Детектор лжи правда или ложь – Вся правда о полиграфе (детекторе лжи). Развеиваю мифы / Habr

Содержание

Детектор лжи. Насколько ему можно верить | История | Общество

Рис и меч

Когда-то главными специалистами-полиграфологами были жрецы и шаманы. Именно в их обязанности входили поиски правды и изобличение лжецов. Для этого служителям древних культов кроме проницательности требовались чуткий слух и тонкий нюх. Например, в Индии, для того чтобы узнать, говорит ли человек правду, каждый раз при ответе на вопросы испытуемого заставляли ударять в гонг. Считалось, что лжецы хуже контролируют силу удара – и гонг звучит громче. В африканских племенах жрецы обнюхивали подозреваемых. На мысль об их виновности шамана наводил острый запах пота – волнение заставляло врунов потеть особенно сильно.

В Китае предполагаемому преступнику клали в рот горсть сухого риса и зачитывали обвинения. Затем подозреваемый выплёвывал рис, а судья смотрел, осталась ли крупа сухой или намокла: наблюдательные жители Поднебесной заметили, что волнение подавляет выделение слюны. Арабы были полностью согласны с китайцами. Только вместо риса они использовали раскалённый клинок. Обвиняемому предлагали лизнуть горячую сталь. Если на языке появлялся ожог, человека признавали лгуном. Считалось, что большое количество слюны во рту защитит нежную кожу при соприкосновении с раскалённым железом.

Ну а создателем прибора, отдалённо напоминающего современный полиграф, стал итальянский психиатр Чезаре Ломброзо. Именно он первым додумался распознавать ложь при помощи измерения пульса подозреваемого.

Со временем детекторы лжи совершенствовались, и теперь они способны фиксировать не только частоту серд­цебиения, но и дыхание, мозговую активность, интенсивность потоотделения, дрожание конечностей – всего около 50 физиологических параметров.

Техника не врёт?

Но насколько достоверны данные полиграфа? Точного ответа на этот вопрос до сих пор нет. Дело в том, что очень многое зависит от психологических особенностей испытуемых и от квалификации специалиста, который проводит тестирование.

Ведь прибор, хоть и называется детектором лжи, не способен распознать враньё. Он лишь измеряет степень беспокойства подозреваемого, а каждый человек реагирует на стресс по-своему. Кроме того, строгих параметров для интерпретации результатов тоже не существует, и каждый полиграфолог трактует показания прибора в меру своих знаний и навыков. Именно поэтому проверка на полиграфе может дать ошибочные результаты. Например, в 1987 году американская телекомпания CBS пригласила специалистов для расследования кражи дорогой фотокамеры. Несколько полиграфологов в разные дни проверяли сотрудников компании, пытаясь выяснить, кто виновен в пропаже оборудования. Начальство перед началом тестирования говорило приглашённым экспертам о своих подозрениях в отношении того или иного работника. Но на самом деле никакой кражи не было, и сотрудники телекомпании честно заявляли о своей невиновности. В результате все проверяющие указали именно на тех людей, о возможной причастности которых сообщалось заранее. В этом нет ничего удивительного, ведь на специалиста, который проводит проверку, тоже влияют эмоции, в том числе предубеждение или жалость. Эти чувства могут помешать правильно трактовать показания прибора.

Обмани меня!

Можно ли обмануть полиграф? Для начала нужно понять, как работает эта штука. В ходе проверки человеку задают ряд вопросов, среди которых есть совершенно нейтральные. Эти вопросы необходимы для того, чтобы измерить изначальные реакции испытуемого и понять, как они изменяются в момент волнения. Считается, что запутать хитрый прибор хоть и сложно, но всё же реально. Например, у невыспавшегося человека или у того, кто испытывает похмелье, все реакции будут заторможенными и проявления страха перед разоблачением будут смазаны.

Некоторые обманщики предлагают искусственно усиливать напряжение мышц в момент, когда нужно солгать. Для этого можно давить большими пальцами ног на пол, сжимать мышцы анального сфинктера, покусывать кончик языка.

Результаты проверки также будут неверными, если накануне принять определённые лекарства, например, средства, изменяющие сердечный ритм или успокоительные.

Полиграфологи уверяют, что опытный специалист легко сумеет распознать все эти уловки. Так ли это, неизвестно. Зато известна история некоего Флойда Фея, несправедливо осуждённого за убийство после проверки на детекторе лжи. Чтобы установить его невиновность, потребовалось несколько лет, которые Флойд провёл за решёткой. Во время заключения он тщательно исследовал принцип работы полиграфа и обучил товарищей по несчастью обманывать прибор. В итоге 23 из 27 учеников Флойда успешно прошли проверку на полиграфе, хотя были виновны в различных преступлениях.

Также доказано, что патологические вруны и психопаты часто проходят испытание на детекторе лжи без всяких затруднений. Первые настолько привыкли врать, что совершенно не испытывают стресса при произнесении очередной порции лжи, а вторые просто не боятся разоблачения.

Именно поэтому проверки на полиграфе в большинстве стран мира, в том числе и в России, не рассматриваются в качестве доказательства в суде.

aif.ru

почему они не работают, и почему полиция всё равно их использует / Habr

В ФБР проверяют на полиграфе всех потенциальных кандидатов на трудоустройство в этом бюро. Если учесть ещё Управление по борьбе с наркотиками, ЦРУ и другие агентства, получится, что примерно 70 000 человек в год проходят проверку на полиграфе при устройстве на работу в правительственные организации США.

Полиграфы на регулярной основе используются правоохранительными органами при допросе подозреваемых. Кое-где их используют для отслеживания поведения обвинённых в сексуальных преступлениях, вышедших на поруки, а некоторые судьи позволяют заключать сделки с правосудием на основе результатов исследования фигурантов дела на полиграфе.

И вот, что самое загадочное во всём этом: на вопрос, являются ли полиграфы хорошим способом определить, лжёт ли человек, уже давно был получен однозначный ответ. Не являются.

«Не существует уникальных психологических признаков обмана. Нет никаких доказательств того, что измеряемые полиграфом параметры – сердцебиение, давление, выделение пота, дыхание – связаны с тем, говорите ли вы правду, или нет», – говорит Леонард Сакс [Leonard Saxe], психолог из Брандейского университета, занимавшийся исследованиями полиграфов. В подробном отчёте Национального исследовательского совета США дано заключение: «Почти сто лет исследований в области научной психологии и физиологии почти не даёт оснований ожидать, что тесты на полиграфе могут показывать высокую точность».

Это не совсем свежие новости. Отчёт Сакса от 1983 года, прослушанный Конгрессом, привёл к запрету использование полиграфов в частных компаниях для проверок сотрудников, а решение Верховного суда США от 1998 года запретило использование полиграфов в федеральных судах, по причине «отсутствия консенсуса надёжности доказательств, собранных при помощи полиграфа».

И всё-таки полиграфы на регулярной основе используются в правительственных учреждениях и органах правопорядка. Возникает очевидный вопрос: зачем они полагаются на псевдонауку при проверке сотрудников и расследовании дел?

Как проводят тестирование на полиграфе


За первые несколько десятилетий XX века американские исследователи и полицейские следователи разработали несколько вариантов полиграфов. Всё началось с устройства, измеряющего давление, которое затем оснастили возможностью измерения гальванической реакции кожи на руке (для измерения потоотделения), а также измерения скорости дыхания и сердцебиения. «Они взяли технологии XIX века и засунули их в одну коробку», – говорит Джеффри Банн, автор книги «Машина правды: социальная история детектора лжи» [Geoffrey Bunn: A Social History of the Lie Detector].

Идея состояла в том, что эти физиологические реакции, во-первых, могут надёжно показать, говорит ли человек правду, или лжёт, а во-вторых, неподконтрольны человеку. Но с самого начала этому не было надёжных доказательств. «Никогда не было законченной теории „физиологии лжи“, – говорит Банн. – Эти три измерения – давление, потоотделение, дыхание – принадлежат к различным физиологическим системам».

Тем не менее, в 1950-х и 1960-х следователи разработали широко применяемую до сих пор процедуру проверок под названием "техника контрольных вопросов". По сути, следователь смешивает контрольные вопросы, немного угрожающие, но не относящиеся непосредственно к делу («крали ли вы что-нибудь когда-нибудь у вашего друга?»), с вопросами непосредственно связанными с расследованием («совершили ли вы ограбление 17 июня?»). Испытуемому также постоянно напоминают, что машина может точно различить правду и ложь, и им обязательно нужно отвечать правдиво.

Идея состоит в том, что контрольные вопросы обозначат некий базовый уровень беспокойства, связанный с допросом, поскольку эти вопросы расплывчаты и на них сложно ответить абсолютно правдиво. Если человек не совершал преступление, то считается, что уровень его беспокойства будет ниже, когда ему будут задавать относящиеся к делу вопросы, поскольку он будут уверены в том, что не лжёт. Но если они его совершали, то вопросы вызовут ещё больший уровень беспокойства. И всё это будет отражено в их физиологических реакциях.

Поэтому, чтобы понять, лжёт ли кто-либо, необходимо просто сравнить его физиологические реакции на контрольные вопросы с реакциями на основные. Если в первом случае реакции сильнее, они невиновны. Если во втором, они виновны.

Что на самом деле измеряет тест


В реальности полиграф меряет только волнение.

«Все эти физиологические измерения связывают со страхом и волнением, – говорит Сакс. – Но иногда люди волнуются, говоря правду, и могут не волноваться, когда лгут. Чем больше вы практикуетесь во лжи, тем меньше с ней связано волнений».

Иначе говоря, тест на полиграфе иногда может быть правильным, а иногда – ошибочным.

Контролируемые лабораторные испытания показали, что тесты обычно способны правильно определить лжеца с вероятностью, превышающей случайную, но также неверно показывают, что множество честных людей врёт. Национальный исследовательский совет США заключил, что и эти тесты небезупречны, поскольку на них люди притворяются, что совершали преступления, и это, скорее всего, не приводит к появлению реальных эмоций. При обвинении в настоящем преступлении большинство людей естественно начинают волноваться, даже если они невиновны.

Что ещё хуже, эти тесты не проводились на людях, натренированных противостоять им – использующих разные стратегии для обмана теста. Эксперты заключают, что тесты на полиграфе, скорее всего, могут обмануть натренированные люди – и в это, судя по всему, верят федеральные власти, которые в последнее время пытаются арестовывать людей, предлагающих услуги по обучению подобным методам.

В связи со всем этим, Американская физиологическая ассоциация не рекомендует использовать тесты на полиграфе в расследованиях или для тестирования сотрудников. Исследования постоянно показывают, что полиграфы не справляются с уменьшением случаев рецидива среди обвиняемых в сексуальных преступлениях. Национальный исследовательский совет США даже заявил, что чрезмерная вера федеральных агентств в полиграф «представляет угрозу национальной безопасности».

Несмотря на запрет использования полиграфов частными нанимателями от 1988 года и решение суда от 1998 года, согласно которому результаты тестов не принимаются в качестве доказательств в федеральных судах, в законе есть куча обходных путей – их используют федеральные наниматели, правоохранительные органы, чиновники, надзирающие за досрочно вышедшими или условно осуждёнными лицами, и другие.

Но если существует столько свидетельств того, что полиграф не может определить ложь, почему все эти люди так стремятся их использовать?

Одна из возможностей – вера в пользу их применения в качестве бутафории. Сакс называет это «театром допроса». «Если допрашивающий правильно реализовывает театр и заставляет допрашиваемого поверить, что его ложь можно обнаружить, он может и признаться», – говорит он.

С этим связана и вера в устрашающее действие детектора лжи: если совершивший сексуальное насилие человек верит, что его будут регулярно обследовать при помощи точных тестов на ложь, то совершение преступления покажется для него гарантированным билетом обратно в тюрьму. И для такого типа использований совершенно неважно, работает тест или нет – главное, что его считают рабочим.

Но Сакс считает, что в некоторых случаях играет и менее циничный фактор – нечто, что больше напоминает миф или религию, нежели науку.

«Люди хотят верить в справедливый мир. А в справедливом мире нельзя соврать и не попасться, – говорит он. – Я говорил с некоторыми людьми, использующими полиграф, и мне кажется, что они верят в точность своих действий. Некоторые даже говорят нечто вроде: 'Бог дал нам это устройство, чтобы сделать мир лучше'».

habr.com

Можно ли скрыть правду от детектора лжи

Тестирование на "детекторе лжи" становится все более распространенным в современном обществе. Однако в массовом сознании по-прежнему само слово "полиграф" окружено ореолом таинственности. Как он действует? Каковы сферы его применения? Насколько достоверны результаты теста? И, наконец, можно ли его обмануть?

"Полиграф не определяет истину, но лишь показывает, лжет испытуемый или нет", – сказал "Деталям" Морди Газит, создатель израильского Института детекции лжи.

За день до того, как юридический советник Авихай Мандельблит согласился выдвинуть обвинения против супруги премьер-министра Сары Нетаниягу в деле о правительственной канцелярии, были опубликованы данные ее проверки на детекторе лжи. Саре Нетаниягу задавали вопросы, относящиеся к показаниям бывшего завхоза резиденции. Он утверждал, что Сара Нетаниягу завышала число гостей, принимаемых здесь, чтобы списать на них дополнительные расходы, а также требовала порой сменить статус приема с "частного" на "государственный", и т.п. Супруга премьера отвергла обвинения — и во всех случаях полиграф не обнаружил лжи в ее словах.

- Популярное название полиграфа в Израиле – «аппарат правды». Это определение вдвойне неверно, – говорит Морди Газит, специалист с международным именем, создатель института и школы детекции лжи, в прошлом – один из основателей и глава Израильского общества полиграфологии. За его плечами 43 года опыта интенсивной практической работы. – Аппарат – это некая автоматическая машинка, вроде электрической кофеварки. Нажал на кнопочку – и получай, что заказал. Тогда как тестирование – это сложный психофизиологический процесс, включающий беседу с экзаменатором и многое другое. Полиграф не находит истину, но лишь показывает, лжет испытуемый или нет. Отсюда до обнаружения правды долгий и не всегда очевидный путь.

Полиграф – высокочувствительный многоканальный регистратор. Он отображает в форме графов реакции автономной (вегетативной) нервной системы на изменения  психологического состояния. Науке известно, что между ними существует связь. Эти реакции человек контролировать не может. Среди измеряемых показателей – частота дыхания и пульса, кардиоваскулярные изменения, изменения электропроводности кожи и другие. Можно также измерять деятельность мозга, но уж слишком дорого – каждого испытуемого отправлять на томограф.


С давних времен люди искали способ выяснить, говорит человек правду или лжет. Старейший пример – суд Соломона, описанный в Библии. Когда две женщины спорили из-за младенца, Соломон по их реакции определил, кто говорит правду, а кто лжет. А в Древнем Китае тысячи лет назад испытуемому предлагали разжевать сухой рис. Того, кому это не удавалось, признавали лжецом: было замечено, что когда человек лжет, у него снижается слюноотделение!


А в наши дни для этого используют полиграф. Причем, 43 года назад к его помощи прибегали только в сфере безопасности. Сейчас сфера применений расширилась, существуют два типа тестирования – диагностическое и профилактическое. Первые проводят, когда необходимо выяснить подробности уже происшедшего события. Скажем, произошло ограбление, и мы хотим выяснить, кто к нему причастен. Тут можно произвести точечные проверки.

Вторая сфера – профилактика. Это скрининг, просеивание, которое производится при наборе работников на служебные позиции, связанные с доступом к секретной информации. По сути, от полиграфолога ждут пророчества: как человек поведет себя в будущем. Знать он этого не может, но способен проверить, не совершал ли испытуемый проступков в прошлом. Принято считать, что человек склонен повторяться в своих действиях.

Существуют еще и периодические проверки для выявления возможных нарушений. Их частота зависит от политики учреждения.

— Как проходит тестирование?

— Тихая светлая комната, за столом друг против друга сидят полиграфолог и тестируемый. На столе "лэптоп", к нему присоединена небольшая коробочка, которая проводами связана с укрепленными на теле испытуемого датчиками. Вместе с программным обеспечением это и есть полиграф.

Тест начинается с беседы. Полиграфолог рассказывает о психофизиологических принципах, на которых основана проверка, просит тестируемого рассказать о себе и об обстоятельствах, приведших его в этот кабинет. Затем он знакомит его с вопросами, которые будут заданы в ходе теста — тут нет ни тайн, ни сюрпризов. Отвечать нужно только «да» или «нет». В случае, если это невозможно, экзаменатор вместе с проверяемым уточнят или изменят формулировку вопроса. Испытуемый расписывается в том, что согласен пройти проверку по данным вопросам. Экзаменатор предупреждает, что единственный способ благополучно пройти тест — это говорить всю правду и только правду, и тест начинается. Набор вопросов повторяется несколько раз во избежание случайностей.

— Есть еще какой-то предварительный мини-тест?

— Человеку предлагается сказать заведомую правду и заведомую ложь. Экзаменатору это позволяет увидеть, по каким каналам реакция более выражена. Ведь люди разные. А испытуемого это убеждает в том, что машинка очень хорошо работает: стоит соврать, и кривые на графе взлетают ввысь. Честного человека это успокаивает, лжеца заставляет волноваться еще больше.

— А волнение может повлиять на результаты теста?

— Нет. Человек волнуется на любой проверке, на любом экзамене. Но это – постоянный фон, а реакция на конкретный вопрос точечная. Для того вопросы и задаются несколько раз, в переменном порядке, чтобы выявить повторяющиеся реакции и отсечь случайные.

— Каковы эмоциональные взаимоотношения между полиграфологом и испытуемым?

— Экзаменатор должен быть нейтрален. Всем своим видом и тоном он показывает, что понимает состояние испытуемого и сочувствует ему. Но в то же время он не занимает чью-то сторону. Если испытуемый врет, он об этом громко заявит. И столь же громко заявит, что испытуемый — честный человек, если это покажут графы теста. Само собой, у проверяемого тоже должно сложиться ощущение, что с ним работает профессионал.

Чтобы не нарушать это взаимодействие, тест проводится один на один. В случае необходимости допускается присутствие переводчика, но и он не более, чем говорящая бесцветным голосом тень.

— Что за вопросы задаются при тестировании?

— В целом есть два типа вопросов — относящиеся к конкретной ситуации, и сравнительные, ответ на которые — заведомая правда, вроде: «Это – стол?» Ведь проверка на полиграфе – компаративный (сравнительный) тест.

— В какой степени заключение о том, говорит испытуемый правду или лжет, зависит от конкретного полиграфолога, то есть от человека, который расшифровывает графы по завершении проверки?

— Если он профессионал, работающий в точности по правилам, то в очень незначительной степени. Мы порой проверяем сами себя — показываем коллегам графы теста, не рассказывая ничего об обстоятельствах дела. Профессионалы приходят к одинаковым заключениям.

— Но и добросовестный специалист может выдать ошибочное заключение?

— Да, если полиграфолог, составляющий вопросы, не получил достаточно полную информацию об обстоятельствах дела. Он может что-то упустить или неверно расставить акценты.

— Вы говорите о полиграфологии, как о точной науке. В то же время, израильские суды не принимают заключение полиграфолога в качестве доказательства.

— Судебная система очень консервативна и базируется на прецедентах. В 1923 году в США по делу некоего Фрая суд вынес постановление, что результаты теста на полиграфе не могут служить доказательством в суде. За прошедшие почти 100 лет все-таки многое изменилось, и в США я знаю, по крайней мере, два штата, в которых результаты теста принимаются судом. Как и в нескольких других странах, скажем, в Бельгии и Японии.

В Израиле же уголовный суд не принимает результаты полиграфа на стадии доказательств, но принимает их на досудебной стадии. То есть судья может выдать ордер на арест подозреваемого на основании заключения полиграфолога. А в гражданском судопроизводстве результаты теста могут быть приняты на всех стадиях, но при условии согласия сторон.

— Насколько достоверны результаты тестирования на детекторе лжи?

— Весьма достоверны, скажем так. Приведу в качестве примера исследования профессора Видатского из Польши. Он сравнил надежность диагностики в нескольких областях: отпечатки пальцев, почерк, свидетельство очевидца, тест на полиграфе и другие. Был произведен эксперимент с передачей денег в конверте. В итоге отпечатки пальцев удалось распознать лишь на 20 процентов, очевидцы ошиблись, один только полиграф дал точность свыше 90 процентов.

— Где еще применяется полиграф?

— Возникают разные ситуации, когда не существует никаких других способов выяснить, лжет человек или нет. Скажем, педофил отсидел срок и вышел на свободу. Как за ним уследишь? Некоторые возвращаются к старому. В США раз в полгода они предстают перед комиссией, которая, в числе прочего, проводит проверку на полиграфе. У нас этого, к сожалению, пока нет.

— Каков вообще легальный статус полиграфологии в Израиле?

— Это – серьезная проблема. Много лет мы вместе с несколькими депутатами Кнессета пытались провести закон о регуляции полиграфологической службы в Израиле.


У каждого практикующего полиграфолога должно быть разрешение на работу, как у врача или адвоката. Ведь на нем лежит огромная ответственность: неверным результатом тестирования он может запятнать или разрушить репутацию достойного человека. Или, напротив, не распознать "крота", крадущего секретную информации фирмы… Я уж не говорю о том, что произойдет, если купленный мафией полиграфолог заявит, что подозреваемый лжет! Но, к сожалению, до сих пор нам не удалось закрепить статус полиграфологии в законах. Сегодня любой может приобрести аппарат и открыть лабораторию детекции лжи.


Именно поэтому мы создали Ассоциацию израильских полиграфологов, которая контролирует деятельность в этой сфере, как профессиональную, так и этическую.

— Вы помогаете создавать государственные и частные полиграфологические службы за рубежом, и преподаете в вашей международной школе в Тель-Авиве. Кто может стать полиграфологом?

— Наши курсанты – специалисты по психологии или поведенческой науке. Чтобы стать хорошим полиграфологом, нужно быть честным человеком и уметь контактировать с людьми.

— Напоследок, наиболее интересующий многих вопрос: можно ли обмануть полиграф?

— Я слышу эти рассказы много лет: накачаться транквилизаторами или возбуждающими средствами, вложить в ботинок острую кнопку и нажимать на нее большим пальцем всякий раз, когда вам задают вопрос, и тому подобное… Нет! Не существует наркотиков и лекарств, которые избирательно воздействовали бы на реакцию по конкретному вопросу.

Допустим, испытуемый действительно плохо себя чувствует и принял лекарство, которое дает побочный эффект, притупляя реакции. Но тестирование на полиграфе – это компаративный точечный тест. Значит, пока есть различия между реакциями на разные вопросы, экзаменатор может выдать заключение.

Даже если человек кашляет, можно расшифровать записи, хотя это и сложно. Представьте себе, что, печатая документ на принтере, вы дергаете лист. Понять, что там написано, будет сложнее, но ведь новые слова там не появятся, правда?

В любом случае, полиграфолог увидит попытки испытуемого ввести его в заблуждение. Впрочем, тестирование – дело добровольное. Без сотрудничества экзаменатора и испытуемого провести тест сложно, а если кто-то не желает его проходить, кто мешает ему отказаться и отправиться домой?

Максим Рейдер, "Детали". Фото: Arnd Wiegmann, Reuters К.В.

(Первая публикация - сентябрь 2017 года)

detaly.co.il

"Все врут одинаково". Бывший офицер КГБ о том, как определить ложь - статьи

Как проходит проверка на детекторе лжи? Можно ли обмануть полиграф? Как определить ложь и почему нельзя проверять на измену вторую половинку? Бывший сотрудник КГБ, специалист-полиграфолог Олег Насонов рассказал корреспонденту Tengrinews.kz о своей работе, методах выявления неправды и профессиональных лжецах.

Олег Насонов с 1984 по 2004 год проходил службу в КГБ СССР, ФСБ России, КНБ и финансовой полиции Казахстана. Помимо профессионального образования, которое он получил за это время, Олег Насонов имеет свидетельство Санкт-Петербургской школы детекции лжи и диплом Московского института комплексной безопасности. После окончания работы в правоохранительных и силовых структурах он решил применить профессиональные навыки в бизнесе. На данный момент он возглавляет частную компанию, которая предлагает специальные исследования с использованием полиграфа в Астане.

TENGRINEWS: Давайте поговорим о лжи. Где люди лгут чаще всего?

Олег Насонов: Межличностные отношения и деньги - вот где люди обманывают друг друга чаще всего. Ну и политики, конечно, - это отдельно вообще.

TENGRINEWS: И как часто, по вашему мнению, лгут политики?

Олег Насонов: Да постоянно. Это их работа. Вы же помните, что сказал Черчилль: "Политик должен уметь предсказать, что произойдет завтра, через неделю, через месяц и через год. А потом объяснить, почему этого не произошло".

TENGRINEWS: Кто лжет больше: женщины или мужчины?

Олег Насонов: Все врут одинаково. Но я думаю, что у женщин больше возможностей скрыть правду. Они более артистичны, а у мужчин, несмотря на их брутальность, внутри "звенит" гораздо громче, чем у женщин.

TENGRINEWS: То есть ложь мужчин легче распознать?

Олег Насонов: Да. Женщина может прикрыть свои эмоции слезами, страхом, объяснениями. Они больше актрисы, а врут все одинаково. На научном уровне доказано, что признаки лжи не зависят от нации, расы, пола и так далее – они универсальны.

TENGRINEWS: Ваша работа - определять ложь с помощью полиграфа?

Олег Насонов: Как с помощью прибора, так и без. Я обычно занимаюсь проверкой персонала - здесь нужно понять, с каким "багажом" приходит человек на новую должность, не скрывает ли он что-то от работодателя и тому подобное. Также проверка по каким-либо прецедентам: событиям, преступлениям.

TENGRINEWS: И с чем приходится работать в Казахстане чаще всего?

Олег Насонов: Расследования каких-то происшествий: что-то украли, что-то пропало. В основном я работаю в бизнес-среде, с госструктурами я практически не работаю. Часто приходится проверять персонал на причастность к каким-либо действиям.

Проверяются люди, которые имеют доступ к материальным ценностям. Чаще всего проверяют охранников, кассиров, бухгалтеров, заведующих складами. То есть тех, кто может злоупотребить служебным положением в целях личного обогащения.

TENGRINEWS: А частные случаи?

Олег Насонов: Обычно это пропажи. Пропадают ценности из сейфов, пропадает информация или какое-либо имущество.

TENGRINEWS: Супружеские измены. Наверняка вам поступают и такие заказы?

Олег Насонов: Я не работаю с такими случаями принципиально. Разбор супружеских измен - это тот случай, когда очень легко поймать ошибку. Это очень эмоционально значимая тема, при разговоре на которую человек испытывает сильный стресс. Может быть, человек ничего не делал физически, но о чем то думал или фантазировал – здесь он может среагировать, и мы выдадим желаемое за действительное.

Я раньше этим занимался, недолгое время: муж отправляет жену на полиграф, она его проходит, и все чисто, а заказчик-то к тому времени уже все для себя решил, и ему только подтверждение от меня нужно. Тут начинаются обвинения в том, что я не прав, меня обманули, купили и так далее.

TENGRINEWS: То есть результат здесь часто не устраивает заказчика?

Олег Насонов: Дело не только в этом. Допустим, жена прошла проверку – она чиста. Муж может не поверить, но ведь и жена никогда не простит супругу то, что он ей не поверил и отправил ее на полиграф. Это начало конца, такие отношения долго не продолжаются. Я всегда объясняю заказчикам, что результат такого собеседования всегда будет отрицательным, вне зависимости от факта измены.

А вообще все случаи нестандартны. Каждый случай по-своему уникален, разве что скрининг персонала это стандартная процедура, да и то проблемы, которые поднимает этот скрининг, всегда разные.

TENGRINEWS: Какой детектор лжи вы используете в своей работе?

Олег Насонов: Обычный полиграф - модель "Диана-04". Знаете, я бы сразу хотел вам сказать, что значимость прибора при расследованиях стоит на последнем месте.

TENGRINEWS: То есть как это?

Олег Насонов: Когда проводится расследование с участием полиграфолога, то работа заключается не только в опросе со спецприбором. В начале нужно выяснить, кто где находился, кто что знает. Идет опрос людей, собеседование с ними, и 80 процентов информации о теме профессионал получает до того, как он подключил кого-то на полиграф. Люди в чем-то признаются, что-то рассказывают, а те, кто что-то скрывает, они тоже ведут себя определенным образом.

TENGRINEWS: Хорошо. А теперь вопрос, который интересует всех, – как распознать ложь?

Олег Насонов: Есть разные способы определения лжи. Есть инструментальные способы, то есть с применением инструментов, того же полиграфа. Как это происходит? На человека надевают датчики и задают ему определенные вопросы. По его реакциям во время ответов делается вывод о значимости данного вопроса в контексте этой проверки.

Также есть невербальный, или конспиративный способ проверки. Им владеют очень мало специалистов. Здесь ложь определяется по мимике, по движению глаз, по жестам и так далее.

TENGRINEWS: Вы владеете этой техникой?

Олег Насонов: Конечно, владею. Я ведь обучался этому профессионально.

TENGRINEWS: Как часто вам приходится ее применять и видеть, что человек вам лжет?

Олег Насонов: На работе почти постоянно. А вообще, человек врет от 5 до 10 раз за час и раз 200 в сутки.

Оценка лжи всегда идет комплексно. Нельзя определить ложь только из-за того, как он держит салфетку и улыбается. Универсального приема нет. Признаков лжи очень много: два речевых канала, мимика, поза, жесты и почерк.

TENGRINEWS: Почерк тоже может показать ложь?

Олег Насонов: Конечно. Как раз таки почерк очень хорошо работает. Берется письменное объяснение с человека. Он пишет: я там-то был, там-то не был, этого не делал, этого не брал. Смотришь потом, и видно, правду он писал или нет.

TENGRINEWS: А каким образом это определяется?

Олег Насонов: Этому учиться надо. Почерк о человеке иногда говорит больше, чем полиграф. В почерке есть признаки определенные, когда человек лжет. Он (почерк) меняется. В двух словах этого не объяснить. Это темы часовых лекций. 

TENGRINEWS: Почему люди обращаются к вам?

Олег Насонов: Зачастую заказчики не обращаются в правоохранительные органы, если обратились ко мне. С чем это связано? Потому что в таких случаях трудно выяснить правду стандартными методами, так как проходит много времени и стандартные методы не дадут результата.

Вот, например, классическая ситуация. Есть сейф, есть код, который знают 8 человек. Из сейфа пропадает крупная сумма денег, и заказчик обращается с просьбой проверить людей, которые подпадают под подозрение.

Проверяем мы круг подозреваемых – никто не лжет. Тогда приходится не ограничиваться обычным опросом. Выезжаю на место, осматриваю сейф, а там из-за частого ввода комбинации кода уже и без очков видно, на какие цифры постоянно нажимают – на клавиатуре видны следы пальцев. Круг расширяется. Сколько человек имело доступ к пусть даже закрытому сейфу? И начинаем оттуда выяснять.

TENGRINEWS: У вас были запутанные расследования, когда злоумышленник оказывался очень изощренным?

Олег Насонов: Был один парень, который мне запомнился. Проводил я расследование у одной из наших компаний. Со стоянки пропал новенький 570-й Lexus. Они хватились его случайно, спустя 4 месяца, и не могли найти вора. Мы проверили на детекторе всю компанию – причастных нет и никто не знает виновника. А парень, с которого списали машину, тоже ничего о краже не знает.

Позднее я узнаю, что документы на машину приходили в компанию на 2 месяца раньше самого авто. Тут же запрашиваю список людей, которые уволились за эти 2 месяца. В списке оказалось 4 человека, из этих 4 человек один "засветился" на полиграфе. Правда, он бил себя кулаком в грудь, даже не так, а коленом в голову: кричал, что это не он, что я пытаюсь опорочить его честное имя, что он отработал в компании много лет и уволился еще до этой машины.

TENGRINEWS: Вы ему поверили?

Олег Насонов: Ну после такого я, конечно, засомневался, а вдруг? Ошибки ведь тоже случаются. Пригласил его через день на повторную проверку, применил другой формат опроса, и снова прибор показал, что он лжет. Парень психовал: швырял стулья, скандалил, а о результатах, как и было оговорено, я доложил в службу безопасности компании. Позднее в рамках уголовного дела начали устанавливать круг общения данного парня. Выяснилось, что один из его знакомых недавно пересек границу на схожем с украденным внедорожнике – это уже сотрудники полиции сделали. За границей автомобиль и нашли. Вот такие случаи бывают.


Полиграф "Диана". Фото polygraph-vl.ru

TENGRINEWS: Можно ли обмануть детектор лжи?

Олег Насонов: Самый простой способ избежать разоблачения на полиграфе – избежать проверки. По законам нашей страны проверка на полиграфе - дело сугубо добровольное. Не хочешь – не проходи. Но отказ от проверки всегда вызывает подозрение, хотя, исходя из моего опыта, отказ от проверки никак не доказывает вины человека. Бывает, люди отказываются из-за страха, из-за запретов каких-либо. Но чаще всего отказ – это боязнь разоблачения.

Некоторые идут на проверку, думая, что у них стальные нервы, или прочитают в Интернете, что если язык прикусить или кнопку под стул положить, то полиграф будет обманут (смеется - прим. автора).

Вообще существует эффективный способ обмана полиграфа – метод десенсибилизации, то есть потеря раздражительности.

TENGRINEWS: Как это работает?

Олег Насонов: Допустим, вы украли у компании этот диктофон. Пришли на полиграф и знаете, зачем вы здесь. Я подключаю прибор и спрашиваю: вы украли диктофон? Вы сразу подумаете о последствиях, которые вы понесете, если станет известно, что виновник кражи вы: скандал, позор, увольнение. Скажете "нет", и все будет ясно. Но если я у вас 10 раз подряд спрошу, крали ли вы диктофон, вы уже начнете относиться легче к этому, а если 100 раз, то начнется теряться чувствительность, а если 1 000 раз - то реагировать вы на вопрос уже перестанете. Но на это нужно время и знать сам вопрос.

Так готовят людей, которые работают в специальных условиях: разведка, агентура. Подготавливается ряд вопросов, которые могут задать человеку и соврав на которые он сможет не засветиться. Нельзя научить человека обманывать полиграф на все, но можно научить обманывать на определенные вопросы.

TENGRINEWS: А вам приходилось сталкиваться с такими людьми, которые лгут просто виртуозно?

Олег Насонов: Талантливые люди? Да, есть и такие. Те, у которых есть актерский талант. Они могут себе внушить, что это правда, это не он, и "проскочить" проверку.

TENGRINEWS: То есть принцип "обманул себя – обманул полиграф" работает?

Олег Насонов: Да, если сам себе внушишь и свято в это поверишь. Невозможно установить ложь, если человек сам не знает, что он лжет. Такие случаи тоже бывают. Или он себе внушил, что это ложь, и верит в это. Я знаю таких людей – у меня мама такая. Она себе что-нибудь придумает, свято в это поверит, и все. Я знаю, что это не так, но по всем внешним проявлениям видно, что она не лжет.

TENGRINEWS: Так все-таки, были ли случаи, когда прибор был обманут?

Олег Насонов: За 8 лет работы у меня не было ни одного прецедента, когда я обвинил человека в том, что он вор, а потом оказалось, что это не так. За 8 лет ни один заказчик не заявил мне, что я ошибся.

TENGRINEWS: Как вы сами относитесь ко лжи?

Олег Насонов: Да спокойно я к ней отношусь. Если человек всегда будет говорить правду, то он очень быстро окажется без работы и семьи. И я, и вы, все мы врем друг-другу постоянно. Начиная от того, что вы говорите по телефону, и говорите что дела у вас "хорошо", а на самом деле это не так, или вы говорите, что вам нравится задание вашего редактора, а на самом деле это не так. Ложь – это часть жизни.

TENGRINEWS: Давайте представим, что напротив вас сидит не журналист, а такой же, как и вы, специалист по определению лжи. Вам бы удалось его обмануть?

Олег Насонов: Трудно сказать. Это все зависит от квалификации.

TENGRINEWS: Такой же квалификации, как и вы.

Олег Насонов: Тогда, наверное, нет (смеется). Вообще, есть такое правило. Полиграф ведь машина? Она записывает беспристрастно реакцию человека, и обмануть ее практически невозможно. Так вот, если ты не можешь обмануть полиграф, надо обманывать полиграфолога. Можно придумать оправдание своим реакциям такое, какое полиграфолога бы устроило.

TENGRINEWS: То есть как это?

Олег Насонов: Знаете, что самое важное? Детектор лжи не регистрирует ложь. Нет таких реакций в параметрах давления, дыхания или потоотделения, которые ясно скажут, что это ложь. Полиграф регистрирует эмоциональную значимость вопроса в контексте проверки. Человек может среагировать на все что угодно. Самое главное в нашей работе – это правильно подготовить к опросу, задать их правильно, провести достойную предтестовую беседу.

Само обследование, стандартное, при серьезных инцидентах, проводится три часа. Из этих трех часов полиграфу уделяется всего час, а два часа - это предварительная работа: собеседование, сбор информации о поведении, реакция на нейтральные вопросы, оценка психологии опрашиваемого.

Нельзя человека просто привести и посадить за полиграф. Никогда нельзя жалеть на процедуру времени. Можно пропустить виновного или обвинить невиновного.

TENGRINEWS: А в чем заключается предтестовая беседа?

Олег Насонов: Ее не все применяют. Она построена особым способом. В ходе нее человек вроде как "зомбируется". То есть я же незнаю, кто перед мной сидит – вор или не вор. Говоря одни и те же слова, я должен честного человека успокоить, а вора расшатать. Эту беседу я знаю наизусть, там специальные предложения, слова, фразы, которые направлены на то, чтобы человек непричастный успокоился, а виновник понял, что у него шансов нет. Эта беседа длится минут 40. Потом идет момент мотивирующий, то есть момент истины так называемый. То есть когда человек уже понимает, что ложь его раскрыта, и ему как бы бросается соломинка: признавайся, и тебя отпустят. Вот на этом многие "сыпятся". Кстати, до 80 процентов всех признаний получаются до полиграфа.

TENGRINEWS: Вы видите ложь. Не тяжело ли жить с этим?

Олег Насонов: Я научился "выключать" свои навыки – это же жизнь. Смотрите, можно ведь плавать в бассейне, а можно плыть на результат. Когда просто плаваешь - ты получаешь удовольствие, а когда плаваешь на определенное время и дистанцию – ты работаешь. В жизни также: когда ты мониторишь человека, который сидит напротив – тебе приходится работать и напрягаться. То, что происходит на лице, это десятые доли секунды – настоящие микровыражения, которые показывают истинное состояние, длятся 0,1-0,3 секунды. Эти моменты надо ловить, а этому надо учиться и очень напрягать внимание. Ну а внимание постоянно не может быть напряжено, и я научился отключать навыки, если они не нужны.

TENGRINEWS: А вы меня "мониторите" сейчас?

Олег Насонов: Не по полной программе. Мы же сейчас с вами говорим не о том, что вы что-то сделали, мы с вами просто разговариваем. Мониторить надо на предмет того, что человек делал раньше, а я вам сейчас о себе рассказываю.

TENGRINEWS: Как правоохранительные смотрят на вашу деятельность?

Олег Насонов: Абсолютно нормально. Даже обращаются за помощью. Как правило, они делают это через адвокатов, так как мои услуги платные и у них нет ресурсов оплачивать мои услуги. Идет уголовное дело, ко мне обращается адвокат, следователь привлекает меня в качестве специалиста. У меня есть на это право, имею сертификат для этих целей. Подписываю все соглашения и провожу экспертизу.

За это время у меня уже свой пул постоянных клиентов, с которыми я работаю. Я одним из первых специалистов был в Казахстане. У нас не принято вешать баннеры и давать рекламу бегущей строкой по телевизору. Реклама полиграфолога - это рекомендации от тех, кто эту услугу получил. За это время наработался уже пул заказчиков, с ними и работаю.

TENGRINEWS: Что бы вы порекомендовали людям, чтобы потренировать навыки по определению лжи?

Олег Насонов: Цикл книг Пола Экмана: "Психология лжи", "Психология эмоций". Пол Экман - один из лучших в мире экспертов по распознанию лжи, именно не инструментальным, а визуальным способом. Полиграф ведь можно неверно интерпретировать, а мимика обычно говорит точно.

TENGRINEWS: Какие проблемы существуют сейчас в вашей отрасли?

Олег Насонов: У нас нет закона о применении полиграфа. И такой профессии - полиграфолог, прописанной в трудовом законодательстве, у нас нет, насколько я знаю – ни у нас, ни в России. Проблема признания результатов проверки правоохранительными органами и судами. Захотели – приняли результаты, захотели – нет.

TENGRINEWS: А как вы считаете должно это работать?

Олег Насонов: Думаю, что применение полиграфа должно быть регламентировано. В 2014 году наш Парламент принял закон, который регламентирует проверку на полиграфе всех госслужащих при приеме на работу. Сейчас их проверяют при приеме на работу. А потом? А потом все. На этом все заканчивается.

Одна из самых больших проблем – это то, что каждый полиграфолог занимается этим делом в силу своих индивидуальных особенностей: образования, навыков, ума. Нет жестких стандартов у нас в стране – каждый делает как может. Вот придет к вам завтра такой полиграфолог, а вы же не знаете, как это все делается. Он устроит вам шоу за ваши деньги, а результат будет 50 на 50. Почему? Потому что по правилам работать долго – это три часа минимум, вот и работают некоторые вот так.

tengrinews.kz

Чистая правда о детекторе лжи

…Любая ложь - лишь попытка, предпринимаемая человеком с целью выживания, когда он не может защитить себя иначе в социальном контексте. Антонио Менегетти, доктор философии и психологии.

Каждый из нас, хоть раз в жизни задавался вопросом: «Лжет мне собеседник или говорит правду?», или «Как солгать так, чтобы мне поверили?». Отвечая на последний вопрос, можно придумать целый комплекс уловок, обходных путей. Ответить на первый вопрос гораздо сложнее. С целью выявить и зафикси­ровать обман и был разработан прибор — полиграф, получивший в 20-х годах двадцатого века с легкой руки журналистов название «детектор лжи».

Попытки выявить лжеца, основываясь на физиологических реакциях организма человека, известны с незапамятных времен. Более двух тысяч лет назад в Китае подозреваемому в преступлении давали съесть горсть сухого риса. С того, кому это удавалось, снимались все обвинения. Предполагалось, что у винов­ного в преступлении все пересыхает во рту, и выполнить требуемое он не в состоянии. Найти подтверждение данному методу можно в современной физиологии: в состоянии страха возбуждается симпатический отдел нервной сис­темы, который уменьшает количество слюны.

В конце XIX века итальянский психиатр Чезаре Ломброзо впервые начал исполь­зовать физиологию для выявления лжи. Он измерял кровяное давление у подозрева­емых, в то время как полиция проводила допрос, и утверждал, что может безошибочно определить, когда они лгут. Позднее итальянский психофизиолог Витторио Бенусси обнаружил, что ценную информацию о попытках обмана может дать характер дыхания. После каждого вопроса, вызывающего у подозреваемого состо­яние напря­жения, следует короткий «вдох облег­чения». Наконец, в 1920-х годах американец Леонард Килер начал применять «дыхательный» метод определения лжи на практике в департаменте полиции в Кали­фор­нии. Уволившись из полиции, он организовал компанию по производству поли­графов. Первые детекторы лжи регистрировали показатели дыхания, электри­ческой активности кожи и относительного давления крови.

Российский путь создания «детектора лжи», как это часто бывает, пролегал независимо от американского. Выдающийся русский психолог Александр Лурия в 20-х годах прошлого века разработал методику, позволяющую зафиксировать возникновение эмоциональных состояний в динамике речевых и двигательных процессов человека даже в тех случаях, когда он пытался скрыть испытываемое им эмоциональное напряжение. Человеку, подозреваемому в преступлении, предъявляли слово и требовали отвечать первым пришедшим на ум словом. Одновременно с ответом испытуемый давил рукой на резиновую грушу. Адресованные ему слова были как нейтральными, так и имеющими эмоциональный подтекст. Когда стимул вызы­вал какие-то скрытые переживания, фиксировалась задержка словесной и двигательной реакции.

В 30-е годы все работы по применению детекторов лжи в СССР были прекращены. Полиграф был объявлен лженаучным экспериментом с эмоциями допрашиваемого. Возобновились они лишь в 60-е годы, а в 70-х были свернуты вновь. Продолжали интересоваться этой тематикой только спецслужбы, которые подробно анализировали опыты применения полиграфа в США. Они же создали в середине 80-х годов первые образцы отечественного компьютерного полиграфа. И хотя российский суд не признает в качестве доказательств результаты обследований на полиграфе, сотрудники МВД используют его в своей оперативно-розыскной деятельности.

Современный полиграф представляет собой компьютер, к которому подключены датчики. С их помощью происходит измерение и фиксирование ряда физиологических показателей, относящихся к деятельности вегетативной нервной системы. Достоверность полиграфа напрямую связана с количеством фиксируемых параметров: чем больше, тем достовернее. При принятии решения учитывается весь их комплекс в совокупности с индивидуальными особенностями испытуемого.

Специалисты знают, что нет прямой связи между физиологическими показателями и иск­ренностью человека. Детектор лжи регистрирует степень волнения проверяемого, но не в состоянии определить истинную причину фиксируемых прибором изменений. Решающее слово всегда остается за полиграфологом.

На вопросы журнала ответил Молчанов Андрей Юрьевич, ведущий специалист фирмы «Ареопаг-М», представляющей ряд моделей полиграфа, а также услуги по проведению тестирования и обучению полиграфологов.

Какие типы сигналов воспринимают распространенные и проверенные временем модификации прибора?

Регистрируется деятельность сердечно-сосудистой системы: частота и интенсивность пульса, проводимость кожи и дыхание, верхнее и нижнее. Кровенаполнение капилляров фиксируется датчиком, надетым на палец испытуемого, датчик содержит светодиод и фотодиод. Второй способ — использование пьезоэлемента, он непосредственно чувствует пульсацию кровотока, тоже надевается на палец. Датчики, регистрирующие изменение размеров грудной клетки при дыхании, определяют глубину и темп дыхания, полиграфолог решает, какой тип дыхания более информативен, известно, что мужчины дышат животом, а женщинам более свойственно грудное дыхание, но бывают и исключения. Традиционно используется датчик тремора (непроизвольных движений мышц), размещаемый под бедрами или под ножками стула, испытуемый обычно сидит на стуле, когда отвечает на вопросы. Микрофон используется лишь для регистрации начала и окончания вопроса и ответа. Можно использовать речевой канал и для детального анализа свойств голоса, которые также определяются психофизическим состоянием человека и могут о многом сообщить. Но такие приборы относятся к разряду спец-техники, которая используется только спецслужбами, ибо служит для негласного снятия информации.

Негласно, значит без согласия человека?

Да, если речь идет о коммерческом использовании полиграфа, то использование анализатора речи незаконно, это прерогатива спецслужб. Гласное использование состоит в том, что человек проходит исследование, подписывая документ о согласии на это. Вы не можете полиграфировать, не уведомив человека об этом. Любая коммерческая структура может купить прибор и применять его, на это лицензии не нужно. Конечно, при наличии специально обученного специалиста, иначе исследование не имеет смысла.

Есть ли какие-нибудь законы касательно полиграфологии?

У нас в России использование полиграфа не запрещено, никаких федеральных законов, касающихся полиграфологии нет. Есть корпоративные акты, регламенты, инструкции. Существует кодекс чести полиграфолога. Взять, к примеру, США, в некоторых штатах результаты исследования принимиаются судом, как доказательства, в других штатах он полностью запрещен. В Японии судом принимается только один вид тестов, который определяет, знает ли испытуемый о конкретных деталях события, информация о котором исследуется. Например, подозреваемого спрашивают о цвете одежды жертвы, это конкретное обстоятельство места совершения преступления.

Понятия лжи и правды социальные, классовые или стратификационные, у каждого своя правда. Вот испытываете вы человека, уверенного в том, что он не лжет, либо такого человека, который вырос в другой среде и его понятия правды и лжи не соответствуют общепринятым, он не волнуется по поводу лжи. Что тогда?

Полиграф фиксирует, запечатлилось ли событие в вашей памяти, есть ли о нем в памяти след. Что касается особых психотипов, патологически лживых или асоциальных, то конечно, у метода есть ограничения, как и у любого другого.

Скажите, полиграфолог должен иметь психологическое образование?

Желательно, но необязательно. Среди наших сотрудников есть психологи, медики, инженеры. Специалиста мы обучаем за год занятий. В США нужно походить в учениках три года, чтобы получить сертификат. Есть фирмы, предлагающие сделать это за месяц и за 500 у.е., но это несерьезно.

Какой эпизод из практики вам наиболее запомнился?

С моим коллегой был случай, когда женщина после обследования спросила: «Ну как, что машинка узнала». Он ответил: «Вам известно, что она узнала». Женщина упала в обморок. Со мной был анекдотичный случай. Пришла на тестирование девушка, вызывающе привле­кательная. Я говорю: «Посидите спокойно, компьютер с вами познакомится». Я разместил у нее на груди датчики, а она берет и ­кофточку вверх, давайте, мол, познакомимся лучше с вами. Она была изобличена в краже. Вообще, работа полиграфолога довольно тяжела. Я раньше занимался психологическим консультированием и помню поговорку, что через год работы специалист начинает чувствовать, что он этим занимается, а через два это начинают замечать окружающие. Морально тяжело обвинить человека.

В каких сферах деятельности применяется полиграф?

Во-первых, это спецслужбы и правоохранительные органы. Во-вторых, это службы безопасности, кадровые отделы крупных предприятий.

Многие правозащитники считают, что полиграф — средство давления на человека и считают его использование недопустимым. Что думаете вы о моральной стороне применения этого метода?

Вот представьте, есть небольшой работающий коллектив. Кто-то из сотрудников подозре­вается в краже или причастности к утечке коммерческой информации. Для жизнедеятельности коллектива это событие очень болезненно. Нужно учитывать, что поли­граф не только орудие обвинения, но и средство оправдания невиновного. Недоверие к человеку разъедает цельность коллектива. Выяснение истины помогает сохранить работоспособность организации.

Левый резкий максимум на левом жёлтом поле на кривой дыхания (красный цвет) соответствует вопросу о получении "отката". Правый максимум на жёлтом поле соответствует нейтральному вопросу "вас зовут Иван Петрович?".

Важно понимать, что в арсенале специалиста не только сам прибор, но и различные методики проведения тестирования. Например, по одной из них при подготовке к тестированию полиграфолог сообщает подозреваемому, что детектор лжи — научный прибор, предназначенный для записи физиологических реакций, подчеркивая, что безнадежно пытаться обмануть машину. В качестве примера, показывающего реакцию испытуемого на ложь, используется опыт с игральными картами. Подозреваемому показывают 10 различных карт и предлагают запомнить одну из них, а затем, перетасовав их, выкладывают друг за другом. Он должен при этом отвечать каждый раз «нет», т.е. один раз он лжет. Это будет зарегистрировано прибором и послужит для правильной расшифровки дальнейших записей. Затем начинается основной этап тестирования. Испытуемому задается ряд вопросов, на которые следует отвечать «да» или «нет». Некоторые из них нейтральные, другие эмоциональные, но не имеющие отношения к проступку (так называемые контрольные вопросы), третьи непосредственно связаны с преступлением (релевантные вопросы). Считается, что если человек виновен, то он сосредоточится на релевантных вопросах, которые представляют для него реальную угрозу. Если подозреваемый невиновен, то он больше будет озабочен контрольными вопросами. Если приводить конкретные примеры, то в случае кражи тысячи долларов, релевантным будет вопрос «Вы украли тысячу долларов?», а контрольным «Пока Вам не исполнилось 18 лет, Вы когда-нибудь что-нибудь крали?». Анализируя ответы на контрольные и релевантные вопросы, полиграфолог делает вывод о виновности или невиновности подозреваемого.

Казалось бы, что может быть проще и убедительней: повысилось давление, участилось сердцебиение на релевантный вопрос — виновен. Однако все не так очевидно. Как писалось выше, мы не знаем истинных причин волнения человека.

В сере­дине 80-х в Ленинграде был ­задержан человек по подозрению в изнасиловании и убийстве. В то время ленинградская милиция приобрела первый детектор лжи и внедряла его в практику. Так как убийство было совершено в подвале дома, полиграфолог начал перечислять подозреваемому различные места в городе. На слово «подвал» детектор лжи показал сильную эмоциональную реакцию. Подозрения в его виновности окрепли. Но через некоторое время был пойман настоящий убийца. И выясни­лось, что во время блокады Ленинграда подозреваемый попал под бомбежку и оказался заваленным в одном из подвалов. Боязнь подвалов осталась у него на всю жизнь.

Защитники детектора лжи скажут, что это экстра­ординарный случай, что подобные совпадения редки. Возможно, они правы, но как вы думаете, что испытывают невиновные люди, когда их подозревают в преступлении, которого они не совершали? Кто-то возмущен необосно­ванным обвинением, кто-то испуган мыслью о возможной следственной ошибке. Все эти переживания выливаются в сильное эмоциональное возбуждение, которое и регистрирует полиграф. Вспомним хотя бы нашу историю с сухим рисом. Древние китайцы не учитывали, что симпатическая нервная система активируется и у невиновного, который опасается незаслуженного наказания, следовательно, он так же, как и виновный, не сможет проглотить рис. Безусловно, со времен описанной истории прошло не одно тысячелетие. Наука ушла далеко вперед, и каждый уважающий себя специалист в данной области знает, что показатели детектора лжи небезупречны. Главное помнить об этом в каждом конкретном случае.

Возможно, прочитав все вышеизложенное, некоторые из вас, уважаемые читатели, придут к выводу, что полиграфология используется лишь для допроса преступников, и в вашей жизни никогда не возникнет необходимость проходить такой тест, однако это не так. Действительно, история создания полиграфа тесно переплетается с криминалистикой, но в настоящее время с его помощью в запад­ных странах, в частности в США, чаще всего проверяют служащих, нанимаемых на работу. С недавних пор и в России собеседование при приеме на работу в фирмы, ориентированные на западные образцы, включает в себя тестирование на детекторе лжи. Компании, которые используют данный вид проверки претендентов на высшие руководящие посты, заявляют, что это важнейший этап идентификации кандидатов и прохождение его обязательно.

По далеко не полным данным, общее число таких обследований только в США составля­ет несколько миллионов в год. Сторонники метода заявляют, что с помощью детектора лжи можно уже на этапе отбора выяснить, не злоупотребляет ли кандидат алкоголем, есть ли у него проблемы, связанные со здоровьем, в частности с психическими заболеваниями, имеет ли кандидат опыт употребления наркотиков и насколько это большой опыт. Многих работодателей интересует вопрос о наличии судимости возможного сотрудника. Использование полиграфа позволяет точно выяснить этот вопрос, узнать и об участии в тех преступ­лениях, которые не были раскрыты. Часто кандидаты утаивают или искажают информацию о приобретении обманным путем документов об образовании, о неудовлетворительном выполнении работы и увольнении по этой причине. Здесь надо отметить, что сторонники полиграфологии настаивают, чтобы тестирование проводилось на добровольных началах. Но если подозреваемый в преступлении может отказаться проходить проверку без явного для себя ущерба, то человек, который устраивается на работу, вынужден тестироваться, ведь иначе работодатель просто предпочтет ему другого, более сговорчивого кандидата. Очевидно, что в данном случае о соблюдении принципа добровольности говорить не приходится, что и подмечают противники тестирования. В США в настоящий момент существует множество ассоциаций, деятельность которых направлена на запрещение использования детектора лжи, есть целая ассоциация жертв полиграфо­логии. Они настаивают, что проверка на полиграфе нарушает права человека, не имеет под собой научной базы и исчерпывается фразой: «Ваша ложь против лжи детектора». С последним заявлением можно и не согласиться, но никуда не уйти от нравственно-правового аспекта этой проблемы.

Еще в 1958–1960 гг. на проведенных ООН семинарах по защите прав человека в уголов­ном праве и процессе полиграфология была отнесена к методам, которые «составляют нарушение прав человека». Ведь цель каждого тестирования — выяснить у человека то, что он не хочет никому говорить. Нетрудно провести параллель и увидеть, что в средние века эта цель достигалась путем пыток. Конечно, полиграфология куда как более гуманный способ «работы» с инфор­мацией, но сути дела это не меняет. Детектор лжи использовался и будет использоваться как метод оказания давления на допрашиваемого.

Не так давно в нашей стране вступила в силу инструкция, согласно которой налоговая полиция может «добровольно допросить» любого налогоплательщика посредством полиграфа. Практически сразу противники метода выступили с призывом не участвовать в тести­ро­вании. Для обоснования своего предложения они ссылаются на Конституцию, например: «Никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников…» (статья 51, часть1), и на федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности». В данном законе полиграф не упоминается, из чего делается логичный вывод, что использовать его не следует. И все бы хорошо, но сторонники тестирования также опираются на закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: раз в законе ничего не сказано о запрещении использования детектора лжи, значит его применение возможно.

Один закон и два противоположных вывода. О чем это говорит? Ответ прост: закон, четко определяющий степень необходимости и границы использования полиграфа, в Российском законодательстве отсутствует. Правда сторонникам полиграфологии этот факт не мешает продолжать внедрять метод в практику, опираясь на принцип «работает — и хорошо», а противникам — бойкотировать иногда действительно необходимое применение детектора, ссылаясь на права человека и невозможность установления причины эмоционального возбуждения.

Приведенные ниже примеры ярко иллюстрируют доводы двух сторон. Молодая американка подверглась тестированию на полиграфе, чтобы получить должность кассира в магазине. Ее не приняли на работу: прибор зафиксировал — не надежна. Претендентке на вакансию задали вопрос: «К кассе подошел ваш муж. Насчитаете ли вы ему меньшую сумму, чем та, на которую он набрал покупок?» Она ответила «нет», однако детектор зафиксировал «лжет». На самом же деле у женщины погиб муж в автокатастрофе, и упоминание о нем вызвало эмоциональное болезненное переживание. Думаю, не стоит пояснять, что этот пример приводят противники детектора.

При приеме на работу в полицию претендентам было предложено пройти тестирование на детекторе лжи. Неожиданно для проверяющих, один из кандидатов, не дожидаясь проверки, признался, что участвовал в нераскрытом вооруженном ограблении. Этот пример, по мнению сторонников полиграфа, свидетельствует об огромной пользе тестирования. Некоторые подозреваемые (или кандидаты) так сильно нервничают перед началом проверки, что признаются в проступках еще до включения прибора.

Полиграфологи знают, что тестируемый может попытаться обмануть прибор. Хотя до сравнительно недавнего времени считалось, что человек не способен произвольно управлять деятельностью вегетативной нервной системы, но практика и научные исследования показали, что это не так. Известны случаи, когда йоги, цирковые актеры, спортсмены могли по своей воле замедлять или ускорять частоту пульса, повышать или снижать кровяное давление, усиливать или ослаблять перистальтику кишечника. Могут делать это и специально обученные люди, например, разведчики. Именно некоторым из них и удавалось обмануть полиграф. Понятно, что таких людей очень мало, однако «ввести в заблуждение» прибор может каждый. Специалисты выделяют две возможные стратегии обмана. Первая — подавление всех реакций. Испытуемый старается отвечать на все вопросы автоматически, не задумываясь. Естест­венно, что придерживаться такой стратегии в течение длительного времени очень непросто. Значительно эффективнее оказывается стратегия притворных эмоций на нерелевантные вопросы. Например, если вы знаете заранее о предстоящем тестировании, то можете подложить кнопку в ботинок и в нужную минуту получить выраженную реакцию, имитирующую волнение. Если под рукой нет кнопок, то можно обойтись и без подручных средств. Достаточ­но незаметно для полиграфолога вызывать напряжение любой группы мышц. Наиболее распростра­ненные действия — это прижимание пальцев ног к полу, сведение глаз к носу, прику­сывание языка или его прижимание к небу. Но все-таки опытный специалист может отследить данные микродвижения. Гораздо труднее ему будет разоблачить мысленные приемы. Так что во время контрольных вопросов подумайте о чем-то, вызывающем ненависть, ярость.

Конечно, описанные выше приемы не дают стопроцентной гарантии обмана детектора лжи. Да и стоит ли вообще его обманывать? Если вам нечего скрывать, если вы знаете, что честны перед законом, не проще ли говорить правду? Ведь мысли, идеи, чувства — все самое сокровенное, всегда останется при вас.

Не стоит бояться и переживать. Детектор лжи — не панацея, не универсальный метод определения правды и лжи, а лишь еще один инструмент, грамотное использование которого может помочь в ответе на наш первый вопрос: «Лжет мне собеседник или говорит правду?»

psycho.ru

как нейросети и ИИ заменили «сыворотку правды» и полиграф

Веками одни люди придумывали способы добиться «идеального» обмана, а другие — распознать даже малейшую неправду. На Востоке в глубокой древности заметили, что в период сильного страха во рту прекращается выделение слюны, и для оценки этого состояния в рот подозреваемого вкладывалась рисовая мука. Если через определенное время она оказывалась сухой, то подозреваемого считали виновным. Спартанские юноши, прежде чем попасть в специальные школы, проходили определенный отбор. Юношу ставили на скале над обрывом и спрашивали, боится ли он. Ответ всегда был отрицательным. Но правду или ложь определяли по цвету лица. Если юноша был бледен, то он лгал, его сбрасывали со скалы. В Древнем Риме этим же методом отбирали телохранителей. Кандидату задавали провокационные вопросы. Если он краснел, его брали в охрану. Считалось, что если человек краснеет при предъявлении ему провокационных вопросов, он не будет участвовать в заговорах. Сейчас наука предлагает иные, более гуманные и точные методы выведения на чистую воду.

Полиграф (детектор лжи)

Полиграф, чаще всего его называют детектором лжи — это машина, которая используется для проверки физиологических ответов человека на определенные вопросы. Несмотря на свое разговорное название, детектор не обнаруживает ложь. Большинство проверяющих на полиграфе скажут, что они тестируют не на ложь, а на обманчивые реакции. Полиграфия измеряет потоотделение, частоту пульса и другие физиологические факторы человека, который проходит проверку. Тесты на детекторе лжи точны при измерении того, что они и должны обнаруживать по этим показателям — нервного возбуждения. Когда человек проходит тест, к нему прикрепляется от четырех до шести датчиков, снимающих заданные параметры. Администратор теста начинает с того, что задает два типа контрольных вопросов: те, на которые этот человек должен ответить правдиво, и те, на которые он соврет. При переходе к более важным вопросам администратор сможет ориентироваться на абсолютные показатели и истины, и лжи.

Но у детектора лжи есть большой недостаток — люди могут реагировать более возбужденно, даже если правдиво отвечают на вопросы. Если контрольные вопросы не совсем точно показывают, как человек реагирует, когда лжет, администратору труднее окончательно решить, врет ли проверяемый. Хотя полиграф может быть эффективен при измерении физиологических факторов, связанных с нервным напряжением, он не всегда способен отличить правду от лжи.

Знание того, что можно манипулировать результатами теста на детекторе, делает полиграф как устройство для определения лжи довольно ненадежным. Кроме того, он измеряет физиологические факторы, которые связаны не только с ложью, но и с нервозностью — это обычное чувство, которое может возникнуть при допросе. Вот почему в последние годы сотрудники полиции отказались от того, чтобы полностью полагаться на такие тесты в качестве окончательного доказательства невиновности или вины человека. В целом, важно учитывать вероятность ошибки при проверке результатов на детекторе лжи, но можно уличить проверяемого в обмане на основании выборки показателей по ряду вопросов.


Как обмануть детектор лжи

Интернет полон советов о том, как пройти тест на детекторе лжи, но многие из этих идей не очень эффективны. Например, прикусывание языка или подкладывание острых предметов в туфли, по мнению специалистов, ни к чему не приведут.

Если вы хотите пройти тест, лучше всего оставаться расстроенным, напуганным и сбитым с толку на протяжении всего теста. Имеет смысл вспоминать свои нелепые случаи из жизни или решать сложные математические задачи в голове — все, что способно удержать сознание в постоянном состоянии возбуждения и стресса.

Когда вы отвечаете на вопросы, делайте это твердо, без колебаний и без юмора. Будьте готовы к сотрудничеству, но не шутите и не демонстрируйте напускное дружелюбие.

Старайтесь отвечать только «Да» или «Нет». Не пояснять ответы, не уточнять подробности и не давать никаких объяснений. Если вас попросят ответить более развернуто, лучше задать встречный вопрос: «Что еще вы хотите, чтобы я сказал?» или подчеркнуть: «На самом деле нечего сказать об этом».

Если вас обвиняют во лжи, не поддавайтесь на провокацию. Обвинение можно использовать в качестве топлива, чтобы чувствовать себя расстроенным и сбитым с толку. Фактически честный ответ на диагностические вопросы может дать экзаменатору противоречивые результаты, так что будьте готовы к дальнейшему допросу.

Практикуйте любые контрмеры перед тестом. Попросите кого-нибудь задать наиболее вероятные вопросы. Помните о своем дыхании и о том, как вы можете себя вести в стрессовых ситуациях.


Исследователи из Университета Флориды провели эксперимент, который доказал, что в будущем может появиться онлайн-детектор. Искусственный интеллект способен в 85% случаев отличить правду от лжи, имея в своем арсенале только текстовые подсказки. Нейросеть может распознать ключевые черты поведения лжецов, которые стремятся отвечать быстро, при этом используя слова «никогда» и «всегда».

«Сыворотки правды»

Термин «сыворотка правды» применим к ряду психотропных препаратов, которые, как утверждают их производители, делают человека неспособным лгать. Да, такие изменяющие сознание наркотики существуют, но их действие не полностью подавляет волю субъекта.

Скополамин был впервые выдвинут в качестве «сыворотки правды» доктором Робертом Хаусом в начале ХХ века. Он стал первым препаратом, получившим такое условное название. В 20–30-х годах полицейское управление в США использовало его в отношении подозреваемых, а в некоторых случаях судьи допускали показания, которые были получены с помощью этого препарата. Скополамин был предпочтительным препаратом «сыворотки правды» для многих в то время, потому что он также стирал память субъекта. После пробуждения люди ничего не помнили о том, что сказали на допросе.

Наркотик происходит из семян растения, которое местные жители называют «пьяным деревом». Впоследствии нацисты использовали его на допросах, а сегодня вещество используется во многих лекарствах, которые предотвращают укачивание и тремор при болезни Паркинсона.

Дурман желтый — растение семейства соланацея, из семян которого получают скополамин

Некоторые «сыворотки правды», такие как тиопентал натрия, замедляют скорость, с которой тело посылает сообщения от спинного мозга в головной. Организму сложнее выполнять высокофункциональные задачи: концентрацию внимания на одном упражнении, ходьбу по прямой или даже лежание. То же самое происходит, когда человек, засыпая в неудобной позе, достигает пограничного состояния между сознанием и сном.

Амитал натрия относится к типу барбитуратов или депрессантов. Он широко использовался во время Второй мировой войны в качестве успокоительного для контуженных солдат. Но, как и все правдивые сывороточные препараты, амитал натрия является мощным седативным средством, и этот побочный эффект в сочетании с нарушением координации и когнитивных функций, которые он вызывает, послужил причиной для отказа от его дальнейшего использования у солдат.

Тиопентал натрия также используют для приведения в силу приговора о смертной казни

Кроме того, излишнее употребление амитала вызывает серьезную зависимость. Этот препарат иногда используется для лечения бессонницы и часто вводится внутривенно, хотя он может поступать в виде порошка для перорального приема. У амитала есть летальная доза — для взрослого человека она составляет всего 1 г.

Этот препарат больше не используется в качестве «сыворотки правды», потому что у субъектов иногда возникают ложные воспоминания после свершившегося факта.


Лучший способ выяснить, работает ли «сыворотка правды» — испытать ее на себе, что и сделал телевизионный журналист Майкл Мосли.

Для исследования тиопентала натрия, одного из наиболее популярных препаратов «сыворотки правды», журналист принял две разные дозы препарата. После введения первой дозы доктор спросил Мосли, чем он зарабатывает на жизнь, и сквозь приступы истерического смеха Мосли сумел солгать, сказав, что он всемирно известный кардиохирург.

Менее чем через минуту после введения препарата Мосли ощутил чувство, по его словам, сродни выпитому бокалу шампанского.

После второй, большей дозы тиопентала натрия мужчина испытал то, чего не ожидал. Когда доктор спросил его, чем он зарабатывает на жизнь, он сразу же ответил:

«Я телевизионный продюсер. Ну, исполнительный продюсер, ну, в общем, журналист».

Позже Мосли объяснил: когда задали вопрос, ему даже не пришло в голову лгать.


Одним из последних препаратов, исследованных на его способность к получению правдивых данных, является окситоцин. В 2005 году два исследователя из Университета Цюриха изучили влияние препарата на повышение доверия, сделав инъекции контрольной группе из 130 студентов колледжа, некоторым из которых дали дозу окситоцина, а другим — плацебо.

Студентов попросили сыграть в ситуационную игру, в которой они должны были довериться незнакомцу, отдать ему деньги и быть уверенными в получении части своего выигрыша. Часть людей, принявших окситоцин, больше доверяли и в среднем перевели больше денег. Что еще более важно, 45% студентов, принимавших окситоцин, перевели все свои деньги, демонстрируя максимальное доверие, в два раза больше, чем те, кто принимал плацебо.

Если вы не патологический лжец, то вам, вероятно, сложнее врать, чем говорить правду. Марк Твен писал: «Если вы говорите правду, вам не нужно ничего вспоминать».

При этом нет никакого способа быть уверенным на 100%, говорит принявший дозу вещества правду или все же способен противиться его действию. Многочисленные эксперименты и научные отчеты свидетельствуют о том, что испытуемые более склонны говорить правду под воздействием сыворотки, но все эти лекарства имеют и другие побочные эффекты, которые могут заставить просто говорить абсурдную информацию.

Одна из самых больших проблем с использованием «сыворотки правды» для допроса — это теплое, дружеское чувство, которое она вменяет субъекту по отношению к оппоненту. В сочетании с состоянием серьезной дезориентации это может привести к тому, что субъект скажет то, что, по его мнению, другая сторона хочет услышать, что может быть и не быть правдой.

Это частично объясняет, почему любое заявление, сделанное под влиянием препарата «сыворотки правды», является недопустимым в судах США более 50 лет. В 1963 году Верховный суд США постановил: признательные показания, сделанные под ее влиянием, «неконституционно принудительны»,что угрожает правам граждан в соответствии с пятой поправкой.

Новые методы

Министерство внутренней безопасности США и власти Канады и Европейского союза испытывают систему под названием AVATAR, разработанную исследователями из Университета штата Сан-Диего и Университета Аризоны. Она запрограммирована задавать различные вопросы через интерактивный видеотерминал на пограничных переходах. В то время как субъект отвечает на стандартные вопросы о наличии в багаже оружия или перевозимой продукции, его речь проверяется на достоверность по объективным признакам распознавания лжи. Подозрительных путешественников будут отправлять на дополнительные проверки уже с реальными сотрудниками.

«Система может обнаруживать изменения в глазах, голосе, жестах и ​​позе, чтобы определить потенциальный риск, — рассказывает Аарон Элкинс, доцент кафедры информационных систем управления в штате Сан-Диего. — Он даже может сказать, поджимаете ли вы пальцы ног».

Совсем недавно Элкинс рассказал CNBC, что точность системы варьируется от 60 до 75%, с максимальным показателем в 80%. Хотя эти цифры могут показаться не такими высокими, они все же лучше людей, которые даже при наличии необходимых навыков правильно оценивают правдивость только в 54–60% случаев.

AVATAR, что означает «Автоматический виртуальный агент для оценки правды в реальном времени» — не единственная цифровая система обнаружения лжи.

Компания Converus из Легии, штат Юта, в прошлом месяце объявила, что ее система EyeDetect, которая проводит 30-минутный тест на достоверность, основанный на компьютерных наблюдениях за движением глаз, будет принята в качестве допустимого доказательства в суде Нью-Мексико. Ответчик по делу был признан системой «заслуживающим доверия» и попросил суд разрешить проведение теста в качестве доказательства.

В отличие от полиграфа, EyeDetect крайне быстро обрабатывает информацию и по большей части автономен. Это помогает избежать одной из ловушек полиграфов: людей-экзаменаторов, которые могут быть субъективны при интерпретации тестов. По словам Уолтерса, ничто не может повлиять на результаты EyeDetect, он считывает эмоциональное возбуждение, которое проявляется в характерных движениях глаз и поведении, когда человек лжет. Кроме того, тест занимает не более 30 минут, в отличие от двух-четырехчасового теста на полиграфе. EyeDetect более комфортен для испытуемого. «Когда я был подключен к полиграфу, мне было достаточно страшно, — отмечает Уолтерс. — Тут вы просто сидите и смотрите на машину».

Компания Converus утверждает, что EyeDetect является «самым точным из доступных детекторов лжи», достигая 86%. Для сравнения, многие ученые считают, что тесты на детекторе имеют точность от 65 до 75%. Компания уже получила заказы от 500 клиентов из 40 стран, которые в основном собираются использовать EyeDetect для проверок на рабочих местах. Согласно официальной информации Converus, в США его готовы использовать федеральное правительство, а также 21 штат и местные правоохранительные органы. WIRED сообщили, что Государственный департамент недавно заплатил компании $25 тыс. за использование EyeDetect при проверке местных сотрудников в посольстве США в Гватемале. Эта технология также использовалась при внутреннем расследовании в посольстве США в Парагвае.

Век технологий принес новый виток в развитии способов распознавания лжи. Безусловно, они будут крайне полезны для расследования преступлений, выявления недобросовестных сотрудников в компаниях и при собеседованиях на ответственные должности. Но что, если люди решат проверять своих родных и близких при возникновении, казалось бы, несущественного расхождения в фактах? Не разучимся ли мы верить и доверять другим? Будем надеяться, что нет.

hightech.fm

Детектор лжи: как успешно пройти проверку. Практические рекомендации для обследуемых

В последние время проверка на детекторе лжи или полиграфе находит все большее применение в России.

Многие ведомственные и коммерческие организации используют этот метод при приеме сотрудников на работу, переаттестации и проведении служебных расследований.

В частной жизни детектор лжи все чаще применяется для выявления фактов супружеской неверности, при подборе домашнего персонала и скрининге подростков старше 14 лет с целью выявления таких факторов риска, как употребление наркотиков, алкоголя, участия в социально неодобряемых действиях и пр.

Краткая история метода детекции лжи в России

Широкое распространение детекторе лжи, или более точно Специальное Психофизиологическое Исследование (СПФИ) с применением полиграфа, получил недавно. Первые полиграфы в свободном доступе появились в России в начале 90-х годов, уже прошлого века. Хотя впервые метод выявления скрываемой информации в нашей стране возник в 20-х годах прошлого века, когда советский психолог, основатель отечественной нейропсихологии профессор Александр Романович Лурия дополнил известный метод свободных ассоциаций​​​​​​​ специальным прибором – монографом, который объективно регистрировал моторные реакции испытуемого на внешний стимул или проще говоря вопрос.

К сожалению, в начале 30-х годов эти опыты, как и многие другие психологические исследования в СССР были прекращены или точнее запрещены решением партийного руководства. А наработанная русскими учеными научная база продолжили развиваться в США, где и получила практическое применение при расследовании криминальных преступлений.

Возрождение методов выявления скрываемой информации в СССР началось в 1975 году, когда по инициативе Председателя КГБ СССР Ю.В. Андропова была создана 30-ая лаборатория КГБ СССР, которая в 1994 году была преобразована в один из отделов Института криминалистики Центра специальной техники ФСБ России. С небольшим запозданием и также в обстановке секретности психофизиологические исследования проводились в системе МВД СССР.

Таким образом, развитие психофизиологического метода выявления скрываемой информации, а точнее завеса тайны, за которой развивалось в России это направление, способствовала тому, что - прикладная психофизиология​​​​​​​ обросла невероятным количеством домыслов и слухов, превращающих детектор лжи в чудовищный инструмент, с помощью которого из человека буквально вытаскивают душу с целью найти в ней все земные пороки и грехи.

Важная информация для обследуемого

Проверка на детекторе лжи как метод психодиагностики

Специальное Психофизиологическое Исследование с применением полиграфа, ничем принципиально не отличается от других психологических (психодиагностических) тестов или медицинских исследований, например, с применением электрокардиографа.

Проверка на детекторе лжи, также как любые другие методы диагностики, имеют следующие характеристики: стандартность, надежность и валидность.

Методика имеет свою область применения, свою специфику и свои ограничения, свойственные любому методу психологического исследования.

Важно помнить!

Проверка на детекторе лжи это психодиагностическое исследование, такое же как измерение температуры термометром или ЭКГ.

Безопасность проверки на детекторе лжи

Физиологически процедура абсолютно безопасна для испытуемого. Во время тестирования на организм испытуемого не оказывается никакого активного воздействия. Все датчики пассивны, т.е. не оказывают никакого влияния на организм. С физиологической точки зрения это исследование можно сравнить с измерением температуры тела обычным медицинским термометром.

Психологически процедура может быть источником стресса. До и во время тестирования все испытуемые испытывают тревогу. Причастные боятся разоблачения. Непричастные ложного обвинения. И те, и другие боятся, что в результате исследования станут известны какие-либо социально неодобряемые действия или намеренья, имевшие место быть в их прошлом. Кроме того, сами вопросы, могут вызвать у Вас возмущение, обиду и прочие неприятные эмоции.

Важно помнить!

Физиологически исследование на полиграфе безопасно. Психологически, это в той или иной степени стресс. Будьте готовы, что возможно Вам придется испытать неприятные эмоции, характерные для каждого человека в подобной ситуации. Степень Вашего волнения до начала испытания будет зарегистрирована и на результаты не повлияет.

Добровольность исследования на полиграфе

Исследование с применение полиграфа проводится только при наличии Вашего добровольного согласия. Никто не может Вас заставить пройти СПФИ. До начала исследования полиграфолог должен попросить Вас подписать Заявление или иной документ свидетельствующий о Вашем добровольном согласии.

В любой момент процедуры Вы можете отказаться от дальнейшего тестирования. Объяснять причины отказа Вы не обязаны ни в устной, ни в письменной форме.

Важно помнить!

Исследование может быть проведено только с Вашего добровольного согласия.

Вопросы тестов на детекторе лжи

Перед началом тестирования, Заказчик и специалист психофизиолог обязаны Вас ознакомить с темой и вопросами тестов.

Вы можете обсудить эти вопросы и уточнить их. Важно чтобы Вы и специалист однозначно понимали эти вопросы, и Вы решили для себя как Вы будете отвечать на них.

Во время методически правильного тестирования не может быть задано ни одного вопроса, кроме тех, которые были озвучены.

Задаваемые вопросы могут касаться не только непосредственно расследуемой темы, но и некоторых сторон Вашей личности – уровня тревожности, способности адаптации, принятия социальных норм, самооценки, оценки окружения, эмоционально значимых воспоминаний и пр. Не надо опасаться таких вопросов, они необходимы для получения точного и достоверного результата.

Категорически запрещено задавать вопросы, кроме тех случаев, когда это обусловлено изучаемой темой, например, проверка супружеской верности, касающиеся:

  1. Ваших сексуальных наклонностей.
  2. Вашей семьи и близких людей.
  3. Ваших политических и религиозных взглядов.

Важно помнить!

В тесте не будет неожиданных вопросов. Могут быть вопросы, характеризующие Вас как личность. Не может быть личных вопросов.

Позиция испытуемого во время тестирования

Проверка на детекторе лжи — это психодиагностический тест, а не допрос. Хороший полиграфолог не занимает позицию прокурора или адвоката. Это специалист, который проводит исследование наличия в Вашей памяти информации о расследуемом событии.

Если Вам нечего скрывать по расследуемой теме, то у Вас с полиграфологом общая цель и вы партнеры, помогающие друг-другу в достижении этой цели.

Если Вы причастны, партнерских отношений у Вас с полиграфологом не может быть. В этом случае Вы конкуренты. Старайтесь не демонстрировать этого. И ни в коем случае не переходите в конкурентной борьбе разумных границ, вынуждая специалиста на ответные меры. Помните, специалист-полиграфолог тоже человек и, как любой человек, субъективен.

В любом случае занимайте активную вежливую позицию, задавайте вопросы, поясняйте свои реакции, оставайтесь Личностью.

Важно помнить!

Лучшая позиция во время – вежливая, доброжелательная, если это возможно партнерская. Взаимодействуйте со специалистом. Не занимайте позицию жертвы.

Позиция полиграфолога во время тестирования

К сожалению, как и в любой другой профессии, в практической психофизиологии есть разные специалисты. Более того, некоторые школы, обучающие полиграфологов, а также разрабатываемые ими методики, имеют явно обвинительный уклон. Поэтому я рекомендую обратить пристальное внимание на психологическую установку специалиста-полиграфолога.

Особенно внимательно надо относится к поисковым тестам, вопросы которых направлены на выяснение конкретных обстоятельств события. Вопросы поисковых тестов формулируются так, как будто полиграфологу уже достоверно известно, что Вы совершили расследуемое событие и смысл вопросов в уточнении подробностей этого события.

Простой пример. Вопрос: «Вы каждое утро выпиваете рюмку: водки? / коньяка? / домашней настойки? / самогона?».

Если Вы сообщили специалисту, что каждое утро выпиваете рюмку спиртного, то этот тест полностью уместен. Если же факт ежедневного употребления спиртного не доказан, то использовать подобные тесты недопустимо.

Поэтому, если по поведению полиграфолога, смыслу его высказываний, вопросам и другим признакам, Вы почувствовали себя априори виновным, лучшим решением для Вас, будет в вежливой форме отказаться от прохождения проверки у конкретно этого полиграфолога и попросить Заказчика заменить специалиста.

Важно помнить!

Позиция хорошего специалиста-психофизиолога всегда нейтральная и дружественная. Если Вы столкнулись с обвинительной позицией, попытками угроз или иной формой давления – просите заменить специалиста.

Ложь во время проверки на детекторе лжи

Как я уже писал, в тестах могут быть вопросы, на которые Вы не хотели бы говорить правду. Это вполне естественно. И я не призываю Вас к откровенности.

Иногда сказать правду это очень трудное и ответственное решение.

Единственное, о чем я Вас хочу предупредить – методика не может отличить незначительную ложь от значительной. И это не потому, что она несовершенна. Причина в том, что для Вашей психики нет таких понятий как большая ложь и маленькая ложь, есть только понятия - ложь и правда.

Ваша физиология одинаково реагирует и на кражу конфеты из комода родителей, и на кражу миллиона долларов из бюджета страны. Поэтому в процессе обсуждения вопросов со специалистом-психофизиологом, лучше для всех будет сообщить ему о нюансах, которые могут быть при ответе на конкретный вопрос. Это позволить Вам сделать результаты достоверными и избавит от лишних подозрений.

Для того, чтобы пояснить этот важный момент, я приведу простой пример.

Как показывает опыт, многие люди хотя бы раз пробовали легкие наркотики. Это не значит, что они употребляли или употребляют их систематически или зависимы от наркотиков. Допустим, что в Вашем опыте был факт однократного употребления наркотиков во время поездки в Амстердам. Если в тестах будет вопрос: «Вы употребляли наркотики?» и Вы ответите на него «нет», прибор зафиксирует ложь.

Поэтому на вопрос «Употребляли ли Вы наркотики?», я рекомендую дать пояснение, что был один случай, во время поездки в Амстердам. Эта информация, позволит полиграфологу переформулировать вопрос следующим образом: «Кроме одного раза в Амстердаме, Вы употребляли наркотики?». Если это действительно был единичный случай, то ответив «нет», Вы скажите правду и детектор лжи зафиксирует это. Если были еще случаи, о которых Вы решили умолчать, что ответ «нет» будет зафиксирован как ложь.

Важно помнить!

Лучше заранее сообщить специалисту о наличии в Вашем прошлом опыте незначительных проступков, связанных с темой тестирования, чтобы исключить их влияние на результаты.

Подготовка к проверке на детекторе лжи

Если Вам нечего скрывать, то

  1. Накануне тестирования отдохните.
  2. Воздержитесь от употребления алкоголя, успокоительных и тонизирующих медицинских препаратов, больших доз тонизирующих напитков.
  3. Не надо переедать или наоборот приходить с чувством голода.
  4. Воздержитесь от употребления большого количества жидкостей.
  5. Перенесите встречу, если больны или плохо себя чувствуете.
Поведение во время тестирования на полиграфе

В первую очередь успокойтесь, расслабитесь. Сядьте удобно. Если что-то Вас беспокоит или вызывает дискомфорт сразу сообщите об этом специалисту.

Непосредственно во время тестирования старайтесь не совершать лишних движений. Дышите в привычном ритме. Смотрите перед собой. На вопросы отвечайте односложно «да» или «нет».

Прежде чем дать ответ на вопрос, дослушайте его до конца, осознайте его смысл. Не надо пытаться анализировать поведение специалиста и оценить его реакции на Ваши ответы. Это может усилить уровень Вашего стресса и внести погрешность в результаты.

Между вопросами теста обязателен интервал от 15 секунд до нескольких минут. Будьте готовы, к паузам между вопросами.

Попытки обмануть детектор лжи
​​​​​​​Существует лишь один надежный способ обмануть детектор лжи – отказаться от проверки.

Все что Вы прочитали в интернете или услышали от своих знакомых - неправда.

Вы можете попытаться и, может быть, Вам повезет - Вас будет проверять недобросовестный или неграмотный полиграфолог, к сожалению, таких много.

Но если Вам попадется просто хороший специалист, то у Вас нет никаких шансов обмануть его.

Выявленные попытки противодействия сразу фиксируются и становятся известны Заказчику, который уже будет трактовать их по своему усмотрению, как правило не в пользу испытуемого.

Важно помнить!

Если Вам есть что скрывать по теме проверки на детекторе лжи, то лучший способ отказаться исследования.

В этой статье, я постарался предоставить Вам основную информацию, которая необходима для успешного прохождения Специального Психофизиологического Исследования с использованием полиграфа или, проще говоря, проверки на детекторе лжи.

Более полную информацию Вы сможете найти на моем сайте по адресу polygraph.club

С уважением
Психолог, эксперт полиграфолог.
Руководитель «Лаборатории Психофизиологии и Детекции Лжи».
​​​​​​​Дмитрий Кузовков.

www.psychologos.ru