Проблемы бихевиоризма – . , —

Бихевиоризм и его место в современной психологии - Психология

План:

  1. Возникновение бихевиоризма.
  2. Бихевиоризм Дж. Уотсона.
  3. Необихевиоризм Скиннера.
  4. Behavior analysis.
  5. Нейролингвистическое программирование.
  6. Выводы.
  7. Список литературы.

Направление бихевиоризм – изучение поведения, возникло на стыке проблем психологии. Основной метод интроспекции стал вызывать все большие сомнения и обнажал свою неприменимость к патологическим состояниям и животном, словом к тому, что не могло дать ответа о своем внутреннем мире. Также остро стояла проблема Декарта, что для того, что бы изучать психику надо подойти к ней с неким критерием отличая механических процессов и психических. Ответ Декарта: мыслит душа, а не тело - язык, выражение мышления, является признаком психического. Для сравнительных психологов принявших эволюционную  преемственность и избавившись от души, проблема границы, отделяющей разумное от неразумного, была очень сложной. Но Джон Б. Уотсон (1878-1958) считал, что этих проблем не существует вовсе.  На докладе в Научной ассоциации Джонса Хопкинса новоприбывший профессор сказал, что исследование поведения животных можно проводить строго объективно, открывая факты точно так же, как в других естественных науках; о разуме животных упомянуто не было (С. К. Swartz, 1908) Как объективизировать психологию? Выделить факты поведения отдельно и не принимать их за основания, а из психологии человека убрать интроспекцию и «речевую реакцию».  Конечно, переработка понятия сознание было не одной заслугой Уотсона, понятие сознание к 1910 г. Стало функцией и отношением, моторным ответом и уже не отделялось от поведения. Психология США, а она была центральной в мире, взяла курс на функциональные исследования психических процессов и на объективное определение: как стимул влияет на поведение.  Точкой отсчета Уотсона стал тот факт, что все организмы на любом уровне филогенеза приспосабливаются к окружающей среде, и, следовательно, надо исследовать приспособительное поведение, а не содержания сознания. Изучение поведения приведет к его предсказанию в терминах стимул-реакция. «В полностью разработанной системе психологии, зная реакцию, можно предсказать стимул, а зная стимул, можно предсказать реакцию». Задача состояла в том, чтобы изучить общие и частные методы контроля поведения, дабы сделать их доступными применению на практике лидерами. Отличительной чертой бихевиоризма было сведение воедино людей и животных. Мышление, с позиции Уотсона, рассматривалось как скрытое поведение, которое иногда имеет место между стимулом и конечным «явным поведение».  Также важным было то, что не существует функциональных психических процессов, являющихся причинами поведения. Существуют лишь цепи поведения, определенные внешними стимулами! Многие поддерживали и хвалили бихевиоризм, но интроспекция и ментализм не сдавались. Бихевиоризм критиковали в основном по адресу структурализма и отождествлении поведения и физиологии. В ответ на критику Уотсон внедрил теорию Павлова и перешел к эксперементам и вне лаборатории.

            После первой мировой многие пытались дать определение бихевиоризму:  Цинь Ян Куо определял бихевиоризм как «науку о механизмах, касающихся механических движений организмов» и утверждал, что «долг бихевиориста — описывать поведение точно так же, как физик описывает движение машины». Все эти попытки возникли от неоднозначности пути бихевиористов. Бихевиоризм мог означать физиологический редукционизм или просто исследование поведения объективными средствами, мог означать разрыв с прошлым, а мог его логическое продолжение, мог считать разум причиной поведения, а мог отрицать его вовсе.  Уотсон начал заниматься детьми, полагая, что природа наделила человека очень малым количеством безусловных рефлексов и за счет теории Павлова все можно свести к ним. И нет наследуемого ни характера, ни талантов, ни интеллекта. Уотсон был радикальной личностью и одно из его убеждений, которое он взялся доказывать, в то время, было: «Дайте мне дюжину здоровых младенцев и особую изолированную среду, чтобы их воспитывать, и я гарантирую, что случайным образом выберу любого из них и воспитаю из него специалиста любого типа — врача, адвоката, художника, торговца и даже попрошайку или вора». Знаменитый эксперимент с мальчиком, когда показ игрушки совмещали с ударами в гонг (пугали) зафиксировался страх от вида игрушки после 7го удара гонга. Что позволило утверждать, что богатая жизнь взрослых лишь набор условных рефлексов. Несколько лет позднее на арене бихевиоризма появился Э. Ч. Толмен, он предложил бихевиоризм, исключающий понятия сознания и разума, но цель и познание подавались как объективные воспринимаемые аспекты самого поведения.  Если у Уотсона бихевиоризм был «молекулярным», то у Толмена «молярным» - это значило, что если индивид научился что-то делать, то часть из этого он будет использовать в подобных ситуациях, а не учить новый условный рефлекс. Если индивид усвоил «молярное» избегание опасности с одной стороны. То он будет ее избегать, если она будет и с другой.  Но «репрезентации» Толмена, которые он считал стимулами поведения, увели его от пути Уотсона. Суть этого заключалось в том, что сознание генерирует стимулы, отсутствующие в данный момент, и поведение зависит и от них. В таком случае конечная цель бихевиоризма — «описать форму функции/, соединяющей зависимую переменную (поведение) с независимыми переменными — стимулом, наследственностью, обучением и таким физиологическим состоянием, как голод».  Толмен (1936) определил свой бихевиоризм как операциональный бихевиоризм.  Толмен ввел понятие «когнитивных карт», которыми пользуются животные для решения поведенческих задач, и предложил описание организма как очень сложной машины, в которой любой стимул вызывает какую-то рефлекторную реакцию, он предвосхитил описание разума, описывая его, как некий преобразователь сигналов окружающей среды в когнитивную карту. Кларк Леонард Халл перестал верить в бога и увлекался математикой, его направление бихевиоризма приняло чисто механический характер. Поведение он описывал как современную компьютерную программу, подчиненную строгому языку стимула и реакции. Большую часть жизни стремился создать машины с поведением – роботов, которые делали бы людскую работу. Считал, что сознание, разум, мышление можно воссоздать в виде механической схемы. Возможно, такой прагматический подход вывел его теорию в самые цитируемые в 1960 г.

Беррес Фредерик Скиннер (1904-1990) Необходимо вычеркнуть все «может» и «должно». Истина заключается в «делает» и «не делает».

Многие психологи: Вундт, Джеймс, Фрейд, Халл, Толмен хотели, что бы психология стала объяснением внутренних процессов, порождающих поведение или сознательные явления. Но Скиннер пошел по пути неодарвинизма вслед за Уотсоном - окружающая среда контролирует поведение таким образом, что и добро, и зло, если они существуют, живут в ней, а не в человеке. Скиннер критиковал теорию З. Фрейда за ее связь образов с поведением, считая, что это лишнее звено вовсе не нужно. Если во взрослом возрасте человек боится властной фигуры – то вовсе не значит, что на психику в данный момент действует образ подобной фигуры (отца), а значит, лишь то, что сегодняшнее поведение есть следствие поведения в прошлом, так как подобная фигура являлась источником отрицательных стимулов. Вводить промежуточный внутрипсихический компонент, действующий на психику параллельно, не имеет смысла. Скиннер отвергал в равной мере и суперэго,

апперцепцию, силу привычки и когнитивные карты, как лишние компоненты теории. Скиннер (1931) пришел к выводу, что рефлекс не является сущностью внутри организма животного, а представляет собой лишь общепринятое описательное понятие правильного соотношения между стимулом и ответом. Как  Дарвин считал про выживаемость организмов, так и Скиннер считал, что организм постоянно продуцирует поведенческие акты и какие-то подкрепляются, а какие-то нет.  Те, которые не подкрепляются, - исчезают из возможностей организма. Первая основная его цель была сформулирована после успехов трудов Павлова с условными рефлексами: «Принимая во внимание, что отдельную часть поведения организма до сих пор
считали непредсказуемой (и, возможно, как следствие, определяемой нефизическими факторами), исследователь ищет предшествующие изменения, с которыми эта деятельность коррелирует, и устанавливает условия корреляции» (Skinner, 1931/1972, р. 440). Целью психологии является анализ поведения путем локализации специфических детерминант специфического поведения и установление точной природы взаимоотношений между предшествующим воздействием и последующим поведением.  Скиннер использовал экспериментальный метод для анализа поведения, он считал, что более ранние влияния, воздействующие на поведение, – это независимые переменные, а поведение, которое является их функцией – зависимая переменная. Следовательно, организм – зависимые и независимые переменные, действующие совместно, что ведет к формированию поведения.  Это значит, что нет никакой психической активности вторгающейся между переменными, и если удастся понять независимые переменные, то можно будет отказаться от психических сущностей (суперэго, когнитивные карты). Скиннер делал упор на контроль в экспериментах, что бы точно убедиться,  что две переменные зависят друг от друга, а не от 3-ей переменной. Началом работ была первая книга Скиннера по психологии «Поведение организмов» (1938). В «Поведении организмов» Скиннер различает два вида поведения, приобретенного в результате научения, каждый из которых изучали и ранее, но недостаточно четко дифференцировали. Первую категорию Скиннер назвал респондентным поведением, она совпадала с научением, исследованным И. П. Павловым. Правильнее называть эту категорию рефлекторным поведением, поскольку респондентное поведение — это поведение, вызванное определенным стимулом, неважно, условным или безусловным («невольное» поведение). Вторую категорию Скиннер назвал оперантным поведением, или научением, которое в общих чертах соответствует «добровольному» поведению. Оперантное поведение возникает время от времени, вследствие, решения какой-то задачи. Например, запертая кошка в проблемном ящике может нажимать рычаг, что бы освободиться, головой, лапами и это будет один класс операнта. Скиннер не считал себя S-R бихевиористом: «на организм можно воздействовать, контролируя переменные, которые не обязательно считать стимулами». Также с чувством голода – это одна из переменных, влияющих на поведение.  У Скиннера была своя оперантная методология: организм помещался в некое пространство и получал вознаграждение за некоторое поведение, проявленное в любой момент.  В данной ситуации экспериментатор может изменять независимые переменные этого пространства, что обеспечивает ему полный контроль. Можно наблюдать за изменениями поведения в течение некоторого времени, а не резкими скачками. Ответ получается простой и не двусмысленный. Причина отсутствие пищи, следствие «правильное» поведение для ее получения. В то время как остальные психологи вели либеральную политику, Скиннер занялся поведением человека, не изменив ни на грамм своей теории. Написал книгу «вербальное поведение» (1957), в которой Скиннер приводит анализ реальных предложений, сказанных в анализируемой окружающей среде. Например, обучение ребенка языку. Ввел понятие «такт», что вблизи куклы ребенку говорят «кукла» и подкрепляют положительным стимулом, из таких тактов состоит язык. Создано для более упрощенного решения проблем, например, «болит зуб» выделяет из всех стимулов специфический и говорит родителям, что надо идти к стоматологу, а не педиатру. Мышление Скиннера было, в его терминах, просто «общей суммой ответных реакций на сложный мир, в котором он жил». Мысль — это всего лишь такт. Скиннер добился прикладной востребованости своих знаний, так во время Второй мировой войны он участвовал в «Проекте Оркон» или «проекте органического контроля». Он обучал голубей сидящих в ракете клевать проецируемую на экране цель, что наводило ракету. Хоть Скиннер и добился больших успехов, но начальство сочло проект неосуществимым и ракеты так и не были задействованы.

            Все шло хорошо, пока не возникли противоречия: был сделано много открытий относительно самого поведения. Что свиней нельзя научить разрывать монеты за еду, так как еду они инстинктивно закапывают, то и монеты тоже начинают закапывать, вместо того чтобы вырывать. Также закономерности поведения даже крыс и голубей не были одинаковыми. Одной из «подрывных» работ по свержению бихевиоризма была работа Джона Гарсия (J. Garcia, В. К. McGowan and К. F. Green, 1972) и его сотрудников. Которая опровергала гипотезу Павлова о том, что любой стимул может действовать как условный раздражитель, благодаря которому посредством формирования условного рефлекса можно получить любую ответную реакцию в качестве условного ответа. Дальнейшие эмпирические исследования указывали, что, для того чтобы научение имело место, условный и безусловный раздражители должны следовать друг за другом с интервалом в полсекунды. Крысы, пьющие воду со специфическим вкусом и стимулированные потом на тошноту, не пытаются избежать стимула тошноты, а связывают тошноту с водой и перестают ее пить. Это говорит о том, что эволюционно заложенное поведение доминирует над приобретенным. Еще одной ошибкой бихевиоризма было то, что он отрицал и старые ограничения, установленные еще Торндайком, что для многих животных сложнее установить неестественное в природе поведение. Сильным критиком «вербального поведения» Скиннера был Ноам Хомски, который критиковал так же и эмпирические идеи Скиннера. Считал, что закономерности, экспериментально полученные на животных без серьезных модификаций нельзя распространять на человека. Для бихевиориста очень важно правильно определить стимул, контролирующий поведение следует ли определять стимулы в чисто физических терминах, независимых от поведения, или же в терминах их воздействия на поведение? В первом случае получаем, что очень мало стимулов могут воздействовать на поведение, тогда поведение выглядит не подчиняющемся законам. Во втором случае поведение выглядит подчиняющемся законам, так как бихевиористы берут только те стимулы, которые определяют поведение. От сюда следует, что каждый фрагмент поведения не может находиться под контролем одного стимула, даже если мы можем обнаружить некоторый стимул для любой ответной реакции. Например, при созерцании картины у человека спрашивают: «Это Рембрандт, не так ли?» Скиннер утверждал бы, что определенные тонкие свойства картины определяют ответ. Но человек мог сказать и: «Сколько это стоит?»; «Это не гармонирует с обоями»; «Вы повесили ее слишком высоко»; «Это отвратительно!»; «У меня дома есть точно такая же»; «Это подделка» и так далее, практически до бесконечности. Хомски утверждал, что в данном случае невозможно предсказать поведение у случайно взятого человека, и система Скиннера вовсе не делает шага вперед в контроле человеческого поведения. Язык Хомски воспринимал более глубже, чем Скиннер. Скиннер как речь и слушанье, Хомски же еще приписывал речи внутренние правила, которые  руководят речью и слушанием. В области психолингвистики идеи Хомски заняли быстро лидирующие позиции, а психолингвисты даже стали считать идеи бихевиоризма ложными.

Несмотря на все угнетения бихевиоризма, он продолжал развиваться и улучшаться. Поразило меня больше всего то, что после 1960 г. (последних работ Скиннера) слово бихевиоризм исчезло из русскоязычной среды, сложилось впечатление, что он как не подкрепляемое поведение был стерт из истории. Или же в русской среде его окончательно вытеснила теория деятельности, вызвавшая конфликт и разногласия между мной и студентами моей группы. Мне она очень напомнила бихевиоризм, как его логическое продолжение. Другие одногруппники считают, что теория деятельности совсем на бихевиоризм не похожа и является самостоятельной новой теорией, которая может описать любое поведение и еще не терпела неудач. Сначала я хотел писать про теорию деятельности, где в глубине нашел свое пристанище бихевиоризм, но оказалось и по ныне существует бихевиоризм, построенный на «скиннерких» началах, дополненный, проверяемый на практике и достаточно успешно решающий людские проблемы.  Называется он немного по другому, а именно «Анализ поведения» или behavior analysis, существует даже всемирная организация Association for Behavior Analysis International®(ABA International®), которая была основана в 1974 г. ABAI проводят международные встречи, пишут статьи, помогают безработным товарищам, но большой массовости в сфере психологии бихевиоризм не имеет, так как фокус современной психологии направлен не на поведение как таковое. Но интересен современный бихевиоризм может быть тем, что может иметь достаточно эффективные практические способы решения психических проблем. Далее я обозначу «аналитиков поведения» необихевиористы, так как более нормально читается. Необихевиористы делают предположение, что все поведение - продукт двух видов переменных: биологических и экологических. Биологические переменные включают анатомические структуры (птицы могут полететь, люди не могут), нормальные физиологические процессы (пищеварение, дыхание, неврологические изменения, следующие из опыта), и аномалии в анатомии и физиологии из-за раны или болезни. Гены влияют на поведение косвенно через их эффекты на анатомию и физиологию. Экологические переменные включают любые изменения в окружающей среде (повышение температуры, пригодности пищи, мнения других людей, традиций). Но наиболее важными переменными считаются переменные окружающей среды. Современные необихевиористы больше сосредоточены на людях, а с людьми возникают другие проблемы, чем с животными, например, как посчитать сколько раз человек  думает о «Х» или сколько раз за неделю он грустил. Возможно измерить изменение химического состава пота и его количества, что свидетельствует о страхе.  Необихевиористы проводят фундаментальные исследования, которые помогают больше понять принципы укрепления или формирования поведения. Прикладные исследования помогают выявить эффективные способы взаимодействия, по какой методике лучше учить учеников, что положительно и отрицательно влияет на человека на его рабочем месте и как повысить его трудоспособность. Аналитическое исследование прикладного поведения имело замечательный успех в помощи детям учиться и реконструировало лечение детей с беспорядками спектра аутизма. Прикладной анализ поведения может увеличить качество жизни, даже если проблемы не присутствуют. Как же работают с такой проблемой как аутизм? Аутизмом занимаются в кембриджском центре аналитики поведения. Анализ поведения и коррекция поведения считаются одним из эффективных методов, наряду с медикаментозными и групповыми тренингами. Целенаправленное подкрепление нужного поведения по программам «площадка», «дом»,  «коллектив» позволяет погасить неадекватное поведение и выработать полезные социальные навыки. В данной программе реабилитации специалист должен постоянно находиться с пациентом или программе обучают родителей. Закрепление специальных навыков помогает даже повысить IQ. Приобретенные ранее навыки развивают в следующих программах, что делает часто ребенка готовым к школе.

Идея бихевиоризма о полном контроле личности была и будет, наверно, пока есть личности. Примерно на закате бихевиоризма появилось направление НЛП (нейролингвистическое программирование), которое стало популярным в современном обывательском обществе. НЛП вобрало в себя много различных методик, оно больше прикладная практическая техника, чем научная теория, использующая повсеместно открытия Павлова, и можно сказать идею бихевиоризма, что определенные ключевые слова ведут человека к определенным действиям (реакциям), так как сознательное поведение человека определяется словами.

На сегодняшний день бихевиоризм не достиг всеобъяснимости и применимости в психологии, на которую претендовал, однако принес свои эффективные плоды в сфере практической психологии за счет накопленного описательного опыта причин возникновения поведения. Из описаний разного поведения были сделаны, выводи и открыты закономерности в сфере животных и человеческой сфере, которые сегодня помогают людям не только выходить из различных трудных стояний, но и лучше воспринимать информацию, быстрее обучаться и делать свою жизнь более комфортной.

Список литературы:

  1. Autism and ABA [WWW document]. URL http://www.behavior.org/autism/
  2. Behaviorism [WWW document]. URL http://en.wikipedia.org/wiki/Behaviorism
  3. Д.Уотсон Поведение как предмет психологии (бихевиоризм и необихевиоризм) // Хрестоматия по истории психологии
    под ред. П.Я.Гальперина, А.Н.Ждан. М., 1980. С. 34-44
  4. Лихи Т. История современной психологии  - Пер. с англ. - 3-е изд. - СПб. и др.: Питер, 2003. - 446 с.
  5. НАПРАВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ/ кратко/Бихевиоризм 2007г. [WWW document]. URL http://forums.slashdot.ru/showthread.php?t=41191
  6. Нейролингвистическое программирование [WWW document]. URL http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%9B%D0%9F#.D0.98.D1.81.D1.82.D0.BE.D1.80.D0.B8.D1.8F_.D1.80.D0.B0.D0.B7.D0.B2.D0.B8.D1.82.D0.B8.D1.8F
  7. Философия: Энциклопедический словарь - Под ред. А.А. Ивина. — М.: Гардарики, 2004. — 1072 с.

www.dgr.ru

БИХЕВИОРИЗМ И ПРОБЛЕМА ПОВЕДЕНИЯ

В начале XX в. возникает мощное направление, утвердившее в качестве предмета психологии поведение, понятое как совокупность реакций организма, обусловленная его общением со стимулами среды, к которой он адаптируется. Кредо направления запечатлел термин «поведение» (англ. «behavior»), а само оно было названо бихевиоризмом.

Его «отцом» принято считать Дж. Уотсона, в статье которого «Психология, каковой ее видит бихевиорист» (1913) излагался манифест новой школы. В нем требовалось «выбросить за борта как пережиток алхимии и астрологии все понятия субъективной психологии сознания и перевести их на язык объективно наблюдаемых реакций живых существ на раздражители». Ни Павлов, ни Бехтерев, на концепции которых опирался Уотсон, не придерживались столь радикальной точки зрения. Они надеялись, что объективное изучение поведения в конце концов, как говорил Павлов, прольет свет на «муки сознания».

Бихевиоризм стали называть «психологией без психики». Этот оборот предполагал, что психика идентична сознанию. Между тем, требуя устранить сознание, бихевиористы вовсе не превращали организм в лишенное психических качеств устройство. Они изменили представление об этих качествах. Реальный вклад нового направления заключался в резком расширении изучаемой психологией области. Она отныне включала доступный внешнему объективному наблюдению не зависимый от сознания стимул – реактивные отношения.

Изменились схемы психологических экспериментов. Они ставились преимущественно на животных – белых крысах. В качестве экспериментальных устройств, взамен прежних физиологических аппаратов, были изобретены различные типы лабиринтов и «проблемных ящиков». Запускаемые в них животные научались находить из них выход.

Тема научения, приобретения навыков путем проб и ошибок стала центральной для этой школы, собравшей огромный экспериментальный материал о факторах, определяющих модификацию поведения. Материал подвергался тщательной статистической обработке. Ведь реакции животных носили не жестко предопределенный, а статистический характер.

Изменялось воззрение на законы, правящие поведением живых существ, в том числе и человека, который предстал в этих опытах как «большая белая крыса», ищущая свой путь в «лабиринте жизни», где вероятность успеха не предопределена и царит его величество случай.

Исключив сознание, бихевиоризм неизбежно оказался односторонним направлением. Вместе с тем он ввел в научный аппарат психологии категорию действия в качестве не только внутренней духовной (как в прежние времена), но и внешней, телесной реальности. Бихевиоризм изменил общий строй психологического познания, его предмет охватывал отныне построение и изменение реальных телесных действий в ответ на широкий спектр внешних вызовов.

Сторонники этого направления рассчитывали, что, опираясь на данные экспериментов, удастся объяснить любые естественные формы поведения людей, такие, например, как строительство небоскреба или игру в теннис. Основа же всего – законы научения.

Формула бихевиоризма была четкой и однозначной: «стимул – реакция». Вопрос о тех процессах, которые происходят в организме, и его психическом устройстве между стимулом и реакцией снимался с повестки дня.

Такая позиция следовала из философии позитивизма:убеждения в том, что научный факт отличается своей непосредственной
наблюдаемостью. Как внешний стимул, так и реакция (ответное движение) открыты для наблюдения каждому независимо от его теоретической позиции. Поэтому связка «стимул – реакция» служит, согласно радикальному бихевиоризму, незыблемой опорой психологии как точной науки.

Между тем в кругу бихевиористов появились выдающиеся психологи, поставившие этот постулат под сомнение.

Первым из них был американец Эдвард Толмен (1886–1959), согласно которому формула поведения должна состоять не из двух, а из трех членов, и поэтому выглядеть следующим образом: стимул (независимая переменная) – промежуточные переменные – зависимая переменная (реакция).

Среднее звено (промежуточные переменные) – не что иное, как недоступные прямому наблюдению психические моменты: ожидания, установки, знания.

Следуя бихевиористской традиции, Толмен ставил опыты над крысами, ищущими выход из лабиринта.

Главный же вывод из этих опытов свелся к тому, что, опираясь па строго контролируемое экспериментатором и объективно им наблюдаемое поведение животных, можно достоверно установить, что этим поведением управляют не те стимулы, которые действуют на них в данный момент, а особые внутренние регуляторы. Поведение предваряют своего рода ожидания, гипотезы, познавательные (когнитивные) «карты».

Эти карты животное само строит. Они и ориентируют его в лабиринте. По ним оно, будучи запущено в лабиринт, узнает, «что ведет к чему». Положение о том, что психические образы служат регулятором действия, было обосновано гештальт-теорией. Учтя ее уроки, Толмен разработал собственную теорию, названную когнитивным бихевиоризмом.

Другой вариант необихевиоризма принадлежал Кларку Холлу (1884–1952) и его школе.

Он ввел в формулу «стимул – реакция» другое среднее звено, а именно потребность организма (пищевую, сексуальную, потребность во сне и др.).

Она придает поведению энергию, создает незримый потенциал реакции. Этот потенциал разряжается при подкреплении (понятие, которое Холл заимствовал у И.П. Павлова), и тогда реакция закрепляется и организм чему-то научается.

В защиту ортодоксального бихевиоризма, отвергая любые внутренние факторы, выступил Бурхус Скиннер (1904–1990). Условный рефлекс он назвал оперантной реакцией.

По Павлову, новая реакция вырабатывалась в ответ на условный сигнал при его подкреплении (например, когда перед кормлением раздавался стук метронома и т.п.). По Скиннеру, организм сначала производит движение, затем получает (или не получает) подкрепление.

Скиннер сконструировал экспериментальный ящик, в котором белая крыса (или голубь) могла нажимать на рычажок (или кнопку). Перед ними была кормушка и набор раздражителей. Из этих простых элементов Скиннер составлял множество различных «планов подкрепления» (например, перед крысой находятся два рычага, и она оказывается в ситуации выбора: или крыса получает пищу только тогда, когда вслед за нажатием на рычаг загорается лампочка, или пища выдается только при нажиме с определенной силой, частотой и т.д.).

Техника выработки «оперантных реакций» была применена последователями Скиннера при обучении детей, их воспитании, при лечении невротиков.

Во время Второй мировой войны Скиннер работал над проектом использования голубей для управления стрельбой по самолетам. Посетив однажды урок арифметики в колледже, где занималась его дочь, Скиннер ужаснулся, сколь мало используются данные психологии.

В целях улучшения преподавания он изобрел серию обучающих машин и разработал концепцию программированного обучения. Он надеялся, основываясь на теории оперантных реакций, создать программу «изготовления» людей для нового общества.

Работы Скиннера, как и других бихевиористов, обогатили знание об общих правилах выработки навыков, о роли подкрепления (которое служит непременным мотивом этих навыков), динамике перехода от одних форм поведения к другим и т.п. Но вопросами, касающимися научения у животных, интересы бихевиористов не ограничивались.

Открыть общие, выверенные точной объективной наукой законы построения любого поведения, в т.ч. у человека, – такова была сверхзадача всего бихевиористского движения. «Человек или робот?» – такой вопрос задавали бихевиористам их противники. Они справедливо указывали, что, устраняя внутреннюю психическую жизнь человека из сферы точного причинного анализа, бихевиоризм трактует личность как машинообразно работающее устройство. Строгость объективного анализа реакций организма достигалась дорогой ценой. Устранялось сознание как внутренний регулятор поведения. Надеясь придать психологии точность обобщений, не уступающую физике, бихевиористы полагали, что, опираясь на формулу «стимул – реакция», удастся вывести новую породу людей. Утопичность этого плана обнаруживается в концепциях типа скиннеровской. Ибо даже применительно к животным Скиннер, как заметили его друзья, имел дело с «пустым организмом», от которого ничего не оставалось, кроме оперантных реакций. Ведь ни для деятельности нервной системы, ни для психических функций в скиннеровской модели места не было. Снималась с повестки дня и проблема развития. Она подменялась описанием того, как из одних навыков возникают другие. Огромные пласты высших проявлений жизни, открытых и изученных многими школами, выпадали из предметной области психологии.

Лекция 3




infopedia.su

Достоинства и недостатки бихевиоризма.

Бихевиоризм существует поныне, хотя по сравнению с психоанализом и психологией гуманистической находится на втором плане. Но его несомненной заслугой признается показ возможности объективного подхода к психологическим явлениям и разработка методологии и техники экспериментальных исследований. Итак, бихевиоризм предметом изучения сделал поведение, и его приложения - педагогика и психотерапия (в обоих случаях предполагается формирование нужных реакций и исправление ошибочных). Идеи бихевиоризма оказали влияние на лингвистику, антропологию, социологию, семиотику и стали одним из истоков кибернетики.

Бихевиористы внесли существенный вклад в разработку эмпирических и математических методов изучения поведения, в постановку ряда психологических проблем, в особенности касающихся научения - приобретения организмом новых форы поведения. Основное значение бихевиоризма для развития категориального аппарата психологии (-> категоризация) заключается в разработке категории действия, кое  в прежних концепциях рассматривалось только как внутренний акт или процесс, тогда как бихевиоризм расширил область психологии, включив в нее внешние, телесные реакции. Но ввиду методологических изъянов исходной концепции бихевиоризма уже в 20-х гг. XX в. начался ее распад на ряд направлений, сочетающих основную доктрину с элементами других теорий - в частности, гештальтпсихологии, а затем психоанализа. Возник необихевиоризм.

Важные заслуги бихевиоризма следующие:

1)           он внес в психологию сильный крен в естественнонаучную сторону;

2)           он ввел объективный метод, основывающийся на регистрации и анализе внешне наблюдаемых фактов, процессов и событий, благодаря чему получили бурное развитие инструментальные приемы исследования процессов психических;

3)           был чрезвычайно расширен класс исследуемых объектов, стало интенсивно изучаться поведение животных, младенцев и пр.;

4)           были значительно продвинуты отдельные разделы психологии, в том числе проблемы научения, образования навыков и пр.

Основной недостаток бихевиоризма состоит в недоучете сложности психической деятельности, излишнем сближении психики животных и человека, игнорировании процессов сознания, высших форм научения, творчества, самоопределения личности и пр.

Бихевиоризм прошел путь от сугубо механистических концепций до теорий, выдвигаемых современными необихевиористами. Хотя некоторые аспекты этого направления выглядят упрощенными и неспособными объяснить поведение во всей его полноте, главная заслуга его - в том, что оно внесло в изучение человеческой деятельности научную строгость и показало, как ею можно управлять.

Эволюция бихевиоризма показала, что его исходные принципы не могут стимулировать прогресс научного знания о поведении. Даже психологи, воспитанные на этих принципах, приходят к выводу об их недостаточности, о необходимости включить в состав главных объяснительных понятий психологии понятия образа, внутреннего, "ментального" плана поведения и прочие, а также обращаться к физиологическим

механизмам поведения. Ныне лишь немногие из американских психологов (особенно школа Скиннера) продолжают защищать постулаты ортодоксального бихевиоризма.

Вклад:

Подняли на высокий уровень исследования - эксперимент.

В результате проделанной работы было выявлено 16 типов поведения:

перцептивное                уравновешивающее

защитное          освобождающее

индуктивное   атрибутивное

привычное       экспрессивное

утилитарное    автономное

ролевое             утверждающее

сценарное        исследовательское

моделирующее            эмпатическое

students-library.com

1 Бихевиоризм

Введение

Бихевиоризм, определивший облик американской психологии в XX столетии, радикально преобразовал всю систему представлений о психике. Кредо бихевиоризма выражала формула, согласно которой предметом психологии является поведение, а не сознание. Одним из пионеров бихевиористского движения был Эдвар Торндайк (1874-1949), теоретическим же лидером направления стал Джон Браадус Уотсон (1878-1958), стремившийся превратить психологию в науку, способную контролировать и предсказывать поведение.

Прагматизм, основателями которого стали американский философ Ч. С. Пирс, исследователи часто рассматривают как "типично американскую" философию. Для этого есть немало оснований. Особенности прагматизма как (относительно) единого философского направления могут быть охарактеризованы следующим образом. Центр внимания философов-представителей прагматизма перемещается от научно-теоретического познания к повседневной практической деятельности человека. А в ней на передний план выступают действия индивидов и акты действия, их основания, рациональные и эмоциональные элементы, оцениваемые в свете критериев полезности, эффективности, контролируемости. Наибольшее внимание уделяется не абстрактным идеям, а убеждениям, верованиям, которые также рассматриваются в качестве правил, регуляторов действия и поведения. Проблема "прояснения" мыслей и верований — стержневая для философии прагматизма. Представителей прагматизма интересует не столько профессиональное, специальное философское знание, сколько философия, максимально приближенная к "конкретному, доступному, к фактам, к действию, власти".

Актуальность данной темы состоит в том, что в настоящее время наблюдается почти полное отсутствие социального момента в воспитании. Современное общество утеряло те качества, которые были ему присуще раньше. Как мне кажется с опорой на бихевиоризм и прагматизм , общество могло бы существенно измениться в благоприятную сторону.

Цель данной работы заключается в том, чтобы познакомиться с основой бихевиоризма и прагматизма и понять её, а так же рассмотреть точки зрения ученых, которые изучали бихевиоризм и прагматизм.

Задачами данной работы являются:

- определить понятие бихевиоризма и прагматизма;

-рассмотреть схему принципа работы бихевиоризма и прагматизма;

- сделать выводы о проделанной работе.

Данная работа основана на принципах и законах психологии. Также в работе используется непосредственно информация из работ ученых.

Понятие бихевиоризма

БИХЕВИОРИЗМ – направление в американской психологии ХХ века, отрицающее сознание как предмет научного исследования и сводящее психику к различным формам поведения, понятого как совокупность реакций организма на стимулы внешней среды.

Некоторые вопросы, которые поднимаются в психологии, звучат следующим образом: возможна ли вообще такая наука? Способна ли она представлять все аспекты поведения людей? Какие методы она может использовать? Являются ли ее законы такими же строгими, как законы физики или биологии? Выходит ли она за пределы чистого управления поведением, и если да, то какую роль она играет в человеческом общежитии?

Особое значение имеет ее влияние на более ранние формы обращения с тем же самым субъектом. Человеческое поведение – наиболее общая характеристика мира, в котором мы живем. Поэтому мы можем исходить из того, что на эту тему говорится больше, нежели на любую другую тему.

На некоторые из этих вопросов однажды будут даны ответы благодаря успешным или безуспешным результатам научных или технических исследований. Но эти вопросы ставят проблемы, на которые уже сегодня крайне необходимо дать хотя бы предварительный ответ.

Многие интеллигентные люди считают, что хотя уже некоторые ответы были, но в совокупности они уже не кажутся такими перспективными, как раньше. Ниже приводится множество определенных мнений, которые приходится слышать о бихевиоризме как науке о человеческом поведении. Мне кажется, что все они являются неверными. Итак, о бихевиоризме говорят, что он:

  1. игнорирует наличие категории сознания, чувственных состояний и душевных переживаний;

  2. опираясь на тот аргумент, что все поведение приобретается в течение индивидуальной истории, он пренебрегает врождёнными способностями человека;

  3. под человеческим поведением понимает просто совокупность ответных реакций на определённые раздражители, таким образом, индивид описывается как автомат, робот, марионетка, машина;

  4. не пытается учесть когнитивные процессы;

  5. не отводится место для изучения намерений или целевых установок человека;

  6. не может объяснить творческие достижения в изобразительном искусстве, музыке, литературе или точных науках;

  7. не отводится место индивидуальному ядру личности или его самочувствию;

  8. он по необходимости является поверхностным и не в состоянии обращаться к глубинным слоям души или индивидуальности;

  9. ограничивается прогнозом и контролем поведения человека, и не касается на этом основании сущности человека;

  10. работает с животными, особенно с белыми крысами, а не с человеком, поэтому его картина поведения человека ограничивается теми чертами, которые человек разделяет с животными;

  11. результаты, полученные в лабораторных условиях, не применимы к повседневной жизни. То, что высказывается по поводу поведения человека, поэтому есть лишь необоснованная метафизика;

  12. наивен и излишне упрощён. То, что выдаётся в качестве действительных фактов, является либо тривиальным, либо уже давно известным;

  13. выглядит скорее наукообразным, нежели научным, и скорее подражает естественным наукам;

  14. его технические результаты (успехи), достижимы и посредством использования здорового человеческого рассудка;

  15. если утверждения бихевиоризма должны иметь силу, то они должны относиться и к бихевиористски ориентированным исследователям. Отсюда, следует то, о чём они говорят, является неверным, поскольку их высказывания обусловлены лишь их способностью делать такие высказывания.

  16. «дегуманизирует» человека, он релятивирует всё и разрушает человека как человека;

  17. занимается лишь общими принципами, пренебрегая уникальностью каждого индивида;

  18. по необходимости антидемократичен, поскольку испытуемые подвергаются манипуляции со стороны исследователя, поэтому его результаты могли бы быть использованы скорее диктатором, чем благонамеренными государственными деятелями;

  19. рассматривает абстрактные идеи, например, мораль или правосудие исключительно как фикций;

  20. безразлично относится к теплу и многообразию человеческой жизни, несовместим с творческой радостью в изобразительном искусстве, музыке и литературе, а также с истинной любовью к ближнему.

Перечисленные утверждения, на мой взгляд, представляют собой удивительно неправильное понимание значения и достижений данной научной парадигмы. Как объяснить такое непонимание? В большой степени этому может послужить обращение к началам бихевиоризма.

Джон Уотсон и его работа

Первым учёным, определённо считавшим себя бихевиористом, был Джон Уотсон, который в 1913 г. опубликовал своего рода манифест под названием «Психология глазами бихевиориста» («Psychology as the Behaviorist Views it»).

Уже само название произведения говорит о том, что Уотсон отнюдь не собирался создавать новую науку, а лишь придерживался мнения, что психология, начиная с того момента, должна была заниматься изучением поведения.

Это было, пожалуй, ошибкой, поскольку большинство психологов того времени придерживались точки зрения, что они должны исследовать душевные процессы в мире сознания. По этой причине они, естественно, не были готовы согласиться с Уотсоном.

Учёные, стоявшие у истоков бихевиоризма, тратили массу времени на борьбу с интроспективной методикой исследования духовной жизни, из-за чего центральное значение основного предмета их исследования было отодвинуто на второй план.

Сам Уотсон сделал несколько важных наблюдений относительно инстинктивного поведения. Фактически он был одним из первых современных этологов. Однако изучение способности организма к обучению произвели на него такое впечатление, что он несколько преувеличил способности новорожденных младенцев к обучению.

Впоследствии он сам признал это преувеличением, но с тех пор этот факт всегда приводят в пример, чтобы показать якобы необъективность Уотсона. Новая форма науки, разработанная им, появилась в некотором смысле преждевременно, ибо он имел в распоряжении весьма немного научно достоверных фактов из области поведения, прежде всего человеческого.

Для каждой новой формы науки всегда возникает проблема, состоящая в том, что поначалу она располагает слишком малым количеством фактов. Для научной развивающейся и претенциозной программы Уотсона, которая касалась такой широкой области, как человеческое поведение, это обстоятельство было весьма существенным недостатком. Ему требовалось больше фактического материала, чем он мог найти. Поэтому неудивительно, что многое из того, что он говорил и писал, кажется наивным или слишком упрощённым.

Схема «Стимул-реакция»

Научный материал бихевиоризма, который имел в своем распоряжении Уотсон, касался условных и безусловных рефлексов. Бихевиоризм предложил в качестве единицы анализа поведения и движения схему «стимул — реакция», где в «моторные акты» привносится психологическое явление — мотивация в виде «стимула». Основатели бихевиоризма Дж. Б.Уотсон и Э.Торндайк вводят новые понятия: «стимул — реакция», «проблемный ящик», «проблемная ситуация», ((кривая научения», «закон упражнения», «закон готовности», «закон ассоциативного сдвига и эффекта (подкрепление)». Эти термины равнозначно применялись Э.Торндайком к анализу движений, как животных, так и человека. Он рассматривал моторное обучение как процесс формирования движений путем проб и ошибок. Движение описывается как моторный акт, как исполнительная реакция.

Это представление господствовало и в работах русского физиолога И.П. Павлова, опубликованных примерно в то же время. Психология «стимула и реакции», развивавшаяся на протяжении последующих 3-4-х десятилетий, также не изменила этого представления.

Из всех результатов, достигнутых им, наибольшее значение придавалось тем, которые легче всего можно было повторить на опыте. Большей частью они основались на наблюдении за животными: за собаками Павлова и белыми крысами зоопсихологов. С этими представлениями была связана и научная программа – научиться управлять поведением. Предполагалось провести эксперименты, направленные на выявление закономерностей, формирующих стимул-реактивные связи. Эта схема распространялась и на животных, и на человека. А поскольку законы научения – формирования реакции на определенные стимулы – провозглашались универсальными, данные экспериментов с животными распространялись и на человеческое поведение.

Бихевиористы считали, что с помощью этой схемы можно объяснить любую деятельность, а все понятия, связанные с сознанием и прочими проявлениями «духовного начала», ненаблюдаемого непосредственно, следует изгнать из сфер научной психологии. «Осознание» субъектом своих ощущений и впечатлений слишком субъективно и совершенно бесполезно для исследователей. Напротив, объективные внешние появления тех же ощущений и впечатлений – например, в виде изменения размеров зрачка, частоты пульса и т.п., – позволяют количественно оценить эти формы поведения и «измерить» чувства.

Считалось, что поведение человека не отличается от поведения животных особым своеобразием и подчиняется тем же законам. Для подтверждения своего утверждение о том, что психология представляет собой точную науку, и чтобы собрать дальнейший материал для своей книги, Уотсон опирался на результаты анатомии и психологии. Подобным путем продвигался и Павлов, утверждая, что его эксперименты над поведением фактически являются «исследованием физиологических процессов в коре больших полушарий».

И все же оба ученых были не в состоянии осуществить прямое наблюдение процессов в нервной системе, посредством которых можно было бы объяснить поведение человека. В результате они были вынуждены давать поспешные интерпретации сложных поведенческих актов.

Так, Уотсон утверждал, что мышление – язык, предшествующий всякой речи; а для Павлова речь была просто «второй сигнальной системой». Уотсон мало, а то и вовсе ничего не мог сказать по поводу субъективных намерений человека, целеполагания и творчества. Он подчеркивал большие технические возможности науки о поведении, однако его примеры не были так уж несовместимы с манипулятивным контролем за поведением.

Прошло более 60 лет со времени опубликования Уотсоном своего манифеста, за это время кое-что успело произойти. Научный анализ поведения достиг большого прогресса, а недостатки теории Уотсона с моей точки зрения имеют лишь исторический интерес. Критика бихевиоризма, наоборот, едва ли претерпела изменения.

Неопределенность, имевшая место в начале истории бихевиористского движения, едва ли может послужить достаточным объяснением для недоразумениям такого рода.

Несомненно, что некоторые трудности возникают из того факта, что предметом исследования бихевиоризма выступает человеческое поведение, которое тонко реагирует на внешние влияния. Если мы сами наблюдаем за собой, то способ, каким мы это делаем, часто приводит к определенным результатам, зачастую непростым по последствиям.

Далее, бихевиористское наблюдение влечет за собой определенные яркие изменения. Некоторые понятия, которые структурируют традиционные формы наблюдения, глубоко укоренились в нашем языке. Они на протяжении столетий господствовали как в повседневной речи, так и в языке науки.

Как общие окончательные задачи психологии намечались две: 1) прийти к тому, чтобы по ситуации (стимулу) предсказывать поведение (реакцию), и 2) наоборот – по реакции судить о вызвавшем ее стимуле.

Как естественнонаучная база психологической теории принималась концепция условных рефлексов. Считалось, что все новые реакции приобретаются путем обусловливания. Все действия – это сложные цепи, или комплексы реакций. Работы Павлова позволили Уотсону дать объективное объяснение развитию навыков или появлению новых форм поведения как результата обусловливания – образования рефлексов условных.

Но из схемы S – R оказывается невозможно понять, как появляются новые действия, – ведь изначально организм располагает лишь ограниченным набором врожденных безусловных реакций. Так, по схеме условных реакций никакие раздражители и их сочетания не могли бы привести, например, к тому, чтобы собака научилась ходить на задних лапах. Поэтому довольно скоро обнаружилась чрезвычайная ограниченность этой схемы для объяснения поведения. Как правило, S и R находятся в столь сложных и многообразных отношениях, что непосредственную связь между ними проследить не удается. Экспериментальная практика не подтвердила универсальность предлагаемой схемы, и встал вопрос о том, что имеется нечто, определяющее реакцию помимо стимула – во взаимодействии с ним.

Исследуя дальнейшее развитие бихевиористского направления изучения личности, мы видим, что приверженцы данного направления, не удовлетворяясь полученными результатами экспериментов, вводят новые переменные (различные познавательные и побудительные факторы), принципы научения и потребностей, стараясь объяснить поведение человека, отрицая значение и влияние сознания и возможность человека контролировать его. Ввиду методологических изъянов исходной концепции бихевиоризма уже в 20-х гг. ХХ в. начался ее распад на ряд направлений, сочетающих основную доктрину с элементами других теорий – в частности, гештальт психологии, а затем психоанализа. Возник необихевиоризм.

Все же было бы несправедливым обвинять критиков бихевиоризма в том, что они не способны освободиться от исторических предрассудков. Так как должны быть иные причины тому, что бихевиоризм как теория науки о поведении все еще связан с сильными недоразумениями.

На мой взгляд, тому есть следующее объяснение: эту науку неправильно понимают как таковую. Есть целый ряд наук о поведении. Некоторые из них определяют свою предметную область, не касаясь при этом главных тем бихевиоризма.

Вышеприведенная критика могла бы лучше всего относиться к особой дисциплине, которую можно было назвать экспериментальной наукой о поведении. Она изучает поведение отдельных организмом в тщательно оберегаемой окружающей среде и на основе этого исследования определяет отношения между определенным поведением и его окружением.

К сожалению, эта форма анализа поведения получила очень скромную известность. Ее важнейшие представители, а их сотни, очень редко поддаются стремлению объяснить свой путь публике, интересующейся наукой.

Помимо этого значение бихевиоризма безусловно. Насущные проблемы, с которыми сегодня сталкивается мир, противостоит мир сегодня, могут быть решены только в том случае, если мы будем постоянно увеличивать своё понимание человеческого поведения. Я не без оснований полагаю, что можно отказаться от традиционных теорий, которые сохранились через века. Именно они в значительной степени ответственны за наше сегодняшнее положение. Бихевиоризм в состоянии предложить многообещающую альтернативу.

Важные заслуги бихевиоризма следующие:

1) он внес в психологию сильный крен в естественнонаучную сторону;

2) он ввел объективный метод, основывающийся на регистрации и анализе внешне наблюдаемых фактов, процессов и событий, благодаря чему получили бурное развитие инструментальные приемы исследования психических процессов;

3) был чрезвычайно расширен класс исследуемых объектов, стало интенсивно изучаться поведение животных, младенцев и т.д.;

4) в его работах были значительно продвинуты отдельные разделы психологии, в том числе проблемы научения, образования навыков и др.

Я разделяю мнение исследователей, считающих, что основной недостаток бихевиоризма состоит в недоучете сложности психической деятельности, излишнем сближении психики животных и человека, игнорировании процессов сознания, высших форм научения, творчества, самоопределения личности и т.п.

Стимул, реакция и их классификация

Выражаясь психологическими терминами, можно определить искусство обучения как искусство создавать и задерживать стимулы (в русской психологической литературе это же понятие обычно обозначается равносильным термином «раздражитель») с тем, чтобы вызвать или предотвратить те или другие реакции. В этом определении слово «стимул» употреблено в широком смысле и означает всякое явление, оказывающее какое-либо влияние на человека, — слово, к нему обращенное, взгляд, фразу, которую он прочтет, воздух, которым он дышит, и т. д.

Термин «реакция» употреблен в смысле всякой новой мысли, чувства, интереса, физического действия или какого-либо умственного или физического состояния, вызванного этим стимулом.Рассмотрим это на педагогическом примере: Задача учителя — вызвать желательные и предотвратить нежелательные изменения в природе человека, вызывая или предотвращая известные реакции. Средства, которыми располагает учитель, — это те стимулы, которые могут воздействовать на ученика: слова, жесты и вид учителя, состояние и обстановка класса, учебники, употребляемые учеником, предметы, которые он видит, и тому подобный ряд вещей и событий, на которые распространяется влияние учителя. Реакции со стороны ученика — это разнообразные мысли, чувства и физические движения, возникающие во всевозможных комбинациях.

Стимулы, исходящие от учителя с целью вызвать и руководить реакциями со стороны ученика, могут быть классифицированы следующим образом:

A) Стимулы, находящиеся под непосредственным его контролем: движения учителя (знание, любовь и такт учителя, конечно, имеют огромное значение в обучении, но фактическое их действие зависит от того, как они проявляются в тех или иных словах, жестах и поступках) — речь, жесты, выражение лица и т.д..

B) Стимулы, находящиеся под косвенным контролем:

Физические условия школы: воздух, свет, тепло и т. д.

Оборудование школы: книги, приборы, пособия. Общественные условия школы: действия (включая слова) учеников и дух, который ими руководит. Общая среда: действие родителей, законы, библиотеки и т. д.

Реакции могут быть классифицированы так:

A) Физиологические реакции, как, например, более глубокое дыхание, более крепкий сон, более сильные физические упражнения и т. д.

B) Реакции умственные (здесь выражение "умственные реакции" употреблено в широком смысле слова и включает восприятие предметов, понимание связи, выделение заключений точно также, как воспоминание о фактах или ассоциация идей), как, например, установление связи между известным стимулом и соответствующим представлением; выделение одного элемента из сложного явления или установление нескольких идей.

C) Реакция в настроении, как, например, связь внимания, интереса, предпочтения, убеждения с известными общими состояниями всего организма.

D) Реакции эмоциональные, как связь симпатии, любви, ненависти с известными состояниями.

Е) Реакция действий или поведения и навыков, связывающая известные поступки или движения с известным умственным состоянием.

studfile.net

7. Бихевиоризм и его значение для развития психологии.

Бихевиоризм – направление в американской психологии XX в. Бихевиоризм сложился как направление с явным естественно-научным уклоном, и его основатели пытались найти формы объективного подхода к психической жизни. Согласно бихевиористам, такие понятия, как осознание, переживание, страдание и прочее не могут считаться научными, ибо они как продукт самонаблюдения субъективны и не поддаются фиксации объективными, научными средствами. Предметом изучения может быть поведение, активность: внешняя и внутренняя, описывается через понятие реакции, к коей относятся те изменения в организме, что могли быть зафиксированы объективно.

Бихевиоризм, исходя из того, что сознание недоступно для объективного изучения, отвергает его роль как реального регулятора человеческой деятельности. Все психические явления сводятся к реакциям организма, преимущественно двигательным: мышление отождествляется с речедвигательными актами, эмоции – с изменениями внутри организма и пр. За единицу поведения принимается связь стимула и реакции. Законы поведения фиксируют отношения между тем, что происходит на «входе» (стимул) и «выходе» (двигательный ответ) системы организма. Процессы внутри этой системы – как психические, так и физиологические – согласно позитивистской методологии, считаются не поддающимися научному анализу как недоступные прямому наблюдению.

Основной метод бихевиоризма – наблюдение и экспериментальное изучение реакций организма в ответ на воздействия среды, с целью выявления доступных математическому описанию корреляций между этими переменными. В качестве предмета психологии в бихевиоризме фигурирует не субъективный мир человека, а объективно фиксируемые характеристики поведения, вызываемого внешними воздействиями. Поведение определяется как система реакций, причем в качестве единицы анализа поведения постулируется связь стимула S и ответной реакции R: в качестве описательной и объяснительной предлагалась схему S – R, согласно коей воздействие (стимул) S порождает некое поведение (реакцию) R, причем характер реакции определяется только стимулом. Все ответные реакции можно разделить на наследственные (рефлексы, физиологические реакции и элементарные эмоции) и приобретенные (привычки, мышление, речь, сложные эмоции, социальное поведение), которые образуются при связывании (обусловливании) наследственных реакций, запускаемых безусловными стимулами, с новыми (условными) стимулами. С этими представлениями была связана и научная программа – научиться управлять поведением.

Экспериментальная практика не подтвердила универсальность предлагаемой схемы в частности, не было показано, что обусловливает сложные процессы, имеющие психологическое содержание. Поэтому постепенно возникли изменения в концептуальном аппарате бихевиоризма, что заставило говорить о преобразовании его в необихевиоризм. Один из представителей позднего бихевиоризма Э. Толмен ввел существенную поправку, поместив среднее звено – промежуточные переменные и схема приобрела вид S – V – R. Под переменными промежуточными понимались внутренние процессы, опосредующие действие стимула, то есть влияющие на внешнее поведение. Другим вариантом ревизии бихевиоризма стала концепция оперантного бихевиоризма Б. Скиннера, разработанная в 30-х гг. XX в., где было модифицировано понятие реакции.

Идеи бихевиоризма оказали влияние на лингвистику, антропологию, социологию, семиотику и стали одним из истоков кибернетики. Бихевиористы внесли существенный вклад в разработку эмпирических и математических методов изучения поведения, в постановку ряда психологических проблем, в особенности касающихся научения – приобретения организмом новых форы поведения. Основное значение бихевиоризма для развития категориального аппарата психологии заключается в разработке категории действия, кое в прежних концепциях рассматривалось только как внутренний акт или процесс, тогда как бихевиоризм расширил область психологии, включив в нее внешние, телесные реакции. Но ввиду методологических изъянов исходной концепции бихевиоризма уже в 20-х гг. XX в. начался ее распад на ряд направлений, сочетающих основную доктрину с элементами других теорий – в частности, гештальт-психологии, а затем психоанализа. Важные заслуги бихевиоризма следующие:

  1. он внес в психологию сильный крен в естественнонаучную сторону;

  2. введен объективный метод, основывающийся на регистрации/анализе внешненаблюдаемых фактов, процессов и событий, благодаря чему получили развитие инструментальные приемы исследования психических процессов;

  3. был чрезвычайно расширен класс исследуемых объектов, стало интенсивно изучаться поведение животных, младенцев и пр.;

  4. были значительно продвинуты отдельные разделы психологии, в том числе проблемы научения, образования навыков и пр.

studfile.net