Ятрогенное поражение: Ятрогенные заболевания: мифы и реалии

Содержание

Ятрогенные поражения печени в практике интерниста Текст научной статьи по специальности «Фундаментальная медицина»

Т.Е.ПОЛУНИНА, д.м.н., И.В.МАЕВ, д.м.н., профессор, МГМСУ, Москва

Ятрогенные поражения печени

В ПРАКТИКЕ ИНТЕРНИСТА

Учитывая роль, которую играет печень в метаболизме химических веществ, можно априорно утверждать, что не существует лекарств, которые при определенных условиях не вызывали бы повреждение печени. Медикаментозные поражения печени являются одной из важнейших проблем гепатологии, о чем свидетельствует непрерывно возрастающий поток сведений о гепатотоксическом действии многих лекарственных препаратов.

Статистика медикаментозных гепатитов в настоящее время изучена недостаточно. В значительной степени это обусловлено тем, что сложно отличить симптомы основного заболевания от побочных эффектов, возникающих при лечении. Частота лекарственных гепатитов, по данным литературы, составляет от 1 до 28% от всех побочных действий, связанных с медикаментозной терапией. Причиной желтухи примерно у 2% госпитализируемых больных оказываются лекарства. В США фульминантная печеночная недостаточность в 25% случаев обусловлена лекарствами.

Несмотря на проведение многочисленных исследований, патогенез медикаментозных поражений печени недостаточно изучен. Выделяют три механизма медикаментозного поражения печени:

■ прямое токсическое действие препарата на клетки печени;

■ токсическое действие метаболитов лекарственных средств;

■ иммуноаллергические поражения печени.

В связи с ужесточением контроля за побочным действием лекарственных препаратов, в настоящее время крайне редко встречается прямое токсическое действие препаратов на гепатоциты. В качестве примера можно привести препарат галотан.

Токсическое действие метаболитов лекарствен-

■ Метаболизм лекарств обеспечивает система ге-мопротеинов Р450, расположенная в эндоплазмати-ческой сети гепатоцитов.

Рисунок 1. Биотрансформация и фазы метаболизма лекарственных средств в печени. Адаптировано из [20]

ных средств можно представить в виде последовательности (рис. 1):

1. Фаза 1 — метаболизм лекарственных препаратов.

2. Фаза 2 — биотрансформация лекарственных метаболитов.

3. Экскреция продуктов биотрансформации с желчью или мочой.

Фаза 1. В микросомальной фракции гепатоцитов (гладкой эндоплазматической сети) расположена основная система, метаболизирующая лекарства. К ней относятся монооксигеназы со смешанной функцией, цитохром С — редуктаза, цитохром Р450. Ко-фактором служит восстановленный НАДФ в цитозоле. Лекарства подвергаются гидроксилирова-нию или окислению, которые обеспечивают усиление их поляризации.

Метаболизм лекарств обеспечивает система ге-мопротеинов Р450, расположенная в эндоплазмати-ческой сети гепатоцитов. При этом образуются токсичные метаболиты. Идентифицировано по меньшей мере 50 изофермен-тов системы Р450, но нет сомнений, что их еще больше. У человека метаболизм лекарств обеспечивают цитохромы, относящиеся к трем семействам: P450-I, P450-II, P450-Ш.

В результате индукции происходит увеличение содержания ферментов системы цитохрома Р450, приводящее к повышению выработки токсичных метаболитов. Когда два активных препарата конкурируют за один участок связывания на ферменте, метаболизм препарата с меньшей аффинностью замедляется и срок его действия увеличивается. Этанол увеличивает токсичность парацетамола, так как индуцирует синтез Р450-П-Е1. Повреждение клеток печени редко бывает обусловлено самим лекарственным препаратом. Токсичность парацетамола увеличивается и при лечении изониазидом, который также индуцирует синтез Р450-П-Е1. Некроз наиболее выражен в зоне 3, где отмечается самая высокая концентрация ферментов, мета-болизирующих лекарства.

Фаза 2. Механизм действия биотрансформации заключается в конъюгации метаболитов лекарственных препаратов с мелкими эндогенными молекулами. Обеспечивающие ее ферменты неспецифичны для печени, но обнаруживаются в ней в высоких концентрациях.

Продукты биотрансформации лекарств могут выделяться с желчью или мочой. Способ выделения определяется многими факторами, некоторые из них еще не изучены. Высокополярные вещества, а также метаболиты, ставшие полярными после конъюгации, выделяются с желчью в неизмененном виде.

Иммуноаллергические поражения печени связывают с метаболитом, который может оказаться гаптеном для белков клеток печени и вызвать их иммунное повреждение. При наличии генетического дефекта в печени лекарство превращается в токсический метаболит, ко-валентно связывается с клеточным белком (глута-тионом), приводя к некрозу гепатоцита, а также стимулирует образование антигена (гаптена) и сенсибилизирует Т-лимфоцит, который запускает иммунную гепатотоксичность. Повторная экспозиция (назначение лекарственного препарата) приводит к усилению иммунной реакции.

В этом процессе могут участвовать ферменты системы Р450. На мембране гепатоцитов имеется несколько изоферментов Р450, индукция которых может привести к образованию специфических антител, к иммунному повреждению гепатоцита.

■ При ПСХ на разных стадиях заболевания целесообразно применение глутаргина—соли аргинина и глутаминовой кислоты, способствующих выведению из организма высокотоксичного метаболита азотистого обмена — аммиака. Этот препарат, являясь гепа-топротектором и антиоксидан-том, не оказывает иммунотокси-ческого и эмбриотоксического эффектов, что особенно важно, учитывая патогенез заболевания.

Идиосинкразия к диуретикам и тиениловой кислоте сопровождается появлением аутоантител, взаимодействующих с микросомами печени.

Известны 6 механизмов поражения гепатоцита. Повреждение клеток печени происходит в образцах, определенных для затронутых внутриклеточных органоидов. Нормальный гепатоцит может быть поврежден, по крайней мере, 6 способами. Разрушение внутриклеточного кальция вызывает изменения гомеостаза и сопровождается выработкой волокон актина на поверхности гепатоцита, приводя к повышению проницаемости мембраны с дальнейшим повреждением мембраны и лизисом. При заболеваниях, сопровождающихся синдромом холестаза, разрушение волокон актина может произойти рядом с канальцем, отвечающим за процесс выделения желчи. Потеря ворсинчатого покрытия и прерывание работы транспортных насосов, возникающие, например, при развитии резистентности к медикаментозному лечению, связаны с белком 3 (MRP3), предотвращающим выделение билирубина и других цитохромов P-450, производящих высокоэнергетические реакции, которые могут привести к кова-лентному закреплению препарата к ферменту, таким образом, создавая токсичные соединения. Они мигрируют к поверхности ячейки в пузырьках, чтобы служить целью иммуногенетического нападения по типу цитолиза для T-клеток, стимулируя многогранный иммунный ответ, включающий активацию Т-клеток и цитокининов. Активация апоптоза приводит к запуску рецепторов фактора некроза опухоли (TNF-) и может вызвать каскад межклеточного повреждения, который приводит к запрограммированной смерти клетки с потерей ядерного хроматина. Определенные лекарства ингибируют митохонд-риальную функцию двойным эффектом — окислением (затрагивающим производство энергии блокадой синтеза НАДФ (никотинамиддинуклеотидфос-фата) и АДФ (адениннуклеотидфосфата), приводя к уменьшению производства ЛГФ и ферментов дыхательной цепи). Свободные жирные кислоты не могут быть усвоены, и нехватка аэробного дыхания приводит к накоплению молочнокислых и реактивных разновидностей кислорода. Далее присутствие реактивных разновидностей кислорода может разрушить митохондриальную ДНК. Этот образец повреждения характерен для разнообразных агентов, включая ингибиторы обратной транскриптазы нук-

леозида, которые связываются непосредственно с митохондриальной ДНК, так же как вальпроевая кислота, тетрациклин, аспирин. Токсические метаболиты, выделенные в желчь, могут повредить эпителий желчного протока.

Проникновение лекарств в гепатоцит зависит от липофильности медикаментов. Жировая растворимость является важнейшим фактором при назначении медикаментов и попадании в системную циркуляцию с диффузным проникновением в энтероцит. Лекарства с незначительной липофильностью плохо абсорбируются и экскретируются с каловыми массами. А лекарства, соединяющиеся в комплексе с протеином, обычно альбумином, обладают высокой проницаемостью в различные ткани, исключая жир. Практически все лекарственные препараты, назначенные per os, попадают в печень. Степень печеночной экскреции лекарств зависит от печеночного кровотока и активности метаболитов лекарственных энзимов. В печеночных синусоидах белки диффундируют к эндотелиальному ретикулуму, в дальнейшем к пространству Диссе, а далее в гепатоци-ты, связанные ферментами как полярные компоненты. Некоторые водорастворимые молекулы возвращаются к синусоидам, другие — в билиарные канальцы.

Лекарственные поражения печени зависят от свойств лекарственного препарата, индивидуальных особенностей больного и прочих факторов. Известно, что с увеличением количества одновременно принимаемых лекарств возрастает вероятность побочных реакций. Установлено, что если больной принимает одновременно 6 или более препаратов, то вероятность возникновения побочного действия достигает 80%.

Риск токсичного воздействия медикаментов увеличивается при беременности, стрессах и питании, бедном белками. Медикаменты, которые являются энзиматическими индукторами, могут потенцировать действие другого препарата. Так, у больных, одновременно с изониазидом принимающих рифам-пицин, увеличивается риск развития гепатита. При этом гепатиты возникают в 5—8% случаев, тогда как при монотерапии изониазидом возникновение гепатитов наблюдается в 1,2% случаев, а при монотерапии рифампицином — в 0,3%.

В настоящее время отсутствуют четкие критерии клинико-лабораторной и морфологической диагностики лекарственных гепатитов, недостаточно выяснены вопросы патогенеза, отсутствуют единая классификация и подходы к лечению.

Список лекарств, вызывающих лекарственные гепатиты, довольно значителен (рис. 2), но лекарственно индуцированные гепатиты встречаются сравнительно редко. Гепатотоксические реакции, возникающие при применении салицилатов, тетрацикли-

нов и антиметаболитов, зависят от дозы лекарств. Поражения печени, обусловленные лекарственной идиосинкразией, могут возникать при приеме любых препаратов. Так, например, галотан, изониазид и парацетамол могут вызвать массивный некроз печени; метилдопа — острый или хронический гепатит. Повреждения печени, вызванные лекарствами, обычно протекают субклинически, проявляясь бессимптомным повышением печеночных ферментов, то есть являясь «биохимической находкой» (безжелтушным вариантом течения ОЛГ). Дальнейший прием препаратов, вызвавших безжелтушный ОЛГ, может привести к развитию тяжелых лекарственных гепатитов, сопровождающихся желтухой.

Гепатотоксический эффект лекарственных препаратов подразделяется на дозозависимый, который проявляется при приеме большого количества того или иного препарата, дозонезависимый, связанный с идиосинкразией, и поражения печени без нарушения пигментного обмена. На рисунке 2 представлены фармакотерапевтические группы лекарственных препаратов, способных вызывать желтухи. При определенных условиях применение препаратов из представленных фармакотерапевтических групп может вызывать поражения печени без желтухи.

Различают цитолитические, холестатические и смешанные (сочетающие признаки холестаза и цитолиза) формы острых медикаментозных гепати-

Таблица. Классификация лекарственных реакций печени

Тип реакции Особенности гепатотоксического действия Клинико-фармакологическая группа

Холестаз

Канальцевый Зависим от дозы, обратим. Развитие желтухи с «псевдохирургической» симптоматикой Антибиотики. Гормоны. Противоязвенные ЛС. Антиаритмики. Иммунодепрессанты

Паренхиматоз-но-канальцевый Обратимая желтуха средней степени тяжести Антибиотики. Уроантисептики. Цитостатики. Пероральные сахароснижающие препараты

Дуктулярный Развитие желтухи с «псевдохирургической» симптоматикой Антитиреоидные ЛС. Туберкулостатики

Сладж-синдром Бессимптомное течение. Возможен приступ желчной колики Антибиотики цефалоспоринового ряда

Цитолиз

Некроз зоны 3 Зависим от дозы. Безжелтушная форма течения НПВП. Антибиотики. Гормоны. Противорвотные ЛС. Активаторы образования тромбопластина

Стеатогепатит Дозозависимый, обратим. Желтуха средней тяжести Гормоны. Антибиотики. Противопротозойные средства

Острый гепатит Мостовидные некрозы. Различные нарушения пигментного обмена Статины. Противотуберкулезные ЛС. Нейролептики. Противогрибковые ЛС. Транквилизаторы и антидепре-санты. Нейролептики. Мочегонные ЛС

Аллергические реакции Часто сопровождается гранулематозом Антиаритмики. Сульфаниламиды. НПВП

Фиброз Портальная гипертензия. Цирроз Антитиреоидные ЛС. Противоподагрические ЛС. Антихолинэстеразные ЛС.

Сосудистые реакции

Пелиоз Тромбоз Половые гормоны. Антиандрогены. Антиэстрогены. Антигонадотропные ЛС

Неопластические реакции

Гепатоцеллюлярная аденома Носит доброкачественный характер Антигонадотропные ЛС. Половые и анаболические гормоны

тов. Длительный прием лекарств является фактором, способствующим переходу острого гепатита в хронический.

Современную классификацию лекарственных реакций печени представляет ШШерлок (табл.).

Различают пять форм медикаментозной патологии печени:

■ изолированное повышение уровня аминотрансфе-раз;

■ гепатит, протекающий с желтухой;

■ псевдохирургические формы гепатита;

■ тяжелые формы гепатита;

■ хронический гепатит.

В большинстве случаев осложнения со стороны печени реализуются изолированным повышением уровня аминотрансфераз без отчетливых клинических проявлений или сопровождаются астеническим синдромом. Бессимптомное повышение уровня аминотрансфераз может наблюдаться при применении таких лекарственных средств, как изониазид, допегит, амиодарон. При повторном приеме перечисленных препаратов могут развиться тяжелые ге-

Рисунок 2. Фармакотерапевтические группы лекарственных препаратов, повреждающих печень

патиты со смертельным исходом. Изолированное повышение активности аминотрансфераз может свидетельствовать о развитии лекарственной патологии печени. Диапазон клинических проявлений лекарственных гепатитов разнообразен — от небольшого повышения уровня аминотрансфераз, не сопровождающегося клинической симптоматикой, до молниеносных гепатитов и развития циррозов. У человека лекарственные поражения могут напоминать почти все существующие заболевания печени.

Лекарственные гепатиты, сопровождающиеся желтухой, могут протекать по цитолитическому, холестатическому или смешанному варианту. В ряде случаев может развиваться псевдохирургическая симптоматика (боли в животе, лихорадка, желтуха, увеличенный желчный пузырь). Острую псевдохирургическую симптоматику могут вызвать ци-тостатики, антидепрессанты, антиаритмические препараты.

Диагностика медикаментозных гепатитов является сложной проблемой. Уточнить диагноз и подтвердить лекарственный характер возникновения гепатитов позволяют следующие критерии:

■ хронология возникновения осложнений;

■ регресс клинической симптоматики после отмены лечения;

■ рецидив осложнения после повторного введения препарата;

■ отсутствие другой возможной этиологии;

■ результаты лабораторно-инструментальных исследований.

Хронологический критерий очень показателен, хотя время появления осложнений после приема лекарства может составлять от нескольких часов до нескольких недель и месяцев. Хронологический фактор очень трудно оценить в случае полипрагмазии.

Достаточно четким диагностическим признаком является регресс клинических признаков осложнения после отмены лечения. Регресс может быть длительным (более месяца), при этом учитывается нормализация уровня амино-трансфераз. При повторном применении лекарства, ранее уже вызвавшего гепатит, рецидив осложнения рассматривается как результат действия данного лекарства.

Некоторые авторы указывают на необходимость дифференциальной диагностики между медикаментозными гепатитами и вирусными гепатитами, гепатомой, первичным билиарным циррозом печени, алкогольным гепатитом. Кроме того, важно исключить поражение печени вследствие тяжелого инфекционного заболевания, шока, сердечно-сосудистой недостаточности, глистных инвазий, заболеваний желчных путей.

К исследованиям, позволяющим проводить дифференциальную диагностику лекарственного гепатита с другой возможной патологией печени, относятся биохимические исследования сыворотки крови (спектра печеночных ферментов), иммунофер-ментный анализ (маркеры вирусных гепатитов и опухолевого процесса) и инструментальные методы исследования (УЗИ, КТ, лапароскопия с биопсией печени, ЭРХПГ).

При наличии интенсивной желтушной окраски кожи и слизистых оболочек требуется срочная госпитализация больного для выяснения причины желтухи. Необходимость постановки точного этиологического диагноза объясняется тем, что при желтухах различного происхождения требуется проведение большого количества взаимоисключающих мероприятий.

Для коррекции лекарственных поражений рекомендовано использовать препараты, содержащие в своем составе адеметионин, который обладает антитоксическими и гепатопротективными свойствами. Лечебный эффект адеметионина заключается во внутриклеточной реакции синтеза глутатиона, который предупреждает повреждение печени. При достаточном содержании глутатиона гепатоцит наименее подвержен токсическому действию метаболитов лекарственных препаратов, а при определенных условиях может даже происходить их детокси-кация.

■ Диагноз лекарственного гепатита устанавливается достаточно редко, так как при диагностике лекарственных гепатитов возникают значительные трудности.

При введении адеметионина в виде препарата гептрала в суточной дозе 800 мг в течение 7—14 дней внутривенно, а затем в таблетированной форме по 400—800 мг (1—2 таблетки) в течение 14 дней способствует синтезу глутатиона и приводит к восстановлению функции печени и нормализации кли-нико-лабораторных признаков лекарственных повреждений.

Таким образом, диагноз лекарственного гепатита устанавливается достаточно редко, так как при диагностике лекарственных гепатитов возникают значительные трудности. Также недостаточно изучена статистика возникновения лекарственных гепатитов, отсутствует их единая классификация. Выявление медикаментозных поражений печени практически осуществляется на стадии развернутой клини-

ческой картины, сопровождающейся желтухой, ге-патомегалией. В связи с этим для своевременной профилактики тяжелых гепатитов и циррозов печени возникает настоятельная необходимость разработки алгоритма дифференциальной диагностики лекарственных гепатитов. Точное знание свойств каждого лекарства и условий, при которых могут развиться побочные эффекты, является наиболее верным путем для оптимального использования препаратов. Необходимо составить перечень лекарственных препаратов, применяемых в России и обладающих гепатотоксическим эффектом, составить описания клинических вариантов течения лекарственных поражений печени.

ЛИТЕРАТУРА

1. Васильев А.П., Ивлев А.С., Родин Ю.А., Полунина Т.Е., Кар-гина Н.А. Клиническая симптоматология острых лекарственных гепатитов. // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии. — 1993 .— №3. — С. 56—60.

2. Ивашкин В.Т. Эволюция проблемы вирусных гепатитов: К 50-летию открытия вирусных гепатитов А и В. //Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, коло-проктологии. — 1995. — №2. — С. 6—9.

3. Ерохин В.Д., Панасек И.А., Адамович Н.В. Клинико-морфо-логические критерии лекарственного гепатита у больных туберкулезом легких. // Проблемы туберкулеза. —

1991. — №1. — С. 35—40.

4. Полунина Т.Е. Ятрогенные поражения гастродуоденаль-ной области и печени, вызванные применением фарма-котерапевтических средств в лечебных дозах. Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук. М: 2000, с. 211.

5. Полунина Т.Е., Фомичев В.И., Васильев А.П. Острый лекарственный гепатит у больного с язвенной болезнью. // Клин. медицина. — 1992. — №2. — С. 182—183.

6. Полунина Т.Е., Васильев А.П., Фомичев В.И. Случай лекарственного гепатита у больного хроническим остеомиелитом. // Терапевт. арх. — 1994. — №10. — С. 26—27.

7. Полунина Т.Е., Васильев А.В., Фомичев В.И. Гепатотоксич-ность нестероидных противовоспалительных препаратов. // Терапевт. арх. — 1994. — №5. — С. 79—80

8. Фролов В.М., Пересадин Н.А., Пустовой Ю.Г. Комбинированная фармакотерапия токсических гепатитов у больных туберкулезом легких // Проблемы туберкулеза. —

1992. — №5—6. — С. 32—31.

9. Фролов В.М., Романюк Б.П., Петруня А..М. Токсические и медикаментозные поражения печени и их лечение. — Луганск: 1994 . С. 106.

10. Хазанов А.И., Ивлев А.С., Васильев А.П. и др. Значение дефицита иммуноглобулина А в развитии лекарственных поражений печени и иммунной холестатической болезни // Воен-мед. журн. — 1991. — №12. — С. 23—24.

11. Шерлок Ш., Дули Дж. Заболевания печени и желчных путей. — М.: Гэотар Медицина. — 1999. — С. 859.

12. АЫегтап S., Kailas S., Goldfarb S. et al. Cholestatic hepatitis after ingestion of chaparral leaf: confirmation by endoscopic cholangiopancreatography and liver biopsy // Clin. Gastroenterol. — 1994. — V.1. P. 242.

13. Alraif I., Lilly L., Wanless I.R., et al. Cholestatic liver disease with ductopenia (vanishing bile duct syndrome) after administration of clindomycin and trimethoprimsulfamethoxazole. // Am. J. Gastroenterol. — 1994. — V.89. P. 1230.

14. Alison M.R., Sarraf C.E. Liver cell death: patterns and mechanisms. // Gut. — 1994. — V. 35. P. 577.

15. Amitrano L., Gigliotti T., Guardascione M.A., et al. Enoсacin acute liver injury // J. Hepatol. — 1992. — V. 15. P. 270.

16. Knobel B. et. al. Pyrazimide — induced granulamatous hepatatis // J. Clin. Gastroenterol.— 1997 .— Jun. — V. 124. №4. P. 264—266.

17. Lee W.M. Drug-induced hepatotoxicity.// N. Engl. J. Med. — 2003 V. 349. Р. 474—485.

18. Makin A.J., Wendon J., Williams R. A 7-year experience of severe acetaminophen-induced hepatotoxicity (1987—1993). // Gastroenterology.-1995. V. 109. P. 1907.

19. Rosman A.S., Frissora— Rodeo C., Marshall A.T., et al. Cholestatic hepatatis following flutamide // Dig. Dis. Sci. -1993. — V. 38. P. 1756.

20. Yamazaki H., Inui Y., Yun C.H., et al. Cytochrome P450 2E1 and 2A6 enzymes as major catalysts for metabolic activation of N-nitrosodialkylamines and tobacco-related nitrosamines in human liver microsomes. Carcinogenesis. 1992. 13: 1789—1794.

21. Watkins P.B. Role of cytochrome P450 in drug metabolism and hepatotoxicity. Semin Liver Dis. 1990. 10: 235—250.

Клинический случай ятрогенного ускоренного атеросклероза как причина рецидива стенокардии у пациента с ишемической болезнью сердца в первый год после ангиопластики и стентирования при многососудистом поражении коронарных артерий | Молохоев

1. Chakravarty T, Buch MH, Naik H, et al. Predictive accuracy of SYNTAX score for predicting long-term outcomes of unprotected left main coronary artery revascularization. Am J Cardiol. 2011;107:360-6. doi:10.1016/j.amjcard.2010.09.029.

2. Акчурин Р. С., Ширяев А. А., Руденко Б. А. и др. Коронарное шунтирование при рецидиве стенокардии после ангиопластики со стентированием коронарных артерий. Кардиологический вестник. 2013;8,2(20):12-7.

3. And G, Frigione PP, Saporito F. Iatrogenic coronary artery stenosis: A multiform disease. Int J Cardiol 2016.220:677-9. doi:10.1016/j.ijcard.2016.06.314.

4. Faggian G, Rigatelli G, Santini F, G et al. Left main coronary stenosis as a late complication of percutaneous angioplasty: an old problem, but still a problem. J Geriatr Cardiol. 2009;6(1):26-30.

5. Lai H, Lee W, Wang K, et al. Late proximal coronary artery stenosis complicating percutaneous endovascular catheterization procedures. Neth Heart J. 2011;19:379- 85. doi:10.1007/s12471-011-0140-2.

6. Ip JH, Fuster V, Badimon L, et al. Syndromes of accelerated atherosclerosis: role of vascular injury and smoothmuscle cell proliferation. JACC. 1990;15(7):1667-87. doi:10.1016/0735-1097(90)92845-S.

7. Willerson JT, Yao SK, McNatt J, et al. Frequency and severity of cyclic flow alternations and platelet aggregation predict the severity of neointimal proliferation following experimental coronary stenosis and endothelial injury. PNAS. 1991;88(23):10624-8. doi:10.1073/pnas.88.23.10624.

8. Alsaddah J, Alkandari S, Younan H. Iatrogenic left main coronary artery stenosis following aortic and mitral valve replacement. Heart Views. 2015;16(1):37-9. doi:10.4103/1995-705X.153001.

Ятрогенные поражения скелета | Мельниченко

Данная статья является репринтом: Мельниченко Г.А., Мамедова Е.О. Ятрогенные поражения скелета // Ожирение и метаболизм. - 2016. - Т. 13. - №2. - C. 41-47. doi: 10.14341/omet2016241-47


Введение

Остеопороз (ОП) и возникающие как следствие низкоэнергетические переломы позвоночника, бедра и других костей являются важной, социально значимой проблемой в связи с их негативным влиянием на качество и продолжительность жизни, а также высокой стоимостью лечения и реабилитации. Оценка риска развития остеопоротических переломов основывается на данных о низкой МПК и наличии одного или нескольких клинических факторов риска, к которым относятся возраст, наличие в анамнезе переломов или падений, лечение глюкокортикоидами (ГК), данные о наличии перелома бедра у родителей, низкая масса тела, курение в настоящее время, злоупотребление алкоголем, некоторые заболевания (ревматоидный артрит, гиперпаратиреоз, целиакия, гипогонадизм). Считается, что из всех вышеперечисленных факторов наиболее значимым является возраст. С учетом этих данных были разработаны инструменты для оценки 5–10-летней вероятности риска переломов шейки бедра и других переломов, такие как FRAX и инструмент Garvan.

К ятрогенным поражениям скелета относятся как прием некоторых лекарственных препаратов, оказывающих неблагоприятное влияние на костный метаболизм, МПК и риск переломов (табл. 1), так и последствия бариатрических операций, трансплантации солидных органов, гонадэктомий вследствие различных заболеваний.

Таблица 1

Препараты, ассоциированные с развитием ОП

Классы препаратов

Препараты

Гормоны и антигормоны

Глюкокортикоиды

L-тироксин

Прогестагены

Антигормональные препараты

Сахароснижающие препараты

Тиазолидиндионы

Ингибиторы натрий-глюкозного котранспортера 2 типа

Психотропные препараты

Антидепрессанты

Антипсихотики

Антиконвульсанты

Химиотерапия. Иммуносупрессивная терапия

Ингибиторы тирозинкиназы

Ингибиторы кальциневрина

Другие препараты

Петлевые диуретики

Ингибиторы протонной помпы

Антиретровирусная терапия

Глюкокортикоиды

Среди лекарственных препаратов с негативным влиянием на костный метаболизм наиболее значимое место занимают ГК. Прием ГК, как длительный, так и кратковременный, но с применением высоких доз препаратов, является фактором риска развития ОП. Известно, что ГК приводят к снижению костеобразования, подавляя дифференцировку и функционирование остеобластов (ОБ) и увеличивая их апоптоз. Кроме того, ГК снижают абсорбцию кальция в кишечнике и повышают его экскрецию почками. ГК являются единственным классом препаратов, включенных в алгоритм оценки риска развития переломов FRAX, и для которых разработаны общепринятые рекомендации по предотвращению и лечению вторичного ОП.

Другие гормоны и антигормоны

Помимо ГК, неблагоприятное влияние на костный метаболизм и риск переломов оказывают препараты с антиандрогенным и антиэстрогенным действием. К антиандрогенной терапии, применяемой у мужчин по поводу рака предстательной железы, относятся двусторонняя орхидэктомия, агонисты гонадотропин-рилизинг гормона (аГн-РГ) и антиандрогены (ципротерона ацетат, флутамид). В исследовании Shahinian V.B. и коллег было выявлено, что пациенты с раком предстательной железы, получавшие аГн-РГ и имевшие продолжительность жизни 5 лет и более после постановки диагноза, в 19,4% случаев имели переломы, в сравнении с 12,6% пациентов, не получавших антиандрогенную терапию. Среди мужчин, получивших как минимум 9 доз аГн-РГ, относительный риск переломов составил 1,45 (95% доверительный интервал (ДИ) 1,36–1,56). Было показано, что ряд препаратов оказывают положительное влияние на МПК у мужчин, получающих антиандрогенную терапию. К ним относятся памидронат, золедроновая кислота, алендронат и деносумаб. В частности, деносумаб (60 мг/6 месяцев) снижал риск переломов позвонков. У всех мужчин, получающих антиандрогенную терапию, необходимо проводить оценку клинических факторов риска переломов и исследовать МПК в начале лечения, с повторными измерениями 1 раз в 1–2 года. Лечение рекомендуется при наличии переломов бедра/позвонков в анамнезе и/или при показателе Т-критерия по данным рентгеновской денситометрии ≤-2,5SD, а также при показателе Т-критерия от -1 до -2,5SD и риске переломов, рассчитанном по FRAX, ≥3% для переломов бедра или ≥20% для основных остеопоротических переломов.

У женщин аГн-РГ используются для лечения различных заболеваний, при которых необходимо подавление функции яичников. К ним относятся эндометриоз, миома матки и ER-положительный рак молочной железы. Было показано, что у женщин до наступления менопаузы аГн-РГ приводят к ускоренной потере костной массы, что частично может быть приостановлено при отмене препарата. У детей и подростков аГн-РГ применяются для лечения центрального преждевременного полового развития и эндометриоза. При этом, у детей, получавших лечение по поводу преждевременного полового развития, МПК находилась в пределах нормативных показателей для соответствующего пола и возраста. Однако у трети молодых женщин, получавших лечение норэтидрона ацетатом по поводу эндометриоза, показатели МПК были ниже нормативных показателей для соответствующего пола и возраста. Данные о риске переломов у женщин до наступления менопаузы, подростков и детей, получающих лечение аГн-РГ, отсутствуют.

Ингибиторы ароматазы (ИА) являются классом препаратов для адъювантного лечения ER-положительного рака молочной железы. Они обратимо (анастрозол и летрозол) или необратимо (эксеместан) связывают фермент ароматазу, ответственную за периферическую конверсию андрогенов в эстрогены, что является основным источником эстрогенов у женщин в постменопаузе. По сравнению с тамоксифеном ИА продемонстрировали преимущество в показателях выживаемости и развития отдаленных метастазов. У женщин в постменопаузе, получающих ИА, потеря МПК повышена от 1–2% в год до в среднем 2–2,5% в год за время лечения. Несмотря на данные о снижении МПК во время лечения, в 5-летнем проспективном исследовании Eastell R. и коллег ни у одной из пациенток с исходно нормальной МПК не развился ОП. В единственном исследовании, сравнивающем лечение ИА и плацебо, эксеместан увеличивал костную резорбцию и приводил к снижению МПК в шейке бедра, но не в позвоночнике. Однако большинство исследований сравнивают ИА с тамоксифеном, а не с плацебо. Все три ИА усиливают костный обмен и снижают МПК при сравнении с тамоксифеном. В дизайн клинических исследований ИА не входила оценка остеопоротических переломов, однако о них сообщалось как о побочных эффектах. Исходя из этого было выявлено, что риск переломов у женщин, получающих ИА, повышен по сравнению с тамоксифеном (отношение шансов (ОШ) 1,47, 95% ДИ 1,34–1,61). Однако, учитывая, что тамоксифен обладает слабым антирезорбтивным действием у женщин в постменопаузе, и, вероятно, снижает риск переломов, можно предположить, что данные об увеличении риска переломов при приеме ИА несколько преувеличены. Предотвращение потери МПК на фоне терапии ИА было продемонстрировано для золедроновой кислоты внутривенно 4 мг/6 месяцев, ризендроната 35 мг/неделю и деносумаба 60 мг/6 месяцев подкожно, однако данные о снижении риска переломов отсутствуют. На настоящий момент представляется целесообразным оценивать факторы риска переломов, включая исследование МПК, у всех женщин в постменопаузе, получающих терапию ИА, и проводить повторные измерения через 1–2 года у женщин с промежуточным риском. В связи с неоднозначностью данных об ассоциированном с ИА увеличением риска переломов и отсутствием данных о влиянии на переломы антиостеопоротической терапии в данной группе, показания к началу лечения в настоящее время не определены. Некоторые авторы предлагают использовать те же алгоритмы, что и для женщин в постменопаузе, не получающих лечение ИА, тогда как другие предлагают начинать лечение при более высоких показателях МПК.

Еще одним препаратом из этой группы является медроксипрогестерона ацетат депо (МПАД). МПАД – эффективное контрацептивное средство, применяемое 1 раз в 3 месяца и индуцирующее развитие гипогонадотропного гипогонадизма. Вследствие снижения уровня эстрогенов происходит быстрая потеря костной массы, которую, однако, можно предотвратить, назначая одновременную заместительную терапию эстрогенами. У женщин, использующих МПАД до менопаузы, потеря МПК с наступлением менопаузы не развивается, возможно, в связи с потерей эстроген-чувствительного компонента МПК. Данные о риске переломов ограничены исследованиями случай-контроль, в которых продемонстрировано небольшое увеличение риска переломов у женщин, получающих МПАД (относительный риск 1,2–1,5). Учитывая, что у молодых женщин и подростков, у которых в основном и используется МПАД, абсолютный риск переломов исходно низкий, а также вероятность небольшой продолжительности лечения (более 50% не принимают препарат более 1 года) и данные о восстановлении МПК после прекращения лечения, агрессивного обследования состояния костей и лечения, вероятно, не требуется. Исследование МПК рекомендуется только женщинам с наличием факторов риска переломов, таких как очень низкая масса тела или сопутствующие заболевания, ассоциированные с низкой МПК.

В связи с благоприятным прогнозом при лечении высокодифференцированного рака щитовидной железы (ВДРЩЖ) около 90% пациентов получают супрессивную терапию левотироксином натрия в течение многих лет. Известно, что манифестный тиреотоксикоз приводит к усиленной потере костной массы и преимущественно поражает кортикальную кость. Однако данные о влиянии субклинического тиреотоксикоза на кость противоречивы. В проспективном исследовании Kim M.K. и коллег было обследовано 93 пациента с ВДРЩЖ исходно и через 1 год после начала супрессивной терапии (ранний послеоперационный период), а также 33 пациента на длительной супрессивной терапией левотироксином (поздний послеоперационный период). Средние потери костной массы в раннем послеоперационном периоде в позвоночнике, шейке бедра и в бедре в целом составили -0,88%, -1,3% и -0,81% соответственно. Потеря костной массы была более выраженной у женщин в постменопаузе (в позвоночнике -2,1%, в шейке бедра -2,2%, в бедре в целом -2,1%, p<0,05). Снижения МПК в группе позднего послеоперационного периода отмечено не было. Таким образом, авторы делают вывод, что супрессивная терапия левотироксином ускоряет потерю костной массы, преимущественно у женщин в постменопаузе и только в раннем периоде. В исследовании Wang L.Y. и коллег было показано, что супрессивная терапия левотироксином натрия значительно увеличивает риск развития ОП у женщин после операции по сравнению с женщинами без супрессивной терапии без изменения риска рецидива ВДРЩЖ (относительный риск 3,5, p=0,023, 95% ДИ 1,2–10,2). Рекомендации по профилактике и лечению ОП у указанной категории пациентов отсутствуют, однако в ряде исследований продемонстрировано положительное влияние лечения бисфосфонатами у женщин с субклиническим тиреотоксикозом.

Сахароснижающие препараты

Сахарный диабет как 1, так и 2 типов оказывает негативное влияние на качество костной ткани. При этом некоторые сахароснижающие препараты, несмотря на улучшение гликемического контроля, могут увеличивать риск переломов. Доклинические и клинические исследования демонстрируют неблагоприятное влияние тиазолидиндионов (ТЗД) на скелет, приводя к снижению функции ОБ и повышению остеокластогенеза. Молекулярной мишенью ТЗД являются гамма-рецепторы, активируемые пролифераторами пероксисом (PPARγ) – транскрипционные факторы, регулирующие дифференцировку мезенхимальных стволовых клеток в ОБ или адипоциты, и их активация (при применении ТЗД) сдвигает этот процесс в сторону адипогенеза. В клинических исследованиях ТЗД не проводилось исследование конечных точек, связанных с влиянием на кость. Данные об умеренном увеличении (ОШ 1,45) риска переломов у пациентов с сахарным диабетом 2 типа (СД2), получающих ТЗД в течение 1–4 лет, были получены из небольших непродолжительных рандомизированных исследований. Риск переломов, по всей видимости, выше у женщин (ОШ 2,2 у женщин и 1,0 у мужчин), и переломы чаще возникают в костях конечностей. Таким образом, у всех пациентов с СД2 необходимо оценивать факторы риска переломов перед назначением ТЗД, и у пациентов с изначально высоким риском – рассматривать назначение альтернативной терапии.

Новый класс препаратов – ингибиторы натрий-глюкозного котранспортера 2 типа (ИНГК2) – могут оказывать влияние на кальций-фосфорный обмен, связанное с механизмом их действия (повышение реабсорбции фосфора и, как следствие, развитие вторичного гиперпаратиреоза). В исследовании Ljunggren O. и коллег было продемонстрировано, что при лечении дапаглифлозином уровни маркеров костеобразования (P1NP, CTX), а также МПК значительно не изменялись. В двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании, в котором оценивались долгосрочные эффекты дапаглифлозина на гликемический контроль у 252 пациентов с плохо контролируемым СД2 и умеренным снижением функции почек, только в группе дапаглифлозина происходили низкотравматичные переломы (13 человек, 7,7%, наблюдение в течение 104 недель). У 7 из 13 пациентов с переломами были диабетическая нейропатия и ортостатическая гипотензия. Что касается другого препарата этого класса – канаглифлозина – при метаанализе 8 исследований (средняя продолжительность 68 недель) у пациентов, получавших канаглифлозин, наблюдалось увеличение частоты переломов на 30%. Таким образом, ИНГК2, как и ТЗД, должны применяться с осторожностью у пациентов с исходно высоким риском переломов, однако для изучения их влияния на кость необходимы дальнейшие исследования.

Химиотерапия. Иммуносупрессивная терапия

Для таких препаратов, как метотрексат, доксорубицин и цисплатин на животных моделях были продемонстрированы прямые негативные эффекты на кость, связанные с уменьшением числа предшественников ОБ. У детей химиотерапия может снижать рост костей и конечный рост, и, возможно, МПК, что может приводить к повышенному риску переломов во взрослом возрасте. У женщин до наступления менопаузы отрицательное влияние химиотерапии может быть связано с индуцированной недостаточностью яичников, которая ассоциирована с быстрой потерей костной массы в первые 6–12 месяцев химиотерапии. Однако может существовать и прямой эффект химиотерапии на кость, поскольку у женщин в постменопаузе также наблюдается снижение МПК. Данные у мужчин противоречивы: некоторые исследования демонстрируют снижение МПК в ходе проведения химиотерапии, тогда как в других исследованиях этого отмечено не было. Данные о риске переломов в указанных популяциях пациентов отсутствуют, и протоколы по лечению ОП у таких пациентов не разработаны. Было показано, что внутривенные бисфосфонаты эффективно предотвращают индуцированную химиотерапией потерю костной массы у детей и женщин до наступления менопаузы.

Ингибиторы тирозинкиназы, такие как иматиниб, нилотиниб и дазатиниб, успешно используются в лечении хронического миелолейкоза и гастроинтестинальных стромальных опухолей. Эти препараты подавляют пролиферацию ОБ и остеокластогенез in vitro. Среди клинических эффектов встречаются изменения фосфорно-кальциевого обмена и развитие мягкого вторичного гиперпаратиреоза. Данных о снижении МПК или о риске переломов при приеме этих препаратов получено не было, поэтому в настоящее время мониторинг состояния костей у взрослых не рекомендуется. Однако некоторые авторы все же рекомендуют периодически контролировать состояние фосфорно-кальциевого обмена. У детей может наблюдаться негативное влияние на рост, однако механизм этого действия неясен.

Ингибиторы кальциневрина – циклоспорин А и такролимус – используются в качестве иммуносупрессивной терапии для предотвращения отторжения трансплантата и лечения аутоиммунных заболеваний. Циклоспорин А подавлял функцию и ОБ, и ОК в исследованиях in vitro. Специфические костные эффекты ингибиторов кальциневрина у человека оценить сложно, поскольку они используются совместно с ГК, которые ассоциированы с потерей костной ткани и повышенным риском переломов. В исследованиях монотерапии циклоспорином А было продемонстрировано его нейтральное или протективное действие на костную ткань. Тем не менее, пациенты, получающие ингибиторы кальциневрина, должны наблюдаться и получать лечение как пациенты, получающие ГК.

Психотропные препараты

Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) – широко применяемые антидепрессанты, повышающие уровни серотонина вследствие ингибирования его транспортера. Данные о влиянии на кость на животных противоречивы, поскольку различные исследования демонстрировали как снижение, так и увеличение костной массы. Различные исследования у человека также продемонстрировали противоречивые результаты о влиянии СИОЗС на МПК. Обсервационные исследования выявили повышенный риск переломов при приеме СИОЗС (относительный риск 1,7). Поскольку повышенный риск переломов был независим от МПК, было высказано предположение об ассоциации между депрессией как таковой и повышенным риском переломов, или о повышении СИОЗС риска падений. Как и для большинства других групп препаратов, для СИОЗС не существует общепринятых рекомендаций по лечению ОП, хотя в некоторых руководствах СИОЗС рассматривают как причину вторичного ОП. Несмотря на то, что убедительные данные, демонстрирующие негативное влияние СИОЗС на костную массу, отсутствуют, с учетом возможных непрямых эффектов на риск переломов целесообразно у пожилых пациентов (старше 60 лет), длительно получающих СИОЗС, оценивать факторы риска переломов и назначать лечение при высоком риске. У молодых пациентов с исходно низким риском переломов рекомендуется наблюдение и лечение как в общей популяции.

Как и для СИОЗС, доклинические данные о влиянии антипсихотиков на кость противоречивы. Кросс-секционные исследования демонстрируют снижение МПК у пациентов, принимающих антипсихотики, по сравнению с нормативными показателями, однако отмечается значительный разброс показателей. Учитывая, что некоторые антипсихотики приводят к повышению уровня пролактина и, соответственно, гипогонадизму, уровень костного ремоделирования может быть повышен. Риск переломов повышен у лиц, принимающих антипсихотики (ОШ 1,7–2,6). Следует отметить, что исследования между антипсихотиками, повышающими и не повышающими уровень пролактина, не смогли выявить значимых отличий по снижению МПК и риску переломов. Кроме того, оценка эффекта этих препаратов затруднена тем, что у пациентов с шизофренией могут быть другие факторы риска низкой МПК, такие как низкая масса тела, отсутствие физических упражнений, курение, плохое питание. В исследовании Partti K. и коллег было продемонстрировано, что шизофрения была ассоциирована со снижением МПК после корректировки на прием препаратов и других факторов риска ОП. Некоторые авторы предлагают использовать у пациентов с психозами и ОП/остеопенией или значительными факторами риска низкой МПК не повышающие уровень пролактина препараты. Однако с учетом отсутствия достоверных данных о причинно-следственных связях между приемом антипсихотиков и низкой МПК и/или риском переломов, специфический скрининг и лечение, отличное от общей популяции, не рекомендуются.

Противоэпилептические препараты (антиконвульсанты) являются гетерогенной группой препаратов, которые применяются для предотвращения и лечения эпилептических припадков, а также для лечения некоторых психических заболеваний и нейропатической боли. Большинство антиконвульсантов (фенобарбитал, фенитоин, карбамазепин и примидон) являются индукторами ферментной системы цитохрома Р450 и приводят к повышению катаболизма 25(ОН) витамина D. Это, в свою очередь, приводит к снижению всасывания кальция в кишечнике и вторичному гиперпаратиреозу. Раньше у пациентов, получавших антиконвульсанты, часто выявлялись остеомаляция или рахит, обусловленные дефицитом витамина D. В метаанализе обсервационных исследований Shen C. и коллег было продемонстрировано значительное повышение риска переломов среди пациентов, принимающих антиконвульсанты. Однако у таких пациентов могут быть другие факторы риска переломов, не относящиеся к приему препаратов. Таким образом, в отсутствие доказательной базы, рекомендуется наблюдение и лечение как и в общей популяции, с дополнительным обязательным измерением уровня 25(ОН) витамина D.

Другие препараты

Петлевые диуретики действуют на Na/K/2Cl котранспортер в толстой части восходящего колена петли Генле и подавляют реабсорбцию натрия и хлорида. Также петлевые диуретики увеличивают экскрецию кальция с мочой, что приводит к компенсаторному повышению уровня паратгормона (ПТГ) для предотвращения гипокальциемии. В некоторых исследованиях было продемонстрировано повышение маркеров костного обмена и ПТГ у пациентов, принимающих петлевые диуретики. Данные о влиянии петлевых диуретиков на кость в обсервационных исследованиях противоречивы. В рандомизированном контролируе­мом исследовании Rejnmark L.и коллег, длившемся один год, было выявлено снижение МПК в бедре (-2%) у женщин в постменопаузе при сравнении петлевых диуретиков и плацебо. У мужчин, применявших петлевые диуретики, отмечалось большее снижение МПК в общем показателе бедра (ежегодно -0,78% по сравнению с -0,33% у не использовавших) в исследовании Lim L.S. и коллег. Данные о риске переломов в большинстве исследований отсутствуют, кроме одного исследования случай-контроль Lim L.S. и коллег у пожилых пациентов, принимавших фуросемид, в котором было показано, что скорректированный риск при настоящем использовании фуросемида составляет 3,9 (ДИ 1,5–10,4). В целом, несмотря на данные об увеличении костного обмена и небольшого снижения МПК при приеме петлевых диуретиков, данных о риске переломов недостаточно, поэтому рекомендации по дополнительному скринингу и лечению не разработаны.

Ингибиторы протонной помпы (ИПП) подавляют выработку соляной кислоты, в связи с чем были предложены несколько механизмов, посредством которых они могут влиять на состояние костей, включая нарушение всасывания кальция в кишечнике, прямое ингибирующее действие на остеокласты (ОК) и стимулирующее влияние на околощитовидные железы. ИПП подавляли функцию как ОБ, так и ОК в исследованиях in vitro. Данные по применению ИПП у человека неоднозначны. В некоторых исследованиях у женщин в постменопаузе было продемонстрировано снижение абсорбции кальция в кишечнике, тогда как в других исследованиях это подтверждено не было. Данные о влиянии на МПК также варьируют, однако в большинстве обсервационных исследований не было выявлено ассоциации приема ИПП со снижением МПК. Данные о риске переломов получены только из обсервационных исследований, и в целом продемонстрировано увеличение риска перелома бедра (ОШ 1,4) и позвонков (ОШ 1,6), хотя эта ассоциация может быть объяснена наличием традиционных факторов риска переломов у использующих ИПП. В целом, несмотря на то, что ИПП не снижают МПК, они могут увеличивать риск переломов, поэтому в указанной группе пациентов необходима оценка факторов риска и проведение лечения, как и в общей популяции.

Доклинические исследования антиретровирусной терапии выявили повышение функции ОК и подавление функции ОБ. В клинических исследованиях была выявлена повышенная частота низкой МПК среди пациентов с ВИЧ-инфекцией, что может быть обусловлено низкой массой тела, а не заболеванием как таковым. Назначение антиретровирусной терапии приводит к повышению маркеров костного обмена и усиленной потере МПК в первые 2 года лечения (тенофовир), а в дальнейшем наблюдается стабилизация МПК. Данные о повышении риска переломов на фоне антиретровирусной терапии отсутствуют. Таким образом, в настоящее время представляется целесообразным, что у молодых пациентов дополнительного обследования скелета и лечения не требуется, а лицам пожилого возраста рекомендуется обследование и лечение как в общей популяции.

К немедикаментозным ятрогенным факторам поражения скелета относятся шунтирующие бариатрические операции (гастрошунтирование, билио­панкреатическое шунтирование (БПШ)). В целом у больных ожирением в 60–90% случаев отмечается дефицит витамина D, а частота вторичного гиперпаратиреоза достигает 25–50%, и эти состояния могут усугубиться после проведения БПШ. По данным оте­чественного исследования, дефицит витамина D менее 9 нг/мл составил 50% в группе пациентов с морбидным ожирением, 52% в группе пациентов, перенесших БПШ, и 9% в группе контроля. Повышенный уровень ПТГ отмечался у 18% пациентов с морбидным ожирением, 52% пациентов, перенесших БПШ, и не был выявлен ни у одного человека в контрольной группе. Кроме того, в группе пациентов с морбидным ожирением уровень МПК в проксимальном отделе бедренной кости был достоверно выше, чем у пациентов, перенесших БПШ (p<0,05). В целом и морбидное ожирение, и БПШ являются факторами, влияющими на костный метаболизм и требующими оценки состояния фосфорно-кальциевого обмена и МПК для свое­вре­мен­ной профилактики и лечения их нарушений.

Заключение

Перечень препаратов, оказывающих неблагоприятное воздействие на кость, постоянно увеличивается. ГК, например, относятся к препаратам, неблагоприятный эффект которых на костный обмен и риск переломов известен, и разработаны общепринятые рекомендации по их профилактике и лечению. Для некоторых препаратов (ингибиторы тирозинкиназы, ингибиторы кальциневрина и петлевые диуретики) существующие на сегодняшний день данные о влиянии на кость противоречивы, и пациентов, получающих эти препараты, необходимо наблюдать, используя рекомендации для общей популяции (табл. 2).

Таблица 2

Обобщение рекомендаций по ведению и лечению ятрогенных поражений скелета

Препараты

Данные о риске переломов

Наблюдение и лечение

Ингибиторы тирозинкиназы

Ингибиторы кальциневрина

Петлевые диуретики

Нет побочного действия на костную ткань или противоречивые данные

Так же, как и в общей популяции

Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина

Антипсихотики

Противоэпилептические препараты

Ингибиторы протонной помпы

Увеличение риска переломов, однако, вероятно, риск обусловлен внекостными эффектами препаратов или проявлениями основного заболевания

Оценка других факторов риска переломов и проведение их коррекции

Медроксипрогестерона ацетат депо

Химиотерапия

Антиретровирусная терапия

Данные об увеличении потери костной плотности и/или риска переломов, однако в популяции исходно низкого риска переломов

Оценка риска переломов, но специальное лечение требуется редко

Ингибиторы ароматазы

Агонисты гонадотропин-рилизинг гормона

Тиазолидиндионы

Увеличение потери костной плотности и/или риска переломов. Данные группы препаратов чаще назначаются в группах с повышенным риском переломов

Оценка риска переломов. Пациенты с высоким риском должны быть переведены на альтернативные препараты и/или получать специальное лечение остеопороза

Другие препараты (СИОЗС, антипсихотики, антиконвульсанты и ИПП) в целом мало влияют на костный метаболизм и МПК, но увеличивают риск переломов. Однако последнее утверждение основывается только на данных обсервационных исследований, и риск переломов сам по себе может быть обусловлен внескелетными эффектами препаратов или влиянием самого заболевания. У таких пациентов необходима оценка всех факторов риска и меры, направленные на модификацию этих факторов. Для следующей группы препаратов (МПДА, химиотерапия, антиретровирусная терапия) существуют данные о повышенной потере костной массы и/или риске переломов, но в целом, популяция, получающая эти препараты, имеет исходно низкий риск переломов. У таких пациентов необходимо проводить оценку факторов риска переломов, но назначение специфического лечения потребуется крайне редко. В последней группе препаратов (ИА, аГн-РГ и ТЗД) существуют данные о повышенной потере костной ткани и/или переломах. Поскольку большинство пациентов, получающих эти препараты, исходно находятся в группе высокого риска переломов, им необходимо проведение оценки факторов риска, и в случае высокого риска необходим выбор альтернативного лечения, или, если необходимо, назначение специфического лечения ОП.

Информация о финансировании и конфликте интересов

Авторы заявляют об отсутствии явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Работа выполнена без привлечения дополнительного финансирования со стороны третьих лиц.

Ятрогенная патология легких (лекция) - medexpert

PERINATOLOGY AND PEDIATRIC. UKRAINE. 2018.1(73):133-139; doi 10.15574/PP.2018.73.133

Цимбалиста О. Л., Вовк З. В.
ГВУУ «Ивано-Франковский национальный медицинский университет», Украина

В лекции представлено определение термина «ятрогенная патология легких», проанализированы факторы риска ее развития, описана реакція легочной ткани на влияние токсических веществ. Последняя является стереотипной и заключается, прежде всего, в развитии шунто-дифузионной дыхательной недостаточности. Мишенью для медикаментозной токсичности являются все структуры бронхолегочной системы. Дана характеристика ятрогенного поражения легких в зависимости от лечения отдельными медикаментами. Освещены наиболее частые клинические формы ятрогенной патологии легких (легочные медикаментозные эозинофилии, интерстициальный пневмонит, медикаментозные васкулопатии, бронхиальная астма, облетерирующий бронхиолит, отек легких, волчаночноподобный синдром.
Ключевые слова: ятрогенная патология легких, клиника, диагностика, терапия.

Литература

1. Баранов АА, Володин НН, Самсыгина ГА и др. (2007). Рациональная фармакотерапия детских заболеваний. Руководство для практикующих врачей. В 2 т. Москва: Литтерра. 1: 1163.

2. Белоусов ЮБ. (2010). Клиническая фармакология и фармакотерапия. Москва: Медицинское информационное агентство: 872.

3. Бережний ВВ. (2016). Медикаментозна хвороба у дітей: клінічна лекція. Современная педиатрия. 4: 14—17.

4. Болезни органов дыхания. (2000). Под ред. Палеева НР. Москва: Медицина: 728.

5. Борисова АМ, Борисова НК, Гембицкая ТЕ и др. (1990). Болезни органов дыхания. Руководство для врачей. Под ред. Палеева НР. В 4 т. Частная пульмонология. Москва: Медицина. 4: 624.

6. Ватутин НТ, Торадин ГГ, Гриценко ЮП. (2016). Поражение лёгких как осложнение терапии амиодароном. Пульмонология. 26; 2: 246—253.

7. Гематология и иммунология детского возраста. (2009). Руководство для врачей. Под ред. Алексеева НА. Санкт-Петербург: Гиппократ: 1027.

8. Клінічна фармакологія. (2010). За ред. Бабака ОЯ, Біловола ОМ, Чекмана ІС. Київ: Медицина: 774.

9. Князькова ИИ. (2016). К вопросу о безопасности медикаментозной терапии в педиатрии. Здоров'я України. 4: 56—58.

10. Коваль ГЮ, Сиваченко ТП, Загородська ММ та ін. (1998). Променева діагностика. За ред. Коваль ГЮ. В 2 т. Київ: Орбіс, 1: 177—179.

11. Коган ЕА, Корнев БМ, Попова ЕН и др. (2007). Интерстициальные болезни легких. Практическое руководство. Под ред. Мухина НА. Москва: Литтера: 432.

12. Лекарственная болезнь (1973). Под ред. Мождракова Г, Попхристова П. София: Медицина и физкультура: 605.

13. Паршин ВД, Богомолова НС, Вишневская ГА и др. (2010). Противомикробная и противогрибковая терапия в хирургии ятрогенных заболеваний трахеи и пищевода. Хирургия. Журнал имени Н.И. Пирогова. 1: 4—10.

14. Паршин ВД, Богомолова НС, Вишневская ГА и др. (2010). Инфекционные осложнения у больных с ятрогенными заболеваниями трахеи и пищевода. Анестезиология и реаниматология. 5: 69—72.

15. Постников СС, Грацианская АН, Костылева МН (2013). Лекарственная патология легких. Педиатрия. 92; 3: 130—135.

16. Постников СС, Костылева МН, Грацианская АН. (2011). Лекарственная лихорадка. Педиатрия. 90; 6: 125—129.

17. Пульмонологія (2009). Национальное руководство. Под ред. Чучалина АГ. Москва: ГЭОТАР-Медиа: 960.

18. Розинова НН, Мизерницкий ЮЛ. (2011). Хронические заболевания легких у детей. Москва: Практика: 224.

19. Фещенко ЮИ, Рекалова ЕМ, Бегоулева ЖБ и др. (2004). Два случая амиодарон-индуцированной лёгочной токсичности. Український пульмонологічний журнал. 4: 55—58.

 

Ятрогенные повреждения лучевого нерва при остеосинтезе плечевой кости. Профилактика, диагностика и лечение | Боголюбский

1. Золотова Ю.А. Профилактика ятрогенных повреждений лучевого нерва при лечении переломов плеча: автореф. дис. … канд. мед. наук. Якутск; 2016.

2. Шоломова Е.И., Романенко В.Ю., Нинель В.Г., Арутюнян Т.Р., Шоломов И.И., Шульдяков А.А. Субклинические формы нейропатий при диафизарных переломах плеча. Саратовский научно-медицинский журнал. 2012;(2):556–560.

3. Shoji K, Heng M, Harris MB, Appleton PT, Vrahas MS, Weaver MJ. Time from injury to surgical fixation of diaphyseal humerus fractures is not associated with an increased risk of iatrogenic radial nerve palsy. J Orthop Trauma. 2017;31(9):491–496. PMID: 28459772 https://doi.org/10.1097/BOT.0000000000000875

4. Кхир Бек М. Комплексная диагностика и оптимальный подход к лечению травматических повреждений лучевого нерва: автореф. дис. … канд. мед. наук. Москва; 2009.

5. Живолупов С.А. Травматические невропатии и плексопатии (патогенез, клиника, диагностика и лечение): автореферат дис. … д-ра мед. наук. Санкт-Петербург; 2000.

6. Скороглядов А.В., Соков Е.Л., Афанасьев Д.С., Альзамнль Халил М. Новое в диагностике и лечении пациентов с неврологическими осложнениями при закрытых переломах и вывихах плеча. Российский медицинский журнал. 2006;(1):20–23.

7. Губочкин Н.Г., Иванов В.С., Ткаченко М.В. Структура повреждений длинных ветвей плечевого сплетения и отдаленные результаты невролиза у пациентов с застарелыми травмами верхней конечности. Травматология и ортопедия России. 2006;2(40):89.

8. Schwab TR, Stillhard PF, Schibli S, Furrer M, Sommer C. Radial nerve palsy in humeral shaft fractures with internal fixation: analysis of management and outcome. Eur J Trauma Emerg Surg. 2018;44(2):235–243. PMID: 28280873 https://doi.org/10.1007/s00068-017-0775-9

9. Claessen FM, Peters RM, Verbeek DO, Helfet DL, Ring D. Factors associated with radial nerve palsy after operative treatment of diaphyseal humeral shaft fractures. J Shoulder Elbow Surg. 2015;24(11):307–311. PMID: 26341025 https://doi.org/10.1016/j.jse.2015.07.012

10. Неверов В.А.,Черняев С.Н., Шинкаренко Д.В. Тактика лечения переломов плечевой кости, осложнённых повреждением периферических нервов. Вестник хирургии им. И.И. Грекова. 2015;(6):42–45.

11. Одинак М.М., Живолупов С.А. Заболевания и травмы периферической нервной системы (обобщение клинического и экспериментального опыта): руководство для врачей. Санкт-Петербург: СпецЛит; 2009.

12. Reichert P, Wnukiewicz W, Witkowski J, Bocheńska A, Mizia S, Gosk J, Zimmer K. Causes of secondary radial nerve palsy and results of treatment. Med Sci Monit. 2016;22:554–562. PMID: 26895570 https://doi.org/10.12659/MSM.897170

13. Касаткина Л.Ф., Гильванова О.В. Электромиографические методы исследования в диагностике нервно-мышечных заболеваний. Игольчатая миография. Москва: Медика; 2010.

14. Алейникова И.Б., Сачков А.В, Касаткин Д.С., Мажорова И.И., Гринь А.А. Повреждения периферических нервов. В кн.: Крылов В.В. (ред.) Нейрохирургия и нейрореаниматология. Москва: АБВ-пресс; 2018.

15. Peer S, Bodner G, Meirer R, Willeit J, Piza-Katzer H. Examination of postoperative peripheral nerve lesions with high-resolution sonography. AJR Am J Roentgenol. 2001;2:415–419. PMID: 11461873 https://doi.org/10.2214/ajr.177.2.1770415

16. Toros T, Karabay N, Ozaksar K, Sugun TS, Kayalar M, Bal E. Evaluation of peripheral nerves of the upper limb with ultrasonography: a comparison of ultrasonographic examination and the intraoperative findings. J Bone Joint Surg Br. 2009;91(6):762–765. PMID: 19483229 https://doi.org/10.1302/0301-620X.91B6.22284

17. Alaqeel A, Alshomer F. High resolution ultrasound in the evaluation and management of traumatic peripheral nerve injures: review of the literature. Oman Med J. 2014;29(5):314–319. PMID: 25337305 https://doi.org/10.5001/omj.2014.86

18. Малецкий Э.Ю., Короткевич М.М., Бутова А.В., Александров Н.Ю., Ицкович И.Э. Измерение периферических нервов: сопоставление ультразвуковых, магнитно-резонансных и интраоперационных данных. Медицинская визуализация. 2015;(2):78–86.

19. Мартель И.И., Мещерягина И.А., Митина Ю. Л., Россик О.С., Михайлова Е. А. МРТ-диагностика повреждений периферических нервов. Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра СО РАМН. 2011:4(80):119–123.

20. Kim S, Choi JY, Huh YM, Song HT, Lee SA, Kim SM, Suh JS. Role of magnetic resonance imaging in entrapment and compressive neuropathy — what, where, and how to see the peripheral nerves on the musculoskeletal magnetic resonance image: part 2. Upper extremity. Eur Radiol. 2007;17(2):509–522. PMID: 16572333 https://doi.org/10.1007/s00330-006-0180-y

21. Niver GE, IIyas AM. Management of radial nerve palsy following fractures of the humerus. Orthop Clin North Am. 2013;44:419–424. PMID: 23827843 https://doi.org/10.1016/j.ocl.2013.03.012

22. Шоломова Е.И., Арутюнян Т.Р., Салина Е.А., Шоломов И.И. Нейропротекция в лечении посттравматических нейропатий. Поликлиника. 2012;(1–2):45–47.

23. Боголюбский Ю.А., Клюквин И.Ю., Сластинин В.В. Современное состояние проблемы диагностики и лечения закрытых диафизарных переломов плечевой кости, осложненных нейропатией лучевого нерва. Журнал им. Н.В. Склифосовского Неотложная медицинская помощь. 2015;(4):30–38.

24. Щеткин В.А., Е.А. Чукина Е.А., Воронцов Ю.А. Комплексная методика восстановительного лечения у больных с переломами плечевой кости на ранних этапах стационарного лечения. Журнал имени Н.В. Склифосовского Неотложная медицинская помощь. 2013;(4):35–38.

Ятрогенный гиперадренокортицизм, или чем опасны гормоны

Сегодня сложно найти врача, который не использовал бы в своей практике глюкокортикоиды. А значит, и сталкиваться с нежелательными эффектами их применения приходится не редко. Одним из таких эффектов является развитие так называемого «ятрогенного Синдрома Кушинга» или «ятрогенного гиперадренокортицизма». Если разграничить эти понятия, то мы получим следующие определения:

  • Гиперадренокортицизм – это состояние, обусловленное хронически высокой концентрацией кортизола в крови;
  • Синдром Кушинга – это совокупность клинических и химических нарушений, вызванных воздействием избыточного количества глюкокортикоидов.

 

Ятрогенная природа этих состояний обуславливается экзогенным поступлением в организм глюкокортикоидов в ходе лечения. Обычно лечению глюкокортикоидами подвергаются животные с тяжелыми заболеваниями, для которых эти препараты являются единственным средством спасения. В таких случаях, применять их приходится не только интенсивно, но и долго, иногда месяцами и годами. Поэтому не удивительно, что помимо лечебного действия, фармакологический эффект гормональных препаратов будет включать и отклонения в организме, связанные с хронической гиперкортизолемией. Поэтому проявление Синдрома Кушинга – естественный и неизбежный спутник лечения.

 

При приеме глюкокортикоидов их концентрация в крови растет, воздействуя на гипоталамус, и убеждая его снизить выработку кортикотропин-рилизинг-гормона (КРГ). В свою очередь, низкий уровень КРГ снижает выработку аденокортикотропного гормона (АКТГ) в гипофизе, из-за чего кора надпочечников входит в состояние функционального покоя. Если этот процесс растягивается во времени, то кора надпочечников атрофируется за ненадобностью. Таким образом, состояние гиперадренокортицизма при отмене препарата переходит в состояние гипоадренокортицизма.

Глюкокортикоиды – это стероидные гормоны, продуцируемые корой надпочечников. К ним относятся кортизол, кортизон и кортикостерон. Наиболее активным у большинства видов животных является кортизол. Исходным материалом для химического синтеза глюкокортикоидов являются холевая кислота, получаемая из тканей крупного рогатого скота, или стероидные соединения, вырабатываемые из растений семейства лилиевых или диоскорейных.

Эффекты глюкокортикоидов согласуются с клиническими признаками ятрогенного гиперадренокортицизма. Основные из них:

 

  • Усиление катаболизма и торможение биосинтеза белков. Как следствие, развивается атрофия мышечной ткани.
  • Стимуляция продукции глюкозы, усиление интенсивности глюконеогенеза с развитием гипергликемии и гиперинсулинемии.
  • Стимуляция липолиза. В результате растет уровень триглицеридов в крови, и происходит нарушение перераспределения жировой ткани.
  • Подавление активности фибробластов. Происходит истончение кожи, ухудшается заживление ран.
  • Уменьшение всасывания кальция в кишечнике и усиление его экскреции с мочой. Соответственно, стимулируется резорбция костной ткани.
  • Усиление действия катехоламинов. Тем самым стимулируется работа сердца и сосудистый тонус.
  • Торможение секреции вазопрессина с развитием таких симптомов как полиурия и полидипсия.
  • Снижение концентрации общего тироксина.
  • Снижение продукции гонадотропинов. В результате снижается концентрация тестостерона и развивается атрофия семенников у самцов.
  • Задержка роста у щенков и котят из-за снижения секреции гормона роста.

 

Вероятность развития симптомов ятрогенного гиперадренокортицизма зависит от дозы, активности применяемого препарата и продолжительности терапии. Считается, что первые признаки проявляются в среднем через 1-2 недели лечения. Однако, некоторые эффекты, например, полиурия и полидипсия, могут развиться и при однократном применении препарата.

По продолжительности действия глюкокортикоиды делят на препараты короткого, среднего и длительного действия. Чаще всего ятрогенный гиперадренокортицизм развивается после многократных инъекций препаратов длительного действия. Также они отличаются по их глюкокортикоидной и минералкортикоидной активности. Так, активность Преднизолона в 4 раза сильнее, чем у кортизола, а его минералкортикоидная активность немного ниже. Дексаметазон в 30 раз сильнее кортизола и в 7 раз сильнее Преднизолона и не обладает значимой минералкортикоидной активностью. Способы дозирования препаратов весьма вариабельны и зависят от заболевания и индивидуальной чувствительности организма животного.
Поставить диагноз «ятрогенный гиперадренокортицизм» не трудно, так как его эффект следует ожидать при интенсивном лечении глюкокортикоидами. Клинически мы обычно видим такие классические признаки, как полиурия, полидипсия, полифагия, увеличение объема живота, ухудшение качества шерсти, кожные поражения, быстрая утомляемость, отсутствие течек и атрофия семенников. В запущенных случаях также могут развиться кальцификаты, стероидный гепатит, почечная недостаточность с соответствующей симптоматикой.

 

Изменения картины крови происходят уже через несколько часов после введения глюкокортикоидов. С другой стороны, у некоторых животных, хронически принимающих стероиды, биохимические изменения могут и не наблюдаться. Из характерных изменений клинического анализа крови выделяют стрессовую лейкограмму, эритроцитоз, тромбоцитоз. В биохимическом анализе мы можем увидеть повышение концентрации глюкозы, холестерина, печеночных трансаминаз. В моче наблюдаются снижение плотности и признаки воспаления, как следствие иммуносупрессии.
Для диагностики гиперадренокортицизма существует ряд специфических тестов, однако в случае с ятрогенной его формой, большинство из них бесполезны. Тогда золотым стандартом является провокационная проба с АКТГ. При подтверждении диагноза мы получаем низкую базальную концентрацию кортизола, а ответ на стимуляцию АКТГ слабый или отсутствует. Таким образом, клинически мы видим классические признаки гиперадренокортицизма, а результаты теста с АКТГ согласуются с гипоадренокортицизмом. Связано это с атрофией коры надпочечников, механизм развития которой рассмотрен выше.

 

При развитии нежелательных эффектов от применения глюкокортикоидов чаще всего достаточно отменить терапию. Тогда состояние постепенно нормализуется и симптомы гиперадренокортицизма сходят на нет. Однако, существуют нюансы, препятствующие отмене препарата. Во-первых, в случае резкого прекращения приема глюкокортикоидов может развиться синдром отмены. Клинически мы увидим симптомы основного заболевания, а затем, и признаки гипоадренокортицизма: рвота, анорексия, апатия. Во-вторых, существует ряд патологий, требующих постоянной дачи глюкокортикоидов, и при отмене препарата возвращаются симптомы основного заболевания, с которым мы боролись.

 

Для того, чтобы избежать развития синдрома отмены следует отменять препарат постепенно. Разные авторы расходятся во мнении о минимальном курсе применения стероидов, не требующих постепенного снижения дозы. Так, указывают курсы от 1 до 21 дня. В любом случае, принимаемое решение должно основываться на интенсивности наблюдаемых симптомов и исходной дозировке препарата. Снижение дозы до отмены может занимать от нескольких недель до месяца, а возможно и дольше. Предпочтительно снижать не только дозировку, но и кратность применения глюкокортикоидов до 1 раза в 2-3 дня. Не следует снижать дозу более, чем на ¼ в неделю. Также важно учитывать, что в период сильного стресса (предстоящая операция, например) доза должна быть повышена. Количество глюкокортикоидов на последних этапах снижения дозы должно быть несколько ниже физиологической, чтобы постепенно стимулировать работу коры надпочечников.

 

В случае возвращения симптомов основного заболевания при отмене глюкокортикоидов существует вариант замены их на другой иммуносупрессивный препарат негормональной природы, например, на Циклоспорин.
При невозможности прекращения лечения глюкокортикоидами задача врача – минимизировать ущерб от их применения. Необходимо регулярно осматривать животное, измерять давление, проводить анализы крови, а при необходимости – рентгенологическое и ультразвуковое исследования. По мере выявления отклонений стараемся их скорректировать. Например, используем инсулиновую терапию при гипергликемии, нормализуем уровень электролитов в крови. При усиленном катаболизме белков и у щенков с задержкой роста целесообразно введение диеты богатой белком. Также в литературе рассматривается возможность применения анаболических стероидов.

Ятрогенный гиперадренокортицимзм, по сути, лечению не подлежит. Часто приходится мириться с неблагоприятными эффектами применения глюкокортикоидов, когда от их использования зависит жизнь и самочувствие животного. Поэтому необходимо не только помнить о них, но и информировать владельца животного о том, чего следует ожидать в ходе лечения.



Список использованной литературы:
1. Avrom Caplan, Nicole Fett, Misha Rosenbach etc. Prevention and management of glucocorticoid-induced side effects: A comprehensive review. I Am Acad Dermatol, Volume 76, Nummber 1, January 2017
2. Edward C. Feldman, Richard W. Nelson, Claudia E. Reusch, J. Catharine R. Scott-Moncrieff. Canin and Feline Endjcrinology, Edition 4. 2015
3. Ian M. Adcock, Sharon Mumby. Handbook of Experimental Pharmacology. Glucocorticoids, 2016
4. Mark E.Peterson. Diagnosis of Hiperadrenocorticism in Dogs, 2007
5. Peter J. Barnes. Handbook of Experimental Pharmacology. Glucocorticosteroids, 2016

Макашова А.М.

Ятрогенные события при антибактериальной терапии (поражение лёгких) | Дворецкий

1. Camus P., Bonniaud P., Fanton A., Camus C., Baudaun N., Foucher P. Drug-induced and iatrogenic lung disease. Clin Chest Med 2004; 25 (3): 479-519.

2. Flieder D., Travis W. Pathologic characteristics of drug-induced lung disease. Clin Chest Med 2004; 25: 37-45.

3. Camus P., Kudoh S., Ebina M. Interstitial lung disease associated with drug therapy. Br J Cancer 2004; 91: Suppl 2: S18-23.

4. Kubo К, Azuma A., Kanazawa M. et al. Consensus statement for the diagnosis and treatment of drug-induced lung injuries. Respiratory Investigation, 2013; 51 (4): 260-277.

5. Зырянов С.К., Галеева Ж.А., Белоусов Ю.Б. Пробиотики, пребиотики и антибиотик-ассоциированная диарея: правда и мифы. Практическая пульмонология. 2015; 2: 38-40.

6. Стуров Н.В. Сравнительный анализ эффективности методов выявления неблагоприятных побочных реакций на лекарственные средства в Российской Федерации в современных условиях. Автореф. дисс. ... канд. М.: 2009

7. Fiegenberg D.S., Weiss H., Kirshman H. Мigratory Pneumonia With EosinophiliaAssociated With Sulfonamide. Arch Intern Med. 1967; 120 (1): 85-89.

8. Klinghoffer J.F. Löffler's syndrome following use of vaginal cream. Ann Intern Med 1954; 40: 343.

9. Feinmann L. Drug-induced lung disease: pulmonary eosinophilia and sulphonamides. Proc R Soc Med 1975; 68: 20-22.

10. Löffler W. Zur Differential-Diagnose der Lungenifiltrierungen. I. Frühfiltrate unter besonerer Berücksichtigung der Rückbildungszeiten. Beiträge zum Klinik der Tuberkulose 1932; 79: 338-367.

11. Dreis D.F., Winterbauer R.H., Van Norman G.A. et al. Cephalosporin-induced interstitial pneumonitis. Chest 1984; 86 (1): 138-40.

12. Cleverley J.R., Screaton N.J., Hiorns M.P. et al. Drug-induced lung disease: high-resolution CT and histological findings. Clin Radiol 2002; 57 (4): 292-299.

13. Israel H.L, Diamond P. Recurrent pulmonary infiltration and pleural effusion due to nitrofurantoin sensitivity. N Engl J Med 1962; 266: 1024-1026.

14. Holmberg L., Boman G., Böttiger L.E. et al. Adverse reactions to nitrofurantoin. Analysis of 921 reports. Am J Med 1980; 69 (5): 733-738.

15. Hooper D.C. Urinary tract agents: nitrofurantoin and methenamine. In: Mandell G.L., Bennett J.E., Dolin R., eds. Mandell, Douglas, and Bennett's Principles and Practice of Infectious Diseases. 6th ed. Philadelphia: Churchill Livingstone; 2005; 423-428.

16. Sovijarvi A.R.A, Lemola M., Stenius B., Idanpaan-Heikkila J. Nitrofurantoin induced acute, subacute and chronic pulmonary reactions. A report of 66 cases. Scand J Resp Dis 1977; 58: 41-50.

17. Lopez M., Salvaggio J.E. Eosinophilic pneumonias. Immunol Allergy Clin North Am 1992; 12: 349-363.

18. Bhullar S., Lele S.M., Kraman S. Severe nitrofurantoin lung disease resolving without the use of steroids. J Postgrad Med 2007; 53: 111-113.

19. Williams E.M., Triller D.M. Recurrent acute nitrofurantoin-induced pulmonary toxicity. Pharmacotherapy 2006; 26: 713-718.

20. Martins R.R., Marchiori E., Viana S.L. et al. Chronic eosinophilic pneumonia secondary to long-term use of nitrofurantoin: high-resolution computed tomography findings. J Bras Pneumol 2008; 34: 181-184.

21. Spry C.J.F. Eosinophilia and allergic reactions to drugs. Clinics in Haematology 1980; 9: 521-534.

22. Lopez M., Salvaggio J.E. Eosinophilic pneumonias. Immunol Allergy Clin North Am 1992; 12: 349-363.

23. Drugs that may injure the respiratory system. Pneumotox On Line. http://www.pneumotox.com/indexf.php?fich=drugs&en&nf=.

24. Martin W.J. II. Nitrofurantoin: potential direct and indirect mechanisms of lung injury. Chest. 1983; 83: Suppl 5: 51S-52S.

25. Ho D., Tashkin D.P., Bein M.F., Sharma O. Pulmonary infiltrates with eosinophilia associated with tetracycline. Chest 1979; 76: 33-36.

26. Robles D.T., Leonard J.L., Compton N. et al. Severe drug hypersensitivity reaction in a young woman treated with doxycycline. Dermatology 2008; 217 (1): 23-26.

27. Sitbon O., Bidel N., Dussopt C., Azarian R., Braud M.L., Lebargy F. et al. Minocycline pneumonitis and eosinophilia. Arch Intern Med 1994; 154: 1633-1640.

28. Dykhuizen R.S., Zaidi A.M., Godden D.J., Jegarajah S., Legge J.S. Minocycline and pulmonary eosinophilia. BMJ 1995; 310: 1520-1521.

29. Liegeon M.N., De Blay F., Jaeger A., Pauli G. A cause of respiratory distress: eosinophilic pneumopathy due to minocycline. Rev Mal Respir 1996; 13 (5): 517-519.

30. Ono E., Miyazaki E., Matsuno O. et al. Minocycline-induced acute eosinophilic pneumonia: controversial results of lymphocyte stimulation test and re-challenge test. Intern Med 2007; 46 (9): 593-595.

31. Shimizu T., Shimizu N., Kinebuchi S. et al. Case of acute eosinophilic pneumonia probably induced by minocycline. Nihon Kokyuki Gakkai Zasshi 2008; 46 (2): 136-140.

32. Rosen E. Eosinophilic pneumonia induced by minocycline. Harefuah 2000; 139 (11-12): 438-440, 494.

33. Hung S.W. Minocycline-induced acute eosinophilic pneumonia: A case report and review of the literature. Respir Med Case Rep 2015; 30: 15: 110-114.

34. Kondo H., Fujita J., Inoue T. et al. Minocycline-induced pneumonitis presenting as multiple ring-shaped opacities on chest CT, pathologically diagnosed bronchiolitis obliterans organizing pneumonia (BOOP). Nihon Kokyuki Gakkai Zasshi 2001; 39 (3): 215-219.

35. Bando T., Fujimura M., Noda Y. et al. Minocycline-induced pneumonitis with bilateral hilar lymphadenopathy and pleural effusion. Intern Med 1994; 33 (3): 177-179.

36. Bentur L., Bar-Kana Y., Livni E. et al. Severe minocycline-induced eosinophilic pneumonia: extrapulmonary manifestations and the use of in vitro immunoassays. Ann Pharmacother 1997; 31 (6): 733-735.

37. Hidalgo C.F.J., de Andrés M.S., Ramallal Jiménez de Llano M. et al. Minocycline-induced pleurocarditis and eosinophilic pneumonia: è propos of a case. Farm Hosp 2005; 29 (2): 145-147.

38. Osanai S., Fukuzawa J., Akiba Y. et al. Minocycline-induced pneumonia and pleurisy - a case report. Nihon Kyobu Shikkan Gakkai Zasshi 1992; 30 (2): 322-327.

39. Nakano K., Gemma H., Ono T. et al. A case of minocycline-induced eosinophilic pneumonia presenting with multiple white eosinophilic plaques in the tracheobronchial mucosa. Nihon Kokyuki Gakkai Zasshi 2001; 39 (1): 24-29.

40. Dreis D.F., Winterbauer R.H., Van Norman G.A. et al. Cephalosporininduced interstitial pneumonitis. Chest. 1984 Jul; 86 (1): 138-140.

41. Smith J.H., Weinstein V.F. Cephalexin associated pulmonary infiltration with circulating eosinophilia. BMJ 1987; 294: 776.

42. Felman R.H., Sutherland D.B., Conklin J.L., Mitros F.A. Eosinophilic cholecystitis, appendiceal inflammation, pericarditis, and cephalosporin-associated eosinophilia. Dig Dis Sci 1994; 39: 418-422.

43. Akcam F.Z., Aygun F.O., Akkaya V.B. DRESS like severe drug rash with eosinophilia, atypic lymphocytosis and fever secondary to ceftriaxone. J Infect 2006; 53 (2): e51-53.

44. Desai K.R., Burdette S.D., Polenakovik H.M., et al. Ceftaroline-induced eosinophilic pneumonia. Pharmacotherapy 2013; 33 (7): e166-169.

45. Griffiths C.L., Gutierrez K.C., Pitt R.D., Lovell R.D. Eosinophilic pneumonia induced by ceftaroline. Am J Health Syst Pharm 2014; 71 (5): 403-406.

46. Polenakovik H.M., Pleiman C.M. Ceftaroline for meticillin-resistant Staphylococcus aureus bacteraemia: case series and review of the literature. Int J Antimicrob Agents 2013; 42 (5): 450-455.

47. Suzuki K., Inagaki T., Adachi S., Matsuura T., Yamamoto T. A case of ceftazidime-induced pneumonitis. Nihon Kyobu Shikkan Gakkai Zasshi 1993; 31: 512-516.

48. Suzuki K., Yamamoto K., Kishimoto A., Hayakawa T., Yamamoto T. A case of ceftizoxime-induced pneumonitis. Nihon Kyobu Shikkan Gakkai Zasshi 1985; 23: 1357-1361.

49. Patel A.M., Ryu J.H., Reed C.E. Hypersensitivity pneumonitis: current concepts and future questions. J Allergy Clin Immunol 2001; 108: 661-670.

50. Selman M., Pardo A., King T.E. Jr. Hypersensitivity pneumonitis: insights in diagnosis and pathobiology. Am J Respir Crit Care Med 2012; 186 (4): 314-324.

51. Sänchez-Sancho F., Perez-Inestrosa E., Suau R., Montanez M.I., Mayorga C., Torres M.J., et al. Synthesis, characterization and immunochemical evaluation of cephalosporin antigenic determinants. J Mol Recognit 2003; 16 (3): 148-156.

52. Lee S.H., Kim M., Lee K. et al. Hypersensitivity pneumonitis caused by cephalosporins with identical R1 side chains. Allergy Asthma Immunol Res 2015; 7 (5): 518-522.

53. Suzuki K., Inagaki T., Adachi S. et al. A case of ceftazidime-induced pneumonitis. Nihon Kyobu Shikkan Gakkai Zasshi 1993; 31 (4): 512-516.

54. Campi P., Pichler W.J. Quinolone hypersensitivity. Curr Opin Allergy Clin Immunol 2003; 3 (4): 275-281.

55. Jammalamadaka D., Zhang H., Sandur S. Pulmonary Toxicity with Fluoroquinolones. The Internet Journal of Pulmonary Medicine 2008; 11 (2): 10-12.

56. Steiger D., Bubendorf L., Oberholzer M. et al. Ciprofloxacin-induced acute interstitial pneumonitis. Eur Respir J 2004; 23 (1): 172-174.

57. Pérez-Castrillón J.L., Jiménez-Garcia R., Martin-Escudero J.C., Velasco C. Roxithromycin-induced eosinophilic pneumonia. Ann Pharmacother 2002; 36 (11): 1808-1809.

58. Hayes D. Jr., Anstead M.I., Kuhn R.J. Eosinophilic pneumonia induced by daptomycin. J Infect 2007; 54 (4): e211-213.

59. Cobb E., Kimbrough R.C., Nugent K.M., Phy M.P. Organizing pneumonia and pulmonary eosinophilic infiltration associated with daptomycin. Ann. Pharmacother 2007; 41 (4): 696-701.

60. Miller B.A., Gray A., Leblanc T.W. et al. Acute eosinophilic pneumonia secondary to daptomycin: a report of three cases. Clin Infect Dis 2010; 50(11): e63-68.

61. Kalogeropoulos A., Tsiodras S., Loverdos D. et al. Eosinophilic pneumonia associated with daptomycin: a case report and a review of the literature. J Med Case Rep 2011; 5: 13.

62. Rether C., Conen A., Grossenbacher M., Albrich W.C. A rare cause of pulmonary infiltrates one should be aware of: a case of daptomycin-induced acute eosinophilic pneumonia. Infection 2011; 39 (6): 583-585.

63. Kim P.W., Sorbello A.F., Wassel R.T. et al. Eosinophilic pneumonia in patients treated with daptomycin: review of the literature and US FDA adverse event reporting system reports. Drug Saf 2012; 35 (6): 447-457.

64. Rajagopal A., Mintz E., Reese L. Daptomycin-induced eosinophilic pneumonia without peripheral eosinophilia. Chest 2014; 146: 164A.

65. Phillips J., Cardile A.P., Patterson T.F., Lewis J.S. 2nd. Daptomycin-induced acute eosinophilic pneumonia: analysis of the current data and illustrative case reports. Scand J Infect Dis 2013; 45 (10): 804-808.

66. Lal Y., Assimacopoulos A.P. Two cases of daptomycin-induced eosinophilic pneumonia and chronic pneumonitis. Clin Infect Di. 2010; 50 (5): 737-740.

67. Azuma A., Kudoh S. High prevalence of drug-induced pneumonia in Japan. JMAJ 2007; 50 (5): 405-411.

68. Milosavljevic T., Ivkovic A., Radovanovic Z. Interstitial lung disease induced by antibiotics. MDCT with perfusion, MRI with DWI and MDCT guided lung biopsy. European Respiratory Journal Sep 2013; 42: Suppl 57: 3026.

ятрогенных ран: распространенная, но часто игнорируемая проблема | Ожоги и травмы

Определение ятрогенных ран

Ятрогенная травма относится к повреждению тканей или органов, которое вызвано необходимым медицинским лечением, фармакотерапией или применением медицинских устройств и не имеет ничего общего с основным заболеванием [2]. Определение ятрогенных ран происходит от ятрогенных повреждений. Когда целостность кожи, подкожных мягких тканей и даже глубоких тканей нарушена, возникающий в результате дефект называется ятрогенной раной.Ятрогенные раны включают различные острые раны (например, рана в области донорской кожи и травма из-за лазерного лечения), осложнения, возникающие в результате различных процедур и операций (например, инфекции в области хирургического вмешательства (SSI)), и хронические раны, вызванные неправильным медицинским лечением (например, госпитальные пролежни и лучевые язвы) [3,4,5,6,7]. Ятрогенные раны могут включать повреждение поверхностных тканей, таких как кожа и мягкие ткани, или глубоких тканей, таких как кости и сухожилия.Таким образом, термин ятрогенные раны шире, чем термины ятрогенное повреждение кожи [8] и ятрогенное повреждение кожи и мягких тканей [9].

Историческая эволюция ятрогенных травм и ятрогенных ран

Историческая эволюция ятрогенных ран показана на рис. 1 [5, 10,11,12,13,14,15]. Термин ятрогенез означает «вызванный целителем» и происходит от греческих ἰατρός (ятрос, «целитель») и γένεσις (генезис, «происхождение»), поэтому он может относиться к хорошим или плохим последствиям.По крайней мере со времен Гиппократа люди признали, что целитель может лечить болезни, но также может причинить потенциальный ущерб [10]. Рентгеновские лучи были открыты Рентгеном в 1895 году, а в следующем году было сообщено о радиационно-индуцированном повреждении кожи [11]. Stacher впервые сообщил о некрозе кожи из-за антикоагулянтной терапии [12, 16]. Некроз кожи, вызванный варфарином, почти всегда возникает к 10-му дню после терапии [17]. С 1950-х годов, с использованием новых биологических материалов, воздействие имплантатов увеличилось [13].С 1953 г. термины «ятрогенный» и «травма» появляются во все большем количестве сообщений [14]. В последние годы увеличилась частота ятрогенных ран [1]. Причины этого увеличения следующие [15, 18,19,20,21]: (1) человеческая жизнь постепенно продлевается, за счет чего увеличивается популяция пожилых людей; (2) нарушения обмена веществ становятся все более распространенными; (3) расширяются показания к хирургическим вмешательствам, выполняются более сложные операции, увеличивается время операции; (4) новые препараты (например,g., противоопухолевые препараты, иммунные препараты и гормоны) и различные типы имплантируемых биологических материалов; (5) появились устойчивые к лекарствам бактерии; и (6) разрабатываются новые терапевтические методы, например, с использованием электричества, магнетизма и света.

Рис. 1

Краткая историческая эволюция ятрогенных ран

Характеристики ятрогенных ран

Ятрогенные раны находятся в ведении всех отделений больницы.Подкожные и глубокие искусственные имплантаты могут привести к ранам, поэтому частота ятрогенных ран увеличивается в хирургических отделениях, особенно в областях кардиохирургии, нейрохирургии, ортопедии и пластической хирургии, где широко используются биологические материалы, расширение показаний к хирургическому вмешательству и постоянное увеличение предельного возраста для операции [22, 23]. Операции для детей грудного и раннего возраста также становятся все более распространенными. Несмотря на достижения медицинской науки, частота инфицирования грудины и ее расхождения после торакотомии осталась неизменной.Некрозы кожи и мягких тканей обычно возникают из-за неправильной повязки, лучевой терапии или инфузионного лечения в онкологии. «Баночная» терапия традиционной китайской медицины и наружное лечение травами может привести к случайным ожогам и стойким ранам [24].

Последствия некоторых ятрогенных ран серьезны. Если эти раны не лечить правильно, они могут вызвать серьезные последствия и даже смерть. Например, раны, вызванные хирургическими имплантатами, могут не проявлять признаков инфекции, даже если многие бактерии размножаются вокруг хирургических имплантатов и имеют клоноподобный характер роста и даже могут вызвать смерть.

Классификация ятрогенных ран

Как и все раны, ятрогенные раны можно разделить на острые, хронические и рефрактерные в зависимости от продолжительности раны. По степени сложности лечения ятрогенные раны можно разделить на простые раны и сложные или рефрактерные раны [25,26,27]. Кроме того, ятрогенные раны также можно разделить на чистые раны, чистые зараженные раны, зараженные раны и инфицированные раны.

Причины некоторых ятрогенных ран четко определены и могут быть легко идентифицированы, например, хирургические осложнения.Однако существуют и менее очевидные ятрогенные раны, такие как раны, вызванные сложными лекарственными взаимодействиями, которые можно выявить путем тщательного и детального исследования.

Ятрогенные раны также можно разделить на предотвратимые и неизбежные. Неизбежные ятрогенные раны обязательно вызваны самим лечением, например, вторичные раны после лечения пигментной болезни с помощью лазерной зачистки и раны донорского участка после пересадки кожи и лоскута в пластической хирургии.Чистые хирургические раны заживают без осложнений. Ятрогенные раны, которых можно избежать, включают различные вмешательства в медицинской практике, такие как имплантаты или материалы, побочные эффекты лекарств и врачебные ошибки.

Ятрогенные раны вызваны не только хирургами, но и практически любым медицинским работником, включая физиотерапевтов, радиологов, дерматологов, участковых врачей, лазерных терапевтов и медсестер. Кроме того, ятрогенные раны связаны не только с современной медициной (например,д., имплантаты, измерители радиации и электрические ножи), но также могут быть результатом традиционной медицины (например, местных традиционных китайских лекарств, банок и прижигания). Ятрогенные раны могут быть вызваны более широким использованием новых заменителей тканей, новых фотоэлектрических инструментов и новых химиотерапевтических препаратов, а также расширением показаний к лечению (например, увеличением возраста пациентов и основными заболеваниями, такими как диабет / контроль высокого кровяного давления) .

Классификация ятрогенных ран отличается от классификации других ран в зависимости от причины патогенных факторов.В зависимости от патогенных факторов ятрогенные раны можно разделить на раны, вызванные ИОХВ; раны, вызванные радиоактивным поражением; раны, нанесенные лазером, электрокоагуляцией или электрическими ножами; и раны, нанесенные наркотиками. ИОХВ являются второй по частоте причиной внутрибольничных инфекций и наиболее распространенным типом инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, и вносят существенный вклад в ежегодную заболеваемость, расходы на здравоохранение и смертность [28,29,30,31]. Ятрогенные раны, вызванные ИОХВ, часто трудно поддаются лечению.

В последние годы раны, вызванные имплантированными материалами, являются наиболее распространенным типом ятрогенных ран, и они, как правило, трудноизлечимы (рис. 2) [28,29,30,31,32,33,34]. По оценкам, ежегодный уровень инфекций, связанных с хирургическими имплантатами, может приближаться к одному миллиону [35]. В целом в США ежегодно 2,6 миллиона пациентов получают ортопедические протезы, а число инфекций, связанных с ортопедическими протезами, приближается к 112 000 (около 4,3%) [36]. Частота инфицирования после замены сустава составляет от 1% до 10%, в зависимости от типа и техники операции, местоположения тела и последующего ухода [37,38,39].Сосудистая хирургия и хирургия паха связаны с высокой частотой ИОХВ [40]. Более того, инфекции, связанные с биопленкой, вызванные Staphylococcus aureus , все чаще выявляются у пациентов, получающих внутрисосудистые катетеры, кардиостимуляторы, сосудистые трансплантаты, механические сердечные клапаны и ортопедические имплантаты [41, 42].

Рис. 2

Ятрогенные раны, вызванные инфекцией хирургической раны после имплантации имплантированных материалов в различные части тела

Число больных раком во всем мире с каждым годом резко увеличивается [43].Многим онкологическим больным требуется лучевая терапия, время и доза облучения также увеличиваются. Хотя точно оценить степень радиоактивного повреждения сложно, частота ятрогенных радиоактивных кожных ран значительно возросла.

Профилактика ятрогенных ран

Следует обращать внимание на уже существующие заболевания, время хирургического вмешательства, контаминацию ран, возраст пациента, злокачественные опухоли, нарушение обмена веществ, недоедание, подавление иммунитета, курение и т. Д. [44]. Во время операции необходимо уменьшить частую смену положения пациента.Необходимо обеспечить разумное применение хирургических инструментов, и мы должны соответствующим образом увеличить антимикробную терапию для пациентов с более длительным временем операции или чрезмерной кровопотерей. Изменять положение пациента во время операции следует осторожно, чтобы не повредить ткани. Необходимо обеспечить радикальное удаление некротических тканей в области хирургического вмешательства, чтобы предотвратить образование мертвого пространства. Во время операции необходимо тщательное наблюдение за температурой тела, чтобы избежать температурных аномалий. Необходимо обеспечить пациентам адекватное поступление питательных веществ.Метод фракционирования доз используется для минимизации риска повреждения здоровых тканей во время лучевой терапии [45]. Мониторинг заживления ран является важным аспектом всех хирургических процедур, поскольку он позволяет идентифицировать признаки и / или симптомы, возможно, связанные с хирургическими осложнениями [46].

Лечение ятрогенных ран

Принципы лечения ятрогенных ран такие же, как и при лечении других ран, хотя первые имеют свои уникальные особенности.Однако, поскольку ятрогенные раны вызваны медицинскими действиями, пациенты часто не хотят сотрудничать или психологически боятся и не хотят принимать более травматические методы лечения. Медицинский персонал должен уделять внимание психологическому лечению пациентов, чтобы избежать жалоб и эмоциональных расстройств. Таким образом, лечение ятрогенных ран, избегая вторичных травм, является сложной задачей для медицинского персонала.

Путь заживления определяется характеристиками раны при первичном обращении, и очень важно выбрать соответствующий метод лечения раны, основанный на ее способности избегать гипоксии, инфекции, чрезмерного отека и инородных тел [47].Вылечить неизбежные раны, такие как раны после лазерной обработки и раны донорского участка после удаления кожного трансплантата, относительно просто. Эти раны должны быть чистыми и сухими, и необходимо принять меры для уменьшения экссудации и предотвращения инфекции; при таких мерах большинство этих ран заживают без осложнений. В случае простых ран необходимо контролировать инфекцию, чтобы предотвратить углубление раны; большинство этих ран заживают в течение 1-2 недель. При сложных или рефрактерных ранах необходимо подбирать комплексное лечение, исходя из состояния раны.Эти раны могут потребовать различных стратегий лечения, включая нутритивную поддержку, экзогенные факторы роста, хитозан, гипербарический кислород, концентрат тромбоцитов, экзогенный альгинат или биологические повязки, санацию и хирургическое вмешательство [48, 49].

Поскольку раны, вызванные SSI, составляют большую часть ятрогенных ран, были разработаны рекомендации по профилактике и лечению SSI. Лечение ИОХВ включает различные комплексные методы лечения, такие как догоспитальные вмешательства, стационарные вмешательства и уход после выписки после разрезов [50].

В случае не ятрогенных ран все инородные тела, присутствующие в ране, должны быть удалены. Аналогичным образом, в случае ятрогенных ран, связанных с имплантатом, имплант должен быть удален, а затем заменен через 4-6 месяцев. Однако в некоторых случаях имплантат дорог или необходим пациенту, например, кардиостимуляторы, силиконовые грудные имплантаты, искусственные сосудистые трансплантаты и перипротезные суставы [51, 52]. В таких случаях может быть проведено спасательное лечение, и, если необходимо, должна быть проведена спасательная операция, чтобы как можно дольше сохранить имплантаты и минимизировать повреждение пациента.Удаление раны и фиксация протеза могут улучшить качество жизни пациентов и снизить затраты [53]. Byren et al. [54] показали, что эффективность 112 инфицированных артропластиков, обработанных санацией раны, антибиотиками и удержанием имплантата, составила 81%. Систематический обзор литературы Maillet et al. сообщили, что хирургическая обработка раны и удержание протеза в сочетании с длительным лечением антимикробными препаратами может быть выгодной альтернативой замене артропластики для ослабленных пациентов [55].

Обзор литературы показал, что лечение ятрогенных ран, связанных с имплантатами, обычно включает следующее [44, 52, 56, 57, 58] (рис.3): (1) борьба с системной инфекцией; (2) местная обработка раны для удаления некротической ткани; (3) очистка ран и обработка раны для удержания имплантатов с последующим повторным промыванием с помощью пистолета для промывки под высоким давлением, перекисью водорода и физиологическим раствором и, наконец, терапия раны при отрицательном давлении; и (4) хорошо васкуляризованный кожно-мышечный лоскут, закрывающий рану. Когда вокруг раны нет подходящей ткани, протез можно закрыть капсулой. Вторичное закрытие этих ран обычно бывает успешным у пациентов без сопутствующих системных заболеваний и при достаточном и хорошо васкуляризованном покрытии мягких тканей.Успешное спасение офтальмологических и грудных имплантатов у пациентов с инфицированными ранами было достигнуто с помощью вышеуказанного метода в Китае и других странах [57, 58]. Послеоперационное наблюдение необходимо для профилактики и контроля гематом, инфекций и некроза кожного лоскута. Кроме того, для ран, подверженных столбняку, необходимо правильное лечение. Однако избежать рецидива инфекции имплантата сложно, и в некоторых случаях удаление имплантата неизбежно. Для последующего покрытия раны кожным трансплантатом или кожным лоскутом может применяться вакуумный дренаж.

Рис. 3

Блок-схема лечения ятрогенной раны включает общие методы лечения и лечение обнажения имплантата

Ятрогенные события во время лечения

Когда медикаментозное или хирургическое лечение вызывает новое заболевание или травму, результат считается ятрогенным. Если вы или ваш ребенок обращаетесь за медицинской помощью, один из ваших худших опасений может заключаться в том, что в результате лечения что-то может пойти не так. Ятрогенное событие может либо усложнить ваше текущее заболевание, либо вызвать проблемы со здоровьем, не связанные с заболеванием, от которого вы в первую очередь обращались за лечением.

Дэвид Сакс / Getty Images

Подобные ситуации редко бывают преднамеренными, хотя медицинские работники являются людьми и могут допускать ошибки. Хотя вы не можете исключить риск ятрогенного события, есть вещи, которые вы можете сделать, чтобы снизить его.

Примеры ятрогенных событий

«Ятрогенный» происходит от греческого языка. « Iatros » означает врач или целитель, а « gennan » означает «в результате». Следовательно, слово буквально означает «в результате врачебной помощи»."

Ятрогенные события могут быть вызваны любым количеством медицинских оплошностей или ошибок. Они могут возникнуть во время пребывания в больнице или обычного посещения врача, и нет единой причины, состояния здоровья или обстоятельств, связанных с этими явлениями. Ятрогенные события могут привести к физическим, умственным или эмоциональным проблемам или, в некоторых случаях, даже к смерти.

Вот несколько примеров ятрогенных событий:

  • Если вы заразились из-за того, что врач или медсестра не вымыли руки после прикосновения к предыдущему пациенту, это будет считаться ятрогенной инфекцией.
  • Если у вас была операция и была удалена не та почка или заменено не то колено, это будет считаться ятрогенной травмой.
  • Если вам выписали рецепт на лекарства, которые, как известно, взаимодействуют друг с другом, но не проинформированы о риске, неблагоприятный исход будет считаться ятрогенным эффектом.
  • Если психологическая терапия приводит к ухудшению психического состояния, такой исход считается ятрогенным заболеванием.

Разные перспективы

Если новое заболевание или травма вызваны медицинской помощью, оказанной врачом или другим медицинским работником, они классифицируются как ятрогенные.Хотя это может показаться простым, пациенты, поставщики медицинских услуг, больницы и юристы могут по-разному смотреть на эти события.

Как пациент или родитель пациента, вы были бы озабочены тем, чтобы узнать, не заболели бы вы или не пострадали, если бы не связались с системой здравоохранения. Ваши приоритеты - знать, каковы ваши краткосрочные и долгосрочные результаты.

Ваши врачи, медсестры и терапевты сосредоточены на принятии мер предосторожности, чтобы избежать медицинской ошибки, которая может считаться ятрогенным явлением.Эти ошибки, конечно, никогда не бывают преднамеренными, но они не менее вредны для пациента. В то же время известно, что некоторые рекомендуемые методы лечения могут вызывать побочные эффекты, и ваша медицинская бригада вместе с вами взвесит все за и против этих методов лечения и предупредит вас о рисках.

Больницы заботятся о предотвращении ятрогенных событий, но они, как правило, смотрят на картину в целом, выявляя тенденции и области, над которыми нужно работать для общесистемного улучшения.

А правовая и государственная системы, как правило, больше озабочены точным определением того, что составляет ятрогенное событие.

Как часто они возникают

По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), «в любой день примерно у одного из 25 пациентов больницы есть по крайней мере одна инфекция, связанная с оказанием медицинской помощи». Но общее количество всех типов ятрогенных явлений трудно определить.

Есть ряд причин для этого:

  • Сообщаемая статистика, как правило, сосредоточена на смертях, а не на всех побочных эффектах, в основном потому, что смерть легче определить.
  • Некоторые исследования проводятся для сбора данных об очень конкретных исходах, таких как ятрогенное повреждение селезенки. Несмотря на то, что многочисленные исследования затрудняют подсчет общего числа ятрогенных явлений, они полезны при создании профилактических методов, поскольку они настолько целенаправленны.
  • Может быть трудно определить, было ли событие ятрогенным. Если кто-то испытал рвоту и обезвоживание в результате приема антибиотиков, которые помогли избавиться от инфекции, это может считаться или не считаться ятрогенным.
  • Многие события остаются незамеченными либо из-за непризнания, либо из-за страха со стороны поставщика медицинских услуг, либо из-за нечеткой системы отчетности.

Что можно сделать, чтобы предотвратить ятрогенные события

Как пациент или родитель, вы можете предпринять несколько шагов, чтобы предотвратить ятрогенные события с вами или вашими близкими:

  • Постарайтесь понять, что вы лечите, и задайте столько вопросов, сколько вам нужно, чтобы успокоить свой ум.
  • После любых процедур помните о любых возможных побочных эффектах и ​​немедленно обратитесь к врачу, если вы заметите что-либо опасное.
  • Постарайтесь привести на прием к врачу члена семьи или надежного друга. Хотя вы должны предоставить свою историю болезни и список лекарств и аллергий, вы можете забыть некоторые подробности, когда заболеете. Этот дополнительный набор глаз и ушей может предоставить вам ценную информацию для вашего ухода.
  • Четко и уважительно общайтесь со своим лечащим врачом. Исследования показывают, что те, кто это делают, обычно получают более качественный уход.

Слово от Verywell

Снижение ятрогенных явлений - важная цель для любой системы здравоохранения или правительства, поскольку это предотвращает болезни, боль, дискомфорт и даже смерть.Когда политика и финансирование направлены на создание совместной и продуктивной среды здравоохранения для предотвращения медицинских ошибок, могут быть очень хорошие результаты.

Например, Партнерство для пациентов (PfP) было создано как национальная инициатива, спонсируемая Департаментом здравоохранения США и Центрами социальных служб для служб Medicare и Medicaid для снижения предотвратимых состояний, приобретенных в больницах, в системе здравоохранения военнослужащих (MHS). Программа все еще продолжается, и первые инициативы снизили количество случаев заболевания, приобретенного в больнице, на 15.8 процентов и снижение повторных госпитализаций на 11,1 процента, что демонстрирует, что хорошо организованные процессы могут снизить количество ятрогенных событий.

Ятрогенная травма | SpringerLink

Раздел

  • 9 Цитаты
  • 1,9 км Загрузки
Часть Обзоры судебной патологии серия книг (FPR, том 3)

Abstract

Ятрогенез, индукция заболеваний в результате деятельности врачей и, в более широком смысле, всех других клиницистов здравоохранения, лучше всего может рассматриваться как травма, связанная с побочными эффектами или несчастными случаями, связанными с медицинское лечение, включая различные диагностические и инвазивные процедуры, которым пациент подвергался в любое время и которые могут привести к серьезным заболеваниям или смерти.Он охватывает весь спектр преимущественно периоперационных и непериоперационных осложнений, а также комбинированные и сложные формы ятрогенного повреждения, которые могут вызвать или способствовать смерти пациентов, чья смерть может затем стать предметом обязательных судебно-медицинских расследований и, вполне возможно, гражданское судопроизводство. Соответственно, фатальный ятрогенез должен рассматриваться как входящий в сферу судебно-медицинской патологии, и что подробное расследование ятрогенных смертей представляет собой существенный судебно-медицинский вклад в предотвращение травм, медицинский аудит, постоянное улучшение здравоохранения, а также выяснение и разрешение по сопутствующим клинико-патологическим и судебно-медицинским вопросам.Процесс раскрытия ятрогенных причин периоперационного кровотечения, сепсиса, травм, эмболических явлений, сердечно-сосудистых и цереброваскулярных событий, осложнений, связанных с анестезией, интервенционной радиологией и лучевой терапией, побочных эффектов и реакций на лекарства, а также множества загадочных, загадочных и даже неясные условия - это затяжной и, надо признать, утомительный процесс. Однако, приняв его, лечащий судебно-медицинский патологоанатом должен разработать судебно-медицинское вскрытие как инструмент для почти безграничных клинико-патологических и судебно-медицинских исследований, проводимых в общественных интересах.Нет никаких сомнений в том, что ятрогенез - обширная и увлекательная тема, затрагивающая практически все области медицины. В этом контексте судебно-патологоанатомическая оценка ятрогенеза со смертельным исходом может служить каналом для того, чтобы судебная патология прочно вошла в медицинскую практику и положительно повлияла на ее разностороннее развитие, во многом так же, как она способствовала общественной безопасности в целом.

Ключевые слова

Ятрогенез периоперационные летальные исходы осложнения после анестезии побочные реакции на лекарства судебно-медицинское вскрытие

Это предварительный просмотр содержания подписки,

войдите в

, чтобы проверить доступ.

Предварительный просмотр

Невозможно отобразить предварительный просмотр. Скачать превью PDF.

Ссылки

  1. 1.

    Sharpe VA, Faden AI (1998) Medical Harm. Исторические, концептуальные и этические аспекты ятрогенного заболевания. Издательство Кембриджского университета, Кембридж, стр. 1.

    Google Scholar
  2. 2.

    Walton J, Barondes JA, Lock S (1994) The Oxford Medical Companion. Oxford University Press, Oxford, p. 397.

    Google Scholar
  3. 3.

    Шарп В.А., Фаден А.И. (1998) Medical Harm. Исторические, концептуальные и этические аспекты ятрогенного заболевания. Издательство Кембриджского университета, Кембридж, стр. 137–140.

    Google Scholar
  4. 4.

    Бреннан Т.А., Липе Л.Л., Лэрд Н.М. и др. (1991) Частота нежелательных явлений и халатности у госпитализированных пациентов. N Engl J Med 324, 370–376.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  5. 5.

    Кон Л.Т., Корриган М.Дж., Дональдсон М.С. (2000) Человек ошибается: создание более безопасной системы здравоохранения.Институт медицины, Национальная академия прессы, Вашингтон, округ Колумбия, стр. 1-2.

    Google Scholar
  6. 6.

    Chartran F (1999) Медицинские ошибки убивают почти 100 000 американцев в год. BMJ 319, 1519.

    Google Scholar
  7. 7.

    Chartan F (2000) Сенаторы вносят законопроект о повышении безопасности пациентов. BMJ 320, 465.

    CrossRefGoogle Scholar
  8. 8.

    Woods D (2000) Оценка 98 000 смертей от медицинских ошибок слишком низкая, говорит специалист.BMJ 320, 1362.

    CrossRefGoogle Scholar
  9. 9.

    Saukko P, Knight B (2004) Knight’s Forensic Pathology, 3-е изд. Арнольд, Лондон, стр. 480–491.

    Google Scholar
  10. 10.

    Grocott MPW, Ingram S (2003) Периоперационная смерть. В Пейн-Джеймс Дж., Бусуттил А., Смок А., ред., Судебная медицина: клинические и патологические аспекты, Greenwich Medical Media, Лондон, стр. 201–212.

    Google Scholar
  11. 11.

    Juvin P, Teissiere F, Brion F, Desmonts JM, Durigon M (2000) Послеоперационные иски о смерти и халатности: полезно ли вскрытие? Anesth Analg 91, 344–346.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  12. 12.

    Lau G (1995) Периоперационная смерть: сравнительное исследование вскрытий коронера в периоды 1989–1991 и 1992–1994 годов. Ann Acad Med Singapore 25, 509–515.

    Google Scholar
  13. 13.

    Lau G (2000) Периоперационная смерть: дальнейший сравнительный обзор вскрытий коронера с особым упором на возникновение ятрогенных смертельных травм. Ann Acad Med Singapore 29, 486–497.

    PubMedGoogle Scholar
  14. 14.

    Шанкс Дж. Х., Мак-Клагэдж Дж., Андерсон Н. Х., Тонер П. Г. (1990) Значение аутопсии в периоперационной смерти. Дж. Клин Патол 43, 193–195.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  15. 15.

    Sonderegger-Iseli K, Burger S, Muntwyler J, Salomon F (2000) Диагностические ошибки в трех медицинских эпохах: исследование аутопсии. Ланцет 355, 2027–2031.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  16. 16.

    O’Grady G (2003) Смерть во время вскрытия трупа. BMJ 327, 802–804.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  17. 17.

    Wong JWW, Tong MC, Tan NC, Lim YC, Ong KK (1990) Обструкция левой главной коронарной артерии: хирургический опыт с 93 пациентами. Ann Acad Med Singapore 19, 37–40.

    PubMedGoogle Scholar
  18. 18.

    Saw H (1990) Хирургия коронарного шунтирования у пожилых людей. Ann Acad Med Singapore 19, 45–50.

    PubMedGoogle Scholar
  19. 19.

    Levi M, Cromheecke ME, de Jonge E, et al. (1999) Фармакологические стратегии уменьшения чрезмерной кровопотери в кардиохирургии: метаанализ клинически значимых конечных точек.Ланцет 354, 1940–1947.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  20. 20.

    Angelini GD, Taylor FC, Reeves BC, Ascione R (2002) Ранние и среднесрочные результаты после операций без помпы и с помпой в исследованиях «Биение сердца против кардиоплегической остановки сердца» (BHACAS 1 и 2): объединенный анализ двух рандомизированных контролируемых испытаний. Ланцет 359, 1194–1199.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  21. 21.

    Lau G (1994) Смертельное кровоизлияние после внутриаортальной баллонной контрпульсации: описание случая и краткий обзор его клинико-патологических и медико-правовых аспектов.Закон о медицине 34, 111–116.

    PubMedGoogle Scholar
  22. 22.

    Goldberger M, Tabak SW, Shah PK (1986) Клинический опыт внутриаортальной баллонной контрпульсации у 112 последовательных пациентов. Am Heart J 111, 497–502.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  23. 23.

    Gottlieb SO, Brinker JA, Borkon AM, et al. (1984) Идентификация пациентов с высоким риском осложнений внутриаортальной баллонной контрпульсации: многомерный анализ факторов риска.Am J Cardiol 53, 1135–1139.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  24. 24.

    Iverson LIG, Herfindahl G, Ecker RR, et al. (1987) Сосудистые осложнения при внутриаортальной баллонной контрпульсации. Am J Surg 154, 99–103.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  25. 25.

    Kantrowitz A, Wasfie T., Freed PS, Rubenfire M, Wajszczuk W., Schork MA (1986) Внутриаортальная баллонная накачка, 1967–1982: анализ осложнений у 733 пациентов. Am J Cardiol 57, 976–983.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  26. 26.

    Piccinino F, Sagnelli E, Pasquale G, Giusti G (1986) Осложнения после чрескожной биопсии печени. Многоцентровое ретроспективное исследование 68 276 биопсий. J Hepatol 2, 165–173.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  27. 27.

    McGill DB, Rakela J, Zinmeister AR, Ott BJ (1990) 21-летний опыт лечения обширного кровотечения после чрескожной биопсии печени. Гастроэнтерология 99, 1396–1400.

    PubMedGoogle Scholar
  28. 28.

    Вотье Г., Скотт Б., Дженкинс Д. (1994) Биопсия печени - слепая или управляемая? BMJ 309, 1455–1456.

    PubMedGoogle Scholar
  29. 29.

    Lau G, Lai SH (2001) Фатальное забрюшинное кровоизлияние: необычное осложнение чрескожной эндоскопической гастростомии. Судебно-медицинская экспертиза 116, 69–75.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  30. 30.

    Cuschieri A (1999) Технология для хирургии минимального доступа. BMJ 319, 1304.

    PubMedGoogle Scholar
  31. 31.

    Ферриман (1998) Хирурги проводят слишком много операций у умирающих пациентов. BMJ 318, 728–730.

    Google Scholar
  32. 32.

    Aster JC (2005) Эритроциты и нарушения свертываемости крови. In Kumar V, Abbas AK, Fausto N., eds., Robbins and Cotrain Pathologic Basis of Disease, 7-е изд., Elsvier Saunders, Philadelphia, PA, pp. 656–659.

    Google Scholar
  33. 33.

    Earnshaw JJ, Shaw E, Whyman MR, Poskitt KR, Heather BP (2004) Скрининг аневризм брюшной аорты у мужчин.BMJ 328, 1122–1124.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  34. 34.

    Ashton HA, Buxton MJ, Day NE, et al. (2002) Многоцентровая группа по скринингу аневризмы (MASS) по изучению влияния скрининга аневризмы брюшной аорты на смертность у мужчин: рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет 360, 1531–1539.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  35. 35.

    Greenhalgh RM (2004) Национальная программа скрининга аневризмы аорты. BMJ 328, 1087–1088.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  36. 36.

    Irvine CD, Shaw E, Poskitt KR, Whyman MR, Earnshaw JJ, Heather BP (2000) Сравнение уровня смертности после планового восстановления аневризмы аорты, обнаруженной либо путем скрининга, либо случайно. Eur J Vasc Endosvasc Surg 20, 374–378.

    Google Scholar
  37. 37.

    Wagenknecht LE, Furberg CD, Hammon JW, Legault C, Troost BT (1995) Хирургическое кровотечение: неожиданный эффект антагониста кальция. BMJ 310, 776–777.

    PubMedGoogle Scholar
  38. 38.

    Zuccala G, Pahor M, Landi F, et al. (1997) Использование антагонистов кальция и необходимость периоперационного переливания у пожилых пациентов с переломом шейки бедра: обсервационное исследование. VMJ 314, 643–644.

    Google Scholar
  39. 39.

    Lau G (1995) Ятрогенное фатальное кровоизлияние при терминальной стадии почечной недостаточности: серия из трех случаев. Судебно-медицинская экспертиза 73, 117–124.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  40. 40.

    Teare L, Cookson B, Stone S (2001) Гигиена рук.BMJ 323, 411–412.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  41. 41.

    Национальное аудиторское управление (2000) Управление и контроль внутрибольничных инфекций в трестах NHS в Англии. Канцелярские товары, Лондон (

    http://www.nao.gov.uk

    ).

    Google Scholar
  42. 42.

    Лабораторная служба общественного здравоохранения (2000 г.) Национальная схема эпиднадзора за внутрибольничными инфекциями (1997–9). PHLS, Лондон.

    Google Scholar
  43. 43.

    Pratt RJ, Pellowe C, Loveday HP, Robinson N, Smith GW, Barrett S и др.(2001) Эпический проект: разработка национальных научно-обоснованных рекомендаций по профилактике инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи. Фаза I: Рекомендации по профилактике внутрибольничных инфекций. J Hosp Infect 47, Suppl, S3 – S82.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  44. 44.

    Reiss I, Borkhardt A, Fussle R, Sziegoleit A, Gortner L (2000) Дезинфицирующее средство, зараженное Klebsiella oxytoca как источником сепсиса у младенцев. Ланцет 356, 310–311.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  45. 45.

    О’Лири М., Бихари Д. (1998) Центральные венозные катетеры - время для перемен? BMJ 316, 1918.

    PubMedGoogle Scholar
  46. 46.

    Dobbins BM, Kite P, Wilcox MH (1999) Диагностика сепсиса, связанного с центральным венозным катетером - критический взгляд изнутри. Дж. Клин Патол 52, 165–172.

    PubMedGoogle Scholar
  47. 47.

    Hall C, Dorricott NJ, Donovan IA, Neoptolemos JP (1991) Перфорация толстой кишки во время колоноскопии: хирургическое или консервативное лечение.Br J Surg 78, 542–544.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  48. 48.

    Christie JP, Marrazzo J (1991) «Мини-перфорация» толстой кишки - не все перфорации после полипэктомии требуют лапаротомии. Dis Colon Rectum 34, 132–135.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  49. 49.

    Фарли Д. Р., Бэннон М. П., Зитлоу С. П., Пембертон Дж. Х., Илструп Д. М., Ларсон Д. Р. (1997) Управление колоноскопической перфорацией. Mayo Clin Proc 72, 729–733.

    PubMedGoogle Scholar
  50. 50.

    Tham TCK, Carr-Locke DL (1999) Эндоскопическое лечение камней желчных протоков у пожилых людей. BMJ 318, 617–618.

    PubMedGoogle Scholar
  51. 51.

    Freeman ML, Nelson DB, Sherman S, Haber GB, Herman ME, Dorsher PJ, et al. (1996) Осложнения эндоскопической билиарной сфинктеротомии. N Engl J Med 335, 909–918.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  52. 52.

    Targarona EM, Ayuso RMP, Bordas JM, et al. (1996) Рандомизированное исследование эндоскопической сфинктеротомии с оставленным желчным пузырем in situ по сравнению с открытой операцией по поводу камней общего желчного протока у пациентов из группы высокого риска.Ланцет 347, 926–929.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  53. 53.

    Woods MS, Shellito JL, Santoscoy GS, et al. (1994) Утечка пузырного протока при лапароскопической холецистекомии. Am J Surg 168, 560–563.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  54. 54.

    Wise US, Glick GL, Landeros M (1996) Утечка пузырного протока после лапароскопической холецистэктомии. Многопрофильное исследование. Surg Endosc 10, 1189–1193.

    CrossRefGoogle Scholar
  55. 55.

    Баркун А.Н., Резиег М., Мехта С.Н. и др.(1997) Постхолецистэктомические утечки желчевыводящих путей в эпоху лапароскопии: факторы риска, клинические проявления и лечение. Gastrointest Endosc 45, 277–282.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  56. 56.

    Adamsen S, Hansen OH, Funch-Jensen P, Schulze S, Stage JG, Wara P (1997) Повреждение желчного протока во время лапароскопической холецистекомии: проспективное общенациональное исследование. J Am Coll Surg 184, 571–578.

    PubMedGoogle Scholar
  57. 57.

    Paul A, Troidl H, Peters S (1994) Смертельная ишемия кишечника после лапароскопической холецистэктомии.Br J Surg 81, 1207.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  58. 58.

    Terpstra OT (1996) Лапароскопическая холецистэктомия: обратная сторона медали. BMJ 312, 1375–1376.

    PubMedGoogle Scholar
  59. 59.

    Macintyre IMC, Wilson RG (1993) Лапароскопическая холецистэктомия. Br J Surg 80, 552–559.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  60. 60.

    Gouma DJ, Go PM (1994) Повреждение желчных протоков во время лапароскопической и традиционной холецистэктомии.J Am Coll Surg 178, 229–233.

    PubMedGoogle Scholar
  61. 61.

    Gottlieb S (2003) Повреждение желчного протока во время холецистетомии почти в три раза увеличивает риск смерти. BMJ 327, 946.

    CrossRefGoogle Scholar
  62. 62.

    Flum DR, Cheadle A, Prela C, Dellinger P, Chan L (2003) Повреждение желчного протока во время холецистэктомии и выживаемость у получателей Medicare. JAMA 290, 2168–2173.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  63. 63.

    Molloy RG, Kingsmere D (2000) Опасный для жизни тазовый сепсис после геморроидэктомии скобами.Lancet 355, 810.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  64. 64.

    Fazio VW (2000) Первые перспективы технологии сшивания скобками для геморроидэктомии. Ланцет 355, 768–769.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  65. 65.

    Cheetham MJ, Mortensen NJM, Nystrom P, Kamm MA, Phillips RKS (2000) Постоянная боль и позывы к фекалиям после геморроидэктомии с помощью скоб. Ланцет 356, 730–733.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  66. 66.

    Larkin M (1997) ТБ, передающийся через зараженные бронхоскопы.BMJ 350, 1009.

    Google Scholar
  67. 67.

    Аджертон Т., Валвей С., Гор Б. и др. (1997) Передача штамма с высокой лекарственной устойчивостью (штамм W1)

    Myocbacterium tuberculosis

    . Вспышка болезни и носкомиальная передача через зараженный бронхоскоп. JAMA 278, 1073.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  68. 68.

    Gliemroth J, Heise S, Missler U (1996) 64-летний мужчина с диабетом и восходящей параплегией. Ланцет 347, 516.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  69. 69.

    Dunn J (1996) Водоросли убивают диализных пациентов в Бразилии. BMJ 312, 1183–1184.

    PubMedGoogle Scholar
  70. 70.

    Katherine MJ, Shakir M, Perper J (1993) Fatal

    Clostridium perfringens

    и

    Escherichia coli

    сепсис после аборта с инстилляцией мочевины. Am J Forensic Med Pathol 14, 151–154.

    Google Scholar
  71. 71.

    Simini B (1999) Операция липосакции в Италии приводит к

    Streptococcus pyogenes

    сепсису.Lancet 353, 1164.

    CrossRefGoogle Scholar
  72. 72.

    Froth A, Joyce R, Johnson A (2001) Ятрогенный vCJD от хирургических инструментов. BMJ 322, 1558–1559.

    CrossRefGoogle Scholar
  73. 73.

    Hill F, Butterworth RJ, Joiner S, et al. (1999) Исследование варианта болезни Крейцфельдта-Якоба и других прионных заболеваний человека с помощью биоптатов миндалин. Ланцет 353, 183–189.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  74. 74.

    Бернулли К., Зигфрид Дж., Баумгартнер Дж. И др.(1977) Опасность случайной передачи болезни Крейтцфельдта-Якоба от человека к человеку при хирургическом вмешательстве. Lancet 1, 478.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  75. 75.

    Zobeley E, Flechsig E, Corrizio A, Enari M, Weissman C (1999) Инфекция прионов скрепи, связанных с поверхностью из нержавеющей стали. Мол Мед 5, 240–243.

    PubMedGoogle Scholar
  76. 76.

    Uno Y, Morita T (1997) Перфорация толстой кишки и серозные разрывы, связанные с колоноскопией. Ланцет 349, 1888 г.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  77. 77.

    Козарек Р.А., Эрнест Д.Л., Сильверстайн М.Э., Смит Р.Г. (1980) Повреждение толстой кишки, вызванное давлением воздуха, во время диагностической колоноскопии. Гастроэнтерология 78, 7–14.

    PubMedGoogle Scholar
  78. 78.

    Ehrlich CP, Hall FM, Joff N (1984) Постендоскопическая перфорация нормальной толстой кишки в области, удаленной от инструментов. Gastrointest Endosc 30, 190–191.

    PubMedGoogle Scholar
  79. 79.

    Hofmann HS, Rettig G, Radke J, Neef H, Silber RE (2002) Ятрогенные разрывы трахеобронхиального дерева.Eur J Cardiothorac Surg 21, 649–652.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  80. 80.

    Hruban RH, Wilentz RE (2005) Поджелудочная железа. In Kumar V, Abbas AK, Fausto N, eds., Robbins and Cotran Pathologic Basis of Disease, 7-е изд., Elsevier Saundus, Philidelphia, PA, pp. 942–948.

    Google Scholar
  81. 81.

    Cuschieri A, Fayers P, Fielding J, et al. (1996) Послеоперационная заболеваемость и смертность после D

    1

    и D

    2

    резекций по поводу рака желудка: предварительные результаты рандомизированного контролируемого хирургического исследования MRC.Ланцет 347, 995–999.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  82. 82.

    Botterill I, Miller G, Dexter S, Martin I (1998) Смерти после отсроченного распознавания чрескожной эндоскопической миграции гастростомической трубки. BMJ 317, 524–525.

    PubMedGoogle Scholar
  83. 83.

    Chowdhury MA, Batey R (1996) Осложнения и исход чрескожной эндоскопической гастростомии у разных групп пациентов. J Gastroenterol Hepatol 11, 835–839.

    PubMedGoogle Scholar
  84. 84.

    Калтон В.К., Мартиндейл Р.Г., Гуден С.М. (1992) Осложнения чрескожной эндоскопической гастростомии. Mil Med 157, 358–360.

    PubMedGoogle Scholar
  85. 85.

    Feussner H, Hannig CH, Weiser HF (1989) Трансжелудочная перфорация чрескожного эндоскопического зонда для кормления с летальным исходом. Эндоскопия 21, 45–46.

    PubMedGoogle Scholar
  86. 86.

    Walter R, Ennemoser O, Tributsch W, Ambach E (1995) Ятрогенные разрывы желудка после баллонной тампонады.Am J Forensic Med Pathol 16, 135–139.

    Google Scholar
  87. 87.

    Lewandrowski KB, Southern JF, Medeiros J, Jacobs M (1989) Аортопищеводный свищ, возникающий как осложнение длительного введения назогастрального зонда. Human Pathol 20, 709–711.

    CrossRefGoogle Scholar
  88. 88.

    Sosnowik D, Greenberg R, Bank S, Graver M (1988) Аортопищеводный свищ: ранние и поздние эндоскопические особенности. Am J Gastroenterol 83, 1401–1404.

    PubMedGoogle Scholar
  89. 89.

    Wasmuth H, Verhage CC (1989) Гематемезис из-за свища между аортой и пищеводом, а затем из-за свища между левой общей сонной артерией и пищеводом. Acta Chir Scand 155, 67–69.

    PubMedGoogle Scholar
  90. 90.

    Borrero E, Aylward CA, Logan WD (1989) Аортоэзофагеальный свищ: раннее послеоперационное осложнение при дистальном анастомозе аортального трансплантата. South Med J 82, 927–930.

    PubMedGoogle Scholar
  91. 91.

    Gray TC, Mittleman RE, Wetli CV, Horowitz S (1988) Аортопищеводный свищ и внезапная смерть.Am J Forensic Med Pathol 9, 19–22.

    PubMedGoogle Scholar
  92. 92.

    Tessier DJ, Stone WM, Fowl RJ, et al. (2003) Клинические особенности и лечение псевдоаневризмы селезеночной артерии: серия случаев и совокупный обзор литературы. J Vasc Surg 38, 969–974.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  93. 93.

    Adam A (1995) Установка долгосрочных центральных венозных катетеров: время для нового взгляда. BMJ 311, 341–342.

    PubMedGoogle Scholar
  94. 94.

    Muhm M (2002) Центральный венозный доступ под ультразвуковым контролем (2002) BMJ 325, 1373–1374.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  95. 95.

    Hind D, Calvert N, McWilliams R, et al. (2003) Ультразвуковые локационные устройства для канюляции центральной вены: метаанализ. BMJ 327, 361–367.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  96. 96.

    Zeien LB, Noguchi TT (1992) Смертельный гидроторакс, связанный с катетеризацией подключичной вены для гемодиализа. Am J Forensic Med Pathol 13, 326–328.

    PubMedGoogle Scholar
  97. 97.

    Byard RW, Koszyca B, Qiao M (2001) Неожиданная детская смерть из-за редкого осложнения вентрикулоперитонеального шунтирования. Am J Forensic Med Pathol 22, 207–210.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  98. 98.

    Castiglione AG, Bruzzone E, Burrello C, Pisani R, Ventur F, Canale M (1998) Внутричерепное введение назогазрального зонда в случае смертельной травмы головы. Am J Forensic Med Pathol 19, 329–334.

    CrossRefGoogle Scholar
  99. 99.

    Lau G (2002) Растет ли материнская смертность в Сингапуре? Обзор материнской смертности, отраженный в клинических исследованиях с 1990 по 1999 год. Ann Acad Med Singapore 31, 261–275.

    PubMedGoogle Scholar
  100. 100.

    Шеннан А., Бьюли С. (2001) Как управлять донорскими родами. BMJ 323, 244–245.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  101. 101.

    Hall MH, Bewley S (2001) Материнская смертность и способ родоразрешения. Ланцет 354, 776.

    CrossRefGoogle Scholar
  102. 102.

    Waterstone M, Bewley S, Wolfe C (2001) Заболеваемость и предикторы тяжелой акушерской заболеваемости: исследование случай-контроль. BMJ 322, 1089–1094.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  103. 103.

    Wagner M (2000) Выбор кесарева сечения. Ланцет 356, 1677–1680.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  104. 104.

    Josefson D (2001) Вагинальные роды после кесарева сечения в три раза увеличивают риск разрыва матки. BMJ 323, 68.

    CrossRefGoogle Scholar
  105. 105.

    Лайдон-Рошель М., Холт В.Л., Истерлинг Т.Р., Мартин Д.П. (2001) Риск разрыва матки во время родов у женщин, перенесших ранее кесарево сечение. N Engl J Med 345, 3–8.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  106. 106.

    Plauche WC (1980) Подпаловая гематома. Осложнение инструментального родоразрешения. JAMA 24, 1597–1598.

    CrossRefGoogle Scholar
  107. 107.

    Plauche WC (1979) Черепные травмы плода, связанные с родами с использованием вакуумного экстрактора Malmstrom.Акушерский гинекол 53, 750–757.

    PubMedGoogle Scholar
  108. 108.

    Mohammed G, Ahmed M (2003) Серьезное внутричерепное кровоизлияние у плода, связанное с вакуумным экстрактором. Br J Obstet Gynecol 110, 436–438.

    Google Scholar
  109. 109.

    Choudhari K, Choudhari Y (2003) Кровоизлияние в заднюю ямку у недоношенного ребенка после родов с помощью вакуума. Br J Obstet Gynecol 110, 787.

    Google Scholar
  110. 110.

    Kent A, Lemyre B, Losley-Millman M, Pes B (2001) Кровоизлияние в заднюю ямку у недоношенного ребенка после родов с помощью вакуума.Br J Obstet Gynecol 108, 1008–1010.

    CrossRefGoogle Scholar
  111. 111.

    Hanigan WC, Morgan AM, Stahlbert LK, Hiller JL (1990) Тенториальное кровотечение, связанное с вакуумной экстракцией. Педиатрия 85, 534–539.

    PubMedGoogle Scholar
  112. 112.

    Huang LT, Lui CC (1995) Тенториальное кровотечение, связанное с вакуум-экстракцией у новорожденного. Педиатр Радиол 25, Дополнение 1, S230 – S231.

    PubMedGoogle Scholar
  113. 113.

    Vacca A (2001) Оперативные роды через естественные родовые пути: клиническая оценка нового устройства вакуумной экстракции.Aust N Z J Obstet Gynecol 41, 156–160.

    Google Scholar
  114. 114.

    Wolf DA (2001) Heimlich Trauma. Am J Forensic Med Pathol 22, 65–67.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  115. 115.

    Pekka S, Knight B (2004). Судебная патология Найта, 3-е изд. Арнольд, Лондон, стр. 40–41.

    Google Scholar
  116. 116.

    Lau G (1994) Случай внезапной материнской смерти, связанной с реанимационным повреждением печени. Судебно-медицинская экспертиза 67, 127–132.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  117. 117.

    Фитчет А., Нил Р., Баннистер П. (2001) Травма селезенки, осложняющая сердечно-легочную реанимацию. BMJ 322, 480–481.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  118. 118.

    Lau G (1995) Легочная тромбоэмболия - не редкость - результаты и последствия пятилетнего исследования 116 вскрытий. Ann Acad Med Singapore 24, 356–365.

    PubMedGoogle Scholar
  119. 119.

    Lau G, Thamboo TP, Lai SH (2003) Смертельная легочная тромбоэмболия в Сингапуре: что-то изменилось? Закон о медицине 43, 307–314.

    PubMedGoogle Scholar
  120. 120.

    Owing JT, Kraut E, Battistella F, Cornelius JT, O’Malley R (1997) Время возникновения тромбоэмболии легочной артерии у пациентов с травмами. Arch Surg 132, 862–867.

    Google Scholar
  121. 121.

    Knight B, Zaini MRS (1980) Легочная эмболия и венозный тромбоз: частота встречаемости и предрасполагающие факторы за 70 лет. Am J Forensic Med Pathol 1, 227–232.

    PubMedGoogle Scholar
  122. 122.

    Mandelli V, Schmid C, Zogno C, Morpurgo M (1997) «Ложноотрицательные результаты» и «ложноположительные результаты» при острой тромбоэмболии легочной артерии: клиническое патологоанатомическое сравнение. Cardiologia 42, 205–210.

    PubMedGoogle Scholar
  123. 123.

    Morgenthaler TI, Ryu JH (1995) Клинические характеристики фатальной тромбоэмболии легочной артерии в специализированной больнице. Mayo Clin Proc 70, 417–424.

    PubMedGoogle Scholar
  124. 124.

    Pineda LA, Hathwar VS, Grant BJ (2001) Клиническое подозрение на фатальную тромбоэмболию легочной артерии.Сундук 120, 791–795.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  125. 125.

    Baglin T (2000) Тестирование на тромбофилию: что, по нашему мнению, означают тесты и что мы должны делать с результатами? Дж. Клин Патол 53, 167–170.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  126. 126.

    Svensson PJ, Dahlback B (1994) Устойчивость к активированному протеину C как основа венозного тромбоза. N Engl J Med 330, 517–522.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  127. 127.

    Эндрю Т.А., Fairweather R (2003) Мутация протромбина G20210A и внезапная смерть.Am J Forensic Med Pathol 24, 377–380.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  128. 128.

    Pekka S, Knight B (2004) Knight’s Forensic Pathology, 3-е изд. Арнольд, Лондон, стр. 343–345.

    Google Scholar
  129. 129.

    Heini PF, Orler R (2004) Вертебропластика при тяжелом остеопорозе. Техника и опыт многосегментного впрыска [на немецком языке]. Ортопед 33, 22–30.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  130. 130.

    Назон Д., Абергель Г., Хатем К.М. (2003) Критическая помощь в ортопедической хирургии и хирургии позвоночника.Crit Care Clin 19, 33–53.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  131. 131.

    Росс Р.М., Джонсон Г.В. (1988) Жировая эмболия после липосакции. Сундук 93, 1294–1295.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  132. 132.

    Graze FM, de Jong RH (2000) Смертельные исходы от липосакции: перепись пластических хирургов. Пласт Реконстр Сург 105, 436–446.

    CrossRefGoogle Scholar
  133. 133.

    Platt MS, Kohler LJ, Ruiz R, Chole SD, Ravichandran P (2002) Смерти, связанные с липосакцией: отчеты о случаях и обзор литературы.J Forensic Sci 47, 205–207.

    PubMedGoogle Scholar
  134. 134.

    Mason JK (1993) Реанимационные артефакты, включая костный мозг. В издании Мэйсона Дж. К. Судебная медицина: иллюстрированный справочник, издательство Oxford University Press, Оксфорд, стр. 39–42.

    Google Scholar
  135. 135.

    Pekka S, Knight B (2004). Судебная патология Найта, 3-е изд. Арнольд, Лондон, стр. 346–348.

    Google Scholar
  136. 136.

    Lau G (1994) Эмболия околоплодными водами как причина внезапной материнской смерти.Закон о медицине 34, 213–220.

    PubMedGoogle Scholar
  137. 137.

    Veinot JP, Edwards WD (1994) Связанная с травмой эмболизация хряща легких. История болезни 41-летнего мужчины. Am J Forensic Med Pathol 15, 138–141.

    PubMedGoogle Scholar
  138. 138.

    Lau G (1995) Эмболия легочного хряща: факт или артефакт? Am J Forensic Med Pathol 16, 51–53.

    PubMedGoogle Scholar
  139. 139.

    Bots GTAM, Watendorff AR, Burma OJS, Roos RAC, Endtz LJ (1981) Острая милопатия, вызванная фиброзно-хрящевой эмболой.Неврология 31, 1250–1256.

    PubMedGoogle Scholar
  140. 140.

    Dupont PJ, Lightstone L, Clutterbuck EJ, Gaskin G, Pusey CD, Cook T, Warrens N (2000) Синдром холестериновой эмболии. BMJ 321, 1065–1067.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  141. 141.

    Moolenaar W., Lamers CB (1996) Эмболизация кристаллами холестерина в Нидерландах. Arch Intern Med 156, 653–657.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  142. 142.

    Cina SJ, Raso DS, Crymes LW, Upshur JK (1994) Фатальная шовная эмболия левой передней нисходящей коронарной артерии.Am J Forensic Med Pathol 15, 142–145.

    PubMedGoogle Scholar
  143. 143.

    Veijola M, Ikaheimo M, Valkam J, Hirvonen J (1997) Смертельная окклюзия ствола левой коронарной артерии фрагментом бедренной артерии: ранее не сообщавшееся осложнение катетеризации сердца. Судебная медицина Int 1997, 111–116.

    CrossRefGoogle Scholar
  144. 144.

    Bell MD, Tate LG, Hensley GT (1992) Пищеводно-предсердный свищ, приводящий к системным эмболам «мяса и овощей».Am J Forensic Med Pathol 13, 137–141.

    PubMedGoogle Scholar
  145. 145.

    Suarez-Penaranda JM, Guitian-Bareiro MD, Concheiro-Carro L (1995) Длительная внутрисердечная катетерная эмболия. Am J Forensic Med Pathol 16, 124–126.

    PubMedGoogle Scholar
  146. 146.

    Ashton CM, Petersen NJ, Wray NP, Kiefe CI, Dunn JK, Wu L, et al. (1993) Частота периоперационного инфаркта миокарда у мужчин, перенесших некардиологические операции. Ann Intern Med 118, 504–510.

    PubMedGoogle Scholar
  147. 147.

    Rashid AMH, Williams RM (1994) Внезапная смерть, вызванная гигантоклеточным миокардитом после коронарного шунтирования. Am J Forensic Med и Pathol 15, 82–86.

    Google Scholar
  148. 148.

    Rabson AB, Choen FJ, Warhol MJ, Mudge GH, Collins JJ Jr (1984) Гигантоклеточный миокардит после замены митрального клапана: клинический случай и исследования природы гигантских клеток. Хум Патол 15, 585–587.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  149. 149.

    Brynjolfsson G, Eschaghy B, Talano JV, Gunnar R (1977) Гранулематозный миокардит, вторичный по отношению к кукурузному крахмалу. Am Heart J 94, 353–358.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  150. 150.

    McCarthy M (1999) Исследование выявляет кардиохирургических пациентов с риском инсульта. Lancet 354, 575.

    CrossRefGoogle Scholar
  151. 151.

    Ramsay S (2001) Инсульт способствует более высокой смертности женщин после кардиохирургических операций. Lancet 357, 1419.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  152. 152.

    Josefson D (2001) Раннее шунтирование увеличивает риск инсульта. BMJ 323, 185.

    CrossRefGoogle Scholar
  153. 153.

    Cronin L, Mehta SR, Zhao F, et al. (2001) Инсульт в связи с кардиологическими процедурами у пациентов с острым коронарным синдромом без подъема сегмента ST. Тираж 104, с. 269–274.

    PubMedGoogle Scholar
  154. 154.

    Herczeg L, Gorombey S, Vaszily M (1995) Морфологическое повреждение центральной нервной системы (ЦНС) после операции на открытом сердце.Судебно-медицинская экспертиза 79, 103–111.

    CrossRefGoogle Scholar
  155. 155.

    Tascilar M, van Rees BP, Sturm PDJ, et al. (2002) Рак поджелудочной железы после удаленной хирургии язвенной болезни. Дж. Клин Патол 340-345.

    Google Scholar
  156. 156.

    Radhi JM, Ibrahiem K, Al-Tweigeri T (1998) Злокачественная лимфома мягких тканей в местах ранее перенесенных операций. Дж. Клин Патол 51, 629–632.

    PubMedGoogle Scholar
  157. 157.

    Healey P, Davis CL (1998) Передача опухолей при трансплантации.Ланцет 352, 2–3.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  158. 158.

    Франк С., Мюллер Дж., Бонк С., Хароске Г., Шакерт Х. К., Шакерт Г. (1998) Передача мультиформной глиобластомы через трансплантацию печени. Lancet 352, 31.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  159. 159.

    Aseni P, Vertemati M, Minola E, Banacina E (2003) Массивное кровохарканье после трансплантации печени от живого донора. J Clin Pathol 56, 876–878.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  160. 160.

    Dripps RL, Lamont A, Eckenhoff JE (1961) Роль анестезии в хирургической смертности. JAMA 178, 261–266.

    PubMedGoogle Scholar
  161. 161.

    Copeland GP, Jones D, Walters M (1991) POSSUM: балльная система для хирургического аудита. Br J Surg 78, 355–360.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  162. 162.

    Ranklev E, Fletcher R, Krantz P (1985) Злокачественная гиперпирексия и внезапная смерть. Am J Forensic Med Pathol 6, 149–150.

    PubMedGoogle Scholar
  163. 163.

    Anetseder M, Hager M, Muller CR, Roewer N (2002) Диагностика предрасположенности к злокачественной гипертермии с помощью метаболического теста. Ланцет 359, 1579–1580.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  164. 164.

    Warden JC, Horan BF, Holland R (1997) Заболеваемость и смертность, связанные с анестезией. Acta Anesthesiol Scand 41, 949.

    Google Scholar
  165. 165.

    Kharasch ED, Hankins D, Mautz D, Thummel KE (1996) Идентификация фермента, ответственного за окислительный метаболизм галотана: значение для профилактики галотанового гепатита.Ланцет 347, 1367–1371.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  166. 166.

    Gelven PL, Cina SJ, Lee JD, Nichols CA (1996) Массивный некроз печени и смерть после многократного воздействия изофлурана. Клинический случай и обзор литературы. Am J Forensic Med Pathol 17, 61–64.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  167. 167.

    Lewis JH, Zimmerman JH, Ishak KG, Mullick FG (1983) Гепатотоксичность энфлурана: клинико-патологическое исследование 24 случаев. Ann Intern Med 98, 984–992.

    PubMedGoogle Scholar
  168. 168.

    Bray RJ (1998) Синдром инфузии пропофола у детей. Педиатр Анест 8, 491–499.

    CrossRefGoogle Scholar
  169. 169.

    Cremer OL, Moons KGM, Bouman EAC, et al. (2001) Длительная инфузия пропофола и сердечная недостаточность у взрослых пациентов с травмами головы. Ланцет 357, 111–115.

    CrossRefGoogle Scholar
  170. 170.

    Metkus AP, Trabulsy PP, Scholobohm RS, Hickey MS (1996) Пожарный с панкреатитом.Lancet 348, 1702.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  171. 171.

    Boyle WA, Shear JM, White PF (1990) Толерантность и гиперлипидемия при длительной седации пропофолом. Анестезиология 73, Приложение, A245.

    CrossRefGoogle Scholar
  172. 172.

    Casey ATH, O’Brien MO, Kumar V, Hayward RD, Crockard HA (1995) Не выкручивайте моему ребенку голову: ятрогенный вывих шейки матки. BMJ 311, 1212–1213.

    PubMedGoogle Scholar
  173. 173.

    Brahams D (1994) Эпидуральная инъекция токсического вещества.Lancet 344, 1218.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  174. 174.

    Meel B (1998) Непреднамеренное интратекальное введение хлорида калия во время обычной спинальной анестезии. Am J Forensic Med Pathol 19, 255–257.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  175. 175.

    Rodgers A, Walker N, Schug S, McKee A, Kehlet H, van Zundert A, et al. (2000) Снижение послеоперационной смертности и заболеваемости с помощью эпидуральной или спинальной анестезии: результаты обзора рандомизированных исследований.BMJ 321, 1493–1496.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  176. 176.

    Harper CM (2003) Поддержание периоперационной нормотермии. BMJ 326, 721–722.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  177. 177.

    Fricker J (1997) Теплые операционные могут предотвратить проблемы. Lancet 349, 1075.

    CrossRefGoogle Scholar
  178. 178.

    Tanne JH (1998) Еда и лекарства изменяют реакцию на анестезию. BMJ 317, 1102.

    PubMedGoogle Scholar
  179. 179.

    Warner MA, Warner ME (1993) Клиническое значение легочной аспирации в периоперационном периоде. Анестезиология 78, 56–62.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  180. 180.

    Каллар С.К., Эверетт Л.Л. (1993) Потенциальные риски и профилактические меры при легочной аспирации: новые концепции в руководящих принципах предоперационного голодания. Анест Аналг 77, 171–182.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  181. 181.

    Taylor TH (1992) Как избежать ятрогенных травм в театре.BMJ 305, 595–596.

    PubMedGoogle Scholar
  182. 182.

    Dyer C (1994) Анестезиолог проигрывает окончательную апелляцию. BMJ 309, 78.

    Google Scholar
  183. 183.

    Rothen HU, Sporre Bengt, Engberg G, Wegenius G, Reber A, Hedenstierna G (1995) Профилактика ателектазов во время общей анестезии. Ланцет 345, 1387–1391.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  184. 184.

    Charlton JE (1995) Мониторинг и дополнительный кислород во время эндоскопии.BMJ 310, 886–887.

    PubMedGoogle Scholar
  185. 185.

    Quine MA, Bell GC, McCloy RF, Charlton JE, Devlin HB, Hopkins A (1995) Проспективный аудит эндоскопии верхних отделов желудочно-кишечного тракта в двух регионах Англии: безопасность, укомплектование персоналом и методы седации. Кишечник 36, 462–467.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  186. 186.

    Bowling TE, Hadjiminas CL, Polson RJ, Baron JH, Foale RA (1993) Влияние дополнительного кислорода на сердечный ритм во время эндоскопии верхних отделов желудочно-кишечного тракта: рандомизированное контролируемое двойное слепое исследование.Gut 34, 1492–1497.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  187. 187.

    Moller JT, Witrup M, Johansen JH (1990) Гипоксемия в отделении постанестезиологической помощи: исследование наблюдателя. Анестезиология 73, 890–895.

    PubMedGoogle Scholar
  188. 188.

    Funayama M, Kumagai T, Saito K, Watanabe T (1994) Асфиксическая смерть, вызванная постэкстракционной гематомой. Am J Forensic Med Pathol 15, 87–90.

    PubMedGoogle Scholar
  189. 189.

    Doldo G, Albanese I, Macheda S, Caminiti G (2001) Ангина Людвига: болезнь прошлого века.Отчет о болезни [на итальянском языке]. Минерва Анестезиол 67, 811–814.

    PubMedGoogle Scholar
  190. 190.

    Нефф С.П., Мерри А.Ф., Андерсон Б. (1999) Управление дыхательными путями при стенокардии Людвига. Anesth Intensive Care 27, 659–661.

    Google Scholar
  191. 191.

    Parhiscar A, Har-El G (2001) Глубокий абсцесс шеи: ретроспективный обзор 210 случаев. Анн Отол Ринол Ларингол 110, 1051–1054.

    PubMedGoogle Scholar
  192. 192.

    Furst IM, Ersil P, Caminiti M (2001) Редкое осложнение абсцесса зуба - ангина Людвига и медиастинит.Дж. Кан Дент Ассош. 67, 324–327.

    PubMedGoogle Scholar
  193. 193.

    Simon E, Matee M (2001) Осложнения после удаления, наблюдаемые в стоматологической клинике в Дар-эс-Саламе, Танзания. Int Dent J 51, 273–276.

    PubMedGoogle Scholar
  194. 194.

    Pirmohamed M, Breckenridge AM, Kitteringham NR, Park BK (1998) Побочные реакции на лекарства. BMJ 316, 1295–1298.

    PubMedGoogle Scholar
  195. 195.

    Asscher AW, Parr GD, Whitmarsh VB (1995) На пути к более безопасному использованию лекарств.BMJ 311, 1003–1005.

    PubMedGoogle Scholar
  196. 196.

    Rawlins MD, Thomas SHL (1998). Механизмы побочных реакций на лекарства. В Дэвис Д.М., изд., Учебник побочных реакций на лекарства, 5-е изд. Chapman and Hall Medical, Лондон, стр. 40–64.

    Google Scholar
  197. 197.

    Einarson TR (1993) Госпитализация в связи с наркотиками. Энн Фармакотер 27, 832–840.

    PubMedGoogle Scholar
  198. 198.

    Аткин П.А., Ченфилд Г.М. (1995) Побочные реакции, связанные с лекарствами, и пожилые люди: обзор литературы.Токсикол, реагирующий на побочные эффекты, ред. 14, 175–191.

    PubMedGoogle Scholar
  199. 199.

    Park BK, Pirmohamed M, Kitteringham NR (1992) Идиосинкразические реакции на лекарства: механистическая оценка факторов риска. Br J Clin Pharmacol 34, 377–395.

    PubMedGoogle Scholar
  200. 200.

    Pumphrey RSH, Робертс ISD (2000) Результаты вскрытия после смертельных анафилактических реакций. Дж. Клин Патол 53, 273–276.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  201. 201.

    Zimmerman HJ, Ishak KG (2002) Повреждение печени из-за наркотиков и токсинов. В MacSween RNM, Burt AD, Portmann BC, Ishak KG, Scheuer PJ, Anthony PP, eds., Патология печени, 4-е изд. Черчилль Ливингстон, Лондон, стр. 621–709.

    Google Scholar
  202. 202.

    Weedon D (2002) Патология кожи, 2-е изд. Черчилль Ливингстон, Лондон.

    Google Scholar
  203. 203.

    Lewis W, Silver MD (2001) Влияние лекарств на сердечно-сосудистую систему. В Silver MD, Gotlieb AI, Schoen FJ, eds., Сердечно-сосудистая патология, 3-е изд. Черчилль Ливингстон, Нью-Йорк, стр. 541–561.

    Google Scholar
  204. 204.

    Ordonez NG, Rosai J (2004) Мочевыводящие пути. В Rosai J, Ackerman LV, eds., Rosai and Ackerman's Surgical Pathology, 9-е изд. К. В. Мосби, Нью-Йорк, стр. 1224–1229.

    Google Scholar
  205. 205.

    Eillison D, Love S, Chimelli L, Harding BN, Lowe J, Vinters HV (2004) Neuropathology. Справочный текст патологии ЦНС, 2-е изд. Мосби, Лондон.

    Google Scholar
  206. 206.

    Элленхорн М.Дж., Шонвальд С., Ордог Г., Вассербергер Дж. (1996) Нейролептические препараты. В Ellenhorn MJ, Schonwald S, Ordog G, Wasserberger J, eds., Ellenhorn’s Medical Toxicology: Diagnosis and Treatment of Human Poisoning, 2nd ed. Уильямс и Уилкинс, Балтимор, стр. 662–683.

    Google Scholar
  207. 207.

    Lau G (1995) Смертельный случай вызванного лекарством полиорганного поражения у пациента с болезнью Хансена: синдром дапсона или токсичность рифампицина? Судебно-медицинская экспертиза 73, 109–115.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  208. 208.

    Ellenhorn MJ, Schonwald S, Ordog G, Wasserberger J (1996) Спирты и гликоли. В Ellenhorn MJ, Schonwald S, Ordog G, Wasserberger J, eds., Ellenhorn’s Medical Toxicology: Diagnosis and Treatment of Human Poisoning, 2nd ed. Уильямс и Уилкинс, Балтимор, стр. 1127–1165.

    Google Scholar
  209. 209.

    Spitz DJ (2003) Необычная смерть пациента, страдающего астмой. Am J Forensic Med Pathol 24, 271–272.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  210. 210.

    Kumar L (1995) Вторичный лейкоз после аутотрансплантации костного мозга. Lancet 345, 810.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  211. 211.

    Филлипс Д.П., Кристенфилд Н., Глинн Л.М. (1998) Рост числа смертей в результате ошибок лечения в США между 1983 и 1993 годами. Lancet 351, 643–644.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  212. 212.

    Jofeson D (2002) Врачи предупредили, чтобы они с осторожностью относились к новым лекарствам.BMJ 324, 1113.

    CrossRefGoogle Scholar
  213. 213.

    Taxis K, Barber N (2003) Этнографическое исследование частоты и серьезности ошибок при внутривенном введении наркотиков. BMJ 326, 684–687.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  214. 214.

    Куэрво Л.Г., Кларк М. (2003) Уравновешивание пользы и вреда в здравоохранении. BMJ 327, 65–66.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  215. 215.

    Mayor S (2004) В отчете содержится призыв к стратегиям уменьшения количества ошибок при приеме лекарств.BMJ 328, 248.

    CrossRefGoogle Scholar
  216. 216.

    Smith J (2004) Создание более безопасной системы здравоохранения для пациентов. Повышение безопасности лекарств. Департамент здравоохранения. Доступно по адресу:

    http://www.doh.gov.uk/buildsafenhs/medicationsafety

    .

  217. 217.

    Barbut F (2002) Управление диареей, связанной с антибиотиками. BMJ 324, 345–346.

    CrossRefGoogle Scholar
  218. 218.

    Wistrom J, Norrby SR, Mybre EB, et al. (2001) Частота диареи, связанной с антибиотиками, у 2462 госпитализированных пациентов, лечившихся антибиотиками: проспективное исследование.J Antimicrob Chemother 47, 43–50.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  219. 219.

    McFarland LV (1998) Эпидемиология, факторы риска и методы лечения диареи, связанной с антибиотиками. Dig Dis 16, 292–307.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  220. 220.

    Lochhead J, Elston JS (2003) Внутричерепная гипертензия, вызванная доксициклином. BMJ 326, 641–642.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  221. 221.

    Digre KB (2003) Не столь доброкачественная внутричерепная гипертензия.BMJ 326, 613–614.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  222. 222.

    Chiu AM, Chuenkongkew WL, Cornblath WT, et al. (1998) Лечение миноциклином и синдром псевдоопухоли головного мозга. Am J Opththalmol 126, 116–121.

    CrossRefGoogle Scholar
  223. 223.

    Terzano C, Petroianni A (2003) Кларитромицин и легочная инфильтрация с эозинофилией. BMJ 326, 1377–1378.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  224. 224.

    Бхарани А., Кумар Х. (2001) Несахарный диабет, вызванный офлоксацином.BMJ 323, 547.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  225. 225.

    Jones SE, Smith RH (1997) Хинолоны могут вызывать гепатит. BMJ 314, 869.

    PubMedGoogle Scholar
  226. 226.

    Siepmann M, Kirch W (2001) Тахикардия, связанная с моксифлоксацином. BMJ 322, 23.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  227. 227.

    Ipuge YAI, Rieder HL, Enarson DA (1995) Неблагоприятные кожные реакции на тиацетазон для лечения туберкулеза в Танзании.BMJ 346, 657–660.

    Google Scholar
  228. 228.

    Krummel T, Dimitrov Y, Moulin B, Hannedouche T (2000) Острая почечная недостаточность, вызванная местным кетопрофеном. BMJ 320, 93.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  229. 229.

    Уоррен К.Дж., Боксвелл Д.Б., Ким Нью-Йорк, Дроле Б.А. (1998) Синдром Стивенса-Джонсона, связанный с невирапином. Lancet, 351, 567.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  230. 230.

    Murri R, Antinori A, Camilli G, Zannoni G, Patriarca G (1995) Смертельный токсический эпидермолиз, вызванный зидовудином.Clin Infect Dis 23, 640–641.

    Google Scholar
  231. 231.

    Wooltorton E (2004) Препарат от ВИЧ невирапин (Вирамун): риск тяжелой гепатотоксичности. CMAJ 170, 1091.

    PubMedGoogle Scholar
  232. 232.

    Gotlieb S (2001) Невирапин не следует назначать при уколах иглой. BMJ 322, 126.

    CrossRefGoogle Scholar
  233. 233.

    Yamey G (2000) Фармацевтическая компания выпускает предупреждение о лекарстве от гриппа. BMJ 320, 334.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  234. 234.

    Mortimer PP (2002) Вакцина против желтой лихорадки. BMJ 324, 439.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  235. 235.

    Vasconcelos Pedro FC, Luna EJ, et al. (2001) Серьезные побочные эффекты, связанные с вакциной 17DD против желтой лихорадки в Бразилии: сообщение о двух случаях. Ланцет 358, 91–97.

    CrossRefGoogle Scholar
  236. 236.

    Мартин М., Цай Т.Ф., Кропп Б. и др. (2001) Лихорадка и мультисистемная органная недостаточность, связанная с вакцинацией против желтой лихорадки 17D-204: отчет о четырех случаях.Ланцет 358, 98–104.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  237. 237.

    Chan RC, Penney DJ, Little D, et al. (2001) Гепатит и смерть после вакцинации вакциной против желтой лихорадки 17D-204. Ланцет 358, 121–122.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  238. 238.

    Gordon RD (1996) Антагонисты кальция и желудочно-кишечные кровотечения: балансирующий акт. Lancet 347, 1056.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  239. 239.

    Pahor M, Guarainki JM, Furber CD, Carbonin P, Havlik RJ (1996) Риск желудочно-кишечного кровотечения с антагонистами кальция у гипертоников старше 67 лет.Ланцет 347, 1061–1065.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  240. 240.

    Macready N (1998) Лекарство вызывает кардиогенный шок. BMJ 316, 1927.

    Google Scholar
  241. 241.

    Messerli FH, Nussberger J (2000) Ингибирование вазопептидазы и ангионевротический отек. Ланцет 356, 608–609.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  242. 242.

    Nussberger J, Cugno M, Amstutz C, Cicardi M, Pellancani A, Agostoni A (1998) Плазменный брадикинин при ангионевротическом отеке.Ланцет 351, 1693–1697.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  243. 243.

    Hagley MT, Hulisz DT, Burns CM (1993) Гепатотоксичность, связанная с ингибиторами ангиотензинпревращающего фермента. Энн Фармакотер 27, 228–231.

    PubMedGoogle Scholar
  244. 244.

    Hariraj R, Stoner E, Jader S, Preston DM (2000) Длительный хестаз, связанный с ирбесартаном. BMJ 321, 547.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  245. 245.

    Morton A, Muir J, Lim D (2004) Сыпь и острый нефритический синдром, вызванный кандесартаном.BMJ 328, 25.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  246. 246.

    Andersson OK (1998) Переносимость современного гипотензивного средства: кандесартана цилексетила. Basic Res Cardiol 939, Дополнение 2, S54 – S58.

    CrossRefGoogle Scholar
  247. 247.

    Bosch X (1998) Пурпура Геноха-Шонлейна, вызванная терапией лозартаном. Arch Intern Med 158, 191–192.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  248. 248.

    Quinn MJ, Fitzgerald DJ (1999) Тиклопидин и клопидогрель.Тираж 100, 1667–1672.

    PubMedGoogle Scholar
  249. 249.

    Dakik HA, Salti I, Haidar R, Uthman IW (2002) Тиклопидин, связанный с острым нефритом. BMJ 324, 27.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  250. 250.

    Jessurun GA, Crijns HJGM (1997) Легочная токсичность амиодарона. BMJ 314, 619–620.

    PubMedGoogle Scholar
  251. 251.

    Силфваст Т., Киннунен А., Варпула Т. (1995) Отек гортани после спрея изосорбида динитрата и сублингвального нифедипина.BMJ 311, 232.

    PubMedGoogle Scholar
  252. 252.

    Gottlieb S (2001) FDA отклоняет запрос компаний на удаление предупреждения о язве. BMJ 322, 385.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  253. 253.

    Gottlieb S (2001) Ингибиторы ЦОГ 2 могут повышать риск сердечного приступа. BMJ 323, 471.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  254. 254.

    Josefson D (2001) FDA предупреждает Merck о продвижении рофекоксиба. BMJ 323, 767.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  255. 255.

    Bombardier C, Laine L, Reicin A и др. (2000) Сравнение токсичности рофекоксиба и напроксена для верхних отделов желудочно-кишечного тракта у пациентов с ревматоидным артритом. N Engl J Med 343, 1520–1528.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  256. 256.

    Mukherjee D, Nissen SE, Topol EJ (2001) Риск сердечно-сосудистых событий, связанных с селективными ингибиторами ЦОГ-2. JAMA 286, 954–959.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  257. 257.

    O’Beirne JP, Cairns SR (2001) Холестатический гепатит в сочетании с целекоксибом.BMJ 323, 23.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  258. 258.

    Traversa G, Bianchi C, Da Cas R, Abraha I, Menniti-Ippolito F, Venegoni M (2003) Когортное исследование гепатотоксичности, связанной с нимесулидом и другими не стерноидальными препаратами. противовоспалительные препараты. BMJ 327, 18–22.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  259. 259.

    Iveson TJ, Ryley NG, Kelly PM, Trowell JM, McGee JO, Chapman RW (1990) Гепатит, связанный с диклофенаком. J Hepatol 10, 85–89.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  260. 260.

    Coulter DM, Clark DW, Savage RL (2003) Целекоксиб, рофекоксиб и острое временное нарушение зрения. BMJ 327, 1214–1215.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  261. 261.

    Garcia B, Ramaholimihaso F, Diebold MD, Cadiot G, Thiefin G (2001) Ишемический колит у пациента, принимающего мелоксикам. Lancet 357, 690.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  262. 262.

    Tramer MR (2000) Аспирин, как и все другие лекарства, является ядом. BMJ 321, 1170–1171.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  263. 263.

    McGovern MC, Glasgow JFT, Stewart MC (2001) Урок недели: синдром Рейе и аспирин: чтобы не забыть. BMJ 322, 1591–1592.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  264. 264.

    Clark I, Whitten R, Molyneux M, Taylor T (2001) Салицилаты, оксид азота, малярия и синдром Рея. Ланцет 357, 625–627.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  265. 265.

    Deltenre P, Berson A, Marcellin P, Degott C, Biour M, Pessayre D (1999) Хронический гепатит, вызванный месалазином (5-аминосалициловая кислота).Gut 44, 886–888.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  266. 266.

    Popoola J, Muller AF, Pollock L, O’Donnell P, Carmichel P, Stevens P (1998) Интерстициальный нефрит с поздним началом, связанный с лечением месалазином. BMJ 317, 795–797.

    PubMedGoogle Scholar
  267. 267.

    Adhiyaman V, Vaishnavi A, Froese S (2001) Пункты приема лекарств: реакция гиперчувствительности на бальсалазид. BMJ 323, 489.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  268. 268.

    Lau G, Kwan C, Chong SM (2001) Трехнедельный сульфасалазиновый синдром поражает снова.Судебно-медицинская экспертиза 122, 79–84.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  269. 269.

    Lievre M (2002) Алосетрон для лечения синдрома раздраженного кишечника. BMJ 325, 555–556.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  270. 270.

    Behan WMH, Madigan M, Clark BJ, Goldberg J, McLellan DR (2000) Изменения мышц при злокачественном нейролептическом синдроме. Дж. Клин Патол 53, 223–227.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  271. 271.

    Hennessy S, Bilker WB, Knauss JS, et al.(2002) Остановка сердца и желудочковая аритмия у пациентов, принимающих антипсихотические препараты: когортное исследование с использованием административных данных. BMJ 325, 1070–1074.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  272. 272.

    Davies SJC, Cooke LB, Moore AG, Potokar J (2002) Прекращение приема тиоридазина у пациентов с нарушением обучаемости: баланс сердечно-сосудистой токсичности с неблагоприятными последствиями смены лекарств. BMJ 324, 1519–1521.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  273. 273.

    Coulter DM, Bate A, Meyboom RHB, Lindquist M, Edwards IR (2001) Антипсихотические препараты и расстройства сердечной мышцы в международном фармаконадзоре: исследование сбора данных. BMJ 322, 1207–1209.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  274. 274.

    Kilian JG, Kerr K, Lawrence C, Celermajer DS (1999) Миокардит и кардиомиопатия, связанные с клозапином. Ланцет 354, 1841–1845.

    CrossRefPubMedGoogle Scholar
  275. 275.

    Krentz AJ (2001) Синдром псевдофеохромоцитомы, связанный с клозапином.BMJ 322, 1213.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  276. 276.

    Karsenti D, Blanc P, Bacq Y, Metman EH (1999) Гепатотоксичность, связанная с лечением золпидемом. BMJ 318, 1179.

    PubMedGoogle Scholar
  277. 277.

    Waise A, Fisken RA (2001) Не подозреваемый несахарный нефрогенный диабет. BMJ 323, 96–97.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  278. 278.

    Koro CE, Fedder DO, L’Italien GJ, Weiss SS, Magder LS, Kreyenbuhl J, et al. (2002) Оценка независимого эффекта оланзапина и рисперидона на риск диабета у пациентов с шизофренией: популяционное исследование вложенных методов случай-контроль.BMJ 325, 243–247.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  279. 279.

    Ramchandani P (2004) Лечение большого депрессивного расстройства у детей и подростков. BMJ 328, 3–4.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  280. 280.

    Jureidini JN, Doecke CJ, Mansfield PR, Haby MM, Menkes DB, Tonkin AL (2004) Эффективность и безопасность антидепрессантов для детей и подростков. BMJ 328, 879–883.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  281. 281.

    Кили П.В., Фостер Дж., Уайтлоу Л. (2000) Слушайте мою песню: слуховые галлюцинации с гидрохлоридом трамадола.BMJ 321, 1608.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  282. 282.

    de Camargo OAK, Bode H (1999) Агранулоцитоз, связанный с ламотриджином. BMJ 318, 1179.

    PubMedGoogle Scholar
  283. 283.

    Макин А.Дж., Фитт С., Уильямс Р., Дункан Дж.С. (1995) Фульминантная печеночная недостаточность, вызванная ламотриджином. BMJ 311, 292.

    PubMedGoogle Scholar
  284. 284.

    Hadjikoutis S, Picersgill TP, Smith PEM (2003) Снижение веса, связанное с леветирацетамом.BMJ 327, 905.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  285. 285.

    Morgan DR, Trimble M, McVeigh GE (2000) Фибрилляция предсердий, связанная с суматриптаном. BMJ 321, 275.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  286. 286.

    Christopoulos S, Szilagyi A, Kahn SR (2001) Saint-Anthony’s Fire. Lancet 358, 1694.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  287. 287.

    Paez de la Torre E, Lasic-Toccalino G, Mercado-Diez F, Torres-Calloni CM, Balcarce-Bautista PE (2003) Мультифокальное кровоизлияние в мозг, связанное с мигренью. злоупотребление лекарствами [на испанском].Rev Neurol 37, 840–842.

    PubMedGoogle Scholar
  288. 288.

    Ratnayaka BDM, Dhaliwal H, Watkin S (2001) Пункты приема лекарств: судороги новорожденных после отмены баклофена. BMJ 323, 85.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  289. 289.

    Drake AJ, Howells RJ, Shield JPH, Prendiville A, Crowne EC (2002) Симптоматическая надпочечниковая недостаточность, проявляющаяся гипогилькемией у детей с астмой, получающих высокие дозы пропионата флутиказона. BMJ 324, 1081–1083.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  290. 290.

    Bond DW, Charlton CPJ (2001) Доброкачественная внутричерепная гипертензия, вторичная по отношению к назальному пропионату флутиказона. BMJ 322, 897.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  291. 291.

    Churg A, Churg J (1998) Стероиды и синдром Черга-Штрауса. Ланцет 352, 32–33.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  292. 292.

    Lau G (1996) Случайное внутрижелудочковое введение винкристина: ятрогенная смерть, которой можно избежать.Закон о медицинских науках 36, 263–265.

    PubMedGoogle Scholar
  293. 293.

    Dettmeyer R, Driever F, Becker A, Wiestler OD, Madea B (2001) Смертельная миелоэнцефалопатия из-за случайного интратекального введения винкристина: отчет о двух случаях. Судебно-медицинская экспертиза 122, 60–64.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  294. 294.

    Dyer C (1993) Младшим врачам был вынесен приговор о непредумышленном убийстве. BMJ 306, 1432–1433.

    Google Scholar
  295. 295.

    Yim YS, Mahoney DH, Oshman DG (1991) Гемипарез и ишемические изменения белого вещества после интратекальной терапии у детей с острым лимфолейкозом.Рак 67, 2058–2061.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  296. 296.

    Bernini JC, Fort DW, Gierner JC, Kane BJ, Chappell WB, Kamen BA (1995) Аминопиллин для нейротоксичности, вызванной метотрексатом. Ланцет 345, 544–547.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  297. 297.

    Sosin M, Handa S (2003) Метотрексат в низких дозах и подавление костного мозга. BMJ 326, 266–267.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  298. 298.

    Mayor S (2003) Великобритания вводит меры по сокращению ошибок при применении метотрексата.BMJ 327, 70.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  299. 299.

    Ibrahim NK, Sahin AA, Dubrow RA, Lynch PM, Boehnke-Michaud L, Valero V (2000) Колит, связанный с химиотерапией на основе доцетаксела у пациентов с метастатическим раком молочной железы . Ланцет 355, 281–283.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  300. 300.

    Tulleken JE, Kooiman CGHM, van der Werf TS, Zijlstra JG, de Vries EGE (1997) Констриктивный перикардит после высокодозной химиотерапии. Ланцет 350, 1601.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  301. 301.

    Ogawa Y, Murata Y, Nishioka A, Inomata T, Yoshida S (1998) Тамоксифен-индуцированная жировая дистрофия печени у пациентов с раком груди. Lancet 351, 725.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  302. 302.

    Feldman AM, Lorell BH, Reis SE (2000) Трастузумаб в лечении метастатического рака груди. Тираж 102, стр. 272–274.

    PubMedGoogle Scholar
  303. 303.

    Ghura HS, Carmichel AJ, Bairstow D, Finney R (1999) Смертельная эритродермия, связанная с пентостатином.BMJ 319, 549.

    PubMedGoogle Scholar
  304. 304.

    Holquist C, Phillips J (2003) Смертельные ошибки приема лекарств, связанные с темодаром. Темы о наркотиках 7, 42–43.

    Google Scholar
  305. 305.

    Mooren FC, Lerch MM, Ullerich H, Burger H, Domschke W (2000) Системная гранулематозная болезнь после внутрипузырной инстилляции БЦЖ. BMJ 320, 219.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  306. 306.

    Dataja V, de Bruijn K (1996) Реакции гиперчувствительности, связанные с 5-гидрокситриптамином

    3

    -антагонистами рецепторов.Ланцет 347, 584–585.

    CrossRefGoogle Scholar
  307. 307.

    Gottlieb S (2002) Внутривенный иммуноглобуин увеличивает риск тромботических событий. BMJ 324, 1056.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  308. 308.

    Evangelou N, Littlewood T, Anslow P, Chapel H (2003) Поперечный тромбоз синуса и лечение IVIg: отчет о клиническом случае и обсуждение оценки риска и пользы для лечения иммуноглобулином. Дж. Клин Патол 56, 308–309.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  309. 309.

    Picton P, Chisholm M (1997) Асептический менингит, связанный с высокими дозами иммуноглобулина: отчет о болезни. BMJ 315, 1203–1204.

    PubMedGoogle Scholar
  310. 310.

    Mitchell P (1997) Шок в виде троглитазона отменен в Великобритании. BMJ 350, 1685.

    Google Scholar
  311. 311.

    Richardson CE, Williams DW, Kingham JGC (2002) Габапентин индуцировал холестаз. BMJ 325, 635.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  312. 312.

    Wolpert HA, Faradji RN, Bonner-Weir S, Lipes MA (2002) Метаболическая декомпенсация у пользователя помпы из-за преципитации инсулина лиспро.BMJ 324, 1253.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  313. 313.

    Josefson D (2000) Женщины, принимающие комбинированную ЗГТ, подвергаются большему риску рака груди. BMJ 320, 333.

    CrossRefGoogle Scholar
  314. 314.

    McPherson K (2004) Где мы сейчас находимся с заместительной гормональной терапией? BMJ 328, 357–358.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  315. 315.

    Минелли С., Абрамс К.Р., Саттон А.Дж., Купер Нью-Джерси (2004) Преимущества и вред, связанные с заместительной гормональной терапией: анализ клинического решения.BMJ 328, 371–376.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  316. 316.

    Burgermeister J (2003) Глава немецкого отдела лекарственных средств сравнивает ЗГТ с талидомидом. BMJ 327, 767.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  317. 317.

    Mayor S (2003) Гормональное лечение увеличивает риск рака груди, как показывают исследования. BMJ 327, 359.

    CrossRefGoogle Scholar
  318. 318.

    Spurgeon D (2003) Долгосрочное использование комбинированной ЗГТ удваивает риск рака. BMJ 327, 9.

    CrossRefGoogle Scholar
  319. 319.

    Josefson D (2001) Ассоциация кардиологов не рекомендует использовать ЗГТ для защиты сердца. BMJ 323, 252.

    CrossRefGoogle Scholar
  320. 320.

    Gottlieb S (2001) Замена эстрогена увеличивает риск рака, как показывают исследования. BMJ 322, 756.

    CrossRefGoogle Scholar
  321. 321.

    Drife JO (2001) Споры о таблетках третьего поколения («продолжение»). BMJ 323, 119–120.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  322. 322.

    van Grootheest K, Vrieling T (2003) Тромбоэмболия, связанная с новым противозачаточным средством Yasmin.BMJ 326, 257.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  323. 323.

    Hintz RL (2004) Гормон роста: использование и злоупотребления. BMJ 328, 907–908.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  324. 324.

    Ранкин А.С. (1997) Неседативные антигистаминные препараты и сердечная аритмия. BMJ 350, 1115–1116.

    Google Scholar
  325. 325.

    Yap YG, Camm J (2000) Риск torsades de pointes с внесердечными препаратами. BMJ 320, 1158–1159.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  326. 326.

    Gitler B, Berger LS, Buffa SD (1994) Torsades de pointes, индуцированные эритромицином. Сундук 105, 368–372.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  327. 327.

    White NJ, Looareesuwan S, Warrell DA (1983) Хинин и хинидин: сравнение эффектов ЭКГ при лечении малярии. J. Cardiovasc Pharmcol. 5, 173–175.

    CrossRefGoogle Scholar
  328. 328.

    Ностен Ф., тер Куиле Ф.О., Люксембург С. и др. (1993) Сердечные эффекты противомалярийного лечения полантрином.Ланцет 341, 1054–1056.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  329. 329.

    Honig PK, Wortham DC, Zamani K, Conner DP, Mulin JC, Cantilena LR (1993) Взаимодействие терфенадина и кетоконазола. Фармакокинетические и электрокардиографические последствия. JAMA 269, 1513–1518.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  330. 330.

    Gilad R, Lampl Y, Eshel Y, Sadeh M (2002) Тонико-клонические припадки у пациентов, принимающих силденафил. BMJ 325, 869.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  331. 331.

    Moreira SG, Brannigan RE Jr, Spitz A, Orejuela FJ, Lipshultz LI, Kim ED (2000) Профиль побочных эффектов цитрата силденафила (Виагра) в клинической практике. Урология 56, 474–476.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  332. 332.

    Josefson D (1998) FDA предупреждает о лекарствах от изжоги. BMJ 317, 101.

    PubMedGoogle Scholar
  333. 333.

    Gottlieb S (2000) FDA советует врачам использовать лекарство от изжоги в крайнем случае. BMJ 320, 336.

    CrossRefGoogle Scholar
  334. 334.

    Mitra M, Chang B, James T (2001) Обострение стенокардии, связанное с латанопростом. BMJ 323, 783.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  335. 335.

    Loewe C, Dragovic LJ (1998) Острый тромбоз коронарной артерии у послеродовой женщины, получающей бромокриптин. Am J Forensic Med Pathol 19, 258–260.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  336. 336.

    Ault A (1997) Лекарства от ожирения отозваны с мирового рынка. BMJ 350, 867.

    Google Scholar
  337. 337.

    Центры по контролю за заболеваниями (1997) Сердечная вальвулопатия, связанная с воздействием фенфлурамина или дексфенфлурамина: Временные рекомендации общественного здравоохранения Министерства здравоохранения и социальных служб США, ноябрь 1997 г. MMWR 46, 1061–1066.

    Google Scholar
  338. 338.

    Shively BK, Roldan CA, Gill EA, Najarian T, Loar SB (1999) Распространенность и детерминанты вальвулопата у пациентов, получавших дексфенфлурамин. Тираж 23, 2161–2167.

    Google Scholar
  339. 339.

    Rich S, Rubin L, Walker AM, Schneeweiss S, Abenhaim L (2000) Анорексигены и легочная гипертензия в Соединенных Штатах: результаты наблюдения за легочной гипертензией в Северной Америке. Сундук 117, 870–874.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  340. 340.

    Gross SB, Lepor NE (2000) Сердечно-легочная токсичность, связанная с анорексигеном. Rev Cardiovasc Med 1, 80–89.

    PubMedGoogle Scholar
  341. 341.

    Tomita T, Zhao Q (2002) Результаты вскрытия сердца и легких у пациента с первичной легочной гипертензией, связанной с использованием фенфлурамина и фентермина.Сундук 121, 649–652.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  342. 342.

    Lau G, Chan CL (2002) Массивный гепатоцеллюлярный некроз: был ли он вызван орлистатом? Закон о медицине 42, 309–312.

    PubMedGoogle Scholar
  343. 343.

    Christidis C, Mal F, Gayet B, Guettier C (2000) Гепатотоксичность, вызванная орлистатом [английский перевод оригинальной французской статьи]. Gastroenterol Clin Biol 24, 374.

    PubMedGoogle Scholar
  344. 344.

    Persson M, Vitols S, Yue QY (2000) Орлистат, связанный с гипертонией.BMJ 321, 87.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  345. 345.

    Mewasingh L, Aylett S, Kirkham F, Stanhope R (2000) Гипонатриемия, связанная с ламотриджином при несахарном краниальном диабете. Lancet 356, 656.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  346. 346.

    Seed BO, Beaumont D, Handley GH, Weaver JU (2002) Тяжелая гипонатриемия: исследование и лечение в районной больнице общего профиля. Дж. Клин Патол 55, 893–896.

    CrossRefGoogle Scholar
  347. 347.

    Crook M (2002) Исследование и лечение тяжелой гипонатриемии. J Clin Pathol 55, 883.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  348. 348.

    Svensson M, Gustafsson F, Galatius Soren, Hildebrandt PR, Atar D (2003) Гиперкалиемия и нарушение функции почек у пациентов, принимающих спиронолактон по поводу застойной сердечной недостаточности: ретроспективное исследование . BMJ 327, 1141–1142.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  349. 349.

    Питер Р., Мишра В., Фрейзер В. Д. (2004) Тяжелая гипокальциемия после внутривенного введения бифосфоната.BMJ 328, 335–336.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  350. 350.

    Escalante CP, Weiser MA, Finkel K (1997) Гиперфосфатемия, связанная с фосфорсодержащими слабительными у пациента с хронической почечной недостаточностью. South Med J 90, 240–242.

    PubMedGoogle Scholar
  351. 351.

    Nir-Paz R, Cohen R, Haviv YS (1999) Острая гиперфосфатемия, вызванная клизмой с фосфатом натрия у пациента с дисфункцией печени и хронической почечной недостаточностью. Рен Фэйл 21, 541–544.

    PubMedGoogle Scholar
  352. 352.

    Chen X, Huang G (1995) Отчет о вскрытии редкого случая острой ятрогенной водной интоксикации с обзором литературы. Судебно-медицинская экспертиза 76, 27–34.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  353. 353.

    McCarron MO, Wright GD, Roberts SD (1995) Водная интоксикация после низких доз циклофосфамида. BMJ 311, 292.

    PubMedGoogle Scholar
  354. 354.

    Ноукс Т.Д. (2003) Чрезмерное потребление жидкости спортсменами.BMJ 327, 113–114.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  355. 355.

    Merlo J, Liedholm H, Lindblad U, Bjorck-Linne A, Falt J, Lindberg G, et al. (2001) Рецепт с потенциальным лекарственным взаимодействием, выданный в шведских аптеках в январе 1999 г .: перекрестное исследование. BMJ 323, 427–428.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  356. 356.

    Larkin M (1998) Варфарин и парацетамол не всегда смешиваются. BMJ 351, 729.

    Google Scholar
  357. 357.

    Ellison J, Thomson AJ, Greer IA (2000) Очевидное взаимодействие между варфарином и левоноргестрелом, используемым для экстренной контрацепции. BMJ 321, 1382.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  358. 358.

    Adachi Y, Yokoyama Y, Nanno T, Yamamoto T. (1995) Усиление действия варфарина интерфероном. Lancet 311, 292.

    Google Scholar
  359. 359.

    Devaraj A, O’Beirne JP, Veasey R, Dunk AA (2002) Взаимодействие между варфарином и кремом с миконазолом для местного применения.BMJ 325, 77.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  360. 360.

    Oden A, Fahlen M (2002) Пероральные антикоагулянты и риск смерти: исследование связи медицинских записей. BMJ 325, 1073–1075.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  361. 361.

    Tweddle DA, Windebank KP, Hewson QC, Yule SM (1999) Нейротоксичность циклоспорина после химиотерапии. BMJ 318, 1113.

    PubMedGoogle Scholar
  362. 362.

    Horton RC, Bosner RS ​​(1995) Взаимодействие между циклоспорином и флуоксетином.BMJ 311, 422.

    PubMedGoogle Scholar
  363. 363.

    Verdejo A, de Cos MA, Zubimendi JA (2000) Вероятное взаимодействие между циклоспорином A и тиклопидином в низких дозах. BMJ 320, 1037.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  364. 364.

    Chartan F (2001) Байер решает отменить препарат, снижающий уровень холестерина. BMJ 323, 359.

    CrossRefGoogle Scholar
  365. 365.

    Lane R, Phillips M (2003) Rhabdomyolysis. BMJ 327, 115.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  366. 366.

    Longhurst HJ, Pinching AJ (2001) Панкреатит, связанный с гидроксимочевиной в сочетании с диданозином. BMJ 322, 81.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  367. 367.

    Johnstone SL, Unsworth J, Gompels MM (2003) Адреналин, вводимый вне контекста опасных для жизни аллергических реакций. BMJ 326, 589–590.

    CrossRefGoogle Scholar
  368. 368.

    Николсон KEA, Rogers JEG (1995) Кокаин и адреналиновая паста: смертельная комбинация? BMJ 311, 250–251.

    PubMedGoogle Scholar
  369. 369.

    Heeringa M, Zweers P, de Man RA, de Groot H (2000) Анафилактическая реакция, связанная с пероральным приемом будесонида. BMJ 321, 927.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  370. 370.

    Corominas N, Mane JM, Codina C, Paz MA, Ribas J (1992) Гидрокортизоновая анафилаксия: новый отчет о случае. Pharm Weekbl Sci 14, 93–94.

    PubMedGoogle Scholar
  371. 371.

    Dajani BM, Sliman NA, Shubair KS, Hamzeh YS (1981) Бронхоспазм, вызванный внутривенным введением сукцината натрия гидрокортизона (Solu-Cortef) у астматиков, чувствительных к аспирину.J Allergy Clin Immunol 68, 201–204.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  372. 372.

    Dasgupta A (2003) Обзор аномальных результатов лабораторных анализов и токсических эффектов из-за использования лекарственных трав. Am J Clin Pathol 120, 127–137.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  373. 373.

    Josefson D (2002) Зверобой мешает химиотерапии, как показывают исследования. BMJ 325, 460.

    CrossRefGoogle Scholar
  374. 374.

    Ruschitzka F, Meier PJ, Turina M, Luscher TF, Noll G (2000) Острое отторжение трансплантата сердца из-за зверобоя.Ланцет 355, 548–549.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  375. 375.

    Larkin M (2002) Предлагается безопасное использование растительных продуктов перед операцией. Lancet 358, 128.

    CrossRefGoogle Scholar
  376. 376.

    Ang-Lee MK, Moss J, Yuan CS (2001) Травяные лекарства и периоперационный уход. JAMA 286, 208–216.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  377. 377.

    Эрнст Э. (2003) Травяные лекарства в контексте. BMJ 327, 881–882.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  378. 378.

    Schulze J, Raasch W, Siegers CP (2003) Токсичность пиронов кавы, безопасность лекарств и меры предосторожности - тематическое исследование. Фитомедицина 10, Приложение 4, S68 – S73.

    CrossRefGoogle Scholar
  379. 379.

    Escher M, Desmeules J (2001) Гепатит, связанный с кавой, травяным средством от беспокойства. BMJ 322, 139.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  380. 380.

    Vale S (1998) Субарахноидальное кровоизлияние, связанное с гинкго билоба. Lancet 352, 36.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  381. 381.

    Chung KF, Dent G, McCusker M, Page CP, Barnes PJ (1987) Влияние смеси гинколидов (BN 52063) на антагонистические реакции кожи и тромбоцитов на фактор активации тромбоцитов у человека. Ланцет 1 (8527), 248–251.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  382. 382.

    Fugh-Berman A, Ernst E (2001) Взаимодействие лекарственных растений: обзор и оценка надежности отчета. Br J Clin Pharmcol 52, 587–595.

    CrossRefGoogle Scholar
  383. 383.

    Larkin M (1999) Хирургические пациенты с риском взаимодействий между травами и анестезией.Lancet 354, 1362.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  384. 384.

    Gould M (2001) Пациенты предупреждали об опасности китайских лекарств. BMJ 323, 770.

    CrossRefGoogle Scholar
  385. 385.

    Adachi M, Saito H, Kobayashi H, et al. (2003) Повреждение печени у 12 пациентов, принимавших травяные средства для похудания «Часо» или «Оншидо». Ann Intern Med 139, 488–492.

    PubMedGoogle Scholar
  386. 386.

    Аноним (2003) Результаты исследования продуктов для похудения китайского производства, классифицируемых как продукты для здоровья (неутвержденные лекарства) [английский перевод].Бюро фармацевтической и пищевой безопасности Министерства здравоохранения, социального обеспечения и труда Японии. Доступно по адресу:

    http://www.mhlw.go.jp/houdou/2003/02/h0212-1.html

    ; Интернет; по состоянию на 23 сентября 2004 г.

  387. 387.

    Lau G, Lo DST, Yao YJ, Leong HT, Chan CL, Chu SS (2004) Смертельный случай печеночной недостаточности, возможно, вызванной нитрозофенфлурамином: описание случая. Закон о медицине 44, 252–263.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  388. 388.

    Eisenberg DM, Davis RB, Ettner SL, et al.(1998) Тенденции использования альтернативной медицины в Соединенных Штатах, 1990–1997 годы: результаты последующего национального исследования. JAMA 280, 1569–1575.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  389. 389.

    Hainer MI, Tsai N, Komura ST, Chiu CL (2000) Смертельная гепаторенальная недостаточность, связанная с сульфатом гидразина. Ann Intern Med 133, 877–880.

    PubMedGoogle Scholar
  390. 390.

    Pumphrey RSH, Робертс ISD (2000) Результаты вскрытия после смертельных анафилактических реакций. Дж. Клин Патол 53, 273–276.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  391. 391.

    Horn KD, Halsey JF, Zumwalt RE (2004) Использование сывороточного типтазы и анализа иммуноглобулина E в посмертной диагностике анафилаксии. Am J Forensic Med Pathol 25, 37–43.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  392. 392.

    Aronson JK, Robin RE (2003) Присоединение к DoTS: новый подход к классификации побочных реакций на лекарства. BMJ 327, 1222–1225.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  393. 393.

    Riedl MA, Casillas AM (2003) Побочные реакции на лекарства: типы и варианты лечения.Am Fam Phys 68, 1781–1790.

    Google Scholar
  394. 394.

    Kanjanarat P, Wionterstein AG, Johns TE, Hatton RC, Gonzalez-Rothi R, Segal R (2003) Природа предотвратимых побочных эффектов лекарственных препаратов в больницах: обзор литературы. Am J Health Syst Pharm 60, 1750–1759.

    PubMedGoogle Scholar
  395. 395.

    Mittmann N, Knowles SR, Gomez M, Fish JS, Cartotoo R, Shear NH (2004) Оценка степени занижения сведений о серьезных побочных реакциях на лекарства: случай токсического эпидермального некролиза .Drug Saf 27, 477–487.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  396. 396.

    Runciman WB, Roughead EE, Semple SJ, Adams RJ (2003) Неблагоприятные события и ошибки приема лекарств в Австралии. Int J Qual Health Care 15, Дополнение 1, S49 – S59.

    CrossRefGoogle Scholar
  397. 397.

    Larkin M (2001) Передозировка радиации часто встречается при компьютерной томографии детей. Lancet 357, 289.

    Google Scholar
  398. 398.

    Brenner DJ, Elliston CD, Hall EJ, Berdon WE (2001) Расчетные риски радиационно-индуцированного смертельного рака с помощью детской компьютерной томографии.AJR 176, 289–296.

    PubMedGoogle Scholar
  399. 399.

    Патерсон А., Фруш Д.П., Доннелли Л.Ф. (2001) Спиральная компьютерная томография тела. Отрегулированы ли настройки для педиатрических пациентов? AJR 176, 297–301.

    PubMedGoogle Scholar
  400. 400.

    Spurgeon D (2001) «Летающие» пылесосы относятся к числу опасностей в аппаратах МРТ. BMJ 323, 357.

    CrossRefGoogle Scholar
  401. 401.

    Chaljub G, Kramer LA, Johnson RF III, Johnson RF Jr, Singh H, Crow WN (2001) Несчастные случаи с баллоном снаряда в результате присутствия ферромагнитной закиси азота или кислорода танки в комплекте MR.AJR 177, 27–30.

    PubMedGoogle Scholar
  402. 402.

    Klucznik RP, Carier DA, Pyka R, Haid RW (1993) Размещение ферромагнитного зажима для интрацеребральной аневризмы в магнитном поле со смертельным исходом. Радиология 187, 855–856.

    PubMedGoogle Scholar
  403. 403.

    Schenck JF (2000) Безопасность сильных статических магнитных полей. J Магнитно-резонансная визуализация 12, 2–19.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  404. 404.

    Rutqvist LE, Lax I, Fornander T, Johansson H (1992) Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в рандомизированном исследовании адъювантной лучевой терапии по сравнению с хирургическим вмешательством при первичном раке молочной железы.Int J Radiat Oncol Biol Phys 22, 887–896.

    PubMedGoogle Scholar
  405. 405.

    Gyenes G, Fornander T, Carlens P, Glas U, Rutqvist L (1996) Повреждение миокарда у пациентов с раком груди, получавших адъювантную лучевую терапию: проспективное исследование. Int J Radiat Oncol Biol Phys 36, 899–905.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  406. 406.

    Kunkler I (2000) Адъювантное облучение при раке груди. BMJ 320, 1485–1486.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  407. 407.

    Santos RS, Raftopoulos Y, Keenan RJ, Halal A, Maley RH, Landreneau RJ (2004) Бронхоскопическое паллиативное лечение первичного рака легкого: одноразовая или комбинированная терапия? Surg Endosc 18, 931–936.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  408. 408.

    Lo TC, Beamis JF Jr, Villanueva AG, Gray AW Jr, Wu TR (2001) Внутрипросветная брахитерапия злокачественных эндобронхиальных опухолей: обновленная информация о лучевой терапии с низкой мощностью и высокой мощностью . Clin рака легких 3, 65–68.

    PubMedGoogle Scholar
  409. 409.

    Bedwinek J, Petty A, Bruton C, Sofield J, Lee L (1991) Использование эндобронхиальной брахитерапии с высокой мощностью дозы для смягчения симптоматического эндобронхиального рецидива ранее облученной бронхогенной карциномы. Int J Radiat Oncol Biol Phys 22, 23–30.

    Google Scholar
  410. 410.

    Spieser BL, Spratling L (1993) Удаленная постнагрузочная брахитерапия для местного контроля эндобронхиальной карциномы. Int J Radiat Oncol Biol Phys 25, 379–387.

    Google Scholar
  411. 411.

    Speiser BL, Spratling L (1993) Лучевой бронхит и стеноз, вторичные по отношению к эндобронхиальному облучению с высокой мощностью дозы. Int J Radiat Oncol Biol Phys 25, 389–397.

    Google Scholar
  412. 412.

    Pelissier-Alicot AL, Leonetti G, Champsaur P, Allain P, Mauras Y, Botta A (1999) Смертельное отравление из-за интравации после перорального введения сульфата бария для контрастной рентгенографии. Судебно-медицинская экспертиза 106, 109–113.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  413. 413.

    Fineschi V, Monasterolo G, Rosi R, Turillazzi E (1999) Смертельный анафилактический шок во время флюоресцентной ангиографии. Судебная медицина Int 100, 137–142.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  414. 414.

    Oliveira DBG (1999) Профилактика нефропатии, индуцированной контрастом. Ланцет 353, 1638–1639.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  415. 415.

    McCullough PA, Wolyn R, Rocher LL, Vevin RN, O’Neill WW (1997) Острая почечная недостаточность после коронарного вмешательства: частота, факторы риска и связь со смертностью.Am J Med 103, 368–375.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  416. 416.

    Weisberg LS, Kurnik BR (1994) Риски рентгеноконтрастной нефропатии у пациентов с сахарным диабетом и без него. Kidney Int 45, 259–265.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  417. 417.

    Polacarz SV, Laing RW, Loomes R (1992) Гранулема Торотраста: неожиданный диагноз. J Clin Pathol 45, 259–261.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  418. 418.

    Plent S, Shah S, Westmore GA (1990) Гранулема Торотраста: возрождение.Ж. Ларингол Отол 104, 355–357.

    PubMedGoogle Scholar
  419. 419.

    Pournia S, de Andrade A, Barbosa J, et al. (1998) Смертельная интоксикация микроцистином в отделении гемодиализа в Каруару, Бразилия. Ланцет 352, 21–26.

    CrossRefGoogle Scholar
  420. 420.

    de Wolff FA, Berend K, van der Voet GB (2002) Подострое фатальное отравление алюминием у диализных пациентов: посмертные токсикологические данные. Судебно-медицинская экспертиза 128, 41–43.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  421. 421.

    Bosch X (2001) Baxter снимает диализатор после смерти 12 пациентов. BMJ 323, 529.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  422. 422.

    Riley SG, Chess J, Donovan KL, Williams JD (2003) Ложная гипергликемия и икодекстрин в жидкости для перитонеального диализа. BMJ 327, 608–609.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  423. 423.

    Offringa M (1998) Повышенная смертность тяжелобольных пациентов после введения человеческого альбумина. BMJ 317, 223–224.

    PubMedGoogle Scholar
  424. 424.

    Schierhout G, Roberts I (1998) Жидкая реанимация коллоидными или кристаллоидными растворами у пациентов в критическом состоянии: систематический обзор рандомизированных исследований. BMJ 316, 961–964.

    PubMedGoogle Scholar
  425. 425.

    Cochrane Injuries Group (1998) Кокрановская группа по травмам, обозреватели альбумина. BMJ 317, 235–240.

    Google Scholar
  426. 426.

    Barron ME, Wilkes MM, Navickis RJ (2004) Систематический обзор сравнительной безопасности коллоидов.Arch Surg 139, 552–563.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  427. 427.

    Virchis E, Patel RK, Contrerras M, Navarrete C, Kaczmarski RS, Jan-Mohamed R (1997) Острый некардиогенный отек легких после переливания тромбоцитов. BMJ 314, 880–882.

    PubMedGoogle Scholar
  428. 428.

    Darby SC, Ewart DW, Giangrande PLF и др. (1997) Смертность от рака и болезней печени у больных гемофилией мужчин и мальчиков в Великобритании, получавших продукты крови, зараженные гепатитом С.Ланцет 350, 1425–1431.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  429. 429.

    Alexander FE (1997) Переливание крови и риск неходжкинской лимфомы. Ланцет 250, 1414–1415.

    CrossRefGoogle Scholar
  430. 430.

    Kasper C, Jones L, Fujita Y, Morgenstern GR, Scarffe JH, Chang J (1999) Разрыв селезенки у пациента с острым миелоидным лейкозом, перенесшего трансплантацию стволовых клеток периферической крови. Ann Hematol 78, 91–92.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  431. 431.

    Falzetti F, Aversa F, Minelli O, Tabilio A (1999) Спонтанный разрыв селезенки во время мобилизации стволовых клеток периферической крови у здорового донора. Lancet 353, 555.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  432. 432.

    Fell JME, Reynolds AP, Meadows N, et al. (1996) Токсичность марганца у детей, длительно получающих парентеральное питание. Ланцет 347, 1218–1221.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  433. 433.

    Hearing SD (2004) Синдром возобновления питания.BMJ 328, 909–910.

    CrossRefGoogle Scholar
  434. 434.

    Crook MA, Hally V, Panteli JV (2001) Важность синдрома возобновления питания. Питание 17, 632–637.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  435. 435.

    Weinster RI, Krumdieck CL (1980) Смерть в результате чрезмерного полного парентерального питания: пересмотр синдрома возобновления питания. Am J Clin Nutr 34, 393–399.

    Google Scholar
  436. 436.

    Cumming AD, Farquhar JR, Bouchier IAD (1987) Возобновление гипофосфатемии при нервной анорексии и алкоголизме.BMJ 295, 490–491.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  437. 437.

    Alhasso A, Bryden AA, Neilson D (2000) Отравление литием после отведения мочи с помощью подвздошной кишки. BMJ 320, 1037.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  438. 438.

    Hicks K, Evans GB, Rogerson ME, Bass P (1998) Точечно-подвздошное шунтирование, кишечная гипероксалурия и оксалатный нефроз: роль поляризованного света в биопсии почек . Дж. Клин Патол 51, 700–702.

    PubMedGoogle Scholar
  439. 439.

    Саукко П., Найт Б. (2004) Судебная патология Найта, 3-е изд., Арнольд, Лондон, стр 88–90.

    Google Scholar
  440. 440.

    Lau G (2002) Легочное кровотечение, вызванное перфорированной и, возможно, ятрогенной аневризмой грудной аорты. Судебно-медицинская экспертиза 126, 167–170.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

Информация об авторских правах

© Humana Press Inc., Тотова, штат Нью-Джерси, 2005

Авторы и аффилированные лица

  1. 1. Центр судебной медицины Управление здравоохранения Сингапур

Обрамление семейного разговора после ранней диагностики травмы и случайной ятрогенной болезни выводы

Задний план: Хирурги редко получают официальную подготовку, чтобы сообщать пациентам плохие новости.Целью нашего исследования было изучить и сравнить методы раскрытия ятрогенных и случайных оперативных данных среди хирургических резидентов.

Методы: Клиенты общей хирургии выполнили лапароскопическую холецистэктомию на устройстве SurgicalSIM в имитационной операционной. Половина (n = 8) поступила с травмой общего желчного протока, а половина (n = 7) столкнулась с метастатическим раком желчного пузыря во время операции.Обе группы раскрыли эту информацию члену семьи пациента по сценарию и заполнили анкету. Все встречи были записаны на видео и независимо оценены с использованием модифицированного протокола SPIKES, проверенного инструмента для доставки плохих новостей. Мы сравнили раскрытие ятрогенных и неожиданных результатов по годам обучения. Анализ проводился с использованием критерия Манна-Уитни.

Результаты: Независимо от года обучения, большее количество резидентов были довольны раскрытием случайной находки, чем раскрытием ятрогенной травмы (47 vs.33%). У пожилых резидентов (PGY4-PGY5) были лучшие оценки по шкале SPIKES (p <0,05), в первую очередь за адаптацию раскрытия информации к тому, что понимают пациент и семья, изучение ожиданий пациента и семьи и предложение ответов на любые вопросы (p <0,05). Несмотря на то, что все пациенты чувствовали себя более комфортно при раскрытии случайного открытия, качество раскрытия по шкале SPIKES было одинаковым для ятрогенных и случайных оперативных результатов (p = NS).

Вывод: В целом стажеры плохо подготовлены к сообщению плохих новостей.Раскрытие ятрогенных травм было более сложной задачей по сравнению с раскрытием случайных данных. Старшие жители лучше, чем младшие, сообщают плохие новости.

Определение ятрогенности по Merriam-Webster

iat · ro · gen · ic | \ (ˌ) ī-a-trə-ˈje-nik \

: непреднамеренно вызвано врачом или хирургом, лечением или диагностическими процедурами. ятрогенная сыпь

Ятрогенез - обзор | Темы ScienceDirect

Обзор

Ятрогенез определяется как любая травма или заболевание, возникшее в результате оказания медицинской помощи (Циклопедический медицинский словарь Табера, 2013).Ятрогенное состояние - это состояние нездоровья или побочные эффекты, вызванные лечением; Обычно это происходит из-за ошибки, сделанной при диагностике или лечении, а также может быть ошибкой любого члена медицинской бригады. Риск ятрогенеза у лиц старше 65 лет вдвое выше, чем у более молодых людей (Gurwitz et al., 1994), а ятрогенные осложнения могут быть более серьезными у пожилых людей (Merck Manual, 2013). В дозорном отчете Института медицины большинство ошибок объясняется не халатностью или неправомерным поведением, а системными проблемами (Institute of Medicine, 1999).

С 2007 по 2009 годы, согласно сообщениям, 708 642 события, связанные с безопасностью пациентов, стали причиной смерти 79 670 госпитализированных получателей Medicare в Соединенных Штатах Америки (Healthgrades, 2011). По оценкам, ятрогенные события ежегодно затрагивают 65% жителей домов престарелых и, вероятно, окажут негативное влияние и на пожилых людей, проживающих в учреждениях для престарелых (Mitty, 2010). Неблагоприятные реакции на лекарства, отпускаемые по рецепту, возникают в результате неправильного заказа и введения дозировок, а также в результате полипрагмазии у пожилых людей.Другие проблемные ошибки могут быть основаны на неверном прочтении результатов теста или на неоднозначном представлении симптомов, что является признаком старения (Lantz, 2002; Agency for Healthcare Research and Quality, 2004; Mitty, 2010). В 2011 г. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов получило 874 116 сообщений о побочных эффектах лекарств и терапевтических биологических продуктов по сравнению с 370 240 сообщениями в 2003 г. (FDA, 2012). Подсчитано, что 27% побочных эффектов лекарственных препаратов в первичной медико-санитарной помощи и 42% при длительном лечении можно предотвратить (American Geriatrics Society, 2012).

Госпитализация увеличивает риск внутрибольничных инфекций, трансфузионных реакций, полипрагмазии и неподвижности. Мобильность имеет решающее значение для благополучия и качества жизни пожилого человека. Хирургические и медицинские вмешательства могут привести к осложнениям из-за анестезии или перегрузки жидкостью (Merck Manual, 2013). Пожилые пациенты часто поступают в больницу без лекарств или соответствующего списка прописанных лекарств, а это означает, что запланированные дозы могут быть пропущены в течение нескольких часов или дней. Госпитализированные пожилые люди особенно подвержены риску «каскадного ятрогенеза», развития множественных осложнений, вызванных, казалось бы, безобидным начальным событием (Thomlow et al., 2009).

Множество факторов увеличивают риск ятрогенных заболеваний у пожилых людей. Наличие нескольких хронических заболеваний увеличивает вероятность того, что лечение одной проблемы может оказать негативное влияние на другую. Например, использование нестероидных противовоспалительных (НПВП) лекарств при лечении артрита может усугубить сердечную недостаточность или хронический гастрит. Фрагментация оказания медицинской помощи по многим специальностям может привести к изменениям в терапевтических вмешательствах без надлежащего общения между лицами, осуществляющими уход.

Был предложен ряд инициатив для предотвращения ятрогенеза, особенно у ослабленных пожилых людей, включая: использование кураторов для координации услуг; разумное участие гериатрической междисциплинарной бригады в сложных случаях; консультация фармацевта; создание специализированных отделений неотложной помощи для престарелых; и подготовка предварительных указаний, включая назначение доверенного лица для принятия медицинских решений (Merck Manual, 2013). Стремясь содействовать более безопасному здравоохранению, Агентство медицинских исследований и качества опубликовало «20 советов по предотвращению медицинских ошибок», представленных во вставке 56.1. Этот информационный бюллетень информирует пациентов и членов их семей о практических шагах, которые они могут предпринять, чтобы предотвратить врачебные ошибки и тем самым обеспечить более безопасное медицинское обслуживание.

Был обобщен ряд как добровольных, так и обязательных систем отчетности о нежелательных явлениях в странах по всему миру, а Всемирный альянс за безопасность пациентов (2005) разработал руководящие принципы по системам отчетности и обучения. Не предназначенные для наказания (что, вероятно, препятствует отчетности), эти системы предназначены для повышения безопасности пациентов путем облегчения извлечения уроков из сбоев системы здравоохранения и принятия мер по внесению корректирующих изменений.

Эта глава посвящена ятрогенезу, связанному с побочными реакциями на лекарства и неподвижностью, и предлагает предложения по профилактике этих состояний.

Определение ятрогенного в Медицинском словаре

ятрогенный

[i-at ″ ro-jen´ik]

, возникший в результате деятельности поставщика медицинских услуг или учреждения; говорится о любом неблагоприятном состоянии пациента, возникшем в результате лечения врачом, медсестрой или другим медицинским работником.

Энциклопедия и словарь Миллера-Кина по медицине, сестринскому делу и смежным вопросам здравоохранения, седьмое издание.© 2003 Saunders, принадлежность Elsevier, Inc. Все права защищены.

i · at · ro · gen · ic

(ī-at'rō-jen'ik),

Обозначая реакцию на медикаментозное или хирургическое лечение, обычно означает неблагоприятную реакцию.

[ятро- + Г. -ген, продюсер]

Фарлекс Партнерский медицинский словарь © Farlex 2012

ятрогенный

(ī-ăt′rə-jĕn′ĭk) прил.

Непреднамеренно введено пациенту врачом. Используется особенно при инфекции или другом осложнении лечения.


i · at′ro · gen′i · cal·ly нареч.

Медицинский словарь American Heritage® Авторские права © 2007, 2004, компания Houghton Mifflin. Опубликовано компанией Houghton Mifflin. Все права защищены.

ятрогенный

прилагательное Обращение к физическому или психическому состоянию, вызванному врачом или поставщиком медицинских услуг (например, ятрогенное заболевание) из-за воздействия патогенов, токсинов или вредного лечения или процедур.

Медицинский словарь Сегена.© 2012 Farlex, Inc. Все права защищены.

ятрогенный

прилагательное Обращение к физическому или психическому состоянию, вызванному врачом или медицинским работником, например, ятрогенным заболеванием, вызванным воздействием патогенов, токсинов или вредным лечением или процедурами.

Краткий словарь современной медицины McGraw-Hill. © 2002 McGraw-Hill Companies, Inc.

i · at · ro · gen · ic

(ī-at'rō-jen'ik)

Обозначение реакции на медикаментозное или хирургическое лечение, вызванное самим лечением; обычно используется при неблагоприятных ответах или инфекциях.

[ iatro- + G. -gen, production]

Медицинский словарь для медицинских работников и медсестер © Farlex 2012

iatrogenic

Относится к заболеванию или расстройству, вызванному врачами. Расстройства могут быть непредвиденными и случайными, могут быть результатом непредсказуемых или необычных реакций, могут быть неизбежным следствием необходимого лечения или могут быть вызваны некомпетентностью или небрежностью врача. Иатрос - греческое слово, обозначающее врача.

Медицинский словарь Коллинза © Роберт М. Янгсон 2004, 2005

Ятрогенный

Обращение к травмам, нанесенным врачом. Иногда травма носа может быть результатом осмотра носа врачом или осложнений после пластической операции.