Психологическая помощь жертвам насилия: Куда обратиться пострадавшим от домашнего насилия

Содержание

Психологическая помощь жертвам насилия

Проблема насилия в настоящее время становится одной из наиболее актуальных, она имеет не только психологический, но также социальный, медицинский и юридический аспекты. Насилие по своим последствиям относится к самым тяжелым психологическим травмам. Нарушения, возникающие в результате насилия, затрагивают все уровни функционирования человека: познавательную сферу, аппетит, сон, приводит к стойким изменениям личности. Пережитое в детстве насилие влияет на всю последующую жизнь человека.

Понятие насилие многозначно, оно используется не только в психологии, но и в юриспруденции. В разных науках насилие отождествляют с физическим, психологическим, экономическим ущербом, который люди наносят друг другу: насилие представляет собой целенаправленное ограничение свободы поведения, подчинение, нарушение прав и нанесения ущерба людям.Существует много форм насилия: домашнее насилие, война, террористические акты, захват в заложники, пленение и так далее.

Одним из частых явлений настоящего времени становится домашнее насилие. Домашнее насилие — это ситуация, когда один человек контролирует или пытается контролировать поведение и чувства другого члена семьи. Домашнее насилие это повторяющийся с увеличением частоты цикл физического, словесного, духовного, экономического оскорбления с целью контроля, запугивания, внушения чувства страха. Домашнее насилие включает случаи жестокого обращения с детьми, насилие, направленное на супруга (или партнера в отношениях), на родителя (например, в случае престарелых родителей). Оно включает:

  • Физическое — пощечины, удары, побои, пинки, применение оружия.
  • Сексуальное — принуждение к интимности, действия сексуального характера, нежелательное для партнера.
  • Психологическое — изоляция от окружающего мира, угрозы, критика в адрес партнера, игнорирование.
  • Экономическое — материально зависимому члену семьи выделяется ограниченная сумма денег, о которой он должен полностью отчитываться, лишение партнера права голоса при рассмотрении проблем семьи, запрещение работать.

Для людей, подвергшихся насилию, характерны: низкая самооценка, извращенное представление о семье, о роли женщины в обществе, оправдание действий обидчика, чувство вины и отрицание чувства гнева, которые они испытывают по отношению к обидчику, уверенность, что никто не может помочь им в решении проблемы насилия, вера в миф о насильственных отношениях в семье как нормальных отношениях между партнерами.

Агрессоры — люди, которые подвергают насилию других людей, в детстве чаще всего так же подвергались насилию. Для агрессора, так же как и для жертвы, характерны: низкая самооценка, традиционные взгляды на роль мужчины в семье и обществе, обвинение других в действиях, которые совершают сами, восприятие насилия как адекватного паттерна в отношениях, быстро возникающие ощущения дискомфорта и психическое напряжение, которые отреагируются через агрессию.

Виктимология — специальная область научного знания, которая пытается ответить на вопросы, каким образом взаимодействует агрессор, ситуация и жертва. Виктимным называется поведение, которое в определенных обстоятельствах превращает человека в жертву. Факторами риска реализации программы поведения жертвы являются такие личностные качества как: конформность, нерешительность, робость, неуверенность.

В психологических исследованиях, посвященных проблеме насилия, рассматривается, так называемый, стокгольмский синдром. Стокгольмский синдром отражает специфическую связь жертвы и агрессора: жертва начинает сочувствовать агрессору, оправдывает его действия, отождествляет себя с агрессором. В разных исследованиях этот синдром описан как «синдром идентификации заложника», «синдром выживания заложника». В основе синдрома лежит механизм «идентификации с агрессором», описанный А. Фрейд.

Г. Хартманом была выявлена триада «агрессор — жертва — спасатель», которая представляет собой ролевые позиции, возникающие в ситуации агрессии. Эти позиции взаимосвязаны, так что жертва легко может стать агрессором или спасателем, а агрессор наоборот.

Психологическая помощь жертвам насилия представляет собой сложную задачу, поскольку люди, подвергшиеся и/или подвергающиеся насилию, находятся в тяжелом психоэмоциональном состоянии, испытывают стыд, вину, зачастую отрицая факт насилия, сохраняя произошедшее в тайне (особенно если это семейная ситуация). Для них могут быть характерны переживания ужаса, сверхбдительности, чувства безнадежности и бессилия, физиологическое и психическое напряжение, внутренний дискомфорт, нарушения сна, навязчивые воспоминания, суицидальные мысли.

Конечно, психологическая помощь жертвам насилия будет существенно отличаться в зависимости от ситуации насилия, ее многократности, масштабности, от возраста человека, пережившего насилие и так далее. Однако, в целом, можно выделить три этапа психологической работы: срочная (или первая) помощь, этап кризисной работы, исследовательский этап работы.

Срочная психологическая помощь жертвам должна быть направлена на стабилизацию их текущего психического и физиологического состояния и восстановление безопасности их жизнедеятельности. Важно помнить, что срочная помощь не предполагает глубокого психологического исследования, экспериментирования и так далее.

Правила оказания первой помощи жертвам насилия:

  • Не бросайтесь обнимать пострадавшего, избегайте лишнего телесного контакта. В крайнем случае, можно взять егоза руку или положить руку на плечо.
  • Не решайте за пострадавшего, что ему сейчас необходимо (он должен ощущать, что не потерял контроля над реальностью).
  • Не расспрашивайте о подробностях произошедшего, не обвиняйте.
  • Дайте почувствовать, что пострадавший может рассчитывать на вашу поддержку.
  • Если пострадавший начинает рассказ о случившемся, то не переспрашивайте о конкретных деталях, побуждайте говорить о чувствах, связанных с событием.
  • При необходимости можно сопровождать пострадавшего, например, если он идет в милицию подавать заявление или на опознание погибших родственников.

В кризисной работе с жертвами насилия основная цель психолога заключается в уменьшении и ликвидации травматических переживаний, чувства собственной неполноценности, ущербности, в формировании адекватной самооценки.

На данном этапе важно дать возможность пострадавшему пережить сложные чувства, возникшие в ситуации. Данный этап работы может проводиться как в индивидуальном, так и в групповом формате. Индивидуальный формат позволяет создать более безопасную среду, тогда как в групповом формате пострадавший может получить больше поддержки и увидеть, что он не одинок. Вместе с тем, важно помнить, что целям кризисной работы больше удовлетворяют небольшие гомогенные группы (то есть состоящие из участников, имеющих схожую проблематику), существующие непродолжительное время (около двух месяцев).

При кризисном консультировании пострадавших важно:

  • Обеспечить возможно более полное принятие себя.
  • Помочь составить конкретный план действий в обстоятельствах, связанных с насилием.
  • Помочь определить основные проблемы.
  • Помочь в мобилизации систем поддержки.
  • Помочь в осознавании серьезности произошедшего.
  • Помочь осознать необходимость потратить время на выздоровление.
  • Выявить и укрепить сильные стороны личности пострадавшего.

После эмоционального отреагирования можно постепенно переходить к работе, направленной на исследование поведенческих паттернов и механизмов, обеспечивающих воспроизведение ситуации насилия. Целью данного этапа работы является репарация системы межличностных отношений. Этот этап работы является длительным и может продолжаться в течение нескольких лет.

Говоря об исследовании межличностных отношений, очень важно отметить специфику отношений психолог — клиент в работе с такими клиентами. Психолог часто вынужден участвовать в разыгрываемой клиентом динамике доминирования, подчинения и принуждения, являющихся характерными чертами отношений клиентов, развивающихся в ситуации насилия. Д. Дейвс и М.Д. Фраули выделяют

восемь ролевых конфигураций таких терапевтических отношений:

  • Злоупотребляющий родитель и заброшенный ребенок;
  • Насильник и жертва;
  • Спаситель и ребенок, ожидающий спасения;
  • Совратитель и совращенный.

Каждая ролевая пара осязаемо воссоздается в процессе психологической помощи. Поскольку клиент в качестве средства коммуникации использует повторное разыгрывание, то постоянно существует вероятность повторного насилия как внутри, так и вне психотерапевтических отношений.

В процессе терапевтических отношений самоощущение клиентов, история жизни которых связана с насилием, очень переменчиво: то клиент переживает чувства ребенка, маленького, беспомощного и взволнованного перед могущественным взрослым, то — дистанцирован, обособлен и как бы «не здесь». У таких клиентов размыта граница между «сейчас» и «после», что вносит вклад в повторное переживание событий прошлого, как если бы они были частью событий настоящего. Такая неспособность клиентов делать свой опыт объектом рефлексии с опорой на язык и образование символов приводит к тому, что интенсивные переживания из прошлого вновь возникают в настоящем. Трудность для психотерапевта — в том, чтобы сохранить свою жизненность, оставаться одновременно и наблюдателем и участником действия, разворачивающегося в психотерапии.

Для клиентов — жертв насилия характерна склонность к диссоциации переживания: диссоциированное переживание не похоже на вытесненное, диссоциация отделяет переживание от памяти, переживание расчленяется отдельно на соматические, обонятельные, осязательные «воспоминания», отдельные аффективные «вспышки». Психические состояния переживаются как отчужденные, не мыслимые «лингвистически», ужасающий опыт клиента не может быть выражен словами. Именно поэтому рассказывание истории своей жизни, истории насилия становится очень важным.

С клиентами — жертвами насилия используются следующие методы психотерапии:
Психоанализ (З. Фрейда) — направлен на интеграцию ранее подавленных диссоциированных болезненных проявлений в общую структуру личности и анализ психологических причин их обусловливающих.

Аналитическая терапия (К.Г. Юнга) — позволяет прорабатывать травматические переживания на символическом, бессознательном уровне, что создает для клиента ощущение безопасности.

Экзистенциальная терапия (И. Ялом) — способствует преодолению переживания беспомощности, чувства потери контроля, исследованию и поиску жизненного смысла, восстановлению способности человека более полно присутствовать в своей жизни.

Адлерианская терапия — приводит к повышению социального интереса, позволяет осознавать механизмы поведенческих реакций.

Клиент-центрированная терапия (К. Роджерс) — помогает клиенту выразить себя, способствует интеграции глубинных переживаний и накопленного опыта с «Я-реальным».

Гештальт терапия (Ф. Перлз) исследует способы, с помощью которых, у клиента был прерван контакт с реальностью, направлена на восстановление творчества в контакте с собой и с окружающей средой.

Терапия реальностью (В. Глассер) — стремится побудить жертву взять на себя ответственность за различные жизненные ситуации и добиваться поставленных целей.

Когнитивно-поведенческая терапия (Ф. Зимбардо, С. Л. Франк, Ф. Шапиро, А. Эллис, А. Бек)- направлена на обучение пациента способам совладания с тревогой, страхами и негативными мыслями.

Семейная терапия (М. Боуэн, В. Сатир, Р. Минухин) — способствует гармонизации отношений между членами семьи, формированию адекватного отношения и адекватной поддержки членов семьи по отношению к пострадавшему от насилия.

Групповая терапия — помогает в осознавании ролевых стереотипов и поведенческих паттернов, способствует развитию новых форм контакта в группе.

Однако важно помнить, что любая форма психотерапии имеет свои ограничения и даже противопоказания в использовании. В частности, использование психоаналитической кушетки может вызвать у пострадавшего утяжеление симптоматики и в некоторых случаях спровоцировать психотическое состояние. При использовании символических методов работы важно, чтобы клиент имел достаточно высокий интеллектуальный уровень, в ином случае психологическая работа может обострять у него переживания неполноценности. Терапия реальностью, используемая на более ранних этапах психотерапевтической работы, совершенно противопоказана, так как провоцирует пострадавшего взять на себя ответственность за случившееся с ним. При использовании групповой терапии важно проводить предварительный отбор участников группы и оценивать способность потенциального участника справляться с тревогой. Слишком раннее использование группового формата работы может способствовать ретравматизации сложного участника.

методики помощи женщинам //Психологическая газета

Отрывок из методического пособия «Помощь пережившим сексуальное насилие: концепция, опыт, исследования», созданного сотрудниками Независимого благотворительного Центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры»

Некоторые методики индивидуальной работы с женщинами, пережившими сексуальное насилие

Существуют разные подходы и методы в работе с проявлениями  синдрома «травмы изнасилования». Здесь будет представлена одна из возможных моделей проведения очных психологических консультаций пострадавших. В качестве предварительного замечания напомним о необходимости ориентироваться на изменения переживаний клиента. Важно учитывать также и то, что консультанту приходится работать с различными по давности случаями насилия, и иногда консультирование основывается на актуализации и проработке многослойных переживаний, пришедших из отдаленного периода.

Предварительный этап работы с лицом, пережившим сексуальное насилие, направлен на оценку тяжести психологических последствий и определение консультативных ориентиров. В Центре «Сестры» и многих других подобных организациях предварительным этапом консультирования является беседа с консультантом телефона доверия. Случается, что в дальнейшем приходится ограничиться лишь одной очной консультацией. Такая встреча включает не только обсуждение психологических проблем, но и предоставление юридической и медицинской информации. Если же клиент располагает достаточным количеством времени и имеет необходимую мотивацию, то реализуются дальнейшие этапы программы.

Интересно, что если к телефонной помощи прибегают как пострадавшие-женщины, так и мужчины, то очные консультации востребованы почти исключительно среди женщин. В связи с этим в дальнейшем мы будем говорить о пострадавших в женском роде.

Первая встреча

При знакомстве с клиенткой очень важно создать атмосферу доверия и открытости. Тема, о которой пойдет речь, очень болезненна. Возможно, о случившемся не знают даже самые близкие люди. Поэтому в самом начале встречи необходимо в двух-трех предложениях рассказать о себе:

«Меня зовут … Я психолог центра. Работаю около … лет». Далее следует перейти к основной проблеме, используя два вопроса:
– Пожалуйста, постарайтесь переключиться полностью на нашу беседу и оставить все заботы в прошлом. Если Вам нужно позвонить – не хотите ли Вы сделать этосейчас?
– Сядьте так, как Вам удобно. Вы готовы говорить?».

Начинается встреча, как правило, с рассказа женщины о случившемся с ней. С этого момента начинается диагностическая часть, в которой необходимо выявить болезненные чувства и область ее переживаний, чтобы в дальнейшем с ними работать. Можно воспользоваться как обычной беседой, так и стандартизированными опросниками.

Опыт работы с пережившими сексуальное насилие показывает, что на первом занятии необходимо дать выговориться женщине и если по каким-то причинам ей трудно описать то, что с ней произошло, ни в коем случае не настаивать и проговаривать с ней неприятные и отягчающие ее чувства. В конце первой встречи следует определить одно наиболее болезненное чувство (например, страх или гнев) и попросить дома нарисовать его в цвете (разумеется, сюжет и техника исполнения не играют роли).

Вторая встреча

Обучение

Станислав Александрович Хоцкий

Вебинар

ВЕБИНАР: Управление гневом. Практика коррекционной работы с лицами, проявляющими деструктивно-агрессивное (насильственное) поведение в близких отношениях

Участвовать

Начать разговор можно с обсуждения принесенного рисунка, задав при этом следующие вопросы:

  • какие ощущения были у Вас, когда Вы рисовали?
  • трудно ли было рисовать?
  • были ли воспоминания во время рисования?
  • когда Вы нарисовали: ночью или днем, сразу после нашей встречи или спустя какое-то время?
  • как долго Вы рисовали?
  • как чувствовало себя Ваше тело во время рисования?

Таких вопросов можно задавать неограниченное количество, так как с момента обсуждения чувства начинается освобождение от травматического опыта. При беседе следует отмечать для себя и для клиентки те новые, появляющиеся в процессе работы, переживания, которые необходимо проработать в дальнейшем.

Далее   используется   методика   «Письмо   на   время», первоначально  созданная  как  средство  «прорыва»  сквозь  барьер сомнения и самокритики, блокирующий поток выражения чувств. «Письмо»  дает  каждой  женщине  возможность  сконцентрировать внимание  на  своих  переживаниях  и  создать  нечто  спонтанное и яркое. Данная процедура может стать основой и для отдельной встречи,  но  в  данной  программе  мы  предлагаем  10-минутную версию этого упражнения.

Начинать   упражнение   надо   следующими   словами: «Попытаемся сделать упражнение, которое должно помочь нам извлечь самые глубинные, сокровенные, сильные чувства. Начав письмо с местоимения «Я», пишите все, что придет в голову. Вы будете писать ровно десять минут; прошу Вас записывать самые первые мысли, которые приходят на ум. В течение десяти минут подходит абсолютно все. Первые мысли обладают колоссальной энергией. Обычно мы подвергаем их цензуре, изменяем, критикуем, поэтому назову ряд правил, которые призваны помочь выпустить эти мысли на волю без предварительной критики:
– Не вычеркивайте, не меняйте, не исправляйте и не выносите суждений  относительно  того,  что  Вы  написали.  Пусть  все остается как есть. Я действительно считаю, что все подойдет.
– Ищите основное – первые, свежие мысли, какими бы они не были, обладают наибольшей энергией. Запишите их! Даже если они кажутся странными, даже если они обескураживают, даже если они очень личные, даже если это правда, даже если это неправда. Вам не обязательно делиться со мной тем, что Вы написали. Просто дайте им выход.
– Не останавливайтесь при письме. Пишите все десять минут. Решение, что все уже сделано, относится уже к сфере суждений. Повременим с суждениями в течение десяти минут и посмотрим, что из этого получится, а потому не останавливайтесь. Если Вы не можете придумать, что написать, просто пишите «Я. .., я…, я…» до тех пор, пока что-то не придумаете.
Данные правила направлены на то, чтобы помочь Вам почувствовать себя свободной в процессе письма. Готовы начать? Приступайте…
А сейчас завершите начатую мысль и положите ручку … Как Вы себя чувствуете?».

По окончании данной процедуры следует перейти к активному слушанию. В конце занятия можно попросить женщину поделиться впечатлениями от занятия и своими мыслями.

Третья встреча

Начать эту встречу можно с релаксации. Релаксация является основным компонентом всех консультативных встреч, проводимых в убежищах (шелтерах) и кризисных центрах. Релаксация – это «обряд введения в творческий сеанс», помогающий женщинам перейти от обычного хаоса в особое творческое пространство, специально предназначенное для женщины.

Релаксация не является методом и формой самостоятельного, отдельного занятия, скорее ее можно рассматривать как 10-12 минутное упражнение, которое задает тон всей встрече. Предлагаемый текст надо читать медленно и спокойно.  Многоточие в тексте указывает на то, что в этом месте следует сделать паузу в чтении.

«Этот творческий сеанс является временем, когда Вы можете расслабиться и войти в контакт с самой собой, поэтому давайте начнем с релаксации. Сядьте как можно удобнее. Пусть ничто Вас не волнует. Это время, когда Вы отключаетесь от повседневных забот, это время исключительно для Вас. Еще раз проверьте, удобно ли Вам. Если хотите, можете лечь или положить голову на стол и закрыть глаза.

Глубоко вдохните – очень, очень глубоко. При вдохе почувствуйте, как Ваши легкие наполняются воздухом. Представьте, как воздух проходит до желудка, и выпятите живот, насколько возможно… Затем выпустите воздух – выдох. Сделав еще один вдох, представьте, что воздух доходит до пальцев на ногах и расслабляет их… Затем вдохните так, чтобы воздух дошел до щиколоток и икр и расслабьте их… Со следующим вдохом воздух должен дойти до бедер, а Вы должны представить, что воздух расслабляет ноги. ..

Теперь следите за животом. Он напряжен? Когда Вы вдохнете, то представьте, что воздух расслабляет мышцы вашего живота. Пусть все напряжение уйдет вместе с воздухом…. Продолжайте выполнять упражнение, используя дыхание для расслабления: спины, шеи, рук, плеч, головы…

Продолжайте глубоко дышать… Сделайте самый глубокий последний вздох так, чтобы все тело расслабилось, и дайте себе возможность оценить, как Вы себя чувствуете в данный момент. Вам хочется спать? Вам грустно? Вы чувствуете умиротворение?
… Выяснив это для себя, можете открыть глаза и потянуться так, как Вам этого хочется».

Далее в ходе занятия необходимо проговорить, как женщина себя чувствовала в перерыве между занятиями: что появилось нового, какими мыслями она живет – словом, обсудить все, что касается этой женщины на настоящий момент. В оставшееся время следует поработать над личными качествами, особенностями женщины, которые после изнасилования могут мешать ей в жизни: слишком низкая самооценка, неуверенность в себе. Каждое из перечисленных качеств должно быть проработано самостоятельно.

Женщине необходимо выполнить дома следующее упражнение: нарисовать солнышко (как рисуют дети) и представить себя в виде этого солнца. Его лучи будут обозначать личные качества пострадавшей, которыми она может восхищаться или гордиться. Таких лучей можно изобразить около 7-10. Однако не нужно стремиться перечислить их все немедленно, — бывает, что работа над картинкой длится не один день. Это солнышко может сослужить и в дальнейшем хорошую службу, так как там записаны те качества, которые приходят в голову крайне редко и женщина не уделяет им должного внимания. Когда женщина начнет в следующий раз обвинять или критиковать себя, она может взглянуть на свои записи и таким образом повысить свою самооценку.

Четвертая встреча

Занятие следует начать, как обычно, с обсуждения чувств и ощущений женщины, возникших во время перерыва между занятиями. Важно спросить, что она о себе нового узнала,  что  ее  радовало  или  огорчало  и  так  далее.   Вторую  часть встречи  следует  посвятить  разговору  о  том,  трудно  ли  женщине отказывать  людям  в  чем-либо,  что  она  чувствует,  когда  говорит «нет»  (нередко  насилие  происходит  в  случаях,  когда  девушка  или женщина не смогла сказать «нет»).

Эта часть занятия подразумевает использование следующих телесных упражнений.

  • с  помощью  крика  или  уверенным  голосом  и  всем  телом сказать «НЕТ». Повторить 10-15 раз.
  • «Борьба с консультантом». В упражнении будет происходить силовой контакт рук пострадавшей и консультанта. На полу рисуются две параллельные черты: одна черта ограничивает место женщины, другая – консультанта. Встав между линиями, консультант и клиентка мешают друг другу дойти до «своей» линии. Как правило, сначала женщины не принимают упражнение всерьез, но затем прибавляют в  физической  силе  и  очень  часто  побеждают.  Если  победы  не происходит, то следует зафиксировать это и поговорить с женщиной о том, что ей помешало. Завершить этот день можно обменом чувств и ощущений от игры.

Представленная  здесь  четырехдневная  программа может быть  реализована  с  перерывами  между  встречами  в  4-7  дней. Продолжительность  каждой  встречи  составляет  час-полтора. Программа  позволяет  существенно  снизить  остроту  переживаний, связанных  с  травматическим  опытом,  а  также  способствует позитивному    изменению    самооценки    и    самоотношения пострадавших.  Как  правило,  по  истечении  трех-четырех  встреч актуальными становятся не столько непосредственные последствия насилия, сколько иные психологические проблемы, которые могут быть успешно решены вне кризисного центра.

Алтынова Т.П.,психолог Центра «Сестры»

Источник
 

Психологическая помощь женщинам, пострадавшим от домашнего насилия //Психологическая газета

Насилие против женщин — одно из наиболее распространенных и скрытых нарушений прав человека. По данным официальной статистики, такое насилие совершается в каждой четвертой российской семье, и процесс криминализации семьи с каждым годом усиливается, приобретая масштабы и глубину, угрожающие безопасности общества и личности. Общепризнанно, что насилие в семье приводит к ее разрушению, оказывает психотравмирующее воздействие на ее членов, способствует развитию личностных отклонений у детей, ухудшает состояние здоровья общества в целом.

Существуют определенные особенности психологической работы с людьми, пострадавшими от домашнего насилия в собственной семье. Прежде всего, психологам, которые намерены работать с жертвами насилия, очень важно осознавать свои представления и убеждения, касающиеся понимания причин насилия и связанных с ними проблем, необходимо выявить собственное отношение к проблеме оправданности применения насилия. Важной темой для проверки личных взглядов психолога является вопрос об ответственности за насилие. В современном обществе широко распространены взгляды о том, что жертвы в какой-то степени «сами виновны» в совершении над ними насилия. Часто общественность рассматривает домашнее насилие как сугубо «личное» или «семейное дело», не беря в расчет тяжесть подобных правонарушений. При этом нередко и родственники, и власти обвиняют женщину в том, что она сама спровоцировала акт насилия, во всех формах его проявления.

Сам феномен виктимного (жертвенного) поведения ученые рассматривают как «провокационность», «подчиненность», «болезненную привязанность» «чрезмерную озабоченность проблемами и мнением других», «нарушенные отношения», «зависимость», «набор усвоенных деструктивных норм поведения», «способ адаптации к острому внутриличностному конфликту». Такие разные позиции позволяют рассматривать виктимность не только сквозь призму отклоняющегося от нормы поведения как проявление болезненной зависимости, но и как нарушение семейного взаимодействия, пример дисфункциональной модели семьи, в которой личности ее членов испытывают негативное влияние, в результате чего не удовлетворяются их потребности в самореализации и личностном росте.

Домашнее насилие над женщинами имеет формы физического, сексуального, экономического, а также психологического унижения, осуществляемого путем дискриминации, угроз и репрессий. Домашнее насилие — это не отдельный случай насильственного поведения агрессивного мужа и не просто устарелый обычай. На самом деле домашнее насилие и угроза насилием — это механизмы власти и контроля, которые систематически использует агрессор для лишения женщин свободы и возможности самореализации, и в контексте общей дискриминации женщин в мире являются одним из проявлений общего насилия над женщинами.

Убеждения и представления психолога, касающиеся насилия, его природы и порождающих причин, оказывают решающее воздействие на проведение психологической реабилитации жертв насилия. Психологу следует быть свободным от мифов и предубеждений, существующих в обществе, и оказывать не только эмоциональную, но и морально-этическую поддержку своим клиенткам. Позиция солидарности предполагает не столько заявление о невинности жертвы, сколько глубокое понимание несправедливости случившегося, принятие и признание тяжести пережитого насилия и помощь пострадавшей женщине в осознании нанесенного ущерба.

В настоящее время существует необходимость специальной подготовки как волонтеров, работающих на горячих линиях «телефона доверия», так и профессиональных психологов по проблеме домашнего насилия. Для эффективного оказания психологической помощи женщинам, пострадавшим от домашнего насилия, психологу необходимо учитывать социально-психологические, личностные и поведенческие особенности таких клиенток.

Насилие в семье не имеет никаких культурных, экономических, социальных и территориальных границ. Женщины различных возрастных, профессиональных и социальных групп населения могут стать жертвами домашнего насилия.

Женщины, пережившие насилие в семье, могут быть разделены на две категории:

  • первая группа — столкнувшиеся с этим явлением лишь в собственной семье и не знавшие его в семье родителей;
  • вторая группа — выросшие в семьях, где имело место насилие родителей по отношению к друг другу или к детям.

Женщины любой из этих групп могут либо уйти от обидчика после одного или нескольких актов насилия, либо стараться восстановить, поддерживать семейные отношения. Путь ухода от насилия, скорее всего, выберут женщины первой группы. Однако здесь много препятствующих обстоятельств, среди которых можно выделить несколько самых важных.

Социальный фактор определяет полоролевое поведение и установки человека. Само общество может навязывать сохранение статуса «замужняя женщина», поскольку престиж быть замужем для женщины в общественном мнении выше, чем состоять в разводе с мужем. В связи с данными стереотипами женщина вынуждена чаще «не быть, а казаться». Как правило, женщина обладает рядом шаблонных установок, которые удерживают ее в ситуации домашнего насилия: мысль о том, что «развод — это признак поражения»; убеждение в необходимости сохранения семьи «ради детей»; вера в возможность изменения ситуации в семье «к лучшему»; жалость к насильнику, вера в то, что «без нее он совсем пропадет» и др.

Экономический фактор ограничивает независимость одного из членов семьи. В силу гендерной дискриминации на рынке труда зарплата женщины, как правило, ниже зарплаты мужчины, число рабочих мест для нее ограничено либо полностью, либо частично, а наличие детей усугубляет проблемы трудоустройства и отсутствия стабильной работы, приносящей необходимый для жизни доход.

Жилищный фактор состоит в том, что в ситуациях домашнего насилия возникают юридические трудности по выселению обидчика из квартиры, а приобретение новой квартиры женщинам, страдающим от домашнего насилия, практически невозможно из-за высокой стоимости жилья.

Психологический фактор проявляется в том, что женщины, долгое время находящиеся в ситуации домашнего насилия, приобретают ряд специфических черт характера и личностных особенностей, которые делают их эмоционально зависимыми от обидчиков. Особенно сложно женщинам, которые испытывали насилие над собой еще и в родительской семье, будучи детьми, когда насилие выступало одним из факторов формирования личности. Они чаще вовлекаются в стереотипно повторяющуюся «игру» с самим агрессором, в основе которой лежит драматический треугольник Стефана Карпмана, или «треугольник власти».

Развивая идеи Эрика Берна, Стефан Карпман в 1968 году показал, что все многообразие ролей, лежащее в основе «игр, в которые играют люди», может быть сведено к трем основным — Спасателя, Преследователя и Жертвы. Треугольник, в который объединяются эти роли, символизирует их связь, постоянную смену. Для женщины характерна идентификация себя с позицией Жертвы, в данной роли легче не брать на себя ответственность за свои поступки и решения. Преследователь считает, что во всем виновата Жертва, о чем он и сообщает либо ей, либо Спасателю. Жертва испытывает страх быть брошенной, страх, что случится самое худшее и т.п. В своих проблемах она винит Преследователя, который «заставляет» ее страдать и искать Спасателя. Если удается найти такового, как показывает Карпман, то Жертва сама превращается в Преследователя своего мучителя. Наличие Спасателя в виде сочувствующих лиц или каких-либо институтов и организаций, способных выслушать и поддержать Жертву, подтверждает ее особую ценность и правоту в собственных глазах. Преследователь же, как отмечает Карпман, получает удовлетворение от осознания виновности окружающих и своей правоты, а также своего могущества и превосходства при осуществлении контроля над жертвой. Он довольствуется властью над людьми (человеком). Спасатель же получает удовлетворение от того, что возвышается над Жертвой, помогая ей изменить свое актуальное состояние. Решить проблему можно, разорвав такие отношения, выйдя за пределы треугольника.

Погружаясь в любую из трех ролей, женщины — жертвы домашнего насилия, склонны испытывать чувство вины и одиночества. У них низкая самооценка, в структуре мотивации преобладает убежденность, что их жизнь, успехи и неудачи зависят, прежде всего, от внешних обстоятельств, они склонны игнорировать реальность и минимизировать свою роль в возможности изменений личной ситуации, при этом они никогда надолго не задерживаются в одной роли «треугольника». Как правило, они не считают себя способными активно формировать собственный круг общения и склонны рассматривать сложившиеся отношения результатом действия своих партнеров или случая.

Психологический портрет женщин, пострадавших от домашнего насилия, содержит ряд важнейших качеств, поддерживающих «трудность выхода» из ситуации насилия.

1. Заниженная самооценка, обесценивание своих возможностей. Насильник внушает и поддерживает в женщине убеждение в ее некомпетентности, неадекватности и ответственности за насилие, совершаемое над нею.

2. Зависимость. Женщина пассивна, бездеятельна, не верит в возможность уйти от агрессора и даже иногда проявляет в этом смысле мазохистские тенденции. Она часто определяет свою личность через отношения с другими людьми — главным образом через отношения со своим партнером, при этом теряя свою самоценность. У зависимости может быть и экономическая грань — неспособность материально самой обеспечивать себя и детей.

3. Дефицит коммуникативных навыков. Женщины, подвергающиеся домашнему насилию, в личном общении не владеют навыками продуктивных взаимоотношений. Им присуще игнорировать свое неустойчивое психологическое состояние, для них характерно неумение осознавать эмоции и управлять своим поведением, непонимание своих потребностей и способов их удовлетворения, незнание, как разрешать конфликты. Эти женщины лишены четкого ощущения своих психологических, физических границ, либо слишком быстро начинают доверять и открываться людям, либо не доверяют никому и вовсе закрыты.

4. Изоляция. Женщина-жертва очень часто находится в изоляции вследствие того, что муж осуществляет строгий контроль над ее социальными контактами. Находясь в изоляции от общества и не имея никакой новой информации об окружающем мире, женщина становится зависимой. После избиения она продолжает изолировать себя эмоционально и (или) физически, так как испытывает стыд и страх.

5. Беспомощность. К этому могут привести властность агрессора, его активный контроль и желание управлять жертвой, изоляция от окружающего мира. Чувство беспомощности оказывается зачастую настолько сильным, что женщина неспособна принимать решения, ухаживать за собой и строить свои планы на будущее. Все это, как правило, приводит к депрессии и суицидальному настроению. Женщина-жертва не надеется помочь себе, зато сохраняет надежду на то, что изменится партнер.

6. Преобладание неконструктивных психологических защитных механизмов — рационализация, отрицание, слияние, замещение и др. Женщине, перенесшей домашнее насилие даже в прошлом, психологически трудно, стыдно признать правду. В некоторых ситуациях механизм психологической защиты помогает жертве помочь пережить насилие. Однако впоследствии возникает желание преуменьшать, находить объяснение или отрицать факты применения насилия. Факт отторжения насилия происходит бессознательно, но при этом сам процесс отторжения сопровождается лишением целостности личности, нарушением психического и физического здоровья, а также слабой дифференциацией своих чувств и зачастую полным отсутствием рациональной рефлексии. Женщины, ставшие жертвами домашнего насилия, свою раздражительность и недовольство своим положением неосознанно могут направлять на замещающую агрессора, безопасную для себя фигуру — сына, дочь или других людей, часто «срываясь» и, таким образом, они испытывают снова и снова негативные эмоции и чувство вины. Не имея четких представлений о психологических границах их личности, ответственность за себя они заменяют ответственностью за других по невротическому механизму патологического слияния.

7. Повышенная тревожность. У жертв жестокого обращения тревожность проявляется следующим образом: гиперреактивность по отношению к предполагаемой опасности; повышенная потребность в контроле; неверная интерпретация объективно нейтральных или позитивных межличностных стимулов как угрожающих или опасных; соматическая симптоматика. Насилие — явление, пугающее по своей природе, и поэтому неудивительно, что жертвы домашнего насилия склонны испытывать чувства тревоги и страха даже по прошествии длительного времени после его прекращения. Насилие как действие представляет реальную физическую угрозу, вызывает естественный страх за свою жизнь.

Психологам в ходе работы приходится столкнуться с жертвами насилия, имеющими глубочайшую уверенность в собственной вине за насилие. Такие жертвы насилия склонны к самоунижению и самобичеванию. Они находят в своем поведении проступки, за которые их могут наказать, и за которые они в конечном итоге получают наказание. Женщины определяют их как некое аморальное деяние, которое они действительно совершили, либо вообразили, что совершили, как нарушение внутреннего стандарта или как предательство. Они вновь и вновь испытывают чувство вины за то, что не смогли «избежать» насилия над собой, за то, что вновь «разрушают отношения с партнером». Это чувство часто усугубляется всем поведением насильника, внушающим жертве чувство вины и стыда как во время, так и после свершения акта насилия над ней. Возникает и преследует женщину данное чувство на протяжении длительного времени и часто выражается в еще большей самоизоляции от окружающих. Важно отметить, что переживаемые жертвой чувства обиды, унижения и страха в ситуации постоянно повторяющего насилия являются компенсаторным механизмом самооправдания, который позволяет жертве не брать на себя ответственность за собственные поступки и перекладывать решение проблем насилия на ее мучителя.

Как помочь женщинам преодолеть кризисное состояние? Кто сможет поддержать (проинформировать) их при выходе из невротического треугольника насилия? В практической работе психолога рассматриваются три пути оказания психологической помощи женщинам, пострадавшим от домашнего насилия:

  • «горячие линии» — экстренная психологическая помощь, «телефон доверия»;
  • очные консультации с психологом;
  • групповая работа с психологом в группе поддержки.

Опыт показывает, что почти 80% женщин, которым оказали психологическую помощь в ситуации домашнего насилия, предпочитают получать ее по «телефону доверия». В связи с этим психологам-консультантам следует соблюдать строгие правила работы.

Основная задача консультанта — сосредоточив внимание на обращении клиентки, установить факты без какой-либо оценки и интерпретации. Основной прием в консультировании — слушание, а обратная связь может быть выражена техникой «минимального поощрения». Большое значение имеют паузы, способствующие упорядочиванию мыслей и чувств клиентки. Психологам рекомендуется включать в ходе консультирования рефлексию, прислушиваться к своему внутреннему состоянию, отслеживать свои чувства и мысли, научиться их принимать и управлять ими. Такое умение осознавать собственные эмоции и чувства позволяет консультанту спокойно и взвешенно рассмотреть ситуацию, в которой оказалась жертва насилия, предложить ей информационную поддержку и помочь принять решение самой, тем самым обретя уверенность и силу. Данные консультационные приемы получили название «кризисная интервенция», главная цель которой — помочь женщине эффективно справиться с психологической травмой насилия. Для этого в процессе консультирования ставятся три задачи, разрешаемые клиенткой с помощью психолога:

1) адекватное и ясное представление о происшедшем;

2) осознание своих истинных чувств, управление реакциями, преодоление аффекта;

3) выстраивание границ личности, прояснение отношения к себе и к другим;

4) формирование конструктивных поведенческих моделей, позволяющих справиться с последствиями психотравмы.

Рассмотрим следующую схему кризисной интервенции для женщин, пострадавших от домашнего насилия. Описанная схема собеседования используется и как вступительная фаза для краткосрочной психотерапии.

  • Представьтесь пострадавшей и объясните, как вы связаны с кризисной службой для женщин. Разъясните свою роль и задачи. Расскажите о той помощи, которую вы можете оказать пострадавшей.
  • Признайте тяжесть происшедшего; побудите женщину говорить с вами о случившемся. Будьте терпеливы, дайте ей время выговориться и ответить на ваши вопросы; помогите выразить чувства, возникшие в связи с насилием; объясните, что многие жертвы насилия испытывают подобные чувства и подвержены сходным реакциям.
  • Выясните представления женщины о травматическом влиянии насилия. Узнайте, что она думает о своих действиях перед и во время насилия.
  • Объясните, что многие из жертв имеют неверное представление о мере своей ответственности за случившееся: на самом деле пережившая насилие женщина не может быть виновата в том, что она оказалась жертвой; резюмируйте высказанное и переходите к фазе разрешения проблем.
  • Помогите клиентке определить отдельные переживания и установить приоритеты, отметить то, что ее больше всего беспокоит и чем нужно заняться в первую очередь; вместе составьте план действий по разрешению важнейших проблем, вызванных насилием.
  • Для каждой из тем обсуждения направляйте женщину на поиск альтернативных решений. Укрепите и поддержите появившееся у женщины ощущение, что она владеет ситуацией и берет ответственность за свою жизнь, подчеркивая, что это она принимает решения и будет их реализовывать так, как считает нужным. Направляйте женщину в оценке своей способности справиться с последствиями насилия. Узнайте, кто из ее близких или друзей может оказать ей поддержку; подготовьте клиентку к возможным реакциям на психотравму.

Следование этой схеме значительно облегчает работу консультанта, позволяет достичь главного — установить двустороннюю связь и доверительный контакт, создать комфортную для нуждающейся в помощи женщины обстановку конфиденциальности и покоя. Для клиентки, ставшей жертвой домашнего насилия, чрезвычайно важно осознавать собственную безопасность в отсутствие насильника, чтобы собраться с мыслями, сосредоточиться на своем актуальном состоянии, почувствовать веру в свои силы и в возможность справиться с трудной жизненной ситуацией.

В целях предупреждения домашнего насилия необходимо утверждение в обществе антидискриминационной политики в отношении женщин, внедрение программ психологической помощи и реабилитации женщин в кризисных семейных ситуациях, а также наличие системы психолого-практических мероприятий, направленных на коррекцию личностных жертвенных качеств и профилактику виктимного поведения женщин.

Инициативы по улучшению психического здоровья пострадавших от преступлений

Инициативы по улучшению психического здоровья пострадавших от преступлений

Фон

Для большинства жертв преступлений психологические раны сохраняются еще долго после того, как зажили физические раны. Жертвы преступления могут страдать от сильного страха, шока и ужаса в процессе виктимизации, за которыми следуют такие чувства, как гнев, тревога, депрессия, социальная изоляция и беспомощность. Эти реакции могут быть вызваны другими жертвами, которые стали свидетелями травмы или смерти члена семьи или друга. У лиц, переживших длительную и неоднократную виктимизацию, таких как дети, подвергшиеся жестокому обращению, и женщины, подвергшиеся побоям, могут развиться серьезные проблемы с психическим здоровьем. Хотя не все жертвы преступлений нуждаются в психиатрической помощи или даже выиграют от нее, чтобы справиться с психологическими и эмоциональными последствиями виктимизации, многие жертвы преступлений нуждаются в специализированных психиатрических услугах, чтобы помочь им начать и продолжить процесс выздоровления. Традиционные поставщики услуг в области психического здоровья включают психиатров, психологов, клинических социальных работников, клинических консультантов по психическому здоровью, а также семейных и семейных терапевтов. Для многих жертв поддержка, понимание и консультации, предоставляемые такими группами, как пастырские советники из духовенства или традиционные целители из культур коренных американцев, чрезвычайно полезны.

Президентская целевая группа 1982 года по жертвам преступлений поставила перед сообществом психиатров задачу возглавить разработку и предоставление программ лечения для жертв и их семей, а также разработать обучение для практикующих психиатров, которое дает им понимание и навыки для чуткого и эффективного лечения преступлений. жертвы. Хотя большинство адвокатов потерпевших и других специалистов в системе уголовного правосудия не являются специалистами в области психического здоровья, услуги и поддержка, которые они предоставляют потерпевшим, жизненно важны для их психологического выздоровления. Тем не менее, потребности жертв преступлений часто выходят за рамки возможностей сообщества защиты интересов жертв, и требуется профессиональное консультирование по вопросам психического здоровья. Распознавание признаков психологической травмы, чуткое и эффективное взаимодействие с жертвами, страдающими от психологического и эмоционального стресса, и своевременное направление к специалистам по психическому здоровью являются критически важными навыками для лиц, оказывающих помощь жертвам.

OVC Финансовая поддержка служб охраны психического здоровья

OVC признает, что лица, оказывающие помощь жертвам, должны обладать знаниями и навыками, чтобы чутко и эффективно реагировать на жертвы преступлений, и что жертвам, нуждающимся в такой помощи, должны быть доступны службы охраны психического здоровья. OVC также поддерживает тесное сотрудничество между поставщиками помощи жертвам и практикующими психиатрами. OVC управляет Фондом жертв преступлений, который был создан в соответствии с Законом о жертвах преступлений 1984 (VOCA) для оказания помощи жертвам преступлений по всей стране. Каждый год OVC распределяет значительные средства в виде гранта по формуле VOCA на государственные программы помощи жертвам и компенсационных программ, чтобы обеспечить наличие и доступность жизненно важных услуг для жертв, включая кризисное консультирование и специализированную помощь в области психического здоровья. OVC также напрямую управляет дискреционным грантовым финансированием VOCA для поддержки инновационных инициатив национального масштаба по обучению и технической помощи, которые расширят и улучшат услуги для жертв преступлений, включая специализированное обучение потребностям жертв преступлений в психиатрической помощи как для адвокатов потерпевших, так и для лицензированных поставщиков услуг в области психического здоровья. .

Программы компенсации потерпевшим

Все 50 штатов, округ Колумбия и Виргинские острова учредили программы компенсации потерпевшим от преступлений, и все они будут возмещать жертвам насильственных преступлений расходы на консультирование по вопросам психического здоровья, связанное с их виктимизацией. В штатах широкое определение насильственных преступлений включает такие правонарушения, как изнасилование, грабеж, нападение, жестокое обращение с детьми, сексуальные домогательства, насилие в семье и вождение в нетрезвом виде. Сорок пять штатов компенсируют оставшимся в живых жертв убийства расходы, связанные с консультированием по вопросам психического здоровья, если жертва не участвовала в преступной деятельности, которая способствовала смерти. Квалификационные требования и максимальные суммы компенсации варьируются от штата к штату, но во всех штатах компенсация выплачивается только в том случае, если другие финансовые ресурсы, такие как частное страхование или реституция правонарушителя, не покрывают убытки. В течение финансового года (FY) 1997, Государственные программы компенсации возместили жертвам почти 43 миллиона долларов на расходы, связанные с психическим здоровьем. Эта компенсация может быть бесценным ресурсом для тех жертв, у которых нет медицинской страховки или когда их медицинская страховка не включает покрытие пособий по психическому здоровью.

Список лимитов на услуги психологического консультирования для каждого штата находится в рамке справа. Объем покрытия может быть изменен и определяется законом штата, а не федеральным законодательством. Конкретные вопросы о правах и льготах следует направлять сотрудникам агентства штата, которое управляет программой компенсации жертвам преступлений в этом штате. Национальная ассоциация советов по компенсациям жертвам преступлений разработала справочник компенсационных программ штатов, в котором перечислены агентства штата, управляющие программой компенсаций жертвам преступлений в каждом штате, а также описание компенсируемых расходов, покрываемых штатом. Доступ к этому справочнику можно получить на веб-сайте OVC в разделе «Помощь для жертв».

Помощь жертвам

Все штаты и территории получают ежегодный грант помощи жертвам VOCA в дополнение к государственному финансированию, доступному для поддержки агентств помощи жертвам. Затем каждый штат выделяет средства VOCA местным общественным организациям для оказания услуг непосредственно жертвам преступлений. В 1997 году финансирование помощи VOCA поддержало почти 2800 организаций по всей стране, многие из которых предоставляют услуги по охране психического здоровья, такие как телефонные службы экстренной помощи или консультирование, в рамках своего непрерывного обслуживания жертв преступлений. Список всех организаций в каждом штате, получивших финансирование VOCA в 1997 доступен на веб-сайте OVC в подразделе «Помощь жертвам».

Программы дискреционных грантов VOCA

Используя дискреционное финансирование VOCA, OVC поддерживает несколько проектов обучения и технической помощи национального масштаба, которые направлены на усиление реакции различных практикующих врачей на потребности жертв преступлений в области психического здоровья.

Формирование навыков у лиц, реагирующих на сексуальное насилие
Ресурсная служба по вопросам сексуального насилия

В рамках этого проекта будет разработан комплексный пакет обучения и технической помощи для защитников жертв сексуального насилия и консультантов, чтобы улучшить их навыки и способности по оказанию помощи жертвам сексуального насилия. Основное внимание будет уделено содействию личному выздоровлению и исцелению пострадавших. Грантополучатель проведет экспериментальное тестирование в Миннесоте в августе 1998 г. и в Колорадо в сентябре 1998 г. На втором этапе проекта грантополучатель изменит учебную программу на основе отзывов, полученных в ходе пилотного тестирования, и проведет серию региональных обучающих семинаров по вопросам сексуального поведения. ответчики нападения.

Травматическое горе: синергизм травмы и горя
Филадельфийское партнерство по борьбе с насилием (AVP)

В рамках этого проекта будет разработана эмпирически проверенная модель травматического горя, которая отражает уникальный опыт жертв насильственных преступлений и, в частности, выживших жертв убийств. AVP разработает междисциплинарную учебную программу, предназначенную для обеспечения большей согласованности услуг для жертв насильственных преступлений и предоставления практикующим специалистам специальных знаний и навыков, необходимых для эффективной работы с жертвами преступлений.

Мультимедийный подход к уменьшению стресса и утомления в суде среди жертв преступлений с физическими травмами
Национальный центр исследования и лечения жертв преступлений (NCVC), Медицинский университет Южной Каролины

NCVC разрабатывает краткую программу вмешательства для раненых, госпитализированных жертв преступлений, состоящую из двух частей видео и сопроводительной брошюры. Материалы будут сосредоточены на информировании жертв о процессе уголовного правосудия и уменьшении их психологического стресса. Чтобы поддержать чувствительное и эффективное использование этих продуктов в больницах по всей стране, грантополучатель разработает дополнительные учебные материалы для медицинского персонала. NCVC также будет следить за жертвами после их выписки, чтобы отслеживать эффективность программы в снижении психологической травмы жертв и расширении их участия в процессе уголовного правосудия.

Жертвы психически больных правонарушителей
Школа социальной работы Эренкранца, Нью-Йоркский университет (NYU)

В этом проекте рассматриваются проблемы недостаточно обслуживаемых жертв психически больных правонарушителей, которые часто не получают
основные права и услуги, которые предоставляются другим жертвам преступлений. Вопросы, которые будут рассмотрены, включают определение конкретных прав и спектра услуг, предоставляемых жертвам психически больных правонарушителей, выявление проблем и барьеров, рекомендации по необходимым изменениям и разработку руководящих принципов для более справедливого и последовательного обращения с ними. области. Нью-Йоркский университет подготовит отчет об оценке национального масштаба, проведет три фокус-группы в Нью-Йорке, Вашингтоне, округ Колумбия, и Чикаго, а также подготовит подробный отчет, который будет служить планом действий для OVC и на местах, и который будет опубликован как бюллетень OVC.

Доступные ресурсы

Ресурсы можно заказать в Ресурсном центре OVC по телефону 1-800-627-6872, используя инвентарный номер, начинающийся с NCJ, указанный в конце каждого описания ниже.

Удовлетворение потребностей жертв преступлений в области психического здоровья (видеозапись)
Национальный исследовательский центр жертв преступлений (NCVC), Медицинский университет Южной Каролины

В этом видеоролике представлено сочетание клинического и практического опыта в области психического здоровья, в котором рассматриваются основные типы краткосрочных и долгосрочных психологических травм жертв, связанных с преступностью, факторы, связанные с исцелением и выздоровлением жертв, а также то, как система уголовного правосудия может удовлетворять потребности травмированных жертв преступлений. NCJ167235.

Расширение прав и возможностей жертв: наведение мостов между системами — поставщики медицинских услуг и услуг для жертв
Пенсильванская коалиция против изнасилований (PCAR)

Учебная программа PCARs сосредоточена на способах развития сотрудничества и сотрудничества между службами помощи жертвам и поставщиками услуг в области психического здоровья, а также на развитии способности обеих групп помогать жертвам посредством ответных мер, ориентированных на жертву и расширяющих ее возможности. NCJ161862. (Можно также загрузить с веб-сайта OVC в разделе «Информационные ресурсы».)

Работа с скорбящими детьми (видеозапись)
Национальная организация помощи жертвам

В этой 27-минутной видеозаписи обсуждаются последствия насильственной смерти близких для детей. Он содержит интервью с детьми, которые потеряли любимого человека в результате насилия, и предлагает объяснения, как справиться с потерей. NCJ165927.

Работа с скорбящими детьми после насильственной смерти: руководство для специалистов по оказанию помощи жертвам
Национальная организация помощи жертвам

Это руководство является дополнением к видеоролику «Работа с горюющими детьми» и служит кратким справочником по специалистам по оказанию помощи жертвам, работающим с детьми, родителями, школьными учителями и консультантами, священнослужителями и другими лицами, когда они обращаются к нуждам горюющих детей. NCJ165814.

После ограбления: от кризиса к разрешению (видеозапись)

Эта видеозапись прослеживает ограбление от кризиса до разрешения, чтобы помочь жертвам ограбления банка справиться с эмоциональной травмой виктимизации и проинформировать их о процессе уголовного правосудия. NCJ162842.

Центр обучения и технической помощи OVC
Управление по делам жертв преступлений (OVC)

Стремясь расширить и продолжить деятельность, начатую Бюро тренеров OVC, OVC создал Центр обучения и технической помощи OVC (TTAC). Учебный центр служит централизованной точкой доступа к информации об обучении OVC и ресурсах технической помощи. Деятельность TTAC будет включать:

  • Продолжение работы Бюро тренеров OVC путем предоставления экспертов-консультантов, специализирующихся в областях, связанных с жертвами преступлений, для поддержки учебных мероприятий федеральных, государственных, племенных и местных агентств и особо важных организаций, которые участие в деятельности, связанной с жертвами преступлений.
  • Оказание интенсивной технической помощи на месте для выполнения конкретных программных и административных требований агентств, предлагающих услуги жертвам преступлений. Обеспечьте быстрое реагирование запрашивающим сообществам (и федеральным, государственным, племенным и местным агентствам, реагирующим на сообщества), пострадавшим от серьезного кризиса с участием множества жертв, посредством программы реагирования на кризисные ситуации сообщества.
  • Организовывать, организовывать и проводить национальные конференции, региональные семинары и встречи с различными группами участников, включая администраторов штата VOCA и дискреционных грантополучателей OVC.
  • Спланируйте фокус-группы, которые разработают планы действий по реагированию на основные возникающие проблемы.
  • Поддержка деятельности Инициативы региональной координации.
  • Разработка публикаций и других материалов, таких как брошюры, информационные материалы и информационные пакеты по вопросам, касающимся жертв преступлений. Эта деятельность может включать адаптацию и модификацию существующих материалов, чтобы сделать их подходящими для различных групп пользователей.
  • Содействовать обмену информацией и сетевым возможностям для администраторов и руководителей аналогичных учреждений, чтобы улучшить реагирование на жертв преступлений.

Обратитесь в Ресурсный центр OVC за списком последние награды, объявления о грантах и ​​информация о процессе подачи заявки или отправьте электронное письмо по адресу [email protected]

Дополнительная информация об Управлении по делам жертв преступлений доступен через следующие источники:

 

ОВЦ . ............................................... 202-307- 5983
Веб-сайт OVC ................................http://www.ovc.gov
Ресурсный центр OVC ................................ 800-627-6872
Веб-сайт ресурсного центра OVC............http://www.ncjrs.gov

Информация на этой странице заархивирована и предоставляется только для справочных целей.

Как справиться с виктимизацией от преступления — ФБР

Любой может стать жертвой преступления. Если это случится с вами или с кем-то, кого вы любите, вот несколько важных моментов, которые следует помнить:

Стать жертвой преступления может быть очень трудным и напряженным опытом. В то время как большинство людей обладают естественной устойчивостью и со временем находят способы справиться с ситуацией и приспособиться к ней, последствия травмы могут быть самыми разнообразными. Один человек может испытать много эффектов, несколько или вообще не испытать их. Не у всех одинаковая реакция. У некоторых людей реакция может быть задержана на несколько дней, недель или даже месяцев. Некоторые жертвы могут думать, что они «сходят с ума», когда у них нормальная реакция на ненормальное событие.

Возвращение к нормальной жизни может быть трудным процессом после личного опыта такого рода, особенно для жертв насильственных преступлений и семей жертв убийств. Научившись понимать сильные чувства и чувствовать себя более непринужденно, они могут помочь жертвам лучше справиться с тем, что произошло.

Жертвам может понадобиться обратиться за помощью к друзьям, родственникам, священнику, консультанту или специалисту по оказанию помощи жертвам.

Потенциальные последствия травмы 

У некоторых людей, ставших жертвами преступлений, могут возникать некоторые из этих симптомов. Обратитесь за медицинской помощью, если симптомы сохраняются.

Физический
Тошнота
Тремор
Охлаждение или потоотделение
Отсутствие координации
Сердечное пальпирование или боли в груди
ОТВЕТСТВЕННЫЕ
Потеря. Эмоциональный
Тревога
Страх
Чувство вины
Горе
Депрессия
Грусть
Гнев
Раздражительность
Numbness
Чувство потерянного, заброшенного и изолированного
, желая отозвать или скрыть

Mental
Мрачное мышление
Стушение
Disientient
Проблемы с памятью
Сложность.

Советы по преодолению трудностей 

Вот несколько идей, которые могут помочь вам справиться с травмой или потерей:

  • Найдите кого-нибудь, с кем можно поговорить о том, что вы чувствуете и через что проходите. Держите рядом номер телефона хорошего друга, чтобы позвонить, когда вы чувствуете себя подавленным или в панике.
  • Позвольте себе почувствовать боль. Это не будет длиться вечно.
  • Ведите дневник.
  • Проводите время с другими, но находите время и в одиночестве.
  • Позаботьтесь о своем разуме и теле. Отдыхайте, спите и регулярно питайтесь здоровой пищей.
  • Как можно скорее восстановите нормальную рутину, но не переусердствуйте.
  • Принимайте ежедневные решения, которые помогут вернуть чувство контроля над своей жизнью.
  • Занимайтесь спортом, но не чрезмерно и чередуйте периоды расслабления.
  • Аккуратно выполняйте повседневные задачи. Несчастные случаи чаще случаются после сильного стресса.
  • Вспомните, что помогло вам справиться с трудностями и потерями в прошлом, и подумайте о
    вещах, которые вселяют в вас надежду. Обращайтесь к ним в плохие дни.

Чего следует избегать:

  • Будьте осторожны, употребляя алкоголь или наркотики для облегчения эмоциональной боли. Зависимость не только отдаляет выздоровление, но и создает новые проблемы.
  • Принимайте ежедневные решения, но избегайте принятия решений, которые изменят вашу жизнь сразу же после этого, так как суждение может быть временно нарушено.
  • Не вини себя — это не твоя вина.
  • Ваши эмоции должны быть выражены. Старайтесь не закупоривать их.

Для некоторых жертв и семей жертв жизнь изменилась навсегда. Жизнь может казаться пустой и пустой. Жизнь не «имеет в виду» то, что раньше. Частью преодоления трудностей и приспособления является переопределение будущего. То, что раньше казалось важным, сейчас может быть неважным. Многие жертвы находят новый смысл в своей жизни в результате своего опыта. Важно помнить, что эмоциональная боль не бесконечна и со временем она утихнет. Невозможно отменить то, что произошло, но со временем жизнь может снова наладиться.

Для семьи и друзей жертвы преступления

  • Слушайте внимательно.
  • Проведите время с жертвой.
  • Предложите свою помощь, даже если они не просили о помощи.
  • Помощь в повседневных делах, таких как уборка, приготовление пищи, уход за семьей, присмотр за детьми.
  • Дайте им личное время.
  • Не принимайте их гнев или другие чувства на свой счет.
  • Не говорите им, что им «повезло, что не было хуже» — травмированные люди такими заявлениями не утешаются.
  • Скажите им, что вы сожалеете о том, что с ними произошло такое событие, и что вы хотите понять их и помочь им.

Национальные ресурсы и горячие линии для жертв преступлений 

  • На веб-сайте Управления по делам жертв преступлений при Министерстве юстиции имеется онлайн-каталог программ помощи жертвам.

Антидиффамационная лига
www.adl.org

Проект правосудия для женщин, подвергшихся побоям
(800) 903-0111
www.bwjp.org

Бюро по делам индейцев
Горячая линия по вопросам жестокого обращения с детьми в индийской стране
(800) 633-5155

Служба помощи детям США/Forrester Национальная горячая линия по вопросам жестокого обращения с детьми
(800) 422-4453 | (800) 222-4453, TDD
www.childhelpusa.org

Futures Without Violence
(415) 678-5500
www.futureswithoutviolence.org/

Матери против вождения в нетрезвом виде 903
(803044) www. .madd.org

Национальный центр пропавших без вести и эксплуатируемых детей
(800) 843-5678
(800) 826-7653, TDD
www.missingkids.com

Национальный центр помощи жертвам преступлений
(800) 394-2255
www.ncvc.org National Children’s Alliance
9 900s
(800) 239-9950
www.nca-online.org

Национальная горячая линия информации о случаях мошенничества
(800) 876-7060
www.fraud.org

Национальная организация помощи жертвам2
8 (8-006)
www.trynova.org

Национальный информационный центр по вопросам домашнего насилия
(800) 537-2238
(800) 553-2508, TDD
www.nrcdv.org

Национальная организация родителей убитых детей
(888) 818-7662
www.pomc.com Rape

8

5 Национальная сеть жестокого обращения и инцеста
(800) 656-4673
www. rainn.org

Ресурсный центр по преследованию
www.ncvc.org/src

Виктимизация и серьезные психические заболевания

СПРАВОЧНАЯ ДОКУМЕНТАЦИЯ
Июнь 2016 г.

Нажмите здесь, чтобы просмотреть этот справочный материал в формате PDF со ссылками

РЕЗЮМЕ

Многочисленные исследования показали, что люди с серьезными психическими заболеваниями особенно уязвимы для виктимизации. Это часто включает в себя такие действия, как кража одежды или денег, но также включает насильственную виктимизацию, такую ​​как физическое и сексуальное насилие, эмоциональное насилие и убийство. Особенно уязвимы женщины с тяжелыми психическими заболеваниями. Некоторые исследования показывают, что люди, ставшие жертвами, с меньшей вероятностью придерживались назначенных лекарств. Эта роль приверженности лечению убедительно подтверждается исследованием, проведенным Хидеем и его коллегами в Северной Каролине в 2002 году, в котором было обнаружено, что люди с тяжелыми психическими заболеваниями, проходящие амбулаторное лечение по решению суда и, следовательно, принимающие лекарства в соответствии с предписаниями, были менее стали жертвами в два раза реже, чем , по сравнению с теми, кто не проходил амбулаторного лечения.


ОБЗОР
  • В обзоре исследований виктимизации за 2009 год сообщается: «Уровень виктимизации среди тяжелобольных лиц был в 2,3–140,4 раза выше, чем среди населения в целом». Виктимизация чаще происходила среди лиц, которые также злоупотребляли наркотиками и/или алкоголем, а также среди лиц с наиболее тяжелыми симптомами.
  • В 13 сельских округах Вермонта были изучены все лица с серьезными психическими заболеваниями, ставшие жертвами в течение одного года (с июля 2005 г. по июнь 2006 г.), которые попали в поле зрения полиции. Среди 2610 человек с тяжелыми психическими заболеваниями 7,1% стали жертвами преступления. Среди тех, кому было от 18 до 34 лет, процент жертв составил 13,2%, по сравнению с теми, кому было 50 лет и старше, для которых этот процент составлял 4,5%.
  • В Национальном обзоре жертв преступлений было опрошено 936 пациентов с «хроническими и тяжелыми психическими заболеваниями». Среди них «более одной четверти . . . были жертвами насильственных преступлений в прошлом году, что более чем в 11 раз выше, чем среди населения в целом». Авторы предположили, что исследование «может недооценивать виктимизацию».
  • В исследовании, проведенном в Коннектикуте, 207 пациентов с тяжелыми психическими расстройствами, живших в сообществе, наблюдались в течение одного года. Лица, которые также злоупотребляли психоактивными веществами, имели значительно больше эпизодов насильственной виктимизации, чем пациенты, не злоупотреблявшие психоактивными веществами. Утверждается, что большая часть виктимизации связана с «социальной изоляцией, связанной с такими расстройствами, как шизофрения, [которая] может привести к тому, что люди с сопутствующими расстройствами будут делать неверные суждения о том, кому можно доверять».
  • В Питтсбурге 270 человек с тяжелыми психическими расстройствами, недавно выписанных из психиатрических больниц, наблюдались в течение 10 недель и сравнивались с 477 контрольными районами. В течение этого 10-недельного периода 15% психически больных людей подверглись насильственным преследованиям по сравнению с 7% контрольной группы по соседству.
  • В Нью-Йорке, New York Times Репортер Клиффорд Леви в разоблачении, получившем Пулитцеровскую премию 2002 года, продемонстрировал, как вопиющие люди с серьезными психическими заболеваниями могут быть жертвами. Жителям дома престарелых в Квинсе были проведены операции на простате и операциях на глазах (в основном операция по удалению катаракты), большинство из которых были совершенно ненужными, а делались просто для того, чтобы заработать деньги на Medicaid для вовлеченных врачей. Не менее 24 жителей мужского пола перенесли операцию на предстательной железе и более 30 жителей перенесли операцию на глазах; по крайней мере 8 жителей имели и то, и другое.
  • В Лос-Анджелесе в течение трех лет наблюдали за 172 больными шизофренией, которые жили в сообществе в стабильном жилье. За это время 34% из них стали жертвами грабежей, нападений или изнасилований. Хотя в этом исследовании соблюдение режима приема лекарств не оценивалось, у пострадавших с большей вероятностью были более тяжелые симптомы, что свидетельствует об отсутствии лечения. Авторы пришли к выводу: «Это открытие предполагает, что наиболее больные и уязвимые люди с шизофренией чаще всего становятся жертвами».
  • Семьсот восемьдесят два (782) человека с серьезными психическими заболеваниями, проживающих в Нью-Гемпшире, Коннектикуте, Мэриленде и Северной Каролине, спросили, подвергались ли они виктимизации. В течение предыдущего года 20% женщин и 8% мужчин подверглись сексуальному насилию, а 33% женщин и 37% мужчин подверглись физическому насилию.
ВИКТИМИЗАЦИЯ ЖЕНЩИН

Лица с серьезными психическими заболеваниями в 11 раз чаще становятся жертвами насильственных преступлений, чем обычные люди, И женщины с серьезными психическими заболеваниями подвергаются большему риску, чем мужчины.

  • В систематическом обзоре 2014 года была изучена литература о насильственной виктимизации и тяжелых психических заболеваниях, включая взаимосвязь с виктимизацией. Авторы пришли к выводу, что существуют четкие доказательства того, что женщины с тяжелыми психическими заболеваниями чаще становятся жертвами сексуального насилия, чем мужчины с теми же заболеваниями или представители любого пола в общей популяции. Кроме того, риск несексуальной насильственной виктимизации был выше у женщин с серьезными психическими заболеваниями, чем у мужчин.
  • Продольное исследование 300 бездомных женщин, проведенное в Сан-Франциско в 2014 году, изучало взаимосвязь недавнего насильственного преследования, психических заболеваний и риска заражения ВИЧ. В исследуемой популяции 77% женщин сообщили о насильственной виктимизации в любой момент времени в течение четырехлетнего периода наблюдения, независимо от состояния психического здоровья. Психические расстройства были связаны с повышенным риском эмоционального и физического насилия и госпитализации в психиатрическую больницу.
  • В Сан-Франциско 103 человека с расстройствами шизофренического спектра и 36 человек с биполярным расстройством были опрошены, подвергались ли они виктимизации (грабежу, изнасилованию, ограблению или нападению) в течение последних шести месяцев. На момент интервью все проживали в жилых домах. Одна треть людей с биполярным расстройством и одна пятая людей с расстройствами шизофренического спектра стали жертвами. Женщины почти в два раза чаще становились жертвами по сравнению с мужчинами.
  • В Балтиморе в течение одного года собирались данные о физическом и сексуальном насилии по трем группам женщин, которые также злоупотребляли психоактивными веществами: шизофрения, непсихотические аффективные расстройства (например, депрессия) и не психически больные. Результаты продемонстрировали «высокий уровень жестокого сексуального и физического насилия в прошлом году» со значительно более высоким риском среди женщин, страдающих шизофренией.
  • В Сиэтле в период с 1997 по 1999 год 819 женщин, подвергшихся сексуальному насилию, спросили об истории их психических расстройств. У восьмидесяти женщин (10%) была диагностирована шизофрения или шизоаффективное расстройство; еще у 55 (6%) было диагностировано биполярное расстройство или тяжелая депрессия. Из-за того, как проводилось исследование, авторы заявили, что, по их мнению, «скорее всего, мы занижали распространенность основных психиатрических диагнозов в этой популяции». Женщины с тяжелым психическим расстройством, по сравнению с женщинами без таких расстройств, значительно чаще подвергались сексуальному насилию со стороны незнакомца, нападению со стороны нескольких нападавших и травмам во время нападений. Они также с большей вероятностью были бездомными или провели время в тюрьме. Авторы пришли к выводу, что «сексуальные посягательства на женщин с тяжелым психиатрическим диагнозом распространены» и «более жестоки», чем у женщин без таких диагнозов.
ВИКТИМИЗАЦИЯ И АМБУЛАТОРНОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ (AOT)
  • В Северной Каролине была получена подробная информация о виктимизации 184 человек с шизофренией, шизоаффективным расстройством и аффективными расстройствами (например, биполярным расстройством, депрессией), за которыми наблюдали в течение одного года. Восемьдесят пять человек принимали участие в амбулаторном лечении (AOT, называемом «амбулаторное лечение» в Северной Каролине) в течение части или всего года; 99 не было. Виктимизация классифицировалась либо как насильственное преступление (например, нападение, изнасилование или ограбление), либо как ненасильственное преступление (например, кража со взломом, кража денег, мошенничество) против психически больного человека.

    Среди 85 человек, получавших АОТ, 24% стали жертвами; среди 99 человек, не находящихся под амбулаторным лечением, 42% стали жертвами. Авторы отметили, что «риск виктимизации снижался с увеличением продолжительности амбулаторного лечения». Лица в группе АОТ значительно реже подвергались виктимизации, несмотря на то, что лица в обеих группах получали стандартную амбулаторную помощь и услуги по сопровождению пациентов. Авторы предполагают, что «амбулаторное лечение снижает уголовную виктимизацию за счет улучшения приверженности лечению, снижения злоупотребления психоактивными веществами и уменьшения случаев насилия», которые могут вызвать возмездие.

  • В Северной Каролине 331 человек с тяжелыми психическими расстройствами (шизофрения, шизоаффективное расстройство, аффективные расстройства с психотическими чертами) были опрошены на предмет виктимизации в течение четырех месяцев, непосредственно предшествующих их психиатрической госпитализации.

    Все 331 человек были направлены на амбулаторное лечение, что убедительно свидетельствует о несоблюдении режима лечения. Из 331 человека 27 (8,2%) стали жертвами насильственных преступлений (нападение, изнасилование или ограбление) в течение предыдущих четырех месяцев, что составляет 9 баллов.0045 2,7 раза выше , чем годовой уровень насильственной преступной виктимизации в Соединенных Штатах. Авторы указывают на факторы, которые «вероятно вызвали занижение информации о некоторых случаях виктимизации», а также отмечают, что уровень насильственной виктимизации в Северной Каролине ниже, чем в США в целом. Эти факты, а также тот факт, что исследование сравнивало виктимизацию в течение четырех месяцев в изучаемой популяции с одним годом в контрольной популяции, позволяют предположить, что разница между пациентами и контрольной группой была значительно больше. Используя многомерный анализ, двумя переменными, которые наиболее точно предсказывают уголовную виктимизацию среди этих лиц с тяжелыми психическими расстройствами, были случайное употребление наркотиков или алкоголя и бездомность в течение четырехмесячного периода.