Какие есть молодежные субкультуры: Субкультура эмо – музыка, внешний вид, особенности

Содержание

Субкультура эмо – музыка, внешний вид, особенности

Эмо в переводе с английского обозначает эмоциональный. Сейчас субкультура эмо на слуху у каждого подростка и молодежи. Это движение распространено в разных странах.

Молодежная субкультура эмо появилось сравнительно недавно. Иногда на улице или в общественном транспорте можно встретить интересных молодых людей, одетых во все черное, говорящих о совершенно загадочных вещах. Течение также имеет своеобразные символы и отличительные особенности, отличающих данное движение от других субкультур.

Внешний вид эмо-кидов

Одежда представителей субкультуры эмо характеризуется темными и розовыми оттенками. Многочисленный пирсинг, большие гриндерсы, извечная тема смерти и суицида. В этом субкультура эмо чем-то напоминает готов. Но здесь есть и свои отличия. Эмо отличаются повышенной чувствительностью, эмоциональностью. Некоторые эмо-киды также предпочитают розовый цвет в компании с черным.

Представители данной субкультуры одеваются достаточно своеобразно для обычных горожан.

Это подростки и молодые люди с черными волосами, спадающими на лоб. Девушки предпочитают носить зачастую смешные, детские прически, яркие заколки, несколько хвостиков.

И девочки, и мальчики красят губы в светлый цвет, используют различные пудры и тональные крема, чтобы придать коже мертвенно-бледный вид. Глаза они предпочитают красить темными тенями, подводкой. Зауженные джинсы с различными заплатками, майка с изображением любимой группы, яркий макияж, а также челка набок — все это атрибуты данной субкультуры

Футболки с детскими рисунками в сочетании с одеждой черного цвета смотрятся довольно забавно. На ногах они носят кеды, на руках присутствуют разнообразные браслеты, выполненные из бисера разных оттенков. На ногтях обычно присутствует розовый или черный лак, в ушах наушники со включенной музыкой в стиле эмо. У подростков данного течения зачастую есть суицидальные наклонности.

Особенности субкультуры эмо

Достаточно распространенное явление среди эмо — бисексуальность. Подростки зачастую образуют пары с однополыми партнерами. Что часто подвергает общество в шок. Но они живут по своим особым правилам.

Эмо-киды зачастую придерживаются принципов течения под названием стрейтэдж. Это движение, которое пропагандирует здоровый образ жизни. Многие из представителей данной субкультуры достаточно тревожные и ранимые люди, которые обычно живут в своем выдуманном мире. Они страдают депрессией, отгораживаются от внешнего мира и его агрессии, прячут лица под длинными челками. Иногда вы можете встретить большое скопление эмо-кидов. Обычно это бывает перед выступлением какой-нибудь известной музыкальной группы.

Дети цветов за свободную любовь (всё о движении, фото)

История субкультуры хиппи

Субкультура хиппи возникла на территории Америки в 60-х годах XXвека и, вопреки распространенному стереотипу, сердцем ее были вовсе не наркотики и беспорядочные половые связи, а пацифизм, любовь к природе и девиз «Занимайтесь любовью, а не войной!».

Многие общественные движения, занимающиеся защитой природы, миротворчеством, охраной вымирающих животных, появились именно на основе субкультуры хиппи.

Хиппи всегда выступали против войн, ядерного оружия, поедания животных, устраивали митинги и бросали себя на амбразуру. В субкультуре хиппи были и пагубные влияния, так как ее частью было увлечение медитацией и даосизмом. Многие ее приверженцы употребляли наркотики, чтобы облегчить себе путь входа в транс. Также некоторые хиппи использовали лозунг субкультуры «Занимайтесь любовью, а не войной!», как повод для беспорядочного секса.

Расцвет субкультуры пришелся на 1965-1970-е годы с фестивалями Монтерей (США, 1967) и Вудсток (США, 1969). Популярность движения детей цветов охватила весь мир, пропагандируя свои взгляды, музыкальный вкус и стиль одежды. Также она оказала громадное влияние на искусство, кино, живопись. Иконами хиппи-движения в музыке были джаз и рок-музыканты: Дженис Джоплин, Джимми Хендрикс, The Doors, The Beatles, Jefferson Airplane, Grateful Dead.

Появилось множество фильмов о культуре хиппи: «Hippies», «Хиппиниада, или Материк любви», «Забриски-пойнт», «Волосы», а также рок-опера «Иисус Христос — суперзвезда». Внешность хиппи всегда была узнаваема — длинные волосы (зачем обрезать то, что дает природа), свободная одежда с психоделическими узорами, рваные джинсы, цветы, много хенд-мейд аксессуаров (фенечки, пояски, вязанные сумки).

Популярность субкультуры хиппи дошла до СССР к концу 80-х годов, когда во всем мире она уже поутихла. Советская молодежь полностью подражала западным собратьям, но в условиях тоталитарной власти свободолюбивым хиппи приходилось терпеть дискриминацию и аресты. В каждом крупном городе СССР было свое небольшое сообщество хиппи, что показано, например, в фильме «Дом солнца».

Сейчас по всему миру разбросаны действующие коммуны хиппи на Ибице, Гоа, Бали, в Марокко, а в Копенгагене есть даже район Христания, практически государство в государстве. В исторически сложившихся коммунах до сих пор живут хиппи, только уже постаревшие и с детьми, хотя популярность субкультуры не угасает. Характерной чертой образа жизни хиппи можно назвать путешествия автостопом, увлечение восточными практиками, вегетарианство, протест против пуританства.

Чем хипстеры похожи на денди, а современная оппозиция — на диссидентов? Артемий Троицкий — о молодежных субкультурах в России

В издательстве «Белое яблоко» вышла книга Артемия Троицкого «Субкультура. История сопротивления российской молодежи 1815–2018». В ней музыкальный критик исследует субкультуры последних 200 лет — от декабристов и денди до хиппи и стиляг.

Какие субкультуры существовали в царской России, как денди возродились в Серебряном веке и Советском Союзе и чем современная протестная молодежь напоминает советских диссидентов? «Бумага» публикует отрывки лекции Троицкого с презентации книги в магазине «Подписные издания».

— Я решил писать про субкультуры, потому что для одного американского университета мне надо было придумать что-то более свежее, чем история рок-музыки в Советском Союзе. Я подумал: замахнусь-ка я на субкультуры. Пришлось мне заняться исследованиями.

Эти исследования привели меня к тому, что в XVIII веке молодежных субкультур в России не было. Был Петр Первый, довольно-таки субкультурный тип. Страну он изменил очень серьезно, но не теми методами, как это обычно делает субкультурная молодежь.

Были в XVIII веке щеголи, их еще называли петиметры. В Петербурге были такие дворянские ребята, которые в XVIII веке очень даже кудряво одевались. Самый известный из них — князь Куракин. Есть его портреты, где он увешан всякими рюшечками. При этом был прелестнейший, добрейший человек, настоящий щеголь. Но он был не молод, и сама эта субкультура не была молодежной.

Первая осознанная, идеологически подкованная субкультура [в России] — денди. С одной стороны, они всё подсмотрели у англичан, но это всё же были русские денди. От английских они отличались не только тем, что использовали натуральный мех в своих пижонских одежках, но и тем, что многие из них потом стали декабристами. Им посвящена моя вторая глава.

Декабристы уже пытались выразить свое отношение к действительности и изменить ее не только своими манерами и стилем одежды. Когда говорят о декабристах, всегда почему-то остается за скобками то, что они были очень молоды. Это было чисто молодежное движение. Единственный возрастной декабрист — князь Сергей Волконский, герой войны 1812 года. К моменту восстания ему было 36 лет, остальным декабристам — от 18 до 27. Причем там могли бы быть и 15-летние. Но их там не было, потому что декабристы — в первую очередь офицерское движение. В армию в детском возрасте не брали. Иначе декабристами были бы тинейджеры — тогда и восстание, может быть, закончилось бы более удачно.

Карикатура на модников начала XIX века

Я сам был представителем субкультуры, и не одной. Я был представителем субкультуры октябрят и юных пионеров, если это можно считать субкультурой. С восьми лет я был битломаном. Потом я был хиппарем, и потом я был панком. Хиппарем я был не первым в Москве, а панком, пожалуй, первым.

Если бы этих субкультур не было, то я бы их придумал, потому что беспокойные, пытливые молодые люди не могут без того, чтобы что-то ни придумать. Именно поэтому и возникают субкультуры, молодежные подпольные общества, движения. Молодежи не нравится окружающий мир и хочется его каким-то образом преобразовать. А если не преобразовать, то хотя бы свою жизнь в этом противном бездарном мире сделать ярче. Это законное желание любого правильного молодого человека. А неправильные пьют пиво и лузгают семечки. Это тоже своего рода субкультура. Но самая скучная.

— Российская оппозиция очень разнородна. Я бы не сказал, что она выработала какой-то собственный культурный или субкультурный код. Очень разные люди разного возраста, с разными убеждениями.

В моей книге есть глава о молодых советских диссидентах. Они скорее напоминают субкультуру, поскольку они, хоть и были разные, были в большей степени спрессованы советской властью. И у них была четко сформулированная идеология. У нынешней оппозиции идеологии нет. Единственный лозунг — это «Свобода!» Но «Свобода!» — это лозунг любой субкультуры.

Если говорить о нынешней протестной молодежи, то я думаю, что это сейчас субкультура in-the-making. То есть она вырабатывается. Есть, с одной стороны, какие-то общие черты так называемого поколения Z. Само поколение Z уже представляется как размытая субкультура. Когда на него еще накладываются какие-то политические запросы, то это уже может стать субкультурой.

Совсем хорошо, если эта субкультура имеет свою культурную составляющую: музыкальную, книжную, визуальную. Это тоже сейчас начинает происходить, и, думаю, в субкультуру сформируется чуть позже. Я так думаю, что этот режим, не дай бог, пару лет продержится. Но за эту пару лет, я думаю, эта субкультура сформируется окончательно и будет более заострена, чем теперь.

— Существует очевидная диалектика культуры и субкультуры, причем на самых разных уровнях. Можно начать с того, что некоторые вещи, которые я квалифицирую как субкультуру, являются изобретениями большой культуры.

Я изобрел собственный термин — виртуальная субкультура. Первой из них идет такая история, как «лишние люди». Это не была какая-то сформулированная субкультура или какое-то движение. Само это словосочетание придумали культурные писатели для обозначения определенного явления, которое, в общем-то, можно считать субкультурой. При этом представители этой субкультуры, может быть, никогда бы в жизни не согласились с тем, что они «лишние люди».

Или митьки. Их придумал Володя Шинкарев, прекрасный художник. Написал книгу «Митьки», в которой описал своего друга Митю Шагина и его компашку. Много всего напридумывал. И из этой книги вылупилась целая субкультура.

По поводу растворения субкультуры в большой культуре. Это происходит сплошь и рядом, потому что субкультура — как бы пограничное место. Она всегда находится на острие, а культура — это уже все тылы, весь мейнстрим и так далее. И поэтому то, что имеется субкультурного, но вдруг начинает иметь большой успех, становится частью мейнстрима.

Скажем, поначалу в Бразилии в конце 60-х — начале 70-х годов тропикалисты представляли собой типичную субкультуру. Это были молодые, отвязные, пропитанные вредными веществами интеллектуалы, которые сочиняли совершенно нетипичные для Бразилии музыку и песни. Но они оказались настолько талантливыми, что многие из них стали абсолютно попсовыми персонажами, классиками бразильской поэзии. И это случается сплошь и рядом.

Тропикалисты. Фото: vk.com

— Хиппи фактически изменили мир. Может быть, они этого не хотели. Может быть, они хотели слушать музыку, курить и заниматься сексом, но на самом деле субкультура хиппи совершенно перевернула многие общемировые устоявшиеся понятия. Это хиппи свалили в Америке Никсона. Это хиппи свалили в Советском Союзе Брежнева. Никакие не ЦРУ и не Пентагон, и даже не академик Сахаров. Нет. Это были миллионы молодых людей, язычников, которые повернули весь мир так, как им нравилось. И мир их послушался и пошел за ними.

70-е годы были застойными, но для власти, а не для молодежи. Молодежь, наоборот, вся бродила в это время. И я считаю, что эти молодежные неполитизированные движения изнутри эмоционально развалили к черту всю советскую идеологию. То есть была страна, всё молодое поколение которой в гробу видало то, что им внушали взрослые. Страна не могла выжить.

— Субкультуры похожи на живые организмы. Они возникают, переживают период бурной юности, потом они выходят на плато, на такой ровный участок, потом потихонечку сходят на нет.

При этом есть какие-то мегасубкультуры, которые действительно имеют свойство возрождаться. Но в ином виде, в иной форме, часто с совершенно непохожим содержанием. Идеальный пример — дендизм. Историю русского дендизма можно легко отследить на протяжении всех этих двух веков. Были классические денди типа Евгения Онегина, декабриста Лунина или философа Чаадаева. Они были в начале XIX века, в золотой век русской литературы. Потом их не стало, другие люди заняли эти места. Уже были радикальные молодые товарищи, которые, наоборот, терпеть не могли красиво одеваться: нигилисты, революционеры-демократы, народники, народовольцы и так далее.

В Серебряном веке опять появились денди: Гиппиус, Маяковский, Михаил Кузмин. Все эти желтые кофты, шейные платки. Потом опять их не стало. Совок, все дела. Потом опять денди под именем стиляг. Потом опять это ушло немного в песок. Зато сейчас мы можем сказать, что хипстеры — это в некоторой степени реинкарнация денди, хотя, на мой взгляд, самая скучная. Они в основном у вас в Питере.

Я знал, по крайней мере, двух гениальных денди тут, в Питере: [это] мой близкий друг Владик Мамышев-Монро и барабанщик группы «Кино» Георгий Гурьянов. Они были суперденди. «Американцу» Федору Толстому до них далеко. Это пример субкультуры, которая то теряется, то возрождается.

— Сейчас субкультур очень много. Раньше субкультуры были большие и всеохватные. Хиппи, например. Их были миллионы, и все только и говорили про хиппи. Потом всякие панки, митьки — все знали, что в Питере водятся такие толстые бородатые митьки. А сейчас субкультур сотни. Моя дочь написала в последней главе очерк про всякие субкультуры молодежные. Я и половины тех слов не понял: какие-то гики, фрики и так далее.

На мой вкус, большинство из этих субкультур, точнее даже почти все, особого интереса не представляют. Мне интересны те субкультуры, те молодежные движения, которые как-то меняют жизнь. А эти субкультуры, с одной стороны, чисто гедонистические, а с другой стороны — имитационные. То есть это не то, что мы сами придумали по причине своеобразия нашей действительности, а просто посмотрели в интернете, например, японские мультяшки или корейские бойзбенды. Мне эти субкультуры неинтересны. Пусть их в Южной Корее и изучают. Было бы неправильно, если бы я это вообще проигнорировал, — и я это поручил младшему поколению. В моей книге эти субкультуры и чем они увлекаются [перечислены] через запятую.

Субкультуры возникают всё время. И я уже жду такого процесса, как оформление, доведение до ума определенного пазла современной политизированной субкультуры. Есть, например, группа IC3PEAK, моя любимая питерская группа Shortparis и так далее. Они работают на то, чтобы как-то оформить эту новую протестную субкультуру. Я думаю, что у них всё получится. Эти ребята талантливы, энергичны, а главное — власти дают такие импульсы, так вдохновляют на то, чтобы им сопротивляться. Таких гнусных, неаппетитных властей в стране не было уже давно. И это должно вдохновлять молодых людей.

Феномен молодежной субкультуры и ее маргинальность Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

2. Игры, обучение, тренинг, досуг / Под ред. В. В. Петрусинского.

М. : Новая школа, 1994. 351 с.

3. Практикум по психологии состояний: Учебное пособие / под ред. проф. О. А. Прохорова. СПб: Речь, 2004. 480 с.

4. Хрипков Г.А. Психологические аспекты подготовки студентов-менеджеров к эффективному разрешению конфликтных ситуаций на предприятии : дис. … канд. психол. наук . М. 2003. 168 c.

5. Рогов Е. П. Настольная книга практического психолога в образовании / Е. И. Рогов. М.: 1995. 571 с.

6. Семенюк Л. М. Психологические особенности агрессивного поведения подростка. М. Воронеж, 1996. 96 с.

G. A. Khripkov,

A. A. Podkolzin

Optimization of behaviour style of young experts in disputed situations

The new approach to solving the conflict problem is offered which consists of preparation of the future leaders to resolve conflicts skillfully and effectively. Experimental researches have shown, that the theoretical preconditions developed by authors and techniques will allow the person to realize «interdictions» on a conflictness and to expand available patterns of behaviour in the conflict.

Получено 15.02.2011 г.

УДК 316.6

Л.М. Эррера, канд. психол наук, доц. 8(48762)58037, 910-7040260. [email protected] (Россия, Новомосковск, НИ РХТУ им. Д.И. Менделеева)

ФЕНОМЕН МОЛОДЕЖНОЙ СУБКУЛЬТУРЫ И ЕЕ МАРГИНАЛЬНОСТЬ

Рассмотрены условия и предпосылки появления молодежных субкультур, а также выявлены основные факторы, определяющие ее маргиналъностъ по отношению к базовой, официальной культуре.

Ключевые слова: субкультура, молодежь, имидж, маргиналъностъ, мировоззрение.

Понятие «молодежная субкультура» и субкультура вообще, в науку вошло не очень давно, в конце XX столетия. На Западе это явление поначалу получило название «молодежная контркультура». Термин контркультура означает такую субкультуру, которая не просто отличается от основной культуры, а противостоит ей в основополагающих принципах и ценностях. Субкультура же — это частичная культурная подсистема внутри системы «официальной», базовой культуры общества, определяющая стиль

жизни, ценностную иерархию и менталитет (то есть мировосприятие, умонастроение) ее носителей [1. С.33].

Многоаспектность предмета вызывает многообразие подходов, основанных на применении потенциала таких наук, как психология, философия, социология и антропология.

Проблемы молодежного возраста интересовали таких великих мыслителей, как Ж.-Ж. Руссо, И. Кант, Аристотель и Л. Фейербах. Они рассматривали эти вопросы в воспитательном аспекте и при решении, в основном индивидуально-психологических вопросов.

Именно молодежь в связи с ее маргинальным статусов в современном обществе является носителем «нестандартных» ценностей.

Уход в маргинальность предполагает два совершенно разных варианта: либо разрыв всех традиционных связей и создание своего собственного мира, либо постепенное вытеснение (или насильственный выброс) за пределы законности. В случае с молодежными субкультурами это, в основном, свободный выбор. Уже в 30-50-х гг. XX в. американские ученые обратили внимание на то, что в ситуации маргиналов находится значительная и притом весьма активная часть общества (этнические и религиозные меньшинства, представители нетривиально мыслящей интеллигенции и др.). Было также замечено, что «маргинальные» не только ограничены в своих статусных позициях, но и подчас оказываются не в силах реализовать свои творческие возможности и тем самым обогатить общество материально и духовно. Маргинальная ситуация возникает на рубеже несхожих форм социокультурного опыта, всегда бывает напряженной и по-разному реализуется на практике. Но многие обновляющиеся тенденции в истории человечества (мировые религии, великие философские системы, научные концепции, новые формы художественного отображения мира) во многом обязаны своим возникновением именно маргинальным личностям и социокультурным средам.

Технологические, социальные и культурные сдвиги последних десятилетий придали проблеме маргинальное™ качественно новые очертания.

Урбанизация, массовые миграции, интенсивное взаимодействие между носителями разнородных этнокультурных и религиозных традиций, размывание вековых культурных барьеров, влияние на население средств массовой коммуникации — все это привело к тому, что маргинальный статус стал в современном мире не столько исключением, сколько нормой существования миллионов и миллионов людей. На переломе 70-80-х гг. XX в. выявилось, что стало уже невозможно выражать и отстаивать, используя интересы этих огромных людских масс и вставших на их сторону интеллигентов, привычные формы социального управления (государственные институты, политические партии, традиционные церковные иерархии и т.д.). Именно в этот период в мире начался бурный процесс становления так называемых «неформальных» общественных движений — просве-

тительских, экологических, правозащитных, культурных, религиозных, земляческих, благотворительных и др. , — смысл которых во многом связан с подключением к современной общественной жизни именно маргинализированных групп.

Наше общество не однородно. Каждый человек — это особенный микромир, со своими интересами, проблемами, заботами. Но при этом у многих похожие интересы и запросы. Порой, чтобы их удовлетворить, необходимо объединиться с другими людьми, ведь вместе легче достигнуть цели. Таков социальный механизм образования субкультур — объединений людей по интересам, которые не противоречат ценностям традиционной культуры, а дополняют её. И молодежные субкультуры (которые часто основываются на увлечениях различными жанрами музыки, спортом, литературой и др.) — не исключение. Субкультуры возникают, потому что необходимы: они дают возможность, особенно молодежи и подросткам, проявить себя творчески, определить свое место в жизни, найти друзей. Молодежные субкультуры нужны для социализации личности — это самая главная роль субкультуры в нашем обществе. Например, становясь готом, панком, металлистом или эмо, молодой человек усваивает первые нормы поведения, законы общения, социальные роли.

Сейчас в СМИ идет дискуссия о позитивных и деструктивных субкультурах, об их «вредности» и «полезности». Но, наверное, следует говорить не о деструктивности той или иной субкультуры, а об отдельных ее представителях, или отдельных видах контр культур. Как и в любой социальной группе, в субкультуре тоже можно встретить и преступников, и наркоманов… Ни одно объединение не застраховано от этого, таковы особенности социума. Но деление субкультуры на «опасные» и «безопасные» может стать ловушкой. Вспомним, как в советское время панков, хиппи и металлистов причисляли к социально опасным движениям. Но прошло время, и обнаружилось, что это никакие не бандиты, а просто ребята со своими увлечениями.

Запрещая якобы «вредные» движения, мы загоняем их в подполье и заставляем бунтовать — это естественная психологическая реакция, особенно для молодежи и подростков. Готы и эмо, недавно попавшие в опалу к правительству, — одни из самых творческих субкультур. А также металлисты, панки, любители ролевых игр и др. — все они нужны молодежи, а значит — и обществу в целом. Ведь субкультура — это часть общественного организма, она не противоречит базовой культуре, а дополняет ее.

В молодежные субкультуры, как правило, входят подростки 13-17 лет. Проблема в том, что взрослые часто не понимают значимости полноценного переживания переходного периода. Отсюда откровенное неуважение к подростку (нежелание взрослых встать на его место) и активное (а иногда и агрессивное стремление пресекать любое поведение, не укладывающееся в общепринятые рамки и вообще в поведение, присущее взрослым).

Но это еще не взрослые, сформировавшиеся личности, а подростки, и элемент игры в их жизни по-прежнему важен. Возникает психологическое противоречие, с одной стороны, между ожиданиями взрослых, считающих своих детей-подростков уже взрослыми и навязывающих им стереотипы взрослого поведения, и, с другой стороны, психологическими потребностями детей, находящихся в промежуточном состоянии между взрослостью и статусным детством.

Это противоречие может заканчиваться несколькими вариантами поведения:

— интеграцией в мир взрослых;

— дифференциацей от него;

— прекращением всякой инициативы (блокировка самостоятельности). Это худший вариант, так как внутреннее напряжение копится и в конце концов «выплескивается» в виде агрессии по отношению к внешнему миру.

В случае дифференциации образуется группа, которая помимо ценностных ориентаций и способов восприятия действительности выбирает свои знаки отличия, глоссировку, тип имиджа.

Существует мнение [5, с.33], что молодежным субкультурам сопутствует инфантилизм, что также проявляется в стиле одежды и поведении, который часто напоминает игровые варианты (некое подобие маскарадных костюмов).

Т акже молодых людей объединяет и отличает от взрослых возможность «тусоваться». По этому поводу М. Соколов пишет: «тусовка — это ситуация взаимодействия, правила поведения в ней, и группа тех, кто в данный момент играет по этим правилам. Тусовка — это сцена, на которой, как в театре, в нужных костюмах исполняют нужные роли. Она локализована в пространстве и времени — как в физическом, так и в социальном. За ее пределами разворачиваются другие драмы, и ни один актер не проводит всю жизнь на одних подмостках» [4, с.45].

Причем в молодежной субкультуре имидж — один из основополагающих принципов. То есть внешние проявления — символика и поведение -обязательны.

Новичкам разъясняется, как они должны выглядеть и как должны себя чувствовать.

Необходимо отметить, что при любой встрече частного или публичного характера внешность является той лицевой стороной, которую каждый из нас демонстрирует для восприятия другого человека. Значит, она предоставляет каждому из партнеров определенную информацию. Хотим мы того или нет, но мы судим о человеке по его внешним видимым признакам на основании нашего собственного опыта. Этот процесс называется процессом невербальной коммуникации.

Общепризнанно, что набор видимых черт, обнаруживающихся во внешности, «позволяет узнать» некоторые невидимые черты человека, в частности, судить о его личности и социальной принадлежности. Каждый человек выбирает, делая это более или менее сознательно, свой тип внешнего вида, определенным образом маркирует свое тело, чтобы передать нужную информацию о своей социальной принадлежности: социальном страте, среде, виде работы, стиле жизни и т.п. Это позволяет нам его классифицировать, сформировать первое впечатление о нем и даже выбрать тип поведения с ним.

Внешний вид, отношение к телу является тем, что группирует людей и вызывает отношение к этой группировке. По одним признакам формируется уважительное отношение, по другим — чувство опасения, настороженности. Это особенно важно и актуально в общении с молодежными группировками. Фактически во всем мире, в том числе и в России, есть свои панки, скинхеды и другие молодежные образования, вызывающие неоднозначную реакцию по поводу их внешнего вида у большого количества людей. Возрастной символизм, т.е. система представлений и образов, в которых общество воспринимает, осмысливает и легитимирует жизненный путь индивида и возрастную стратификацию так же специфичен, как и эти явления. Исследование духовных потребностей молодежи свидетельствует об индивидуализации сознания молодежи. Искусство — это та область, в которой очень ЯВНО И очевидно непересечение культурных И СМЫСЛОВЫХ пространств молодежи и старшего поколения. Родители в свое время увлекались совсем другой музыкой и художественными произведениями. У молодежи — совсем иные музыкальные и художественные потребности. В этом состоит проявление ее маргинальное™. Между поколениями могут возникать разные отношения:

— взаимопонимание и единство в главных позициях, вкусах, интересах ;

— неприятие ценностей, переходящее в конфликт.

Вопрос культурной памяти соотносится с проблемой смысла человеческого существования, смыслообразующей функцией человеческой культуры. Сегодня всерьез говорить о молодежных субкультурах — значит говорить о способе проникновения этой субкультуры в социокультурную среду. Социокультурный конфликт, проявившийся в виде альтернативных видов искусства и мировоззрения, есть порождение конфликта между поколениями на высоком уровне социального развития, конфликтом между ценностными установками поколений.

Мировоззренческие установки молодежных субкультур, согласно С.И. Левиковой [1, с.202], исходят из возможности «быть» в обществе «иметь». То есть ориентироваться не на бесконечное потребление, что постепенно стало основной ценностью в современном обществе, а быть счастливыми, любить, дружить, заботиться друг о друге. Те же мысли мы находим и у

Э. Фромма [5, с.284].

Активная субкультурная деятельность так или иначе характерна для всех индустриально развитых стран с демократическим режимом власти. Иначе говоря, как только общество достигает определенного уровня экономического развития, появляется возможность удовлетворения молодежью своих социальных и психологических потребностей. В результате НТР молодежь избавлена от тяжелого труда. То есть, как считал С. Лем [2, с.56], появление молодежных субкультур — это закономерное явление, обусловленное вторичным генезисом культуры.

В последнее время (с середины XX века) большое значение приобретает такой фактор социализации, как средства массовой коммуникации. Их роль и значение постоянно возрастают. Общество не может удовлетворить сложившийся сегодня уровень решения проблем формирования молодежной субкультуры.

Каждое вступающее в жизнь поколение подвергается влиянию научно-технического прогресса: это и появление радио, телевидения, Интернета. По этим все более совершенствующимся каналам информации происходит усвоение самых разнообразных проявлений социокультурных стереотипов поведения и культурных ценностей, привносятся элементы культуры других стран и народов.

Юность — время коренных перемен в жизни. В характере появляется подражание знаменитостям, которые становятся для юношей и девушек идеалами, персонами социальной идентификации. Также особенностью этого возраста является идеализация действительности, устремленность в будущее, перспективные жизненные планы. [7, с.26]

Все возможные варианты своего будущего социального поведения молодежь «проигрывает» на модельном уровне своей субкультуры. Такой тип поведения характерен для молодежи вообще, и особенно для возрастных рамок 15-17 лет. К 21 году эти тенденции практически исчезают. Почему же именно искусство стало объединяющим фактором для молодежных субкультур? Большинство молодежи находит для себя в субкультурах способ самоактуализации, самовыражения. Искусство является для молодежи выразителем их интересов, в нем они видят возможность сказать или услышать то, чего нет в искусстве взрослых. Но, когда молодежь объединяется в группы, в силу вступают законы групп. И чтобы принадлежать к определенной молодежной субкультуре, необходимо стать такими же, как те, кто к ней уже принадлежит. В результате индивидуальность личности нивелируется в соответствии с выбранной субкультурой.

Многочисленные исследования молодежных объединений главным образом уделяют внимание типологии и классификации, а не углубленному их анализу; при этом изучаются, прежде всего, политизированные и общественно полезные или антисоциальные, типа нацистов. Остаются в тени подростковые группы по месту жительства, возникающие и существующие ради удовлетворения своих потребностей, интересов и поддержи-

вающие полулегальный статус. Их деятельность, как и других неформальных групп, не регламентирована правовыми документами, неподотчетна государственным и общественным организациям. Они подчеркнуто развивают свою субкультуру, для которой характерна замкнутость и альтернативность.

Для выявления отличительных особенностей участников молодежных субкультур нами было проведено исследование, в котором участвовало 136 представителей молодежных субкультур (учащиеся вузов, ссузов и школ).

Нами выделены основные личностные качества среднестатистического представителя молодежных субкультур (расположены по убывающей значимости) — таблица.

Основныеличностныехарактеристики субкультурной молодежи

№ п\п Личностные характеристики %

1 Уравновешенность характера, самовыражение, нормальное чувство собственного достоинства 71

2 Преобладание интеллекта, идеализм, недостаток чувства реальности 66

3 Баловство, забава 50,7

4 Способность выйти за рамки дозволенного, нена-хождение языка с окружающим миром, усиленное стремление к деятельности 49,9

5 Живость, гибкость 49,3

6 Фантазирование, мечтательность, жизнь в выдуманном, сказочном мире 44,1

7 Энтузиазм, безудержное рвение, отсутствие самоконтроля 34,0

8 Предрасположенность к мечтам 32

9 Оборонительное поведение, ранимость до враждебности 28,6

10 Ощущение давления на себя 27,9

11 Дар наблюдательности 24,3

12 Застенчивость, скрытность 21,2

13 Связанность с контрастами, непринужденность 17,6

14 Чувствительность, ранимость, легкая уязвимость 16,9

15 Легкая контактность, симпатичность 16,9

Важное значение имеют некоторые показатели с нулевыми данными, так как так являются индикаторами присутствия противоположного каче-

ства. Например, недостаточная самостоятельность с нулевым показателем у всех опрошенных позволяет сделать вывод о самостоятельности у всех опрошенных. У опрошенных абсолютно отсутствуют такие качества, как:

— чувство неполноценности, одиночество;

— склонность к ручной работе;

— раздражительность, аффектация;

— зажатость, робость;

— агрессивность;

— нарциссизм и флегматичность;

— аддитивное мышление;

— мошенничество и авантюризм;

— неестественность, натянутость;

— невроз;

— слабая устойчивость, недостаточная самостоятельность;

— излишняя обидчивость.

Исходя из проведенного исследования, мы составили психологический портрет среднестатистического представителя молодежных субкультур: это уравновешенный, спокойный молодой человек (девушка), с достаточно высокими интеллектуальными данными, обычно имеющий дар наблюдательности, склонный к фантазированию, еще не вошедший во взрослую жизнь, а потому проявляющий некоторую детскость и наивность, с энтузиазмом исследующий внешний мир, увлеченно импровизирующий с желанием понравиться, часто при этом выходя за рамки общепринятого в официальной культуре (за рамки дозволенного). Как результат — часто ощущает давление на себя со стороны взрослых (это давление ощущает на себе каждый третий опрошенный представитель молодежных субкультур).

Получившийся психологический портрет радикально отличается от наших представлений о молодежных субкультурах, которые опираются в основном на внешний вид ее представителей. В повседневной жизни человек связывает внешний облик с определенными качествами личности. Наблюдая маргинальный внешний облик молодежных субкультур, мы приписываем им определенные психологические характеристики. Усиливает маргинальность молодежных субкультур тот фактор, что в силу специфики возрастных особенностей молодые люди более восприимчивы, чем взрослые, к общечеловеческим, морально-этическим вопросам.

Таким образом, на основании вышеизложенного, мы можем сделать вывод, что маргинальность молодежных субкультур является следствием следующих предпосылок:

— тенденции современного общества;

— наличия определенной субкультуры маргинального мировоззрения;

— наличиея у субкультуры маргинального имиджа;

— принадлежности к возрастной группе 13-20 лет.

Завершить статью хотелось бы цитатой К. Манхейма [3, с.68]: «В противоположность … статичным, медленно меняющимся обществам динамические общества, стремящиеся к новым стартовым возможностям, независимо от господствующей в них социальной или политической философии, опираются главным образом на сотрудничество с молодежью».

Список литературы

1. Левикова С.И. Молодежная субкультура. М.: Гранд, 2004. 608 с.

2. Лем С. Модель культуры.// Вопросы философии. 1969. №8.

С. 56-64

3. Манхейм К. Диагноз нашего времени. М., 1994. 441с.

4. Соколов М. Как писать этнографию молодежной субкультуры [электронный ресурс] // URL: http://

subculture. narod.ru/texts/uniblished/sokolov/htm. [дата обращения:

23.05.2009]

5. Фромм Э. Человек для себя. Иметь или быть? Минск, 1997. 284 с.

6. Шабанов Л.В. Социально-психологические характеристики молодежных субкультур:социальный протест или вынужденная маргинальность. Томск: Изд-во Том. у-та, 2005. 399 с.

7. Государев Н.А. Психология индивидуальности. М.: РГСУ, 2010.

118 с.

L. Herrera

The phenomenon of youth subculture and its marginality

In the article the conditions and the prerequisites of the appearance of youth subcultures are examined, and are also revealed the basic factors, which determine its marginality in the relation to the base, official culture.

The keywords: subculture, young people, image, marginality, the world view.

Получено 15.02.2011 г.

Владимирская областная библиотека для детей и молодежи :: Молодежные субкультуры

Хипстеры

Хипстеры, или, как их еще называют, «инди-киды» – наверное, самая распространенная сегодня молодежная субкультура в России. Спроси у любого подростка, и он расскажет, кто это: бородатый парень в возрасте от 16 до 25 лет, который носит узкие джинсы или цветные лосины, очки без диоптрий в массивной оправе, «растянутые» футболки, винтажные свитера, кеды и объемные шарфы. Как правило, увлекается артхаусным кино, фотографией, альтернативной музыкой, искусством, модой, дизайном. Словом, хипстеры – это «околоинтеллектуальная молодежь».

Ролевики

Ролевики – настоящие взрослые дети. Они пытаются воссоздать события, происходившие много лет назад или выдуманные кем-то из писателей и режиссеров. Они часто учатся ездить верхом, фехтовать, стрелять из лука, шить, прясть. Создавая миры и персонажей, они на несколько дней перестают быть собой, становясь кем-то другим. Во всём остальном они такие же люди: студенты, менеджеры, пиарщики, директора и т. д.

Граффитеры

Граффитеры. Еще их называют райтеры или графферы. Они рисуют картинки и надписи на стенах домов и переходов, на вагонах поездов… на любых вертикальных поверхностях. Рисуют баллончиками с краской или маркерами. Их творения обычно выдержаны в одном стиле. В некоторых странах Европы, чтобы рисовать граффити, нужно получить лицензию.

Анимешники

Субкультура анимешников сформировалась из молодёжи, увлечённых аниме — японскими мультипликационными сериалами, которые стали масштабно выпускаться в ХХ веке. Жанры и тематики аниме очень разнообразны: это и мелодраматические истории о взаимоотношениях полов с присутствием юмора, и истории, предназначенные исключительно для парней или исключительно для девушек (чаще всего они о войне и поиске своего пути и о любви соответственно), и сказочные приключенческие истории о вымышленных человекоподобных существах, и научно-фантастические истории о роботах и других футуристических механизмах, и мультфильмы для детей.

Эмо

Субкультура эмо (по-английски emo, от слова emotional – «эмоциональный») образовалась в 1980-х годах XX века в США из поклонников одноимённого музыкального стиля. Особого вида хардкор-музыки, основанной на сокрушительных сильных эмоциях в голосе вокалиста и мелодичной, но иногда хаотичной музыкальной составляющей. Визг, плач, стоны, шепот, срывающийся на крик – отличительные особенности этого стиля. Тексты песен носят личный характер – о любви и личных переживаниях автора. Сегодня эмо-музыка подразделяется на: эмокор, эмо-рок, кибер-эмо, панк-эмо, эмо вайоленс, скримо, френч эмокор и др.

Металлисты

Субкультура металлистов (иначе металхэдов или металеров), которая появилась в 1970-е годы, объединяет поклонников тяжёлой музыки, то есть музыки в стиле «металл». Слово «металлист» в значении «поклонник металла» (изначально «поклонник тяжёлого металла») вошло в обиход в конце 1980-х. Само название «тяжёлый металл» (в английском оригинале heavy metal) в применении к жёсткой, агрессивной, напористой музыке употребил в романе «Голый завтрак» (1959 год) Уильям Берроуз — по аналогии с солдатским жаргонным выражением heavy metal — «артиллерийская канонада».

Хиппи

Субкультура хиппи возникла в 1960-х годах в США. Основали её последователи американских битников — «разбитого поколения» 40-50-х годов XX века, а именно последователи хипстеров — джазовых музыкантов и богемной контркультуры, которая образовалась вокруг этих музыкантов.

Панки

Субкультура панков возникла из англоговорящей молодёжи конца 60-х — начала 70-х годов в Великобритании, США, Канаде и Австралии. Идейными вдохновителями панков  в некоторой степени стали популярные исполнители рок-н-ролла середины 60-х годов ХХ века: Beatles и Rolling Stones. Эти коллективы породили моду на молодёжные группы, играющие рок-н-ролл, — «гаражные ансамбли» из детей, которые принадлежали к семьям среднего класса и зачастую не имели качественных инструментов и аппаратуры, но очень хотели играть не ради популярности и денег, а для самовыражения.

Готы

Субкультура «готика» зародилась в конце 70-х годов XX века на волне пост-панка как музыкальная культура с депрессивным декадентским уклоном. Ранние готы достаточно много взяли у панков и изначально так назывались поклонники музыкальных готических групп. Постепенно готы приобрели собственный стиль жизни, ценностную иерархию и менталитет. Готика трансформировалась и вобрала в себя прилегающие области искусства – литературу, кино, живопись, фотографию и другие.

Молодежные субкультуры — это огромный яркий мир

Все мы были когда-то подростками и проходили через этот возраст, полный противоречий с собой и окружающими. Время протеста, острого поиска своего места в обществе. Подросток ищет место, где он не будет чувствовать себя одиноким, где есть единомышленники, с которыми можно говорить на одном языке. В группе снижается чувство тревоги. Активный поиск себя и реализации своих способностей объединяет молодежь в различные неформальные сообщества, которые называют субкультурами.

Всем известны такие субкультуры, как рэперы, рокеры, байкеры, фрики, стиляги, милитари, скинхэды или хиппи. Также есть и новые молодежные культурные явления, появившиеся не так давно — это грандж, рейверы, анимешники.
Их множество, и все они — порождения жизни в большом городе.

Присоединившись к какому-либо сообществу, молодые люди начинают носить похожую одежду, разговаривать на своем сленге, слушать одну музыку, совершать специфические практики и ритуалы, и вести себя так, как принято в этой среде.
Разберем пример одной из современных молодежных субкультур — аниме. Это относительно новое явление для России и потому малоизученное.
Так называемые «анимешники» — это поклонники японской анимации (аниме) и японских комиксов (манга). Проводя за просмотром аниме все свое свободное время, они готовы тратить деньги и усилия на все, что связано с миром японской мультипликации.
В этой среде принято коллекционировать видеозаписи с аниме, манги, видеоигры на эту тему, различные атрибуты: фигурки любимых персонажей, аксессуары с аниме-символикой и прочее.

Тех, кто полностью подчиняет свою жизнь служению культуре аниме, называют «отаку». Они, по сути, живут в своем параллельном мире, вне времени и пространства.
Однако фанатов, экстремально преданных аниме, не так много. По данным опросов, большая часть поклонников этой субкультуры ограничивается просмотром японских мультфильмов на сайтах вроде http://narutoplanet.ru/other-anime, чтением манги, прослушиванием японской музыки, посещением сайтов и форумов, связанных с аниме.

Те же, кто чувствуют тягу к большему погружению в аниме, изучают японскую культуру, историю, и даже язык, пытаются рисовать в японском стиле, и посещают специальные тематические вечеринки, где сюжеты сериалов и мультфильмов разыгрываются в виде костюмированных представлений. Такие собрания называются «косплей», от английского «costume play» (костюмированная игра).
Внешне представителей «аниме» в толпе узнать не просто, у них не существует единого «дресс кода». Более половины представителей данной субкультуры никак не проявляют свои причастность к ней в одежде, а остальные делают это с помощью разных символов и аксессуаров (значки, сумки с рисунком, кошачьи ушки на ободке), либо с помощью специфической прически или цвета волос.
Что касается сленга, то в их речи часто присутствуют японские слова, употребляемые в обыденной жизни: они могут здороваться словом «охаё», вместо «спасибо» говорить «аригато» и так далее. По данным опросов, специфические слова употребляют в речи более 85% анимешников, при этом около 60% отметили, что используют сленг редко, и только в своей среде.

В целом, поклонники аниме не стремятся дистанцироваться от общества, не мешают другим, а просто живут в своем мире, создавая искусственный комфорт. И в этом они подобны многим другим молодежным субкультурам.
Однако, несмотря на свой игровой характер, такие культуры все-таки играют в формировании общества большую роль, ведь общаясь и живя в таком сообществе, молодые люди приобретают жизненный опыт. И этот опыт такой же реальный, как и тот, который приобретается в любой другой социальной деятельности — учебе в школе, на работе, в путешествиях, в спорте или в семье.

Почему же возникают субкультуры?
Самой распространенной является точка зрения, что субкультура возникает тогда, когда вырастает новое поколение молодых людей, которые не могут найти себя в старых нормах и стереотипах общества. Они не принимают ту идеологию, которую им предлагают родители и находятся в состоянии постоянного конфликта. Объединяясь с себе подобными, находя отдушину в каком-то увлечении, они примиряются с миром и с собой, ощущая комфорт в искусственно созданном мире.

Сторонники марксистской теории не согласны с этим, считая, что дело вовсе не в противостоянии поколений. По их мнению, так себя проявляют противоречия капиталистического общества. Близки к марксистским взгляды сторонников теории социального конфликта.
Еще одна точка зрения заключается в том, что субкультуры возникают естественным образом для регулирования интересов и удовлетворения потребностей молодежи. И нет в этом никакого конфликта.

В одном все согласны, молодежные субкультуры — это огромный яркий мир, наполненный разнообразными оттенками жизни. Вглядываясь в их представителей, пытаясь их понять, мы тем самым лучше узнаем самих себя и своих детей. И при встрече с ними в реальной жизни мы сможем улыбнуться, а не испуганно или равнодушно пройти мимо!

ИА «МордовМедиа». При использовании материала гиперссылка обязательна.

«Городские пространства без конструирования молодежных субкультур — деньги на ветер»

23-25 октября в Уфе прошла Всероссийская школа молодых ученых с международным участием «Конструирование молодежных городских субкультур». Цель конференции – обсуждение механизмов, динамики развития и специфики формирования молодежных субкультур в городской среде в современных исторических и социально-экономических условиях.

Ученые ИСИ АН РБ выделили три основных направления работы конференции:
— Молодежные этнические и религиозные субкультуры в городской среде;
— Поколенческая динамика молодежных субкультур: смыслы и статусы;
— Лидерство и механизмы формирования молодежных сообществ и движений.

— Мы, как Институт стратегических исследований Академии наук Республики Башкортостан, видим одной из своих задач стыковку теории и практики территориального развития. Поэтому, наряду с научной составляющей Школы, был предусмотрен обмен практическим опытом и прикладные воркшопы. Участие в Школе будет полезно активным гражданам нашей республики, заинтересованным в развитии своих сообществ и органичном участии в изменениях, происходящих сейчас на территории наших городов, — говорит к.с.н., начальник Центра исследования социального развития и формирования человеческого капитала ИСИ РБ Римма Ахметьянова.

О культуре и субкультурах, глобальных трендах в развитии молодежных городских субкультур рассказал профессор Аннанд Харджит Сингх, Президент рабочей группы 05 Международной социологической организации (ISA), директор Glownet Knowledge Services (Индия). Разобрав три массовых проявления молодежных субкультур — движение Оккупай Уолл-стрит, движение желтых жилетов во Франции и молодежном движении в Гонконге — профессор сказал и об уроках, которые стоит извлечь из этого опыта.

— Вовлечение молодежных обществ в публичную сферу и гоуправление управление в виде партисипаторных практик может эффективно направлять энергию субкультур в позитивное русло, — подчеркивает ученый. — Государственная и муниципальная власть может эффективно привлекать молодой потенциал в бизнес путем создания бизнес-инкубаторов и иных механизмов поддержки молодого бизнесмена.

Доктор Маной Кумар Теотия рассказал о новых моделях городских субкультур на примере города Чандигарх, который в короткое время пережил период быстрого роста. Те районы, которые при основании города были окраинными трущобами очень быстро проходя через этап благоустройства становились престижными и обретали совершенно иной социальный статус.

Об опыте столицы Удмуртии в создании публичного пространства — общегородского парка рассказал Александр Старков, куратор Мастерской городских пространств «Люди делают место» (Ижевск), член правления Национальной инициативы «Живые города».

— Когда мы говорим о формировании городских субкультур в теории — это интересно, но более интересна практика. Я расскажу вам об опыте создания такого сообщества. Сейчас в Башкирии ведется масштабная работа по разработке таких стратегий, чтобы потом вложить бюджетные миллиарды так, чтобы пространство развивались и приводили к каким-то экономическим, социальным и культурным изменениям. Я сейчас работаю с городом Ишимбай и курирую то, как город развивает концепцию развития городских пространств. И ключевой момент этого проектирования не в архитектуре и парках, а в социальной механике — в проектировании тех сообществ, которые станут заказчиками этих территорий. А потом, вероятно, будут ими управлять — вплоть до зарабатывания на этом пространстве денег. Если эти территории не будут нужны городскому сообществу — они не будут нужны вообще, — подчеркнул он.

Сегодня застройщики все больше уделяют внимание на благоустройство общественных пространств. Это выгодно как девелоперам, так и местным жителям. Такие места и меняют город.

— Из структурных вещей, которые меняют сообщества, я бы выделила креативный кластер и креативные пространства. Если обратите внимание, то эти креативные площадки на которых есть возможность совмещать какие-то арт-проекты и культурные мероприятия имеют большое будущее даже в небольших городах, — отмечает научный сотрудник Центра молодежных исследований НИУ ВШЭ (Санкт-Петербург) Эльфира Ариф. Она представила участникам Школы результаты исследования «Критическое потребление продвинутой молодежи (на примере г. СанктПетербурга)».

Трансформацию модели лидерства в молодежной среде в условиях цифровизации представила участникам конференции доцент, ФГБОУ ВО “Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова” Наталья Денисенкова.

О некоторых истоках городского вандализма и техниках его профилактики рассказала доцент Уральского государственного педагогического университета (Екатеринбург) Ирина Симонова. Разработанная группой екатеринбургских ученых программа профилактики школьного вандализма вышла из исследований молодежных субкультур: вандализм (не весь, но определенная часть) обусловлена отсутствием пространств, где молодёжь может реализовать себя.

— Школьный вандализм не признается, но он есть (учителя утверждают, что уж их то воспитанники — ангелы). Как работать с этим явлением? Мы решили оттолкнуться от идеи молодежных субкультур, а они во многом зарождаются в школах – поэтому предусмотрен комплекс мер, который выйдя за пределы привычного “классного часа” войдет и программы по другим предметам, чтобы и на уроке математики посчитали ущерб от вандала, и на уроке биологии рассмотрели урон экосистеме. В этом году в отдельных школах Екатеринбурга мы в пилотном режиме попробуем внедрить эту систему профилактики, — отмечает Ирина Александровна.

Интересным для уфимцев стал опыт, представленный красноярскими учеными — лаборатории «Гражданская инженерия» г. Красноярск. Отчасти гости Уфы представили свою теоретическую и практическую базу в подкасте Информационного агентства «Башинформ», где была запись утром того же дня (ссылку на подкаст мы представим посетителям нашего сайта).

Петр Иванов рассказал о том, как набережная становится публичным пространством и как она собирает свою субкультуру — «Молодежные субкультуры: взаимодействие с реками в г. Красноярск». А Мария Быстрова представила опыт создания соседского центра в новом микрорайоне Красноярска. Невидимая до этого молодежь «вдруг» проявилась, вышла «из-за гаражей и влилась в общественное пространство со своими проектами, а привычные пенсионеры на лавочках вдруг нашли с ними общий язык. Подробный анализ исследователи провели по возрастным группам одного из микрорайонов города.

Одна из организаторов Школы старший научный сотрудник Института стратегических исследований РБ Наиля Шамсутдинова подчеркивает необходимость широкого обмена практическим опытом в работах с городскими сообществами.

— Важно соединять теорию с практикой и для этого в Уфу приехали исследователи и практики из разных регионов России и из-за рубежа. Формат воркшопов, предусмотренный во второй день, предполагает использование прикладного опыта наших гостей в пространствах на территории Уфы и наших городов, — отмечает ученый.

Свой опыт представили и башкирские ученые. Краудфандинг и самоуправление городских сообществ проанализировали ученые ИСИ РБ Альмира Нагимова и Илья Демичев. Краудфандингу в России еще менее 10 лет. Но несмотря на скепсис и пессимистичные прогнозы, эта индустрия развивается и делает это семимильными шагами. Уже сейчас в стране существует более 16 площадок, самые крупные из которых – Planeta.ru и Boomstarter.ru. Ежегодно на площадках повышается конверсия успешных проектов, увеличиваются средние суммы сборов, достигается более широкий охват аудитории в российском сегменте интернета.

— Что касается самоуправления городских сообществ, то краудфандинг создает потенциал для существенных изменений рутинных практик повседневности, который не только будет сам по себе реализовываться в новых условиях, но и может быть использован и государством, — отмечают молодые ученые.

Такие платформы решают две важные общественные проблемы. Это, во-первых, выявление общественных и групповых интересов и потребностей, оцениваемых сразу и в количественном (сколько потенциальных интересантов), и в качественном (насколько они заинтересованы) отношении. Во-вторых, это практика формирования сообществ и вовлечения в них людей по всему спектру важных для них потребностей и интересов. В этом плане перспективно реорганизовать коммуникативной инфраструктуры в духе «электронной демократии».

— Формы гражданской активности в этом плане должны быть неангажированными, обладать наглядной эффективностью или результативностью, отражать интересы и потребности реальных групп населения. Логично рассматривать городские сообщества, в качестве базы для подобного рода решений, например, муниципального уровня, — подчеркивают исследователи.

В конференции участвовали преподаватели, аспиранты, магистранты и студенты российских и зарубежных образовательных организаций высшего образования, ученые, специалисты, представители органов государственного управления и местного самоуправления, представители городских сообществ.

Молодежная культура — Оксфорд Ссылка

Строго говоря, субкультура, предмет влиятельных дебатов между (в основном) писателями-функционалистами и их критиками. Молодежные культуры объясняются либо факторами подросткового возраста, либо манипулированием их расходами и отдыхом с помощью рекламы и других средств массовой информации. Функциональное разделение дома, школы и работы якобы делает подростков все более отличными от взрослых, более самосознательными и подверженными влиянию группы сверстников, а не родителям и другим взрослым влияниям.Но относительное богатство подростков в десятилетия после Второй мировой войны, особенно если они работали, также способствовало росту большого и прибыльного рынка товаров и услуг, специально ориентированных на молодых потребителей. Это способствовало развитию отличительной молодежной моды и стилей в одежде, музыке и отдыхе, многие из которых происходят из Соединенных Штатов.

По мнению некоторых писателей, культурное столкновение поколений вытеснило социальный класс как основную форму конфликта в современном индустриализме.Однако сам класс играет важную роль в формировании содержания различных молодежных культур. Исследования, проведенные в Соединенных Штатах, отличают так называемую студенческую культуру (в основном) молодежи из среднего класса от грубых или краевых культур их коллег из рабочего класса. Считалось, что первые управляют разрывом между конформистским отношением к достижениям и инаковостью подростковой школьной жизни, центром которой часто является сама школа. Угловые культуры, напротив, рассматривались как реакция на академические неудачи рабочего класса; сосредоточены вокруг местной банды, а не школы; и как отражение поиска альтернативного, даже девиантного, статуса, идентичности или вознаграждений.В Великобритании, однако, молодежная культура почти исключительно отождествлялась с мужской молодежью из рабочего класса и моральной паникой по поводу ее стиля и агрессивности. Неомарксистские исследования рассматривают это как символический протест, например, против распада традиционного рабочего сообщества по соседству и массового контроля над тем, что когда-то было преимущественно рабочими формами досуга (такими как футбол). Большая часть этой литературы рассмотрена в книге Майка Брейка, «Социология молодежных культур и молодежных субкультур» (1980).

События как в социологии, так и в самом обществе, особенно в 1980-е годы, значительно изменили условия дискуссии. Писатели-феминистки указывали на незаметность девочек в основной молодежной литературе и исследовали гендерные различия в молодежной культуре. Опыт молодежи среди этнических меньшинств также получил больше внимания. Но, прежде всего, период с середины 1970-х годов стал свидетелем упадка понятия независимого подростка-потребителя и бунтаря. Вместо этого фокус исследования сместился на рынок труда молодежи и зависимость молодых людей от домашнего хозяйства в результате растущей безработицы и уязвимости молодежи к гибкой занятости.См. Также Coleman, James S.

.

Поп-музыка в основе молодежной культуры, говорится в книге, которая скоро выйдет (10/97)

23.10.97

КОНТАКТЫ: Кэтлин О’Тул, Стэнфордская служба новостей (650) 723-2558;
электронная почта [email protected] или Жан Кемпе-Уэр, Бюро общественной информации Льюиса и Кларка (503) 768-7963, электронная почта [email protected]

РЕЦЕНЗЕНТЫ РЕДАКТОРОВ КНИГИ / ОТЧЕТЫ ПО РАЗВЛЕЧЕНИЯМ И КУЛЬТУРЕ: В этом выпуске обобщается книга о популярной музыке в жизни подростков, которую намечено опубликовать в конце ноября.Обзорные копии книги еще не доступны, но корректуру страниц можно получить, связавшись с Барбарой Бернштейн в Hampton Press, Inc., (201) 894-1686 или по электронной почте [email protected] Для интервью см. Контактные телефоны и адреса электронной почты выше. Профессор Робертс будет доступен для собеседований в ноябре, но он будет в Австралии и доступен только по телефону в течение декабря.

Поп-музыка в основе молодежной культуры, говорится в книге «», которая скоро выйдет.

Родители подростков, которые не могут отличить песню хэви-метала от поп-рока, могут испытывать трудности при обсуждении смысла жизни со своими детьми, говорят два профессора коммуникации в новой книге о молодежи и музыке.Это потому, что музыка занимает центральное место в молодежной культуре. На вечеринке для подростков главный вопрос не в том, чем вы занимаетесь, а в том, какую музыку вы слушаете.

Это не только рок-н-ролл. планируется опубликовать в конце ноября в Hampton Press из Кресскилла, штат Нью-Джерси. Авторы, профессор Дональд Робертс из Стэнфорда и профессор Питер Кристенсон из колледжа Льюиса и Кларка, потратили три года на организацию имеющихся исследований в области последовательный обзор для тех, кто обеспокоен влиянием поп-музыки и попытками ее подвергнуть цензуре.Они предлагают некоторое утешение родителям и другим людям, которых беспокоят изображения секса, болезненное насилие, явный расизм и вызов авторитету в популярных музыкальных текстах и ​​видео. Авторы утверждают, что музыка не оказывает значительного негативного воздействия. Но это действительно кажется опасным для некоторой молодежи, и игнорирование его воздействия на подгруппу молодых людей «больше не имеет смысла, как игнорировать причины убийств, потому что лишь крошечное меньшинство когда-либо совершает убийства».

Руководители индустрии развлечений и подростки, утверждающие, что поп-музыка — это «просто музыка», не принимают во внимание, что «большая часть человеческого обучения носит случайный характер и происходит за пределами определенных учебных заведений», — пишут авторы.Поэзия — это «оборудование для жизни», как однажды написал покойный философ Кеннет Берк. Кристенсон и Робертс подчеркивают, что в подростковом возрасте поп-музыка является «тяжелым оборудованием», более влиятельным, чем телевидение, фильмы и компьютеры.

Как молодежь использует музыку

В среднем американская молодежь слушает музыку и смотрит видеоклипы от четырех до пяти часов в день, что больше, чем они проводят со своими друзьями вне школы или перед телевизором. «Музыка имеет значение для подростков, и их нельзя понять без серьезного рассмотрения того, как она вписывается в их жизнь», — говорят авторы.

«Музыка изменяет и усиливает их настроение, обеспечивает большую часть их сленга, доминирует в их разговорах и создает атмосферу на их общественных собраниях. Музыкальные стили определяют толпы и группы, в которые они входят. Музыкальные личности служат образцами того, как они действуют и одеваются».

Музыка также меняет привычки к учебе и повреждает барабанные перепонки.

«Такие последствия могут не так быстро прийти в голову, как секс и насилие, но в конечном итоге они могут сыграть столь же важную роль в развитии подростков.»

По словам Кристенсона, многие ученые рассматривают телевидение как центральное средство массовой информации, оказывающее влияние на подростков, но подростки уделяют музыке больше времени и больше внимания.

Они используют музыку больше всего для управления настроением и улучшения эмоционального состояния. «Музыка может улучшить хорошее настроение и позволить нам сбежать или« проработать »плохое», — сказал он. Но его также можно использовать для улучшения плохого настроения, что заставило некоторых поверить в то, что музыкальные тексты о самоубийстве и насилии в отношении женщин иногда приводили проблемную молодежь к самоубийствам или насильственным преступлениям.

«В одном исследовании приверженец хэви-метала сообщил, что ему нравится музыка, потому что она поднимает его в« хорошее настроение », под которым он имел в виду настроение, способствующее крушению почтовых ящиков кирпичом», — сообщают авторы. «Другой сказал, что хардкор-метал заставил его настроиться« выбить из кого-нибудь дерьмо ». »

По словам Кристенсона, в фильмах и новостях такие крайние примеры, как правило, преувеличиваются, но имеющиеся данные свидетельствуют о том, что музыка скорее вдохновляет слушателей, чем обесточивает или смягчает их.

Подростки также используют музыку, чтобы получить информацию о мире взрослых, чтобы уйти от социальных контактов (например, использовать Walkman в качестве барьера, в отличие от взрослого, прячущегося за газетой за столом для завтрака), для облегчения дружеских отношений и социальных условий или для помогите им создать личную идентичность.

Предупреждающие таблички, MTV

Некоторые общепринятые взгляды подвергаются критике в этой книге, но исследования, которые проводились в основном с 1980-х годов, также подтверждают многие здравые представления или случайные наблюдения о музыке и молодежи.Сюрпризы для большинства людей, возможно, таковы:

c Ярлыки, предупреждающие о явных текстах на записях, побуждают подростков в целом меньше любить музыку. Они видят в этом «испорченный плод», а не «запретный плод», который они должны попробовать, как обнаружил Кристенсон в единственном исследовании, посвященном маркировке музыки. Однако не все участники исследования отрицательно отреагировали на маркированную музыку. «Наклейка с рекомендациями вполне может быть приманкой для некоторых детей, отчужденных от своих родителей, школы или основной культуры сверстников», — сказал он.

c Музыкальные видеоклипы — это «новая мощная сила» в подростковой культуре, но похоже, что они не вызывают интереса у подростков так же долго, как сама музыка. Младшие подростки больше всего смотрят MTV и другие музыкальные видеоклипы, но старшие подростки больше всего времени уделяют музыке.

c Когда дети говорят родителям, что «звук» музыки имеет для них большее значение, чем тексты песен, они получают убедительные доказательства. Средние значения, однако, скрывают диапазон, и чем больше подростки вовлечены в музыку, тем больше они прислушиваются к текстам.Однако для многих молодых людей «музыка часто является второстепенным, второстепенным занятием, а не основным занятием на переднем плане. Она служит фоном для других занятий: чтения, учебы, разговоров, работы по дому, вождения», — писали они.

10-летних, увлеченных музыкой

По словам авторов, понимание роли поп-музыки в культуре подростков также требует понимания подросткового возраста лучше, чем это делают многие люди. Мы склонны думать о подростковом возрасте как о подростковом возрасте, но эксперты по развитию детей отмечают начало в среднем примерно в 10 лет, по крайней мере, на два года раньше, чем полвека назад, сказал Робертс.Поскольку показатели биологического и социального развития детей очень различаются, авторы предполагают, что, возможно, самый простой способ определить, достиг ли конкретный ребенок подросткового возраста, — это заметить, развил ли он или она страсть к популярной музыке.

По словам авторов, в книгах для родителей, психоаналитиках и средствах массовой информации подростковый этап жизни полон кризисов, бунта против авторитета взрослых и конфликтов, но исследования не подтверждают этот стереотип. «Для большинства детей подростковый возраст — это период нормального постепенного развития в значительной степени в соответствии с родительскими ценностями и культурными ожиданиями.»Примерно в 10 процентах семей преобладают серьезные конфликты поколений, а еще 25 процентов считают этот период менее счастливым для своих семей, чем предыдущие годы.

Значение, которое подростки извлекают из музыкальных клипов или текстов песен, частично определяется их жизненным этапом. Как отмечают авторы, люди в целом не столько открывают для себя значения текстов, сколько конструируют их, опираясь на знания, которые у них уже есть. Это, конечно же, приводит к веселым «mondegreens», вроде того, что придумал 5-летний мальчик, который любил воскресную школу, потому что ему пришлось петь о «Радостно, косоглазом медведе».«Подростки, которые обычно сосредотачиваются на одной новой взрослой проблеме за раз, с большой вероятностью уберут разные послания из текстов песен. Исследователи обнаружили, например, что девушки, просматривающие видео Мадонны на песню« Папа, не проповедуй », высказывают совершенно разные мысли. Для одной девушки это песня о настоящей любви, для другой — о конфликте власти между родителями и детьми, а для третьих — о взятии на себя взрослых ролей.

В другом исследовании подростки интерпретировали как обычный хэви-метал, так и христианскую хэви-метал музыку как о сексе и насилии.Похоже, что звучание хэви-метала в целом имеет репутацию секса и насилия, сказал Робертс, и молодежь, слушающая христианский рок, на самом деле не слышала иную идею текста.

Насилие выключить?

Поп-музыка была очень противоречивой, по крайней мере, с 1950-х годов, но даже Платон жаловался на влияние музыки на молодежь. Сегодня разногласия усилились, и заявления об этом даже стали заметными во время последней президентской кампании.«Когда дело доходит до популярной музыки, безумная убежденность и отсутствие согласия идут рука об руку, как сиамские близнецы», — писали Кристенсон и Робертс.

По их словам, музыкальные послания не являются синонимами ее эффектов и напоминают взрослым о том, что большинству из них в юности было предоставлено «хотя бы немного насилия в СМИ и секса». Они также предупреждают взрослых, чтобы они «не упускали из виду печальную реальность, что многие дети уже могут быть монстрами, и просто ищут музыкальные развлечения, которые резонируют с их чудовищными наклонностями».»

Они напоминают апологетам музыкальной индустрии, что было бы неискренне утверждать, что музыка не может иметь серьезных последствий просто потому, что это «только развлечение», или утверждать, что искусство может поднимать настроение, но не наоборот.

В нескольких исследованиях исследователи обнаружили, что музыкальные видеоклипы, пронизанные изображениями насилия, заставляют молодых зрителей-мужчин более враждебно относиться к женщинам и с большей вероятностью потворствовать насилию в себе и других. В другом исследовании студентов колледжей, показавших серию видеороликов с разным уровнем секса и насилия, исследователи обнаружили, что «по мере роста насилия студенты говорили, что они чувствовали себя менее счастливыми, более боязливыми, более тревожными и агрессивными.«Еще одно исследование сочетания насилия и секса не показало значительного эффекта. Авторы говорят, что необходимы дополнительные исследования, чтобы выяснить влияние с какой-либо точностью.« Без сомнения, это зависит от типа секса или насилия », — написали они.

Музыка для мужчин и женщин

Из разговоров со своими друзьями и знакомыми Робертс и Кристенсон пришли к выводу, что большинство взрослых обычно думают о подростковой музыке как об одном и том же. Большинство из них, кажется, не осознают удивительного роста музыкальных жанров и поджанров с раннего детства. Billboard теперь сообщает о более чем 20 музыкальных чартах, а ежегодная премия Грэмми признает 80 музыкальных категорий. Тем не менее, даже индустрия не замечает такой фрагментации, как молодые потребители, когда их спрашивают об их музыкальных предпочтениях.

По словам авторов, это разнообразие и избирательность важны, потому что «символическая среда» жанров варьируется, а предпочтения подростков связаны как с индивидуальной, так и с групповой идентичностью. «Ребенок, чьи вкусы совпадают с рэп-исполнителями, такими как Coolio или NWA, вероятно, думает о себе иначе и ассоциируется с другой группой сверстников, чем тот, кто предпочитает поп-музыку Мэрайи Кэри или Джанет Джексон.»

По их словам, американские подростки воспринимают группу музыки, основанную на расовом происхождении исполнителей, а также объединяют в одну группу различные музыкальные жанры британского происхождения, такие как панк, новая волна и регги. Они также признают в качестве категории «классический» рок 60-х и 70-х годов, хэви-метал, американский хард-рок, христианскую музыку (включая христианскую поп-музыку и черное госпел), объединенную группу джаз-блюза и группу музыки. называют «мейнстрим поп-музыкой». Учащиеся колледжей и другие старшие подростки делают больше различий, чем младшие.

Женщины и мужчины существенно различаются по тому, насколько им нравятся разные категории: женщины больше тянутся к черной музыке и больше не любят хард-рок и особенно хэви-метал. Последнее неудивительно, говорят исследователи, учитывая суровый взгляд на женщин в текстах хэви-метала.

Мужчинам в целом нравится мейнстримная поп-музыка меньше, чем женщинам; мужчины склонны думать о музыке как о «некрутой» или «некрутой». Гендерный разрыв в музыкальных вкусах подростков настолько велик, что один исследователь предположил, что индустрия просто свалила свои тщательно продуманные категории поп-музыки на «мужскую привлекательность» или «женскую привлекательность».«Гендерный разрыв сохраняется и для других возрастов, но, возможно, он больше в подростковом возрасте, потому что развитие межгендерных отношений является новым направлением для этой возрастной группы, — говорят авторы.

Более поздние исследования показывают, что раса исполнителей также важна, особенно среди мужчин и среди молодежи из малообеспеченных семей. «Пригородный белый фанат рэпа (как и редкий городской черный фанат хард-рока) делает сознательный культурный выбор и сильное личное заявление».

Тем не менее, как правило, различия в музыкальных вкусах «не являются случайными или идиосинкразическими, а определяются социальным происхождением и другими факторами окружающей среды.«В то же время, как говорят исследователи, важно помнить, что« популярные музыкальные жанры редко выражают что-либо, напоминающее целостное мировоззрение », а темы песен более разнообразны, чем темы в других медиа.

Для детей, отчужденных от школьной культуры, которые хотят создать образ индивидуализма и нестандартности, говорят они, просто прослушивание песни по коммерческому радио или MTV может стать причиной, по которой она не понравится. «Если королеве выпускного бала это нравится, может быть, пора перейти к чему-то, что немного отдает мейнстримом», — написали они.

Возрастные различия также существуют и приводят к тому, что исследователи называют противоречием Мадонны. «Несмотря на феноменальный коммерческий успех Мадонны на протяжении всей ее карьеры, немногие первокурсники колледжа публично признаются, что владеют какой-либо ее музыкой». Исследователи подозревают, что очень многие альбомы Мадонны — это скелеты в спальнях студентов колледжей дома.

Авторов особенно заинтриговала аномалия кроссовера рэп-музыки. Рэп чрезвычайно популярен среди белой молодежи и столь же популярен среди девочек, как и среди мальчиков, несмотря на его женоненавистническую и сверхмаскулинную природу.Авторы говорят, что отчасти его привлекательность для тела, а не для ушей. Рэп процветает, поскольку танцевальная музыка и девушки больше интересуются танцами. Как «культурные туристы», белые девушки из пригорода могут дистанцироваться от истинного значения рэп-текстов, в то время как афроамериканские женщины, которых часто отталкивает тексты песен, по-прежнему любят танцевать.

Авторы обеспокоены одним подтекстом использования рэп-музыки белыми. Поскольку это основной источник информации об афроамериканцах и о том, что музыкальные компании намеренно искажают городской афроамериканский опыт, «влияние кроссоверного прослушивания рэпа может быть больше для культивирования негативных расовых стереотипов, чем для продвижения межкультурного взаимопонимания.»

Менее популярным, чем рэп, является хэви-метал, категория, которая также вызывает критику со стороны взрослых критиков. Факты свидетельствуют о том, что больше всего он нравится белым мужчинам. Группа сверстников сильнее удерживает поклонников хэви-метала, и они меньше уважают женщин, чем другие подростки.

«Однако, если здесь срабатывает синдром, то это« синдром проблемной молодежи », а не синдром тяжелого металла», — говорят исследователи. То есть подростки, которые обеспокоены или подвержены различным рискам, склонны тяготеть к хэви-металу, но большинство поклонников хэви-метала не употребляют наркотики, не сидят в тюрьме, не учатся или находятся в депрессии.

Музыкальный вкус и школьные классы

По словам авторов, связь между академическим успехом или неудачей и музыкальным вкусом может быть очень важной. Исследования показывают, что ранние школьные достижения влияют на выбор музыки в дальнейшем, а не наоборот. Низкая школьная приверженность обычно ассоциируется с хэви-металом, и, по мнению по крайней мере одного британского исследователя, которого они цитируют, люди с низкой успеваемостью принимают хэви-метал как «культурное решение» своего низкого положения в традиционной школьной иерархии.Музыка подчеркивает, кто вы есть, и рассказывает другим, к какой группе он или она принадлежит.

Учитывая эту связь, Кристенсон и Робертс призывают взрослых занять позицию «уважительного несогласия» с негативными ценностями, которые они видят в музыке, которую предпочитают некоторые подростки. Когда учителя и администрация стигматизируют группы сверстников, основанные на музыке, «клин между этими детьми, которые, в конце концов, часто являются теми, кого больше всего нужно охватить, и общепринятой школьной культурой, становится еще глубже.»

Они заканчивают свою книгу комментариями к стихам 1974 года группы Rolling Stones: «Я знаю, что это всего лишь рок-н-ролл, но мне он нравится».

«Стоунз знали, что это ложь, даже когда пели ее», — говорят Робертс и Кристенсон. «Тогда, как и сейчас, это был не , а только рок-н-ролл, и детям это не просто нравилось, им нравилось ».

-30-

Биографии авторов, обзор, информацию для заказа, комментарии и обзоры см. На сайте www.roberts-etal.com.

Кэтлин О’Тул

Project MUSE — Молодежные субкультуры и взаимодействие со СМИ в Tumblr

Мем, показанный на Рисунке 1, является одним из самых популярных постов в популярном блоге Savedbythe-bellhooks , который в основном посвящен сопоставлению кадров из популярной подростковой телепрограммы в США. Спасенный звонком (NBC, 1989–1992) словами чернокожего феминистского ученого-феминистки Белл-Хук, чтобы привлечь внимание к интерсекциональности. 1 Вот как выглядит типичная публикация в Tumblr, с «примечаниями» в нижнем левом углу, указывающими количество «лайков» и «реблогов», и несколькими «тегами» для определения намерений автора или реблогера. Savedbythe-bellhooks был создан белой миллениалкой Лиз Лариби, фанаткой сериала с детства, чтобы «делать работу союзника», обучая других белых пользователей сайта, и он иллюстрирует конвергенцию этой платформы популярной культуры, социально-критического дискурса, и обучение сверстников (Рисунок 1). 2

В течение нескольких лет социальные сети и платформа микроблогов Tumblr занимали центральное место в разжигании страстей и творческой деятельности молодежи, особенно девушек, цветных людей и фанатов ЛГБТК, которые нашли пристанище на платформе. Однако наиболее широко Tumblr был известен тем, что позволял формировать контробщественные пространства для маргинализированных миллениальных сообществ и прогрессистов («воинов социальной справедливости»), которые долгое время открыто поддерживались основателем и генеральным директором Tumblr Дэвидом Карпом. 3 Ученые давно доказывают прогрессивный политический потенциал «культур участия» фэндома, а дизайн и пользовательская база Tumblr облегчают эту интеграцию. 4 Опыт общения молодых людей со СМИ на Tumblr — это аккультурация; на их вовлеченность в той или иной степени неизбежно влияют социально критичные пользователи — часто идентифицирующие себя как прогрессивные фанаты и , — ​​исходя из собственного жизненного опыта и общих популярных дискурсов о феминизме, антирасизме, квир-исследованиях или гендерных исследованиях и постколониализме. .Для многих молодых людей Tumblr стал альтернативой, бесплатной классной комнатой, мощным сайтом молодежной медиаграмотности, формирования идентичности и политической осведомленности, который часто воспроизводит методы культурологических исследований и анализа СМИ. Дизайн Tumblr делает сегодняшние прогрессивные молодежные субкультуры «на земле» видимыми для нас; интерфейс платформы стирает границы между аффектом и социальной критикой, выравнивая культурные иерархии «качества» в отношении медиапродуктов и вместо этого сохраняя политические ставки медиаинвестиций впереди.Как учителям молодежи, жизненно важно, чтобы мы понимали, как эти новые молодежные субкультуры взаимодействуют со средствами массовой информации, чтобы контекстуализировать эти текущие практики для них (исторически, политически, культурно) осознанным образом. В своем обсуждении я описываю конкретные призывы Tumblr к молодежи, особенно маргинализированным или обесценившимся группам, и демонстрирую пересечение популярной культуры, культурной критики и общественного образования для молодежи на платформе.


Щелкните, чтобы увеличить
Посмотреть полное разрешение

Рисунок 1.

Сообщение в Tumblr с мемом создателя Лиз Лариби для ее популярного блога http://savedbythe-bellhooks.tumblr.com/.

Настоящий тамблер «Юность».

В последние десятилетия молодые люди все чаще обращаются к Интернету и социальным сетям для самовыражения, общения с друзьями и участия в более широкой общественной сфере. Как отметила Дана Бойд, принятие подростками «общественных» социальных сетей в качестве личного или «личного» пространства не так противоречиво, как может показаться.Доступ к общественной сфере традиционными способами значительно уменьшился для молодежи за последние два десятилетия, в то время как надзор со стороны родителей и институциональных властей значительно усилился. Использование подростками социальных сетей является отражением их потребности в поиске новых способов достижения конфиденциальности и установления некоторого контроля над своим личным пространством. 5 Платформы социальных сетей предоставляют подросткам как личное, так и социальное пространство, которое нелегко контролировать их родители, и они используют различные платформы для достижения различных видов личного пространства.В то время как текстовые сообщения и Snapchat позволяют подросткам легко продолжить общение с друзьями, которых они видят каждый день, многие подростки используют Tumblr как индивидуализированное личное пространство и / или как пространство для общения с более широкой публикой за пределами их непосредственного окружения, в котором они использовать псевдонимы, чтобы взаимодействовать (или нет) с другими онлайн-пользователями. Авторы недавнего крупного исследования молодежи в эпоху цифровых технологий, The Class …

From Deviation to Fragmentation — DOAJ

Молодежные субкультуры: от отклонения к фрагментации — DOAJ

Аннотация

Читать онлайн

Этот теоретический текст знакомит с проблемой молодежных субкультур и пытается определить конкретные базовые концепции, которые необходимы для изучения этой проблемы в контексте социальной педагогики и социологии.Эти термины включают культуру, доминирующую культуру, субкультуру, контркультуру, сцену и т. Д. В статье также дается базовое определение молодежных субкультур; в нем обсуждается эта категория на основе текущих дебатов, а затем представлены различные социологические школы, которые занимались этой проблемой в течение длительного времени. Это Чикагская школа социологии, Центр изучения популярной культуры и пост-субкультурные подходы. Наконец, следует отметить, что за последние два десятилетия произошла фрагментация определенных стилей, которая привела к постепенной замене социологического термина «субкультура».

Ключевые слова

Опубликовано в

Sociální Pedagogika
ISSN
1805-8825 (онлайн)
Издатель
Университет Томаша Баты в Злине
Страна издателя
Чехия
Субъектов LCC
Образование: особенности образования
Общественные науки: Социология (общая)
Сайт
http: // soced.cz /

О журнале

Уличная мода — это молодежная субкультура или культура потребления? — Отчет Finery

Уличная одежда больше не является чуждым понятием для индонезийских потребителей. Кроссовки — один из наиболее, если не самый тесно связанный с уличной одеждой предмет, являются самым популярным товаром для молодежи, одержимой уличной одеждой и модой в целом.

Проще говоря, streetwear — это стиль, рожденный молодежной культурой, которая зародилась на улице.«Это культурное воспроизведение жизни на улице. В статье, опубликованной Complex, Бобби Хотс, соучредитель лейбла уличной одежды The Hundreds, объяснил, что уличная мода — это больше, чем просто одежда, это форма культуры. Уличная мода несет в себе независимый и анти-мейнстримный дух.

Уже подразумевается, что уличная мода в значительной степени черпает вдохновение из молодежного субкультурного движения. От скейтбординга до граффити, панка и хип-хопа. Возьмем, к примеру, то, как уличная мода черпает вдохновение из хип-хопа: спортивная одежда большого размера, мешковатая рабочая одежда от Carhartt до Levi’s и почти карикатурная погоня за люксовыми брендами.Это не просто стиль или способ одеваться. Это исследование того, как белое буржуазное общество одевается в строгую и соразмерно подобранную одежду.

Одной из общих черт молодежной культуры является дух сопротивления или несогласия. Он отвергает доминирующие ценности общества. Хотя он не всегда направлен на подрыв системы, скорее он пытается защитить себя от системы.

Перенесемся в наши дни, когда с постоянно расширяющимся развитием Интернета и социальных сетей каждый имеет доступ к любой информации, включая уличную одежду.По словам Дика Хебдиге, как только субкультурная концепция, в данном случае уличная одежда, пройдет через то, что он назвал диффузией, процесс, в котором определенная субкультурная концепция распространяется через средства массовой информации, та же концепция потеряет свой подрывной потенциал.

Сегодняшнее большинство не заботится о том, что они носят, если только это не увидят всемирно известные Трэвис Скоттс, знаменитости, влиятельные лица, не понимая, что это, вероятно, реклама. Я имею в виду, мы все, вероятно, знаем, что это всего лишь одна большая реклама, 24-часовая реклама на 360 °, и нам просто все равно.А еще лучше, нам это нравится.

В конце концов, принятие рекламы с распростертыми объятиями — один из многих симптомов потребительского общества, объясненный Жаном Бодрийяром. Согласно Бодрийяру, общество потребления относится к рекламе как к собственному товару. Мы потребляем рекламу.

Мы уже знаем, насколько сникерхеды с энтузиазмом рассказывают о «культовых» рекламных роликах Air Jordan. Реклама Jump Man, совместная реклама Марса Блэкмона Спайка Ли и так далее.

Но природа рекламы теперь принимает иную форму в нашей постоянно проникающей медиа-культуре. Видео на YouTube, посты в Instagram, 30-секундные видеоролики TikTok теперь можно использовать в качестве рекламы, даже стирая грань между рекламой и контентом. Термин «контент-маркетинг» удачно иллюстрирует современное потребительское общество, в котором мы живем.

Тогда возникает вопрос о состоянии уличной одежды в Индонезии, потому что СМИ, несомненно, знакомы с ней. Хотя, честно говоря, такие форумы, как Footurama, Kaskus и Sneakers Indo, действительно существуют, это не отрицает того факта, что уличная мода в Индонезии прямо сейчас находится на переднем крае популярной мейнстрим-культуры, подпитываемой СМИ.И то, что здесь происходит, в точности повторяет то, что происходит на Западе. Всезнайки влиятельные люди беззастенчиво поощряют и предаются бездумному потреблению.

А за этим следует порода долгожданных посредственных продуктов по безумно недоступной цене. И что происходит после этого — это поколение подражателей, производящих более или менее похожие продукты, но по более доступной цене для удовлетворения спроса.

И без того разочарованный рынок без единого сомнения воспользуется возможностью потреблять.И прежде чем мы это осознаем, мы уже окружены посредственным мусором. Я не выступаю против потребления как таковой, самое заметное молодежное движение на самом деле основано на потреблении. Разница заключалась в девиантном намерении потребления, в настоящее время потребление ради потребления.

То, что когда-то было отдушиной для независимого творчества молодежи, теперь превратилось в схему быстрого обогащения практически всеми, от крупных модных корпораций до отдельной аудитории. Очевидно, что уличная мода — это не что иное, как отраслевой термин, которым нужно набирать обороты: от кажущейся бесконечной и бессмысленной линии сотрудничества, когда знаменитости возглавляют коллекцию уличной моды, до культурных « создателей вкуса » и « влиятельных лиц », которые постоянно общаются с индустрией. увеличить продажи и посещаемость.

Ответ — качество. Концепция качества и субкультуры должны идти рука об руку, если мы не хотим, чтобы уличная одежда была просто еще одним предметом модной одежды. Качество в конечном итоге отфильтрует тех, кто не очень увлечен продуктом и его движением. Это ответственность продюсеров, независимых лейблов, средств массовой информации и сторонних организаций — просвещать массы.

Для информированной и устойчивой аудитории критически важно создать здоровое и устойчивое сообщество.И для того, чтобы это произошло, мы должны критически относиться к культуре знаменитостей и влиятельных лиц. Не думайте, что все, что выходит из их сообщений на YouTube и Instagram, стоит вашего времени.

Итак, я закончу это заключительным замечанием: если не существует значительной формы несогласия с молодежной субкультурой, сформированной этой культурой широко разрекламированного промышленного комплекса знаменитостей, мы не должны уделять особого внимания действию простой покупки пары дорогие кроссовки.

Заявление об ограничении ответственности: мнение, выраженное в отношении авторской статьи, не обязательно отражает мнение The Finery Report. Мнение принадлежит автору статьи.

В восстании молодежи нет единого лица

В восстании молодежи нет единого лица

Джош Блум

Снаружи собирается бледнолицая толпа, одетая в черное. Ночной клуб метро Чикаго и вызывает насмешливые крики от проезжающей машины.»Эй, а где похороны?» издевается над 26-летним готом Дэвидом Бердвеллом из Чикаго. Для Бёрдвелла и для других гот такое ругательство — почти клише. Тем не менее, такая Случайный подход отражает отношение альтернативных групп.

Хип-хоп, гангста, гранж, панк и хиппи. Готика сцена — одна из бесчисленных молодежных субкультур, возникли или возродились с ошеломляющей скоростью в последние годы. Это раздробленное лицо альтернативных культур — результат электронный век.Взрыв в использовании Интернета наводнил молодежи с информацией и предоставлением им бесчисленных возможностей поэкспериментировать с идентичностью. В 1999 году никто не сталкивался с восстанием молодежи.

Конечно, у молодежных субкультур есть вневременная сторона. Подростки всегда сталкивались с одновременными и противоречивыми импульсами: идентифицировать себя с другими и утверждать индивидуализм. Разногласия между основным обществом и субкультуры, в том числе готы, звучит так, как будто это происходит из книги «Справедливость» революционера 1960-х Тома Хайдена в Улицы ». «Как неудачники умирающего капитализма, мы были подавлялись уникальными способами и должны были восстать уникальными способами ».

Хотя способы восстания могли развиться, причины участие в субкультурах остается постоянным. «Молодость идентифицируют себя с субкультурами, потому что они ищут домой, ища острых ощущений, риск быть воспринятым как опасно », — говорит Бет Долл, эксперт по развитию молодежи и профессор педагогической психологии Университета Колорадо.Молодые люди переживают бунт и эксперименты, как и предыдущие поколения сделал, но сегодня легкий доступ к информации широко расширяется опыт, доступный современным детям, говорит Нанетт Поти, профессор межкультурных коммуникаций в Северо-Восточном университете Иллинойса в Чикаго. Такой коммуникационные барьеры, поскольку время и пространство разрушаются технологии и культурные различия между географическими области становятся более неясными.

Изменения в лице общества дали место для компьютер, чтобы стать мощным влиянием.Много детей чтобы оба родителя работали, говорит средняя школа Уилинга социальный работник Том Скотез. Это означает, что они выглядят больше вне семьи для идентичности. То, что они открывают для себя благодаря безграничным возможностям, предоставляемым компьютерами, часто не поддается простой классификации с помощью основное общество.

«Молодежь сегодня больше ориентирована на технологии, технологии ведомый. В результате то, что раньше было огромным разделением между городских и пригородных больше не существует », — говорит Поти.»The опыт детей в пригороде, временами, не так отличается от детей в городе «.

Поти называет мозаику молодежных групп «со-культурами», и Долл говорит, что подростки могут переходить из одной группы в другую. Большинство субкультур постоянно находятся в движении. Отсутствие каких-либо жестких иерархическая структура, подгруппы имеют тенденцию сопротивляться определенные ярлыки. Любая подгруппа может иметь общие черты другие группы.?

Готическая сцена — лишь одна из многих субкультур, экспоненциально выросли в результате технологических достижения.