойдет мне на пользу. Много лет назад, в юности, вероятно лет в семнадцать, я обнаружила, что у меня появилось то, что я начала называть "проблески разума". Я никогда никому об этом не говорила (опять смущенно смеется)... в чем действительно я видела этот разум. Я довольно-таки хорошо осознавала жизнь, и всегда с ужасным сожалением, с грустью о том, как далеко мы ушли от правильной дороги. Это чувство я испытывала довольно редко, только тогда, когда ощущала себя целостным человеком в этом страшно беспорядочном мире".

Терапевт: "Это только мелькало, было не часто, но временами казалось, что вы вся целиком действуете и чувствуете в этом, конечно, очень беспорядочном мире..."

Эмпатическое пробуждение. Терапевт вызывает к жизни переживание клиента используя метафору, экспрессивный язык, пробуждающее воображение или говоря как клиент. Намерение терапевта состоит в извлечении и выявлении переживания, чтобы оно могло быть повторно пережито в данный момент. Функция этого вмешательства состоит в обеспечении доступа к новой информации и новому опыту. Терапевт не добавляет никакой новой информации, но посредством пробуждения увеличивает возможность ее извлечения из опыта клиента.

Пример (Ванершот, в печати).

Клиент рассказывает терапевту о том, как он замыкается в трудные для него периоды, позволяя своим чувствам постепенно затихнуть. Затем клиент высказывает образ подземелья средневековой крепости, которая ассоциируется у него с толстыми стенами, полной тишиной и безопасностью. После некоторой паузы терапевт выражает чувство, которое в нём вызвал этот образ, а именно чувство холодной атмосферы темноты, покинутости и одиночества. Первоначальная реакция - клиент выглядит шокированным, переставшим дышать. Затем его глаза увлажняются и он начинает входить в контакт с огромным одиночеством, которое он так долго пытался скрыть.

Эмпатическая догадка. Терапевт пытается прояснить опыт клиента в порядке рабочей гипотезы высказывая догадку о том, что тот может переживать в данный момент. Обычно эмпатическая догадка выражается в форме предчувствия или предположения. Принимая неавторитарную позицию терапевт поощряет развитие разделенной системы координат, облегчая клиенту возможность, в случае необходимости, выразить свое несогласие. Намерение терапевта при этом - предложить клиенту подходящий символ, позволяющий ухватить тот или иной аспект его опыта. Терапевт создает возможность добавления новой информации сосредотачивая внимание на еще не сформулированном аспекте текущего переживания клиента.

Пример (Ванершот, в печати).

Одна клиентка имела чрезвычайные трудности в выражении своих переживаний. Она часто замыкалась в себе будучи переполненной сильными эмоциями. В один из кульминационных моментов сессии она сказала: "Как пароварка, вот как я себя чувствую". Терапевт ответила на это так: "Пароварка… Это вызывает во мне чувство, как будто внутри существует ненормально высокое давление, как будто есть опасность взрыва. Это то, что вы чувствуете?"

Эмпатическое исследование. Терапевт поощряет клиента к поиску новой внутренней информации за "границами" его непосредственного переживания. Открытие нового аспекта опыта, видение чего-то в новом свете - цель эмпатического исследования. Терапевт сосредотачивается на расширении и дифференциации текущего переживания клиента, использует отражения, чтобы сфокусироваться внимание клиента на неясных границах переживаний, открытые вопросы или даже прямо запрашивая у клиента большей информации о том, что потенциально присутствует, но еще не было выражено им непосредственно.

Эмпатическая интерпретация. Здесь эмпатия способствует пониманию его бессознательной динамики. Данная реакция основана на эмпатии, хотя и осуществляется исходя из системы координат терапевта, а не клиента. Намерение заключается в том, чтобы сказать что-то новое, сознательно не признаваемое клиентом. Функция данного вмешательства состоит в связывании различных аспектов опыта. При этом важна своевременность: терапевт интерпретирует опыт клиента в сенситивной безоценочной манере, когда клиент готов принять и ассимилировать новую информацию о себе.

Пример. (Кан, 1997).

Терапевт: Я испытываю теплоту контакта с вами в начале и в конце наших сессий. Интересно, заметили ли вы что-нибудь подобное? /исследование/

Клиент: Ну, иногда кажется, что я не ощущаю недоверия до тех пор, пока мы не приступили к началу.

Терапевт: Хорошо, что вы испытали ко мне, когда впервые вошли сюда и поздоровались? /исследование/

Клиент: (раздумывая) Мне было хорошо. Я почувствовал, что вы мне понравились. Недоверие похоже пришло немного позже.

Терапевт: Наверно тогда, когда я понравилась вам сильнее. /интерпретация/

Клиент: (смущенно) Возможно, вы правы.

Терапевт: И мы долгое время упорно избегаем этой темы. /интерпретация/

Клиент: Да, действительно.

Терапевт: Может быть, вы думаете, если я вам слишком нравлюсь, то это для вас опасно. /интерпретация/

(Клиент молчит потупив взгляд. Когда он поднимает глаза, они наполнены слезами.)

Терапевт: Я действительно могу понять, как это пугает.

Давайте теперь рассмотрим вклад Кохута в развитие техники психотерапии. Согласно Кохуту процесс эмпатического реагирования включает два этапа, а именно понимание и объяснение. "На ранних фазах терапии Кохут стремился передать пациенту, что он понимает точку зрения последнего. Он намеренно не пытался интерпретировать или предлагать новую информацию пациенту - какой бы верной и полезной она не была - потому что считал, что такие сообщения будут нарциссически ранить и повторно травмировать пациента" (Warner, 1999). Задача этого первоначального шага состоит в том, чтобы убедиться, что понимание аналитика оказалось более или менее верным и, что пациент в целом чувствует себя понятым. "В следующем же шаге используется накопленное в ходе психотерапии понимание пациента, чтобы объяснить смысл его переживания, а именно как оно связано с событиями из прошлого, напряженностью внутренних сил и интрапсихической динамикой. Хотя с некоторыми очень нарушенными индивидами необходим лишь первый шаг в течение длительного периода лечения, со временем они смогут получать выгоду от двух-шаговой последовательности понимания и объяснения" (Warner, 1999).

Макисаак отмечает, что хотя понимание и объяснение рассматриваются как отдельные шаги, на практике они зачастую перекрываются. "Постижение и передача опыта пациента (понимание) является непрекращающимся процессом достижения более полного постижения смысла опыта (объяснение). В то же самое время объяснение - неизбежно более абстрактное, чем понимание - должно включать близкую к опыту составляющую (понимание), чтобы заключать в себе полноту опыта пациента" (MacIsaac, 1999).

Для иллюстрации понимания и объяснения по Кохуту Кан (1997) приводит следующий пример.

Недавно обстоятельства вынудили меня закрыть свой офис и принимать клиентов во временном помещении. Одна из клиенток отказывалась встречаться там, потому что припарковывать машину в том месте было слишком трудно. Она была рассержена даже моим вопросом об этом. Пришлось сказать ей о том, что стоянка здесь не хуже, чем где бы то ни было. И что в основе ее гнева, возможно, лежит что-то другое. Клиентка становилась все раздраженнее и раздраженнее. В конце концов разозлился и я. Это прямо-таки перерастало в бедствие. Кохут нашел бы собственный выход из подобной ситуации и сказал бы с теплотой: "Понимаю, как неприятно для вас постоянно расстраиваться во время наших встреч. Думаю, действительно трудно найти место, где вы могли бы припарковаться. Но, мне кажется, появились бы другие неприятности, если бы наши встречи проходили где-нибудь еще. Вероятно, некоторые из этих неприятностей высказать было бы гораздо сложнее, чем о трудности с парковкой автомашины" (понимание). Если бы она и дальше продолжала борьбу, Кохут мог бы сказать: "Думаю, действительно неприятно, когда тебя лишь ставят в известность о переезде, не спрашивая твоего мнения на этот счет. Наверное, происходящее похоже на пример из тех случаев, когда вами помыкали и решения принимались за вас, а вам лишь оставалось соглашаться с ними или нет. Должно быть это очень тяжело. (понимание) ... Если бы в данном примере терапия была на продвинутой стадии и у меня скопилось бы достаточно информации, и если бы я думал, что клиент готов к этому, Кохут вполне мог бы потребовать, чтобы я сказал: "Понятна ваша сильная реакция на это изменение. Мне известны противоречивость и ненадежность вашего отца. Вы никогда и в чем не могли положиться на него. Поэтому любое проявление противоречивости и ненадежности в наших отношениях вас сильно расстраивает" (объяснение).

Критики психоанализа утверждают, что объяснения - это далекие от переживания вмешательства, что неизбежно приводит к эмпатическим провалам со стороны терапевта. Да, действительно, реакции объяснения являются более далекими от опыта, чем реакции понимания, поскольку включают аспекты психического опыта, которые выходят за пределы текущей терапевтической ситуации и формулируются исходя из определенного набора теоретических идей. Однако, по мнению Макисака они не менее эмпатичны. "Степень полноты объяснения опыта пациента зависит от сознательной и бессознательной готовности пациента услышать эмпатическое вмешательство более высокого уровня. Иными словами, поиск смысла начинается с пациента, а не с аналитика. Кроме того, объяснение дается с чувствительностью к областям уязвимости пациента, а не предлагается механически. И, наконец, теория, которую аналитик использует извлечена из близких к опыту данных. И чем ближе теория к опыту пациента, тем точнее и эффективнее объяснение" (MacIsaac, 1999).

Литература

  1. Ванершот Г. (в печати). Эмпатия как высвобождение совокупности микропроцессов в клиенте. // После Карла Роджерса: психотерапия в XXI веке. М. "Когито-Центр".
  2. Джендлин Ю. (1993). Субвербальная коммуникация и экспрессивность терапевта: тенденции развития клиент-центрированной психотерапии. // Московский психотерапевтический журнал. №3
  3. Кан М. (1997). Между психотерапевтом и клиентом: новые взаимоотношения. Б.С.Л.
  4. Кохут Х. (2000). Интроспекция, эмпатия и психоанализ: исследование взаимоотношений между способом наблюдения и теорией. // Антология современного психоанализа. Т.1 (под ред. А.В.Россохина). М. Институт психологии РАН.
  5. Кохут Х. (2003). Анализ самости. Системный подход к лечению нарициссических нарушений. М. "Когито-Центр".
  6. Куртис Х. (2001). Концепция терапевтического альянса: расширение границ. // Журнал практического психолога. № 1-2.
  7. Мидор Б., Роджерс К. (в печати). Личностно-центрированная психотерапия. // (Под ред. Р.Корзини). Современная психотерапия.
  8. Мур Б., Файн Б. (ред.) (2000). Психоаналитические термины и понятия. М. "Класс".
  9. Роджерс К. (1994). Взгляд на психотерапию. Становление человека. М. "Прогресс".
  10. Столороу Р, Брандшафт Б, Атвуд Д. (1999) Клинический психоанализ: интерсубъективный подход. М. "Когито-Центр".
  11. Томэ Х. (1996). Современный психоанализ. Том 1. М.
  12. Тэхкэ В. (2001). Психика и ее лечение: психоаналитический подход. М. Академический проект.
  13. Ягнюк К.В. (2001а) Сессия Карла Роджерса с Глорией: анализ вербальных вмешательств. // Журнал практического психолога. №1-2
  14. Ягнюк К.В. (2001б) Анатомия терапевтического воздействия: типология техник. // Журнал практического психолога. №5-6
  15. Ainsworth M. (1978) Infant-Mother Attachment and Social Development: Socialization as a Product of Reciprocal Responsiveness in Signals. // In M.P. Richards (Ed.) The Integration of the Child into a Social World. Cambridge, England: Cambridge University Press.
  16. Barrett-Lennard, G.T. (1981). The Empathy Cycle: Refinement of Nuclear Concept. // Journal of Counseling Psychology, 28, 91-100.
  17. Beebe B., Lachmann F. (1988). The Contribution of Mother-Infant Mutual Influence to the Origins of Self-Object Representations. // Psychoanalytic Psychology, 8, 305-337.
  18. Beres D, and Arloy J (1974). Fantasy and Identification in Empathy. // The psychoanalytic quarterly. Vol. XLII, No. 1
  19. Bozarth J.D. (1984). Beyond Reflection: Emergent Modes of Empathy. // In R.F.Levant and J.M. Shlien (Eds.), Client-Centered Therapy and Person-Centered Approach: New Directions in Theory, Research and Practice. New York: Praeger.
  20. Bozarth J.D. (1999). Empathy From Framework of Client-Centered Theory and Rogerian Hypothesis. // Empathy Reconsidered. New Directions in Psychotherapy. Edited by A.C.Bozarth and L.S.Greenberg.
  21. Brodley B.T. & Brody A.F. (1996). Can One Use Techniques and Still be Client-Centered? // In R.Hatterer, P.Pawlowsky, P.Shmid and R.Stipsits (Eds.) Client-Centered and Experiential Therapy: A Paradigm in Motion. New York: Peter Lang.
  22. Buie D.H. (1981). Empathy: its Nature and Limitations. // Journal American Psychoanalytic Association, 29, 281-307.
  23. Davies J.M. (2001). Erotic Overstimulation and the Co-Construction of Secual Meanings in Transference-Contertransference Experience. // The Psychoanalytic Quarterly. Vol. LXX, No. 4
  24. Eagle M.& Wolotzky D.L. (1999). Empathy: A Psychoanalytic Perspective. // Empathy Reconsidered. New Directions in Psychotherapy. Edited by A.C.Bozarth and L.S.Greenberg.
  25. Gendlin E. (1978). Focusing. Bantam books.
  26. Greenberg L.S. & Elliot R. (1999). Varieties of Empathic Responding. // Empathy Reconsidered. New Directions in Psychotherapy. Edited by A.C.Bozarth and L.S.Greenberg.
  27. Greenson. R.R. (1960). Empathy and its Vicissitudes. // International Journal of Psychoanalysis, 41, 418-424.
  28. Isakower O. (1992). Problems of Supervision. // Journal of Clinical Psychoanalysis. Vol.1, № 2.
  29. Jacobs T.J. (1992). Isakower's Ideas of the Analytic Instrument and Contemporary Views of Analytic Listening. // Journal of Clinical Psychoanalysis. Vol.1, № 2.
  30. Kirschenbaum H. (1979). On Becoming Carl Rogers. New York: Delta/Dell.
  31. Kohut H. (1984). How Does Analysis Cures? The University Chicago Press.
  32. MacIsaac D.S. (1999). Empathy: Heinz Kohut's Contribution. // Empathy Reconsidered. New Directions in Psychotherapy. Edited by A.C.Bozarth and L.S.Greenberg.
  33. Mead G. (1934). Mind, Self and Society. Chicago: University of Chicago Press.
  34. Olinick, S. (1969). On Empathy and Regression in the Service of the Other. // British Journal of Medical Psychology, 42, 41-49.
  35. Pennebaker J. (1990). Opening up: The Healing Power of Confiding in Others. New York: Morrow.
  36. Rogers С. (1980). A way of being. Boston: Houghton Mifflin.
  37. Shafer R. (1983). The Analytic Attitude. New York: Basic Books.
  38. Snyder M. (1994). The Development of Social Intelligence in Psychotherapy. Empathic and Dialogic Processes. // Journal of Humanistic Psychology, 34(1), 84-108.
  39. Stern D. (1985). The interpersonal World of the Infant. New York: Basic Books.
  40. Thoman E. (Ed.) (1978). Origins of the Infant's Social Responsiveness. Hillsdale, N.J.: Lawrence Erlbaum.
  41. Vanaerschot G. (1999). Empathic Resonance as Source of Experience-Enhancing Interventions. // Empathy Reconsidered. New Directions in Psychotherapy. Edited by A.C.Bozarth and L.S.Greenberg.
  42. Warner M.S. (1999). Does Empathy Cure? A Theoretical Consideration of Empathy, Processing, and Personal Narrative. // Empathy Reconsidered. New Directions in Psychotherapy. Edited by A.C.Bozarth and L.S.Greenberg.

Примечания

1) Употребление слов "клиент" (гуманистическая традиция) и "пациент" (психоаналитическая традиция) носит взаимозаменяемый характер.

2) Роджерс неоднократно отмечал необходимость воспринимать внутреннюю систему координат пациента с его точки зрения, но без потери условия "как если бы". "Это имело особое значение для Роджерса, что, возможно, связано с однажды пережитой им проблемой - "психотическим" срывом, возникшим в ходе работы с "психотическим" клиентом" (Kirschenbaum, 1979).

3) Данный пример также может служить иллюстрацией того, как эмпатические комментарии отражают не только то, что говорит клиент, но и неопределенную область на краю его сознания. "Когда терапевт сообщает свое понимание чувств и значений клиента, выражает еще не сформулированные последним смыслы, клиент получает возможность расширить понимание себя и допустить в свое сознание больше организмического опыта" (Мидор и Роджерс, в печати).

4) Под функцией Я-объекта имеется в виду функция, необходимая для сохранения связности и стабильности опыта индивида, которая осуществляется посредством участия в отношениях между людьми, и, которая, будучи интернализованной становится относительно независимой способностью.

5) Данный пример также демонстрирует, что Роджерс, хотя и редко, но использовал технику интерпретации, а также то, что и ему приходилось иметь дело с трансферентными чувствами пациентов.

Ягнюк К.В.,

См. также

Эффективные приемы коммуникации: техника активного слушания

Эффективные приемы коммуникации: техника активного слушания

«Кто говорит, тот сеет; кто слушает – собирает» П.Буаст (французский лексикограф)

Активное слушание – один из навыков успешного делового человека, который помогает установить контакт с собеседником, получить ценную информацию, произвести приятное впечатление. Прием «активное слушание» позволяет создать атмосферу комфорта и доверия, продемонстрировать внимание к собеседнику, показать, что его слышат и понимают. С другой стороны. Активное слушание помогает лучше запомнить содержание беседы и управлять ее эмоциональной стороной, побудить собеседника к дальнейшей беседе. Если вы находитесь в поиске работы – техника  активного слушания  первый навык, которым стоит овладеть для успешного трудоустройства. Давайте разберем, как нужно правильно слушать собеседника.
Активное слушание включает в себя вербальные (словесные) и невербальные (бессловесные) приемы.
Невербальные приемы активного слушания
Прием №1 Создайте комфортные условия, для себя и вашего собеседника, чтобы он почувствовал, что вы заинтересованы в разговоре (отключите телефон, выберите место, где вам будет удобно). Согласитесь, чтобы разговор получился, нужно иметь возможность сосредоточиться, не отвлекаясь на посторонние раздражители.
Прием №2 Примите активную открытую позу. Она способствует общению и умственной сосредоточенности (расслабленное тело расслабляет мозг). Не скрещивайте руки и ноги при общении, не делайте вертикальных движений руками, не отстраняйтесь телом от собеседника, не закидывайте руки за голову и не откидывайтесь на сиденье. Не садитесь напротив собеседника, лучше сядьте рядом с ним на расстоянии около метра, чуть наклоните туловище в его сторону. Желательно, чтобы между вами не было препятствий, например письменного стола. Ноги должны стоять ровно, вся подошва на полу, колени могут быть слегка разведены (не более чем на 10 сантиметров, касается не только женщин, но и мужчин). Руки должны лежать свободно на столе или на коленях, как вам удобно, только не в замке.
Прием №3 Подтверждайте жестами и мимикой, что вы слышите собеседника и понимаете его. Это могут быть кивки, краткие слова, типа "да-да", "ага", "понимаю". Можно также повторить последние слова собеседника, повторить смысл, перефразировать (перескажите его мысль своими словами, сместив смысл в свою пользу).
Прием №4 Сосредоточьте все свое внимание на собеседнике, поддерживайте с ним зрительный контакт,  но не будьте назойливыми. Не смотрите слишком пристально, прямо в глаза, так как это может быть принято за проявление враждебности и однозначно оттолкнет собеседника. Пусть ваши глаза находятся на одном уровне с глазами собеседника.
Прием №5 Не отвлекайтесь во время разговора на посторонние дела, избегайте неконтролируемых раздражающих действий: перекладывание документов, постукивание по столу пальцами или ручкой, шелест бумагой, рассеянное рисование в блокноте, накручивание волос на палец. Любые посторонние, не относящиеся к разговору действия, отвлекают от беседы, происходит потеря концентрации внимания, что, безусловно, негативно влияет на ход разговора.
Прием №6 Покажите собеседнику, что вы слушаете его с удовольствием и интересом. Ваши позы и жесты должны говорить о вашей заинтересованности в разговоре. Поощряйте собеседника рассказать все от начала до конца с подробностями (для этого нужно очень внимательно и заинтересованно его слушать).
Вербальные приемы активного слушания

Прием №1  Открытые вопросы

Для чего: Получить максимальный объем информации, Выразить заинтересованность
Как: Задавайте открытые вопросы, подразумевающие развернутый ответ. Эти предложения всегда начинаются с вопросительных слов
Примеры открытых вопросов:

  • Как вы думаете ...?
  • Каково ваше отношение к следующему .. ?
  • Что вы планируете предпринять, если ...?
  • Каким оборудованием пользуетесь?
  • Как организована работа в вашей компании?
Прием №2   Уточнение

Для чего: Получить развернутую информацию по отдельным вопросам. Выразить заинтересованность
Как: Повторите слова собеседника с вопросительной интонацией. Уточняющий вопрос. Вопрос-просьба
Примеры:

  • Вы упомянули это … Расскажите, пожалуйста, об этом поподробнее
Прием №3   Перефразирование

Для чего: перефразирование помогает получить развернутую информацию по отдельным вопросам, выразить заинтересованность, продемонстрировать внимание и уважение к словам собеседника, проверить правильность понимания услышанного.
Как: Кратко передайте смысл сказанного собеседником своими словами. Услышанное повторяйте не совсем точно, чтобы собеседник продолжил объяснение
Примеры:

  • То есть другими словами …
  • Так, Вы считаете важным …
  • То есть Вы имеете в виду …, все правильно?
  • Вы сейчас сказали, что …

 
Прием №4   Присоединение
Для чего: Создать раппорт – комфортную и безопасную для собеседника обстановку для общения и взаимопонимания
Как: "Присоединение" подразумевает, что вы сразу не соглашаетесь, но и не спорите. Используйте нейтральные слова. Попытаетесь воспроизвести интонацию, жесты, позу, темп речи собеседника
 
Прием №5  Эмпатия
Для чего: Проявить сочувствие. Показать, что вы понимаете чувства другого человека. Признать значимость и выразить уважение к мнению собеседника.
Как: Уловите эмоцию собеседника. Задавайте такие вопросы, которые усиливают или гасят ее. Признайте значимость вопросов, проблем и чувств собеседника. Выразите свою признательность за его усилия и действия.
Примеры:

  • Вам должно быть очень приятно …?
  • Я вижу, что Вас волнуют вопросы организации  …
  • Мне кажется, что эта информация заинтересовала вас …
  • Похоже, Вас порадовало это известие …
  • Я ценю Вашу заинтересованность…

 
Прием №6  Отзеркаливание
Для чего: Продемонстрировать внимание и уважение к словам собеседника. Привлечь его внимание к тому, что было важно для вас. Помочь собеседнику увидеть другие аспекты, услышав себя со стороны.
Как: Повторите самые значимые для вас фразы собеседника. Говорите на языке собеседника. Просто повторяйте несколько последних слов собеседника.
Примеры:

  • И возвращаясь к Вашим словам о том что ...
  • Вы только что упомянули, о том что ...
  • «….5 филиалов и 700 сотрудников» ...

 
Прием №7  Суммирование
Для чего: Акцентировать внимание на ключевых моментах. Подвести разговор к конструктивному завершению.
Как: Кратко перечислите важные факты, которые выяснились в ходе разговора. Структурируйте и подведите достигнутые договоренности.
Примеры:

  • Для того чтобы мы могли подвести итоги, перечислю важные пункты наших договоренностей…
  • Итак, мы с вами выяснили, что 1. ... 2. ... 3

 
Прием №8  Подведение итогов
Для чего: Собрать воедино важные факты и идеи. Показать, что вы сообща достигли прогресса в переговорах. Создать основу для дальнейшего обсуждения.
Как: Заново сформулируйте основные идеи и достигнутые договоренности. Подведите итоги. Введите предложения на основании суммирования. Сделайте выводы (помните, если выводы не сделали вы, их сделают за вас!)
Примеры:

  • Итак, подводя резюме нашей встречи, предлагаю согласовать ...
  • Мы с вами можем договориться о том, что через 2 дня проводим встречу этим же составом и детально обсуждаем ...,
  • Мы к встрече готовим ..., а к вам большая просьба завтра до конца дня пришлите информацию по ....
  • Насколько  я понял, мы с вами договорились о…
  • Тогда мы можем заключить договор …

 
Умение слушать и слышать является важнейшей, если не самой важной, характеристикой коммуникативной компетентности. Часто сам факт того, что собеседника просто внимательно выслушивают, является решением многих проблем. Используйте эти простые приемы, и ваша личная эффективность значительно возрастет.
Успехов!
 
Затолокина Е. А.  гл. специалист

 ГКУ КК ЦЗН Тихорецкого района

Карл Роджерс ненавидел навыки сочувствия на слух | от Грин Лорд

Отец гуманистической психотерапии был потрясен словом «размышления»

Будучи терапевтом, Карл Роджерс, отец гуманистической психотерапии, испытывал магическое почитание. Ему приписывают определение того, что сейчас считается само собой разумеющимся ингредиентами хорошей терапии, такими как союз и безоговорочное положительное отношение. Его преданность сочувствию и разрешению конфликтов была настолько обширной, что Роджерс был номинирован на Нобелевскую премию в 1987 году.Он проиграл Матери Терезе. (Напоминает мне год, когда «» Трилогия «Властелин колец» и «Трудности перевода » были номинированы на премию «Оскар» за лучший фильм. Это действительно несправедливо.)

В аспирантуре от нас требовали смотреть фильм. печально известные сеансы Gloria, в которых Роджерс воплотил свое фирменное беспристрастное эмпатическое слушание. Записанный сеанс терапии продемонстрировал убежденность Роджерс в том, что пациентка является автором своего собственного опыта - она ​​решит свою проблему, если ей предоставят непредвзятую человеческую связь.

« Любопытный парадокс состоит в том, что когда я принимаю себя таким, какой я есть, тогда я могу изменить ».

- Карл Роджерс, «Как стать человеком»

Примерно в то же время, когда я изучал Роджерса, я также изучал «микронавыки» терапии. Микронавыки - это небольшие вмешательства или поведение терапевта, подобное одному шагу в хореографическом танце. Одной из основанных на фактических данных форм терапии, которая подчеркивает микронавыки, является мотивационное интервьюирование (МИ). MI во многом опирается на работы Роджерса.Основной микронавык MI - это перефразирование, также известное как «размышления» или рефлексивное слушание, чтобы показать пациенту, что вы их понимаете.

Я узнал, что размышления - это невероятно мощные инструменты общения. Хорошие терапевты по ИМ должны давать как минимум два размышления на каждый вопрос, но в идеале четыре или более на вопрос. Я любил размышления. Я думал, что размышления настолько хороши, что спроектировал годы терапевтического тренинга и, в конечном итоге, целую компанию, чтобы научить людей их обеспечивать.

Итак, представьте мое удивление, когда я наткнулся на эту статью 1975 года, написанную Карлом Роджерсом , где он полностью отвергает понимание эмпатии как набора микротехник.

И особенно он ненавидит отражения. Он писал, что его подход к эмпатии был искажен другими терапевтами в виде набора микронавыков, подобных отражениям, которые упускают из виду точку человеческой эмпатической связи.

Роджерс сказал, и я цитирую:

«отразить [стало] словом, которое заставило меня съежиться.[…] Я был настолько шокирован этими полными искажениями нашего подхода, что в течение ряда лет я почти ничего не говорил об эмпатическом слушании… »

Вау. Кстати о «Трудности перевода» ! Человек, который практически определил эмпатическое слушание для какой-то области, перестал говорить об этом на долгие годы, потому что ему противны размышления.

Еще больше Роджерса беспокоили последствия изменения поведения с помощью рефлексивного слушания. Он заметил, как приятно было найти такую ​​форму технологии прослушивания, с помощью которой поведение человека может быть сформировано, с его ведома или без его ведома, для достижения конкретной цели.Ему не нравились протоколы слушания, которые описывали рефлексивное слушание технически, особенно идею о том, что терапевты могут использовать рефлексию для выборочного усиления поведения.

Не забывайте, что в 1975 году Роджерс писал, когда контроль над разумом, культы и «промывание мозгов» подробно анализировались такими учеными, как Роберт Джей Лифтон и другими, после войны во Вьетнаме. Я содрогаюсь при мысли, что Роджерс оценил бы сегодняшнюю поведенческую экономику в социальных сетях и рекламе.

Роджерс продолжил, сказав, что настало время по-новому взглянуть на сочувствие; что приливы отступают от того, чтобы рассматривать терапевта как эксперта по пациенту.Скорее пациенты были знатоками самих себя.

Первоначальное определение эмпатии Роджерса (1959) основывалось на идее, что терапевты должны понимать другого человека, никогда не теряя состояния «как если бы» или не впадая в так называемую сверхидентификацию. Я назвал эту идею формой бесполезного сочувствия под названием «Кража обуви». Терапевты, занимающиеся кражей обуви, демонстрируют эмпатические неудачи, потому что они больше не ведут себя так, как будто они на вашем месте, они действительно пытаются взять ту обувь и примерить ее.

Проблема сверхидентификации с точки зрения Роджерса заключалась в том, что связь между двумя людьми терялась. Терапия становится терапевтом, проецирующим свои проблемы и проблемы на пациента до такой степени, что пациент больше не является движущей силой их опыта, а терапевт - свидетелем.

«Сочувствие - это сложный, требовательный, сильный, но при этом тонкий и нежный образ жизни». - Карл Роджерс, 1975

Сочувствие Роджерсу было о терапевтах, которые чувствуют себя как дома в опыте клиента, не оставляя следов.Он описал эмпатию как процесс, в котором терапевт будет временно жить в мире пациента, «осторожно перемещаясь в нем, не делая суждений […] не пытаясь раскрыть чувства, о которых человек совершенно не подозревает, поскольку это было бы слишком опасно…» (Роджерс, 1975).

Следуя подходу Роджера, по мере того, как терапевт исследует мир своих пациентов, требуются частые проверки, чтобы оценить, правильно ли терапевт понимает этот мир. Таким образом, важной функцией рефлексивной способности терапевта было помочь пациенту сосредоточиться на изучении значений этих наблюдений, чтобы помочь пациенту продвинуться дальше или глубже в своей жизни.

Если мы предположим, что ядро ​​эмпатии каким-то образом теряется, когда мы разбиваем его на технические навыки, то как вы можете научить человека тому, чтобы он стал сочувствующим? Мы знаем, что сочувствие и чувство заботы являются неотъемлемыми элементами терапевтического успеха. Но можете ли вы обучить кого-то активному процессу желания узнать и понять субъективный опыт другого ?

Роджерс сказал бы, что основной способ тренировать эмпатию - это испытать ее на собственном опыте.Точное сочувствие можно развить при обучении психотерапевтов, родителей и учителей, только если их учителей и руководителей проявляют сочувствие. Таким образом, дело не только в том, какие навыки изучают терапевты, но и в том, насколько сочувствующим является их учитель, когда они их учат. Если терапевт-стажер получит во время обучения эмпатическую обратную связь без осуждения и понимание, мы можем ожидать, что он будет интегрироваться и сочувствовать своим пациентам с большим успехом.

К счастью, это означает, что сочувствие - это не то, с чем вы только что родились, а, скорее, связь с другим заботливым человеком делает вас более сочувствующим. Когда Роджерс писал эту статью, критикуя микронавыки, он цитировал более 20 исследований, показывающих, как эмпатическая связь терапевта приводит к тому, что пациенты сами становятся более сочувствующими и менее симптоматичными. Например, терапевты, признанные беспристрастными экспертами наиболее сочувствующими, продемонстрировали резкое снижение психопатологии у пациентов, даже у пациентов с шизофренией и расстройствами личности (Роджерс и др., 1967, стр. 85). Сейчас существуют сотни исследований, демонстрирующих влияние эмпатических отношений на улучшение симптомов.

Отправная точка здесь: :

Это обманчиво простое ядро ​​гуманистической терапии, а не техника. Речь идет о вас. Не таким, каким я хочу, чтобы ты был, а таким, какой ты есть.

x Доктор Лорд

Строитель культуры сочувствия: цитаты Карла Роджерса

Сочувствие Карла Роджерса Цитаты
(Карлу Роджерсу, страница 1)


Состояние сочувствия или сочувствия - это восприятие внутреннего точка зрения другого человека с точностью и эмоциональной компоненты и значения, которые относятся к ним, как если бы один человек (Карл Роджерс 1980 P140).

"На мой взгляд, сочувствие само по себе является исцеляющим средством. Это одно из самых мощные аспекты терапии, потому что она высвобождает, подтверждает, приносит даже самый напуганный клиент из рода человеческого. Если человек понял, он или она принадлежит ". ~ Карл Роджерс

'Сочувствие - это попытка слушателя услышать другого человека глубоко, точно и непредвзято.Сочувствие требует умелого рефлексивное слушание, которое проясняет и усиливает собственное переживания и смысла, не навязывая слушателям собственный материал ».
~ Карл Роджерс (1951)


"Однако с годами данные исследований накапливаются, и это убедительно указывает на вывод о том, что высокая степень эмпатия в отношениях, возможно, самая сильная и безусловно, один из самых мощных факторов, способствующих изменение и обучение.«

Карл Роджерс
Эмпатический:
Недооцененный образ жизни

"Третий стимулирующий аспект отношений - сопереживание понимание.Это означает, что терапевт точно чувствует чувства и личные значения, которыми является клиент переживает и передает это понимание клиенту.

Когда терапевт работает наилучшим образом, он так глубоко погружается в частный мир другого, который он или она может прояснить не только значения, о которых знает клиент, но даже те просто ниже уровня осведомленности.Этот вид чуткого, активного слушания чрезвычайно редок в наших жизни.

Мы думаем, что слушаем, но очень редко слушаем искренне. понимание, истинное сочувствие. Тем не менее, слушая этого самого особого рода, является одной из самых мощных сил для изменений, которые Я знаю "

Карл Роджерс
Эмпатический:
Недооцененный образ жизни

"Эмпатическому образу жизни можно научиться у сопереживающих людей.Возможно, наиболее важным утверждением является то, что способность быть эмпатичным - это то, что можно развить обучение.

Терапевтам, родителям и учителям можно помочь стать эмпатический. Это особенно вероятно, если их учителя и руководители сами являются людьми чувствительных понимание.

Очень отрадно знать, что это тонкое, неуловимое качество, имеет первостепенное значение в терапии, это не то, что человек "рожден" с ", но может быть изучен, и выучить быстрее всего в эмпатическом климат. «

Карл Роджерс
Эмпатический:
Недооцененный образ жизни

"Существование эмпатический означает: "Быть с другим таким образом означает, что для в настоящее время вы откладываете взгляды и ценности, которых придерживаетесь себя, чтобы беспристрастно войти в чужой мир.

В некотором смысле это означает, что вы отказываетесь от себя, и это может это может делать только человек, достаточно уверенный в себе, чтобы знает, что он не потеряется в том, что может оказаться странный или причудливый мир другого, и может с комфортом вернуться в свой мир, когда захочет.

Возможно, из этого описания ясно, что сочувствие - сложный, требовательный, сильный, но тонкий и нежный образ жизни."

Карл Роджерс
Эмпатический:
Недооцененный образ жизни

Нежное и чуткое товарищество в эмпатической позиции - в сопровождении, конечно, двух других позиций - обеспечивает озарение и исцеление.В таких ситуациях глубоко понимание, я считаю, самый ценный подарок, который можно подарить к другому.

Карл Роджерс
Эмпатический:
Недооцененный образ жизни

"Я полагаю, я знаю, почему мне приятно слышать кого-то.Когда я действительно могу кого-то слышать, это связывает меня с ним; это обогащает моя жизнь.

Это через слушание людей я узнал все, что знаю о людях, о личности, о межличностных отношениях отношения. "

Карл Роджерс
Коммуникационный опыт

" когда человек понимает, что его глубоко услышали, его глаза увлажняются.я думаю, в каком-то реальном смысле он плачет от радости. Как будто он говорили,

"Слава богу, меня кто-то услышал. Кто-то знает, каково это быть меня "

Карл Роджерс
Коммуникационный опыт

"Когда кто-то действительно слышит вас, не осуждая вас, не пытаясь взять на себя ответственность, не пытаясь лепить тебя, чертовски хорошо.. . .

Когда Меня выслушали, и когда меня услышат, я могу заново воспринимать мой мир по-новому и идти дальше. Это удивительно как элементы, которые кажутся нерастворимыми, становятся растворимыми, когда кто-то слушает.

Как беспорядки, которые кажутся непоправимыми, превращаются в относительно ясные текущие потоки, когда кто-то слышит."

Карл Роджерс
Коммуникационный опыт

"Итак, как вы можете легко увидеть из того, что я сказал до сих пор, творческий, активный, чувствительный, точный, чуткий, непредвзятый для меня очень важно в отношениях слушать.это мне важно предоставить это; это было чрезвычайно важно, особенно в определенные моменты моей жизни, чтобы получить его.

Я чувствую, что вырос внутри себя, когда я это обеспечил; Я очень уверен, что вырос, освободился и улучшился когда я получил такое выслушивание. "

Карл Роджерс
Опыт в Связи

« А дополнительный элемент, который создает атмосферу для самоинициирования, эмпатическое обучение - это чуткое понимание.

Когда учитель способен понимать учеников реакции изнутри, чутко осознает путь процесс обучения и обучения кажется ученику, тогда снова вероятность значительного обучения увеличивается.

Карл Роджерс
Свобода учиться,
стр.126-127.

"Неспособность человека общаться является результатом его неспособности слушайте эффективно ".

Карл Роджерс


"Любопытный парадокс заключается в том, что когда я принимаю себя, просто как я, то я могу измениться."

Карл Роджерс

"Когда вас выслушивает кто-то, кто понимает, позволяет людям более внимательно прислушиваться к себе, с большим сочувствием к собственному внутреннему опыту, их собственные смутно ощущаемые значения."

Карл Роджерс

"истинная эмпатия всегда свободна от каких-либо оценочных или диагностических качество.Получатель сталкивается с некоторыми сюрприз. "Если меня не судят, возможно, я не такой уж злой или ненормально, как я думал. «

Карл Роджерс

Сочувствие говорит кому-то:
Я пытаюсь быть для тебя товарищем в твоих поисках и твоих исследование.
Я хочу знать, я с тобой?
Вам так кажется?
Это то, что вы пытаетесь выразить?
Это то значение, которое он имеет для вас?
Так что в некотором смысле я говорю,
Я иду с тобой шаг за шагом, и я хочу убедиться, что я с тобой.
Я с тобой?
Это немногое из того, что я понимаю в отношении сочувствия."

Карл Роджерс

"внимательный, чуткий подход ведет к
на улучшение связи,
к большему принятию другими и другими, и
к более позитивному отношению к решению проблем в природе.

Идет снижение
в обороне,
в преувеличенных заявлениях,
в оценочно-критическом поведении ».

Карл Роджерс


"На мой взгляд, сочувствие само по себе является исцеляющим средством.Это один из самых мощные аспекты терапии, потому что она высвобождает, подтверждает, это превращает даже самого напуганного клиента в человека гонка. Если человека понимают, он принадлежит ».

(Роджерс, 1986 г.

Сочувствие - это особый способ познать другого и себя, своего рода настройки и понимания.Когда сочувствие расширяется, удовлетворяет наши потребности и желание близости, это спасает нас от чувства одиночества ". Карл Роджерс


" человек так же прекрасны, как закаты, если вы позволите им быть.Когда я посмотрите на закат, я не пойму, что говорю: «Смягчите немного оранжевого в правом углу. "Я не пытаюсь контролировать закат. Я с трепетом наблюдаю, как это разворачивается ". Карл Роджерс


"Когда другой человек болит, сбит с толку, обеспокоен, тревожный, отчужденный, напуганный; или когда он или она сомневаюсь в самооценке, неуверен в себе, тогда требуется понимание.

Нежное и чуткое общение эмпатического стойка обеспечивает озарение и исцеление. В таком глубокое понимание ситуаций, я считаю, драгоценный подарок, который каждый может преподнести другому ".
- Карл Р. Роджерс

Терапевтическая ценность активного слушания

Карл Роджерс (1902–1987) - один из основателей гуманистического подхода к психологии, разработавший свой собственный подход, известный как клиентоцентрированная терапия.Гуманистическая психология подчеркивает внутреннее стремление человека к самоактуализации - процессу полной реализации и проявления скрытых способностей. В то же время подход Роджерса, ориентированный на клиента - или ориентированный на человека - рассматривает человека как эксперта по себе, и, следовательно, задача терапевта - помочь ему найти свои собственные решения (что Роджерс назвал «самоуправлением»). Еще одна важная особенность клиентоориентированной терапии - это упор на безусловное позитивное отношение: это относится к отношению принятия и уважения клиента таким, какой он есть, и работы в предположении, что он старается изо всех сил.Безусловное положительное отношение не требует симпатии к клиенту или одобрения всего, что он сделал; это относится к принятию и оценке человека на гораздо более глубоком уровне и признанию присущей им любви.

Роджерс произвел революцию в психотерапии во многих отношениях. Одним из способов, которым он это сделал, было обнародование активного слушания (также называемого эмпатическим слушанием ). Конечно, в слушании с чуткой точки зрения нет ничего нового. Но Роджерс стремился прояснить это и вывести эту форму слушания на передний план психотерапевтического процесса.

Что такое активное слушание?

Роджерс подчеркнул, что активное слушание - это не просто молчаливое слушание того, что выражает клиент, но и ответ таким образом, чтобы показать, что его внутренний мир понят. Он сказал:

В самом начале моей работы терапевтом я обнаружил, что простое очень внимательное выслушивание своего клиента - важный способ быть полезным. Поэтому, когда я сомневался, что мне делать активным образом, я просто слушал. И мне показалось удивительным, что такое пассивное взаимодействие могло быть настолько полезным.И немного позже, социальный работник, которого я нанял, у которого был опыт обучения Ранкиана, который действительно очень помог мне. Она помогла мне узнать, что наиболее эффективный ответ - наиболее эффективное слушание - это когда вы прислушиваетесь к чувствам и эмоциям, которые стояли за словами, которые были лишь немного скрыты, где вы можете различить образец чувств, стоящий за тем, что было сказано. как говорится. И я думаю, что она первая предположила, что лучший ответ - отразить эти чувства клиенту.

Слушать легко. Но на самом деле слушать - это навык. Когда мы слушаем активно или сочувственно, мы уделяем полного внимания другому человеку. Это позволяет нам на самом деле слышать то, что кто-то говорит, а не то, что, по нашему мнению, они говорят или хотят, чтобы они сказали. Активное слушание означает отказ от наших предубеждений, мнений и схем, чтобы мы могли адекватно воспринять эмоциональное состояние, которое кто-то пытается передать.Он включает в себя определение значения помимо самих слов, с учетом интонации, тона, громкости и скорости речи, а также поведения и языка тела. Роджерс подчеркивает огромное облегчение, которое может принести кому-то активное слушание:

Когда человек понимает, что его глубоко услышали, его глаза увлажняются. Я думаю, что в некотором смысле он плачет от радости. Как если бы он говорил: «Слава Богу, меня кто-то услышал. Кто-то знает, каково быть мной ».

Истинная эмпатия всегда свободна от оценок или диагностических качеств.Это вызывает у получателя некоторое удивление. «Если меня не судят, возможно, я не такой злой или ненормальный, как я думал».

В другом месте он указал на существенную терапевтическую природу эмпатии:

Когда другой человек страдает, сбит с толку, обеспокоен, встревожен, отчужден, напуган; или когда он или она сомневается в самооценке, неуверен в своей идентичности, тогда требуется понимание. Нежное и чуткое товарищеское сопереживание… обеспечивает просветление и исцеление.Я считаю, что в таких ситуациях глубокое понимание - самый ценный подарок, который можно преподнести другому.

Сочувствие - это также способ осознания, которого зачастую довольно трудно достичь. Как говорит Роджерс:

Быть с другим таким [эмпатическим] образом означает, что на какое-то время вы отказываетесь от своих собственных взглядов и ценностей, чтобы беспристрастно войти в чужой мир. В некотором смысле это означает, что вы отказываетесь от самого себя; это могут сделать только люди, которые достаточно уверены в себе и знают, что не потеряются в том, что может оказаться странным или причудливым миром другого, и что они могут с комфортом вернуться в свой собственный мир, когда захотят. .

Возможно, это описание проясняет, что эмпатия - это сложный, требовательный и сильный, но при этом тонкий и мягкий способ существования.

Роджерс и его коллега-психолог Ричард Фарсон написали в своей статье Active Listening (1957):

Активное слушание - важный способ изменить людей. Несмотря на популярное мнение о том, что слушание - это пассивный подход, клинические и исследовательские данные ясно показывают, что чувствительное слушание является наиболее эффективным средством изменения личности и развития группы.Слушание меняет отношение людей к себе и другим; это также приводит к изменениям в их основных ценностях и личной философии. Люди, к которым прислушиваются таким новым и особым образом, становятся более эмоционально зрелыми, более открытыми для своего опыта, менее защищающимися, более демократичными и менее авторитарными.

Руководство по активному слушанию

Джон М. Грохол, основатель веб-сайта Psych Central , объяснил, как кто-то может лучше слушать, как он может активно слушать.Он говорит, что есть 13 шагов, которые может предпринять каждый, чтобы предложить недооцененную услугу внимательного и восприимчивого уха. К ним относятся:

  1. Перефразируя (перефразируя своими словами, чтобы показать понимание)
  2. Подведение итогов (объединение всех частей вместе и проверка правильности всей картины)
  3. Минимальное поощрение (краткие, позитивные подсказки для продолжения разговора) Размышление (отражение слов говорящего в терминах чувств)
  4. Предоставление обратной связи (обмен наблюдениями, идеями и опытом, а затем выслушивание ответа, чтобы увидеть, правильно ли они соответствуют)
  5. Обозначение эмоций (выражение чувств словами)
  6. Зондирование (вопросы, раскрывающие более подробную информацию)
  7. Подтверждение (признание индивидуальных проблем)
  8. Эффективная пауза (пауза в ключевых моментах для выделения)
  9. Тишина (дает место для комфортной тишины, чтобы говорящий мог думать и говорить столько, сколько ему нужно)
  10. Сообщения «Я» (использование «Я» в ваших утверждениях помогает сосредоточиться на чувствах, а не на человеке)
  11. Перенаправление (если кто-то проявляет признаки чрезмерной злости или волнения, это означает, что разговор изменился)
  12. Последствия (речь идет о возможных последствиях того или иного действия или бездействия)

Есть также семь препятствий для эффективного общения:

  1. Вопросы «Почему?», Которые заставляют людей защищаться
  2. Быстрые заверения
  3. Консультирование
  4. Поиск информации, которую кому-то неудобно раскрывать
  5. Покровительство
  6. Проповедь
  7. Прерывание

Хороший слушатель зависит от умения правильно задавать вопросы.Грохол говорит, что мы можем сделать это с помощью наводящих вопросов (например, «Что случилось потом?»), Открытых вопросов (например, «Как?»), Закрытых вопросов, направленных на уточнение деталей (например, «Сделал?») И рефлексивные вопросы, которые призваны помочь кому-то глубже понять то, что он сказал (например, «Это похоже на тебя…?»)

Сочувствие в повседневных ситуациях

Хотя Роджерс (и многие современные терапевты) включают активное слушание в свою практику, оно применимо к повседневным ситуациям и взаимодействиям.Это полезно в профессиональном контексте и может помочь нам поддерживать здоровые отношения.

Каждый раз, когда мы сталкиваемся с проблемой в нашей жизни, в глубине души мы просто хотим, чтобы нас понимали. Вот почему терапия может быть такой полезной. Независимо от обучения и техники, используемых терапевтом, если он способен слушать с сочувствием, тогда клиент может почувствовать, как будто с его плеч сняли огромную ношу. Но мы все можем так относиться друг к другу - или, по крайней мере, стараться изо всех сил.

Как это часто бывает, когда мы говорим с кем-то, кто страдает, мы, естественно, можем ответить непродуктивным образом. Мы можем сразу же пожелать высказать свое мнение или совет - мы начинаем с по всему человеку («Вы должны попробовать сделать это»). Понятно, что мы считаем, что если человек может предпринять действенные шаги (например, регулярно заниматься спортом, придерживаться здорового питания, добиваться смены карьеры и т. Д.), То это улучшит его положение. Однако совет - даже если он сделан из лучших побуждений, хорошо информирован и может улучшить ситуацию - может быть не тем, что кому-то нужно в данный момент.Также очень велика вероятность, что они уже знают о данном совете или, если нет, то они интерпретируют совет как покровительственный и инфантильный. Это может заставить кого-то почувствовать себя глупым, ленивым, неумелым и бесполезным. Часто бывает очень утомительно слышать советы и просьбы.

Во времена трудностей, в конечном счете, мы просто хотим, чтобы другие действительно слушали, обращали внимание, тесно общались с тем, что мы переживаем, и помогали нам раскрыть весь смысл нашего опыта.Активное слушание, несомненно, требует определенных усилий, терпения и практики. Требуются энергия и сообразительность, чтобы относиться к другим таким образом, поэтому терапия существует как профессия, к тому же трудная.

Мы все заняты своей борьбой и заботами. Вот почему, повторяя понимание Роджерса, активное слушание действительно требует, чтобы мы отдавали себя служению кому-то другому. Если мы хотим развить навык эмпатической позиции, то сначала нам нужно относиться к себе с некоторым принятием и пониманием.Нам нужно немного прибраться. Как говорит Рам Дасс: «Чем тише ты становишься, тем больше слышишь». Когда мы можем успокоить и успокоить наш собственный хаос, мы можем помочь другим говорить открыто, расслабиться и разобраться в их ситуации. Это намного полезнее, чем рефлексивный ответ кому-то своим мнением, банальностями, полуинтересными ответами и проекциями личной незащищенности.

Активное слушание - это навык, который необходимо оттачивать сознательно. Это не то, что может упасть вам на колени.Вы не можете внезапно проснуться и смотреть на всех, кого встречаете, теплыми и понимающими глазами. Однако, осознавая важность активного слушания, вы можете рассматривать каждое взаимодействие как средство улучшения этого навыка и, в свою очередь, помочь облегчить страдания других. Умение сопереживать неоценимо и очень полезно.

Эмпатическое слушание: Первая помощь при слушании

Панамский канал может служить адекватной аналогией роли эффективных навыков слушания .Как в молодости, я пересекал канал несколько раз, когда мы плыли на грузовом судне из порта Вальпараисо в Чили, в Нью Йорк. Массивные шлюзовые ворота используются для управления уровнем воды в канале, чтобы корабли могли переходить с одного направления на другое. Уровень воды за одним замком может быть намного выше. чем в следующем отсеке, через который будет проходить корабль.

Мы можем сравнить эту сцену с душевным состоянием человека, страдающего от глубоких эмоциональных переживаний. раны или вовлечены в серьезный межличностный конфликт.При несопоставимых уровнях воды происходит накопление давление за закрытыми замками. Если бы кто-то открыл эти шлюзовые ворота, поток был бы в основном однонаправленным. Точно так же вечеринка, сдерживающая свои эмоции, нуждается в освобождении. Такой человек вряд ли (1) подумает ясно о проблеме или (2) быть восприимчивым к внешнему мнению другого.

Роль слушателя или помощника - позволить такому человеку открыть ворота замка. Когда он это сделает, вода льется наружу. Во время этого процесса давление на человека все еще слишком велико, чтобы другие перспективы.Только когда уровень воды между двумя отсеками выровняется, вода начинают равномерно течь вперед и назад. Роль слушателя - помогать опорожнять большие резервуары. эмоций, гнева, стресса, разочарования и других негативных чувств, пока человек не сможет видеть более ясно. Только тогда одна сторона может учитывать потребности другой стороны. Возможно, мы можем думать об этом как об оказании первой помощи на слух.

На одном предприятии владелец только что познакомил меня с одной из сторон, вовлеченных в конфликт, где я буду посредником.(Вместо того, чтобы сразу собрать обоих этих людей вместе, я вместо этого встретился с каждым по отдельности на предварительном собрании.) Как только владелец оставил нас одних, человек расплакался. Похожая ситуация имела место на другом предприятии, где один из менеджеров заплакал, якобы из-за других проблем, которые сильно на него давили. Если бы эти люди немедленно пришли на совместную встречу со своими соперниками, их чувство уязвимости могло бы так же легко превратиться в гнев и оборонительную позицию.

В другой организации меня проинформировали, что предварительное собрание будет довольно коротким, поскольку человек, которого я собирался слушать, не был многословным человеком. Тем не менее, этот человек говорил со мной почти два часа. К тому времени, как мы закончили, он почувствовал, что его понимают, и он обрел уверенность. Во время совместной сессии этот же сотрудник мог смеяться, когда это было уместно. Я обнаружил, что эти молчаливые типы часто открываются, когда есть кто-то, кто действительно их слушает.

Процесс слушания так, чтобы другие говорили, называется эмпатическим слушанием .Сочувствие, согласно некоторым словарным определениям, означает поставить сам в состоянии понять другого человека. Безусловно, это аспект сочувствия. Мы предпочитаем определить сочувствие, однако, как оно есть часто используется в психологии: процесс внимания к другому, чтобы человек чувствовал себя услышанным без осуждения. способ. Эмпатическое слушание требует, чтобы мы сопровождали человека в момент его печали, страдания, самопознание, вызов (или даже большая радость!). Такой подход к слушанию был разработан Карлом Роджерсом, автором книги. Терапия, ориентированная на клиента .1 Роджерс подал заявку метод терапевтических, а также навыков управления человеческими ресурсами. Когда человек чувствует поняли, снимается огромная эмоциональная нагрузка; снижается стресс и защитная способность; а также ясность увеличивается.

Навыки аудирования в межличностном общении

Большую часть времени бодрствования мы проводим за разговорами и слушанием. Когда двое друзей или коллег ведут увлекательный диалог, они часто соревнуются, чтобы высказаться и поделиться идеями. Безусловно, умение слушать играет важную роль в таких стимулирующих обменах.Когда дело доходит до эмпатического слушания, мы не соперничаем за то, чтобы быть услышанными, и мы не говорим по очереди. Скорее, мы здесь, чтобы мотивировать и подбодрить другого человека.

Навыки эмпатического слушания требуют иного набора навыков, чем разговорная речь, и это, безусловно, приобретенный навык. Многие люди поначалу находят этот процесс несколько неудобным. Более того, людей часто удивляют усилия, необходимые для того, чтобы стать компетентными слушателями. Как только навык достигнут, в этом нет ничего автоматического.Чтобы по-настоящему слушать, мы должны выделить для этого достаточно времени. Возможно, здесь кроется корень проблемы. Люди часто теряют терпение, когда выслушивают чужую проблему. Эмпатическое слушание несовместимо с спешкой или с быстро меняющимся миром вокруг нас. Такое внимательное слушание требует, чтобы мы, по крайней мере на данный момент, сосредоточили время на замедленной съемке и приостановили наши собственные мысли и потребности. Ясно, что к сочувствующему слушанию нет ярлыков.

Некоторые диалоги в этой статье представляют собой расшифровки видеозаписей, которые стали возможны благодаря щедрым добровольцам.Моя цель - оживить некоторые из этих клипов, чтобы лучше проиллюстрировать, что значит действительно слушать с сочувствием.

Таким образом, целью данной статьи является дальнейшее объяснение и описание эмпатического слушания, а также некоторых задействованных подмножеств навыков. Мы призываем читателя временно отказаться от любых предвзятых представлений об эффективном слушании. Чтобы более четко проиллюстрировать эмпатическое слушание, мы приведем как положительные, так и отрицательные примеры.

Навыки эффективного слушания и присутствия применимы ко всем нашим межличностным и деловым отношениям.Мы станем более эффективными слушателями, когда будем практиковаться дома, в наших деловых отношениях и в других кругах. Один из величайших даров, который мы можем дать другому, - это искреннее слушание.

Различные подходы к слушанию

Существуют разные подходы к оказанию помощи. Одна модель помощи включает в себя трехэтапный процесс: 1) внимательное слушание, 2) постановка эффективных диагностических вопросов и 3) предложение рецепта или решения. Медленно, а иногда и довольно резко люди переходят от выслушивания к назначению лекарств.При некоторых обстоятельствах нередко человек сосредотачивается на третьем из этих шагов: предложении совета (иногда даже когда его не спрашивают). В других ситуациях люди могут использовать первые два шага. Возможно, наиболее необычным является упор на только слушание.

Вы, наверное, можете представить себе ситуации, в которых каждый из этих подходов может иметь смысл. Когда мало времени или в опасных ситуациях, люди могут дать совет, даже если их не просили. В вопросах технического (или медицинского) характера часто предпочтительнее трехсторонний процесс слушания, диагностики и назначения.После назначения полезно сделать шаг назад и определить, что человек думает о предлагаемом решении. Связанный подход включает в себя выполнение первых двух шагов, а затем вовлечение проблемного человека в поиск альтернативных решений. Наконец, для более личных вопросов, когда решение принадлежит человеку, стоящему перед проблемой, наиболее предпочтительным является выслушивание. Вот где подходит эмпатическое слушание. Давайте рассмотрим эти фазы в обратном порядке.

предписания Фаза

Большинство людей, хотя они могут полностью начать с намерения выслушать, часто быстро переходят к диагностике и предписывающие этапы.Люди привыкли решать проблемы и часто слушают с таким настроем. Другие вместо этого сосредотачиваются на сочувствии. Не намного лучше поделиться историей о том, как нам пришлось столкнуться с подобной проблемой. И не молчите, чтобы человек поторопился и закончил. Ни один из этих способов не помогает избавиться от лишнего шума. Каждый из них, помимо прочего, отражает определенное нетерпение. Когда люди не слушают, мы часто можем видеть это на языке их тела: автоматическая улыбка, быстрый вопрос, беспокойный взгляд в их глазах, когда мы начинаем говорить.2

Кажется, проще решать чужие проблемы, чем свои собственные. Люди обычно говорят: «Если бы я был на вашем месте, я бы сделал то-то и то-то». Возможно. Возможно, мы бы решили эту дилемму, если бы были на ее месте. Разные типы личности, безусловно, подходят к решению конкретных задач предсказуемым образом, с аналогичными предсказуемыми результатами. Например, некоторые не мечтали бы о встрече с другом, но вместо этого позволяли раздражению гноиться внутри. У других могут быть проблемы с тем, чтобы держать свое мнение при себе.

Вы замечали, что некоторые из ваших знакомых, кажется, постоянно попадают в одни и те же затруднения, создавая впечатление, что они не узнали из последнего эпизода? У каждого из нас есть разные черты характера и набор навыков, которые позволяют нам решать одни задачи легче, чем другие.

Иногда, конечно, мы думаем, что решили бы личную дилемму, если бы у нас была возможность сделать это. Вместо этого, когда мы оказываемся в таком же затруднительном положении, мы часто не уверены в том, что делать дальше.

По дороге домой со свидания отца и дочери я спросил одну из своих дочерей, могу ли я дать ей бесплатных советов . «Я определенно не планирую за это платить», - пошутила она. В другой раз ко мне пришла другая молодая женщина. Софа не мог понять, как холодное отношение к Патриции, которая была ее лучшей подругой в университете, было не только причиной боли для последней, но и способом дальнейшей эскалации нарастающего конфликта между ними.

Я больше не разговариваю с Патрисией, когда вижу ее, - начал Софа.Ее холодное отношение ко мне очень больно. Она никогда не здоровается со мной, и это больно. Раньше она была очень доброй. Но знаете, теперь, когда она пытается подойти и поговорить со мной, я притворяюсь, что не заметил ее, и отворачиваюсь.

Как вы ожидаете, что ваша подруга будет относиться к вам так тепло, если вы будете относиться к ней холодно, когда она пытается с вами поговорить? - поинтересовался я, констатируя очевидное.

Вместо этого мне следовало оставить этот комментарий при себе. Софа был расстроен моим советом и какое-то время избегал меня.Через несколько недель она снова пришла ко мне. На этот раз я сочувственно слушал. Это означало не констатировать очевидное, а, скорее, быть внимательным, пока Софа подробно описывала боль, которую она чувствовала, историю конфликта, свои страдания и надежды. Софа почувствовала себя услышанной и смогла предпринять некоторые предварительные шаги к решению ее проблемы.

Наша эффективность как слушателя часто теряется, если мы решаем проблему до того, как это сделает человек, которому мы пытаемся помочь. Некоторые безуспешно пытаются замаскировать свою тактику предоставления советов такими вопросами, как: «А ты не думаешь?»..? или, вы пробовали ...?

Алия очень обеспокоена своей взрослой дочерью и открыто рассказывала о своих переживаниях со своей подругой Шанис. Давайте послушаем их разговор.

Это проблемы, которые у меня возникают с моей дочерью, - делится Алия, мучительно подчеркивая каждое слово. Я хочу найти ее, попытаться поговорить с ней, попытаться заставить ее понять, но она не возражает против меня. [Пауза] Я просто не знаю, что делать, я чувствую себя неспособным помочь ей.

Если бы вы попросили ее профессиональную помощь, она бы поехала? - предлагает Шанис.

Хм. Эх. [Пауза] Как я уже говорил, она не возражает против меня. Когда я пытаюсь поговорить с ней, дать ей совет, она меняет тему. В этом моя проблема: я ищу ее, но она не возражает против меня. Алия настаивает.

Алия считает, что Шанис отвлекает внимание, и на мгновение теряет смысл того, что она говорила. Однако Алия снова берет под контроль разговор. Поскольку Шанис проявляла сочувствие к этому моменту, Алия прощает прерывание.

Будут времена, когда люди будут просить решения, например, комментарий Алии. Я просто не знаю, что делать. Возможно, они даже спросят совета, что мне делать? Слушателю не следует торопиться с рецептом. По крайней мере, стоит сказать что-то вроде: «Вы не знаете, как действовать дальше». Если человек говорит что-то вроде: «Точно! и продолжает говорить, мы знаем, что попали в цель. Если вместо этого человек продолжает спрашивать совета, мы можем помочь ему изучить варианты.

На семинаре по навыкам слушания Джон, один из участников, поделился некоторыми проблемами, с которыми сталкивается его предприятие: «Наш главный руководитель, кажется, совершенно не уверен, как действовать в таком деликатном вопросе, - объяснил Джон. Он просто не знает, что делать с этими двумя парнями, которые не разговаривают друг с другом. Через некоторое время я остановил ролевую игру, чтобы дать слушателю несколько идей о том, как заставить Джона говорить. Джон прервался, чтобы сказать, что он не хочет играть в игру с прослушиванием, он просто хотел найти решение.

Это была идеальная возможность проиллюстрировать некоторые важные моменты. Когда участники семинара слушают людей, испытывающих настоящие трудности, все, что они узнали до сих пор, часто вылетает в окно. Вместо того, чтобы анализировать качество слушания, участники слишком часто готовы предложить дополнительные решения. Получить три мнения от двух человек несложно!

Участникам семинара разрешалось ходить вокруг стола, выписывая рецепты. Но не раньше, чем их предупредили, что они вступают в фазу предписания, которую я обозначил красным как опасность.Предложения полетели.

Очевидно, Джон, первый участник, вы должны настоять на том, чтобы супервизор говорил с обоими людьми.

Вместо этого я бы сделал еще один подключенный к трубопроводу

Вскоре стало ясно, что, несмотря на просьбу Джонса о готовом решении, эти предложения его раздражали. Джон признал, что он предпочел бы и дальше думать вслух при поддержке участников класса.

Симпатия отличается от сочувствия.Часто это больше проистекает из нашего стремления к нормальности, чем из-за того, что кому-то помогает. Одна из моих любимых иллюстраций принадлежит Альфреду Бенджамину: Когда Люси сказала: «Я никогда не выйду замуж, так как я [инвалид]», что вы сделали? Вы знаете, что чувствовали себя ужасно; вы чувствовали, что весь мир обрушился на нее. Но что ты сказал? Что вы показали? 3 Если бы Люси была вашей семнадцатилетней дочерью, племянницей или младшей сестрой, я часто спрашиваю, что бы вы ей сказали? Некоторые из наиболее частых ответы включают:

  • Ваша внутренняя красота больше важнее, чем внешний вид.
  • Я все еще нахожу тебя красивой.
  • Если молодой человек не может видеть твоя красота, он тебя не достоин.
  • Современная медицина может работать чудеса, и, возможно, вы сможете выздороветь сверх ожиданий.

Альфред Бенджамин продолжает: «Вы помогли ей раскрыть это; сказать это, все это; услышать и изучить? Вы почти сказали: «Не будь дураком». Вы молоды, красивы и умны, и кто знает, возможно, но вы этого не сделали. Вы говорили то же самое пациентам в больнице, пока не узнали, что это их закрывает.Итак, на этот раз вы просто смотрели на нее и не боялись почувствовать то, что чувствовали вы оба. Затем вы сказали: «Прямо сейчас вы чувствуете, что вся ваша жизнь была разрушена из-за этого несчастного случая». - Вот и все, - горько возразила она. Через некоторое время она продолжила говорить. Она все еще была [инвалидом], но вы не мешали ей ненавидеть это и противостоять этому.

На мой взгляд, дело не в том, чтобы скрывать от комментариев красоту юной леди или о том, насколько мы о ней заботимся. Многие из этих комментариев можно разделить, но позже, когда Люси почувствует себя по-настоящему услышанной и ей больше нечего будет сказать.

Есть множество способов игнорировать потребности других, даже если мы думаем, что мы хорошие слушатели. Например, мы можем попытаться поделиться своей собственной историей потери, разочарования или успеха, прежде чем человек получит возможность быть услышанным в своей истории. Нам может казаться, что рассказ о нашей собственной истории является доказательством того, что мы слушаем, но вместо этого другой человек чувствует, что мы украли шоу.4 Опять же, это не означает, что нет места, чтобы поделиться своей историей с другими, но скорее, мы должны сначала их выслушать.

Некоторые люди путают эмпатическое слушание с молчанием. Первые попытки послушать с сочувствием часто выдаются мимикой и языком тела, говорящими о том, что я могу дать вам совет. Вы когда-нибудь пытались поговорить с кем-то, кто молчит и ничего не говорит о том, о чем думает? Мы не знаем, потерял ли человек интерес или осуждает нас.

Когда люди хотят поделиться своими глубокими чувствами, они редко раскрывают свою уязвимость, сразу переходя к сути.Обычно эта тема рассматривается в более узких кругах. Мы также можем сравнить это с айсбергом. Только восьмая часть выступает на поверхность, а остальная часть остается погруженной под поверхность океана. Когда кто-то говорит: «Я волнуюсь, потому что», а другой отвечает: «Не волнуйтесь так сильно, обеспокоенный человек не перестает беспокоиться». Скорее становится ясно, что опасения не могут быть безопасно разделены с этим человеком. Точно так же, когда человек начинает делать предложение до того, как разобраться в ситуации, люди часто будут делать вид, что согласны с предложением, просто чтобы избавиться от лица, решающего проблему.

Диагностика Фаза

Возможно Самая большая опасность в процессе диагностики - это естественная склонность к перейти от слушания к диагностике и назначению. Редко люди меняют направление процесс и вернуться к прослушиванию после входа в фазу диагностики. это гораздо более вероятно, что они перейдут в режим прописывания. Плюс диагностический процесс заключается в том, что слушатель может, по крайней мере, на поверхностном уровне уровень, лучше понять, что влечет за собой вызов.

Мы делаем не хочу подразумевать, что диагностический процесс бесполезен. Слишком часто люди уделять слишком мало внимания диагностике, но в процессе сочувствия выслушивая, диагностику должна проводить каждая сторона, а не посредник. Акцент на диагностике выдает перспективу, в которой слушатель должен давать мудрость, понимание и решения.

Часто, люди слушают и задают вопросы, чтобы подтвердить свои собственные наблюдения. Гораздо более эффективный метод - быть движимым духом любопытство.Такой подход получил название позиции преднамеренного невежества. Вместо того, чтобы предполагать, что определенный опыт совпадает с другим, мы имеем жили или слышали в прошлом, мы слушаем с интересом и любопытством. Пытливые слушатели никогда не предполагают, что понимают значение действие, событие или слово 5

Давайте Вернемся к разговору между Аалией и Шанис.

Мой - муж не помогает мне решить проблему с дочерью, - сетует Алия.

Что он бы хотел, чтобы вы сделали? Не иметь с ней никаких контактов? Шанис спрашивает пара следственных вопросов.

Ну, мы много ссоримся, потому что я говорю ему, что я мать. [Пауза] И он не чувствует что я чувствую. И он не хочет, чтобы я разыскивал ее, потому что, в конце концов, она не слушает, и ситуация не улучшится. Но я всегда ее ищу. [Долгая пауза] И я сказал ей, чтобы она не бегала ко мне домой, но она не будет, она говорит, что Алия продолжает свою историю, рассказ, рожденный боль матери.

вопросы помогли Шанис немного лучше понять ситуацию.Наблюдать, однако, что Алия, после ответа, возвращается, чтобы говорить о том, что причиняет боль ее больше всего, ее неспособность помочь дочери.

Далее, даем еще один пример следственного вопроса. И снова мы забираем в середине разговора:

у меня есть "Эта проблема связана с одним из наших инженеров", - говорит Раймонд.

В утром или днем? - спрашивает Пол.

у меня есть интересно, действительно ли существует закономерность, если это происходит по понедельникам, или если - во всем этом есть что-то предсказуемое, - отвечает Раймонд.Правда в том что я не нашел ничего особенного.

Есть Вы когда-нибудь садились с ним и говорили о своей заботе? - спрашивает Пол.

Это разговор идет по шаблону. Пол задает вопрос, и Раймонд отвечает и затем ждет следующего запроса Пауля. Паузы становятся поводом для прерывания. Павел контролирует разговор, и неясно, будет ли он принять его в правильном направлении. Хотя Раймонд может чувствовать себя услышанным, некоторым степень, такое понимание имеет тенденцию быть несколько поверхностным.Раймонд не работает изо всех сил и ожидает ответа на свои проблемы. На Наблюдая за Раймондом, можно подумать, что он говорит: «Давай, будь моим гостем, посмотрим, сможешь ли ты решить эту проблему! Я точно не смог.

Там другие типы вопросов, например, те, которые способствуют разговору о чувства. Мануэль говорит своей жене Магдалине, что, несмотря на признание того, что его работа получила в Нью-Йорке, он не уверены, должны ли они оставаться в США или вернуться в родную Аргентину.В то время как Магдалина слышала своего мужа в в прошлом ее внимание было сосредоточено на том, чтобы позволить мужу дать волю и прояснить его собственное мышление:

Это проблема - остаться или вернуться в Аргентину? Мануэль вздыхает.

Что это то, что вам действительно не хватает из Аргентины? - спрашивает Магдалена.

Ну, это то, о чем мы недавно говорили, скучает по семье семья отношения по воскресеньям с большой семьей и детьми, но я также скучаю по друзья. У меня была огромная группа друзей, Мануэль продолжает делиться своими чувства.

Это Вопрос позволил Мануэлю объяснить, что он на самом деле чувствует. Другие подобные вопросы могут включать: "Что вы чувствуете, когда это происходит?" Что ты чувство в этот момент? Мы вообще отметим совсем другое выражение исходит от человека, который отвечает на вопросы аффективного типа. Другой запрос который дает клиенту шанс расшириться: что вы планируете делает? Несмотря на достоинства такого зонда, лучше оставить его в сторону конец разговора. Если, конечно, не спросят гораздо менее резко. способ, например, к каким вариантам вы склоняетесь и какие из них вам нравятся в мере?

Когда вопрос задается, чтобы помочь кому-то взять под контроль беседу, мне нравится выражение, заправьте насос.Эти старомодные водяные насосы работали через рычаг и вакуум. Чтобы их сделать, нужно приложить немало усилий. начать качать воду, но гораздо реже, как только вода потечет. Вопросы типа заправки насоса особенно полезны, чтобы помочь человеку с вызов:

  • Начни говорить.
  • Верните контроль над разговором, особенно после перерыва (например, после прекращения разговора, когда третий человек на мгновение входит в комнату; разговор возобновляется через несколько дней; или когда слушатель понимает, что он прервал или принял чрезмерно директивный подход к слушанию).

Там несколько типов вопросов, комментариев или жестов, которые могут работать в заправьте категорию насоса. К ним могут относиться, например:

  • Следственные вопросы.
  • Аналитические комментарии.
  • Краткое изложение того, что было слышал.
  • Приглашение на человека сказать больше.
  • Язык тела, который показывает интерес.
  • Эмпатические комментарии.

Эмпатическое слушание

Мать вспомнила время, когда ее маленькая дочь пригласила ее выйти на улицу и поиграть.Сначала мать пристально наблюдала, как ее дочь неоднократно ударяла по тросу, но вскоре начала задаваться вопросом, какова ее собственная роль в игре. Так она спросила свою дочь. В ответ девушка сухо объяснила, что каждый раз, когда ей удавалось ударить по мячу, мама должна поздравить ее и сказать: «Молодец! 6 Это, по сути, роль эмпатического слушать, сопровождать другого человека и вместе праздновать Дело в том, что другой может начать распаковывать и анализировать стоящие перед ними проблемы.В детской игре успех измеряется умением владеть мячом и его шнур оборачивается вокруг столба. В эмпатическом слушании успех измеряется способность распаковать часто пропитанный болью рассказ и позволить ему уйти в поверхность.

ср постараюсь более подробно рассмотреть, как сопровождать без вмешиваться. В способности мыслить есть удивительная терапевтическая сила. вслух и поделитесь проблемой с тем, кто будет слушать.

Хорошо слушатель достаточно уверен в себе, чтобы слушать других без страха.В отличие от диагностического подхода к помощи, слушатель:

  • Принимает эмпатическую позу (мотивирует другого говорить, не чувствуя себя осужденным).
  • Не использует паузы как повод для прерывания.
  • Позволяет говорящему направлять разговор.

Через в этом процессе человек, если мы завоюем его доверие, начинает говорить больше, чтобы контролировать направление темы, чтобы повысить самопонимание (сначала пересматривая то, что известно, а затем копая глубже), чтобы рассмотреть возможные варианты, и часто, выбирая возможный исход.Мы рассмотрим некоторые конкретные тактики, которые помогут нам достичь этих целей. Предупреждение находится в заказывать. Мы должны помнить, что эмпатическое слушание динамично. Нет достаточно, чтобы проявлять интерес к другому, но мы также должны это показать. И это недостаточно, чтобы проявить интерес, мы должны это почувствовать. Человек, которого слышат сразу замечает, если нам становится скучно, мы отвлекаемся или расстраиваемся.

В слова Альфреда Бенджамина: «Настоящее слушание - это тяжелая работа; есть немного о том, что механически Мы слышим ушами, но мы слушаем глазами и разум, и сердце, и кожа, и кишки.7 Давайте посмотрим на некоторые конкретные полезные техники.

Висячие вопросы

An неполный вопрос имеет то преимущество, что многое остается в воздухе и дает клиент контролирует направление, в котором он хочет двигаться. Вернемся к нашему Аргентинская пара.

А дети скучают? Магдалена спрашивает, продление слова пропустить.

А детям очень не хватает любви, особенно бабушек, кузены, несомненно, они скучают по всей структуре семьи, объясняет Мануэль и продолжает раскрывать проблемы, которые его беспокоят.

Показания, которые мы хотим узнать больше

Там Есть много способов показать, что мы заинтересованы в том, чтобы слушать и узнавать больше. Один из наиболее типичным является просто сказать: «Расскажи мне больше». Мы могли бы также кое-что сказать вроде как интересно! или просто интересно. Что важно во всем дело в том, что мы не зацикливаемся на одной монотонной и раздражающей технике.

Повторение фразы или ключевого слова

Один из наиболее важные техники эмпатического слушания - дать клиенту понять, что мы сопровождают его, повторяя время от времени одно или несколько слов на тот же тон голоса, который он использовал.Алия продолжает делиться с Шениз боль, которую она чувствует из-за своей дочери.

А она переехала и теперь живет в соседнем городе [Алия поднимает левую руку, она говорит и указывает направление, а затем делает паузу]. С другом

Друг, - повторяет Шанис.

Да, но она длится недолго, потому что она не работает и не сможет просто жить там бесплатно, продолжает Алия. Она должна внести свой вклад тоже кое-что.

Такие эмпатические выражения или ключевые слова, способствуют процессу, не чрезмерно перебивать.Бывают случаи, когда говорящий может оставить мыслительный процесс на размышляйте над словами, которые повторяет слушатель. Но обычно это происходит в очень естественная мода, обеспечивающая плавность. Спикер может продолжает то, что он говорит, или размышляет над комментарием. Давайте посмотрим по такой же технике у аргентинской пары.

Это правда, что хотя стоимость образования в этой стране высока [пауза], все же - возможности безграничны, - заявляет Мануэль.

Бесконечный, Магдалена произносит слово, используя то же тон, который использовал ее муж.

Бесконечный бесконечно в том смысле, что если можно оказать поддержку детям и мотивировать их учиться Мануэль продолжает развивать свое мышление.

Некоторые обвинили Карла Роджерса в директивности. По мнению критиков, эти эмпатические ответы вознаграждают говорящего за то, что он сосредоточился на темах, на которых слушатель хочет, чтобы он сосредоточился на нем, и поэтому слушатель направляет беседа. Это не тот случай. Когда человека прерывает эмпатический слушатель с наблюдением или комментарием, который отвлекает говорящий ясно, что это прерывание.Если только прерывание не является более серьезное нарушение доверия, партия продолжает говорить и контролировать беседа.

Мекелле, молодой афроамериканский профессионал говорит Сьюзан, что ее лучший друг, Палад злится на нее, потому что ее жених кавказец. Разговор все идет нормально, пока Сьюзен не задает вопрос, отвлекающий Мекеллу.

Мой друг Палад меня беспокоит, он умный и проницательный, поскольку он не может видите, что на самом деле, если бы нужно было обучать больше людей, Мекелле выражает ее разочарование.

Да, Сьюзан добавляет, следя за разговором.

Тогда он бы не чувствовал того, что чувствует, понимаете? Мекелле задает вопрос это скорее означает: ты меня слушаешь? Вы следуете моей логике?

Где Палад откуда? Сьюзан перебивает. Вопрос не имеет отношения к боли что чувствует Мекелле в данный момент. Люди часто возвращают контроль над разговор с использованием слова но, как мы увидим ниже.

Палад из Флориды, он несколько лет прожил в Калифорния, и сейчас он живет в Орегоне, Мекелле. ответы.Но [потеряв счет, где она была, Мекелле кажется несколько отвлекся и шевелит рукой, как бы говоря, давай вернемся к теме, и продолжает] но и это только про кавказцев, у него только проблемы с кавказцами, [Мекелле улыбается], если человек был из любой другой расы неважно, а когда речь идет о человеке европеоидном

Эмпатические высказывания

An эмпатическое высказывание - это более длинный комментарий рефлексивного типа, сделанный, чтобы позволить кому-то знаю, что мы следим за ними.Мы могли бы сказать что-то вроде, в этот момент вы чувствую себя ужасно, или, я вижу, ты страдаешь. Эти выражения могут быть очень мощный, но только при умеренном использовании и, конечно, не в повторяющихся мода. Вот пример правильного употребления эмпатического высказывания:

А Однажды ко мне подошла беспокойная молодежь. Я ненавижу жизнь, она меня лечила - ужасно, - сказал он. Громкий, горький комментарий заполнил комнату. О, как я хотел морализировать и сказать ему, что его собственные действия поместили его в настоящее затруднительное положение.Но вместо этого, я спокойно сказал, а-ля Роджерс, прямо сейчас вы ненавидеть жизнь. Я пытался по-настоящему понять и дать ему понять, что Я слушал.

О да, продолжил он, но гнев значительно уменьшился, жизнь сейчас ужасно .... С каждым обменом напряжение и громкость голоса утихали. Этот тот же юноша вскоре понял, что он не на правильном пути без моего сказать это.

В напротив, я наблюдал за спикера-терапевтом, тренируясь, который свободно использовал линия, я вижу, тебе больно.Я был переводчиком-переводчиком и был в позиция для наблюдения за аудиторией. Пожилой мужчина рассказал душераздирающее анекдот, и оратор использовал свою реплику в идеальный момент. В участник замолчал и откинулся назад. Я мог видеть в его глазах и теле поза, в которой он почувствовал сочувствие терапевта. Человек был тронут и теперь почувствовал, что понял Я был впечатлен. Однако мне казалось, что с при каждом последующем использовании слова "я вижу, что тебе больно", эта запоминающаяся фраза стала все более искусственный.Магия ушла. Меньше людей были уверены в его искренность и реплика вскоре означали молчание, я хочу продолжить свой разговор. Процесс стал механическим и пустым, а не основывался на истинном сочувствии.

Как кто знает, было ли слушание сочувствующим? Джеральд Иган говорит: «Если помощники эмпатический ответ точен, клиент часто стремится подтвердить его точность, кивком или другой невербальной репликой, или такой фразой, как та, или точно. Обычно за этим следует дальнейшее, обычно более конкретное, проработка проблемной ситуации.8 И когда кто-то не в порядке, иногда они скажут вам, или, что более вероятно, они будут молчать и избегать зрительного контакта.

Эмпатические вопросы

В в отличие от диагностических вопросов, особенно аналитических по своему характеру, эмпатические вопросы обращаются к источнику того, что человек чувствует . Эти вопросы очень важны и менее опасны потому что они способствуют разговору, а не тишине (т.е. вопросов). Примеры включают: Что вы чувствуете в данный момент? Или же, не заканчивая фразу и не растягивая слово чувство, Вы чувство? Сила эмпатических вопросов в том, что они помогают избавиться от боли. на поверхность, чувства, которые часто могут быть глубоко скрытыми.Часто люди были настолько поглощены аналитическим мышлением, что не позволяли сами достаточно исследовать свои чувства.

Язык тела

Один из лучший шаг, с точки зрения языка тела, - это пригласить кого-нибудь сесть, если она этого еще не сделала. Предлагая место, мы даем ей понять, что мы готовы выслушать и готовы уделить этому время. Что мы не собираемся Распределите время.

человек кто очень заинтересован в том, что говорит другой, может время от времени наклоняться к говорящему, и их интерес отражается на их лицах, теле язык и тон голоса.Движением головы мы можем сигнализировать, что мы слушаю. Но, как и все техники, которые мы обсуждали, разнообразие - это критический. В противном случае, если мы продолжаем механически качать головой, чтобы позволить человеку знаем, что мы слушаем, скоро мы будем похожи на собак с качающейся головой, которые часто видно в задних окнах машин.

Если мы действительно заинтересованы в том, чтобы слушать, наш язык тела показывает это. Наши невербальные общение также выдает нас, когда мы отвлекаемся. В недавнем разговоре Я еще ничего не сказал, но, должно быть, продемонстрировал намерение перебить.Прежде чем я успел произнести хоть слово, говорящий сказал: «Извините за перебивая вас, но она продолжала рассказывать свой рассказ. Это произошло несколько раз, подтверждая то, что все время говорили нам специалисты по коммуникациям: люди сигнализируют о своем намерении прервать, прежде чем сделать это.

Соблюдение пауз

Тишина доставляет людям дискомфорт. Тем не менее, одно из самых важных эмпатических слушаний навыки не прерывание пауз или периодов молчания. Когда человек делает паузу она продолжает думать о проблеме.Когда мы уважаем эти паузы, не перебивая, мы, по сути, предлагаем человеку психологический стул сидеть на; это способ сказать, что мы не собираемся бросать вас.

человек, который чувствует себя по-настоящему услышанным, также начинает говорить медленнее и больше пауза. Когда человек чувствует, что его не прервут, он начинает внутренняя траектория, с каждым разом все глубже, по которой она начинает усиливать процесс самопонимания и аналитического мышления. Многие слушатели, которым было достаточно трудно проявить терпение, когда человек говорил с нормальной скоростью, было мучительно слушать этот более медленный темп.Тем не менее, это часть дара дарения, слушания или помогающая позиция.

Как долго можно слушать человека и молчать, не нервнича и нетерпеливый и перебивающий? Четыре секунды? Одиннадцать секунд? Одна минута? Десять минут? Сколько? Когда вечеринка выходит из этой паузы, он часто подвергся серьезному рефлексивному и аналитическому мышлению.

Молодой профессионал сообщил, что она применила этот совет. После семинара она позвонила своему парню, который столкнулся с некоторыми трудностями.Мне пришлось - несколько раз кусала мои губы, - сообщила она. Но мне удалось не перебить его. После долгой паузы он спросил меня: ты здесь? Недостаток телефона в том, что слушателю доступно меньше эмпатических ответов, поскольку он не мог увидеть интерес, с которым она слушала. Она ответила, конечно, Слушаю с большим интересом! Как только эти слова были произнесены, он продолжал говорить, на этот раз с еще большим энтузиазмом и проникновением.

В Чтобы завершить этот подраздел, я хотел бы поделиться еще двумя клипами из наш друг афроамериканец Мекелле.Первый говорит о ее желании принять решение и разрешить ее проблему. Этот комментарий приходит после того, как она долго выговаривать.

Имеет стало ясно, что я должен снова позвонить Паладу и еще раз поговорить с его, решила Мекелле. Я еще не решил, когда ему позвоню. [Пауза] Да, это то место, где я нахожусь в данный момент. вероятно найдет момент, чтобы позвонить ему на следующей неделе. Мне всегда нравится планировать это тип вещи. [Смеется] Я не готов разговаривать с ним в данный момент.

Сьюзен сопровождает Мекелле и смеется, когда она смеется. Не сейчас

Прав. [Мекелле смеется] Возможно, мне стоит когда-нибудь ему позвонить когда я злюсь. [Смеется еще немного и делает паузу] Но мм, он начинает весить на мне это дает мне знать, что я должен позвонить сейчас.

В второй клип Мекель говорит о чувствах благодарности, которые она испытывает будучи услышанным.

действительно интересная вещь для меня я вообще не из тех, кто делится своими чувства, поясняет Мекелле.Я обычно храню их в земле и позволяю другим людям расскажи мне, как они себя чувствуют.

Ммм, Сьюзан слушает.

Mekelle делает несколько неудачных попыток продолжить то, что у нее на уме, с несколькими паузами между ними. Наконец она говорит: весь этот процесс понимая, что я все еще злюсь на него, потому что я не знал, что я все еще злюсь на него [пауза] мне очень интересно. [Мекелле снова пытается говорить между собственными паузами и, наконец, говорит с много силы, и вытаскивая слово "безумный" каждый раз, когда она его использует] я спрашиваю Я, почему, именно ты злишься? Ты знаешь? Вы должны злиться? Ты можешь быть разочарован, но зол! Тем более, что он ничего тебе не сделал тем, что я означает, что он не использовал ненормативную лексику, он не бил меня [пауза].Я чувствую, что он меня разочаровал.Как ты можешь быть таким умным? и так думаете?

Человек, использующий подход эмпатического слушания, в его чистоты, придется посвятить ей большие блоки времени. В зависимости от травма или связанная с этим ситуация, я обнаружил, что люди могут легко с вами разговаривать от одного до двух часов, если вы будете слушать. Прежде чем завершить эту статью, я хотел бы поделиться некоторыми мыслями о совмещении эмпатического слушания и нашего значения.

Выверка эмпатическое слушание нашей системы убеждений

Во всем за эти годы я прочитал множество книг об эмпатическом слушании из ряда авторы.Некоторые из его выдающихся сторонников полагают, что такого вещь как абсолютная правда . Мой Однако проблема заключалась в необходимости согласовать такую ​​позицию с невероятно положительные результаты, полученные по методике. Видите ли, я убежденный сторонник о существовании абсолютной истины; правильного и неправильного, хорошего и зло.

Для например, Роджерс не будет морализировать своих клиентов, как бы ужасно они ни говорили. Норто его защитник Роджерс покровительствовал людям, которые чувствовали себя обеспокоенными, и говорил им, что это было нормально чувствовать себя определенным образом.Когда клиентка сказала, что действительно ненавидит свою мать, и был бы рад видеть ее мертвой, Роджерс будет слушать. Вскоре его клиентка скажет: ну на самом деле я ее не ненавижу. полностью, я тоже очень люблю ее, и я бы не хотел, чтобы она умерла. Через несколько стенограмм, предоставленных Роджерсом, этот образец повторялся снова и снова. Каждый раз кажется, что клиент делает хорошие решения, отказ от вредных, деструктивных подходов.9

Из опыта Наблюдая за тем, как плохо люди слушают, я подозреваю, что большинству людей было бы полезно от чтения Роджерса.Но, возвращаясь к моей дилемме, как я мог согласовать свою структуру убеждений с быть хорошим слушателем? Или как насчет тех ситуаций, когда кто-то не видит самый элементарный здравый смысл? Например, человек, который говорит, что голодает привязанность члена семьи или бывшего друга, но делает все возможное его сила отвергнуть ее?

После месяцев размышлений, я пришел к следующим выводам: (1) когда люди действительно услышанные, они часто приходят к собственному правильному пониманию.Но если их предположения все еще ошибочны, (2) сам процесс истинного слушания помощник заработает право бросать вызов слепым пятнам. Будут моменты, когда Слушатель имеет право, следует сказать, обязанность, говорить свою правду.

Для чтобы эта модель прослушивания работала, необходимо иметь уверенность в доброта людей. Эти люди, когда у них есть имел возможность поразмышлять и пересмотреть, увидит путь, который есть необходимо оставить тьму позади.

Доброжелательность депозиты, заработанные в процессе прослушивания, требуются до того, как помощник получает право бросить вызов человеку. Когда я действительно послушал, тогда если возникнет необходимость, я могу спокойно изложить свои опасения с моей точки зрения.

Несмотря на все, что было сказано в этой статье, будут моменты, когда посредник может имеют несовместимые ценности с ценностями одной или нескольких вовлеченных сторон. Помощники не должны предлагать людям нарушать их собственные принципы или убеждения. систем, и никто не должен ожидать, что помощник будет аморальным.Если друг скажет тебе он думает изменить свою жену, и если он не пересмотрит в процессе того, как меня выслушали, я думаю, что это будет большой ошибкой для часть слушателя молчать и не делиться собственными переживаниями отвращение к такой позиции.

Там тогда могут быть моменты, когда посреднику или сочувствующему слушателю может потребоваться поделиться ее система ценностей с другим. Часто люди будут интересоваться вашим мнением, потому что они уважают ваши ценности. Один из ведущих экспертов по эмпатическому слушанию и сложно, Джеральд Иган, далее предполагает, что жизнь по системе ценностей может хорошо быть предпосылкой для того, чтобы должным образом бросать вызов другим.10

Резюме

Через процесс сочувствия, проблемный человек будет контролировать направление, темп и конечная судьба исследовательской экспедиции. Она будет требуется выполнять большую часть тяжелой работы. Тем не менее, ее не оставят одну во время это трудное путешествие. Эмпатическое слушание позволяет тем, кто принимает вызов чтобы начать слышать себя. В результате они становятся лучше подготовлены для решения собственных трудностей. Эмпатическое слушание подход помогает человеку, которого слышат, достаточно дистанцироваться от вызов, чтобы увидеть это с большей ясностью.Имеет большое терапевтическое значение возможность подумать вслух и рассказать о проблеме тому, кто будет слушать.

хороший слушатель имеет достаточно уверенности в себе, чтобы слушать других без страха.

Часть быть хорошим слушателем может потребовать сознательной борьбы, чтобы сохранять непредвзятость и Избегайте предвзятых выводов. Помощник может захотеть постоянно оценивать ее стиль прослушивания в данной ситуации. Например, она может спросить себя: Я ...

  • Разрешение лицу с проблема в том, чтобы говорить больше всего?
  • Как избежать преждевременных родов выводы, основанные на моем жизненном опыте?
  • Помогая человеку лучше сам разобраться?
  • Разрешение лицу сохранить ответственность за вызов?
  • Показывая вечеринку, что мы слушаю без осуждения?

Список литературы

1.Роджерс, Карл Р. (1951). Терапия, ориентированная на клиента: ее текущая практика, значения и теория . Компания Houghton Mifflin, Бостон.

2. Николс М. П. (1995). Утраченное искусство слушать: как научиться слушать можно улучшить Отношения (стр. 111). Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

3. Бенджамин А. (1974). Справочное интервью (2-е издание) (стр. 21). Бостон: Компания Houghton Mifflin.

4. Николс М. П. (1995). Утраченное искусство слушать: как научиться слушать можно улучшить Отношения 907 10.Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

5. Уинслейд Дж. И Монк, Г. (2000). Повествовательная медиация: новое Подход к разрешению конфликтов (стр. 126–128). Сан-Франциско: Джосси-Басс Издатели.

6. Гейл М. Клегг, Завершенная история, Ensign , май 2004 г., 14, 174-я ежегодная конференция Генеральная конференция, Церковь Иисуса Христа Святых последних дней, суббота Утреннее заседание, 3 апреля 2004 г.

7. Бенджамин А. (1974). Вспомогательное интервью (2-е издание) (стр.44). Бостон: Компания Houghton Mifflin.

8. Иган, Жерар. (1986). Опытный помощник: Систематический подход к эффективной помощи (3-е издание), Brooks / Cole Publishing Company: Монтерей, Калифорния, страницы 199-200

9. Роджерс, Карл Р. (1951). Терапия, ориентированная на клиента: ее текущая практика, значения и теория . Компания Houghton Mifflin, Бостон.

10. Иган, Жерар. (1986). Квалифицированный помощник: систематический Подход к эффективной помощи (3-е издание), Brooks / Cole Publishing Компания: Монтерей, Калифорния.


© 2006 Регенты Калифорнийский университет. Печать этого электронная веб-страница разрешена для личных, образовательных, некоммерческих использовать при условии указания автора и Калифорнийского университета.


Статьи
Содержание

Рефлексивное слушание - терапия, ориентированная на клиента, терапия, ориентированная на клиента, клиент и терапевт

Практика аудирования, используемая психотерапевтами, которая требует сосредоточенности, намерения и очень активного участия.

Очень часто в западной культуре слушание считается пассивной частью разговора, в то время как речь рассматривается как активная. Практика рефлексивного слушания требует сосредоточенности, намерения и очень активного участия. Этот термин основан на работе психолога Карла Роджерса , который разработал клиентоцентрированную терапию . Роджерс считал, что, внимательно выслушивая клиента, терапевт может лучше всего определить, что ему нужно. Это отличалось от психоанализа , в котором подходы, похожие на формулы, использовались для всех пациентов.Роджерс написал о отражении отношений, утверждает, что терапевт должен иметь эмпатическое понимание со своим клиентом. Эмпатическое понимание означает понимание человека с его или ее системы взглядов. Что пытается сделать терапевт, так это реконструировать то, что клиент думает и чувствует, и передать это понимание клиенту. Объясняя, что он или она понимает, что говорит клиент, терапевт устанавливает доверие и уточняет выражение лица клиента.Например, клиент может сделать заявление вроде: «Моя мать такой придурок. Она всегда говорит мне, что делать, и не позволяет мне делать то, что я хочу делать». Терапевт, который использует рефлексивное слушание, может ответить: «Итак, вы чувствуете разочарование, потому что ваша мать обращается с вами как с ребенком, а не со взрослым». Это позволит клиенту почувствовать себя понятым и еще больше раскрыть свои чувства по поводу того, что он подросток. С другой стороны, клиент может почувствовать, что его неправильно понимают, а затем снова попытаться объяснить, что он или она думает или чувствует.Это также позволит терапевту убедиться, что он или она понимает клиента.

Пересказывая или отражая то, что выразили клиенты, клиенты затем слушают то, что они сказали, по-новому. Они слышат свои чувства и мысли другим голосом и могут смотреть на свою жизнь чужими глазами. Такая терапия также помогает клиенту чувствовать себя обоснованным. Этот тип повторения услышанного также называется зеркальным отражением. Этот метод может использоваться в индивидуальной терапии или в групповой терапии .

Дополнительная литература

Бейкер, Энн К. и Патриция Дж. Дженсен и Дэвид А. Колб. В разговоре: превращая опыт в обучение. Simulation and Gaming, Vol 28 (1), March 1997, pp. 6-12.

Гервуд, Джозеф Б. Недирективные консультации с шизофрениками. Психологические отчеты, т. 73, стр.1147-1151. 1993.

Роджерс, Карл. Терапия, ориентированная на клиента: ее текущая практика, последствия и теория. Бостон: Houghton Mifflin Company, (1951) 1965.

Саакян, Уильям С. История и системы психологии. , Нью-Йорк и Лондон: Schenkman Publishing Co., 1975.

Ты хороший слушатель? Изучение теории личностно-ориентированного консультирования Роджерса

Ценность хорошего слушателя

Когда у нас возникают проблемы или трудности, о которых мы хотим поговорить или обсудить, мы обычно тяготеем к члену семьи или другу, который умеет хорошо слушать. Мы ценим и ценим человека, который действительно слушает нас, кому интересно то, что мы говорим, и кто поддерживает нас.

Неудивительно, что качества хорошего слушателя можно найти в одной из самых влиятельных практик консультирования нашего времени - личностно-ориентированной терапии.

Мы все можем многому научиться у его основателя, Карла Роджерса, и у созданного им особого метода консультирования, если мы стремимся быть хорошими слушателями.

Основные принципы

Личностно-ориентированное консультирование предлагает следующие ключевые принципы, которым мы можем научиться для улучшения наших собственных навыков слушания:

  • Безусловное положительное отношение: слушание без осуждения и решения проблем
  • Эмпатическое слушание - проявление искренней заботы
  • Подход, ориентированный на клиента - сосредоточьтесь на другом, а не на себе - это не место, где консультант может говорить о своих проблемах

Безусловный положительный взгляд

Каковы бы ни были обстоятельства и что бы ни говорил человек, безусловный позитивный подход Роджерса означает, что человек, которого вы слушаете, остается человеком внутренней ценности и ценности.Эта внутренняя ценность является постоянной и не зависит от того, что говорится, и от того, согласны ли вы с этим или нет. Такой уровень личного уважения, уважения и ценности - это критерий хорошего слушания.

Слушание без осуждения

При терапии, ориентированной на человека, консультант не предлагает никаких оценочных суждений. Все слова слышны без осуждения или неодобрения. Это по-настоящему благосклонное слушание, и мы все можем извлечь уроки из этого подхода. Когда мы слушаем, мы не для того, чтобы осуждать или заставлять человека чувствовать себя некомфортно.Мы не для того, чтобы ругать или стыдить человека. Нам нужно стремиться слушать, не выражая нашу собственную мораль и не заставляя кого-то чувствовать себя неодобрительно. Такое поддерживающее и умелое слушание обычно приводит к тому, что человек, которого мы слушаем, чувствует себя более полно способным правдиво раскрыть себя.

Слушание без решения проблем

Руководствуясь Роджерсом, мы слушаем, не давая советов и не предлагая решения проблем. Это ловушка, в которую мы часто попадаем, слушая.Мы стремимся что-то решить. Тем не менее, часто люди не хотят решения, они просто хотят выдохнуть свои чувства, и это следует разрешать и поощрять. Можно многое сказать о том, что вы не даете совета, если его не попросили. Или, по крайней мере, спросить человека, действительно ли он приветствует некоторые из наших личных мыслей.

Эмпатическое слушание - проявление искренней заботы

Сочувствие - это ставить себя на место другого. Не в воображении того, что мы сделаем или почувствуем, а в том, что чувствует человек перед нами с его жизненным опытом.Когда мы искренне сочувствуем, наша искренняя забота очевидна. Слушание с таким уровнем сочувствия способствует общению и заставляет человека чувствовать, что его действительно слышат и ценят.

Подход, ориентированный на клиента

Если мы посетим консультанта, мы не ожидаем, что он проведет нашу сессию, раскрывая информацию о своей собственной жизни, когда мы упоминаем что-то, имеющее отношение к ним. Точно так же, слушая кого-то, слишком легко вмешиваться в нашу собственную историю, особенно когда они говорят о чем-то, о чем мы кое-что знаем.Но это плохое прослушивание. Слушать - значит рассказывать чужую историю, а не рассказывать о собственном опыте.

Хороший слушатель

Нелегко быть хорошим слушателем. Это может быть довольно неприятным занятием, особенно если мы считаем, что у нас есть «решение», или если у нас есть собственные проблемы, которыми мы очень хотим поделиться. Однако, если мы подумаем о подходе Роджерса, он может установить шаблон для наилучшего прослушивания:

  • Слушать без осуждения и неодобрения
  • Слушать, не предлагая нежелательных советов
  • Чтобы продемонстрировать искреннее сочувствие
  • Сосредоточиться, слушая, на чужом опыте, а не пытаться поделиться своим.

Слушание - очень ценный навык, и его стоит приобрести. Хорошее слушание позволит нам по-настоящему помогать людям. Это также позволит нам развивать глубокие и прочные дружеские отношения, которые будут основаны на подлинных ценностях и бескорыстном отношении.

© 2013 Рут Нина Уэлш - Советник и тренер для себя

Ненаправленное эмпатическое слушание

В этой статье я расскажу, как я обнаружил, что подход к слушанию, который я использовал почти два десятилетия, был совершенно уникальным.Он основан на счастливом непонимании Карла Роджерса. Но я забегаю вперед. Я хочу поблагодарить Клэр Фаулер за ее воодушевление и готовность побудить меня написать эту статью несколько месяцев назад, когда я впервые собирался опубликовать свои открытия.

В 1990-х я начал посредничество в глубоко укоренившихся межличностных конфликтах. Я разработал то, что в то время было несколько спорным подходом, - посредничество, управляемое партиями (PDM). По сути, это включает предварительные собрания со сторонами и, в конечном итоге, объединение их в совместное заседание, на котором посредник сидит в тринадцати футах или около того.Идея заключалась в том, чтобы подчеркнуть тот факт, что они были там, чтобы поговорить друг с другом с минимальным вмешательством со стороны третьей стороны (для тех, кто заинтересован, методология подробно описана в третьем издании моей книги «Посредничество под руководством партии: содействие диалогу между людьми»). Физические лица, бесплатная загрузка в качестве государственной службы Калифорнийского университета).

Примерно в 2003 году я прочитал основополагающую работу Карла Роджерса « Клиент-центрированная терапия », которая оказала глубокое влияние на мой подход к слушанию.В следующие 17 лет я буду отдавать должное Карлу Роджерсу за его умение слушать в моих книгах, статьях и на семинарах. Я объяснил, что Роджерс учил двум различным типам слушания: активному слушанию и эмпатическому слушанию. Первый особенно полезен для разрешения наших собственных конфликтов, а второй идеально подходит для того, чтобы выслушать стороны, которые ищут посредничества.

Я вышел на пенсию в качестве почетного академика Калифорнийского университета в 2014 году и продолжал проводить мастер-классы и семинары после возвращения в Чили, страну моего рождения.В середине 2020 года фонд Fundación Creo Familia (игра слов о создании семьи и вере в нее) пригласил меня руководить их посредническими усилиями. Моя работа заключалась в обучении и формировании посредников с использованием подхода ДПМ. Среди студентов были психологи и терапевты.

За прошедшие годы я получил множество комментариев о том, насколько уникальным был подход к слушанию. Многие специалисты по оказанию помощи поначалу отреагировали на этот метод с неверием и сопротивлением.А потом с большим волнением воспринял это. Так было и с моими учениками в середине 2020 года. «Я терапевт, - был типичный комментарий, - и мне действительно трудно перейти к этому новому подходу».

Мне все больше надоели эти замечания, поэтому я решил выйти за рамки клиентоориентированной терапии и начал слушать различные записи терапевтических интервью между Карлом Роджерсом и его клиентами. Я попытался прочитать все, что Роджерс смог достать. И я понял, что мои ученики все время были правы.Роджерс проявляет сочувствие через свои эмпатические размышления . Я проявил сочувствие к , мое сочувственное молчание . Роджерс постоянно прерывал своих клиентов, чтобы показать им, что он сопровождает их в их путешествии в самые глубокие уголки их мышления. Я сделал то же самое, не прерывая их пауз и сочувственно побуждая их не торопиться, чтобы подумать и поделиться тем, что они были готовы к этому.

Дело не в том, что Карл Роджерс не умел соблюдать паузы.Роджерс не боялся тишины, но редко использовал ее с пользой. Вместо этого Карл чувствовал себя обязанным активно размышлять о том, что чувствуют его клиенты. Когда человек начинает чувствовать себя понятым, он уходит в свой мир и прерывает зрительный контакт с медиатором или терапевтом. Чаще всего человек смотрит вниз, когда он вошел в этот глубокий момент размышлений. Сначала люди начинают говорить очень быстро, поскольку они делятся тем, что им хорошо известно, но со временем они говорят медленнее, с увеличением количества и глубины этих пауз.

Я заметил, что Карлу Роджерсу не составило труда вовлечь людей в это глубокое размышление. Но он постоянно прерывал их мысли, чтобы предложить эти эмпатические размышления. Я назвал свой подход методом недирективного эмпатического слушания. В нем сторона, которой нужно высказаться, понимает, что слушатель или посредник рядом с ними. Точно так же, как мы предлагаем человеку стул, чтобы показать, что у нас есть время послушать его, мы не перебиваем говорящего, даже когда он делает паузу, мы предлагаем ему психологический стул.Что наиболее интересно, так это то, что после этих пауз люди говорят вещи, которые особенно преобразуют.

В конце концов, оба метода дают одинаковые результаты: человек, которого понимают. Но что еще важнее, человек, который начинает понимать самого себя. Придется провести дополнительные исследования, но мне интересно, дает ли недирективный эмпатический подход эквивалентные результаты за более короткий период времени. При посредничестве это необходимо, потому что человек, который может слышать себя, начинает понимать, как он, возможно, также внес свой вклад в спор.

Одна из историй, которые я рассказываю в своей книге, касается молодой женщины, которую записывают на видео, рассказывая свою сторону конфликта со своим руководителем, в то время как один из моих менее опытных учеников слушает (полную транскрипцию см. В главе 14 документа). книга). Сначала ученик успевает и не перебивает. Однако в какой-то момент ей становится неудобно и нетерпеливо слушать. После того, как очень долгий сеанс закончился, я спросил девушку о ее опыте. Она ответила: «В какой-то момент слушательнице наскучило то, что я ей рассказывала, но потом я увидела вас за видеокамерой, вы казались настолько заинтересованными, что я продолжил.”

Я понятия не имел, что мое лицо приглашало ее выступить. Интересно, что во всех типах слушания говорящий может сказать, действительно ли слушатель заинтересован. Но для меня было особенно примечательно то, что наше сочувствие подает такие сильные сигналы. Другой посредник не мог поверить, что человек может говорить более часа, не прерываясь. С разрешения партии я пригласил ее на предварительное собрание. Через полчаса я прервал человека, который говорил, чтобы спросить моего коллегу.Этот человек полчаса делился с нами своими чувствами. Как вы думаете, он может больше сказать и мог бы легко говорить еще полчаса или больше? Мой коллега быстро согласился.

Конкурсную рецензируемую статью о том, как я обнаружил, что все эти годы я доверял Роджерсу подход, который он не использовал и не учил, можно найти в последнем выпуске Revista de Mediación (том 13, 2 и ). выпуск, 2020, https://revistademediacion.com/en/articulos/towards-non-directive-empathic-listening/).

Я только что опубликовал 6 -е издание моей книги на испанском языке, Mediación Interpersonal: Facilitando el diálogo entre las partes , которое также можно загрузить из Калифорнийского университета (http://www.cnr.berkeley.edu/ ucce50 / agro-labral / 7conflicto / Med_Interpersonal.pdf). Третье издание книги на английском языке не так актуально (http://www.cnr.berkeley.edu/ucce50/ag-labor/7conflict/PartyDirMediation.pdf), но подход недирективного эмпатического слушания описан с очень небольшими отличиями от того, что он есть сегодня, за исключением того, что он все еще сохраняет ссылку на Карла Роджерса.

Я навсегда останусь в долгу перед Карлом Роджерсом и его книгой «Терапия, ориентированная на клиента» .