Всегда за: Error 404 (Not Found)!!1

Содержание

«Выставки помогают расслабиться в свободное время — и я всегда за такую активность»

8 апреля 2021

Карен Хачанов — о жизни за пределами корта, семье и карьере

Первого апреля российский теннисист Карен Хачанов посетил выставку американского мастера видеоарта Билла Виолы. Спортсмен прогулялся по залам Пушкинского музея, а после рассказал VTBRussia.ru о своих впечатлениях, интересах, семье и, конечно же, любимом деле.

— Карен, для начала поделитесь своими впечатлениями. Как вам искусство в таком формате?

— Я впервые в жизни попал на выставку современного искусства. Очень понравилось, но все же — мне ближе классическое искусство. Предпочитаю именно его (смеется).

— Часто бываете в музеях?

— Мы же постоянно путешествуем по миру! Если говорить про музеи, то я был и в Эрмитаже, и в Лувре. Понравилась поездка в Ватикан. Наверное, больше всего поразила Сикстинская капелла с фресками Микеланджело. Так что не скажу, что прямо часто, но бываю.

— Такая смена фокуса помогает разгрузиться?

— В первую очередь я человек, а не теннисист. У меня, как и у всех, есть личная жизнь, какие-то интересы. Да, теннис является моим основным видом деятельности, но им моя жизнь не ограничивается. И вне спорта есть много интересного. Мероприятия подобного рода помогают расслабиться в свободное время, получить удовольствие — и я всегда за такую активность. 

— Расскажите, чем еще занимаетесь в свободное время.

— В период эпидемии COVID-19 в Европе мало чем можно заняться. На турнирах мы вынуждены находиться в «пузыре», в зоне доступа — только территория отеля и корты. Выходить за его пределы нельзя, даже погулять. И мы уже год не гуляем! Поэтому я всегда рад возвращению в Москву, потому что здесь все открыто. Можно сходить на выставку, в театр, да просто выбраться куда-нибудь с друзьями, посидеть в ресторане. 

Если же речь о жизни до пандемии, то обычно семья путешествует [на турниры] вместе со мной: мы любим вместе гулять, изучать достопримечательности городов.


Карен Хачанов с женой Вероникой на выставке «Билл Виола. Путешествие души» © фотография предоставлена ГМИИ им. А.С. Пушкина. Автор — А. Гулинов

— Как изменилась ваша жизнь с рождением сына?

— Только в лучшую сторону! Быстро осознаешь, что теперь существуешь не только для себя. А вместе с этим взрослеешь — появляется больше ответственности и мотивации. Хочется, чтобы сын чаще видел, как я играю. Мне это очень приятно. Уже сейчас он смотрит мои матчи по телевизору с открытым ртом. Надеюсь, в ближайшее время они с Вероникой смогут путешествовать со мной. Давид очень активный ребенок — растет с ракеткой и клюшкой в руках, постоянно играет с мячом. Если он захочет заниматься спортом, мы с женой его обязательно в этом поддержим.

— Проводя параллель с вашим детством, какую роль сыграла поддержка родителей в вашей карьере? Кто помогал вам делать первые шаги в теннисе?

— Родители принимали самое активное участие в этом, а на первых порах и другие родственники помогали. Возили на тренировки, ездили со мной на детские турниры… Родители всегда были за то, чтобы я занимался тем, чем хочу. Хотел бы стать музыкантом или певцом, уверен, они бы меня тоже поддержали. Впрочем, в этом у меня никаких талантов не было (смеется). Поэтому пошел в спорт. В школе еще занимался баскетболом — «для себя», но главным увлечением всегда был теннис.

— Говорят, есть два основных фактора, которые формируют у детей желание заниматься спортом профессионально: успех на юношеском уровне (победы) и игра кумира…

— Я до 16 лет был в десятке по России, но позади многих других парней. Начал прогрессировать позже. А кумиром для меня всегда был Марат Сафин. Я вставал рано утром, чтобы посмотреть его матчи на Australian Open в 2005 году. Мне тогда было 9 лет. Смотрел и мечтал, что когда-нибудь буду играть так же, на этих же турнирах.

— Кто вдохновляет и мотивирует вас сейчас?

— Жена и сын, конечно. Вне дома и семьи мотивация исходит из… тебя самого. Ты же понимаешь и помнишь, о чем мечтал и кем хотел стать. Это такой личный вопрос, на который необходимо ответить. Иначе ради чего вообще ты всем этим занимаешься? В чем твое предназначение? Я всегда хотел стать профессиональным теннисистом. Мечтал играть на больших турнирах, соревноваться с топовыми игроками, что, собственно, сейчас и делаю. Стараюсь совершенствоваться и прогрессировать каждый день.


© РИА Новости

— Перед стартом этого сезона вы заразились коронавирусом. Как протекала болезнь? Ощущаете ли вы ее последствия сейчас?

— Мы заболели всей семьей, как только прибыли на предсезонную подготовку в Дубай. Просидели две недели на самоизоляции — переболели в легкой форме, без осложнений. Спустя две недели я начал тренироваться — заниматься с тренером по видеосвязи, чтобы хоть как-то поддерживать форму. Сейчас чувствую себя отлично, никаких последствий не ощущаю.

— Как на вас сказались ковидные ограничения в профессиональном плане?

— Бессмысленно думать о прошлом и анализировать, что и как могло бы быть (но в итоге не произошло). Конечно, было бы здорово, если бы я больше времени проводил с командой. Но я не мог находиться в Европе, команда не могла быть здесь: границы были закрыты, все сидели по домам. Сезон был разбит на отрезки. Но не только у меня — все были в одинаковых условиях. Теннис требует постоянных тренировок и соревнований. Когда ты пять месяцев не играешь, потом выходишь на корт и не знаешь, чего ждать от самого себя. В общем, все справлялись, как могли. И я тоже. Двигаемся дальше.

— А если говорить о плюсах пандемии? Многие начали учить языки, открыли в себе новые таланты...

— Я начал подтягивать свой испанский, занимаемся им вместе с женой. Появилось свободное время, которого не было на протяжении последних десяти лет. Всегда же разъезды, турниры — сезон с января по ноябрь. Конечно, бывают перерывы на пару недель, небольшие паузы, как сейчас, но… Впервые за долгий период у меня появилась возможность заняться чем-то другим. В те же настольные игры поиграть, в футбол с друзьями (когда у нас сняли ограничения).

— Книги, фильмы, сериалы…

— Да, конечно. Читал не так много, как смотрел, но все же. Из сериалов продолжаю смотреть «Черный список». Из российских отмечу «Перевал Дятлова». Очень понравился фильм «Джентльмены», один из лучших за последнее время. Прочитал две книги норвежского писателя Несбё. «Снеговика» и... еще одну, про Австралию (речь, судя по всему, о романе «Нетопырь». — Прим. ред.). 


© РИА Новости

— Давайте затронем и музыкальную тему. Есть ли какая-то песня, которая помогает вам настроиться на сложный матч?

— В последнее время совсем не слушаю музыку перед матчами. Настраиваюсь без нее. Даже в самолете ничего не слушаю, в моем iTunes нет ни одного альбома. Но, если нужно назвать песню, пусть это будет Imagine Dragons — Believer. Еще с детства люблю Lose Yourself Эминема — это саундтрек «Восьмой мили». Из российских исполнителей мне всегда импонировал Баста, хотел бы с ним пообщаться. Пока не довелось.

— Сейчас передвижения по миру жестко ограничены, а для спортсменов туризм существует только в рамках соревнований. Но все же — где в первую очередь хочется побывать, когда это станет возможно? 

— Мы с женой никогда не были в Южной Америке. Ничего не знаю по поводу турниров на этом континенте, но мечтаю там когда-нибудь побывать. Также хотелось бы съездить на сафари в Центральную Африку.

— А в рамках ATP куда нравится возвращаться?

— Все страны Тура по-своему уникальны. Честно говоря, у меня даже времена года ассоциируются не с месяцами, а с турнирами, на которых мы играем. Уимблдон — это лето, «Ролан Гаррос» — май, мой день рождения. Санкт-Петербург и Москва — это уже осень, конец года. Австралия — начало года, новый сезон. Во время пандемии я даже сказал жене, что немного потерялся без тенниса: «Какой сейчас месяц вообще? Где я нахожусь? Что происходит, почему я в Москве?» Так что в какой-то степени я живу по соревновательному календарю (

смеется).

— Вас нельзя назвать эмоциональным игроком. Это характер или вы сдерживаете себя?

— Не сказал бы, что я неэмоциональный. Как раз сейчас я работаю над сдерживанием негативных эмоций, чтобы они не мешали на корте. Часто из-за них проигрываю важные мячи и геймы. В общем, стараюсь развиваться и в этом направлении. Учусь сохранять спокойствие даже тогда, когда что-то идет не так.

— Вы даже ракетки редко ломаете, а кому-то подобная агрессия, наоборот, помогает...

— Мне точно не помогает. Что касается взаимодействия с болельщиками и эмоционального подбадривания себя, то я всегда буду делать это: переманивать трибуны на свою сторону — и заряжаться от них. Зрители могут дать тебе энергию и еще больше мотивировать на победу.


Карен Хачанов и Андрей Рублев © РИА Новости

— Как на вас отражается отсутствие зрителей на большинстве турниров в этом году?

— Любой спорт существует для болельщиков. Это как театр без зрителей. Разница только в том, что на нас все-таки можно посмотреть по телевизору. Приходится мириться с этим. В мире есть куда более серьезные проблемы, чем отсутствие болельщиков на стадионах. Как только все нормализуется, зрители вернутся на трибуны. Лично я очень по ним скучаю. Думаю, многие теннисисты и спортсмены из других видов со мной согласятся. 

— Как вы справляетесь с неудачами?

— Как и любой другой спортсмен, я ненавижу проигрывать. И дело тут не в том, как ты справляешься с неудачами, а в том, что ты делаешь для будущих побед. Нужно анализировать и идти дальше. Отдавать себе отчет, что ты постоянно работаешь, а не стоишь на месте. Нужно верить в себя, в свою команду. Конечно, первые несколько часов после поражения ты ощущаешь злость, но понимаешь, что это часть работы — что сегодня был просто неудачный день. И что ты должен быть готов к следующему дню, матчу и турниру на 150 процентов. Если постоянно думать о своих поражениях, можно впасть в глубокую депрессию. А так — смотришь за окно и понимаешь: жизнь продолжается. Это самое главное.

— За несколько лет вы и другие россияне в ATP — прежде всего Даниил Медведев и Андрей Рублев — вывели популярность тенниса в стране на новый уровень. В чем секрет вашего поколения?

— Мы с ребятами можем только порадоваться этому факту. В чем секрет? Да нет никакого секрета. В определенный момент появилось поколение игроков, у которых был большой потенциал. Не знаю, с чем это связано. Просто так сложилось. 


© фотография предоставлена ГМИИ им. А.С. Пушкина. Автор — А. Гулинов

— Какие у вас дальнейшие планы на этот сезон?

— Календарь у меня сформирован. Скоро турнир в Монте-Карло, потом — Барселона. Позже будет небольшой перерыв, следом — Мадрид, Рим и «Ролан Гаррос». Пять крупных турниров. Задачи я всегда ставлю максимальные, но важно двигаться от матча к матчу. В какой-то степени нужно быть скромным, не бежать впереди паровоза. И в то же время думать о максимуме. А что получится — посмотрим.

— А если заглядывать дальше...

— Если все будет хорошо, то после грунта нас ждет травяной сезон — Уимблдон, и, конечно, Олимпиада.

— Из-за санкций Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) российские спортсмены будут вынуждены выступать на Играх под нейтральным флагом. Как вы к этому относитесь?

— Это полный бред. Я знаю, с чем это связано, но почему из-за этого должны страдать спортсмены, которые чисты перед законом и постоянно сдают тесты? Запрещать им выступать под флагом своей страны... Это просто неуважение. Впрочем, все, кто следит за нами, прекрасно знают, какую страну мы представляем. Люди в любом случае будут за нас болеть, переживать и поддерживать. Поэтому протестовать и бойкотировать Игры из-за этой истории — это еще большее наказание, я считаю. Нужно ехать и пробовать завоевать медали, чтобы порадовать наших болельщиков.

— Знаете, наверное, у многих уже есть опыт выступления на Олимпиадах и чемпионатах мира без флага.

— Знаю, конечно. И это печально. У нас, кстати, и на Кубке Дэвиса не будет флага. Меня уже об этом уведомили. Надеюсь, в ближайшее время что-то изменится в этом плане. Как я уже говорил, это просто неуважительно. Меня в 2018 году больше всех (из теннисистов) проверяли на допинг — 36 раз! Но я все равно не могу выступать за свою страну. Это просто глупо.

— Если говорить про другие виды спорта — за чем вы обычно следите?

— За футболом и баскетболом. Еще легкую атлетику люблю. Но наших там сейчас еще больше прессуют.

— Знаете, какой самый популярный коллаж с вами в Сети?

— Где меня сопоставляют с Лиамом Хемсвортом?

— Точно. Помните, когда вас начали сравнивать?

— В первый раз это сходство заметили, когда я играл на US Open с Рафаэлем Надалем. Кажется, кто-то из знаменитостей написал что-то вроде: «Лиам Хемсворт играет сейчас с Надалем, не знал». И потом эта история как-то сама раскрутилась, все стали обсуждать ее. Это забавно.

— Что еще может вызвать у вас улыбку, смех?

— Друзья, мой сын. Когда мы вместе проводим время. Я счастливый человек. У меня замечательная семья, я занимаюсь любимым делом, добиваюсь в нем каких-то успехов. Конечно, всегда хочется большего, но нужно уметь довольствоваться и тем, что есть. Я уже добился многого, о чем мечтал, будучи ребенком. И надеюсь, продолжу это делать.

Для справки

ВТБ начал сотрудничество с ГМИИ имени А.С. Пушкина в 2005 году. За этот период было реализовано множество совместных проектов. В частности, проведены выставки, среди которых — «Встреча с Модильяни», «Британский дизайн: от Уильяма Морриса к цифровой революции», «Кранахи. Между Ренессансом и маньеризмом», «Венеция Ренессанса. Тициан, Тинторетто, Веронезе», «Хаим Сутин. Ретроспектива», «Пикассо&Хохлова» и другие. С 2018 года банк выступает генеральным спонсором Пушкинского музея. В 2019 году при поддержке ВТБ прошли выставки «Гости из Неаполя. Артемизия Джентилески и современники» и «Фрэнсис Бэкон, Люсьен Фрейд и Лондонская школа». В 2020 году банк стал генеральным спонсором выставки «От Дюрера до Матисса. Избранные рисунки из собрания ГМИИ им. А.С. Пушкина», а в 2021-м при поддержке ВТБ открылась выставка «Билл Виола. Путешествие души».


Благодарим вас за участие в улучшении нашего контента!

«Тимур всегда был горой за команду». Почему бросок в Ярославле стал роковым для 19-летнего петербургского хоккеиста Тимура Файзутдинова - Спорт - Новости Санкт-Петербурга

Поделиться

Трагический момент произошел во время второго матча плей-офф Молодежной хоккейной лиги, в котором «Динамо Санкт-Петербург» играло в Ярославле против местного «Локо». Защитник ярославцев Дмитрий Тювилин вбросил шайбу в зону петербуржцев, чтобы начать атаку, но попал в голову Тимуру Файзутдинову. Тот сразу упал на лед.

Неутешительные новости

Буквально пару секунд хоккеист еще двигался, пытался приподняться на локтях, держась за голову, а потом окончательно упал и застыл. На лед выбежала бригада скорой помощи. Его тщетно пытались привести в чувство. Было принято решение о срочной госпитализации. Шею закрепили бандажом, при помощи партнеров по команде Тиму погрузили на носилки и увезли в больницу имени Соловьева. Новости оттуда все четыре дня поступали неутешительные.

Тимура подключили к аппаратам искусственного дыхания и кровообращения. Наготове находился спецборт для перевозки хоккеиста в московскую клинику. В Ярославль вылетели родители, руководство «Динамо» и школы-интерната № 576, где учился и начинал свой хоккейный путь Тимур. По данным «Фонтанки», владелец «Динамо» Аркадий Ротенберг лично взял под контроль ситуацию с мальчиком. Но не помогло.

Сами ярославцы говорят, что в больнице имени Соловьева действительно хорошая травматология, особенно по хирургии рук, но к лечению подобных травм головы местные медики были не готовы. По данным сайта 76.ru, консилиум врачей не дал разрешение на его транспортировку из-за тяжести повреждений.

— Выполнены компьютерная томография головного мозга, компьютерная ангиография, бронхоскопия, — говорили в департаменте здравоохранения и фармации Ярославской области. — Пациент в полном объеме получает интенсивную терапию тяжелой черепно-мозговой травмы. Тактика ведения пациента ярославскими специалистами была полностью согласована с федеральными коллегами. С самого начала лечения проводятся устные консультации с реаниматологами Центра Бурденко.

Однако все попытки спасти 19-летнего Тимура Файзутдинова оказались тщетными. Во вторник, 16 марта, его сердце остановилось и запустить его уже не удалось.

«Он был очень правильным во всем»

Поделиться

Друзья и партнеры еле сдерживают слезы, когда вспоминают о Тимуре. Большинство с трудом подбирают слова.

— Тимур был хорошим человеком, другом, партнером, — сказал «Фонтанке» Павел Поносов, партнер Файзутдинова по звену. — Очень жаль и очень тяжело осознавать, что больше нет с нами нашего капитана, который всегда был горой за команду… Больше не знаю, что сказать...

Как рассказала пресс-атташе «Динамо Санкт-Петербург» Анна Овчинникова, Тимур отыграл за молодежку четыре года — дольше всех в команде. Она тоже вспоминает о нем как о лидере, без которого теперь очень трудно представить динамовский коллектив.

— Первый свой год он провел около 30 матчей в лиге и мотался туда-сюда — из школьных матчей в матчи МХЛ, — говорит Анна. — Есть такие хоккеисты в МХЛ, которые строят из себя крутых, кичатся чем-то. Тим был совершенно не таким. Это были два метра застенчивой улыбки. Он всегда был готов на любые съемки, хотя очень стеснялся. Но всегда говорил, что всегда за. Очень ответственный парень, немногословный, не тусовщик. Его назначили капитаном как раз перед этим сезоном именно за то, что он говорил мало, а делал много. Это потом у нас началась серия поражений и решили поменять что-то, назначив нового капитана. Тима выпускали на лед в самые ответственные моменты. Если меньшинство — Тим в первой бригаде. Играем пять на три — он снова на льду. При этом у него за четыре года в МХЛ нет ни одной шайбы, только передачи. Он был таким чистым оборонцем. Парни очень хотели в конце сезона помочь Тиму все-таки забить свой первый гол, чаще пасовали ему под удар, но не получилось. На Новый год мы снимали ролик. Тим еще был капитаном. Парни писали пожелания Деду Морозу. И все писали всякую ерунду — новый айфон, собаку и всякое такое. В конце пришел Тим, посмотрел на это все, покачал головой, мол, вот дураки. И большими буквами внизу написал: «Кубок Харламова». И вот в этом был весь Тим — он был очень правильным во всем.

Трагическая случайность

Поделиться

До сих пор сложно сказать, из-за чего тот бросок стал роковым. Местный департамент здравоохранения молчит. Следственный комитет заявил о начале доследственной проверки обстоятельств смерти капитана Тимура.

По словам отца хоккеиста, шайба попала его сыну в сонную артерию, которая проходит по виску перед ухом и переходит в височную. Шайба легко могла повредить тонкую кость в этой области. Такие случаи бывают нечасто, но почти всегда заканчиваются фатально. Несколько лет назад юниор из Новокузнецка Александр Орехов скончался после попадания шайбы в сонную артерию на шее. Тогда его не спас даже специальный ошейник. Достаточно даже легкого повреждения артерии, чтобы смерть наступила мгновенно.

— К сожалению, такие трагедии в спорте бывают, и это очень печально, — заявил бывший главный тренер сборной России Вячеслав Быков в разговоре с «Фонтанкой». — Хотя не помню, чтобы что-то серьезное происходило именно после попадания шайбы в голову. Чаще травмируются, когда толкают в борт. И то за мою спортивную жизнь таких случаев было один или два. Хотя этого уже много. Когда я играл в Швейцарии, был случай, когда после жесткого столкновения человека парализовало.

— Защитные маски обязательны до 18 лет. Может, стоит повысить этот возраст и сделать шлемы более защищенными, как в американском футболе, например?

— Сложно сказать, что это реально поможет. А делать из игроков средневековых рыцарей, которые защищены до такой степени, что они не смогут двигаться, тоже, наверное, неправильно. Это непростой момент, у меня нет ответа. Безусловно это боль и трагедия для семьи этого мальчика. Но это еще и психологическая травма для того, кто бросал эту шайбу. Он ведь просто выполнял тактический элемент: вбрасывал шайбу в зону соперника. Как он себя будет чувствовать? Конечно, это несопоставимо с тем, что сейчас испытывают родители Тимура, но все равно этому парню тоже будет непросто.

Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

«Я отдал многое сборной России и всегда за нее болею» / Федерация гандбола России