Детектор лжи правда или ложь – Вся правда о полиграфе (детекторе лжи). Развеиваю мифы / Habr

Этот лживый детектор лжи или миф о полиграфе

Ложь и правда – взаимоисключающие социальные понятия, появление которых было обусловлено необходимостью коллективного общения людей.

На заре первобытно-общинного строя, когда каждый член общины должен был выполнять определенную полезную работу для племени, «эффективность» его деятельности определялась тремя факторами: умением и физической подготовкой, личным желанием (уровнем мотивации), а в экстремальных условиях — элементами смелости (трусости).

Добросовестность деятельности отдельных членов племени определял вождь. Элементы трусости, приведшие к гибели членов сообщества, карались смертью или изгнанием из племени, что в конечном итоге было одним и тем же. Жестокость наказания заставляла провинившегося использовать все средства для своей защиты, включая ложь. Вероятно, тогда и возникла принципиальная необходимость отделять ложь от правды. Таким образом, потребность в «детекторе лжи» возникла тогда, когда коллективная деятельность стала реальностью, когда судьба одного человека стала зависеть от добросовестности другого.

Проблема выявления лжи или обнаружение неискренности в поведении человека имеет довольно давнюю историю, потому что в основе этого испытания лежит утверждение, что наше телесное состояние связано очень тесно и прямо с душевными переживаниями.

 

Толчком для развития инструментальной детекции лжи послужила работа итальянского физиолога А.Моссо (1875 г.). В своих исследованиях он показал, что в зависимости от величины эмоционального напряжения меняется и ряд физиологических показателей.

Им было установлено, что давление крови в сосудах человека и частота пульса меняется при изменении эмоционального состояния испытуемого.

В 1885 году итальянский врач-психиатр Ч. Ломброзо использовал первый прибор для детекции лжи – гидросфигомометр, который регистрировал у человека изменение давления крови. Через семь лет, в 1902 году, с помощью инструментальных методик удалось впервые доказать в суде непричастность обвиняемого в совершении преступления.

 

Чезаре Ломброзо – социолог, родоначальник школы криминальной антропологии в Италии. Родился в Вероне 6 ноября 1835 в семье состоятельных земельных собственников.

 

В 1914 году итальянец Бенусси использовал прибор для регистрации дыхания при проведении допросов подозреваемых в совершении преступления. В качестве информационных показателей использовались частота и глубина дыхания, регистрируемого с помощью прибора пневмографа. Позже с помощью этого прибора стали определять продолжительность вдоха и выдоха, задержку дыхания на вдохе и выдохе.

 

 

В это же время начал свои изыскания в области инструментальной детекции лжи и американский психолог Уильям Мартсон, проводивший исследования в Институте психологии Гарвардском университете. Осуществленная им полиграфная проверка была впервые принята в 1923 году в американском суде в качестве доказательства.

 

Уильям Маултон Марстон – талантливый американский ученый, юрист, психолог, разработчик принципов работы «Детектора лжи», создатель классификации DISC (D-Dominance, I-Inducement, S — Submission, C-Compliance)

 

Первый полиграф, пригодный для расследования преступлений, был создан Джоном Ларсеном в 1921 году. Данный прибор регистрировал на движущейся бумажной ленте пульс, давление крови и дыхание. Несмотря на свою прогрессивность, он был еще далек от современных полиграфов.

 

Леонард Килер продемонстрировал работу сконструированного им устройства, названного полиграф, или детектор лжи, результаты использования которого впервые послужили доказательством вины подозреваемого. 

 

Введение канала кожного сопротивления Л . Килером в 1926 году значительно повысило точность прогноза при проведении полиграфных обследований. Им же впервые был введен канал регистрации «тремора». Полиграф Л. Килера был использован в созданной им Чикагской лаборатории расследований преступлений. К 1935 году он обследовал около 2000 подозреваемых в совершении преступлений. Им же впервые была введена 5-ти канальная регистрация тремора.

 

 

Если Ломброзо считается создателем первого полиграфа, то Килер – создатель современного полиграфа.

Первое упоминание о коммерческом использовании детектора лжи относится к 1923 году. Американский специалист-полиграфолог Беркли Ларсон провел собеседование 38 человек на предмет кражи из магазина, по заявке хозяев сети магазинов. После собеседования подозрения пали на одну девушку, которая в последствии призналась в краже на сумму 500$.

В 1932 году Дэрроу усовершенствовал эту методику, повысив информативность двигательных реакций. Но дальнейшее развитие эта методика не получила. В реальную жизнь стал уверенно входить полиграф, созданный Л.Килером.

В 1938 году был описан первый случай, когда детектор лжи был использован для экспертизы товара при рекламе лезвий бритвы «Жилетт». Эмоциональное описание процедуры гласило: Будучи подключенными, к детектору лжи сотни мужчин приняли участие в ошеломляющем исследовании, которое позволило разоблачить клевету и раскрыть истинную правду о бритвенных лезвиях. Эти мужчины побрили одну щёку лезвием «Жилетт», а другую при помощи лезвия марки заменителя. А далее были проведены графика характеризующие эмоциональное напряжения вызванное различными типами лезвий (Мастон 1938г.).

 

 

В конце второй Мировой войны в американском военном лагере в штате Нью-Джерси полиграф был использован для обследования 274 немецких военнопленных из которых нужно было отобрать кандидатов на руководящие полицейские должности в правительстве послевоенной Германии. Бригада состоящая их семи опытных операторов-полиграфологов, используя метод релевантных — иррелевантных вопросов выясняли симпатии к нацистской партии, к коммунистам, настроенность на саботаж и подрывную деятельность, связь с гестапо, СД, СА, а также причастность к совершению серьёзных преступлений.

По результатам обследования 156 человек (57%) оказались: вполне пригодными для занятия полицейских должностей, 3% случаев были сомнительны, и 110 человек (57%) были оценены как нежелательные. Было выявлено 24 члена нацисткой партии, два сотрудника.

Успех использования полиграфа послужил толчком для создания в центральном разведывательном управлении США отдела специализирующегося на проведении полиграфных проверок. Через несколько лет правительством США было принято решение о проверке на полиграфе всех сотрудников ЦРУ не реже, чем 1 раз в течение 5 лет. Впоследствии аналогичные подразделения были созданы в Министерстве обороны. В процессе становления массовых проверок в США идеология этого направления менялась значительно. В 1985 году получили большой общественный резонанс ошибки, допущенные при проведении полиграфных проверок. Это привело к принятию соответствующего закона ограничивающего использование полиграфа в государственных учреждениях и практически полное его запрещение в частном секторе. Но увеличившийся вдвое рост хищений в частном секторе, в 1988 году вынудил правительство разрешить использование полиграфа в частных фирмах. Сейчас количество проверок в США превысило 8 млн. в год.

В СССР психолог Александр Романович Лурия (позднее — академик АПН СССР) совершенствовал весьма популярный в экспериментальной психологии тех лет ассоциативный метод и, работая в специальной лаборатории при Московской губернской прокуратуре, применил метод для выявления скрываемой информации у лиц, совершивших тяжкие преступления.

 

 

Александр Лурия в 20-х годах прошлого века разработал методику, позволяющую зафиксировать возникновение эмоциональных состояний в динамике речевых и двигательных процессов человека даже в тех случаях, когда он пытался скрыть испытываемое им эмоциональное напряжение. Под руководством А.Р. Лурия в Московском институте психологии им. К.Н. Корнилова была организована лаборатория по изучению аффективных реакций, в которой, начиная с 1924 года, он совместно с молодым еще тогда величайшим отечественным психологом 20-го столетия Алексеем Николаевичем Леонтьевым (первый декан психологического факультета МГУ) провел серию экспериментальных работ.

Испытуемым зачитывалась фабула преступления, а затем давалось задание скрыть информацию о совершенном преступлении. Обследуемым предъявлялось 70 слов, из которых 10 — являлись критическими, т. е. непосредственно относились к делу. Во время процедуры испытуемый должен был отвечать любым словом, схожим по смыслу и при этом нажимать на кнопку. Выяснилось, что испытуемые не знавшие фабулы преступления на нейтральные и на контрольные стимулы затрачивали примерно одно и тоже время, тогда как испытуемые, которым фабула была известна, на контрольные слова затрачивали значительно большее количество времени.

С 1927 года А.Р. Лурия стал проводить аналогичные эксперименты с подозреваемыми в совершении убийств.

В 30-е годы все работы по применению детектора лжи в СССР были прекращены. Полиграф был объявлен лженаучным экспериментом с эмоциями допрашиваемого. Возобновились они лишь в 60-е годы, а в 70-е были свернуты вновь.

Продолжали интересоваться этой тематикой только спецслужбы, которые подробно анализировали опыт применения полиграфа в США. Они же создали в середине 80-х годов первые образцы отечественного компьютерного полиграфа. В 1975 году Председатель КГБ СССР Ю.В.Андропов подписал приказ об организации в структуре органов госбезопасности профильного подразделения по проведению полиграфных проверок. Первыми руководителями этого подразделения стали Юрий Константинович Азаров и Владимир Константинович Носков. Однако, научно-прикладная работа по проблематике полиграфа, проводимая в 1970 – 1980-е годы в системе органов госбезопасности, в силу своей закрытости не получила в СССР какой-либо огласки в научной и в научно-популярной печати, а о широком и открытом применении полиграфа не могло идти и речи.

Первый чернильно-пишущий полиграф в СССР, был создан в 60-е годы работником Краснодарской краевой психоневрологической больницы, ныне доктором биологических наук, академиком В.А. Варламовым. В период с 1968 по 1973 и с 1979 по 1996 годы — сотрудник НИИ МВД. Им же в 1986 году сделан первый компьютерный детектор лжи «Барьер».

Радикальные изменения в сфере использования технологии полиграфных проверок начались лишь к концу 1989 года, когда в Министерстве внутренних дел с целью изучения перспективы внедрения полиграфа в деятельности органов внутренних дел, была создана рабочая группа из состава сотрудников Центрального аппарата. В марте 1990 года в Польшу, для ознакомления с положительным опытом польских коллег в раскрытии преступлений с использованием полиграфа были откомандированы В.В. Гордиенко и С.В. Игнатов. Группа пришла к выводу о целесообразности применения полиграфа в МВД и представила руководству Министерства отчет с рекомендациями.

В период 1990-1991 г.г. происходит сближение позиций руководства КГБ СССР и МВД СССР по вопросам применения полиграфа в деятельности указанных ведомств. На базе НИИ КГБ СССР началась подготовка группы сотрудников МВД СССР. Однако, в следствии событий 19-21 августа 1991 года, приведших к развалу Советского Союза, процесс обучения был прерван.

 

 

 

Во второй половине 30-х годов созданные в США детекторы лжи и технология их применения впервые начинают экспортироваться за рубеж.

В Польше полиграф появляется в 1936 г.: его приобретает варшавский Институт психогигиены. И хотя исследователи проявили интерес к применению полиграфа в следственной работе (о чем свидетельствует одна из публикаций, появившаяся в печати в 1939 г.), начавшаяся война отодвигает внедрение полиграфа в Польше на четверть века.

В начале 40-х годов полиграф появляется в Китае, для которого в 1943 г. в США подготовили несколько специалистов. После окончания гражданской войны в Китае специалисты по работе с полиграфом и сами приборы были вывезены на Тайвань.

Япония, в отличие от Китая, самостоятельно проводила начатые в 20-е годы исследования аппаратурного метода детекции лжи: психологи Акамацу и Тогава изучали диагностические возможности изменений электрических свойств кожи (так называемый кожно-гальванической рефлекс), и эти работы увенчались успехом. В 1937 г. японские ученые сообщили о создании своего детектора лжи — психогальванометра. Любопытно отметить, что подобно США, первое применение японского детектора лжи произошло в конце 30-х годов при расследовании дела о шпионаже. В годы Второй мировой войны одна из фирм стала серийно выпускать психогальванометры для целей детекции лжи, которыми (уже в послевоенные годы) были оснащены подразделения японской полиции.

Индия впервые проявила интерес к проверкам на детекторе лжи в 1948 г. в связи с убийством Махатмы Ганди: прошедший шестинедельную подготовку в США офицер индийской полиции использовал полиграф для сужения круга лиц, подозревавшихся в причастности к заговору. После нескольких случаев использования в ходе расследований, применение полиграфа было приостановлено вплоть до начала 70-х годов.

В 1993 г. закончилось длившееся несколько десятилетий  отрицание возможности применения психофизиологического метода «детекции лжи» в правоохранительных целях в России. Министерство юстиции ввело в действие первый в стране правовой акт, регламентировавший применения полиграфа в органах Федеральной службы безопасности, и, тем самым, легализовало прикладное использование этого метода в России.

28 декабря 1994 года подписан приказ МВД России «Об утверждении инструкции о порядке использования полиграфа при опросе граждан». Практически с этого момента отечественная полиграфология трансформировалась в открытую и динамично развивающуюся высокотехнологичную индустрию.

В 1996 г. — началось внедрение полиграфа в деятельность органов налоговой полиции.

В 1998 году — в деятельность Министерства юстиции и Министерства обороны.

В последние годы пользователями полиграфа все чаще становятся подразделения военной прокуратуры.

Полиграфные проверки в частных структурах начались примерно в 1994 году.

 

 

За прошедшие 85 лет полиграф не сильно изменился по сравнению со своим предком, созданным Марстоном. «На самом деле эта машина способна распознавать правду не лучше, чем жрецы Древнего Рима», утверждает врач и старший научный сотрудник Центра по вопросам национальной безопасности и контроля над вооружениями в Сандийских национальных лабораториях в Альбукерке Алан Зеликофф. рассказал об этом

Даже первый директор ФБР Джон Эдгар Гувер знал, что полиграф не годится для выявления лжи. Он аннулировал этот тест.

В статье для журнала “The Skeptical Inquirer” Зеликофф, пишет, что оператор полиграфа – это своего рода подставной актер или гипнотизер, который пытается задобрить (или запугать) людей, чтобы они поверили в то, что устройство способно поймать их на малейшей непоследовательности».

Объект проверки нервничает, будучи пристегнутым ремнями к креслу, и часто подпадает под внушение из-за атмосферы, окружающей этот дешевый трюк. В результате он превращается в податливый материал в руках оператора машины, который затем начинает обширный навязчивый и незаконный допрос», пишет Зеликофф».

Объекту проверки время от времени говорят, что машина «показывает обман». Конечно же, это не так. Человека постоянно заставляют уточнять свои ответы, при этом он выдает все больше и больше личной информации». В произвольный момент оператор устройства прерывает проверку, консультируется с катушками миллиметровой бумаги и выносит совершенно субъективное решение о том, был ли ответ объекта ложным.

«Каждый студент-медик уже на первом курсе знает, что на четыре показателя, измеряемых полиграфом (артериальное давление, пульс, потоотделение, и частота дыхания) влияет несчетное множество эмоций: радость, ненависть, восторг, печаль, тревога, депрессия и тд, – объясняет Зеликофф. Но нет ни одной, ни единой главы ни в одной медицинской книге, которая связывала бы эти параметры с намерением обмануть. Более того, десятки исследований за последние 20 лет на факультетах психологии и в медицинских учебных заведениях по всему миру показали, что полиграф не может определить, когда говорят правду, а когда лгут».

Знатоки дела Вен Хо Ли наверняка помнят, что однажды ФБР обмануло тайваньского физика-ядерщика (обвиняемого в шпионаже в пользу китайцев в Лос-Аламосе), заявив, что полиграфические тесты показали, что он лжет. Полицейские то и дело прибегают к такого рода трюкам – подделывают результаты судебно-медицинской экспертизы, а затем суют её под нос подозреваемому и кричат, что ложь доказана, и что лучше сразу же подписать признание.

Наиболее полный обзор полиграфа провело в 1983 году Бюро оценки технологий, научно-исследовательское отделение конгресса. Заключение звучало так: “Не существует известной физиологической реакции, которая была бы присуща только обману”.

В докладе действительно отмечалось, что ЦРУ и другие силовые структуры “считают, что полиграф является полезным инструментом проверки”. Тем не менее, Бюро пришло к выводу, что имеющиеся результаты исследований не подтверждают научную обоснованность использования полиграфа для данной цели.

Единственной похвалой полиграфу было то, что он может иметь некоторую пользу в «конкретных уголовных инцидентах». Но далее в докладе упоминалось, что хотя в таких случаях проверка на детекторе лжи обнаруживает обман лучше, чем случайность, коэффициент ошибок может быть весьма существенным.

«Что касается предположительно разоблачающих физиологических реакций, исследования конгресса показывают, что их можно скрыть с помощью движения, наркотиков или другим способом, чтобы избежать обнаружения обмана».

Есть множество жутких историй о федеральных служащих, которые подверглись насилию со стороны полиграфа и его операторов. Возьмем, к примеру, ветерана ВМС Дэниэла М. Кинга, прослужившего 19-лет, и подозревавшегося в передаче секретной информации. Кинг был заключен в военную тюрьму в одиночную камеру на 500 дней, несколько раз проходил проверки на полиграфе. Некоторые из них продолжалось до 19 часов. Военный судья отклонил все выдвинутые против него обвинения.

Несколько лет назад агент ФБР Марк Мэлла проходил рутинный тест на детекторе лжи. Полиграфист, который имел всего лишь 80-часовой опыт работы с машиной, пришел к выводу, что Мэлла солгал. (Зеликофф отмечает, что даже парикмахер должен пройти как минимум 1000 часов обучения, прежде чем получить разрешение на стрижку волос).

Его жизнь вскоре превратилась в историю в духе Кафки. Он был лишен значка, его дом подвергался полуночным обыскам, его ежедневник и дневник деловых встреч были изъяты и тщательно изучены, его соседей, друзей и родственников допросили, и каждый его выход из дома контролировался с вертолетов. В конце концов, жизнь Мэлла была практически разрушена, но никакие обвинения не подтвердились. ФБР, наконец, извинилось и в 1988 году Конгресс запретил использование полиграфа для расследования дел гражданских служащих.

Стоит отметить, что братья Уокеры и Олдрик Эймс безо всякого труда обманули полиграф. А Ким Филби перед проверкой унял волнение ложкой валиума.

Одна из дознавателей защиты в Калифорнии сообщила, что, хотя использование полиграфа не допускается в большинстве судов, он все время используется прокурорами, в основном, чтобы заключать сделки о признании вины. «Это опасно, потому что вердикт полиграфа почти полностью зависит от оператора, – говорит она. – Есть хорошие полиграфисты, но многие из тех, кто работает на районных прокуроров, проходят лишь минимальное обучение».

Следователь описал недавний случай, произошедший со свидетелем защиты по делу об убийстве, который проходил тест на детекторе лжи под контролем бывшего полиграфиста ФБР с 20-летним стажем. Его направили к окружному прокурору для повторного теста с экзаменатором – относительным новичком в работе с устройством.

Здесь нужно уточнить, что адвокаты не имеют права находиться в комнате во время проверки, даже если проверяются показания их клиентов. Прокуроры записывают этот процесс на видео, и хотя результаты полиграфа не могут быть использованы в суде, видеозапись может стать доказательством.

В том случае адвокат ждал в холле, пока свидетель не вышел из комнаты красный, как рак. Адвокат слышал, как следователь окружного прокурора угрожал свидетелю: «Ах ты сукин сын, я знаю, что ты врешь. Мы отзовем твое условно-досрочное освобождение». Эксперт окружного прокурора интерпретировал данные по одному из его ответов, как «ложные».

 

 

 

Интересные факты о полиграфе:

 

Факт 1:

Зачастую полиграф называют детектором лжи, но этот термин некорректен, поскольку вводит общественность в заблуждение. Полиграф не читает мысли и не обнаруживает ложь, а всего лишь регистрирует физиологическую активность и изменения ее параметров. Он выявляет не ложь, а только возбуждение, которое с определенной долей вероятности может свидетельствовать о лжи. По физиологическим реакциям нельзя точно установить природу вызвавшего их процесса (положительная или отрицательная эмоция, ложь, испуг, боль, какие-либо ассоциации и т. д.). В настоящее время нет никакой другой возможности обнаружить ложь, кроме как опосредованным путем, поскольку 100%-надежного паттерна физиологической активности, характерного для лжи, просто не существует.

 

Факт 3 :

Однажды вечером восемнадцатилетний Питер Рейли вернулся домой и обнаружил свою мать мертвой. Он решил, что она была убита, и позвонил в полицию. После беседы с Рейли полиция заподозрила его в убийстве собственной матери. Было назначено тестирование на полиграфе. Полиция сообщила Питеру о неудачном прохождении теста, таким образом указав, что он был виновен, даже несмотря на отсутствие воспоминаний о происшедшем. Изучение копий допросов показало, что Рейли прошел удивительный путь  сихологической трансформации, начиная с полного отрицания вины до ее признания и, наконец, к изменению первоначальных показаний («Ну хорошо, все действительно выглядит так, как если бы я это сделал») и полному письменному признанию. Двумя годами позже независимое расследование установило, что Рейли не мог совершить убийство и что признание, которому даже он начал верить, было на самом деле ложным.

 

Факт 4:

В последствии психологи доказали, что подозреваемые сами могут начать сомневаться в своей невиновности, поскольку верят в миф о суперэффективности полиграфа. Перед началом тестирования оператор полиграфа убеждает подозреваемого в точности прибора и невозможности совершения ошибки. Более того, после проведения тестирования полиция обычно сообщает подозреваемому, что получены точные результаты.

Некоторые подозреваемые этому верят. Иногда  невиновные подозреваемые сознательно делают ложное признание после того, как объявляются виновными по результатам полиграфического теста. Одна из причин связана с тем, что они не видят возможности убедить присяжных или судью в своей невиновности и поэтому решают признаться, в надежде получить менее строгое наказание.

 

Факт 5:

Целесообразность применения полиграфа в целях отбора персонала до сих пор не доказана. Одной из причин является то, что при отборе работодатель интересуется общей информацией о кандидате. Например, честен ли он и случалось ли соискателю что-либо украсть.

Полиграф не способен точно ответить на этот вопрос, так как с его помощью можно задавать только специфические вопросы о конкретных событиях, произошедших в конкретное время. Общие вопросы можно задавать в последовательности контрольных вопросов.
Однако вероятность получения неверных результатов увеличивается тем больше, чем более обобщенными становятся сами вопросы. Полиграфический тест может предоставить информацию о поведении испытуемого в прошлом (например, тест может показать,
обманывал ли соискатель во время заполнения анкеты, пробовал ли он наркотики в молодости и т.п.), но для работодателей чаще всего важнее, каким будет поведение соискателя в будущем, а также его профессиональные качества. Полиграф ничего не может здесь ответить, и это ограничивает надежность его использования для отбора персонала.

 

Факт 6:

Самый скандальный случай использования полиграфа в бизнесе произошел в 1987 году, при расследовании кражи в телекомпании CBS. Эта компания обратилась за помощью к четырем нью-йоркским фирмам, занимающимся проверками на полиграфе, чтобы установить, кто из сотрудников украл дорогую фотокамеру. На этапе предварительной подготовки менеджер компании заблаговременно сообщал, кого из
сотрудников он подозревает в преступлении. После исследования на полиграфе оказалось, что специалисты-полиграфологи указывали именно на этих сотрудников как на совершивших кражу, хотя они были невиновными.

Это был чистой воды фарс: на самом деле фотокамера не пропадала, и все служащие компании прекрасно об этом знали. Просто им была дана инструкция отрицать кражу (то есть говорить правду). В качестве поощрения сотрудникам пообещали по 50 долларов к жалованию, но только в том случае, если тест на полиграфе будет успешно пройден. Когда специалисты по тестированию на полиграфе приезжали проводить испытания (в разные дни), каждому из них сообщалось, что подозрения менеджера компании вызывает конкретный сотрудник. При этом каждому проверяющему называли другого человека.

В конечном итоге каждый из четырех экспертов с уверенностью «выявил» преступника, и в каждом случае это был именно тот сотрудник, на которого перед проведением тестирования указывали как на подозреваемого. Полиграфологи не были специально настроены на такой результат. Просто на них оказала неосознанное влияние та предварительная информация, которую они получили.

 

Факт 7:

Помимо предположений о возможной виновности испытуемых на результат проверки на полиграфе могут повлиять другие субъективные факторы, например, симпатия или жалость к подозреваемым. Полиграфолог начнет бессознательно «подыгрывать» испытуемому и возможно, что в этих случаях результат «считается виновным» появится с меньшей вероятностью. И наоборот, если вы вызываете у оператора полиграфа неприязнь и отвращение по каким-то причинам, то повышается вероятность того, что в результате тестирования вас признают виновным.

 

Факт 8:

Можно ли обмануть детектор лжи? Да, это возможно. Существуют различные виды обмана полиграфа, как, например, покусывание языка, напряжение в ногах (путем давления большими пальцами ног на пол), мысленный счет овец или счет в обратном порядке.

Эти действия приведут к физиологическим реакциям, которые зарегистрирует полиграф. Поступая таким образом, испытуемые могут искусственно увеличить физиологические реакции в ответ на контрольные вопросы и тем самым повысить вероятность прохождения теста. Результат счета овец или счета в обратном порядке (конечно, не вслух, а про себя) будет таким, что испытуемые не смогут
осмыслить заданные экзаменатором вопросы или перечисленные альтернативы, что приведет к неопределенному результату прохождения теста Использование «вопросов-наполнителей» (например, в тесте контрольных вопросов) может помешать осуществлению этого приема, поскольку предполагается, что испытуемые ответят «да» на наполнители и «нет» на другие вопросы. Это заставляет испытуемого думать и осмысливать информацию, поскольку ответ «нет» на наполнитель может показать, что вопросы игнорируются.

 

Факт 9:

Существует мнение, что психопаты могут более эффективно обманывать детектор лжи, чем здоровые люди. Уровень возбуждения у психопатов и патологических врунов при сообщении лжи не повышается и поэтому выявить ложь у них невозможно. Помимо
различий между психопатами и здоровыми людьми, обнаружены различия в тестировании на полиграфе  между интровертами и экстравертами.

 

Факт 10:

Самый знаменитый тест на противодействие детектору лжи был проведен Флойдом Феем по прозвищу «Летун». Он был ошибочно осужден за убийство после неудачного прохождения проверки на полиграфе. Невиновность Фея была установлена лишь спустя несколько лет. Во время своей необоснованной отсидки в тюрьме он решил отомстить обидчикам и стал экспертом по тестированию на полиграфе. Флойд обучил 27 заключенных, которые добровольно признались ему в совершении преступления, как пройти тест контрольных вопросов. После 20-минутного занятия 23 заключенных из 27 успешно прошли тест на полиграфе, который показал их невиновность.

 

Факт 11:

В исследовании, проведенном в  1994 году, испытуемые в течение 30 минут обучались использовать либо физические противодействия (покусывание языка или давление пальцами ног на пол), либо умственные (мысленный счет в обратном порядке, начиная с семи). После этой обучающей сессии они проходили тестирование на полиграфе. Умственные и физические противодействия были одинаково эффективными, позволяя примерно 50% испытуемым обмануть полиграф. Более того, экзаменатор (который был опытным специалистом) только в 12% случаев заметил применение физического противодействия, тогда как ни один из испытуемых, воспользовавшийся умственным противодействием, не вызвал подозрения экзаменатора ни своим поведением, ни физиологическими реакциями. Эти данные противоречат рекламным заявлениям полиграфологов, что любая попытка использования техник обмана всегда будет ими обнаружена.

 

Факт 12:

Шпионы и сотрудники спецслужб обучены обманывать полиграф. Известен пример с Олдричом Эймсом, сотрудником ЦРУ, который в течение многих лет продавал секреты Советскому Союзу и за эти годы прошел несколько полиграфических тестов. Эймс так долго преуспевал в свое

masterok.livejournal.com

почему они не работают, и почему полиция всё равно их использует / Habr

В ФБР проверяют на полиграфе всех потенциальных кандидатов на трудоустройство в этом бюро. Если учесть ещё Управление по борьбе с наркотиками, ЦРУ и другие агентства, получится, что примерно 70 000 человек в год проходят проверку на полиграфе при устройстве на работу в правительственные организации США.

Полиграфы на регулярной основе используются правоохранительными органами при допросе подозреваемых. Кое-где их используют для отслеживания поведения обвинённых в сексуальных преступлениях, вышедших на поруки, а некоторые судьи позволяют заключать сделки с правосудием на основе результатов исследования фигурантов дела на полиграфе.

И вот, что самое загадочное во всём этом: на вопрос, являются ли полиграфы хорошим способом определить, лжёт ли человек, уже давно был получен однозначный ответ. Не являются.


«Не существует уникальных психологических признаков обмана. Нет никаких доказательств того, что измеряемые полиграфом параметры – сердцебиение, давление, выделение пота, дыхание – связаны с тем, говорите ли вы правду, или нет», – говорит Леонард Сакс [Leonard Saxe], психолог из Брандейского университета, занимавшийся исследованиями полиграфов. В подробном отчёте Национального исследовательского совета США дано заключение: «Почти сто лет исследований в области научной психологии и физиологии почти не даёт оснований ожидать, что тесты на полиграфе могут показывать высокую точность».

Это не совсем свежие новости. Отчёт Сакса от 1983 года, прослушанный Конгрессом, привёл к запрету использование полиграфов в частных компаниях для проверок сотрудников, а решение Верховного суда США от 1998 года запретило использование полиграфов в федеральных судах, по причине «отсутствия консенсуса надёжности доказательств, собранных при помощи полиграфа».

И всё-таки полиграфы на регулярной основе используются в правительственных учреждениях и органах правопорядка. Возникает очевидный вопрос: зачем они полагаются на псевдонауку при проверке сотрудников и расследовании дел?

Как проводят тестирование на полиграфе

За первые несколько десятилетий XX века американские исследователи и полицейские следователи разработали несколько вариантов полиграфов. Всё началось с устройства, измеряющего давление, которое затем оснастили возможностью измерения гальванической реакции кожи на руке (для измерения потоотделения), а также измерения скорости дыхания и сердцебиения. «Они взяли технологии XIX века и засунули их в одну коробку», – говорит Джеффри Банн, автор книги «Машина правды: социальная история детектора лжи» [Geoffrey Bunn: A Social History of the Lie Detector].

Идея состояла в том, что эти физиологические реакции, во-первых, могут надёжно показать, говорит ли человек правду, или лжёт, а во-вторых, неподконтрольны человеку. Но с самого начала этому не было надёжных доказательств. «Никогда не было законченной теории „физиологии лжи“, – говорит Банн. – Эти три измерения – давление, потоотделение, дыхание – принадлежат к различным физиологическим системам».

Тем не менее, в 1950-х и 1960-х следователи разработали широко применяемую до сих пор процедуру проверок под названием «техника контрольных вопросов». По сути, следователь смешивает контрольные вопросы, немного угрожающие, но не относящиеся непосредственно к делу («крали ли вы что-нибудь когда-нибудь у вашего друга?»), с вопросами непосредственно связанными с расследованием («совершили ли вы ограбление 17 июня?»). Испытуемому также постоянно напоминают, что машина может точно различить правду и ложь, и им обязательно нужно отвечать правдиво.

Идея состоит в том, что контрольные вопросы обозначат некий базовый уровень беспокойства, связанный с допросом, поскольку эти вопросы расплывчаты и на них сложно ответить абсолютно правдиво. Если человек не совершал преступление, то считается, что уровень его беспокойства будет ниже, когда ему будут задавать относящиеся к делу вопросы, поскольку он будут уверены в том, что не лжёт. Но если они его совершали, то вопросы вызовут ещё больший уровень беспокойства. И всё это будет отражено в их физиологических реакциях.

Поэтому, чтобы понять, лжёт ли кто-либо, необходимо просто сравнить его физиологические реакции на контрольные вопросы с реакциями на основные. Если в первом случае реакции сильнее, они невиновны. Если во втором, они виновны.

Что на самом деле измеряет тест

В реальности полиграф меряет только волнение.

«Все эти физиологические измерения связывают со страхом и волнением, – говорит Сакс. – Но иногда люди волнуются, говоря правду, и могут не волноваться, когда лгут. Чем больше вы практикуетесь во лжи, тем меньше с ней связано волнений».

Иначе говоря, тест на полиграфе иногда может быть правильным, а иногда – ошибочным.

Контролируемые лабораторные испытания показали, что тесты обычно способны правильно определить лжеца с вероятностью, превышающей случайную, но также неверно показывают, что множество честных людей врёт. Национальный исследовательский совет США заключил, что и эти тесты небезупречны, поскольку на них люди притворяются, что совершали преступления, и это, скорее всего, не приводит к появлению реальных эмоций. При обвинении в настоящем преступлении большинство людей естественно начинают волноваться, даже если они невиновны.

Что ещё хуже, эти тесты не проводились на людях, натренированных противостоять им – использующих разные стратегии для обмана теста. Эксперты заключают, что тесты на полиграфе, скорее всего, могут обмануть натренированные люди – и в это, судя по всему, верят федеральные власти, которые в последнее время пытаются арестовывать людей, предлагающих услуги по обучению подобным методам.

В связи со всем этим, Американская физиологическая ассоциация не рекомендует использовать тесты на полиграфе в расследованиях или для тестирования сотрудников. Исследования постоянно показывают, что полиграфы не справляются с уменьшением случаев рецидива среди обвиняемых в сексуальных преступлениях. Национальный исследовательский совет США даже заявил, что чрезмерная вера федеральных агентств в полиграф «представляет угрозу национальной безопасности».

Несмотря на запрет использования полиграфов частными нанимателями от 1988 года и решение суда от 1998 года, согласно которому результаты тестов не принимаются в качестве доказательств в федеральных судах, в законе есть куча обходных путей – их используют федеральные наниматели, правоохранительные органы, чиновники, надзирающие за досрочно вышедшими или условно осуждёнными лицами, и другие.

Но если существует столько свидетельств того, что полиграф не может определить ложь, почему все эти люди так стремятся их использовать?

Одна из возможностей – вера в пользу их применения в качестве бутафории. Сакс называет это «театром допроса». «Если допрашивающий правильно реализовывает театр и заставляет допрашиваемого поверить, что его ложь можно обнаружить, он может и признаться», – говорит он.

С этим связана и вера в устрашающее действие детектора лжи: если совершивший сексуальное насилие человек верит, что его будут регулярно обследовать при помощи точных тестов на ложь, то совершение преступления покажется для него гарантированным билетом обратно в тюрьму. И для такого типа использований совершенно неважно, работает тест или нет – главное, что его считают рабочим.

Но Сакс считает, что в некоторых случаях играет и менее циничный фактор – нечто, что больше напоминает миф или религию, нежели науку.

«Люди хотят верить в справедливый мир. А в справедливом мире нельзя соврать и не попасться, – говорит он. – Я говорил с некоторыми людьми, использующими полиграф, и мне кажется, что они верят в точность своих действий. Некоторые даже говорят нечто вроде: ‘Бог дал нам это устройство, чтобы сделать мир лучше’».

habr.com

Можно ли скрыть правду от детектора лжи

Тестирование на «детекторе лжи» становится все более распространенным в современном обществе. Однако в массовом сознании по-прежнему само слово «полиграф» окружено ореолом таинственности. Как он действует? Каковы сферы его применения? Насколько достоверны результаты теста? И, наконец, можно ли его обмануть?

«Полиграф не определяет истину, но лишь показывает, лжет испытуемый или нет», – сказал «Деталям» Морди Газит, создатель израильского Института детекции лжи.

За день до того, как юридический советник Авихай Мандельблит согласился выдвинуть обвинения против супруги премьер-министра Сары Нетаниягу в деле о правительственной канцелярии, были опубликованы данные ее проверки на детекторе лжи. Саре Нетаниягу задавали вопросы, относящиеся к показаниям бывшего завхоза резиденции. Он утверждал, что Сара Нетаниягу завышала число гостей, принимаемых здесь, чтобы списать на них дополнительные расходы, а также требовала порой сменить статус приема с «частного» на «государственный», и т.п. Супруга премьера отвергла обвинения — и во всех случаях полиграф не обнаружил лжи в ее словах.

— Популярное название полиграфа в Израиле – «аппарат правды». Это определение вдвойне неверно, – говорит Морди Газит, специалист с международным именем, создатель института и школы детекции лжи, в прошлом – один из основателей и глава Израильского общества полиграфологии. За его плечами 43 года опыта интенсивной практической работы. – Аппарат – это некая автоматическая машинка, вроде электрической кофеварки. Нажал на кнопочку – и получай, что заказал. Тогда как тестирование – это сложный психофизиологический процесс, включающий беседу с экзаменатором и многое другое. Полиграф не находит истину, но лишь показывает, лжет испытуемый или нет. Отсюда до обнаружения правды долгий и не всегда очевидный путь.

Полиграф – высокочувствительный многоканальный регистратор. Он отображает в форме графов реакции автономной (вегетативной) нервной системы на изменения  психологического состояния. Науке известно, что между ними существует связь. Эти реакции человек контролировать не может. Среди измеряемых показателей – частота дыхания и пульса, кардиоваскулярные изменения, изменения электропроводности кожи и другие. Можно также измерять деятельность мозга, но уж слишком дорого – каждого испытуемого отправлять на томограф.


С давних времен люди искали способ выяснить, говорит человек правду или лжет. Старейший пример – суд Соломона, описанный в Библии. Когда две женщины спорили из-за младенца, Соломон по их реакции определил, кто говорит правду, а кто лжет. А в Древнем Китае тысячи лет назад испытуемому предлагали разжевать сухой рис. Того, кому это не удавалось, признавали лжецом: было замечено, что когда человек лжет, у него снижается слюноотделение!


А в наши дни для этого используют полиграф. Причем, 43 года назад к его помощи прибегали только в сфере безопасности. Сейчас сфера применений расширилась, существуют два типа тестирования – диагностическое и профилактическое. Первые проводят, когда необходимо выяснить подробности уже происшедшего события. Скажем, произошло ограбление, и мы хотим выяснить, кто к нему причастен. Тут можно произвести точечные проверки.

Вторая сфера – профилактика. Это скрининг, просеивание, которое производится при наборе работников на служебные позиции, связанные с доступом к секретной информации. По сути, от полиграфолога ждут пророчества: как человек поведет себя в будущем. Знать он этого не может, но способен проверить, не совершал ли испытуемый проступков в прошлом. Принято считать, что человек склонен повторяться в своих действиях.

Существуют еще и периодические проверки для выявления возможных нарушений. Их частота зависит от политики учреждения.

— Как проходит тестирование?

— Тихая светлая комната, за столом друг против друга сидят полиграфолог и тестируемый. На столе «лэптоп», к нему присоединена небольшая коробочка, которая проводами связана с укрепленными на теле испытуемого датчиками. Вместе с программным обеспечением это и есть полиграф.

Тест начинается с беседы. Полиграфолог рассказывает о психофизиологических принципах, на которых основана проверка, просит тестируемого рассказать о себе и об обстоятельствах, приведших его в этот кабинет. Затем он знакомит его с вопросами, которые будут заданы в ходе теста — тут нет ни тайн, ни сюрпризов. Отвечать нужно только «да» или «нет». В случае, если это невозможно, экзаменатор вместе с проверяемым уточнят или изменят формулировку вопроса. Испытуемый расписывается в том, что согласен пройти проверку по данным вопросам. Экзаменатор предупреждает, что единственный способ благополучно пройти тест — это говорить всю правду и только правду, и тест начинается. Набор вопросов повторяется несколько раз во избежание случайностей.

— Есть еще какой-то предварительный мини-тест?

— Человеку предлагается сказать заведомую правду и заведомую ложь. Экзаменатору это позволяет увидеть, по каким каналам реакция более выражена. Ведь люди разные. А испытуемого это убеждает в том, что машинка очень хорошо работает: стоит соврать, и кривые на графе взлетают ввысь. Честного человека это успокаивает, лжеца заставляет волноваться еще больше.

— А волнение может повлиять на результаты теста?

— Нет. Человек волнуется на любой проверке, на любом экзамене. Но это – постоянный фон, а реакция на конкретный вопрос точечная. Для того вопросы и задаются несколько раз, в переменном порядке, чтобы выявить повторяющиеся реакции и отсечь случайные.

— Каковы эмоциональные взаимоотношения между полиграфологом и испытуемым?

— Экзаменатор должен быть нейтрален. Всем своим видом и тоном он показывает, что понимает состояние испытуемого и сочувствует ему. Но в то же время он не занимает чью-то сторону. Если испытуемый врет, он об этом громко заявит. И столь же громко заявит, что испытуемый — честный человек, если это покажут графы теста. Само собой, у проверяемого тоже должно сложиться ощущение, что с ним работает профессионал.

Чтобы не нарушать это взаимодействие, тест проводится один на один. В случае необходимости допускается присутствие переводчика, но и он не более, чем говорящая бесцветным голосом тень.

— Что за вопросы задаются при тестировании?

— В целом есть два типа вопросов — относящиеся к конкретной ситуации, и сравнительные, ответ на которые — заведомая правда, вроде: «Это – стол?» Ведь проверка на полиграфе – компаративный (сравнительный) тест.

— В какой степени заключение о том, говорит испытуемый правду или лжет, зависит от конкретного полиграфолога, то есть от человека, который расшифровывает графы по завершении проверки?

— Если он профессионал, работающий в точности по правилам, то в очень незначительной степени. Мы порой проверяем сами себя — показываем коллегам графы теста, не рассказывая ничего об обстоятельствах дела. Профессионалы приходят к одинаковым заключениям.

— Но и добросовестный специалист может выдать ошибочное заключение?

— Да, если полиграфолог, составляющий вопросы, не получил достаточно полную информацию об обстоятельствах дела. Он может что-то упустить или неверно расставить акценты.

— Вы говорите о полиграфологии, как о точной науке. В то же время, израильские суды не принимают заключение полиграфолога в качестве доказательства.

— Судебная система очень консервативна и базируется на прецедентах. В 1923 году в США по делу некоего Фрая суд вынес постановление, что результаты теста на полиграфе не могут служить доказательством в суде. За прошедшие почти 100 лет все-таки многое изменилось, и в США я знаю, по крайней мере, два штата, в которых результаты теста принимаются судом. Как и в нескольких других странах, скажем, в Бельгии и Японии.

В Израиле же уголовный суд не принимает результаты полиграфа на стадии доказательств, но принимает их на досудебной стадии. То есть судья может выдать ордер на арест подозреваемого на основании заключения полиграфолога. А в гражданском судопроизводстве результаты теста могут быть приняты на всех стадиях, но при условии согласия сторон.

— Насколько достоверны результаты тестирования на детекторе лжи?

— Весьма достоверны, скажем так. Приведу в качестве примера исследования профессора Видатского из Польши. Он сравнил надежность диагностики в нескольких областях: отпечатки пальцев, почерк, свидетельство очевидца, тест на полиграфе и другие. Был произведен эксперимент с передачей денег в конверте. В итоге отпечатки пальцев удалось распознать лишь на 20 процентов, очевидцы ошиблись, один только полиграф дал точность свыше 90 процентов.

— Где еще применяется полиграф?

— Возникают разные ситуации, когда не существует никаких других способов выяснить, лжет человек или нет. Скажем, педофил отсидел срок и вышел на свободу. Как за ним уследишь? Некоторые возвращаются к старому. В США раз в полгода они предстают перед комиссией, которая, в числе прочего, проводит проверку на полиграфе. У нас этого, к сожалению, пока нет.

— Каков вообще легальный статус полиграфологии в Израиле?

— Это – серьезная проблема. Много лет мы вместе с несколькими депутатами Кнессета пытались провести закон о регуляции полиграфологической службы в Израиле.


У каждого практикующего полиграфолога должно быть разрешение на работу, как у врача или адвоката. Ведь на нем лежит огромная ответственность: неверным результатом тестирования он может запятнать или разрушить репутацию достойного человека. Или, напротив, не распознать «крота», крадущего секретную информации фирмы… Я уж не говорю о том, что произойдет, если купленный мафией полиграфолог заявит, что подозреваемый лжет! Но, к сожалению, до сих пор нам не удалось закрепить статус полиграфологии в законах. Сегодня любой может приобрести аппарат и открыть лабораторию детекции лжи.


Именно поэтому мы создали Ассоциацию израильских полиграфологов, которая контролирует деятельность в этой сфере, как профессиональную, так и этическую.

— Вы помогаете создавать государственные и частные полиграфологические службы за рубежом, и преподаете в вашей международной школе в Тель-Авиве. Кто может стать полиграфологом?

— Наши курсанты – специалисты по психологии или поведенческой науке. Чтобы стать хорошим полиграфологом, нужно быть честным человеком и уметь контактировать с людьми.

— Напоследок, наиболее интересующий многих вопрос: можно ли обмануть полиграф?

— Я слышу эти рассказы много лет: накачаться транквилизаторами или возбуждающими средствами, вложить в ботинок острую кнопку и нажимать на нее большим пальцем всякий раз, когда вам задают вопрос, и тому подобное… Нет! Не существует наркотиков и лекарств, которые избирательно воздействовали бы на реакцию по конкретному вопросу.

Допустим, испытуемый действительно плохо себя чувствует и принял лекарство, которое дает побочный эффект, притупляя реакции. Но тестирование на полиграфе – это компаративный точечный тест. Значит, пока есть различия между реакциями на разные вопросы, экзаменатор может выдать заключение.

Даже если человек кашляет, можно расшифровать записи, хотя это и сложно. Представьте себе, что, печатая документ на принтере, вы дергаете лист. Понять, что там написано, будет сложнее, но ведь новые слова там не появятся, правда?

В любом случае, полиграфолог увидит попытки испытуемого ввести его в заблуждение. Впрочем, тестирование – дело добровольное. Без сотрудничества экзаменатора и испытуемого провести тест сложно, а если кто-то не желает его проходить, кто мешает ему отказаться и отправиться домой?

Максим Рейдер, «Детали». Фото: Arnd Wiegmann, Reuters К.В.

(Первая публикация — сентябрь 2017 года)

detaly.co.il

Как не завалить тест на детекторе лжи, если он очень важен для вас

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту
красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook
и ВКонтакте

Даже если вы думаете, что тест на детекторе лжи — это не про вас, возможно, когда-нибудь вам тоже придется его пройти. Этот вид тестирования нередко используют при приеме на работу в крупные корпорации, проверке штатных сотрудников или же при проверке сведений при одобрении кредита либо страховки. Как пройти его с достоинством и оставить при себе свои тайны, вы узнаете из этой статьи.

AdMe.ru решил разобраться, влияет ли внутренний настрой на успешность прохождения теста и можно ли подготовить свою психику правильно. А в конце статьи бонус: в каких случаях вы с чистой совестью можете отказаться от тестирования.

Как работает полиграф?

Саму по себе ложь полиграф, конечно, не отслеживает. Он фиксирует физиологические изменения, которые происходят в организме, когда человек лжет: пульс, потоотделение, ритм дыхания, давление.

Ультрасовременные детекторы могут отслеживать до 50 видов различных реакций, например расширение капилляров — мгновенный рефлекс на шокирующий вопрос. Но все же большинство компаний используют стандартное изучение реакций.

Специалисты говорят, что интерпретация результатов — это больше искусство, чем наука, поскольку результаты эти сильно зависят от квалификации и опыта полиграфолога. Он должен подобрать вопросы под каждую личность, учитывать все отличия физиологии у разных людей и уметь правильно их трактовать.

6 способов подготовить психику

1. Будьте готовы физически

Позаботьтесь о себе за сутки до проверки. Вы должны:

  • выспаться;
  • не быть голодным или переевшим;
  • чувствовать себя комфортно в своей одежде.

Придерживайтесь своего обычного режима, чтобы организм не чувствовал изменений и ваш сердечный ритм не сбивался. Обычно бегаете по утрам? Не отказывайтесь от пробежки. Всегда пьете кофе? Выпейте и сегодня!

2. Разрешите себе нервничать

Нервничать — это нормально. Более того, это поможет успешно пройти тест. Результаты тех, кто нервничает из-за каждого ответа, по статистике, оказываются самыми точными.

Если же вам кажется, что из-за нервов ваши результаты могут неправильно интерпретировать, то подойдет следующая методика.

Чтобы проверить ваши базовые физиологические реакции, вас специально заставят лгать при помощи контрольных вопросов. Их довольно просто отличить от важных, потому что они носят общий, а не конкретный характер.

И вот тут будьте внимательны. Если вы начнете нервничать при ответах на все контрольные вопросы, то затем при ответе на важные вопросы ваши реакции расценятся полиграфом как «правда», тем более если вы намеренно будете стараться сохранять спокойствие.

  • Пример контрольного вопроса: «Вы когда-нибудь крали?»
  • Пример важного вопроса: «Вы украли что-нибудь на вашем прошлом месте работы?»

Заставить себя нервничать можно, думая о чем-то неприятном, страшном или пытаясь решить в уме какую-нибудь сложную для вас задачу.

3. Старайтесь не лгать по мелочам

Если вам нечего стыдиться и скрывать, старайтесь отвечать правду на все вопросы. Чем чаще вы говорите правду, тем точнее будут результаты. Люди нередко склонны лгать в мелочах, и они уверены, что при прохождении теста им будут задавать вопросы-ловушки.

Но специалисты уверяют, что вопросы задаются максимально простые, согласно самой этике тестирования, и неожиданностей быть не должно. Тем более вы заранее узнаете их еще перед тестированием. Это делается для того, чтобы исключить реакцию на новизну.

4. Не спешите

В зависимости от конкретного тестирования каждый вопрос может быть задан от 3 до 6 раз. Поэтому спешить с ответом не нужно, уже само чувство спешки может исказить результаты.

Выслушивайте вопрос до конца, осознавайте, действительно ли вы поняли, о чем вас спрашивают, настраивайтесь — и только потом отвечайте.

Немного помедлив с ответом, вы даете себе возможность определить, какого рода вопрос вам задан: несущественный («Как вас зовут?»), контрольный («Вы когда-нибудь лгали ради выгоды?») или важный («Подделывали ли вы документы на прошлой работе?»).

5. Представляйте что-нибудь приятное

Такой метод считается успешным, но подойдет лишь тем, кто действительно умеет себя контролировать. Потому что нервничать и вызывать негативные реакции проще,

www.adme.ru

Детектор лжи. Насколько ему можно верить | История | Общество

Рис и меч

Когда-то главными специалистами-полиграфологами были жрецы и шаманы. Именно в их обязанности входили поиски правды и изобличение лжецов. Для этого служителям древних культов кроме проницательности требовались чуткий слух и тонкий нюх. Например, в Индии, для того чтобы узнать, говорит ли человек правду, каждый раз при ответе на вопросы испытуемого заставляли ударять в гонг. Считалось, что лжецы хуже контролируют силу удара – и гонг звучит громче. В африканских племенах жрецы обнюхивали подозреваемых. На мысль об их виновности шамана наводил острый запах пота – волнение заставляло врунов потеть особенно сильно.

В Китае предполагаемому преступнику клали в рот горсть сухого риса и зачитывали обвинения. Затем подозреваемый выплёвывал рис, а судья смотрел, осталась ли крупа сухой или намокла: наблюдательные жители Поднебесной заметили, что волнение подавляет выделение слюны. Арабы были полностью согласны с китайцами. Только вместо риса они использовали раскалённый клинок. Обвиняемому предлагали лизнуть горячую сталь. Если на языке появлялся ожог, человека признавали лгуном. Считалось, что большое количество слюны во рту защитит нежную кожу при соприкосновении с раскалённым железом.

Ну а создателем прибора, отдалённо напоминающего современный полиграф, стал итальянский психиатр Чезаре Ломброзо. Именно он первым додумался распознавать ложь при помощи измерения пульса подозреваемого.

Со временем детекторы лжи совершенствовались, и теперь они способны фиксировать не только частоту серд­цебиения, но и дыхание, мозговую активность, интенсивность потоотделения, дрожание конечностей – всего около 50 физиологических параметров.

Техника не врёт?

Но насколько достоверны данные полиграфа? Точного ответа на этот вопрос до сих пор нет. Дело в том, что очень многое зависит от психологических особенностей испытуемых и от квалификации специалиста, который проводит тестирование.

Ведь прибор, хоть и называется детектором лжи, не способен распознать враньё. Он лишь измеряет степень беспокойства подозреваемого, а каждый человек реагирует на стресс по-своему. Кроме того, строгих параметров для интерпретации результатов тоже не существует, и каждый полиграфолог трактует показания прибора в меру своих знаний и навыков. Именно поэтому проверка на полиграфе может дать ошибочные результаты. Например, в 1987 году американская телекомпания CBS пригласила специалистов для расследования кражи дорогой фотокамеры. Несколько полиграфологов в разные дни проверяли сотрудников компании, пытаясь выяснить, кто виновен в пропаже оборудования. Начальство перед началом тестирования говорило приглашённым экспертам о своих подозрениях в отношении того или иного работника. Но на самом деле никакой кражи не было, и сотрудники телекомпании честно заявляли о своей невиновности. В результате все проверяющие указали именно на тех людей, о возможной причастности которых сообщалось заранее. В этом нет ничего удивительного, ведь на специалиста, который проводит проверку, тоже влияют эмоции, в том числе предубеждение или жалость. Эти чувства могут помешать правильно трактовать показания прибора.

Обмани меня!

Можно ли обмануть полиграф? Для начала нужно понять, как работает эта штука. В ходе проверки человеку задают ряд вопросов, среди которых есть совершенно нейтральные. Эти вопросы необходимы для того, чтобы измерить изначальные реакции испытуемого и понять, как они изменяются в момент волнения. Считается, что запутать хитрый прибор хоть и сложно, но всё же реально. Например, у невыспавшегося человека или у того, кто испытывает похмелье, все реакции будут заторможенными и проявления страха перед разоблачением будут смазаны.

Некоторые обманщики предлагают искусственно усиливать напряжение мышц в момент, когда нужно солгать. Для этого можно давить большими пальцами ног на пол, сжимать мышцы анального сфинктера, покусывать кончик языка.

Результаты проверки также будут неверными, если накануне принять определённые лекарства, например, средства, изменяющие сердечный ритм или успокоительные.

Полиграфологи уверяют, что опытный специалист легко сумеет распознать все эти уловки. Так ли это, неизвестно. Зато известна история некоего Флойда Фея, несправедливо осуждённого за убийство после проверки на детекторе лжи. Чтобы установить его невиновность, потребовалось несколько лет, которые Флойд провёл за решёткой. Во время заключения он тщательно исследовал принцип работы полиграфа и обучил товарищей по несчастью обманывать прибор. В итоге 23 из 27 учеников Флойда успешно прошли проверку на полиграфе, хотя были виновны в различных преступлениях.

Также доказано, что патологические вруны и психопаты часто проходят испытание на детекторе лжи без всяких затруднений. Первые настолько привыкли врать, что совершенно не испытывают стресса при произнесении очередной порции лжи, а вторые просто не боятся разоблачения.

Именно поэтому проверки на полиграфе в большинстве стран мира, в том числе и в России, не рассматриваются в качестве доказательства в суде.

www.aif.ru

Детектор лжи. Насколько ему можно верить | История | Общество

Рис и меч

Когда-то главными специалистами-полиграфологами были жрецы и шаманы. Именно в их обязанности входили поиски правды и изобличение лжецов. Для этого служителям древних культов кроме проницательности требовались чуткий слух и тонкий нюх. Например, в Индии, для того чтобы узнать, говорит ли человек правду, каждый раз при ответе на вопросы испытуемого заставляли ударять в гонг. Считалось, что лжецы хуже контролируют силу удара – и гонг звучит громче. В африканских племенах жрецы обнюхивали подозреваемых. На мысль об их виновности шамана наводил острый запах пота – волнение заставляло врунов потеть особенно сильно.

В Китае предполагаемому преступнику клали в рот горсть сухого риса и зачитывали обвинения. Затем подозреваемый выплёвывал рис, а судья смотрел, осталась ли крупа сухой или намокла: наблюдательные жители Поднебесной заметили, что волнение подавляет выделение слюны. Арабы были полностью согласны с китайцами. Только вместо риса они использовали раскалённый клинок. Обвиняемому предлагали лизнуть горячую сталь. Если на языке появлялся ожог, человека признавали лгуном. Считалось, что большое количество слюны во рту защитит нежную кожу при соприкосновении с раскалённым железом.

Ну а создателем прибора, отдалённо напоминающего современный полиграф, стал итальянский психиатр Чезаре Ломброзо. Именно он первым додумался распознавать ложь при помощи измерения пульса подозреваемого.

Со временем детекторы лжи совершенствовались, и теперь они способны фиксировать не только частоту серд­цебиения, но и дыхание, мозговую активность, интенсивность потоотделения, дрожание конечностей – всего около 50 физиологических параметров.

Техника не врёт?

Но насколько достоверны данные полиграфа? Точного ответа на этот вопрос до сих пор нет. Дело в том, что очень многое зависит от психологических особенностей испытуемых и от квалификации специалиста, который проводит тестирование.

Ведь прибор, хоть и называется детектором лжи, не способен распознать враньё. Он лишь измеряет степень беспокойства подозреваемого, а каждый человек реагирует на стресс по-своему. Кроме того, строгих параметров для интерпретации результатов тоже не существует, и каждый полиграфолог трактует показания прибора в меру своих знаний и навыков. Именно поэтому проверка на полиграфе может дать ошибочные результаты. Например, в 1987 году американская телекомпания CBS пригласила специалистов для расследования кражи дорогой фотокамеры. Несколько полиграфологов в разные дни проверяли сотрудников компании, пытаясь выяснить, кто виновен в пропаже оборудования. Начальство перед началом тестирования говорило приглашённым экспертам о своих подозрениях в отношении того или иного работника. Но на самом деле никакой кражи не было, и сотрудники телекомпании честно заявляли о своей невиновности. В результате все проверяющие указали именно на тех людей, о возможной причастности которых сообщалось заранее. В этом нет ничего удивительного, ведь на специалиста, который проводит проверку, тоже влияют эмоции, в том числе предубеждение или жалость. Эти чувства могут помешать правильно трактовать показания прибора.

Обмани меня!

Можно ли обмануть полиграф? Для начала нужно понять, как работает эта штука. В ходе проверки человеку задают ряд вопросов, среди которых есть совершенно нейтральные. Эти вопросы необходимы для того, чтобы измерить изначальные реакции испытуемого и понять, как они изменяются в момент волнения. Считается, что запутать хитрый прибор хоть и сложно, но всё же реально. Например, у невыспавшегося человека или у того, кто испытывает похмелье, все реакции будут заторможенными и проявления страха перед разоблачением будут смазаны.

Некоторые обманщики предлагают искусственно усиливать напряжение мышц в момент, когда нужно солгать. Для этого можно давить большими пальцами ног на пол, сжимать мышцы анального сфинктера, покусывать кончик языка.

Результаты проверки также будут неверными, если накануне принять определённые лекарства, например, средства, изменяющие сердечный ритм или успокоительные.

Полиграфологи уверяют, что опытный специалист легко сумеет распознать все эти уловки. Так ли это, неизвестно. Зато известна история некоего Флойда Фея, несправедливо осуждённого за убийство после проверки на детекторе лжи. Чтобы установить его невиновность, потребовалось несколько лет, которые Флойд провёл за решёткой. Во время заключения он тщательно исследовал принцип работы полиграфа и обучил товарищей по несчастью обманывать прибор. В итоге 23 из 27 учеников Флойда успешно прошли проверку на полиграфе, хотя были виновны в различных преступлениях.

Также доказано, что патологические вруны и психопаты часто проходят испытание на детекторе лжи без всяких затруднений. Первые настолько привыкли врать, что совершенно не испытывают стресса при произнесении очередной порции лжи, а вторые просто не боятся разоблачения.

Именно поэтому проверки на полиграфе в большинстве стран мира, в том числе и в России, не рассматриваются в качестве доказательства в суде.

aif.ru

Этот лживый детектор лжи или миф о полиграфе

Ложь и правда – взаимоисключающие социальные понятия, появление которых было обусловлено необходимостью коллективного общения людей.

На заре первобытно-общинного строя, когда каждый член общины должен был выполнять определенную полезную работу для племени, «эффективность» его деятельности определялась тремя факторами: умением и физической подготовкой, личным желанием (уровнем мотивации), а в экстремальных условиях — элементами смелости (трусости).

Добросовестность деятельности отдельных членов племени определял вождь. Элементы трусости, приведшие к гибели членов сообщества, карались смертью или изгнанием из племени, что в конечном итоге было одним и тем же. Жестокость наказания заставляла провинившегося использовать все средства для своей защиты, включая ложь. Вероятно, тогда и возникла принципиальная необходимость отделять ложь от правды. Таким образом, потребность в «детекторе лжи» возникла тогда, когда коллективная деятельность стала реальностью, когда судьба одного человека стала зависеть от добросовестности другого.

Проблема выявления лжи или обнаружение неискренности в поведении человека имеет довольно давнюю историю, потому что в основе этого испытания лежит утверждение, что наше телесное состояние связано очень тесно и прямо с душевными переживаниями.

Толчком для развития инструментальной детекции лжи послужила работа итальянского физиолога А.Моссо (1875 г.). В своих исследованиях он показал, что в зависимости от величины эмоционального напряжения меняется и ряд физиологических показателей.

Им было установлено, что давление крови в сосудах человека и частота пульса меняется при изменении эмоционального состояния испытуемого.

В 1885 году итальянский врач-психиатр Ч. Ломброзо использовал первый прибор для детекции лжи – гидросфигомометр, который регистрировал у человека изменение давления крови. Через семь лет, в 1902 году, с помощью инструментальных методик удалось впервые доказать в суде непричастность обвиняемого в совершении преступления.

Чезаре Ломброзо – социолог, родоначальник школы криминальной антропологии в Италии. Родился в Вероне 6 ноября 1835 в семье состоятельных земельных собственников.

В 1914 году итальянец Бенусси использовал прибор для регистрации дыхания при проведении допросов подозреваемых в совершении преступления. В качестве информационных показателей использовались частота и глубина дыхания, регистрируемого с помощью прибора пневмографа. Позже с помощью этого прибора стали определять продолжительность вдоха и выдоха, задержку дыхания на вдохе и выдохе.

В это же время начал свои изыскания в области инструментальной детекции лжи и американский психолог Уильям Мартсон, проводивший исследования в Институте психологии Гарвардском университете. Осуществленная им полиграфная проверка была впервые принята в 1923 году в американском суде в качестве доказательства.

Уильям Маултон Марстон – талантливый американский ученый, юрист, психолог, разработчик принципов работы «Детектора лжи», создатель классификации DISC (D-Dominance, I-Inducement, S — Submission, C-Compliance)

Первый полиграф, пригодный для расследования преступлений, был создан Джоном Ларсеном в 1921 году. Данный прибор регистрировал на движущейся бумажной ленте пульс, давление крови и дыхание. Несмотря на свою прогрессивность, он был еще далек от современных полиграфов.

Леонард Килер продемонстрировал работу сконструированного им устройства, названного полиграф, или детектор лжи, результаты использования которого впервые послужили доказательством вины подозреваемого.

Введение канала кожного сопротивления Л . Килером в 1926 году значительно повысило точность прогноза при проведении полиграфных обследований. Им же впервые был введен канал регистрации «тремора». Полиграф Л. Килера был использован в созданной им Чикагской лаборатории расследований преступлений. К 1935 году он обследовал около 2000 подозреваемых в совершении преступлений. Им же впервые была введена 5-ти канальная регистрация тремора.

Если Ломброзо считается создателем первого полиграфа, то Килер – создатель современного полиграфа.

Первое упоминание о коммерческом использовании детектора лжи относится к 1923 году. Американский специалист-полиграфолог Беркли Ларсон провел собеседование 38 человек на предмет кражи из магазина, по заявке хозяев сети магазинов. После собеседования подозрения пали на одну девушку, которая в последствии призналась в краже на сумму 500$.

В 1932 году Дэрроу усовершенствовал эту методику, повысив информативность двигательных реакций. Но дальнейшее развитие эта методика не получила. В реальную жизнь стал уверенно входить полиграф, созданный Л.Килером.

В 1938 году был описан первый случай, когда детектор лжи был использован для экспертизы товара при рекламе лезвий бритвы «Жилетт». Эмоциональное описание процедуры гласило: Будучи подключенными, к детектору лжи сотни мужчин приняли участие в ошеломляющем исследовании, которое позволило разоблачить клевету и раскрыть истинную правду о бритвенных лезвиях. Эти мужчины побрили одну щёку лезвием «Жилетт», а другую при помощи лезвия марки заменителя. А далее были проведены графика характеризующие эмоциональное напряжения вызванное различными типами лезвий (Мастон 1938г.).

В конце второй Мировой войны в американском военном лагере в штате Нью-Джерси полиграф был использован для обследования 274 немецких военнопленных из которых нужно было отобрать кандидатов на руководящие полицейские должности в правительстве послевоенной Германии. Бригада состоящая их семи опытных операторов-полиграфологов, используя метод релевантных — иррелевантных вопросов выясняли симпатии к нацистской партии, к коммунистам, настроенность на саботаж и подрывную деятельность, связь с гестапо, СД, СА, а также причастность к совершению серьёзных преступлений.

По результатам обследования 156 человек (57%) оказались: вполне пригодными для занятия полицейских должностей, 3% случаев были сомнительны, и 110 человек (57%) были оценены как нежелательные. Было выявлено 24 члена нацисткой партии, два сотрудника.

Успех использования полиграфа послужил толчком для создания в центральном разведывательном управлении США отдела специализирующегося на проведении полиграфных проверок. Через несколько лет правительством США было принято решение о проверке на полиграфе всех сотрудников ЦРУ не реже, чем 1 раз в течение 5 лет. Впоследствии аналогичные подразделения были созданы в Министерстве обороны. В процессе становления массовых проверок в США идеология этого направления менялась значительно. В 1985 году получили большой общественный резонанс ошибки, допущенные при проведении полиграфных проверок. Это привело к принятию соответствующего закона ограничивающего использование полиграфа в государственных учреждениях и практически полное его запрещение в частном секторе. Но увеличившийся вдвое рост хищений в частном секторе, в 1988 году вынудил правительство разрешить использование полиграфа в частных фирмах. Сейчас количество проверок в США превысило 8 млн. в год.

В СССР психолог Александр Романович Лурия (позднее — академик АПН СССР) совершенствовал весьма популярный в экспериментальной психологии тех лет ассоциативный метод и, работая в специальной лаборатории при Московской губернской прокуратуре, применил метод для выявления скрываемой информации у лиц, совершивших тяжкие преступления.

Александр Лурия в 20-х годах прошлого века разработал методику, позволяющую зафиксировать возникновение эмоциональных состояний в динамике речевых и двигательных процессов человека даже в тех случаях, когда он пытался скрыть испытываемое им эмоциональное напряжение. Под руководством А.Р. Лурия в Московском институте психологии им. К.Н. Корнилова была организована лаборатория по изучению аффективных реакций, в которой, начиная с 1924 года, он совместно с молодым еще тогда величайшим отечественным психологом 20-го столетия Алексеем Николаевичем Леонтьевым (первый декан психологического факультета МГУ) провел серию экспериментальных работ.

Испытуемым зачитывалась фабула преступления, а затем давалось задание скрыть информацию о совершенном преступлении. Обследуемым предъявлялось 70 слов, из которых 10 — являлись критическими, т. е. непосредственно относились к делу. Во время процедуры испытуемый должен был отвечать любым словом, схожим по смыслу и при этом нажимать на кнопку. Выяснилось, что испытуемые не знавшие фабулы преступления на нейтральные и на контрольные стимулы затрачивали примерно одно и тоже время, тогда как испытуемые, которым фабула была известна, на контрольные слова затрачивали значительно большее количество времени.

С 1927 года А.Р. Лурия стал проводить аналогичные эксперименты с подозреваемыми в совершении убийств.

В 30-е годы все работы по применению детектора лжи в СССР были прекращены. Полиграф был объявлен лженаучным экспериментом с эмоциями допрашиваемого. Возобновились они лишь в 60-е годы, а в 70-е были свернуты вновь.

Продолжали интересоваться этой тематикой только спецслужбы, которые подробно анализировали опыт применения полиграфа в США. Они же создали в середине 80-х годов первые образцы отечественного компьютерного полиграфа. В 1975 году Председатель КГБ СССР Ю.В.Андропов подписал приказ об организации в структуре органов госбезопасности профильного подразделения по проведению полиграфных проверок. Первыми руководителями этого подразделения стали Юрий Константинович Азаров и Владимир Константинович Носков. Однако, научно-прикладная работа по проблематике полиграфа, проводимая в 1970 – 1980-е годы в системе органов госбезопасности, в силу своей закрытости не получила в СССР какой-либо огласки в научной и в научно-популярной печати, а о широком и открытом применении полиграфа не могло идти и речи.

Первый чернильно-пишущий полиграф в СССР, был создан в 60-е годы работником Краснодарской краевой психоневрологической больницы, ныне доктором биологических наук, академиком В.А. Варламовым. В период с 1968 по 1973 и с 1979 по 1996 годы — сотрудник НИИ МВД. Им же в 1986 году сделан первый компьютерный детектор лжи «Барьер».

Радикальные изменения в сфере использования технологии полиграфных проверок начались лишь к концу 1989 года, когда в Министерстве внутренних дел с целью изучения перспективы внедрения полиграфа в деятельности органов внутренних дел, была создана рабочая группа из состава сотрудников Центрального аппарата. В марте 1990 года в Польшу, для ознакомления с положительным опытом польских коллег в раскрытии преступлений с использованием полиграфа были откомандированы В.В. Гордиенко и С.В. Игнатов. Группа пришла к выводу о целесообразности применения полиграфа в МВД и представила руководству Министерства отчет с рекомендациями.

В период 1990-1991 г.г. происходит сближение позиций руководства КГБ СССР и МВД СССР по вопросам применения полиграфа в деятельности указанных ведомств. На базе НИИ КГБ СССР началась подготовка группы сотрудников МВД СССР. Однако, в следствии событий 19-21 августа 1991 года, приведших к развалу Советского Союза, процесс обучения был прерван.

Во второй половине 30-х годов созданные в США детекторы лжи и технология их применения впервые начинают экспортироваться за рубеж.

В Польше полиграф появляется в 1936 г.: его приобретает варшавский Институт психогигиены. И хотя исследователи проявили интерес к применению полиграфа в следственной работе (о чем свидетельствует одна из публикаций, появившаяся в печати в 1939 г.), начавшаяся война отодвигает внедрение полиграфа в Польше на четверть века.

В начале 40-х годов полиграф появляется в Китае, для которого в 1943 г. в США подготовили несколько специалистов. После окончания гражданской войны в Китае специалисты по работе с полиграфом и сами приборы были вывезены на Тайвань.

Япония, в отличие от Китая, самостоятельно проводила начатые в 20-е годы исследования аппаратурного метода детекции лжи: психологи Акамацу и Тогава изучали диагностические возможности изменений электрических свойств кожи (так называемый кожно-гальванической рефлекс), и эти работы увенчались успехом. В 1937 г. японские ученые сообщили о создании своего детектора лжи — психогальванометра. Любопытно отметить, что подобно США, первое применение японского детектора лжи произошло в конце 30-х годов при расследовании дела о шпионаже. В годы Второй мировой войны одна из фирм стала серийно выпускать психогальванометры для целей детекции лжи, которыми (уже в послевоенные годы) были оснащены подразделения японской полиции.

Индия впервые проявила интерес к проверкам на детекторе лжи в 1948 г. в связи с убийством Махатмы Ганди: прошедший шестинедельную подготовку в США офицер индийской полиции использовал полиграф для сужения круга лиц, подозревавшихся в причастности к заговору. После нескольких случаев использования в ходе расследований, применение полиграфа было приостановлено вплоть до начала 70-х годов.

В 1993 г. закончилось длившееся несколько десятилетий  отрицание возможности применения психофизиологического метода «детекции лжи» в правоохранительных целях в России. Министерство юстиции ввело в действие первый в стране правовой акт, регламентировавший применения полиграфа в органах Федеральной службы безопасности, и, тем самым, легализовало прикладное использование этого метода в России.

28 декабря 1994 года подписан приказ МВД России «Об утверждении инструкции о порядке использования полиграфа при опросе граждан». Практически с этого момента отечественная полиграфология трансформировалась в открытую и динамично развивающуюся высокотехнологичную индустрию.

В 1996 г. — началось внедрение полиграфа в деятельность органов налоговой полиции.

В 1998 году — в деятельность Министерства юстиции и Министерства обороны.

В последние годы пользователями полиграфа все чаще становятся подразделения военной прокуратуры.

Полиграфные проверки в частных структурах начались примерно в 1994 году.

За прошедшие 85 лет полиграф не сильно изменился по сравнению со своим предком, созданным Марстоном. «На самом деле эта машина способна распознавать правду не лучше, чем жрецы Древнего Рима», утверждает врач и старший научный сотрудник Центра по вопросам национальной безопасности и контроля над вооружениями в Сандийских национальных лабораториях в Альбукерке Алан Зеликофф. рассказал об этом

Даже первый директор ФБР Джон Эдгар Гувер знал, что полиграф не годится для выявления лжи. Он аннулировал этот тест.

В статье для журнала “The Skeptical Inquirer” Зеликофф, пишет, что оператор полиграфа – это своего рода подставной актер или гипнотизер, который пытается задобрить (или запугать) людей, чтобы они поверили в то, что устройство способно поймать их на малейшей непоследовательности».

Объект проверки нервничает, будучи пристегнутым ремнями к креслу, и часто подпадает под внушение из-за атмосферы, окружающей этот дешевый трюк. В результате он превращается в податливый материал в руках оператора машины, который затем начинает обширный навязчивый и незаконный допрос», пишет Зеликофф».

Объекту проверки время от времени говорят, что машина «показывает обман». Конечно же, это не так. Человека постоянно заставляют уточнять свои ответы, при этом он выдает все больше и больше личной информации». В произвольный момент оператор устройства прерывает проверку, консультируется с катушками миллиметровой бумаги и выносит совершенно субъективное решение о том, был ли ответ объекта ложным.

«Каждый студент-медик уже на первом курсе знает, что на четыре показателя, измеряемых полиграфом (артериальное давление, пульс, потоотделение, и частота дыхания) влияет несчетное множество эмоций: радость, ненависть, восторг, печаль, тревога, депрессия и тд, – объясняет Зеликофф. Но нет ни одной, ни единой главы ни в одной медицинской книге, которая связывала бы эти параметры с намерением обмануть. Более того, десятки исследований за последние 20 лет на факультетах психологии и в медицинских учебных заведениях по всему миру показали, что полиграф не может определить, когда говорят правду, а когда лгут».

Знатоки дела Вен Хо Ли наверняка помнят, что однажды ФБР обмануло тайваньского физика-ядерщика (обвиняемого в шпионаже в пользу китайцев в Лос-Аламосе), заявив, что полиграфические тесты показали, что он лжет. Полицейские то и дело прибегают к такого рода трюкам – подделывают результаты судебно-медицинской экспертизы, а затем суют её под нос подозреваемому и кричат, что ложь доказана, и что лучше сразу же подписать признание.

Наиболее полный обзор полиграфа провело в 1983 году Бюро оценки технологий, научно-исследовательское отделение конгресса. Заключение звучало так: “Не существует известной физиологической реакции, которая была бы присуща только обману”.

В докладе действительно отмечалось, что ЦРУ и другие силовые структуры “считают, что полиграф является полезным инструментом проверки”. Тем не менее, Бюро пришло к выводу, что имеющиеся результаты исследований не подтверждают научную обоснованность использования полиграфа для данной цели.

Единственной похвалой полиграфу было то, что он может иметь некоторую пользу в «конкретных уголовных инцидентах». Но далее в докладе упоминалось, что хотя в таких случаях проверка на детекторе лжи обнаруживает обман лучше, чем случайность, коэффициент ошибок может быть весьма существенным.

«Что касается предположительно разоблачающих физиологических реакций, исследования конгресса показывают, что их можно скрыть с помощью движения, наркотиков или другим способом, чтобы избежать обнаружения обмана».

Есть множество жутких историй о федеральных служащих, которые подверглись насилию со стороны полиграфа и его операторов. Возьмем, к примеру, ветерана ВМС Дэниэла М. Кинга, прослужившего 19-лет, и подозревавшегося в передаче секретной информации. Кинг был заключен в военную тюрьму в одиночную камеру на 500 дней, несколько раз проходил проверки на полиграфе. Некоторые из них продолжалось до 19 часов. Военный судья отклонил все выдвинутые против него обвинения.

Несколько лет назад агент ФБР Марк Мэлла проходил рутинный тест на детекторе лжи. Полиграфист, который имел всего лишь 80-часовой опыт работы с машиной, пришел к выводу, что Мэлла солгал. (Зеликофф отмечает, что даже парикмахер должен пройти как минимум 1000 часов обучения, прежде чем получить разрешение на стрижку волос).

Его жизнь вскоре превратилась в историю в духе Кафки. Он был лишен значка, его дом подвергался полуночным обыскам, его ежедневник и дневник деловых встреч были изъяты и тщательно изучены, его соседей, друзей и родственников допросили, и каждый его выход из дома контролировался с вертолетов. В конце концов, жизнь Мэлла была практически разрушена, но никакие обвинения не подтвердились. ФБР, наконец, извинилось и в 1988 году Конгресс запретил использование полиграфа для расследования дел гражданских служащих.

Стоит отметить, что братья Уокеры и Олдрик Эймс безо всякого труда обманули полиграф. А Ким Филби перед проверкой унял волнение ложкой валиума.

Одна из дознавателей защиты в Калифорнии сообщила, что, хотя использование полиграфа не допускается в большинстве судов, он все время используется прокурорами, в основном, чтобы заключать сделки о признании вины. «Это опасно, потому что вердикт полиграфа почти полностью зависит от оператора, – говорит она. – Есть хорошие полиграфисты, но многие из тех, кто работает на районных прокуроров, проходят лишь минимальное обучение».

Следователь описал недавний случай, произошедший со свидетелем защиты по делу об убийстве, который проходил тест на детекторе лжи под контролем бывшего полиграфиста ФБР с 20-летним стажем. Его направили к окружному прокурору для повторного теста с экзаменатором – относительным новичком в работе с устройством.

Здесь нужно уточнить, что адвокаты не имеют права находиться в комнате во время проверки, даже если проверяются показания их клиентов. Прокуроры записывают этот процесс на видео, и хотя результаты полиграфа не могут быть использованы в суде, видеозапись может стать доказательством.

В том случае адвокат ждал в холле, пока свидетель не вышел из комнаты красный, как рак. Адвокат слышал, как следователь окружного прокурора угрожал свидетелю: «Ах ты сукин сын, я знаю, что ты врешь. Мы отзовем твое условно-досрочное освобождение». Эксперт окружного прокурора интерпретировал данные по одному из его ответов, как «ложные».

Интересные факты о полиграфе:

Факт 1:

Зачастую полиграф называют детектором лжи, но этот термин некорректен, поскольку вводит общественность в заблуждение. Полиграф не читает мысли и не обнаруживает ложь, а всего лишь регистрирует физиологическую активность и изменения ее параметров. Он выявляет не ложь, а только возбуждение, которое с определенной долей вероятности может свидетельствовать о лжи. По физиологическим реакциям нельзя точно установить природу вызвавшего их процесса (положительная или отрицательная эмоция, ложь, испуг, боль, какие-либо ассоциации и т. д.). В настоящее время нет никакой другой возможности обнаружить ложь, кроме как опосредованным путем, поскольку 100%-надежного паттерна физиологической активности, характерного для лжи, просто не существует.

Факт 3 :

Однажды вечером восемнадцатилетний Питер Рейли вернулся домой и обнаружил свою мать мертвой. Он решил, что она была убита, и позвонил в полицию. После беседы с Рейли полиция заподозрила его в убийстве собственной матери. Было назначено тестирование на полиграфе. Полиция сообщила Питеру о неудачном прохождении теста, таким образом указав, что он был виновен, даже несмотря на отсутствие воспоминаний о происшедшем. Изучение копий допросов показало, что Рейли прошел удивительный путь  сихологической трансформации, начиная с полного отрицания вины до ее признания и, наконец, к изменению первоначальных показаний («Ну хорошо, все действительно выглядит так, как если бы я это сделал») и полному письменному признанию. Двумя годами позже независимое расследование установило, что Рейли не мог совершить убийство и что признание, которому даже он начал верить, было на самом деле ложным.

Факт 4:

В последствии психологи доказали, что подозреваемые сами могут начать сомневаться в своей невиновности, поскольку верят в миф о суперэффективности полиграфа. Перед началом тестирования оператор полиграфа убеждает подозреваемого в точности прибора и невозможности совершения ошибки. Более того, после проведения тестирования полиция обычно сообщает подозреваемому, что получены точные результаты.

Некоторые подозреваемые этому верят. Иногда  невиновные подозреваемые сознательно делают ложное признание после того, как объявляются виновными по результатам полиграфического теста. Одна из причин связана с тем, что они не видят возможности убедить присяжных или судью в своей невиновности и поэтому решают признаться, в надежде получить менее строгое наказание.

Факт 5:

Целесообразность применения полиграфа в целях отбора персонала до сих пор не доказана. Одной из причин является то, что при отборе работодатель интересуется общей информацией о кандидате. Например, честен ли он и случалось ли соискателю что-либо украсть.

Полиграф не способен точно ответить на этот вопрос, так как с его помощью можно задавать только специфические вопросы о конкретных событиях, произошедших в конкретное время. Общие вопросы можно задавать в последовательности контрольных вопросов.

Однако вероятность получения неверных результатов увеличивается тем больше, чем более обобщенными становятся сами вопросы. Полиграфический тест может предоставить информацию о поведении испытуемого в прошлом (например, тест может показать,

обманывал ли соискатель во время заполнения анкеты, пробовал ли он наркотики в молодости и т.п.), но для работодателей чаще всего важнее, каким будет поведение соискателя в будущем, а также его профессиональные качества. Полиграф ничего не может здесь ответить, и это ограничивает надежность его использования для отбора персонала.

Факт 6:

Самый скандальный случай использования полиграфа в бизнесе произошел в 1987 году, при расследовании кражи в телекомпании CBS. Эта компания обратилась за помощью к четырем нью-йоркским фирмам, занимающимся проверками на полиграфе, чтобы установить, кто из сотрудников украл дорогую фотокамеру. На этапе предварительной подготовки менеджер компании заблаговременно сообщал, кого из сотрудников он подозревает в преступлении. После исследования на полиграфе оказалось, что специалисты-полиграфологи указывали именно на этих сотрудников как на совершивших кражу, хотя они были невиновными.

Это был чистой воды фарс: на самом деле фотокамера не пропадала, и все служащие компании прекрасно об этом знали. Просто им была дана инструкция отрицать кражу (то есть говорить правду). В качестве поощрения сотрудникам пообещали по 50 долларов к жалованию, но только в том случае, если тест на полиграфе будет успешно пройден. Когда специалисты по тестированию на полиграфе приезжали проводить испытания (в разные дни), каждому из них сообщалось, что подозрения менеджера компании вызывает конкретный сотрудник. При этом каждому проверяющему называли другого человека.

В конечном итоге каждый из четырех экспертов с уверенностью «выявил» преступника, и в каждом случае это был именно тот сотрудник, на которого перед проведением тестирования указывали как на подозреваемого. Полиграфологи не были специально настроены на такой результат. Просто на них оказала неосознанное влияние та предварительная информация, которую они получили.

Факт 7:

Помимо предположений о возможной виновности испытуемых на результат проверки на полиграфе могут повлиять другие субъективные факторы, например, симпатия или жалость к подозреваемым. Полиграфолог начнет бессознательно «подыгрывать» испытуемому и возможно, что в этих случаях результат «считается виновным» появится с меньшей вероятностью. И наоборот, если вы вызываете у оператора полиграфа неприязнь и отвращение по каким-то причинам, то повышается вероятность того, что в результате тестирования вас признают виновным.

Факт 8:

Можно ли обмануть детектор лжи? Да, это возможно. Существуют различные виды обмана полиграфа, как, например, покусывание языка, напряжение в ногах (путем давления большими пальцами ног на пол), мысленный счет овец или счет в обратном порядке.

Эти действия приведут к физиологическим реакциям, которые зарегистрирует полиграф. Поступая таким образом, испытуемые могут искусственно увеличить физиологические реакции в ответ на контрольные вопросы и тем самым повысить вероятность прохождения теста. Результат счета овец или счета в обратном порядке (конечно, не вслух, а про себя) будет таким, что испытуемые не смогут

осмыслить заданные экзаменатором вопросы или перечисленные альтернативы, что приведет к неопределенному результату прохождения теста Использование «вопросов-наполнителей» (например, в тесте контрольных вопросов) может помешать осуществлению этого приема, поскольку предполагается, что испытуемые ответят «да» на наполнители и «нет» на другие вопросы. Это заставляет испытуемого думать и осмысливать информацию, поскольку ответ «нет» на наполнитель может показать, что вопросы игнорируются.

Факт 9:

Существует мнение, что психопаты могут более эффективно обманывать детектор лжи, чем здоровые люди. Уровень возбуждения у психопатов и патологических врунов при сообщении лжи не повышается и поэтому выявить ложь у них невозможно. Помимо

различий между психопатами и здоровыми людьми, обнаружены различия в тестировании на полиграфе  между интровертами и экстравертами.

Факт 10:

Самый знаменитый тест на противодействие детектору лжи был проведен Флойдом Феем по прозвищу «Летун». Он был ошибочно осужден за убийство после неудачного прохождения проверки на полиграфе. Невиновность Фея была установлена лишь спустя несколько лет. Во время своей необоснованной отсидки в тюрьме он решил отомстить обидчикам и стал экспертом по тестированию на полиграфе. Флойд обучил 27 заключенных, которые добровольно признались ему в совершении преступления, как пройти тест контрольных вопросов. После 20-минутного занятия 23 заключенных из 27 успешно прошли тест на полиграфе, который показал их невиновность.

Факт 11:

исследовании, проведенном в  1994 году, испытуемые в течение 30 минут обучались использовать либо физические противодействия (покусывание языка или давление пальцами ног на пол), либо умственные (мысленный счет в обратном порядке, начиная с семи). После этой обучающей сессии они проходили тестирование на полиграфе. Умственные и физические противодействия были одинаково эффективными, позволяя примерно 50% испытуемым обмануть полиграф. Более того, экзаменатор (который был опытным специалистом) только в 12% случаев заметил применение физического противодействия, тогда как ни один из испытуемых, воспользовавшийся умственным противодействием, не вызвал подозрения экзаменатора ни своим поведением, ни физиологическими реакциями. Эти данные противоречат рекламным заявлениям полиграфологов, что любая попытка использования техник обмана всегда будет ими обнаружена.

Факт 12:

Шпионы и сотрудники спецслужб обучены обманывать полиграф. Известен пример с Олдричом Эймсом, сотрудником ЦРУ, который в течение многих лет продавал секреты Советскому Союзу и за эти годы прошел несколько полиграфических тестов. Эймс так долго преуспевал в своей шпионской карьере в т.ч. и потому, что его с

masterok.livejournal.com