История отечественной психологии: История отечественной психологии — PsyJournals.ru

Содержание

История отечественной психологии - PsyJournals.ru

Методология и история психологии  |  Рубрики

Теория и методология  |  Стоюхина Н. Ю.

Взаимодействие и противостояние психологии и физиологии в школьных учебниках в СССР в 1950-е гг.

История психологии  |  Носкова О.Г.

Идеи социальной психологии труда в отечественной социологии и научном управлении начала ХХ века

Теория и методология  |  Векилова С.А.

Исторические корни школ в советской психологии (к постановке проблемы)

Теория и методология  |  Левченко Е.В.

История интроспекции в России (конец XIX начало XX вв.)

Теория и методология  |  Парыгин Б.Д.

История отечественной социальной психологии

Теория и методология  |  Парыгин Б. Д.

История отечественной социальной психологии

История психологии  |  Братусь Б.С., Умрихин В.В.

Л.С. Выготский и А.Н. Леонтьев: личностные основания преемственности идей

Теория и методология  |  Мироненко И.А.

О прошлом, настоящем и будущем российской сравнительной психологии

Теория и методология  |  Богданчиков С.А.

Основные направления и течения в отечественной психологии 1920-х гг.

Теория и методология  |  Богданчиков С.А.

От Л.С. Выготского к Г.И. Челпанову и обратно

Теория и методология  |  Назаров А. И.

От рефлекторного кольца к многосвязной системе

Теория и методология  |  Пископпель А.А.

Педология и психотехника: исторический опыт методологического оформления и обоснования комплексных научно-технических дисциплин

Теория и методология  |  Аллахвердов В.М., Кармин А.С., Шилков Ю.М.

Принцип проверяемости (Часть II)

Теория и методология  |  Сенющенков С.П.

Проблема генезиса психических процессов в теории поэтапного формирования умственных действий

Теория и методология  |  Аншакова В.В.

Проблема личности и ее проявлений в отечественной психологической мысли конца XIX – начала XX столетий

Теория и методология  |  Богданчиков С. А.

Сквозь время: школа Г.И. Челпанова в ее развитии, основных чертах и историческом значении

Теория и методология  |  Богданчиков С.А.

Современные отечественные авторы о научных школах в советской психологии 1920–1930-х гг. (опыт детального критического анализа)

Становление отечественной психологии

Возникновение и развитие психологии рассматривается в рамках такого предмета как история психологии. Рассматривая основные тенденции становления и развития психологической науки, мы не будем подробно рассматривать историю отечественной психологии, но не можем не осветить наиболее значимые этапы ее развития, поскольку психологические школы России давно снискали заслуженную славу во всем мире.

Особое место в развитии психологической мысли в России занимают труды М. В. Ломоносова. В своих работах по риторике и физике Ломоносов развивает материалистическое понимание ощущений и идей, говорит о первичности материи. Особенно ярко эта идея была отражена в его теории света, которая впоследствии была дополнена и развита Г. Гельмгольцем. По мнению Ломоносова, необходимо различать познавательные (умственные) процессы и умственные качества человека. Последние возникают из соотношения умственных способностей и страстей. В свою очередь, источником страстей он считает действия и страдания человека. Таким образом, уже в середине XVIII в. были заложены материалистические основы отечественной психологии.

Становление отечественной психологии происходило под влиянием французских просветителей и материалистов XVIII в. Это влияние отчетливо заметно в работах Я. П. Козельского и психологической концепции А. Н. Радищева. Говоря о научных работах Радищева, необходимо подчеркнуть, что в своих трудах он устанавливает ведущую роль речи для всего психического развития человека.

У нас в стране психология как самостоятельная наука начала развиваться в XIX в. Большую роль в ее развитии на данном этапе сыграли труды А. И. Герцена, который говорил о «деянии» как существенном факторе духовного развития человека. Следует отметить, что психологические воззрения отечественных ученых во второй половине XIX в. в значительной степени противоречили религиозной точке зрения на психические явления. Одной из наиболее ярких работ того времени явилась работа И. М.

Сеченова «Рефлексы головного мозга»*. Эта работа внесла значительный вклад в развитие психофизиологии, нейропсихологии, физиологии высшей нервной деятельности. Следует отметить, что Сеченов был не только физиологом, чьи труды создали естественнонаучную основу для современной психологии. Сеченов с ранней молодости увлекался психологией и, по мнению С. Л. Рубинштейна, был крупнейшим русским психологом того времени. Сеченов-психолог не только выдвинул психологическую концепцию, в которой определил предмет научного познания психологии — психические процессы, но и оказал серьезное влияние на становление в России экспериментальной психологии. Но, пожалуй, наибольшее значение его научной деятельности заключается в том, что она оказала влияние на исследования В. М. Бехтерева и И. П. Павлова.

Труды Павлова имели огромное значение для мировой психологической науки. Благодаря открытию механизма образования условного рефлекса были сформированы многие психологические концепции и даже направления, в том числе бихевиоризм.

Позднее, на рубеже веков, экспериментальные исследования были продолжены такими учеными, как А. Ф. Лазурский, Н. Н. Ланге, Г. И. Челпанов.

А. Ф. Лазурский много занимался вопросами личности, особенно изучением характера человека. Кроме того, он известен своими экспериментальными работами, в том числе предложенным им методом естественного эксперимента.

Начав разговор об эксперименте, мы не можем не назвать имя Н. Н. Ланге — одного из основателей экспериментальной психологии в России. Он известен Не только тем, что занимался изучением ощущения, восприятия, внимания. Ланге создал при Одесском университете одну из первых в России лабораторий экспериментальной психологии.

Одновременно с экспериментальной психологией в России в конце XIX — начале XX в. развиваются и другие научные психологические направления, в том числе общая психология, зоопсихология, психология ребенка. Психологические знания стали активно использоваться в клинике С. С.

Корсаковым, И. Р. Тархановым, В. М. Бехтеревым. Психология стала проникать в педагогический процесс. В частности, широкую известность получили работы П. Ф. Лесгафта, посвященные типологии детей.

Особенно заметную роль в истории отечественной дореволюционной психологии сыграл Г. И. Челпанов, который был основателем первого и старейшего в нашей стране Психологического института. Проповедуя позиции идеализма в психологии, Челпанов не мог заниматься научными исследованиями после Октябрьской революции. Однако на смену основателям отечественной психологической науки пришли новые талантливые ученые. Это С. Л. Рубинштейн, Л. С. Выготский, А. Р. Лурия, которые не только продолжили исследования своих предшественников, но и вырастили не менее знаменитое поколение ученых. К их числу относятся Б. Г. Ананьев, А. Н. Леонтьев, П. Я. Гальперин, А. В. Запорожец, Д. Б. Эльконин. Основные труды этой группы ученых относятся к периоду 30-60-х годов XX в.

В этот период возникло несколько научных школ и направлений. Так, в Грузии сформировалась известная психологическая школа Д. Н. Узнадзе. Представители этого направления взяли на вооружение понятие установки и широко использовали его для анализа многих психологических явлений.

Другое научное направление связано с именем Л. С. Выготского, создателя культурно-исторической теории развития психики человека. К этому направлению в основном относились ученые, работавшие в МГУ. Сферу их научных интересов составляли вопросы общей и педагогической психологии.

Третью школу создал С. Л. Рубинштейн, руководивший в свое время научными исследованиями на кафедре психологии в МГУ и в Институте общей и педагогической психологии. С. Л. Рубинштейну принадлежит заслуга написания первого в нашей стране фундаментального психологического труда «Основы общей психологии».

В это же время жили и трудились такие известные всему миру психологи, как Б. М. Теплов и А. А. Смирнов. Последний известен своими трудами в психологии памяти, а Б. М. Теплов заложил научные основы изучения темперамента и психологии творческой деятельности.

В более поздние годы сформировались основные современные психологические школы. Это школы Ленинградского (Санкт-Петербургского) государственного университета и Московского государственного университета. Создание первой школы связано с именем Б. Г. Ананьева, который не только сформулировал принципы изучения человека и определил с этих позиций основные направления развития психологии, но и создал факультет психологии ЛГУ, из которого вышла плеяда известных ученых.

Аналогичную организаторскую роль при создании факультета психологии в МГУ сыграл А. Н. Леонтьев, автор психологической теории деятельности. Кроме того, заслугой Леонтьева явилась разработка многих проблем в области восприятия, памяти, сознания, личности и развития психики.

А. В. Запорожец совместно с Д. Б. Элькониным заложил основы детской психологии. В сферу основных научных интересов Запорожца — организатора и многолетнего руководителя Института дошкольного воспитания Академии педагогических наук СССР — входили вопросы возрастного развития и воспитания детей. Эльконин известен как автор учебника по детской психологии, теории детской игры, концепции периодизации возрастного развития.

Значителен вклад в развитие педагогической психологии П. Я. Гальперина, создателя теории планомерного (поэтапного) формирования умственных действий.

Благодаря исследованиям А. Р. Лурии отечественная психология существенно продвинулась вперед в области нейрофизиологических основ памяти и мышления. Труды Лурии заложили научно-психологическую базу для современной медицинской психологии. Результаты его исследований до сих пор широко применяются в диагностических и терапевтических целях в медицинской практике.

Мировую известность получили работы психофизиолога Е. Н. Соколова, который совместно с сотрудниками создал современную теорию цветового зрения; теорию, объясняющую восприятие человеком формы предметов; нейрофизиологическую теорию памяти и др.

Не менее известные психологи работают у нас в стране и в настоящее время, продолжая исследования и дела своих предшественников. Их труды вносят достойный вклад в развитие современной психологической науки.

Завершая данный раздел, необходимо отметить, что психология прошла длительный путь становления. Вероятно, мы не ошибемся, если скажем, что первые психологические воззрения появились вместе с самим человечеством. На протяжении всего развития психологической науки в ней параллельно развивались идеалистические и материалистические направления. Учения, основанные на материалистических взглядах, прежде всего способствовали развитию естественно-научного понимания природы психических явлений и становлению экспериментальной психологии. В свою очередь, учения, опирающиеся на идеалистические философские воззрения, привнесли в психологию этические аспекты психического. Благодаря этому в современной психологии рассматриваются такие проблемы, как личностные ценности, идеалы, нравственность.

Отечественная психология изначально развивалась как материалистическая, поэтому в ней получили широкое распространение экспериментальные методы.

Становление отечественной психологии

Развитие отечественной психологии имеет свою предысторию и историю.

Труды М.В. Ломоносова в развитии психологической мысли в России занимают особое место. В работах великого русского ученого по риторике и физике развивается материалистическое понимание ощущений и идей, говорится о первичности материи.

М.В. Ломоносов предлагает различать познавательные, т.е. умственные процессы и умственные качества, возникающие из соотношения умственных способностей и страстей. Источником страстей он считал действия и страдания человека.

Таким образом, материалистические основы отечественной психологии были заложены уже в середине XVIII века.

Большое влияние на становление отечественной психологии оказали французские просветители и материалисты XVIII века, что особенно заметно в работах Я.П. Козельского и А.Н. Радищева. В своих трудах А.Н. Радищев говорит о ведущей роли речи для всего психического развития человека.

Как самостоятельная наука психология в России начала развиваться в XIX веке, а труды А.И. Герцена о «деянии», как существенном факторе духовного развития человека, на этом этапе сыграли большую роль.

Общий обзор развития отечественной психологии

Отечественная психология развивалась в тесном сотрудничестве с мировой психологией. Её становление в 40-60-е гг. XIX века начиналось с осознания своего предмета, выбора пути и научной программы. В этот период была выбрана программа построения психологии как естественнонаучной дисциплины, предложенной И.М. Сеченовым.

Конец XIX века характеризовался новым периодом в развитии отечественной психологии, происходило переосмысление её методологии, что привело к появлению принципиально нового подхода, ориентированного на духовную философию В. Соловьева и его последователей.

В 20-30-е годы происходит зарождение советской, марксистской психологии. Стремление построить новую психологию, направленную на решение важнейших социальных задач советского общества, находит свое отражение в многочисленных научных дискуссиях и школах того времени.

В середине 30-х годов ситуация в обществе и науке резко изменилась, усилились авторитарные тенденции, что привело не только к запрещению, но и разгрому всего наработанного. Серьезный удар был нанесен всем психологическим школам. И только с середины 40-х годов психология постепенно начала восстанавливаться.

Попытка наверстать упущенные возможности заставляет российских психологов широко внедрять достижения зарубежных коллег. Эти тенденции имели как положительные, так и отрицательные последствия. И, прежде всего, это была утеря своих традиций, уход от своих методологий, что сказывалось на невозможности достоверно интерпретировать полученные результаты.

России важно было решить, оказавшись на перепутье реформ, как двигаться дальше, какой путь соответствует русскому характеру.

Проблема осознания своих национальных особенностей перед русским обществом не стояла до середины XIX века. В тот период единство народа было неосознанным, скорее внешним и связывалось с единством языка, территории и религии. Вопрос, как это единство отражается на характере, психологических особенностях народа, вообще не стоял.

На становление психологии повлияли и особенности русской ментальности – определенный стиль мышления, язык, свойственный нации. Не только социальная обстановка, исторический период, уровень знаний, диктующие моду на ту или иную теорию, но и глубинные характеристики данного народа, связаны с возникновением и развитием материализма и идеализма, рационализма или агностицизма, мистики.

Вывод

Таким образом, в российской психологии можно выделить несколько основных особенностей, характеризующих её состояние на всем пути развития:

  • Идеологические установки интеллигенции;
  • Стремление к просвещению народных масс и тот факт, что развитие психологии в России направляется общественной ситуацией, а не университетскими кафедрами, как на Западе;
  • Отсутствие развитого гражданского общества;
  • Центрация на человеке отечественной науки, как следствие её социально-исторического развития;
  • Центральными вопросами в научной проблематике были этические, а не познавательные вопросы, как на Западе.

Тенденции в развитии психологии

Знаменательным этапом в отечественной истории и науке были 60-е годы XIX века. Открывались либеральные издания, был ослаблен цензурный гнет, возобновлялись многие университетские курсы. Прогрессивная часть общества надеялась на то, что в стране произойдет реформирование старого уклада, общее духовное освобождение человеческой личности вообще. Многими людьми этого периода книга И.М. Сеченова «Рефлексы головного мозга» воспринималась как руководство к поведению, по которому следует сверять свою жизнь.

Мысли интеллигенции о просвещении российского общества, являлись одной из основных задач новой эпохи. Кроме старых университетских центров в 1862 г. был организован первый Российский свободный университет, позже в Москве появилось психологическое общество. Эти кружки были той питательной средой, в которой развивалась российская наука.

После весьма длительного перерыва, в 1863 г. возобновилось преподавание философии, что было стимулом для научных исследований в области психологии и логики. Оживление психологии происходило не столько в стенах учебных заведений, сколько в общественных кружках и в публицистике. Изменялось содержание психологии, а также её место в системе наук. Развитие естественных наук в России наложило свой отпечаток и на психологию, положив начало формированию физиологической психологии.

Естественные и гуманитарные науки этого времени стремились создавать универсальные теории, причем каждая претендовала на открытие основных закономерностей развития общества и человека:

  • Основы эволюционного направления в палеонтологии были заложены Ковалевским;
  • Основы химии сформулировал Д.И. Менделеев;
  • Основы нервной физиологии и психологии принадлежат И.М. Сеченову;
  • Разработкой теории общественного прогресса занимались Михайловский и Лавров, значительное место в работах которых стояли и психологические проблемы.

Это был период творческой синтетичности, когда ученые не только решали новые задачи, но и открывали дорогу для ученых следующих поколений.

Если отечественная психология до этого времени развивалась под влиянием зарубежных теорий, то в 70-х годах, с развитием отечественной научной мысли, начала формироваться самостоятельная отечественная психология. Начался поиск путей её построения, методологии и собственного предмета.

Этические и нравственные проблемы были основными для отечественной науки в этот период. Решение этих вопросов выпало на долю естественных наук, поэтому родоначальником такой психологии стал И.М. Сеченов (1829-1905). К развитию психологии ученый подходил как к материалистической и естественной науке.

Концепция психологии К.Д. Кавелина

К.Д. Кавелин (1818-1885), профессор права, издавна интересовался проблемами психологии. В его концепции зарождаются контуры отечественной психологии личности. На первый план в его работах выдвигалась идея самоценности личности, её свободы и независимости от давления общества. По его мнению, нравственная личность имеет объективные моральные основы, которые руководят её деятельностью, поэтому антропологизм и этическая направленность, должны быть важнейшими чертами философии, психологии, правоведения.

К.Д. Кавелин считал, что три основных состояния – идеальность, сознательность и воля – детерминируют психические состояния. Идеальность является основой критичности, стремления к абсолюту. С возможностью самопознания он связывает сознание человека, способность раздваиваться внутри себя, оставаясь цельным душой. Способность души раздваиваться он считал главным её свойством.

По мнению ученого, психику нельзя свести к физиологии, которая является только условием возникновения психических явлений. Психическое не может подчиняться материальным законам, отрицающим свободу воли человека. Без свободы воли нет личности, которая формируется в борьбе с внешними обстоятельствами.

Рассуждая о проблеме нравственности и достоинства, он полагает, что они не возможны без твердых моральных правил, а даются они только философией и религией. Понять себя, разобраться в себе, найти причину своих разочарований, осознать стремления и чувства, можно только с помощью психологии, значит, это одна из основных необходимых наук.

Положения, разработанные К.Д. Кавелиным, были подвергнуты критике со стороны И.М. Сеченова и Ю.Ф. Самарина – философа идеалиста. Они оба выступали против двух детерминант психического развития, полностью отрицая влияние физиологии на психику. Разногласия между учеными касались также проблем свободы воли и методов исследования психики.

Отрицая зависимость поведения от внешних условий, Ю.Ф. Самарин доказывал, что такое подчинение является свидетельством пассивности души, отсутствию у неё свободы воли. При таком подходе, в принципе, психология как объективная наука, отвергалась. Он считал, что ни психология, ни философия не могут объяснить душу человека, выработать в ней нравственные начала, потому что это дело только религии.

Взгляды А.А. Козлова на роль психологии

А.А. Козлов по своим взглядам на роль и место психологии в системе гуманитарных наук, был близок к Ю.Ф. Самарину. В своей книге «Философские этюды» он писал, что философские знания могут приобрести характер верховной истины, которая концентрирует результаты всех наук, включая психологию.

Козлов считал, что основа развития отечественной психологии лежит в распространении психологических знаний в обществе. Этими знаниями он считал взгляды немецких ученых – Лейбница, Шопенгауэра, Гартмана. Интересна его попытка соединения рационалистического характера с традициями российской науки. Говоря другими словами, ученый рассматривает активность монады в стремлении к истине, которая и будет отвечать характеру российской науки. Козлов исходит при этом из приоритета цельного, интуитивного знания над логическим. В дальнейшем эти же идеи развивает его ученик И.О. Лосский.

Научная деятельность А.А. Козлова заключалась, прежде всего, в просветительском характере, в желании познакомить своих читателей и слушателей с новинками европейской науки. Его критические статьи, обстоятельные изложения различных взглядов, представляли для российской науки этого периода достаточно важное приобретение. Собственные взгляды ученого, которые оформились в конце его жизни, такого значения не имели.

Его мысли о субстанциональности человеческой души, её цельности и активности получили распространение и общественное признание только в начале XX века.

Российские ученые уходили от голого копирования фактов и законов, полученных западными коллегами, они стремились к их творческой интерпретации. Западноевропейские схемы идей нравственного и эмоционального развития позволили отечественным психологам разработать оригинальные научные концепции психического, примером которых служат взгляды Сеченова, Кавелина и др.

Вывод

Таким образом, можно сказать, что в 60-80-е годы XIX века были созданы значительные психологические теории. В них вырисовывались уже отдельные черты, характерные для дальнейшего развития российской психологии.

Психология в 20-40-е годы XX века

Не на пустом месте развивалась психология советского периода, формирование которой началось с 20-х годов XX века. Она вобрала в себя традиции отечественной психологии, естествознания, педагогики и философии. Главная задача этого периода заключалась в построении марксистской психологии. Появились новые имена – П.П. Блонский, К.Н. Корнилов, М.Я. Басов, Л.С. Выготский и др. Это было время рождения советской психологии, рождение её методологических основ и путей развития. Основные открытия дореволюционной психологической науки требовалось пересмотреть и выделить из них то главное, что важно и нужно для новой науки, и соединить с теорией марксизма.

Трудными этапами формирования новой психологии были первые 6-7 лет, потому что взгляды на многие проблемы среди сторонников разных школ и направлений в отечественной психологии резко расходились. Перед государством стояла задача – необходимость воспитания нового человека, гражданина, в этом и заключалась задача психологии, что заставляло вглядываться в значение среды и её роль в ускорении и изменении развития психики.

Вполне понятно, что направление, ориентированное на немарксистскую философию, развиваться в новой социальной действительности не могло. Ведущими в это время в России стали учение о поведении, заложенное И.М. Сеченовым, а также педология, психотехника. Они ориентировались на практическое использование психологии в новой школе и новом производстве.

Взгляды И.П. Павлова, В.Н. Мясищева

Физиолог И.П. Павлов (1849-1936) стал продолжателем направления, заложенного И.М. Сеченовым. Его взгляды на психологию в разные периоды творчества изменялись. Он считал, что областью психологии является внутренний мир сознания субъекта, а в своих итоговых работах исходил из того, что условный рефлекс надо считать не только физиологическим, но и психологическим явлением. Учение И.П. Павлова в психологическом сообществе было оценено как основа всех наук о поведении.

Ему принадлежит заслуга в создании крупнейшей международной научной школы и присвоено звание «старейшины физиологов мира».

Свою концепцию объективной психологии одновременно с Павловым выстраивал В.М. Бехтерев. Центральное место в его научных интересах занимала психиатрия, исследование душевной жизни человека. В 30-е годы в советском обществе начали происходить социальные изменения, что заставляло психологов пересматривать свои теоретические позиции. В результате в психологических журналах и газетах стали появляться первые покаянные статьи и речи ученых. Примером этого является ликвидация целого направления в психологии, которое стало возможным после так называемой «рефлексологической дискуссии». Советская психология не располагала даже 10 годами нормального, естественного для науки развития, которое позволило бы её сформировать развитую сеть педологических и психологических учреждений по всей стране, создать квалифицированные кадры практических психологов.

Развитие психологии в 20-30-е годы, несмотря на серьезные социальные изменения, продолжалось. Советская психология добилась серьезных успехов в изучении процесса становления психики, были получены важные материалы о развитии познавательных процессов, индивидуальных особенностях людей и особенностях их общения.

Большая работа была проделана в это время советским психологом В. Н. Мясищевым, который занимался проблемой целостной личности здорового и больного человека. Он сформулировал принципиальное положение теории личности, одно из важнейших в советской психологии, подчеркивая, что система общественных отношений, в которой оказывается каждый человек, формирует его субъективные отношения ко всем сторонам действительности.

В период Великой Отечественной войны работы отечественных психологов принесли огромную пользу. После войны, с 50-х годов психология вновь получает быстрое развитие и распространение, появляются новые исследования, расширяется круг изучаемых вопросов.

Психология во второй половине XX века

Развитие психологии в этот период определялось идеями, которые были заложены еще в работах В.М. Бехтерева и Л.С. Выготского. Закладывались основы комплексного исследования человека, его психофизической природы, отношений с миром. Были открыты закономерности становления индивидуального стиля разной деятельности, выделены и описаны типы личности.

Позиции А.Н. Леонтьева

Оригинальную концепцию деятельности, только с других позиций, предложил А.Н. Леонтьев. Первые его исследования были посвящены проблеме аффективных реакций. В качестве испытуемых были студенты, не выдержавшие испытаний, а итоги экспериментов изложены в статье «Экзамен и психика». Свою работу ученый сосредоточил на связи сознания и предметной, практической деятельности.

А.Н. Леонтьев рассматривал деятельность как главную образующую психики, движущую силу её развития. По мнению ученого, деятельность является и методом, который дает возможность диагностировать появление психики, её развитие и качественные изменения. Во главе его методологии, таким образом, была проблема деятельности.

Разработка структурного анализа деятельности, выделение в ней компонентов и уровней, образующих систему, стали целью исследований. Особое место отводит ученый связи между строением деятельности и сознания. По А.Н. Леонтьеву в основе понятия деятельность лежит процесс, предмет и мотив которого между собой не совпадают. И мотив, и предмет должны быть отображены в психике субъекта, иначе действие для него лишается своего смысла. Затем вводится понятие «операции», т.е. психологическое слияние в единое действие отдельных частных действий. Содержание в строении сложного действия занимает структурное место условий его выполнения.

Особенность концепции А.Н. Леонтьева заключается в том, что структура деятельности в ней и структура сознания – взаимопереходящие понятия и связаны друг с другом в рамках одной целостной системы. Анализ структуры деятельности обычно предшествует анализу структуры сознания и связан с генетическим подходом. Деятельность «управляема сознанием», и в то же время сама им управляет.

Работа А.Н. Леонтьева в значительной степени способствовала широкому распространению психологии, появлению новых поколений практических психологов и теоретиков.

Научная деятельность А.Р. Лурия

А.Р. Лурия разрабатывал культурно-историческую концепцию развития психики и принимал участие в создании теории деятельности А. Н. Леонтьева. Ему принадлежит исследование в области взаимоотношения наследственности и воспитания в психическом развитии. Ученый внес значительные изменения в традиционно применявшийся тогда близнецовый метод, проводя экспериментально-генетическое изучение развития детей в условиях целенаправленного формирования психических функций у одного из близнецов.

А.Р. Лурия делает вывод, что соматические признаки в значительной степени обусловлены генетически, а элементарные психические функции – в меньшей степени. Условия воспитания имеют решающее значение для формирования высших психических процессов – понятийное мышление, осмысленное восприятие и др.

Большое значение для педагогической и медицинской практики имели работы в области дефектологии – развивались объективные методы исследования аномальных детей. Результаты этих исследований послужили основанием для их классификации.

А.Р. Лурия создает новое направление, выделившееся в специальную отрасль психологической науки – нейропсихологию. Исследование мозговых механизмов у больных с локальными поражениями мозга, в результате ранения, например, явились началом развития этой науки. Направление получило широкое международное признание. Ученый разработал теорию локализации высших психических функций, сформулировал принципы динамической локализации психических процессов. Им была создана классификация афазических расстройств и описаны неизвестные ранее формы нарушений речи. Помимо этого А.Р. Лурия изучал мозговые механизмы памяти, и роль лобных долей головного мозга в регуляции психических процессов. Деятельность ученого снискала ему большой международный авторитет.

Исследования Л.И. Божович

Российский психолог, главной областью исследований которой была педагогическая и детская психология. Она изучала познавательные интересы школьников, осуществляла дифференцированный подход к выявлению мотивов учебной деятельности, занималась анализом личностных конфликтов детей. В экспериментальном плане были исследованы функции самооценки, уровня притязаний в мотивационно-потребностной сфере ребенка.

В цикле статей, которые являются завершающим этапом исследовательской деятельности ученого, подводятся итоги многолетней работы по изучению основных закономерностей становления психологически зрелой личности. Говоря о научном вкладе Л.И. Божович в проблему психического развития и формирования личности, выделяются три фундаментальных направления её научно-исследовательской деятельности:

  • Проблема «единой линии» психического развития человека как единства его внешних и внутренних побудителей;
  • Личность и её становление как высшего уровня психического развития;
  • Научные основы психологии воспитания, разработка конкретно-психологических рекомендаций, которые направлены на повышение эффективности воспитательной работы в школе.

Современная отечественная психология переживает новый этап, где тесно переплетаются практические и теоретические проблемы. Изменившаяся социальная ситуация привела к необходимости пересмотра некоторых методологических основ. Надежды на естественнонаучную психологию не оправдались, а это привело к возрождению её гуманитарной направленности. Ведущие отечественные научные школы свое значение сохранили и продолжают развиваться, но в модифицированном виде.

Отечественная психология в состоянии решить, стоящие перед ней важные задачи, сохранить и развить научные традиции и достижения российских научных школ. Потенциальные возможности отечественной психологии огромны.

Группа истории отечественной психологии

«Научный архив Психологического института»

Группа была организована и начала свою работу в 1992 г. в период подготовки к 80-летию Психологического института. Начальный этап ее деятельности связан с именами старейших сотрудников Психологического института И.В. Равич-Щербо, М.Э. Боцмановой, Т.И. Жуковой; многие начинания в работе группы были осуществлены благодаря инициативе историка и культуролога А.Д. Червякова. Руководителем группы с 1992 г. является Е.П. Гусева.

Историко-психологическая проблематика в Психологическом институте была одной из ведущих. Общая психология и история психологии были выделены в отдельную секцию в 1921 г.; секцией руководил сам Г.И. Челпанов. В своих исследованиях сотрудники группы выступают продолжателями научных традиций Кабинета истории и зародившейся трудами Н.А. Рыбникова, ученика Г.И. Челпанова, в стенах Института с конца 1930-х гг. новой области научного знания — истории отечественной психологии. В числе ее разработчиков в разные годы были Л.С. Выготский, М.В. Соколов, Б.М. Теплов, А.А. Смирнов, А.А. Никольская и др.

Основными задачами научно-исследовательской работы группы на всех этапах ее деятельности являются:

  • расширение источниковой базы изучения вопросов истории отечественной психологии и введение в поле современных исследований ранее неизвестных документальных материалов из фондов Научного архива Психологического института;
  • реконструкция творческого наследия научной школы Г. И. Челпанова в перспективе актуальных историко-психологических проблем и восстановление особенностей методологических подходов в теоретических и экспериментальных исследованиях ее представителей;
  • восполнение научных знаний о генезисе отечественной психологической мысли, историко-культурных основаниях и преемственности духовно-нравственной традиции русской науки в московской психологической школе.

Исследования сотрудников группы Е.П.Гусевой, О.Е.Серовой и В.И.Козлова ориентированы не только на решение конкретных задач историко-психологической науки, но на сохранение общекультурного наследия и максимальное сближение научной и образовательной среды на уровне современного социокультурного запроса. В этих целях в 2006 г. была основана серия «Материалы по истории московской психологической школы», которая включает статьи научно-познавательной направленности, подготовленные к 100-летию Психологического института им. Л.Г. Щукиной (1912–2012). Первая книга серии «Б. М. Теплов. Психологические исследования в области военно-маскировочного дела (1923–1927)» явилась единственным переизданием ранних произведений Б.М. Теплова, опубликованных в редких и закрытых для массового читателя военных журналах и сборниках 1920-х гг. В 2011 г. сотрудниками группы был разработан научно-издательский проект «Материалы по истории московской психологической школы: Библиотека психолога и педагога», который является продолжением и модификацией данной серии.

Перспективные направления исследований:

  • психолого-историческая реконструкция содержательных и теоретико-методологических аспектов творческого наследия Г.И. Челпанова в целостном единстве с психологическим наследием мыслителей московской философской школы середины XIX в., выдающихся современников и учителей Н.Я. Грота, Л.М. Лопатина, С.Н. Трубецкого, составивших славу серебряного века русской философии, и его непосредственных учеников и последователей в науке — С.Н. Беляевой-Экземплярской, Н.Н. Волкова, В.В. Зеньковского, В.П. Зубова, Б.В. Холчева, В.М. Экземплярского и др., которым по праву принадлежит достойное место в авангарде современной психологической мысли;
  • реконструкция психологического содержания в духовно-нравственном наследии выдающихся представителей культурной традиции православия, нравственный потенциал которого выступает надежным основанием для дальнейшей методологической разработки стратегии развивающего личностно ориентированного обучения и воспитания поколения XXI в.;
  • научная систематизация, описание и психологический анализ собрания уникальных документов, содержащихся в фондах Научного архива Психологического института, в целях обогащения содержания и обеспечения психолого-исторической корректности материалов современных научных исследований.

За последнее десятилетие сотрудниками научно-исследовательской группы истории отечественной психологии «Научный архив ПИ РАО» в серии «Материалы по истории Московской психологической школы (К 100-летию Психологического института им. Л.Г. Щукиной (1912–2012)» опубликовано:

  • Челпанов Г.И. Очерки психологии. — М.; Обнинск: ИГ– СОЦИН, 2009. 248 с.
  • Альманах научного архива Психологического института: Челпановские чтения 2006/2007. — М.: БФ «Твердислов», 2007. Вып. 1. – 366 с.: ил.
  • Альманах научного архива Психологического института: Челпановские чтения 2008. — М.: ПИ РАО; МГППУ, 2008. Вып. 2. – 228 с.: ил.
  • Альманах научного архива Психологического института: Челпановские чтения 2009. — М.: ПИ РАО; «Социальные науки», 2009. Вып. 3. 203 с.: ил.
  • Альманах научного архива Психологического института: Челпановские чтения 2010. — М.: ПИ РАО; МГППУ. 2010. Вып. 4. – 225 с.: ил.
  • Альманах научного архива Психологического института: Челпановские чтения 2012. Юбилейный выпуск к 150-летию со дня рождения Георгия Ивановича Челпанова. — М.: ПИ РАО; МГППУ, 2012. Вып. 5. – 326 с.
  • Альманах научного архива Психологического института: Челпановские чтения 2011. М.: ПИ РАО; МГППУ, 2012. Вып. 6. – 162 с.: ил.
  • Психологический институт в современном научно-психологическом пространстве: Международные Челпановские чтения 2014: Московская научно-практическая конференция К 100-летию Торжественного открытия Психологического института им. Л.Г.Щукиной (1914-2014). Москва, 22-23 апреля 2014 г. /Альманах научного архива Психологического института. М.: Алькор Паблишер, 2014. Вып. 7 юбилейный. – 540 с.: ил.
  • Челпановские чтения 2016: Диалог научных школ Психологического института: Л.С.Выготский, Б.М.Теплов, Г.И.Челпанов: Всероссийская научно-практическая конференция в рамках Международного конгресса к 120-летию со дня рождения Л.С.Выготского. Москва, 15 ноября 2016 г. /Сборник научных материалов. /Альманах научного архива Психологического института. М; СПб.: Нестор-История, 2016. Вып. 8. – 544 с.: ил.
  • Психологический институт в Москве: Российский центр психологической науки, культуры и образования: документальная летопись к 100-летию со дня основания. М; СПб.: Нестор-История, 2012. – 280 с.: ил.
  • Психологический институт в Москве: Российский центр психологической науки, культуры и образования: документальная летопись к 100-летию со дня основания. 2-е изд., испр. и доп. М; СПб.: Нестор-История, 2013. – 280 с.: ил.
  • Челпанов Г.И. Очерки психологии. М; Обнинск: ИГ-СОЦИН, 2009. – 248 с.: ил.

Книга «Очерки психологии» является первым после выхода в 1926 году переизданием одной из последних и значимых работ Г.И.Челпанова. Ее содержание направлено на разработку фундаментальных проблем психологии и предоставляет обширный материал для углубленного психологического анализа. В Приложениях, составивших специальный раздел книги, сотрудники группы впервые восстановили документальную историю изобретения Г.И. Челпановым «Универсального психологического аппарата», что остается уникальным фактом, раскрывающим деятельность ученого, направленную на создание технических средств и популяризацию психологии.

Обязательным разделом каждого выпуска Альманаха научного архива является публикация материалов научно-практических конференций Челпановсвкие чтения, ежегодно проводимых сотрудниками группы, начиная с 1994 года. Именно тогда по их инициативе были проведены первые Челпановские чтения, подготовленные к 80-летнему юбилею Психологического института им. Л.Г.Щукиной. В настоящее время проведение Челпановских чтений стало традиционным, и каждая из состоявшихся конференций внесла свой особый вклад в процесс формирования исторической преемственности и дальнейшего развития челпановской научно-психологической школы. Челпановские чтения 2012 и 2016 были проведены в рамках крупных психологических форумов – V Съезда Российского психологического общества и Международного конгресса к 120-летию Л.С.Выготского. Плодотворным уровнем их работы стало осуществление совместного российско-украинского проекта «Международные Челпановские чтения 2012-2014» на родине Г.И.Челпанова в г. Мариуполе и в городах его научной славы Киеве и Москве.

В серии «Материалы по истории Московской психологической школы: Библиотека психолога и педагога» впервые было начато осуществление издательского проекта по публикации Собрания сочинений Г. И. Челпанова и выпущены две книги первого тома:

  • Челпанов Г.И. Проблема восприятия пространства в связи с учением об априорности и врожденности. Ч. I: Представление пространства с точки зрения психологии / Челпанов Г.И. Собрание сочинений: в 6 т. — М.: ПИ РАО; МГППУ, 2011. Т. I. Кн. 1. – 340 с.: ил.
  • Челпанов Г.И. Проблема восприятия пространства в связи с учением об априорности и врожденности. Ч. II: Представление пространства с точки зрения гносеологии / Челпанов Г.И. Собрание сочинений: в 6 т. — М.: ПИ РАО; МГППУ, 2011. Т. I. Кн. 2. – 350 с.: ил.

Книги являются первым после 1896 и 1904 гг. магистерской и докторской диссертаций ученого, представляющих собой образец разрешения важнейшей задачи синтеза гуманитарного и естественнонаучного знания в области разработки фундаментальных проблем психологии. Научное переиздание было сопровождено историко-биографической и научно-аналитической статьями, подготовленными сотрудниками группы Научный архив, а также подборкой редких и частью впервые публикуемых фотоматериалов, хранящихся в архивном фонде Психологического института.

По результатам научно-исследовательской работы сотрудниками группы в 2012 г. был подготовлен и записан в МГППУ видео-курс лекций для аспирантов и молодых ученых «Научная психология Г.И.Челпанова в историческом пространстве отечественной культуры», а также разработана комплексная программа для Образовательного центра ФГБНУ ПИ РАО.

В контексте задачи восстановления духовно-нравственных оснований отечественной науки и образования сотрудниками Научного архива ПИ РАО ежегодно проводятся научно-практические конференции в рамках Международных Рождественских образовательных чтений и осуществляется издание научных материалов, в содержательном аспекте представляющих собой реальный срез поливариативности и полимодальности состояния исследований в новой междисциплинарной — духовно ориентированной — области психологической науки, набирающей все больший социокультурный резонанс:

  • Святоотеческая психология (Наука — образование — практика). Материалы Международной научно-практической конференции. Москва, 30–31 января 2008 г. — М.: ПИ РАО; МГППУ, 2008. — 186 с.
  • Святоотеческая психология и воспитание человека (Наука, образование, культура: духовно-нравственные основы и пути развития). Материалы международной научно-практической конференции. Москва, 18 февраля 2009 г. — М.: ПИ РАО; МГППУ, 2010. 236 с.
  • Психология воспитания и образования современного человека: диалог со святоотеческой традицией. Материалы международной научно-практической конференции. Москва, 27–28 января 2010 г. — М.: ПИ РАО; МГППУ, 2010. — 224 с.
  • Современная научная психология и православная духовная традиция: содержательный диалог. Материалы международной научно-практической конференции. Москва, 25–26 января 2011 г. — М.: ПИ РАО; МГППУ, 2012. — 191 с.
  • Святоотеческая психология: направления исследований и опыт работы за пять лет. Обзор материалов научно-практических конференций 2007–2011 гг. Москва, 24 января 2012 г. — М.: ПИ РАО; МГППУ, 2012. — 30 с.

Начиная с 2015 г. обсуждение психологических аспектов актуализации духовно-нравственных ценностей в системе современного образования и воспитания осуществляется в разработанном сотрудниками Научного архива новом формате «Рождественские встречи в Психологическом институте».

Этапы становления отечественной психологии

Психологическая мысль в России развивалась в неразрывной связи с философией, культурой, литературой, естествознанием. Первые психологические знания были заложены великим ученым М.В.Ломоносовым. Они стали неотъемлемой частью его общественно-научного мировоззрения. Закон сохранения вещества и движения, открытый Ломоносовым, позволил увидеть в ощущениях и восприятии человека результат механического воздействия предметов и явлений природы на органы чувств. Ученый проводил идеи о том, что психические явления отражают внешний мир, а психика зависит от деятельности мозга. Теория цветового зрения принадлежит Ломоносову. Цвета не возникают при помощи органов чувств, они объективны и независимы от человека.

Становление отечественной психологии немыслимо без идей А.И.Герцена, В.Г.Белинского, Н.А.Добролюбова. Русская литература повлияла на развитие душевной жизни человека. Н.В.Гоголь, Л.Н.Толстой, Ф.М.Достоевский — великие писатели и знатоки русской души. Поэзия В.А.Жуковского, А.С.Пушкина, Ф.И.Тютчева, А.А.Фета обогатила психологию разнообразием чувств и душевных переживаний.

XIX век ознаменован открытиями в российском естествознании. Труды И.М.Сеченова, И.П.Павлова, А.А.Ухтомского повлияли на становление материалистического подхода в развитии отечественной психологии.

Развитие психологии как самостоятельной науки в России

Психология как самостоятельная наука ведет отсчет с 1885 года, В.М.Бехтерев создал в Казани первую психофизиологическую лабораторию. Затем открылись и другие лаборатории в городах России.

Огромный вклад в мировую экспериментальную психологию внес ученый Н. Н.Ланге.

Глубокие социальные изменения, связанные с революцией и гражданской войной в России, сформировали социальный заказ перед науками, изучающими человека. Поэтому психология в первое послереволюционное десятилетие успешно развивалась.

Советская психология начала свое развитие, когда мировая психологическая наука вступила в эпоху кризиса. Психология советского периода поддерживалась государством, которое в годы своего становления нуждалось в интеллектуальной поддержке. Преобразования в обществе должны были быть оправданы идейно и теоретически. В 1918 году в Петрограде создается институт по изучению мозга и психической деятельности.

Психология включается в жизнь общества, отвечая на актуальные запросы. Активно развиваются психологические дисциплины прикладного характера: психотехника, педология. Ученые ищут новые формы связи психологии с практикой.

Определяется методологическая основа психологии, возникают различные направления: рефлексология В.М.Бехтерева, реактология К. Н.Корнилова, культурно-историческая теория Л.С.Выготского, теория установки Д.Н.Узнадзе. В 1930-х годах возникают два мощных направления: теоретико-методологическое и экспериментальное, которое получило название деятельностный подход. Основной категорией анализа является деятельность. В работах А.Н.Леонтьева, С.Л.Рубинштейна, Л.С.Выготского оформились положения, которые активно развивались в последующее время.

Слишком сложно?

Не парься, мы поможем разобраться и подарим скидку 10% на любую работу

Опиши задание

Идеи Л.С.Выготского

Л.С.Выготский выдвигает идею культурно-исторической детерминации психики. И предложил рассматривать ее развитие с двух точек зрения: натуральной и культурно опосредованной. Ученый выделяет «низшие» и «высшие» специфические человеческие психические функции. Высшие — это формы произвольной психической деятельности, где человек способен обдумывать и контролировать свое поведение. Превращение низших функций в высшие происходит при помощи психологических орудий — знаков. Культурно-исторический процесс сформировал сложные знаковые системы: язык, письмо, исчисление. Происхождение и освоение средств-знаков в филогенезе и онтогенезе одинаково. Выготский называет процесс превращения внешнего средства во внутреннее интериоризацией, факт взаимодействия двух людей интерпсихологическим. В результате сложного процесса вращивания, внешний факт становится внутренним интрапсихологическим, фактом психики.

Замечание 1

Теоретические основы Л.С.Выготского не только повлияли на историю развития отечественной психологии, но и применяются в мировой психологии.

Советская психология 1920-30-х гг. развивалась на основе диалектико-материалистической философии. Исследователи пытались отыскать пути применения философских идей К.Маркса в методологии психологической науки.

Теоретические основы С.Л.Рубинштейна

Работы С.Л.Рубинштейна дают подробный анализ философии Маркса в понимании человека, использования его творческого и конструктивного начал. Формулирование основного принципа психологии в нашей стране — единства сознания и деятельности, принадлежит Рубинштейну. Сознание — это предпосылка деятельности и одновременно ее результат. Деятельность характеризует человека как активного по отношению к действительности в отличие от реакций.

Деятельностный подход А.Н.Леонтьева

Следующая глава в разработке деятельностного подхода принадлежит А.Н.Леонтьеву. Он касается вопросов возникновения сознания, его развития, структурных особенностей деятельности, значения и личностного смысла человека осуществляющего деятельность, роль мотивации, побуждающей деятельность. Леонтьев дает определение структурным единицам: деятельность-действие-операция. Деятельность сопряжена с мотивом, действие — с целью, операция — с определенными условиями ее осуществления. Леонтьев особо выделяет понятия: деятельность, личность, сознание. Леонтьевым создана научно-исследовательская школа, которая объединена общим подходом — «теория деятельности». Им основан специализированный психологический факультет в МГУ, что явилось важным этапом в оформлении психологии как самостоятельной науки в Советском Союзе.

История отечественной психологии в программе конференции «Ананьевские чтения

УДК 159.9:061.3

Вестник СПбГУ. Сер. 16. 2015. Вып. 1

Н. А. Логинова

ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ В ПРОГРАММЕ КОНФЕРЕНЦИИ «АНАНЬЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ — 2014»*

В 2014 г. впервые в истории «Ананьевских чтений» в рамках конференции был организован круглый стол, специально посвященный истории психологии. На заседании круглого стола выступили девять участников. В своих докладах они говорили о становлении и взаимоотношениях Петербургской и Московской университетских научных школ, роли их лидеров. Кроме того, освещались такие темы, как формирование советской психологии, значение русской идеалистической психологии, трудности комплексного подхода, место отечественной психологии в мировой науке. Библиогр. 1 назв.

Ключевые слова: история отечественной психологии, 70-летие отделения психологии ЛГУ, круглый стол, доклады, участники, итоги и планы.

Loginova N. A.

THE HISTORY OF PSYCHOLOGY AT THE "ANANIEVSKIE CHTENIYA-2014" CONFERENCE THE HISTORY OF PSYCHOLOGY AT THE "ANANIEVSKIE CHTENIYA-2014" CONFERENCE PROGRAM IN THE SAINT-PETERSBURG STATE UNIVERSITY FACULTY OF PSYCHOLOGY

A special round table devoted to the history of psychology was organized for the first time at the conference "Ananievskie chteniya". Nine reports concerned the problems of the emergence of Soviet psychology, Petersburg and Moscow university scientific schools, the roles of their leaders, reappraisal of the Russian idealistic psychology, difficulties of the comprehensive researches and the place of Russian psychology within the world context. Refs 1.

Keywords: History of domestic psychology, the department of psychology of LSU 70th anniversary, a round table, reports, participants, results and plans.

В 2014 г. исполнилось 70 лет со дня открытия психологического отделения в Ленинградском (ныне — Санкт-Петербургском) государственном университете. В связи с этим в рамках ежегодной научной конференции «Ананьевские чтения», организуемой факультетом психологии СПбГУ, был впервые организован круглый стол (а по сути — полноценная секция) по истории психологии1. Была предложена общая тема секции: «История психологии в России: ХХ век (посвящено 70-летию со дня открытия психологического отделения СПбГУ)». Мы придаем большое значение этому мероприятию и приложим усилия к тому, чтобы оно стало для конференции традиционным. Надеемся, что такая секция привлечет большее внимание руководства и всего коллектива факультета, а также молодых исследователей к истории психологии как важнейшей теоретической и методологической научной дисциплине. Это тем более важно в преддверии 50-летия факультета психологии (2016) — центра научной школы, созданной Б. Г. Ананьевым.

Надо признать, что на факультете психологии СПбГУ история психологии как научная отрасль уже долгое время находится в неудовлетворительном положении.

Логинова Наталья Анатольевна — доктор психологических наук, профессор, Санкт-Петербургский государственный университет, Российская Федерация, 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7-9; [email protected]

Loginova N. A. — Doctor of Psychological Sciences, Professor, St. Petersburg State University, 7-9, Universitetskaya nab., St. Petersburg, 199034, Russian Federation; [email protected]

* Работа поддержана грантом РГНФ, проект № 14-06-00668.

1 Далее мы будем называть прошедшее мероприятие секцией по истории психологии.

81

В течение последних 15-20 лет здесь не было выполнено ни одного диссертационного исследования по историко-психологической проблематике, нет ни лаборатории, ни кабинета, ни музея истории факультета, а небольшие исторические экспозиции не обновляются годами. Правда, в последнее время наблюдается оживление интереса к истории факультета в связи с юбилейными датами — 40-летием (2006) и грядущим 50-летием (2016) факультета психологии, 100-летием Б. Г. Ананьева (2007), 50-летием лаборатории инженерной психологии (2009), 50-летием кафедры социальной психологии (2011), 40-летием первого выпуска факультета психологии (2011) и др. Это хорошо, но этого недостаточно. Для активизации научных исследований по историко-психологической проблематике более всего необходимы научное общение, обмен идеями и результатами исследований, создание новых исследовательских, издательских и научно-организационных проектов с привлечением как известных российских и зарубежных ученых, так и научной молодежи.

При подготовке программы секции было получено более двадцати заявок от историков психологии, в том числе зарубежных (Болгария, Эстония), но приехать, к сожалению, смогли не все. В работе круглого стола приняли участие 26 докладчиков и слушателей, среди которых были известный историк психологии, профессор факультета психологии МГУ Антонина Николаевна Ждан, ученые из Москвы, Санкт-Петербурга, Ярославля, Иркутска, Арзамаса, Алма-Аты. Особенно приятно отметить заинтересованное участие и горячее выступление старейшины ананьев-ской научной школы Нины Альбертовны Грищенко-Розе, которая рассказала об опыте комплексных исследований и роли Б. Г. Ананьева в организации психологического образования и науки в СПбГУ.

Заседание секции по истории отечественной психологии состоялось 22 октября 2014 г. под председательством проф. Н. А. Логиновой. Согласно программе секции было заслушано девять научных докладов.

А. Н. Ждан (МГУ) раскрыла традиции главных центров отечественной психологии — Московского и Санкт-Петербургского государственных университетов, идущие, с одной стороны, от Г. И. Челпанова и Л. С. Выготского, а с другой — от В. М. Бехтерева и Б. Г. Ананьева. В МГУ традиционно преобладал интерес к философским вопросам психологии, сильна была связь с гуманитарными науками; в Ленинграде большее внимание привлекал системный подход как методология психологических исследований, поддерживались традиции естественнонаучного познания. Существует неразрывная связь Московской и Петербургской психологических школ в лице их выдающихся представителей. Несмотря на теоретические расхождения, ученые Москвы и Ленинграда (Петербурга) делали общее дело и поддерживали друг друга в борьбе за утверждение психологии как общественно значимой отрасли науки и практики. Это плодотворное научное сотрудничество двух главных университетских центров психологической науки и образования нужно укреплять и развивать.

История становления психологической науки и образования в СПбГУ с момента открытия отделения психологии в Ленинградском университете в 1944 г. стала предметом доклада Н. А. Логиновой (СПбГУ). Она отметила особые трудности создания психологического центра в измученном блокадой городе, при отсутствии какой-либо психологической базы в самом Ленинградском университете, где, в отличие от МГУ,

82

не было ни кафедры психологии, ни лаборатории2. Только огромными усилиями ленинградских психологов во главе с Б. Г. Ананьевым удалось в кратчайшие сроки наладить подготовку специалистов и развернуть активную научно-исследовательскую работу. На рубеже 1950-х — 1960-х годов здесь возникли новые психологические лаборатории, появился Институт комплексных социальных исследований, были выполнены значительные научные исследования и изданы научные труды. Благодаря работе отделения психологии выросли новые научно-педагогические кадры, были защищены кандидатские и докторские диссертации по психологии, оформилась научная школа Б. Г. Ананьева. Всё это означало, что к середине 1960-х годов сложились научные, кадровые, организационные предпосылки для открытия в Ленинградском государственном университете самостоятельного факультета психологии как центра психологического человекознания.

В докладе О. А. Артемьевой (Иркутский государственный университет) освещалось становление коллективного субъекта психологической науки в России. Она показала, как в 1920-х годах начался процесс формирования методологического единства психологов на основе марксизма, как шло отторжение идеалистических и механистических теорий. При этом возникает вопрос о личных мотивах «маркси-зации» психологов, вынужденных работать в острой ситуации нарастания партийного диктата. Это трудно, но важно понять.

С. А. Богданчиков (Ярославский филиал Московского психолого-социального университета) раскрыл концепцию советской психологии как самобытного научного направления в психологии XX столетия. Он отметил важность обращения к новым источникам по истории психологии, в том числе редким старым публикациям. Лучшие из них следует переиздавать. В докладах Э. В. Тихоновой (Арзамасский филиал Нижегородского государственного университета) и Л. Ф. Шеховцовой (Санкт-Петербург) освещалось участие философов-идеалистов в развитии психологии в Санкт-Петербургском университете и в российской науке в целом. Русские философы М. И. Владиславлев, А. И. Введенский, И. И. Лапшин в разное время руководили в Санкт-Петербургском университете кафедрой философии, обеспечивая, в частности, преподавание психологии. Они, так же как и другие философы, неизменно проявляли интерес к проблемам психологической науки и сами писали на психологические темы. Наиболее ценные идеи философов прошлого вполне могут быть включены в современный теоретико-психологический дискурс.

В докладе И. В. Усольцевой (Институт семьи и воспитания Российской академии образования, Москва) был представлен взгляд со стороны на комплексные исследования Б. Г. Ананьева. Автор — воспитанница Московской психологической школы — изучает методологию междисциплинарного подхода. Она обратилась к анализу трудностей, которые возникали при планировании и проведении исследований под руководством Б. Г. Ананьева. Эти трудности, обусловленные недостаточной разработанностью процедур синтеза разнородных знаний, организационными особенностями комплексных исследований, остаются актуальными и сегодня.

Разработке проблемы саморазвития в истории отечественной психологии был посвящен доклад М. А. Щукиной (Санкт-Петербургский государственный институт

2 Правда, в самом начале ХХ столетия А. П. Нечаев попытался открыть психологическую лабораторию (кабинет), но ему не удалось укоренить ее в Петербургском университете [1]. После революции в течение непродолжительного времени (1919-1921) существовала кафедра психологии.

83

психологии и социальной работы). И. М. Сеченов, В. М. Бехтерев, С. Л. Рубинштейн, Б. Г. Ананьев и другие крупные психологи исследовали феномен и сущность саморазвития человека как личности и индивидуальности. Их идеи продолжают жить в контексте современной науки.

Интерес аудитории вызвал также доклад И. А. Мироненко (ЛГУ им. А. С. Пушкина, Санкт-Петербург). В своем выступлении она подчеркнула значимость достижений советской психологии, интерес к ней на Западе и необходимость исследовать историю отечественной психологической науки в мировом контексте. При этом в XXI столетии, в изменившемся мире, природа человека выглядит по-новому, и потому далеко не все прежние теории окажутся востребованными. В связи с этим представляются особенно перспективными комплексные и кросс-культурные психологические исследования. И. А. Мироненко также изложила результаты изучения динамики кризисных умонастроений в современной психологической науке в мире и в России. По ее мнению, которое основывается в том числе на анализе данных поисковых программ интернета, о кризисе психологии у нас стали писать не ранее 1987 г., — таким образом, советская психология долгое время, по крайней мере со второй половины 1950-х годов, не знала кризиса благодаря своему методологическому единству.

В заключение состоялось живое обсуждение наболевших вопросов историко-психологических исследований и места истории психологии в системе современной российской психологической науки. Поднимались такие темы, как привлечение молодых исследователей в эту отрасль науки, каналы использования историко-психо-логических знаний в современной научно-исследовательской работе, продвижение знания о достижениях русской психологии в мировое научное сообщество. Были высказаны пожелания активно публиковаться на английском языке, участвовать в международных конференциях и готовить комментированные научные издания классиков отечественной психологии на русском и английском языках, создавать

общедоступную информационную базу по истории российской психологии.

* * *

В 2015 г. должно состояться заседание секции историков на следующих «Ана-ньевских чтениях». На этот раз заявлена тема «История отечественной психологии XX века: война и мир (в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне)». Пожелаем всем заинтересованным участникам успеха в проведении этой встречи.

Литература

1. Гришина Н. В. Взгляд в прошлое как пример реализации теоретического конструкта «определение ситуации» // Санкт-Петербургский университет. Специальный выпуск (№ 3461). 1997. 20 окт.

Статья поступила в редакцию 27 ноября 2014 г.

84

8. ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ. Шпаргалка по общей психологии

8.  ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ

Возникновение и развитие психологии в России имеет свою предысторию и историю.

Особое место в развитии психологической мысли в России занимают труды М.В. Ломоносова. В своих работах по риторике и физике Ломоносов развивает материалистическое понимание ощущений и идей, говорит о первичности материи. Особенно ярко эта идея была отражена в его теории света, которая впоследствии была дополнена и развита Г. Гельмгольцем. По мнению Ломоносова, необходимо различать познавательные (умственные) процессы и умственные качества человека. Последние возникают из соотношения умственных способностей и страстей. В свою очередь, источником страстей он считает действия и страдания человека. Таким образом, уже в середине XVIII в. были заложены материалистические основы отечественной психологии.

Становление отечественной психологии происходило также под влиянием французских просветителей и материалистов XVIII в. Это влияние отчетливо заметно в работах Я.П. Козельского и психологической концепции А.Н. Радищева. Говоря о научных работах А.Н. Радищева, необходимо подчеркнуть, что в своих трудах он устанавливает ведущую роль речи для всего психического развития человека.

В России психология как самостоятельная наука начала развиваться в XIX в. Большую роль в ее развитии на данном этапе сыграли труды А.И. Герцена, который говорил о «деянии» как существенном факторе духовного развития человека. Следует отметить, что психологические воззрения отечественных ученых во второй половине XIX в. в значительной степени противоречили религиозной точке зрения на психические явления. Одной из наиболее ярких работ того времени явилась работа И.М. Сеченова «Рефлексы головного мозга». Эта работа внесла значительный вклад в развитие психофизиологии, нейропсихологии, физиологии высшей нервной деятельности.

Труды И.П. Павлова имели огромное значение для мировой психологической науки. Благодаря открытию механизма образования условного рефлекса были сформированы многие психологические концепции и даже направления, в том числе бихевиоризм.

Позднее, на рубеже веков, экспериментальные исследования были продолжены такими учеными, как А.Ф. Лазурский, Н.Н. Ланге, Г.И. Челпанов.

А.Ф. Лазурский много занимался вопросами личности, особенно изучением характера человека. А.Ф. Лазурский впервые доложил об естественном эксперименте на 1-м съезде по экспериментальной педагогике (1910), а в 1918 г. вышла в свет его книга «Естественный эксперимент и его школьное применение».

Н.Н. Ланге – один из основателей экспериментальной психологии в России. Он известен не только тем, что занимался изучением ощущения, восприятия, внимания. Н.Н.Ланге создал при Одесском университете одну из первых в России лабораторий экспериментальной психологии.

Одновременно с экспериментальной психологией в России в конце XIX – начале XX в. развиваются и другие научные психологические направления, в том числе общая психология, зоопсихология, психология ребенка. Психологические знания стали активно использоваться в клинике С.С. Корсаковым, И.Р. Тархановым, В.М. Бехтеревым. Психология стала проникать в педагогический процесс. В частности, широкую известность получили работы П.Ф. Лесгафта, посвященные типологии детей («Школьные типы», «Семейное воспитание ребенка и его значение», 1890).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Русское Психологическое Общество

История Российского психологического общества восходит к 1885 году, когда в Московском Императорском университете (ныне МГУ им. М.В. Ломоносова) было основано Психологическое общество с целью развития психологии «во всех ее отраслях, приложениях и истории, а также для распространения психологические знания в России ».

Основатели сосредоточили опасения Общества на (как указано в его Уставе):

  • Системы психологии во всех формах ее изучения
  • Применение психологических знаний к другим наукам, таким как логика, мораль, философия, право, эстетика, педагогика и другие
  • История психологии и ее роль в старые и новые времена.

С первых дней работы Общество стало собирать и публиковать труды своих членов, а также переводить работы известных зарубежных психологов. Среди первых почетных членов Русского психологического общества были Вильгельм Вундт, Теодюль Рибо, Герман Людвиг Фердинанд фон Гельмгольц, Уильям Джеймс, Эдвард Брэдфорд Титченер и другие.

Число членов неуклонно увеличивалось до революции 1917 года. Хотя новое время, национальные реформы и гражданская война в России приостановили официальную деятельность Русского психологического общества, до последнего момента его деятельности Общество продолжало обслуживать членов, общественность. и дисциплина.

Традиции высокой личной и научной культуры были возвращены в Общество новым поколением преданных своему делу ученых после того, как оно было восстановлено как Союз психологов СССР в 1957 году. С течением столетия возможности для психологов, работающих в большем количестве сфер жизни, расширились. , включая космонавтику, образование, развитие и труд. Общество несколько раз реструктурировалось, формируя различные подразделения, советы, комитеты и подсистемы, чтобы учесть многочисленные интересы членов.

Отмечая достижения в области психологии, мы также смотрим в будущее развития дисциплины и общества. Поддержка и продвижение психологии продолжается через многие сети-члены. Сегодня в состав Русского психологического общества входит более 5 000 членов в 62 региональных отделениях. Академическая база психологии расцвела с ростом популярности этого предмета. Профессиональная практика психологии продолжает совершенствоваться за счет тщательного изучения обучения и квалификации наших членов, вкладывающих свое время в работу наших советов и комитетов, а также за счет большего понимания и принятия психологии общественностью.

Хронология

1885:

Основано Московское психологическое общество. Профессор М.М. Троицкий избран первым Председателем Общества.

1887:

Н.Я. Грот сменил М. Троицкого на пост председателя Общества. Он выступил с инициативой, предложив расширить цель Общества, включив в него просветительскую работу и распространение психологических знаний.

1889:

Основан журнал «Проблемы философии и психологии».Н.Я. Грот становится его первым главным редактором.

1895:

Психологическое общество отмечает свою первую годовщину. Н.Я. Грот представляет свою лекцию «Основы этики в жизни и деятельности», А.Н. Веселовский - «Мыслитель Вольтер» и В.П. Преображенский представляет свою работу «О психологической перспективе».

1899:

Председателем Общества избран Л.М.Лопатин. Он продолжает отстаивать связь между психологией и философией.

1909:

L.М. Лопатин переизбран Председателем Общества. К этому времени членство увеличилось до 164 полноправных членов, 21 члена-корреспондента (включая Николая Бердаева), 6 членов-корреспондентов и 14 почетных членов, включая Т. А. Рибо, Уильям Джеймс, Вильгельм Вундт и Герман фон Гельмгольц.

1910:

Психологическое общество отмечает свое 25-летие. Это время характеризуется повышенным интересом к методологии психологии, развитием экспериментальных и количественных методов.Н.Я. Грот заканчивает «Основы экспериментальной психологии» и публикует «Метод самонаблюдения» Л.М.Лопатина. Проблемы детерминизма и духовной природы человеческой психики занимают умы психологов России. По словам Л.М. Лопатина, «понимание морального смысла наших теоретических знаний и их связи с нашими этическими взглядами делает нас более ответственными и внимательными к проблемам научного знания».

1957:

Психологическое общество восстановлено как Союз психологов СССР с А.А. Смирнов в качестве его первого президента. СРЕДНИЙ. Запорожец назначен первым председателем Московского отделения Союза - Московского психологического общества. После почти 40-летнего перерыва в его истории восстанавливаются традиции Русского психологического общества.

1963:

Союз психологов СССР избирает второго президента А.Н. Леонтьев - человек, положивший начало новой эре в отечественной психологической науке. Благодаря его усилиям в Москве проходит VI Всемирный психологический конгресс, который способствует распространению и признанию русской психологической школы во всем мире.

1966:

А.Н. Леонтьев основал факультет психологии МГУ им. М.В. Ломоносова. Среди первых почетных гостей - Жан Пиаже и Поль Фрайсс.

1968:

Б.Ф. Ломов избран третьим Президентом Союза психологов СССР. Он продолжает расширять сферу психологической науки, применяя ее, в частности, к недавно созданной области космонавтики.

1994:

Союз психологов СССР преобразован в Российское психологическое общество с Э.А. Климов - его первый президент. I конференция Русского психологического общества проходит в Москве.

1998:

В Ростове-на-Дону проходит II конференция Российского психологического общества «Психология и культура», посвященная взаимосвязи научных, фундаментальных основ психологической науки и практической деятельности психологов.
E.A. Климов переизбран президентом Общества.

2001:

A.I. Донцов избран Президентом Общества.

2003:

В Санкт-Петербурге проходит III конференция Российского психологического общества «Психология и культура», посвященная проблеме непрерывного профессионального развития психологов, необходимости экспертной системы и процедур сертификации и повышения квалификации психологов.

2007:

В Ростове-на-Дону проходит IV конференция Российского психологического общества «Психология для будущего России». Научная программа включает психологию индивидуальности, нейробиологию, одаренность, модернизацию педагогической психологии, психологию труда и организационную психологию.Проведена первая секция Молодежной школы.
Ага. Зинченко избран Президентом Общества.

2012:

В Москве проходит V конференция Российского психологического общества.
Ага. Зинченко избран Президентом Общества.

Что мы делаем

  • Поддержка карьерного роста российских психологов
  • Содействие психологической науке
  • Заниматься активной издательской деятельностью
  • Поддержка исследований в области психологии
  • Обеспечение высоких стандартов образования, обучения и практики
  • Повышение осведомленности и влияние психологии

Наши цели

  • Быть российской профессиональной организацией по дисциплине
  • Продвигать и применять психологию на благо общества, сделать ее доступной для всех
  • Быть авторитетным и публичным голосом психологии
  • Для продвижения, защиты и развития психологической науки

Международное сотрудничество

  • Член Европейской федерации ассоциаций психологов (EFPA)
  • Член Международного союза психологических наук (IUPsyS)

Уникальность психологии в России · Россия в глобальной перспективе

Знаменитый эксперимент Павлова с собаками по классическому кондиционированию.

Обзор:

Психология, как отрасль, столкнулась с уникальными и интересными проблемами в своем развитии в качестве научной области исследований в России. Цель этого проекта, который рассматривается в первую очередь через то, что сейчас известно как Русское психологическое общество, - дать вам лучшее понимание уникальных противоречий, с которыми сталкивается область психологии на протяжении всей истории России. Вы обнаружите, что, изучая и исследуя развитие и трансформацию RPS, вы получите лучшее понимание ее сложных отношений с российской политикой в ​​глобальной перспективе, а также более широкий урок о трансформации российской психики.

Never Just Science: Психология в России

«Ни в одной другой научной области, обсуждаемой в этом томе, не существует идентифицируемой русской традиции в такой степени, как в физиологии и психологии… уже существующая связь между материализмом в науке и радикальной политикой была усилена и стала более очевидной» (Graham 355 ).

Во многих смыслах история научной области психологии в России является прокси для понимания истории самой современной России.Подумайте: одна разновидность науки может представлять собой суматоху целых 125 лет российской трансформации и развития, внося уникальное ощущение «русскости» в самое ее ядро. Хотя это может показаться убедительным заявлением, причина, по которой этот прокси так точен, заключается в том, что психологическая наука в России исключительно русская.

Если история российской психологии - идеальный пример для многих аспектов российской истории, то история Русского психологического общества (РПС) - отличный пример для понимания траектории, эволюции, а иногда и передачи психологии в России.Если смотреть через призму RPS, история психологии в России выявляет два набора уникальных противоречий и взаимодействий в российской психологии. Эти два набора взаимодействий раскрывают множество уникальных российских примеров социально-политической истории и беспорядков, особенно если их понимать с точки зрения внутренней и глобальной перспективы: (1) сложно переплетенные отношения между психологией и русской философией, политикой и идеологией и (2) медленные восстановление доверия к российской психологии - уважаемой области как в России, так и на мировой арене в постсоветский период.

Ранняя история RPS

Основанная в 1885 году в Москве, организация ставила своей целью продвижение «систем педагогики; применение Психологических знаний к другим наукам, таким как логика, мораль, философия, право, эстетика, педагогика и другие; История психологии и ее роль в старом и новом времени »(История РПС; Русское психологическое общество). RPS сыграл важную роль не только в повышении академического интереса к зарождающейся области исследований, стремящихся уйти от философии, но и в публикации и переводе международных психологических исследований (RPS History; Epiphany).Обратите внимание, однако, что отношения между психологией и другими областями были изложены в самом уставе организации с пунктом о «применении психологических знаний к другим наукам».

Уникальные взаимоотношения между российской психологией, идеологией и политикой все больше и больше сливались воедино на рубеже веков. RPS, как ведущая мировая психологическая организация, продолжал расти и вызывать интерес с момента своего основания до революции (Андреева 11-13; История RPS). Его членами и почетными членами были все, от Льва Толстого до Вильгельма Вундта и Уильяма Джеймса (последний был двумя иностранными гигантами из развивающейся области психологии). Кроме того, в это время из России начали появляться крупные международные игроки в психологической сфере, одним из самых известных примеров является лауреат Нобелевской премии Иван Павлов и его классические эксперименты по кондиционированию собак, которые до сих пор преподаются на уроках психологии повсюду. мир сегодня (Павлов).

Основные публикации и их значение

Ведущее издание Психологического общества, «Проблемы философии и психологии», в 1893 году в один прекрасный момент даже имело до 2000 подписчиков (Грот; Закутная). Более того, члены Психологического общества даже опубликовали знаковую «Проблемы идеализма: очерки российской социальной философии» (Пул).

Контекст и значение «Проблем философии и психологии», а также «Проблем идеализма» подчеркивают природу сложно переплетенных отношений между психологией и русской философией, политикой и идеологией. Первое, издание журнального типа, существовавшее с 1889 года до революции в начале 20-го, 90-х - 180-х годов 90-го - 18-го века, стремилось предоставить идеологическую и духовную пищу для размышлений для самых разных мыслителей того времени (Епифания; Закутная). Выдающиеся русские мыслители (например, Лев Толстой) и ранние русские психологи опубликовали в этом журнале множество статей по ряду вопросов. В то же время основная либеральная идеология издателей и Психологического общества была тонко завуалирована: «Можно увидеть отдельные статьи, пытающиеся представить публике серьезные философские проблемы, а также косвенные доказательства… публикации либерального тренда. … Творчество писателя оценивалось с точки зрения философской согласованности его взглядов и их социальных ценностей »(Закутняя).

Этот растущий сдвиг в сторону продвижения либеральной идеологии стал более заметным на рубеже веков. По мере того, как сдвиг в сторону изменения мышления и возможной революции становился все более и более неизбежным, отношения между Психологическим обществом и социально-политическим ландшафтом становились слишком реальными. Например, группа видных членов Психологического общества опубликовала вышеупомянутый сборник идеологически заряженных эссе «Проблемы идеализма» в 1902 году. Как пояснил Рэндалл Пул, «Неотъемлемой частью важности Психологического общества было его продвижение теоретических основ либерализма… Без преувеличения можно сказать, что Психологическое общество было теоретическим центром русского либерализма »(1).Таким образом, Психологическое общество стало приобретать известность, а также быстро влиять и формировать значительную часть российского либерализма того времени.

Темные века

Хотя о точных обстоятельствах и условиях крушения Психологического общества опубликовано немногое, подтверждаются два момента: (1) радикальные идеологические сдвиги во время Революции привели к роспуску Общества и (2) целые области Психология и психиатрия в последующие десятилетия не просто замедлили рост - они подверглись жестокому обращению со стороны правительства. Действительно, это один из самых ярких примеров уникальной взаимосвязи между психологией и российской политикой. «Темные века» российской психологии иронически проливают свет на уникальную «русскость» этой научной области с глобальной точки зрения.

Официальный сайт RPS лишь вкратце упоминает 40-летние «темные века» психологии в России и организацию RPS с 1917 по 1957 год. Обратите внимание, что здесь есть сочетание очень легкого приступа печали и большого гордость за роль организации в то время: «Национальные реформы и Гражданская война в России приостановили официальную деятельность Русского психологического общества, [но] до последнего момента своей деятельности Общество продолжало обслуживать членов, общественность и дисциплина »(История РПС; Российское психологическое общество).

Важно отметить, что психологическая и психиатрическая деятельность не была прекращена полностью, а, скорее, приняла более мрачный оборот за эти 40 лет. Ключевые области психологических исследований, такие как гештальт-психология, действительно были запрещены в России из-за их «буржуазно-психологической» системы мышления и практики »(Разран 1187). Однако более пугающей частью этой истории является то, что другие тесно связанные научные области, такие как психиатрия, подвергались жестоким злоупотреблениям со стороны нового правительства.В отчете Европейского парламента за 2013 год отмечается, что в то время в специальной психиатрической больнице, расположенной в Казани, половина пациентов не имела психических заболеваний и находилась там только по политическим причинам (Ван Ворен 8).

Жестокое обращение, холодная война и космонавты

Это злоупотребление психологией только усилилось после Второй мировой войны: «имеющиеся данные показывают, что в течение 1960-х годов политическое злоупотребление психиатрией в Советском Союзе стало одним из основных методов репрессий» (Van Voren 8 ).Разрабатывались целые новые категории психических заболеваний, в том числе в результате создания таких состояний, как «вялотекущая шизофрения», с основными симптомами «заблуждения реформирования, борьба за истину и настойчивость» (Van Voren 10).

Хотя тот период был явно темным и неудачным как для RPS, так и для области психологии, холодная война сыграла важную роль в возвращении RPS к жизни. Это иллюстрирует еще один пример того, насколько на самом деле близки отношения между психологией и российским политическим ландшафтом (Келли).В 1957 году РПС был восстановлен как «Союз психологов СССР». В ближайшие десятилетия организация провела большую часть своих усилий, чтобы стать более согласованной и соответствовать национальным социально-политическим целям, таким как поиск способов применения психологии в «новоиспеченная область космонавтики» (Келли; история RPS). Однако до распада Советского Союза ПСР действительно не достигла многого.

Возрождение на мировой арене

Как и в России в целом, за десятилетия после распада Советского Союза в ПСР, а также в области психологии произошли серьезные изменения.С тех пор национальный акцент сместился на удовлетворение вновь обретенных психологических потребностей, а также на восстановление российской психологии как заслуживающей доверия и академически строгой, особенно на мировой арене (Дау). Как объясняет Доу в «Психологии во всем мире»: «После распада Советского Союза жизнь многих россиян была мрачной… области, требующие вмешательства психологов, включают: разводы, [рост] алкоголизма и наркомании» и многие другие.

RPS также сыграл важную роль в изменении глобального взгляда на психологию в России, особенно с запуском в 2008 году ежегодного журнала «Психология в России: современное состояние».«Неудивительно, что само название журнала амбициозно! Редакция журнала «State of the Art» признает важность академической работы, проводимой российскими психологами с внутренней точки зрения (см. Статью по этой теме), и продолжает пытаться увеличить рост и заметность российской психологической работы в контексте авторитет во всем мире, а также его понимание внутри страны (Зинченко и Петренко 6–12). Редакция даже признает, что психология в России за последнее время «чудесным образом превратилась из довольно экзотической, если не маргинальной, академической дисциплины в почти массовое занятие» (Зинченко и Петренко 6–12).

Таким образом, история РПС и психологии в России за последние 125 лет характеризовалась широкой политической напряженностью и потрясениями, во многом отражающими историю самой России за тот же период времени. Эта уникальная русская психология подчеркивает определенную «русскость», которая сейчас так глубоко укоренилась в истории дисциплины. Самое главное, с глобальной точки зрения, восстановление RPS и российской психологии является прекрасным средством для понимания процесса восстановления самой России - как сейчас, так и в далеком будущем.

Процитированные работы

Андреева, Галина. «Трудный путь социальной психологии в России». Психология в России: состояние дел. 5.1 (2009): 11. Print.

До, Дженнифер. «Психология во всем мире». Monitor июнь 2002 г .: n. стр. АПА . Интернет. 1 мая 2014.

Богоявление, Диана. «Московское психологическое общество конца XIX - начала XX века». Развитие личности 1 (2005): 26-33. RL Онлайн .Интернет. 1 мая 2014.

Грэм, Лорен. Наука и философия в Советском Союзе . Нью-Йорк: Кнопф, 1972. Печать.

Грот, Николай. Вопросы философии и психологии: Книга 1. Руниверы. Интернет. 1 мая 2014 г. .

«Иван Павлов - Биографический». Nobelprize.org. Nobel Media AB 2013. Интернет. 1 мая 2014 г.

Келли, Кэти.«Психология и советское». Ведомая история . Бостонский университет, n.d. Интернет. 1 мая 2014 г. .

Пул, Рэндалл. Неоидеалистическая философия в российском освободительном движении: Московское психологическое общество и его симпозиум, "Проблемы идеализма" . Вашингтон, округ Колумбия: Институт перспективных российских исследований Кеннана, 1996. Печать.

Пул, Рэндалл Аллен. Проблемы идеализма: Очерки российской социальной философии . Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета, 2003. Печать.

Разран, Григорий. «Советская психология и психофизиология: насколько успешны две науки в Советском Союзе? Могут ли русские синтезировать их?» Наука 128.3333 (1958): 1187-1194. Распечатать.

«История РПС». Русское Психологическое Общество . N.p., n.d. Интернет. 1 мая 2014 г. .

«Русское психологическое общество (РПС)». Россия - Российское психологическое общество (РПС) .N.p., n.d. Интернет. 1 мая 2014 г. .

«Русское психологическое общество». Википедия . Фонд Викимедиа, 18 апреля 2014 г. Интернет. 1 мая 2014 г. .

Ван Ворен, Роберт. "Европейский парламент." Психиатрия как инструмент принуждения в постсоветских странах . Главное управление внешней политики Союза, n.d. Интернет. 1 мая 2014 г. .

Закутная, О.В. «Журнал: проблемы философии и психологии»: первые годы публикации (1889-1895). » Диссертация (2008). Mediascope . Web. 1 мая 2014 г.

Зинченко, Юрий и Петренко, Виктор. "Введение." Психология в России: современное состояние 4 (2011): 6-12. Онлайн.

Психология и советское | Управляемая история

Кэти Келли

Введение:

Двадцатый век был временем больших достижений в области психологии.Иногда движения в школах психологии присутствовали во многих странах, а другие ограничивались одним государством. Холодная война началась во второй половине 1900-х годов, и конкуренция между США и СССР была ожесточенной даже в области психологии. Новое желание узнать больше о том, как развивалась эта советская мысль, и многие западные психологи искали этот ответ. Тем не менее, лучшая информация, которую они нашли, была прямо из работ советских психологов. Теории, подобные теории Ивана Павлова о высшем нервном функционировании, прямо нападали на западные идеи физиологии.Это дало многим американским психологам повод изучить эксперименты Павлова и опубликовать собственные опровержения в научных трудах.

Чтобы помочь в разъяснении советской психологии, нижеприведенные источники содержат общую историю психологии в Советском Союзе с первоисточниками выдающихся советских психологов. Хороший веб-сайт, посвященный советской психологии, еще не создан, но веб-сайты и онлайн-архивы изобилуют информацией о некоторых ключевых игроках, таких как Лев Вготский и Иван Павлов.Из-за популярности этого предмета из-за холодной войны было желание официально публиковать информацию в книгах, а не размещать ее в Интернете. Потребность в понимании советской психологии возникла еще до того, как Интернет стал популярен (см. Даты публикации источников), и к тому времени, когда он стал популярным, потребность в его понимании уменьшилась вместе с Советским Союзом.

1. Общий обзор :

  • Мерфи, Гарднер и Джозеф К. Ковач. Историческое введение в современную психологию. Нью-Йорк: Харкорт Брейс Йованович, 1972 г.

Мерфи и Ковач показывают историю психологии от Древней Греции до наших дней. Одна из последних глав (глава 23) посвящена советской психологии. Он демонстрирует основные события советской психологии, которые повлияли на всю область психологии. Также обсуждается влияние Маркса на советскую психологию.

  • Эш, Митчелл Г.И Уильям Р. Вудворд. Психология в мышлении и обществе двадцатого века. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1987.

Эш и Вудворд дают обзор области психологии 1900-х годов. Это также показывает начало экспериментальной психологии до того, как Иван Павлов прославился благодаря их замыслу. В нем есть глава, посвященная психологии во многих разных странах, одной из которых является Советский Союз. Автор этой главы Давид Джоравски обсуждает влияние Вготского на советскую психологию.В конце главы он перечисляет несколько источников, которые могут быть полезны для дальнейшего исследования.

  • Цусне, Леонард. Имена в истории психологии: биографический справочник. Вашингтон, округ Колумбия: Hemisphere Publishing, 1975.

Это энциклопедия, содержащая всех известных психологов в истории до 1975 года. Она содержит Ивана Павлова и «Леона» Вготского и предоставляет такие данные, как демографические данные, образование и различные занимаемые должности, а также эксперименты и теории, которые сделали их знаменитыми. .Это хороший источник, чтобы получить базовую информацию об этих двух советских психологах.

2. Тематические разделы :

  • Саймон, Брайан (ред.). Психология в Советском Союзе. Стэнфорд, Калифорния: Stanford University Press, 1957.

Брайан Саймон написал введение к книге и утверждает, что «советская психология - это диалектический материализм». Он обсуждает, что «материалистическая философия» даже присутствует в психологии Советского Союза, и связывает ее с Марксом, Энгельсом и Лениным.Помимо введения, эта книга представляет собой сборник вторичных точек зрения на такие работы, как теория Павлова о высшей нервной функции (см. Также «Первоисточники»). Это уместно, потому что комментаторы являются членами Института психологии в Москве (или других тесно связанных институтов в Советском Союзе или Украине), что дает ему уникальную перспективу с точки зрения западной мысли.

  • Валсинер, Яан. Психология развития в Советском Союзе. Блумингтон и Индианаполис: Издательство Индианского университета, 1988.

Это хороший источник, чтобы понять советскую точку зрения на развитие ребенка, и у него есть более поздняя дата публикации, которая позволяет охватить большую часть истории психологии в Советском Союзе (за исключением последних нескольких лет). В нем обсуждается влиятельный Лев Выготский и другие культурные концепции психологии развития. Валсинер объясняет интерес советской психологии не только политическим, но и естественным интересом к области психологии. Он также пишет, что психология развития важна для понимания социальных процессов, происходящих в Советском Союзе.

  • Козулин Алексей. Психология в утопии: к социальной истории советской психологии. Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 1984.

В этой книге обсуждается история психологии именно в Советском Союзе. Естественно, здесь упоминаются произведения Ивана Павлова и Льва Вготского, но также упоминаются Николай Бернштейн и негативная реакция на павлованство. Одной из самых интересных и полезных частей этой книги является Хронологическая таблица с 1885 года, когда было сформировано Московское психологическое общество, до 1980 года, когда был создан Психологический журнал .

  • Секстон, Вирджиния Стаудт и Генри Мисиак. Исторические перспективы в психологии: Хрестоматия. Белмонт, Калифорния: Wadsworth Publishing, 1971.

Эта книга в основном об американской психологии, но в ней есть глава о психологии в других странах, за исключением советской психологии. Автор этого раздела Григорий Разран сначала обсуждает экспериментальную психологию Ивана Павлова и дальнейшие исследования его современника Владимира Бехтерева.Он также показывает различие между советской психологией Павлова и американской психологией.

3. Первичные источники :

  • Вготский, Лев. Мысль и язык. Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 1962.

Лев Вгостский был одним из выдающихся психологов Советского Союза. Хотя Вготский обсуждает свои теории о мышлении и языке, он также является крупным достижением в интеллектуальном развитии.Он неожиданно умер (за 28 лет до публикации этой книги), но он оказал большое влияние на советскую психологию и тех, кто пришел после него.

  • Павлов, Иван П. Лекция о человеческих рефлексах, Том. II, Условные рефлексы и психиатрия. New York, NY: International Publishers, 1941.

В этой серии лекций Иван Павлов, другой выдающийся психолог Советского Союза, обсуждает функции коры головного мозга и свою знаменитую теорию обусловливания.В одной из лекций он также предлагает свою теорию функционирования высшей нервной системы, которая якобы направлена ​​на принижение западных представлений о физиологии. Поскольку эта книга была опубликована до холодной войны, она, вероятно, оказала какое-то влияние на разрыв между США и СССР. Павлов также включает подробности своих знаменитых экспериментов с кондиционированием (собаки Павлова и т. Д.).

  • Верч, Джеймс В. (ред.). Понятие деятельности в советской психологии. Армонк, Нью-Йорк: M.E. Шарп, 1981.

В связи с выходом в свет в конце Советского Союза, редактор собрал обширную коллекцию первичных статей за большой период времени. Он включает в себя сочинения известных Вготского, в том числе А. Н. Леонтьева, Р. Е. Левина, П. И. Лебедева. Зинченко. Эта книга - отличный источник первоисточников, но в ней есть комментарии к работе советских психологов.

  • Слобин, Дан И.(ред.). Справочник по советской психологии. Москва: International Arts and Sciences Press, Весна-Лето 1966.

Эта книга на самом деле является выпуском Советская психология и психиатрия , подготовленного для XVIII Международного психологического конгресса в Москве, но с тех пор переведена на английский язык. Одна из лучших частей этой книги - «Словарь терминов, часто встречающихся в советской психологии». Присутствует много статей от менее известных психологов.

4. Руководства по исследованиям и другие электронные источники :

Это хороший сайт для дальнейшего изучения советской психологии. Он содержит марксистские работы, справочники и комментарии по советской психологии. Здесь также есть ссылки для дальнейшего чтения.

5. Библиотеки и архивы :

Это отличный онлайн-архив всего, что связано со Львом Выготским. Он содержит многие работы Выготского и предложения для дальнейшего чтения.

достижений в истории психологии

Теперь доступен выпуск журнала Medical History за январь 2018 г., который включает несколько статей, которые могут быть интересны читателям AHP. Подробности ниже.

«Исцеление больного мира: психиатрическая медицина и атомный век» Рана Цвигенберга. Аннотация:

Начало ядерной войны в Хиросиме и Нагасаки имело далеко идущие последствия для мира медицины. Изучение атомной бомбы и ее последствий привело к открытию новых областей и направлений исследований, особенно в области генетики и радиационных исследований.Гораздо менее понятным и малоизученным было влияние ядерных исследований на психиатрическую медицину. Психологические исследования, однако, были основным направлением послевоенных военных и гражданских исследований бомбы. В этой статье утверждается, что это исследование и предполагаемое революционное влияние атомной энергии и войны на общество сыграли важную роль в глобальном развитии послевоенной психиатрии. В этой статье, посвященной психиатрам из Северной Америки, Японии и Организации Объединенных Наций, исследуется реакция их профессии на ядерный век с раннего послевоенного периода до середины 1960-х годов.Я утверждаю, что отношение психиатрической медицины к атомным проблемам значительно изменилось между послевоенным периодом и 1960-ми. В то время как первые послевоенные психиатры стремились помочь обществу справиться с новой ядерной реальностью и приспособиться к ней, более поздние психиатры заняли более радикальную позицию, которая стремилась противостоять усилиям истеблишмента по нормализации бомбы и ядерной энергии. Этот сдвиг имел важные последствия для исследований психологической травмы жертв ядерной войны, что, в конечном счете, вместе с другими исследованиями воздействия войны и систематического насилия привело к нашему нынешнему пониманию посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

«Мальчишеские манеры и женское кокетство: пациенты с диагнозом трансвеститизм в Хельсинкской психиатрической клинике, Финляндия, 1954–68», Катарина Пархи. Аннотация:

В этой статье исследуются истории болезни пациентов с диагнозом трансвеститизм [трансвестизм] в психиатрической клинике Центральной больницы Хельсинкского университета в 1954–68. Эти люди не только хотели переодеваться в одежду другого пола, но и испытывали сильное чувство принадлежности к полу, отличному от пола, которому они были назначены.Научная концепция транссексуальности начала формироваться, и это знание поэтапно достигло Финляндии. Досье пациентов с трансвестизмом показывает, что они были хорошо осведомлены о своем состоянии и были очень способны описать его, даже если у них не было медицинского названия для этого. Психиатры были готовы вести диалог с пациентами и не относились к ним как к пассивным объектам исследования. Хотя некоторые пациенты чувствовали, что им помогли, многие покинули учреждение в таком же разочаровании, гневе или отчаянии, как и раньше. Они обращались за медицинской помощью в надежде изменить свое тело в соответствии с их личностью, но психиатры Клиники настаивали на том, чтобы рассматривать проблему с психиатрической точки зрения и в большинстве случаев не рекомендовали хирургическое или гормональное лечение. Это отношение постепенно изменилось в течение 1970-х и 1980-х годов.

«Лечебная педагогика: концепция и практика терапии в российской дефектологии», c. 1880–1936 »Энди Байфорда. Аннотация:

Терапия - это не просто область или форма медицинской практики, но также метафора и исполнение медицины, ее функций и статуса, ее особого способа воздействия на мир.В данной статье рассматривается лечение или терапия (на русском языке «лечение») как концепция и практика того, что стало известно в России как дефектология (дефектология) - дисциплина и занятие, связанные с изучением и уходом за детьми с патологиями развития, ограниченными возможностями и особые потребности. Дефектология сформировала нечистую, неоднозначную в профессиональном отношении терапевтическую область, которая возникла между разными типами знаний в нише, населенной детьми, которые считались «трудно вылечить», «трудно научить» и «трудно дисциплинировать». В статье прослеживается многочисленная генеалогия дефектологической терапии в медицинской, педагогической и юридической областях в период позднего царского и раннего советского периода. В нем утверждается, что своеобразие дефектологической терапии проистекает из противоречий между ее биомедицинской, социопедагогической и морально-юридической структурой, что приводит к неоднозначным гибридным формам, в которых лечение стратегически переплетается с образованием или воспитанием, с одной стороны, и нравственной коррекцией, с одной стороны. другой.

Русское Психологическое Общество

История Российского психологического общества восходит к 1885 году, когда в Московском Императорском университете (ныне МГУ им. М.В. Ломоносова) было основано Психологическое общество с целью развития психологии «во всех ее отраслях, приложениях и истории, а также для распространения психологические знания в России ».

Основатели сосредоточили опасения Общества на (как указано в его Уставе):

  • Системы психологии во всех формах ее изучения
  • Применение психологических знаний к другим наукам, таким как логика, мораль, философия, право, эстетика, педагогика и другие
  • История психологии и ее роль в старые и новые времена.

С первых дней работы Общество стало собирать и публиковать труды своих членов, а также переводить работы известных зарубежных психологов. Среди первых почетных членов Русского психологического общества были Вильгельм Вундт, Теодюль Рибо, Герман Людвиг Фердинанд фон Гельмгольц, Уильям Джеймс, Эдвард Брэдфорд Титченер и другие.

Число членов неуклонно увеличивалось до революции 1917 года. Хотя новое время, национальные реформы и гражданская война в России приостановили официальную деятельность Русского психологического общества, до последнего момента его деятельности Общество продолжало обслуживать членов, общественность. и дисциплина.

Традиции высокой личной и научной культуры были возвращены в Общество новым поколением преданных своему делу ученых после того, как оно было восстановлено как Союз психологов СССР в 1957 году. С течением столетия возможности для психологов, работающих в большем количестве сфер жизни, расширились. , включая космонавтику, образование, развитие и труд. Общество несколько раз реструктурировалось, формируя различные подразделения, советы, комитеты и подсистемы, чтобы учесть многочисленные интересы членов.

Отмечая достижения в области психологии, мы также смотрим в будущее развития дисциплины и общества. Поддержка и продвижение психологии продолжается через многие сети-члены. Сегодня в состав Русского психологического общества входит более 5 000 членов в 62 региональных отделениях. Академическая база психологии расцвела с ростом популярности этого предмета. Профессиональная практика психологии продолжает совершенствоваться за счет тщательного изучения обучения и квалификации наших членов, вкладывающих свое время в работу наших советов и комитетов, а также за счет большего понимания и принятия психологии общественностью.

Хронология

1885:

Основано Московское психологическое общество. Профессор М.М. Троицкий избран первым Председателем Общества.

1887:

Н.Я. Грот сменил М. Троицкого на пост председателя Общества. Он выступил с инициативой, предложив расширить цель Общества, включив в него просветительскую работу и распространение психологических знаний.

1889:

Основан журнал «Проблемы философии и психологии».Н.Я. Грот становится его первым главным редактором.

1895:

Психологическое общество отмечает свою первую годовщину. Н.Я. Грот представляет свою лекцию «Основы этики в жизни и деятельности», А.Н. Веселовский - «Мыслитель Вольтер» и В.П. Преображенский представляет свою работу «О психологической перспективе».

1899:

Председателем Общества избран Л.М.Лопатин. Он продолжает отстаивать связь между психологией и философией.

1909:

L.М. Лопатин переизбран Председателем Общества. К этому времени членство увеличилось до 164 полноправных членов, 21 члена-корреспондента (включая Николая Бердаева), 6 членов-корреспондентов и 14 почетных членов, включая Т.А. Рибо, Уильям Джеймс, Вильгельм Вундт и Герман фон Гельмгольц.

1910:

Психологическое общество отмечает свое 25-летие. Это время характеризуется повышенным интересом к методологии психологии, развитием экспериментальных и количественных методов.Н.Я. Грот заканчивает «Основы экспериментальной психологии» и публикует «Метод самонаблюдения» Л.М.Лопатина. Проблемы детерминизма и духовной природы человеческой психики занимают умы психологов России. По словам Л.М. Лопатина, «понимание морального смысла наших теоретических знаний и их связи с нашими этическими взглядами делает нас более ответственными и внимательными к проблемам научного знания».

1957:

Психологическое общество восстановлено как Союз психологов СССР с А.А. Смирнов в качестве его первого президента. СРЕДНИЙ. Запорожец назначен первым председателем Московского отделения Союза - Московского психологического общества. После почти 40-летнего перерыва в его истории восстанавливаются традиции Русского психологического общества.

1963:

Союз психологов СССР избирает второго президента А.Н. Леонтьев - человек, положивший начало новой эре в отечественной психологической науке. Благодаря его усилиям в Москве проходит VI Всемирный психологический конгресс, который способствует распространению и признанию русской психологической школы во всем мире.

1966:

А.Н. Леонтьев основал факультет психологии МГУ им. М.В. Ломоносова. Среди первых почетных гостей - Жан Пиаже и Поль Фрайсс.

1968:

Б.Ф. Ломов избран третьим Президентом Союза психологов СССР. Он продолжает расширять сферу психологической науки, применяя ее, в частности, к недавно созданной области космонавтики.

1994:

Союз психологов СССР преобразован в Российское психологическое общество с Э.А. Климов - его первый президент. I конференция Русского психологического общества проходит в Москве.

1998:

В Ростове-на-Дону проходит II конференция Российского психологического общества «Психология и культура», посвященная взаимосвязи научных, фундаментальных основ психологической науки и практической деятельности психологов.
E.A. Климов переизбран президентом Общества.

2001:

A.I. Донцов избран Президентом Общества.

2003:

В Санкт-Петербурге проходит III конференция Российского психологического общества «Психология и культура», посвященная проблеме непрерывного профессионального развития психологов, необходимости экспертной системы и процедур сертификации и повышения квалификации психологов.

2007:

В Ростове-на-Дону проходит IV конференция Российского психологического общества «Психология для будущего России». Научная программа включает психологию индивидуальности, нейробиологию, одаренность, модернизацию педагогической психологии, психологию труда и организационную психологию.Проведена первая секция Молодежной школы.
Ага. Зинченко избран Президентом Общества.

2012:

В Москве проходит V конференция Российского психологического общества.
Ага. Зинченко избран Президентом Общества.

Что мы делаем

  • Поддержка карьерного роста российских психологов
  • Содействие психологической науке
  • Заниматься активной издательской деятельностью
  • Поддержка исследований в области психологии
  • Обеспечение высоких стандартов образования, обучения и практики
  • Повышение осведомленности и влияние психологии

Наши цели

  • Быть российской профессиональной организацией по дисциплине
  • Продвигать и применять психологию на благо общества, сделать ее доступной для всех
  • Быть авторитетным и публичным голосом психологии
  • Для продвижения, защиты и развития психологической науки

Международное сотрудничество

  • Член Европейской федерации ассоциаций психологов (EFPA)
  • Член Международного союза психологических наук (IUPsyS)

Российская психология - незамеченный герой культурного и научного наследия

Владимир Бехтерев | Источник изображения: https: // rusmania. com

Граничит со странами Европы и Азии, а также с Тихим и Северным Ледовитым океанами, с ландшафтами от тундры и лесов до субтропических пляжей, русская психика может многое предложить, как и ее разнообразная география. Понимание русской культуры и психологии следует рассматривать с учетом трех факторов: природы русской души, текущего состояния российской экономики и повсеместных потерь в российских семьях из-за сталинского режима.

Начиная с уличного поведения и заканчивая манерами за столом, иностранцы имеют определенные неправильные представления о русских.Например, в Индии или США улыбаться незнакомцам на улице не является отклонением. В России же простаком считают, если он улыбается незнакомцу. Это не значит, что россияне недружелюбны, суровы или несчастны. Русские научились быть осторожными благодаря бурной истории страны.

Россия охватывает одиннадцать часовых поясов и отличается огромным разнообразием. В России выявлено более 100 этнических групп, 41 из которых официально признаны «коренными малочисленными народами Севера, Сибири и Дальнего Востока. «Это группы, которые защищены законом как коренные народы. Коренные народы России составляют всего 0,2% от общей численности населения, или 250 000 человек; однако они населяют примерно две трети территории России. Коренные народы России очень разнообразны и разнообразны.

Тем не менее, у них есть некоторые общие характеристики: многие из них кочуют или ведут полукочевой образ жизни и практикуют анимизм (вера в то, что предметы, места, существа и природные явления обладают особой духовной сущностью).Их образ жизни основан на охоте, собирательстве, рыбной ловле и оленеводстве. Для многих из этих групп приверженность традиционному образу жизни стала очень важной после краха советской экономики.

Многие регионы России имеют свои культурные традиции, религии, а также свои языки. Например, в Республике Татарстан имеется большая часть татарского населения, говорящего не только на русском языке, но и по-татарски, и жители следуют суннитским исламским традициям.

Психология коренных народов России

Российская психология за свои 125 лет пережила удивительные повороты - от блестящих исследований ранних гигантов, таких как Владимир Бехтерев, Иван Павлов, Александр Лурия, до печально известного убийства Бехтерева в 1927 году и запрета психологического тестирования («вспыльчивый»). ) в 1936 г. Коммунистической партией Советского Союза (Takooshian & Trusov, 1992).

Сегодня российскую психологию характеризуют пять основных принципов.

  1. Принцип психофизиологического единства основан на представлении о психике как связующем звене органического субстрата психики и объекта, который в ней представлен. Итак, субстрат, объект и психика составляют единое целое.
  2. Принцип развития предполагает рассмотрение процесса адаптации психики под влиянием естественных изменений (развития) нервной системы и психофизиологических функций.
  3. Принцип историзма означает, что образ жизни, образ мышления, чувства, а также сознание определяются историческим развитием общества.Сознание людей зависит от их социальной жизни; личный опыт людей влияет на их отношение, образ мышления и чувства.
  4. Принцип единства теории и практики подтверждает психологические исследования и практику на основе теоретического обоснования. Также теория должна измениться, когда получит отклик от практики.
  5. Принцип единства сознания и деятельности - главный принцип советской психологии. Это означает, что психологические характеристики человека проявляются и в то же время формируются в рамках деятельности, а личностные характеристики являются одновременно предпосылками и результатами поведения.Личность и деятельность составляют единство.
Павлов (оперировавший собаку в 1902 г.) руководил своей лабораторией как фабрикой; собаки были его машинами. Предоставлено библиотекой Wellcome, Лондон

Некоторые из наиболее сильных психологических теорий, вытекающих из этих принципов, следующие:

Психологическая теория деятельности описывает процесс достижения человеком определенной цели, в результате которого преобразуются объекты, находящиеся поблизости. Деятельность, наблюдаемая во время работы, имеет внутреннюю структуру.Эта структура состоит из потребности, мотива, цели и замыслов. Потребности подразумевают любую потребность организма. Мотив - это конкретный предмет, способный удовлетворить потребность. Цель - это изображение результата действий, направленных на удовлетворение потребности. Цель относится к конкретным условиям достижения цели. Четыре компонента в системе дают описание мысленной картины деятельности. Применение теории на практике снижает количество ошибок и повышает производительность труда. Эту теорию выдвинул С.Л. Рубинштейн, Б. Ф. Ломов, А. Н. Леонтьев и другие.

Вторая важная теория называется «Концепция развития высших психических функций».

Соответственно, в процессе культурного и исторического развития человека естественные психические функции (память, мышление, язык и т. Д.) Становятся безусловными (управляемыми). Эта концепция показывает, как человек получает контроль над своими психическими функциями за счет интернализации культурных инструментов контроля над психикой.Высшие психические функции развиваются в течение жизни, опосредуются культурой, изначально социальны и безусловны. Создатели этой теории - Л.С. Выготский, а его последователи - А. Р. Лурия, А.Н. Леонтьев, А.В. Запорожец, Д. Эльконин, П.Ю. Гальперин и другие.

Русское психологическое общество

История Российского психологического общества (РПС) - отличный пример для понимания траектории, эволюции, а также передачи психологии в России.

История Российского психологического общества восходит к 1885 году, когда при Московском Императорском университете (ныне МГУ им. М.В. Ломоносова) было основано Психологическое общество с целью развития психологии «во всех ее отраслях, приложениях и истории, а также для распространение психологических знаний в России ».

Основатели сосредоточили озабоченность Общества на (как указано в его Уставе):

  • Системы психологии во всех формах ее изучения
  • Применение психологических знаний к другим наукам, таким как логика, мораль, философия, право, эстетика, педагогика и другие
  • История психологии и ее роль в старые и новые времена.

RPS сыграл значительную роль в ускорении роста академического интереса к зарождающейся области исследований, которая стремилась уйти от философии. Кроме того, RPS также публиковал и переводил международные психологические исследования.

С самого начала Общество начало собирать и публиковать труды своих членов и переводить работы известных зарубежных психологов. Среди первых почетных членов Русского психологического общества были Вильгельм Вундт, Теодюль Рибо, Герман Людвиг Фердинанд фон Гельмгольц, Уильям Джеймс, Эдвард Брэдфорд Титченер и другие.

Российское психологическое общество неуклонно росло до революции 1917 г. Хотя национальные реформы и Гражданская война в России остановили официальную деятельность Русского психологического общества, до последнего момента своего существования Общество продолжало служить. дисциплина, участники и публика.

После восстановления в 1957 году Союза психологов СССР традиции высокой личной и научной культуры вернулись в Общество новым поколением ученых.Во второй половине 20–90–180– века возможности психологов, работающих в таких областях, как космонавтика, образование, развитие и труд, расширились. Общество много раз реструктурировалось, что приводило к формированию различных отделов, советов, комитетов и подсистем, чтобы учесть многочисленные интересы его членов. RPS не только верит в празднование достижений в области психологии, но также уделяет особое внимание будущему развитию дисциплины и руководящего органа.RPS получает поддержку во многих членских сетях. Сегодня общее количество членов Русского психологического общества составляет более 5000 членов в 62 региональных отделениях. Академическая база психологии процветала, и популярность этого предмета возросла. Профессиональная психологическая практика продолжает развиваться благодаря тщательному изучению подготовки и квалификации членов, а также благодаря большему пониманию и принятию психологии широкой общественностью в России.

Психология коренных народов России прошла через разнообразный психологический ландшафт. Начиная с открытия Владимиром Бехтеревым первой лаборатории экспериментальной психологии в России в 1885 году в Казанском университете, до многих университетов (перечисленных в глобальном рейтинге университетов), таких как Высшая школа экономики, МГУ им. М.В. Ломоносова, Санкт-Петербургский государственный университет, предлагающие Если говорить о психологии как предмете изучения, то вклад русских в культурную психологию коренных народов несомненно значителен.

Реклама

Подписаться The New Leam на YouTube

MPRL | Глобализация знаний в истории

Оллвуд, К. М., Дж. У. Берри (2006). Истоки и развитие психологии коренных народов: международный анализ. Международный журнал психологии (специальный выпуск) 41 (4): 243-268.

Asthana, H.S. (1988). Личность. В: Психология в Индии: современное состояние Изд. Дж. Панди. New Dehli: Sage 153-190

Aycan, Z.(2000). Межкультурная индустриальная и организационная психология. Журнал кросс-культурной психологии 31 (1): 110-128

Болл, Алан (1993). Государство Дети: Советская Россия. Русский обзор 52 (2): 228-247

Бардрам Дж. Э. (1998) Сотрудничество, координация и компьютерная поддержка: теоретический подход к проектированию совместной работы с компьютерной поддержкой . Доктор философии ..

Баузерман Р. (1997). Международное представительство в психологической литературе. Международный журнал психологии 32 (2): 107-112

Bemak, F., R.CY. Чанг, Р. С. (2003). Консультирование беженцев: психосоциальный подход к инновационным мультикультурным мерам . Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press.

Блэквелл, Д. (2005). Консультации и психотерапия с беженцами . Лондон: Джессика Кингсли.

Бауэрман, М., С. К. Левинсон (2001). Освоение языка и концептуальное развитие . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Брандт, Л. В. (1970). Американская психология. Американский психолог 25: 1091-1093

Брунер Дж. (1983). Детские разговоры: обучение использованию языка . Нью-Йорк: W. W. Norton & Company.

- (1985). Выготский: историко-концептуальная перспектива. В: Культура, коммуникация и познание: перспективы Выготского Под ред. Автор: J.V. Wertsch. Кембридж: Издательство Кембриджского университета 21-34

- (1986). Актуальные умы, возможные миры .Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Бюлер, Карл (1930). Психическое развитие ребенка . Лондон: Kegan Paul, Trench, Trübner & Co., Ltd.

Ching, C.C. (1984). Психология и четыре модернизации в Китае. Международный журнал психологии 19 (1): 57-63

Коул, М. (1978a). Советская психология развития . Уайт-Плейнс, Нью-Йорк: Шарп.

- (1978b). Избранные произведения Александра Р. Лурия .Уайт-Плейнс, Нью-Йорк: Шарп.

- (1992). Контекст, модульность и культурная конституция развития. В: Развитие детей в социальном контексте Ред. пользователя L.T. Winegar, J. Valsiner. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум 5-31

- (1995). Социокультурно-историческая психология: некоторые общие замечания и предложение нового вида культурно-генетической методологии. В: Социокультурные исследования разума Ред. Дж. В. Верч, П. дель Рио, П. Д. R .. Кембридж, Англия: Издательство Кембриджского университета 187-214

- (1996). Культурная психология: дисциплина прошлого и будущего . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

- (1999). Культурная психология: некоторые общие принципы и конкретный пример. В: Перспективы теории деятельности Ред. Я. Энгестрем, Р. Миеттинен, Р. М. Кембридж: Издательство Кембриджского университета

- (2006). Пятое измерение: внешкольная программа, основанная на разнообразии ..

Коул, М., С. Коул (1979). Создание разума: автобиография А.Р. Лурия . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Коул М., Й. Энгестрем (1993). Культурно-исторический подход к распределенному познанию. В: Распределенное познание: психологические и педагогические аспекты Ред. Дж. Саломона. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета

Коул, М., Ю. Энгестрем, Ю. Э. (1997). Разум, культура и деятельность: основные документы лаборатории сравнительного познания человека . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Коул, М., Левитин К., К. Л. (2006). Автобиография А. Р. Лурия: диалог с созданием разума . Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Коул М., Мальцман И. (1969). Справочник по современной советской психологии . Нью-Йорк: Основные книги.

Коул М., Дж. Вертч (1996). Современные последствия Выготского и Лурии, 1995 Хайнц Вернер Серия лекций . Вустер, Массачусетс: Издательство Университета Кларка.

Cytowic, Ричард Э. (2003). Человек, пробовавший формы . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Damasio, A.R. (1994). Ошибка Декарта: эмоции, разум и человеческий мозг . Нью-Йорк: Avon Books.

Дэниэлс, Х., М. Коул, М. К. (2007). Кембриджский компаньон Выготского . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Дас, J.P. (1999). Неолурианский подход к оценке и реабилитации. Neuropsychology Review 2 (9): 107-116

Дэвид, Х. П., Дж. Бьюкенен (2003).Международная психология. В: История психологии Ред. Д. К. Фридхейм. Нью-Йорк: Wiley 509-533

Дуглас, М. (1986). Как думают учреждения . Сиракузы, Нью-Йорк: Издательство Сиракузского университета.

Draguns, J.G. (2001). К действительно международной психологии: только за пределами английского. Американский психолог 56: 1019-1030

Энгестрем Ю. (1987). Обучение путем расширения: теоретико-практический подход к исследованиям развития .Хельсинки: Orienta-Konsultit Oy.

- (1992). Интерактивная экспертиза: исследования распределенной рабочей разведки . Хельсинки: Университет Хельсинки.

- (2004). Управление как аргументативное историческое прошлое. В: Managing as Design Ed. Р. Боланда. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета

- (2005). Исследования в области развития: расширение теории деятельности на практике . Берлин: Lehmanns Media.

Энрикес, В.Г. (1992). От колониальной психологии к освобождению: опыт Филиппин .Кесон-Сити: Университет Филиппин Press.

Флейшман, Э.А. (1999). Прикладная психология: международное путешествие. Американский психолог 54: 1008-1016

Frawley, W. (1997). Выготский и когнитивная наука: язык и объединение социального и вычислительного разума . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Fuchs, A.H., K.S. Милар (2003). Психология как наука. В: История психологии Ред. автор: D.K. Фридхейм.Нью-Йорк: Wiley 1-26

Gergen, K. J., A. Gulerce, A. G., Lock A. (1996). Психологическая наука в культурном контексте. Американский психолог

Гудгласс Х. (1993). Понимание Афазии . Сан-Диего: Academic Press.

Госвами, У. (2002). Модели когнитивного развития. В: Справочник Блэквелла по когнитивному развитию детей Ed. У. Госвами. Malden, MA: Blackwell 509-514

Graumann, C.F. (1997). Психология в послевоенной Германии: превратности интернационализации. Мировая психология 3: 253-277

Гурекис Т.М., Р.Л. Голдстоун (2006). Мышление в группах. Прагматика и познание 2 (14): 293-311

Халперн, Э. (2008). Международные организации в области психологии: Международный совет психологов. Прикладная психология 2 (36): 219-222

Ханфманн, Евгения, Гертруда Вакар (1962). Мысль и язык: Л.С. Выготского . Нью-Йорк: Вили.

Хайдеггер, М. (1977). Вопрос о технологиях и другие очерки .Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Хиггинс, Л. Т., М. Чжэн (2002). Введение в китайскую психологию: ее исторические корни до наших дней. Психологический журнал 2 (136): 225-239

Хофекер, Д., С. Буххольц, С. Б. (2006). Поздняя карьера в глобализирующемся мире. Сравнение изменений в двенадцати современных обществах. В: Глобализация, неопределенность и поздняя карьера в обществе Ред. Автор: H.P. Blossfeld, S. Buchholz, S. B. Лондон: Routledge 353-372

Hutchins, E.(1995). Как кокпит запоминает скорость. Когнитивная наука 19: 265-288

Hyysalo, S. (2003). Некоторые проблемы традиционных подходов к прогнозированию использования технологических изобретений. Инновация 2 (16): 118-137

Жанет, Пьер (1929). Психологическая эволюция личности . Париж: Шахин.

Цзин, Q. (2000). Международная психология. В: Международный справочник по психологии Ред. К. Павлик, М.Розенцвейг. Лондон: Sage 570-584

Kagan, J. (2006). Аргумент в пользу разума . Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета.

Кагитчибаси, К. (1987). Индивидуальная и групповая преданность: совместимы ли они ?. В: Рост и процесс в кросс-культурной психологии Ред. Ч. Кагитчибачи. Лиссе: Swets & Zeitlinger 94-103

- (1992). Связывание коренных и универсалистских ориентаций. В: Инновации в кросс-культурной психологии Ред. С. Иваваки, Ю.Кашима, Ю. К. Лиссе: Swets & Zeitlinger 29-37

Кагитчибаси, К., Дж. У. Берри (1989). Кросс-культурная психология: современные исследования и тенденции. Annual Review of Psychology 40: 493-531

Keil, F.C. (1989). Понятия, виды и когнитивное развитие . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Keller, H., Y.H. Поортинга, Ю. П. (2002). Между биологией и культурой: перспективы онтогенного развития . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Ким У. (2001). Культура, наука и психология коренных народов: комплексный анализ. В: Справочник по культуре и психологии Ред. Дэвида Рики Мацумото. Оксфорд: Oxford University Press,

,

, У. Ким, Ю. С. Парк (2004). Психология коренных народов. В: Энциклопедия прикладной психологии Ред. К. Спилбергера. Оксфорд: Elsevier Academic Press 263-269

Kim, U., K. S. Yang, K.S. Ю. (2006). Психология коренных народов и культурная психология: понимание людей в контексте .Нью-Йорк: Спрингер.

Клек, А. (2004). Содействие развитию дограмотности через взаимодействие по обмену рассказами: культурный контекст основных семейных практик. В: Справочник по языку и грамотности: развитие и расстройства, Ред. автор: C.A. Стоун, Э. Р. Силлиман, Э. С., Эрен Э. Р. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс 175-208

Кох, С. (1985). Предисловие: Существо Вундта в нулевом возрасте и столетнем возрасте: некоторые аспекты институционализации «новой психологии». В: Век психологии как науки Ed.С. Кох, Д. Э. Лири. Нью-Йорк: McGraw-Hill 7-35

Келер, Вольфганг (1915). Aus der Anthropoidenstation auf Teneriffa II: Optische Untersuchungen am Schimpansen und am Haushuhn . Берлин: Verlag der Königlich-Preußische Akademie der Wissenschaften.

Курек Н. (2004). История ликвидации педологии и психотехники] . Санкт-Петербург: Алетейя.

Куутти, К. (1991). Теория деятельности и ее приложения в исследованиях и проектировании информационных систем.В: Арена исследований информационных систем 90-х годов Ред. Автор: H.-E. Ниссен, Х.К. Кляйн, Х. К. Амстердам: Северная Голландия 529-550

Кузовлева Е. (1999). Некоторые факты из биографии А.Р. Лурия. Neuropsychology Review 1 (9): 53-56

Lamb, S., R. Wozniak (1990). Совместное развитие: метатеория в поисках метода. Современная психология 35: 253-254

LCHC (1982). Культура и когнитивное развитие. В: Справочник по развитию ребенка Ред.Авторы W. Kessen, P.H. Müssen. Нью-Йорк: Wiley

- (1983). Культура и когнитивное развитие. В: Справочник по детской психологии Ред. У. Кессона. Нью-Йорк: Джон Уайли 295-356

Ли, К. Д., П. Смагоринский (2000). Перспективы Выготского в исследованиях грамотности: конструирование смысла через совместное исследование . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Ли, Л., Дж. Томпсон, Дж. Т., Левин Дж. (1999). Совместное познание в организациях .Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

Леонтьев А.Н. (1983). Razvitije pam'ati [Развитие памяти] . Москва: Педагогика.

- (2000). Лекции по общей психологии . Москва: Смысл.

Леонтьев Д.А., А.А. Леонтьев А. Л. (2005). Алексей Николаевич Леонтьев: Деятельность, Сознание, Личность [Алексей Николаевич Леонтьев: Деятельность, Сознание, Личность] . Москва: Смысл.

Левина, Р.Э. (2001). Идеи Л.С. Выготского о планируюшей речи ребенка [Л.С. Выготский о планирующей речи ребенка. В: Жан Пиаже: теория, эксперименты, дискуссии Ред. Л.Ф. Обуховой, Г.В. Бурменская. Москва: Гардарики 79-89

Левин, Курт (1935). Динамическая теория личности . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Люк, Х.Э., Р. Миллер, Р. М. (1984). Geschichte der Psychologie . Мюнхен: Рубан и Шварценберг.

Лант, И., Й.Х. Поортинга (1996).Интернационализация психологии: случай Европы. Американский психолог 51: 504-508

Luria, A .R. (1968). Разум мнемониста: небольшая книга об огромной памяти . Нью-Йорк: Основные книги.

- (1972). Человек с разрушенным миром: история мозговой травмы . Нью-Йорк: Основные книги.

- (1973). Рабочий мозг: введение в нейропсихологию . Нью-Йорк: Основные книги.

- (1980). Высшие корковые функции человека .Нью-Йорк: Основные книги.

Лурия, А.Р. (1932). Природа человеческих конфликтов . Нью-Йорк: Liveright.

- (1959). Директивная функция речи в развитии и растворении. Слово 15: 341-352

- (1961). Роль речи в регуляции нормального и ненормального поведения . Нью-Йорк: Liveright.

- (1976). Когнитивное развитие: его культурные и социальные основы . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

- (1979). Создание разума . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

- (1999). Схема нейропсихологического обследования пациентов с локальными поражениями головного мозга. Neuropsychology Review 1 (9): 9-22

- (2002). Природа человеческих конфликтов ..

Лурия А.Р., Л.В. Майовски (1977). Основные подходы, используемые в американской и советской клинической нейропсихологии. Американский психолог 32: 959-968

Лурия, Э.А. (1994). Мой отец А.Р. Лурия [Мой отец А. Лурия] . Москва: Гнозис.

Малиновский, Б. (1923). Проблема значения в примитивных языках. В: Значение смысла: исследование влияния языка на мышление и науку о символизме Ed. автор: C.K. Огден, И. Ричардс. Лондон: Рутледж, Кеган Пол 296-336

Мандлер, Г. (2007). История современной экспериментальной психологии: от Джеймса и Вундта до когнитивной науки . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Мандлер, Дж. М. (2004). Основы разума: истоки концептуальной мысли . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Маркман, Э.М. (1989). Категоризация и наименование у детей: проблемы индукции . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Макнил, Д. (1970). Приобретение языка: исследование психолингвистики развития . Нью-Йорк: Харпер и Роу.

- (1992). Рука и разум: что жесты говорят о мысли .Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Миеттинен Р. (2006). Источники новизны: культурный и системный взгляд на распределенное творчество. Творчество и управление инновациями 2 (15): 173-181

Миеттинен, Р., Дж. Лехенкари, Дж. Л. (2008). Обучение и сетевое сотрудничество при разработке продуктов: как все работает для человека. Обучение менеджменту 2 (39): 203-219

Миллер Дж. (1997). Теоретические вопросы культурной психологии. В: Справочник по кросс-культурной психологии, том 1: теория и метод Ред.Дж. Берри, Ю. Поортинга, Ю. П. Бостон: Allyn & Bacon 85-128

Mishra, R.C. (2006). Индийские перспективы познания. В: Психология коренных народов и культурная психология: понимание людей в контексте Ред. У. Ким, К. С. Янг, К. С. Y .. Нью-Йорк: Springer 263-284

Nardi, B.A. (1996). Контекст и сознание: теория деятельности и взаимодействие человека и компьютера . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Обухова Л.Ф. (1981). Теория Жана Пияже: за и против .Москва: Издательство МГУ.

Панде, Н., Р.К. Найду (1992). Анасакти и здоровье: исследование непривязанности. Психология и развивающиеся общества 4: 91-104

Панди Дж. (1988). Психология в Индии: современное состояние . New Dehli: Sage.

Панксепп, Дж., Дж. Б. Панксепп (2000). Семь грехов эволюционной психологии. Эволюция и познание 6 (2): 108-131

Павлик К. (1985). Международный справочник психологов .Амстердам: Северная Голландия.

Павлик, К., Г. д'Идевалль (1996). Психология и всеобщее достояние: перспективы международной психологии. Американский психолог 51: 488-495

Павлик К., М.Р. Розенцвейг (2000). Международный справочник по психологии . Лондон: Мудрец.

Перилла, Дж. Л., Ф. Х. Норрис, Ф. Н. (2002). Этническая принадлежность, культура и меры реагирования на стихийные бедствия: выявление и объяснение этнических различий при посттравматическом стрессовом стрессе через шесть месяцев после урагана Эндрю. Журнал социальной и клинической психологии 1 (21): 20-45

Перри, М. (2003). Распределенное познание. В: HCI Models, Theories, and Frameworks: Toward an Interdisciplinary Science Ed. Дж. М. Кэрролла. Сан-Франциско, Калифорния: Морган Кауфманн 193-223

Петровский, А.В. (2007). Психология и время . Санкт-Петербург: Питер.

Пиаже (1951 г.). Игра, мечты и подражание в детстве . Нью-Йорк: Нортон.

- (2001). Психология интеллекта . Лондон: Рутледж, Кеган Пол.

Пиаже, Жан (1928). Суждение и рассуждение у ребенка . Лондон: Рутледж и Кеган Пол.

- (1929 г.). Детское представление о мире . Лондон: Рутледж и Кеган Пол.

- (1930). Детское представление о физической причинности . Лондон: Рутледж и Кеган Пол.

- (1959). Язык и мышление ребенка .Лондон: Рутледж и Кеган Пол.

- (2000). Комментарий к критике Выготского. Новые идеи в психологии 18: 241-259

Пикрен У. Э., Р. Д. Фаулер (2003). История психологических организаций. В: Всеобъемлющий справочник по психологии. Том 1: История психологии Ред. И. Б. Вайнер, Д. К. Фридхейм. Нью-Йорк: Wiley Books 535-554

Pole, N., S.R. Best, S.R. Б., Мецлер С. Р. (2005). Почему выходцы из Латинской Америки подвергаются большему риску посттравматического стресса ?. Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств 2 (11): 144-161

Poortinga, Y.H. (1997). К конвергенции? История кросс-культурной и культурной психологии. В: Справочник по кросс-культурной психологии. Том 1: Теория и метод Под ред. автор: J.W. Берри, Я. Х. Поортинга, Я. Х. П .. Бостон: Аллин и Бэкон 347-387

- (2005). Межкультурные сравнения. В: Кембриджская энциклопедия детского развития Ed. Б. Хопкинса. Нью-Йорк: Cambridge University Press 110-112

Размыслов П.(2000). О культурно-исторической теории психологии Выготского и Лурия. Журнал российской и восточноевропейской психологии 6 (38): 45-58

Redmiles, D. (2002). Введение в специальный выпуск по теории деятельности и практике дизайна. Совместная работа с компьютерной поддержкой 11: 1-11

Резник, Л. Б., Дж. М. Левин, Дж. Л. (1991). Перспективы социально разделяемого познания . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Роббинс, Д.(2001). Психология-философия Выготского: метафора для теории языка и обучения . Нью-Йорк: Kluwer Academic / Plenum Publishers.

Рогофф Б. (1994). Развитие понимания идеи сообществ учащихся. Разум, культура и деятельность 4 (1): 209-229

- (1998). Познание как совместный процесс. В: Справочник по детской психологии Ред. Д. Кун, Р.С. Зиглер. Нью-Йорк: Wiley 679-744

Rosenzweig, M. R., W. H. Holtzman, W.Х. Х., Сабурин В. Х. (2000). История Международного союза психологической науки (IUPsyS) . Филадельфия: Психология Пресс.

Розенцвейг, М.Р. (1992). Источники психологической науки по всему миру. В: Международная психологическая наука: достижения, проблемы и перспективы Ред. М.Р. Розенцвейга. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация

Росс, Дон, Дэвид Сперретт, Д.С., Кинкейд Дэвид (2007). Распределенное познание и воля: индивидуальная воля в социальном контексте .Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Роу, С.М., Дж.В. Вертч (2002). Модель когнитивного развития Выготского. В: Справочник Блэквелла по когнитивному развитию детей Ed. У. Госвами. Молден, Массачусетс: Блэквелл 538-554

Рассел Р. У. (1984). Психология в ее мировом контексте. Американский психолог 39: 1017-1025

Райан, Дж. Дж., Д. Л. Бохач (1996). Основные книги и журналы по клинической нейропсихологии Северной Америки. Клинический нейропсихолог 2 (10): 222-228

Sack, W.Х., Дж. Р. Сили, Дж. С. (1997). Преодолевает ли ПТСР культурные барьеры? Исследование проекта кхмерских подростков-беженцев. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии 1 (36): 49-54

Sacks, O. (1973). Пробуждение . Нью-Йорк: Doubleday.

- (1985). Человек, принявший свою жену за шляпу . Лондон: Дакворт.

- (1995). Антрополог на Марсе . Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф.

Саломон, Г.(1993). Распределенное познание: психологические и образовательные аспекты . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Сандол, Д.Дж., Х. Мерве (1993). Разрешение конфликтов: теория и практика . Нью-Йорк: Издательство Манчестерского университета.

Шаллер С. (1991). Человек без слов . Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press.

Шмитт Д. П. (2004). Модели и универсалии браконьерства в 53 странах: влияние пола, культуры и личности на романтическое привлечение партнера другого человека. Журнал личности и социальной психологии 86 (4): 560-584

Скрибнер, С., М. Коул (1981). Психология грамотности . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Сегалл, М.Х., У. Дж. Лоннер, У. Л. (1998). Кросс-культурная психология как научная дисциплина: о расцвете культуры в поведенческих исследованиях. Американский психолог 53: 1101-1110

Секстон В. С., Дж. Д. Хоган (1992). Международная психология: взгляды со всего мира .Линкольн, штат Невада: Университет Небраски Press.

Секстон, В. С., Х. Мисиак (1976). Психология во всем мире . Монтерей, Калифорния: Брукс / Коул.

Шиф, Ж. И. (1935). Развитие научных понятий у школьников . Ленинград: Учпедгиз.

Зингер Б.Д., Башир А.С. (2004). Варианты развития в письме. В: Справочник по языку и грамотности: развитие и расстройства, Ред.А. Стоун, Э. Силлиман, Э. С., Эрен Э .. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс

Синха Д. (1987). Индия. В: Международный справочник по психологии Ред. автор A.R. Гильген, К. Гильген. Нью-Йорк: Greenwood Press 239-257

- (1997). Психология коренных народов. В: Справочник по кросс-культурной психологии Ред. автор: J.W. Берри, Ю. Poortinga, Y.P .. Бостон: Allyn & Bacon 130-169

Sinha, J.B.P. (1980). Руководитель задач по уходу . Нью-Дели: Издательство Концепции.

Solso, R.L., C.A. Хоффман (1991). Влияние советских ученых. Американский психолог 46: 251-253

Стивенс, М. Дж., У. П. Гилен (2007). К глобальной психологии: теория, исследования, вмешательство и педагогика . Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

Стивенс, М.Дж., Д. Веддинг (2004). Справочник по международной психологии . Нью-Йорк: Бруннер-Рутледж.

Стриен, П. Дж. (1997). Американская «колонизация» социальной психологии Северо-Запада Европы после Второй мировой войны. Журнал истории поведенческих наук 33: 349-363

Тинсли, К. (1998). Модели разрешения конфликтов в японской, немецкой и американской культурах. Журнал прикладной психологии 2 (82): 316-323

Тобах, Э., Р. Иоффе, Р. Дж., Фалмань Р., Ф. Р. (1997). Разум и социальная практика. Избранные труды Сильвии Скрибнер (Обучение в действии: социальные, когнитивные и вычислительные перспективы) . Издательство Кембриджского университета: Кембридж.

Томаселло, Майк (1999). Культурные истоки человеческого познания . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Туби Дж., Л. Космидес (2005). Концептуальные основы эволюционной психологии. В: Справочник по эволюционной психологии Ред. Д. М. Бусс. Нью-Йорк: Wiley 5-67

Tupper, D.E. (1999). Введение: Продолжающееся влияние Александра Лурия на мировую нейропсихологию. Neuropsychology Review 1 (9): 1-7

Turner, P., T. McEwan (2003). Теория деятельности: другой взгляд на анализ задач.В: Справочник по анализу задач взаимодействия человека и компьютера Ред. Д. Диапер, Н. Стэнтон. Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум 423-440

Валсинер, Дж. (2000). Культура и человеческое развитие: введение . Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications.

Варела Ф., Э. Томпсон Э. Т. (1991). Воплощенный разум: когнитивная наука и человеческий опыт . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Вир, Рене, Валсинер ван дер (1991). Понимание Выготского: поиски синтеза .Оксфорд: Блэквелл.

Выготская Г.Л., Т.М. Лифанова (1996). Л.С. Выготского. Жиснь. Деятельность. Штрихи к портрету [Л.С. Выготского. Жизнь. Работа. Штрихи к портрету.] . Москва: Смысл.

Выготский, Л.С. (1978). Разум в обществе: развитие высших психологических процессов . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

- (1996). Письма к Лурии от 20 июня, 11 июля и 1 августа 1931 г. В: Л. С. Выготский. Жиснь. Деятельность.Штрихи к портрету [Л. С. Выготский. Жизнь. Работа. Штрихи к портрету] Ред. Выготской, Т. Лифанова. Москва: Смысл

- (2004). К вопросам о плоскости научно-исследовательской работы по педологии национальных меньшинств. В: История ликвидации педологии и психотехники. Ред. Н. Курек. Санкт-Петербург: Алетейя 220-236

- (2005а). Мышление и речь . Москва: Лабиринт.

- (2005b). Педагогическая Психология . Москва: АСТ, Астрель, Лукс.

- (2006a). Исторический смысл психологического кризиса. В: Психология развития человека Москва: Смыс 41-190

- (2006b). История развития высших психических функций.В: Психология развития человека Москва: Смысл 208-563

- (2006c). Конкретная психология человека. В: Психология развития человека Москва: Смысл 1020-1038

- (2006г). Мышление и речь. В: Психология развития человека Москва: Лабиринт 664-1019

- (2006д). Орудие и знак в развитии ребенка.В: Психология развития человека Москва: Смысл 1039-1129

- (2006f). Проблема культурного развития ребенка. В: Психология развития человека Москва: Смысл 191-207

Выготский Л.С., А.Р. Лурия (1930). Этюды по истории поведения: Обезьяна, примитив, ребенок . Москва: Госиздат.

Выготский Л.С., Л.С. Сахарова (1998). Исследование образования понятий: метод двойной стимуляции.В: Хрестоматия по общей психологии, Вып. III, Ред. В.В. Петухов. Москва: Российское психологическое общество

Уокер Л. Э. (1999). Психология и домашнее насилие в мире. Американский психолог 1 (54): 21-29

Уорд, К., С. Бохнер, С. Б. (2001). Психология культурного шока . Хоув, Великобритания: Рутледж.

Веддинг, Д., М. Дж. Стивенс (2007) Психология: глобальные ресурсы IUPsyS .

Wertsch, J. (1981). Понятие деятельности в советской психологии . Армонк, Нью-Йорк: Шарп.

Wertsch, J.V. (1985a). Культура, коммуникация и познание: перспективы Выготского . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

- (1985b). Выготский и социальное формирование сознания . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

- (1991). Голоса разума: социокультурный подход к опосредованному действию . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Возняк, Р.Х. (1996). Qu'est-ce que l'intelligence? Пиаже, Выготский и психологический кризис 1920-х годов. В: Пиаже-Выготский: Социальный генезис мысли Ред. А. Трифона, Ж. Вонеша. Хоув, Восточный Суссекс: Psychology Press 11-24

Янг, К.Ф., К.К. Хван (2000). Психология коренных народов, культурные и межкультурные. Азиатский журнал социальной психологии

Ярошевский, М.Г. (1992). Выготский и марксизм в советской психологии. Психологический журнал 5: 84-96

- (1994). Репрессированная наука . Санкт-Петербург: Наука.

- (2007). Л.С. Выготский: в позициях новой психологии [Л.С. Выготский: В поисках новой психологии] . Москва: ЛКИ-УРСС.

Ясницкий, А.