Когда нужно обращаться к психиатру – Обращаться ли к психиатру и в каких случаях

Содержание

Депрессия: когда нужно идти к психиатру?

~ В статье хорошо описано, когда и почему при депрессии надо идти к психиатру или же очень внимательно выбирать психолога, как говорить с человеком в депрессии, чем опасно игнорировать состояние ~

К кому идти: к психологу, психотерапевту или психиатру?

Есть ли у вас депрессия, можно узнать с помощью шкалы депрессии Бека или Гамильтона. Часто при депрессии люди начинают с психолога или психотерапевта, но нужно внимательно выбирать специалиста. Психотерапевт – не шаман, не гипнотизер-эстрадник, это врач, который лечит без лекарств, найти его можно и в психиатрической клинике.

Что говорит человек в депрессии:

  • У меня опускаются руки.
  • Все потеряло смысл.
  • Меня ничего не радует.
  • Мне плохо.
  • Я ничего не хочу.

При выборе психолога нужно быть осторожным. Есть психологи, которые понимают, что у их клиента есть клиническая проблема, которая требует вмешательства другого специалиста, а есть те, кто говорит психически больному человеку: «Вам не нужно к врачу, не нужно пить таблетки». Лучше всего к психологу обращаться после посещения психиатра.

Например, с нарушениями сна лучше не к психологу, а сразу к психиатру. И не только с ними. Если вам плохо не только морально и эмоционально, но и физически, если у вас потеря веса, нарушение давления, перебои в работе сердца, боли в груди и животе, то вам лучше сразу к психиатру.

 

10 причин обратиться к психиатру

 

Люди боятся психиатров, а еще больше боятся таблеток. Зря они так. Об этом «Правмиру» рассказала Мария Лейбович, зав. отделением реабилитации НЦПЗ (Научный центр психического здоровья), врач-психиатр, психотерапевт высшей категории, к.м.н.

1. Человек может не заметить, как далеко все зашло

В первый раз к врачу я пошла в возрасте 34 лет, когда одновременно случилось несколько событий: ребенок наполучал двоек в четверти, меня вызывали в школу для разноса, мы поссорились с мужем, я потеряла работу, на которой мне не заплатили за последние два месяца. И я все время плакала. Просто не могла перестать плакать. Плакала дома, когда чистила зубы, плакала в метро по дороге на работу, плакала на эскалаторе. На работе тоже плакала. Это очень мешало жить, а перестать плакать я не могла.

Попросила знакомых найти мне врача и поехала сдаваться в психдиспансер. Там получила диагноз и первый рецепт. Там узнала, что депрессия у меня эндогенная, наследственная. Думаю, первые депрессивные эпизоды были в детстве и юности, но я просто не понимала, отчего мне постоянно так плохо и хочется сдохнуть. С тех пор научилась существовать со своей депрессией и держать ее под контролем.

Часто депрессия ассоциируется со слабостью, поэтому терпят и к врачу не идут. А симптомы усугубляются.

Это – как набирать вес: 42-й размер одежды постепенно увеличился до 52-го. Человек, который тебя долго не видел, скажет: «Ого, как ты изменился». Так и симптомы депрессии чаще всего проявляются и усиливаются постепенно, день за днем.

Обычно в первый раз человек приходит к нам в наиболее тяжелом состоянии. Это стопроцентное правило. Во второй и последующие посещения никто не приходит в таком тяжелом состоянии, как впервые, потому что они уже знают, что происходит. У меня есть пациент, которому сначала потребовалось медикаментозное лечение, потому что у него было запущенное состояние. Во второй раз лекарства не потребовались, было достаточно психотерапии, чтобы справиться. Он научился сам определять эти состояния, знает, что делать.

Для того чтобы поставить диагноз «депрессия», признаки депрессии должны быть достаточно стойкими. Каждый может провести день в кровати. Мы все периодически пребываем в скверном настроении, можем провести выходные, не вылезая из кровати, но прогулка, отдых или хорошее событие меняют наш настрой. Пару дней может просто не быть аппетита, а когда эти симптомы держатся дольше двух недель, а изменения внешней ситуации на них не влияют, то это – депрессия.

2. Близкие не могут объективно оценить тяжесть состояния человека

Почти все пациенты в депрессии говорят, что их не понимают дома: «Мне говорят, что я обленился, не хочу взять себя в руки, все выдумываю». Нужно всерьез относиться к переживаниям человека, который говорит, что ему плохо.

У меня была пациентка, мама которой считает, что лучшее средство от депрессии – помыть пол во всей квартире.

Мытье полов может помочь, если человек немножко загрустил и растревожился, а не когда в депрессии. Но если человек не встает 2-3 дня, не моется, не чистит зубы и не выходит на улицу, то мытье пола ему не поможет.

Хорошо будет, если близкие могут создать для человека в депрессии условия, когда он начнет рассказывать о своих переживаниях. А когда человек говорит: «Мне плохо. Мне кажется, что моя жизнь не имеет смысла», а ему отвечают: «Возьми себя в руки», человек закрывается, он не будет ничего рассказывать. Нужно сказать: «Я вижу, что тебе плохо. Хочешь ли ты со мной поговорить? Хочешь, пойдем, прогуляемся? Могу ли я тебе чем-нибудь помочь?» Если человек отказывается, то настаивать не надо. Контакт может состояться не сразу, иногда нужно подождать, просто быть рядом.

Мои пациенты говорят: «Тот, кто такого состояния не переживал, – не поймет. Пускай хотя бы не советуют, что делать».

Предложение «Хочешь, я приду и сварю тебе суп» для человека в депрессии – ценно. А поучения и советы – нет.

3. Не всякая депрессия может пройти сама

Есть два вида депрессии. Депрессия, которая провоцируется какими-то внешними факторами, ее называют реактивной. Реактивная депрессия, по мере того, как человек справился с состоянием или внешняя ситуация изменилась, может пройти сама. Длительность реактивной депрессии очень зависит от человека. Бывает (обычно такое случается после смерти родителя), люди приходят к нам только спустя 3-4 года. То есть человек пребывает в субдепрессивном состоянии, то у него состояние похуже, то получше.

Есть эндогенная депрессия, которая идет изнутри. Эндогенная депрессия самостоятельно проходит редко. Она может обостряться, затихать и снова обостряться. Но обычно сама она не проходит. Причины эндогенной депрессии – недостаток нейромедиаторов (серотонина, норадреналина, дофамина).

Многих смущает, что в психиатрии главный метод исследования – беседа. Как врач может просто сказать, какое у меня заболевание? Со мной же просто поговорили.

Да, сейчас есть много видов анализов, но они используются больше в научно-исследовательских целях, нежели для постановки диагноза. Отдельно, без общей клинической картины, такие исследования не показательны.

4. Распознать некоторые состояния может только врач

Упадка сил не было, поэтому о депрессии сперва не думал, но мучило ощущение подавленности, которое не давало ни спать, ни есть, ни общаться. В течение восьми месяцев становилось все хуже и хуже, и в какой-то момент стало ясно, что само не пройдет. Обратился к специалисту, он прописал таблетки, стало легче.

Депрессия может быть скрытой, незаметной для окружающих. Для нас, психиатров один из самых непростых видов депрессии – «ироническая депрессия». Когда человек не говорит: «Я сейчас в окно выйду» или «Мне плохо», а когда на лице у него ироническая маска. Человек улыбается, а на вопрос: «Как дела» сдержанно отвечает, что у него все нормально, иронично относится к своему угнетенному состоянию. Человек с иронической депрессией опасен в плане совершения внезапных суицидов.

Но не стоит принимать на себя вину за незамеченные депрессии. На самом деле неспециалисту распознать некоторые состояния невозможно. Родственники наших пациентов винят себя в том, что не заметили изменений в человеке. Но они не заметили, потому что никогда не сталкивались с этими проблемами.

5. Иногда человек нуждается в помощи, чтобы дойти до врача

Кто-то приходит к врачу сам, кого-то приводят родственники. Кто-то просит родственников, чтобы его привели. Наши пациенты часто рассказывают, что собирались к специалисту полгода, но все никак не могли решиться. Родственник может предложить помощь: «Хочешь, я схожу с тобой к врачу?» Посидеть в очереди, постоять рядом, просто ради поддержки. Это очень ценно для человека в депрессии.

6. Послеродовая депрессия: это очень серьезно и само не пройдет

Женщину в послеродовой депрессии видно сразу. Мама новорожденного очень включена в него. Женщина ждала, что родит ребенка, было радостное предчувствие, а после родов она вдруг легла и встать не может. Или вдруг начинается тревога. Послеродовую депрессию сложно с чем-то перепутать. Состояние меняется внезапно: ЩЕЛК, и стало вот так.

Самое ужасное, что есть те, кто действительно выходит в окно. Если вы подозреваете у женщины послеродовую депрессию, надо ее хватать в охапку и вести к врачу.

Есть женщины, которые перетерпели самый тяжелый период, 2-3 месяца, и как-то самостоятельно справились, но у многих остаются какие-то рудиментарные симптомы – у кого-то навязчивые состояния, у кого-то страхи, кто-то боится выходить из дома. Послеродовая депрессия оставляет след, у кого-то сохранятся страхи и тревоги, а у кого-то и муж может уйти.

Еще один аргумент в пользу антидепрессантов. Они позволяют свести социальные потери к минимуму. Сохранить качество жизни. Ведь из-за болезни человек может потерять работу, семью, друзей.

7. Антидепрессанты действительно помогают

Психиатрическое вмешательство улучшает качество жизни, антидепрессанты – временная мера, она позволяет пережить острый период без потерь. Я в своей практике чаще сталкиваюсь с теми людьми, которые принимают лекарства и возвращаются к нормальной жизни. От антидепрессантов нет зависимости. Это миф. От антидепрессантов не формируется физической зависимости. А психологическая зависимость может возникнуть от чего угодно, от шопинга, от любимых чашек для кофе.

Сейчас уровень развития психофармакологии такой, что он позволяет подобрать лекарство в большинстве случаев, пациент не будет замечать побочных действий этого лекарства. «Овощное», заторможенное состояние, которого все боятся, выраженная седация и т. д. – это либо необходимый момент лечения тяжелых состояний, либо кратковременный период в начале лечения. Важно все обсуждать с врачом, говорить ему о своих симптомах, чтобы он мог корректировать лечение.

Есть три группы антидепрессантов: седативные – это те, которые успокаивают, стимулирующие – для тех, кто не может встать с постели, и препараты сбалансированного типа.

Когда человек в депрессии не может усидеть на месте, у него постоянно в голове вертятся разные мысли, тогда мы, врачи, делаем выбор в пользу средств седативного типа. Если мы видим у своего пациента вялость, апатию, сонливость, утомляемость, у него нет сил и желания жить, мы назначаем антидепрессанты стимулирующего действия. Но чаще всего мы пользуемся антидепрессантами сбалансированного действия, в которых есть и то, и другое, которые выравнивают состояние.

Обычно результата мы ждем 7-10 дней, за это время препарат накапливается в крови. Как правило, после этого мы видим редукцию симптомов: их снижение или исчезновение. Пациент приходит к нам через неделю и говорит, что стал гораздо спокойнее.

Вообще, у нас, в психиатрии, все происходит не быстро. Но когда состояние улучшается, человек это чувствует. Это ни с чем не перепутаешь.

8. На учет в ПНД вас из-за депрессии не поставят и на работу не сообщат

Силы оставалось только на обеспечение самых базовых нужд, и то работал, как машина, в которой разболтались какие-то детали и оттого она функционирует через раз и всегда готова зависнуть, затормозить. Не мог никуда ходить, кроме работы, иногда вижу – интересное мероприятие вечером, надо зайти после работы, а по окончании рабочего дня сижу и не могу встать со стула, поднять руку. Стал падать на улицах, иногда в опасных местах, как-то раз упал на трамвайных путях. Были и мысли о суициде.

Люди боятся, что если они обратятся к врачу с депрессией, то их поставят на учет и сообщат на работу. Это неправда. Учет – это форма работы диспансера. А то, чего все боятся и называют учетом, – скорее всего, «наблюдение».

В ПНД сообщают о человеке, опасном для себя или для общества, когда есть риск того, что он не будет принимать таблетки, при выписке из клиники. Сообщают о том, что за ним нужно наблюдать, он будет приходить в ПНД раз в неделю, врачи будут следить за тем, принимает ли он таблетки, и смотреть, как он себя чувствует. Но это 2% от всех пациентов.

Сейчас законодательство в целом находится на стороне пациента. Пациент, прежде чем начать беседовать с психиатром, подписывает бумагу о том, кому именно он разрешает сообщать сведения о своем заболевании. Повторяю, до разговора, а не после. Один человек написал, что можно сообщить сведения о состоянии здоровья родителям и сестре. А другая девушка написала: «Никому». Если ее родители придут и спросят, можно ли узнать, от чего лечится их дочь, то мы ответим: «Нет». Эти сведения можно запросить только по запросу суда. Никакому работодателю мы ничего не сообщаем. Как вы это себе представляете? Я звоню пациенту на работу со словами: «Знаете, вас беспокоит психиатр…» Нет. Мы так не делаем.

Чего нельзя говорить человеку в депрессии? Нельзя говорить: «Возьми себя в руки», «Не переживай», «Все будет хорошо». Нельзя обвинять и ругать. Если звучат обвинения, люди думают, что они плохие и сами это заслужили.

Стоит сказать: «У тебя такое состояние, когда кажется, что это никогда не пройдет. Но это неправда. Это просто симптом болезни. И это пройдет», «Ты заслуживаешь помощи».

9. Депрессия – это не лень, и мытьем полов тут не поможешь

Говорят, что признак депрессии – это когда человек перестает следить за порядком, убираться в доме. Вчера у меня была пациентка, которая сказала, что она моет полы раз в неделю и это ее беспокоит, раньше мыла каждый день. Как отличить депрессию от обычной усталости? Человек в депрессии перестает получать удовольствие от жизни. Есть люди, которые не моют полы, но весело проводят время с друзьями, с удовольствием читают. А если человек не моет пол, потому что все бессмысленно и ему ничего не приносит удовольствия, то у него депрессия.

Подростки – необычные пациенты. При депрессии они, прежде всего, перестают учиться. Говорят: «Я не могу учиться». А родители часто не придают этому значения: «Забросил учебу? Да его компания отвлекла». Но это – серьезный признак. Нужно обязательно поговорить с подростком об этом: «А что значит, что тебе тяжело учиться? Ты что, не запоминаешь? Не можешь сосредоточиться? Прочитал и сразу забыл?

10. Разговоры о самоубийстве не опасны, если человек заговорил об этом – выслушайте его

Существует миф, что если с человеком, у которого есть суицидальные мысли, об этом поговорить, то станет хуже. Это неправда. К суициду нельзя подтолкнуть, поговорив об этом.

Нужно разговаривать об этом. На самом деле суицидальные мысли есть у многих людей. Многие наши пациенты фантазируют об этом как об избавлении от своих страданий и переживаний, но какие-то суицидальные действия совершает очень небольшой процент из них.

Просто поговорив с человеком, у которого есть суицидальные мысли, нельзя подтолкнуть. Здесь неважно, какими словами вы говорите с человеком. Важно, чтобы вы не осуждали и не ругали. Можно сказать: «Ничего себе – насколько тебе плохо, что ты решил, что тебе не стоит жить».

Но это тоже целая наука – в кризисных условиях работают психологи, как они отговаривают. Важно не критиковать и не обесценивать переживания человека. Не бойтесь об этом говорить.

 

Как понять, что у меня нет депрессии?

 

Флешмоб #faceofdepression в сети Facebook вызвал в России большой отклик и побудил многих людей публиковать свои истории, но и напугал он всех изрядно. Вдруг оказалось, что любое фото счастливого человека в соцсетях может оказаться селфи из клиники неврозов.

Читала про депрессию. Поняла, что бесспорные симптомы – это когда не можешь встать с кровати и думаешь о суициде. Но это же тяжелая стадия, ведь этому что-то предшествует? Сколько ни читаю, получается, что признаком депрессии может быть все что угодно. Много ешь – депрессия. Мало ешь – депрессия. Много спишь или мало спишь – то же самое. Работаешь сутками – от депрессии. Не можешь работать – точно депрессия. Трудно общаться с людьми – признак депрессии. Ни дня без тусовки – депрессия. Help mе! Как понять, есть у меня депрессия или ее нет?

Психотерапевт Антон Бурно:

– Депрессия – не та вещь, которую можно пропустить. Это отчетливое состояние. Человек обычно может сказать, когда именно он заболел. Обращать внимание стоит на изменения состояния, на появившиеся симптомы. В большинстве случаев у человека есть ощущение, что с ним происходит что-то не то. При хронических депрессиях, когда эпизоды случались с детства, человеку иногда бывает трудно определить, где здоровая жизнь, а где – его депрессия, потому что депрессия всегда каким-то флером присутствует.

– Но есть люди, у которых, как у ослика Иа – всю жизнь сниженный эмоциональный фон, как понять – депрессия у них или они просто так живут?

– Тут надо задать вопрос – страдают ли они от жизни или от своего состояния? Если да, то, возможно, это – депрессия. В этом отличие депрессии, например, от лени. От лени человек не страдает, он просто так живет. А депрессия всегда связана с недовольством своим состоянием. Депрессивная лень – это когда «хочется хотеть». Такая болезненная лень – это настоящее страдание.

Источник: http://www.pravmir.ru/da-vam-k-psihiatru-nado/

psi-help.pro

Как понять, что пора идти к психиатру – советы врача

Ускоренный ритм жизни, постоянные стрессы, желание быть востребованным и успешным – этот перечень атрибутов современной жизни, явно не способствующих психическому покою, можно продолжать долго. Недаром в Интернете и соцсетях большой популярностью пользуются различные тесты и публикации, якобы позволяющие выявить то или иное психическое расстройство у себя или окружающих. Но можно ли доверять этим тестам? Как поступить и на что надеяться, если опасения подтвердились? Не поставят ли вас на учет при обращении к психиатру? Ответы на эти и другие вопросы журналист Zakon.kz попытался получить во время беседы с врачом-психиатром Центра психического здоровья (ЦПЗ) Алматы Майей Редько.

Первые признаки психрасстройств

По словам спикера, несмотря на обилие различных тестов и рекомендаций, якобы позволяющих в «домашних условиях» выявлять различные психзаболевания, относиться всерьез к ним все же не стоит. Наличие или отсутствие психических патологий могут определить только специалисты. Причем зачастую здесь настолько тонкая грань, что один психиатр, как правило, не занимается диагностикой и для окончательного выставления диагноза собирается специальная врачебная комиссия. И естественно человек, который не знаком с психиатрией, не может ставить какого-либо диагноза. Но обратить внимание на то, что с человеком происходит что-то неладное, и, исходя из этого, обратиться к врачам-психиатрам, может каждый.

 

«В первую очередь нужно обращать внимание на нарушения сна, потому что именно с этого начинается практически любое психическое заболевание. Человек либо начинает спать очень много, либо практически перестает спать. В таких случаях обязательно следует обратиться к врачу, как минимум, к обычному невропатологу или терапевту. Возможно, даже на своем уровне данный специалист сможет откорректировать это состояние и тем самым предотвратить дальнейшее развитие какого-то более серьезного психического расстройства. Еще один частый симптом – когда человек начинает страдать какими-то не понятными болями, но никакие обследования патологии органов не выявляют, и никто из специалистов не может понять, от чего пациента нужно лечить. И в этом случае стоит задуматься о психиатре, потому что это могут быть какие-то расстройства бредового уровня, расстройства на уровне ощущений (когда человек чувствует то, чего нет на самом деле), это может быть скрытая соматоформная депрессия и т.д. Если же у человека какое-то глубокое расстройство, типа шизофрении, то тут, думаю, вопросов не возникнет. Ведь в таких случаях человек ведет себя настолько странно, что близкие ему люди просто не смогут это игнорировать», – рассказала Майя Редько.

 

В общем, если человек, начинает постоянно говорить о грандиозных, но невыполнимых планах, проявляет нездоровый интерес к теориям заговора, слышит голоса, которые никто больше не слышит, или ему начинает казаться, что за ним кто-то следит, преследует и т.п., то его близким нужно обязательно обращаться за помощью к психиатрам. И чем раньше начнется лечение, тем выше шанс, что человека удастся привести в нормальное состояние. Но, как отметила специалист, к сожалению, до сих пор некоторые в таких случаях не спешат на прием к врачу, а прибегают к услугам различных знахарей и экстрасенсов. В итоге, после такого «лечения», психиатры все же получают этого пациента, но только уже в очень тяжелом состоянии, которое трудно, а то и невозможно привести в норму, потому, что время упущено.

 

А вот депрессивное расстройство, а тем более маниакальное расстройство выявить гораздо сложнее. Например, классическими признаками депрессии считаются заторможенность, тщательный подбор слов, негативная лексика (разговоры о смерти, самоубийстве и т.п.), отсутствие желания продолжать разговор, тихий говор. И близким людям обязательно следует обращать на это внимание, потому что пациенты, находящиеся в депрессии, зачастую сами не могут понять, что с ними происходит. Они могут просто потерять интерес к жизни и не осознавать этого. А, в конечном итоге, это может привести к очень тяжелым последствиям, вплоть до попытки суицида. Поэтому, даже постоянно пониженный фон настроения и потеря ощущения чувства радости от того, от чего человек раньше его испытывал, может быть тревожным симптомом. Поэтому, если человек раньше был веселый и общительный и вдруг внезапно изменился, перестал общаться со своим привычным окружением, ушел в себя, перестал выходить на связь и плюс появились все вышеперечисленные симптомы, то, конечно, на это надо обратить внимание. Но при этом нужно учесть, что если человек всегда был молчаливым, замкнутым в себе и использует негативную лексику, то возможно это вовсе не симптом какого-то психрасстройства, а специфические его особенности характера. То есть здесь тоже не все однозначно.

 

«В общем, симптомов, которые должны настораживать очень много, и при их проявлениях нужно обязательно обращаться к специалисту. И чем раньше человек обратится к врачу, тем быстрее и качественнее он откорректирует свое состояние и сохранит свою работоспособность. Потому что психические заболевания имеют тенденцию к углублению. Если все начинается с расстройства сна и на этом уровне не купировать состояние, то дальше присоединятся расстройства настроения, потом расстройства поведения и в конечном итоге человека придется госпитализировать. Тогда он не только потратит на лечение много времени, но и гораздо труднее будет стабилизировать состояние пациента и привести его к норме», – советует врач-психиатр.

 

Фобия не приговор

Вообще, по словам Майи Редько, в психиатрии, грубо говоря, есть два вида заболеваний – настоящие психические патологии и состояния невротического уровня. И в последние годы именно число пациентов с различными невротическими расстройствами заметно увеличилось. Хотя возможно здесь роль сыграли не только ускоренный ритм современной жизни, а грамотность населения и доступность психиатрической службы.

Раньше люди в основном обращались за помощью к психиатрам лишь в крайних случаях, понимая, что больше обратиться им не к кому. Например, немалая часть обращений приходилась на генерализованное тревожное расстройство (проявляющиеся в постоянных разговорах о собственных страхах и переживаниях, жалобах на жизнь, состояние здоровья и т.п.), или обсессивно-компульсивное расстройство, характеризующиеся навязчивыми действиями (частое мытье рук, пересчет денег, проверка дверных замков, газовой плиты и т.д.). В принципе таких расстройств невротического уровня существует очень много, и классифицировать их по симптоматике может только опытный врач-психиатр. Но объединяет их то, что человека, страдающего такими заболеваниями, эти симптомы буквально мучают, и он прекрасно осознает, что они не дают ему нормально жить. А потому, как правило, сам ищет помощи у специалиста – сначала обращается к невропатологу или к терапевту, а потом по их рекомендации идет уже к врачу-психиатру.

 

Теперь же все больше людей обращается с симптомами тех состояний невротического уровня, на которые раньше и вовсе не принято было обращать внимания.

 

«Например, люди стали обращаться с такими заболеваниями как тревожнофобическое расстройство, когда человек, допустим, боится публичных выступлений. В принципе многие люди с этим живут и никуда не обращаются, не считая это серьезной проблемой. Хотя это, конечно, влияет на качество их жизни. Но поскольку сейчас в СМИ и различных фильмах все это стало популяризироваться, человек начинает понимать, что, возможно, у него проблемы с психикой, и это влияет на его личностное развитие и карьеру. Допустим, он мог бы занять какую-то должность, подразумевающую публичные выступления, но боится этого, потому что знает, что пытаясь сделать какой-то доклад на публике, он краснеет, бледнеет, у него случаются расстройства стула и т.п. Но если раньше он просто старался избегать таких ситуаций, то сейчас понимает, что эта проблема вполне решаема с помощью специалиста-психотерапевта. В принципе любая фобия – это психическое расстройство. И она не может быть врожденной, а приобретена в результате полученного когда-то негативного опыта. И с этим можно и нужно работать. Хотя, конечно, все зависит от уровня этой фобии. Если она не влияет на качество жизни, то обычно на нее не обращают особого внимания. А вот если она не дает человеку нормально жить – это уже ненормально. Конечно, полностью излечить человека от фобий довольно сложно, но их вполне можно привести к тому состоянию, когда они перестают негативно влиять на жизнь», – говорит Майя Редько.

 

Так, например, есть люди, которые боятся заразиться какими-то инфекциями. Если человек просто тщательно соблюдает правила гигиены, моет руки после посещения общественных мест, не пьет с кем-то из одного стакана и т.д. – это одно. А если он моет руки до того, что у него начинаются кожные заболевания, и он вообще не может притронуться ни к чему, не помыв рук – это уже требует вмешательства медицинского специалиста. Причем это скорее уровень не психиатра, а психотерапевта, который лечит больше не медикаментами, а словом. Используя при этом различные психотерапевтические методики и минимальные дозировки каких-то медикаментозных корректоров, чтобы откорректировать расстройства неглубокого уровня.

Как лечатся неврозы

В принципе, все вышесказанное относится не только к лечению различных фобий, но и других невротических расстройств. По словам спикера, все они зачатую требуют лишь психотерапии. И даже если назначается медикаментозная терапия, то она, как правило, минимальна. Кроме того, при невротических расстройствах совсем необязательна госпитализация, и лечение вполне можно получить в амбулаторных условиях.

 

«В ЦПЗ Алматы для этого есть отдельное психосоматическое отделение. Это открытое отделение, куда пациенты приходят по собственному желанию и получают при необходимости медикаментозное лечение. Но основной упор при лечении таких заболеваний делается на психотерапию. Насколько долго продлится лечение, зависит от многих факторов. В первую очередь проводится диагностика пациента, чтобы знать, что конкретно нужно лечить, а затем подбирается определенная терапия, длительность которой зависит от того, как глубоко поражение и насколько хорошо пациент выполняет рекомендации врача. Но в любом случае все заболевания психики лечатся довольно длительно. В среднем курс лечения расстройств невротического характера составляет 2-3 месяца. И плюс к тому, даже когда отпадет необходимость в медикаментозной терапии, пациенту придется какое-то время посещать психотерапевта. В среднем такие пациенты раз в месяц приходят к врачу, и он проводит коррекцию их состояния. Но здесь все индивидуально. Кто-то может делать это гораздо реже, а кому-то наоборот придется почаще приходить. Но в любом случае посещать врача каждый день необязательно. А потому это лечение вполне можно совмещать с учебой или работой», – рассказала Майя Редько.

 

Она особо отметила, что человека обратившегося в ЦПЗ с каким-то расстройством невротического характера, на учет не поставят. Для постановки на диспансерный учет есть совершенно определенные критерии, согласно которым человек должен страдать заболеванием, которое представляет опасность для окружающих и для него самого. Также на учет можно встать добровольно, да и то далеко не с любым диагнозом. В основном на это идут люди, уже много лет страдающие какими-то серьезными психическими патологиями, для того, чтобы получать положенные им медпрепараты бесплатно. Так, что если человек чувствует, что с его психикой происходит что-то неладное, нужно сразу обращаться к врачу, не опасаясь каких-то негативных последствий.

Владимир Демидов

mail.kz

Психиатр

В последнее время все чаще людям требуется помощь не только в поддержании физического здоровья, но и психического. Занимаются такого рода недугами «врачевали душ» — психиатры. До недавнего времени люди крайне редко обращались за помощью к такого рода специалистам, но с каждым годом пациентов с расстройствами психики становится все больше и вызвано это многими факторами: наследственностью, длительным времяпрепровождением за компьютером, играми, участием в боевых действиях и прочее. Для того чтобы избавиться от проблем следует своевременно обратиться к психиатру, он поможет получить квалифицированную помощь и вернет возможность полноценной жизни.

Профессия врач психиатр

Психиатр – это врач традиционный медицины, который занимается лечением заболеваний, связанных с расстройством психики. В его компетенцию входит выявление и изучение предпосылок, которые спровоцировали недуг, диагностика болезни и ее лечение при помощи медикаментозных препаратов, различных процедур и других методик. Анализируя общее состояние пациента, врач психиатр может прийти к выводу о дееспособности конкретного пациента, здоровье его психики и возможности адекватно воспринимать окружающий мир или оценивать свои действия.


В современном обществе многие путают столь схожие по звучанию, но различные по значению понятия «психиатр», «психолог», «психотерапевт». Главной отличительной чертой данных врачей является их предназначение, компетенция и сфера деятельности:

  • Психиатр – врач, занимающийся отклонениями психики разных стадий вне зависимости от тяжести. Для лечения специалист имеет право назначать медикаменты, которые, как правило, оказывают сильное воздействие на психику. Диагноз психиатра может отразиться на дальнейшей жизни человека, а также влияет на его возможность и способность отвечать за свои поступки.
  • Психотерапевт – врач, занимающийся расстройствами психики слабой и средней тяжести. В компетенцию врача входит проведение беседы с пациентом для выявления его отклонений, а также коррекция его состояния. Медикаментозные препараты в лечебной терапии психотерапевта применяются крайне редко и в большинстве случаев они не оказывают сильного влияния на психику человека.
  • Психолог – это специалист (по сути он не является работником медицинской отрасли в традиционном понимании этого слова), оказывающий психологическую помощь пациенту, которая в большинстве случаев направлена на решение душевных проблем, эмоциональных переживаний.

В медицине различают несколько направлений психиатрии, в каждом из которых работают высококлассные специалисты в своей области:

  • Социальная психиатрия. Направление, которое занимается решением вопросов по адаптации душевнобольных людей в обществе и занимающееся их реабилитаций в социуме и с его помощью.
  • Судебная психиатрия. Раздел, который занимается изучением нарушений психики, связанных с преступлениями, нарушениями криминального кодекса; установление способности человека адекватно воспринимать свои действия и оценивать их результаты.
  • Возрастная. Направление психологии, которое рассчитано на изучение психических отклонений у представителей пожилого возраста, детей и подростков.
  • Наркология. Психиатрия, которая направлена на оказание помощи пациентам с наркотической или другой формой зависимости.
  • Организационная психиатрия. Направление, главным предназначением которого является оказание помощи людям с психическими отклонениями, изучение природы развития болезни и выявление методов профилактики расстройств психики.

Заболевания, на которых специализируется психиатр

Невозможно предоставить полный перечень заболеваний, лечение которых находится в компетенции данного специалиста. В обязательных случаях консультация психиатра необходима при таких болезнях и состояниях пациента:

  • Галлюцинации.
  • Наличие фобий, яркое их проявление.
  • Бредовые или параноидальные идеи.
  • Попытки суицида.
  • Эпилепсия.
  • Болезнь Альцгеймера.
  • Шизофрения.
  • Разного рода зависимость (наркотическая, алкогольная, игровая).
  • Регулярные истерические припадки.
  • Анорексия.
  • Булимия.
  • Белая горячка.
  • Постоянная бессонница.

В каких случаях следует обращаться к психиатру

Прием психиатра крайне необходим в случае появления таких симптомов:

  • Ярко выраженная агрессия или, наоборот, полная апатия ко всему.
  • Постоянное чувство тревоги без явного на то основания.
  • Появление необоснованного страха.
  • Значительное нарушение сна: полная бессонница на протяжении длительного времени или постоянна сонливость в любое время суток.
  • Нестабильное эмоциональное состояние, которое может выражаться в постоянной слезливости, панике, обидчивости или других состояниях, несвойственных человеку.
  • Постоянное желание получить «допинг»: алкоголь, дозу никотина, наркотиков и другое.
  • Расстройства памяти, нарушение внимания.
  • Постоянное чувство голода или полное отсутствие аппетита.

Обратиться за помощью к психиатру для консультации ребенка необходимо в таких случаях:

  • Повышенная агрессивность, жестокость.
  • Неадекватное поведение.
  • Ярко выражена склонность к суицидальному поведению.
  • Есть разного рода зависимости или фобии.

Диагностические методы, которые использует психиатр

При первом посещении кабинета психиатра проводится беседа с пациентом (при необходимости и с его родственниками), на основании которой проясняются причины болезни, устанавливается предварительный диагноз и определяется план лечения. В некоторых случаях врач может назначить дополнительные диагностические процедуры: анализ крови на гормоны, синтезируемые гипофизом, щитовидной железой, надпочечниками. Для более точной постановки диагноза доктор проводит наблюдение за пациентом, чтобы определить его поведение в той или иной ситуации, оценить соотношение его слов и действий, выявить и проанализировать его отношения с окружающими.
Важно помнить, все обследования у психиатра проводятся анонимно, а постановка на учет возможна только с полного согласия пациента, которое должно быть закреплено письменно (если больной самостоятельно не может принять решение или признан недееспособным, дать письменное разрешение могут опекуны). Если после проведения диагностики врач убежден в социальной опасности человека, он подлежит госпитализации, более тщательному обследованию и строгому лечению.

Советы психиатра

Для того чтобы сохранить свое психическое здоровье необходимо следовать простым советам психиатра:

  • Нормализовать сон, соблюдать его гигиену: отдыхать в хорошо проветренной, темной комнате; выбирать удобную постель и пижаму; оградить себя от сильных эмоциональных переживаний накануне сна.
  • Ограничить просмотр телевизора, время проведенное за компьютером.
  • Отказаться от вредных привычек, если это можно сделать самостоятельно.
  • Своевременно получать помощь психиатра при возникновение для этого предпосылок.
  • Снизить количество употребления кофе, энергетических напитков, особенно перед сном.

24doctor.info

10 признаков того, что вам СРОЧНО нужно бежать к ПСИХИАТРУ :: Инфониак

Полезные советы


Нужно ли вам посетить психиатра?



У всех нас есть особенности и недостатки, которые делают нас уникальными.


Читайте также: Проверьте себя: а вдруг вы ВЕДЬМА?



Существует тонкая грань между людьми с причудливыми чертами личности и теми, кто балансирует на краю полномасштабного психического расстройства. Если вы страдаете психическими проблемами, стоит обязательно посетить специалиста.



Вы часто спрашиваете себя: Мне нужна психическая помощь? Или Нужен ли мне психиатр?



Если вы задаетесь подобными вопросами, возможно, действительно у вас есть проблемы. И тогда психолог, психиатр или другой специалист в области психического здоровья должен дать тщательную оценку вашим проблемам.


Вот 10 видов поведения, которые могут сигнализировать о расстройстве психического здоровья:



Психиатрические расстройства


1. У вас трудное время, и вы не справляетесь с возникшими проблемами


1).jpg


Возможно, вы заметили, что не можете справляться с проблемами или трудностями так же хорошо, как когда-то.


У вас уже не то здоровье или возраст. В силу возникших обстоятельств вам стало сложнее преодолевать трудности, вы срываетесь.


Если снижению ваших навыков нет разумного объяснения (например, диагностированного состояния здоровья), возможно, это сигнал того, что вам стоит посетить специалиста.


В то время как некоторые состояния психического здоровья развиваются постепенно, у других может быть относительно быстрое начало.


2. У вас импульсивные порывы, резкие перепады настроения и срывы


2).jpg


Некоторые психические расстройства связаны с резкими перепадами настроения. Эти колебания могут происходить с различной частотой.


Изменения настроения могут быть быстрыми, как при пограничном расстройстве личности, или меняться в течение нескольких дней или недель, как при биполярном расстройстве.


Принятие различных лекарств и употребление алкоголя могут также усугублять ситуацию, а также способствовать развитию неустойчивой психики и перепадам настроения.


Читайте также: Тест: А какое психическое отклонение у вас?


3. В большинстве случаев вы чувствуете себя грустными, печальными и испытываете тоску и безнадежность


3).jpg


Эти симптомы чаще всего описывают депрессию, психическое расстройство здоровья, которому подвержены миллионы людей всех возрастов и национальностей.


И хотя периодически испытывать подобное чувство угнетения, печали и тоски считается нормальным, затяжные и хронические депрессии свидетельствуют о том, что вам пора посетить специалиста.


Если в дополнении к депрессии присутствуют и другие симптомы, такие как слабая концентрация, нарушения сна, низкая энергия или чувство безнадежности или бесполезности, скорее всего, речь идет о серьезном клиническом диагнозе –депрессивном состоянии.


4. Вы слишком обеспокоены или чувствуете постоянное чувство тревоги


5).jpg


Тревога или иррациональный страх — распространенный симптом многих расстройств, включая обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР), генерализованное тревожное расстройство, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), социальное тревожное расстройство, а также различные фобии.


Беспокойство может парализовать, и его постоянное присутствие может нанести ущерб вашему здоровью, сну и другим аспектам повседневной жизни.


5. Вы не можете пережить последствия прошлых или недавних травматических событий


4).jpg


Полученная психологическая травма может перевернуть вашу жизнь с ног на голову. Серьезная нагрузка на вашу психику может привести к тому, что у вас начнутся серьезные проблемы со здоровьем.


Нежелательные образы и воспоминания часто отпечатываются в вашем мозгу, оставляя ужасное ощущение того, что вы застряли в чем-то и не можете исцелиться без возможности двигаться дальше.


Некоторые несвязанные вещи могут регулярно вызывать грустные неприятные воспоминания и вводить вас в отчаяние, а вы не можете побороть это.


6. Вам приходят мысли о самоубийстве


6).jpg


Суицидальные мысли, а тем более попытки самоубийства, в первую очередь связаны с серьезной депрессией и другими расстройствами психики.


Если вы даже изредка думаете о самоубийстве, вам необходимо немедленно обратиться за помощью к специалисту.


Читайте также: Тест: А какое психическое отклонение у вас?


7. Вы употребляете алкоголь, наркотики, обезболивающие или препараты от бессонницы


7).jpg


Отпускаемые по рецепту успокоительные средства, наравне с наркотиками или алкоголем, обладают разрушающим для психического здоровья свойствами.


Когда человек прибегает к помощи алкогольных или наркотических препаратов в отчаянной попытке справиться с возникшими жизненными проблемами, это обычно сигнализирует о наличии серьезной проблемы.


На самом деле использование психотропных веществ, каковыми являются все выше указанные вещества, не является средством спасения от проблем.


Помимо наркотиков, алкоголя и лекарственных препаратов могут также возникнуть другие зависимости.


Например, некоторые впадают в другую крайность: они начинают играть в азартные игры, ударяются в беспорядочные половые связи или же им свойственно другое поведение, которое выходит из-под контроля.


Все эти вещи негативно влияют на жизнь человека и могут привести к ухудшению физического и ментального здоровья.


8. У вас серьезные проблемы с управлением гневом, которые приводят к очень образованию плохого характера


8).jpg


Постоянная раздражительность, враждебность к окружающим, ярость и частые вспышки гнева могут свидетельствовать о наличии проблемы психического здоровья. Гнев не только истощает эмоциональную и физическую энергию, но оказывает негативное влияние на здоровье, отношения и работу.


Неразрешенный гнев также может легко привести к злоупотреблению психоактивными веществами, эмоциональному и физическому насилию над другими, разрушению собственной личности и саморазрушительному поведению.


9. У вас есть иррациональные страхи, которые мешают вам жить


9).jpg


Иррациональные страхи могут включать в себя множество вещей, в том числе страх, что за вами следят или кто-то преследует, или же страх перед животными, насекомыми (например, паническая боязнь собак или пауков), а также страх перед ситуациями, такими как полеты на самолете (страх высоты).


Иррациональные страхи могут стать навязчивыми по своей природе, что приводит к упорным и навязчивым мыслям, которые создают проблемы и отравляют жизнь.


Тревожные мысли могут вредить, как себе, так и окружающим людям.


10. У вас необычные, очень проблемные отношения с едой и питанием


10).jpg


Искаженное восприятие собственного тела (например, вы считаете себя толстым, когда ваш вес нормальный или даже слишком низкий) часто является красным флагом для начальных этапов расстройства пищевого поведения.


Расстройства пищевого поведения это весьма серьёзное заболевание, на полное излечение которого уходит много времени и энергии.


Но самое страшное, это то, что оно может подорвать здоровье человека и даже привести к летальному исходу.


Читайте также: 10 самых странных психических расстройств


Хотя приведенный выше список не является исчерпывающим, он охватывает широкий спектр потенциальных признаков психических заболеваний. Если какой-либо из этих пунктов вы замечаете в своем поведении или поведении кого-то из близких, срочно обратитесь к специалисту.


Чем раньше вы осознаете серьёзность заболевания, тем быстрее вы окажетесь на пути к выздоровлению.


 

Перевод:
Онуфриева Е.

www.infoniac.ru

К психиатру надо обращаться не потому, что уже сошел с ума

Ваш близкий человек стал вести себя странно: он все реже выходит из дома, обрывает одну за другой связи с миром, избегает общения и с вами. Депрессия или шизофрения? Что делать?

Фото с сайта kcad.edu

Депрессия или шизофрения?

Во время ставших крайне редкими встреч вы замечаете, что он не особенно следит за своей внешностью, не проявляет интереса даже к тому, что прежде его очень увлекало. Речь его стала несколько бессвязной, он заговаривается, как-то совсем уж нелогично перескакивает с темы на тему. А главное – замыкается в себе и старается свести к минимуму все контакты.

Вы начинаете паниковать, и это вполне понятная реакция. Ваш близкий человек явно болен. Но чем? Часто такое состояние называют депрессией. Так ли это? Отвечает санкт-петербургский психиатр Игорь Аносов.

– Как правило, это не депрессивное расстройство, а расстройство шизофренического спектра. Обычно родственники пытаются такого человека уговаривать, заставлять, плачут под дверью и тому подобное – вот это главная ошибка. Потому, что основной симптом расстройств шизофренического спектра – негативизм.

К людям, страдающим такими расстройствами, можно подходить только окольными путями: «Может быть, попробуем вот так?» Любая попытка говорить «в лоб» бессмысленна – чем сильнее воздействие на таких людей («надо», «должен»), тем сильнее противодействие.

К шизофреническим расстройствам желательно быть готовыми заранее. Остро такие состояния развиваются не более, чем в 10 процентах случаев. А поначалу эти расстройства нередко воспринимаются, как «милые чудачества».

Человек начинает говорить отдельные странные слова, становится несколько более замкнутым, высказывает какие-то идеи поначалу даже не явно бредовые, но необычные – у него появляется склонность к резонерству. Наиболее знакомый нам «нормальный» вариант резонерства – пьяные разговоры одновременно обо всем и ни о чем, но человек начинает говорить так в трезвом виде.

Далее человек потихоньку уходит в себя. Некоторые при этом употребляют алкоголь, реже – наркотики. Вот тогда и нужно обращаться к специалисту, пока пациент еще идет на контакт. Но, повторяю, не действовать «в лоб» – это с ним уже не пройдет.

Если же дошло до такого состояния, когда человек, например, заперся в квартире, не отвечает на телефонные звонки и не открывает дверь, то здесь уже ситуация патовая.

Согласно закону о психиатрической помощи, какие-либо принудительные действия в отношении такого больного возможны, только если доказано, что он представляет опасность для окружающих или для себя самого. Если он сидит дома, у него есть еда и основные блага цивилизации, с юридической точки зрения он для себя не опасен – он просто не хочет никого видеть.

Конечно, родственникам тут надо быть очень внимательными – такой человек становится непрогнозируемым. Например, он может в болезненном состоянии подписать кому-то дарственную на свою квартиру. Если он еще и алкоголизируется, то из него вообще «веревки вить» можно. Поэтому родственникам лучше консультироваться не только с психиатром, но и с юристом.

Юридически это очень сложный вопрос. В результате и мне приходится с такими больными непросто. Ведь полицию привлекать вроде нет причин – человек никого не трогает. Отследить с кем он общается – тут хоть частного детектива нанимай. А потом, ну отследим мы, и что? Он свободный человек.

Если он в бреду, то это еще надо доказать. А иногда даже судебно-психиатрическая экспертиза не может доказать, что человек в тот или иной момент времени был невменяем. То есть, эксперты могут сказать, что, да, у него есть диагнозы – шизофрения, паранойя, да, у него бывают бредовые состояния, но не могут доказать, что человек находился в невменяемом состоянии, подписывая документы.

Так что повторяю: ситуация патовая. Но пат – все-таки не проигрыш.

В танке

Фото с сайта thepassengertimes.com

– Вы сказали, что явление, о котором мы говорим – не депрессия. А для какой-то формы депрессии апатия характерна?

Да. Есть такое понятие: шизоаффективное расстройство. Это расстройство характеризуется бредом и какими-то аффективными проявлениями. И это расстройство может быть с депрессивным компонентом – тогда оно тоже может привести к тому, что человек замыкается.

Но депрессия человеку всегда неприятна. А это уже мотивация для того, чтобы обращаться за помощью к близким людям или к врачу. Депрессивный не прячется. Поэтому случаи депрессии более курабельны. Больной сам тянется к врачу: «Доктор, помогите!»

А вот шизоидному больному никто не нужен. Он в танке, в скорлупе и смотрит на мир через амбразуру. Если раньше он был общительным, то и через эту амбразуру будет общаться, будет тянуться наружу. А если у него негативный бред, негативные переживания, то, конечно, через эту амбразуру он будет разве что просить денег или, например, сигареты.

Те, кто склонны к алкоголизации, будут просит выпить. Но, кстати, среди шизофреников склонность к алкоголизации – редкость, большинству из них и так хорошо внутри. Вот склонность к алкоголизации у страдающих депрессией – где-то 50 на 50, в зависимости от склада личности.

Ведь алкоголь – это могучий стабилизатор настроения. Выпил – вроде как получше стало. И у людей, страдающих депрессией, в подавляющем большинстве случаев алкоголизм носит запойный характер.

Меня несколько расстраивает, что и в России, и в других странах принято выделять алкоголизм и другие злоупотребления психоактивными веществами в отдельные заболевания.

Нет никакого алкоголизма в чистом виде. Алкоголизм – это всегда надстройка. Базис – это депрессия или обсессивно-компульсивное невротическое расстройство, то есть какое-то аффективное нарушение, которое человек пытается лечить алкоголем.

В «желтой прессе» много кричали про ген алкоголизма. Но покажите мне этот ген! Вот как раз то, что я назвал базисом, может передаваться и генетически.

Может, покажемся?

Изображение с сайта animallegra.altervista.org

– В каких ситуациях родственники должны насторожиться? Какие профилактические меры они могут принимать?

Есть люди, склонные к размышлениям, к философии. Но, как правило, если это мои потенциальные пациенты, то они вдобавок слабо социализированы, большинство из них давно не трудоустроены, то есть они перебиваются случайными заработками или вообще субсидируются родственниками.

Если даже кто-то из них и имеет постоянную работу, то это либо какой-нибудь необременительный фриланс (например, написание простеньких компьютерных программ, редактирование текстов в интернете). От контактов со мной многие из них уклоняются («Не надо мне ничего такого, мне хорошо»).

И у подавляющего большинства таких людей ситуация складывается так, что ко мне приходят их родственники с вопросом: «Что делать? Он заперся, с нами не общается и вообще ни с кем не общается, не выходит из дома». Но тут что можно посоветовать?

Как я уже говорил, ни в коем случае не лезть к человеку слишком «в лоб». Все расстройства шизофренического спектра имеют три признака: негативизм, аутичное поведение, расстройство мышления, характеризующееся резонерством и паралогичностью.

Если человек раньше наблюдался у психиатра, нужно поставить специалиста в известность о происходящем. Потому, что лечащий врач уже знает человека и может лучше сориентироваться в ситуации. У каждого есть своя «изюминка», чем-то пациента зацепить можно, хотя и не всегда.

Если человек ни разу до этого к психиатру не обращался, нужно постараться осторожно предложить ему к специалисту сходить. Лучше использовать вопросы: «Может, попробуем? Может, покажемся?» То есть ни в коем случае не давить. Если это не помогает, получается самый скользкий вариант, когда приходится контактировать с правоохранительными или с судебными органами.

Ведь некоторые пациенты не только замыкаются в себе, но и перестают ухаживать за собой, отказываются от еды. Тот, у кого не просто шизофреническое, но шизоаффективное расстройство (то есть для него вдобавок к перечисленной триаде признаков характерны еще и перепады настроения) вообще не прогнозируем.

Он может растормозиться и уйти в манию (когда в приступе веселья можно кого-то и ударить, переломать мебель), а может впасть в депрессивное расстройство, которое при шизоаффективном варианте, нередко, ведет к суициду.

Но в таком случае это уже юридическая проблема, причем с неясными алгоритмами.

– Не просто неясными… Этих алгоритмов нет. Приходится ждать каких-то опасных действий человека, чтобы решить вопрос о недобровольном его лечении. То есть это доказанные действия, опасные для окружающих и для него самого.

Например, человек пятые сутки отказывается от еды, включает газ так, что соседи жалуются на запах, конфликтует, используя угрозы. Желательно тогда, чтобы было заведено хотя бы административное, а лучше уголовное дело – тогда и у психиатра появляется больше возможностей.

Но бывает очень сложно доказать какие-то действия человека, например, факт отказа от еды или то, что человек держит дома веревку, на которой думает повеситься. Только если человек сам это продемонстрирует другим. Но демонстративные действия характерны не для шизофреника, а для психопата, который такими способами привлекает к себе внимание окружающих.

У меня ребеночек – просто чудо

Фото с сайта nashpiter.livejournal.com

– Для родственников и друзей такого человека лучше перестраховаться? Ведь слово «шизофрения» звучит для многих пугающе. И порой люди не хотят сами себе признаваться, что ситуация опасная.

Я никогда не советую напрягаться, нагнетать обстановку. Но есть разумная настороженность. Вот, например, я – спокойный человек. Но если я еду на автомобиле и вижу, что передо мной кто-то начинает вести себя на дороге неадекватно, я лучше приторможу и отпущу его вперед. Я его боюсь? Нет. Нагнетаю обстановку? Нет. Просто не хочу неприятностей.

Вы выходите на перекресток – загорелся красный свет. Вы не пойдете на красный или пойдете после того, как убедитесь, что на дороге нет машин. Значит ли это, что вы боитесь красного света? Нет. Просто вы тоже не хотите неприятностей.

Точно так же и в случае с подозрением на шизофрению. Не надо нагнетать, не надо, как я уже говорил, в панике хватать человека и кричать: «Пошли лечиться». Но надо просто проявить больше внимания. Тем более, что такие ситуации не случаются резко.

Разные странности – это даже не первая фаза. Начинается все с трудностей в социализации, в общении, в адаптации в новых условиях.

Когда родители меня спрашивают, когда начинать оценивать состояние человека, я говорю: «С раннего детства».

Многие родители моих пациентов поначалу хвалят своих детей за что? За то, что «все дети – хулиганы, разбрасывают игрушки, бегают, как заведенные, а вот у меня ребеночек – просто чудо: у него все игрушки разложены в порядке, он сидит тихо, рисует в тетрадках, причем тетрадки не рвет, все вещи складывает аккуратно». Вот тогда надо ребенка хватать и бежать с ним сначала к психологу, а потом, может быть, и к психиатру.

Потому, что это симптом ранней шизоидизации. Но это еще не значит, что человек вырастет шизофреником. Он может вырасти писателем, философом или математиком. Ведь воспитание ребенка должно соответствовать его личностным особенностям.

Человек, воспитанный на добре, на взаимопонимании, даже если у него когда-то и «дебютнет» шизофрения, скорее проявит себя хорошо. И его шизофрения не потребует каких-то недобровольных мер. Немаловажно, что у таких людей часто есть критическое отношение к своему состоянию.

Почему некоторые больные в бреду или прячутся, или проявляют агрессию? Потому, что у них бред страшный. Видя на улице некоторых мамочек с детьми, хочется подойти и сказать: «Мамочка! Он же тебе через 10 лет этими же словами и ответит». Когда мама кричит ребенку: «Ты, скотина! Иди сюда, я сказала! А дома еще настучу тебе!»

Представьте, что у человека, выросшего в таких условиях, разовьется бредовое расстройство. У него будет страшный характер бреда. И кто у него в первую очередь будет врагом? Мама.

И либо он от нее отгородится, либо начнет проявлять по отношению к ней агрессию. Так что профилактика опасных состояний должна начинаться до рождения ребенка. Во-первых, ребенок должен быть желанным. Во-вторых, доказано: ребенок еще в утробе все воспринимает, по крайней мере, на эмоциональном уровне. В-третьих, и некоторое время после рождения ребенок еще не понимает ничего, но запоминает все, в том числе, как родители ругаются при нем, пьянствуют и тому подобное.

Человек никогда ничего не забывает, даже если он и не может многое извлечь из своей памяти.

Человек, воспитанный в любви

Фото с сайта arcor.de

Это как на винчестере может быть много информации, не разложенной по папкам. Только в человеческом мозге памяти побольше терабайта. И потому даже в случае дебюта заболевания с продуктивной симптоматикой, то есть с бредом, с галлюцинациями, характер бреда будет всегда зависеть от того, что у человека в памяти.

Человек, воспитанный в любви, в ласке, во взаимопонимании, даже если у него разовьется бредовый синдром, выдаст, например, какие-то произведения искусства. И такой человек даже если и погружен в себя, то все-таки наружу выглядывает, потому, что и внешний мир, для него интересен и желанен.

Мне приходится наблюдать таких больных, но, к сожалению, их очень мало среди моих пациентов. Очень мало у нас благополучных семей. И большинство моих пациентов такого типа бред побуждает либо проявлять агрессию, либо уединяться.

– Вы говорите, что с такими людьми нельзя действовать слишком прямолинейно. А какие варианты подходов к ним могут быть?

Это очень индивидуально. Был, например, у меня случай: парень 5 лет ко мне отказывался приходить, 5 лет его родственники за него переживали, при этом продолжали содержать. Все 5 лет я им рекомендовал: «Урежьте его содержание до минимума». Но вообще, это относительно рискованный жест, потому что иногда наши пациенты идут на принцип – опять-таки по бредовым мотивам.

Но попробовать можно. Тем более, если человек идет на принцип и при отсутствии денег просто перестает есть, можно уже пытаться прибегать к недобровольным мерам воздействия.

А вот этот мой пациент (ему сейчас 23 года) как раз на это клюнул. Но ему не просто урезали содержание, ему терпеливо объясняли: «Ты нас посылаешь, ты не хочешь общаться. Почему мы тогда должны тебя кормить-поить? Иди работай».

Он посидел, посидел и в один прекрасный день самостоятельно приехал ко мне на прием. Постепенно разговорились, потихонечку начал рассказывать, что его беспокоит, что ему, наоборот, приятно. В результате выяснилось, что да, ему комфортно быть одному, когда его никто не трогает, но у него вечерами возникает тревога, у него нарушение сна.

Я предложил самую легкую лекарственную терапию – у меня принцип такой: сначала предлагать что-то наименее травматичное, и только если это не поможет, смотреть, что дальше.

И на минимальных дозах парень стал ходить ко мне, отметил, что улучшилось настроение, появилось желание общаться. Сейчас у него есть несложная работа, но курьером – то есть он постоянно на людях, ездит на общественном транспорте. А поначалу уговорить его зайти в метро было нереально.

Это тот случай, когда ограничения на больного подействовали. И, даже вводя ограничения, нужно говорить с человеком спокойно, доброжелательно. Но универсальный совет на все случаи есть только один – ни в коем случае на человека не давить, предлагать ему обратиться к врачу в ненавязчивой форме.

Это, пожалуй, единственное, что нужно сделать до консультации с врачом. А дальше, если больной не соглашается, родственники приходят ко мне без него, и я долго спрашиваю их о том, как человек общался, какие у него были склонности, как он на что реагировал. И вот на основании такого вороха информации я могу дать один-два совета, и то приблизительных.

Изображение с сайта princessmaggiemor.blogspot.ru

– А если больной экономически независим?

– В принципе действовать нужно так же. Но если у человека есть какая-то устраивающая его работа, если он не опасен для себя и для окружающих, а просто не хочет общаться с родственниками, значит, меньше вероятности, что он, например, продаст свою квартиру – она ему нужна. Вопрос: имеем ли мы моральное право что-то с ним делать?

Если же есть опасения, то на это есть мы – я и мои коллеги. Правда, не каждый психиатр согласится на такую беседу. По закону, любая беседа родственников пациента с психиатром возможна только при наличии письменного согласия пациента.

Но если родственники приходят к психиатру, не имея такого документа, и говорят о своей проблеме, не называя ни своих имен, ни имени больного, ни его адреса, то есть просто спрашивают: «Что делать, если вот так и так?», то в этом нет криминала. Единственно, что я в таком случае не имею права спрашивать паспортные данные. А в совете людям не отказываю.

– Для родственников человека, который стал вот так замыкаться в себе, правильнее обращаться сразу к психиатру? Или сначала к психологу?

Это не принципиально. Ведь в таких ситуациях и ко мне поначалу люди обращаются практически, как к психологу. Врачом я становлюсь для их родственника только тогда, когда начинаю назначать какие-то методы лечения. Ведь кто такой психолог? Это, в первую очередь, диагност.

Не бойтесь психиатра

Изображение с сайта blandina-arts.com

– Многие боятся обращаться к психиатру…

Первый аргумент, оправдывающий эту боязнь: «Что я, дурак? Сумасшедший?» Контраргумент: когда человек уже стал сумасшедшим, обращаться к психиатру не бессмысленно, но поздно. В этом случае уже действительно назначается массивная терапия, резко снижающая качество жизни пациента, приходится пациента госпитализировать и так далее.

К психиатру надо обращаться не потому, что уже сошел с ума, а для того, чтобы не сойти с ума.

 

Второй аргумент тех, кто боится обращаться к психиатрам – это боязнь лекарственной терапии. К сожалению, на сегодняшний день, как минимум в половине случаев лекарственная терапия нужна. Многие наблюдали или лично, или на видеозаписях в интернете тех, кто находится на массивной терапии или находились на ней тогда, когда не было современных препаратов.

Раньше не было атипичных нейролептиков или таких антидепрессантов, которые есть теперь, и пациентов «глушили» галоперидолом и аминазином. Это действительно картинка жутковатая, но, повторяю, часто вынужденная. Запущенный психоз либо успокаивают всеми средствами, либо человек творит что-то совсем уж нехорошее.

Как автомобиль – если вы его довели до того, что он сыпется, он в итоге взорвется. Иногда и теперь приходится держать людей на громадных дозах нейролептиков, но иначе нельзя, потому что без этих препаратов они становятся агрессивными, опасными для окружающих.

В XXI веке в нашем спектре появились новые препараты, обладающие высокой избирательностью действия, которые во многих случаях при минимальном количестве побочных эффектов дают достаточно стойкий выраженный эффект и которые, если человек обратился вовремя, во многих случаях не требуется принимать очень длительный период времени.

В тех же случаях, когда при своевременном обращении пациента выясняется, что принимать лекарства ему придется долго или даже всю жизнь, надо понимать, что это мягкие препараты – малотоксичные и не снижающие качества жизни. То есть эти препараты, например, не снижают трудоспособность пациента, не «сушат мозги» – не снижают когнитивную функцию, как те же аминазин, галоперидол и тому подобные.

Так что здесь приходится выбирать: полечиться мягкими препаратами или в конце концов попасть на недобровольную госпитализацию, где человека будут купировать большими дозами неселективных нейролептиков, потому что в этой ситуации другие уже не сработают, а потом придется долгое время «сидеть» на поддерживающей терапии.

И когда человек приходит к нам еще компенсированным, с еще не угасшими социальными функциями и так далее, то процентах в 20 случаев мы обходимся препаратами, которые даже химией не назвать. А если даже мы решаем применить чуть более серьезные препараты, то начинаем мы с минимальных, чуть ли не гомеопатических доз.

Точно так же и родственники, в основном родители часто говорят: «Как же это я отведу свое чадо к психиатру? Он же его в дурдом сдаст». Причем так говорят даже люди образованные.

Приходится долго людям объяснять: основная задача психиатра амбулаторной службы – не допустить того, чтобы человек попал в психиатрическую больницу, сделать все возможное для того, чтобы человек получил амбулаторное лечение и при этом остался нормально социализирован.

Еще одна задача психиатра: потратить на пациента как можно меньше лекарств – это я опять-таки говорю и как врач, не считающий нужным перегружать пациента препаратами, и как государственный служащий. А такая жалость родственников, боящихся психиатров, выходит больным людям боком.

С другой стороны, бывает, что человек все-таки пришел ко мне по просьбе родственников, я начинаю с ним работать, и выясняется: да, у него есть расстройство шизофренического спектра, манифестного состояния как такового нет, опасности человек не представляет – ему просто хорошо жить так, как он живет.

Он сидит, что-то смотрит в компьютере или читает книжки, он ест, у него нет суицидальных наклонностей, а родственники добрые и едой его снабжают. И больше ему ничего не надо. Но настороженность в таком случае нужна обязательно.

Тайна, которую охраняет федеральный закон

Игорь Аносов, санкт-петербургский психиатр . Фото: vk.com

– Больница – это крайний случай. Подавляющее большинство госпитализаций в нашей практике – госпитализации недобровольные.

Недобровольная госпитализация – это когда болезнь запущена. И нужны доказательства тревожных симптомов для недобровольной госпитализации потому, что привезти человека в больницу – это малая часть дела. Человек сумасшедший – вовсе не обязательно дурак, он может прекрасно понимать, где и как ему выгоднее себя вести.

В больнице большинство таких больных ведут себя нормально. На вопросы доктора, почему человек заперся и не общается с родственниками и друзьями, он ответит просто: «А не хочу общаться». Но он не станет в больнице высказывать бредовых идей.

Для того, чтобы этому человеку назначить лечение, его должна осмотреть комиссия, и если в течение двух суток его не удается уговорить лечиться добровольно, то либо его выписывают, либо при наличии доказательной базы обращаются в суд, который решает вопрос о недобровольном лечении.

Есть еще такой страх: «Если пойду к психиатру, меня на учет поставят». Но люди – это не мешки с картошкой, мы их не учитываем, а оказываем им медицинскую помощь. Да, мы заводим на пациентов карты, где ведем записи, но это для того, чтобы им лишних вопросов не задавать.

«Если я буду состоять на учете, меня не возьмут на работу»… Но тут надо учитывать, что если больной, но не «состоящий на учете» человек придет к опытному психиатру, тот его все равно «раскусит» и, естественно, не даст ему допуск к работе, где он может быть опасен.

И наоборот, если пациент у меня долго наблюдается и даже получает лекарственную терапию, я его хорошо знаю и скорее ему дам допуск к сложной работе. Сейчас в справке, которую мы выдаем, не пишется, состоит человек на учете или нет, а пишется, допущен он к тому или иному роду деятельности или не допущен.

Люди, которые боятся обращаться к психиатрам, должны знать: все, что происходит в кабинете психиатра, является тайной, охраняемой не какой-нибудь инструкцией, а федеральным законом.

И разглашение этой тайны психиатром – уголовно наказуемое деяние. Что-то узнать могут только правоохранительные органы, но и тогда эта информация остается конфиденциальной. Медицинскую карту пациента я могу предъявить только действующему сотруднику правоохранительных органов, прокуратуры или суда и только по постановлению прокурора и только под расписку о том, что эта карта будет в целости и сохранности возвращена мне без разглашения изложенной в ней информации.

www.miloserdie.ru

Когда обращаться к психиатру? — Центр «Феникс»

  • Возникает быстрая и повышенная утомляемость, снизилась работоспособность
  • Отмечаются трудности засыпания, частые пробуждения или ранние пробуждения
  • Наблюдаются истерики и агрессивность
  • Появилась повышенная возбудимость
  • Наблюдаются повышенная тревожность, необъяснимые приступы страха и паники
  • Имеют место разнообразные страхи
  • Постоянно совершают повторяющиеся действия, возникают навязчивые мысли
  • Отмечается сниженное настроение, подавленность, тоска
  • Чувствуют безразличие, апатию, заявляют о бессмысленности жизни
  • Заявляют о нежелании жить, желании покончить жизнь самоубийством или совершают суицидальную попытку
  • Исчезли радость и удовольствие от жизни, прежние интересы
  • Отмечается снижение активности, безынициативность и пассивность
  • Предъявляют множество жалоб на разнообразные неприятные, болевые ощущения, боли, однако в ходе многочисленных обследований и анализов патологии внутренних органов не выявляется
  • Появляется убежденность в наличии тяжелой, неизлечимой, «неизвестной» болезни
  • Заявляют о том, что от самого человека исходит неприятный, «гнилостный» запах, что органы «сгнили» и скоро он умрет
  • Чувствуют вселение в себя духов, джинов, которые заставляют выполнять их приказы и команды
  • Ощущают шайтанов внутри головы
  • Заявляют, что ими управляют шайтаны
  • Слышат голоса духов, бесов или шайтанов
  • Постоянно грызут ногти, крутят или выдергивают волосы, брови
  • Совершают непроизвольные резкие движения или выкрики отдельных звуков или слов (моторные и (или) вокальные тики)
  • Периодически употребляют в пищу несъедобное
  • Возникают необычно частые или тяжелые вспышки гнева
  • Проявляется физическая жестокость по отношению к другим людям или животным
  • Обнаруживается недостаточный уровень понимания правил поведения в обществе (моральных и социальных норм)
  • Отмечается постоянный или периодически возникающий страх (фобия)
  • Испытывают постоянную тревогу, дискомфорт при общении с незнакомыми людьми
  • Переживают интенсивные тревогу и беспокойство (тяжелые предчувствия, тревожные опасения)
  • Возникла потеря речи (мутизм) в результате стресса, психотравмы
  • Отказываются от еды, снижается вес, возникает резкое истощение
  • Говорят нелепые, странные высказывания, не отражающие реальность
  • Заявляют о «слежке», «прослушке», «воздействии» лучами, гипнозом и др., «колдовстве»
  • «Слышат» голоса внутри себя, чаще внутри головы
  • Имеет место убежденность в «общении» с инопланетянами, разыгрывании вокруг пациента «спектакля», «игры»
  • Ощущают «сказку», «сон наяву»
  • Обвиняют родственников или соседей в воровстве, кражах, что не соответствует реальности
  • Проявляют холодность, ненависть к близким, членам семьи, что не было свойственно ранее
  • Настаивают на смене биологического пола, чувствуют себя представителем другого пола
  • Стремятся переодеваться в одежду противоположного пола, не могут перебороть эту потребность
  • Отмечаются приступы обжорства, «обжираний» с последующим искусственным вызыванием рвоты
  • Появляются периоды обжорства с целью успокоения, расслабления или получения «хоть какого-то» удовольствия от жизни
  • Перестают следить за своим внешним видом, становятся неряшливыми, перестают соблюдать правила личной гигиены
  • Употребляют спиртные напитки с целью расслабления, снятия напряжения
  • Появляются забывчивость, рассеянность, суетливость, вследствие чего перестают справляться с работой, повседневными делами
  • Появляются обонятельные, зрительные и слуховые обманы
  • Отмечаются эйфория, повышенная активность со стремлением совершать необдуманные поступки, неразумные траты
  • Сокращается ночной сон, исчезает потребность в отдыхе, появляется болтливость, многоречивость, несвойственные человеку

К психиатру целесообразно обратиться при возникновении любых сомнений в психической полноценности лица, незначительных изменениях в поведении или эмоциональном состоянии.

В развитых зарубежных странах считается хорошим тоном обратиться за помощью, советом к психиатру, психотерапевту.

Будьте внимательны к собственному душевному состоянию и душевному состоянию своих близких!

centerphoenix.ru

Психотерапевт или психиатр? Как понять, когда и к кому обращаться за помощью — Нож

Определимся с терминами

Психотерапия — это лечение психических заболеваний психологическими методами. Лечить соматические заболевания (такие, при которых нарушено нормальное функционирование организма, его органов и тканей) психологическими методами нельзя. Медикаментозными методами лечит психиатр, впрочем, никто не мешает психиатру применять и психотерапию.

Собственно психотерапией, то есть лечением психических расстройств и заболеваний психологическими методами легально может заниматься только врач-психотерапевт — человек, имеющий диплом о высшем медицинском образовании и врачебную специализацию «психотерапевт» (другими примерами специализаций являются «отоларинголог», «хирург» и т. п.). В России вообще правом лечить обладает только врач — аккредитованный специалист с соответствующим опытом и квалификацией (статья 69 пункт 1 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 № 323-ФЗ).

Впрочем, читатель не должен тут поддаваться, так сказать, гипнозу белого халата. И дело не только в том, что даже дипломированные врачи могут быть дилетантами, могут иметь заблуждения и совершать ошибки.

Проблема шире: в медицине очень много научно не обоснованных методов, которые после объективной проверки оказываются бесполезными, а то и вредными. Поэтому и возникла доказательная медицина — движение, целью которого является освобождение здравоохранения от неэффективных методов.

Итак, врач-психотерапевт и просто психотерапевт — это совсем не одно и то же. Психотерапевтом может называть себя практически любой человек. Очень часто сегодня имеет место ситуация, когда женщина была химиком, физиком или инженером, а в 30 лет пошла на какие-нибудь психотерапевтические курсы и затем стала называть себя, скажем, гештальт-терапевтом или экзистенциально-гуманистическим терапевтом, сделала себе сайт и занялась психологическим консультированием, коучингом, проведением тренингов и вебинаров. Аналогичный случай — бывший инженер, химик, физик, железнодорожник или вообще человек с какой-то сомнительной специальностью (типа «менеджер») объявляет себя создателем собственной методики психотерапии и предлагает психологические консультирование, коучинг, групповую психотерапию.

Поэтому первое, о чем нужно знать, принимая решение насчет того, обратиться ли к психотерапевту — «психотерапия» и «психотерапевт» — это юридически не защищенные понятия. Это значит, что психотерапевтом может провозгласить себя любой. А учитывая, что психологическое шарлатанство легче осуществлять, чем шарлатанство медикаментозное (как минимум не нужно тратиться на баночки и ж

knife.media