Доклад на тему уклад крестьянской жизни: Образ жизни крестьянства старой России. Видеохроники

Содержание

Некоторые особенности семейно-бытового и хозяйственного укладов в сказительских семьях и проблема сохранения и передачи традиции былинного сказительства | Кижский вестник №7| Электронная библиотека

Значение семьи в передаче всего комплекса культурной традиции неоспоримо. Большинство исследователей фольклора в последнее время сходятся во мнениях о ведущей роли семьи в процессе сохранения эпоса и обучения сказителей искусству эпического слова: «…Чтобы пополнить свой репертуар новой былиной, начинающему певцу необходимо много раз прослушать ее в той же редакции. В районах с земледельческим уклоном (Прионежье, Кенозеро, Моша и др.) самые благоприятные условия для этого – в семье, в родном селении, где люди постоянно общаются друг и другом и где варианты разных сказителей обычно близки по композиции и стилю. Этим и объясняется, что в Онего-Каргопольском крае семейные традиции играли очень важную роль, а своеобразные версии и редакции былинных сюжетов, входившие в репертуары А.Чукова, Т. Рябинина, Н.Прохорова и других выдающихся сказителей, не получили широкого географического распространения». [1] О восприятии былинной традиции в первую очередь в семье говорил еще Б.Соколов. [2] Это же подчеркивал Б.Н.Путилов: «…Во многих этнических культурах (если не в большинстве) значительную роль в формировании сказителей играла семейная традиция. Передача сказительского искусства от старших к младшим, от отцов к сыновьям, от дедов к внукам, от дядей к племянникам, от матерей к дочерям и т.д. была одной из распространенных форм сохранения, продолжения и…развития». [3]

Однако крестьянская семья — это сложный хозяйственный механизм, основная задача

которого сохранить имущественное благосостояние – залог процветания потомков. Этому подчинены все нравственные и социальные установки семейной общины. Изучение специфики хозяйственного и бытового уклада семей, связанных со сказительской традицией, возможно, позволит ответить на вопрос: зависит ли сохранность эпоса от хозяйственных занятий, внутрисемейного уклада, межсемейных связей, включая брачные контакты, вероисповедания крестьян. О важности рассмотрения этих проблем, при изучении системы передачи культурной традиции, сегодня чаще всего говорят этнографы. [4] О значении изучения этноносоциального аспекта данного предмета для говорил Б.Н.Путилов: «…Можно без преувеличения сказать, что традиционный быт… – является одним из главных, устойчивых условий…функционирования фольклора… Изменения в быту неизбежно отзываются не только в функционировании фольклора, но и в его структуре; сдвиги и качественные преобразования в сфере народного быта самым существенным образом воздействуют на состояние фольклора, на характер историко-фольклорного процесса. Вот почему изучение бытовых связей фольклора представляет интерес для науки не периферийный, а определяющий». [5] Размышляя о необходимости знания микроистории региона в связи с изучением причитаний И.А.Федосовой, К.В.Чистов совершенно справедливо ставил проблему: «…как все это, повторяющееся и традиционное, воспринималось, как оно «читалось» в совершенно конкретных бытовых, социальных и экономических ситуациях?.

. Для того чтобы ответить на этот вопрос, надо как можно больше, используя все виды доступных источников, знать о судьбе самой исполнительницы, ее односельчан и их семей, понять их всех в контексте определенного времени и пространства». [6]

Противоречивость, отрывочность сведений, которые приводились собирателями и исследователями фольклора относительно положения и уклада, хозяйственной деятельности семей, связанных со сказительской традицией, породили ряд противоположных мнений относительно важности и значимости той или иной стороны хозяйственной деятельности крестьян для сохранения и передачи эпического знания. Исследователи то подчеркивали значение рыболовства и сопутствующего ему сетевязания, то важность «подвижных» промыслов, таких как сапожное, портновское и т. п. Но большинство, опираясь на мнение Рыбникова, сходились во мнении, что земледелие не являлось плодотворной почвой для сохранения эпического знания.

Для создания объективной картины специфики хозяйственно-бытового уклада сказительских семей в данной статье привлечены материалы документальных источников характеризующих хозяйство и семейный уклад крестьян Заонежья XVIII-XIX вв.

, и в частности крестьян Кижской волости. [7] К сожалению, в настоящий момент отсутствуют специальные исследования по заонежской семье. Автором была использована историческая и этнографическая литература по сопредельным регионам, а так же данные документальных источников по всей Олонецкой губернии. К ним относятся метрические и исповедальные книги, ревизские сказки XVIII-XIX вв. и посемейные списки хозяйственного положения крестьянских хозяйств XIX вв., приписанных к Олонецким горным заводам.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

На материалах архивных документов можно с определенной степенью точности определить специфику крестьянской семьи кижских и сенногубских деревень, среди которых и семьи сказителей, их структурный и количественный состав, а так же имущественное положение и направленность ремесленной и промысловой деятельности.

Большинство исследователей народной культуры склонны считать, что в XIX веке на севере России преобладали большие (неразделенные, по терминологии этнографов) семьи с многочисленными членами, связанными узами сложных родственных отношений.

Повсеместным бытованием такой семьи с архаичными, патриархальными устоями объясняли формирование северного дома-комплекса, многообразие фольклорной традиции. К.В.Чистов, анализируя в своей статье тексты северных причитаний второй половины XIX века, отмечал: «…создается впечатление, что большие семьи если не преобладали, то все-таки занимали еще заметное место в крестьянском быту и крестьянском сознании интересующих нас губерний». [8]

В настоящее время, в исторической науке выделяют два процесса в формировании семьи: разложение патриархальных большесемейных коллективов на малые семьи, которые состояли только из родителей и детей, и формирование на их основе неразделенных семей, в состав которых входили родственники до двоюродной степени родства. [9] При этом отмечается, что в различных регионах России на рубеже XVII-XVIII веков господствовала малая семья. В дальнейшем, в XVIII веке, историки отмечают постепенный рост неразделенных семей, объединяющих семейный коллектив, ограниченный тремя поколениями и троюродным родством при сравнительно небольшой численности.

[10] С течением времени происходил раздел этих неразделенных семей на малые, которые вторично могли образовать неразделенные семейные структуры. [11]

Исследования последнего времени, [12] касающиеся собственно заонежской семьи рубежа XVII-XVIII веков, позволили сделать вывод, что в этот период господствующей формой была семья, основанная на прямой линии родства: «дед – отец – внук». Преобладали семьи, состоящие из родителей и малолетних или взрослых, но неженатых детей, т. е. простых семей, состоящих из двух поколений прямых родственников (72.1%). Доля неразделенных семей составляла – 36.1%. Как правило, неразделенная семья заонежского крестьянина состояла из неженатых братьев или женатого брата с детьми, помогающего встать на ноги младшим братьям. Неразделенные семьи в Заонежье были неустойчивы и со временем разделялись на простые. [13] Таким образом, к XVIII-XIX векам в этом регионе существовали и простые и сложные семейные структуры, сформировавшиеся на основе каких-то хозяйственных, социальных и демографических изменений.

Для настоящего исследования важным является вопрос: в какую категорию крестьянских семей попадает большинство семей сказителей. В условиях большой, «неразделенной» (сложной по составу и количеству членов) или малой, т. е. простой семьи формируется личность исполнителя, его отношение к традиции? Имеет ли вообще значение структура семьи для сохранения эпического знания? Для проведения необходимого анализа автором были обработаны сведения по 150 семьям Кижской волости, прослежены изменения в их структуре и численном составе за период XVIII-XIX веков. На основании полученных результатов были выявлены следующие тенденции.

Из 136 семей нескольких деревень Сенногубского мирского общества (Конда, Восточные Гарницы, Западные Гарницы и др.) в 1782 году большая часть семейных коллективов – 71 (53%) относилась к простым (родители – дети) и неполным (одинокие). Остальную часть составляли более сложные семьи 65 (47%): отцовские (родители — дети – внуки) и братские (женатые братья с женатыми или неженатыми детьми). Иногда последние объединяли двоюродных родственников. Достаточно часто источники упоминают в составе семей людей, связанных с ее членами не узами родства, а экономическим положением. В том случае, когда в семье не хватало рабочих рук, заонежские крестьяне XVIII века, подобно крестьянам более раннего периода принимали в хозяйство т. н. «подсоседников»: «…в подсоседники шел обедневший крестьянин, забросивший свой двор…Их статус определялся работой по найму у того хозяина, где он живет, или в другом месте…». [14] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Из общего числа семейств большая часть были небольшими по составу: 126 семей состояли не более чем из 10 человек, а остальные имели от 11 до 15 членов. История данной группы семей была прослежена на основании структурных схем и охватывала практически 80 лет — от 1782 до 1858 годов. За это время из 136 первоначально зафиксированных семей в родовых деревнях осталось только 80. Судьбы остальных сложились по-разному. Многие исчезли, разрушились, а некоторые перебрались на новое место жительства – в другие волости или даже города, как правило, Петрозаводск или Петербург.

Согласно ревизии 1858 года, в Сенногубском мирском обществе было всего 219 семей, большинство из которых — 146 (72%) составляли сложные неразделенные семьи и только 28% приходилось на долю простых или неполных семей. Налицо процесс усложнения внутренней структуры семей по сравнению с предыдущим периодом. По сравнению с XVIII веком несколько изменился и численный состав крестьянской семьи. Хотя, по-прежнему, преобладали семейства до 10 человек – 106 (62%), увеличился процент более многолюдных семей, из которых 30 насчитывали до 15 членов, 9 достигали 16-20 человек, одна семья состояла из 25 домочадцев.

На фоне общей картины семейного уклада заонежского крестьянства, судьбы семей, связанных с эпической традицией (самих сказителей или их родителей), практически ни чем не выделяются. Правда, в 1782 году они большей частью жили неразделенными семьями, которые в это время, как было установлено, составляли меньшинство, но количество членов семейства как правило, не превышало 11-12 человек. Так, например, отец Трофима Рябинина жил вместе с родителями и своими малолетними детьми, но после смерти отца и матери он вместе с женой и детьми перешел в семью своего тестя, который жил в той же деревне. Семья родителей жены в этот момент состояла из 13 человек и представляла собой сложную, братскую семью. В ней вместе жили 3 брата – ее отец и дяди со своими женатыми детьми. [15] В сложных братских и отцовских семьях жили в это время Конон Савинов, Игнатий Андреев, отец Николая Дутикова. Козьма Романов относился к одной из самых больших и сложных по своему составу семей – 4 поколения и 24 человека. В то же время небольшие семьи, ограниченные двумя поколениями родственников были у Ивана Агапитова Завьялова, Ивана Семенова (деда Василия Щеголенка), Андрея Иванова Кокойкина.

Как уже отмечалось, достаточно часто состав заонежской семьи был усложнен присутствием людей, не связанных родственными узами – «подсоседников». Подсоседники были в XVIII веке и в некоторых семьях, связанных со сказительской традицией. Так, например, у Ильи Елустафьева в подсоседниках был Дмитрий Максимов, семья которого «вернулась из бегов» в деревню в начале XVIII века. [16] Филимон Григорьев, дядя Конона Савинова, состоял в подсоседниках у Ульяна Евсеева, семья которого имела родственные связи с Дутиковыми. [17] У Симеона Фомина, деда Домны Суриковой, в подсоседниках состоял крестьянин той же деревни Конда Петр Матфеев с семейством. [18]

На протяжении 80 лет — с 1782 по 1860 гг. происходили многочисленные изменения в большинстве семей сказителей. Одни, подобно семье Ивана Агапитова Завьялова практически переставали существовать, т.к. после смерти ее главы не оставалось потомков мужского пола. Так, согласно документам, фамилия «Завьяловы» была присвоена зятю сказителя — Василию Исакову и его потомкам. Бездетный Андрей Иванов Кокойкин в 1808 завещал свое имущество [19] племяннику жены, и его фамилия перешла к этому родственнику. После смерти Конона Савинова остались только две его незамужние дочери. Другие же семьи, подобно семьям Николая Дутикова, Домны Суриковой, Трофима Рябинина становились большими и сложными по своему составу.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Согласно документам 1860 года большинство семей сказителей, так же как в XVIII веке, — это неразделенные семьи. Однако количество членов колеблется — от одиночки Козьмы Романова до Николая Дутикова, семья которого состояла из 25 человек и была одной из самых больших в это время в Сенногубском приходе. В целом семьи сказителей в это время состояли не более чем из трех поколений, однако, зачастую были усложнены двоюродным родством (Сарафанов, Рябинин, Сурикова, Дутиков).

В основном именно на уровне двоюродного родства происходил семейный раздел. Очень часто этот процесс вел к обеднению крестьянской семьи, поэтому наиболее дальновидные или наиболее крепкие по своим устоям семьи до последнего момента оттягивали это. Достаточно вспомнить Трофима Рябинина, который пришел в семью жены примаком, после смерти тестя стал ее главой – «большаком», но остался жить с «дядей» — Ерофеем Панкратовым Клоповым (братом тестя и его взрослым женатым сыном). Только в 1858 году Гаврила Трофимович Рябинин обратился с просьбой о выделении дополнительной земли, в связи с предполагаемым разделом с семьей Клоповых. [20]

Раздел семьи привел к бедности Василия Петровича Щеголенка. После имущественного раздела сыновья Игнатия Андреева из «прожиточных» крестьян перешли в «посредственные» и «бедные».

Специфика хозяйственного уклада, зависимость от тяжести повинностей, развитие промыслов диктовали особенности структуры и численного состава крестьянской семьи. Для того чтобы выявить существование закономерности между спецификой хозяйственного уклада крестьянства и особенностями функционирования эпического знания необходимо привлечение достаточно обширного сравнительного материала.

Документы XIX века позволяют к данным о численном и структурном составе семей Кижского и Сенногубского мирских обществ добавить сведения о степени зажиточности хозяйств. В 1820 году в Сенногубском обществе из 582 мужчин в зажиточных числилось 124 (21%), в посредственных 259 (44%), в бедных 199 (35%). По данным 1860 года среди крестьянских хозяйств Сенногубского общества основную часть составляли «посредственные», т.е. средние по имущественному положению крестьяне – 76, за ними следовали бедняки – 55 семей и только 15 достигли уровня зажиточных. Таким образом, относительно благополучные хозяйства составляли большую часть – 91 семейства, что соответствовало 62% от общего числа. Для сравнения – в 1820 году этот показатель составил 65 %. В соседнем Кижском обществе было значительно больше бедняков: в 1820 году из 864 мужчин в зажиточных состояло 353 человека (43%), в посредственных 83 (9%), а в бедных – 428 (48%).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Такова общая картина имущественного положения крестьянских семей двух соседних мирских обществ, среди которых учтены и семьи сказителей. Однако только на основании статистики трудно определить истинную картину социальной структуры деревни. Это отмечал известный историк Я.А.Балагуров, говоря о деревнях приписанных к Олонецким заводам, в состав которых входили и интересующие нас поселения: «…имущественное положение крестьян… определялось исходя только из размера земельного надела и количества имеющегося в хозяйстве хлеба. Бедным считалось хозяйство, способное хотя бы частично восполнить недостаток хлеба на средства, полученные от продажи скота или от занятий каким-либо промыслом… При этом не учитывалась аренда земельных участков, наем работников и наличие лошадей. Поэтому зачисление того или иного хозяйства в «посредственные» или зажиточные производилось произвольно. Так одни и те же хозяйства, не претерпевшие существенных изменений, в 1856 г. зачислялись в разряд посредственных, а в 1860 г. – зажиточных». [21] Субъективность подобных оценок правительственными чиновниками подтверждается примерами конкретных семей. Крестьяне Корниловы (семья сказителя Симеона Корнилова) в 1852 году было отнесена к посредственным крестьянам, а при практически том же хозяйстве в 1860 году к бедным. Разница состояла в том, что за это время умер глава семьи, и на крестьянстве остались его малолетние сыновья, старшему из которых было 17 лет, (т.е. он еще не достиг возраста так называемого «годного работника»). При ближайшем рассмотрении не столько размеры хозяйства, владение ремеслом или занятие промысловой деятельностью диктовали фискальным органам определение степени зажиточности крестьянского хозяйства, а именно наличие дееспособных мужчин в возрасте от 18 до 60 лет (что и входило в понятие «годный работник»). О трудности определения состоятельности крестьян сказано в одном из официальных документов. Пытаясь разделить крестьян на три категории: зажиточных, бедных и посредственных, чиновники рассматривали эту проблему с точки зрения наличия у крестьян достаточного количества земли и скота, отмечая при этом: «…В прочем, судя по количеству земли, скота, нельзя полагать, чтобы одни только те были зажиточные, которые в том и другом имеют пред прочими преимущество, напротив того есть также крестьяне, которые имеют в оном ощутительный недостаток, а почитаются зажиточнее тех, кои избыточествуют в земледелии». [22]

Простое перечисление показывает довольно пеструю картину имущественного положения семей сказителей: к беднякам относились и Козьма Романов, и Трофим Рябинин, и Симеон Корнилов, и Терентий Иевлев. В 1860 году у Терентия Иевлева 45 четвериков земли на 1 мужскую душу (бедняк), у Т.Рябинина – 76 четвериков на 10 мужчин (бедняк), [23] у Л.Богданова – 30 четвериков на 6 мужчин (бедняк), у С.Корнилова – 54 четверика на 4 мужские души (бедняк), а К.Романов кормится с аренды своего участка. Крестьянское благосостояние зависело от множества причин. Хозяйство могло за несколько лет придти в упадок при отсутствии рабочих рук или восстановиться при достаточной смекалке и предприимчивости. Так семья Т.Рябинина числилась в 1833 году «прожиточной», а в 1860 году бедной, в то время как А.Ф.Гильфердинг в 1871 году описал сказителя как крепкого хозяина.

Как уже было отмечено, к середине XIX века крестьянские семьи Кижского и Сенногубского приходов стали более сложными по своему составу, оставаясь по численности относительно небольшими. Это вполне соответствует общим данным по северной семье и объясняется довольно просто: недостаток хлеба и оплату повинностей, как правило, восполняли через дополнительный ремесленный или промысловый заработок. Следует отметить очень важный для нашего исследования факт: в Олонецкой губернии к этому времени существовала определенная специализация неземледельческих занятий по уездам и волостям. Так волости Петрозаводского уезда, включая Кижскую волость (Кижи и Сенная Губа) поставляли для губернии и за ее пределы столяров, плотников, каменотесов, печников, судостроителей, Толвуйская волость – столяров и плотников, Ладвинская – стекольщиков, Рыборецкая – каменотесов, а все население прионежских волостей занималось рыболовством. [24] «…В Повенецком уезде наибольшее значение имели кузнечный, оружейный и сапожный промыслы. Для Пудожского уезда были характерны сапожный, валяльный и портновский промыслы. В меньшей степени были развиты промыслы по обработке дерева». [25] Что касается рыболовства, то, несмотря на его повсеместное распространение, оно, так же как охота, составляло основной доход только для крестьян Кемского и Повенецкого уездов, являясь для них основным средством к существованию. В Пудожском, Олонецком, Петрозаводском и Повенецком уездах промыслы сочетались с земледелием, причем первые три уезда считались в большей степени земледельческими, по сравнению с Повенецким, а тем более с Кемским, где поморская его часть была чисто промысловой. [26]

Основным ремесленным занятием крестьян Кижей и Сенной Губы, как уже отмечалось, было столярное дело. По данным все тех же «Посемейных списков» в 1860 году в Сенногубском мирском обществе среди мужчин было: 84 столяра, 9 плотников, 7 конфетчиков, 3 сапожника, 2 портных (ни один из сапожников и портных не был связан со сказительскими семьями), 2 кузнеца. В это же время в кижских деревнях значились: 62 столяра, 4 половщика, 1 резчик, 2 плотника, 6 кузнецов, 1 печник, 1 смолокур, 3 сапожника (один из них В. П. Щеголенок), 1 портной.

Рыболовство, которое отмечено как одно из основных занятий всех прибрежных волостей на Онеге и, по мнению многих исследователей фольклора являвшееся основой для сохранения и передачи былинной традиции, даже в этом регионе имело свою специфику и различалось по степени интенсивности. [27] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Интересующие нас деревни Сенной Губы и Кижей считались, наряду с ялгубскими, самыми рыболовными в центральной части Онежского озера. Места лова определялись по-договоренности с местными крестьянами, т. к. прибрежный лов, наиболее распространенный до середины XIX века, зависел от воли общинников, во владении которых находились рыбные тони вблизи деревень.

Так даже самые богатые рыбаки в кижской округе Романов из Лонгасов и Мореходов из Леликово, уезжая ловить рыбы в Челмужскую губу, к Уножским островам на Пудожском берегу арендовали эти воды частично у Палеостровского монастыря, а частично у крестьян прибрежных деревень. [28] О размерах рыболовного промысла можно судить по количеству промысловых орудий. Тот же Романов, несмотря на свою зажиточность, имел только две промысловые лодки, 500 штук сетей и несколько десятков глубоководных мереж и, не довольствуясь доходами от рыбной ловли, держал в деревне еще и торговую лавку, брал большие подряды на рубку и сплав леса. [29] В конце XIX века на все сенногубские и кижские деревни при населении более 5 000 жителей приходилось только 72 промысловых лодки [30] . Основными местами лова кижан и сенногубов в это время были: Петрозаводская губа, озеро вокруг Клименецкого острова, Пудожский берег (Уножская губа, Шальский берег), район Вознесенья. [31] Петрозаводская губа давно была освоена кижанами, т.к. по этой территории еще в XVI веке проходила граница Спассо-Кижского погоста, а рыбные тони шуйских и кижских рыбаков соседствовали. Район Вознесенья был привлекателен для всех онежских рыбаков близостью пристани, на которой можно было сразу же продать свой улов. Постоянное пароходное сообщение Петрозаводска с Вознесеньем, а значит и с Петербургом, началось только в 1862 году. До этого времени сбыт продукции происходил в границах ближайшей волости или даже поселений, изредка в зимнее время по санному пути. Н.Н.Пушкарев связывает увеличение доли рыболовства на Онеге в XIX веке именно с развитием транспортного сообщения, т. е. возможностью быстрого сбыта рыбы. [32] Видимо, невозможность продажи улова и толкала кижских рыбаков еще в XVIII веке уходить на промысел в Финский залив и на Ладогу, подобно Т.Г.Рябинину. Все вышеизложенное не может дать убедительных свидетельств в подтверждении тезиса о значения рыбной ловли на Онеге, как основы для сохранения и передачи эпической традиции. Небольшие размеры лова, относительная близость основных рыболовных мест к своим деревням, малочисленность артели, которая чаще всего ограничивалась членами семьи, отсутствие налаженного сбыта рыбы практически до второй половины XIX века — все это говорит в пользу малопромыслового характера рыболовства прионежских, в частности кижских и сенногубских деревень. До середины XIX века основным орудием лова в районе Онежского озера был старинный керегод, род невода. Для керегодного лова необходимо было иметь в лодке: «…не менее 3 человек (но и не более 4)». [33] При изготовлении орудия лова «несколько рыбаков складываются вместе, при чем кнея и ринда, или частая сеть около кнеи, строятся сообща и являются общею всех участников лова собственностью, а крыло керевода счаливается из отдельных кусков сети, которые принадлежат каждому пайщику в отдельности». [34] Из-за необходимости во время лова сменять гребца, столько же человек необходимо было иметь на лодку при сетном лове. «…Хорошо, если в семье есть способная к такой работе женщина или дочь рыбака. В противном случае приходится брать работника или на весь рыболовный сезон, или только на несколько главнейших сроков…Содержание работника обходится не менее 75 копеек в день, что является уже весьма крупным расходом». [35] Понятно, что в таких условиях выгоднее было составлять «артель» из домочадцев или родственников. Особенности рыболовства на Онежском озере определили размер рыболовной артели, которая в данном случае, как правило, состояла всего из 3-4 человек. Несомненно, что подобная артель коренным образом отличается от артелей промысловиков поморских берегов и, скорее всего, чаще состояла из родственников. [36]

Значение рыболовства в жизни заонежских крестьян можно, определить как «домашний» промысел, лов «про себя», как говорили крестьяне. В первую очередь именно земледелие и отхожие промыслы давали крестьянам основные средства к существованию. Эта особенность хозяйственного уклада проявляется и в былинных текстах, что отмечено некоторыми исследователями. Так, например, Ю.А.Новиков проанализировав тексты былин различных регионов Русского Севера, пришел к выводу, что «…насыщенность текстов отголосками местного быта возрастает с северо-запада (Прионежье) на северо-восток; чаще всего они встречаются в записях с Мезени, Кулоя и особенно Печоры. В этих районах большинство сказителей – рыбаки и охотники (в том числе на морского зверя), промысловая удача для них неразрывно связана с трудностями и лишениями походной жизни, постоянным риском в борьбе с водной стихией. Поэтому закономерно, что морские мотивы занимают в их былинах гораздо более важное место, нежели в текстах, записанных в континентальных областях России…». [37] Более того, автор отмечает, что «…Для олонецких былин вообще не характерен местный колорит». [38]

Рыболовный промысел требовал достаточного количества сетей, которые «рыбаки изготавливали сами. Лишь наиболее зажиточные нанимали рабочих – сетевязов». [39] Скорее всего, именно за починкой сетей в доме зажиточного крестьянина рыболова Романова из д. Лонгасы, о котором уже говорилось выше, могли встретиться Козьма Романов и Илья Елустафьев. Промышленник Романов состоял в родстве с Козьмой Ивановичем, последний же был слеп с малолетства, а значит ограничен в передвижении.

Изучение документов, связанных с историей семей сказителей позволяет сделать несколько предварительных выводов о специфике их семейно-бытового и хозяйственного укладов.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Во – первых, по структуре и численному составу эти семьи немногим отличаются от общей массы крестьянских семей, хотя сказители чаще всего живут в составе сложной, неразделенной семьи. Во – вторых, особенности хозяйственного положения сказительских семей, степень их зажиточности определить достаточно трудно, т. к. в разное время и в связи с разными обстоятельствами крестьянское хозяйство претерпевало значительные колебания – от бедного до прожиточного. Складывается впечатление, что традиции эпоса дольше всего сохранялись и передавались из поколения в поколение в тех семьях, которые при любых превратностях судьбы могли найти способ восстановить хозяйство, в тех, где существовали прочные семейно-родственные связи. Самым ярким примером тому может служить количество случаев приема в дом примаков, т.е. попытки сохранить крестьянское благосостояние, за счет замужества дочери и прихода в семью еще одного мужчины. За период с 1782 по 1858 гг. в Сенногубского мирского общества известно только 18 случаев приема в дом примака, который должен был спасти угасающую семью от вымирания и разорения. Из этих восемнадцати примеров практически половина приходится на долю семей, связанных с эпической традицией. К ним относятся Суриковы, Зиновьевы, Сарафановы, Корниловы, Шевелевы (Щеголенок), Рябинины, Кокойкины, Завьяловы.

В третьих, большинство сказителей или членов их семей помимо земледелия имели дополнительный заработок, занимаясь каким-нибудь ремеслом или промыслом, хотя и не обнаружено определенной закономерности в приверженности крестьян – сказителей к тому или иному виду подобных занятий. Специфика неземледельческих занятий сказительских семей, скорее всего, происходила из особенностей региональной ремесленной специализации крестьянства вообще. Так в Пудожском уезде, где был развит сапожный и портновский промыслы, среди сказителей чаще всего встречались именно сапожники и портные: Чуков А.Е., Сивцев И.П. были портными, Георгиевская А. (знания получила от крестьянина швеца), Башкиров С.А. – сапожник и др. Н.С.Богданова-Зиновьева одним из своих учителей называла сапожника Михалу Рябого с Пудожского берега.

В четвертых, сказители Кижского региона, живя у берега озера, естественно, занимались рыболовством, однако как его объем, так и особенности артелей, в основном семейных, сильно отличались от промыслового Поморья, где земледелие играло второстепенную роль. Даже сетевязание, которое чаще других упоминается собирателями как специфическое занятие крестьян-сказителей, являлось, как уже отмечалось, для большинства крестьян домашним, семейным занятием, распространенным повсеместно, где существовало рыболовство. Рыбаками были толвуйские и шуньгские крестьяне, пожалуй не меньше чем кижские и сенногубские, однако, в этих районах Заонежья всеми исследователями отмечена слабая эпическая традиция. Это свидетельствует, что степень зависимости сохранности эпической традиции от доли рыболовства в крестьянском хозяйстве несколько преувеличена и рыболовство не являлось значительной причиной сохранности эпоса в данном регионе.

  • [1] Новиков Ю.А. О творческих контактах прионежских сказителей //Русский фольклор. Проблемы текстологии фольклора. Л., 1991. Т. XXVI. С.82.
  • [2] Соколов Б. Сказители. М., 1924. С.44.
  • [3] Путилов Б.Н. Эпическое сказительство. М., 1997. С.22.
  • [4] Громыко М.М. Место сельской (территориальной, соседской) общины в социальном механизме формирования, хранения и изменения традиции // Советская этнография, №5, 1984. С.71.; Громыко М.М. Семья и община в традиционной духовной культуре русских крестьян XVIII-XIX вв. // Русские: семейный и общественный быт. М., 1989. С.15-16.
  • [5] Путилов Б.Н. Проблемы типологии этнографических связей фольклора // Фольклор и этнография. Связи фольклора с древними представлениями и обрядами. Л., 1977. С. 6-7.
  • [6] Чистов К.В. Ирина Андреева Федосова. Историко-культурный очерк. Петрозаводск. 1988. С.19-20.
  • [7] Административное объединение "Кижская волость" на протяжении XVIII-XIX вв. претерпевало многочисленные изменения. В настоящей статье автор придерживается понятия Кижская волость, которая объединяет Кижский и сенногубский приходы или мирские общества, расположенные в непосредственной близости друг от друга и известные своей богатой эпической традицией.
  • [8] Чистов К.В. Севернорусские причитания как источник для изучения крестьянской семьи XIX века // Фольклор и этнография. Связи фольклора с древними представлениями и обрядами. Л., 1977. С. 140-141.
  • [9] Власова И.В. Структура и численность семей русских крестьян Сибири в XVII- пер. пол. XIX вв. // Советская этнография. №3, 1980. С.39.
  • [10] Там же. С.44.
  • [11] Александров В.А. Обычное право крепостной деревни России XVII — начало XIX вв. М., 1984. С.61.
  • [12] Чернякова И.А. Карелия на переломе эпох. Очерки социальной и аграрной истории XVII века. Петрозаводск. 1998.
  • [13] Там же. С.122-123.
  • [14] Копанев А.И. Крестьяне Русского Севера в XVII в. Л., 1984. С.73-75.
  • [15] Исповедальные ведомости Сенногубского прихода / НА РК. Ф.25, оп.21, д.25/74. 1794. Л.225.
  • [16] Книга переписная дворцовых крестьян приписных к Олонецким заводам Сенногубской...Кижской трети / РГАДА. Ф.350, оп.2, д.2371. 1726 г. Л.271 об. Исповедальные ведомости Кижского прихода за 1794 год / НА РК, ф. 25, оп. 21, д. 74. Л. 199.
  • [17] Исповедальные ведомости Сенногубского прихода за 1794 год. НА РК, ф. 25, оп. 21, д. 74. Л. 222.
  • [18] Там же. Л. 213.
  • [19] Дело о засвидетельствовании духовного завещания, данного государственному крестьянину Сенногубской волости, деревни Дмитровской Никифору Прокопьеву от дяди его Ивана Кокойкина (ошибка в названии дела - прим. - С.В.) / НА РК. Ф.656, оп.1, д.22/368. 1808 г.
  • [20] По прошению крестьянина Кижского общества деревни Потаневской Гаврилы Трофимова Рябинкина о наделе его пахотною землею и сенными покосами из выморочных участков / НА РК. Ф.37, оп.20, д.29/701. 1858 г. Л.1-15.
  • [21] Балагуров Я.А. Приписные крестьяне Карелии в XVIII-XIX вв. Петрозаводск, 1962. С.196.
  • [22] Ведомость о хозяйственном положении приписных к Олонецким заводам крестьян Петрозаводского уезда. 1820 / НА РК, ф.37, оп.1, д.16/151. Л.439. Размеры земельных наделов по разным волостям Заонежья были приблизительно равны. Вот данные на 1818 год: Кижская треть - на две души приходилось менее одной десятины, Яндомозерская волость - на две души одна десятина, Космозерская волость - на одну душу десятина, Великогубская треть - на две души менее одной десятины, Сенногубская волость - на две души десятина, Толвуйский погост - на две души одна десятина, Фоймогубская волость - то же, Вырозерская волость - на одну душу одна десятина, Типиницкая волость - на три души одна десятина, Кузарандская волость - на две души одна десятина. (Там же).
  • [23] В данном случае произошло разночтение в документах: по одним в хозяйстве Т. Рябинина всего 30 четвериков в пахоте (Посемейные списки), а по другим (Прошение Гаврилы Трофимовича о выделении дополнительной земли) - 76 четвериков.
  • [24] Нефедова Г.А. Важнейшие промыслы карельских крестьян в пореформенный период (1862-1905 гг.) // Ученые записки Петрозаводского Государственного университета. Т.VI, вып.I. Петрозаводск, 1957. С. 75, 86.
  • [25] Там же. С.75.
  • [26] Там же. С.74.
  • [27] Н.Н.Пушкарев в своем исследовании рыболовства на Онежском озере отмечал, что "...Принадлежа к озерам вообще малорыбным, Онего не дает и тех условий, которые в других местах облегчают рыбаку производство его промысла, как например: большие и сильные притоки воды, реки (Свирь и Волхов на Ладожском озере, Великая на Псковском озере, Шелонь и Ловать на Ильмене...). На Онеге нет массового передвижения рыб из конца в конец по озеру или к с глубины к устьям рек...Вследствие этого и рыбный промысел разбросан". Пушкарев Н.Н. Рыболовство на Онежском озере. СПб., 1900. С.10.
  • [28] Пушкарев Н.Н. Рыболовство... С.96-97.
  • [29] Там же. С.96.
  • [30] Там же. С.94-95.
  • [31] Там же. С. 67, 97, 116.
  • [32] Пушкарев Н.Н. Рыболовство...С.225. Постоянное пароходное сообщение Петрозаводска и Вознесенья с Петербургом началось с 1862 года.
  • [33] Пушкарев Н.Н. Рыболовство... С.141.
  • [34] Там же.
  • [35] Там же. С.107.
  • [36] Логинов К.К. Материальная культура и производственно бытовая магия русских Заонежья (конец XIX - нач. XX вв.). CПб, 1993. С.45.
  • [37] Новиков Ю.А. Сказитель и былинная традиция. СПБ., 2000. С.41.
  • [38] Новиков Ю.А. Сказитель... С.46.
  • [39] Логинов К.К. Материальная культура...С. 43.

// Кижский вестник №7
Редколлегия: И.В.Мельников (отв. ред.), Р.Б.Калашникова, К.Э.Герман
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2002.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Мир русской деревни


(народное искусство в жизни человека: обычаи, традиции, праздники)

Экспозиция «Мир русской деревни» знакомит посетителей с одним из самых полных в стране собраний русского народного искусства XVIII - начала XX века. Посетители музея на примере большого круга памятников традиционной культуры имеют возможность получить объемное представление о среде, в которой жили и творили народные мастера, наиболее значимых обрядах, семейных, календарных и трудовых праздниках русской деревни. 

Первый зал экспозиции

Первый зал экспозиции посвящен рассказу об архитектурном наружном и внутреннем убранстве крестьянского жилища конца ХIХ – начала ХХ века. Богатое собрание архитектурной резьбы музея-заповедника свидетельствует о разнообразии и богатстве техник, приемов, композиционно-образных решений памятников народного зодчества Русского Севера и Поволжья. Особую ценность представляет резной фронтон дома, выполненный в 1882 году мастером Михаилом Малышевым из Нижегородской губернии. Свобода творческого мышления, легкость и непринужденность исполнения характеризуют М. Малышева как одного из самых талантливых мастеров поволжской домовой резьбы.   


Вера крестьян в существование «иного» мира» подтверждается такими, часто встречающимися в народном искусстве добрыми и злыми персонажами, как русалки, водяные, птицы–сирины. Почти весь спектр мифологических образов и мотивов, используемых в архитектурной поволжской резьбе, представлен в наличнике светелочного окна конца ХIХ века из Нижегородской губернии. В нем нашли отражение представления наших предков о древней картине построения мира.    

Решение внутреннего пространства жилища, предметов его обстановки было строго установлено традицией и передавалось из поколения в поколение. В условно-сценической форме в экспозиции зала воссоздан интерьер крестьянского дома конца ХIХ – начала ХХ века из Вятско-Вологодского региона. Каждый угол жилой, отапливаемой части дома, имел свое, особое значение и как бы заменял отдельную комнату. Четыре угла избы соответствовали, используя современную терминологию, кухне, передней, гостиной и спальне. Главными для русского крестьянина были печной и «красный» углы дома, представлявшие особые сакральные центры.  

Согласно северо-русской традиции «русская» печь располагалась справа или слева от входа. Рядом с ней обычно оставался проход, где помещались кадка или лохань для воды, рукомойник с полотенцем. Сбоку, вдоль печи, устраивался голбец – расписная дощатая пристройка, конструктивно связанная с печью. Обстановка дома отличалась простотой и лаконичностью. Древними видами мебели являлись лавки и полки, которые изготавливались из широкого бруса, врубленного одной стороной в стену.    

Полки использовались для хранения посуды и различной утвари, а лавки - для сидения и сна, для чего к ним приставлялись скамьи. Убранство комнаты дополняли переносные предметы мебели: столы, скамьи, различные короба. Со второй половины XIX века широкое распространение получают сундуки, шкафы, стулья, кровати, диваны, которыми вначале обставляли только горницы. Нередко предметы имели «рубленные» скульптурные или токарные формы, украшались яркой многоцветной росписью.

 

Второй зал экспозиции


Второй зал экспозиции знакомит посетителей с кругом произведений, раскрывающих родильно–крестильные, предсвадебные, свадебные и поминально-погребальные обычаи и традиции русской деревни конца XIX – начала XX века. Образцы детской народной одежды редко встречаются в музейных собраниях страны. Большую ценность представляет группа предметов младенческой и детской одежды из Курской и Рязанской губерний: свивальник, детские одеяла, пеленки и изготовленные на Русском Севере золотошвейные наголовники для детских пеленок.

Как правило, в крестьянских семьях детей не баловали. Часто единственным лакомством ребенка и желанным подарком были печатные пряники. Свое название они получили от деревянных резных досок-форм с контррельефным, т.е. углубленным орнаментом. С помощью этих форм хозяйки отпечатывали на тесте изображения с фигурками птиц, рыбок, лошадок и цветов. 

Большой раздел экспозиции посвящен свадебному обряду. Создание новой семьи в крестьянском быту никогда не было делом частным, внутрисемейным, оно принадлежало к числу ритуалов общественной важности. Крестьянских детей готовили к будущей семейной жизни с самого раннего возраста. Девочки с 7-8 лет начинали участвовать в приготовлении приданого. Его размеры зависели от уровня материального благосостояния семьи будущей невесты. В экспозиции эта тема раскрыта определенным смысловым комплексом предметов: прялками, вальками, рубелями из северных и поволжских районов, богато украшенных сценами посиделок, сватовства, полотенцами, в орнаментации которых присутствует детородная символика, а также сундуками для хранения приданого.

Деревенская молодежь брачного возраста активно участвовала в посиделках, хороводах, играх. В виде «хоровода» в зале представлена ценная коллекция праздничных, богато декорированных костюмов северо-русских губерний России XIX – начала XX века. Ее дополняют свадебные комплекты одежды из Воронежской губернии начала XX века. Они отличаются от одежды иного назначения своей многопредметностью, насыщенной колористической гаммой и богатым орнаментальным убранством, наделенным особой благопожелательной символикой.


Свадебные костюмы крестьяне бережно хранили всю жизнь. Часто они использовались в качестве похоронной одежды – отсюда поговорка: «В чем венчаться – в том и скончаться». В связи с древними верованиями крестьян в загробную жизнь в экспозиции нашли место предметы, которые по традиции помещались в гроб для того, чтобы умерший мог ими пользоваться на «том свете»: мыло, гребень, деньги. Отдельную группу экспонатов составляют намогильные кресты и полотенца с изображением процветших намогильных крестов, символизирующих веру в бессмертие души.

Третий зал экспозиции

знакомит с праздничной культурой русской деревни конца XIX – начала XX века. Содержание основных традиционных праздников годового цикла - Рождества Христова, Масленицы, Егорьева дня, Троицы – раскрывается через комплексы предметов, являющихся их яркими атрибутами. Уникальное трехстворчатое зеркало ХVII века, выполненное в форме киота, ассоциируется с широко распространенным обычаем святочных гаданий, основными темами которого были брак и семья.   А нарядные конские дуги, изящные расписные выездные сани Олонецкой губернии середины XIX века, предназначенные для праздничных прогулок и маленькие саночки Вологодской губернии, на которых, крепко обнимая друг друга, катались с гор в молодожены – с праздником Масленицы.


В Троицу было принято украшать дома и церкви ветками березы, водить хороводы вокруг берез, что имело ритуальное значение. В условно-сценической форме в экспозиции зала воссоздан «троицкий хоровод», который составляют праздничные женские и мужской костюмы южнорусских губерний. Они отличаются подчеркнутой декоративностью, гармоничным сочетанием разнообразных техник, приемов и материалов. Представление о крестьянском костюме дополняет коллекция женских и девичьих головных уборов Европейских областей России.  

Четвёртый зал экспозиции

экспозиции «Мир русской деревни» посвящен трудовым занятиям русских крестьян XVIII – начала XX века: гончарскому, кузнечному и набивному делу, вышивке, ткачеству, плетению кружев и поясов. В каждом большом селении в те времена работала кузница, в которой мастер мог изготовить любую нужную вещь от простого гвоздя, топора до изящного светца или хитроумного замка. 


Изготовлением глиняной посуды занимались по всей России. В одних местах применяли древнейшую технику лощения и задымления сосудов, в других они обваривались в горячих растворах молока и муки, но чаще всего изделия украшали разноцветными поливами, нередко дополненными росписью. В экспозиции можно познакомиться с традиционными формами корчаг, мисок, кувшинов, а также давно исчезнувшими рукомойниками с одним или двумя рыльцами, кубышками для хранения растительного масла, латками для киселя и холодца. Здесь же, в зале представлен гончарный круг, на примере которого можно проследить, как из комочка глины постепенно получается керамический сосуд.

Украшение тканей при помощи деревянных резных досок имело в России широкое распространение. В домашних «красильнях» или у мастеров, которые ходили по деревням с запасом инструментов и красок, крестьянки выбирали узор по специальным «заказникам». Один из них, из Каргопольского уезда Олонецкой губ. с 55 образцами узоров, представлен в экспозиции. Из набивных тканей шили женскую и мужскую одежду, скатерти, полотенца, занавеси и др. В зале представлены не только готовые изделия, но и набивные доски XVII – начала XX века, молотки, которыми набивали узор на ткань.


Во второй половине зала рассказывается о том, «как рубашка в поле выросла» - как пучки льна постепенно превращались в мягкое волокно, затем в нити, а нити в тканое полотно, из которого шили всё необходимое. Экспонаты, созданные руками крестьянских ткачих, вышивальщиц, кружевниц восхищают мастерством исполнения, разнообразием технических приёмов, образной наполненностью, жизнеутверждающей силой цветовой гаммы.   Большой раздел экспозиции посвящен прялке, которая сопровождала русскую женщину от рождения до старости. Среди них – дышащие архаикой резные и расписные тверские и вологодские прялки со множеством солярных символов, мезенские прялки Архангельской губернии с красно – чёрными узорами, напоминающие древние петроглифы, белофонные прялки Северной Двины с многоцветной сюжетной росписью. 

Особенностью экспозиции зала является то, что посетитель музея имеет возможность познакомиться с интересным комплексом интерактивных экспонатов начала XX века из Вятской губернии. Они помогут наглядно разобраться с назначением предметов, использовавшихся при изготовлении ткани: трепалом, с помощью которого пучки льна освобождались от внешней оболочки–костры, прялкой и веретеном – предметами для прядения нитей, ткацким станом, за которым опытная ткачиха ткет разноцветный половик.


По мнению устроителей, экспозиция «Мир русской деревни» возвращает к истокам национальной культуры, помогает понять оптимистическое мировоззрение народа, его насыщенный образ жизни, представления о добре и красоте.  

Общины и следствия – Деньги – Коммерсантъ

107 815 сельских обществ, объединявших 232 907 населенных пунктов, было в Российской Империи на начало XX века. Эти образования не только подчиняли порядку крестьянский труд, но и обеспечивали своим членам серьезные социальные гарантии, поэтому многие видели в крестьянской общине прообраз социального государства будущего. Однако архаические модели человеческих отношений хотя и гарантируют стабильность, сильно мешают модернизации страны. Между тем промышленная модернизация была необходима, и вместе с заводами и железными дорогами Россия получила армию рабочих, которые в отличие от крестьян были вполне восприимчивы к революционной пропаганде.

АЛЕКСАНДР КРАВЕЦКИЙ

Демократия снизу

Российские законодатели всегда предпочитали предписывать стране нормы жизни, исходя из умозрительных представлений об идеальном обществе. Ситуаций, когда законодательство лишь оформляло уже существующие общественные институты, а не конструировало нечто новое и невиданное, было в нашей истории не так уж много. Именно к таким счастливым исключениям относится крестьянская община. Даже во времена крепостного права крестьянская община обладала достаточно большой самостоятельностью в повседневных делах. Ведь владельцу душ было важно получение дохода, община же несла перед помещиком коллективную ответственность, гарантируя выплату оброка со всех хозяйств, входящих в нее. В правовое поле крестьянская община включалась постепенно. В 1838 году законодательство признало сообщества государственных крестьян, а после отмены в 1861 году крепостного права крестьянское "общество" стало той сельской административной единицей, с которой власть была готова иметь дело (сами крестьяне слово "община" не использовали, а свои объединения называли миром или обществом, причем последнее название фигурировало и в государственных бумагах). Главным органом крестьянского общества был сход, выносивший решения чаще всего в устной форме, хотя они могли и записываться. Именно мирской сход распределял наделы между членами общины, регламентировал порядок общих работ, нанимал пастухов и сторожей, размышлял, стоит тратить силы и средства на строительство дорог и мостов или же с этим можно повременить. На сходе в общину принимались новые члены и исключались те, кто решал перебраться в город или в другое село. Прием и исключение проходили непросто, поскольку члены общины были связаны круговой порукой и отвечали за то, чтобы все крестьяне исправно платили подати и исполняли свои обязанности перед государством. Если из общины уходил полноценный член, его долги и обязанности перекладывались на тех, кто оставался. Новых же членов было нужно обеспечить земельным наделом, а земли всегда не хватало.

При принятии решений мир исходил не только из соображений целесообразности, но и из своих представлений о справедливости и законе. Мир мог, например, удовлетворить просьбу бывшей односельчанки, которая вышла замуж в другое село, но, овдовев, пожелала вернуться назад. И хотя никаких формальных прав на получение земли по месту прежнего жительства вдова не имела, мир, учтя, что вдова — "природная нашей деревни соседка", постановлял, что она может вернуться назад на "вечное жительство". Несложно представить, до какой степени при обсуждении подобных вопросов накалялась обстановка.

Вообще, при принятии мирских решений господствовали внутренние правила, а не законы империи. Например, живущие на государственных землях сибирские крестьяне передавали и наследовали свои наделы, хотя по закону эти земли принадлежали казне. Ссылки на то, что эту землю обрабатывал отец и дед, оказывалось вполне достаточно, чтобы община признала права потомка. И никого не интересовало, по какому праву отец и дед пользовались землей.

Неписаные традиции работали не хуже писаных законов. Так, в некоторых регионах правом засева гривы, то есть возвышенности среди болот, обладал тот, кто по весне первый приехал на участок с сохой и распахал его. Отсюда поговорка "чей наезд, того и пашня", которую современный урбанистический быт преобразовал в сентенцию "кто первый встал, того и тапки". При этом выезд на гриву ранней весной не означал, что крестьянин претендует на владение этим местом — он признавал его территорией, находящейся в общей собственности. Потенциальный владелец не мчался по болоту с сохой, а заявлял о своих правах на сходе. И если сход поддерживал его притязания, временный пользователь безропотно уходил.

Сельские сходы могли собираться часто, иногда два-три раза в неделю. Участвовали в них главы всех самостоятельных хозяйств. Главы семей, не отделившихся от родителей и живших с ними под одной крышей, в сходах не участвовали. Традиция устанавливала порядок проведения сходов. Пожилые крестьяне сидели, молодые стояли. Споры иногда приобретали весьма эмоциональный характер, но до драк не доходило. Если же кто-то считал себя оскорбленным и полагал, что обязан физически наказать обидчика, то он должен был каким-то образом заманить зарвавшегося оппонента в кабак. В отличие от уличного мордобоя кабацкие драки считались допустимыми. Если же побитый в кабаке пытался жаловаться общине, то мог услышать, что хорошие люди по кабакам не ходят, а на улице тебя бы никто не тронул.

Несколько иначе выглядели большие сходы, в которых участвовали жители разных сел, а то и всей волости. Участие в таких больших собраниях многие крестьяне воспринимали как выход в свет, люди робели и часто предпочитали молчать, чтобы не сказать глупость и не опозориться. Здесь же появлялись и свои публичные политики — бойкие обитатели торговых сел или же те, кто получил опыт городской жизни. Людей, способных говорить с толпой и пробивать те или иные решения, крестьяне называли горланами. Они могли оказывать существенное влияние на ход собрания, поэтому горланов иногда подкупали. Именно их следует считать первыми в истории России проплаченными депутатами.

В XIX веке о крестьянских сходах писали много — и журналисты, и писатели, и этнографы. При этом объектом критики сторонних наблюдателей был как раз излишний демократизм этих мероприятий, который воспринимался как хаос и анархия.

Корпоративная этика

Община давала своим членам довольно серьезные социальные гарантии. В случае чрезвычайных происшествий — пожара, болезней и прочих неприятностей, да и просто когда работы становилось слишком много и люди переставали справляться, община приходила на помощь. Крестьянский мир посылал здоровых людей топить печь, готовить еду и ухаживать за детьми в тех домах, где все работоспособные члены семьи были больны. Вдовы и сироты могли рассчитывать на помощь в обработке земли или уборке урожая.

В некоторых случаях помощь не была безвозмездной — человек, которому она оказывалась, должен был в будущем в какой-то форме за нее расплатиться. Например, погорелец мог просить мир поставить ему новую избу. Мир выделял лес под вырубку, предоставлял рабочую силу и т. д. Когда же погорелец становился на ноги, он выплачивал долг. Существовала также традиция прощать долги такого рода за угощение, то есть за еду и питье, которыми хозяин потчевал пришедших помочь.

Обычно помочи (так называлась коллективная мирская помощь соседу) начинались с того, что хозяин просил поддержки у односельчан. Это происходило на сходе, или же нуждающийся просто обходил дворы. Участие в помочах не было обязательным, но желающих обычно бывало много, поскольку за коллективной работой следовало угощение, а после застолья — ночные катания на лошадях и прочие развлечения. Нужно сказать, что после революции идею помочей успешно перехватила власть. Коллективный бесплатный труд в нерабочее время получил название субботников и воскресников, хотя в роли нуждающегося погорельца выступало родное государство. По образцу деревенских помочей субботникам старались придать характер праздника труда. Играющий на рабочем месте оркестр — характерная черта подобных мероприятий.

Мы не погрешим против истины, сравнив село с корпорацией, которая регламентирует не только труд своих членов, но и их личную жизнь и отдых. Корпоративы, то есть регулярные праздники, были совершенно необходимой частью жизни русского крестьянина. Дням церковного календаря соответствовали не только предписанные Типиконом церковные богослужения, но и традиционные игры и развлечения, кроме прочего, решавшие многочисленные социальные проблемы. К примеру, в некоторых регионах молодежь, обходя дворы со святочными песнями и прибаутками, поименно перечисляла пары на стадии активного ухаживания. Войдя во двор, где жил потенциальный жених, толпа пропевала или выкрикивала имя его партнерши. Таким образом до родителей доносилось, кого их сын намерен выбрать на роль жены. Родители же, имевшие в этих вопросах право решающего голоса, могли поддержать этот выбор, а могли и воспротивиться.

Крестьянское хозяйство — это семейное производство. Родственные и трудовые отношения переплетались здесь порой очень замысловато. Картина нередко осложнялась еще и тем, что в одном доме сосуществовало несколько семей. Дело в том, что мужчина мог стать полноправным членом общины, только женившись. И происходило это не сразу после свадьбы, а лишь после выделения из родительского хозяйства и строительства собственного дома. А до того младшая семья считалась частью родительской, и на мирском сходе интересы последней представлял лишь один человек. Глава семьи — большак, как правило, старший из здоровых и активных мужчин, был всевластным правителем семьи. А поскольку деревенские работы довольно четко делятся на мужские и женские, заместителем большака по женской части была его жена — большуха, или старшуха. Если же большак был вдовцом, эту функцию исполняла его незамужняя сестра или же старшая невестка.

О внутрисемейной демократии говорить не приходится. Все распоряжения большака подлежали безоговорочному исполнению. Если община была институтом демократическим, то семья — жестко патриархальным. Отношения между членами семьи были иерархичными, и место в этой иерархии определялось не личными качествами, а традицией. Например, сноха, первой пришедшая в дом, обладала перед прочими правами "первозамужества" — занимала, независимо от возраста, относительно привилегированное положение.

Перечить старшим было невозможно, что создавало благодатную почву для различных злоупотреблений. В первую очередь здесь следует упомянуть снохачество, распространенную практику сожительства большака со своими невестками. Власть, которой большака наделяла семья, давала ему такую возможность. Не составляло труда услать сына работать вне дома, чтобы остаться наедине с его женой. А механизмов защиты от посягательств большака практически не было. Случаи обращения женщин в суд по этому поводу были единичными и ни к чему не приводили, поскольку волостные суды всячески уклонялись от рассмотрения подобных дел. Общественное мнение практически не осуждало снохачество, и сын, решившийся протестовать против подобных притязаний отца, считался сыном непочтительным. Лишь в 1918 году снохачество вошло в перечень поводов для расторжения церковного брака.

Больно умные

Экономические связи крестьян были довольно обширными, о какой бы то ни было замкнутости общины говорить не приходится. Крестьяне прекрасно умели контактировать с представителями других сословий, хотя о взаимопонимании можно было говорить далеко не всегда. Публицист и славянофил Юрий Самарин так описал коммуникацию крестьянина с чужаком, от которого он зависит: "Умный крестьянин в присутствии своего господина притворяется дураком, правдивый бессовестно лжет ему прямо в глаза, честный обкрадывает его, и все трое называют его своим отцом".

Представителей других сословий, приехавших что-то продавать, покупать или же собирать подати, крестьяне все-таки уважали. Но был и другой тип пришлых горожан, которые ничем не торговали, не исполняли властных функций и даже не искали полезных ископаемых. Свою миссию они видели в просвещении, к чему крестьяне совершенно не стремились. Просвещаться, то есть каким бы то ни было образом менять взгляды и образ жизни, крестьяне не любили. Доброхота-помещика, желавшего за свой счет изменить жизнь крестьян к лучшему, ненавидели сильнее, чем безжалостного эксплуататора.

В России образованные люди всегда любили учить народ и прививать ему свою систему ценностей, считая ее единственно верной. Правда, успехи подобного просвещения были довольно скромными — крестьянская община прекрасно противостояла любым внешним воздействиям. Это на своей шкуре почувствовали революционеры-народники. Не будем углубляться в хорошо известную историю хождения в народ, когда летом в деревню отправились сотни переодетых крестьянами студентов и прочих молодых людей, пересыпавших свою речь диалектными словечками. Этот костюмированный культпоход должен был решить амбициозную задачу трансформировать крестьянскую общину в социалистический фаланстер. Народникам казалось, что крестьяне, воспитанные на демократических процедурах общинной жизни и к тому же склонные к коллективизму, уже почти готовые жители города Солнца. Надо лишь найти к ним правильный подход и говорить с ними на языке, который они понимают. Именно поэтому агитационные сочинения стилизовались в том числе под благочестивые листки для простого народа. Известна, например, брошюра "О мученике Николае и как должен жить человек по закону правды и природы", рассказывающая не о святителе Николае Мирликийском, как можно было ожидать, а о Николае Гавриловиче Чернышевском. А на обложке другой брошюры красовался такой заголовок: "Слово на Великий Пяток преосвященного Тихона Задонского, епископа Воронежского, о правде и кривде". Однако к святителю Тихону Задонскому это сочинение отношения не имеет — его автором был народник С. М. Кравчинский, а отпечатали брошюру в Женеве. Агитаторам казалось, что крестьяне с их ярко выраженным коллективизмом — прирожденные революционеры, но при ближайшем знакомстве выяснялось, что крестьяне — это защитники существующего порядка вещей, а не его разрушители. Так что все эти попытки агитации на языке народа потерпели полную и сокрушительную неудачу. Крестьяне слушали агитаторов с большим скепсисом и охотно сдавали их властям.

Революционеры были далеко не единственные, кого отторгала крестьянская община. Она с недоверием относилась вообще ко всем, кто пытался изменить ее привычный, не подлежащий критике уклад. Доставалось и священникам-идеалистам. Молодые выпускники семинарий мечтали нести в народ живое слово и встречали полное непонимание. Когда приехавший в свой сельский приход священник А. И. Розанов произнес первую проповедь не по писаному тексту, а просто обращаясь к людям, прихожане восприняли это негативно. Община стала упрекать священника — дескать, он должен проповедовать "от Писания", то есть по книге, а отсебятину говорить может каждый. И священнику пришлось уступить. "После возьмешь, бывало, с клироса какую-нибудь книгу, положишь на аналой, да и говоришь, что знаешь",— вспоминал Розанов. То есть он по-прежнему произносил импровизированные проповеди, но при этом глядел не на людей, а в книгу. И это всех устраивало.

Но были и куда менее безобидные традиции. Например, следование деревенским правилам хорошего тона вело к тому, что священник злоупотреблял спиртным. В сельских приходах отказ батюшки выпить предложенную хозяином водку воспринимался как страшное оскорбление. Во время праздничных обходов, когда священник посещал дома прихожан, те видели в нем почетного гостя, которого необходимо потчевать и в первую очередь — поить. Уважительных причин для уклонения не было, отказы не принимались. В крестьянской культуре совместные трапезы имели большое значение. Это был способ поддержания добрососедских отношений внутри прихода, поэтому отказаться от угощения и застолья было невозможно. "В нашем простонародье,— вспоминал священник Иоанн Беллюстин,— доселе неизменным сохраняется то свойство, которое во времена давние отличало предков его,— гостеприимство. Прекрасное в себе, оно, однако же, слишком грубо, невыносимо, навязчиво проявляется у крестьян. Так, случился праздник, например Пасха,— священник ходит с образами. Угощение, то есть водка и закуска, в каждом доме. Молебен отслужили, и священника просят почтить хозяина, выпить водки и закусить. Священник отказывается — перед ним становится все семейство на колени и не встает, пока священник не выпьет. Не подействовало и это, уговорил он хозяев встать и идет, не выпивши,— конечно, хозяин в страшной обиде; с негодованием бросает что-нибудь за молебен и уже не провожает".

Приехавший в сельский приход молодой священник оказывался перед дилеммой: либо принимать угощения прихожан и периодически напиваться в стельку, либо отказываться от алкоголя и таким образом испортить отношения с приходом. В результате некоторые священники просили церковные власти выпустить указ, под страхом всех мыслимых и немыслимых кар запрещающий церковнослужителям употреблять спиртное. Тогда священник мог бы честно говорить гостеприимным хозяевам, что пить ему закон запрещает. "Пока принцип необижания будет допускаем,— писал один из участников дискуссий,— до тех пор известная картина Перова "Крестный ход в деревне" не выведется в Православной Русской Церкви".

К светлому будущему

Куда эффективнее преобразовывали общину реформаторы сверху. Почему борцы за капиталистическое будущее не любили крестьянскую общину, вполне понятно. Круговая порука, которой были повязаны ее члены, означала, что наиболее способные и предприимчивые будут платить налоги за нерадивых и бездельников. Общинная собственность на землю, когда один участок переходил от одного семейства к другому, лишала стимула повышать ее плодородие — зачем, если на следующий год твою землю будет обрабатывать другая семья? К тому же круговая порука затрудняла выход крестьян из общины, что тормозило развитие промышленности. Именно этим объясняется то, что Петр Столыпин делал ставку не на крестьянскую общину, а на отдельные самостоятельные хозяйства. По идее так должно было произрасти прогрессивное сельскохозяйственное производство, опирающееся на научные методы, а не на сомнительные местные традиции. А тех, кто не вписался в новое хозяйство, ждали рабочие места на заводах и фабриках.

С точки зрения экономики эта схема кажется практически безупречной. Но по крайней мере с одной существенной оговоркой. Схема не учитывает глубочайшего культурного шока, который испытывал вырванный из общины и переселившийся в рабочую казарму (так тогда называли общежития) крестьянин. Конечно, крестьянский труд был нелегким, но община работала как социально ориентированная корпорация, которая обеспечивала селу общественную стабильность. В городе же ничего подобного не было. Если для крестьян праздничные дни были средством консолидации, то отдых у рабочих не имели устойчивой традиции и превращался в грандиозную пьянку. Рабочие в выходные представляли собой серьезную опасность для общественного спокойствия. "Всякий, кому приходилось бывать в праздничные дни в фабричных центрах, поражается тем разгулом, который царствует среди рабочих,— говорил в 1896 году один из докладчиков на IV Всероссийском торгово-промышленном съезде.— Кабаки и трактиры, составляющие неизбежную принадлежность таких мест, бывают обыкновенно переполнены народом. Водка быстро производит свое действие, начинаются ссоры, драки целыми партиями, причем в дело нередко пускаются ножи, и в результате несколько человек изувеченных или раненых. Для поддержания хотя бы некоторого порядка среди фабричного населения фабричной администрации приходится содержать усиленный состав сторожей и фабричной полиции".

Оказавшиеся вне общины крестьяне были удобным объектом для различных революционных агитаторов. Это и был тот самый пролетариат, которому нечего терять и на который делали ставку представители наиболее радикальных революционных партий. Бывшие крестьяне из рабочих казарм, так же как и бывшие крестьяне, попавшие в окопы Первой мировой войны, оказались пушечным мясом революции, а затем и Гражданской войны. Что же касается крестьянской общины, то в процессе коллективизации 1920-1930 годов эта форма человеческого общежития прекратила свое существование.

Каким был на самом деле уровень жизни в России накануне революции — Российская газета

Статистика, как известно, знает все. В том числе и про социально-экономическую ситуацию в России накануне революции 1917 года. Вот только не каждый исследователь способен, глубоко вникнув в бесчисленные колонки мертвых цифр, увидеть за ними живые, драматичные реалии переломной эпохи.

Профессор Санкт-Петербургского университета Борис Николаевич Миронов - из лучших российских историков, умеющих видеть и анализировать. Автор недавно опубликованной трехтомной монографии "Российская империя: от традиции к модерну" специально для этого номера "Родины" предложил интереснейшие статистические выкладки.

Цифры говорят сами за себя вдумчивому читателю...


Зарплаты

Во время любой войны происходит снижение уровня жизни. Однако во время Первой мировой войны, вплоть до февральских революционных событий 1917 г., понижение благосостояния можно считать умеренным. Не столь существенно, как принято думать, уменьшилась реальная зарплата рабочих. В 1914-1916 гг., по расчетам выдающегося русского экономиста и общественного деятеля С. Н. Прокоповича, она выросла на 9% и только с 1917 г. стала снижаться. С точки же зрения С.Г. Струмилина, реальная зарплата стала снижаться с 1914 г., но и в этом случае в 1916 г. она была лишь на 9% ниже, чем в 1913 г., зато за один революционный 1917 год упала на 10%.

Катастрофическое падение зарплаты произошло после прихода к власти большевиков, в 1918 г. (табл. 1, 2).

Причина расхождений в оценках Прокоповича и Струмилина состоит в следующем: первый более полно учитывал кроме зарплаты пайки, расходы предпринимателей на жилище, страхование и медицинскую помощь, составлявшие довольно значительную величину - 8,3% денежной платы.


Экономика

Спад промышленного производства был незначительным - по самым пессимистическим оценкам в 1915-1916 гг. - лишь 4% (в 1917 г. - на 20%). ЦСУ зафиксировало для 1915-1916 гг. даже рост производства на 16% (в 1917 г. спад - на 39,6%).

Производительность труда за 1914-1916 гг. увеличилась на треть (31,6%). По самым пессимистическим оценкам, снижение реальной зарплаты к началу 1917 г. составило лишь 9%, а по оптимистическим - она увеличилась на 9%.

Материальное положение деревни было стабильным благодаря хорошим урожаям и помощи государства семьям, которые послали своих работников на войну. Главная причина этого состояла в рекордном сборе зерновых в 1914-1917 гг., который в общероссийском масштабе вполне удовлетворял спрос населения.

Возросшее потребление армии компенсировалось запрещением экспорта, поглощавшего в мирное время свыше 20% сбора хлебов.


Продовольствие

Во время войны материальное положение российского населения было гораздо лучше, чем во всех воюющих странах, в особенности в Германии. Там карточная система на хлеб была введена в январе 1915 г., постепенно распространена на всю страну и на все важнейшие продукты питания. Городская норма выдачи хлеба по карточкам на человека в день составляла в 1916 г. 200-225 г., в 1917 г. - 170 г. Немецкие нормы хлеба напоминают ленинградскую блокаду, когда на человека в сутки выдавалось 125-250 г.

В России карточная система возникла только летом 1916 г. В провинциальных городах нормированию подлежали только сахар и хлеб, причем по нормам в несколько раз большим, чем в Германии. В Москве карточная система на хлеб была введена только 6 марта 1917 г. В Петрограде накануне февральских событий хлеба выдавалось в день на человека полтора фунта (615 г.), рабочим - 2 фунта (820 г.) - в 3,6-4,8 раза больше, чем в Германии.

При этом в 1916 г. число стачечников на 1000 человек работающего населения в Германии было в 69 раз меньше, чем в России.


Вклады

Вклады населения в сберегательные кассы - главный банк страны для широких слоев населения - во время войны тоже говорят многое об уровне жизни населения. К 1 января 1917 г. число вкладчиков увеличилось в 1,5 раза, а сумма вкладов с учетом инфляции - на треть.

Число вкладчиков - 12,7 млн. И это не буржуазия и помещики - купцов и предпринимателей во всей империи насчитывалось лишь около 120 тыс. , помещиков - около 100 тыс.

Вкладчики состояли на 30% из крестьян, на 12% из мещан, на 13% из рабочих, т.е. на 55% из трудящихся. (табл. 3).


Преступность

Уровень преступности в годы войны снизился на 26% (табл. 4).

В 1914-1916 гг., если судить по числу возникших следствий на 100 тыс. населения в восьми судебных округах, преступность была примерно на 26 процентных пунктов ниже, чем в 1911-1913 гг., в том числе в деревне - на 29, а в городе - на 6. В целом по стране снизилась частота совершения всех видов преступлений, а в городе незначительно (на 5 пунктов) возросло лишь число краж (на 100 тыс. населения). Вряд ли столь существенное уменьшение преступности можно объяснить только уходом миллионов здоровых мужчин в армию, ибо упала преступность женщин и детей, не подлежавших мобилизации.

Показательно существенное (на 34 пункта) сокращение числа государственных преступлений. В 1916 г. обнаружился небольшой рост преступности по сравнению с 1915 г. (в целом - на 12 пунктов, в деревне - на 11, а в городе - на 19 пунктов) за счет главным образом краж, разбоев и грабежей. Но уровень 1913 г. превзойти все равно не удалось: в 1916 г. в целом по стране преступность была 24 пункта ниже, в деревне - на 28, а в городе - на 3 пункта ниже, чем в 1913 г. И это при том, что за время войны, к лету 1916 г. под влиянием массовых переселений призывавшихся в армию крестьян в города, доля городского населения увеличилась с 15,3% до 17,4%, или на 2,1%.


Самоубийства

Коэффициент самоубийств упал в 3 раза.

По уровню самоубийств в пореформенное время Россия занимала предпоследнее место в Европе. С 1870 по 1910 г. коэффициент самоубийств изменялся циклически при общей повышательной тенденции; пик приходился на 1891-1895 гг., затем произошло снижение. Важно отметить, что суицидальность росла только среди горожан, в то время как в деревне после незначительного подъема в 1880-х - первой половине 1890-х гг. она понизилась и в начале ХХ в. вернулась к уровню 1819-1825 гг. В годы Первой русской революции 1905-1906 гг. коэффициент самоубийств понизился и стал расти только с 1907 г., после ее окончания, достигнув максимума к 1913 г. (табл. 5).

Во время Первой мировой войны, если судить по Петрограду, Москве и Одессе, коэффициент самоубийств снизился в 2,8-3 раза, а с 1918 г. стал расти и в целом по стране в 1923-1926 гг. превзошел довоенный уровень в 1,5 раза (5,6 против 3,7 на 100 тыс.).

Для сравнения, в 1989 г. коэффициент самоубийств в Российской Федерации был в 5,9 раза выше, чем в 1912 г. (25,8 на 100 тыс.), в 1994 г. - в 9,5 раза (41,8 на 100 тыс.), в 2008-2009 г. - в 6,6 раза (29 на 100 тыс.).


Рецензия на только что вышедшую из печати трехтомную монографию Бориса Миронова "Российская империя: от традиции к модерну" - стр. 88.

Семейные реликвии. О чем они расскажут оренбуржцам? | События | КУЛЬТУРА

В галерее «Оренбургский пуховый платок» в Областном музее изобразительных искусств открылась выставка «Предметы быта в укладе крестьянской жизни». На ней представлены экспонаты из историко-этнографического музея Оренбургского государственного аграрного университета и личной коллекции профессора, доктора исторических наук Аллы Федоровой.

Восхищение человеком земли

Выставка посвящена сорокалетию создания музея. Показывает жизнь крестьян со всеми ее особенностями. Здесь собраны предметы быта, кухонная утварь. Среди экспонатов - национальные костюмы.

- Самые ценные экспонаты из моей личной коллекции – ковер на клеенке и чувашские полотенца, рассказывает Алла Федорова. - Есть вещи, которые жители области хранили как семейную реликвию, и передали в музей. Интерес у оренбуржцев вызовет гармонь, сделанная без единого гвоздика,  лоскутное одеяло, а также рубахи, бережно вышитые женщинами-хозяйками. Почетное место занимает колыбель.

Известно, что крестьяне много работали. Этой сфере жизни на выставке уделили отдельное внимание. Здесь можно увидеть плуг и борону, молотилку и жернова, необходимые простому человеку для того, чтобы трудиться.

Предметы, необходимые крестьянам в быту и для работы. Фото: АиФ/ Татьяна Ребикова

Важное место в домах отводили религиозным предметам. В экспозиции оформлена витрина с богословской литературой. Среди книг есть «Ирмологий на крюковых нотах» с текстами для церковного пения.

Кроме того, уникальную ценность представляет витрина с документами, письмами и газетами. В их числе есть самый старый экспонат – оригинал газеты Уральского казачества «Уральские войсковые ведомости» 1880 года. Печатное издание привез студент, в семье которого оно хранилось более 130  лет.

- Дух, который витал и еще продолжает витать в бывшем сельскохозяйственном институте, подарил мне любовь и нежность к селу. Он воспитал во мне чувство восхищения человеком земли и труда, человеком, который работал денно и нощно,- отметила профессор.

Студенты проникаются историей

Первая экспозиция в музее института открылась в 1980 году. Но работа, конечно, началась намного раньше. Сначала коллекционировали только документы, фотографии, фронтовые письма и монеты. За все годы в это движение вовлекли около двух тысяч студентов, ставших участниками краеведческого кружка. Собирать коллекцию помогали, в том числе и многие студенты-заочники.

Молодые люди ехали домой, встречались с бабушками и дедушками. Представители старшего поколения рассказывали им о том, как жили раньше и что-то передавали на хранение в музей.  

- По учебнику истории узнавать новое не всегда интересно, а вот через общение с близкими студенты проникались историей. При этом звучали семейные легенды,- поделилась Алла Федорова.

Профессор, доктор исторических наук Алла Федорова на открытии экспозиции. Фото: АиФ/ Татьяна Ребикова

Для преподавателя было важно, чтобы ее подопечные полюбили историю, читали книги, ходили в музеи, общались с людьми. И поэтому в ее работе превалировало документальное кино, встречи с фронтовиками, рассказы о музейных ценностях. Ну и, конечно, студенческие театры с постановками о сельской жизни.

Стены музея аграрного университета всегда вызывали интерес у окружающих. А пять лет назад музей по-настоящему расцвел – у него появилось новое просторное здание. Это произошло благодаря ректору учебного заведения Геннадию Гончарову.

Крестьянская ментальность

За каждым предметом экспозиции, которая будет работать в галерее «Оренбургский пуховый платок» до 19 марта, стоит своя жизнь, судьба крестьян разных народов Оренбуржья. Вещей и секретов здесь много. Это просто фантастическая площадка для родителей с детьми, потому что здесь будут проходить встречи и мастер-классы.

Директор областного музея изобразительных искусств Юрий Комлев на официальном открытии выставки отметил, что вместе с Аллой Федоровой провели большое количество мероприятий не только в Оренбуржье, но и в Москве, Московской области, в Пскове, Белгороде, Нижнем Новгороде. Он поблагодарил ее за возможность представить оренбуржцам предметы быта крестьян, которые когда-то хранились в домашних коллекциях.

На начало XX века в Оренбуржье крестьяне составляли 82 процента жителей. Фото: АиФ/ Татьяна Ребикова

- Предметы, находящиеся здесь, мне очень дороги и напоминают о детстве. Мы жили с родителями на улице Аксакова в Оренбурге. Папа работал театральным художником, он рассказывал, что в 1939 году по нашей улице шли крестьянки с косами и граблями на плечах. Женщины направлялись за Урал, чтобы там косить траву, - рассказала доцент кафедры философии, культурологии и социологии ОГУ Татьяна Скопинцева.

Доцент обратила внимание на то, что на начало XX века в Оренбуржье крестьяне составляли 82 процента жителей. По словам Скопинцевой, все мы дети крестьянской культуры и наша ментальность крестьянская. Мы по-особенному реагируем на окружающий мир и не можем снять с себя социальную скорлупку. Живем и до смерти помним о своем происхождении. 

На официальном открытии выставки побывал Владимир Кузнецов, который был первокурсником в 1973 году, и учился на агрономическом факультете сельхозинститута. Бывший выпускник Аллы Федоровой подчеркнул, что собрать такую коллекцию одежды, предметов, утвари, сохранить все это и завещать своим потомкам, дорогого стоит.

Переместились в прошлое

Посетитель музея Тамара рассказала о том, что на выставку ее пригласила подруга, вместе с которой они интересуются историей нашего края.

- Когда-то я тоже создавала музей. Экспозиция очень понравилась, здесь есть, на что посмотреть. Интересно, что тут много натуральных деревянных предметов. Я впервые близко увидела зыбку - колыбель.

Оренбурженка поблагодарила создателя музея и организаторов мероприятия за возможность переместиться в прошлое и отметила, что сделала это с удовольствием.

Глядя на экспонаты, удивляешься энтузиазму коллекционера. За сорок лет существования музея преподаватель и студенты проделали огромную работу. Каждый предмет, находящийся здесь, это история человека. Например, история парня, который переехал из деревни в Оренбург. В пожелтевшем от времени письме родителям от сына, лежащем на витрине с документами, можно прочитать рассказ о городской жизни. А деревянный сундук с рушником и стоящая рядом прялка напомнят бабушкин дом. Приходите, узнавайте, прикасайтесь к прошлому, впитывайте крестьянский дух и помните о своих корнях.

Посетитель музея Тамара призналась, что мероприятие напомнило ей о прошлом. Фото: АиФ/ Татьяна Ребикова

Деревянный сундук с рушником и прялка напомнят бабушкин дом. Фото: АиФ/ Татьяна Ребикова Письмо родителям от сына, в котором бывший сельчанин рассказывает о городской жизни. Фото: АиФ/ Татьяна Ребикова

Почему Наполеон не отменил в России крепостное право?

Подпись к фото,

Для отмены крепостного права понадобились еще полвека

29 ноября 1812 года последний наполеоновский солдат покинул российскую землю.

610-тысячная Великая армия погибла почти целиком. Потери убитыми, умершими от ран, замерзшими и пленными составили около 550 тысяч человек. Русские потери оцениваются в 210 тысяч человек, потери всей Европы за 20 лет революционных и наполеоновских войн - примерно в два миллиона.

Как минимум, половину погибших и плененных во время "русского похода" составляли не французы, а немцы, итальянцы, поляки и представители других "двунадесяти языцев". Тем не менее, в 1813-1814 годах императору пришлось призывать в армию 16-летних мальчишек. Ситуацию уже не мог спасти даже военный гений Бонапарта, хотя, по словам современников, Наполеон в конце войны "вновь надел сапоги итальянской кампании".

По мнению историков, последствия демографической катастрофы эпохи Наполеона отзываются во Франции по сей день. Никогда в дальнейшем она не была первой державой мира и не выигрывала крупных войн самостоятельно.

Однако многие современные историки, особенно российские, указывают еще одну причину.

Несбывшаяся "воля"

"Почему Наполеон не объявил русских крестьян вольными, как он делал везде, куда приходил? Русские дворяне еще до войны боялись этого больше всего. По стране и без того бродили слухи о том, что Наполеон пришел как освободитель", - недоумевает современный российский исследователь Александр Никонов.

"Если бы Наполеон поступил так, он, скорее всего, вызвал бы в России гражданскую войну, и вторжение прошло бы вглубь полыхающей, обессиленной державы", - соглашается петербургский историк Андрей Буровский.

"Я боюсь прокламаций, боюсь, чтобы не дал Наполеон вольности народу, боюсь в нашем крае беспокойства", - писал в первые дни войны будущий герой Бородина генерал Николай Раевский.

"Не одного только внешнего неприятеля опасаться должно; может быть, теперь он для России самый безопаснейший. Нашествие неприятеля произвело сильное крестьянское сословие, познавшее силу свою и получившее такое ожесточение в характере, что может сделаться опасным", - отражал настроения верхов британский представитель при русской ставке генерал Роберт Вильсон.

Среди простых людей ходили слухи, что Наполеон несет "волю", а старообрядцы добавляли, что он - предсказанный еще в XVII веке "царь Развей".

Еще до войны, в апреле 1812 года, на стенах московских домов появились надписи масляной краской: "Вольность!" Полиция провела расследование и арестовала грамотных дворовых людей Петра Иванова и Афанасия Медведева, которые на допросе заявили: "Скоро Москву возьмут французы, будут все вольные, а помещики будут на жаловании".

Мало кому известно, что в составе Великой армии имелся Русский легион численностью в 8 тысяч человек, набранный, в основном, из пленных, взятых французами в ходе кампаний 1805-го и 1806-1807-го годов. Эти люди жили в Европе свободно, воевать их никто не заставлял, но они отправились с Наполеоном, надеясь, что он отменит у них на родине крепостное право.

Вряд ли русские крестьяне в случае провозглашения французами "воли" толпами ринулись бы записываться добровольцами в наполеоновскую армию. Но более чем вероятно, что началось бы массовое неповиновение, погромы усадеб и избиение дворянских семей, в результате чего русским офицерам сделалось бы не до войны.

"Наполеон отлично понимал, что "воля" - самое большое, что он может дать русскому простонародью. Это то, чего от него ждут больше всего. С таким же восторгом, с каким ужасом ждали дворяне", - указывает Буровский.

По имеющимся данным, французский император действительно понимал и колебался, так же как в том, идти ли на Москву или остановиться в Смоленске.

В беседе с бывшим послом в Петербурге Арманом де Коленкуром в 1811 году "он заговорил о русских вельможах, которые в случае войны боялись бы за свои дворцы и принудили бы императора Александра заключить мир".

"Я провозгласил бы свободу всех крепостных в России и уничтожил бы привилегии дворянства. Это создало бы мне массу приверженцев", - сказал он в 1817 году на острове Святой Елены своему врачу О'Меару.

Весной 1812 года ведомство министра полиции Жозефа Фуше, которому подчинялась также французская разведка, в массовом порядке забрасывало в Россию прокламации о "воле".

Находясь в Москве, Наполеон приказал найти в городских архивах и перевести для него материалы по пугачевскому восстанию.

Однако решительный шаг не был сделан.

1 июля 1812 года Наполеон воссоздал Великое княжество Литовское в составе Виленской, Минской и Гродненской губерний и Белостокского округа и отменил на его территории крепостное право, но через считанные недели отыграл назад.

Комиссар при временном правительстве великого княжества аббат Биньон объявил: "впредь не предполагается никакой перемены в отношениях между господами и подданными". Маршал Даву на встрече с дворянами Могилевской губернии заверил: "Крестьяне останутся в повиновении помещикам своим".

Применительно к остальной России вопрос вообще не поднимался.

Советские историки видели причину в том, что французский император, начав как якобинец, к 1812 году превратился в реакционера.

Современные исследователи склоняются к тому, что Наполеон на протяжении жизни взглядов не менял и революционные идеи никогда его не привлекали.

10 августа 1792 года, когда парижане штурмовали дворец Тюильри, юный артиллерийский поручик, стоя среди любопытных со своим приятелем Бурьеном, обозвал восставших "канальями" и "самой гнусной чернью".

Увидев, что перепуганный Людовик XVI вышел на балкон во фригийском колпаке и поклонился толпе, с величайшим презрением сказал: "Какой трус! Надо было смести пушками 500-600 человек, остальные разбежались бы!"

Получив за взятие Тулона генеральский чин, он признавался брату Люсьену, как противно ему служить Робеспьеру.

Но принцип гражданского равенства Наполеон проводил в жизнь неуклонно. В Италии, Германии, Испании и всюду, куда приходила его армия, он решительно упразднял феодальные порядки.

Почему Россия стала исключением?

Многие исследователи полагают, что Наполеон сохранил крепостное право по той же причине, по какой нацисты сохраняли на оккупированных территориях колхозы: в интересах снабжения армии.

Масштабные перемены грозили временно дезорганизовать экономические отношения. Рыночный фермерский уклад неизвестно, когда сложится, а продовольствие и фураж были необходимы сегодня.

Французы отлавливали бежавших из деревень помещиков и водворяли их на место, требуя поставок в обмен на защиту силами своей армии. В недавно присоединенных к России губерниях к западу от Смоленска это работало.

"Им отдают опять в управление крестьян, и таким образом задобренные пленники обещают нам, что если они будут охраняемы от мародеров, то и мы будем получать от них вино, муку, скот и фураж", - писал впоследствии один из участников таких экспедиций "по спасению помещиков".

"Жители не разорены, они добровольно предоставили все французам, устроили для них магазины фуража и продовольствия и по большей части сохранили свои дома и скот", - записал в дневнике русский офицер Александр Чичерин, в ноябре 1812 года вступив со своим полком в одну из белорусских губерний.

Александр Никонов предполагает, что Наполеон пожалел русских дворян, а крестьян посчитал не готовыми к свободе.

Историк указывает, что просвещенные русские были для Наполеона военными противниками, но людьми одной с ним цивилизации, носителями европейской культуры и менталитета, говорившими по-французски, в терминах большевиков, "социально близкими", а бородатые мужики - кем-то вроде бедуинов, с которыми он имел дело во время египетского похода.

"Я мог бы вооружить наибольшую часть населения России против нее же самой, провозгласив свободу рабов. Но, когда я узнал грубость нравов русского народа, я отказался от этой меры, которая предала бы смерти, разграблению и самым страшным мукам много семейств", - заявил Наполеон О'Меару.

"Он слишком хорошо помнил, что творили во Франции якобинцы, и представлял, какой хаос может случиться в дикой России, если дать волю людям, которые верят в домовых и не могут отличить французов от чертей", - пишет Никонов.

Изучение документов по истории пугачевского бунта могло лишь усилить это настроение.

Наполеон свято чтил частную собственность и был готов дать крестьянам только личную свободу и гражданские права, а жители России, в отличие от европейцев, ценили их невысоко. Даже в Литве и Белоруссии крестьяне сочли освобождение без земли "куцей волей" и вместо благодарности принялись бунтовать как против помещиков, так и против французской администрации.

Вероятно, Наполеон побоялся дать выход этой стихии и разжечь пожар, который мог спалить и его.

"Шаромыжники"

Война 1812-1814 годов обогатила французский язык словом "бистро" (казаки и солдаты, заходя в парижские кафе, поторапливали гарсонов: "Быстро, быстро!"), а русский язык - словами "шаромыжник" и "шваль".

Голодные и замерзшие французы, прося у крестьян крова и хлеба, обращались к ним "cher ami" ("дорогой друг"). "Cheval" по-французски "лошадь", что красноречиво свидетельствует о состоянии наполеоновской кавалерии.

Русская армия пленила около 50 тысяч неприятельских военнослужащих. Намного больше было захвачено партизанами или просто отстало от своих. Общее количество "шаромыжников" к концу 1812 года достигло 216 тысяч человек.

Как правило, обращались с ними гуманно. Монахини подмосковного Рождественского монастыря кормили и лечили их, говоря при этом: "Не умирать же им голодной смертью, а шли они на нас не по своей воле".

Лагерей военнопленных не было. В правительстве высказывались опасения, не составит ли такое множество недавних врагов угрозы для внутренней безопасности, когда армия уйдет в Европу, но "шаромыжники" вели себя лояльно и тихо.

Крепостное состояние или рекрутчина иностранцам не грозили. Устроиться можно было неплохо.

Настало раздолье для небогатых дворян, которые раньше не могли себе позволить французского гувернера или повара. Правда, качество кадров соответствовало цене.

У известного экономиста Юрия Арнольда, сына мелкого смоленского помещика, был в детстве такой воспитатель, 30-летний наполеоновский солдат по фамилии Гражан. Мальчик обожал "дядьку", который научил его разводить костер, ставить палатку, стрелять и барабанить.

В 1818 году родители отправили Юру в Московский дворянский пансион, а Гражан уехал на родину. Педагоги были в ужасе: подросток свободно говорил по-французски, но при этом сыпал выражениями вроде "что ты тащишься, как беременная вошь по куску дерьма?"

Около 12 тысяч "шаромыжников" - те, кого дома никто не ждал и кому особенно не нравились Бурбоны - остались в России навсегда. Людовик XVIII просил Александра I как-нибудь на них воздействовать, но русское правительство заниматься этим не стало.

Краевед Юдин в конце позапрошлого века нашел на Дону 49 потомков наполеоновских солдат, записавшихся в казаки: Жандр сделался Жандровым, Биньелон - Беловым и так далее.

Русские во Франции

Отдельные случаи грабежей и насилия, задокументированные, в частности, автором фундаментальной "Истории XIX века" Эрнестом Лависсом, имели место. A la guerre comme a la guerre. Но в целом русская армия во Франции вела себя по-рыцарски.

Атаман Платов перед вступлением в неприятельскую столицу собственноручно написал приказ: "Обывателям города Парижу никакой обиды не чинить, наипаче не обижать ихних мадамов и мамзелей, кроме как если по взаимному согласию. Помнить, что мы присяжные казаки русского императора, войско благородное и цыбулизованное".

"80 тысяч завоевателей спали рядом с нашими гражданами, не нарушая их сна и не причиняя им ни малейшего насилия. Спросите жителей, какой солдат постоянно выказывал наибольшую человечность, величайшую дисциплину, наименьшую враждебность - можно поставить сто против одного, что они назовут русского солдата. Русские заслужили своим поведением благосклонность жителей, говоривших, что они предпочли бы иметь на постое трех из них, нежели одного баварца", - писал французский историк Шатобриан.

Подпись к фото,

По оценкам современников, Александр I чувствовал себя за границей лучше, чем дома

Александр I проявил себя во Франции гораздо большим либералом, чем дома. Именно по его настоянию реставрация Бурбонов сопровождалась принятием самой демократической в Европе конституции. Когда переметнувшийся на сторону новой власти Талейран принялся рассказывать, как французы любят "Людовика Желанного" и хотят возвращения "легитимного" абсолютизма, Александр брезгливо отмахнулся и попросил хотя бы ему очки не втирать.

В 1817 году, когда русская армия покидала Францию, Александр распорядился уплатить из казны все частные долги, сделанные офицерами за время оккупации.

Царь гулял по Парижу без охраны и заходил в кафе, танцевал на балу с Жозефиной Богарне, кормил в Фонтенбло любимого лебедя Наполеона, заказал его придворному художнику Франсуа Жерару собственный портрет, ныне хранящийся в Эрмитаже, приобрел безделушки из кабинета французского императора (именно купил, а не забрал по праву победителя), и вообще явно наслаждался жизнью.

Во Франции нравилось не только Александру. "Шаромыжники" охотно оседали в России, а русские крепостные рекруты, надышавшись воздухом свободы, массами дезертировали. Привычные к сельскому труду, они нанимались в работники к фермерам, многие женились на их дочерях (мужчин-то во Франции не хватало).

На запросы русского правительства французские власти отвечали, что не могут вернуть этих людей, потому что "жители скрывают их".

"Смышленый", по словам очевидца этой истории артиллерийского офицера Барановича, денщик полковника Засядько задумал оставить службу и не нашел ничего лучше, как сообщить о своем намерении командиру: "Теперь мы не в России, господин полковник, а в вольной земле!"

Характерно, что Засядько растерялся, не зная, что с таким подчиненным делать, и доложил генералу Полторацкому, а тот, недолго думая, велел всыпать солдату 500 шпицрутенов, "что было исполнено в виду французов, дивившихся нашей дисциплинарии".

Мемуарист называет данный случай "неслыханным", но таковой являлась только глупая честность денщика. Баранович утверждал, что армия за три года недосчиталась 40 тысяч "нижних чинов". Большинство исследователей находят цифру сильно завышенной, но, в любом случае, "невозвращенцев" было немало.

"Суди сама, до какого падения дошла наша армия, если старик унтер-офицер и простой солдат остаются во Франции, а из конногвардейского полка в одну ночь дезертировало 60 человек с оружием и лошадьми", - писал жене бывший московский градоначальник граф Федор Ростопчин.

При этом сам Ростопчин, выйдя в отставку, до конца своих дней жил в Париже.

Царская милость

Победа над Наполеоном привела к подъему русского национального духа и культуры.

Однако заодно с национальной гордостью консолидировался самодержавно-крепостнический строй. Вместо внутреннего развития правительство чрезмерно увлеклось внешней политикой.

Многие выдающиеся умы, в том числе Александр Солженицын, полагали, что исторически выгоднее для России было бы проиграть войну 1812 года.

Оккупировать необъятную страну и лишить ее государственности и самобытности все равно было невозможно, да Наполеон такой задачи и не ставил. Но поражение заставило бы элиту осознать несовершенство общественного уклада и необходимость перемен. Значительно меньшая по масштабу военная неудача под Севастополем в 1855 году послужила толчком к отмене крепостного права.

После победы возобладала иная логика: зачем что-то менять, когда и так все замечательно?

"Самые крепкие цепи для народа куются из победных мечей", - писал Александр Герцен.

Есть свидетельства, что в разгар Сталинградской битвы, когда судьба страны висела на волоске, политруки получили негласное указание: не препятствовать распространению слухов, что после войны распустят колхозы. Интеллигенция надеялась на прекращение репрессий и свободу мысли и слова: народ ведь доказал свою верность и патриотизм. Надежды на "волю" как награду за военный подвиг оказались тщетными, как и мечты солдат и ратников 1812 года.

Андрей Буровский уверен, что Александр I, в отличие от Сталина, всю жизнь думал об отмене рабства, но накануне большой войны и после блестящей победы не решался задеть интересы главного военного сословия - дворянства.

В высочайшем манифесте от 30 августа 1817 года крепостные удостоились одного предложения: "Крестьяне, верный наш народ, да получат мзду свою от Бога".

"Фраза из тех, которые трудно забыть и простить", - комментирует Буровский.

"Отказ от раскрепощения после 1812-1815 годов - акт национального предательства. Можно понять страх Александра и его приближенных перед новыми изданиями пугачевщины. Оправдать пассивность и неспособность совершить необходимое нельзя. Точно так же нельзя оправдать тех, кто своей позицией вынудил правительство не идти на раскрепощение. Эгоистическое упрямство и маниакальный консерватизм дворян затормозили развитие и экономики, и общественных отношений", - пишет историк.

Примерная образовательная программа основного общего образования по предмету «Изобразительное искусство»

Уважаемые коллеги!

2 июня 2015 года на селекторном совещании в Департаменте образования города Москвы «Час завуча» была представлена Примерная образовательная программа основного общего образования по изобразительному искусству, составленная в соответствии Федеральным государственным образовательным стандартом.

 

 

 

Примерная образовательная программа основного общего образования по предмету «Изобразительное искусство»

Пояснительная записка

Примерная программа учебного предмета «Изобразительное искусство» на уровне основного общего образования составлена в соответствии с требованиями к результатам основного общего образования, утвержденными Федеральным государственным образовательным стандартом основного общего образования.

Программа разработана с учетом актуальных задач воспитания, обучения и развития обучающихся и условий, необходимых для развития их личностных и познавательных качеств, психологическими, возрастными и другими особенностями обучающихся.

Программа составлена на основе модульного принципа построения учебного материала, не определяет количество часов на изучение учебного предмета и не ограничивает возможность его изучения в том или ином классе.

Программа учебного предмета «Изобразительное искусство» ориентирована на развитие компетенций в области освоения культурного наследия, умения ориентироваться в различных сферах мировой художественной культуры, на формирование у обучающихся целостных представлений об исторических традициях и ценностях русской художественной культуры.

В программе предусмотрена практическая художественно-творческая деятельность, аналитическое восприятие произведений искусства. Программа включает в себя основы разных видов визуально-пространственных искусств – живописи, графики, скульптуры, дизайна, архитектуры, народного и декоративно-прикладного искусства, театра, фото- и киноискусства.

Связующим звеном предмета «Изобразительного искусства» с другими предметами является образ, созданный средствами разных видов искусства и создаваемый обучающимися в различных видах художественной деятельности.

Изучение предмета «Изобразительное искусство» в части формирования у обучающихся научного мировоззрения, освоения общенаучных методов (наблюдение, измерение, эксперимент, моделирование), освоения практического применения научных знаний основано на межпредметных связях с предметами: «История России», «Обществознание», «География», «Математика», «Технология».

Содержание учебного предмета «Изобразительное искусство»

1.  Народное художественное творчество – неиссякаемый источник самобытной красоты

Солярные знаки (декоративное изображение и их условно-символический характер). Древние образы в народном творчестве. Русская изба: единство конструкции и декора. Крестьянский дом как отражение уклада крестьянской жизни и памятник архитектуры. Орнамент как основа декоративного украшения. Праздничный народный костюм – целостный художественный образ. Обрядовые действия народного праздника, их символическое значение. Различие национальных особенностей русского орнамента и орнаментов других народов России. Древние образы в народных игрушках (Дымковская игрушка, Филимоновская игрушка). Композиционное, стилевое и цветовое единство в изделиях народных промыслов (искусство Гжели, Городецкая роспись, Хохлома, Жостово, роспись по металлу, щепа, роспись по лубу и дереву, тиснение и резьба по бересте). Связь времен в народном искусстве.

2. Виды изобразительного искусства и основы образного языка

Пространственные искусства. Художественные материалы. Жанры в изобразительном искусстве. Выразительные возможности изобразительного искусства. Язык и смысл. Рисунок – основа изобразительного творчества. Художественный образ. Стилевое единство. Линия, пятно. Ритм. Цвет. Основы цветоведения. Композиция. Натюрморт. Понятие формы. Геометрические тела: куб, шар, цилиндр, конус, призма. Многообразие форм окружающего мира. Изображение объема на плоскости. Освещение. Свет и тень. Натюрморт в графике. Цвет в натюрморте. Пейзаж. Правила построения перспективы. Воздушная перспектива. Пейзаж настроения. Природа и художник. Пейзаж в живописи художников – импрессионистов (К. Моне, А. Сислей). Пейзаж в графике. Работа на пленэре.

3. Понимание смысла деятельности художника

Портрет. Конструкция головы человека и ее основные пропорции. Изображение головы человека в пространстве. Портрет в скульптуре. Графический портретный рисунок. Образные возможности освещения в портрете. Роль цвета в портрете. Великие портретисты прошлого (В. А. Тропинин, И.Е. Репин, И.Н. Крамской, В.А. Серов). Портрет в изобразительном искусстве XX века (К.С. Петров-Водкин, П.Д. Корин).

Изображение фигуры человека и образ человека. Изображение фигуры человека в истории искусства (Леонардо да Винчи, Микеланджело Буонаротти, О. Роден). Пропорции и строение фигуры человека. Лепка фигуры человека. Набросок фигуры человека с натуры. Основы представлений о выражении в образах искусства нравственного поиска человечества (В.М. Васнецов, М.В. Нестеров).

4. Вечные темы и великие исторические события в искусстве

Сюжет и содержание в картине. Процесс работы над тематической картиной. Библейские сюжеты в мировом изобразительном искусстве (Леонардо да Винчи, Рембрандт, Микеланджело Буонарроти, Рафаэль Санти). Мифологические темы в зарубежном искусстве (С. Боттичелли, Джорджоне, Рафаэль Санти). Русская религиозная живопись XIX века (А.А. Иванов, И.Н. Крамской, В.Д. Поленов). Тематическая картина в русском искусстве XIX века (К. П. Брюллов). Историческая живопись художников объединения «Мир искусства» (А.Н. Бенуа, Е.Е. Лансере, Н.К. Рерих). Исторические картины из жизни моего города (исторический жанр). Праздники и повседневность в изобразительном искусстве (бытовой жанр). Тема Великой Отечественной войны в монументальном искусстве и живописи. Мемориальные ансамбли. Место и роль картины в искусстве XX века (Ю.И. Пименов, Ф.П. Решетников, В.Н. Бакшеев, Т.Н. Яблонская). Искусство иллюстрации (И.Я. Билибин, В.А. Милашевский, В.А. Фаворский). Анималистический жанр (В.А. Ватагин, Е.И. Чарушин). Образы животных в современных предметах декоративно-прикладного искусства. Стилизация изображения животных.

5. Конструктивное искусство: архитектура и дизайн

Художественный язык конструктивных искусств. Роль искусства в организации предметно-пространственной среды жизни человека. От плоскостного изображения – к объемному макету. Здание как сочетание различных объемов. Понятие модуля. Важнейшие архитектурные элементы здания. Вещь как сочетание объемов и как образ времени. Единство художественного и функционального в вещи. Форма и материал. Цвет в архитектуре и дизайне. Архитектурный образ как понятие эпохи (Ш.Э. ле Корбюзье). Тенденции и перспективы развития современной архитектуры. Жилое пространство города (город, микрорайон, улица). Природа и архитектура. Ландшафтный дизайн. Основные школы садово-паркового искусства. Русская усадебная культура XVIII–XIX веков. Искусство флористики. Проектирование пространственной и предметной среды. Дизайн моего сада. История костюма. Композиционно-конструктивные принципы дизайна одежды.

6. Изобразительное искусство и архитектура России

Художественная культура и искусство Древней Руси, ее символичность, обращенность к внутреннему миру человека. Архитектура Киевской Руси. Мозаика. Красота и своеобразие архитектуры Владимиро-Суздальской Руси. Архитектура Великого Новгорода. Образный мир древнерусской живописи (Андрей Рублёв, Феофан Грек, Дионисий). Соборы Московского Кремля. Шатровая архитектура (церковь Вознесения Христова в селе Коломенском, Храм Покрова на Рву). Изобразительное искусство «бунташного века» (парсуна). Московское барокко.

7. Искусство полиграфии

Специфика изображения в полиграфии. Формы полиграфической продукции (книги, журналы, плакаты, афиши, открытки, буклеты). Типы изображения в полиграфии (графическое, живописное, компьютерное, фотографическое). Искусство шрифта. Композиционные основы макетирования в графическом дизайне. Проектирование обложки книги, рекламы, открытки, визитной карточки и др.

8. Стили, направления виды и жанры в русском изобразительном искусстве и архитектуре XVIII–XIX веков

Классицизм в русской портретной живописи XVIII века (И.П. Аргунов, Ф.С. Рокотов, Д.Г. Левицкий, В.Л. Боровиковский). Архитектурные шедевры стиля барокко в Санкт-Петербурге (В.В. Растрелли, А. Ринальди). Классицизм в русской архитектуре (В. И. Баженов, М.Ф. Казаков). Русская классическая скульптура XVIII века (Ф.И. Шубин, М.И. Козловский). Жанровая живопись в произведениях русских художников XIX века (П.А. Федотов). «Товарищество передвижников» (И.Н. Крамской, В.Г. Перов, А.И. Куинджи). Тема русского раздолья в пейзажной живописи XIX века (А.К. Саврасов, И.И. Шишкин, И.И. Левитан, В.Д. Поленов). Исторический жанр (В.И. Суриков). «Русский стиль» в архитектуре модерна (Исторический музей в Москве, Храм Воскресения Христова (Спас на Крови) в г. Санкт-Петербурге). Монументальная скульптура второй половины XIX века (М.О. Микешин, А.М. Опекушин, М.М. Антокольский).

9. Взаимосвязь истории искусства и истории человечества

Традиции и новаторство в изобразительном искусстве XX века (модерн, авангард, сюрреализм). Модерн в русской архитектуре (Ф. Шехтель). Стиль модерн в зарубежной архитектуре (А. Гауди). Крупнейшие художественные музеи мира и их роль в культуре (Прадо, Лувр, Дрезденская галерея). Российские художественные музеи (Русский музей, Эрмитаж, Третьяковская галерея, Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина). Художественно-творческие проекты.

10. Изображение в синтетических и экранных видах искусства и художественная фотография

Роль изображения в синтетических искусствах. Театральное искусство и художник. Сценография – особый вид художественного творчества. Костюм, грим и маска. Театральные художники начала XX века (А.Я. Головин, А.Н. Бенуа, М.В. Добужинский). Опыт художественно-творческой деятельности. Создание художественного образа в искусстве фотографии. Особенности художественной фотографии. Выразительные средства фотографии (композиция, план, ракурс, свет, ритм и др.). Изображение в фотографии и живописи. Изобразительная природа экранных искусств. Специфика киноизображения: кадр и монтаж. Кинокомпозиция и средства эмоциональной выразительности в фильме (ритм, свет, цвет, музыка, звук). Документальный, игровой и анимационный фильмы. Коллективный процесс творчества в кино (сценарист, режиссер, оператор, художник, актер). Мастера российского кинематографа (С.М. Эйзенштейн, С.Ф. Бондарчук, А.А. Тарковский, Н.С. Михалков). Телевизионное изображение, его особенности и возможности (видеосюжет, репортаж и др.). Художественно-творческие проекты.

Предметные результаты

Выпускник научится:

 

Контакты: Долгополова Светлана Владимировна, методист ГБОУ ГМЦ ДОгМ,

                  Латышева Ольга Ивановна, методист ГБОУ ГМЦ ДОгМ.

Телефон: 8 (495) 912-42-50, доб. 107.

 

Как черная смерть улучшила жизнь средневековых крестьян

Кэтрин Уолтон

Черная смерть 1347-51 годов была одной из самых страшных пандемий в истории Европы. Он уничтожил население, убив примерно половину всех людей. Однако после того, как разрушительная чума была закончена, средневековые крестьяне обнаружили, что их жизнь и условия труда улучшились.

Одна из самых известных пандемий в истории Европы бушевала на континенте и во всем мире с 1347 по 51 год.Пандемия чумы, названная «Черной смертью» ученым девятнадцатого века, обычно считается вызванной бактериальной инфекцией, полученной от бациллы Yersinia pestis . Заболевание передавалось блохами, которые цеплялись за человека-хозяина после укуса зараженной крысы. Он охватил огромную часть земного шара. Палестинский летописец Абу Хафс Умар ибн аль-Варди сообщает, что он распространился по Китаю, Индии, Турции, Египту, Палестине, а также Европе. Вы можете увидеть его отчет о распространении, анимированный на видео ниже.

Болезнь

Болезнь была разрушительной. Врач и поэт Абу Джафар Ахмад ибн Хатима, живший на южном побережье Испании, оставляет нам очень подробное описание последствий чумы в своем арабском трактате Описание и средство для спасения от чумы в будущем . По его словам, все начинается с повышения температуры тела в течение нескольких дней, что дезориентирует пациента и приводит его в депрессию. Далее следуют тяжелые физические реакции:

судороги; похолодание в конечностях; ужасная, повторяющаяся рвота желчью; разнообразные высыпания на коже; или: стеснение в груди; затрудненное дыхание; плевки кровью или жалящая боль сбоку или чуть ниже груди, сопровождающаяся воспалением и сильной жаждой; кашляющий; чернота языка или отек горла при осложнениях ангины; и затруднение или невозможность глотания; или: головные боли; обмороки; головокружение; тошнота и зловонный понос.

Этот отрывок перевела Сюзанна Жиганде. Вы можете прочитать его полностью, а также многие документы, на которые я ссылаюсь здесь, в книге Джона Аберта Черная смерть, великая смертность 1348–1350 годов: краткая история с документами .

Это была ужасная болезнь, вызывавшая большой страх в Европе и во всем мире. Медицинские работники того времени на самом деле не знали, что его вызвало и как его сдержать. Его часто приписывали гневу Бога и обвиняли в таких факторах окружающей среды, как неприятный запах.Были предприняты попытки контролировать его распространение. Были введены карантинные и санитарные меры, а поездки между городами были ограничены. Но на самом деле ничего не помогло, и чума быстро распространилась.

Воздействие на крестьян и представителей низших классов

Оно затронуло всех, но было особенно разрушительным для крестьян и представителей низших классов. Перед лицом эпидемии те, у кого было достаточно денег для финансирования переезда, просто покинули зараженное место.Тех, кто не умер, стало больше. Итальянский поэт Джованни Боккаччо в «Декамерон » описывает тяжелое положение простых людей в городах, которые, не имея возможности уехать, были вынуждены оставаться рядом с домом. В результате они «ежедневно заболевали тысячами, и из-за того, что им мало помогали, почти все они умерли, за некоторыми исключениями».

Те, кто проживает за пределами городов, также умерли в очень большом количестве. Крестьянские фермеры, как правило, были в большей степени удалены от вспышек, но, как подчеркивает Боккаччо, у них не было доступа к врачам и часто мало помощи, когда они заболевали.В результате они «умирали не как люди, а как животные, на дорогах, на своих полях или в своих домах в любое время дня и ночи». Эти цитаты взяты из редакции текста Бокаччо в рамках проекта Гутенберг. Я модернизировал язык. Вы можете получить полный текст здесь .

Это было разрушительное событие. Миллионы людей во всем мире пострадали и погибли. Когда чума закончилась, примерно половина населения Европы умерла. Лицо Европы изменилось навсегда.

Но для крестьянского населения все изменилось в лучшую сторону.

Жизни крестьян до чумы

До чумы средневековые крестьяне часто были крайне бедны и не имели свободы. Крестьяне обычно обрабатывали часть поместья, принадлежащего лорду, в обмен на защиту этого лорда и использование земли. Но в результате крестьяне часто были привязаны к земле и должны были отказаться от определенных свобод, чтобы удержать ее. Им также приходилось отдавать в качестве платы лорду часть урожая.Такое расположение господина пошло на пользу крестьянину. Лорд смог накопить огромное богатство на работе своих крестьян-земледельцев. Крестьяне часто едва могли производить достаточно, чтобы прожить, и имели мало средств для улучшения своего положения в мире.

Если вы хотите узнать больше об условиях труда крестьян и распространенности крепостного права в раннесредневековой Англии, посмотрите колонку Люси Лаумонье Кем были крестьяне в средние века?

Последующая нехватка рабочей силы

Однако после того, как опустошение Черной Смерти в Европе было закончено, людей, возделывающих землю, стало внезапно гораздо меньше. Египетский ученый Ахмад ибн Али аль-Макризи описал, как это выглядело после того, как чума прошла через Египет: «Когда пришло время жатвы, осталось лишь очень небольшое количество пахаря». Были такие, которые «пытались нанять рабочих, обещая им половину урожая, но не могли найти никого, кто бы им помог». То же самое было и в Европе: урожай оставался неубранным, а местные землевладельцы теряли большие доходы, потому что они не могли заставить кого-либо выполнять свою работу.

В результате внезапно возник большой спрос на рабочих и фермеров.Для поддержания своих поместий и образа жизни лорды нуждались в крестьянах для обработки своих земель, и поэтому, столкнувшись с нехваткой рабочей силы, лорды были вынуждены платить крестьянам больше за их работу и заключать соглашения, которые были более выгодными для крестьян. У крестьян внезапно появилось больше свободы воли и больше контроля над своей трудовой жизнью. Они могли диктовать условия своих контрактов. Они могли просто уйти со своего места, если их господин плохо с ними обращался или не хотел платить им больше. Они смогли обрести больше богатства и свободы, поскольку важность их труда все больше признавалась перед лицом его утраты.

Местные органы власти и официальные лица предприняли множество попыток заблокировать это восходящее движение. Постановление Кастилии 1351 года осуждает тех, кто «бездельничает и не хочет работать», а также тех, кто «требует таких высоких цен, зарплат и заработной платы». Он приказывает всем, кто может это сделать, работать по установленной, до чумы, цене. Другой из Сиенны осуждает тех, кто «вымогает и получает большие суммы и зарплаты за ежедневный труд, который они делают каждый день», и устанавливает фиксированную цену в шесть золотых флоринов в год.

Повышение заработной платы, свободы и образа жизни

Эти постановления показывают беспокойство правящих членов общества, но они не всегда были эффективными. Крестьяне продолжали просить и получать больше денег за свой труд и большие свободы. Судебные протоколы показывают, что крестьяне и рабочие часто требовали большей оплаты за свой труд, уходили до окончания контракта и покидали одну должность, если им предлагали больше денег в другой. Им были предъявлены обвинения в этих преступлениях, но они продолжали их совершать.

По мере улучшения условий труда и заработной платы улучшался и образ жизни крестьян. Товары и деятельность, которые были доступны только тем, у кого есть деньги, внезапно стали использоваться крестьянами и другими представителями низших классов. Они использовали свое новоприобретенное богатство, чтобы покупать красивую одежду, есть более вкусную еду и заниматься досугом, например охотой. Английский поэт Джон Гауэр посетовал в своем Mirour de l'Omme , что рабочие, которые привыкли есть хлеб из кукурузы, теперь могли есть хлеб, сделанный из пшеницы, и что те, кто раньше пил воду, теперь наслаждались роскошью, такой как молоко и сыр.Он также жаловался на их новую, более модную одежду и на то, что они предпочитают одеваться выше своего положения. Его отношение было распространено среди некоторых представителей высшего и среднего классов, которые сетовали на улучшение социальной жизни крестьян и утрату старых добрых времен до чумы, когда мир был «хорошо организован», и люди знали свое место. (как говорит Гауэр).

Что нам говорит черная смерть

Чумы и пандемии ужасны. Но обычно они рано или поздно заканчиваются.И пример Черной смерти показывает, что когда они это сделают, общество может измениться к лучшему. Черной смерти часто приписывают катапультирование средневекового мира в эпоху Возрождения. Считается, что он вдохновил на культурные, технологические и научные инновации, которыми обычно определяется этот период. Хотя многие средневековые ученые (в том числе и я) сомневаются в том, что период раннего Нового времени был уникально инновационным (до этого было много инноваций), нет никаких сомнений в том, что одна из величайших пандемий Европы изменила континент и оказала положительное влияние. какое-то время о жизни средневековых крестьян.

Время покажет, чем закончится наша нынешняя пандемия. Черная смерть показывает, что пандемии могут привести к положительным социальным изменениям. Надеюсь, COVID-19 тоже принесет.

Кэтрин Уолтон имеет докторскую степень по среднеанглийской литературе Йоркского университета. Ее исследования сосредоточены на магии, средневековой поэтике и популярной литературе. В настоящее время она преподает в университете Лейкхед в Ориллии. Вы можете найти ее в Twitter @kmmwalton .

Изображение вверху: Британская библиотека MS Additional 18855 fol.109v

Служба написания статей, которая мгновенно решает любую академическую проблему

Заказывая статью, вы хотите получить ее без промедления и хорошего качества. Вот что означает профессиональные услуги по написанию бумаги. На самом деле, у вас есть много преимуществ, когда вы получаете готовую бумагу от надежной службы написания бумаги по сравнению с написанной вами лично.

Опытные писатели. Каждый писатель проходит тщательный отбор путем прохождения многочисленных тестов и предоставления полномочий, подтверждающих их квалификацию и надежность. В итоге принимаются на работу только 15% всех соискателей. Более того, каждый писатель, которого мы нанимаем, посвящает себя доводке своей работы до совершенства и имеет степень бакалавра и бакалавра. степень или выше. Они знают, что делать и как выполнять все задания, а это значит, что вы будете получать профессионально написанную работу каждый раз, когда заказываете услугу написания эссе.

Вразумительные пояснения. Если клиентам что-то непонятно, наши специалисты и агенты службы поддержки всегда готовы все объяснить. Это увеличивает ваши шансы ответить на вопросы профессора и более подробно ознакомиться с предметом.Таким образом, услуги по написанию бумаг для колледжа делают вас более подготовленными во всех смыслах.

Последовательное письмо. В каждой законной и надежной компании, занимающейся написанием бумаг, есть специалисты практически по всем вопросам, которые помогут вам. Быть экспертом в определенной области предполагает наличие большого опыта и знаний. В результате каждый писатель в компании точно знает, как написать конкретный тип бумаги, чтобы превзойти все ожидания клиентов и удовлетворить все требования.

Экономия времени. Еще одно преимущество состоит в том, что заказной заказ бумаги помогает сэкономить больше времени на то, что вы действительно любите делать, например, веселиться с друзьями или наслаждаться своим хобби. Здесь нет места для откладывания на потом, и вы всегда получаете хорошо написанное эссе задолго до крайнего срока.

Вычитка и редактирование. Иногда бывает трудно найти собственные ошибки или понять, где в эссе ошибочны ваши аргументы. Ответ на вопрос «Сможете ли вы написать за меня мою статью без ошибок?» уже найден.Каждый автор статьи гарантирует тщательный анализ написанного текста и разумное редактирование, чтобы предоставить вам первоклассные результаты.

Круглосуточная безотказная работа. Онлайн-сервис написания статей - настоящий помощник, который поможет в любое время и в любом месте. На самом деле не имеет значения, какая у вас академическая проблема и когда вам понадобится помощь, надежная служба написания статей спасет вас круглосуточно и предоставит отличное эссе. Вам не нужно проводить исследования, чтобы разобраться в своих проблемах, потому что профессионалы сделают это за вас.

Все эти преимущества помогают каждому клиенту воспользоваться услугой составителя эссе и получить самые высокие результаты во время учебы. Эти сильные стороны делают заказное эссе более полезным по сравнению с лично написанным сочинением.

Я хочу, чтобы вы написали для меня мою статью! Какие услуги вы предлагаете?

Наша служба написания статей предлагает широкий спектр услуг, направленных на удовлетворение даже самых требовательных клиентов. Команда настоящих профессионалов уже много лет помогает студентам писать работы любого академического уровня и сложности.Наше незыблемое правило - доставлять документы вовремя. Мы ценим ваше время и понимаем важность образования.

Неважно, нужно ли вам простое эссе или сложная диссертация, у нас вы получите пятерку. Вы можете выбрать одну из таких услуг, как написание академической статьи, перефразирование и переписывание, оценка и оценка, редактирование и корректура, решение проблем, оказание помощи с конкретными заданиями по программному обеспечению или вопросы с несколькими вариантами ответов. Давайте подробнее рассмотрим основные типы документов, с которыми мы можем вам помочь.

Комплексная служба написания эссе

Эта услуга обычно считается краеугольным камнем и столпом предлагаемых услуг, и каждый профессиональный писатель эссе знает, как написать идеальное эссе. Являясь лучшим сервисом для написания статей, мы легко справляемся с повествовательными, убедительными, пояснительными, описательными и другими типами эссе. В нашей компании есть множество экспертов, готовых написать, переписать или вычитать вашу статью за считанные часы.

Наем автора сочинений онлайн - лучший способ получить профессионально изученную и грамотно написанную статью. Наши профессиональные и надежные услуги по написанию статей - это место, где вы можете легко получить идеальное эссе, не испортив свою репутацию. Мы обрабатываем эссе всех академических уровней, написанные в соответствии с высочайшими стандартами и вашими требованиями.

Служба безупречного написания исследовательской работы

Иногда бывает действительно трудно справиться с исследовательской работой, поскольку это требует много времени и усилий. Каждый писатель из академического колледжа, назначенный нашей компанией, обязательно сделает свою работу, чтобы предоставить вам последовательный и хорошо структурированный исследовательский документ в кратчайшие сроки.

Помощь в написании диссертации

Если вам нужна помощь с методологией, гипотезой, введением, предложением заключения, результатами диссертации или помощь в написании диссертации с нуля, мы поможем вам. Для выполнения этой работы мы поручаем только опытному писателю со степенью магистра или выше. Давайте упростим вам написание научных статей.

Надежная справочная служба по курсу

Не знаете, что делать с курсовой? Спросите нашу компанию, и мы сделаем это задание в кратчайшие сроки.С нашими специалистами вы можете забыть о заботах и ​​неопределенных результатах. Мы найдем академического писателя, способного различить все проблемы с письмом и подготовить гладко написанные курсовые работы, которые удовлетворят даже самого требовательного профессора.

Получите подробный отчет, сделанный профессиональным писателем

Вы отстали со своим отчетом? Не о чем беспокоиться, потому что каждый писатель, которого нанимает наша компания, знает, как написать отличный отчет. Мы поможем составить техническое задание, сделать выводы и рекомендации, а также составить полное резюме.Каждый заказ на написание эссе или любой другой заказ написан должным образом, чтобы удовлетворить все ваши потребности, и отчет не является исключением.

Нужна статья? Закажите бумагу онлайн!

Необязательно быть плодовитым писателем, чтобы написать безупречную статью. Наш сервис может предложить вам ряд специалистов, исключительно хороших в написании статей. Просто укажите необходимые требования, такие как тема, длина текста, форматирование, а также другие нюансы, а наш опытный автор сочинений сделает все остальное.

Профессиональная служба написания резюме

Если вы хотите, чтобы ваше резюме и сопроводительное письмо привлекали внимание и производили положительное впечатление, вы можете полностью положиться на наших экспертов.Они уже помогли многим людям составить безупречные документы, которые привлекли внимание сотрудников и высших учебных заведений. Пришло ваше время достигать с нами невероятных целей.

Почему стоит попробовать онлайн-справку по заданиям

«Если я разрешаю вам писать мою академическую работу, какие гарантии вы предлагаете?» Это общий вопрос, который приходит в голову многим студентам. Что ж, нашу услугу по написанию бумаги, ориентированную на индивидуальный заказ, определенно стоит попробовать, и у нас есть основания так говорить. Прежде всего, вы можете прочитать отзывы о нашей компании на различных сайтах и ​​прочитать отзывы в Интернете, чтобы убедиться, что мы абсолютно надежны.

Во-вторых, мы работаем с известными платежными системами и предлагаем вам вариант частичной оплаты. В-третьих, мы не прекращаем улучшать вашу статью, пока вы не полностью удовлетворены. Более того, наши агенты поддержки и писатели сразу поймут, что вы имеете в виду, чтобы вы могли получить бумагу высокого качества. Вам не нужно искать автора сочинения в Интернете, мы всегда выбираем наиболее подходящего для выполнения вашего задания.В результате вы сэкономите больше нервов и времени.

Какие процессы включает в себя услуга написания академической статьи?

Написание эссе - это больше, чем просто художественное занятие; это комплексная пошаговая реализация различных процессов, позволяющих предоставить вам идеальную бумагу. В большинстве случаев услуга написания нестандартной бумаги включает следующие шаги:

  • Тематическое исследование. Это необходимое условие практически для любого задания, и наши писатели уделяют ему много времени.
  • Процесс записи. В номере появляется последовательный и хорошо структурированный документ, отвечающий всем письменным стандартам.
  • Следующий шаг - это правильные ссылки и форматирование в соответствии с требованиями. Каждая статья процитирована должным образом, чтобы избежать непреднамеренного плагиата и привести необходимые аргументы и утверждения.
  • После завершения эссе назначенный писатель читает его еще раз, чтобы при необходимости отредактировать.
  • Каждая статья в колледже нуждается в корректуре.В нашей службе есть отдел контроля качества, цель которого - избавить вашу статью от грамматических или пунктуальных ошибок, словесных ошибок или опечаток.
  • Более того, каждая статья проходит через запатентованные алгоритмы борьбы с плагиатом, чтобы гарантировать 100% оригинальность.

Важно признать, что мы не прекращаем нашу работу, пока вы не будете полностью удовлетворены. Вот почему мы предлагаем бесплатные редакции, мониторинг в реальном времени и дополнительные функции, чтобы сделать процесс получения бумаги еще более приятным.

Преимущества службы поддержки нашей компании по написанию легальных бумаг

Удобные варианты связи. Выберите наиболее удобный способ связи с нами. Электронная почта, телефонные звонки, чат или FB Messenger к вашим услугам.

Быстрый ответ. Наша служба поддержки отвечает быстро, что обычно занимает меньше минуты.

Понятное руководство. Если у вас есть какие-либо вопросы, связанные с написанием эссе в колледже, вы всегда можете положиться на нашу службу поддержки.Они знают все ответы и с радостью проведут вас через них.

Поддержка 24/7. Вы можете связаться с нами в любое время, так как наша служба поддержки работает круглосуточно, чтобы помочь вам с текущими проблемами.

Решение проблем. Хотите поступить в институт с отлично написанной работой, но что-то идет не так? Поделитесь с нами своими переживаниями, и мы найдем наиболее подходящее решение.

Индивидуальный подход. Каждый клиент уникален, и мы никогда не прекращаем улучшать наши услуги, если вы не полностью удовлетворены.Все работы выполняются строго в соответствии со всеми вашими требованиями.

Эффективность процесса. Наша команда делает услуги менее затратными по времени и более рентабельными. Покупайте бумагу дешево и платите за реальные результаты вместе с нами.

Удовлетворенность клиентов. Наша служба написания эссе на заказ находит самые яркие решения и предлагает невероятные функции, которые сделают процесс заказа удобным.

Наем профессионального писателя из колледжа - ваш путь к успеху!

Если студент спрашивает: «Можно ли написать эссе так, как требует мой профессор?» мы всегда отвечаем утвердительно.Более того, на самом деле не имеет значения, какой уровень сложности, академический уровень и тип статьи вам нужно написать. Мы помогаем от старшеклассников до докторов наук. кандидаты от вступительных сочинений до диссертаций.

Кроме того, наши писатели могут легко применить необходимые стили, такие как Гарвардский, APA, MLA, Чикаго / Турабский, чтобы сделать вашу статью должным образом отформатированной.

Краткое изложение Крестьянского восстания - Крестьянское восстание - Редакция истории KS3

Крестьянское восстание началось в Эссексе 30 мая 1381 года, когда сборщик налогов в третий раз за четыре года попытался провести опрос. налог.Война Ричарда II против Франции шла плохо, репутация правительства была подорвана, а налог стал «последней каплей».

Портрет короля Ричарда II

Крестьяне не просто протестовали против правительства. После Черной смерти бедняки все больше злились на то, что они все еще крепостные, обычно обрабатывали землю и служили своему королю. Подстрекаемые проповедью радикального священника Джона Болла, они требовали, чтобы все люди были свободны и равны; за менее суровые законы; и более справедливое распределение богатства.

Вскоре и Эссекс, и Кент подняли восстание. Повстанцы согласовывали свою тактику письменно. Они прошли маршем в Лондоне, где разрушили дома министров. У них также был четкий набор политических требований.

15 июня 14-летний король Ричард II встретился с лидером повстанцев Уотом Тайлером. Уильям Уолворт, лорд-мэр Лондона, напал на Тайлера и убил его. Прежде чем армия повстанцев смогла нанести ответный удар, Ричард выступил вперед и пообещал отменить крепостное право. Крестьяне разошлись по домам, но позже правительственные войска прошли по деревням повешенных людей, участвовавших в восстании.

Уильям Уолворт атакует Уот Тайлера

Хотя Восстание было побеждено, его требования - менее суровые законы, деньги для бедных, свобода и равенство - в долгосрочной перспективе стали частью демократии.

Крестьянское восстание было народным восстанием. В своих требованиях прав и равенства оно было похоже на чартистов 19 века и суфражисток 20 века, которые боролись за большие политические права, за исключением того, что, что примечательно, Крестьянское восстание произошло шестью веками ранее!

Король Ричард II разговаривает с крестьянами

Крестьянские пейзажи и пейзажи | Ларри Сильвер

Ларри Сильвер

392 страницы | 7 х 10 | 152 илл.
Бумага 2012 г. | ISBN 9780812222111 | 37,50 долл. США | За пределами Северной и Южной Америки £ 28,99
электронных книг можно приобрести у избранных онлайн-продавцов.
Просмотр содержания

Лауреат премии Роланда Х. Бейнтона 2007 года в области искусства и музыки от Общества и конференции шестнадцатого века

Выбран журналом Choice как выдающийся академический титул за 2006 год
"Охватывающий комплексный и разнообразный набор методологий, экономических историй искусства поставили новые неотразимые вопросы о деятельности художников, меценатов и торговцев как культурных агентов, которые склонны находить смысл в поведении, а не в визуальном восприятии. Начало работы Ларри Сильвера в этой области не только основывается на его собственных более ранних исследованиях, но также значительно меняет ориентацию задаваемых вопросов и, соответственно, характер ответов, полученных в результате изучения рынков »- CAA Reviews

« Великолепно задумано. и щедро вознаграждение. . . . Интегрируя современные критические методологии - семиотику, риторику, экономическую теорию - в изучение живописи XVI века в Антверпене, исследование Сильвера имеет важное и далеко идущее применение и актуальность для других дисциплин, особенно истории и литературной критики."- Выбор

" Богатое и вдохновляющее эссе о симбиотических отношениях между развитием искусства и рынком в начале современной эпохи. . . . Ценный и в высшей степени хорошо информированный вклад в наши знания как о формировании вкуса, так и об эволюции изобразительных жанров в Европе раннего Нового времени. "- Sixteen Century Journal

Современные зрители принимают как должное живописные условности, присутствующие в станковой живописи и гравюре. гравюры на такую ​​тематику, как пейзажи или крестьяне.Однако эти общие предметы и их репрезентативные условности имеют собственное происхождение и раннюю историю. В Антверпене шестнадцатого века живопись и появляющиеся новые средства гравировки начали отходить от традиционной визуальной культуры, которая определялась прежде всего настенными росписями, запрестольными образцами и портретами элиты. Новые жанры и новые медиа возникли одновременно в этой нестабильной коммерческой и финансовой столице Европы, где находится первый открытый арт-рынок рядом с городской биржей.Новые живописные сюжеты возникли сначала как гибридные изображения, в которых преобладали религиозные темы, но также включались элементы, которые позже стали самостоятельными живописными категориями: пейзажи, продовольственные рынки, крестьяне за работой и игрой, а также натюрморты. Арт-рынок Антверпена не только являлся местом происхождения и развития этих жанров, но и породил концепцию художественной самобытности, в которой любимые формы и любимые темы отдельных художников получили признание потребителей.

В фильме « Крестьянские сцены и пейзажи » Ларри Сильвер исследует возникновение живописных видов - сцены из таверн и рынков, пейзажи и крестьян - и рисует их эволюцию как жанров от первоначальных гибридов до более традиционных художественных формул. Взаимосвязь этих новых жанров и их любимых тем отражает рост урбанизма и капитализма в Антверпене, и Сильвер анализирует, как живописные жанры и рынок Антверпена способствовали развитию того, что стало известно как «фирменный» художественный стиль.Изучая Босха и Брейгеля вместе с их подражателями, он сосредотачивается на живописных нововведениях, а также на маркетинге отдельных стилей, уделяя особое внимание растущей практике художников, подписывающих свои работы. Кроме того, он утверждает, что интерес потребителей к стилю отдельных художников усилил еще один феномен конца шестнадцатого века: коллекционирование произведений искусства. В то время как сегодня мы принимаем такие типичные художественные формулы за банальность, наряду с их частым использованием идентифицирующих подписей (Ротко, Поллок), Крестьянские пейзажи и пейзажи показывают, как они развивались одновременно в коммерческом мире Антверпена в начале современного периода.

Ларри Сильвер - профессор истории искусств Пенсильванского университета Фаркухар. Он является автором многих книг, в том числе Rembrandt и Art in History , а также соредактором (с Джеффри Чиппсом Смитом) The Essential Dürer , также доступной в University of Pennsylvania Press.

Перейти в корзину | Просмотрите заголовки Penn Press по искусству, архитектуре и истории садоводства | Присоединяйтесь к нашему списку рассылки

картин Брейгеля, биографии, идеи | TheArtStory

Битва между карнавалом и Великим постом (1559)

В одной из своих более мрачных и хаотических картин Брейгель предлагает нам плотное аллегорическое изображение конкурирующих движений, лежащих в основе человеческого характера, показывая обычаи, связанные с двумя фестивалями, тесно связанными в ранний современный календарь.Слева господствует фигура карнавала: толстый мужчина верхом на пивной бочке с приколотой к передней части свиной отбивной, жарящий на вертеле свинью и в шлеме с мясным пирогом. Он руководит сценой, населенной шутами, гуляками, музыкантами, ворами и нищими. Справа изможденная фигура Великого Поста, как монахиня, протягивает блюдо с рыбой, вопреки своим более богатым предложениям. Позади нее из арки церкви появляются фигуры в капюшонах, в которых произведения искусства окутаны традицией сезона воздержания.По другую сторону холста таверна представляет собой эквивалентный фон, символизирующий грехи и удовольствия плоти.

Сложное символическое представление Брейгелем контрастирующих состояний греха и благочестия, удовольствия и боли, осуждения и искупления находит наиболее очевидный прецедент в работах более старшего нидерландского мастера Иеронима Босха. В своем протосюрреалистическом триптихе Сад земных наслаждений (около 1495–1505) Босх предлагает последовательность пейзажей, населенных фигурами в относительных состояниях благодати и погибели.Однако примечательно отсутствие какого-либо подразумеваемого сверхъестественного подтекста в сцене Брейгеля: где Босх показывает ужасные последствия человеческой ошибки, Брейгель представляет дух карнавала как силу восстания и подрывной деятельности, не предлагая, по-видимому, никакого положительного суждения. способ.

Битва между Карнавалом и Великим постом отчасти стояла за современную борьбу, разворачивающуюся на родине Брейгеля. В 1556 году Нидерланды, находившиеся во владении чрезвычайно могущественной династии Габпбургов, перешли к королю Испании Филиппу II, который стремился подчинить их более прямой и строгой форме католического правления.В то же время нидерландские страны были близки к сердцу разворачивающегося движения Реформации, которое относилось к католическим праздникам, таким как Великий пост, с глубоким подозрением. Карнавальная энергия левой части картины символизирует не столько зарождающийся дух протестантизма, который имел тенденцию быть более репрессивным по отношению к традиционному праздничному календарю, чем католицизм, - сколько жесткие языческие обычаи и мятежный характер угнетенной культуры. .

тем в «Повести о двух городах» с анализом

Темы - это всеобъемлющие идеи и убеждения, которые авторы используют для передачи их своим читателям.В книге Чарльза Диккенса «Повесть о двух городах » есть темы, которые не только универсальны, но и актуальны для любого времени. Некоторые из основных тем «Повесть о двух городах » обсуждались ниже.

Темы в «Повести о двух городах»

Тема № 1

Воскрешение

Тема воскресения и перемен - одна из основных тем, которые, кажется, возникают как на социальном, так и на личном уровне. Персонаж Сиднея Картона и его смерть спасают жизнь Чарльзу Дарнею и Люси Манетт.Он также спасает свое имя своим героическим поступком, идущим на виселицу, чтобы спасти Дарней. Конец романа наводит на размышления о его воскресении, подобном Христу, поскольку он становится символом жертвы и героизма для тех, ради кого он пожертвовал своей жизнью.

На социальном уровне старый статус Франции уступает место новой Франции, где Картон пожертвовал своей жизнью ради других. Его последний акт великой жертвы рассказывает о том, как Париж и общество, в котором он показал этот пример, увидят воскресение.Несмотря на его смерть и насилие во Франции против аристократии и со стороны аристократии, возрождение мира и лучшего общества отзывается эхом на протяжении всего романа.

Theme # 2

Sacrifice

Sacrifice - еще одна доминирующая тема наряду с воскрешением и неотъемлемая часть счастливой жизни в A Tale of Two Cities . Роман демонстрирует потребность в жертвах как на личном, так и на социальном уровне. Революционеры жертвуют своей жизнью и любовью ради революции.Охранник, арестовывая Дарнея, напоминает Манетт, что интересы страны важнее всего остального. Мадам Дефарж также учит своего мужа, когда он выражает свою любовь к доктору Манетт. На личном уровне личная жертва Сидни Картон приносит счастье Люси и Дарнею. Следовательно, необходимость жертвоприношения с воскресением - важная тема романа.

Тема № 3

Насилие и угнетение

Насилие и угнетение - две другие основные темы романа Повесть о двух городах. Читатели могут видеть, что революции приносят пытки, насилие и массовые убийства. Хотя Диккенс, кажется, поддерживает революцию, его позиция не совсем ясна в отношении зла, совершенного революционерами. Жестокость аристократии, которую демонстрирует Евремонд, кажется главной причиной для критики.

Точно так же в плохом свете показана эксплуатация крестьян маркизом. Однако Диккенс также показал свою месть после революции, в которой были раздавлены различные невинные люди, такие как Манетт.Фактически, стремление отомстить после революции означает разрастание нового цикла насилия, мести и угнетения. Изображение танца с измельчаемым оружием, кажется, предвещает цикл бессмысленных убийств и резни. Даже трибуналы, созданные для наказания аристократии, работали без установленного закона.

Тема № 4

Конфликт классов

Во Франции до революции было два класса; Крестьяне-жертвы и аристократы-эксплуататоры.Когда происходит революция, вся социальная ткань испытывает резкий толчок. Крестьяне стали не менее жестокими, чем аристократия, по отношению к ним до революции из-за давно подавленных страданий. Изнасилование крестьян через маркиза в дореволюционную эпоху перевернулось в послереволюционную эпоху. Классовая борьба проявляется в винном магазине мадам Дефарж и г-на Дефарж, который становится центром антиаристократических сил. Сожжение замка Евремонд - символ падения аристократических норм.Результатом этого беспорядка является казнь без суда и следствия на гильотинах, как у Картона, и месть, которую миссис Дефарж показывает Манетту.

Тема № 5

Тема судьбы

Повесть о двух городах освещает еще одну тему - судьбу. Упоминание времени в самом начале романа представляет идею судьбы, переплетенной с землей и временем. Используемый Диккен метод обращения к деревьям как к гильотине во Франции показывает, что должно было произойти что-то ужасное.Люси, хотя и правильно предсказывает происходящее, в конце концов повезло, когда Дарней освобожден. Хотя Дарней пойман, когда он возвращается во Францию, но освобождается после того, как Картон жертвует своей жизнью за него. Даже женщины не были в безопасности после революции и, как уже упоминалось, « В то время было много женщин, на которых время наложило ужасно обезображивающую руку ».

Тема № 6

Социальная несправедливость

Тема социальной несправедливости переплетается с революцией и классовой дискриминацией.В романе Повесть о двух городах эта тема представлена ​​разными персонажами. Доктор Манетт не заслуживает столь долгого заключения. Крестьянскому мальчику не суждено быть убитым и намеренно оставленным маркизом Сент-Эвремондом. Это крайняя форма социальной несправедливости, с которой сталкивается мальчик. Более того, социальная несправедливость, происходящая в Париже, противопоставляется правосудию в Лондоне, где каждый должен признать верховенство закона, в то время как в Париже даже такие люди, как Дарней и Манетт, должны подвергаться пыткам и тюремному заключению, несмотря на свою невиновность.

Тема № 7

Сохранение семьи

Семья и ее сохранение - еще одна важная тема романа. Это ясно из ухаживания Дарнея по отношению к Люси и ее поездки в Париж на встречу с заключенным в тюрьму отцом. Хотя она знает о рисках, связанных с этим, а также о том, что ее отец потерял память, она отправляется в путь, чтобы встретиться с ним. Даже маркиз Эвремонд обеспокоен репутацией семьи, хотя знает, что они поступили неправильно, как он говорит: «, мы сделали мир неправильных .С другой стороны, Defarge также играет жизненно важную роль в до и после революции, используя враждебность для сохранения своей семьи.

Тема # 8

Смена ролей

Революции не только приводят к кровопролитию, но и меняют роли людей и классов. Бедные становятся жестокими и варварскими, а аристократы и эксплуататоры страдают от их рук. Несмотря на то, что он аристократ, Дарней становится заключенным, когда возвращается в Париж. Однако он освобождается, когда Картон жертвует собой ради Дарнея из-за своей любви к Люси.Их роли меняются к концу романа, и Сидни Картон заменяет Дарнея на повешении.

Тема № 9

Любовь и ненависть

В романе также представлена ​​тема любви и ненависти и их взаимодействия. Мадам Дефарж олицетворяет ненависть из-за ее прошлых страданий. Картон и Дарней, с другой стороны, демонстрируют любовь, которую проливают на Люси, в то время как Картон жертвует своей жизнью ради любви. Любовь Люси к отцу возвращает его к жизни после длительного заточения.Поэтому в романе любовь и ненависть идут рука об руку.

Тема № 10

Революция

Природа революции и ее влияние - еще одна тема романа. Франция переживала потрясения. Вся социальная ткань перевернулась с ног на голову, когда бедные люди, такие как Дефарж, стали мстить, а аристократы, подобные Евремонде, пали. Даже Дарнею пришлось пройти через множество испытаний из-за его семейных связей. Череда убийств привела к гибели как невинных, так и грешников.

Крестьянин Р.С. Томас

«Крестьянин» был написан в 1942 году. Поэма представляет собой символического персонажа поэзии Томаса по имени Яго Притерх. Этот персонаж - валлийский фермер, постоянно появляющийся в ранних стихах Томаса. Поэт считал, что этот персонаж послужил «прообразом большей части валлийских нагорий» и портретом обычного горного человека. Р.С. Ранние стихи Томаса посвящены его месту рождения, Уэльсу, и его ландшафту.

Поэма состоит из длинной строфы с разной рифмой и ритмом. Строки в одной строфе имеют разную длину, что в сочетании с выбором языка и неправильной формой создает ощущение нестабильности и угрозы. « Крестьянин» представляет Яго Притерчма как архетип его народа и людей, сопоставленный с пейзажами Уэльса и суровостью сельской жизни. Полностью стихотворение можно прочитать здесь.

Анализ

Крестьянин

Стихотворение начинается с упоминания имени: «Яго Притерх, его имя».Это имя принадлежит человеку, который будет описан в стихотворении. Он типичный сельский человек («Обычный человек с лысых валлийских холмов»), который живет и работает на валлийских холмах. Вся поэма будет служить впечатлением о людях Уэльса и их жизни, особенно о тех, кто живет и работает в сельской местности. Лирический голос, кажется, наблюдает за Яго издалека, и он / она описывает его очень тщательно, поскольку он / она сосредотачивается на том, как Яго выглядит и что он делает на регулярной основе. Он заботится об овцах («Кто загоняет несколько овец в пропасть облаков») и работает на ферме («Стыковка мангелей, скалывание зеленой кожи / От желтых костей»).Строки 4 и 5 создают рифмованную двустишию, подчеркивающую первое описание Яго Притерха. Эти линии также подчеркивают ритмическую неравномерность предыдущей и следующей строк.

У Яго «дурацкая ухмылка», когда он работает «на сырой земле». Строки с 4 по 6 показывают, как Яго преодолевает суровый сельский труд и находит в нем удовлетворение. Лирический голос не идеализирует Яго. Напротив, он / она рассказывает о себе и о сельской жизни с резкими и лаконичными изображениями, которые представляют повседневную жизнь на холмах Уэльса.Это описание служит для того, чтобы выразить то, как Яго проводит свои дни («Как прошли его дни»). В этом тяжелом труде мало удовольствия, потому что «его выплевывающее веселье / Более редкое, чем солнце, трескающее щеки / Изможденное небо, может быть, раз в неделю».

Тем не менее, Яго стареет («А потом ночью увидишь, как он сидит в кресле»), и его жизнь полностью меняется («Неподвижный, кроме тех случаев, когда он наклоняется, чтобы сгореть в огне / В пустоте его разума есть что-то пугающее». ). Он грязный и запущенный; его одежда «пропитана годами пота», и она отражает то, как он прожил свою жизнь («чувство с их абсолютной естественностью»).

Тон стихотворения меняется, поскольку лирический голос перестает говорить именно об Яго и обращается к «вашему прототипу» сельского труженика. Лирический голос использует Яго как архетип не только сельского Уэльса, но и всех рабочих. Мужчины работают, несмотря на суровость природы и климата круглый год («сезон за сезоном / Против ливня и истощения ветра»), чтобы выжить («Сохраняет свой запас, неприступная крепость / Чтобы не подвергнуться штурму даже в смятении смерти» ). Опять же, лирический голос говорит читателю не забывать этого человека, каждого мужчину, который постоянно сражается, «победителя войн», и это сохраняется с течением времени («Выдерживает, как дерево под любопытными звездами»).Обратите внимание, что последние строки образуют еще одну рифмованную партию, подчеркивающую фигуру рабочего, ее атрибуты и важность.

О Рональде Стюарте Томасе

Рональд Стюарт Томас родился в 1913 году и умер в 2000 году. Он был валлийским поэтом и священником. Р. С. Томас был известен своим национализмом и спиритизмом. Более того, он считается одним из самых важных поэтов современного Уэльса. Он писал о своем народе, своей стране и суровой сельской жизни в Уэльсе.Первый сборник стихов поэта был опубликован в 1946 году. Самым известным его произведением является «Крестьянин» , стихотворение, в котором изображен типичный сельский рабочий на холмах Уэльса.

Поэзия Р. С. Томаса часто описывается как реалистичная и неумолимая, поскольку он использует простые и короткие слова, чтобы подчеркнуть содержание стихов. Хотя сельская жизнь - частая тема в его стихах, поэзия Томаса также содержит религиозные темы. Его более поздние работы представляют собой духовный вопрос и культурный скептицизм.