Архетип бог: Обреченные творить. Архетип Творец.

Содержание

К.Г. Юнг об архетипе «Бога», религии и душе

«Бог» как психический факт есть типичный автономизм, коллективный архетип /…/ Поэтому он характеризует не только все высшие формы религии, но спонтанно возникает и в индивидуальных сновидениях. Архетип как таковой является бессознательным психическим образом , но он обладает реальностью, независимой от установки сознательного разума. Подобное психическое существование не следует путать с идеей метафизического Бога. Существование архетипа не утверждает существование Бога, но и не выражает каких-либо сомнений в том, что он существует. Бого-образ, созданный в спонтанном акте творения, представляет живую фигуру, бытие, существующее по «своему собственному усмотрению» и поэтому независимо конфронтирующее со своим показным («мнимым») творцом. /…/ Поскольку этот процесс естественный, то он не может быть решен в контексте вопроса: то ли Бого-образ сотворен, то ли он сотворил себя сам. Наивный интеллект не может принять в расчет его автономность и поставить диалектическую взаимосвязь на практические рельсы. Он делает это, призывая божественное присутствие во всех трудных и опасных ситуациях, с целью переложить все свои невыносимые тяготы на Всемогущего, и в ожидании соответствующей помощи от подобной терпимости. В психологическом смысле это означает, что комплексы, взвешиваемые в душе, сознательно переносятся на Бого-образ /…/ В любой религиозной практике чрезвычайно важно , чтобы человек оставался в осознании своих трудностей и тягот, — другими словами, сознавал свои грехи. Превосходным примером этому является взаимное признание греха. В действительности весь внутренний опыт проистекает из бессознательного, над которым мы не имеем никакого контроля. Но бессознательное есть природа, которая никогда не обманывает; только мы сами обманываем себя. Все психически могущественное неизменно именуется «богом». В то же самое время «Бог» противостоит человеку и впечатляюще отстоит от него. Но любовь сродни обоим. /../ Любовь не выглядит пустяковой вещью: она и есть сам Бог. В психологическом ракурсе эта функция отношения с одной стороны, и чувственное психическое состояние — с другой, что, как мы видим, практически совпадает с Бого-образом.

Бого-образ был духом, который нуждался в духе человеческом. Современный цивилизованный человек, по-видимому, очень далек от всего этого. Он просто стал невротиком. Оттого потребность в христианских общинах по необходимости должна была исчезнуть вместе с утратой их смысла и значения. Мы даже не знаем, от чего призвана охранять нас эта община. В глазах просвещенных людей религиозность придвинулась , и даже очень близко, к неврозу. Необходимо согласиться с тем, что христианский акцент на духе неизбежно ведет к невыносимому обесцениванию физической стороны жизни и , таким образом, создает нечто вроде оптимистической карикатуры на человеческую природу. В двух мировых войнах нам открылась бездна, преподавшая нам наиболее поучительный урок, который только и можно было себе вообразить. Теперь мы знаем на что способны люди и что хранится на нашем складе, если когда-либо снова массовая психика вздернет вверх правую руку (приветствие фашистов) /…/ В той мере, в какой современный разум страстно занят предметами совершенно другого рода, нежели религия, последняя и ее предмет, т.
е. изначальная греховность, отошли на задний план, т.е. почти ушли в бессознательное. Поэтому в наши дни не верят ни в то, ни в другое. Люди бранят психологию за то, что она погрязла в нищенской фантазии. Между тем даже самый мимолетный взгляд на историю античной религии и морали позволяет увидеть, каким демонам дает прибежище у себя душа человека. С неверием в нравственную грубость человеческой природы соединяется неверие и в мощь религии. Явление, хорошо известное каждому психоаналитику , а именно — бессознательная трансформация эротического конфликта в религиозную деятельность, представляет собой нечто, совершенно лишенное всякой этической ценности, просто истерическую подделку, тогда как тот, кто своему сознательному греху столь же сознательно противопоставляет свою религию, тот совершает нечто, чему с исторической точке зрения нельзя отказать величие.Такое отношение является здоровой религиозностью. Бессознательной же трансформации эротического в религиозное следует сделать упрек в сентиментальном позировании, лишенном всякой нравственной ценности. /../ Через смещение интереса от внутреннего к внешнему миру наше знание природы тысячекратно увеличилось по сравнению с предшествующими веками, но знание и опыт в отношении мира внутреннего соответственно сократилось. Религиозные интерес, который должен был бы оставаться наивысшим и самым решающим фактором, во внутреннем мире утратился, и наиболее значительные догматические фигуры истощились до незнакомых и непостижимых рудиментов, некой добычи для разного рода критики. Даже современная психология переживает огромную трудность в утверждении права человеческой души на существование, в статусе, заслуживающем доверия; что душа — это форма существования со свойствами, которые могут быть исследованы, и поэтому является подходящем объектом для научного изучения; что она не нечто, пришпиленное к потустороннему , но обладает также и внутренней автономностью, и своей собственной жизнью; что это не просто эго-сознание, а некое существование, которое во всех своих ипостасях может быть проявлено лишь косвенном образом.
(цитаты из книги «Символы трансформации») Как наиболее консервативная из всех производных человеческого разума, религия сама по себе является мостом к вечно живому прошлому, которое все еще существует и воздействует на нас. Религия, которая не в состоянии ассимилировать мифы, забывает о присущей ей функции. Ее духовная витальность зависит от близости к мифу и может сохраняться, только если каждое поколение переведет миф на свой язык и сделает его существенной частью своего мировоззрения. Психология, будучи наукой, наблюдает религиозные идеи с точки зрения их психической феноменологии, не вдаваясь в их теологическое содержание. Она относит догматические образы к категории психических содержаний, поскольку психика является целью ее исследования. (цитаты из «Таинство воссоединения»)

Идея Бога - архетип? | CarlJung

думаю архетип "Бога"
----------
Я бы так не сказала... А есть такой архетип?"
Архетипа Бога нету по определению: Бог неописуем = безграничен, а архетип - ограниченный паттерн, структура бессознательного. Есть Самость - архетип порядка и целостности, который СВЯЗАН с ПРЕДСТАВЛЕНИЕМ о Боге. Не более того.
Кстати, Юнг слова "архетип Бога" в своих текстах не использовал.

=============================================================================================
Тонкий вопрос, непростой. Действительно, нигде не встречала у Юнга словосочетания «архетип Бога». НАЗВАННЫХ архетипов у Юнга всего ничего – архетипы Мудрого старца, Анимы/Анимуса, Ребенка, Тени, Героя, Отца, Матери, Самости.( Если ошибаюсь, поправьте меня.) Но у Юнга есть мысль, высказанная им неоднократно,что «архетипов столько, сколько есть оттенков психического переживания и сколько есть типичных жизненных ситуаций».
Вот предлагаю вашему вниманию компилированный текст Юнга. Цифры поставила только потому, чтобы проще было увидеть не юнговскую, а всего-навсего мою логику размышления в попытке ответить на вопрос, считал ли Юнг идею Бога архетипичной. Выводы, естественно, каждый пусть делает сам.

ЮНГ
1.Архетипов столько, сколько есть оттенков психического переживания и сколько есть типичных жизненных ситуаций.
Как только пытаются изучить данный архетип в отношении к другим архетипическим формам, то они настолько расширяются, что им соответствует только неопределенная переливчатая многоформенность, которая превосходит возможности человеческого представления. Почти безнадежно вырвать один единственный архетип из смысловой ткани души, но именно из-за своей переплетенности они образуют интуитивно схватываемое единство.

Всякое толкование содержания архетипа всегда остается по форме приблизительным – «как будто». Есть некое ядро значения, которое можно перефразировать и изложить другими словами, но нельзя исчерпывающе описать.
Смысл ядра значения архетипа люди всегда толковали и толкуют. Причем всякое толкование, которое мало-мальски приближается к этому сокровенному смыслу, с давних пор претендовало не только на абсолютную истинность и узаконенность, но и одновременно также на благоговение и религиозную преданность.
Чем отчетливее архетипические представления, тем заметнее становится одна их черта – наделенность особой эмоциональной окрашенностью, специфическая динамика в рамках душевной жизни. Они впечатляют, воздействуют, очаровывают.

2. Я часто называю архетип изначальным образом. Я рассматриваю понятие «образ» в психологическом смысле. С этой точки зрения, изначальный образ – это типическая основная форма известного, всегда возвращающегося душевного переживания, он всегда коллективен. Изначальный образ всегда пробуждает данное душевное переживание и соответствующим образом формулирует его

Изначальный образ есть ступень, предшествующая идее. Необходимо присущее архетипу некое смутно ощущаемое понятие развивает себя в идее. Архетип придает всякому опыту определенную форму, и через осознание этой формы рождается идея. Идея есть не что иное, как изначальный образ, достигший мыслительной формулировки.

3.Представления об ангелах, архангелах, «тронах и господствах» у святого Павла, архонтах у гностиков, небесной иерархии у Дионисия Ареопагита и т.д. происходят из восприятия относительной самостоятельности архетипов. Архетип есть своего рода готовность снова и снова репродуцировать однотипные или похожие мифические представления.

Архетип захватывает психику со своеобразной изначальной силой и вынуждает ее выйти за пределы человеческого. Именно поэтому люди всегда нуждались в демонах и не могли жить без богов. Все эти образы служат выражением воссоединенности человека в его полноте. Тот факт, что эта цель обозначается именем "Бога", доказывает ее нуминозный характер.

Где бы мы ни обнаружили символы, указывающие на психическую целостность, мы заодно встречаем и наивную идею о том, что они обозначают Бога.

4. Религия – это живая связь с душевными процессами, которые не зависят от сознания, а происходят в темноте душевных истоков.

Символически выраженные понятия всех религий суть образования бессознательных процессов в типической общеобязательной форме.
Везде, где мы можем проследить возникновение какой-либо религии и проникнуть до ее первоисточников, мы видим, что образы религиозного учения притекают к его основателю в виде откровений, то есть как конкретизированное выражение его бессознательной фантазии. Формы, всплывающие из недр его бессознательного, он провозглашает общезначимыми.
Нуминозная сила мифологемы подкрепляется доказательством ее архетипического характера. Архетип есть то, во что верят везде и повсюду.

Потребность в метафизических высказываниях покоится на фундаменте бессознательного. Подобные высказывания указывают на захваченность неким архетипом.
Человек непосвященный, не имеющий возможности наблюдать за поведением автономных комплексов, склонен возводить происхождение психических содержаний к окружающему миру. Это предположение оправдано, если речь идет об идейных содержаниях сознания. Но, наряду с ними, имеются еще и иррациональные, аффективные реакции и импульсы, исходящие от бессознательного и толкающие к архетипическому упорядочению сознательного материала.Лежащие в основе этих высказываний представления неизбежно антропоморфны.

Всякий, кто отважится мыслить об отношении между душой и идеей Бога, будет тотчас обвинен в психологизме.
Я психиатр, а не философ, чистый эмпирик, размышляющий над определенными фактами опыта. Душа для меня есть сводное понятие целостности душевных процессов. Дух – качественная характеристика определенных душевных содержаний. Бог – некий внутренний опыт, не подлежащий сомнению как таковой, но впечатляющий.

Бог – не какая-то статистическая истина. Теологи наивно мнят, будто то, во что они верят, непременно так должно и быть. Богословы во всех своих вариантах хватают Господа под рукава и предписывают ему, каким он по их мерке должен быть. Они наивно предполагают, что всякий одинаково думает, произнося имя «Бог». В действительности же один имеет в виду Яхве, мусульманин – Аллаха, буддист – Будду, даосист – Дао. Каждый настаивает на своей точке зрения и воображает, будто владеет единственной истиной. Я предлагаю скромность, т.е. взаимное согласие в том, что Бог есть в первую очередь наше представление о нем.

Идея Бога – совершенно необходимая психологическая функция иррациональной природы, которая вообще не имеет отношения к вопросу о существовании Бога.
Идея сверхмогущественного божественного существа, в осознанном виде или бессознательном, распространена повсюду, ибо она является архетипом. Архетип – это психическая предпосылка религиозных воззрений, он обусловливает антропоморфность образов бога.

Каждый, стоит только этого захотеть, может приблизиться к месту таких переживаний независимо от того, верит ли он сам в бога. Без такого приближения невозможно понять тех чудотворных преображений, прототипом которых является дамасское видение Святого Павла. Существование религиозных переживаний присуще любому человеку. Но всегда остаются сомнения, является ли на самом деле причиной этих переживаний именно то, что человеческая метафизика и теология именуют богом.

5. Источником происхождения истинной веры является не сознание, а спонтанное религиозное переживание, которое ставит религиозное чувство в прямую зависимость с богом.

Разуму боги представляются существами, бытующими в себе, или он считает их несерьезной суеверной выдумкой. И метафизическое постулирование бога, и мнение, будто его можно изобрести, самонадеянны, ибо несомненно, что боги – это персонификация психических сил.
То, что человечество с немыслимо давних времен именует «Богом», мы испытываем каждый день, только даем ему так называемые разумные наименования. Например, называем его аффектом. Бог является императивной психической величиной и не ограничивается одним определенным именем, а охотно позволяет назвать себя Разумом, Энергией, Материей и даже «Я».
Образ Бога всегда антропоморфен. Моя позиция позволяет мне сделать вывод, что за яхвистическим образом Бога лежат некие человеческие сущности. Это образ брутальной силы, неэтичного и бездуховного промысла, хотя в нем наряду с насильственным стремлением к власти есть черты доброты и великодушия. Разумеется, этот образ не был измыслен, как не был он вообще интеллектуальным образованием. В нем – спонтанное откровение стихийного человека. Образ Бога всегда соответствует тому переживанию, в котором он открывается.
В бессознательном я со всей очевидностью сталкиваюсь с неизвестной величиной, которую я называю «Богом». Я зову его всякий раз, как пользуюсь именем его в гневе или страхе, вообще когда я непроизвольно произношу: «О Господи. » Это происходит, когда я встречаюсь с кем-то или чем-то сильнее меня. Такое обозначение подходит для всех потрясающих меня эмоций, которые осиливают мою волю, захватывают надо мною власть.. Этой силе я даю имя «личного Бога», ибо моя судьба – это и я сам, особенно когда эта сила подступает ко мне в образе совести, с которой я могу говорить и даже спорить.
Мне приходится вновь и вновь подчеркивать, что ни моральный закон, ни понятие Бога, ни какая то бы ни было религия не появились извне, не упали на человека с неба, но что все это человек имеет в себе и создает из самого себя.
Идея божества относятся к неискоренимому фонду человеческой души. Поэтому каждая честная психология должна разбираться с этими фактами. В физике мы можем обойтись без образа Бога. В психологии же эта некая величина, с которой следует считаться точно так же, как с «аффектом», «влечением», «матерью» и т.д.

6. Понимание Бога как автономного психического содержания делает его нравственной проблемой. Но если считать эту проблему несущественной, то и бог будет недействительным, ибо тогда он никак не сможет вмешиваться в нашу жизнь и будет только идолом исторического понятия или предметом философских сантиментов. Психологически «Божья воля» дана во внутреннем опыте как превосходящая, решающая сила. Называем мы это сущностное нечто по-разному – инстинкт, судьба, вера, Самость и т.д.
Самость есть не что иное, как психологическое понятие, призванное выражать неразличимую нами сущность, саму по себе для нас непостижимую, так как она превосходит возможности нашего постижения. С равным успехом ее можно назвать «богом в нас».
Самость – отображается душой, т.е. душа создает образы, символы. Ее образы суть оформленные энергии, силы, имеющие и духовную, и аффективную ценность. Острота психологического прозрения нашла свое отражение в размышлениях Мейстера Экхарта: «Душа, только сама став тварью, сотворила Бога, так что Его вовсе не было до тех пор, пока душа не стала некою сотворенностью. Что Бог есть Бог, тому я причиной.»
« Кто вынужден всегда добывать себе Бога извне, тот отыскивает его неудовлетворительным способом, тот Бога и не имеет, и тогда легко приходит нечто такое, что ему мешает. И тогда человеку мешает не только дурное общество, но и хорошее общество, не только улица, но и церковь, не только злые дела и слова, но точно так же и добрые. Ибо препятствие лежит в нем самом, Бог еще не стал внутри его миром. У кого верно на душе, тому хорошо повсюду и у всех людей. Ибо человек с верной душой имеет Бога всегда при себе.» Из этих рассуждений с достаточной ясностью вытекает, что бог у Экхарта есть психологическое, точнее - психодинамическое состояние.

7. Символом Самости может стать все, что человек полагает более объемлющей целостностью, чем он сам. Через символ Христа человек может познать действительное значение собственного страдания. Драма жизни Христа – это собственно драма сознательной и бессознательной жизни самого человека, которого преображает его высшее предназначение.
Символ Самости отнюдь не всегда обладает целостностью. Фигуре Христа недостает ночной стороны психики, духовной тьмы и греховности. А без интеграции зла нет никакой целостности.

Уже на ранней стадии христианства реальный человек Иисус исчез, скрывшись за эмоциями и проекциями своего окружения. Он всецело заслоняется или замещается метафизическими понятиями и представлениями: он – предводитель демонов, космический спаситель, посредующий Богочеловек. Он ассимилирован окружавшими его психическими готовностями – религиозными системами – и тем самым преображен в архетипически оформленное выражение. Христос превратился в коллективную фигуру, которую чаяло бессознательное его современников. Если бы фигура его была только человеческой и исторически верной, то она несла бы людям столь же мало света, как, например, фигуры Пифагора, Сократа и др. реальных исторических личностей.
Христос как Логос, Сын Отца, Царь славы, Судия мира, искупитель и Спаситель, сам есть Бог, некая всеобъемлющая целостность. Подобные мифологические высказывания описывают некий архетип, выражающийся более или менее одинаковой символикой. Это архетипическое представление отражает бессознательный образ целостности индивида, т.е. Самость. Этот архетип Самости и отозвался в душе каждого на «благую весть». Эмпирически человек никогда не может провести различие между символом Самости и образом Божьим.
Символы, покоящиеся на архетипическом основании, не могут быть сведены к чему-либо другому. Однако любой, кому известно, насколько тесна и важна связь «коллективных представлений» с радостями и горестями человеческой души, без труда поймет, что центральный символ христианства в первую очередь должен быть наделен неким психологическим значением, ибо без такового он вообще никогда не стал бы общезначимым, но давно бы уже пылился в огромной кунсткамере духовных уродцев, разделяя судьбу многоруких и многоголовых богов Индии и Греции.

8.Троическая драма спасения – именно драма, а не интеллектуальное ее понятие – развернулась на мировых подмостках, и никто не осознавал, что это новая версия чего-то такого, что уже было в прошлом. Многовековое последействие открывшегося было ничем иным, как постепенным развертыванием архетипа в сознании. «Святость» какой-либо идеи или вещи означает, что они наделены высшей ценностью. Святость дарит откровение, она есть сила озарения, исходящая от архетипической фигуры.

Идея Святого Духа – это не естественный образ, но некое абстрактное понятие жизненности Отца и Сына, которая стоит между Единым и Иным. Из двойственности напряжения жизнь всегда порождает нечто третье, которое представляется несоизмеримым и парадоксальным. Святой Дух есть некая функция, в качестве таковой он является третьей ипостасью Божества. Его следует понимать как некое представление, объяснимое лишь вводом человеческой рефлексии. В постулировании понятия Святого Духа мы усматриваем результат деятельности человеческого мышления. Но оно вовсе не обязательно должно быть сознательным актом. Оно могло быть обязано своим происхождением какому-то «откровению», т.е. бессознательной рефлексии, автономной работе бессознательного, точнее – Самости, символа, которой невозможно отличить от образов Бога. Религиозное толкование будет настаивать на божественном откровении этой ипостаси, и против этого психология ничего возразить не может.
Развитие идеи триединого Бога есть процесс дифференциации сознания, растянувшегося на несколько тысячелетий.

9.Если человек все еще не отбросил все свои религиозные убеждения, то исключительно потому, что религиозный импульс покоится на инстинктивной основе и, стало быть, является специфически человеческой функцией. У человека можно отнять бога, но только для того, чтобы дать ему взамен другое божество.
В течение XIX столетия, дух начал вырождаться в интеллект, а в последнее время ударился в реакцию против невыносимого господства интеллектуализма, реакцию которая, правда, с самого начала допустила непростительную ошибку путать интеллект с духом и обвинять последний в злодеяниях первого. На самом же деле интеллект наносит вред душе тогда, когда имеет дерзость претендовать на правопреемство в отношении духа, на что он ни в каком смысле неспособен, ибо дух есть нечто высшее в сравнении с интеллектом, поскольку включает в себя не только его, но и душевное начало.

Цитаты из работ Юнга
«Понятие коллективного бессознательного»
«Личное и сверхличное»
«Сознание, бессознательное, индивидуация»
«Психологические типы»
«Глоссарий»
«К догмату о Троице»
«Книга Иова»
Психологический комментарий к «Бардо Тходол».
«Misterium Coniunctionis»
«Архетипы коллективного бессознательного»
«Отношения между Я и бессознательным»


Теория архетипов К.

Г. Юнга и ее значение для понимания механизмов восприятия предметного мира


 

Корнеев Михаил, УрГУ, факультет связей с общественностью и рекламы, гр. 502

Содержание.

1. Введение...........................................................................................

2. Теория архетипов К. Г. Юнга и ее значение для понимания механизмов восприятия предметного мира ..................................................................

2.1. Теория архетипов Юнга..................................................................

2.2. Восприятие предметного мира: форма, цвет, пространство.....................

2.3. Предметы дизайна и их восприятие..................................................

 - Стулья........................................................................................

 - Светильники. ..............................................................................

3. Заключение.......................................................................................

4. Список литературы.............................................................................

 

 

 

 

 

Введение.

Тема архетипов заинтересовала меня еще несколько лет назад, после курса общей философии и семиотики, тем более стало интересно рассмотреть в рамках восприятия предметов дизайна. Архетипы - непоколебимые элементы бессознательного, которые становятся факторами восприятия, анализируя на предмет целостности рассматриваемые предметы. Восприятие предметного мира строится по некой формуле, которая заложена внутри нас. Некоторые механизмы ее действия будут рассмотрены мною в данной работе. Сразу обозначу, что за основу взята классическая теория архетипов, с которой автор ознакомился в первоисточнике. Я анализирую влияние архетипов на восприятие предметного мира в следующем порядке:

- анализ основных архетипов в соответствии с теми, которые обозначил Юнг (не все, только самые значимые на мой взгляд). Необходимо рассмотреть архетипы, описанные непосредственно К. Г. Юнгом.

- анализ форм, их соотношения и цвета, а также иных характеристик вещи. Необходимо понять, как структуры нашего бессознательного воспринимают те или иные формы, чтобы в заключительной части перейти к уже созданным предметам дизайна и проанализировать их.

- рассмотрев восприятие отдельных форм и их взаимодействия, я попытаюсь проанализировать предметы дизайна и их восприятие. Я выделил две группы предметов, которые, на мой взгляд, особенно интересны - светильники и стулья. Стулья и кресла выбраны потому, что эти предметы непосредственного взаимодействия с нашим телом, мы выбираем их по многим характеристикам: удобство, красота, назначение. Мы на них сидим, а значит, не только созерцаем, но и ощущаем постоянно. Светильники - сам процесс излияния света уже содержит в себе некий символизм и архетипичность - свет это добро, благо, тепло и пр.

 

Мы имеем двоякий механизм восприятия мира: формы, используемые нами в различных целях, становятся архетипичными. С другой стороны, архетипы формируют восприятие этих вещей. Например, дерево во многих культурах становилось предметом культа и сохранило свою культурную сущность как сакральный предмет.  В данном реферате мне хочется осветить обе стороны: и восприятие форм, через создавшиеся архетипы, и проявление архетипичных форм в предметах дизайна.

 

Таким образом, в данном реферате я ставлю цель поэтапно рассмотреть механизмы восприятия предметного мира через архетипы Юнга, в том числе через анализ предметов дизайна.

 

 

 

Теория архетипов К. Г. Юнга и ее значение для понимания механизмов восприятия предметного мира.

 

Теория архетипов К. Г. Юнга.

Архетипы - непоколебимые элементы бессознательного, но они постоянно изменяют свой облик.  В коллективном бессознательном содержатся архетипы врожденной формы, которая предрасполагает людей воспринимать, переживать и реагировать на события определенным образом. Это скорее факторы восприятия. «Человеки» попадаются на одних и тех же действиях: архетипы опредмечиваются в культуре, осмысляются в мифах, искусстве и т.д. Это ключевой момент для понимания поставленной проблемы. Опредмечивание архетипа - часть механизма восприятия мира. Если мы говорим об архетипе полководца или правителя, то материальным соответствием будут предметы символы власти, например, трон. В таком случае, форма трона, а в дальнейшем стула с высокой спинкой, будет относить нас к этому архетипу.

Ни один архетип не может быть сведен к простой формуле. Он пребывает косным на протяжении веков и, тем не менее, всегда стремится к новому толкованию. Я обращаюсь к классической трактовке архетипов, которая приведена в статьях К. Г. Юнга. На этом этапе я ставлю задачу рассмотреть основные архетипы и дать трактовку тому, какие слои восприятия дизайна затрагивают их. В дальнейшем я рассмотрю, как эти архетипы в качестве элементов бессознательного «реагируют» на те или иные формы.

Самые важные, на мой взгляд, архетипы:

1 «Персона» (с латинского «Маска») - наше публичное «Я», социальные роли, которые проигрывает человек. Есть опасность «маски» - сведение личности к персоне, т.е. к социальной роли. Задача человека - сохранить личность. На этом этапе можно говорить о социальной функции дизайна, о знаковой функции вещи. Вещь как отражение статуса и своей позиции. Всякий предмет дизайна мы воспринимаем через исторически сложившуюся социальную иерархию.

2 «Тень» (тяжелая, дурная сторона). Содержит социально неприемлемые мысли, страсти. Позитивное - источник жизненной силы, спонтанного, творческого начала. Задача эго - направлять в нужное русло энергию тени. Всякое проявление негативных или провокационных идей в дизайне привлекает к взаимодействию эту сторону личности.

3 «Анима» и  «Анимус» - душа как психологическое. «Анима» - внутренний образ женщины в мужчине. Бессознательная женская сторона личности мужчины. «Анимус» - внутренний образ мужчины в женщине, т. е. бессознательная мужская сторона личности женщины. Символ «Анимы» - дева Мария и т.д. символ «Анимуса» Иисус Христос, Дон Жуан и прочие. Это всякое проявление мужского и женского, материнского и отцовского в формах, цветах и направленности форм. Это результат выработки в организме мужского и женского начал. В конечном счете, это основная, по моему мнению, структура анализа, хотя нельзя разделить предметный мир на мужской и женский, но определенное тяготение к тому или иному прослеживается в каждом предмете.

4.Архетип «Самость» - сердцевина личности, это цель развития личности. Это интеграция всех аспектов души, это единство, гармония, целостность личности. Самость - зрелое «Я». Символы - мандала, нимб святого. Понимание вещи как гармоничного целого относит нас к этому архетипу.

5.Архетип «Мудрец» - персонификация жизненной мудрости и зрелости. Символ - пророк. Фигура мудреца имеет у женщин не менее акцентированный эквивалент: это фигура с ярко выраженными материнскими качествами, великая Мать, всегда действующая во благо, живущая только для других и никогда не ищущая своей выгоды, открывающая путь к великой любви, так же как мудрец - провозвестник истины.

6. Архетип «Бог» - конечная реализация психической реальности, спроецированной на внешний мир. Символ - ложное око

7. Один из архетипов - ребенок - характеризуется Юнгом как «большое в малом», или как эпизоды из собственного детства, опирающиеся на общечеловеческую символику такого плана.

 Все описанные архетипы, имеют структуру, приведенную выше, но при этом видоизменяются на протяжении существования человечества. В культуре появляются разные изменяемые трактовки архетипов - женское начало предстает ведьмой, плодородной матерью, богиней; мужское - воином, царем, колдуном; ребенок может раскрываться через образы гнома, младенца Иисуса. Все эти образы могут приходить в сновидениях, выражая наше взаимодействие с миром, а могут появляться в цепочке ассоциаций, вызванных предметом, и выражать его скрытые смыслы.

Рассматривая архетипы, важно сконцентрировать внимание на таких моментах, необходимых для анализа предметных форм:

1. Анимус и Анима. Женское и мужское начало наиболее часто отражаются в формах, созданных человеком, так как взаимодействие мужского и женского - основное начало жизни. Механизм взаимодействия анимы и анимуса, на мой взгляд, примерно таков: то, что не принадлежит "Я" (а именно мужскому "Я"), является, по всей видимости, женским. Каждому полу внутренне присущи и определенные черты противоположного пола. Из огромного числа генов мужчины лишь один имеет решающее значение для его мужественности. Небольшое количество женских генов, видимо, образует у него и женский характер, остающийся обычно бессознательным. Анима и Анимус в разных ситуациях появляются как женское - мужское начало и как начало мать - отец. Все это обнаруживается преимущественно в проекциях, направленных на противоположный пол, отношения с которым становятся некой магией. Тяготение к тем или иным формам дизайна может сказать нам о содержании тех или иных сторон анимы или анимуса внутри нас.

2.Все архетипы имеют как позитивную, благоприятную, светлую сторону, которая указывает вверх, так и ту, которая указывает вниз - частично негативную и неблагоприятную, частично хроническую, но в остальном просто нейтральную. В этом отношении архетип духа не исключение. Даже форма гнома предполагает своего рода ограничение и наводит на мысль о натуралистическом растительном божестве, являющемся из преисподней. Таким образом, нельзя говорить об агрессивной форме дизайна как о проявлении тени, или о гармоничной как о проявлении самости. Хотя иногда эти рассуждения могут присутствовать и претендовать на звание разумных и закономерных.

3. Часто архетипы проявляют себя в критические моменты жизни человека. Приведу пример из практики К. Г. Юнга[1]. «Одна юная пациентка, страстно привязанная к своей матери, постоянно видела о ней весьма неблагоприятные сны: та появлялась во сне то как ведьма, то как призрак или преследовательница. Мать сверх всякой меры баловала дочь и своими нежностями так "ослепила" ее, что та оказалась не в состоянии сознательно разглядеть это вредоносное влияние, почему бессознательное и занялось компенсирующей критикой матери». Во взаимодействии человека и предметного мира происходит аналогичный процесс: тяготение к тем или иным формам (а как будет сказано ниже, каждая форма несет в себе скрытые смыслы) может быть с достаточной степенью достоверности проанализированно.

4.Ощущение гармонии зарождается бессознательно, если качества вещей соответствуют тем или иным архетипическим формам. То, что подразумевается под "архетипом", проясняется через его соотнесение с мифом, тайным учением, сказкой. Дикарю недостаточно просто видеть, как встает и заходит Солнце, - эти наблюдения внешнего мира должны одновременно быть психическими событиями, таким образом, смена дня и ночи должны представлять судьбу Бога или героя, обитающего, по сути дела, в самой человеческой душе. вещи»[2]. Таким образом, всякая простая форма несет в себе несколько смыслов, рожденных в процессе познания мира человечеством. Они отражаются не только в мифах, но и в сновидениях, и как мы увидим позже, ассоциации, связанные с предметом, подчинены этим смыслам.

Следовательно, формы, которые мы воспринимаем или ощущаем, несут скрытые смыслы, связанные со значением этих форм  в культуре, а наше отношение к этим формам - позитивное или негативное - говорит о нашем отношении к этому содержимому. Для того, чтобы описать этот механизм, рассмотрю в следующем этапе восприятие формы, цвета и взаимодействия форм.  

Восприятие предметного мира.

В данном разделе я ставлю задачу описать восприятие формы, цвета и взаимодействия форм с точки зрения того подхода, который был изложен выше.

Здесь не обойтись без основ семиотики. Соссюр дал определение семиотики, которое до сих пор считается самым простым: семиотика - это "наука о жизни знаков в обществе" и о том, как они формируют наше восприятие мира.

Знак -  основное понятие семиотики. Икона, индекс и символ - классификация знаков, предложенная Чарльзом Пирсом.

 - икона - знак, где означающее похоже на означаемое. Например, портрет как знак изображенного человека, когда изображение привлекает или эмоционально действует как таковое; индекс - когда означающее является "симптомом", последствием означаемого. Отметка на термометре - индекс температуры; символ - то, по отношению к чему мы ведем себя так, как будто это что-то другое. Связь между означающим и означаемым устанавливается искусственно, и ее следует узнавать специально у членов данной культуры. Например, голубь, как символ мира. В дальнейшем, при анализе форм дизайна мы будем иметь дело с различными ипостасями знака, т. е мы имеем дело с кодировкой, которую мы декодируем будучи принадлежными к культуре. Человек учится читать знаки в процессе социализации (ассимиляции), когда ребенок или эмигрант входит в культуру. Общая культура - это общие знаки.

 

Определение знака основывается на следующей формуле: X понимает и использует Y в качестве представителя Z. В этой формуле X - это тот, кто использует знак (пользователь знака) и участвует в процессе коммуникации. В качестве Y и Z может выступать что угодно, однако Y должен быть воспринимаем, т.е. фактически должен являться материальным объектом[3]. В данном разделе я (Х) буду заниматься анализом знаковой структуры формы и цвета, т.е. тем, как в форме (Y) выражаются скрытые смыслы (Z).

 

1.Прежде всего цвет. У многих цветов закрепился целостный ассоциативный ряд в нашем обществе. Не стоит перечислять значение всех цветов, так как материал такого плана подробно изложен во многих источниках. Обращая внимание на любую поверхность или предмет равномерного цвета, мы бессознательно получаем информацию о его знаковой сущности. Восприятие цвета диктуется психологическим состоянием человека и его значением в культуре, то есть архетипичное значение, цвет как знак. Нас будет интересовать второй аспект. Кратко опишу основные цвета и сделаю необходимые выводы.

Красный цвет несет импульс возбуждающего, активного начала, мужской цвет.

Синий цвет стабильности, в средневековой культуре дама, носившая синий - верная. Это оппонент красного и женское начало.

Желтый - цвет приближенный к свету, оттого он несет позитивное начало, цвет раскрытия, развития.

Зеленый - позитивное природное начало: все что растет, связанно с зеленым цветом, но потому он и более заземлен, менее динамичен.

Анализ фиолетового необходимо начинать с того, что он - смесь синего и красного. Это единство мужских и женских черт, бестелесного духа.

Черный и белый - прошлое и будущее, черный - поглощение, белый - открытость. Часто в культурно-исторической трактовке белый выступает как стерильный, а черный - цветом всего темного, тайного, скрытого.

Мы видим, что основные цвета - желтый, красный, синий - влияют на восприятие цветов производных, (так в смеси цветов желтый вносит оптимизм), многие цвета воспринимаются на основе того, как они проявляют в природе (как зеленый или коричневый). Большую роль в восприятии цвета играет мужское и женское начала (В дальнейшем эти выводы помогут более подробно рассмотреть проявление мужского и женского  - анимуса и анимы в дизайне)

 

2 Форма. Рассмотрим такие формы как круг, квадрат и треугольник, то есть простые формы. Круг - позитивное начало, центр. Представление архетипа происходит через изображение мандалы, символа психического порядка. Круг - это луна и солнце, движение глаза. Эти представления наложены на его архетипичное восприятие. Производные круга - спираль, кольцо, полукруг - в той или иной степени несут эти значения.

Квадрат связан с делением, потому он вносит диссонанс в восприятие. Но при этом мы находим такие архетипичные представления, которые говорят о смысловой стабильности квадрата - четыре стороны света, четыре времени года, Земля - квадрат и т.п. Используя квадрат, дизайнер придает механистичность форме.

Треугольник. С одной стороны - это клин, предмет освоения, динамичная форма, с другой - механизм подсчета: мир на трех столпах. Это механистичная динамичная форма.

Кроме того, важными для восприятия являются пропорции - малый круг, например, шляпка гвоздя на стуле будет восприниматься как точка, вытянутый вверх прямоугольник как символ поднятого жезла, знак власти, силы.

3. Остальные формы, созданные человеком, если они не повторяют природные, будут составлены из выше перечисленных. Для их анализа необходимо рассмотреть в каждом случае идею соединения - будь то агрессивная врезка или плавное перетекание. Важным моментом будут пропорции формы, и момент заполнения пространства - соотношения пустоты и формы. Остановимся подробнее на этих моментах.

Всякое взаимодействие форм может нравиться или нет. Гармоничность соединения является ключевым моментом восприятия. Если форма врезается, вторгается в другую, то это воспринимается как захват одного смысла другим. Так треугольник, врезанный в шар, будет воспринят как нарушение целостности механизмом. Перетекание форм, слияние будет соединять их первоначальные значения в новое. Важно отметить, что взаимодействие формы есть движение, и восприятие такого процесса динамично. Кроме того, если взаимодействуют формы с четко выраженной архетипичной направленностиью, то наше восприятие автоматически опирается на взаимодействие архетипов.  

Фома в пространстве. Восприятие пустоты как первоначала, переменчивого начала и формы, как произведенного. Это в разных пропорциях взаимодействие самости как сердцевины личности и других архетипов, в зависимости от состава формы. Это принципиально важно, когда пространство либо организованно вокруг одной вещи, либо, когда форма заведомо пустотна.

Важно упомянуть понятие ритм и симметрия. Ритм -движение, такт, приносит рационально начало в восприятие, порядок. Симметрия - жизненность формы, именно природные формы симметричны. Она отличает вместе с ассиметрией живое от неживого.

Рассмотрев кратко основные принципы восприятия форм, перейдем к конкретным предметам дизайна и их восприятию.

 

 

Предметы дизайна и их восприятие.

В данном разделе я взял несколько предметов дизайна, чтобы рассмотреть их с точки зрения восприятия архетипами. Как было сказано выше, форма будет казаться нам совершенной, если она соответствует тому, что несет архетип. Чтобы понять этот механизм я рассматриваю две распространенные формы. Это позволяет сравнить предметы одной группы, и что особенно важно - группы предметов непосредственного контакта с человеком.

1.Предметы для сиденья.

1. Стул Fortuna дизайнера Леонардо Вульпи. Этот предмет не имеет в формообразовании простых форм. Не совсем мне нравится и хочется посмотреть почему, с точки зрения архетипичного восприятия. Ярко выражен цветочный мотив формы, что также подчеркнуто гаммой цветов от синего до белого (женственность, стабильность синего и целостность и чистота белого во взаимодействии говорят о проникновении в мир женского начала - анимы), желтый цвет раскрытия, развития, юности. В сочетании с формой цветка мы получаем выражение развивающегося женского начала. Я бы охарактеризовал его как «девчачий», «глуповатый» как раз в силу особенностей формы, цвета и, конечно, моего архетипического наполнения.

2. Стул «4 зведы» от дизайнера Константина Грчика (Грчич - в разных источниках по-разному). Мне кажется, что доминирующий мотив данной формы - игра с пустотой и пространством. Он как будто соткан из простых форм, причем форм незаполненных, а имеющих лишь контуры. Безусловно, это очень динамичный стул, я бы охарактеризовал его как лидерский. В нем все подчинено движению, активному мужскому началу, присутствует даже некоторая агрессивность, но не чрезмерная. Пожалуй, здесь очень сильна позитивная сторона архетипа Тени, она создает вызов и контрастирует с архетипом Самости (по моему мнению). Это стремление формы поглотить пустоту, заполнить ее, которое так никогда и не будет завершено. Очень интересный продукт, при том, что в последние годы дизайн мебели уходит в сторону механистичности, технологичности и острых углов, однако, данный стул никогда не затеряется в море подобных решений.

3. Сиденье «Монстр», дизайн KRD. Этот предмет не имеет простой формы, мы можем говорить о направленности движения - это присоединение, прохождение в отверстие - все в общих очертаниях округлых мягких форм. Можно говорить о непроявленном очертании круга внутри формы как о слабо выраженном отражении стабильности и целостности, который видно только из-за игры света и тени. Белый цвет - открытый, коммуникабельный, чистый. Красный - активный. Красные части стула как бы подкрадываются к белой основной массе, выражая тем самым активность. Может ли это направление говорить о присоеденении мужского активного анимуса к аниме как символу всеобщей матери, или же к самости как к сумме всей жизни - говорить трудно, так как форма, составленная не из простых форм, несет мало отпечатков архетепического восприятия мира, накопленного человечеством. Однако интересно также и деление на три части. Число «три» в культуре - это единство мира. Мир на трех столпах, триединство Бога в христианстве, и, наконец, три опоры у вещи - величина всегда необходимая и достаточная. Это может быть единство самости, ее целостности.

Вне анализа - два идеальных стула: Барселона от Дирка Винкела (стул для дачи, отдыха на природе - белый цвет, «пластичная» приглашающая форма) и кресло от Марка Ньюсона (да, именно так - доминанта сильнейшего фаллического символа - агрессивное мужское начало).

Каждый предмет для сидения из рассмотренных выше несет в себе тот или иной импульс, багаж символов культуры, которые воспринимаются нами положительно или отрицательно. Еще один момент, как взаимодействует человек с предметом - на какой-то стул хочется сесть аккуратно, на другом - развалиться. Наше поведение также отчасти продиктовано этими «шифрами», которые мы воспринимаем, интуитивно оценивая предмет как красивый или нет, подходящий нам или нет. А это зависит еще и от того, как в нас самих будут сосредоточены архетипы.

2. Светильники. Светильники - это всегда носители светлого начала. Здесь не будет агрессивных архетипов, ассоциаций с такими общечеловеческими символами как ведьма или полководец (касается, прежде всего, массового продукта. Я бы все-таки не отвергал возможность игры на контрасте самой сущности света и темного архетипа, такого как Тень. Мне даже кажется, что такой продукт может быть интересным и завораживать, как шоу Копперфильда, построенные зачастую на этом противопоставлении). Скорее всего, это будет взаимодействие анимы, анимуса, ребенка (как волшебного начала), самости как начала целостного.

1. Люстра Инго Мауера. Существует множество его люстр подобной формы - с крыльями, белого цвета. Эта - красная, составленная из сердечек с внутренними лампочками. Красное сердце - достаточно избитый символ, но в одной из его трактовок, (наиболее интересной) он описывается иначе - как слияние двух перевернутых свечей - двух горящих начал. И если красный светильник говорит об активном начале, хотя и сильно раздробленном, то повторение такой формы - о слиянии дух начал. При всей дробности получается целостность образа (свет - светильник - свеча), это, скорее всего, символ проявления и активности самости.

2. Светильник Medusa Sospensione от дизайнеров Silvio Zanon, Olga Barmine, Paolo Crepax. Очень динамичный, интригующий, даже завораживающий продукт. Спираль - производное круга - говорит о позитивном начале, стремлении в центр, она как штопор ввинчивается в пространство, но при этом за счет цвета и формы плафонов (перевернутые факелы, чашеобразность, каплевидность) женского начала сглаживается агрессивность, остается только движение, кинетика продукта. Матовое стекло сглаживает острые углу и распространяет мягкий, почти осязаемый свет. Я бы говорил о слиянии анимы и анимуса, а также об архетипе Самости, как бы это ни казалось удивительным: здесь и жезл, но раскрывающийся внизу (перевернут, конечно) - соединение противоположностей.

3. Светильник из тюля Brezza. Говоря о нем, прежде всего нужно сказать об эффекте полупрозрачности как о значении завуалированности и в то же время открытости, о взаимодействии, но защищенности. Кокетливость полупрозрачности подчеркивается желтоватым цветом. Здесь практически нет формы. Это скорее сгусток светящейся, таинственной массы, проникновения в пространство. Моно говорить о аниме, женском начале, проникающем в мир.

Среди рассмотренных предметов были формы гармоничные и не очень, агрессивные и позитивные, активные и спокойные - такие же многообразные, как и содержание архетипов. Наиболее число предметов несли в себе взаимодействие мужского и женского, как первоначал. Движения формы внутри предмета показывало взаимодействие этих и других первоначал. В целом, обращение дизайна к проблеме восприятия предметного мира позволяет добиться в результате проектирования более гармоничных форм, которые внимательнее учитывают механизмы восприятия.

 

 

Заключение

В данном реферате я рассмотрел теорию архетипов Юнга, описал основные архетипы, проанализировал воздействие архетипичных форм и механизмы восприятия предметного мира. Для этого я поэтапно подошел к анализу форм дизайна. Это двоякий механизм восприятия мира - через сложившиеся архетипы мы воспринимаем предметы, и наполняем при этом архетипы новыми значениями. Бессознательное, наполненное архетипами, «считывает» символическое содержание вещи и воздействует на сознание оценками и ассоциациями. Потому нам нравиться или не нравиться та или иная вещь. Таково достаточно простое описание механизма восприятия предметного мира.

Анализируя предметы дизайна, следует выделять их цветовое содержание, формы, составляющие их, а также положение предмета в пространстве. В данном реферате был приведен пример анализа наиболее заинтересовавших автора групп предметов.

 

На основании проделанной мной работы можно сделать следующие выводы:

- архетипы - неотъемлемая часть нашего бессознательного, и их содержание необходимо учитывать, создавая предметы дизайна

- все предметы и формы мы воспринимаем через их символическое архетипрчное значение. С помощью это процесса мы выделяем, в том числе, и свои симпатии.

- анализируя любую законченную форму, необходимо обращать особое внимание не только на содержание простых форм, но и на их взаимодействие, что открывает новые смыслы.

- среди архетипов наиболее часто проецируются на конкретные формы анимус и анима как основные начала бытия - мужское и женское.

В целом, проявление того или иного архетипа проецируется на форму и цвет, на соотношение форм предмета, на их взаимодействие. Можно сказать, что по выбору предмета можно судить о проявленности того или иного архетипа. Автору хватает смелости предположить, что при слабой выраженности того или иного качества следует обратить внимание на те или иные вещи, т.е. окружить себя вещами, несущими в себе символы того или иного начала. Конечно, говорить о такой дизайн - терапии можно с большой натяжкой, однако данная мысль имеет право на существование, а некоторые дизайнеры с успехом ее применяют. Однако! Везде важно равновесие, не стоит перебарщивать с такими идеями, чтобы не угнетать личность.

 

Список литературы.

1. Барабанов .А.А. "Семиотические основы художественного языка архитектуры"// Семиотика пространства. Архитектон 2004,

2. Быстрова Т. Ю. Вещь. Форма. Стиль: введение в философию дизайна. Екатеринбург: издательство уральского университета, 2001,

3. Степанов Ю.С.Абстрактная семиотика.

4. Юнг К. Г.  Структура души

 

5. Юнг К. Г.  Анима и анимус

 

6. Юнг К. Г.  Исследование фенноменологии самости

 

7. Юнг. К. Г. Об архетипах коллективного бессознательного

 

8. Юнг К. Г. Личное и сверхличное, или коллективное бессознательное

 


[1]. Юнг К. Г. Личное и сверхличное, или коллективное бессознательное

[2]. Юнг К. Г. Об архетипах коллективного бессознательного

[3]. Степанов Ю.С.Абстрактная семиотика.

Арес как архетип. Боги в каждом мужчине [Архетипы, управляющие жизнью мужчин]

Читайте также

Часть Третья ПОКОЛЕНИЕ СЫНОВЕЙ: АПОЛЛОН, ГЕРМЕС, АРЕС, ГЕФЕСТ, ДИОНИС

Часть Третья ПОКОЛЕНИЕ СЫНОВЕЙ: АПОЛЛОН, ГЕРМЕС, АРЕС, ГЕФЕСТ, ДИОНИС Олимпийские сыновья -- это Аполлон, бог солнца; Гермес (римляне называли его Меркурием), вестник богов; Арес (Марс), бог войны; Гефест (Вулкан), бог кузни; и Дионис (Бахус), бог экстаза и вина. Это олимпийские

Отвергнутые сыновья -- Арес и Гефест

Отвергнутые сыновья -- Арес и Гефест Арес и Гефест, дети, отторгаемые Зевсом, в отличие от Аполлона и Гермеса не владеют словом и не обладают острым умом. Они осуществляют себя через физическое действие. Оба больше склонны работать руками, чем головой. И оба руководствуются

Глава 8 АРЕС, БОГ ВОЙНЫ: воин, танцор, любовник

Глава 8 АРЕС, БОГ ВОЙНЫ: воин, танцор, любовник Арес как воплощение агрессии всегда был одной из самых значительных сил в истории человечества. Олимпийский "человек действия", бог войны и спора, неутомимый и бурный любовник, он расцветает в конфликтах и упивается радостью

Арес как бог

Арес как бог Арес (римляне называли его Марсом) был богом войны. Из двенадцати олимпийских богов он пользовался наименьшим почетом у греков -- им претило его безрассудство и склонность терять голову от ярости в бою. Арес воплощал неуемную страсть к драке и кровопролитию.

Арес -- защитник

Арес -- защитник Благоразумный человек предпочитает не вступать в конфликт с близкими Ареса, ибо это означает навлечь на себя неотвратимую кару. Бог войны всегда готов постоять за своих друзей, дочерей и сыновей. На самом деле Арес -- это единственный бог, который так себя

Арес как мужчина

Арес как мужчина Мужчина-Арес напорист, активен, очень эмоционален. Он воплощается в человеке, который реагирует на внешние раздражители, не раздумывая. Некоторые врожденные черты то и дело втягивают его в различные неприятности, и то, как сложится жизнь этого человека,

Арес и алкоголь

Арес и алкоголь Любовник, живущий текущим мгновением, танцор, воин, забияка -- все эти качества Ареса подавляются и осуждаются другими архетипами и нашей культурой, которая требует, чтобы мужчина жил головой, а не телом. Нередко только алкоголь освобождает Ареса -- как

II Архетип матери

II Архетип матери Как и любой другой архетип, архетип матери обнаруживает практически безграничное разнообразие в своих проявлениях, из которых здесь я упомяну только некоторые из наиболее характерных. Первыми по важности являются мать, бабушка, мачеха,

Архетип

Архетип ДЕМЕТРА И АРХЕТИП ВЕЛИКОЙ МАТЕРИ Богиня плодородия, богиня-мать Деметра у классиков — К.-Г. Юнга и Э. Ноймана — была одним из олицетворений архетипа Великой Матери, ужасной как в своей щедрости, так и в своей смертоносности. Они видели этот архетип глазами мужчины,

Архетип

Архетип АРХЕТИП ИНИЦИАЦИИ С одной стороны, история Коры-Персефоны — это естественная метафора статусно-возрастной инициации: девушка вступает в брак (еще один архетип этой категории — Гера), и в этом случае роли Деметры и Аида исполняют реальные люди. С другой стороны,

АРХЕТИП ИНИЦИАЦИИ

АРХЕТИП ИНИЦИАЦИИ С одной стороны, история Коры-Персефоны — это естественная метафора статусно-возрастной инициации: девушка вступает в брак (еще один архетип этой категории — Гера), и в этом случае роли Деметры и Аида исполняют реальные люди. С другой стороны, это

Архетип

Архетип Архетип Артемиды — не из тех, воспетых прямыми последователями Юнга и классиками, что легко идентифицируются как Мать и Дочь, Вечный Подросток, Возлюбленная или Старуха, символический сновидческий образ Самости женщины или Анимы мужчины. Девственные и

Архетип

Архетип Архетип Афины отчасти представляет функции, схожие с понятием Анимуса у Юнга и его поколения аналитиков. Однако это не одно и то же. На настоящий момент под Анимусом мы можем понимать анонимную «мужскую фигуру» из снов, своего рода внутреннюю «мужскую часть»

Архетип

Архетип КРАСОТА Когда девушка впервые чувствует себя красавицей, в ней пробуждается архетип богини Афродиты. Ощущение или осознание собственной красоты дает вдохновение и силу, чувство нереальности («парения над землей») и ощущение власти над окружающим миром. Это

Архетип

Архетип НЕВЕСТА Архетип Невесты — один из самых проявленных образов в жизни женщины. Большинство девочек воспитывают в ожидании, предвкушении их превращения в Невест. Это, конечно, знамение определенной инициации, начала супружества с мужчиной. Зачастую это сакральный

Архетип

Архетип ХРАНИТЕЛЬНИЦА ДОМАШНЕГО ОЧАГА Гестия — архетип хранительницы домашнего очага и священного домашнего огня. Это интуитивно понятный образ, символизирующий и домашний уют, и тепло отношений между людьми, и свет радости и жизни в семье и доме. Это гармония и тихое

Архетип Творец | Инженерия судьбы

Отрывок из книги Алексея Крола «Теория каст и ролей»:

«Успешный творец поступил в творческий вуз и стал режиссёром.

Поначалу было сложно пробиться, но он был верен своей профессии, брался за любое дело и начал снимать коммерческую рекламу, одновременно писал сценарии. Постепенно он достиг значительного авторитета: стал снимать не только рекламные ролики, но также музыкальные клипы и корпоративные фильмы. Впрочем, его всегда тянуло в большое кино, поэтому он стал фокусироваться исключительно на дорогих работах, отклоняя все остальные. Он был талантлив, упорен и настроен всегда конструктивно. Постепенно он оброс постоянными клиентами, которым нравились его работы и ответственность. С течением времени спрос на него возрастал, поэтому он стал повышать гонорары, чтобы отсекать малоинтересные заказы.

У него было много знакомых продюсеров, и кто-то из них предложил создать кинокомпанию под именем режиссёра. Он согласился при условии, что будет заниматься творчеством и минимально организацией процесса. Кроме того, он поставил условие, что его доля будет максимальной, так как он понимал, что клиенты хотят работать именно с ним. С этого момента все заказы заключались от имени его кинокомпании, где он выступал главным творцом и акционером. Постепенно заказов стало больше, поэтому он стал перепоручать их часть молодым режиссёрам, которым доверял. Съёмки большого количества музыкальных клипов обеспечили ему связи среди звёзд и спонсоров. Он стал членом гламурной тусовки, хотя не тратил на это много времени.

Когда ему предложили поставить художественный фильм, он с удовольствием согласился, так как сценарий был ему интересен. Во время съёмочного процесса финансирование было приостановлено, и он был вынужден обратиться к одному из своих многочисленных друзей. Ему не отказали, но стали задавать вопросы о бизнесе кинопроизводства. Деловая сторона была знакома ему в общих чертах, но необходимость отвечать на вопросы заставила вникнуть глубже. Разобравшись, он понял, что с финансовой точки зрения всегда более выгодно быть продюсером.

С этого момента он занялся продюсированием, используя свои связи для финансирования своих кинопроектов, а также проектов, права на которые он приобрёл. Поскольку объём работ стал значительно больше, он вынужден был взять на работу профессиональных людей – финансистов, юристов. Это были дорогие люди, но они того стоили. Финансист доказал, что при таком объёме производства невыгодно заказывать услуги сторонних производственных компаний, намного рентабельней создать собственную производственную базу. Деньги нашли легко – у тех же знакомых олигархов, которые попросили за это незначительную долю. Теперь кинокомпания могла не только делать своё кино, но и оказывать услуги сторонним продюсерам.

Узким звеном оказались студийные площади, и наш герой начал подыскивать их в аренду, когда знакомый бизнесмен предложил ему купить площади в кредит. Сумма кредита оказалась сопоставима с арендными платежами, и он согласился на предложение, а через несколько лет стоимость объекта выросла в несколько раз, и он сумел сначала рефинансировать объект, а потом полностью расплатиться с кредитом, выгодно продав неликвидные площади.

Его студия работала бесперебойно, производя художественное кино, сериалы, коммерческие фильмы. Один знакомый дистрибьютор предложить объединить их компании, создав вертикально-интегрированный холдинг. Наш герой согласился при условии, что ему будет принадлежать мажоритарный пакет, обосновав это тем, что стоимость его активов значительно превышает стоимость компании дистрибьютора. Также он договорился, что если он будет привлекать деньги для реализации масштабных проектов, то будет пользоваться преференциями.

Капитализация объединённой компании увеличилась, её заметили на рынке. Она по-прежнему эффективно работала, а успешный творец продолжал снимать эксклюзивные фильмы, управляя развитием через квалифицированных и лояльных менеджеров.

После закупки нескольких провальных фильмов компания понесла убытки, и творец расстался со своим партнёром. Через некоторое время он встретился с руководителем одного из крупных дистрибьюторов и обсудил возможность слияния с разделением ответственности на следующих условиях: творец занимается производством и продюсированием, а его партнёр – прокатом.

Для расширения производственной базы они создали проект киногорода с современной киностудией, кинопарком и комплексом жилой и коммерческой недвижимости. Выгодная конъюнктура цен на недвижимость, имя и хорошие связи позволили привлечь необходимых инвесторов. После пяти лет строительства и запуска объекта капитализация объединённого медиабизнеса составила более 10 млрд долларов. Творец продолжал изредка снимать кино, продюсировал интересные и перспективные проекты и владел долей в огромном развлекательном медиахолдинге.»

психика и культура в мысли Карла Густава Юнга — Моноклер

Рубрики : Культура, Последние статьи, Психология, Теория культуры, Философия

Юнг — психиатр, который создал собственный вариант психоанализа под названием «аналитическая психология». Это направление стало одним из влиятельнейших учений ХХ века и затронуло самые разные сферы гуманитарного знания. Но почему его влияние было столь велико? Как аналитическая психология одновременно стала и философией культуры? Чем отличается  взгляд Юнга на психику от фрейдовского? Бессознательное — это разрушительная сила, с которой лучше не иметь дела, или бездна, к сигналам которой необходимо прислушиваться? Почему только через изучение своего бессознательного возможен поиск и приближение к целостности, обретение себя и своей Самости? И как, по Юнгу, история культуры связана с процессом индивидуации — постижением человеком своих глубин и воссоединением с самим собой? Разбираемся вместе с культурологом, преподавателем МГУ Олегом Комковым ⓘЛекция из курса «Теория культуры», прочитанного О.А. Комковым бакалаврам отделения культурологии факультета иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В. Ломоносова в 2017/18 учебном году, публикуется в записи выпускницы бакалавриата Влады Волковой. Конспект сохраняет манеру и особенности устной речи лектора. Цитаты, которые зачитывались, восстановлены и приведены в соответствии с первоисточниками. Текст просмотрен, в некоторых частях отредактирован и авторизован О.А. Комковым.

Юнг создал собственный вариант психоанализа под названием «глубинная психология», или «аналитическая психология». Аналитическая психология стала одним из самых влиятельных учений ХХ века. Косвенное влияние его было особенно велико и распространилось почти на все гуманитарные науки.

Юнговское мышление строится на его специфическом и масштабном видении человеческой психики. У Фрейда психоанализ был прежде всего психотерапией. У Юнга аналитическая психология сразу становится и философией культуры, не только психотерапией. С 1915 года и до конца жизни 90% его работ составляют тексты, посвященные символам и образам мировой культуры. На их основе позднее возникнет то, что станут называть «юнгианской культурологией».

Путь Юнга, кажется, был изначально предначертан. С детства Юнг был необычайно чуток к внутреннему миру человека. К своим (и не только) снам, фантазиям, грезам. Он был ярким выражением интровертной личности (термин этот придуман им). Еще в детстве чувствовал, как восприятие себя в качестве «внутреннего человека» вступает в противоречие с «внешним» опытом – например, со школой и семьей. Знания, получаемые в школе, он нередко видел как что-то, что не соответствовало его ощущению мира и себя. Как что-то поверхностное и формальное. 

В семье важным было духовное и идейное влияние отца (религиозное воспитание). Но и оно виделось ему как что-то поверхностное, ничего не пробуждало в душе. Юнг позже скажет, что в нем с ранних лет жили две личности. Одна – подлинная (внутренняя). Другая – та, которая была волей обстоятельств обращена вовне. Разрыв между ними он ощущал всю жизнь очень остро. Когда он принял решение стать психологом и специализироваться на психиатрии, он знал, что будет заниматься тем, что дано человеку как явления его внутренней жизни. 

Когда Юнг знакомится с работой Фрейда «Толкование сновидений», он обнаруживает, что это нечто близкое его опыту. Прошло 5-6 лет, прежде чем Юнг осознал масштаб и глубину фрейдовского подхода к психике. И если бы не было Фрейда, то все равно мы бы имели феномен Юнга. Влияние фрейдовского психоанализа ограничивалось лишь подходом. Изначально оно было важно, но Юнг быстро освобождается из-под этого влияния. В 1907 году Юнг и Фрейд впервые встретились в Вене. Проговорили 13 часов кряду. В этот день все обозначилось для Юнга. Юнг сразу понял и величие Фрейда, и что он может/не может у него взять. Дело не в пансексуализме Фрейда и теории либидо. Саму теорию либидо Юнг с самого начала видел как что-то частное…

Фундаментальная разница между ними в другом. У Фрейда бессознательное – то, с чем лучше бы дела не иметь. Оттуда проникают в сознание разрушительные и опасные для сознания человека энергии. В этом проблематика культуры: в отказах от влечений, нейтрализации разрушительного влияния бессознательного с его стихийной силой. У Юнга бессознательное – тоже бездна, но ее нужно слушать. Постоянно. Потому что бессознательное говорит с человеком. У Фрейда оно вторгается в область Я. И не иметь с ним дела, конечно же, никогда не получится. А Юнг, когда еще был ребенком, воспринимал сны как реальность более подлинную, чем «действительность». Бессознательное говорит необходимые человеку вещи. Говорит языком образов. 

Нужно прежде всего сконцентрироваться на сновидениях – они, как отмечалось, ближе всего к бессознательному. Чтобы обнаруживать живущие в них образы. Чтобы понять, что подлинная природа человека хочет сказать человеческому Я. Я человека не подлинная его природа, а техническое образование. Это наше Я (Фрейд разделял это мнение) неполноценно. Ибо оно – лишь маленькая часть человека. Для Фрейда все ограничивалось тем, чтобы на островке сознания уютно расположиться. Для Юнга – наша главная проблема в том, что мы не являемся целостной личностью. Раз человек не полон (живет только небольшая его часть) – нужно восстановить его в исконной полноте. В этом смысл человеческой жизни. В восстановлении целостности. Обретение себя. (Еще две с половинной тысячи лет назад Гераклит говорил, что хочет найти себя). Нужно слушать бессознательное – в нем заложено все, что человеку нужно. В нем находится источник не только культуры, но и человеческого счастья и совершенства. Бессознательное не наставник человека, конечно. Нельзя сказать, что оно ведет человека заведомо к счастью и совершенству. Но оно всегда говорит необходимые вещи. Без них мы не можем понять себя. Это просто, но это радикальное отличие Юнга от Фрейда.

Занимаясь анализом сновидений, Юнг обнаружил повторяющиеся образы, сводимые к определенным узнаваемым формам. Большинство образов в сновидениях – вариации символов, проходящих через всю историю мировой культуры. Значит, эти символы связывают человека с другими людьми и всеобщим истоком человеческой психики. У многих пациентов Юнга в силу их условий жизни не было возможности знать про сложные культурные символы, являющиеся в сновидениях. Полное соответствие с символикой алхимии, древних религий, эзотерических учений… И Юнг делает вывод о том, что существует коллективное бессознательное и оно является единым для всего человечества. Это всеобщий психический опыт. 

Индивидуальное бессознательное, которым фактически ограничивался Фрейд (хотя он говорил о глубинах культуры – коллективном – но категории коллективного бессознательного не вводил). Индивидуальное бессознательное скрывает под собой другие глубины. На еще большей глубине – бездна коллективного бессознательного. И она является не «животной», не природной, а изначально «культурной», потому что состоит из чего-то такого (архетипы), из неких сил, которые никакого отношения к животно-природному не имеют. Они изначально призваны творить культуру. Бессознательное – океан, наполненный силами, априори культурообразующими.

Если бессознательное это то, что говорит с человеком, оно способно являть ему подлинное содержание его души. Юнг предположил, что совпадающие с символами мировой культуры образы выражают определенные сгустки психических сил, действующих в бессознательном. 

Так приходим к понятию «архетип». Его нельзя определить и постичь собственно в понятии. Это нечто вроде формообразующий силы, которая действует в коллективном бессознательном и проникает в индивидуальное бессознательное. Бессознательное содержание, которое изменяется в зависимости от индивидуального сознания. Нужно провести различие между архетипами и архетипическими представлениями. То, что мы видим в снах, и то, что мы видим в мистических/религиозных символах, это то, через что архетип видим и воспринимаем. Сам он «гипотетический непознанный образец» – ничто. Эта сила вызывает некоторые образы – речь бессознательного в нас. «Факторы и мотивы», которые организуют некоторые психические элементы в некие образы. Бездонные глубины, в которых действуют силы, которые мы можем опознать, говорят с нами языком образа. Юнг пытается выделить некоторые главные архетипы и их содержание: Тень, Анима, Анимус, Мудрец, Младенец (божественный), Великая Матерь (родоначальница всего), Самость («главный» архетип). Важно не делать из этого схему или даже ее подобие. Юнг не выстраивал здания «теории архетипов». Он только наблюдает бесконечно изменчивые явления психики и пытается в них разобраться. Могут изменяться имена, модифицироваться их содержания. Нельзя сказать, что Юнг описал «структуру» бессознательного. То, что нам является, предстает в бесконечном количестве способов и образов.

Единый смысл: человек – существо неполное. Через теорию архетипов для Юнга проясняется, что для того, чтобы стать целостным, гармоничным и счастливым (здоровым – целостным), человеку нужно достичь самых глубин своего коллективного бессознательного, где находится Самость – самая глубокая форма. Нужно с нею соединиться. Как? Отправляясь в путешествие по глубинам собственного бессознательного. Во время психоаналитического сеанса что-то такое происходит. Надо каждому самому погружаться в образы своих сновидений. Не толковать как знаки чего-то другого, а воспринимать так, как будто они открытым текстом являют простое содержание. Являют то, чего человеку обычно не хватает. Этот принцип хорошо можно проследить на базовых примерах.


По теме: Человек в зеркале текста: поиск себя и путь к Cамости

Сон Юнга в середине 1910-х. Во время работы с Фрейдом. Дружили они года три-четыре. В 1913-м – разрыв. Разошлись пути. Однако Юнг часто возвращался к фрейдовскому подходу.

«Мне приснилось, что я нахожусь у себя дома, скорее всего на втором этаже, в уютной приятной гостиной, меблированной под XVIII век. Меня поразило, что я никогда не видел этой комнаты раньше, и я заинтересовался, что из себя представляет первый этаж. Спустившись вниз, я увидел мрачноватые апартаменты с обшитыми деревом стенами и внушительной мебелью XVI века, а может, даже более старинной. Мое удивление и любопытство усилились. Я захотел изучить весь дом и спустился в подвал. Там была дверь, за которой оказались каменные ступени, ведущие в большую комнату, походящую на склеп. Ее пол был покрыт здоровенными каменными плитами, а стены казались очень древними. Изучив кладку, я обнаружил, что раствор перемешан с кирпичной крошкой. Это явно были древнеримские стены. Мое возбуждение усилилось. В углу помещения одна из плит оказалась с металлическим кольцом. Приподняв ее, я увидел узкую череду ступеней, ведущих в какую-то пещеру, напоминавшую доисторическое захоронение. На полу виднелись два черепа, остатки костей, обломки битой посуды. На этом я проснулся.»

Пространственная топография души не как система шифров. Человеку является содержание того, что он мог забыть. Сам Юнг говорит, что сон был кратким изложением его жизни, этапов развития его взглядов. Сам факт, что это предстает в виде четкой пространственной топики, важен. Подобные сновидения относятся к числу повторяющихся сновидений. Человек может забывать, что это так. Содержание может быть предельно простым, но если оно повторяется, то бессознательное обращается к тебе, чтобы ты не забыл элементарных вещей – накопленного жизненного опыта. Можно интерпретировать сон Юнга и как погружение в некую древность. Нисходит все глубже. Если такие вещи повторяются, их необходимо слушать.

Коллективное бессознательное – общее для всех, но оно существует, чтобы индивидуализироваться в опыте каждого человека. Универсального быть не может. Не было «систематической» теории архетипов. Юнг предупреждал, что не может быть единого алгоритма толкования сновидений. Все зависит от множества факторов и от конкретного человека. 

Юнг говорит о том, что для человека существует только психическая реальность, которая недоступна в своей природе, но доступна в своих проявлениях. Все, что человек может знать, понимать, чувствовать, – только психическая реальность, которую необходимо изучать, в том числе в себе. Юнг не был метафизиком, не говорил о чем-то сверхчувственном. Он не был теологом (хотя многое в поздних работах входит в область богословия), не был собственно философом. Считал себя и был ученым-эмпириком. Он не работает с чем-то принципиально иноприродным человеку. 

Важнейшим аспектом юнговского учения являлось то, что представляет собою явное, открытое. Бессознательное говорит с нами языком сновидений, выявляя что-то. У Фрейда: то истинное, что скрывают наши сновидения – опасно. Несовместимо с представлениями Я о себе самом. У Юнга бессознательное раскрывает истинную природу человека. Образы в сновидениях, конечно, требуют «расшифровки» – имеется аспект сокрытого. Но явленное неизмеримо важнее для Юнга. Чуть ли не прямой смысл сновидений. Зачем скрывать? Сны – лишь необходимый регулирующий психический механизм. Если бы содержание глубин нашего бессознательного явилось в чистом виде, оно было бы невыносимо для человека. Было бы бессмысленно в чистом виде являть некое изначальное содержание бессознательного. Мы недаром  забываем многие вещи. Сокрытость необходима – таким образом человек может восполнить себя. Но сокрытое зовет человека последовать за собой туда, где оно станет явным. 

Для Юнга становится важным принцип индивидуации. Это значит («индивидуум» – «неделимый» – целостное): задача человека – проделать путь (и сам путь) к воссоединению с самим собой, глубинам собственной личности. Нужно рассмотреть являющееся на этом пути и дальше двигаться. Задача каждого человека – наблюдать за собой и сновидениями. Кроме того, индивидуация – то, как осуществляется формирование личности исторически. Если всеобщая психическая стихия – коллективное бессознательное, то мы все из него должны выделиться. Мы как капли в океане – слиты с бездонными глубинами и отражаем их. Процесс индивидуации – работа психической энергии: из бездн психического океана появляются индивидуальные личности – неделимости. Важно, чтобы они не утратили своей связи со всеобщим. Двунаправленный процесс. Поскольку путь индивидуации получает свое воплощение и отражение и в деятельности человечества на протяжении столетий, то это и история культуры. История культуры – совокупность различных процессов индивидуации.

Символы религий и учений, образы в мифологических представлениях – психический опыт человечества кристаллизует в них важные вещи, услышанные от коллективного бессознательного. Становится видно, что, в отличие от атеиста Фрейда, Юнг изначально был человеком религиозным. У него бессознательное религиозно по определению. Путь развития психики и осознания самого себя – религиозный путь. Путь культуры обладает религиозным содержанием. Вспомним еще раз этимологическую связку «религия (religio – relego) – перечитывать – возвращаться к одному и тому же». Это связано и с темой повторяющихся сновидений. Религия – не почитание кого-то или чего-то сверхъестественного, а возвращение к тому, что считаешь важным и не можешь не перечитывать. Это главный принцип в духовной топике отдельного человека и всего человечества. Для Фрейда смысл религии исчерпывался иллюзией и неким невротическим проявлением человеческой психики. Юнг никогда в божество не вкладывает теологического смысла. Значение божества не такое, как в религиях. Не предполагает некой сверхъестественной сущности, требующей особого межличностного отношения веры. Все это – лишь внешние формы культуры. Суть религиозности – суть самой психики. Религиозность – суть психического.

Архетипы. Имена – образы, которые интуитивно свидетельствуют о некоем содержании.

Первое, с чем встречайся человек, изучая бессознательное, – Тень. Мифологема Тени обыкновенно связана с представлением о темной стороне личности. Важно не свести Тень к некоему злому альтер-эго. Сон, приснившийся мужчине, который старался жить для себя и ни от кого не зависеть, усердно работал, подавляя всякую тягу к удовольствиям: 

«У меня был очень большой дом в городе, но я, хотя и жил в нем, еще не изучил его как следует. Для лучшего знакомства я прошелся по дому и обнаружил несколько комнат, главным образом в подвале, о которых ничего не знал. Там были двери, ведущие в другие подвалы и даже на подземные улицы. Я почувствовал беспокойство, обнаружив, что несколько из них не закрыты, а на некоторых не было и замков. Ведь кругом работали люди, которые могли проникнуть в дом. Поднявшись на первый этаж, я прошел на задний двор, где тоже обнаружил выходы на улицу или в другие дома. Только я начал осматриваться, как ко мне подошел громко смеющийся мужчина и заявил, что мы с ним старые школьные друзья. Я тоже его вспомнил, и пока он рассказывал мне о своей жизни, мы направились к выходу, а затем пошли бродить по улицам. Воздух был залит странным полусветом. Мы шли по огромной, идущей по кругу улице, огибающей сквер, когда мимо нас внезапно пробежали галопом три лошади. Это были красивые сильные животные, дикие, но хорошо ухоженные, хотя и без наездников (может быть, они сбежали от военных?)»

Смеющийся мужчина – тень сновидца. Альтер-эго. Тень – все те стороны нашего Я, которые как минимум нами забыты. Образ того, каким сновидец был раньше, когда проще и беззаботнее относился к жизни. Я, который живу там, где себя не знаю. 

Формы, которые составляют саму ткань глубинной природы нашей психики. Сила, направляющая определенные психические энергии и их представления. Встреча с тенью – первая ступень на пути индивидуации.

Погружаемся в глубины нашего бессознательного. Уходим из узкой области Я. Там «обитают» другие наши архетипы.

В сущности, все образы бессознательного, с которыми мы имеем дело, погружаясь в него, могут быть прочитаны как выражения изначального архетипа Самости. Она воплощается в разных образах и по-разному говорит с человеком. Не выражает никакой действительной реальности – это регулирующий принцип. Говорит из недосягаемых глубин через различные другие образы. Рождает все другие архетипы как энергии, направляющие движения нашей души. 

Символика чисел. Четверица, три, один – каждое число есть в своем роде образ цельности.

Анима. В коллективном бессознательном есть структуры Анима и Анимус. Общий смысл структуры (разделение по сексуальному признаку) может предупреждать о том, что человек перестал осознавать некоторые черты своего поведения. Это еще один символ целостности. Еще один из главных образов, которыми говорит Самость. Она сама себя в чистом виде явить не может. Являет себя в виде антропоморфного образа с половыми признаками. Предстает, чтобы повести за собой дальше в глубь.

Если грубо формулировать теорию архетипов (которой как таковой, в качестве «системы» не было): есть изначальная необходимая психическая сила. Во всей жизни человечества движущая сила. Функция порождаемых ею образов: быть символами целостности, порой драматичнейшими и наглядными, и исполнять роль проводника. Образ женщины-проводника/мужчины-проводника – психопомп, ведущий душу. В этом главный смысл Анимы. По-разному может воплощаться в словах.

Надо понять принцип устройства юнговского зрения. Вот еще один сон, который приводит Юнг. Серия снов, которые видела десятилетняя девочка. Это классический образец снов, на основании которых Юнг пришел к идее коллективного бессознательного.

«Однажды ко мне обратился мужчина, психиатр по профессии, по очень серьезному поводу. На одну из консультаций он принес написанную от руки книжечку, подаренную ему десятилетней дочерью по случаю Рождества. В ней были описаны ее сны двухлетней давности. Снов причудливее я не встречал и хорошо мог понять, почему отец девочки более чем озадачен их содержанием. Хотя и детские, они производили жуткое впечатление. Отцу было совершенно непонятно, откуда могли взяться такие фантазии. Наиболее примечательными были следующие сюжеты:

1. „Лютый зверь“, змееподобный монстр, усеянный рогами, убивает и пожирает всех других зверей. Но с четырех углов приходит Бог, а в действительности четыре разных божества, и оживляет всех убитых животных.

2. Вознесение на небеса, где в полном разгаре праздник языческих танцев; и сошествие в ад, где ангелы творят добро.

3. Орда маленьких зверьков угрожает спящей. Вдруг они вырастают до огромных размеров, и один съедает девочку.

4. В мышку проникают черви, змеи, рыбы и человекоподобные существа. Так мышь превращается в человека. Иллюстрирует четыре стадии происхождения человечества.

5. Видна как бы под микроскопом капля воды. Девочка видит, что капля наполнена ветками деревьев. Иллюстрирует происхождение мира.

6. Плохой мальчик держит ком земли и бросается во всех, кто проходит. Тем самым все проходящие мимо становятся плохими.

7. Пьяная женщина сваливается в реку и выходит из нее помолодевшей и трезвой.

8. Сцена в Америке, где множество людей скатываются к муравейнику, где их атакуют муравьи. Спящая в панике падает в речку.

9. Пустыня на Луне, в пески которой спящая проваливается так глубоко, что попадает в ад.

10. Девочка видит светящийся шар. Она касается его, из него идет пар, появляется мужчина и убивает ее.

11. Девочке снится, что она опасно больна. Вдруг прямо из-под кожи появляются птицы и покрывают полностью ее тельце.

12. Тучи комаров закрывают солнце, луну, все звезды, кроме одной, которая падает на спящую.»

Через год девочка умерла от инфекционной болезни.

Сквозь все сны проходит тема восстановления и спасения. Иногда тема решается так, как в целом ряде текстов христианской культуры, решается как спасение. Апокатастасис – восстановление всего мира в конце времен. Девочка этого не могла нигде почерпнуть. Змееподобный рогатый монстр. Такого рода монстр встречается в редчайших текстах средневековых алхимиков. 

Бог, приходящий из четырех углов, – образ связан с тем, что Юнг обозначит как архетип четверицы. Пьяная женщина – фундаментальный мотив преображения. Не мог осознаваться спящей.

Юнг пишет, что, помимо общего мотива разрушения и восстановления (именно ряда сновидений, предшествующих Рождеству), сны готовили девочку к смерти. Дело в переживании, которое было в снах. Опыт подготовки к тому, чего девочка знать не могла. Сны готовили ее к уходу из этого мира. Значит, бессознательное существует вне времени, в отличие от сознания. Прошлое, будущее и настоящее для него не существуют. Бессознательное знает будущее. Юнг делает вывод, что сам феномен пророчества – естественный механизм человеческой психики как индивидуальной, так и коллективной. Ничего сверхъестественного, чудесного в этом нет.

Многое из того, что человек называет чудом, Юнг часто сводит к тому, что работают неосознанные механизмы психики. Человек это только психическая энергия. Когда Юнг проецирует свою идею человеческой психики на историю всего человечества и культуру, то получается, что подлинными истоками этой культуры в истории являются разнообразные опыты мистического – то, что невозможно будто бы объяснить рационально. Подлинным существованием и истоком культуры являются символы религий, мифологических систем и даже научных концепций. Человек сталкивается с мистическим. Мистическое в своей основе содержит только принцип сокрытости. Мистическое (от μύω – «закрывать, скрывать») это синоним того, чего не видно. Поэтому категория чуда, волшебства – порождение человеческой мысли. Феномен мистического – соприкосновение человека со своей тайной, вхождение в область сокрытого, где тайное совпадает с явным. Таким образом, это важно даже методологически, потому что (подлинное содержание культуры – образы, в которых человечество осознавало некие архетипы в разные времена) к культуре относится не все что попало. К культуре порой относят кучу отбросов. Юнг: человек производит много замечательного, но производство благ и вещей, прогресс обусловлен тем, что человечество видит сны, в них осознает архетипы и схватывает их в тех или иных повторяющихся образах.

Юнг пишет: религиозное есть особое состояние человеческого духа. Внимательное слежение и наблюдение за некими динамическими факторами, воспринимающимися как силы. Все, что человечество оформляет как слова или образы в религии, философии или науке, суть такие динамические факторы психики, воспринимающиеся как силы. За ними человек следит и – releget – перечитывает. Формула культуры изначально религиозна. Религия – содержание и существо человеческой культуры. Возвращение к тому, что преследует нас как речь бессознательного. Религиозно все, чему человек придает первостепенную важность. Это ведет к великому множеству архетипов. Тогда получается, что культура – то, что питается архетипическими ключами.

Изучая, в какой мере в поисках культуры человечество близко подходило к этим ключам, Юнг обращается к двум традициям западного мира. Восток его тоже интересовал как богатый и неисследованный мир. Но для западного человека этот мир все равно до конца не будет понятен. В западной культуре нужно искать определенные традиции, свои, которые выявили бы ее сущность. В качестве таких традиций Юнг выделял гностицизм и алхимию.

Гностицизм – комплекс религиозно-мистических систем начала нашей эры. В их основе – видение, связанное с судьбами мироздания. Валентин и Василид. Есть один принцип, который сближает разные гностические системы. Юнг видел в этом психический опыт и опыт постижения культуры. Во всех системах речь идет о том, что мир и все в нем, возникнув из некоего божественного истока, по мере своего развития и расширения неизбежно деградирует и таким образом приходит к своей неизбежной гибели, предотвратить которую может только божественное спасение. Всю эту идею легко представить, вообразив свет, распространяющийся в темноте от источника во все стороны. По мере того, как свет идет дальше, его сила будто бы иссякает, пока не растворяется совсем. Действительно ли иссякает свет? Есть ли в фотоне света нечто такое, что обрекает его на гибель? Похоже, что нет. Мы знаем, что свет сам по себе не иссякает. Сам в себе не содержит источника своей гибели. Все мы – частички этого света, произошедшего из изначального, единого. Так образуется наш мир. Тогда мы можем погибнуть, рассеяться в темноте. Так вот, для того, чтобы не погибнуть, нужно остаться светом. Что для этого нужно сделать? Нужно сохранить свою связь с источником. Свет – что-то недискретное. Если связь прервется, то свет перестанет быть светом. В учениях гностиков порой встречалась идея гибели определенных людей и спасения других людей в конце времен. Есть те, кто способен удержать в себе сущность света, и те, которые не способны. Одних ждет спасение (не в смысле, что кто-то их в рай потащит) – источник хранит их до конца. Остальные рассеются.

Откуда тьма? Свет и тьма равноизначальны. Суть в том, что это разные грани одного и того же. Свет несет в себе собственную тьму. Есть свет только потому, что есть тьма. Это связано с архетипом Тени. Юнг, когда расширяет свою концепцию до общекультурологической, говорит о том, что Тень – то, что есть у Бога. Его Тень столь же велика, сколь его свет. Бог – архетип Самости, полноты, совершенства, святости, здоровья. Один из смыслов Тени – тьма. Но он не единственный и не главный. Главный – смысл инобытия. Свет и тьма просто есть благодаря друг другу. Свет несет в себе свою тьму. Поэтому в гностических системах была обязательно идея, что Бог (например, как начало всего сущего), порождая мир, одновременно порождает и свое иное – некий антагонистический образ – «дьявола». Как изначальную и вечную возможность порождает. Поэтому свет распространяется лишь во тьме. 

Обращаясь к историческому христианству, Юнг многократно говорил, как оно ущербно. Был уверен, что, например, Христос и Антихрист образуют изначальную пару. Один без другого невозможен. Символ Бога в виде троицы вместе с символикой тройки неполон. Тройка обязательно должна была быть дополнена четвертым элементом. Четверица полнее, чем троица. И этот четвертый должен был включать Тень – Антихриста. Юнг показывает, как у многих мистиков есть тяготение к отходу от канонического христианства. Потом эти идеи и соответствующие им символы переходят в алхимию. Поэтому алхимия – один из важнейших элементов европейской культурной традиции.

Образ света как универсальная модель гностицизма, если под ним понимать тип мироощущения. Источник света это Самость – глубинный архетип. Одна для всех – универсальный глубинный архетип – исток всего, к чему все вернется. С ним мы должны не утрачивать связи. Это путь к себе. Либо мы достигаем полноты и совершенства, психического и физического здоровья, либо это теряем. Культура человеческая жива постольку, поскольку человек обращается в разных видах к архетипам. Платоновские идеи или бесконечная вселенная Ньютона – все это работа человечества с содержанием своей психики. Культура жива через возвращение к источнику, образам. Связь с тайным источником света. Он останется тем, на что прямо невозможно смотреть. Если отдельный человек теряет его, то его сохраняет человечество.

Можно взять еще один простой образ. И связать его с тем, что Юнга не притягивало, но все же близко его видению. Плотин (III век н. э.), основатель неоплатонизма. Его учение о сути мироздания было похожим на то, что мы только что рассмотрели. Свет. Плотин был против гностиков. Но нас интересует визуальный образ, который может, пусть наивно, но наглядно иллюстрировать учение Плотина. Исток всего, в центре всего – Единое. Единое – точка. Все в себе заключает. Посредством эманации из него происходит мир. Переполнение сущности собой – образуется мироздание. Первая эманация Единого – Мировой Ум. Умопостигаемая действительность. Следующая область – Мировая Душа. Это все, что может быть познано и изведано человеческими чувствами. Все расширяется, подобно образу света.  На самой периферии Мировой Души возникает мир материи – вещественный, плотный, тяжелый, малоподвижный и бренный. Мир, который мы знаем вместе с его живыми и неживыми существами. Все в мире несовершенно и обречено на распад, потому что далеко от центра. Происходит ниспадение. Или вообразите фонтан в форме чаш, расположенных ярусами. (Вопрос связи с Самостью. Тоже своего рода иллюстрация устройства психики, по Юнгу. И опять религиозная идея спасения.) Вода «эманирует» из своего истока от переизбытка собственного содержания. «Эманируя», она обречена на ниспадение. Образ воды. Если мы вода, то мы сохраняем сущность Единого. Но что бывает, когда вода достигает пределов фонтана? Она возвращается к истоку. Принцип возвращения всего к себе. Так устроена психика, по Юнгу, и мироздание, хоть по гностикам, хоть по Плотину.

Идея спасения. Если мы частички воды в этом фонтане мироздания (капли, неотделимые друг от друга), то мы падаем. Когда мы упадем – мы возвращаемся к единому и обретаем исконную божественную полноту. Но некоторые частички разбрызгиваются, вылетая за пределы фонтана, когда не сохраняют связь с истоком. 

Так можно проиллюстрировать исторический процесс, по Юнгу. О том, что после смерти, Юнг не думал. Задача человечества – не вылететь всем вместе из мира. Исторические катастрофы красноречиво свидетельствуют о том, как можно вылететь. Самая страшная катастрофа ХХ века – Вторая мировая война – не была бы возможна, если бы не мифология и идеология немецкого национал-социализма. А воплотилось в гитлеровской идеологии то, что вышли на свободу «демоны души» коллективного человечества, которые не поддаются контролю. Юнг писал об архетипе Одина/Вотана – германского бога войны. Часть человечества оказалась неспособной противостоять его силе. Это не Самость говорила теми, кто создавал национал-социалистический мир, а идея воинственного перекраивания мироздания. Сила, которая питает этот архетип, – одна из живущих в бессознательном сил. В истории цивилизации это не первая и не последняя катастрофа. 

В мае 1945 года Юнг написал в заметке для одной газеты: не думайте, что демоны души, вырвавшиеся на свободу в гитлеровской Германии, ушли в глубины насовсем. Что они побеждены и исчезли. Демоны ушли, может, вовсе не в глубины. А в другую область земного шара. Ушли на Восток. Когда и как проявятся – надо еще посмотреть. Для Юнга это было очевидно, и он это интуитивно предчувствовал. 

Саморазворачивание полноты единого, божественного – средь тьмы, которая может стать гибельной.

Почему Юнг к Плотину не обращался: мы не видим в плотиновой схеме тьмы. Для Плотина зло – то, что возникает на периферии эманации. У него идея онтологического зла (не нравственного). Цель человека – развоплотиться. Тело – темница души. Подлинная душа не ограничена телесными рамками. Метафора Итаки в «Одиссее» Гомера. Человек не может не думать о своем идеальном истоке. 

Юнга это не очень устраивало. Иное высоты – не глубина, а низ. Ниспадение. Иное высокого – низкое. У Плотина этого не было. В недрах бессознательного равноизначальны свет и тьма. За этим нужен контроль.

Любимый образ Юнга из восточных традиций – мандала. Образ возник в индийской традиции. Юнг рисовал мандалы в свободное время. Тоже один из архетипов. Область обитания богов. Это вся область, которая существует благодаря тому, что пронизана божественным началом. Окружена тьмой и вбирает в себя тьму, преображая ее.


Читайте также: «Причинность не единственный принцип»: К. Г. Юнг о том, чем восточное мышление отличается от западного

Культура жива, пока она питается архетипами – истоками Самости. Здоровье культуры можно сопоставлять со здоровьем личности. Есть более и менее здоровые состояния и тенденции.

Посмотрите работы «Эон», «Действительность души», первую главу (написанную самим Юнгом) в сборнике «Человек и его символы», «О символах трансформации». 

Алхимия для Юнга – символический язык, отображающий трансформацию человека и возвращение к исходной полноте. Алхимия – опыт психики. Преобразовывать одни вещества в другие алхимику позволял внутренний процесс очищения души. Человек очищается от своих демонов. Это тоже принцип индивидуации. В алхимии Юнг узнавал образы, соответствующие архетипическим символам…

Напоследок я процитирую несколько слов из «Красной книги» Юнга – его тайного дневника:

«Не учение и не наставления я даю вам.  <…> Я сообщаю вам новости о пути этого человека, а не о вашем пути. Мой путь – это не ваш путь, поэтому я не могу вас учить. Путь внутри нас, а не в Богах, и не в учениях, и не в законах. Внутри нас путь, и истина, и жизнь. 

Горе тем, кто живет примерами! Нет жизни в них. …кто будет жить вашу жизнь, как не вы сами? Так живите сами. 

Есть только один путь, и это ваш путь». 

Путь к себе, который каждый совершает сам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

МУЖЧИНА И ЕГО БОГИ-АРХЕТИПЫ: КТО КЕМ УПРАВЛЯЕТ?

Несмотря на то, что Большинство Теоретиков и Практиков Психологии – Мужчины -  Сфера Чувств, Общения и Отношений Считается Традиционно Женской. Женщины Более Эмоциональны, Отзывчивы, Лучше Понимают и Чувствуют Внутренний Мир Другого Человека. Мужчину с Детства Учат Быть Направленным На Внешний Мир, Его Познание и Покорение. Он Должен Быть Сдержанным в Проявлении Эмоций, Смелым и Деятельным.

НО ЧТО ДВИЖЕТ МУЖЧИНОЙ?

МУЖСКИЕ АРХЕТИПЫ.

Американский Психоаналитик Юнгианского Направления Джин Шинода Болен занималась изучением женских и мужских архетипов. В 1989 году выходит ее КНИГА «БОГИ В КАЖДОМ МУЖЧИНЕ», где Мужские Архетипы Представлены В Образе Мифических Богов Олимпа.

Классификация Мужских Архетипов, предложенная Дж. Болен – Это Взгляд Женщины-Ученого На Архетипичную Природу Мужской Психики и На Психологию Мужчин.

МУЖСКИЕ АРХЕТИПЫ – это врождённые схемы восприятия и поведения, глубоко укоренившиеся в психике и формирующие психотип мужчины изнутри. Архетипы Бессознательны и Сильны, Они Влияют На Все Сферы Жизни, Предопределяя Область Интересов и Направления Деятельности Человека. Именно оттого, что Мужчины Реже Женщин Осознают Происходящие В Них Движения Души, Архетипы Чаще Управляют Ими.

В МУЖЧИНЕ ЖИВУТ, СОЧЕТАЮТСЯ, ПРОЯВЛЯЮТСЯ ТАКИЕ БОГИ: волевой и властный Зевс, эмоциональный и инстинктивный Посейдон, загадочный и отчужденный Гадес, трудолюбивый Гефест, любимый сын Аполлон, воин Арес, хитрец Гермес, мистик Дионис.БОГИ – ВОЗМОЖНЫЕ МОДЕЛИ ПОВЕДЕНИЯ. В Психике Одни Боги Бывают Активизированы, а другие – Подавлены. Так Случается оттого, что Мужчине Приходится Соответствовать, Приспосабливаться, Отвечать Ожиданиям Окружающих.

К ПРИМЕРУ, родители хотят, чтобы их мальчик вырос мужественным и стал военным (архетип Арес), поэтому и воспитывают его советующим образом, а сам ребенок мечтает быть модельером (архетип Дионис).

ЗЕВС.

Зевс - Мужской Архетип. Зевс – Главный Бог, Диктатор, Царь. Мужчина-Зевс Стремится к Могуществу, Власти, Высокому Положению и Статусу. Зевс Упорно и Плодотворно Трудится и Пользуется Властью, распределяя Обязанности Между Подчиненными. Он Экстраверт, Карьерист, Лидер. Целеустремленный, Амбициозный, Честолюбивый, Решительный, Сильный и Уверенный В Себе, Мыслящий Здраво, но Не Лишенный Способности Чувствовать Интуитивно. Зевс Живет В Настоящем и Ориентируется На Будущее. Много работает, поэтому Достигает Вершин В Карьере, Успеха В Обществе и Материального Достатка. Этот Архетип Делает Мужчин Дипломатичными и Дальновидными Стратегами, поэтому Они Часто Становятся Руководителями и Бизнесменами. У Зевса Много Женщин (и любовниц, в том числе) и Многочисленное Потомство. ОН АВТОРИТАРНЫЙ, ПАТРИАРХАЛЬНЫЙ ОТЕЦ, МУЖ, ГЛАВА СЕМЬИ. В ЖЕНЫ ОН БЕРЕТ ЖЕНЩИНУ ВО ВСЕХ СМЫСЛАХ ДОСТОЙНУЮ БЫТЬ ЕГО ЦАРИЦЕЙ: КРАСИВУЮ, УМНУЮ, ЗДОРОВУЮ, ИЗ ХОРОШЕЙ СЕМЬИ.

ПОСЕЙДОН.

Посейдон - Мужской Архетип. Посейдон – Хозяин Морской Стихии, Его Нрав Подобен Ее Могуществу: Сильный, Эмоциональный, Чувствующий, Взрывной, Стремительный, Страстный. Посейдону Необходимы Постоянные Изменения, Он Тянется Ко Всему Новому, Редко Достигает Поставленных Целей, так как Часто Их Меняет. Им Руководят Сиюминутные Эмоции. При Этом Посейдон Часто Не Уверен В Себе, Полон Сомнений и Тревог. Может Быть Как Экстравертом, Живущим В Настоящий Момент, так и Интровертом, Ориентированным На Прошлое. ИЗ МУЖЧИН-ПОСЕЙДОНОВ Получаются Прекрасные Актеры Театра и Кино. Любая Творческая Работа Подойдет Такому Мужчине. Но Этот Архетип Часто Подавляется, так Мальчиков Учат Быть Бесстрастными, а У Посейдона В Душе Буря и Шторм Страстей. В ОБЛИЧИЕ ОТ ЗЕВСА, ПОСЕЙДОН – ВЕРНЫЙ МУЖ, НО ТАКЖЕ ПАТРИАРХАЛЬНЫЙ. В ЖЕНЫ ОН БЕРЕТ ЖЕНЩИНУ КРОТКУЮ, СПОКОЙНУЮ, ВЕДОМУЮ, ТАК КАК ЛЮБИТ ДОМИНИРОВАТЬ И ПОДЧИНЯТЬ ЕЕ СВОЕЙ ВЛАСТИ.

ГАДЕС.

Гадес – Мужской Архетип. Гадес – Бог Подземного Царства. Его Богатый Внутренний Мир Не Виден Окружающим, Он Кажется Беспристрастным, хотя Умеет Тонко Чувствовать Людей. Замкнутый, Необщительный, Пессимистичный и Неуверенный В Себе, Полностью Интровертированный Психотип. Не Знает Как Подать Себя В Обществе, Угрюм и Одинок. Отрешенный От Мира, Он Остается Самодостаточным В Своем Одиночестве. Гадесу Все Равно, что О Нем Думают Люди, Он Имеет Свое, Особое Мировоззрение, но часто Испытывает Трудности с Самореализацией. Гадес Склонен к Самопознанию и Самоанализу. несмотря на то, что Этот Бог По Своей Сути Отшельник, Он Способен На Очень Сильные и Глубокие Чувства. ЖЕНЩИН В ЕГО ЖИЗНИ МАЛО, ОН ИЩЕТ ТУ, КОТОРАЯ ПОЙМЕТ ЕГО ДУШУ. СТАНОВИТСЯ ВЕРНЫМ И ПРЕДАННЫМ МУЖЕМ, ГОТОВЫМ НА ВСЕ РАДИ СЧАСТЬЯ ЖЕНЫ. ЕМУ ПОДХОДИТ ДОБРАЯ, СМЕЛАЯ, БЕЗОЦЕНОЧНО ПРИНИМАЮЩАЯ ЖЕНЩИНА, КОТОРАЯ СМОЖЕТ СТАТЬ ПОСРЕДНИКОМ МЕЖДУ НИМ И ВНЕШНИМ МИРОМ И ПОМОЖЕТ ЕМУ АДАПТИРОВАТЬСЯ В НЕМ.

ГЕФЕСТ.

Гефест - Мужской Архетип. Гефест – Кузнец, Работяга, Мастеровой, Изобретатель, Ремесленник и Творец. Два Основных Его Достоинства: Умение Работать Руками и Творческие Способности. Гефест – Скрытный, Замкнутый Молчун. Он Полон Глубоких и Сильный Чувств, но не умеет Их Выражать На Словах. Ему Легче что-то Сделать Своими Руками, Проявив Творчество или Помочь На Деле. Сильный Духом Мужчина-Гефест Никому Не Рассказывающий О Своих Проблемах и в то же Время Он Ранимый, Тревожный, Неуверенный В Себе Человек. Гефест Прагматичен, Практичен, Приземлен. Окружающим Сложно Его Понять, Он Не Умеет Вести Себя так, чтобы быть Понятным, да Ему Это и Не Нужно, Внешний Мир Его Мало Интересует. Общение Для Него Является Проблемой, Вызывающей Тревогу и Волнения. Круг Знакомых Очень Узок, А Новых Знакомств Он Сам Не Заводит. Женщины Не Слишком Часто Обращают На Него Внимание, Не Замечая Его Достоинств. А ОН ТЕРПЕЛИВО ЖДЕТ ТУ, КОТОРАЯ ЗАМЕТИТ, ПОЙМЕТ И ПОЛЮБИТ ЕГО ВСЕЙ ДУШОЙ. ГЕФЕСТ ЛЮБИТ ГЛУБОКО, СИЛЬНО, СТРАСТНО И ПРЕДАННО. ОН ВЕРЕН ЖЕНЕ. ЕЮ ЧАЩЕ ВСЕГО СТАНОВИТСЯ НЕЖНАЯ, ДОБРАЯ, ЛАСКОВАЯ, ЧУВСТВЕННАЯ, ДИПЛОМАТИЧНАЯ И НЕЗАВИСИМАЯ ЖЕНЩИНА, СПОСОБНАЯ БЫТЬ ЕГО ПРЕДСТАВИТЕЛЕМ В ОБЩЕСТВЕ.

АПОЛЛОН.

Аполлон - Мужской Архетип. Аполлон – Бог Солнца и Лучник. Мужчина, с Выраженным Архетипов Аполлона Живет Разумом, а Не Сердцем. Больше Всех Он Любит Себя и Является «Примерным Мальчиком», Маменькиным Сынком. Аполлоны Общительные, Целеустремленные, Благоразумные, Любят Всегда и Во Всем Соблюдать Порядок, Точность, Объективность. Они Знают Чего Хотят и Как Этого Добиться, поэтому Бывают Успешными, но Не Амбициозными. Аполлон Доволен Жизнью, когда Ощущает Комфорт, о Большем Он Не Мечтает. Сфера Чувств у Мужчин-Аполлонов Подавлена, Их Внутренний Мир Для Них же Самих Абсолютная Тайна. От Чужих Эмоций и Чувств Они Стараются Абстрагироваться. Из Аполлонов Получаются Прекрасные Дипломаты и Юристы. ЖЕНУ ТАКИЕ МУЖЧИНЫ ВЫБИРАЮТ, ОСНОВЫВАЯСЬ НА РАСЧЕТЕ, ВЫГОДЕ, ИНТЕРЕСЕ К ЛИЧНОСТИ, НО НИКАК НЕ НА ЛЮБВИ ИЛИ СТРАСТИ. ИМ ПОДХОДЯТ ЖЕНЩИНЫ СИЛЬНЫЕ, НЕЗАВИСИМЫЕ, ДЕРЗКИЕ, ПРАГМАТИЧНЫЕ, ДЕЛОВЫЕ, ЧАСТО ЭТО КОЛЛЕГА ПО РАБОТЕ, ЖЕНЩИНА С ТАКИМИ ЖЕ, КАК У АПОЛЛОНА ЦЕЛЯМИ ИЛИ ТА, С КОТОРОЙ ОН СОПЕРНИЧАЕТ.

АРЕС.

Арес - Мужской Архетип. Арес – Бог Войны, Страстный Воин и Любовник. Мужчины, у которых Главенствует Архетип Ареса, Живут Инстинктами, Эксцентричные, Безудержные. Они Любят Драться, Спорить, Конфликтовать, не думая О Последствиях, Действуют, Опираясь На Сиюминутные Эмоции. Арес Агрессивен и Активен, но Не Целеустремлен, Он Деятельный, но Не Строит Планов. Для Него Важно Получить Статус «Настоящего Мужчины». У Военных, Спортсменов, Танцоров, как правило, Сильно Выражен Архетип Ареса. Эмоциональный, Страстный и Сексуальный Арес Привлекателен Для Женщин. Он Не Переносит Одиночества, поэтому Умеет Привлекать Внимание, Ведет Себя Галантно, Обходительно и Любезно. Искусный и Чувственный Любовник, АРЕС ИЩЕТ ЖЕНЩИНУ, КОТОРАЯ НЕ ПОБОИТСЯ ЕГО НАПОРА И ТЯГИ К ЭКСПЕРИМЕНТАМ, ОПЫТНУЮ, РАСКРЕПОЩЕННУЮ, ВЕСЕЛУЮ. В БРАК ВСТУПАЕТ С ТЕМПЕРАМЕНТНОЙ ЖЕНЩИНОЙ, ПОЭТОМУ НЕ ЗНАЕТ ЧТО ТАКОЕ РУТИНА, СУПРУГИ БУРНО ССОРЯТСЯ И ТАКЖЕ БУРНО МИРЯТСЯ.

ГЕРМЕС.

Гермес - Мужской Архетип. Гермес – Посланник Богов, Вечный Юноша, Хитрец и Путешественник. Мужчина-Гермес Дружелюбный, Общительный, Активный, Талантливый, Позитивный, Стремительный, Легкий На Подъем. У Мужчины-Гермеса Живой, Острый Ум, Он Полон Энтузиазма и Идей, Обладает Даром Ораторского Искусства. Общение Для Него – Практически Вся Жизнь, Он Ярко Выраженный Экстраверт, не может быть В Одиночестве, У Него Очень Много Знакомых. Гермес Умело Вдохновляет, Поддерживает Словом, но также Умеет Бессовестно Обманывать, Сплетничать, Льстить. Гермес Не Готов Ждать и  Бороться За Идею, Для Него Лучше Все Изменить или Бросить, чтобы Начать Новое Дело. Гермес не способен по настоящему Привязаться ни к Дому, ни к Человеку, поэтому нередко Становится Вечным Странником. Мужчина-Гермес Непостоянен. Сфера Его Интересов Велика, Он Выдумщик, Может Увлечься чем Угодно, но Продолжительно Заниматься Одним и тем же Занятием не в Состоянии. Ему Нравится Выполнять Легкую и Быструю Работу, часто Менять Род Деятельности. Для Женщин Мужчины, у которых Преобладает Архетип Гермеса, Представляют Опасность и Скрытую Угрозу Быть Обманутой. Однако Гермес Столь Харизматичен, Обаятелен и Очарователен, что не Влюбиться В Него Сложно. Женщин Привлекает Его Легкость, Чувство Юмора, Умение Говорить Комплименты. Отношения с  Доверчивой Женщиной Гермес Выстраивает Очень Быстро, но Его Чувства Непостоянные и Поверхностные. ПОКОРИВ ОДНУ ДЕВУШКУ, ОН БЫСТРО ПЕРЕКЛЮЧАЕТСЯ НА ДРУГУЮ, НЕ ЗАБОТЯСЬ О ЧУВСТВАХ ПЕРВОЙ. ВСТУПАЕТ В БРАК НЕ ЕДИНОЖДЫ И ВСЕГДА ИЗМЕНЯЕТ СВОИМ ЖЕНАМ.

ДИОНИС.

Дионис - Мужской Архетип. Дионис – Бог Вина и Экстаза. Самый Загадочный Архетип, Способный Вывести Мужчину На «Скользкую Дорожку» Алкоголизма, Наркомании и Разврата. Этот Архетип Наполнен Страстью и каким-то Возвышенным Хаосом, Любовью к Природе и Красоте, Стремлением Получить Как Можно Более Богатый Чувственный Опыт и  Сделать Миг Незабываемым. Мужчина-Дионис Веселый Выпивоха или Страстный Любовник, но всегда не так прост, как Может Показаться Изначально. Он Загадочен и  Экзальтирован, Увлекается Мистикой, Эзотерикой, Психологией, Духовными Практиками. Дионис Прекрасно Разбирается В Психологии Женщин. С Самого Детства Он Окружен Мамками-Няньками, Подругами и Поклонницами. Ценит Заботу Женщин, но Сам Не Склонен Заботиться. Эмоции Диониса Бурные, Настроение Слишком Переменчиво. В Его Образе Много Женственности и Тонкости, Он Любит Красиво Одеваться и Выделяться Из Толпы, Экстравагантен. Дионисам Подходят Профессии Творческие, Связанные с Миром Моды, Красоты, Шоу-Бизнеса. Мужчина-Дионис Способен в Самой Консервативной и Бесчувственной Женщине Разбудить Страсть, Он Любит Толкать На Безумие Добропорядочных Скромниц. МУЖЕМ ДИОНИС СТАНОВИТСЯ, НО НЕ ПРЕКРАЩАЕТ ВЕСТИ РАЗГУЛЬНЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ. УКРОТИТЬ ЕГО СПОСОБНА ЖЕНЩИНА, УМЕЮЩАЯ БЫТЬ ДЛЯ НЕГО ОДНОВРЕМЕННО И ЗАБОТЛИВОЙ «МАМОЙ» И ФАНАТИЧНОЙ «ДЕВОЧКОЙ».

КАК ПРАВИЛО, ПОВЕДЕНИЕ МУЖЧИНЫ базируется на одном ведущим и двух дополнительных архетипах, остальные оказываются подавленным. Для Гармоничного Развития Личности, Предотвращения Внутренних и Межличностных Конфликтов, Лучшего Понимания Своего «Я», Нужно «Познакомиться» Со Всеми Внутренними Богами и Научиться Управлять Ими.

Книга «Боги в каждом мужчине»

Архетип бога | Архетипическая духовность

Как все возникло? Продолжу ли я существовать после смерти? Зачем вообще что-нибудь? Мы все время от времени задумывались над этими большими вопросами о существовании, о природе того, что есть. На протяжении тысячелетий эти вопросы занимали центральное место в человеческой духовности, часто фокусируясь на фигуре «Бога».

В иудео-христианской традиции, занимающей центральное место на Западе, библейское имя Бога «Яхве», скорее всего, произошло от еврейского слова «хава».Для ушей израильтян Яхве мог звучать примерно так: « Тот, Кто вызывает то, что есть» .

Эта связь Бога с бытием, однако, не уникальна для Запада, и хотя Богу дано множество атрибутов во многих различных культурах, «бытие» остается центральным общим мотивом. Универсальность Бога на протяжении всей истории и различных культур, вместе с величием, которое вызывает образ Бога, ясно указывает на то, что Бог является архетипом. Таким образом, по сути, Бог - это архетип Бытия.Давайте посмотрим, как это складывается.

  1. Источник бытия. Один из центральных атрибутов архетипа Бога сосредоточен вокруг Бога как источника бытия. Это, очевидно, охватывает Бога как творца, но в других традициях Бог рассматривается как совокупность всего, пантеизм. В даосизме интерес заключается в том, как обстоят дела, в Дао. Иногда на современном Западе Бог как бытие находит выражение как «вселенная».
  2. Сознание бытия. В восточных духовных традициях делается упор на Бога как на сознание бытия, а наш путь к божественному - как на процесс более глубокого познания, просветления. В индуистской мысли Атман, внутреннее познающее «я», является первым принципом, а сознание - первичной субстанцией. Интересно, что на Западе этот вопрос был поднят Карлом Юнгом, который отождествил архетип Бога с Самостью, а духовное путешествие - как путь к самостановлению (индивидуации) и самопониманию.
  3. Единство бытия. Ислам начинается с представления о существовании только одного Бога. Буддизм выражает единство Бога и бытия в терминах недуализма, что все по существу является проявлением одной сущностной реальности.
  4. Трансцендентное существо. Самые ранние проявления архетипа Бога - это встречи с трансцендентностью бытия. Считалось, что боги политеизма охватывают общие архетипы, такие как воин, мать, река, дух, но на трансцендентном уровне, выходящем за рамки нашего обычного опыта их общения.
  5. Качество бытия. «Бог есть любовь», - говорит св. Иоанн в христианской традиции. Бог также отождествлялся с мудростью, состраданием, величием, справедливостью и любой комбинацией этих атрибутов, которые исследуют, на что может быть похожа природа существа Бога.
  6. Чудо и тайна бытия, Чтобы уравновесить разговоры о Боге как о качестве бытия, мистическая традиция часто стремится к противоположному и говорит о Боге как о тайне бытия, которую мы не постигаем, но которая вызывает трепет.
  7. Личностный характер бытия. Архетип Бога позволяет людям относиться к личному измерению бытия и иметь с ним отношения.
  8. Быть самим собой. Существует философская духовная традиция, которая хочет признать Бога непосредственно существующим. Итак, Пол Тиллих определяет Бога как «Основание бытия», а других - как «Святое Существо». Третьи, под влиянием эволюционной мысли, описывают Бога как «Становление».

Многое говорится об «истинной» природе Бога в различных традициях, поэтому часто полезно иметь в виду, что они пытаются подойти к архетипу Бога как к существующему с разных сторон.Я считаю, что это позволяет нам увидеть то, что каждая традиция уникальна, поскольку мы изо всех сил пытаемся примириться с этими вопросами существования.

Нравится:

Нравится Загрузка ...

18 марта 2016 в Без рубрики.

Архетип Бога. Идея Бога была упрощена… | by Lybertarian

Идея Бога была упрощена как верующими, так и неверующими. Такие термины, как небесный папа или спагетти-монстр, часто использовались, чтобы посмеяться над глупым и наивным мнением религиозных верующих о том, что такое существо могло существовать.(Да, Церковь Летающего Макаронного Монстра на самом деле реальна.)

Очередь: «Серьезно, вы верите, что есть какой-то чувак, который живет в небе и дарует вам благословения, когда вы молитесь ему?»

Даже среди верующих они часто вынуждены отступать на самые слабые места и цепляться за представление о том, что Бог - это то, во что они верят, поэтому другие должны уважать это. Они могут даже зайти так далеко, что заявят, что в этом нет смысла, но религия делает их счастливее, чем если бы они не верили.Теисты, по-видимому, не смогли дать рациональную основу религиозной практике, вере и Богу в целом - отсюда и рост скептицизма по отношению к сторонникам религиозной веры.

И понятно, что у неверующих есть основания отрицать существование Бога. Как такое существо, как Бог, могло нести ответственность за страдания и злобу в мире? Или, говоря словами некоторых бывших верующих: «Как мог Бог, которому я делал все возможное, чтобы доставить удовольствие, быть ответственным за великие страдания, с которыми я столкнулся в своей жизни? Это просто не справедливо.

Я не пытаюсь отвечать на эти вопросы в этом посте, но сама идея более светского подхода и объяснения психологии и философии, лежащих в основе концепции Бога, зарождалась в моей голове в течение последних 6 месяцев. Благодаря таким ораторам, как Сэм Харрис, Джордан Петерсон, Эрик / Бретт Вайнштейн и другие, я почувствовал интеллектуальный и духовный стимул к тому, как они обсуждали / обсуждали существование Бога. Но я не чувствовал, что могу сформулировать эти идеи в понятной манере, пока однажды я не сидел на рабочей конференции, и мы не начали обсуждать концепцию рыночных персонажей.

Маркетинговые персонажи

Интересный принцип в маркетинге - использование персонажей. Маркетинговый образ определяется как вымышленное изображение ваших клиентов. Это представление основано на исследовании рынка, демографии, закономерностях, целях и т. Д. Этот образ воплощен в личности и получает имя.

Часто компании имеют несколько лиц, потому что продаваемый ими продукт ориентирован не только на одну группу, но и на несколько групп. Например, предположим, что компания X продает продукт, найденный в ходе исследования рынка, который в основном обслуживает 2 группы:

25–35-летних женщин, работающих полный рабочий день, владеющих кошками, с доходом около 55–65 K, живет в городах.Назовем эту первую группу Энни.

Вторая группа - женщины в возрасте 57–65 лет, замужние, имеют от 2 до 4 детей, живут в пригороде и имеют доход около 90 тыс. Человек. Назовем эту вторую группу Джоанн.

Компания, которая использует образы Энни и Джоанн, будет проводить различные маркетинговые кампании в зависимости от целевой группы. Хотя Энни и Джоан не существуют буквально, они абсолютно верны в том смысле, что (при условии, что это основано на правильном исследовании рынка), компания будет иметь лучшую рыночную доходность, если они решат сосредоточиться на этих двух персонажах.

В маркетинге использование персонажей - мощный инструмент и отличный способ концептуализировать рынок, на котором вы работаете. Для деловых сотрудников это антропоморфизирует клиентскую базу, придавая ей человеческий фактор, над которым они работают, чтобы угодить. Можно увидеть, что благодаря сотням (или тысячам) часов маркетинговых исследований компания смогла абстрагироваться от этих двух ключевых фигур. Возможно, в созданных ими персонажах отсутствуют некоторые ключевые детали, но после дополнительных исследований они смогут уточнить представление об их идеальных образах.Чем больше они будут дорабатывать его и соответствовать реальному рыночному идеалу, тем большую отдачу от инвестиций они получат.

Эта задача непроста для компаний и часто может быть очень дорогостоящей, но все компании, стремящиеся к конкурентному преимуществу, будут вкладывать время и деньги в развитие и создание персонажей для своего бизнеса. Идея маркетинговой персоны воплощает в себе общность, шаблон и модель, разработанную и абстрагированную из исследования клиентской базы, имеющей отношение к создаваемому продукту.

Архетипы

Так почему именно это вызвало во мне возбуждение? Потому что в основе работ Карла Юнга, Джозефа Кэмпбелла, Джордана Петерсона и других лежит идея, называемая архетипом.

Архетипы - это повторяющиеся паттерны, мотивы, модели поведения, модели и т. Д. Исходного элемента, повторяющиеся на протяжении повествования и не ограниченные культурными границами. Другие публичные интеллектуалы использовали некоторые формы этой идеи архетипа, но в пользу агностической / атеистической точки зрения.По словам Ричарда Докинза, «Религия - это мем, а религиозные убеждения - паразит разума». Его основная идея мема - это то, что передает культурные и социальные идеи из поколения в поколение. И из-за этого религиозного мема, который был передан из поколения в поколение, он застрял в сознании человека и должен быть искоренен, как и любая другая вредная болезнь.

Джордан Петерсон в ответ раскритиковал идею Докина как упрощенную. В беседе с Сэмом Харрисом Петерсон был вынужден уточнить, что он имел в виду под словом «Бог».Его объяснение поразило меня как имеющее глубокую психологическую и архетипическую основу:

« Бог - это то, как мы образно и коллективно представляем существование и действие сознания во времени . Поскольку наиболее реальные аспекты существования проявляются в самых длительных временных рамках, но не обязательно воспринимаются как объекты здесь и сейчас. В некотором смысле это означает, что у вас есть концепции реальности, встроенные в вашу биологическую и метафизическую структуру, которые являются следствием процессов эволюции, которые происходили на невероятно обширных пространствах времени и которые структурируют ваше восприятие реальности так, как это не могло бы быть. «Не будьте структурированы, если вы прожили только то количество времени, которое собираетесь прожить…».

Идея Петерсона состоит в том, что религиозные нарративы биологически и социально отбираются в процессе эволюции и передаются до нашего времени.Самая первая строка этой цитаты - это идея Бога как архетипа, который был выбран и передан в настоящее время. Возможно, он говорит о том, что Бог является архетипическим представлением того, как мы представляем человеческое сознание во времени. Наши представления о таких вещах, как мораль, основаны на миллионах лет эволюции и социологических разработках, для которых были выбраны. Петерсон в той же дискуссии продолжает свое развитие Бога:

«Итак, Бог - это то, что вечно умирает и возрождается в поисках высшего существа и истины.Бог - высшая ценность в иерархии ценностей. Бог - это то, что призывает и откликается на вечный призыв к приключениям. Бог - голос совести. Бог - источник суда, милосердия и вины. Бог - это будущее, ради которого мы приносим жертвы, и нечто вроде трансцендентного хранилища репутации ».

Кроме того, он дает социологическое объяснение того, как люди организуют себя и как архетип религиозной веры выбирался на протяжении долгого времени.

«Бог - это то, что выбирает среди людей в вечной иерархии людей. Итак, вы знаете, что мужчины выстраиваются в иерархии, а затем мужчины поднимаются по иерархии, и есть важные принципы, определяющие вероятность их роста ... Это то же самое, что делает мужчин привлекательными для женщин. Женщины отрываются от верхушки мужской иерархии ... так что это то, что действует в огромных промежутках времени и играет роль в самом выборе для выживания, что делает его фундаментальной реальностью.

По сути, Петерсон выдвигает аргумент в пользу веры и существования Бога (возможно, не буквально), но психологическое и эволюционное предположение о том, что сама ткань реальности была составлена ​​и выбрана посредством веры и концепции Бог.

Бог

Я не формулирую эту идею так подробно, как доктор Петерсон, но, используя пример рыночных личностей и объяснение Бога как архетипа, можно начать понимать, что Бог как архетип не является надуманным. все.На самом деле - кажется вполне правдоподобным, что с полностью секулярной точки зрения архетип Бога является глубоким и недостаточно исследованным критиками религии.

Для ясности, у меня есть личная метафизическая вера в существование Бога. Один коренится в глубоко духовных переживаниях, когда я чувствую, что Бог существует. То, что я попытался дать выше, является архетипическим исследованием того, почему для людей правдоподобно и разумно верить в Бога. И так же, как я упоминал выше, при обсуждении рыночных персонажей, возможно, вы можете посмеяться над идеей, что образ «Анна» буквально правдив, но вы не можете отрицать абсолютную полезность и правдивость действий таким образом, чтобы соответствовать рыночному образу Анна предназначена для описания.Точно так же можно высмеивать метафизическую веру в Бога, в которую трудно буквально поверить, но полезность и правдивость жизни, отражающей воплощение Христа, - это то, что абсолютно проявляет добро и истину.

Взяв предыдущий пример рыночных личностей, подумайте о религиозной дисциплине христианства (вы можете взять любую из религиозных дисциплин, и эти архетипические принципы все равно применимы). Сотни и тысячи лет, которые иудаизм использовал для рассказа своих религиозных историй, разработки своего этического кодекса и создания своих доктрин, внесли свой вклад в дальнейшее христианское абстрагирование доктрин Нового Завета и дальнейшее развитие Бога.

Религиоведы и философы того времени были, по сути, исследователями рынка, развивающими идею личности, которая воплощала всю идею человеческого состояния и состояния страдания, которое неизбежно обрушивается на всех. И идея Христа, казалось бы, поднялась на вершину этой архетипической абстракции совершенства и Бога. Религиозным верующим не составит труда сказать вам, что, следуя (соблюдая) заповедям, которые нравятся этому архетипическому Богу, в результате вы добьетесь наилучших возможных результатов.Нельзя сказать, что ваша жизнь будет свободна от ссор и неприятностей, и не сказать, что последует жизнь совершенства. Но жизнь, которая стремится развить больше милосердия, сострадания, терпения, дисциплины, сдержанности и знаний, чтобы вооружить вас противостоять трудностям этого мира.

И этот религиозный архетип может быть тем, который побуждает плотские инстинкты человеческого разума подняться над и превзойти эгоистические инстинкты, посещать церковные службы, чтобы вдохновить и просветить разум и заставить человека не смотреть на цвет тела. снимайте кожу и принимайте других как своих брата и сестру.

И так же, как рыночный персонаж, все они основаны на возможном ошибочном предположении, что «исследование рынка» было проведено правильно. А это ровно точка. Церкви и все созданные человеком учреждения несовершенны и никогда не будут совершенны. Абстракция этого архетипа Бога основана на ошибочных предположениях человеческого разума, но это не опровергает и не разрушает веру в Бога.

Так же, как исследование рынка не отбрасывает всю концепцию / идею личности из-за несовершенных результатов, религиозный человек не должен отбрасывать веру в Бога.У рыночных персонажей может быть и будет много недостатков, но поиск, уточнение и дальнейшее развитие текущих персонажей приведет к более высокой доходности и процветающему бизнесу. Точно так же способность подчиняться этому религиозному образу и следовать ему в конечном итоге приведет к более полноценной, ответственной и нравственной жизни - и все это при совершенствовании и дальнейшем развитии религиозного образа. И когда мы идем к Граду Божьему, готовность следовать за ним облегчит бремя крестов, которые мы несем.

Архетип Бога | ястреб-грез.com

Архетип Бога

Этот архетип возникает из парадокса человеческого существования. Если бы древний человек увидел, как современный взрослый человек выходит из вертолета, разговаривает с удаленными людьми, используя небольшой украшенный «камень» (мобильный телефон), который они держат в руке, и сразу же производит изображения с помощью цифровой камеры или видео, они бы поверили человек быть богом. Парадокс заключается в том, что то, что древние мужчина или женщина считали богом, было воплощением или проекцией их собственного потенциала.Древний человек - предок современного человека. В них был потенциал, чтобы стать и развить то, чем мы являемся и обладаем.

Фундаментальный процесс того, что мы называем разумом или сознанием, заключается в придании формы или слов абстрактным переживаниям или ощущаемым вещам. Когда мы мечтаем, это становится удивительно очевидным. Эмоции, конфликты, сексуальные побуждения, которые мы испытываем, превращаются в образы и драмы в наших снах. Если мы отбросим образы, у нас останутся грубые чувства и побуждения. Образы во сне делают все это намного более запоминающимся и ясным.Если мы испытываем страх во время сна, это может быть незабываемым. Но если нам снится, что нас преследует двуглавый монстр, такой как змея, этот образ с большей интенсивностью закрепляется в нашем бодрствующем сознании.

Дело в том, что даже самые тонкие вещи, которые мы ощущаем «краем глаза», могут быть драматически представлены в образах как во время бодрствования, так и во сне. В состоянии бодрствования такие осознания называются видениями, но являются выражением того же процесса. См .: галлюцинации и галлюциногены .

Развитие самосознания подарило человеческому животному огромное и, возможно, травмирующее изменение. До того, как у него появилось какое-либо ощущение личности, ранним человеком постоянно руководили либо инстинкты, либо выученное поведение, общее для группы. Им не нужно было принимать решения или думать о том, что делать. Миллионы лет опыта внесли в них инстинктивные реакции. Кроме того, десятки тысяч или даже миллионы лет коллективного усвоенного поведения передавались точно так же, как млекопитающие передают навыки своим детенышам.В качестве примера того, как это работает, замечательное исследование африканских диких собак показало его силу. Собаки были истреблены на большой территории, и предпринимались попытки их реинтродукции. В документальном фильме были показаны две стаи собак. Одна стая возникла и возникла в результате непрерывной линии происхождения и социальных отношений на протяжении тысяч лет. Вторая стая была выращена в неволе и выпущена в дикую природу при некоторой поддержке. Спустившаяся стая продемонстрировала огромные социальные навыки в признании и поддержке положения друг друга, в совместной работе на охоте, в кормлении щенков и взаимной заботе о них, а также в том, чтобы делиться едой с теми, кто остался, чтобы заботиться о детенышах.

В выпущенном паке не было ни одного из этих навыков. Информация не передавалась им от предыдущего поколения. Они не могли работать вместе. Они ссорились между собой вместо того, чтобы уважать лидерство. Они не делились едой, но дрались из-за нее. Все они быстро умерли. Им не передавалась невысказанная мудрость поколений. У них не было навыков выживания. Возможно, это напоминает нам о некоторых людях в нашем современном обществе и указывает на возможные причины.

Возникновение самосознания было похоже на массивный новый ввод, посягающий на эту готовую мудрость, с которой жили ранние люди.Когда наступил раскол и новое самосознание стало преобладать, возникло великое чувство потери, и то, что было их повседневной частью, теперь ощущалось как далекое или внешнее по отношению к ним. Поскольку инстинктивная или бессознательная мудрость выживания была для них всем, их мечта о придании формы такому неосязаемому показала, что это великая родительская фигура. Это была великая Мать / Отец, из которой они произошли. Фактически, обретение самосознания было сродни рождению, выходу из огромной древней утробы.Об этом ясно сказано в форме рассказа в Книге Бытия. В нем говорится: «И открылись глаза у них обоих, и они узнали, что наги; и сшили они фиговые листья и сделали себе передники. И они услышали голос Господа Бога, ходившего в саду в прохладе дня; и этот человек и его жена скрылись от лица Господа Бога среди деревьев в саду. И Господь Бог призвал человека и сказал ему: где ты? И он сказал: я слышал голос твой в саду и боялся, потому что я был наг; и я спрятался.’

Если мы под Иеговой понимаем здесь огромный океан разума, инстинктов и поведения, которыми руководили первые люди, а также пробуждение к возникновению самосознания, то страх - это страх быть поглощенным, потерять свою новую и уязвимую идентичность. в этом океане творческой жизни. Они были действительно свободны от инстинктивного знания, которым ранее руководили и поддерживали.

Древние расы, такие как бушмены Калахари, на самом деле говорят, что их величайший страх - это потеря «идентичности» души из-за того, что их снова поглотит в бессознательном состоянии.То есть в потере самосознания. Очевидно, это предположение, но это предположение, основанное на антропологических исследованиях, на исследовании глубокого бессознательного у современных людей и на опыте, полученном в результате глубинной психологии.

Результатом у древних и современных людей является то, что все еще существует ощущение, осознание «краем глаза» огромных глубин нашего разума, затеняющееся прямо до предсознания и даже клеточной жизни внутри. Мы ощущаем это как творческую матрицу, из которой мы выросли.Мы чувствуем в нем огромный потенциал. В конце концов, если бы мы произошли от предсознательных человеческих животных, а они от обезьяноподобных форм, из нас мог бы возникнуть человек, который был бы для нас таким же богом, как мы казались бы древним предшественникам. Следовательно, архетип бога является выражением того, что мы воспринимаем как наш собственный потенциал, а также огромности жизни и космических процессов, благодаря которым мы существуем.

Сам архетип или то, что за ним стоит, не поддается никакому определению. Но, будучи тем, кем мы являемся, и учитывая, что мы постоянно пытаемся определить и придать содержание таким важным процессам, прошлые культуры придали много форм и атрибутов своему выражению Бога или Бога.Иногда они даже определили аспекты того, что они пережили, как основные силы жизни и личного осознания, и поэтому у нас есть боги и богини.

Этот архетип имеет очень сильное влияние на жизнь каждого просто потому, что он касается нашего собственного фундаментального потенциала и происхождения. То, как вы относитесь к этому, показывает уровень вашей связи или конфликта с вашими собственными ресурсами и происхождением. Это также показывает, как далеко вы продвинулись в своем зрелом понимании того, как функционирует ваша внутренняя жизнь.В некотором смысле трудности и стадии, которые мы проходим в наших отношениях с матерью и отцом, похожи на принятие, отвержение, убийство или глубокую зависимость, которую мы испытываем в отношениях с тем, что называется Богом. Мы, конечно, можем относиться к этой архетипической силе в нас, как ребенок, напуганный родителем; как послушный ребенок, который хочет подчиняться; как непослушный ребенок, ищущий самостоятельности; как сердитый или сбитый с толку человек, который отрицает какую-либо связь со своим происхождением; как кто-то, кто потерял память и поэтому не узнает свою родословную; как взрослый, который смирился со своим происхождением и интегрировался в свои собственные процессы разума и эмоций, матрицу унаследованных сильных и слабых сторон.

Никто из нас не может избежать источника нашего собственного существования. Нет ничего и никого, кто был бы независим от Вселенной и ее загадочного происхождения. Однако мы можем относиться к нему по-разному. Эти способы изображены в Новом Завете как способ, которым люди относились к Христу. Принимая Христа как символ космической сети разумной жизни, нашего собственного врожденного потенциала, люди могут любить его, умывать руки, распинать, игнорировать его, исцеляться им, лгать о нем, предлагать себя ему. , поклоняйтесь ему - и так далее, и тому подобное.Позиция, которую мы занимаем в наших отношениях с этой большой жизнью, неотъемлемой частью которой мы являемся, является основой нашего образа жизни и ее качества.

Полезные вопросы:

Могу ли я осознать, что мое существование фундаментально зависит от творческих процессов вселенной и что я в основе потенциала жизни?

Как я могу относиться к этой тайне божественного или чудесного, лежащей в основе меня?

Беру ли я ответственность за свой потенциал, или я проецирую его наружу как фигура бога, или все вместе отрицаю?

В чем разница между богом и архетипом? »Мифический зверь

Когда мы говорим о богах и архетипах, легко думать о них как о одном и том же.

Я говорю об архетипе Аполлона и о мифах о древнем боге Аполлоне, и у меня складывается мысль объединить эти две концепции, рассматривая их как одно и то же.

«Но подождите, - говорю я себе, читая миф о многих сексуальных подвигах бога Аполлона, - я думал, что архетип Аполлона целомудрен? Как и его сестра-близнец Артемида?

Я путаю миф о боге с психологической концепцией архетипа.

*

Психологический архетип - это образец поведения, обычно бессознательного, в котором мы живем.Архетипический образец проявляется в повседневных выборах, эмоциях, мыслях и действиях. Это влияет на то, как мы относимся к миру, к другим людям и к себе. Это влияет на работу, которая нам нравится, и на то, как нам нравится жить.

Если в вашей психике работает множество архетипов Аполлона, вы можете быть очень сосредоточены на логических, прагматических образцах мышления, даже заходя так далеко, что пренебрегаете своими эмоциями и полагаете, что ваша способность использовать эту логику в такой высокой степени делает вас.. . хорошо . . . может быть, немного лучше, чем другие люди, которые временами бывают такими иррациональными.

Архетипы проявляются не только в индивидуальном масштабе. Мы можем видеть их в действии в историях, которые разыгрываются в мире - в наших отношениях и даже в взлете и падении наций.

Вообще-то, это удивительное явление. К.Г. Юнг, который был пионером нашего понимания архетипов, сказал, что это произошло потому, что человечество разделяет коллективное бессознательное. Так же, как архетипические мотивации действуют в вашей индивидуальной жизни, они также действуют в жизни человечества в целом.

Архетипы психологические. Изучение такой психологии называется «глубинной психологией». Вот описание от C.G. Центр Юнга:

«Глубинная психология относится к подходам к терапии, которые открыты для исследования тонких, бессознательных и надличностных аспектов человеческого опыта. Подход глубина может включать терапевтические традиции, которые исследуют бессознательное и включают изучение и исследование снов, комплексов и архетипов.”

*

Хорошо. Я собираюсь дать здесь определение слову «бог», а это непростая задача в любой день недели. Давайте просто запомним, что я пишу в контексте этой статьи о том, как концепция бога соотносится с концепцией архетипа.

Бог - это древнее существо, которому поклоняются как божеству. Боги принадлежат к мифологическим системам мышления, и о них рассказывают многочисленные истории, иллюстрирующие их силы и характеры. (Иногда рассказы также иллюстрируют исторические события, но это открывает целую банку червей.. .)

Древние боги часто отражали природные силы, такие как солнце или море. Они также отражали природные силы, движущиеся в человечестве и в отдельном человеке, такие как сексуальность и ярость. Боги, по сути, олицетворяют эти движущие силы, потому что они являются побуждениями, которые невозможно погасить. Вы можете игнорировать свою сексуальность, подавлять ее или позволить ей безудержно разрастаться - она ​​никуда не денется. Сексуальность всегда будет частью вас, и она требует внимания. Вот почему он персонифицируется как «бог» - в данном случае Афродита.

Дайте своей сексуальности свободное и здоровое выражение в своей жизни, и вы отдадите должное Афродите. В свою очередь, она сделает вас намного счастливее.

Жан Шинода Болен так объясняет отношения между богами и архетипами в «Боги в каждом человеке»:

«Как архетипы,« боги »существуют как образцы, управляющие эмоциями и поведением; они - могущественные силы, которые требуют своего признания, признания или нет. Сознательно признанные (хотя и не обязательно по имени) и почитаемые мужчиной (или женщиной), в котором они существуют, эти боги помогают мужчине действительно быть самим собой, мотивируя его вести глубоко осмысленную жизнь, потому что то, что он делает, связано с архетипическим слоем его психика.Оскорбленные и отрицаемые боги, тем не менее, также имеют влияние, которое обычно является разрушительным, поскольку они бессознательно претендуют на этого человека ».

Вы не чествуете архетипического бога, просто делая подношение в храме и поклоняясь ему. Вы чтите архетипического бога, уважая его влияние и работая с ним в своей жизни.

Чтобы почтить Афродиту, занимайтесь здоровой любовью.

Чтобы почтить память Аполлона, займитесь чем-нибудь вроде бизнеса или решите математическую задачу.

Чтобы почтить память Артемиды, проводите время на природе и воссоединитесь со своим диким «я».

И т. Д. И т. Д. И т. Д.

*

Итак, боги мощно представляют архетипы. . . но сами боги не являются архетипами. Это символы.

Вот почему у нас может быть архетип Аполлона, который обычно целомудрен (как и его сестра-близнец Артемида), и мифы о боге Аполлоне, который получил это (... или пытался).

Намеки на целомудрие архетипа присутствуют во всех мифах о неудавшихся любовных похождениях Аполлона.Он преследовал своих возлюбленных больше, чем действительно любил их. Иногда он преследовал их, иногда он нападал на них, и обычно он их терял. Он имел немного больше успехов с партнерами-мужчинами, чем с женщинами. . . но совсем немного.

Означает ли это, что архетип никогда не бывает сексуальным? Нет. Это просто означает, что сексуальность выражается в духе Аполлона. (То есть либо секса вообще не бывает, либо к нему подходят как к навыку, который нужно освоить, с очень четкой целью в конце.)

*

И боги, и архетипы - мощные инструменты самопознания.Я даже назову их священными символами, поскольку они вечны и могут дать нам реальное представление о том, что движет миром и что движет нами.

Идея состоит в том, что если мы сможем научиться распознавать архетипы в действии и больше уважать их в своей жизни, мы сможем стать более разносторонними, полноценными людьми.

На сайте «Гуманистическое язычество» писатель Джон Холстед опубликовал эссе под названием «Архетипы как боги: возрождение архетипов». Он включает эту красивую цитату:

«Мы воспринимаем архетипы как богов, потому что они находятся вне нашего сознательного контроля и потому, что они обладают силой изменять нашу жизнь.Настоящая встреча с богами - это не только переживание повторного зачарования (то, что Рудольф Отто называет мистериум фашинанс ), но и переживание, которое потрясает нас до глубины души (которое Отто называет мистериум tremendum ).

Хотя боги являются частью человеческой психики, мы всегда должны помнить, что греческий термин psyche лучше переводить как «душа», чем «разум» ».

*

© Mythraeum 2016. Содержание этой статьи, за исключением цитируемых или связанных исходных материалов, защищено авторским правом.Пожалуйста, свяжитесь со мной, чтобы запросить использование.

ПОДПИСЫВАТЬСЯ

Что такое архетип?

В некоторых языческих традициях и в культурах по всему миру слово «архетип» используется для обозначения модели человека, который выступает в качестве символа совокупности черт. Например, воин может считаться образцом всего храброго, сильного и благородного.Жрицу можно рассматривать как образец мудрости и интуиции. В системах верований, ориентированных на богиню, триединый архетип Дева / Мать / Старуха часто используется для обозначения молодости, среднего возраста и старости.

Юнгианские архетипы в коллективном сознании

Психиатр Карл Юнг использовал систему архетипов для описания образов, связанных с коллективным бессознательным. Он считал, что каждая культура или система верований имеют общие архетипы, к которым может относиться каждый, будь то воин, жрица, король или другие.Затем он продвинул эту теорию на шаг вперед, описав, как архетипы связаны с нашей внутренней психикой.

Доктор Джоан Релке, доцент религиоведения в Университете Новой Англии, говорит, что два юнгианских архетипа, анима и мать, принимают формы богинь в мифах и легендах культур по всему миру. Релке пишет:

«Я думаю, мы должны учитывать, что анима, хотя она может качественно отличаться от мужчин и женщин, - это та сила души или психики как в мужчинах, так и в женщинах, которая побуждает и подталкивает человека к психической и духовной зрелости, к индивидуализации - посредник в развитии сознания, намного более широкого, чем эго.... Если анима - это «хаотическое стремление к жизни» и сила, выходящая за рамки контролирующего эго, то неудивительно, что как в индивидуальной психике, так и в мировой мифологии она проявляется как несовместимое существо. Юнг характеризует ее характер как «биполярный». В один момент она может казаться положительной, а в следующий - отрицательной; теперь молодой, теперь старый; теперь мать, теперь дева; то добрая фея, то ведьма; теперь святой, теперь шлюха. Помимо этой амбивалентности, анима также имеет «оккультные» связи с «тайнами», с миром тьмы в целом, и по этой причине она часто имеет религиозный оттенок."

Юнг также описал архетипические события в дополнение к таким фигурам, как герой и воин. Он объяснил, что некоторые ключевые события в нашей жизни, такие как рождение и смерть, брак и посвящение, одинаково влияют на наш жизненный опыт. Независимо от того, кто вы и где живете, у вас есть общий опыт, когда вы сталкиваетесь с одним из этих изменяющих жизнь событий.

Кроме того, Юнг говорил об определенных мотивах архетипического сознания. Например, апокалипсис, наводнение и творение - все это части наших общих психических явлений.Понимая, как мы, люди, относимся к этим архетипическим символам, мы можем лучше понять свое собственное место в космосе и понять свое место в нашем обществе и культуре.

Архетипы во всем мире

Архетип героя появляется в легендах обществ по всему миру. Мифолог Джозеф Кэмпбелл отметил, что люди от Геракла до Люка Скайуокера олицетворяют роль героев. Чтобы действительно вписаться в архетип, человек должен соответствовать определенным характеристикам.Снова используя героя в качестве примера, чтобы быть истинным архетипическим героем, человек должен родиться в необычных обстоятельствах (сирота, воспитанная дядей на бесплодной планете), покинуть дом, чтобы отправиться на поиски (стать джедаем), следовать опасному путешествие (Дарт Вейдер хочет убить меня!) и воспользоваться духовной помощью (спасибо, Йода!), чтобы преодолеть препятствия (Ой! Моя рука!) и в конечном итоге преуспеть в квесте.

Сюзанна Барлоу обсуждает архетип героя, говоря, что в каждом из нас есть частичка героя.Она сказала,

«В архетипе героя есть что-то универсальное. У всех нас есть внутренний герой, и мы все находимся в путешествии по жизни, которое во многом аналогично путешествию героя. Я считаю, что именно поэтому герой играет роль во многих наших фильмы, музыка и книги. Но для некоторых архетип имеет особое значение. Возможно, вы можете относиться к герою более личным образом, чем другие. Это может означать, что вы можете назвать архетип Героя одним из своих личных архетипов."

В религиозном контексте многие языческие духовные пути, как древние, так и современные, опираются на архетипы. Некоторые традиции почитают богиню или бога, в которых прославляется священное мужское начало или божественное женское начало. Часто это коренится в системе архетипов.

Арес: архетип воина - Master Mind Content

Арес, как бог и архетип, кажется противоречивым в терминах. Он воин и любовник, жестокий и агрессивный мужчина, но теплый и страстный по отношению к женщинам и поддерживающий друзей и семью.

В греческой мифологии Зевс ненавидел Ареса, и его меньше всего уважали олимпийцы. Его римский аналог, Марс, с другой стороны, был удостоен чести вторым после Юпитера (римского Зевса), положение в греческом пантеоне, которое было отдано дальновидному богу Аполлону.

Арес был противоположностью Аполлона. Известный своей агрессией, глупостью и импульсивным характером, он рвался в бой, не задумываясь о последствиях. Его сводная сестра Афина (стратег и богиня мудрости) критиковала его, называя иррациональным маньяком и «болваном».”

Римляне изображали Марса уравновешенным и джентльменским, что наделило его некоторыми качествами, приписываемыми Афине в греческой мифологии. Тем не менее, в римском мифе Минерва, аналог греческой Афины, отвергает любовные ухищрения Марса.

Более того, римляне изображали Марса насильником. Боги изнасилования - обычная тема в греческой и римской мифологии, но этот акт похоти не параллелен рыцарской природе бога - облику, в котором римляне хотели изображать своих воинов.

Фактически, нарушение Марсом Реи Сильвии, когда она спала, привело к рождению Ромула и Рема, история, имеющая несколько общих черт с различными библейскими рассказами.

Что еще хуже, Рея Сильвия была весталкой. В римских традициях весталкам было запрещено вступать в половую связь, поскольку это считалось неуважением к богине Гестии.

Девственниц-весталок, которые не соблюдали свою клятву безбрачия, несмотря на то, что они были инаугурованы в молодом возрасте, наказывали заживо похоронами или кнутом и побиванием камнями.

Итак, кто такой Бог Арес и что он символизирует?

Рождение Ареса / Марса

Арес - единственный сын от брака Геры и Зевса. Однако есть конфликтующие аккаунты.

«Зевс взял Геру в свою новую супругу, и она, лежащая на руках отца богов и смертных, зачала и родила ему Гебу, Ареса и Эйлифию». ~ Гесиод, Теогония 921 и далее (перевод Эвелин-Уайт) (греческий эпос C8 или 7 до н. Э.)

В римской версии говорится, что Марс (Арес) был зачат патеоногенным путем после того, как Гера приобрела волшебную траву и оплодотворила корову.Причина этого - в отместку за то, что Зевс родил Афину без нее.

«[Флора рассказывает историю рождения Марса-Ареса:] Марс [Арес] также, вы, возможно, не знаете, был образован моим [Флоровым] искусством. Я молюсь, чтобы Юпитер [Зевс] оставался в неведении об этом. Святая Юнона [Гера], когда Минерва [Афина] прыгнула, не обращая внимания на то, что Юпитер не нуждался в ее услугах. Она пошла жаловаться Океану на поступки мужа. Она остановилась у нашей двери, уставшая от дороги. Как только я увидел ее, я спросил: «Что привело тебя сюда, Сатурния [Гера]?» Она сообщает, куда идет, и приводит причину.Я утешил ее дружескими словами: «Слова, - заявляет она, - не могут облегчить мою боль. Если Юпитер стал отцом, не используя супруга, и сам обладает обоими титулами, почему мне не ожидать материнства без супруга, целомудренных родов, не тронутых мужчиной? Я испробую все лекарства на широкой земле, в пустом Океане и в лощинах Тартара ». Ее речь была средней; мое лицо было нерешительным. «Смотри, Нимфа, как ты можешь помочь», - говорит она. Трижды я хотел помочь, трижды у меня застрял язык: гнев Юпитера вызвал огромный страх.«Пожалуйста, помогите мне, - сказала она, - мой источник будет скрыт», и божественный Стикс свидетельствует об этом. «Цветок, - сказал я, - с полей Оленуса [на Пелопоннесе] исполнит ваше желание. Это уникально для моих садов. Мне сказали: «Коснись бесплодной коровы; она будет матерью. Я трогал. Без промедления: она была матерью ''. Я быстро сорвал прилипший цветок большим пальцем. Юнона чувствует его прикосновение и от прикосновения зачинает. Она выпячивается, входит во Фракию и западную Пропонтиду и исполняет свое желание: был создан Марс [Арес].~ Овидий, Фасти 5. 229 сл. (Пер. Бойля) (Римская поэзия с C1 по C1 до н.э.)

Этот рассказ отражает рождение Гефеста в греческой мифологии. Бог кузницы впоследствии отвергнут Герой за его уродство и уродство. В других рассказах бог кузницы был отвергнут Зевсом и сброшен с горы Олимп.

Арес как архетип

Как архетипическая энергия, Арес проявляется в виде сильных эмоций, которые резко возрастают, чтобы дать вам физическую силу, храбрость, страсть и способность к немедленным действиям.

Однако они также могут быть причиной гнева, разочарования и агрессивных актов насилия.

Греческий миф изображает Ареса как жаждущего битвы и похотливого бога, который был столь же смел и храбр на поле битвы, как он был страстным и непосредственным в спальне.

«Архетип Ареса, как и бог, присутствует в страстных, интенсивных реакциях. В случае с Аресом всплеск эмоций может вызвать немедленное физическое действие. Это реактивный архетип здесь и сейчас.Архетипы Ареса, несомненно, предрасполагают мужчину (или женщину) к соприкосновению со своими чувствами и телом, что может быть очень позитивным, когда дело доходит до занятий любовью. Однако, когда ярость и гнев нарастают, он инстинктивно реагирует и часто попадает в ситуации, которые наносят ущерб ему и другим. В любом случае, если не учитывать, кому он отвечает и каковы будут последствия, это приведет к неприятностям ». ~ Джин Шинода Болен, доктор медицины, Боги в обычном человеке

Положительные качества Ареса наделяют вас энергией, побуждающей к действию.Когда эта энергия является доминирующей силой, вы инстинктивны, смелы и знаете, как добиться цели.

Точно так же энергия воина Ареса дает вам силу и способность защищать себя, любимого человека, друга или курс. Защита не обязательно должна быть жестокой, но может проявляться в виде страсти и мотивации бороться за то, во что вы верите.

Однако греческая мифология также предостерегает нас от использования этой энергии с умом. Как считали римляне, архетип воина необходимо обуздать с помощью стратегии.Когда вы бросаетесь в ситуацию, не задумываясь о последствиях, результат вряд ли будет благоприятным.

Например, когда Арес узнает о смерти своего сына Кикноса от рук Геракла, Арес атакует героя, но падает на землю. Его сводная сестра Афина часто упрекала его в том, что он «маньяк», а Зевс упрекал его за его иррациональное поведение во время битвы за Трою.

Битва Ареса и Афины Жак-Луи Давид

Энергия воина

Бог Арес соответствует архетипу воина, представленному современной психологией.Также есть некоторые кроссоверы с архетипами героя, искателя и преступника. Качества всех четырех - смелость и мотивация.

Энергия воина - это аспект сознания, который заставляет вас смотреть в лицо своим страхам, независимо от того, насколько вы нервничаете или беспокоитесь. Это та часть вас, которая заставляет вас встречать вызовы мира, преодолевать свои пристрастия, мотивирует вас вставать с постели, когда вы находитесь в состоянии инерции, и побуждает вас пытаться снова, когда вы терпите неудачу.

Это архетип воина во всей его полноте, который позволяет вам достигать ваших жизненных целей.Однако, если вы только разовьете атрибуты Ареса в его роли воина, вы подвергнетесь опасности.

«Для Ареса, владыки раздора,
Который держит колеблющиеся весы битвы,
Менял войны, дающий пыль на золото,
Посылает обратно в сердца, которые их любили,
Скудный пепел воинов, плакал со многими слеза,
Легкая для руки, но тяжелая для души;
Да, заполняет световую урну до отказа.
То, что уцелело в огне -
Пыльная мера Смерти на теле героя! »

- Эсхил, Агамемнон

Когда архетип Ареса силен в психике человека, их легко спровоцировать, и они, как правило, бесконтрольно набрасываются; иногда иррационально.

Бог Арес имел привычку бомбить поле битвы без плана и впоследствии был побежден и унижен. Афина посмеивалась над его глупостью.

Мы также видим отрицательный аспект архетипа Афины в воине и здесь. Теневой аспект воинской природы Афины критичен и унизителен - черты, которые заставят человека с доминирующей энергией Ареса взмахнуть кулаками.

Если в вас преобладает Арес, вам необходимо приобрести умственные способности для такой стратегии, как Афина, дар предвидения, как у Аполлона, или способность уговаривать себя видеть ситуации с другой точки зрения, как Гермес.

Воин Тени

В своей книге King, Warrior, Magician Lover Роберт Мур, Дуглас Джиллетт показывают теневую сторону поверхностей воина как «Великий хулиган», «Воин-садист» и «Мазохист».

Все три энергии оскорбительны; первое - другим, а два последних - себе. Воин тени проявляется компульсивным поведением, скрывающим тревогу.

«Мы все знаем этих людей. Это менеджеры, которые остаются в офисе еще долго после того, как все ушли домой… В процессе они действительно причиняют много вреда….они безжалостно оскорбляют себя ». ~ Роберт Мур, Дуглас Джиллетт, король, воин, маг-любовник

Теневая сторона воина часто встречается у людей, у которых был авторитарный отец, такой как Зевс, мать или брат или сестра, как мы находим в Афине.

Дети, которых критикует за свое поведение кто-то, кого они считают авторитетом, могут вырасти во взрослую жизнь, опасаясь авторитета или испытывая негодование по отношению к нему.

Впоследствии, когда они оказываются в положении, когда чувствуют, что теряют свою личную силу, они инстинктивно набрасываются на защиту.

Когда архетип Ареса подавлен, он может проявиться в виде разочарования или взорваться гневом. Это вызовет инстинктивное поведение, которое бросит вас в самую гущу событий, не задумываясь о последствиях. Если человек настроен так, он испытает эпизоды вспышек насилия; либо языком, либо кулаками.

Если вы не осознаете и не признаете, что такое деструктивное поведение не служит вашим интересам, теневая сторона воина будет продолжать вталкивать вас в хаотические ситуации, с которыми вы не знаете, как с ними справиться.

Архетипическая энергия, которая проявляется в теневом аспекте воина, также может быть готовностью сражаться за неправильную цель. Это может побудить вас отстаивать свои ценности или мнение, даже если вы ошибаетесь. Неважно, видите ли вы, что ошибаетесь, или нет.

Точно так же люди с воином тени могут попытаться сохранить верность кому-то, даже если факты и мотивы не в ваших интересах или не способствуют общему благу.

Герой-воин, хотя и перерос незрелость ребенка, часто все еще не развит до тех пор, пока вы не сможете воспитать качества других архетипов, которые доводят архетип воина до его полной славы.

Более того, воин в своей полноте играет центральную роль в личном развитии и в вашей способности жить богатой и полноценной жизнью. Слаборазвитый воин побудит вас уклоняться от возможностей и испытаний или потерять самообладание, когда победа не за горами.

Это результат недостатка доверия к себе, потому что вас ругали за то, что вы выражали себя в детстве, или вас называли «глупым», когда вы думали, что проявляете храбрость.

Эта энергия тени также появляется, потому что вас никогда не хвалили за ваши достижения, что подорвало вашу уверенность.Чтобы восстановить свою самооценку и героический статус во взрослом возрасте, вы склонны доводить себя до предела, не обдумывая последствий.

Когда вы стремитесь обрести чувство «Я», вы находитесь на пути к выражению уникальности. Если есть стойкое чувство, что вы должны проявить себя и оставить след в мире, воин может помочь вам в достижении ваших целей, но если не будут развиты положительные аспекты этой энергии, архетип воина будет разрушительным и вредным.

Символы

можно использовать как мощный инструмент, который поможет вам вести себя по жизни и уверенно принимать важные решения. В наших курсах саморазвития используется эзотерический символизм, чтобы продемонстрировать, как вы можете расширить сознание и улучшить качество своего человеческого опыта, просто наблюдая за своим подсознанием и понимая свою истинную природу.

Четыре основных юнгианских архетипа

Архетипы - это универсальные врожденные модели людей, поведения или личностей, которые влияют на человеческое поведение.Они были введены швейцарским психиатром Карлом Юнгом, который предположил, что эти архетипы были архаическими формами врожденного человеческого знания, переданного от наших предков.

В юнгианской психологии архетипы представляют универсальные паттерны и образы, которые являются частью коллективного бессознательного. Юнг считал, что мы наследуем эти архетипы во многом так же, как мы наследуем инстинктивные модели поведения.

Веривелл / Хьюго Линь

Личное против коллективного бессознательного

Юнг изначально был сторонником своего наставника Зигмунда Фрейда.Отношения в конечном итоге разошлись из-за критики Юнгом акцента Фрейда на сексуальности в процессе развития, что привело Юнга к разработке собственного психоаналитического подхода, известного как аналитическая психология.

Хотя Юнг соглашался с Фрейдом в том, что бессознательное играет важную роль в личности и поведении, он расширил идею Фрейда о личном бессознательном, включив то, что Юнг называл коллективным бессознательным.

Юнг считал, что человеческая психика состоит из трех компонентов:

Согласно Юнгу, эго представляет сознательный разум, в то время как личное бессознательное содержит воспоминания, включая те, которые были подавлены.

Коллективное бессознательное - уникальный компонент, в котором Юнг считал, что эта часть психики служит формой психологической наследственности. Он содержал все знания и опыт, которыми люди делятся как вид.

Истоки архетипов Юнга

Откуда тогда берутся эти архетипы? Юнг считал, что коллективное бессознательное - это то место, где существуют эти архетипы. Он предположил, что эти модели являются врожденными, универсальными и наследственными.Архетипы не усвоены и служат для организации того, как мы переживаем определенные вещи.

«Все самые сильные идеи в истории восходят к архетипам», - объяснил Юнг в своей книге «Структура психики».

"Это особенно верно в отношении религиозных идей, но центральные концепции науки, философии и этики не являются исключением из этого правила. В их нынешней форме они представляют собой варианты архетипических идей, созданных путем сознательного применения и адаптации этих идей к реальности.Ведь это функция сознания - не только распознавать и ассимилировать внешний мир через врата чувств, но и переводить в видимую реальность мир внутри нас », - предположил он.

Юнг отверг концепцию tabula rasa или представление о том, что человеческий разум - это чистый лист при рождении, о котором можно писать исключительно на основе опыта. Он считал, что человеческий разум сохраняет фундаментальные, бессознательные, биологические аспекты наших предков. Эти «изначальные образы», ​​как он их первоначально назвал, служат основой того, как быть человеком.

Эти архаические и мифические персонажи, составляющие архетипы, обитают у всех людей со всего мира, полагал Юнг. Именно эти архетипы символизируют основные человеческие мотивации, ценности и личности.

Юнг считал, что каждый архетип играет определенную роль в личности, но считал, что у большинства людей преобладает один конкретный архетип. Согласно Юнгу, реальный способ выражения или реализации архетипа зависит от ряда факторов, включая культурные влияния человека и уникальные личные переживания.

Юнг выделил четыре основных архетипа, но также считал, что число, которое может существовать, не имеет предела. Существование этих архетипов нельзя наблюдать напрямую, но можно сделать вывод, глядя на религию, мечты, искусство и литературу.

Четыре основных архетипа, описанные Юнгом, а также несколько других, которые часто идентифицируются, включают следующие.

Слово Verywell

Идеи Юнга не были так популярны, как идеи Фрейда, и его архетипы не получили одобрения в современной психологии.Это может быть связано с тем, что его работы имели тенденцию отклоняться в сторону мистики и псевдонаучности, и поэтому часто изучаются больше как исторический артефакт и в области литературной критики и применения мифологии в популярной культуре, чем как важный вклад в науку о разуме и поведении. .

Другая критика архетипов Юнга предполагает, что они чрезмерно стереотипны, редукционистски и культурно предвзяты.

.