Настроение в психологии – Настроение в психологии: определение, суть, виды

Настроение в психологии: определение, суть, виды

«У меня плохое настроение», – говорим мы, когда все вокруг становится серым и унылым и любое дело не в радость. А в хорошем настроении мы готовы обнять весь мир, свернуть горы, и словно крылья вырастают за спиной. Что же такое настроение? Можно ли научиться управлять этим эмоциональным состоянием, чтобы никогда не тускнели яркие краски жизни?

Настроение в системе эмоциональных состояний

Эмоциональная сфера человека представлена разнообразными видами переживаний. Они различаются по длительности, силе, связи с определенной сферой жизни. Например, чувства всегда предметны, то есть направлены на конкретный предмет. Просто любить и ненавидеть нельзя. А вот эмоции ситуативны и обусловлены не отношением к предмету, а ситуацией, то есть определенным стечением обстоятельств. Наиболее сильные, но кратковременные эмоциональные состояния – это аффекты, а наиболее устойчивые – чувства.

В системе эмоциональных переживаний настроение занимает особое место, так как окрашивает всю деятельность человека, все его мировосприятие и влияет на оценку окружающего.

Настроение в психологии определяется как общее эмоциональное состояние человека, которое не связано с конкретным предметом или ситуацией. Точнее, наше настроение может измениться под влиянием какого-то обстоятельства или события. Но это только толчок, внешний стимул. Объект, испортивший нам настроение, давно исчез из поля нашего зрения, а вот плохое настроение осталось и будет еще долго отравлять жизнь нам и нашим близким.

Можно выделить 3 основные черты, отличающие настроение от других эмоциональных состояний:

  1. Настроение не предметно, а личностно. Его характеристики и устойчивость в большей степени зависят от самого человека, его индивидуально-психологических особенностей, физического состояния, опыта, мировосприятия и т. д.
  2. Настроение – это обобщенное эмоциональное состояние, не связанное с какой-то ситуацией. Оно проявляется во всех сферах жизни и влияет и на наше общение, и на профессиональную деятельность, и на отношение к действительности в целом.
  3. Настроение многообразно и многопланово. Это сложный сплав, своеобразный микс эмоциональных переживаний. Его трудно бывает диагностировать и описать даже самому индивиду. Настроение неоднозначно, оно может сочетать в себе и положительные, и отрицательные эмоции, радость и грусть, умиротворение и нетерпение, раздражение и наслаждение.

Известный российский психолог С. Л. Рубинштейн, подчеркивая неопределенность настроения, называл его «расплывчатым» и «переливчато-многообразным».

Факторы формирования настроения

Настроение возникает и меняется часто вне зависимости от желания и воли человека. Конечно, мы можем настроиться и постараться создать себе нужное настроение. Но это не всегда получается, и какое-то незначительное событие способно в единый миг свести все наши усилия на нет. К тому же человек не всегда даже осознает причины формирования этого эмоционального переживания. А на настроение влияет сразу несколько факторов разной природы.

Органическое самочувствие

Это общий тонус организма, связанный с деятельностью различных физиологических систем, в первую очередь, гормональной, нервной, вегетативной, сердечно-сосудистой. Изменение гормонального фона – это одна из частых причин скачков настроения, а заболевания сердца могут вызвать ощущение страха, безотчетной тоски и тревоги.

Не менее важно также и состояние физиологии высшей нервной деятельности. Нейроны – нервные клетки головного мозга – это целые фабрики по производству различных белковых соединений, многие из которых влияют на эмоциональный фон. Например, серотонин известен как «гормон хорошего настроения», и чем выше уровень содержания этого соединения в коре головного мозга, чем позитивнее себя ощущает человек. На высокий эмоциональный тонус влияет и содержание другого белка – допамина. Его переизбыток вызывает чувство эйфории, а недостаток приводит к ухудшению настроения и апатии.

Однако органический чувственный фон не является определяющим, ключевую роль он играет только при явных патологиях, при психических или физических заболеваниях.

Внешние факторы

Воздействующие на нас объекты, ситуации, обстоятельства являются основными факторами формирования настроения. Однако влияние их довольно сложное, так как одновременно на нас действует множество различных объектов, обстоятельств, событий. К тому же далеко не всегда это воздействие можно однозначно оценить как позитивное, негативное или нейтральное.

Влияние внешних факторов очень разнообразно и часто порождает неоднозначные настроения. Например, когда ребенок начинает ходить в садик, родители переживают настоящий «букет» чувств. Это одновременно и облегчение (наконец-то освободится время для домашних дел), и тревога (Как он там будет один? Как привыкнет? Не станут ли обижать?), и гордость (вон уже какой большой вырос), и надежда (возможно, станет дисциплинированнее, приучится к порядку) и т. д.

Любое, даже сравнительно незначительное внешнее событие способно повлиять на наше настроение, но заранее предугадать, каким образом – просто невозможно. Так, яркое солнце с утра может окрасить позитивом весь день. А может и не окрасить, если другое событие, допустим, пролитый на одежду кофе испортит настроение.

Доминировать в формировании настроения будет то переживание, к которому вы предрасположены. Вспомните ослика Иа-Иа из мультфильма «Винни-Пух». Его унылое настроение, казалось, не могло поправить ничто, просто потому что он изначально был к нему предрасположен и привык ожидать негатива.

Настроение недаром называют обобщенным переживанием, оно складывается под влиянием разнообразных факторов, но во многом зависит от индивидуальных особенностей человека.

Индивидуально-психологические особенности

Так как настроение носит личностный характер, оно тесно связано с внутренним миром человека и особенностями его психических процессов.

  • Легко возбудимые люди с холерическими чертами темперамента склонны к частой смене настроения. Эмоциональные переживания у них яркие, сильные, но неустойчивые.
  • Флегматики, напротив, в течение длительного времени сохраняют определенный эмоциональный настрой, но их переживания более спокойные, сглаженные, а настроение чаще ближе к нейтральному, без ярко выраженных позитивных и негативных оттенков. Они просто не понимают, из-за чего так возбуждаются и переживают холерики.
  • Меланхолики обычно имеют пониженные эмоциональный тонус, но неспособны на сильные яркие эмоции. Поэтому люди с чертами этого темперамента часто пребывают в меланхолическом настроении, в состоянии легкой грусти и безотчетной тоски. Даже незначительное событие, которое флегматики и сангвиники вообще не заметят, способно испортить настроение меланхолика. Хотя оно и так обычно не слишком хорошее.
  • Лучше всего изучать природу настроения и понять его влияние на жизнь и поведение человека на примере людей с выраженными чертами сангвинического темперамента. Их настроение довольно ярко и четко выражено и в то же время относительно устойчиво. Оно связано преимущественно с внешними факторами. Сангвиники способны переживать сильные чувства, но не склонны расстраиваться или радоваться по пустякам. Это энергичные, активные люди, уверенные в себе и способные контролировать свое настроение.

Личный опыт

Наша реакция на то или иное событие связана не только конкретно с этим событием, но и зависит от личного опыта, от тех ассоциаций, которые возникают в головном мозге под воздействием различных ситуаций. Эти ассоциации играют важную роль в формировании настроения. Более того, они, точнее хранящиеся в памяти воспоминания, делают настроение устойчивым и могут поддерживать его в течение длительного времени.

Так, прозвучавшая мелодия вызывает воспоминание о событии прошлого и пробуждает чувства, которые мы переживали тогда. Эти чувства смешиваются с настоящей оценкой события, его переосмыслением и создается уникальное и очень сложное настроение, в котором переплетаются и нежность, и легкая грусть, и горечь утраты, и ностальгия, светлое чувство возвращения в тот момент, когда мы были счастливы.

В силу индивидуальности и уникальности личного опыта одно и то же событие у разных людей может порождать совершенно различное настроение. Например, у кого-то 1 сентября вызывает чувство ностальгии, сожаление о прошедшей юности и светлые, радостные воспоминания о веселых деньках, друзьях и детских проказах. А у кого-то ассоциации с началом учебного года совсем нерадостные и связаны с воспоминаниями о скучных уроках, ненавистных домашних заданиях, строгих учителях и постоянном страхе наказания за плохую отметку.

Ассоциации возникают спонтанно, часто совершенно бесконтрольно, а иногда их источник и вовсе находится в подсознании, которое человек не контролирует. Поэтому нередко даже, казалось бы, нейтральное событие может оставить неприятный осадок и испортить нам настроение. Или наоборот, окрасить наш день теплым светом тихой радости.

Виды настроения

Так как то или иное настроение всегда присутствует в нашей жизни и окрашивает ее самыми разными красками, создать четкую классификацию разных видов этого эмоционального состояния довольно сложно.

Чаще всего идут по наиболее простому пути и выделяют 3 вида настроения:

  • позитивное;
  • негативное;
  • нейтральное.

Это максимально простая, но очень нечеткая классификация. И дело здесь не только в том, что уровень позитива или негатива в нашем эмоциональном состоянии может быть разный, но и в том, что часто настроение носит смешанный характер. Например, встреча со старым другом может создать своеобразный эмоциональный микс:

  • радость от встречи;
  • раздражение, что она произошла не вовремя или вы повели себя не так, как надо бы;
  • разочарование от того, что, оказывается, вам не о чем поговорить, и ваши интересы теперь не совпадают;
  • грусть из-за быстротечности времени;
  • надежда на то, что следующая встреча будет более успешной.

Встреча эта создала определенное и довольно яркое настроение, но к какому виду его можно отнести?

Существует другая классификация видов настроения по степени эмоциональной активности и связи настроения с деятельностью человека. В этом случае выделяют несколько видов:

  • Созерцательное – спокойное настроение со слегка повышенным эмоциональным тонусом, но низкой активностью. Это настроение ожидания, когда человек может позволить себе просто наблюдать за течением жизни, но не стремится участвовать в ней.
  • Воодушевленное – настроение активной деятельности. Для него характерен высокий эмоциональный тонус, и позитивный настрой дополняется целеустремленностью и верой в успех.
  • Раздраженное – настроение, в котором негативные чувства и низкая активность сочетается с повышенной эмоциональностью. Негативное отношение распространяется практически на все, с чем взаимодействует человек, в том числе и на неодушевленные вещи. Часто это настроение окрашивается чувствами обиды или вины, гнева или растерянности, то есть теми эмоциональными состояниями, которые выбивают человека из привычной жизненной колеи.
  • Добродушное – в целом позитивное, но пассивное настроение. Эмоциональный тонус повышен, но активность средняя. Это настроение близко к созерцательному, но более социально ориентировано.
  • Меланхолическое настроение характеризуется низким эмоциональным тонусом и пассивностью, для него характерны чувства грусти, безотчетной тоски и отвращение к любому виду активности.
  • Настроение апатии тоже отличается крайне низким уровнем активности и пониженным эмоциональным тонусом. Но негативные чувства здесь не ярко выражены, поэтому субъективно такое настроение часто оценивается как нейтральное. Лишь иногда у человека возникает ощущение тревоги из-за того, что ему ничего не хочется делать. Довольно часто настроение апатии связано с усталостью, последствиями перевозбуждения или стресса.

Иногда к видам настроения относят депрессию, но это неверно. Если речь идет действительно о депрессивном состоянии, а не о простой меланхолии, то здесь мы имеем дело с болезнью, патологией, которая требует лечения у специалиста – психиатра или психотерапевта, в зависимости от степени ее развития.

Однако любая классификация настроения ограничена и в какой-то мере ущербна. Это эмоциональное состояние настолько разнообразно, переливчато и часто противоречиво, что четко выделить его виды невозможно.

Может ли человек управлять своим настроением? Несомненно. Ведь это эмоциональное состояние личностно, то есть в первую очередь зависит от самого человека. Более того, у каждого из нас есть свои проверенные способы повышения эмоционального тонуса: кто-то занимается спортом, кто-то слушает музыку или читает книги, уходя в вымышленный мир; кто-то общается с друзьями или своими домашними питомцами. Отличным способом улучшения настроения является творчество в любом его проявлении. Поэтому не унывайте, создавайте себе позитивное настроение сами.

psychologist.tips

5 СФЕР — блог-платформа о личностном развитии

Не принимай важных решений, когда ты сердишься. Не давай обещания, когда ты счастлив.

Любое настроение можно сравнить с увеличительными линзами очков, да еще и различного цвета, которые искажают восприятие реальности. Настроения могут либо преувеличивать, либо преуменьшать значимость событий, а также влиять на оценку событий, которые происходят с нами. Судя по всему, избавится от настроений невозможно, и все что нам остается делать, это научиться управлять и снижать их влияние на качество принимаемых нами решений.

Настроение с точки зрения психологии, это эмоциональный процесс, который выражает наше отношение к жизненной ситуации. Настроение характеризуется продолжительностью по времени и создает общий эмоциональный фон. Иногда достаточно какого-нибудь незначительного события (пускового механизма), чтобы испортить настроение на весь день.

Средневековые алхимики мечтали найти способ превращения свинца в золото, а если у человека плохое настроение, то он может развить противоположный талант — превращать «золотые» события в «эмоциональный свинец».

Плохое настроение — это индикатор того, что в нашей жизни происходит что-то не так, как мы хотим

Не секрет, что многие из нас часто потакают своему плохому настроению, находят этому оправдание и с «удовольствием» пребывают в нем. Это намного легче, чем прилагать усилия для изменений.

Психология НАСТРОЕНИЯ

Этимология понятия НасТРОЕние, происходит от древнеславянского языка. Это триединство тела, души и духа. Это своеобразный эмоциональный аккорд. Если все три компонента находятся в резонансе друг с другом, мы пребываем в хорошем настроении. Если какой- то из компонентов «выпадает», эмоциональный тонус падает.

Настроение запускается в пять этапов

  1. Этап №1. Оценка действительности. Происходит мгновенно, исходя из внутренних ориентиров, ценностей и задач. Поэтому мы не всегда можем понять причину грустного настроения, радостного настроения или беспричинного беспокойства. Тренировка осознания своих эмоций и изучение себя способны выводить эту неосознанную часть в четкое понимание причин.
  2. Этап №2. Интерпретация окружающей действительности. Другими словами, мы находим подтверждение причины своему настроению в окружающей действительности. Важно не то, что с нами происходит, а то, как мы это интерпретируем.
  3. Этап №3 Запуск доминирующей эмоции. В основе любого настроения лежит доминирующая эмоция, которая и создает эмоциональный фон. Эта эмоция соответствует той интерпретации, которую мы дали. Например, мы интерпретировали дождливую погоду, как то, что разрушило наши планы, или дождь напомнил слезы. Эта интерпретация может запускать эмоцию печали. В таком случае, весь дождливый день у нас будет печальное настроение.
  4. Этап №4. Физическое ощущение. Эмоциональный фон отражается на нашем физическом самочувствии. Это может быть тяжесть или легкость в теле, особенность дыхания, температура и ритм сердцебиения, общий физический комфорт или дискомфорт.
  5. Этап №5. Побуждение к действию. Настроение влияет на качество принимаемых решений. Оно может нас мотивировать действовать или бездействовать различным образом в одной и той же ситуации. В случае с дождливой погодой, мы можем принять решение не выходить целый день из дома, много есть сладкого и смотреть комедийные фильмы.

Научившись влиять хотя бы на один из этапов, мы становимся способны влиять на свое настроение и на настроение окружающих людей. Выбирайте полезное настроение, которое помогает в жизни и избавляйтесь от того, которое вредит вам и окружающим людям.

5sfer.com

Настроения в психологии

Оттолкнемся от
результатов общепсихологическо­го
анализа природы настроений на уровне
отдельного индивида— тогда яснее станут
варианты социально-психологического
понимания массовых, прежде всего
общественных настроений, а также
различные подхо­ды к выработке
политико-психологического видения
массовых настроений,

В рамках общей
психологии
индивидуальные на­строения
рассматривались с разных точек зрения.
Долгое время доминировали психофизиологические
акценты, при которых настроения
оказывались «аб­стракцией от однородных
чувственных тонов пред­ставлений и
ощущений»182или «выражением корково­го самочувствия»183.
С другой стороны, умножались описания
«специфических настроений», выражавших
«особенности тех или иных народов».
Одно из наибо­лее точных психологических
описаний настроения дал А.Н. Леонтьев:
«День, наполненный множеством собы­тий,
казалось бы, вполне успешных, тем не
менее мо­жет испортить человеку
настроение, оставить у него некий
неприятный осадок. На фоне забот дня
этот осадок едва замечается. Но вот
наступает минута, ко­гда человек как
бы оглядывается и мысленно переби­рает
впечатления прожитого дня. И вот в ту
минуту, когда в памяти всплывает
определенное событие, его настроение
приобретает предметную отнесенность:
возникает аффективный сигнал, указывающий
на то, что именно данное событие и
оставило у него эмоцио­нальный
осадок»184.

Современная общая
психология определяет на­строение
как определенное психическое состояние,
интегрирующее влияние объективных
событий на их субъективное переживание185.
В рамках деятельностной трактовки в
отечественной психологии это — выс­ший
уровень субъективного осмысливания
(как про­цесса наделения субъективными
смыслами) чего-то объективного. Это
своего рода «пред-сознание», «чув­ственная
подкладка», «ближайший резерв» сознания
один из сильнейших регуляторов
субъективной психи­ческой жизни. В
основе настроений, с данной точки зрения,
лежат потребности человека; это особая
сиг­нальная реакция, указывающая на
расхождение пот­ребностей с реальными
условиями жизни и возможно­стями
индивида. Сходных взглядов придерживаются
и другие направления. Так, в школе
топологической пси­хологии К. Левина
было введено понятие «притязания». Этот
порождаемый потребностями фактор
определя­ет настроенность субъекта
на успех или неудачу дей­ствий, в том
числе социально-политической
направ­ленности. В целом, в
общепсихологическом ракурсе настроения
хорошо исследованы прежде всего как
мотивационный фактор индивидуального
поведения.

В
социально-психологических направлениях
главным было установление собственно
социальной спе­цифики тех или иных
настроений. Западные исследо­ватели
по преимуществу связывали ее с социальным
поведением индивида и его влиянием на
общество. Так, М. Дойч объяснял социальную
апатию, как результат переживания
индивидами субъективной вероятности
неудачи перед лицом сложных
социально-политиче­ских проблем и,
соответственно, снижения уров­ня
притязаний, не оставляющего надежд на
успех в революционной борьбе186.
Отечественные исследовате­ли, напротив,
в основном искали социальную при­роду
настроений во влиянии общества на
челове­ка, рассматривая этот вопрос
с трех основных точек зрения.

Во-первых, социальные
по генезису настроения, охватывающие
те или иные социальные группы и слои,
представлялись итогом социализации
субъекта таких настроений, следствием
его принадлежности к опре­деленной
группе, слою или социально-политической
системе. В этом русле настроения
рассматривались как особое «сопереживание»
(совместное переживание) людьми проблем
той общности, членами которой они
являются. Так в отечественной социальной
психологии и возникло пресловутое
«общественное настроение», которое
оказывалось одновременно и эмоциональным
отражением, и нормативным отношением,
существующем в обществе. В такой трактовке
общественные настроения были как бы
предписаны субъекту социаль­но-классовой
природой общества и носили ролевой
ха­рактер: он должен был испытывать
их почти в обязате­льном порядке как
член той или иной группы, слоя, организации.

Во-вторых, настроения
рассматривались как соци­альные по
своему содержанию. Исходя из мысли Г.В.
Плеханова о том, что «всякая данная
«идеология»… выражает собой стремления
и настроения данного общества или…
общественного класса»187,
обществен­ные настроения трактовались
в социологически ори­ентированной
отечественной социальной психологии
как особые, не связанные с индивидуальными
явле­ния, определяемые идеологическими
факторами. Это усиливало их
нормативно-заданный характер.

В-третьих, настроения
рассматривались рядом отечественных
направлений как социальные по своему
субъекту. И тогда, в соответствии с общей
норматив­ной направленностью, они
превращались в «настрое­ние всего
общества», являющееся слагаемым некой
«общественной атмосферы».

Теперь уже очевидно,
что подобные обобщенно-социологические
взгляды вели к недооценке реальной роли
и неточному пониманию природы массовых
на­строений, переживаемых людьми в
социально-поли­тической жизни. В ней
сосуществуют «общественные настроения»,
но иного плана — представляющие со­бой
идеальные требования, которые предъявляет
об­щественная система (включая группу,
организацию и т. п. — набор социальных
ролей), и реальные массо­вые настроения.
Последние возникают и развивают­ся
как специфические переживания теми или
иными множествами людей степени
соответствия идеальных норм — реальным
жизненным возможностям их ове­ществления.
Согласно отечественным вариантам
интеракционистского направления,
усваивая «общест­венные настроения»
на уровне ролевых обязанностей, люди
переживают их по-разному, в зависимости
от того, подкрепляются ли нормы и идеалы
социально-по­литической системы
условиями непосредственного повседневного
бытия людей. Так возникают реальные
социально-психологические настроения,
особые состяния, «связанные с осуществлением
или неосуществимостью, с разными фазами
борьбы за осуществление тех или иных
надежд и чаяний, помыслов и замы­слов»188,
направленные позитивно или негативно
по от. ношению к социально-политическим
условиям жизни. Такая направленность
и определяет социальный ха­рактер
настроений.

Обобщая взгляды
разных школ и направлений, можно
заключить, что с социально-психологической
точки зрения настроения — это особый
феномен, сущ­ность которого состоит
в переживании и наделении со стороны
субъекта определенным смыслом его
принад­лежности к социальной системе.
Они определяются степенью идентификации
себя с социальной ролью, а в конечном
счете — с системой. При такой трактовке
настроения неизбежно приобретают
социально-поли­тическую окраску.
Отражая степень удовлетворенно­сти
общественно-политическими условиями
жизни, настроения приобретают специфическую
политическую направленность и могут
становиться массовыми. Тогда они выходят
за рамки социально-психологического
на­правления и нуждаются в специальном
политико-психологическом изучении.
Таким образом, подойдя к пониманию роли
настроений как фактора, опосредующего
взаимоотношения людей и социально-политиче­ской
системы, связанного с мотивацией
массового поведения, социальная
психология остановилась перед анализом
их роли в политической деятельности.
Это является бесспорной прерогативой
политической пси­хологии.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ПСИХОЛОГИЯ

МАССОВЫХ НАСТРОЕНИИ

Оттолкнувшись от
всего уже сказанного, рассмот­рим
теперь непосредственно политико-психологиче­скую
концепцию массовых политических
настроении и их функционирования в
политических процессах: природу этих
настроений, их субъект, истоки
возник­новения, этапы и закономерности
развития, основные виды и типы, функции
настроений, способы воздейст­вия на
массовые политические настроения и
воз­можности прогнозирования их
развития в политике.

В политико-психологическом
измерении массо­вые политические
настроения
— это однородная для
достаточно большого множества людей
субъективная, сложная аффективно-когнитивная
сигнальная реакция, особые переживания
комфорта или дискомфорта, отра­жающие
удовлетворенность или неудовлетворенность
общими социально-политическими условиями
жизни; субъективную оценку возможности
реализации соци­ально-политических
притязаний при данных условиях; а также
стремление к изменению условий ради
осуществления притязаний. Это особые
психические со­стояния, охватывающие
значительные общности лю­дей —
состояния, переходные от непосредственных
эмоций к более или менее осознанным
мнениям, вы­растающие из повседневных
эмоций, но носящие бо­лее обобщенный
в политическом отношении характер,
рационализированные условиями
политической жиз­ни, ее нормами и
устоями.

Массовые политические
настроения представля­ют собой особый
политико-психологический феномен, не
сводимый к традиционно фигурирующему
«обще­ственному настроению». Они
включают социально-нормативные
(собственно «общественные»}, но и иные
составлявшие, возникающие в результате
пе­реживания соответствия общественных
нормативов реальной жизни. Подчас
массовые настроения могут носить
отчетливо антиобщественный характер:
так, настроения недовольства, охватившие
широкие мас­сы населения России к
1917 г., отличались откровен­но
оппозиционной, деструктивной по отношении
к гос­подствовавшей общественно-политической
системе направленностью. Если система,
в меру своих возмож­ностей, внедряла
в общество выгодные для себя нор­мативные
настроения, то снизу, в качестве реакции
на них, вырастали противоположные
реальные массовые настроения.

Природа настроенийопределяется тем, что они становятся
заметными при расхождении двух факторов:
притязаний (ожиданий) людей, связанных
с общими для значительного множества,
массовыми потребностями и интересами,
с одной стороны, и реальных условий
жизни — с другой. Активные настроения,
своеобразная готовность к политическим
действиям возникают тогда, когда
притязания и ожидания людей вступают
в конфликт с возможностями их
удовлетворения, и это противоречие
актуально переживается людьми. Это
специфическое состояние сознания,
пред­шествующая действиям психологическая
реакция зна­чительных общностей на
рассогласование желаемого и действительного.
Такая реакция в виде переживаний может
принимать различные формы — от ненависти
к политическим силам, допустившим
отставание жиз­ненного уровня от
потребностей масс, до восторга по
отношению к тем силам, которые, напротив,
обеспе­чивают рост возможностей
осуществления массовых притязаний.

Особая форма —
«пассивные настроения» типа безразличия
и апатии, когда массы не верят в
возмож­ность преодоления разрыва
между притязаниями и возможностями их
достижения. Например, в свое вре­мя
поражение русской революции 1905 г. на
несколь­ко лет создало ситуацию
своеобразного паралича мас­совых
притязаний и стремлений, лишенных опор
в реальной жизни, утраты веры в себя,
спада мотивации и активных политических
действий» В целом же мас­совые
политические настроения — это широкая
субъ­ективная оценка социально-политической
действитель­ности, как бы пропущенной
сквозь призму интересов, потребностей,
притязаний и ожиданий того или иного
множества людей, массы.

Такие настроения
быстро распространяются. Они заразительны.
Над ними затруднен контроль со сторо­ны
сознания. Они легко и быстро соединяют
людей, находящихся в сходном
социально-политическом поло­жении,
порождая широкое чувство общности «мы»,
как правило, направленное против
определенных «они», от которых зависит
неустраивающее людей социально-политическое
положение.

Возникновениемассовых политических настрое­ний
связано со взаимодействием двух факторов:
1) объ­ективного, предметного (реальная
действительность), и 2) субъективного
(разные представления людей о ре­альной
действительности, различные ее оценки
в свете интересов и потребностей).
Выраженность настрое­ний в обществе
зависит прежде всего от степени
од­нородности его социально-политической
структуры. Чем дифференцированнее,
плюралистичнее эта струк­тура, тем
больше выделяется различных групп,
обла­дающих собственными потребностями
и притязаниями, и каждая из них может
иметь свои настроения. Чем сильнее,
четче, яснее и однороднее представляются
общественные отношения, тем более сжата
социально-политическая структура и тем
сильнее однородно-норма­тивный,
«общественный» компонент настроений.

Выраженность
настроений
зависит, прежде всего, от
степени очевидности расхождения
потребностей и притязаний с предоставляемыми
системой возможно­стями их удовлетворения,
от несоответствия деклари­руемых
прав и свобод — реальной действительности.

Развитиемассовых политических настроений, как
правило, носит циркулярный характер,
напоминаю­щий своеобразное «эмоциональное
кружение»: одни и те же настроения,
имеющие общую основу (обычно именно
неудовлетворенные социально-политические
притязания) воспроизводятся по
определенному цик­лу вновь и вновь.
С одной стороны, это двигатель раз­вития
(без неудовлетворенности нет мотивации
деятель­ности). С другой — постоянный
источник беспокойства для любой власти,
вынужденной считаться с тем, что как
только реальные условия жизни слишком
оторвут­ся от притязаний, возникнут
оппозиционные настрое­ния недовольства
этой властью. Исторические при­меры
показывают, что поиск массовой поддержки
стремящимися к власти политическими
силами на практике часто оборачивается
своеобразным «взвинчи­ванием»
притязаний масс: окрыленные надеждами,
последние склонны отдавать власть тем,
кто обещает достижение потребного.
Однако, отрываясь от дейст­вительности,
будучи необеспеченными реальным уров­нем
жизни, неосуществленные притязания
порождают массовое недовольство,
подрывающее позиции власти. В этом
проявляется диалектика взаимоотношений
мас­сового политического сознания,
в основании которо­го лежат настроения,
связанных с ними динамичных политических
процессов, и социально-политических
структур и институтов, стабилизирующих
политическое устройство жизни.

Цикл развитиямассовых настроений обычно вклю­чает
пять основных этапов: от глухого брожения
и заро­ждения настроений — через их
накопление и кристал­лизацию — к
максимальному подъему, проявляющемуся
в политических действиях — затем к
разрешению или спаду настроений, а в
последнем случае, спустя время — к
новому подъему.

Динамичность
настроений
связана не только со меной
их направленности и интенсивности.
Связана она и с быстротой перехода от
настроений к осознанным мнениям, оценкам
и действиям. В политико-психологическом
отношении эта динамика выражается
уровнями экспрессивности настроений,
проявляющи­мися а) в том, чего люди
хотят и молчаливо пережива­ют, б) на
что надеются и способны выразить
вербально, в) в принципе готовы отстаивать,
г) привыкли считать своим и ни за что не
отдадут.

Субъектомполитических настроений является масса
как совокупность людей, сплоченных
общими переживаниями. Это особое
объединение по функцио­нальному
признаку, формирующееся на основе общих
действий и факторов, побуждающих к таким
действи­ям. Последние не всегда
непосредственно следуют из классических
представлений об особенностях того или
иного слоя, группы или класса. Понятие
«масса» ме­нее определенно и более
ситуативно, чем названные общности —
в массу объединяются разные люди из
разных групп, охваченные в тот или иной
момент дей­ствием общих
политико-психологических факторов.

Зарождаясь в
отдельных группах и слоях, настрое­ния
чрезвычайно быстро распространяются
и сами формируют массу в качестве своего
субъекта. Так, например, в ходе революции
«рабочая масса» может быстро превратиться
в массу-«большинство всех эксплуатируемых».
Особенно ярко это проявляется в ходе
радикальных политических перемен,
политиче­ских кризисов. В более
спокойных ситуациях, когда в рамках
политической системы функционируют
разно­образные не слишком выраженные
настроения, их субъект представлен
относительно локально. В наибо­лее
конкретном выражении — в виде толпы. В
более сложном случае — в виде, например,
массовых движе­ний или «средних слоев»
с типичной для них размытос­тью
социального сознания и большой
податливостью настроенческим факторам.

В политике существует
и проявляется значитель­ное число
разных видовмассовых настроений.
Их можно классифицировать и типологизировать
по мно­гим основаниям. На практике
преобладают конкретно-исторические
подходы к выделению видов настрое­ний,
основанные на политической оценке
реальных и желательных, потенциальных
последствий настрое­ний — тех или
иных массовых политических действии.
Исходя из этого выделяются, например,
революци­онные и контрреволюционные,
фашистские и антифашистские и т. п.
пары-антагонисты. При наличии оп­ределенных
практических выгод такой подход нельзя
принять как исчерпывающий. Возможен и
более слож­ный путь, при котором
последствия тех или иных на­строений
оцениваются не с позиций конкретной
политико-идеологической ситуации, а в
общечелове­ческом измерении. Степень
соответствия настроений и вызываемых
ими действий общечеловеческим инте­ресам
подразделяет их на прогрессивные и
реакци­онные.

Возможен, однако,
и принципиально иной подход. В
политологическом ракурсе более
продуктивно, не фиксируясь на проблеме
оценок (что почти неизбеж­но при
подразделении политических феноменов),
рас­сматривать массовые настроения
с функциональной точки зрения, разделяя
в зависимости от роли, кото­рую они
играют в конкретных политических
процес­сах. Такой подход носит
соотносительный, процессу­альный
характер. Он учитывает, что направленность
настроений определяется их идеологическим
оформ­лением — соответственно, их
оценка зависит от сов­падения или
расхождения политико-идеологических
позиций субъекта настроений, с одной
стороны, и субъекта оценки — с другой.

Природа настроенийдвойственна. С одной сторо­ны, они
являются отражением реальной жизни. С
дру­гой же, они развиваются по законам
массовой психо­логии, влияя на
реальность. С одной стороны, они лежат
в основе идеологии, с другой — весьма
подат­ливы идеологическому воздействию.
В политике оцен­ка и выделение видов
настроений обычно связаны с тем, «за»
и «против» кого они направлены. Но одно
и то же событие, явление или процесс
могут вызывать разную, подчас
противоположную настроенческую реакцию
— все зависит от информированности
людей и оттого, кто и куда сумел направить
массовую психо­логию, придать ей
нужную окраску и воспользоваться
существующей интенсивностью, например,
массового недовольства.

В процессуальной
трактовке выделяются основные функциимассовых политических настроений, а
разно­видности последних рассматриваются,
прежде всего, как отдельные механизмы
осуществления данных функций. Это не
исключает содержательно-оцепочных
классификаций, но подчиняет их в качестве
вторичных, детализирующих функциональный
подход применительно к конкретным
политическим ситуациям. Главная функция
массовых политических настроений —
функция субъективного обеспечения
динамики политиче­ских процессов,
осуществляется через политико-психо­логическую
подготовку, формирование и мотивационное
обеспечение политическихдействийдостаточно
больших человеческих общностей. Это
достигается за счет объе­динения
людей в массу на основе общих настроенческих
переживаний — функция формирования
субъекта по­тенциальных политических
действий и, соответственно, настроения,
формирующие потенциально-действенные
общности (например, массовые движения).
Сплачивая массу, настроения опредмечиваются
в массовых дейст­виях — функция
инициирования и регуляции политиче­ского
поведения посредством соответствующих
вариан­тов настроений (например,
ведущих к модификации политической
системы). Помимо названных, в более
длительной перспективе определенные
настроения осуществляют важную функцию
стратегической поли­тико-психологической
оценки, формируя долгосрочное отношение
к политической реальности, способ ее
ос­мысления — например, то или иное
политическое мыш­ление.

Возможности
воздействия
на массовые настрое­ния
лежат в двух плоскостях. С одной стороны,
в ис­тории политики отработаны средства
влияния на притязания и ожидания людей.
С другой стороны, эф­фективным является
влияние на возможности осуще­ствления
притязаний в реальной действительности.
Комплексное политическое воздействие
склады­вается из двух основных
компонентов: пропаганди-стско-идеологического
(манипуляция притязаниями) и
социально-политического, включая
социально-эко­номическое (манипуляция
уровнем реальной жизни). Стабилизация
настроений связана с уравновешива­нием
притязаний и возможностей их достижения.
От­ставание возможностей достижения
ведет к росту не­довольства. Совпадение
притязаний и возможностей, реальное
или иллюзорное, вызывает рост массового
энтузиазма».

Успешное воздействие
должно опираться на ана­лиз, включающий:

  1. инвентаризацию
    имеющихся в политической системе
    настроений и их направленности (о ней
    судят по степени расхождения реальных
    массовых настроений с
    нормативно-«общественными»), что
    позволяет оценить степень
    политико-психологического единства
    общества как совокупности про- и
    антисистемных на­строений;

2) оценку содержания
доминирующих настроений как с точки
зрения конкретной политической си­туации,
так и с общечеловеческих позиций — в
первом случае исходят из интересов
системы и действующих в ней сил, во
втором — из обще­человеческих
интересов;

3) причины
возникновения настроений — выясня­ется
их связь с притязаниями той или иной
общ­ности и возможности их удовлетворения
как в настоящий момент, так и в будущем;

4) стадии развития
настроений, степень их выра­женности
и интенсивности, вероятности пере­растания
в массовые политические действия;

5) широту охвата,
степень массовости, распростра­ненность
в наиболее влиятельных политических
общностях.

Анализ по данным
позициям позволяет оценить в целом
вероятность опредмечивания настроений
в по­литическом поведении; характер
действий масс, их содержание и
направленность; масштабы и возмож­ные
политические последствия воздействия
на на­строения.

Прогнозперспектив развития тех или иных
массо­вых политических настроений —
сложная проблема. Он возможен при условии
учета значительного числа факторов,
влияющих на динамику настроений.
Наибо­лее адекватным прогностическим
методом является разработка
политико-психологических сценариев по
схеме: «если….то…». Сценарии такого
рода строятся по принципу аналогий,
отталкиваясь от более или менее близкого
в политическом плане «плацдарма
прогноза». Построение сценария, основанное
на экспертных оцен­ках, сводится к
созданию особого рода «проблемно-факторной
сети», образуемой факторами-переменными,
влияющими на развитие настроений, и
имеет выход на компьютерное моделирование
политических процессов. Такого рода
прогнозы-сценарии наиболее адекватны
для задач долгосрочного прогнозирования:

Будучи вероятностными,
они имеют прежде всего концептуальное
значение. В отдельных случаях, однако,
возможно и получение оперативной
прогностической информации.

studfiles.net

Личная психология: как улучшить свое настроение?


Что такое настроение человека? Это то, как он ощущает себя в настоящий момент, что думает о себе, жизни, окружающих людях. Настроение может быть неуловимым, переменчивым, даже непредсказуемым. Также оно может являться стабильным. Эти характеристики зависят во многом от характера человека и проявлений его темперамента: холерики, например, склонны к изменчивости — еще минуту назад они весело смеялись в компании приятелей, а сейчас кто-то вызвал их праведный гнев, и от хорошего расположения духа не осталось и следа. Все это — психология человека, изучая которую, люди имеют возможность научиться управлять своим настроением, а после этого, возможно, и некоторыми событиями жизни.


Мудрые говорили о том, что познав себя и научившись владеть чувствами и эмоциями, ты можешь владеть почти всем миром. Однако не всегда люди видят умение совладать с собой как возможность для роста, изменений не только внутренних, но и внешних — ведь, меняясь сам, управляя собой, человек вызывает изменения со стороны окружающих людей. За это отвечает особенность людей реагировать поведенческим образом в ответ на то, когда кто-то из окружения становится «другим» человеком.


Какая сила таится в управлении собственным настроением и как можно научиться владеть собой настолько, чтобы «творить» внутреннюю «погоду» своими руками или мыслями? Психология личности откроет секреты в этой статье.

Психология человека и суета

Психология человека и суета


Как часто мы живем, не задумываясь над тем, как велика наша энергия и куда уходят силы во время того, когда мы думаем — о прошлом или будущем — общаемся, выполняем рутинную работу, делаем что-то в ущерб себе или совершаем напрасные действия. Психология человека такова, что большая часть времени и сил на самом деле может уходить на дела и события, больше похожие на суету, нежели на то, что доставляет удовольствие, приносит пользу и отличный результат в будущем.


Кода большая часть дел людей не имеет цели, не доставляет радости и не дает плодов, можно с уверенностью сказать, что это не деятельность, а ежедневная суета. Без смысла и результата, не имея возможности похвалить или наградить себя за потраченные усилия, человек чувствует опустошенность и, соответственно, его настроение снижается — такова его психология. Часто люди под ее влиянием, не могут точно сказать, отчего им грустно, тоскливо или они чувствуют упадок сил. Вкратце это можно было бы назвать напрасными усилиями. От этого неудивительным становится тот факт, что, потратив энергию, «вложившись», человек чувствует, что его настроение пустое и подавленное, ему ничего не хочется, нет поводов для радости и некуда стремиться.


Перестать тратить силы на суету можно, если избавиться от всего пустого, что есть в жизни. Когда человек начинает об этом задумываться — для чего мне эта работа, отношения, встречи, разговоры, дела — то часто он может выступать вдруг «неудобным» или странным для окружающих — такова его психология. Понимая, что не живут полноценной жизнью, а занимаются «суетой», люди увольняются с нелюбимой работы, уходят от партнеров, с которыми прожили много лет, делают то, чего всегда боялись, выражают гнев, уезжают жить в другую страну или совершают нечто, противоречащее законам общества, но отвечающее их личным потребностям. Сделать так — значит иметь большую смелость и взять, наконец, свое настроение, внутреннее состояние и даже жизнь под личный контроль и ответственность.

Завершайте отношения


Иногда незавершенные отношения являются причиной подавленности, постоянной грусти, апатии. Если вас беспокоит собственное настроение и то, что оно уже давно не было приподнятым, радостным и беззаботным, задумайтесь, не «крутятся» ли ваши мысли вокруг связи, которая осталась давно в прошлом? Если вы поймете, что до сих пор не можете отпустить человека, с которым нет уже ни любви, ни дружбы, то, скорее всего ваше с ним общение является незавершенным.


«Спасти» свое настроение от подобного недуга и закрыть старый жизненный этап, можно на приеме у психолога. Именно специалист бережно и осторожно поможет вспомнить все подробности того, что было, всплакнуть или пожалеть себя и понять, что можно с этим делать дальше. Бывает так, что решение проблемы кроется в нескольких словах или выражении чувств.


Застревая в прошлом так, что зависимости подвергается даже ежедневное настроение, помочь себе самостоятельно довольно сложно, поэтому работа с психологом — это то, что нужно на пути к управлению собственной жизнью и внутренним состоянием.

Не думайте о своих комплексах


Бывает так, что привычки человека думать о себе в негативном ключе надолго портят настроение. Не стоит делать этого, во-первых, потому, что такие мысли снижают самооценку, во-вторых, лишают самоуважения и в-третьих, «затягивают» туда, где в скором времени человек может потерять себя как личность — ресурсную, активную, способную — и начать видеть только комплексы характера.


«Поймав» себя на мысли, что внутренний критик «активизировался», и вы слышите, как ругаете себя — «только я мог так сглупить», «все люди, как люди, а я…», «надо же так опозориться» и другое — стоит «позвать на помощь» поддерживающую часть личности и тут же назвать несколько личных достижений, за которые можно себя похвалить. Пользуясь этой простой техникой, человек избавляется от привычки ругать себя и оценивать и получает «спасительный бальзам» в виде похвалы и одобрения, что значительно улучшает настроение.

Любовь — основа хорошего настроения


Любить и быть любимым — не только мечта романтических натур, но еще и ресурсное состояние. Это чувство может быть между партнерами, детьми и родителями или друзьями. Стоит обращаться к нему чаще за тем, чтобы повысить свое настроение.


Откажитесь от привычки замыкаться на себе и своих проблемах, поделитесь ими с близкими людьми, которые любят и могут вас поддержать. Благодаря близкому и теплому общению, настроение человека может меняться в лучшую сторону и оставаться таким долгое время.

Привычка оставлять плохое в прошлом

Привычка оставлять плохое в прошлом


Переживая старые травмы — обиды, отношения, нерешенные проблемы — человек лишает себя возможности пребывать в хорошем настроении сегодня.


Нужно научиться оставлять все плохое в прошлом, не давая ему шансов питаться энергией настоящего момента и возможных успехов


Стройте отношения с жизненными обстоятельствами так, чтобы можно было сказать: «если я могу изменить эту ситуацию, то мне стоит подумать, с чего можно начать. Если данная ситуация не поддается изменениям, мне стоит понять, как перестать думать о ней и куда направить свою энергию сегодня?»


Такая объективная оценка научит не «уходить» в печаль и размышления и научит контролировать свое настроение более сознательно.

medaboutme.ru

Настроение — Психологос

Если движения эмоций становятся более плавными и поэтому длительными, длящимися и почти статичными, говорят о состояниях и настроениях. Состояние – это про объективное, про тело. Настроение – про внутреннее, про душу↑.

Глаза вспыхнули радостью – эмоция. Это утро для вас пронизано светом, радость пришла к вам и не уходит, живет спокойными сменяющимися волнами – это спокойное состояние и радостное настроение.

Настроение — имеющее образ состояние души, чувств человека или чего-либо одухотворённого (например, настроение картины, мелодии, спектакля). Образ настроения может быть общим («приподнятое», «подавленное» настроение), либо пониматься как четко идентифицируемое состояние (скука, печаль, тоска, страх или, напротив, увлеченность, радость, ликование, восторг и т. д.). Настроение может быть мимолетным, чаще о настроении говорят как о чем-то длящемся.

«Эмоции и чувства связаны с каким-то объектом и направлены на него: мы радуемся чему-то, огорчаемся чем-то, тревожимся из-за чего-то. Но когда у человека радостное настроение, он не просто рад чему-то, а ему радостно — все на свете представляется радостным и прекрасным. Настроение не предметно, а личностно, оно не поводу чего-то конкретного, а разлитое и общее состояние. Оно не специальное переживание, приуроченное к какому-то частному событию, а разлитое общее состояние». — С.Л. Рубинштейн.

На наше настроение влияют многие факторы: погода, самочувствие, гормональный фон, но если мы хотим своим (или чьим-то) настроением управлять, важнее обращать внимание на привычки и внутренние выгоды, стоящие за настроением.

Частая ситуация: муж изменил, жена страдает, ходит с мертвым лицом и несчастными глазами. Настроения — никакого, сил нет, все ужасно и все раздражает. Несложный анализ показывает, что это не совсем программа, не совсем то, на что женщина влиять не может — чаще это подсознательная месть мужу и невполне осознаваемое намерение из сложившейся ситуации вытянуть побольше бонусов. Сделать мужа виноватым — и после использовать это. Когда и если женщина это осознает, она вполне в силах взять себя в руки и более несчастную жертву не разыгрывать.↑

Склоннность к смене настроения, тем более к частой и глубокой смене — признак Человека настроения (по Н.И. Козлову) либо Лабильного типа (по А.Е. Личко). Что делать с перепадами настроения? Смотри ПМС и Лабильный тип: как работать над собой

Управлять своим настроением

Взрослые, развитые, ответственные люди умеют управлять своим настроением. Это не очень сложно.

А.С. Макаренко писал в «Воспитание в семье и школе»: «Некоторые родители и педагоги позволяют себе такую «роскошь», чтобы их голос отражал их настроение. Это совершенно недопустимо. Настроение у вас может быть каким угодно, а голос у вас должен быть настоящим, хорошим, твердым. Никакого отношения к вашему голосу настроение не имеет. Почему вы знаете, какое у меня сейчас настроение? Может быть, я в горе. А может быть, у меня радость какая-нибудь большая. Но я должен говорить так, чтобы меня все слушали. Каждый родитель, каждый педагог, перед тем как разговаривать с ребенком, должен себя немножко так подкрутить, чтобы все настроения исчезли. И это не так трудно. После того как мы три года прожили в лесу и вокруг нас были бандиты, какие же могут быть настроения? Какую же волю я могу давать своим настроениям? Я привык справляться со своим настроением и убедился, что это очень легко. Нужно делать так, чтобы ваша физиономия, ваши глаза, ваш голос были в некоторых случаях автономными. На душе у вас, может быть, кошки скребут и всякие другие гады, а с внешней стороны все должно быть в полном порядке, в полном параде. Педагог обязан иметь «парад на лице». Желательно, чтобы и родители имели на лице «парад».

Если какое-то настроение вас не устраивает, его, как правило, сразу или постепенно можно изменить. Способов много. Самое простое — заместить плохое настроение хорошим. Действительно, находясь в пробке, не обязательно злиться. Можно включить музыку, порешать вопросы по телефону, сделать лицевую гимнастику и размять голос… Вариантов много всегда, было бы желание!

www.psychologos.ru

Настроения в психологии

Оттолкнемся от
результатов общепсихологическо­го
анализа природы настроений на уровне
отдельного индивида— тогда яснее станут
варианты социально-психологического
понимания массовых, прежде всего
общественных настроений, а также
различные подхо­ды к выработке
политико-психологического видения
массовых настроений,

В рамках общей
психологии
индивидуальные на­строения
рассматривались с разных точек зрения.
Долгое время доминировали психофизиологические
акценты, при которых настроения
оказывались «аб­стракцией от однородных
чувственных тонов пред­ставлений и
ощущений»182или «выражением корково­го самочувствия»183.
С другой стороны, умножались описания
«специфических настроений», выражавших
«особенности тех или иных народов».
Одно из наибо­лее точных психологических
описаний настроения дал А.Н. Леонтьев:
«День, наполненный множеством собы­тий,
казалось бы, вполне успешных, тем не
менее мо­жет испортить человеку
настроение, оставить у него некий
неприятный осадок. На фоне забот дня
этот осадок едва замечается. Но вот
наступает минута, ко­гда человек как
бы оглядывается и мысленно переби­рает
впечатления прожитого дня. И вот в ту
минуту, когда в памяти всплывает
определенное событие, его настроение
приобретает предметную отнесенность:
возникает аффективный сигнал, указывающий
на то, что именно данное событие и
оставило у него эмоцио­нальный
осадок»184.

Современная общая
психология определяет на­строение
как определенное психическое состояние,
интегрирующее влияние объективных
событий на их субъективное переживание185.
В рамках деятельностной трактовки в
отечественной психологии это — выс­ший
уровень субъективного осмысливания
(как про­цесса наделения субъективными
смыслами) чего-то объективного. Это
своего рода «пред-сознание», «чув­ственная
подкладка», «ближайший резерв» сознания
один из сильнейших регуляторов
субъективной психи­ческой жизни. В
основе настроений, с данной точки зрения,
лежат потребности человека; это особая
сиг­нальная реакция, указывающая на
расхождение пот­ребностей с реальными
условиями жизни и возможно­стями
индивида. Сходных взглядов придерживаются
и другие направления. Так, в школе
топологической пси­хологии К. Левина
было введено понятие «притязания». Этот
порождаемый потребностями фактор
определя­ет настроенность субъекта
на успех или неудачу дей­ствий, в том
числе социально-политической
направ­ленности. В целом, в
общепсихологическом ракурсе настроения
хорошо исследованы прежде всего как
мотивационный фактор индивидуального
поведения.

В
социально-психологических направлениях
главным было установление собственно
социальной спе­цифики тех или иных
настроений. Западные исследо­ватели
по преимуществу связывали ее с социальным
поведением индивида и его влиянием на
общество. Так, М. Дойч объяснял социальную
апатию, как результат переживания
индивидами субъективной вероятности
неудачи перед лицом сложных
социально-политиче­ских проблем и,
соответственно, снижения уров­ня
притязаний, не оставляющего надежд на
успех в революционной борьбе186.
Отечественные исследовате­ли, напротив,
в основном искали социальную при­роду
настроений во влиянии общества на
челове­ка, рассматривая этот вопрос
с трех основных точек зрения.

Во-первых, социальные
по генезису настроения, охватывающие
те или иные социальные группы и слои,
представлялись итогом социализации
субъекта таких настроений, следствием
его принадлежности к опре­деленной
группе, слою или социально-политической
системе. В этом русле настроения
рассматривались как особое «сопереживание»
(совместное переживание) людьми проблем
той общности, членами которой они
являются. Так в отечественной социальной
психологии и возникло пресловутое
«общественное настроение», которое
оказывалось одновременно и эмоциональным
отражением, и нормативным отношением,
существующем в обществе. В такой трактовке
общественные настроения были как бы
предписаны субъекту социаль­но-классовой
природой общества и носили ролевой
ха­рактер: он должен был испытывать
их почти в обязате­льном порядке как
член той или иной группы, слоя, организации.

Во-вторых, настроения
рассматривались как соци­альные по
своему содержанию. Исходя из мысли Г.В.
Плеханова о том, что «всякая данная
«идеология»… выражает собой стремления
и настроения данного общества или…
общественного класса»187,
обществен­ные настроения трактовались
в социологически ори­ентированной
отечественной социальной психологии
как особые, не связанные с индивидуальными
явле­ния, определяемые идеологическими
факторами. Это усиливало их
нормативно-заданный характер.

В-третьих, настроения
рассматривались рядом отечественных
направлений как социальные по своему
субъекту. И тогда, в соответствии с общей
норматив­ной направленностью, они
превращались в «настрое­ние всего
общества», являющееся слагаемым некой
«общественной атмосферы».

Теперь уже очевидно,
что подобные обобщенно-социологические
взгляды вели к недооценке реальной роли
и неточному пониманию природы массовых
на­строений, переживаемых людьми в
социально-поли­тической жизни. В ней
сосуществуют «общественные настроения»,
но иного плана — представляющие со­бой
идеальные требования, которые предъявляет
об­щественная система (включая группу,
организацию и т. п. — набор социальных
ролей), и реальные массо­вые настроения.
Последние возникают и развивают­ся
как специфические переживания теми или
иными множествами людей степени
соответствия идеальных норм — реальным
жизненным возможностям их ове­ществления.
Согласно отечественным вариантам
интеракционистского направления,
усваивая «общест­венные настроения»
на уровне ролевых обязанностей, люди
переживают их по-разному, в зависимости
от того, подкрепляются ли нормы и идеалы
социально-по­литической системы
условиями непосредственного повседневного
бытия людей. Так возникают реальные
социально-психологические настроения,
особые состяния, «связанные с осуществлением
или неосуществимостью, с разными фазами
борьбы за осуществление тех или иных
надежд и чаяний, помыслов и замы­слов»188,
направленные позитивно или негативно
по от. ношению к социально-политическим
условиям жизни. Такая направленность
и определяет социальный ха­рактер
настроений.

Обобщая взгляды
разных школ и направлений, можно
заключить, что с социально-психологической
точки зрения настроения — это особый
феномен, сущ­ность которого состоит
в переживании и наделении со стороны
субъекта определенным смыслом его
принад­лежности к социальной системе.
Они определяются степенью идентификации
себя с социальной ролью, а в конечном
счете — с системой. При такой трактовке
настроения неизбежно приобретают
социально-поли­тическую окраску.
Отражая степень удовлетворенно­сти
общественно-политическими условиями
жизни, настроения приобретают специфическую
политическую направленность и могут
становиться массовыми. Тогда они выходят
за рамки социально-психологического
на­правления и нуждаются в специальном
политико-психологическом изучении.
Таким образом, подойдя к пониманию роли
настроений как фактора, опосредующего
взаимоотношения людей и социально-политиче­ской
системы, связанного с мотивацией
массового поведения, социальная
психология остановилась перед анализом
их роли в политической деятельности.
Это является бесспорной прерогативой
политической пси­хологии.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ПСИХОЛОГИЯ

МАССОВЫХ НАСТРОЕНИИ

Оттолкнувшись от
всего уже сказанного, рассмот­рим
теперь непосредственно политико-психологиче­скую
концепцию массовых политических
настроении и их функционирования в
политических процессах: природу этих
настроений, их субъект, истоки
возник­новения, этапы и закономерности
развития, основные виды и типы, функции
настроений, способы воздейст­вия на
массовые политические настроения и
воз­можности прогнозирования их
развития в политике.

В политико-психологическом
измерении массо­вые политические
настроения
— это однородная для
достаточно большого множества людей
субъективная, сложная аффективно-когнитивная
сигнальная реакция, особые переживания
комфорта или дискомфорта, отра­жающие
удовлетворенность или неудовлетворенность
общими социально-политическими условиями
жизни; субъективную оценку возможности
реализации соци­ально-политических
притязаний при данных условиях; а также
стремление к изменению условий ради
осуществления притязаний. Это особые
психические со­стояния, охватывающие
значительные общности лю­дей —
состояния, переходные от непосредственных
эмоций к более или менее осознанным
мнениям, вы­растающие из повседневных
эмоций, но носящие бо­лее обобщенный
в политическом отношении характер,
рационализированные условиями
политической жиз­ни, ее нормами и
устоями.

Массовые политические
настроения представля­ют собой особый
политико-психологический феномен, не
сводимый к традиционно фигурирующему
«обще­ственному настроению». Они
включают социально-нормативные
(собственно «общественные»}, но и иные
составлявшие, возникающие в результате
пе­реживания соответствия общественных
нормативов реальной жизни. Подчас
массовые настроения могут носить
отчетливо антиобщественный характер:
так, настроения недовольства, охватившие
широкие мас­сы населения России к
1917 г., отличались откровен­но
оппозиционной, деструктивной по отношении
к гос­подствовавшей общественно-политической
системе направленностью. Если система,
в меру своих возмож­ностей, внедряла
в общество выгодные для себя нор­мативные
настроения, то снизу, в качестве реакции
на них, вырастали противоположные
реальные массовые настроения.

Природа настроенийопределяется тем, что они становятся
заметными при расхождении двух факторов:
притязаний (ожиданий) людей, связанных
с общими для значительного множества,
массовыми потребностями и интересами,
с одной стороны, и реальных условий
жизни — с другой. Активные настроения,
своеобразная готовность к политическим
действиям возникают тогда, когда
притязания и ожидания людей вступают
в конфликт с возможностями их
удовлетворения, и это противоречие
актуально переживается людьми. Это
специфическое состояние сознания,
пред­шествующая действиям психологическая
реакция зна­чительных общностей на
рассогласование желаемого и действительного.
Такая реакция в виде переживаний может
принимать различные формы — от ненависти
к политическим силам, допустившим
отставание жиз­ненного уровня от
потребностей масс, до восторга по
отношению к тем силам, которые, напротив,
обеспе­чивают рост возможностей
осуществления массовых притязаний.

Особая форма —
«пассивные настроения» типа безразличия
и апатии, когда массы не верят в
возмож­ность преодоления разрыва
между притязаниями и возможностями их
достижения. Например, в свое вре­мя
поражение русской революции 1905 г. на
несколь­ко лет создало ситуацию
своеобразного паралича мас­совых
притязаний и стремлений, лишенных опор
в реальной жизни, утраты веры в себя,
спада мотивации и активных политических
действий» В целом же мас­совые
политические настроения — это широкая
субъ­ективная оценка социально-политической
действитель­ности, как бы пропущенной
сквозь призму интересов, потребностей,
притязаний и ожиданий того или иного
множества людей, массы.

Такие настроения
быстро распространяются. Они заразительны.
Над ними затруднен контроль со сторо­ны
сознания. Они легко и быстро соединяют
людей, находящихся в сходном
социально-политическом поло­жении,
порождая широкое чувство общности «мы»,
как правило, направленное против
определенных «они», от которых зависит
неустраивающее людей социально-политическое
положение.

Возникновениемассовых политических настрое­ний
связано со взаимодействием двух факторов:
1) объ­ективного, предметного (реальная
действительность), и 2) субъективного
(разные представления людей о ре­альной
действительности, различные ее оценки
в свете интересов и потребностей).
Выраженность настрое­ний в обществе
зависит прежде всего от степени
од­нородности его социально-политической
структуры. Чем дифференцированнее,
плюралистичнее эта струк­тура, тем
больше выделяется различных групп,
обла­дающих собственными потребностями
и притязаниями, и каждая из них может
иметь свои настроения. Чем сильнее,
четче, яснее и однороднее представляются
общественные отношения, тем более сжата
социально-политическая структура и тем
сильнее однородно-норма­тивный,
«общественный» компонент настроений.

Выраженность
настроений
зависит, прежде всего, от
степени очевидности расхождения
потребностей и притязаний с предоставляемыми
системой возможно­стями их удовлетворения,
от несоответствия деклари­руемых
прав и свобод — реальной действительности.

Развитиемассовых политических настроений, как
правило, носит циркулярный характер,
напоминаю­щий своеобразное «эмоциональное
кружение»: одни и те же настроения,
имеющие общую основу (обычно именно
неудовлетворенные социально-политические
притязания) воспроизводятся по
определенному цик­лу вновь и вновь.
С одной стороны, это двигатель раз­вития
(без неудовлетворенности нет мотивации
деятель­ности). С другой — постоянный
источник беспокойства для любой власти,
вынужденной считаться с тем, что как
только реальные условия жизни слишком
оторвут­ся от притязаний, возникнут
оппозиционные настрое­ния недовольства
этой властью. Исторические при­меры
показывают, что поиск массовой поддержки
стремящимися к власти политическими
силами на практике часто оборачивается
своеобразным «взвинчи­ванием»
притязаний масс: окрыленные надеждами,
последние склонны отдавать власть тем,
кто обещает достижение потребного.
Однако, отрываясь от дейст­вительности,
будучи необеспеченными реальным уров­нем
жизни, неосуществленные притязания
порождают массовое недовольство,
подрывающее позиции власти. В этом
проявляется диалектика взаимоотношений
мас­сового политического сознания,
в основании которо­го лежат настроения,
связанных с ними динамичных политических
процессов, и социально-политических
структур и институтов, стабилизирующих
политическое устройство жизни.

Цикл развитиямассовых настроений обычно вклю­чает
пять основных этапов: от глухого брожения
и заро­ждения настроений — через их
накопление и кристал­лизацию — к
максимальному подъему, проявляющемуся
в политических действиях — затем к
разрешению или спаду настроений, а в
последнем случае, спустя время — к
новому подъему.

Динамичность
настроений
связана не только со меной
их направленности и интенсивности.
Связана она и с быстротой перехода от
настроений к осознанным мнениям, оценкам
и действиям. В политико-психологическом
отношении эта динамика выражается
уровнями экспрессивности настроений,
проявляющи­мися а) в том, чего люди
хотят и молчаливо пережива­ют, б) на
что надеются и способны выразить
вербально, в) в принципе готовы отстаивать,
г) привыкли считать своим и ни за что не
отдадут.

Субъектомполитических настроений является масса
как совокупность людей, сплоченных
общими переживаниями. Это особое
объединение по функцио­нальному
признаку, формирующееся на основе общих
действий и факторов, побуждающих к таким
действи­ям. Последние не всегда
непосредственно следуют из классических
представлений об особенностях того или
иного слоя, группы или класса. Понятие
«масса» ме­нее определенно и более
ситуативно, чем названные общности —
в массу объединяются разные люди из
разных групп, охваченные в тот или иной
момент дей­ствием общих
политико-психологических факторов.

Зарождаясь в
отдельных группах и слоях, настрое­ния
чрезвычайно быстро распространяются
и сами формируют массу в качестве своего
субъекта. Так, например, в ходе революции
«рабочая масса» может быстро превратиться
в массу-«большинство всех эксплуатируемых».
Особенно ярко это проявляется в ходе
радикальных политических перемен,
политиче­ских кризисов. В более
спокойных ситуациях, когда в рамках
политической системы функционируют
разно­образные не слишком выраженные
настроения, их субъект представлен
относительно локально. В наибо­лее
конкретном выражении — в виде толпы. В
более сложном случае — в виде, например,
массовых движе­ний или «средних слоев»
с типичной для них размытос­тью
социального сознания и большой
податливостью настроенческим факторам.

В политике существует
и проявляется значитель­ное число
разных видовмассовых настроений.
Их можно классифицировать и типологизировать
по мно­гим основаниям. На практике
преобладают конкретно-исторические
подходы к выделению видов настрое­ний,
основанные на политической оценке
реальных и желательных, потенциальных
последствий настрое­ний — тех или
иных массовых политических действии.
Исходя из этого выделяются, например,
революци­онные и контрреволюционные,
фашистские и антифашистские и т. п.
пары-антагонисты. При наличии оп­ределенных
практических выгод такой подход нельзя
принять как исчерпывающий. Возможен и
более слож­ный путь, при котором
последствия тех или иных на­строений
оцениваются не с позиций конкретной
политико-идеологической ситуации, а в
общечелове­ческом измерении. Степень
соответствия настроений и вызываемых
ими действий общечеловеческим инте­ресам
подразделяет их на прогрессивные и
реакци­онные.

Возможен, однако,
и принципиально иной подход. В
политологическом ракурсе более
продуктивно, не фиксируясь на проблеме
оценок (что почти неизбеж­но при
подразделении политических феноменов),
рас­сматривать массовые настроения
с функциональной точки зрения, разделяя
в зависимости от роли, кото­рую они
играют в конкретных политических
процес­сах. Такой подход носит
соотносительный, процессу­альный
характер. Он учитывает, что направленность
настроений определяется их идеологическим
оформ­лением — соответственно, их
оценка зависит от сов­падения или
расхождения политико-идеологических
позиций субъекта настроений, с одной
стороны, и субъекта оценки — с другой.

Природа настроенийдвойственна. С одной сторо­ны, они
являются отражением реальной жизни. С
дру­гой же, они развиваются по законам
массовой психо­логии, влияя на
реальность. С одной стороны, они лежат
в основе идеологии, с другой — весьма
подат­ливы идеологическому воздействию.
В политике оцен­ка и выделение видов
настроений обычно связаны с тем, «за»
и «против» кого они направлены. Но одно
и то же событие, явление или процесс
могут вызывать разную, подчас
противоположную настроенческую реакцию
— все зависит от информированности
людей и оттого, кто и куда сумел направить
массовую психо­логию, придать ей
нужную окраску и воспользоваться
существующей интенсивностью, например,
массового недовольства.

В процессуальной
трактовке выделяются основные функциимассовых политических настроений, а
разно­видности последних рассматриваются,
прежде всего, как отдельные механизмы
осуществления данных функций. Это не
исключает содержательно-оцепочных
классификаций, но подчиняет их в качестве
вторичных, детализирующих функциональный
подход применительно к конкретным
политическим ситуациям. Главная функция
массовых политических настроений —
функция субъективного обеспечения
динамики политиче­ских процессов,
осуществляется через политико-психо­логическую
подготовку, формирование и мотивационное
обеспечение политическихдействийдостаточно
больших человеческих общностей. Это
достигается за счет объе­динения
людей в массу на основе общих настроенческих
переживаний — функция формирования
субъекта по­тенциальных политических
действий и, соответственно, настроения,
формирующие потенциально-действенные
общности (например, массовые движения).
Сплачивая массу, настроения опредмечиваются
в массовых дейст­виях — функция
инициирования и регуляции политиче­ского
поведения посредством соответствующих
вариан­тов настроений (например,
ведущих к модификации политической
системы). Помимо названных, в более
длительной перспективе определенные
настроения осуществляют важную функцию
стратегической поли­тико-психологической
оценки, формируя долгосрочное отношение
к политической реальности, способ ее
ос­мысления — например, то или иное
политическое мыш­ление.

Возможности
воздействия
на массовые настрое­ния
лежат в двух плоскостях. С одной стороны,
в ис­тории политики отработаны средства
влияния на притязания и ожидания людей.
С другой стороны, эф­фективным является
влияние на возможности осуще­ствления
притязаний в реальной действительности.
Комплексное политическое воздействие
склады­вается из двух основных
компонентов: пропаганди-стско-идеологического
(манипуляция притязаниями) и
социально-политического, включая
социально-эко­номическое (манипуляция
уровнем реальной жизни). Стабилизация
настроений связана с уравновешива­нием
притязаний и возможностей их достижения.
От­ставание возможностей достижения
ведет к росту не­довольства. Совпадение
притязаний и возможностей, реальное
или иллюзорное, вызывает рост массового
энтузиазма».

Успешное воздействие
должно опираться на ана­лиз, включающий:

  1. инвентаризацию
    имеющихся в политической системе
    настроений и их направленности (о ней
    судят по степени расхождения реальных
    массовых настроений с
    нормативно-«общественными»), что
    позволяет оценить степень
    политико-психологического единства
    общества как совокупности про- и
    антисистемных на­строений;

2) оценку содержания
доминирующих настроений как с точки
зрения конкретной политической си­туации,
так и с общечеловеческих позиций — в
первом случае исходят из интересов
системы и действующих в ней сил, во
втором — из обще­человеческих
интересов;

3) причины
возникновения настроений — выясня­ется
их связь с притязаниями той или иной
общ­ности и возможности их удовлетворения
как в настоящий момент, так и в будущем;

4) стадии развития
настроений, степень их выра­женности
и интенсивности, вероятности пере­растания
в массовые политические действия;

5) широту охвата,
степень массовости, распростра­ненность
в наиболее влиятельных политических
общностях.

Анализ по данным
позициям позволяет оценить в целом
вероятность опредмечивания настроений
в по­литическом поведении; характер
действий масс, их содержание и
направленность; масштабы и возмож­ные
политические последствия воздействия
на на­строения.

Прогнозперспектив развития тех или иных
массо­вых политических настроений —
сложная проблема. Он возможен при условии
учета значительного числа факторов,
влияющих на динамику настроений.
Наибо­лее адекватным прогностическим
методом является разработка
политико-психологических сценариев по
схеме: «если….то…». Сценарии такого
рода строятся по принципу аналогий,
отталкиваясь от более или менее близкого
в политическом плане «плацдарма
прогноза». Построение сценария, основанное
на экспертных оцен­ках, сводится к
созданию особого рода «проблемно-факторной
сети», образуемой факторами-переменными,
влияющими на развитие настроений, и
имеет выход на компьютерное моделирование
политических процессов. Такого рода
прогнозы-сценарии наиболее адекватны
для задач долгосрочного прогнозирования:

Будучи вероятностными,
они имеют прежде всего концептуальное
значение. В отдельных случаях, однако,
возможно и получение оперативной
прогностической информации.

studfiles.net

Настроения в психологии

Оттолкнемся
от результатов общепсихологическо­го
анализа природы настроений на уровне
отдельного индивида— тогда яснее станут
варианты социально-психологического
понимания массовых, прежде всего
общественных настроений, а также
различные подхо­ды к выработке
политико-психологического видения
массовых настроений,

В
рамках общей психологии

индивидуальные на­строения
рассматривались с разных точек зрения.
Долгое время доминировали психофизиологические
акценты, при которых настроения
оказывались «аб­стракцией от однородных
чувственных тонов пред­ставлений и
ощущений»182
или «выражением корково­го самочувствия»183.
С другой стороны, умножались описания
«специфических настроений», выражавших
«особенности тех или иных народов».
Одно из наибо­лее точных психологических
описаний настроения дал А.Н. Леонтьев:
«День, наполненный множеством собы­тий,
казалось бы, вполне успешных, тем не
менее мо­жет испортить человеку
настроение, оставить у него некий
неприятный осадок. На фоне забот дня
этот осадок едва замечается. Но вот
наступает минута, ко­гда человек как
бы оглядывается и мысленно переби­рает
впечатления прожитого дня. И вот в ту
минуту, когда в памяти всплывает
определенное событие, его настроение
приобретает предметную отнесенность:
возникает аффективный сигнал, указывающий
на то, что именно данное событие и
оставило у него эмоцио­нальный
осадок»184.

Современная
общая психология определяет на­строение
как определенное психическое состояние,
интегрирующее влияние объективных
событий на их субъективное переживание185.
В рамках деятельностной трактовки в
отечественной психологии это — выс­ший
уровень субъективного осмысливания
(как про­цесса наделения субъективными
смыслами) чего-то объективного. Это
своего рода «пред-сознание», «чув­ственная
подкладка», «ближайший резерв» сознания
один из сильнейших регуляторов
субъективной психи­ческой жизни. В
основе настроений, с данной точки зрения,
лежат потребности человека; это особая
сиг­нальная реакция, указывающая на
расхождение пот­ребностей с реальными
условиями жизни и возможно­стями
индивида. Сходных взглядов придерживаются
и другие направления. Так, в школе
топологической пси­хологии К. Левина
было введено понятие «притязания». Этот
порождаемый потребностями фактор
определя­ет настроенность субъекта
на успех или неудачу дей­ствий, в том
числе социально-политической
направ­ленности. В целом, в
общепсихологическом ракурсе настроения
хорошо исследованы прежде всего как
мотивационный фактор индивидуального
поведения.

В
социально-психологических направлениях

главным было установление собственно
социальной спе­цифики тех или иных
настроений. Западные исследо­ватели
по преимуществу связывали ее с социальным
поведением индивида и его влиянием на
общество. Так, М. Дойч объяснял социальную
апатию, как результат переживания
индивидами субъективной вероятности
неудачи перед лицом сложных
социально-политиче­ских проблем и,
соответственно, снижения уров­ня
притязаний, не оставляющего надежд на
успех в революционной борьбе186.
Отечественные исследовате­ли, напротив,
в основном искали социальную при­роду
настроений во влиянии общества на
челове­ка, рассматривая этот вопрос
с трех основных точек зрения.

Во-первых,
социальные по генезису настроения,
охватывающие те или иные социальные
группы и слои, представлялись итогом
социализации субъекта таких настроений,
следствием его принадлежности к
опре­деленной группе, слою или
социально-политической системе. В этом
русле настроения рассматривались как
особое «сопереживание» (совместное
переживание) людьми проблем той общности,
членами которой они являются. Так в
отечественной социальной психологии
и возникло пресловутое «общественное
настроение», которое оказывалось
одновременно и эмоциональным отражением,
и нормативным отношением, существующем
в обществе. В такой трактовке общественные
настроения были как бы предписаны
субъекту социаль­но-классовой природой
общества и носили ролевой ха­рактер:
он должен был испытывать их почти в
обязате­льном порядке как член той
или иной группы, слоя, организации.

Во-вторых,
настроения рассматривались как
соци­альные по своему содержанию.
Исходя из мысли Г.В. Плеханова о том, что
«всякая данная «идеология»… выражает
собой стремления и настроения данного
общества или… общественного класса»187,
обществен­ные настроения трактовались
в социологически ори­ентированной
отечественной социальной психологии
как особые, не связанные с индивидуальными
явле­ния, определяемые идеологическими
факторами. Это усиливало их
нормативно-заданный характер.

В-третьих,
настроения рассматривались рядом
отечественных направлений как социальные
по своему субъекту. И тогда, в соответствии
с общей норматив­ной направленностью,
они превращались в «настрое­ние всего
общества», являющееся слагаемым некой
«общественной атмосферы».

Теперь
уже очевидно, что подобные
обобщенно-социологические взгляды вели
к недооценке реальной роли и неточному
пониманию природы массовых на­строений,
переживаемых людьми в социально-поли­тической
жизни. В ней сосуществуют «общественные
настроения», но иного плана — представляющие
со­бой идеальные требования, которые
предъявляет об­щественная система
(включая группу, организацию и т. п. —
набор социальных ролей), и реальные
массо­вые настроения. Последние
возникают и развивают­ся как
специфические переживания теми или
иными множествами людей степени
соответствия идеальных норм — реальным
жизненным возможностям их ове­ществления.
Согласно отечественным вариантам
интеракционистского направления,
усваивая «общест­венные настроения»
на уровне ролевых обязанностей, люди
переживают их по-разному, в зависимости
от того, подкрепляются ли нормы и идеалы
социально-по­литической системы
условиями непосредственного повседневного
бытия людей. Так возникают реальные
социально-психологические настроения,
особые состяния, «связанные с осуществлением
или неосуществимостью, с разными фазами
борьбы за осуществление тех или иных
надежд и чаяний, помыслов и замы­слов»188,
направленные позитивно или негативно
по от. ношению к социально-политическим
условиям жизни. Такая направленность
и определяет социальный ха­рактер
настроений.

Обобщая
взгляды разных школ и направлений, можно
заключить, что с социально-психологической
точки зрения настроения — это особый
феномен, сущ­ность которого состоит
в переживании и наделении со стороны
субъекта определенным смыслом его
принад­лежности к социальной системе.
Они определяются степенью идентификации
себя с социальной ролью, а в конечном
счете — с системой. При такой трактовке
настроения неизбежно приобретают
социально-поли­тическую окраску.
Отражая степень удовлетворенно­сти
общественно-политическими условиями
жизни, настроения приобретают специфическую
политическую направленность и могут
становиться массовыми. Тогда они выходят
за рамки социально-психологического
на­правления и нуждаются в специальном
политико-психологическом изучении.
Таким образом, подойдя к пониманию роли
настроений как фактора, опосредующего
взаимоотношения людей и социально-политиче­ской
системы, связанного с мотивацией
массового поведения, социальная
психология остановилась перед анализом
их роли в политической деятельности.
Это является бесспорной прерогативой
политической пси­хологии.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ПСИХОЛОГИЯ

МАССОВЫХ НАСТРОЕНИИ

Оттолкнувшись
от всего уже сказанного, рассмот­рим
теперь непосредственно политико-психологиче­скую
концепцию массовых политических
настроении и их функционирования в
политических процессах: природу этих
настроений, их субъект, истоки
возник­новения, этапы и закономерности
развития, основные виды и типы, функции
настроений, способы воздейст­вия на
массовые политические настроения и
воз­можности прогнозирования их
развития в политике.

В
политико-психологическом измерении
массо­вые
политические настроения

— это однородная для достаточно большого
множества людей субъективная, сложная
аффективно-когнитивная сигнальная
реакция, особые переживания комфорта
или дискомфорта, отра­жающие
удовлетворенность или неудовлетворенность
общими социально-политическими условиями
жизни; субъективную оценку возможности
реализации соци­ально-политических
притязаний при данных условиях; а также
стремление к изменению условий ради
осуществления притязаний. Это особые
психические со­стояния, охватывающие
значительные общности лю­дей —
состояния, переходные от непосредственных
эмоций к более или менее осознанным
мнениям, вы­растающие из повседневных
эмоций, но носящие бо­лее обобщенный
в политическом отношении характер,
рационализированные условиями
политической жиз­ни, ее нормами и
устоями.

Массовые
политические настроения представля­ют
собой особый политико-психологический
феномен, не сводимый к традиционно
фигурирующему «обще­ственному
настроению». Они включают социально-нормативные
(собственно «общественные»}, но и иные
составлявшие, возникающие в результате
пе­реживания соответствия общественных
нормативов реальной жизни. Подчас
массовые настроения могут носить
отчетливо антиобщественный характер:
так, настроения недовольства, охватившие
широкие мас­сы населения России к
1917 г., отличались откровен­но
оппозиционной, деструктивной по отношении
к гос­подствовавшей общественно-политической
системе направленностью. Если система,
в меру своих возмож­ностей, внедряла
в общество выгодные для себя нор­мативные
настроения, то снизу, в качестве реакции
на них, вырастали противоположные
реальные массовые настроения.

Природа
настроений

определяется тем, что они становятся
заметными при расхождении двух факторов:
притязаний (ожиданий) людей, связанных
с общими для значительного множества,
массовыми потребностями и интересами,
с одной стороны, и реальных условий
жизни — с другой. Активные настроения,
своеобразная готовность к политическим
действиям возникают тогда, когда
притязания и ожидания людей вступают
в конфликт с возможностями их
удовлетворения, и это противоречие
актуально переживается людьми. Это
специфическое состояние сознания,
пред­шествующая действиям психологическая
реакция зна­чительных общностей на
рассогласование желаемого и действительного.
Такая реакция в виде переживаний может
принимать различные формы — от ненависти
к политическим силам, допустившим
отставание жиз­ненного уровня от
потребностей масс, до восторга по
отношению к тем силам, которые, напротив,
обеспе­чивают рост возможностей
осуществления массовых притязаний.

Особая
форма — «пассивные настроения» типа
безразличия и апатии, когда массы не
верят в возмож­ность преодоления
разрыва между притязаниями и возможностями
их достижения. Например, в свое вре­мя
поражение русской революции 1905 г. на
несколь­ко лет создало ситуацию
своеобразного паралича мас­совых
притязаний и стремлений, лишенных опор
в реальной жизни, утраты веры в себя,
спада мотивации и активных политических
действий» В целом же мас­совые
политические настроения — это широкая
субъ­ективная оценка социально-политической
действитель­ности, как бы пропущенной
сквозь призму интересов, потребностей,
притязаний и ожиданий того или иного
множества людей, массы.

Такие
настроения быстро распространяются.
Они заразительны. Над ними затруднен
контроль со сторо­ны сознания. Они
легко и быстро соединяют людей, находящихся
в сходном социально-политическом
поло­жении, порождая широкое чувство
общности «мы», как правило, направленное
против определенных «они», от которых
зависит неустраивающее людей
социально-политическое положение.

Возникновение
массовых политических настрое­ний
связано со взаимодействием двух факторов:
1) объ­ективного, предметного (реальная
действительность), и 2) субъективного
(разные представления людей о ре­альной
действительности, различные ее оценки
в свете интересов и потребностей).
Выраженность настрое­ний в обществе
зависит прежде всего от степени
од­нородности его социально-политической
структуры. Чем дифференцированнее,
плюралистичнее эта струк­тура, тем
больше выделяется различных групп,
обла­дающих собственными потребностями
и притязаниями, и каждая из них может
иметь свои настроения. Чем сильнее,
четче, яснее и однороднее представляются
общественные отношения, тем более сжата
социально-политическая структура и тем
сильнее однородно-норма­тивный,
«общественный» компонент настроений.

Выраженность
настроений

зависит, прежде всего, от степени
очевидности расхождения потребностей
и притязаний с предоставляемыми системой
возможно­стями их удовлетворения, от
несоответствия деклари­руемых прав
и свобод — реальной действительности.

Развитие
массовых политических настроений, как
правило, носит циркулярный характер,
напоминаю­щий своеобразное «эмоциональное
кружение»: одни и те же настроения,
имеющие общую основу (обычно именно
неудовлетворенные социально-политические
притязания) воспроизводятся по
определенному цик­лу вновь и вновь.
С одной стороны, это двигатель раз­вития
(без неудовлетворенности нет мотивации
деятель­ности). С другой — постоянный
источник беспокойства для любой власти,
вынужденной считаться с тем, что как
только реальные условия жизни слишком
оторвут­ся от притязаний, возникнут
оппозиционные настрое­ния недовольства
этой властью. Исторические при­меры
показывают, что поиск массовой поддержки
стремящимися к власти политическими
силами на практике часто оборачивается
своеобразным «взвинчи­ванием»
притязаний масс: окрыленные надеждами,
последние склонны отдавать власть тем,
кто обещает достижение потребного.
Однако, отрываясь от дейст­вительности,
будучи необеспеченными реальным уров­нем
жизни, неосуществленные притязания
порождают массовое недовольство,
подрывающее позиции власти. В этом
проявляется диалектика взаимоотношений
мас­сового политического сознания,
в основании которо­го лежат настроения,
связанных с ними динамичных политических
процессов, и социально-политических
структур и институтов, стабилизирующих
политическое устройство жизни.

Цикл
развития

массовых настроений обычно вклю­чает
пять основных этапов: от глухого брожения
и заро­ждения настроений — через их
накопление и кристал­лизацию — к
максимальному подъему, проявляющемуся
в политических действиях — затем к
разрешению или спаду настроений, а в
последнем случае, спустя время — к
новому подъему.

Динамичность
настроений

связана не только со меной их направленности
и интенсивности. Связана она и с быстротой
перехода от настроений к осознанным
мнениям, оценкам и действиям. В
политико-психологическом отношении
эта динамика выражается уровнями
экспрессивности настроений, проявляющи­мися
а) в том, чего люди хотят и молчаливо
пережива­ют, б) на что надеются и
способны выразить вербально, в) в принципе
готовы отстаивать, г) привыкли считать
своим и ни за что не отдадут.

Субъектом
политических настроений является масса
как совокупность людей, сплоченных
общими переживаниями. Это особое
объединение по функцио­нальному
признаку, формирующееся на основе общих
действий и факторов, побуждающих к таким
действи­ям. Последние не всегда
непосредственно следуют из классических
представлений об особенностях того или
иного слоя, группы или класса. Понятие
«масса» ме­нее определенно и более
ситуативно, чем названные общности —
в массу объединяются разные люди из
разных групп, охваченные в тот или иной
момент дей­ствием общих
политико-психологических факторов.

Зарождаясь
в отдельных группах и слоях, настрое­ния
чрезвычайно быстро распространяются
и сами формируют массу в качестве своего
субъекта. Так, например, в ходе революции
«рабочая масса» может быстро превратиться
в массу-«большинство всех эксплуатируемых».
Особенно ярко это проявляется в ходе
радикальных политических перемен,
политиче­ских кризисов. В более
спокойных ситуациях, когда в рамках
политической системы функционируют
разно­образные не слишком выраженные
настроения, их субъект представлен
относительно локально. В наибо­лее
конкретном выражении — в виде толпы. В
более сложном случае — в виде, например,
массовых движе­ний или «средних слоев»
с типичной для них размытос­тью
социального сознания и большой
податливостью настроенческим факторам.

В
политике существует и проявляется
значитель­ное число разных видов
массовых настроений. Их можно
классифицировать и типологизировать
по мно­гим основаниям. На практике
преобладают конкретно-исторические
подходы к выделению видов настрое­ний,
основанные на политической оценке
реальных и желательных, потенциальных
последствий настрое­ний — тех или
иных массовых политических действии.
Исходя из этого выделяются, например,
революци­онные и контрреволюционные,
фашистские и антифашистские и т. п.
пары-антагонисты. При наличии оп­ределенных
практических выгод такой подход нельзя
принять как исчерпывающий. Возможен и
более слож­ный путь, при котором
последствия тех или иных на­строений
оцениваются не с позиций конкретной
политико-идеологической ситуации, а в
общечелове­ческом измерении. Степень
соответствия настроений и вызываемых
ими действий общечеловеческим инте­ресам
подразделяет их на прогрессивные и
реакци­онные.

Возможен,
однако, и принципиально иной подход. В
политологическом ракурсе более
продуктивно, не фиксируясь на проблеме
оценок (что почти неизбеж­но при
подразделении политических феноменов),
рас­сматривать массовые настроения
с функциональной точки зрения, разделяя
в зависимости от роли, кото­рую они
играют в конкретных политических
процес­сах. Такой подход носит
соотносительный, процессу­альный
характер. Он учитывает, что направленность
настроений определяется их идеологическим
оформ­лением — соответственно, их
оценка зависит от сов­падения или
расхождения политико-идеологических
позиций субъекта настроений, с одной
стороны, и субъекта оценки — с другой.

Природа
настроений

двойственна. С одной сторо­ны, они
являются отражением реальной жизни. С
дру­гой же, они развиваются по законам
массовой психо­логии, влияя на
реальность. С одной стороны, они лежат
в основе идеологии, с другой — весьма
подат­ливы идеологическому воздействию.
В политике оцен­ка и выделение видов
настроений обычно связаны с тем, «за»
и «против» кого они направлены. Но одно
и то же событие, явление или процесс
могут вызывать разную, подчас
противоположную настроенческую реакцию
— все зависит от информированности
людей и оттого, кто и куда сумел направить
массовую психо­логию, придать ей
нужную окраску и воспользоваться
существующей интенсивностью, например,
массового недовольства.

В
процессуальной трактовке выделяются
основные
функции

массовых политических настроений, а
разно­видности последних рассматриваются,
прежде всего, как отдельные механизмы
осуществления данных функций. Это не
исключает содержательно-оцепочных
классификаций, но подчиняет их в качестве
вторичных, детализирующих функциональный
подход применительно к конкретным
политическим ситуациям. Главная функция
массовых политических настроений —
функция субъективного обеспечения
динамики политиче­ских процессов,
осуществляется через политико-психо­логическую
подготовку, формирование и мотивационное
обеспечение политическихдействийдостаточно
больших человеческих общностей. Это
достигается за счет объе­динения
людей в массу на основе общих настроенческих
переживаний — функция формирования
субъекта по­тенциальных политических
действий и, соответственно, настроения,
формирующие потенциально-действенные
общности (например, массовые движения).
Сплачивая массу, настроения опредмечиваются
в массовых дейст­виях — функция
инициирования и регуляции политиче­ского
поведения посредством соответствующих
вариан­тов настроений (например,
ведущих к модификации политической
системы). Помимо названных, в более
длительной перспективе определенные
настроения осуществляют важную функцию
стратегической поли­тико-психологической
оценки, формируя долгосрочное отношение
к политической реальности, способ ее
ос­мысления — например, то или иное
политическое мыш­ление.

Возможности
воздействия

на массовые настрое­ния лежат в двух
плоскостях. С одной стороны, в ис­тории
политики отработаны средства влияния
на притязания и ожидания людей. С другой
стороны, эф­фективным является влияние
на возможности осуще­ствления
притязаний в реальной действительности.
Комплексное политическое воздействие
склады­вается из двух основных
компонентов: пропаганди-стско-идеологического
(манипуляция притязаниями) и
социально-политического, включая
социально-эко­номическое (манипуляция
уровнем реальной жизни). Стабилизация
настроений связана с уравновешива­нием
притязаний и возможностей их достижения.
От­ставание возможностей достижения
ведет к росту не­довольства. Совпадение
притязаний и возможностей, реальное
или иллюзорное, вызывает рост массового
энтузиазма».

Успешное воздействие
должно опираться на ана­лиз, включающий:

  1. инвентаризацию
    имеющихся в политической системе
    настроений и их направленности (о ней
    судят по степени расхождения реальных
    массовых настроений с
    нормативно-«общественными»), что
    позволяет оценить степень
    политико-психологического единства
    общества как совокупности про- и
    антисистемных на­строений;

2)
оценку содержания доминирующих настроений
как с точки зрения конкретной политической
си­туации, так и с общечеловеческих
позиций — в первом случае исходят из
интересов системы и действующих в ней
сил, во втором — из обще­человеческих
интересов;

3)
причины возникновения настроений —
выясня­ется их связь с притязаниями
той или иной общ­ности и возможности
их удовлетворения как в настоящий
момент, так и в будущем;

4)
стадии развития настроений, степень их
выра­женности и интенсивности,
вероятности пере­растания в массовые
политические действия;

5)
широту охвата, степень массовости,
распростра­ненность в наиболее
влиятельных политических общностях.

Анализ
по данным позициям позволяет оценить
в целом вероятность опредмечивания
настроений в по­литическом поведении;
характер действий масс, их содержание
и направленность; масштабы и возмож­ные
политические последствия воздействия
на на­строения.

Прогноз
перспектив развития тех или иных
массо­вых политических настроений —
сложная проблема. Он возможен при условии
учета значительного числа факторов,
влияющих на динамику настроений.
Наибо­лее адекватным прогностическим
методом является разработка
политико-психологических сценариев по
схеме: «если….то…». Сценарии такого
рода строятся по принципу аналогий,
отталкиваясь от более или менее близкого
в политическом плане «плацдарма
прогноза». Построение сценария, основанное
на экспертных оцен­ках, сводится к
созданию особого рода «проблемно-факторной
сети», образуемой факторами-переменными,
влияющими на развитие настроений, и
имеет выход на компьютерное моделирование
политических процессов. Такого рода
прогнозы-сценарии наиболее адекватны
для задач долгосрочного прогнозирования:

Будучи
вероятностными, они имеют прежде всего
концептуальное значение. В отдельных
случаях, однако, возможно и получение
оперативной прогностической информации.

studfiles.net