Ятрогенное повреждение это: Судебно-медицинская оценка ятрогенных повреждений толстой кишки Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

Содержание

Малоинвазивное лечение ятрогенных повреждений мочеточника

Д.С. Меринов, Ш.Ш. Гурбанов, Р.Р. Фатихов
НИИ урологии Минздравсоцразвития, Москва

Ятрогенные повреждения мочеточников являются одним из самых тяжелых осложнений при оперативных вмешательствах на органах малого таза, на долю которых из всех травм верхних мочевыводящих путей (ВМП) приходится до 75% [1]. При этом многие исследователи подчеркивают, что процент травм мочеточника нередко занижен из-за того, что часто его повреждение во время операции распознается далеко не сразу [2].

Встречающийся характер интраоперационных травм мочеточника довольно разнообразный. Его перевязывают, прокалывают иглой, прошивают, раздавливают клеммой, электрокоагулируют, частично или полностью рассекают и даже резецируют [3].

Ранения мочеточника у женщин, в большинстве случаев, наблюдаются при гинекологических и акушерских вмешательствах, что связано с обилием сосудистых образований и тесными анатомическими отношениями внутренних половых органов и мочевых путей [4-9]. Обычно мочеточник повреждается при гинекологических операциях по поводу доброкачественных и злокачественных новообразований матки и яичников [10]. Наиболее частой причиной травмы мочеточника является гистерэктомия, на долю которой приходится до 54% из всех ятрогенных повреждений ВМП [11]. При этом типичным местом повреждения является уровень пересечения мочеточника с подвздошными сосудами. Риск повреждения мочеточника особенно велик при наличии рубцово-спаечного процесса, изменении его топографии и массивном кровотечении в глубине раны. Глубоко расположенная тазовая часть мочеточника находится вблизи органов, часто подвергающихся оперативным вмешательствам, имеет в этом месте тонкую стенку и узкий просвет [12, 13]. По данным различных авторов повреждения мочеточников при операциях по поводу заболеваний женских гениталий составляет 0,5-3% [14, 15], в тоже время, акушерскогинекологическая оперативная деятельность является причиной 42-85% всех ятрогенных травм мочеточника [4].

Кроме того, встречаются ранения мочеточника, наносимые при широко используемых в современной гинекологии лапароскопических операциях [16-18]. В большинстве случаев травма происходит при электрохирургическом или лазер-ассистированном лизисе эндометриоза, лигировании маточных труб, лапароскопической гистерэктомии [11, 19].

В акушерской практике травма мочеточника может быть нанесена в условиях патологических родов. Подобная ситуация возникает при кесаревом сечении в нижнем маточном сегменте, экстирпации матки по поводу ее разрывов в родах или кровотечения в послеродовом периоде. Наиболее опасным моментом при кесаревом сечении является рассечение шейки матки в поперечном направлении [20, 21]. При повторных кесаревых сечениях частота ятрогенных травм ВМП увеличивается [11].

В течение многих лет открытые реконструктивно-пластические операции мочеточника оставались и остаются до сегодняшнего дня основными и наиболее эффективными способами хирургического лечения его ятрогенных повреждений [13].

Однако, открытые оперативные вмешательства нередко сопровождаются широким вскрытием забрюшинного пространства, с пересечением большой площади мышц и тщательным выделением зоны повреждения мочеточника. Они продолжительны и травматичны, требуют длительного реабилитационного периода, сопровождающегося социальной дезадаптацией больных.

В конце прошедшего столетия в урологическую практику были внедрены новые малоинвазивные методы оперативного лечения ряда урологических заболеваний почек и мочеточников. Успехи, достигнутые в рентгеноэндоскопической коррекции стриктур ВМП, разработка и внедрение в повседневную медицинскую практику нового видеоэндоскопического инструментария и оборудования позволяет по новому подойти к лечению ятрогенных повреждений мочеточника. Бурное развитие лапароскопии, совершенствование докторов, занимающихся данным видом вмешательств, также открывают широкие возможности применения малоинвазивных методов лечения порой не простых последствий интраоперационной травмы ВМП [22].

Приводим собственное наблюдение.

Пациентка Д., 26 лет поступила в клинику 07.04.2010 с жалобами на боли в поясничной области слева, общую слабость, гипертермию до 38°С после предшествующего кесарева сечения в нижнем маточном сегменте поперечным разрезом от 02.04.2010. В послеродовом периоде по данным магнитно-резонансной томографии (МРТ) от 06.04.10 выявлено расширение обеих половин чашечно-лоханочной системы удвоенной левой почки. В области нижнего маточного сегмента слева признаки обструкции мочеточника с нарушением пассажа мочи и наличием объемного образования в периуретеральной зоне, скопление жидкости в полости малого таза, в большей степени забрюшинно слева, по магнитно-резонансным характеристикам соответствующее аналогичному сигналу от мочи (рисунок 1). По данным ретроградной уретерографии контрастируется только нижняя треть левого мочеточника до фиссуса, отмечается затек контрастного вещества в парауретеральное пространство. Следует отметить, что предыдущим лечащим врачам не представилось возможным провести мочеточниковый катетер выше предполагаемой зоны конфликта (рисунок 2).

Рисунок 1. Магнитно-резонансная томография пациентки Д. Отмечается расширение обеих половин чашечно-лоханочной системы удвоенной левой почки. В области нижнего маточного сегмента слева признаки обструкции мочеточника с нарушением пассажа мочи и наличием объемного образования в периуретеральной зоне, скопление жидкости в полости малого таза, в большей степени забрюшинно слева.

Рисунок 2. Ретроградная уретерография той же пациентки. Контрастируется только нижняя треть левого мочеточника до фиссуса, отмечается затек контрастного вещества в парауретеральное пространство.

07.04.2010 в экстренном порядке выполнены чрескожные пункционные нефростомии обеих половин удвоенной чашечнолоханочной системы слева с целью восстановления адекватного оттока мочи из левой почки, и купирования острого обструктивного пиелонефрита. В тот же день пациентка подверглась отсроченному оперативному вмешательству в объеме ретроперитонеоскопической ревизии забрюшинного пространства слева, рассечении лигатуры в нижней трети мочеточника в зоне фиссуса, дренировании забрюшинного пространства. Под эндотрахеальным наркозом в положении больной на правом боку в левом костовертебральном углу разрезом 1 см рассечена кожа и апоневроз. В забрюшинное пространство введена оптика с 10 мм троакаром по средней подмышечной линии. Создан ретроперитонеум СО2. По средней и передней аксилярной линии введено два троакара (один 5 мм, другой 10 мм). Расширено рабочее пространство, выделена и рассечена фасция Герота. В забрюшинном пространстве определяется сукровичная жидкость, имбибиция тканей. Жидкость эвакуирована (около 100 мл). Выделена нижняя треть удвоенного мочеточника в зоне фиссуса, там же обнаружена лигатура, фиксирующая мочеточник к передней брюшной стенке (рисунок 3). Лигатура рассечена. Установлены два страховых дренажа в забрюшинное пространство. Кровопотеря 3040 мл. Продолжительность вмешательства 40 минут. Операция прошла без каких-либо осложнений.

Рисунок 3. Интраоперационная находка при ретроперитонеоскопии той же больной. Визуализируется ятрогенная лигатура в нижней трети левого мочеточника.

Рисунок 4. Обзорная урография той же больной в ближайшем послеоперационном периоде. Определяются контуры внутреннего стента в проекции ВМП слева, нефростомы в полости каждой половины удвоенной левой почки, а также страховой дренаж в забрюшинном простанстве.

09.04.2010 планово выполнена цистоскопия, уретероскопия, установка внутреннего стента слева. Под внутривенной анестезией уретероскоп 8Ch свободно проведен по уретре в мочевой пузырь. В ходе операции выявлена еще одна аномалия развития ВМП в виде эктопии устья правого мочеточника (последнее располагалось под устьем левого), подтвержденная проведением струны под рентгеноскопическим контролем. Далее уретероскоп заведен в устье левого мочеточника. На границе средней и нижней трети определяется непреодолимое препятствие, а также ятрогенная лигатура. Произведено рассечение лигатуры гольмиевым лазером Auriga в режиме абляции (мощность 700 Вт, частота 18). Затем, по рабочему каналу уретероскопа проведен торцевой катетер и произведена ретроградная уретеропиелография, при которой отмечается наличие уретерофиссуса и выраженная девиация верхней трети мочеточника. Далее в нижнюю половину удвоенной левой почки проведена жесткая струна, по которой произведена установка внутреннего стента по типу «Мерседес» 7Ch 28 см. Верхний завиток сформирован в лоханке нижней половины удвоенной почки, нижний в полости мочевого пузыря (рисунок 4).

В послеоперационном периоде уретральный катетер удален на пятые сутки, страховые дренажи на пятые и шестые сутки соответственно.

Через месяц после вмешательства выполнены удаление внутреннего стента и контрольная уретероскопия слева, при котором отмечена хорошая проходимость мочеточника в зоне ятрогенной травмы (рисунок 5).

Рисунок 5. Контрольная уретероскопия той же пациентки через месяц после вмешательства. Визуализируется зона фиссуса и участок мочеточника ранее травмированный во время выполнения Кесарева сечения. Отмечается адекватная проходимость в данной зоне.

На контрольных экскреторных урограммах отмечался адекватный пассаж контрастного вещества по ВМП с обеих сторон (рисунок 6). При ультразвуковом исследовании через четыре месяца дилатации чашечно-лоханочных систем с обеих сторон не выявлено.

Еще С.П. Баженов в 1936 году писал, что «поражение мочеточников во время операции есть несчастье, к которому всегда должен быть готов хирург. Никакие меры предосторожности, ни опыт, ни искусство не застраховывают, оказывается, от этого несчастья». Однако, на наш взгляд, все же можно предостеречь себя и пациента в некоторых случаях от подобного грозного осложнения путем предварительной установки мочеточникового катетера, особенно у пациенток с наличием опухоли матки или яичников больших размеров, когда существует большая вероятность конфликта с близлежащими органами малого таза. В данном конкретном случае интраоперационная травма мочеточника вероятнее всего была обусловлена случайным повреждением ветви маточной артерии и наложением гемостатических лигатур в условиях интенсивного кровотечения, что затрудняло визуализацию в зоне операционной раны и привело к прошиванию мочеточника.

Рисунок 6. Контрольная экскреторная урография той же пациентки через месяц после уретероскопии, эндоскопического удаления лигатуры. Отмечается адекватный пассаж контрастного вещества по ВМП с обеих сторон.

Данный клинический пример продемонстрировал высокую эффективность малоинвазивного лечения последствия ятрогенного повреждения ВМП с комбинированным применением лапароскопической и эндоскопической техники. Из особенностей следует напомнить, что у пациентки имелась сочетанная аномалия развития почек и мочеточников в виде неполного удвоения ВМП справа и эктопии устья правого мочеточника в область треугольника Льето слева, в связи с чем было не просто провести дифференциальную диагностику между фиссусом и дуплексом, учитывая, что рентгеновские методы исследования в этом плане были не совсем информативны. Это также свидетельствует о преимуществе диапевтической уретероскопии в постановке окончательного диагноза и одновременного выполнения вмешательства.

Своевременное оперативное вмешательство с совмещением диапевтических ретроперитонеоскопии и уретероскопии позволило нам избежать последующего выполнения травматичной открытой операции. К преимуществам подобной тактики можно отнести: малоинвазивность, атравматичность, непродолжительный наркоз, короткие сроки пребывания в стационаре и реабилитации в послеоперационном периоде, а также отсутствие серьезных послеоперационных осложнений и протяженных грубых рубцов на коже, что особенно актуально у пациенток молодого возраста.

Ключевые слова: ятрогенное повреждение мочеточника, малоинвазивные методы лечения, ретроперинеоскопия, уретероскопия.

Keywords: Iatrogenic ureteric injury, minimally invasive treatments, retroperineoscopy, ureteroscopy.

Литература

  1. Endoscopic treatment of ureteric strictures: acucise, cold-knife endoureterotomy and wall stents as a salvage approach / Erdogru T. , Kutlu O., Koksal T., Danisman A., Usta M.F., Kukul E., Baykara M. // Urol. Int. 2005. Vol. 74. № 2. P. 140-146.
  2. Principles, technics and indications of endopyelotomy / Gelet A., Combe M., Lopez J.G., Cuzin B., Dawhara M., Martin X., Marechal J.M., Dubernard J.M. // Prog. Urol. 1995. Vol. 5. № 4. P. 596-604.
  3. Ureteral avulsion: a rare complication of ureteroscopy / Sawazaki H., Yoshikawa T., Takahashi T., Taki Y., Takeuchi H. // Hinyokika Kiyo. 2007. Vol. 53. № 9. P. 641-644.
  4. Рентгеноэндоскопическое лечение повреждений мочеточников после акушерско-гинекологических операций / Мартов А.Г., Маслов С.А., Салюков Р.В., Лисенок А.А. // Урология. 2006. № 1. С. 11-15.
  5. Газимагомедов Г.А. Мочеточниково-влагалищные свищи: Автореф. дис. д-ра мед. наук. М. 1998. 25 с.
  6. Кан Д.В. Руководство по акушерской и гинекологической урологии. М. 1976. 434 с.
  7. Спирнак Д.П. Повреждения мочеточника // В кн. Секреты урологии. Под редакцией Резника М.И. Новика Э.К. СПб. 1998. С. 290-293.
  8. Iatrogenic ureteric injuries: incidence, aetiological factors and the effect of early management on subsequent outcome / Al-Awadi K., Kehinde E.O., Al-Hunayan A., Al-Khayat A. // Int. Urol. Nephrol. 2005. Vol. 37. № 2. P. 235-241.
  9. Incidence and management of gynecological-related ureteric injuries / Aslan P., Brooks A., Drummond M., Woo H. // J. Obstet.Gynaecol. 1999. Vol. 39. № 2. P. 178-181.
  10. Кан Д.В. Травма мочеточников // VI Пленума Всесоюзного научного общества урологов. Тезисы докладов. Ростов-на-Дону.1983. С. 55-59.
  11. Campbell's Urology // Eds P. Walsh et all. 9-th Ed. Philadelphia. 2007. P. 3032-3084.
  12. Деревянко И.М. Обструкция мочеточников. Ставропольское книжное издательство. 1979. 176 с.
  13. Переверзев А.С. Клиническая урогинекология. Харьков. Факт. 2000. 212 с.
  14. Опыт лечения больных со стенозом и облитерацией нижней трети мочеточника / Сергиенко Н. Ф., Гнилорыбов В.Г., Долгополов С.В., Донец А.Н. //Воен. мед. журнал. 1991. № 2. С. 46-47.
  15. Ambiavagar R., Nembiar R. Traumatic closed avulsion of the upper ureter // Injury. 1979. Vol. 11. № 1. P. 71-76.
  16. Повреждение органов мочевой системы при эндоскопических операциях в гинекологии / Лоран О.Б., Годунов Б.Н., Зайцев А.В, Липский В.С., Таневский В.Э. //Акушерство и гинекология. 2000. № 1. С.19-23.
  17. Ferland R., Rosenblatt P. Ureteral compromise after laparoscopic Burch colpopexy // J. Am. Assoc. Gynecol-Laparosc. 1999. Vol. 6. № 2. P. 217219.
  18. Ureteral injury during radical orthopedic cancer surgery / Khastgir J., Arya M., Patel H.R., Shah P.J. // J. Urol. 2001. Vol. 165. Issue 3. P. 900.
  19. A study of ureteric peristalsis using a single catheter to record EMG, impedance, and pressure changes / Roshani H., Dabhoiwala N.F., Tee S., Dijkhuis T., Kurth K.H., Ongerboer de Visser B.W., de Jong J.M., Lamers W.H. // Tech. Urol. 1999. Vol. 5. № 1. P. 61-66.
  20. GUIDELINES ON UROLOGICAL TRAUMA / Lynch D., Martinez-Pineiro L., Plas E., Serafetinidis E., Turkeri L., Hohenfellner M. // European Association of Urology. 2006.
  21. Yossepowitch O., Baniel J., Livne P.M. Urological injuries during cesarean section: intraoperative diagnosis and management // J. Urol. 2004. Vol. 172. Issue 1. P. 196-199.
  22. Салюков Р.В. Рентгеноэндоскопическая диагностика и лечение облитераций мочеточника и лоханочно-мочеточникового сегмента. Дисс. канд. мед. наук. М. 2001. 207 с.
Прикрепленный файлРазмер
Статья в формате PDF311.68 кб

Ятрогенное повреждение трахеи и пищевода в реанимационной практике

Проблема возникновения и лечения ятрогенных заболеваний и состояний всегда имела место в медицине, а в последние годы она приобрела особую остроту. Чаще диагностируют сосудистые повреждения.

 

Однако широкое внедрение в клиническую практику эндотрахеального наркоза, методик поддержания дыхания путем ИВЛ через интубационную или трахеостомическую трубки привело к тому, что стало возможным возникновение травмы трахеи и пищевода различного гене за с последующим развитием стенотических заболеваний полых органов шеи.

 

Несмотря на то что в настоящее время достаточно хорошо разработана система профилактики подобных заболеваний, число таких пациентов не только не уменьшается, но имеется тенденция к увеличению. На протяжении нескольких 10-летий были разработаны основные принципы операций при стенозах трахеи и подавляющее большинство больных могут быть с успехом излечены, но решение данного вопроса все же лежит в сфере профилактики этого ятрогенного заболевания.

 

Все это объясняет сохранение актуальности этой проблемы в широкой клинической практике. Кроме того, мы не можем игнорировать факт, что в условиях все более и более широкого внедрения в клиническую практику принципов страховой медицины профилактика и лечение ятрогенных заболеваний и состояний приобретают такую острогу, которую еще несколько 10-летий назад мы не могли даже представить.

 

Рубцовый стеноз трахеи

 

Почти за 50-летний период (с 1963 по 2011 г.) существования Российского научного центра хирургии (ранее НИИ экспериментальной и клинической хирургии Минздрава РСФР) в отделении хирургии легких и средостения накоплен опыт лечения 879 больных со стенозами трахеи неопухолевой этиологии и 107 пациентов с трахеопищеводным свищом. Из них у 87% генез заболевания носил ятрогенный характер и был связан с дыхательной реанимацией путем проведения ИВЛ через интубационную или трахеостомическую трубку.

 

Среди ятрогенных причин рубцовый стеноз трахеи после трахеостомии с последующим проведением ИВЛ через установленную трубку сформировался у 68% пациентов, после оротрахеальной интубации он возник у 32% больных. Длительность ИВЛ варьировала от нескольких часов до нескольких месяцев.

 

Гораздо реже (12% больных) стеноз трахеи формировался после открытых или закрытых ранений шеи. Не выявлены причины рубцового сужения дыхательного пути у 1% пациентов и в этих случаях генез заболевания расценен как идиопатический. Основным показанием для проведения длительной ИВЛ у наших больных была черепно-мозговая травма различного характера, операции на головном мозге, а также хирургические вмешательства на жизненно важных органах (сердце, крупные сосуды и т. д). Соотношение мужчин и женщин было 1,5:1. Возраст пациентов варьировал от 5 до 79 лет и в среднем составил 37 лет.

 

С функционирующей трахеостомой были госпитализированы 47,2% пациентов. Клинически значимые нарушения дыхания при поступлении диагностировали у 25,7% больных. Причем у 10,2% они проявлялись выраженным стридором и носили угрожающий жизни характер, что в ближайшие часы потребовало проведения экстренных мероприятий, направленных на восстановление дыхания путем расширения и поддержания просвета дыхательного пути. Практически всегда это осуществляли эндоскопическим методом. Наиболее часто сужение диагностировали в шейном и верхнегрудном отделах трахеи, краниальнее или на уровне трахеостомы.

 

В хирургии и анестезиологии-реаниматологии часто используют инвазивные методики, после которых возможно развитие серьезных осложнений, что может существенно повысить риск неблагоприятного исхода. Эго объясняется рядом объективных и субъективных причин. Наряду с общеизвестным спектром различных осложнений появилась и увеличивается доля ятрогенных заболеваний и состояний.

 

К ятрогенным заболеваниям мы относим патологические процессы, возникновение которых связано с деятельностью медицинского персонала и патогенетически не связано с основным заболеванием.

 

Статистически травматические состояния чаще бывают у лиц мужского пола, а также молодого и среднего возраста. Причем энергетическая составляющая современного травмирующего агента значительно возросла и, как следствие последнего, возросла и тяжесть травм. Наряду с этим имеются успехи реаниматологии, благодаря чему стало возможным спасение жизни тяжело травмированных пациентов с явлениями полиорганной недостаточности, неэффективным самостоятельным дыханием. Это также объясняет увеличение не только числа подобных больных, но и возрастание тяжести повреждения трахеи. Так, за последние годы доля протяженных и мультифокальных стенозов возросла в 2,6 раза.

 

Диагноз рубцового стеноза трахеи чаще устанавливали по месту жительства после восстановления самостоятельного дыхания у реанимационного пациента, после экстубации или деканюляции. Только у 27% больных сужение дыхательного пути диагностировали еще при наличии в просвете интубационной или трахеостомической трубки. Однако даже у последних пациентов план дополнительного обследования и лечебная тактика вызывают затруднения.

 

Здесь наблюдается явный пробел в информированности и профессиональной подготовленности врачей отделений интенсивной терапии. Объяснением подобной ситуации, на наш взгляд, является тот факт, что подобные ситуации бывают не часто и достаточно неожиданны. Отсутствие подобного опыта и приводит к ошибкам как на диагностическом этапе, так и при определении дальнейшей тактики лечения.

 

Наиболее типичной ошибкой при уточнении состояния трахеи у пациента с подозрением на сужение дыхательного пути является выполнение лучевых и эндоскопических методов исследования тотчас после извлечения трахеостомической трубки. Последняя поддерживает просвет дыхательного пути на уровне стеноза, а после деканюляции клинически значимое сужение может возникнуть спустя какое-то время.

 

Наиболее часто стеноз проявляется в первые 10—14 дней. Однако развитие стенотического процесса возможно и в более поздние сроки. Учитывая наш опыт лечения пациентов с рубцовыми стенозами, рестеноз трахеи может возникнуть и спустя 60 дней после удаления из просвета поддерживающих конструкций (трубок, эндотрахеальных стентов), а также после операций, направленных на коррекцию стеноза.

 

Именно этот период времени мы считаем контрольным и в течение его показано динамическое наблюдение за дыханием больного. При минимальных сомнениях в его адекватности показана фибротрахеоскопия. Игнорирование всего изложенного выше может существенно затруднить дальнейшее лечение пациента, привести к потере времени и развитию тяжелых вентиляционных нарушений.

 

Совершенно неправильной считаем тактику, когда при признаках рубцовой трансформации трахеальной стенки извлекают трахеостомическую трубку и в ближайшие дни выписывают пациента из стационара. Нарушение дыхание у них возникает по месту жительства, вне лечебного учреждения, а врачи поликлинического звена не могут своевременно разобраться в разнообразном спектре нарушений у еще недавно реанимационного пациента.

 

“Классическая” негативная ситуация, когда подобных пациентов длительное время пытаются лечить от бронхиальной астмы, обострения хронической обструктивной болезни легких. Причем чем больше времени прошло от момента деканюляции, тем врачам кажется более обоснованным подобный диагноз. Однако, как мы указывали выше, развитие рестеноза возможно спустя несколько месяцев. Таким образом, следует помнить, что нарушение дыхания у больного, перенесшего дыхательную реанимацию, всегда должно настораживать в отношении развития у него рубцового сужения дыхательного пути вне зависимости от длительности так называемого светлого периода.

 

Совершенно необоснованным является попытка отказа подобным пациентам от выполнения диагностических эндоскопических процедур, ссылаясь на ”бронхоспазм”, бронхиальную астму, “общее тяжелое состояние больного”, “недавно перенесенные реанимационные мероприятия” и т. д. Противопоказаний к трахеоскопии при подозрении на рубцовый стеноз трахеи нет и быть не может. Причем чем более выражены дыхательные нарушения, тем более оправдана активная диагностическая тактика.

 

Игнорирование подобного подхода может привести к усугублению ситуации, появлению стридора, тяжелой гипоксии, когда диагностические и неотложные лечебные мероприятия выполняют по жизненным показаниям и связаны с высоким риском. Подобные ситуации в клинической практике имеют место не так редко. Сведения о них отсутствуют или отрывочны, так как по понятным причинам врачи не имеют желания сообщать о них. У нас есть сведения о небольшой группе пациентов (менее 10), которых пытались транспортировать в специализированные медицинские учреждение с признаками тяжелой гипоксии, которые усугубились в транспорте, включая салон самолета, и привели к асистолии.

 

В данной ситуации мы можем говорить о нескольких пробелах в системе практического здравоохранения. Во-первых, это необоснованная деканюляция и выжидательная тактика при признаках рубцового стеноза трахеи. Во-вторых, отсутствие опыта у врача-эндоскописта или технических возможностей медицинского учреждения для эндоскопического расширения и поддержания просвета дыхательного пути по месту жительства.

 

В этом смысле ситуация в нашей стране крайне драматичная. Мы можем говорить только о единичных медицинских учреждения, которые имеют эту возможность, что для большой страны с его гигантскими расстояниями совершенно ничтожно. Какое-то решение данной проблемы может быть при оказании неотложной помощи больным с критическими стенозами трахеи специализированными бригадами, включающими врача-бронхолога, хирурга и анестезиолога с соответствующим опытом лечения подобных больных, а также техническим обеспечением. Однако в настоящее время федеральной службы санитарной авиации в России нет.

 

Существуют местные структуры, которые, однако, не имеют финансовых и технических возможностей вызывать квалифицированных специалистов или транспортировать пациента в федеральные специализированные медицинские центры. Таким образом, врач и пациент сталкиваются с серьезными организационными трудностями, которые в условиях лимита времени часто трудно разрешить.

 

Совершенно необоснованным представляется объяснение подобной ситуации с точки зрения, что число больных с рубцовым стенозом трахеи невелико. В связи с этим приобретение дорогостоящего эндоскопического оборудования и подготовка соответствующих квалифицированных специалистов нецелесообразно. В этом есть рациональное зерно, когда речь идет о медицинских учреждениях ниже областных больниц. В таких стационарах должны быть подобные специалисты. Они смогут не только оказывать помощь пациентам с критическим сужением дыхательного пути, но и проводить своевременную диагностику в реанимационных отделениях, не доводя больных до жизнеугрожающих состояний.

 

В-третьих, далеко не всегда врач отделения интенсивной терапии, а тем более специалист поликлинического звена практического здравоохранения может адекватно оценить тяжесть состояния пациента, темп угрожающего развития стенотическош процесса. Здесь принципиально возможны два варианта: как недооценки риска, так и гипердиагностики последнего. При последней неоправданно запрещается транспортировка пациента в специализированное медицинское учреждение, обрекая его на непатогенетические операции по месту жительства, на ненужную трахеостомию.

 

Трахеостомию бывает трудно выполнить в острой ситуации, а излишняя травма при этом в дальнейшим может привести к серьезному усложнению окончательного лечения. При определении возможности транспортировки больного, показаний к неотложным операциям, кроме оценки общего состояния больного, компенсации его дыхания, эндоскопической картины (оценка диаметра сохраненного просвета трахеи, степени присущей рубцовому стенозу трахеомаляции), следует учитывать темп нарастания нарушения вентиляции.

 

Если нарушение дыхания возникли в течение ближайших 2 нед после деканюляции, то транспортировка пациента без предварительного расширения просвета дыхательного пути может иметь повышенный риск в отличие от постепенного рестенозирования в течение нескольких месяцев или даже лет. В последних случаях мало вероятно внезапное ухудшение дыхания.

 

Компенсаторные возможности организма при постепенном развитии стеноза позволяют поддерживать достаточно приемлемую жизнедеятельность организма даже при критическом сужении дыхательного пути (менее 4—5 мм). Однако и здесь требуется индивидуальный подход. Часто у подобных пациентов ухудшение вентиляции возникает после эндоскопического исследования, особенно при травме стенозированного участка вследствие попыток осмотреть нижележащие отделы трахеобронхиального дерева. Возникающий после этого отек слизистой оболочки трахеи в области сужения усугубляет стридор.

 

Аналогичная парадоксальная ситуация может возникнуть и после эндоскопического бужирования суженного участка. Порой не удается достичь предполагаемого длительного улучшения дыхания и рестеноз возникает в ближайшие дни или даже часы.

 

Это может быть связано с несколькими причинами. Во-первых, использование эндоскопических инструментов малого диаметра из-за боязни трансмурального разрыва трахеи. В результате происходит не разрыв рубцов, а только их растяжение, что недостаточно, и в ближайшее время приведет к рестенозу в худшем варианте, так как за счет присоединившегося отека слизистой оболочки просвет дыхательного пути будет еще меньше.

 

Кроме того, изначально неправильное определение показаний к бужированию при интактной мембранозной стенке трахеи, отсутствии циркулярного рубца также может быть причиной неадекватной эндоскопической манипуляции. В последних случаях бужирование не приводит к разрыву рубцов, а расширение просвета осуществляется за счет растяжения мембранозной стенки трахеи, что в ближайшее время будет причиной рестеноза.

 

Кроме того, необходимо учитывать, что недостаточный эффект от бужирования может быть связан с тем, что сформированный ранее рубцовый стеноз трахеи, с одной стороны, суживал просвет дыхательного пути, а с другой — подобный каркас нивелировал проявления трахеомаляции, которая всегда присутствует при рубцовой трансформации стенки трахеи. В этих случаях после разрушения рубцов бужированием нарушение дыхания, главным образом, связано с размягчением трахеальной стенки, отсутствием в ней каркаса. Повторные сеансы бужирования в этих случаях будут малоэффективны и для обеспечения безопасного дыхания следует осуществить поддержку просвета дыхательного пути за счет временного введения различных эндотрахеальных конструкций (стентов).

 

Существует мнение, что трахеостомия достаточно простая хирургическая манипуляция, которую может производить молодой хирург или реаниматолог, врач отделения интенсивной терапии. Данная концепция при рубцовом сужении дыхательного пути может оказаться обманчивой и привести к серьезным и даже фатальным осложнениям. В РНЦХ им. акад. Б. В. Петровского РАМН на протяжении многих лет придерживаются принципа “трахеостомия в одних руках”, когда операция производится ограниченным кругом торакальных хирургов. Мы считаем, что наряду с противоишемическими мероприятиями эта тактика позволяет серьезно обезопасить проведение длительной ИВЛ. Так, имея опыт тысяч ИВЛ почти за 50-летний период, только у 4 пациентов диагностировали рубцовый стеноз трахеи (РСТ).

 

Трахеостомия, выполняемая на фоне нарушения вентиляции, часто производится при лимите времени и в условиях повышенной нервозности. Нередко бывают ситуации, когда в операционной ране трудно найти и вскрыть просвет дыхательного пути. Стенка трахеи может быть резко утолщенной, плотности кости. Мы лечили несколько больных, у которых в анамнезе был подобный эпизод, с ошибочно вскрытым просветом пищевода и последующей попыткой интубации последнего и проведением ИВЛ.

 

Даже после вскрытия истинного просвета трахеи могут быть затруднения при введении трахеостомической трубки. Эго возникает при низкой локализации стеноза, когда через трахеостомическую рану пытаются бужировать трахею трахеостомической трубкой. Как правило, трахеостомия на фоне рубцового стеноза — это более травматичная операция. К ней следует прибегать при невозможности восстановить дыхание эндоскопическим способом, а последующее промедление опасно развитием серьезных вентиляционных осложнений.

 

Варианты окончательного хирургического лечения РСТ в настоящее время достаточно хорошо разработаны и эти операции уже вышли за пределы специализированных медицинских учреждений. Подобный прогресс хирургии можно только приветствовать. Однако наряду с этим уже сегодня следует констатировать тот факт, что возросла частота послеоперационных осложнений подобного лечения.

 

Так, в РНЦХ им. акад. Б. В. Петровского в последние годы каждый третий пациент (34,3%) поступал после предпринятых попыток оперативного лечения РСТ в других стационарах. Тяжесть заболевания при этом резко возрастала. Сегодня появилась группа пациентов, которые ранее не встречались. Эго прежде всего относится к больным с протяженным и мультифокальным РСТ, требующим нестандартных подходов и хирургических вмешательств (операции в несколько этапов, двухуровневые резекции, трансплантация трахеи, одномоментные операции на трахее и пищеводе), а также к пациентам, у которых возник рестеноз трахеи после полного расхождения краев трахеального анастомоза вследствие его несостоятельности.

 

Трахеопищеводный свищ

 

Отдельное внимание следует уделить развитию ятрогенного трахеопищеводного свища (ТПС) после проведения дыхательной реанимации. С 1963 по февраль 2012 г. в РНЦХ им. акад. Б. В. Петровского были пролечены 107 больных с ТПС различной неопухолевой этиологии. За этот период существенно изменился этиопатогенез. В связи с этим все пациенты были разделены на 2 группы. В 1-ю группу вошли больные, получавшие лечение с 1963 по 1991 г., — 34 (31,8%) человека, во 2-ю — с 1992 по февраль 2012 г. 73 (68,2%) пациента.

 

Всего больных со свищом, сформировавшимся после ИВЛ, было 53 (49,5%): 1 (2,9%) — среди пациентов 1-й группы и 52 (71,2%) — 2-й. Возросла и тяжесть патологического процесса. Так, сочетание ТПС и РСТ мы диагностировали у 55 (75,3%) больных 2-й и всего у 7 (20,5%) пациентов 1-й группы. Патогенез свища и РСТ аналогичен. Более чем у половины пациентов ТПС сочетается с PC дыхательного пути.

 

В связи с этим и профилактика ТПС аналогична таковой при РСТ. Однако, кроме противоишемических мероприятий, в возникновении ТПС существенную роль играет использование жесткого назогастрального зонда, который применяют в реанимационной практике для энтерального питания больного и декомпрессии желудка. В этих случаях между манжетой интубационной или трахеостомической трубкой и зондом возникает узкая зона ишемии и некроза, что в дальнейшем приведет к формированию патологического соустья. Косвенным свидетельством возможности развития подобного процесса является тот факт, что большинство ТПС имеет узкую вертикальную форму и располагается в месте манжеты трубки.

 

Объем оказания первой помощи в отделениях интенсивной терапии часто оказывается неадекватным. Здесь на первое место выходит уровень информированности и подготовленности врача, его клинический опыт при лечении пациентов с респираторно-органными свищами. После выявления ТПС первой задачей становится изоляция трахеобронхиального дерева от желудочно-кишечного тракта.

 

Часто это следует делать в ближайшее время после поступления в клинику, когда промедление в оказании квалифицированной помощи может привести к развитию аспирационной пневмонии, сепсиса, асфиксии. Немедленное радикальное лечение в виде разобщения свища часто невозможно в связи с тяжелым состоянием больного.

 

В такой ситуации самым простым способом изоляции трахеобронхиального дерева от пищеварительного тракта является установка интубационной или трахеостомической трубки ниже зоны свища, таким образом, чтобы раздутая манжета надежно герметизировала свищевое отверстие. Однако это не всегда удается. Трубка может смещаться, а перераздутая манжета вызывать повторное ишемическое повреждение стенок и увеличение размеров соустья.

 

С целью профилактики аспирационных осложнений необходимо не только исключить прием пищи и жидкости через рот, но обеспечить эвакуацию слюны из полости рта, так как даже незначительное ее количество бывает вполне достаточным, чтобы провоцировать воспалительный процесс в легких. Операцию по разобщению свища позволяет отсрочить гастростомия. Основным доводом для ее выполнения является угроза аспирационной пневмонии и невозможность предотвратить аспирацию другими способами.

 

Гастростомия должна быть дополнена фундопликацией. Эго принципиальное положение. Создание надежного клапана в пищеводно-желудочном переходе позволяет избежать рефлюкса и изолировать трахеобронхиальное дерево от содержимого желудка.

 

Существенным подспорьем может быть эндопротезирование трахеи или пищевода. Однако это лечение необходимо рассматривать как сугубо паллиативное, позволяющее отсрочить операцию у тяжелого больного, если нет необходимости проводить ИВЛ. Порой оно имеет неоднозначный результат. С одной стороны, удается отложить на некоторое время тяжелую операцию, с другой — существует угроза увеличения размеров патологического соустья, дислокации эндопротеза, вплоть до нарушения дыхания.

 

Другой проблемой является, что на сегодняшний день не установлены возможные сроки протезирования у пациента с трахеопищеводным свищом неопухолевого происхождения. Эндопротезирование пищевода опасно развитием необратимого стеноза пищевода. Таким образом, к этому паллиативному варианту лечения нужно относиться крайне сдержано, вплоть до полного отказа от него.

 

Разрыв трахеи интубационной трубкой

 

Другим вариантом ятрогенной травмы при проведении дыхательной реанимации, анестезиологического обеспечения операции является разрыв трахеи интубационной трубкой. В настоящее время нет признанной тактики лечения подобных пациентов. Одни авторы указывают на необходимость срочной операции, другие — на благоприятный исход после консервативного лечения без каких-либо отдаленных осложнений.

 

К активной хирургической тактике при изолированных постинтубационных разрывах линейной части трахеи мы относимся достаточно сдержанно. Имея опыт лечения более 30 больных с подобной травмой, только у 6 произвели хирургическое ушивание дефекта. Мы считаем, что в отличие от травмы бифуркации трахеи и главных бронхов данная патология является реанимационно-анестезиологической проблемой.

 

Правильно выполненная интубация трахеи с изоляцией места разрыва от паратрахеального пространства, адекватное дренирование соответствующей плевральной полости, антибактериальная и противовоспалительная терапия, нормализация кислотно-щелочного равновесия позволяют успешно справиться с этим тяжелым осложнением без большой хирургической операции.

 

Консервативная терапия возможна, когда больной хорошо обследован, а разрыв дыхательного пути можно контролировать эндоскопически. Определять тактику лечения должен специалист, владеющий хирургическим и консервативным лечением. При разрыве трахеи операция показана:

  • кровотечение в дыхательные пути, не останавливаемое раздуванием манжеты интубационной трубки и связанное, возможно, с повреждением крупного сосуда;
  • прогрессирование газового синдрома;
  • распространенный разрыв мембранозной части с переходом на бифуркацию трахеи, главный бронх или с интерпозицией паратрахеальных тканей;
  • одновременное повреждение пищевода.

 

Заключение

 

Таким образом, в настоящее время нет тенденции к уменьшению числа пациентов с ятрогенными постреанимационными стенозами и патологическими свищами трахеи, что настоятельно требует усовершенствования профилактики подобной травмы дыхательного пути. Возрастает тяжесть патологического процесса — увеличивается доля больных с протяженными и мультифокальными стенозами, с сочетанной патологией (стеноз трахеи и ТПС), а также после перенесенных ранее операций на трахее.

 

Основной причиной РСТ и ТПС в неонкологической практике стали ишемические гнойно-некротические осложнения при проведении длительной ИВЛ. Более чем у половины пациентов ТПС сочетается с PC дыхательного пути. Профилактика ТПС аналогична таковой при РСТ. Часто объем оказания первой помощи пациентам с РСТ и ТПС оказывается неадекватным, что серьезно затрудняет последующее окончательное лечение.

 

Основным принципом оказания первой помощи следует считать эндоскопическое расширение и поддержание просвета дыхательного пути, а также временное разделение дыхательного пути и пищеварительного тракта при помощи трахеостомической или эндотрахеальной трубки, гастростомии с фундопликацией. Выбор времени и варианта радикальной операции должен определяться индивидуально у каждого больного.

 

Успех лечения подобных пациентов во многом определяется уровнем информированности и подготовленности медицинского персонала и технической оснащенности медицинских учреждений. Окончательное излечение часто требует рискованных реконструктивных хирургических вмешательств и должно проводиться в специализированных медицинских учреждениях, имеющих опыт реконструктивных операций как на трахее, так и на пищеводе.

 

При ятрогенном разрыве трахеи интубационной трубкой методом выбора лечения является консервативный вариант, цель которого — изоляция места разрыва от паратрахеального пространства при помощи интубационной и трахеостомической трубок сроком на несколько дней.

 

В. Д. Паршин, М. А. Выжигина, А. А. Еременко, В. В. Никода,

М. А. Русаков, Г. А. Вишневская, В. В. Паршин

2013 г.

Специализированное научно-практическое издания для ветеринарных врачей и студентов ветеринарных ВУЗов.

Toggler

Выпуски журнала по годам

Контакты журнала

vetpeterburg

Подпишись на новости

Вы можете подписаться на нашу новостную рассылку.
Для этого нужно заполнить форму, указав ваш почтовый e-mail.
Рассылка осуществляется не более 5-6 раз в год.
Администрация сайта никогда ни при каких обстоятельствах не разглашает и не передает другим лицам данные о пользователях сайта.


Покупка бумажной версии Чтобы приобрести бумажную версию журнала необходимо оформить заказ и оплатить его онлайн.
Доставка выполняется Почтой России.
Стоимость экземпляра журнала указанна с учетом доставки. 
По вопросам рассылки в другие странны обращайтесь к заместителю главного редактора: [email protected]
Предзаказ Доставка для клиник

Для ветеринарных клиник г. Санкт-Петербурга и Лен. области.
Доставка производится курьером на адрес клиники в количестве одного экземпляра.
Для оформления доставки необходимо заполнить форму. Подписка на доставку оформляется один раз и действует до тех пор, пока представитель вашей организации не подаст заявку на отмену доставки.


Оформить доставку

Тактика лечения ятрогенных повреждений и стриктур внепеченочных желчных путей | Иванов С.В., Голиков А.В., Тарабрин Д.В., Климкин А.С.

В статье описана тактика лечения ятрогенных повреждений и стриктур внепеченочных желчных путей.


    Увеличение частоты холецистэктомий при ЖКБ приводит к увеличению количества интраоперационных повреждений внепеченочных желчных ходов (ВПЖХ) и достигает 3,0% от общего числа оперированных пациентов по поводу желчнокаменной болезни [1–4]. После повторных операций на желчных путях в отдаленном периоде рубцовые стриктуры анастомозов развиваются у 20–30% больных [5–9]. В настоящее время отдаленные результаты при реконструктивных и восстановительных вмешательствах не удовлетворяют хирургов, что диктует необходимость поиска новых подходов к оперативному лече-
нию [3, 10–12]. В последние десятилетия наблюдается тенденция к увеличению количества мини-инвазивных вмешательств при патологии желчных путей, а именно баллонных пластик и стентирований [5, 13–15]. Однако не все авторы считают такие вмешательства целесообразными, что и определяет актуальность проблемы реконструктивной и восстановительной хирургии при интраоперационных повреждениях и рубцовых стриктурах ВПЖХ [1, 3, 5, 6].
    Цель: дифференцировка показаний к открытым и мини-инвазивным операциям при реконструктивной билиарной хирургии.
    Материал и методы
    Под нашим наблюдением находились 76 пациентов, проходивших лечение в хирургическом отделении БМУ КОКБ по поводу ятрогенных повреждений ВПЖХ и рубцовых стриктур протоков и билиодигестивных анастомозов в период с 1994 по 2017 г. В общем числе больных было 13 (17,1%) мужчин и 63 (82,9%) женщины, преимущественно работоспособного возраста от 40 до 65 лет — 56 (73,68%) человек, старше 60 лет были 24 (31,57%) человека.
    Пациентов разделили на 2 группы: в 1-ю группу вошли 36 (47,36%) пациентов с ятрогенными повреждениями; 2-ю группу составили 40 (52,64%) больных со стриктурами ВПЖХ и билиодигестивных анастомозов.
    Результаты исследования и обсуждение
   
У 25 (69,4%) больных 1-й группы (n=36) повреждения ВПЖХ возникли после видеолапароскопической холецистэктомии, у 10 (27,8%) пациентов — при лапаротомной холецистэктоми и у 1 (2,8%) пациента — после холецистэктомии из мини-доступа. При этом повреждение ВПЖХ произошло у 21 (58,3%) пациента при проведении видеолапароскопической холецистэктомии (ВЛХЭ) в ЦРБ Курской области. Больные были доставлены в БМУ КОКБ с механической желтухой или наружными желчными свищами для дообследования и определения дальнейшей тактики лечения.
    Следует отметить, что повреждение ВПЖХ у 32 (88,9%) пациентов происходило на фоне выраженного воспалительного инфильтрата в области печеночно-дуоденальной связки, короткого пузырного протока, выраженного спаечного процесса и невозможности дифференцировать элементы треугольника Кало. Это было связано с длительным периодом от начала заболевания до первого оперативного вмешательства (холецистэктомии).
    У 23 (63,9%) из 36 больных повреждение ВПЖХ диагностировано во время операции по появлению желчи в операционном поле, а у 13 (36,1%) — в послеоперационном периоде. Сроки диагностики ятрогенного повреждения ВПЖХ в послеоперационном периоде приведены на рисунке 1.

    Всем больным проводили обследование, включающее биохимический анализ крови, ультразвуковое исследование с определением выраженности желчной гипертензии, МРТ-холангиографию, ретроградную панкреатохолангиографию (РПХГ) с целью уточнения уровня повреждения. Первым (диагностическим и лечебным) этапом 14 (38,9%) больным, переведенным из ЦРБ, с целью купирования желчной гипертензии наложили перкутанную холангиостому, что дало возможность провести антеградную холангиографию для уточнения верхней границы уровня блока; 8 больным выполнена РПХГ, 7 больным эти два исследования выполнены одновременно.
    При малых повреждениях ВПЖХ (в 9 случаях) произведено ушивание дефекта на дренаже Кера. Гепатикоеюноанастомоз (ГЕА) по Ру на дренаже Прадери наложен 19 больным. Показанием к каркасному дренированию был малый диаметр и тонкая стенка протока. Бигепатикоеюноанастомоз по Ру на дренаже Прадери наложен 4 пациентам с целью длительной декомпрессии желчных путей и профилактики несостоятельности ГЕА. ГЕА по Ру на дренаже Фелькера наложен 4 больным. Каркасное дренирование по Фелькеру проводилось в условиях выраженного спаечного процесса между диафрагмой и диафрагмальной поверхностью печени.
    У 9 (25%) больных в раннем послеоперационном периоде диагностировали подпеченочные и поддиафрагмальные биломы, которые санировали дренированием под УЗ-контролем.
    Летальность в 1-й группе составила 5,56% (2 пациента). В одном случае в послеоперационном периоде на фоне ишемической болезни сердца у больного возникла тромбоэмболия легочной артерии с развитием правосторонней инфаркт-пневмонии, сопровождавшейся выраженной острой дыхательной недостаточностью. Больной умер от сердечно-легочной недостаточности. В другом случае у больного через 3 сут вследствие несостоятельности ГЕА развился желчный перитонит, по поводу которого выполнена релапаротомия. На 4-е сут развилась ранняя послеоперационная спаечная тонкокишечная непроходимость, по поводу которой выполнены релапаротомия, назоеюнальная интубация. Послеоперационный период осложнился развитием двусторонней нозокомиальной пневмонии, которая привела к полиорганной недостаточности и летальному исходу.
    В среднем длительность пребывания в стационаре составила 26±7 койко-дней.
    Анализ результатов показал, что из 13 пациентов, поступивших в сроки более 4 сут после ятрогенных повреждений, у 9 (25%) возникли осложнения в виде несостоятельности анастомозов и билом. В значительной степени осложнения были связаны с увеличением временнÓго интервала (5,4±2,3 сут) между первичной и реконструктивной операциями. Одному из двух погибших больных на 3-и сут выполнили ГЕА, в раннем послеоперационном периоде развилась его несостоятельность, которая привела к биломе и перитониту. В связи с этим была выполнена ререлапаротомия, усугубившая общее состояние и приведшая к полиорганной недостаточности. Это позволяет считать оптимальным сроком проведения реконструктивной операции менее 3–4 сут после ятрогенного повреждения желчных путей.
    Во 2-й группе (n=40) со стриктурами анастомозов было 15 (37,5%) больных, которым ранее выполняли гепатикоеюностомию по Ру на дренаже Прадери по поводу ятрогенного повреждения протоков во время ВЛХЭ; со стриктурами ВПЖХ после ранее проведенных вмешательств на холедохе по поводу холедохолитиаза — 22 (55%) больных, с синдромом Миризи после холедохолитотрипсии — 3 (7,5%). Следует отметить, что у 27 (67,5%) пациентов мы не могли определить точные сроки и количество оперативных вмешательств. Этим больным оперативные вмешательства по поводу ятрогенных повреждений ВПЖХ (со слов) проводили более чем через 5 сут после первичной операции.
    Срок от наложения билиодигестивного анастомоза (БДА) до появления его стриктуры в этой группе больных составил от 6 мес. до 7 лет.
    При поступлении всем больным проводили УЗИ, при котором были выявлены признаки желчной гипертензии, связанной с нарушением оттока желчи. Первым этапом 
23 (57,5%) пациентам выполнено декомпрессионное дренирование желчного дерева под УЗ-контролем, направленное на купирование желчной гипертензии, проведена антеградная холангиография и дальнейшая баллонная пластика. Дополнительное проведение РПХГ с целью уточнения нижней границы уровня блока потребовалось 16 (40%) больным. Это позволило выявить тип стриктуры, что определило дальнейшую хирургическую тактику.
    У 21 (52,5%) из 40 пациентов стриктура ВПЖХ клинически проявилась механической желтухой, сопровождавшейся повышением уровня прямого билирубина с выраженным цитолитическим синдромом. У 7 (17,5%) пациентов механическая желтуха сопровождалась явлениями холангита, а у 12 (30%) — наблюдалось повышение прямой фракции билирубина выше нормального уровня без клинических проявлений.
    Все больные были прооперированы: в 47% случаев были произведены открытые операции, в 53% — мини-инвазивные.
    Структура оперативных вмешательств представлена в таблице 1.

    В группе больных с травматическими стриктурами ВПЖХ предпочтение отдавали операции с наложением ГЕА по Ру на дренаже Прадери, а из мини-инвазивных вмешательств в группе больных со стриктурами БДА — баллонной пластике зоны стриктуры. Наиболее частым осложнением после открытого оперативного вмешательства был холангит (8,47%), что потребовало проведения ревизии дренажа с его промыванием, антибактериальной, дезинтоксикационной терапией.
    Баллонную пластику стриктур после реконструктивных операций у пациентов 2-й группы в 20 (50%) случаях проводили через 9,11±3,1 мес. Повторную антеградную баллонную дилатацию стриктур БДА проводили 9 (22,5%) пациентам. Интервал времени между баллонными пластиками составил 4,6±2,1 мес. При дальнейшем динамическом наблюдении через 10,75±5,7 мес. 4 пациента (10%) нуждались в дополнительной эндобилиарной коррекции БДА. 
По нашим данным, после баллонной пластики стриктур БДА осложнений не наблюдалось.
    Анализ отдаленных результатов показал, что часть больных были оперированы в других ЛПУ, часть больных не выходили на контакт, от прогрессирования сопутствующей патологии умерли 3 пациента.
    Средний срок нахождения в стационаре больных 2-й группы составил 11,8±6 койко-дней.
    Заключение
    В результате проведенных исследований нами отмечено, что наиболее частой причиной повреждения ВПЖХ были воспалительные изменения в зоне печеночно-дуоденальной связки с наличием выраженного спаечного процесса на фоне деструктивного холецистита.
    Реконструктивные операции в виде наложения БДА с применением каркасного дренирования являются эффективным способом восстановления пассажа желчи с относительно длительным безрецидивным периодом при соблюдении оптимальных сроков (менее 4 сут) от наступления ятрогении до операции. Это позволяет снизить частоту послеоперационных осложнений и предотвратить развитие стриктур в раннем послеоперационном периоде. Мини-инвазивные вмешательства в виде баллонной пластики в ряде случаев могут являться окончательным методом лечения.
    Применение баллонной пластики в группе больных со стриктурами ранее наложенных БДА дает возможность избежать открытой операции, уменьшить число осложнений и не допустить летальных исходов.

.

Отрыв мочеточника как осложнение спондилодеза

* By submitting the completed data in the registration form, I confirm that I am a healthcare worker of the Russian Federation and give specific, informed and conscious consent to the processing of personal data to the Personal Data Operator Pfizer Innovations LLC (hereinafter referred to as the “Operator”) registered at the address: St. Moscow, Presnenskaya embankment, house 10, 22nd floor.

I grant the Operator the right to carry out the following actions with my personal data, as well as information about my hobbies and interests (including by analyzing my profiles on social networks): collecting, recording, systematizing, accumulating, storing, updating (updating, changing) , extraction, use, transfer (access, provision), deletion and destruction, by automated and (or) partially automated (mixed) processing of personal data.

Consent is granted with the right to transfer personal data to affiliated persons of Pfizer Innovations LLC, including Pfizer LLC (Moscow, Presnenskaya naberezhnaya, 10, 22nd floor), and with the right to order the processing of personal data, incl. h. LLC "Redox" (Moscow, Volgogradskiy prospect, house 42, building 42A, floor 3, room 3) and LLC "Supernova" (Moscow, Varshavskoe shosse, house 132), which processes and stores personal data.

The processing of my personal data is carried out for the purpose of registering on the Operator's website www.pfizerprofi.ru to provide me with access to information resources of the Pfizer company, as well as to interact with me by providing information through any communication channels, including mail, SMS, e-mail, telephone and other communication channels.

This consent is valid for 10 (ten) years.

I have been informed about the right to receive information regarding the processing of my personal data, in accordance with the Federal Law of July 27, 2006 No. 152-FZ "On Personal Data".

This consent can be revoked by me at any time by contacting the address of the Operator-Pfizer Innovations LLC or by phone. 8 495 287 5000.

*Отправляя заполненные данные в регистрационной форме, я подтверждаю, что являюсь работником здравоохранения Российской Федерации и даю конкретное, информированное и сознательное согласие на обработку персональных данных Оператору персональных данных ООО «Пфайзер Инновации» (далее «Оператор»), зарегистрированному по адресу: г. Москва, Пресненская набережная, дом 10, 22 этаж.

Я предоставляю Оператору право осуществлять с моими персональными данными, а также сведениями о моих хобби и увлечениях (в том числе с помощью анализа моих профилей в социальных сетях) следующие действия: сбор, запись, систематизация, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передача (доступ, предоставление), удаление и уничтожение, путем автоматизированной и (или) частично автоматизированной (смешанной) обработки персональных данных.

Согласие предоставляется с правом передачи персональных данных аффилированным лицам ООО «Пфайзер Инновации», в т. ч. ООО «Пфайзер» (г. Москва, Пресненская набережная, дом 10, 22 этаж), и с правом поручения обработки персональных данных, в т.ч. ООО «Редокс», (г. Москва, Волгоградский проспект, дом 42, корпус 42А, этаж 3, ком. 3) и ООО «Супернова» (г. Москва, Варшавское шоссе, дом 132), осуществляющим обработку и хранение персональных данных.

Обработка моих персональных данных осуществляется с целью регистрации на сайте Оператора www.pfizerprofi.ru для предоставления мне доступа к информационным ресурсам компании Пфайзер, а также для взаимодействия со мной путем предоставления информации через любые каналы коммуникации, включая почту, SMS, электронную почту, телефон и иные каналы коммуникации.

Срок действия данного согласия — 10 (десять)лет.

Я проинформирован (-а) о праве на получение информации, касающейся обработки моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27. 07.2006 г. №152-ФЗ «О персональных данных».

Данное согласие может быть отозвано мною в любой момент посредством обращения по адресу нахождения Оператора-ООО «Пфайзер Инновации» или по тел. 8 495 287 5000.

Лечебно-диагностическая тактика при ятрогенном повреждении общего желчного протока

Крайне опасным осложнением холецистэктомии, зачастую приводящим к трагедии, является ятрогенное повреждение внепеченочных желчных протоков [3, 4]. При лапароскопических вмешательствах частота этого серьезного осложнения составляет 0,3-2,7% и не имеет заметной тенденции к снижению [1, 4]. В после­операционном периоде у значительного числа таких больных, по данным литературы, до 48,7%, отмечаются затеки желчи в брюшную полость с развитием перитонита, формированием абсцессов, гемобилия, билиарная гипертензия, холангит, рубцовые стриктуры желчных протоков, билиарный цирроз печени [2, 3, 5, 7].

К основным причинам ятрогенной травмы наружных желчных протоков следует относить аномалии их строения, инфильтративно-склеротические изменения в области треугольника Кало, трудноконтролируемое крово- или желчеистечение, недостатки техники оперирования. При этом сложные местные анатомические условия (синдром Миризи, тонкий мобильный общий желчный проток в сочетании с коротким пузырным протоком, низкое впадение пузырного протока) являются предрасполагающими факторами повреждения желчевыводящей системы в 50% наблюдений [1, 6]. Успех лечения зависит от своевременного, желательно интраоперационного, выявления ятрогенных дефектов желчных протоков, правильной оценки объема полученной травмы, выбора адекватного метода дренирующего, восстановительного или реконструктивного вмешательства [1, 4, 7]. Наиболее информативными диагностическими методами, позволяющими достоверно оценить состояние желчевыводящих протоков (ЖВП), являются рентгенография с прямым контрастированием протоковой системы и магнитно-резонансная холангиопанкреатикография [1, 3].

Больная К., 69 лет, поступила в ГКБ №14 им. В.Г. Короленко в экстренном порядке по поводу острого калькулезного холецистита с давностью заболевания 6 дней. Сопутствующие заболевания: ИБС, стенокардия напряжения II функционального класса, атеросклеротический кардиосклероз. Недостаточность крово­обращения II стадии. Гипертоническая болезнь II стадии, риск 4. Хроническая обструктивная болезнь легких. Сахарный диабет 2-го типа, средней тяжести течения.

В течение суток проводили комплексную инфузионную, спазмолитическую, антибактериальную терапию, на фоне которой положительной клинической динамики не было. При УЗИ отмечены признаки острого калькулезного окклюзионного деструктивного холецистита. В срочном порядке пациентка оперирована с целью выполнения лапароскопической холецистэктомии.

Интраоперационный диагноз: острый калькулезный флегмонозный окклюзионный холецистит. В области шейки желчного пузыря умеренно выраженный рубцово-инфильтративный процесс. Желчный пузырь мобилизован в области шейки без значительных технических трудностей. Визуализирована трубчатая структура диаметром 5 мм, интимно связанная с шейкой желчного пузыря, которая была расценена как пузырный проток, клипирована, пересечена. При дальнейшей препаровке и ревизии было установлено, что пересеченная структура является общим желчным протоком, пузырный проток диаметром 1 мм и длиной 2 мм расположен непосредственно проксимальнее наложенной клипсы. Таким образом, диагностировано ятрогенное повреждение желчных протоков (+2) согласно классификации Bismuth в модификации Э.И. Гальперина 2002 г.

Выполнена лапаротомия в правом подреберье, холецистэктомия. Проксимальный край общего желчного протока резецирован в диагональном направлении в сторону левого долевого протока. Наложен однорядный гепатикоеюноанастомоз по Ру прецизионными узловыми швами нитью пролен 4/0 с длиной желчеотводящего участка тонкой кишки 80 см. Подтекания желчи из зоны анастомоза интраоперационно не отмечалось.

В послеоперационном периоде наблюдалось поступление желчи по дренажам из брюшной полости в объеме до 600 мл/сут. Признаки билиарной гипертензии, перитонита отсутствовали. Отмечались гипертермия до 38 °С, лейкоцитоз до 18·109/л, декомпенсация сахарного диабета, некорригируемая инсулином, артериальная гипертензия, некупирующаяся медикаментозными средствами. При УЗИ в динамике внутри- и внепеченочные желчные протоки не расширены, свободной жидкости в брюшной полости не выявлялось. При МСКТ обнаружено отграниченное жидкостное скопление над правой долей печени объемом 70 мл.

Ситуация была расценена как несостоятельность гепатикоэнтероанастомоза с формированием биломы, высоким риском абсцедирования, развития перитонита. В связи с этим на 7-е сутки послеоперационного периода больная повторно оперирована. Выявлена билома объемом 100 мл в под- и надпеченочном пространстве. Гепатикоэнтероанастомоз состоятелен. В ложе желчного пузыря при предметном визуальном исследовании обнаружен желчный проток диаметром 2 мм с краевым повреждением, из которого поступает желчь. Через этот проток выполнена интраоперационная холангиография: контрастирована практически вся протоковая система, подтекания контрастного вещества в области анастомоза нет, сброс его в тощую кишку удовлетворительный; выявлена аномалия развития по типу трифуркации долевых протоков, катетер установлен в S4, отходящий вместе с S5 от «среднего» протока (рис. l и 2).Рисунок 1. Интраоперационная холангиограмма.Рисунок 2. Мультиспиральная компьютерная томограмма с прямым контрастированием. Операция закончена наружным дренированием ЖВП через IV сегментарный проток.

Дальнейшее течение послеоперационного периода без осложнений, явления интоксикации исчезли, артериальная гипертензия купирована, сахарный диабет компенсирован. Отмечалось отделение желчи по холангиостоме в объеме до 200 мл в течение 5 дней, холангиостома удалена на 12-е сутки. Больная выписана на амбулаторное лечение в удовлетворительном состоянии, срок госпитализации составил 29 дней.

Пациентка повторно госпитализирована через 3 мес, для контрольного обследования. Состояние в течение послеоперационного периода оставалось удовлетворительным, явлений холангита, механической желтухи не отмечала. Показатели клинического и биохимических анализов крови в пределах нормы. При контрольной МСКТ внутри- и внепеченочные желчные протоки не расширены, патологических объемных образований не выявлено. Выполнена магнитно-резонансная холангиопанкреатография, установлено, что внутри- и внепеченочные желчные протоки не расширены, состояние гепатикоэнтероанастомоза удовлетворительное (рис. 3).Рисунок 3. Магнитно-резанансная холангиопанкреатикограмма. Это исследование, обладая дополнительным преимуществом в качестве неинвазивного метода, по диагностической эффективности не уступало рентгенографии и МСКТ с прямым контрастированием ЖВП.

Таким образом, при ятрогенном пересечении общего желчного протока одномоментная гепатикоэнтеростомия по Ру является операцией выбора. Особенности анатомического строения могут быть предпосылками не только повреждения желчных протоков, но и нетипичного послеоперационного течения при реконструктивном вмешательстве. При желчеистечении в брюшную полость для определения оптимальной тактики лечения необходимо использовать наиболее информативные методы оценки состояния протоковой системы - магнитно-резонансную холангиопанкреатографию или рентгенографию с прямым контрастированием желчевыводящих протоков.

КОНФЕРЕНЦИЯ Ятрогенные осложнения в практике косметолога. Что делать и как их избежать?

день 1| 3 декабря 2020 



9.00–10.00  
Анализ осложнений после применения инъекционных методов, их диагностики. Карпова Елена Ивановна (Москва)
10.00–10.40 Гистологические преобразования и реакция тканей после введения филлеров, пептидов, аминокислот, ферментов и т.д. Первых Светлана Леонидовна (Москва).
10.40–11.10 Анатомия мимических мышц.Безупречная ботулинотерапия. Абрамов Егор Андреевич (Екатеринбург)

11.10–11.40 Кофе-брейк

11.40–12.40 Сосудистые осложнения после применения филлеров. Анатомические предпосылки компрессионно-ишимического синдрома и окклюзии. Тактика ведения пациентов с сосудистыми осложнениями в зависимости от клинических проявлений. Карпова Елена Ивановна (Москва). 
12.40–13.00 Компрессионно-ишемический синдром при инъекционной коррекции губ, патофизиологические процессы и обоснование действий врача. Безопасные техники применения препаратов Stylage при контурно-инъекционной пластике губ. Потемкина Марина Владимировна (Москва)
13.00–13.40 Офтальмологические осложнения после применения филлеров. Анатомические предпосылки компрессионно-ишемического синдрома и окклюзии. Тактика ведения пациентов с сосудистыми осложнениями в зависимости от клинических проявлений. Первых Светлана Леонидовна (Москва).
13.40–14.00 тема доклада уточняется

14.00–15.00 Обед.

15.00–16.20 Нейропатические расстройства в эстетической практике: клинические проявления, подходы к терапии. Мингазова Лениза Рифкатовна (Москва).
16.20–16.40 Ятрогенные отеки в практике косметолога. Вопросы терапии. Бычкова Наталья Юрьевна (Ижевск)

16.40–17.10 Перерыв

17.10–19.10 Ятрогенные повреждения по анатомическим зонам лица. Опасные зоны. Топографо–анатомические предпосылки для возникновения осложнений. Рекомендуемые безопасные техники проведения инъекционных технологий.
Карпова Елена Ивановна (Москва).
19.10–19.30 Редкие осложнения в косметологии. Захаров Дмитрий Юрьевич (Екатеринбург)
19.30–19.45 Дискуссия
19.45–20.00 Розыгрыш призов

день 2| 4 декабря 2020 


➢ 9.30–10.10 Часть 1. Послойная диссекция.
Ведущие: Карпова Е.И., Овчаренко Т.А. 
– Верхняя треть лица. Послойное расположение мышц лобной области. Надглазничный и надблоковый сосудисто-нервные пучки — топография, глубина залегания.  
– Средняя треть лица. Послойное расположение мышц верхней губы. Подглазничный сосудисто-нервный пучок — топография. Поперечная артерия лица. Околоушная железа, топография протока. Ветви лицевого нерва. Послойное строение височной области. Область носа — слои, опасные зоны. 
– Нижняя треть лица. Лицевые артерия и вена. Угол челюсти: послойная анатомия, опасные зоны. Мышцы подбородочной области — послойное расположение. Подбородочный сосудисто-нервный пучок. Подподбородочные сосуды.

➢ 10.10–10.30. Часть 2. 
Безупречная ботулинотерапия. Протоколы коррекции мимической мускулатуры ботулиническим нейропротеином премиум класса Релатокс». Абрамов Е.А.

➢ 10.30–11.10. Часть 3.
Моделирование осложнений. Полная визуализация спорных методов коррекции. Карпова Е.И.
Будут смоделированы наиболее частные осложнения при коррекции разных зон. 
Отдельно разберём спорные методики в височной и околоушной областях, в средней зоне лица. Причины их  возникновения, профилактику и дадим ответ на вопрос: как избежать таких осложнений. 
После моделирования осложнений будет проведена диссекция, мы покажем на каких уровнях при тех или иных методиках окажется введённый филлер.

11.10–11.40. Часть 4.   
Диссекция с разбором корректных и некорректных уровней введения. 
Карпова Е.И., Овчаренко Т.А.

➢ 11.40–12.00
Ответы на вопросы. 

В ПАКЕТ УЧАСТИЯ ВХОДИТ:

Пакет №1 – ОЧНОЕ УЧАСТИЕ
1. Участие в теоретической части курса 3 декабря очно (в конференц-зале).
2. ONLINE-диссекция «Разбор корректных уровней введения филлеров, БТА и нитей. Анатомическая визуализация проведенной процедуры» с демонстрацией протоколов процедур (04.12.2020, 150 минут).
Участие дистанционное. Подключение по уникальному коду с телефона, планшета или компьютера. Возможность задавать вопросы.
3. Питание (кофе-брейки, обед).
4.  12 баллов НМО (входит в стоимость). Возможность продления сертификата специалиста (за доп.плату, условия - по запросу).
5. Специальные условия на проживание в отеле «Golden Ring», 5*


Пакет №2 – ONLINE-участие (подключение в реальном времени).
1. ONLINE-участие в теоретической части курса с возможностью задавать вопросы (только ONLINE, без записи), 3 декабря
2. ONLINE-диссекция «Разбор корректных уровней введения филлеров, БТА и нитей. Анатомическая визуализация проведенной процедуры» с демонстрацией протоколов процедур (04.12.2020, 150 минут). 
Участие дистанционное. Подключение по уникальному коду с телефона, планшета или компьютера. Возможность задавать вопросы.
3. 12 баллов НМО (входит в стоимость). Возможность продления сертификата специалиста (за доп.плату, условия - по запросу).


ОТЗЫВЫ УЧАСТНИКОВ

1. Все отлично! Спасибо, формат обучения прекрасный и удобный! Информация просто бесценная!!! Не пожалела. Благодарю!
@esipovaelena73 (Инстаграм)

2. Огромное спасибо за организацию ! Я в восторге , как все по-настоящему, по -медицински , со всей ответственностью! Обожаю учиться у Елены Ивановны! Рада знакомству со спикерами! Огромное спасибо! Всем здоровья!
@natali_v_1979 (Инстаграм)

3. Работаю давно,прошла большое количество курсов, вебинаров. Сегодня порадовало профессиональное отношение к профессии,знание своего дела, даже некоторый перфекционизм в отношении проведении вебинара и отношение к подаче материала,к слушателям. Большая благодарность!
@elenasmirnova7603 (Инстаграм)

4. Семинар длился 10 с лишним часов, без преувеличения, все это время было наполнено только важной, бесценной информацией. Время пролетело и все выступления были прослушаны на одном дыхании. Доклады делали не только профессионалы от косметологии и пластической хирургии, но узкие специалисты , которые занимаются лечением неврологических и офтальмологических осложнений после косметологических процедур. Хочу сказать, что это далеко не первый мой очный и дистанционный подобный обучающий семинар и конференция по осложнениям, и практически все они дублировали одну и ту же общедоступную информацию, а иногда очень противоречивую. А в практике иногда бывает так (слава богу, редко), что характер осложнений не всегда укладывается в классические общепринятые представления об осложнениях. Каждый факт, рекомендация или чей-то полезный практический совет собирались по капле.
Данная конференции - это выжимка из знаний, практически и научно подтвержденных фактов. Не было ни одно вопроса, на который бы нам не дали развернутый, обоснованный фактами, ответ. Подробнейшим рассмотрены все возможные осложнения во всех аспектах: анатомических, топических, практических. Как избежать осложнения, тактика ведения и лечение таких пациентов с точки зрения доказательной медицины.
Выражаю огромную благодарность за то, что поделились бесценной информацией.
@ratnikova_natalya (Инстаграм) 

Ятрогенная травма | SpringerLink

Раздел

  • 8 Цитаты
  • 1,8 км Загрузки
Часть Обзоры судебной патологии серия книг (FPR, том 3)

Abstract

Ятрогенез, индукция заболеваний в результате деятельности врачей и, в более широком смысле, всех других клиницистов здравоохранения, может лучше всего рассматриваться как травма, связанная с неблагоприятными эффектами или неудачами, связанными с медицинское лечение, включая различные диагностические и инвазивные процедуры, которым пациент подвергался в любое время и которые могут привести к серьезным заболеваниям или смерти.Он охватывает весь спектр преимущественно периоперационных и непериоперационных осложнений, а также комбинированные и сложные формы ятрогенного повреждения, которые могут вызвать или способствовать смерти пациентов, чья смерть может затем стать предметом обязательного судебно-медицинского расследования и, вполне возможно, гражданское судопроизводство. Соответственно, фатальный ятрогенез должен рассматриваться как входящий в сферу судебно-медицинской патологии, и что подробное расследование ятрогенных смертей представляет собой существенный судебно-медицинский вклад в профилактику травм, медицинский аудит, постоянное улучшение здравоохранения, а также выяснение и разрешение по сопутствующим клинико-патологическим и судебно-медицинским вопросам.Процесс раскрытия ятрогенных причин периоперационного кровотечения, сепсиса, травм, эмболических явлений, сердечно-сосудистых и цереброваскулярных событий, осложнений, связанных с анестезией, интервенционной радиологией и лучевой терапией, побочных эффектов и реакций на лекарства, а также множества загадочных, загадочных и даже неясные условия - это затяжной и, надо признать, утомительный процесс. Однако, приняв его, лечащий судебно-медицинский патологоанатом должен разработать судебно-медицинское вскрытие как инструмент для почти безграничных клинико-патологических и судебно-медицинских исследований, проводимых в общественных интересах.Нет никаких сомнений в том, что ятрогенез - обширная и увлекательная тема, затрагивающая практически все области медицины. В этом контексте судебно-патологоанатомическая оценка ятрогенеза со смертельным исходом может служить каналом для того, чтобы судебная патология прочно вошла в медицинскую практику и положительно повлияла на ее разностороннее развитие, во многом так же, как она способствовала общественной безопасности в целом.

Ключевые слова

Ятрогенез периоперационные летальные исходы осложнения после анестезии побочные реакции на лекарства судебно-медицинское вскрытие

Это предварительный просмотр содержания подписки,

войдите в

, чтобы проверить доступ.

Предварительный просмотр

Невозможно отобразить предварительный просмотр. Скачать превью PDF.

Ссылки

  1. 1.

    Sharpe VA, Faden AI (1998) Medical Harm. Исторические, концептуальные и этические аспекты ятрогенного заболевания. Издательство Кембриджского университета, Кембридж, стр. 1.

    Google Scholar
  2. 2.

    Уолтон Дж., Баронд Дж. А., Лок С. (1994) Оксфордский медицинский компаньон. Oxford University Press, Oxford, p. 397.

    Google Scholar
  3. 3.

    Шарп В.А., Фаден А.И. (1998) Medical Harm. Исторические, концептуальные и этические аспекты ятрогенного заболевания. Издательство Кембриджского университета, Кембридж, стр. 137–140.

    Google Scholar
  4. 4.

    Бреннан Т.А., Липе Л.Л., Лэрд Н.М. и др. (1991) Частота нежелательных явлений и халатности у госпитализированных пациентов. N Engl J Med 324, 370–376.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  5. 5.

    Кон Л.Т., Корриган М.Дж., Дональдсон М.С. (2000) Человек ошибается: создание более безопасной системы здравоохранения.Институт медицины, Национальная академия прессы, Вашингтон, округ Колумбия, стр. 1-2.

    Google Scholar
  6. 6.

    Chartran F (1999) Медицинские ошибки убивают почти 100 000 американцев в год. BMJ 319, 1519.

    Google Scholar
  7. 7.

    Chartan F (2000) Сенаторы вносят законопроект о повышении безопасности пациентов. BMJ 320, 465.

    CrossRefGoogle Scholar
  8. 8.

    Woods D (2000) Оценка 98 000 смертей от врачебных ошибок слишком низкая, говорит специалист.BMJ 320, 1362.

    CrossRefGoogle Scholar
  9. 9.

    Saukko P, Knight B (2004) Knight’s Forensic Pathology, 3-е изд. Арнольд, Лондон, стр. 480–491.

    Google Scholar
  10. 10.

    Grocott MPW, Ingram S (2003) Периоперационная смерть. В Пейн-Джеймс Дж., Бусуттил А., Смок А., ред., Судебная медицина: клинические и патологические аспекты, Greenwich Medical Media, Лондон, стр. 201–212.

    Google Scholar
  11. 11.

    Juvin P, Teissiere F, Brion F, Desmonts JM, Durigon M (2000) Послеоперационные иски о смерти и халатности: полезно ли вскрытие? Anesth Analg 91, 344–346.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  12. 12.

    Lau G (1995) Периоперационная смерть: сравнительное исследование вскрытий коронера в периоды 1989–1991 и 1992–1994 годов. Ann Acad Med Singapore 25, 509–515.

    Google Scholar
  13. 13.

    Lau G (2000) Периоперационная смерть: дальнейший сравнительный обзор вскрытий коронера с особым упором на частоту смертельных ятрогенных травм. Ann Acad Med Singapore 29, 486–497.

    PubMedGoogle Scholar
  14. 14.

    Шанкс Дж. Х., Макклагэдж Дж., Андерсон Н. Х., Тонер П. Г. (1990) Значение аутопсии в периоперационной смерти. Дж. Клин Патол 43, 193–195.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  15. 15.

    Sonderegger-Iseli K, Burger S, Muntwyler J, Salomon F (2000) Диагностические ошибки в трех медицинских эпохах: исследование аутопсии. Ланцет 355, 2027–2031.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  16. 16.

    O’Grady G (2003) Смерть во время вскрытия трупа. BMJ 327, 802–804.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  17. 17.

    Wong JWW, Tong MC, Tan NC, Lim YC, Ong KK (1990) Обструкция левой главной коронарной артерии: хирургический опыт с 93 пациентами. Ann Acad Med Singapore 19, 37–40.

    PubMedGoogle Scholar
  18. 18.

    Saw H (1990) Хирургия коронарного шунтирования у пожилых людей. Ann Acad Med Singapore 19, 45–50.

    PubMedGoogle Scholar
  19. 19.

    Levi M, Cromheecke ME, de Jonge E, et al. (1999) Фармакологические стратегии уменьшения чрезмерной кровопотери в кардиохирургии: метаанализ клинически значимых конечных точек.Ланцет 354, 1940–1947.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  20. 20.

    Angelini GD, Taylor FC, Reeves BC, Ascione R (2002) Ранние и среднесрочные результаты после операций без помпы и операции на помпе в исследованиях «Биение сердца против кардиоплегической остановки сердца» (BHACAS 1 и 2): объединенный анализ двух рандомизированных контролируемых испытаний. Ланцет 359, 1194–1199.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  21. 21.

    Lau G (1994) Смертельное кровотечение после внутриаортальной баллонной контрпульсации: описание случая и краткий обзор его клинико-патологических и медико-правовых аспектов.Закон о медицине 34, 111–116.

    PubMedGoogle Scholar
  22. 22.

    Goldberger M, Tabak SW, Shah PK (1986) Клинический опыт внутриаортальной баллонной контрпульсации у 112 последовательных пациентов. Am Heart J 111, 497–502.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  23. 23.

    Gottlieb SO, Brinker JA, Borkon AM, et al. (1984) Идентификация пациентов с высоким риском осложнений внутриаортальной баллонной контрпульсации: многомерный анализ факторов риска.Am J Cardiol 53, 1135–1139.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  24. 24.

    Iverson LIG, Herfindahl G, Ecker RR, et al. (1987) Сосудистые осложнения при внутриаортальной баллонной контрпульсации. Am J Surg 154, 99–103.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  25. 25.

    Kantrowitz A, Wasfie T., Freed PS, Rubenfire M, Wajszczuk W., Schork MA (1986) Внутриаортальная баллонная накачка, 1967–1982: анализ осложнений у 733 пациентов. Am J Cardiol 57, 976–983.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  26. 26.

    Piccinino F, Sagnelli E, Pasquale G, Giusti G (1986) Осложнения после чрескожной биопсии печени. Многоцентровое ретроспективное исследование 68 276 биопсий. J Hepatol 2, 165–173.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  27. 27.

    McGill DB, Rakela J, Zinmeister AR, Ott BJ (1990) 21-летний опыт лечения большого кровотечения после чрескожной биопсии печени. Гастроэнтерология 99, 1396–1400.

    PubMedGoogle Scholar
  28. 28.

    Вотье Г., Скотт Б., Дженкинс Д. (1994) Биопсия печени - слепая или управляемая? BMJ 309, 1455–1456.

    PubMedGoogle Scholar
  29. 29.

    Lau G, Lai SH (2001) Фатальное забрюшинное кровоизлияние: необычное осложнение чрескожной эндоскопической гастростомии. Судебно-медицинская экспертиза 116, 69–75.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  30. 30.

    Cuschieri A (1999) Технология для хирургии минимального доступа. BMJ 319, 1304.

    PubMedGoogle Scholar
  31. 31.

    Ферриман (1998) Хирурги проводят слишком много операций умирающим пациентам. BMJ 318, 728–730.

    Google Scholar
  32. 32.

    Aster JC (2005) Эритроциты и нарушения свертываемости крови. In Kumar V, Abbas AK, Fausto N., eds., Robbins and Cotrain Pathologic Basis of Disease, 7-е изд., Elsvier Saunders, Philadelphia, PA, pp. 656–659.

    Google Scholar
  33. 33.

    Earnshaw JJ, Shaw E, Whyman MR, Poskitt KR, Heather BP (2004) Скрининг аневризм брюшной аорты у мужчин.BMJ 328, 1122–1124.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  34. 34.

    Ashton HA, Buxton MJ, Day NE, et al. (2002) Многоцентровая группа по скринингу аневризмы (MASS) по изучению влияния скрининга аневризмы брюшной аорты на смертность у мужчин: рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет 360, 1531–1539.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  35. 35.

    Greenhalgh RM (2004) Национальная программа скрининга аневризмы аорты. BMJ 328, 1087–1088.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  36. 36.

    Irvine CD, Shaw E, Poskitt KR, Whyman MR, Earnshaw JJ, Heather BP (2000) Сравнение уровня смертности после планового восстановления аневризмы аорты, обнаруженной либо путем скрининга, либо случайно. Eur J Vasc Endosvasc Surg 20, 374–378.

    Google Scholar
  37. 37.

    Wagenknecht LE, Furberg CD, Hammon JW, Legault C, Troost BT (1995) Хирургическое кровотечение: неожиданный эффект антагониста кальция. BMJ 310, 776–777.

    PubMedGoogle Scholar
  38. 38.

    Зуккала Г., Пахор М., Ланди Ф. и др. (1997) Использование антагонистов кальция и необходимость периоперационного переливания у пожилых пациентов с переломом шейки бедра: обсервационное исследование. VMJ 314, 643–644.

    Google Scholar
  39. 39.

    Lau G (1995) Ятрогенное фатальное кровоизлияние при терминальной стадии почечной недостаточности: серия из трех случаев. Судебно-медицинская экспертиза 73, 117–124.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  40. 40.

    Teare L, Cookson B, Stone S (2001) Гигиена рук.BMJ 323, 411–412.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  41. 41.

    Национальное аудиторское управление (2000) Управление и контроль внутрибольничных инфекций в трестах NHS в Англии. Канцелярские товары, Лондон (

    http://www.nao.gov.uk

    ).

    Google Scholar
  42. 42.

    Лабораторная служба общественного здравоохранения (2000 г.) Национальная схема эпиднадзора за внутрибольничными инфекциями (1997–9). PHLS, Лондон.

    Google Scholar
  43. 43.

    Pratt RJ, Pellowe C, Loveday HP, Robinson N, Smith GW, Barrett S и др.(2001) Эпический проект: разработка национальных научно-обоснованных рекомендаций по профилактике инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи. Фаза I: Рекомендации по профилактике внутрибольничных инфекций. J Hosp Infect 47, Suppl, S3 – S82.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  44. 44.

    Reiss I, Borkhardt A, Fussle R, Sziegoleit A, Gortner L (2000) Дезинфицирующее средство, зараженное Klebsiella oxytoca как источником сепсиса у младенцев. Ланцет 356, 310–311.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  45. 45.

    О’Лири М., Бихари Д. (1998) Центральные венозные катетеры - время для перемен? BMJ 316, 1918.

    PubMedGoogle Scholar
  46. 46.

    Dobbins BM, Kite P, Wilcox MH (1999) Диагностика сепсиса, связанного с центральным венозным катетером - критический взгляд изнутри. Дж. Клин Патол 52, 165–172.

    PubMedGoogle Scholar
  47. 47.

    Hall C, Dorricott NJ, Donovan IA, Neoptolemos JP (1991) Перфорация толстой кишки во время колоноскопии: хирургическое или консервативное лечение.Br J Surg 78, 542–544.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  48. 48.

    Christie JP, Marrazzo J (1991) «Мини-перфорация» толстой кишки - не все перфорации после полипэктомии требуют лапаротомии. Dis Colon Rectum 34, 132–135.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  49. 49.

    Фарли Д. Р., Бэннон М. П., Зитлоу С. П., Пембертон Дж. Х., Илструп Д. М., Ларсон Д. Р. (1997) Управление колоноскопической перфорацией. Mayo Clin Proc 72, 729–733.

    PubMedGoogle Scholar
  50. 50.

    Tham TCK, Carr-Locke DL (1999) Эндоскопическое лечение камней желчных протоков у пожилых людей. BMJ 318, 617–618.

    PubMedGoogle Scholar
  51. 51.

    Freeman ML, Nelson DB, Sherman S, Haber GB, Herman ME, Dorsher PJ, et al. (1996) Осложнения эндоскопической билиарной сфинктеротомии. N Engl J Med 335, 909–918.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  52. 52.

    Targarona EM, Ayuso RMP, Bordas JM, et al. (1996) Рандомизированное испытание эндоскопической сфинктеротомии с оставленным желчным пузырем in situ по сравнению с открытой операцией по поводу конкрементов общего желчного протока у пациентов из группы высокого риска.Ланцет 347, 926–929.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  53. 53.

    Woods MS, Shellito JL, Santoscoy GS, et al. (1994) Утечка пузырного протока при лапароскопической холецистекомии. Am J Surg 168, 560–563.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  54. 54.

    Wise US, Glick GL, Landeros M (1996) Утечка из пузырного протока после лапароскопической холецистэктомии. Многопрофильное исследование. Surg Endosc 10, 1189–1193.

    CrossRefGoogle Scholar
  55. 55.

    Баркун А.Н., Резиег М., Мехта С.Н. и др.(1997) Постхолецистэктомические утечки желчевыводящих путей в эпоху лапароскопии: факторы риска, клинические проявления и лечение. Gastrointest Endosc 45, 277–282.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  56. 56.

    Adamsen S, Hansen OH, Funch-Jensen P, Schulze S, Stage JG, Wara P (1997) Повреждение желчного протока во время лапароскопической холецистекомии: перспективное общенациональное исследование. J Am Coll Surg 184, 571–578.

    PubMedGoogle Scholar
  57. 57.

    Paul A, Troidl H, Peters S (1994) Смертельная ишемия кишечника после лапароскопической холецистэктомии.Br J Surg 81, 1207.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  58. 58.

    Terpstra OT (1996) Лапароскопическая холецистэктомия: обратная сторона медали. BMJ 312, 1375–1376.

    PubMedGoogle Scholar
  59. 59.

    Macintyre IMC, Wilson RG (1993) Лапароскопическая холецистэктомия. Br J Surg 80, 552–559.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  60. 60.

    Gouma DJ, Go PM (1994) Повреждение желчного протока во время лапароскопической и традиционной холецистэктомии.J Am Coll Surg 178, 229–233.

    PubMedGoogle Scholar
  61. 61.

    Gottlieb S (2003) Повреждение желчного протока во время холецистетомии почти в три раза увеличивает риск смерти. BMJ 327, 946.

    CrossRefGoogle Scholar
  62. 62.

    Flum DR, Cheadle A, Prela C, Dellinger P, Chan L (2003) Повреждение желчного протока во время холецистэктомии и выживаемость у получателей Medicare. JAMA 290, 2168–2173.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  63. 63.

    Molloy RG, Kingsmere D (2000) Опасный для жизни тазовый сепсис после сшитой геморроидэктомии.Lancet 355, 810.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  64. 64.

    Fazio VW (2000) Первые перспективы технологии сшивания скобками при геморроидэктомии. Ланцет 355, 768–769.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  65. 65.

    Cheetham MJ, Mortensen NJM, Nystrom P, Kamm MA, Phillips RKS (2000) Постоянная боль и позывы к фекалиям после геморроидэктомии со скобами. Ланцет 356, 730–733.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  66. 66.

    Larkin M (1997) ТБ передается через зараженные бронхоскопы.BMJ 350, 1009.

    Google Scholar
  67. 67.

    Аджертон Т., Валуэй С., Гор Б. и др. (1997) Передача штамма с высокой лекарственной устойчивостью (штамм W1)

    Myocbacterium tuberculosis

    . Вспышка болезни и носкомиальная передача через зараженный бронхоскоп. JAMA 278, 1073.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  68. 68.

    Gliemroth J, Heise S, Missler U (1996) 64-летний мужчина с диабетом и восходящей параплегией. Ланцет 347, 516.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  69. 69.

    Dunn J (1996) Водоросли убивают диализных пациентов в Бразилии. BMJ 312, 1183–1184.

    PubMedGoogle Scholar
  70. 70.

    Katherine MJ, Shakir M, Perper J (1993) Fatal

    Clostridium perfringens

    и

    Escherichia coli

    сепсис после аборта мочевиной. Am J Forensic Med Pathol 14, 151–154.

    Google Scholar
  71. 71.

    Simini B (1999) Операция липосакции в Италии приводит к

    Streptococcus pyogenes

    сепсису.Lancet 353, 1164.

    CrossRefGoogle Scholar
  72. 72.

    Froth A, Joyce R, Johnson A (2001) Ятрогенная вБКЯ от хирургических инструментов. BMJ 322, 1558–1559.

    CrossRefGoogle Scholar
  73. 73.

    Hill F, Butterworth RJ, Joiner S, et al. (1999) Исследование варианта болезни Крейцфельдта-Якоба и других прионных заболеваний человека с использованием образцов биопсии миндалин. Ланцет 353, 183–189.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  74. 74.

    Бернулли К., Зигфрид Дж., Баумгартнер Дж. И др.(1977) Опасность случайной передачи болезни Крейтцфельдта-Якоба от человека к человеку при хирургическом вмешательстве. Lancet 1, 478.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  75. 75.

    Zobeley E, Flechsig E, Corrizio A, Enari M, Weissman C (1999) Инфекционная способность царапающих прионов, связанных с поверхностью из нержавеющей стали. Мол Мед 5, 240–243.

    PubMedGoogle Scholar
  76. 76.

    Uno Y, Morita T (1997) Перфорация толстой кишки и серозные разрывы, связанные с колоноскопией. Ланцет 349, 1888 г.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  77. 77.

    Козарек Р.А., Эрнест Д.Л., Сильверстайн М.Э., Смит Р.Г. (1980) Повреждение толстой кишки, вызванное давлением воздуха, во время диагностической колоноскопии. Гастроэнтерология 78, 7–14.

    PubMedGoogle Scholar
  78. 78.

    Ehrlich CP, Hall FM, Joff N (1984) Постендоскопическая перфорация нормальной толстой кишки в области, удаленной от инструментов. Gastrointest Endosc 30, 190–191.

    PubMedGoogle Scholar
  79. 79.

    Hofmann HS, Rettig G, Radke J, Neef H, Silber RE (2002) Ятрогенные разрывы трахеобронхиального дерева.Eur J Cardiothorac Surg 21, 649–652.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  80. 80.

    Hruban RH, Wilentz RE (2005) Поджелудочная железа. In Kumar V, Abbas AK, Fausto N., eds., Robbins and Cotran Pathologic Basis of Disease, 7-е изд, Elsevier Saundus, Philidelphia, PA, pp. 942–948.

    Google Scholar
  81. 81.

    Cuschieri A, Fayers P, Fielding J, et al. (1996) Послеоперационная заболеваемость и смертность после резекций D

    1

    и D

    2

    по поводу рака желудка: предварительные результаты рандомизированного контролируемого хирургического исследования MRC.Ланцет 347, 995–999.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  82. 82.

    Botterill I, Miller G, Dexter S, Martin I (1998) Смерти после отсроченного распознавания чрескожной эндоскопической миграции гастростомической трубки. BMJ 317, 524–525.

    PubMedGoogle Scholar
  83. 83.

    Chowdhury MA, Batey R (1996) Осложнения и исход чрескожной эндоскопической гастростомии у разных групп пациентов. J Gastroenterol Hepatol 11, 835–839.

    PubMedGoogle Scholar
  84. 84.

    Калтон В.К., Мартиндейл Р.Г., Гуден С.М. (1992) Осложнения чрескожной эндоскопической гастростомии. Mil Med 157, 358–360.

    PubMedGoogle Scholar
  85. 85.

    Feussner H, Hannig CH, Weiser HF (1989) Трансжелудочная перфорация чрескожного эндоскопического зонда для кормления со смертельным исходом. Эндоскопия 21, 45–46.

    PubMedGoogle Scholar
  86. 86.

    Walter R, Ennemoser O, Tributsch W, Ambach E (1995) Ятрогенные разрывы желудка после баллонной тампонады.Am J Forensic Med Pathol 16, 135–139.

    Google Scholar
  87. 87.

    Lewandrowski KB, Southern JF, Medeiros J, Jacobs M (1989) Аортоэзофагеальный свищ, возникающий как осложнение длительного введения назогастрального зонда. Human Pathol 20, 709–711.

    CrossRefGoogle Scholar
  88. 88.

    Sosnowik D, Greenberg R, Bank S, Graver M (1988) Аортопищеводный свищ: ранние и поздние эндоскопические особенности. Am J Gastroenterol 83, 1401–1404.

    PubMedGoogle Scholar
  89. 89.

    Wasmuth H, Verhage CC (1989) Гематемезис из-за свища между аортой и пищеводом, а затем из-за свища между левой общей сонной артерией и пищеводом. Acta Chir Scand 155, 67–69.

    PubMedGoogle Scholar
  90. 90.

    Borrero E, Aylward CA, Logan WD (1989) Аортоэзофагеальный свищ: раннее послеоперационное осложнение при дистальном анастомозе аортального трансплантата. South Med J 82, 927–930.

    PubMedGoogle Scholar
  91. 91.

    Gray TC, Mittleman RE, Wetli CV, Horowitz S (1988) Аортопищеводный свищ и внезапная смерть.Am J Forensic Med Pathol 9, 19–22.

    PubMedGoogle Scholar
  92. 92.

    Tessier DJ, Stone WM, Fowl RJ, et al. (2003) Клинические особенности и лечение псевдоаневризмы селезеночной артерии: серия случаев и совокупный обзор литературы. J Vasc Surg 38, 969–974.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  93. 93.

    Adam A (1995) Установка долгосрочных центральных венозных катетеров: время для нового взгляда. BMJ 311, 341–342.

    PubMedGoogle Scholar
  94. 94.

    Muhm M (2002) Центральный венозный доступ под ультразвуковым контролем (2002) BMJ 325, 1373–1374.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  95. 95.

    Hind D, Calvert N, McWilliams R, et al. (2003) Ультразвуковые локационные устройства для канюляции центральной вены: метаанализ. BMJ 327, 361–367.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  96. 96.

    Zeien LB, Noguchi TT (1992) Смертельный гидроторакс, связанный с катетеризацией подключичной вены для гемодиализа. Am J Forensic Med Pathol 13, 326–328.

    PubMedGoogle Scholar
  97. 97.

    Byard RW, Koszyca B, Qiao M (2001) Неожиданная детская смерть из-за редкого осложнения вентрикулоперитонеального шунтирования. Am J Forensic Med Pathol 22, 207–210.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  98. 98.

    Castiglione AG, Bruzzone E, Burrello C, Pisani R, Ventur F, Canale M (1998) Внутричерепное введение назогазрального зонда в случае смертельной травмы головы. Am J Forensic Med Pathol 19, 329–334.

    CrossRefGoogle Scholar
  99. 99.

    Lau G (2002) Растет ли материнская смертность в Сингапуре? Обзор материнской смертности, отраженный в клинических исследованиях с 1990 по 1999 год. Ann Acad Med Singapore 31, 261–275.

    PubMedGoogle Scholar
  100. 100.

    Шеннан А., Бьюли С. (2001) Как управлять донорскими родами. BMJ 323, 244–245.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  101. 101.

    Hall MH, Bewley S (2001) Материнская смертность и способ родоразрешения. Ланцет 354, 776.

    CrossRefGoogle Scholar
  102. 102.

    Waterstone M, Bewley S, Wolfe C (2001) Заболеваемость и предикторы тяжелой акушерской заболеваемости: исследование случай-контроль. BMJ 322, 1089–1094.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  103. 103.

    Wagner M (2000) Выбор кесарева сечения. Ланцет 356, 1677–1680.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  104. 104.

    Josefson D (2001) Вагинальные роды после кесарева сечения в три раза увеличивают риск разрыва матки. BMJ 323, 68.

    CrossRefGoogle Scholar
  105. 105.

    Лайдон-Рошель М., Холт В.Л., Истерлинг Т.Р., Мартин Д.П. (2001) Риск разрыва матки во время родов у женщин, перенесших ранее кесарево сечение. N Engl J Med 345, 3–8.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  106. 106.

    Plauche WC (1980) Подпалеальная гематома. Осложнение инструментального родоразрешения. JAMA 24, 1597–1598.

    CrossRefGoogle Scholar
  107. 107.

    Plauche WC (1979) Черепные травмы плода, связанные с родами с использованием вакуумного экстрактора Malmstrom.Акушерский гинекол 53, 750–757.

    PubMedGoogle Scholar
  108. 108.

    Mohammed G, Ahmed M (2003) Серьезное внутричерепное кровоизлияние у плода, связанное с вакуумным экстрактором. Br J Obstet Gynecol 110, 436–438.

    Google Scholar
  109. 109.

    Choudhari K, Choudhari Y (2003) Кровоизлияние в заднюю ямку у недоношенного ребенка после родов с помощью вакуума. Br J Obstet Gynecol 110, 787.

    Google Scholar
  110. 110.

    Kent A, Lemyre B, Losley-Millman M, Pes B (2001) Кровоизлияние в заднюю ямку у недоношенного ребенка после родов с помощью вакуумной помощи.Br J Obstet Gynecol 108, 1008–1010.

    CrossRefGoogle Scholar
  111. 111.

    Hanigan WC, Morgan AM, Stahlbert LK, Hiller JL (1990) Тенториальное кровотечение, связанное с вакуумной экстракцией. Педиатрия 85, 534–539.

    PubMedGoogle Scholar
  112. 112.

    Huang LT, Lui CC (1995) Тенториальное кровотечение, связанное с вакуум-экстракцией у новорожденного. Педиатр Радиол 25, Дополнение 1, S230 – S231.

    PubMedGoogle Scholar
  113. 113.

    Vacca A (2001) Оперативные роды через естественные родовые пути: клиническая оценка нового устройства вакуумной экстракции.Aust N Z J Obstet Gynecol 41, 156–160.

    Google Scholar
  114. 114.

    Wolf DA (2001) Heimlich Trauma. Am J Forensic Med Pathol 22, 65–67.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  115. 115.

    Pekka S, Knight B (2004). Судебная патология Найта, 3-е изд. Арнольд, Лондон, стр. 40–41.

    Google Scholar
  116. 116.

    Lau G (1994) Случай внезапной материнской смерти, связанной с реанимационным повреждением печени. Судебно-медицинская экспертиза 67, 127–132.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  117. 117.

    Фитчет А., Нил Р., Баннистер П. (2001) Травма селезенки, осложняющая сердечно-легочную реанимацию. BMJ 322, 480–481.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  118. 118.

    Lau G (1995) Легочная тромбоэмболия - не редкость - результаты и последствия пятилетнего исследования 116 вскрытий. Ann Acad Med Singapore 24, 356–365.

    PubMedGoogle Scholar
  119. 119.

    Lau G, Thamboo TP, Lai SH (2003) Смертельная легочная тромбоэмболия в Сингапуре: что-то изменилось? Закон о медицине 43, 307–314.

    PubMedGoogle Scholar
  120. 120.

    Owing JT, Kraut E, Battistella F, Cornelius JT, O’Malley R (1997) Время возникновения тромбоэмболии легочной артерии у пациентов с травмами. Arch Surg 132, 862–867.

    Google Scholar
  121. 121.

    Knight B, Zaini MRS (1980) Легочная эмболия и венозный тромбоз: частота встречаемости и предрасполагающие факторы за 70 лет. Am J Forensic Med Pathol 1, 227–232.

    PubMedGoogle Scholar
  122. 122.

    Mandelli V, Schmid C, Zogno C, Morpurgo M (1997) «Ложноотрицательные результаты» и «ложноположительные результаты» при острой тромбоэмболии легочной артерии: клиническое патологоанатомическое сравнение. Cardiologia 42, 205–210.

    PubMedGoogle Scholar
  123. 123.

    Morgenthaler TI, Ryu JH (1995) Клинические характеристики фатальной тромбоэмболии легочной артерии в специализированной больнице. Mayo Clin Proc 70, 417–424.

    PubMedGoogle Scholar
  124. 124.

    Pineda LA, Hathwar VS, Grant BJ (2001) Клиническое подозрение на фатальную тромбоэмболию легочной артерии.Сундук 120, 791–795.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  125. 125.

    Baglin T (2000) Тест на тромбофилию: что, по нашему мнению, означают тесты и что мы должны делать с результатами? Дж. Клин Патол 53, 167–170.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  126. 126.

    Svensson PJ, Dahlback B (1994) Устойчивость к активированному протеину C как основа венозного тромбоза. N Engl J Med 330, 517–522.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  127. 127.

    Эндрю Т.А., Fairweather R (2003) Мутация протромбина G20210A и внезапная смерть.Am J Forensic Med Pathol 24, 377–380.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  128. 128.

    Pekka S, Knight B (2004) Knight’s Forensic Pathology, 3-е изд. Арнольд, Лондон, стр. 343–345.

    Google Scholar
  129. 129.

    Heini PF, Orler R (2004) Вертебропластика при тяжелом остеопорозе. Техника и опыт многосегментного впрыска [на немецком языке]. Ортопед 33, 22–30.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  130. 130.

    Назон Д., Абергель Г., Хатем К.М. (2003) Критическая помощь в ортопедической хирургии и хирургии позвоночника.Crit Care Clin 19, 33–53.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  131. 131.

    Росс Р.М., Джонсон Г.В. (1988) Жировая эмболия после липосакции. Сундук 93, 1294–1295.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  132. 132.

    Graze FM, de Jong RH (2000) Смертельные исходы от липосакции: перепись пластических хирургов. Пласт Реконстр Сург 105, 436–446.

    CrossRefGoogle Scholar
  133. 133.

    Platt MS, Kohler LJ, Ruiz R, Chole SD, Ravichandran P (2002) Смерти, связанные с липосакцией: отчеты о случаях и обзор литературы.J Forensic Sci 47, 205–207.

    PubMedGoogle Scholar
  134. 134.

    Mason JK (1993) Реанимационные артефакты, включая костный мозг. В издании Мэйсона Дж. К. Судебная медицина: иллюстрированный справочник, издательство Oxford University Press, Оксфорд, стр. 39–42.

    Google Scholar
  135. 135.

    Пекка С., Рыцарь Б. (2004). Судебная патология Найта, 3-е изд. Арнольд, Лондон, стр. 346–348.

    Google Scholar
  136. 136.

    Lau G (1994) Эмболия околоплодными водами как причина внезапной материнской смерти.Закон о медицине 34, 213–220.

    PubMedGoogle Scholar
  137. 137.

    Veinot JP, Edwards WD (1994) Связанная с травмой эмболизация хряща легких. История болезни 41-летнего мужчины. Am J Forensic Med Pathol 15, 138–141.

    PubMedGoogle Scholar
  138. 138.

    Lau G (1995) Эмболия легочного хряща: факт или артефакт? Am J Forensic Med Pathol 16, 51–53.

    PubMedGoogle Scholar
  139. 139.

    Bots GTAM, Watendorff AR, Burma OJS, Roos RAC, Endtz LJ (1981) Острая милопатия, вызванная фиброзно-хрящевой эмболой.Неврология 31, 1250–1256.

    PubMedGoogle Scholar
  140. 140.

    Dupont PJ, Lightstone L, Clutterbuck EJ, Gaskin G, Pusey CD, Cook T, Warrens N (2000) Синдром холестериновой эмболии. BMJ 321, 1065–1067.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  141. 141.

    Мооленаар В., Ламерс CB (1996) Эмболизация кристаллами холестерина в Нидерландах. Arch Intern Med 156, 653–657.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  142. 142.

    Cina SJ, Raso DS, Crymes LW, Upshur JK (1994) Фатальная шовная эмболия левой передней нисходящей коронарной артерии.Am J Forensic Med Pathol 15, 142–145.

    PubMedGoogle Scholar
  143. 143.

    Veijola M, Ikaheimo M, Valkam J, Hirvonen J (1997) Смертельная окклюзия ствола левой коронарной артерии фрагментом бедренной артерии: ранее не сообщавшееся осложнение катетеризации сердца. Судебная медицина Int 1997, 111–116.

    CrossRefGoogle Scholar
  144. 144.

    Bell MD, Tate LG, Hensley GT (1992) Пищеводно-предсердный свищ, приводящий к системным эмболам «мяса и овощей».Am J Forensic Med Pathol 13, 137–141.

    PubMedGoogle Scholar
  145. 145.

    Suarez-Penaranda JM, Guitian-Bareiro MD, Concheiro-Carro L (1995) Давняя эмболия внутрисердечного катетера. Am J Forensic Med Pathol 16, 124–126.

    PubMedGoogle Scholar
  146. 146.

    Ashton CM, Petersen NJ, Wray NP, Kiefe CI, Dunn JK, Wu L, et al. (1993) Частота периоперационного инфаркта миокарда у мужчин, перенесших некардиологические операции. Ann Intern Med 118, 504–510.

    PubMedGoogle Scholar
  147. 147.

    Rashid AMH, Williams RM (1994) Внезапная смерть, вызванная гигантоклеточным миокардитом после коронарного шунтирования. Am J Forensic Med и Pathol 15, 82–86.

    Google Scholar
  148. 148.

    Rabson AB, Choen FJ, Warhol MJ, Mudge GH, Collins JJ Jr (1984) Гигантоклеточный миокардит после замены митрального клапана: клинический случай и исследования природы гигантских клеток. Хум Патол 15, 585–587.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  149. 149.

    Brynjolfsson G, Eschaghy B, Talano JV, Gunnar R (1977) Гранулематозный миокардит, вторичный по отношению к кукурузному крахмалу. Am Heart J 94, 353–358.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  150. 150.

    McCarthy M (1999) Исследование выявляет кардиохирургических пациентов с риском инсульта. Lancet 354, 575.

    CrossRefGoogle Scholar
  151. 151.

    Ramsay S (2001) Инсульт способствует более высокой смертности женщин после кардиохирургических операций. Lancet 357, 1419.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  152. 152.

    Josefson D (2001) Раннее шунтирование увеличивает риск инсульта. BMJ 323, 185.

    CrossRefGoogle Scholar
  153. 153.

    Cronin L, Mehta SR, Zhao F, et al. (2001) Инсульт в связи с кардиологическими процедурами у пациентов с острым коронарным синдромом без подъема сегмента ST. Тираж 104, с. 269–274.

    PubMedGoogle Scholar
  154. 154.

    Herczeg L, Gorombey S, Vaszily M (1995) Морфологическое повреждение центральной нервной системы (ЦНС) после операции на открытом сердце.Судебно-медицинская экспертиза 79, 103–111.

    CrossRefGoogle Scholar
  155. 155.

    Tascilar M, van Rees BP, Sturm PDJ, et al. (2002) Рак поджелудочной железы после удаленной хирургии язвенной болезни. Дж. Клин Патол 340-345.

    Google Scholar
  156. 156.

    Radhi JM, Ibrahiem K, Al-Tweigeri T (1998) Злокачественная лимфома мягких тканей в местах ранее перенесенных операций. Дж. Клин Патол 51, 629–632.

    PubMedGoogle Scholar
  157. 157.

    Healey P, Davis CL (1998) Передача опухолей при трансплантации.Ланцет 352, 2–3.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  158. 158.

    Frank S, Muller J, Bonk C, Haroske G, Schackert HK, Schackert G (1998) Передача мультиформной глиобластомы через трансплантацию печени. Lancet 352, 31.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  159. 159.

    Aseni P, Vertemati M, Minola E, Banacina E (2003) Массивное кровохарканье после трансплантации печени от живого донора. J Clin Pathol 56, 876–878.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  160. 160.

    Dripps RL, Lamont A, Eckenhoff JE (1961) Роль анестезии в хирургической смертности. JAMA 178, 261–266.

    PubMedGoogle Scholar
  161. 161.

    Copeland GP, Jones D, Walters M (1991) POSSUM: балльная система для хирургического аудита. Br J Surg 78, 355–360.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  162. 162.

    Ranklev E, Fletcher R, Krantz P (1985) Злокачественная гиперпирексия и внезапная смерть. Am J Forensic Med Pathol 6, 149–150.

    PubMedGoogle Scholar
  163. 163.

    Anetseder M, Hager M, Muller CR, Roewer N (2002) Диагностика предрасположенности к злокачественной гипертермии с помощью метаболического теста. Ланцет 359, 1579–1580.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  164. 164.

    Warden JC, Horan BF, Holland R (1997) Заболеваемость и смертность, связанные с анестезией. Acta Anesthesiol Scand 41, 949.

    Google Scholar
  165. 165.

    Kharasch ED, Hankins D, Mautz D, Thummel KE (1996) Идентификация фермента, ответственного за окислительный метаболизм галотана: значение для профилактики галотанового гепатита.Ланцет 347, 1367–1371.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  166. 166.

    Gelven PL, Cina SJ, Lee JD, Nichols CA (1996) Массивный некроз печени и смерть после многократного воздействия изофлурана. Клинический случай и обзор литературы. Am J Forensic Med Pathol 17, 61–64.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  167. 167.

    Льюис Дж. Х., Циммерман Дж. Х., Исхак К. Г., Маллик Ф. Г. (1983) Гепатотоксичность энфлурана: клинико-патологическое исследование 24 случаев. Ann Intern Med 98, 984–992.

    PubMedGoogle Scholar
  168. 168.

    Bray RJ (1998) Синдром инфузии пропофола у детей. Педиатр Анест 8, 491–499.

    CrossRefGoogle Scholar
  169. 169.

    Cremer OL, Moons KGM, Bouman EAC, et al. (2001) Длительная инфузия пропофола и сердечная недостаточность у взрослых пациентов с травмами головы. Ланцет 357, 111–115.

    CrossRefGoogle Scholar
  170. 170.

    Metkus AP, Trabulsy PP, Scholobohm RS, Hickey MS (1996) Пожарный с панкреатитом.Lancet 348, 1702.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  171. 171.

    Boyle WA, Shear JM, White PF (1990) Толерантность и гиперлипидемия при длительной седации пропофолом. Анестезиология 73, Дополнение, A245.

    CrossRefGoogle Scholar
  172. 172.

    Casey ATH, O’Brien MO, Kumar V, Hayward RD, Crockard HA (1995) Не выкручивайте моему ребенку голову: ятрогенный вывих шейки матки. BMJ 311, 1212–1213.

    PubMedGoogle Scholar
  173. 173.

    Brahams D (1994) Эпидуральная инъекция токсического вещества.Lancet 344, 1218.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  174. 174.

    Meel B (1998) Непреднамеренное интратекальное введение хлорида калия во время обычной спинальной анестезии. Am J Forensic Med Pathol 19, 255–257.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  175. 175.

    Rodgers A, Walker N, Schug S, McKee A, Kehlet H, van Zundert A, et al. (2000) Снижение послеоперационной смертности и заболеваемости с помощью эпидуральной или спинальной анестезии: результаты обзора рандомизированных исследований.BMJ 321, 1493–1496.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  176. 176.

    Harper CM (2003) Поддержание периоперационной нормотермии. BMJ 326, 721–722.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  177. 177.

    Fricker J (1997) Теплые операционные могут предотвратить проблемы. Lancet 349, 1075.

    CrossRefGoogle Scholar
  178. 178.

    Tanne JH (1998) Еда и лекарства изменяют реакцию на анестезию. BMJ 317, 1102.

    PubMedGoogle Scholar
  179. 179.

    Warner MA, Warner ME (1993) Клиническое значение легочной аспирации в периоперационном периоде. Анестезиология 78, 56–62.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  180. 180.

    Каллар С.К., Эверетт Л.Л. (1993) Потенциальные риски и профилактические меры при легочной аспирации: новые концепции в руководящих принципах предоперационного голодания. Anesth Analg 77, 171–182.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  181. 181.

    Taylor TH (1992) Как избежать ятрогенных травм в театре.BMJ 305, 595–596.

    PubMedGoogle Scholar
  182. 182.

    Dyer C (1994) Анестезиолог проигрывает окончательную апелляцию. BMJ 309, 78.

    Google Scholar
  183. 183.

    Rothen HU, Sporre Bengt, Engberg G, Wegenius G, Reber A, Hedenstierna G (1995) Профилактика ателектазов во время общей анестезии. Ланцет 345, 1387–1391.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  184. 184.

    Charlton JE (1995) Мониторинг и дополнительный кислород во время эндоскопии.BMJ 310, 886–887.

    PubMedGoogle Scholar
  185. 185.

    Quine MA, Bell GC, McCloy RF, Charlton JE, Devlin HB, Hopkins A (1995) Проспективный аудит эндоскопии верхних отделов желудочно-кишечного тракта в двух регионах Англии: безопасность, укомплектование персоналом и методы седации. Кишечник 36, 462–467.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  186. 186.

    Bowling TE, Hadjiminas CL, Polson RJ, Baron JH, Foale RA (1993) Влияние дополнительного кислорода на сердечный ритм во время эндоскопии верхних отделов желудочно-кишечного тракта: рандомизированное контролируемое двойное слепое исследование.Gut 34, 1492–1497.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  187. 187.

    Moller JT, Witrup M, Johansen JH (1990) Гипоксемия в отделении постанестезиологической помощи: исследование наблюдателя. Анестезиология 73, 890–895.

    PubMedGoogle Scholar
  188. 188.

    Funayama M, Kumagai T, Saito K, Watanabe T (1994) Асфиксическая смерть, вызванная постэкстракционной гематомой. Am J Forensic Med Pathol 15, 87–90.

    PubMedGoogle Scholar
  189. 189.

    Doldo G, Albanese I, Macheda S, Caminiti G (2001) Ангина Людвига: болезнь прошлого века.Отчет о болезни [на итальянском языке]. Минерва Анестезиол 67, 811–814.

    PubMedGoogle Scholar
  190. 190.

    Нефф С.П., Мерри А.Ф., Андерсон Б. (1999) Управление дыхательными путями при стенокардии Людвига. Anesth Intensive Care 27, 659–661.

    Google Scholar
  191. 191.

    Parhiscar A, Har-El G (2001) Глубокий абсцесс шеи: ретроспективный обзор 210 случаев. Анн Отол Ринол Ларингол 110, 1051–1054.

    PubMedGoogle Scholar
  192. 192.

    Furst IM, Ersil P, Caminiti M (2001) Редкое осложнение абсцесса зуба - ангина Людвига и медиастинит.Дж. Кан Дент Ассош. 67, 324–327.

    PubMedGoogle Scholar
  193. 193.

    Simon E, Matee M (2001) Осложнения после удаления, наблюдаемые в стоматологической клинике в Дар-эс-Саламе, Танзания. Int Dent J 51, 273–276.

    PubMedGoogle Scholar
  194. 194.

    Pirmohamed M, Breckenridge AM, Kitteringham NR, Park BK (1998) Побочные реакции на лекарства. BMJ 316, 1295–1298.

    PubMedGoogle Scholar
  195. 195.

    Asscher AW, Parr GD, Whitmarsh VB (1995) На пути к более безопасному использованию лекарств.BMJ 311, 1003–1005.

    PubMedGoogle Scholar
  196. 196.

    Rawlins MD, Thomas SHL (1998). Механизмы побочных реакций на лекарства. В Дэвис Д.М., изд., Учебник побочных реакций на лекарства, 5-е изд. Chapman and Hall Medical, Лондон, стр. 40–64.

    Google Scholar
  197. 197.

    Einarson TR (1993) Госпитализация в связи с наркотиками. Энн Фармакотер 27, 832–840.

    PubMedGoogle Scholar
  198. 198.

    Аткин П.А., Ченфилд Г.М. (1995) Побочные реакции, связанные с лекарствами, и пожилые люди: обзор литературы.Токсикол, реагирующий на побочные эффекты, 14, 175–191.

    PubMedGoogle Scholar
  199. 199.

    Park BK, Pirmohamed M, Kitteringham NR (1992) Идиосинкразические реакции на лекарства: механистическая оценка факторов риска. Br J Clin Pharmacol 34, 377–395.

    PubMedGoogle Scholar
  200. 200.

    Pumphrey RSH, Робертс ISD (2000) Результаты вскрытия после смертельных анафилактических реакций. Дж. Клин Патол 53, 273–276.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  201. 201.

    Zimmerman HJ, Ishak KG (2002) Повреждение печени из-за наркотиков и токсинов. В MacSween RNM, Burt AD, Portmann BC, Ishak KG, Scheuer PJ, Anthony PP, eds., Патология печени, 4-е изд. Черчилль Ливингстон, Лондон, стр. 621–709.

    Google Scholar
  202. 202.

    Weedon D (2002) Патология кожи, 2-е изд. Черчилль Ливингстон, Лондон.

    Google Scholar
  203. 203.

    Льюис В., Сильвер, доктор медицины (2001) Влияние лекарств на сердечно-сосудистую систему. В Silver MD, Gotlieb AI, Schoen FJ, eds., Сердечно-сосудистая патология, 3-е изд. Черчилль Ливингстон, Нью-Йорк, стр. 541–561.

    Google Scholar
  204. 204.

    Ordonez NG, Rosai J (2004) Мочевыводящие пути. В Rosai J, Ackerman LV, eds., Rosai and Ackerman's Surgical Pathology, 9-е изд. К. В. Мосби, Нью-Йорк, стр. 1224–1229.

    Google Scholar
  205. 205.

    Eillison D, Love S, Chimelli L, Harding BN, Lowe J, Vinters HV (2004) Neuropathology. Справочный текст патологии ЦНС, 2-е изд. Мосби, Лондон.

    Google Scholar
  206. 206.

    Элленхорн М.Дж., Шонвальд С., Ордог Г., Вассербергер Дж. (1996) Нейролептические препараты. В Ellenhorn MJ, Schonwald S, Ordog G, Wasserberger J, eds., Ellenhorn’s Medical Toxicology: Diagnosis and Treatment of Human Poisoning, 2nd ed. Уильямс и Уилкинс, Балтимор, стр. 662–683.

    Google Scholar
  207. 207.

    Lau G (1995) Смертельный случай вызванного лекарством полиорганного поражения у пациента с болезнью Хансена: синдром дапсона или токсичность рифампицина? Судебно-медицинская экспертиза 73, 109–115.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  208. 208.

    Ellenhorn MJ, Schonwald S, Ordog G, Wasserberger J (1996) Спирты и гликоли. В Ellenhorn MJ, Schonwald S, Ordog G, Wasserberger J, eds., Ellenhorn’s Medical Toxicology: Diagnosis and Treatment of Human Poisoning, 2nd ed. Уильямс и Уилкинс, Балтимор, стр. 1127–1165.

    Google Scholar
  209. 209.

    Spitz DJ (2003) Необычная смерть пациента, страдающего астмой. Am J Forensic Med Pathol 24, 271–272.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  210. 210.

    Кумар Л. (1995) Вторичный лейкоз после аутотрансплантации костного мозга. Lancet 345, 810.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  211. 211.

    Филлипс Д.П., Кристенфилд Н., Глинн Л.М. (1998) Рост числа смертей в результате ошибок лечения в США между 1983 и 1993 годами. Lancet 351, 643–644.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  212. 212.

    Jofeson D (2002) Врачи предупредили, чтобы они с осторожностью относились к новым лекарствам.BMJ 324, 1113.

    CrossRefGoogle Scholar
  213. 213.

    Taxis K, Barber N (2003) Этнографическое исследование частоты и серьезности ошибок при внутривенном введении наркотиков. BMJ 326, 684–687.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  214. 214.

    Cuervo LG, Clarke M (2003) Уравновешивание пользы и вреда в здравоохранении. BMJ 327, 65–66.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  215. 215.

    Mayor S (2004) В отчете содержится призыв к стратегиям уменьшения количества ошибок при приеме лекарств.BMJ 328, 248.

    CrossRefGoogle Scholar
  216. 216.

    Smith J (2004) Создание более безопасной системы здравоохранения для пациентов. Повышение безопасности лекарств. Департамент здравоохранения. Доступно по адресу:

    http://www.doh.gov.uk/buildsafenhs/medicationsafety

    .

  217. 217.

    Barbut F (2002) Управление диареей, связанной с антибиотиками. BMJ 324, 345–346.

    CrossRefGoogle Scholar
  218. 218.

    Wistrom J, Norrby SR, Mybre EB, et al. (2001) Частота диареи, связанной с антибиотиками, у 2462 госпитализированных пациентов, лечившихся антибиотиками: проспективное исследование.J Antimicrob Chemother 47, 43–50.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  219. 219.

    McFarland LV (1998) Эпидемиология, факторы риска и методы лечения диареи, связанной с антибиотиками. Dig Dis 16, 292–307.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  220. 220.

    Lochhead J, Elston JS (2003) Доксициклин индуцировал внутричерепную гипертензию. BMJ 326, 641–642.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  221. 221.

    Digre KB (2003) Не столь доброкачественная внутричерепная гипертензия.BMJ 326, 613–614.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  222. 222.

    Chiu AM, Chuenkongkew WL, Cornblath WT, et al. (1998) Лечение миноциклином и синдром псевдоопухоли головного мозга. Am J Opththalmol 126, 116–121.

    CrossRefGoogle Scholar
  223. 223.

    Terzano C, Petroianni A (2003) Кларитромицин и легочная инфильтрация с эозинофилией. BMJ 326, 1377–1378.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  224. 224.

    Бхарани А., Кумар Х (2001) Несахарный диабет, вызванный офлоксацином.BMJ 323, 547.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  225. 225.

    Jones SE, Smith RH (1997) Хинолоны могут вызывать гепатит. BMJ 314, 869.

    PubMedGoogle Scholar
  226. 226.

    Siepmann M, Kirch W (2001) Тахикардия, связанная с моксифлоксацином. BMJ 322, 23.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  227. 227.

    Ipuge YAI, Rieder HL, Enarson DA (1995) Неблагоприятные кожные реакции на тиацетазон для лечения туберкулеза в Танзании.BMJ 346, 657–660.

    Google Scholar
  228. 228.

    Krummel T, Dimitrov Y, Moulin B, Hannedouche T (2000) Острая почечная недостаточность, вызванная местным кетопрофеном. BMJ 320, 93.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  229. 229.

    Warren KJ, Boxwell DB, Kim NY, Drolet BA (1998) Синдром Стивенса-Джонсона, связанный с невирапином. Lancet, 351, 567.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  230. 230.

    Murri R, Antinori A, Camilli G, Zannoni G, Patriarca G (1995) Смертельный токсический эпидермолиз, вызванный зидовудином.Clin Infect Dis 23, 640–641.

    Google Scholar
  231. 231.

    Wooltorton E (2004) Препарат от ВИЧ невирапин (Вирамун): риск тяжелой гепатотоксичности. CMAJ 170, 1091.

    PubMedGoogle Scholar
  232. 232.

    Gotlieb S (2001) Невирапин не следует назначать при уколах иглой. BMJ 322, 126.

    CrossRefGoogle Scholar
  233. 233.

    Yamey G (2000) Фармацевтическая компания выдает предупреждение о лекарстве от гриппа. BMJ 320, 334.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  234. 234.

    Mortimer PP (2002) Вакцина против желтой лихорадки. BMJ 324, 439.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  235. 235.

    Vasconcelos Pedro FC, Luna EJ, et al. (2001) Серьезные побочные эффекты, связанные с вакциной 17DD против желтой лихорадки в Бразилии: сообщение о двух случаях. Ланцет 358, 91–97.

    CrossRefGoogle Scholar
  236. 236.

    Мартин М., Цай Т.Ф., Кропп Б. и др. (2001) Лихорадка и мультисистемная органная недостаточность, связанная с вакцинацией против желтой лихорадки 17D-204: отчет о четырех случаях.Ланцет 358, 98–104.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  237. 237.

    Chan RC, Penney DJ, Little D, et al. (2001) Гепатит и смерть после вакцинации вакциной против желтой лихорадки 17D-204. Ланцет 358, 121–122.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  238. 238.

    Gordon RD (1996) Антагонисты кальция и желудочно-кишечные кровотечения: балансирующий акт. Lancet 347, 1056.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  239. 239.

    Pahor M, Guarainki JM, Furber CD, Carbonin P, Havlik RJ (1996) Риск желудочно-кишечного кровотечения с антагонистами кальция у лиц с гипертонией старше 67 лет.Ланцет 347, 1061–1065.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  240. 240.

    Macready N (1998) Лекарство вызывает кардиогенный шок. BMJ 316, 1927.

    Google Scholar
  241. 241.

    Messerli FH, Nussberger J (2000) Ингибирование вазопептидазы и ангионевротический отек. Ланцет 356, 608–609.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  242. 242.

    Nussberger J, Cugno M, Amstutz C, Cicardi M, Pellancani A, Agostoni A (1998) Плазменный брадикинин при ангионевротическом отеке.Ланцет 351, 1693–1697.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  243. 243.

    Hagley MT, Hulisz DT, Burns CM (1993) Гепатотоксичность, связанная с ингибиторами ангиотензинпревращающего фермента. Энн Фармакотер 27, 228–231.

    PubMedGoogle Scholar
  244. 244.

    Hariraj R, Stoner E, Jader S, Preston DM (2000) Длительный хестаз, связанный с ирбесартаном. BMJ 321, 547.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  245. 245.

    Morton A, Muir J, Lim D (2004) Сыпь и острый нефритический синдром, вызванный кандесартаном.BMJ 328, 25.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  246. 246.

    Andersson OK (1998) Переносимость современного гипотензивного средства: кандесартана цилексетила. Basic Res Cardiol 939, Дополнение 2, S54 – S58.

    CrossRefGoogle Scholar
  247. 247.

    Bosch X (1998) Пурпура Геноха-Шонлейна, вызванная терапией лозартаном. Arch Intern Med 158, 191–192.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  248. 248.

    Quinn MJ, Fitzgerald DJ (1999) Тиклопидин и клопидогрель.Тираж 100, 1667–1672.

    PubMedGoogle Scholar
  249. 249.

    Dakik HA, Salti I, Haidar R, Uthman IW (2002) Тиклопидин, связанный с острым нефритом. BMJ 324, 27.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  250. 250.

    Jessurun GA, Crijns HJGM (1997) Легочная токсичность амиодарона. BMJ 314, 619–620.

    PubMedGoogle Scholar
  251. 251.

    Силфваст Т., Киннунен А., Варпула Т. (1995) Отек гортани после спрея изосорбида динитрата и сублингвального приема нифедипина.BMJ 311, 232.

    PubMedGoogle Scholar
  252. 252.

    Gottlieb S (2001) FDA отказывает компаниям в просьбе отказаться от предупреждения о язве. BMJ 322, 385.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  253. 253.

    Gottlieb S (2001) Ингибиторы ЦОГ 2 могут повышать риск сердечного приступа. BMJ 323, 471.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  254. 254.

    Josefson D (2001) FDA предупреждает Merck о продвижении рофекоксиба. BMJ 323, 767.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  255. 255.

    Bombardier C, Laine L, Reicin A и др. (2000) Сравнение токсичности рофекоксиба и напроксена для верхних отделов желудочно-кишечного тракта у пациентов с ревматоидным артритом. N Engl J Med 343, 1520–1528.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  256. 256.

    Mukherjee D, Nissen SE, Topol EJ (2001) Риск сердечно-сосудистых событий, связанных с селективными ингибиторами ЦОГ-2. JAMA 286, 954–959.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  257. 257.

    O’Beirne JP, Cairns SR (2001) Холестатический гепатит в сочетании с целекоксибом.BMJ 323, 23.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  258. 258.

    Traversa G, Bianchi C, Da Cas R, Abraha I, Menniti-Ippolito F, Venegoni M (2003). противовоспалительные препараты. BMJ 327, 18–22.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  259. 259.

    Iveson TJ, Ryley NG, Kelly PM, Trowell JM, McGee JO, Chapman RW (1990) Гепатит, связанный с диклофенаком. J Hepatol 10, 85–89.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  260. 260.

    Coulter DM, Clark DW, Savage RL (2003) Целекоксиб, рофекоксиб и острое временное нарушение зрения. BMJ 327, 1214–1215.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  261. 261.

    Garcia B, Ramaholimihaso F, Diebold MD, Cadiot G, Thiefin G (2001) Ишемический колит у пациента, принимающего мелоксикам. Lancet 357, 690.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  262. 262.

    Tramer MR (2000) Аспирин, как и все другие лекарства, является ядом. BMJ 321, 1170–1171.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  263. 263.

    McGovern MC, Glasgow JFT, Stewart MC (2001) Урок недели: синдром Рейе и аспирин: чтобы не забыть. BMJ 322, 1591–1592.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  264. 264.

    Кларк И., Уиттен Р., Молинье М., Тейлор Т. (2001) Салицилаты, оксид азота, малярия и синдром Рея. Ланцет 357, 625–627.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  265. 265.

    Deltenre P, Berson A, Marcellin P, Degott C, Biour M, Pessayre D (1999) Хронический гепатит, вызванный месалазином (5-аминосалициловая кислота).Gut 44, 886–888.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  266. 266.

    Popoola J, Muller AF, Pollock L, O’Donnell P, Carmichel P, Stevens P (1998) Интерстициальный нефрит с поздним началом, связанный с лечением месалазином. BMJ 317, 795–797.

    PubMedGoogle Scholar
  267. 267.

    Adhiyaman V, Vaishnavi A, Froese S (2001) Пункты приема лекарств: реакция гиперчувствительности на бальсалазид. BMJ 323, 489.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  268. 268.

    Lau G, Kwan C, Chong SM (2001) Трехнедельный сульфасалазиновый синдром поражает снова.Судебно-медицинская экспертиза 122, 79–84.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  269. 269.

    Lievre M (2002) Алосетрон для лечения синдрома раздраженного кишечника. BMJ 325, 555–556.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  270. 270.

    Behan WMH, Madigan M, Clark BJ, Goldberg J, McLellan DR (2000) Изменения мышц при злокачественном нейролептическом синдроме. Дж. Клин Патол 53, 223–227.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  271. 271.

    Hennessy S, Bilker WB, Knauss JS, et al.(2002) Остановка сердца и желудочковая аритмия у пациентов, принимающих антипсихотические препараты: когортное исследование с использованием административных данных. BMJ 325, 1070–1074.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  272. 272.

    Davies SJC, Cooke LB, Moore AG, Potokar J (2002) Прекращение приема тиоридазина у пациентов с нарушением обучаемости: баланс сердечно-сосудистой токсичности с неблагоприятными последствиями смены лекарств. BMJ 324, 1519–1521.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  273. 273.

    Coulter DM, Bate A, Meyboom RHB, Lindquist M, Edwards IR (2001) Антипсихотические препараты и расстройства сердечной мышцы в международном фармаконадзоре: исследование интеллектуального анализа данных. BMJ 322, 1207–1209.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  274. 274.

    Kilian JG, Kerr K, Lawrence C, Celermajer DS (1999) Миокардит и кардиомиопатия, связанные с клозапином. Ланцет 354, 1841–1845.

    CrossRefPubMedGoogle Scholar
  275. 275.

    Krentz AJ (2001) Синдром псевдофеохромоцитомы, связанный с клозапином.BMJ 322, 1213.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  276. 276.

    Karsenti D, Blanc P, Bacq Y, Metman EH (1999) Гепатотоксичность, связанная с лечением золпидемом. BMJ 318, 1179.

    PubMedGoogle Scholar
  277. 277.

    Waise A, Fisken RA (2001) Не подозреваемый несахарный нефрогенный диабет. BMJ 323, 96–97.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  278. 278.

    Koro CE, Fedder DO, L’Italien GJ, Weiss SS, Magder LS, Kreyenbuhl J, et al. (2002) Оценка независимого эффекта оланзапина и рисперидона на риск диабета у пациентов с шизофренией: популяционное исследование вложенных методов случай-контроль.BMJ 325, 243–247.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  279. 279.

    Ramchandani P (2004) Лечение большого депрессивного расстройства у детей и подростков. BMJ 328, 3–4.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  280. 280.

    Jureidini JN, Doecke CJ, Mansfield PR, Haby MM, Menkes DB, Tonkin AL (2004) Эффективность и безопасность антидепрессантов для детей и подростков. BMJ 328, 879–883.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  281. 281.

    Кили П.В., Фостер Дж., Уайтлоу Л. (2000) Слушайте мою песню: слуховые галлюцинации с гидрохлоридом трамадола.BMJ 321, 1608.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  282. 282.

    de Camargo OAK, Bode H (1999) Агранулоцитоз, связанный с ламотриджином. BMJ 318, 1179.

    PubMedGoogle Scholar
  283. 283.

    Makin AJ, Fitt S, Williams R, Duncan JS (1995) Фульминантная печеночная недостаточность, вызванная ламотриджином. BMJ 311, 292.

    PubMedGoogle Scholar
  284. 284.

    Hadjikoutis S, Picersgill TP, Smith PEM (2003) Снижение веса, связанное с леветирацетамом.BMJ 327, 905.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  285. 285.

    Morgan DR, Trimble M, McVeigh GE (2000) Фибрилляция предсердий, связанная с суматриптаном. BMJ 321, 275.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  286. 286.

    Christopoulos S, Szilagyi A, Kahn SR (2001) Огонь Святого Антония. Lancet 358, 1694.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  287. 287.

    Paez de la Torre E, Lasic-Toccalino G, Mercado-Diez F, Torres-Calloni CM, Balcarce-Bautista PE (2003) Многоочаговое кровоизлияние в мозг и мигрень злоупотребление лекарствами [на испанском].Rev Neurol 37, 840–842.

    PubMedGoogle Scholar
  288. 288.

    Ratnayaka BDM, Dhaliwal H, Watkin S (2001) Пункты приема лекарств: судороги новорожденных после отмены баклофена. BMJ 323, 85.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  289. 289.

    Drake AJ, Howells RJ, Shield JPH, Prendiville A, Crowne EC (2002) Симптоматическая надпочечниковая недостаточность, проявляющаяся гипогилькемией у детей с астмой, получающих ингаляционные дозы проптиона флутиона. BMJ 324, 1081–1083.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  290. 290.

    Bond DW, Charlton CPJ (2001) Доброкачественная внутричерепная гипертензия, вторичная по отношению к назальному пропионату флутиказона. BMJ 322, 897.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  291. 291.

    Churg A, Churg J (1998) Стероиды и синдром Черга-Стросса. Ланцет 352, 32–33.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  292. 292.

    Lau G (1996) Случайное внутрижелудочковое введение винкристина: ятрогенная смерть, которой можно избежать.Закон о медицинских науках 36, 263–265.

    PubMedGoogle Scholar
  293. 293.

    Dettmeyer R, Driever F, Becker A, Wiestler OD, Madea B (2001) Смертельная миелоэнцефалопатия из-за случайного интратекального введения винкристина: отчет о двух случаях. Судебно-медицинская экспертиза 122, 60–64.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  294. 294.

    Dyer C (1993) Младшим врачам был отменен приговор о непредумышленном убийстве. BMJ 306, 1432–1433.

    Google Scholar
  295. 295.

    Yim YS, Mahoney DH, Oshman DG (1991) Гемипарез и ишемические изменения белого вещества после интратекальной терапии у детей с острым лимфолейкозом.Рак 67, 2058–2061.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  296. 296.

    Bernini JC, Fort DW, Gierner JC, Kane BJ, Chappell WB, Kamen BA (1995) Аминопиллин для нейротоксичности, вызванной метотрексатом. Ланцет 345, 544–547.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  297. 297.

    Sosin M, Handa S (2003) Низкие дозы метотрексата и подавление костного мозга. BMJ 326, 266–267.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  298. 298.

    Mayor S (2003) UK вводит меры по сокращению ошибок при применении метотрексата.BMJ 327, 70.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  299. 299.

    Ibrahim NK, Sahin AA, Dubrow RA, Lynch PM, Boehnke-Michaud L, Valero V (2000) Колит, связанный с химиотерапией на основе доцетаксела у пациентов с метастатическим раком молочной железы . Ланцет 355, 281–283.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  300. 300.

    Tulleken JE, Kooiman CGHM, van der Werf TS, Zijlstra JG, de Vries EGE (1997) Констриктивный перикардит после высокодозной химиотерапии. Ланцет 350, 1601.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  301. 301.

    Ogawa Y, Murata Y, Nishioka A, Inomata T, Yoshida S (1998) Тамоксифен-индуцированная жировая ткань печени у пациентов с раком груди. Lancet 351, 725.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  302. 302.

    Feldman AM, Lorell BH, Reis SE (2000) Трастузумаб в лечении метастатического рака груди. Тираж 102, стр. 272–274.

    PubMedGoogle Scholar
  303. 303.

    Ghura HS, Carmichel AJ, Bairstow D, Finney R (1999) Смертельная эритродермия, связанная с пентостатином.BMJ 319, 549.

    PubMedGoogle Scholar
  304. 304.

    Holquist C, Phillips J (2003) Смертельные ошибки приема лекарств, связанные с темодаром. Темы о наркотиках 7, 42–43.

    Google Scholar
  305. 305.

    Mooren FC, Lerch MM, Ullerich H, Burger H, Domschke W (2000) Системная гранулематозная болезнь после внутрипузырной инстилляции БЦЖ. BMJ 320, 219.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  306. 306.

    Dataja V, de Bruijn K (1996) Реакции гиперчувствительности, связанные с 5-гидрокситриптамином

    3

    -рецепторов.Ланцет 347, 584–585.

    CrossRefGoogle Scholar
  307. 307.

    Gottlieb S (2002) Внутривенный иммуноглобуин увеличивает риск тромботических событий. BMJ 324, 1056.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  308. 308.

    Evangelou N, Littlewood T, Anslow P, Chapel H (2003) Поперечный тромбоз синуса и лечение IVIg: отчет о клиническом случае и обсуждение оценки риска и пользы для лечения иммуноглобулином. Дж. Клин Патол 56, 308–309.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  309. 309.

    Пиктон П., Чизхолм М. (1997) Асептический менингит, связанный с высокими дозами иммуноглобулина: описание случая. BMJ 315, 1203–1204.

    PubMedGoogle Scholar
  310. 310.

    Mitchell P (1997) Шок в виде троглитазона отменен в Великобритании. BMJ 350, 1685.

    Google Scholar
  311. 311.

    Richardson CE, Williams DW, Kingham JGC (2002) Габапентин индуцировал холестаз. BMJ 325, 635.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  312. 312.

    Wolpert HA, Faradji RN, Bonner-Weir S, Lipes MA (2002) Метаболическая декомпенсация у пользователя помпы из-за преципитации инсулина лиспро.BMJ 324, 1253.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  313. 313.

    Josefson D (2000) Женщины, принимающие комбинированную ЗГТ, подвержены большему риску рака груди. BMJ 320, 333.

    CrossRefGoogle Scholar
  314. 314.

    McPherson K (2004) Где мы сейчас находимся с заместительной гормональной терапией? BMJ 328, 357–358.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  315. 315.

    Minelli C, Abrams KR, Sutton AJ, Cooper NJ (2004) Преимущества и вред, связанные с заместительной гормональной терапией: анализ клинического решения.BMJ 328, 371–376.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  316. 316.

    Burgermeister J (2003) Глава немецкого отдела лекарственных средств сравнивает ЗГТ с талидомидом. BMJ 327, 767.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  317. 317.

    Mayor S (2003) Гормональное лечение увеличивает риск рака груди, как показывают исследования. BMJ 327, 359.

    CrossRefGoogle Scholar
  318. 318.

    Spurgeon D (2003) Долгосрочное использование комбинированной ЗГТ удваивает риск рака. BMJ 327, 9.

    CrossRefGoogle Scholar
  319. 319.

    Josefson D (2001) Ассоциация кардиологов не рекомендует использовать ЗГТ для защиты сердца. BMJ 323, 252.

    CrossRefGoogle Scholar
  320. 320.

    Gottlieb S (2001) Замена эстрогена увеличивает риск рака, как показывают исследования. BMJ 322, 756.

    CrossRefGoogle Scholar
  321. 321.

    Drife JO (2001) Споры о таблетках третьего поколения («продолжение»). BMJ 323, 119–120.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  322. 322.

    van Grootheest K, Vrieling T (2003) Тромбоэмболия, связанная с новым противозачаточным средством Yasmin.BMJ 326, 257.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  323. 323.

    Hintz RL (2004) Гормон роста: использование и злоупотребления. BMJ 328, 907–908.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  324. 324.

    Ранкин А.С. (1997) Неседативные антигистаминные препараты и сердечная аритмия. BMJ 350, 1115–1116.

    Google Scholar
  325. 325.

    Yap YG, Camm J (2000) Риск torsades de pointes с внесердечными препаратами. BMJ 320, 1158–1159.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  326. 326.

    Gitler B, Berger LS, Buffa SD (1994) Torsades de pointes, индуцированные эритромицином. Сундук 105, 368–372.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  327. 327.

    White NJ, Looareesuwan S, Warrell DA (1983) Хинин и хинидин: сравнение эффектов ЭКГ при лечении малярии. J. Cardiovasc Pharmcol. 5, 173–175.

    CrossRefGoogle Scholar
  328. 328.

    Ностен Ф., тер Куиле Ф.О., Люксембург С. и др. (1993) Сердечные эффекты противомалярийного лечения полантрином.Ланцет 341, 1054–1056.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  329. 329.

    Honig PK, Wortham DC, Zamani K, Conner DP, Mulin JC, Cantilena LR (1993) Взаимодействие терфенадина и кетоконазола. Фармакокинетические и электрокардиографические последствия. JAMA 269, 1513–1518.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  330. 330.

    Gilad R, Lampl Y, Eshel Y, Sadeh M (2002) Тонико-клонические судороги у пациентов, принимающих силденафил. BMJ 325, 869.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  331. 331.

    Морейра С.Г., Бранниган Р.Э. младший, Шпиц А., Орехуэла Ф.Дж., Липшульц Л.И., Ким Э.Д. (2000) Профиль побочных эффектов цитрата силденафила (Виагра) в клинической практике. Урология 56, 474–476.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  332. 332.

    Josefson D (1998) FDA предупреждает о лекарствах от изжоги. BMJ 317, 101.

    PubMedGoogle Scholar
  333. 333.

    Gottlieb S (2000) FDA советует врачам использовать лекарство от изжоги в крайнем случае. BMJ 320, 336.

    CrossRefGoogle Scholar
  334. 334.

    Mitra M, Chang B, James T (2001) Обострение стенокардии, связанное с латанопростом. BMJ 323, 783.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  335. 335.

    Loewe C, Dragovic LJ (1998) Острый тромбоз коронарной артерии у женщины в послеродовом периоде, получающей бромокриптин. Am J Forensic Med Pathol 19, 258–260.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  336. 336.

    Ault A (1997) Лекарства от ожирения отозваны с мирового рынка. BMJ 350, 867.

    Google Scholar
  337. 337.

    Центры по контролю за заболеваниями (1997) Сердечная вальвулопатия, связанная с воздействием фенфлурамина или дексфенфлурамина: Временные рекомендации общественного здравоохранения Министерства здравоохранения и социальных служб США, ноябрь 1997 г. MMWR 46, 1061–1066.

    Google Scholar
  338. 338.

    Shively BK, Roldan CA, Gill EA, Najarian T., Loar SB (1999) Распространенность и детерминанты вальвулопата у пациентов, получавших дексфенфлурамин. Тираж 23, 2161–2167.

    Google Scholar
  339. 339.

    Rich S, Rubin L, Walker AM, Schneeweiss S, Abenhaim L (2000) Анорексигены и легочная гипертензия в Соединенных Штатах: результаты наблюдения за легочной гипертензией в Северной Америке. Сундук 117, 870–874.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  340. 340.

    Gross SB, Lepor NE (2000) Сердечно-легочная токсичность, связанная с анорексигеном. Rev Cardiovasc Med 1, 80–89.

    PubMedGoogle Scholar
  341. 341.

    Tomita T, Zhao Q (2002) Результаты вскрытия сердца и легких у пациента с первичной легочной гипертензией, связанной с использованием фенфлурамина и фентермина.Сундук 121, 649–652.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  342. 342.

    Lau G, Chan CL (2002) Массивный гепатоцеллюлярный некроз: был ли он вызван орлистатом? Закон о медицине 42, 309–312.

    PubMedGoogle Scholar
  343. 343.

    Christidis C, Mal F, Gayet B, Guettier C (2000) Гепатотоксичность, вызванная орлистатом [английский перевод оригинальной французской статьи]. Gastroenterol Clin Biol 24, 374.

    PubMedGoogle Scholar
  344. 344.

    Persson M, Vitols S, Yue QY (2000) Орлистат, связанный с гипертонией.BMJ 321, 87.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  345. 345.

    Mewasingh L, Aylett S, Kirkham F, Stanhope R (2000) Гипонатриемия, связанная с ламотриджином при несахарном краниальном диабете. Lancet 356, 656.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  346. 346.

    Seed BO, Beaumont D, Handley GH, Weaver JU (2002) Тяжелая гипонатриемия: исследование и лечение в районной больнице общего профиля. Дж. Клин Патол 55, 893–896.

    CrossRefGoogle Scholar
  347. 347.

    Crook M (2002) Исследование и лечение тяжелой гипонатриемии. J Clin Pathol 55, 883.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  348. 348.

    Svensson M, Gustafsson F, Galatius Soren, Hildebrandt PR, Atar D (2003) Гиперкалиемия и нарушение функции почек у пациентов, принимающих спиронолактон для ретроспективного исследования сердечной недостаточности. . BMJ 327, 1141–1142.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  349. 349.

    Питер Р., Мишра В., Фрейзер В. Д. (2004) Тяжелая гипокальциемия после внутривенного введения бифосфоната.BMJ 328, 335–336.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  350. 350.

    Escalante CP, Weiser MA, Finkel K (1997) Гиперфосфатемия, связанная с фосфорсодержащими слабительными у пациента с хронической почечной недостаточностью. South Med J 90, 240–242.

    PubMedGoogle Scholar
  351. 351.

    Nir-Paz R, Cohen R, Haviv YS (1999) Острая гиперфосфатемия, вызванная клизмой с фосфатом натрия у пациента с дисфункцией печени и хронической почечной недостаточностью. Рен Фэйл 21, 541–544.

    PubMedGoogle Scholar
  352. 352.

    Chen X, Huang G (1995) Отчет о вскрытии редкого случая острой ятрогенной водной интоксикации с обзором литературы. Судебно-медицинская экспертиза 76, 27–34.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  353. 353.

    McCarron MO, Wright GD, Roberts SD (1995) Водная интоксикация после низких доз циклофосфамида. BMJ 311, 292.

    PubMedGoogle Scholar
  354. 354.

    Ноукс Т.Д. (2003) Чрезмерное потребление жидкости спортсменами.BMJ 327, 113–114.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  355. 355.

    Merlo J, Liedholm H, Lindblad U, Bjorck-Linne A, Falt J, Lindberg G, et al. (2001) Рецепт с потенциальным лекарственным взаимодействием, выданный в шведских аптеках в январе 1999 г .: перекрестное исследование. BMJ 323, 427–428.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  356. 356.

    Larkin M (1998) Варфарин и парацетамол не всегда смешиваются. BMJ 351, 729.

    Google Scholar
  357. 357.

    Ellison J, Thomson AJ, Greer IA (2000) Очевидное взаимодействие между варфарином и левоноргестрелом, используемым для экстренной контрацепции. BMJ 321, 1382.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  358. 358.

    Adachi Y, Yokoyama Y, Nanno T, Yamamoto T. (1995) Усиление действия варфарина интерфероном. Lancet 311, 292.

    Google Scholar
  359. 359.

    Devaraj A, O’Beirne JP, Veasey R, Dunk AA (2002) Взаимодействие между варфарином и кремом с миконазолом для местного применения.BMJ 325, 77.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  360. 360.

    Oden A, Fahlen M (2002) Пероральные антикоагулянты и риск смерти: исследование связи медицинских записей. BMJ 325, 1073–1075.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  361. 361.

    Tweddle DA, Windebank KP, Hewson QC, Yule SM (1999) Нейротоксичность циклоспорина после химиотерапии. BMJ 318, 1113.

    PubMedGoogle Scholar
  362. 362.

    Horton RC, Bosner RS ​​(1995) Взаимодействие между циклоспорином и флуоксетином.BMJ 311, 422.

    PubMedGoogle Scholar
  363. 363.

    Verdejo A, de Cos MA, Zubimendi JA (2000) Вероятное взаимодействие между циклоспорином A и тиклопидином в низких дозах. BMJ 320, 1037.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  364. 364.

    Chartan F (2001) Bayer решает отменить препарат, снижающий уровень холестерина. BMJ 323, 359.

    CrossRefGoogle Scholar
  365. 365.

    Lane R, Phillips M (2003) Rhabdomyolysis. BMJ 327, 115.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  366. 366.

    Longhurst HJ, Pinching AJ (2001) Панкреатит, связанный с гидроксимочевиной в сочетании с диданозином. BMJ 322, 81.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  367. 367.

    Johnstone SL, Unsworth J, Gompels MM (2003) Адреналин, вводимый вне контекста опасных для жизни аллергических реакций. BMJ 326, 589–590.

    CrossRefGoogle Scholar
  368. 368.

    Николсон KEA, Rogers JEG (1995) Кокаин и адреналиновая паста: смертельная комбинация? BMJ 311, 250–251.

    PubMedGoogle Scholar
  369. 369.

    Heeringa M, Zweers P, de Man RA, de Groot H (2000) Анафилактическая реакция, связанная с пероральным приемом будесонида. BMJ 321, 927.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  370. 370.

    Corominas N, Mane JM, Codina C, Paz MA, Ribas J (1992) Гидрокортизоновая анафилаксия: новый отчет о клиническом случае. Pharm Weekbl Sci 14, 93–94.

    PubMedGoogle Scholar
  371. 371.

    Dajani BM, Sliman NA, Shubair KS, Hamzeh YS (1981) Бронхоспазм, вызванный внутривенным введением сукцината натрия гидрокортизона (Solu-Cortef) у астматиков, чувствительных к аспирину.J Allergy Clin Immunol 68, 201–204.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  372. 372.

    Dasgupta A (2003) Обзор аномальных результатов лабораторных тестов и токсических эффектов из-за использования лекарственных трав. Am J Clin Pathol 120, 127–137.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  373. 373.

    Josefson D (2002) Зверобой мешает химиотерапии, как показывают исследования. BMJ 325, 460.

    CrossRefGoogle Scholar
  374. 374.

    Ruschitzka F, Meier PJ, Turina M, Luscher TF, Noll G (2000) Острое отторжение трансплантата сердца из-за зверобоя.Ланцет 355, 548–549.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  375. 375.

    Larkin M (2002) Предлагаемое безопасное использование растительных продуктов перед операцией. Lancet 358, 128.

    CrossRefGoogle Scholar
  376. 376.

    Ang-Lee MK, Moss J, Yuan CS (2001) Травяные лекарства и периоперационный уход. JAMA 286, 208–216.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  377. 377.

    Эрнст Э. (2003) Травяные лекарства в контексте. BMJ 327, 881–882.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  378. 378.

    Schulze J, Raasch W, Siegers CP (2003) Токсичность пиронов кавы, безопасность лекарств и меры предосторожности - тематическое исследование. Фитомедицина 10, Приложение 4, S68 – S73.

    CrossRefGoogle Scholar
  379. 379.

    Escher M, Desmeules J (2001) Гепатит, связанный с кавой, травяным средством от беспокойства. BMJ 322, 139.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  380. 380.

    Vale S (1998) Субарахноидальное кровоизлияние, связанное с гинкго билоба. Lancet 352, 36.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  381. 381.

    Chung KF, Dent G, McCusker M, Page CP, Barnes PJ (1987) Влияние смеси гинколидов (BN 52063) на антагонистические реакции кожи и тромбоцитов на фактор активации тромбоцитов у человека. Ланцет 1 (8527), 248–251.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  382. 382.

    Fugh-Berman A, Ernst E (2001) Взаимодействие лекарственных растений: обзор и оценка надежности отчета. Br J Clin Pharmcol 52, 587–595.

    CrossRefGoogle Scholar
  383. 383.

    Larkin M (1999) Хирургические пациенты с риском взаимодействий между травами и анестезией.Lancet 354, 1362.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  384. 384.

    Gould M (2001) Пациенты предупреждали об опасности китайских лекарств. BMJ 323, 770.

    CrossRefGoogle Scholar
  385. 385.

    Adachi M, Saito H, Kobayashi H, et al. (2003) Повреждение печени у 12 пациентов, принимавших травяные средства для похудания «Часо» или «Оншидо». Ann Intern Med 139, 488–492.

    PubMedGoogle Scholar
  386. 386.

    Аноним (2003) Результаты исследования продуктов для похудения китайского производства, классифицируемых как продукты для здоровья (неутвержденные лекарства) [английский перевод].Бюро фармацевтической и пищевой безопасности Министерства здравоохранения, социального обеспечения и труда Японии. Доступно по адресу:

    http://www.mhlw.go.jp/houdou/2003/02/h0212-1.html

    ; Интернет; по состоянию на 23 сентября 2004 г.

  387. 387.

    Lau G, Lo DST, Yao YJ, Leong HT, Chan CL, Chu SS (2004) Смертельный случай печеночной недостаточности, возможно, вызванной нитрозофенфлурамином: описание случая. Закон о медицине 44, 252–263.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  388. 388.

    Eisenberg DM, Davis RB, Ettner SL, et al.(1998) Тенденции использования альтернативной медицины в Соединенных Штатах, 1990–1997 годы: результаты последующего национального исследования. JAMA 280, 1569–1575.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  389. 389.

    Hainer MI, Tsai N, Komura ST, Chiu CL (2000) Смертельная гепаторенальная недостаточность, связанная с сульфатом гидразина. Ann Intern Med 133, 877–880.

    PubMedGoogle Scholar
  390. 390.

    Pumphrey RSH, Roberts ISD (2000) Посмертные выводы после фатальных анафилактических реакций. Дж. Клин Патол 53, 273–276.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  391. 391.

    Horn KD, Halsey JF, Zumwalt RE (2004) Использование сывороточного типтазы и анализа иммуноглобулина E в посмертной диагностике анафилаксии. Am J Forensic Med Pathol 25, 37–43.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  392. 392.

    Aronson JK, Robin RE (2003) Присоединение к DoTS: новый подход к классификации побочных реакций на лекарства. BMJ 327, 1222–1225.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  393. 393.

    Ридл М.А., Касильяс А.М. (2003) Побочные реакции на лекарства: типы и варианты лечения.Am Fam Phys 68, 1781–1790.

    Google Scholar
  394. 394.

    Kanjanarat P, Wionterstein AG, Johns TE, Hatton RC, Gonzalez-Rothi R, Segal R (2003) Природа предотвратимых побочных эффектов лекарственных препаратов в больницах: обзор литературы. Am J Health Syst Pharm 60, 1750–1759.

    PubMedGoogle Scholar
  395. 395.

    Mittmann N, Knowles SR, Gomez M, Fish JS, Cartotoo R, Shear NH (2004) Оценка степени занижения сведений о серьезных побочных реакциях на лекарства: случай токсического эпидермального некролиза .Drug Saf 27, 477–487.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  396. 396.

    Runciman WB, Roughead EE, Semple SJ, Adams RJ (2003) Неблагоприятные события и ошибки приема лекарств в Австралии. Int J Qual Health Care 15, Дополнение 1, S49 – S59.

    CrossRefGoogle Scholar
  397. 397.

    Larkin M (2001) Передозировка радиации часто встречается при компьютерной томографии детей. Lancet 357, 289.

    Google Scholar
  398. 398.

    Brenner DJ, Elliston CD, Hall EJ, Berdon WE (2001) Расчетные риски радиационно-индуцированного смертельного рака с помощью детской компьютерной томографии.AJR 176, 289–296.

    PubMedGoogle Scholar
  399. 399.

    Патерсон А., Фруш Д.П., Доннелли Л.Ф. (2001) Спиральная компьютерная томография тела. Отрегулированы ли настройки для педиатрических пациентов? AJR 176, 297–301.

    PubMedGoogle Scholar
  400. 400.

    Spurgeon D (2001) «Летающие» пылесосы относятся к числу опасностей в аппаратах МРТ. BMJ 323, 357.

    CrossRefGoogle Scholar
  401. 401.

    Chaljub G, Kramer LA, Johnson RF III, Johnson RF Jr, Singh H, Crow WN (2001) Несчастные случаи со снарядом в результате присутствия закиси азота или кислорода танки в комплекте MR.AJR 177, 27–30.

    PubMedGoogle Scholar
  402. 402.

    Klucznik RP, Carier DA, Pyka R, Haid RW (1993) Размещение ферромагнитного зажима для интрацеребральной аневризмы в магнитном поле со смертельным исходом. Радиология 187, 855–856.

    PubMedGoogle Scholar
  403. 403.

    Schenck JF (2000) Безопасность сильных статических магнитных полей. J Магнитно-резонансная визуализация 12, 2–19.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  404. 404.

    Rutqvist LE, Lax I, Fornander T, Johansson H (1992) Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в рандомизированном исследовании адъювантной лучевой терапии по сравнению с только хирургическим вмешательством при первичном раке груди.Int J Radiat Oncol Biol Phys 22, 887–896.

    PubMedGoogle Scholar
  405. 405.

    Gyenes G, Fornander T, Carlens P, Glas U, Rutqvist L (1996) Повреждение миокарда у пациентов с раком груди, получавших адъювантную лучевую терапию: проспективное исследование. Int J Radiat Oncol Biol Phys 36, 899–905.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  406. 406.

    Kunkler I (2000) Адъювантное облучение при раке груди. BMJ 320, 1485–1486.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  407. 407.

    Santos RS, Raftopoulos Y, Keenan RJ, Halal A, Maley RH, Landreneau RJ (2004) Бронхоскопическое паллиативное лечение первичного рака легкого: одноразовая или комбинированная терапия? Surg Endosc 18, 931–936.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  408. 408.

    Lo TC, Beamis JF Jr, Villanueva AG, Gray AW Jr, Wu TR (2001) Внутрипросветная брахитерапия злокачественных эндобронхиальных опухолей: обновленная информация о лучевой терапии с низкой мощностью и высокой мощностью . Clin рака легких 3, 65–68.

    PubMedGoogle Scholar
  409. 409.

    Bedwinek J, Petty A, Bruton C, Sofield J, Lee L (1991) Использование эндобронхиальной брахитерапии с высокой мощностью дозы для смягчения симптоматического эндобронхиального рецидива ранее облученной бронхогенной карциномы. Int J Radiat Oncol Biol Phys 22, 23–30.

    Google Scholar
  410. 410.

    Spieser BL, Spratling L (1993) Удаленная постнагрузочная брахитерапия для местного контроля эндобронхиальной карциномы. Int J Radiat Oncol Biol Phys 25, 379–387.

    Google Scholar
  411. 411.

    Speiser BL, Spratling L (1993) Лучевой бронхит и стеноз, вторичные по отношению к эндобронхиальному облучению с высокой мощностью дозы. Int J Radiat Oncol Biol Phys 25, 389–397.

    Google Scholar
  412. 412.

    Pelissier-Alicot AL, Leonetti G, Champsaur P, Allain P, Mauras Y, Botta A (1999) Смертельное отравление из-за интравации после перорального введения сульфата бария для контрастной рентгенографии. Судебно-медицинская экспертиза 106, 109–113.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  413. 413.

    Fineschi V, Monasterolo G, Rosi R, Turillazzi E (1999) Смертельный анафилактический шок во время флюоресцентной ангиографии. Судебная медицина Int 100, 137–142.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  414. 414.

    Oliveira DBG (1999) Профилактика нефропатии, индуцированной контрастом. Ланцет 353, 1638–1639.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  415. 415.

    McCullough PA, Wolyn R, Rocher LL, Vevin RN, O’Neill WW (1997) Острая почечная недостаточность после коронарного вмешательства: заболеваемость, факторы риска и связь со смертностью.Am J Med 103, 368–375.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  416. 416.

    Weisberg LS, Kurnik BR (1994) Риски рентгеноконтрастной нефропатии у пациентов с сахарным диабетом и без него. Kidney Int 45, 259–265.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  417. 417.

    Polacarz SV, Laing RW, Loomes R (1992) Гранулема Торотраста: неожиданный диагноз. J Clin Pathol 45, 259–261.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  418. 418.

    Plent S, Shah S, Westmore GA (1990) Гранулема Торотраста: возрождение.Ж. Ларингол Отол 104, 355–357.

    PubMedGoogle Scholar
  419. 419.

    Pournia S, de Andrade A, Barbosa J, et al. (1998) Смертельная интоксикация микроцистином в отделении гемодиализа в Каруару, Бразилия. Ланцет 352, 21–26.

    CrossRefGoogle Scholar
  420. 420.

    de Wolff FA, Berend K, van der Voet GB (2002) Подострое смертельное отравление алюминием у диализных пациентов: посмертные токсикологические данные. Судебная медицина Int 128, 41–43.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  421. 421.

    Bosch X (2001) Baxter снимает диализатор после смерти 12 пациентов. BMJ 323, 529.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  422. 422.

    Riley SG, Chess J, Donovan KL, Williams JD (2003) Ложная гипергликемия и икодекстрин в жидкости для перитонеального диализа. BMJ 327, 608–609.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  423. 423.

    Offringa M (1998) Повышенная смертность тяжелобольных пациентов после введения человеческого альбумина. BMJ 317, 223–224.

    PubMedGoogle Scholar
  424. 424.

    Schierhout G, Roberts I (1998) Жидкая реанимация коллоидными или кристаллоидными растворами у пациентов в критическом состоянии: систематический обзор рандомизированных исследований. BMJ 316, 961–964.

    PubMedGoogle Scholar
  425. 425.

    Кокрановская группа по травмам (1998) Кокрановская группа по травмам, обозреватели альбумина. BMJ 317, 235–240.

    Google Scholar
  426. 426.

    Barron ME, Wilkes MM, Navickis RJ (2004) Систематический обзор сравнительной безопасности коллоидов.Arch Surg 139, 552–563.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  427. 427.

    Virchis E, Patel RK, Contrerras M, Navarrete C, Kaczmarski RS, Jan-Mohamed R (1997) Острый некардиогенный отек легких после переливания тромбоцитов. BMJ 314, 880–882.

    PubMedGoogle Scholar
  428. 428.

    Darby SC, Ewart DW, Giangrande PLF, et al. (1997) Смертность от рака и болезней печени у больных гемофилией мужчин и мальчиков в Великобритании, получавших продукты крови, зараженные гепатитом С.Ланцет 350, 1425–1431.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  429. 429.

    Alexander FE (1997) Переливание крови и риск неходжкинской лимфомы. Ланцет 250, 1414–1415.

    CrossRefGoogle Scholar
  430. 430.

    Kasper C, Jones L, Fujita Y, Morgenstern GR, Scarffe JH, Chang J (1999) Разрыв селезенки у пациента с острым миелоидным лейкозом, перенесшего трансплантацию стволовых клеток периферической крови. Ann Hematol 78, 91–92.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  431. 431.

    Falzetti F, Aversa F, Minelli O, Tabilio A (1999) Спонтанный разрыв селезенки во время мобилизации стволовых клеток периферической крови у здорового донора. Lancet 353, 555.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  432. 432.

    Fell JME, Reynolds AP, Meadows N, et al. (1996) Токсичность марганца у детей, длительно получающих парентеральное питание. Ланцет 347, 1218–1221.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  433. 433.

    Слух SD (2004) Синдром возобновления питания.BMJ 328, 909–910.

    CrossRefGoogle Scholar
  434. 434.

    Crook MA, Hally V, Panteli JV (2001) Важность синдрома возобновления питания. Питание 17, 632–637.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  435. 435.

    Weinster RI, Krumdieck CL (1980) Смерть в результате чрезмерного полного парентерального питания: пересмотр синдрома возобновления питания. Am J Clin Nutr 34, 393–399.

    Google Scholar
  436. 436.

    Cumming AD, Farquhar JR, Bouchier IAD (1987) Возобновление гипофосфатемии при нервной анорексии и алкоголизме.BMJ 295, 490–491.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  437. 437.

    Alhasso A, Bryden AA, Neilson D (2000) Отравление литием после отведения мочи с помощью подвздошной кишки. BMJ 320, 1037.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  438. 438.

    Hicks K, Evans GB, Rogerson ME, Bass P (1998) Шунтирование точечно-подвздошной кишки, кишечная гипероксалурия и оксалатный нефроз: роль поляризованного света в почках . Дж. Клин Патол 51, 700–702.

    PubMedGoogle Scholar
  439. 439.

    Саукко П., Найт Б. (2004) Судебная патология Найта, 3-е изд., Арнольд, Лондон, стр 88–90.

    Google Scholar
  440. 440.

    Lau G (2002) Легочное кровотечение, вызванное перфорированной и, возможно, ятрогенной аневризмой грудной аорты. Судебно-медицинская экспертиза 126, 167–170.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

Информация об авторских правах

© Humana Press Inc., Тотова, штат Нью-Джерси, 2005

Авторы и филиалы

  1. 1. Центр судебной медицины Управление здравоохранения Сингапур

(PDF)

(PDF) Ятрогенный ущерб от 9000 ед. {130}

Международный стоматологический журнал студенческих исследований, июль - сентябрь 2015 г .; 3 (3): 128-131

Отбеливание

Отбеливание зубов или отбеливание зубов - одна из

наиболее распространенных процедур, используемых в косметической стоматологии до

восстановить белый / первоначальный цвет зубов.До сих пор использовалось множество отбеливающих материалов

типов

с различными технологиями. Может применяться стоматологом

или пациентом (самостоятельно). Однако

то, о чем они не знают, это то, что эта процедура является далеко

самым разрушительным методом, который применялся к

поверхности зуба до настоящего времени. Причина

за этим заключается в том, что эмаль состоит из кристаллов

, связанных друг с другом белковой матрицей эмали, эта органическая матрица

удерживает кристаллы эмали в целом в

одной твердой структуре.Отбеливание эмали растворяет клей

(белковая матрица эмали) между этими кристаллами

. Более того, он непосредственно воздействует на эмаль

ламелей, которые проходят через эмаль до

эмаль-дентинного перехода EDJ. Эти ламели

представляют собой зоны трещин, заполненные матрицей эмали, а

при отбеливании эмали эти ламели растворятся, и

впоследствии обнажат дентин. Кроме того, отбеливающие материалы

будут растворять каждую минуту

компонентов структуры, таких как эмалевые призмы

, граничные разрывы, пучки эмали и внеклеточные

промежутков между инкрементными линиями.Результат

, который представляет собой белую пористую более слабую структуру эмали

В результате этого возможность окрашивания

будет выше и быстрее.

7, 14, 15

Другой важный факт или побочный эффект отбеливания зубов

- это чувствительность зубов; в котором отбеливающий агент

в конечном итоге обнажит дентин и его дентинные канальцы

(которые содержат афферентные нервные окончания и дентинную жидкость

).Следовательно, эти открытые канальцы

будут подвержены воздействию любого типа раздражителей, таких как горячая или

холодная вода; в результате возникнет сильная боль

(от легкой до сильной).

Повреждение соседних зубов в межзубных промежутках II класса

Препарирование полости / препарирование коронки

Очень классический вред, который многие стоматологи наносят

соседним зубам в случае препарирования апроксимальной поверхности

полости II класса.В этой ситуации многие стоматологи

случайно задели бором соседнюю поверхность

зуба, которая контактирует с интерпроксимальной коробкой.

Следовательно, эта поврежденная часть поверхности зуба

потребует пломбы для компенсации потери эмали или

даже в дентине.

При препарировании коронки или мостовидного протеза стоматолог вводит

непреднамеренное повреждение соседних поверхностей

зубов.Было проведено множество исследований, чтобы определить процент этих неисправностей

, и результаты

оказались весьма высокими.

16- 18

Заключение

Твердая ткань зуба является очень чувствительной структурой, которая

склонна к любым повреждениям, будь то

намеренно или непреднамеренно. Несмотря на тот факт, что

тот факт, что этот тип ткани как единое целое является одной из

самых твердых тканей человека, весьма вероятно, что он окажется в положении

, где дантисты станут реальной угрозой повреждения

.Эмаль - это структура, которая имеет свойство

быть самой твердой среди всех других тканей

внутри тела; Эта особая характеристика позволяет

покрывать человеческие зубы, которые, в свою очередь, являются наиболее устойчивым к силе

органом в организме. Однако любые

легких повреждений, причиненные природой (кариес или

других заболеваний) или дантистом (ятрогенные повреждения), повлияют на

на многих уровнях.

Излишне говорить, что они должны отчетливо осознавать тот факт

, что любое повреждение эмали приведет к ее разрушению

, параллельным линиям приращения; этот факт

зафиксирован в камне и имеет большое влияние на все стоматологические процедуры

. Что касается дентина и цемента,

вносят вклад в состав внутреннего зуба и играют ведущую роль

в определении идентичности зуба

как необычной биологической структуры тела.

Таким образом, любой неизбежный ущерб непосредственно затронет эти

конструкции и приведет к дальнейшим осложнениям. Как заключительное замечание

, постоянный зуб - это одна пожизненная структура

, стоматологи должны быть очень осторожны, чтобы не повредить его при применении различных стоматологических процедур

.

Ссылка

1. А. Бойд. (1972). Обзор некоторых результатов сканирующей электронной микроскопии

в клинической стоматологии.

Часть 1. Apex. 6 (1), 11-15.

2. А. Бойд. (1972). Обзор некоторых результатов сканирующей электронной микроскопии

в клинической стоматологии.

Часть 2. Apex. 6 (2), 67-78.

3. А. Бойд. (1973). Техника отделки выхода

края аппроксимальной части полостей II класса

. Британский стоматологический журнал. 134 (8), 319-328.

4. Лейф Тронстад, Торгер Ингар Лейдал. (1975).

Сканирующая электронная микроскопия краев полости

Обработка долотами или вращающимися инструментами на низкой скорости

.

5. Торгер Ингар Лейдал, Лейф Тронстад. (1977).

Сканирующая электронная микроскопия краев полости

Завершено с помощью сверхскоростных инструментов.

6. А. Бойд. (1975). Сканирующая электронная микроскопия

эмалевых поверхностей. Британский медицинский бюллетень. 31

(2), 120-124.

7. Лекции А.Бойда в Университете Королевы Марии

Лондон / Оральная биология 2011.

8. Плагманн Х.С., Вартенберг М., Кохер Т.(1989).

Изменения поверхности эмали после удаления зубного камня

.

9. Трюгве Ли, Кнут Мейер. (1977). Удаление зубного камня

и потеря вещества зуба в результате воздействия различных пародонтальных инструментов

Исследование с помощью сканирующего электронного микроскопа

.

10. Тонг Л.С., Панг М.К., Мок Нью-Йорк, Кинг Н.М., Вэй Ш.

(1993). Эффекты травления, микроабразии и отбеливания

на поверхности эмали.

Факторы риска ятрогенного повреждения спинного мозга

В исследовании, проведенном 5 лет назад Alcanyis et al. в нашем районе наблюдалась 10% частота встречаемости ятрогенеза. В нашем исследовании частота встречаемости ятрогенеза составила 18,18%. В нашем исследовании наиболее частой причиной ятрогенеза было хирургическое вмешательство по поводу стеноза канала. В нашем исследовании наиболее частой степенью травмы, вызванной ятрогенезом, была степень D, тогда как наиболее частой степенью травмы в исследовании Alcanyis при выписке была степень C. В обоих исследованиях грудной уровень преобладал над шейным или поясничным уровнями.Alcanyis et al. исключены случаи опухолевой этиологии. В это исследование мы решили включить случаи, вызванные интратекальной ХТ из-за большого количества случаев, в которых произошел технический сбой, токсический эффект или послеоперационная инфекция (12,5%).

Проспективное исследование пациентов с травмами спинного мозга, проведенное О’Коннором 20 , показало, что 2% новых случаев травм спинного мозга были вызваны хирургическими вмешательствами. Августис и др. 21 В исследовании из Швеции рассчитывалась частота возникновения травм спинного мозга у детей. Они выявили частоту возникновения 3,3% повреждений спинного мозга после операций на диске из-за деформации. В нашем исследовании особенно значимы 3 случая пациентов до 16 лет с повреждениями спинного мозга, вызванными интратекальной ХТ. Исследование Bacher и др. , 22 , проведенное 15 лет назад, показало, что ятрогенез был связан с хирургическими вмешательствами на дисках (0.69%) со средним возрастом пациентов 34,4 года.

Нет единого мнения о классификации ятрогенных повреждений спинного мозга. В доработке, проведенной New et al. они защищали, что есть две разные рабочие группы. Один включает ятрогенез как травматическую этиологию; 23 другой классифицирует его как нетравматический. Как следствие, в собранных сериях могут быть очень разнородные образцы и совершенно разные результаты.

К возрасту

Пожилой возраст независимо связан с увеличением объема послеоперационной спонтанной эпидуральной гематомы. 24 Себастьян и др. 25 сообщили об увеличении возраста типичного пациента с травмой спинного мозга в 13-летнем ретроспективном исследовании. Они также определили средний возраст 45,9 года. В других исследованиях 1 травм спинного мозга были обнаружены два возрастных пика в отношении частоты возникновения. В этом исследовании мы видим возрастающую тенденцию с максимальным пиком в 7-м десятилетии жизни. Наши результаты совпадают с исследованием Alcanyis et al. со средним возрастом 56 лет, не обнаружив статистически значимой связи между возрастом и риском ятрогенеза.

По фактору риска сердечно-сосудистых заболеваний

Существует множество статей, которые могут объяснить изменения, наблюдаемые на микро- и макрососудистых шкалах АГ, ОДЗ, СД и в анамнезе психоактивных веществ. В своем исследовании Chen et al. 26 пришли к выводу, что и возраст, и предшествующий анамнез артериальной гипертензии являются факторами риска ятрогенеза и что предшествующий анамнез сахарного диабета связан с увеличением риска страдания от ятрогенеза.Они получили значимые результаты для пола и АГ.

В некоторых исследованиях 27 сообщается об увеличении частоты возникновения инфекций хирургических ран после операций на пояснице из-за опухолей по сравнению с инфекциями неопухолевого происхождения. Сахарный диабет 28 и злоупотребление внутривенными препаратами являются факторами, повышающими риск послеоперационной инфекции.

Хотя статистическая значимость для AH, DM и DLD не была продемонстрирована в нашей работе, тенденции для этих факторов были продемонстрированы.

Результаты нашего исследования показали статистически значимую связь между историей депрессии и ятрогенезом, фактором, который не рассматривался в других подобных исследованиях. Наши результаты также могут быть связаны с возрастом. Доказано, что наличие хронической боли напрямую связано с депрессией. 29 Депрессия была внесена в каталог других авторов как фактор риска неблагоприятных медицинских результатов у пациентов с острым коронарным синдромом. 30 Боль, вызванная дегенеративным заболеванием позвоночника, очень трудно поддается лечению, и все чаще наблюдается связь с депрессивными состояниями.Неясно, является ли депрессия причиной снижения болевого порога или является следствием хронической боли. Это сложные пациенты, часто требующие решения своей проблемы, вынуждающие врача прибегать к агрессивным методам лечения.

Многие исследования 31 и метаанализы доказали, что депрессия является надежным предиктором неблагоприятных результатов при сердечных заболеваниях. Согласно Barth et al. 32 симптомы депрессии и клиническая депрессия неблагоприятно влияют на смертность пациентов с коронарными заболеваниями, и депрессия должна считаться важным фактором риска у пациентов с любой коронарной болезнью.

Необходимы дополнительные исследования для выявления и разработки эффективных вмешательств для пациентов с хронической болью, прежде чем депрессия станет сопутствующим симптомом; Кроме того, необходимы дальнейшие исследования для решения вопроса о том, является ли депрессия причинным фактором риска заболеваемости и смертности от сердечно-сосудистых заболеваний у этих пациентов.

Мы не наблюдали различий между полами, хотя исследование Chen et al. 26 продемонстрировали, что операция была более безопасной для женщин, чем для мужчин, из-за гормонов, таких как эстроген и прогестерон, которые обладают нейропротекторным действием из-за секреции Bcl-2.

Еще одно уникальное открытие нашего исследования - связь между приемом антикоагулянтов или антитромбоцитарных препаратов и SCI. У пролеченных пациентов риск развития ТСМ в 5 раз выше, чем у тех, кто не принимает эти препараты. Известно, что первая причина спинальной эпидуральной гематомы - идиопатическая, после которой следует антикоагулянтная терапия. 9 Однако есть несколько статей, посвященных этой связи. Ятрогенные спинальные эпидуральные гематомы часто связаны с нарушениями коагуляции. 33 Пациенты, получающие антикоагулянтные и антитромбоцитарные препараты, обычно пожилые люди. 34 Мы предполагаем, что у этих пациентов может быть более высокая частота падений, поскольку они страдают от замедленной коагуляции, которая может привести к более крупным гематомам у этих пациентов (как при внутримозговых кровоизлияниях 35 ), чем у пациентов, которые не получали лечения, что увеличивает частота возникновения ТСМ.

Пределы исследования

Невозможно узнать частоту возникновения каждой из выполненных процедур, потому что большинство из них проводилось в других больницах, и у нас нет информации обо всех операциях, выполненных в других больницы.Мы изучали факторы риска индивидуально.

Вероятно, что не все переменные были собраны в процессе сбора данных, потому что их было невозможно найти. На протяжении всего периода исследования произошел переход от бумажных историй болезни к компьютерным историям болезни. Оцифрованные документы были пересмотрены, но некоторые истории болезни были частично неполными.

Что касается факторов риска, то есть исследования, в которых исследуется каждый из них независимо, но не то, как они усиливаются при сочетании некоторых из них, что происходит в большинстве случаев.Это следует учитывать в будущих исследованиях.

Ятрогенная болезнь | Мировые проблемы и глобальные проблемы

Исследование качества в области здравоохранения Австралии (1995) показало, что до 18 000 австралийцев ежегодно умирают в результате медицинских «ошибок» в больницах. Другими словами, предотвратимая медицинская ошибка в больницах является причиной 11% всех смертей в Австралии, что составляет примерно 1 из каждых 9 смертей. Еще 50 000 человек в год получают травмы или становятся инвалидами.Более подробный анализ чуть менее 2000 случаев показал, что 81,1% либо умерли, либо получили травмы в результате «человеческой ошибки». Цифры Новой Зеландии очень похожи.

В статье в Журнале Американской медицинской ассоциации (2001) оценивается до 250 000 смертей в год в США от ятрогенных причин: 12 000 в результате ненужных операций; 7000 из-за ошибок приема лекарств в больницах; 20 000 от других ошибок в больницах; 80 000 от инфекций в больницах; и 106 000 из-за «отсутствия ошибок», негативного воздействия наркотиков.В совокупности это третья по значимости причина смерти в США после смертей от болезней сердца и рака. Институт медицины США сообщил в 2000 году, что медицинские ошибки убивают от 44 000 до 98 000 госпитализированных американцев в год - предположительно, считая тех, кто попадает в первые три категории «ошибок», упомянутых выше (т.е. исключая смерть от ятрогенных инфекций и отрицательных эффектов лекарств). Другой отчет основывался на исследованиях, в которых изучались записи 30 195 пациентов и была обнаружена частота ошибок 3,7%.Из раненых 14% скончались. Исследователи пришли к выводу, что 70% ошибок и 155 000 смертей можно было избежать. Данные других исследований показывают, что от 20% до 30% пациентов получают ненадлежащую помощь. Другой анализ пришел к выводу, что от 4% до 18% последовательных пациентов испытывают отрицательные эффекты в амбулаторных условиях: 116 миллионов дополнительных посещений врача; 77 миллионов дополнительных рецептов; 17 миллионов обращений в отделения неотложной помощи; 8 миллионов госпитализаций; 3 миллиона госпитализаций на длительный срок; 199 000 дополнительных смертей; 77 миллиардов долларов США дополнительных расходов.

Похожая ситуация и в других развитых странах. Врачебная ошибка является третьей по частоте причиной смерти в Великобритании после рака и болезней сердца, убивая до 40 000 человек в год - примерно в четыре раза больше, чем умирает от всех других типов несчастных случаев. Предварительные данные исследований госпитальных ошибок показывают, что еще 280 000 человек страдают от несмертельных ошибок при назначении лекарств, передозировок и инфекций. Пострадавшие проводят в больнице в среднем шесть дополнительных дней, что обходится в 730 миллионов фунтов стерлингов в год только в Англии.

По другой оценке, 5% из 8,5 миллионов пациентов, поступающих в больницы в Англии и Уэльсе каждый год, испытывают предотвратимые нежелательные явления, что приводит к дополнительным трем миллионам койко-дней. Около половины нежелательных явлений можно было бы предотвратить при нынешних стандартах лечения. Ежегодно в Великобритании более миллиона пациентов госпитализируют из-за врачебных ошибок, некомпетентности или побочных эффектов лечения. Большая часть ущерба вызвана неосторожным или неправильным назначением или чрезмерным назначением.Это означает, что врачи считают рак и болезни сердца одной из основных причин серьезных заболеваний и смерти.

Исследование, проведенное исследовательской группой из Университетского колледжа Лондона (2001), показало, что каждый 14-й британский пациент страдает от какого-либо «побочного эффекта» во время пребывания в больнице. Каждый десятый пациент больницы страдает от осложнений, половина - из-за каких-либо медицинских ошибок, и почти 70 000 ежегодно умирают частично в результате таких «побочных эффектов».

Ежегодно около 28 000 письменных жалоб поступают по аспектам клинического лечения в больницах Великобритании.Национальная система здравоохранения (NHS) выплачивает около 4 миллионов фунтов стерлингов в год для урегулирования претензий по поводу клинической халатности и несет потенциальную ответственность в размере около 2,4 миллиарда фунтов стерлингов по существующим и ожидаемым претензиям.

Один бактериальный штамм, устойчивый к метициллину Staphylococcus aureus , процветает, потому что конкурирующие бактерии были уничтожены чрезмерным использованием антибиотиков. Это представляет собой терапевтическую проблему в отделениях неотложной помощи, а также в учреждениях длительного ухода с квалифицированным медперсоналом.В Великобритании каждый десятый пациент заражается болезнью в больнице, и половина инфекций, вызванных больницей, вызвана этой бактерией. В Великобритании более 2000 пациентов в 99 больницах были инфицированы за один 12-месячный период. Другое исследование показывает, что до шестой части пациентов европейских больниц находятся там только потому, что их заболели врачи. По оценкам, внутрибольничные инфекции в Великобритании обходятся NHS почти в один миллиард фунтов стерлингов в год. Самым печально известным ятрогенным заболеванием является врожденное отсутствие конечностей у детей матерей, получавших талидомид во время беременности.Медицинское учреждение также является важным элементом, поскольку больницы иногда приносят больше вреда, чем пользы. Обезличивание современной медицины, рентгеновские снимки, гаджеты, механические приспособления и компьютерная диагностика также способствуют возникновению ятрогенных заболеваний. Больные гемофилией составляют значительную часть тех, кто заразился СПИДом в результате переливания инфицированной крови в больницах. Гепатит - еще одно распространенное ятрогенное заболевание, вызываемое переливанием крови.

Согласно отчетам Австралийской комиссии по безопасности и качеству здравоохранения (2018 г.), около 230 000 австралийцев попадают в больницу из-за «неудачного приема лекарств».

Ятрогенное повреждение соседнего зуба во время препарирования полости класса II Архив рефератов IADR

Цели : Целью данного исследования было определение распространенности ятрогенных повреждений соседнего зуба во время препарирования кариеса II класса среди студентов стоматологического факультета Тегеранского университета и медицинских наук.

Методы : В этом поперечном исследовании были выбраны 106 задних постоянных зубов, которые требовали лечения класса II, и аппроксимальные поверхности соседних зубов были здоровыми и не имели кариеса или пломб.Обучались 30 студентов в 2 группах. После окончательной подготовки аппроксимальные поверхности соседних зубов были полностью высушены воздухом и исследованы в свете стоматологического кресла. В сомнительных случаях поверхности оценивали с помощью 3-кратной лупы. Повреждения были разделены на 2 группы; истирание и бороздки. Статистический анализ был выполнен с помощью точного анализа Фишера, хи-квадрат Пирсона и модели линейной регрессии.

Результаты : Степень повреждений соседних поверхностей составила 57.5%. Тридцать один процент повреждений пришелся на истирание, 26,4% - на канавки. Учащиеся 3 класса на оперативном курсе 57,5% и ученики 4 класса 57,5%, девочки 56,6% и мальчики 58,4% повредили соседние зубы. Учащиеся, которые использовали матричную ленту и клин в проксимальной области в качестве профилактического инструмента, 53% и другие студенты 57,3% причинили ущерб. Уровень повреждения верхней челюсти составил 58,2%, а нижней - 56,4%. Повреждение мезио-окклюзионных полостей составило 53,4%, дисто-окклюзионных - 58,6% и мезио-дисто-окклюзионных - 61.1%. Учащиеся 3 класса на оперативном курсе чаще использовали матричную ленту и клин в проксимальной области в качестве профилактического инструмента, чем ученики 4 класса (24,2% против 9,6%, P

Выводы : В результате исследования мы должны больше внимания уделяется обеспечению надлежащих условий во время препарирования полости, таких как качественная изоляция, достаточное количество света, легкий доступ и использование профилактических инструментов, таких как матричная лента, чтобы уменьшить использование вращающихся инструментов и количество повреждений.

Ятрогенные повреждения мягких тканей у пациентов, перенесших различные стоматологические процедуры - опрос среди стоматологов

Луай Фархан Згаир

Хасан Али Абед аз-Зуби

Фредрик ОДЖИА

Фируза М.Турсунходжаева

Фараз Ахмед Фаруки

Эрик Рэнди Рейес Политуд

Elsadig Gasoom FadelAlla Эльбашир

Ипен, Аша Сара

Доктор Арун Кумар A

Д-р Зафар Икбал

Доктор.ШАХЕРА С.ПАТЕЛ

Доктор Ручика Ханна

Доктор Реджеп ТАС

Д-р Раша Али Эльдиб

Доктор Пралхад Канхайялал Рахангдейл

DR. ПАТРИК Д. ЧЕРНА

Д-р Николас Падилья-Райгоза

Доктор.Мустафа Ю. Г. Юнис

Д-р Мухаммад Шоаиб Ахмедани

DR. МУХАММАД ИСМАИЛ МОХМАНД

DR. МАХЕШ ШИВАДЖИ ЧАВАН

DR. М. АРУНА

Доктор Лим Джи Ни

Д-р Джатиндер Пал Сингх Чавла

DR.ИРАМ БОХАРИ

Доктор ФАРХАТ НАЗ РАХМАН

Доктор Девендра Кумар Гупта

Д-р АШВАНИ КУМАР ДУБЕЙ

Д-р Али Сейди

Д-р Ахмад Чоэрудин

Д-р Ашок Кумар Верма

Тхи Монг Дьеп НГУЕН

Доктор.Мухаммад Акрам

Д-р Имран Азад

Доктор Минакши Малик

Асеил Хади Хамза

Анам Бхатти

Md. Amir Hossain

Ахмет Ипекши

Мирзади Гохари

Виноваты ли врачи за ятрогенный вред, причиненный ненужными хирургическими вмешательствами на половых органах? | Журнал этики

Аннотация

Мы утверждаем, что в некоторых случаях врачи должны нести ответственность перед пациентами и их семьями за вред, причиненный «успешными» хирургическими операциями на гениталиях, выполненными по социальным и эстетическим причинам.Мы исследуем вопрос о виновности врачей в трех типах операций на гениталиях, распространенных в Соединенных Штатах. Во-первых, мы рассматриваем операции, проводимые новорожденным и детям ясельного возраста с атипичным половым развитием, или интерсексуалами. Во-вторых, мы обсуждаем обычное неонатальное мужское обрезание. Наконец, мы рассматриваем косметическую вагинальную хирургию. Для врачей важно не только знать, когда и зачем проводить операцию на гениталиях, но и понимать, как их пациенты могут отреагировать на неправильное выполнение этих процедур.Точно так же врачи должны знать, как отреагировать на свою виновность социально продуктивными и морально восстановительными способами.

Введение

В этом эссе мы обсуждаем три типа операций на гениталиях, обычно выполняемых в США по социокультурным или эстетическим причинам, и рассматриваем роль врачей как в причинении, так и в предотвращении вреда, связанного с этими операциями на гениталиях. Во-первых, мы рассматриваем операции, проводимые новорожденным и детям ясельного возраста с атипичным половым развитием, или интерсексуалами.Во-вторых, мы обсуждаем секулярное, нетерапевтическое обрезание новорожденных мужчин. Наконец, мы рассматриваем косметическую вагинальную хирургию.

Поскольку пол и гендер так тесно связаны с нашей социальной идентичностью и самооценкой, пациенты и родители могут испытывать особенно острую потребность обсудить и привлечь врачей к ответственности за причиненный вред и восстановить доверие, даже если врачи считают операции «успешными». Таким образом, для врачей важно не только знать, когда - а когда нет - проводить операцию на гениталиях, но и понимать, как их пациенты, когда они станут старше, могут разумно отреагировать на неправомерное выполнение этих процедур.Точно так же врачи должны знать, как реагировать на собственную вину и соучастие таким образом, чтобы это было социально продуктивным и морально восстановительным.

Прежде чем продолжить, мы должны пояснить, что мы подразумеваем под «обвинением» и «виноватостью». Нас интересует обоснованное выражение того, что философы иногда называют «негативным реактивным отношением» [1]. Сьюзан Вольф описывает то отношение, которое мы имеем в виду, как:

Диапазон, который включает негодование, негодование, вину и праведный гнев - это эмоциональные отношения, которые включают негативные чувства по отношению к человеку, возникающие из убеждения или впечатления, что этот человек плохо себя вел по отношению к себе или члену (или членам) сообщества, о котором человек заботится и который имеет тенденцию вызывать или, возможно, даже включать желание отругать или наказать человека за его плохое поведение [2].

Мы рассматриваем вопрос о том, оправдано ли чувство и выражение такого отношения пациентами генитальных хирургических операций в ответ на операции, рекомендованные или выполняемые по социальным или эстетическим причинам. В частности, нас беспокоит физический и эмоциональный ятрогенный вред, который терпят пациенты, когда такие ненужные (без клинических показаний) операции на гениталиях оказываются «успешными», а также характер и степень ответственности врачей за этот вред. В конечном счете, мы утверждаем, что, когда врачи побуждают родителей разрешать и затем выполнять «нормализующие» операции по немедицинским причинам, вина пациентов является подходящей реакцией на физический и эмоциональный вред, который они получают в результате, и что поэтому разумно рассматривать врачи заслуживают порицания (в том смысле, что они являются законными объектами такого негативного реактивного отношения).Мы утверждаем, что педиатры должны пропагандировать бодипозитив - принятие всех типов тел - своим маленьким пациентам, их пациентам-подросткам и их родителям, а не поощрять так называемые нормализующие операции.

Интерсекс-хирургия

Хирурги проводят операции по поводу атипичных гениталий у детей с середины девятнадцатого века, хотя только в 1950-х годах такое хирургическое «восстановление» стало стандартным протоколом [3]. Операции носили в основном косметический и социальный характер, а не по медицинским показаниям [3].Фактически, на протяжении всей американской истории страхи перед гомосексуализмом часто мотивировали интерсекс-операции, поскольку некоторые врачи хотели убедиться, что пациенты точно знают, какого они пола, чтобы их не привлекал «неправильный» пол [3]. Многие родители могут согласиться на операции, рекомендованные врачами, надеясь, что гениталии их детей будут выглядеть более типично, но эти операции могут иметь ятрогенные последствия, включая потерю сексуальных ощущений, недержание мочи, рубцы и бесплодие [3-6].Часто делается более одной операции; в этих случаях существует значительный риск эмоциональной травмы и разрушения тканей в этой чувствительной области [4, 5, 7]. В конце двадцатого века отношение к этим операциям начало меняться, в основном из-за интерсекс-активности, начавшейся в 1990-х годах [4-6]. Активисты интерсекса не выступают против операций, необходимых для обеспечения мочеиспускания, например, но они против более распространенных операций, которые изменяют внешний вид гениталий так, чтобы они больше соответствовали типичным гениталиям, таким как удаление или минимизация увеличенного клитора у девушки или создание влагалище, чтобы было легче приспособиться к гетеросексуальному проникновению [8].Фактически, Американская медицинская ассоциация в настоящее время рассматривает резолюцию, которая поддерживает автономию для пациентов, рожденных с различиями в половом развитии, включая атипичные гениталии [9].

Если бы мы, как общество, чувствовали себя более комфортно с различиями, мы, возможно, не хотели бы хирургическим путем восстанавливать тела, которые на самом деле не нуждались в исправлении, особенно когда предполагаемое исправление вызвало ятрогенный вред. Врачи и родители могут выбрать пол для ребенка, родившегося с генитальными различиями, на основе медицинской оценки хромосом, анатомии и уровня гормонов и при этом отказаться от хирургического вмешательства.Желание выполнить эти ненужные операции не было основано на эмпирических данных, и на самом деле многие интерсекс-люди выражали гнев по поводу того, что случилось с их телами, когда они были слишком молоды, чтобы что-то с этим поделать [10].

Мы утверждаем, что врачей, которые рекомендуют или проводят операции на гениталиях, которые не имеют клинических показаний, можно справедливо обвинить в патологизации естественных изменений тела и причинении ненужного ятрогенного вреда, и они являются соучастниками. Мы будем предполагать, что хирурги, выполняя эти операции, не проявляют никакого злого умысла или недоброжелательности: они могут подумать, возможно, ошибочно, что действуют в лучших интересах пациента [4, 5].Хотя добрые намерения должны влиять на то, как родители и пациенты выражают вину и заставляют врачей отвечать за негативные последствия интерсекс-операций, которые не имеют клинических показаний, они не исключают полностью. Врачи, которые, несмотря на добросовестность, склоняются к социальному давлению с целью нормализации хирургического вмешательства, имеют моральный и профессиональный долг информировать себя о потенциальных ятрогенных последствиях постоянных назначений пола и других генитальных изменений, которые не являются необходимыми с медицинской точки зрения и выполняются без согласия. пациента, о чем есть многочисленные отзывы [10].Соответственно, они должны объяснить родителям, что дети, рожденные с неоднозначными гениталиями, обычно здоровы и не подвергаются клиническому риску и должны иметь право решать, проходить ли процедуры нормализации, когда они достаточно взрослые, чтобы принимать такие решения [8]. Мы утверждаем, что выбор в пользу необратимой хирургии по социальным или эстетическим причинам должен быть оставлен на усмотрение автономных и хорошо информированных пациентов.

Не менее важно, что врачи обязаны выяснять мотивы, по которым они рекомендуют или проводят ненужные процедуры, даже, и, возможно, особенно, если эти операции когда-то считались необходимыми для здоровья пациентов.(Этот момент относится как к родителям, так и к врачам, но мы оставляем в стороне вопрос о вине родителей в этой статье). Когда хирурги проводят «успешную» интерсекс-операцию пациенту, которая приводит к ятрогенному вреду, выражение лица пациента или члена семьи обвинения могут сыграть важную роль в процессе восстановления отношений между пациентом, врачом и семьей. Выражение обвинительного отношения может быть способом начать продуктивный и честный диалог о нанесенном ущербе и возможных путях продвижения вперед [11].Выражение гнева, хотя часто рассматривается как социально непродуктивное, может быть средством побудить заслуживающего порицания агента пересмотреть свои действия и принести смиренное, восстанавливающее извинение, что, в свою очередь, может иметь решающее значение для восстановления отношений [12]. Обвинение также может быть способом воспитания самоуважения [13]: выражая вину, пациенты, пострадавшие в детстве, и их родители могут подтвердить свой моральный статус и свое моральное равенство со своими врачами.

Здесь важно отметить, что виновность не означает, что человек плохой; в отличие от стыда, обвинение в первую очередь связано с обвинением в действиях человека, а не в отношении его характера [14].Таким образом, столкнувшись с ятрогенным физическим и психологическим вредом, который возникает в результате операций на гениталиях, которые не имеют клинических показаний, врачи могут должным образом испытывать чувство вины за их поддержку и выполнение. Но им не нужно стыдиться. Мы утверждаем, что врачи, которые выполнили или продолжают выполнять ненужные с клинической точки зрения операции на гениталиях, должны отреагировать на свою виновность, предложив извинения и переосмыслив свои рекомендации и участие в так называемых нормализующих процедурах; По возможности, они должны понимать, что выражение обвинения пациентом в его отношении является призывом исправить ущерб, который ятрогенные последствия могут нанести отношениям между пациентом и врачом.

Обрезание новорожденных у мужчин

Принцип, согласно которому необратимая хирургия, проводимая по социальным или эстетическим причинам, должна выполняться информированным и автономным пациентом, применим и к мужскому обрезанию. В некоторых религиозных и культурных сообществах решения об обрезании новорожденных мальчиков мотивируются немедицинскими причинами. Такие случаи выходят за рамки светского фокуса данной статьи, поскольку мнения педиатров в таких случаях обычно не запрашиваются. Однако большинство американских родителей не испытывают религиозных опасений по поводу обрезания; они просто спрашивают - или им говорят - педиатры, что им делать [15].

Так много мужчин в этой стране были обрезаны в младенчестве - оценки колеблются от 42 до 80 процентов среди различных субпопуляций [16], - что операция может показаться нам нормальным явлением. Действительно, операция обычно воспринимается как простой «разрез» кожи [17]. Но педиатрам следует, по крайней мере, усомниться в необходимости и разумности рекомендовать процедуру, учитывая ее риски [16], ятрогенные последствия, включая ее возможное влияние на сексуальную чувствительность или удовлетворение [18], ее постоянство и тот факт, что ее пациент мог выбрать иначе.

Светские родители могут сделать обрезание своим сыновьям, потому что они считают, что это разумное с медицинской точки зрения решение. Некоторые исследования показывают, что удаление крайней плоти защищает мальчиков от инфекций мочевыводящих путей в детстве, а затем от рака полового члена или даже ВИЧ во взрослом возрасте [19]. Американская академия педиатров (AAP) колеблется в своей поддержке обрезания на протяжении многих лет. В 2012 году он выпустил отчет, в котором утверждалось, что потенциальная польза для здоровья от обрезания младенцев у мужчин перевешивает риски [16].Это заявление опровергло более раннее политическое заявление Академии от 1999 г., в котором недвусмысленно утверждалось, что потенциальная польза для здоровья от процедуры недостаточна для того, чтобы рекомендовать ее регулярно [20]. Заявление 1999 г., в свою очередь, перевернуло предыдущее заявление 1989 г., в котором утверждалось, что для обрезания младенцев у мужчин имелись веские медицинские причины [21]. Тем не менее, несколькими годами ранее, в 1971 году, Академия официально пришла к выводу об отсутствии определенных медицинских показаний для процедуры [22].Ясно, что обрезание - одна из тех операций, мнение о которых меняется взад и вперед [23].

В 2012 году AAP согласился с тем, что родителям следует предоставлять честную и прямую информацию об уходе за половым членом, а также о преимуществах и рисках обрезания [16]. Врачи также могут обсудить с родителями следующее: Для чего нужна крайняя плоть? Что вырезают? Как это делается? Сколько времени нужно, чтобы зажить? Как выглядят обрезанные и необрезанные пенисы в младенчестве и в зрелом возрасте? Многие молодые родители не знают даже этих фундаментальных фактов, и поэтому их решения относительно тел их младенцев основаны на мифах, предпочтениях и часто неточной информации [18].

Потенциальная виновность врача в проведении обрезания младенцев у мужчин будет в значительной степени зависеть от ее мотивов и ее стремления оставаться в курсе. Тем не менее, мы поддерживаем общий принцип, согласно которому педиатры не должны рекомендовать необратимые операции, такие как окончательное удаление крайней плоти, по немедицинским причинам. Когда педиатры проводят обрезание из уважения к неоспоримым родительским обычаям, они могут стать законной мишенью для обвинений, даже гнева, выражаемых родителями и пациентами, когда они вырастут.Однако, если врач, полностью владеющий современной медицинской литературой, проинформирует родителей о ятрогенных рисках процедуры, а затем порекомендует обрезание, потому что он считает это медицинской необходимостью, например, для коррекции фимоза, состояния, при котором крайняя плоть не действует. втягивать - врач будет безупречным, даже если медицинский консенсус изменится после того, как операция была проведена.

Косметическая вагинальная хирургия

Педиатры имеют большое влияние на то, как родители, дети и подростки узнают и сообщают о том, что представляет собой «хорошее» здоровое тело.Мы видим растущую популярность лабиопластики [24], описанной Международным обществом эстетической пластической хирургии (ISAPS) как «ремоделирование увеличенных внутренних губ вульвы» [25], как признак того, что что-то пошло не так с способ, которым наша культура представляет себе генитальную нормальность. Кто решает, когда половые губы «слишком велики»? Зачем кому-то нужна «переделка»?

Косметическая вагинальная хирургия продвигается эстетическими пластическими хирургами [26] и нашла готовую аудиторию женщин, которые недовольны нормальным внешним видом своих гениталий.ISAPS сообщает, что в 2015 году в США было выполнено 13 390 процедур лабиопластики и вагинального омоложения [27]. А в 2015 году объем одной только лабиопластики (за исключением омоложения влагалища - процедуры, повышающей тонус мышц влагалища) увеличился на 16,1% по сравнению с предыдущим годом [24]. Еще в 2007 году Американский колледж акушеров и гинекологов заявил, что «Отсутствие данных, подтверждающих безопасность и эффективность этих процедур, делает их рекомендацию несостоятельной» [28].

Врачи спорят о целесообразности пластической хирургии вульвы [29].Педиатры, соблюдая свои обязательства по укреплению физического и психологического здоровья своих пациентов, должны делать больше, чтобы подавить недовольство девочек-подростков и их постоянное наблюдение за своим телом. Мы считаем, что когда дети посещают педиатров, они должны видеть фотографии самых разных детей, чтобы разные тела казались нормальными и здоровыми. Для пациентов-подростков было бы желательно получить точные изображения, чтобы подростки могли видеть, что человеческие тела значительно отличаются и что не существует единого идеального способа взгляда, даже в области гениталий.Огромное молчание, скрывающее генитальные и репродуктивные вариации, может быть нарушено врачами, которые захотят украсить стены своих кабинетов «Великой стеной влагалища», например, скульптурой, сделанной из гипсовых слепков четырехсот женских вульв, или другим подобным феминистским искусством, которое отмечает различия и способствует «изменению образа женского тела через искусство» [30]. Подобное бодипозитивное искусство могло бы послужить обучающим инструментом для мальчиков и даже детей, не соответствующих гендерным нормам, которые, возможно, рассматривают возможность отсрочки полового созревания и, в конечном итоге, перехода.

Было бы странно, если бы взрослый человек обвинял своего врача в ее собственном решении пройти добровольную косметическую операцию, но поскольку некоторые врачи продвигают узкое видение того, как выглядит здоровое тело, которое может распространять пагубное самовосприятие среди пациентов, они могут разумно возмущаться пациентами, борющимися с проблемами образа тела. Для педиатров, которые одобрили хирургическую нормализацию, их разумное чувство вины и раскаяния может привести к похвальному желанию играть более значительную роль в продвижении телесного позитива и принятия, а также в активном распространении удачного лозунга прав интерсексуалов: No Body is Shameful ® [ 31].

Заключение

Мы утверждали, что врачи не должны изменять детские гениталии по нетерапевтическим причинам. Кроме того, мы считаем, что они должны играть более важную роль в обучении своих маленьких пациентов изменчивости гениталий и тела и учитывать их мотивацию, выступая за хирургическую нормализацию. Когда врачи проводят операции на гениталиях по немедицинским причинам, чувство обиженного пациента и выражение обвиняющего отношения могут быть как уместными, так и оправданными.Фактически, выражение гнева может быть частью продуктивного социального взаимодействия, которое при определенных обстоятельствах может вызвать извинения и способствовать психологическому исцелению.

Список литературы

  1. Коутс DJ, Тоньяццини Н.А., ред. Вина: природа и нормы . Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2013.

  2. Вольф С. Блейм, итальянский стиль.В: Уоллес Р.Дж., Кумар Р., Фриман С., ред. Причины и признание: Очерки философии Т. Сканлон . Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2011: 336.

  3. Рейс Э. Тела в сомнении: американская история интерсекса . Балтимор, Мэриленд: Издательство Университета Джона Хопкинса; 2009.

  4. Дэвис Г. Конкурс интерсексуалов: сомнительный диагноз . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета; 2015 г.

  5. Карказис К.А. Исправление пола: интерсекс, медицинское заключение и жизненный опыт . Дарем, Северная Каролина: издательство Duke University Press; 2008.

  6. Кормушка EK. Осмысление интерсекса: изменение этических взглядов в биомедицине . Блумингтон, Индиана: Издательство Индианского университета; 2014.

  7. Зеленый FJ. От клитородэктомии до «дизайнерских вагин»: медицинское конструирование гетеронормативных женских тел и сексуальность посредством вырезания женских гениталий. Эволюция сексуальности Генд . 2005; 7 (2): 153-187.
  8. Дрегер А.Д., Херндон А.М. Прогресс и политика в движении за права интерсексуалов: феминистская теория в действии. J Лесбийский гей-жеребец . 2009; 15 (2): 199-224.
  9. Американская медицинская ассоциация. Поддержка автономии пациентов с разным половым развитием (DSD) (Резолюция 3-A-16).https://assets.ama-assn.org/sub/meeting/documents/i16-bot-07.pdf. По состоянию на 9 июня 2017 г.

  10. Блэр К., Гарсия Д., Интер Л. и др. Личные рассказы. ГОЛОСА . 2015; 15 (2, тематический выпуск): 5-46.
  11. Маккенна М. Разговор и ответственность . Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2012.

  12. Иероним П.Бескомпромиссное прощение. Philos Phenomenol Res . 2001; 62 (3): 529-555.
  13. Мерфи Дж., Хэмптон Дж. Прощение и милосердие . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета; 1988.

  14. Моррис Х. О вине и невиновности . Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press; 1976: 61.

  15. Хебблтуэйт К.Обрезание, главная дилемма воспитания. BBC News . 21 августа 2012 г. http://www.bbc.com/news/magazine-1

  16. 61. По состоянию на 30 июня 2017 г.

  17. Целевая группа Американской академии педиатрии по обрезанию. Обрезание у мужчин. Педиатрия . 2012; 130 (3): e756-e785.
  18. Агглетон П. «Просто ножница» ?: социальная история мужского обрезания. Вопросы репродуктивного здоровья . 15 (29): 15-21.
  19. Дарби Р., Эрп Б. Обрезание, сексуальный опыт и вред. Univ Pa J Int Law . В прессе.

  20. Моррис Б.Дж. Почему обрезание является биомедицинским императивом 21 века. Биологические исследования . 2007; 29 (11): 1147-1158.
  21. Целевая группа Американской академии педиатрии по обрезанию.Заявление о политике обрезания. Педиатрия . 1999; 103 (3): 686-693.
  22. Американская академия педиатрии. Отчет Целевой группы по обрезанию. Педиатрия . 1989; 84 (2): 388-391.
  23. Комитет по плодам и новорожденным Американской академии педиатрии. Стандарты и рекомендации по стационарному уходу за новорожденными .5-е изд. Эванстон, Иллинойс: Американская академия педиатрии; 1971.

  24. Earp BD, Darby R. Поддерживает ли наука обрезание младенцев? Скептик . 2015; 25 (3): 23-30.

  25. Американское общество эстетической пластической хирургии. Статистика национального банка данных по косметической хирургии за 2015 год. http://www.surgery.org/sites/default/files/ASAPS-Stats2015.pdf. По состоянию на 15 февраля 2017 г.

  26. Международное общество эстетической пластической хирургии.Незначительное уменьшение половых губ. http://www.isaps.org/procedures/labia-minora-reduction. По состоянию на 19 апреля 2017 г.

  27. Международное общество эстетической пластической хирургии. Омоложение влагалища - растущая популярность скрытых операций со звездными результатами. По состоянию на 19 апреля 2017 г.

  28. Международное общество эстетической пластической хирургии. Международное исследование ISAPS по эстетическим / косметическим процедурам, проведенным в 2015 году. Https: // www.isaps.org/Media/Default/global-statistics/2016%20ISAPS%20Results.pdf. По состоянию на 27 июня 2017 г.

  29. Комитет по гинекологической практике; Американский колледж акушеров и гинекологов. Заключение комитета ACOG № 378: вагинальное «омоложение» и косметические вагинальные процедуры. Акушерский гинекол . 2007; 110 (3): 737-738.
  30. Гудман М.П., ​​Бахманн Г., Джонсон С. и др.Оправдана ли когда-либо плановая пластическая хирургия вульвы и какой скрининг следует проводить перед операцией? Дж. Секс Мед . 2007; 4 (2): 269-276.

  31. Великая стена влагалища. http://www.greatwallofvagina.co.uk/home. По состоянию на 19 апреля 2017 г.

  32. Амброуз Дж. Жесткость общества против решимости природы: биология, предположения и запреты на дискриминацию в Монтане. Интерфейсный проект .https://www.interfaceproject.org/rigidity-vs-resolve/?rq=%22no%20body%20is%20shameful%22. По состоянию на 12 июня 2017 г.

Цитата

AMA J. Этика. 2017; 19 (8): 825-833.

DOI

10.1001 / journalofethics.2017.19.8.msoc3-1708.

Точки зрения, выраженные в этой статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и политику AMA.

Информация об авторе

  • Самуэль Рейс-Деннис, доктор философии - научный сотрудник Института биоэтики Бермана при Университете Джона Хопкинса в Балтиморе. Он получил степень доктора философии в Университете Северной Каролины, Чапел-Хилл. Его исследования в области нормативной и прикладной этики сосредоточены на оправдании гнева и обвинений.

  • Элизабет Рейс, доктор философии. - профессор Колледжа Маколея при городском университете Нью-Йорка в Нью-Йорке и автор книги «Тела в сомнении: американская история интерсекса» (Johns Hopkins University Press, 2009).Она опубликовала эссе в Hastings Center Report, Bioethics Forum, Journal of American History, Perspectives in Biology and Medicine и New York Times. Ее исследовательские интересы лежат как в историческом, так и в современном анализе медицинской этики, гендера, сексуальности и религии.

.