Созависимая семья – Созависимая семья — Ирина Камаева. Психолог. Психоаналитик. Семейный консультант

Содержание

Созависимая семья - Ирина Камаева. Психолог. Психоаналитик. Семейный консультант

В исследовании и практической работе с семьями людей, страдающих алкогольной и наркотической зависимостями, постоянно подтверждается тот факт, что зависимым является не один человек, а вся семья. Понятие «созависимая семья» отражает тот контекст ближнего социального окружения, в котором растут и развиваются зависимые члены семьи, и который оказывает поддерживающее (подкрепляющее) влияние на разные формы поведения своих членов. Подкрепление зависимых форм поведения осуществляется не только реакциями окружающих на факт наличия зависимости, но и определенными способами семейного взаимодействия, особенностями личности всех членов семьи, принятыми в семье нормами, правилами и идеалами.


В структуре семьи с созависимостью наблюдаются следующие особенности.

1. Внешние границы отличаются жесткостью, ригидностью, внутренниеразмыты и диффузны (проницаемы).

2. Семейный миф, определяющий правила функционирования как отдельной семьи, так и существования семьи в социальном окружении:

«Мы – большая счастливая (дружная) семья», не позволяет выносить конфликты на поверхность и искать способы их разрешения; конфликты в таком случае становятся хроническими, тлеющими и переходят в плоскость стойкого неудовольствия.


3. Характер отношений имеет крайние варианты – либо разобщенный, либо чрезмерно переплетенный; при разобщенном варианте  у членов семьи нет общих интересов, нет совместных эмоциональных переживаний и поддержка в трудных жизненных ситуациях ищется вне семейной системы, при переплетенной модели наблюдается спутанность ролей и функций, нарушение индивидуальных границ, невозможность иметь собственные установки и интересы, серьезные затруднения социальной адаптации.

4. Наблюдается особенное распределение семейных ролей, в которых есть следующие:


-  «герой», или «спасатель» - гиперответственный, лидирующий или борющейся за власть, напряженный, сдержанный, перфекционистски ориентированный, эмоционально обособленный, целеустремленный, часто ощущающий себя виноватым, склонный к использованию защит по типу избегания, изоляции, рационализации и морализации; возможность проявить все эти черты предоставляется тогда, когда в семье появляется созависимый член;


- «жертва», или «заботливый» - удовлетворяющий потребности других за счет отказа от удовлетворения собственных потребностей; созависимость проявляется в неумении удовлетворять свои потребности, создании таких отношений, в которых теплота и эмоциональный контакт имеют односторонний вектор;


- «одиночка» - человек, не стремящийся к установлению близких и доверительных отношений, в том числе с членами семьи; эмоциональная отгороженность и стремление не включаться во взаимодействие, а также депрессивный фон и отсутствие умения принимать жизненно важные решения и достигать их реализации провоцируют в партнере различные формы зависимого поведения;


- «протестный», или «бунтарь» - человек, привлечение негативного внимания окружающих которым направлено на иллюзорное поддержание уровня самооценки путем обесценивания любых авторитетов.


Семьи с созависимостью отличаются еще одной особенностью. В основе взаимодействия между членами семьи лежит так называемая проекция – когда отдельные части своего «Я», являющиеся отвергаемыми, непринимаемыми, проецируются в другого члена семьи. 


Проективная идентификация в супружеских или родительско-детских отношениях связана со стремлением спроецировать, переместить «внутрь партнера» отвергаемые или порицаемые части собственного Эго (Self) и последующими постоянно повторяющимися попытками атаковать их, бороться с ними, но не как с частью себя, а как с недостатками партнера. При этом создается иллюзия целостности собственного «хорошего» Эго. Взаимообусловленность таких отношений создает, в свою очередь, у партнера ответную реакцию с удовлетворением потребности в контроле, опеке и т.д. Семейная система, построенная по принципу «кошки с собакой», таким образом, является чрезвычайно стойкой, так как удовлетворяет потребности всех членов семьи и является результатом бессознательного семейного «сговора» (Д.Зиннер).

Другой вариант подобной системы отличается тем, что отщепленные части собственного Эго нуждаются не в порицании, а в нарциссической поддержке и подкреплении, благодаря чему спроецированные в партнера части себя идеализируются. Внутриличностный конфликт при этом экстериоризируется, переносится вовне, в сферу межличностных отношений. Исследователи подобной модели семейных отношений указывают также, что подобный, ставший межличностным, конфликт, часто бывает неявным, скрытым, брак при этом крепким, что приводит к внешнему восприятию этой семьи как идеальной, а отношений – как образцовых.

Подобные семьи обращаются к психотерапевту и консультанту не только по поводу проблем, связанных с зависимостями, но и по проблемам внешней адаптации  - потеря работы, проблемы в сфере родительско-детских отношений, бесплодие или психосоматические заболевания. Те части личности, которые стали отвергаемыми и отрицаемыми, приобретают огромную силу, так как имеют способность накапливаться, подключать к себе эмоции, которые также отрицаются на сознательном уровне, и, по достижении критической отметки либо ощущается расщепление Эго ( «Это не я», «Это было не со мной»), либо

находится «виновный» в произошедшем член семьи.


Формированию созависимых отношений способствует и определенный социальный контекст – правила, принятые в созависимом обществе. 


Созависимое общество отличается следующим


1. Оно создает и поддерживает иерархии, используя такие факторы воздействия, как власть и силу.

2. Оно делится на группы, обладающие властью, правом принимать решения и возможностью для их осуществления, и группы, не имеющие ни прав, ни полномочий.


3. Вышестоящая группа берет на себя риск, ответственность, средства производства, распределение ресурсов и поощрений, нижестоящая группа при этом не имеет в своем распоряжении никаких ресурсов, вместо этого обеспечивая поддержку, осуществляя работу за минимальное вознаграждение.


4. В обществе доминирует тенденция к сравнению и противопоставлению групп, классов, индивидуумов.


5. Целостность общества нерушима, подконтрольна и

обеспечивается неравенством в возможностях.


6. Деструктивные формы поведения, возможность отнятия жизни являются общественно признанными.


7. В отношениях между полами доминирует так называемое традиционное гендерное различие и жесткие сексуальные роли.


8. Различия между людьми подчеркиваются, а несоответствие принятым ролям жестко критикуется и преследуется.


9. Для разделения и контроля используются такие аффекты, как вина, стыд и страх.


Общество, не порождающее или не поддерживающее созависимость, отличается созданием и поощрением общих человеческих потребностей, способностью принимать решения, равномерно распределяя ответственность и ресурсы, взаимодействием по принципу «ты и я» (заметьте: не «мы»), поддержанием целостности системы путем взаимозависимых и взаимопереплетающихся отношений, отсутствием осуждения к «непохожим», использованием позитивных аффектов: радости, надежды для поддержания взаимодействия.


В развитии созависимости основную роль играет процесс построения отношений между матерью и ребенком, особенно на ранних стадиях.

От того, как в этой диаде выстроится сначала доверие, способность взаимодействовать, а затем процесс сепарации и автономии, будет зависеть наличие или отсутствие в дальнейшем созависимости.


Нарушение процесса развития доверия и сепарации в семье


1. В младенчестве – отсутствие телесного и тактильного контакта младенца как с отцом, так и с матерью.

2. В родительской паре – незавершение процессов собственной сепарации со своими родителями как у отца ребенка, так и у матери.


3. Отсутствие – как физическое, так и эмоциональное, кого-либо из родителей в системе взаимодействия с ребенком.


4. Невозможность сепарироваться от родителей на разных стадиях индивидуального развития, решая каждый раз новую задачу.


По определению Карпмана, созависимость порождает и подкрепляет также участие ребенка в так называемом «драматическом треугольнике», известном психологам как треугольник «жертва-преследователь-спасатель», который развивается в родительской семье.


По мнению одного из основателей системного подхода в психотерапии Мюррея Боуэна, основным признаком созависимости (в определении Боуэна – слияния) является смешение когнитивных и эмоциональных компонентов взаимодействия. Вся жизнь созависимых людей насыщена эмоциональными реакциями, эмоциональной переплетенностью и невозможностью испытывать собственные, реальные и адекватные чувства. Развитие такой подструктуры личности, как псевдо-Я, основано на требовании семьи и социума приспосабливаться к существующим нормам и идеалам. В созависимой семье, помимо требований разделять все убеждения и идеалы, существует и скрытая договоренность не осознавать их в страхе, что осознание приведет к отказу от этих норм. Подкрепление выполнения подобных норм производится также с помощью чувства вины, стыда и страха.


Созависимые семьи отличаются так называемой «недифференцированной Эго-массой», где нет психологичсекого разделения между членами семьи, доминирует установка на жизнь вместе и поддержка идеи о том, что «мы» всегда лучше, чем «Я». Члены этой семьи не способны разделить в сознании собственные чувства и чувства другого, факты, относящиеся к реальности и отношение к ним, в том числе отношение эмоциональное, относящееся к внутренним психическим процессам.

Семья и ее члены во главу угла ставят отношения, добиваясь того, чтобы отношение к каждому было максимально положительным, подменяя это понятием «любовь». При таком взаимодействии вся энергия как отдельных членов семьи, так и всей семейной системы уходит на поиск одобрения, любви, признания. На достижение целей развития, особенно индивидуальных, энергии практически не остается. При отсутствии возможности получить тепло, поддержку и одобрение используются психологические защиты по типу избегания либо борьба с принятой в семье или в социуме системой отношений. Как правило, это заканчивается принятием на себя роли «изгоя» - человека, который не только не участвует в жизни семьи, но и активно этой семьей отвергается, игнорируется, «забывается». Все неудачные попытки построить «хорошие» отношения с окружающими сопровождаются повышением тревоги и развитием чувства вины. 


В созависимых семьях принято все жизненно важные решения сопровождать не рациональным анализом, а эмоциями и чувствами

, на основе которых эти решения и принимаются.


Дети в созависимых семьях не научены ставить конкретные жизненные цели. Все цели определяются гиперобобщенно: «Хочу быть счастливым», «Хочу найти любящего человека», «Хочу многого достичь», «Хочу создать счастливую семью», и, соответственно, практически не достигаются. Помимо аддиктивного поведения, членов таких семей отличают сложности социальной адаптации, множество различных кризисов и симптомов, носящих хронический характер, неспособность и отсутствие ресурсов для выхода из кризиса, финансовые сложности. Алкоголизм и наркомания в таких семьях имеет иллюзорную цель снижения тревоги. У партнеров (родителей, детей, супругов) членов семей, склонных к аддиктивному поведению, как правило, наблюдаются невротические, депрессивные, характерологические, психосоматические расстройства. 

Сравнительная характеристика черт личности и особенностей поведения зависимых и созависимых членов семьи 

Таблица 1

irinakamaeva.ru

Детские роли в созависимой семье

Материал 4

Цена «сейчас не до тебя». Дети: «герой», «козел отпущения», «потерянный ребенок», «клоун»

 

Однажды мне посчастливилось учиться у Джерри Моу – детского психолога, работающего с семьями алкоголиков и наркоманов. Он показал нам живую скульптуру семьи алкоголика, которую я просто и воспроизведу вам с некоторыми комментариями.

Главный персонаж семьи – отец. Он алкоголик. Он не выбирал быть алкоголиком, заболел, - так уж получилось. («Отец» встает на подиум: он станет фокусом нашего внимания. Действительно, если попросить ребенка из зависимой семьи нарисовать этого зависимого, он нередко получается выше остальных: он важнее!)

Джерри: « Я просто хочу, чтобы с ним было все в порядке. И если это не так, у меня просто все разваливается внутри! Больше всего я беспокоюсь о нем, и о том, что я делаю с ним. Я должен говорить? Или молчать? Я просто не знаю, что делать! Иногда мне кажется: я наелся досыта. Хватит, я возьму все в свои руки и справлюсь!» (тащит с подиума алкоголика, а тот даже не двигается с места, смотрит в точку на задней стене и не реагирует на все усилия. Джерри падает в изнеможении.).

- «Мне трудно! Когда я пытаюсь вступить с ним в контакт, у меня ничего не выходит! Мы так боремся долго. Устает наконец и он, когда я говорю, или заставляю его что-то делать.

Отец говорит: «Я пью из-за тебя!» Это наваждение, безумие какое-то. Алкоголик – это человек, который идет по жизни с ножом в спине. И он - последний, кто узнает об этом. Иногда члены семьи говорят: «У тебя нож в спине!» - «Какой нож?» - удивляется алкоголик, « Это же весело, пить здорово! Ну и что, что это создает проблемы!» или «Ох, какие у меня беды кругом, а ты опять все про свое, пью-пью…» Нож приносит такую боль, что алкоголик начинает ходить, чтобы не чувствовать боль (поза расслабленная, на нетвердых ногах перемещается по подиуму), а потом удивляется: «Почему мне так плохо?»

Итак, алкоголику нужно, чтобы кто-то, во-первых, вытащил нож из его спины, и, во- вторых, помог ране затянуться.

Второй персонаж – мама. Она стоит внизу, и пытается достать отца, который на подиуме, ничего не получается. Ей страшно, она все время беспокоится. Она хочет две простые вещи: чтобы он был здоров, и чтобы она с ним была счастлива. Разве это много?! Разве это странно? Но у нее это никак не получается. И тогда она делает то, что может: защищает его («мама» стоит, растопырив руки, как крылья, прикрывает его ), заботится о детях (что-то объясняет им, оправдывает отца), сглаживает последствия его пьянства (звонит ему на работу, чтобы оправдать его прогул и пр.).

Джерри: «Смотрите, что это с папой? Он учится! Он научился уже тому, что он во всем может положиться на маму» («отец» прилег маме на спину, поза крайне неудобная, но все терпят). Кто растягивает остаток денег на месяц, когда папа пропил зарплату? Кто стирает его грязные штаны после лужи? «Мама», что вы чувствуете?»

Мама: «Мне очень тяжело, но я все равно буду это нести. Я буду тем, кто сохранит семью».

Джерри: «Смотрите. Мама начинает платить за свой выбор. Кто испытывает боль – оба. А у кого больше негативных последствий? – у мамы. Какие шансы у алкоголика измениться к лучшему? – никаких. А вы сами пойдете к стоматологу сверлить зуб, если он не болит, и вы не чувствуете, что с зубом что-то не так?! Как вы опишете этот брак? Это два равных взрослых человека, которые делятся надеждами, мечтами, борются вместе, поддерживают друг друга? Нет. Скорее это родитель и ребенок. Родитель пытается заставить ребенка вести себя как надо».

И вот в семье появились дети. Детей надо любить. Это кажется само собой понятно, но не в зависимой семье. Там любить некогда, потому что есть один главный герой: алкоголик. Он занимает так много внимания, это такая «черная дыра», в которую проваливаются деньги, время, вообще все ресурсы семьи – и любовь тоже. Поэтому на остальных членов семьи не хватает, они «на голодном пайке». «Сейчас не до тебя». Детям совершенно необходима любовь, внимание, им нужно, чтобы их заметили, и для этого они тоже начинают играть роли, натягивая на себя маски – точно как взрослые.

Первый способ сделать так, чтобы тебя заметили – быть полезным. Такой ребенок – нередко старший, но не обязательно, - становится незаменимым маминым помощником. Он и за малышами приглядит, и картошку почистит, и маму утешит не по-детски мудро, и учится хорошо... Все-то у него получается, все может, мамин помощник – «ты мой молодец!». Вот, заработал. Этот ребенок – герой зарабатывает любовь, вместо того, чтобы получить ее даром от родителей. Ему непременно надо быть хорошим, чтобы его заметили. Он – должен. Должен успеть, догадаться, стараться, должен не болеть, наконец. И он со всем справляется, потому что только так он получает мамино внимание, участие в маминой жизни и на этом строит свою самооценку. Потому что дети строят самооценку в общении с родителями, а тут единственный способ заметить самого себя – если есть достижения. Беззаботное детство его закончилось, он – «мужичок с ноготок», маленький взрослый, не выросший в детстве, а просто ставший взрослым по необходимости. К сожалению, это ему дорого стоит в будущем. Он не умеет любить «просто так», как любят в детстве – ему нужны достижения и от других людей он будет требовать достижений и заслуг. Труд станет для него синонимом добра, и он легко станет трудоголиком,

затыкающим работой все свои жизненные недостаточности. Ему будет трудно прощать и принимать недостатки других людей, и он искренне будет верить в безграничные возможности себя самого... если как следует постараешься. Этот герой не умеет только одно – говорить «нет». Единственный человек, которому он говорит «нет» - это себе самому. Его хвалят извне, но внутри себя он все время недоволен: ему всегда мало. Внутри всегда гонка достижений, и кажется, что сейчас, вот сейчас я сделаю наконец что-то – и люди будут меня любить, скажут, что я молодец, что я особенный человек! Но этого никогда не происходит, никогда!

Вот другой ребенок. Он видит, что у старшего брата все хорошо, одни пятерки, и она тоже хочет, как старший брат, но это не срабатывает. Брат старше, умнее. Но у другого ребенка есть еще кое-что. Все дети очень разные. У них разные дары, таланты! И она обнаружила: когда она что-то делает не так – она получает внимание, много внимания! Пусть оно негативное, но зато сколько внимания! Теперь она – козел отпущения в семье. Ее шлепают, наказывают, про нее говорят в семье – и она научилась: негативное внимание лучше, чем отсутствие внимания! И она создает проблемы в семье (второй ребенок портит платье, и мама с папой разворачиваются и все показывают на нее пальцем!)

Очень важно здесь то, что теперь фокус внимания с отца-алкоголика сместился на нее, и папе это очень выгодно! И она научилась: все, что нужно – это просто плохо себя вести! Если первый ребенок компульсивно настроена на достижение цели, то она – компульсивно не-достигает цели! Не хочет, не будет – и все! И этим гордится! И по мере развития зависимости папы этой дочке надо вести себя все хуже! – вот воистину козел отпущения. Весь гнев, злость в семье сливается на нее, она несоразмерна вине этого ребенка! Но семье выгодно, чтобы кто-то стал плохим - тогда остальные будут выглядеть лучше.

(«Козел отпущения» отходит в сторону) – Джерри: «Смотрите, она ушла! Ушла из дому! И правда, никто не в состоянии вынести так долго гнев! ЕЕ обвиняют и в том, что она не сделала! На нее орут в соседней комнате, даже не зная, что она там делает! Она пойдет в банду, будет употреблять наркотики, попадет в секту… Что еще сделать, чтобы вести себя плохо?

Снаружи этот ребенок очень злой. Он нам не нравится! Но внутри – маленький, напуганный, забитый ребенок. Ему очень больно и страшно. Иногда он верит, что если он будет совсем плохо себя вести, все будет хорошо…»

А вот еще одна девочка. Ей тяжело, в доме становится все хуже. Мама вечно в проблемах, старший брат учится хорошо, но это все равно сумасшедший дом! И она тоже уходит, но не как «козел отпущения» - она дома, но ее как бы нет. Она изолирует себя, часто молчит… это потерянный ребенок. Ей одиноко.

Когда она так себя изолирует, ей меньше достается боли. Но она теряет и хорошие моменты, которые иногда все-таки бывают! Ее вечно задирают остальные ребята. Старшего брата не тронь, он рядом с родителями, с учителем; другую дочку только зацепи, у нее нож – а тут делай, что хочешь. (девочка накрывает себя курткой с головой, а ее задирают, она не откликается).

Джерри: «Именно она – потенциальная жертва физического и сексуального насилия. ЕЕ выбирают, поскольку она изолирована и одинока, а потому более уязвима. Она не будет сопротивляться, и никому потом не расскажет. Ближе всего она дружит с домашним псом, или игрушкой, или воображаемыми друзьями… они безопасны и не причинят ей боль.»

«В этой семье каждый человек получает внимание, отнимая его у папы: они болеют, простывают, попадают в беду, т.е. есть неплохой способ привлечь к себе внимание – заболеть! Но у меня болит живот, а они говорят: все нормально! Может, я сошел с ума? Может, у мня ничего не болит?»

Последний ребенок в этой семье нашел иной способ заработать любовь мамы – это стать маминой радостью. Милый, смешной, неуклюжий малыш, если и создающий какие-то трудности в жизни, с лихвой покрывающий их своим милым забавным характером. Вот уж кто никогда не хнычет и не злится! Мамина жизнь с мужем алкоголиком полна страхов и разочарований, а тут такой теплый маленький человечек, и так маму любит (не то, что папа) – как же его не любить?! Подрастет, появится чувство юмора, сглаживающее, упрощающее жизнь, и так радующее всех вокруг! Это клоун, милый добряк, всегда порадует и разрядит обстановку! Но если присмотреться к нему, у него внимательные, совсем невеселые глаза, и он внимательно следит за тем, как вы реагируете на него. Он никогда не смеется в одиночку.

Джерри: « Смешные песенки, смешно, неловко одевается… На пару минут внимание ему – и все смеются! И чем ему хуже внутри, чем больше проблем, тем больше он клоун. Он пристает к старшим, уморительно делает руками-ногами, передразнивает животных, рассказывает взрослые анекдоты детским голоском, так что все взрослые хохочут. В школе он добавляет учителям седых волос, но остальные ребята его поддерживают: давай-давай!… Но внутри он боится до смерти. Ему вовсе не смешно. Он просто зарабатывает внимание, и боится остаться один».

И «герой», и «клоун», и «козел отпущения», и «потерянный ребенок» нужны семье, у них есть своя роль, поддерживающее папино пьянство. Например, «героем»-сыном можно гордиться и думать, что не так уж все плохо, если такой хороший сын вырос, и подхватит он, если нужно будет. «Клоун» снимает напряжение в семье и все переводит в шутку. На фоне «козла отпущения» папино пьянство выглядит вовсе не так ужасно, и папа чувствует себя очень хорошо, обвиняя и поучая такого сына. «Потерянный ребенок» удобен своей незаметностью. Детские роли так ловко вписываются в алкоголизм, что способствуют их продолжению. Более того, когда эти дети вырастут, они воспроизведут в своих семьях те же роли, тот же привычный способ жить. Созависимость рождает только созависимость, разве это странно?

Джерри: «Посмотрите на всю семью. На отца, которого я люблю, мою красивую маму. Мой старший брат мне ближе, чем мама и отец. Посмотрите на остальных сестер, не меня – умирающего внутри и смеющегося снаружи – только ли одному из нас нужна помощь?!»

 

zebra-center.ru

Проблема созависимости в семейных отношениях

Зависимость, или аддикция – это навязчивая потребность в определенной деятельности. Когда мы говорим о зависимости, то можем иметь в виду алкоголизм, наркоманию, игровую, пищевую зависимость и т.д. Общее в них то, что человек испытывает неудержимое влечение к какому-то веществу (химическая зависимость), виду деятельности (компьютерная зависимость, игромания, трудоголизм) или человеку (психологическая зависимость). Существуют определенные критерии и тесты, по которым можно установить, что пристрастие перешло из разряда увлечения в аддикцию.

Но зависимость или зависимое поведение, как правило, не существуют сами по себе. И есть другая проблема, непосредственно связанная с зависимостью и почти всегда сопровождающая ее – это созависимость. Дело в том, что люди, живущие рядом с зависимым человеком или имеющие с ним близкие отношения, адаптируются к этому состоянию определенным образом. Имея постоянный контакт с зависимым человеком, они начинают также вести себя по-другому, пытаясь повлиять на близкого человека. Можно сказать, что созависимость – это частый спутник зависимости.

Созависимость - понятие достаточно широкое и имеющее много проявлений. Но самая суть этой проблемы состоит в том, что созависимый человек пытается влиять, управлять поведением зависимого человека и все меньше и меньше вспоминает о своих собственных потребностях. Это перенос фокуса внимания с себя на другого человека.

Чаще всего в роли созависимых выступают близкие родственники – родители, дети, супруги, любовные партнеры. Поэтому когда мы говорим о проблеме зависимости в семье, то всегда имеем в виду и ее вторую часть – а именно, созависимые отношения.

Поведение созависимых людей

В поведении созависимых людей проявляются некоторые повторяющие тенденции. Зачастую они не осознаются и кажутся как будто естественными или вынужденными. Находясь рядом с человеком, страдающим какой-либо формой зависимости, близкие люди могут пытаться влиять на него, помогать ему, пытаться исправить его поведение или контролировать его. Им может казаться, что они самостоятельно могут решить проблему и изменить человека. И зачастую та роль, которая внешне кажется благотворной, на самом деле приносит много вреда.

Люди, попавшие в ситуацию созависимости, иногда берут на себя ответственность за больного – выплачивают его кредиты, обеспечивают деньгами, защищают перед работодателем в случае, например, прогулов или пропусков, связанных с последствиями его аддиктивного поведения. Им кажется, что таким образом они помогают человеку, решают его проблемы. Но на самом деле они невольно поощряют зависимость, ведь человек не видит в полной мере последствий своего поведения.

Конечно, здесь не может быть четких критериев – что “плохо” и что “хорошо”, и это отнюдь не призыв совсем не заботиться о близких людях. Но степень такой заботы нужно постараться сознательно оценить – насколько полезна эта забота и насколько она посильна (и не во вред) самому человеку.

Здесь мы переходим к следующему важному вопросу – к отказу от своих потребностей и желаний или к сильному их ущемлению. Зависимость близкого может настолько захватить внимание, что в жертву приносятся собственный отдых, интересы, забота о здоровье. Созависимый начинает жить не своей жизнью, а жизнью другого человека.

Созависимость в семейной жизни

Созависимость влияет и на семейные отношения. Меняются семейные роли – дети, имеющие зависимого родителя, сами зачастую начинают играть родительскую роль, пытаясь управлять семейной жизнью, а родители – наоборот, переходят в состояние опекаемого ребенка. Семейные роли становятся не свободными, а вынужденными. Утрачивается гибкость, вариативность. Некоторые роли не могут быть выполнены в силу очевидных причин – маленький ребенок не может полноценно играть роль взрослого, и это создает следующую череду проблем – чувство беспомощности или склонность к гиперконтролю.

Зависимость, или аддикция, может отрицаться, в связи с чем возникают семейные тайны, многое держится в секрете, создается игра, что аддикции как будто нет. Отрицание – это форма защитной реакции, ведь у членов семьи возникает множество очень сложно переживаемых чувств – вина, злость, стыд, беспомощность, от которых человек пытается избавиться разными способами, и один из самых очевидных – отрицание. Нет проблемы – нет и мучительных переживаний.

Поэтому созависимые склонны не видеть иногда очевидных вещей. Но это отрицание имеет и обратную сторону – они не замечают и свей проблемы созависимости, что мешает им обратиться за помощью.

С этим связано и другое следствие – подавление чувств. Чтобы не испытывать отрицательные, неприятные чувства, люди начинают пытаться меньше чувствовать вообще. Значение чувств уменьшается, и эмоциональная жизнь становится беднее.

В семьях, где присутствуют созависимые отношения, меняются семейные правила. Семья может стать разобщенной, ее члены могут практически не интересоваться друг другом. Либо наоборот, вся жизнь семьи начинает вращаться вокруг зависимого человека, который становится как бы ее центром, а иногда и скрепляющим звеном. В семьях может присутствовать физическое и эмоциональное насилие.

Способы решения проблемы созависимости в семье

Существует несколько подходов к решению проблемы созависимости. Поскольку семья – это определенная система из нескольких элементов – родственников, близких людей, то и подход к “исправлению” патологической ситуации тоже должен быть системным. Психолог может работать с несколькими членами семьи, выявляя закономерности их взаимоотношений, слабые звенья или наоборот, сильные стороны системы. Корректируя способы взаимодействия или внося изменения в какие-то звенья цепочки, можно менять и всю семейную систему.

Также можно подходить к лечению созависимости исходя из личных качеств самого человека. Дело в том, что не каждый человек становится созависимым – например, некоторые женщины просто уходят от мужчины, если он становится алкоголиком, а некоторые – начинают его спасать, живя рядом с ним и страдая. Считается, что к созависимости склонны люди с определенными качествами, и если меняется сам человек – то он становится менее склонным к созависимым отношениям.

Например, низкая самооценка – одно из ключевых качеств, способствующих появлению и усугублению созависимости. Следствие низкой самооценки – зависимость от чужого мнения, от окружающих. Человек склонен жить не своими желаниями, а скорее долженствованиями – я должен / я должна. У таких людей может быть очень развито желание “быть хорошим” – а это очень сильный мотив для того, чтобы, например, начать “спасать” зависимого человека. Они привыкли, что любовь нужно заслужить, заработать, а значит, ее все время необходимо подкреплять хорошими поступками или свей нужностью.

Склонность к гиперконтролю - еще одна из характеристик, усиливающих созависимость. Людям может казаться, что расслабляться нельзя, что все и всегда должно быть под контролем. А зависимый человек не только не контролирует сам себя, но и не поддается контролю окружающих. Все это, с одной стороны, только усиливает старания созависимого. А с другой – ввергает его в постоянный стресс, ведь контролировать алкоголика или игромана ему совершенно не под силу.

Есть и другие личностные качества, которые способствует появлению или усугублению созависимости. Обычно они и служат предметом психологических консультаций, потому что сам созависимый человек либо даже не видит всего этого, либо ему кажется, что он совершенно ничего не может с этим сделать. Все его действия, как правило, направлены на спасение или контролирование зависимого, а до себя и своей жизни ему или нет дела, или нет сил. Именно поэтому созависимость – это вопрос, который необходимо рассматривать и корректировать в рамках психологического консультирования, потому что работая с внутренними личностными факторами, человек становится все менее и менее склонным к созависимым отношениям.

Конечно, психологическая консультация – это лучшее решение в данном случае, потому что психолог поможет и посмотреть на ситуацию более широко и объемно, и поискать решения, и оказать поддержку. В остальных случаях нужно искать источники помощи и поддержки со стороны.

- Один из первых и главных шагов в сторону решения проблемы – признание самого факта ее существования. И не только признания того, что в семье есть зависимый человек. Но и того, что созависимые страдают зачастую еще больше, чем он.

- Специализированные группы поддержки. Существуют группы как для зависимых, так и для родственником. Например, есть группы “Взрослые дети алкоголиков” которые помогают справляться с последствиями созависимых отношений в родительской семье, или специальные встречи для зависимых, которые занимаются по программе “12 шагов”.

- Друзья, общение. Ни в коем случае нельзя закрываться от общения и социума. Конечно, оно не должно быть и в тягость, поэтому поищите те формы, которые комфортны и приятны именно вам.

- Забота о себе. Этот тот пункт, который дается с большим трудом многим созависимым людям. Им приходится буквально заставлять себя это делать. Но тем не менее, заботиться о своем здоровье, отдыхе, своих интересах – это один из важнейших шагов. Задавайте себе вопрос – что вы хотите, что вам хочется, что вам интересно? Пусть сначала это будут мелочи – но они будут очень важны для вашего психологического состояния.

- Передать ответственность за жизнь самому зависимому человеку. Даже если вам кажется, что вы несете ответственность за него сами, тем не менее, это большая иллюзия. Взрослый человек сам отвечает за свою жизнь. И чувство ответственности зачастую сказывается очень благотворно на нем самом. Оно способно давать и силы, и свободу.

- Посмотреть вглубь себя. А что заставляет вас заботиться о человеке, кроме, собственно, его блага? Вам хочется чувствовать себя хорошей/хорошим? Вам страшно оказаться плохим для себя самого или для других? Вам кажется, что вы никому больше не нужны? Вам страшно остаться одному? Очень часто именно эти вторичные вопросы поддерживаются вашу зависимость, поэтому постарайтесь увидеть их и задать себе вопрос – а может быть, вы можете их изменить? Может быть, это не так важно, как вам кажется? Или можно что-то сделать по-другому? И зачем вам все это нужно, да еще такой ценой? Если вы любите человека, то какими еще способами вы можете показать ему свою любовь? Что будет ему действительно полезно?

Если посмотреть на ситуацию более честно, то страдание и лишение себя права на свою собственную жизнь ничего хорошего не принесет ни самому зависимому человеку, ни тому, кто находится в созависимых отношениях. Если продолжать созависимые отношения, то они постепенно будут лишать и сил, и здоровья, и энергии. Поэтому очень важно все-таки начать решать проблему созависимости – самостоятельно или с помощью психолога. И мы надеемся, что наши рекомендации помогут вам в этом.

www.paracels.ru

Созависимые родители – архитекторы наших судеб. Зависимость. Семейная болезнь

Созависимые родители – архитекторы наших судеб

Когда я хочу понять человека, я долго слушаю рассказ о его детстве, о взаимоотношениях в родительской семье. Родители или люди, их заменяющие, это архитекторы наших судеб. Основное время закладки фундамента судьбы коротко – от зарождения до 6-летнего возраста. Важно то, что случается в семьях, в роду задолго до рождения данного человека. Имеют значение, конечно, и случайности в течение жизни, однако краеугольные камни характера закладываются рано и в соответствии с психологическими законами, циркулирующими в семье. Иногда грустно становится. Кажется, что мало можно изменить что-либо в своей судьбе. Практика же показывает, что чуть-чуть что-то можно изменить. И это "чуть-чуть" порой много значит.

Существует понятие "семейный сценарий" Сюда входит повторение узловых событий в семье. Понять тайну сценария важно, поскольку любые перемены к лучшему начинаются с осознания своих проблем.

Ранее мы рассматривали, как созависимость близких может поддерживать алкоголизм либо наркоманию в семье. Ниже мы рассмотрим, как созависимые родители воспитывают своих детей. С нашей точки зрения, влияние созависимых родителей на потомство вносит существенный вклад в предрасположение на психологическом уровне к развитию зависимости.

Вначале выполним упражнение.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

10 фактов, которые нужно знать

Созависимость – это не ваша вина, но вы единственный, кто может изменить положение вещей. Вы достойны любви и здоровых отношений и должны стремиться к большему сочувствию к себе и пониманию себя

Созависимость часто понимается неправильно. Это не просто ярлык, который общество навешивает на жену алкоголика. Феномен созависимости охватывает широкий спектр поведения и моделей мышления, которые вызывают душевные страдания различной степени интенсивности. 

Созависимость

Я надеюсь, что эта статья позволит развеять некоторые ошибочные представления о созависимости и поможет лучше разобраться в ней. 

1. Созависимость – это реакция на травму. 

Вы можете развивать черты созависимости, начиная с раннего детства, как способ справиться с насилием, хаосом или дисфункцией в семье. Будучи ребенком и находясь в стрессовой ситуации, вы уяснили, что поддерживать мир и спокойствие, заботясь о других, отрицая собственные чувства и пытаясь контролировать все вокруг – это способы выжить и справиться с пугающей и непредсказуемой жизнью дома. 

Подписывайтесь на наш аккаунт в INSTAGRAM!

Для некоторых людей, травма может быть скрытой, почти незаметной. Даже если ваше детство было «нормальным», вы можете переживать «травму поколений», если ваши родители или близкие родственники передали вам собственные шаблоны реагирования на травматические переживания. 

2. Созависимсть полна стыда. 

Психологи определяют стыд как интенсивное болезненное убеждение человека, что он несовершенен, ущербен и поэтому не достоин любви и принятия. Дети, которые выросли в дисфункциональных семьях, рано приходят к выводу, что с ними фундаментально что-то не так. Ваши родители, возможно, прямо говорили вам об этом, называя вас тупым или никчемным, или вы получали это сообщение, когда они обвиняли вас в собственных проблемах. 

Мы знаем, что зависимости, насилие или психические заболевания оставляют "позорное клеймо", так что мы боимся признаться в этих проблемах самим себе. 

Стыд растет, когда мы не можем рассказать окружающим о наших трудностях, мы чувствуем себя одинокими и неполноценными, как будто эти проблемы – это наша вина и прямое следствие наших недостатков. 

Мы приходим к убеждению, что мы не так хороши, как остальные, и это убеждение усиливается в дальнейшем, если окружающие плохо относятся к нам, отвергают или бросают нас. 

3. Созависимость - это нездоровая сосредоточенность на проблемах, чувствах и потребностях других людей. 

Фокусироваться на других людях – это способ почувствовать себя нужными и отвлечься от нашей собственной боли. Мы становимся так сильно сосредоточенными на окружающих, что теряем в процессе самих себя. 

Отношения превращаются в одержимость, так что их трудно разорвать, даже когда вы осознаете, что они являются нездоровыми. Ваша самооценка и чувство личностной идентичности основываются на наличии отношений. 

Вы можете спрашивать себя: «Кто я и что я буду делать без моего мужа (жены, ребенка, или родителя)?». Эти отношения дают вам ощущение цели, без которой вы не уверены в том, кто вы есть на самом деле. 

4. Созависимые люди очень чувствительны к критике. 

Созависимые люди чрезмерно чувствительны. Их чувства легко ранить, и они сталкиваются с огромным количеством боли, стыда и критики в своей жизни. 

Мы делаем все, чтобы избежать неудовольствия окружающих. Мы уходим на второй план, что сделать остальных счастливыми. Мы пытаемся как можно дольше оставаться «маленькими и незаметными», чтобы не привлекать внимание к себе. 

5. Созависимые чрезмерно ответственны. 

Созависимость – это клей, который объединяет семью. Мы должны убедиться, что аренда дома оплачена, дети ходят в баскетбольную секцию и окна закрыты, так чтобы соседи не услышали ссор и криков. 

Большинство из нас были очень ответственными детьми, которые заботились о родителях, братьях и сестрах, занимались домашними делами и справлялись с уроками без родительской помощи. Мы находим, что нам проще заботится о других, чем о себе. Мы обретаем самоуважение, когда ощущаем себя ответственными, надежными и работающими не покладая рук. 

Но мы платим за это высокую цену, когда переоцениваем свои силы, становимся трудоголиками, или копим обиды, когда осознаем, что наш вклад в отношения гораздо больше, чем остальных. 

6. Созависимость отгораживает нас от собственных чувств. 

Избегать болезненных чувств – еще одна стратегия, к которой часто прибегают созависимые. Но поскольку мы не можем избирательно отгородиться лишь от болезненных чувств, мы отключаемся от всех. 
Нам становится труднее в полной мере наслаждаться радостями жизни. 

Даже болезненные и неприятные чувства дают нам важные подсказки того, что нам необходимо. Например, если ваш коллега публично приписал себе ваш успех, было бы естественно испытывать обиду, разочарование и/или гнев. Эти чувства говорят, что с вами поступили плохо, что это неправильно, и вы должны выяснить, как с этим справиться. 

А если вы делаете вид или убеждаете себя, что вы не обижены и не злитесь, вы будете позволять окружающим и дальше эксплуатировать вас или обижать каким-то иным образом. 

7. Созависимые не просят то, что им нужно. 

Одним из результатов подавления чувств является то, что мы перестаем понимать, в чем мы нуждаемся. И это невозможно - удовлетворить собственные нужды или просить других удовлетворить их, когда мы даже не представляем, в чем они заключаются. 

Это следствие низкой самооценки, когда мы не чувствуем себя достойными просить нашего партнера, друзей или работодателя о том, что нужно нам. 

Реальность такова, что все имеют потребности и право просить, чтобы окружающие прислушались к ним. Конечно, просьба не гарантирует, что ваши пожелания будут исполнены, но вероятность этого увеличивается, когда мы просим ассертивно (уверенно в себе), а не остаемся пассивными (или ждем, чтобы взорваться, пока нас не переполнит ярость). 

8. Созависимые продолжают отдавать, даже когда это их ранит. 

Забота и готовность приспосабливаться – это признаки созависимости. Что делает эти в целом положительные качества нездоровыми? То, что созависимые люди вкладывают свое время, энергию и даже деньги в помощь и заботу о других, даже когда это причиняет им страдания и лишения. 

Эта забота также заставляет нас стать невосприимчивыми к тому, что нас обманывают или используют. Нам трудно установить границы, и мы не можем достичь баланса между помощью окружающим и заботой о себе самих. 

9. Созависимость не является симптомом психического расстройства.

Множество людей с созависимостью имеют клинически значимый уровень тревожности, депрессии, страдают от пост-травматического стрессового расстройства, но созависимость сама по себе не является психическим расстройством. 

Помните, что обратиться за консультацией к психотерапевту не означает, что с вами что-то не так. Вы можете ощущать себя пустым или неполноценным, но это не означает, что вы такой и есть! 

10. Вы можете изменить вашу созависимую модель поведения.

Человек может излечиться от созависимости. Я не собираюсь лгать вам и говорить, что это будет легко, но это возможно. Изменения – это постепенный процесс, который требует практики и открытости, готовности попробовать новые модели поведения и испытать неловкость и дискомфорт в первое время. 

Созависимость – это не ваша вина, но вы единственный, кто может изменить положение вещей. Вы достойны любви и здоровых отношений и должны стремиться к большему сочувствию к себе и пониманию себя.опубликовано econet.ru.

By Sharon Martin

Задайте вопрос по теме статьи здесь

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

econet.ru

Созависимая семья | Психолог в Томске

Созависимость — это контактный стиль, при котором человек удовлетворяет свои потребности через «заботу» о других людях. «Забота» может быть и без кавычек, если о ней попросили. Созависимый человек берет на себя ответственность за мысли, чувства, поступки и выборы других людей, не сообщает партнеру о своих потребностях, при этом активно причиняя последнему счастье посредством отдавания того, в чем больше всего нуждается сам.

Созависимый не доверяет своим чувствам и решениям, собственную ценность определяет тем, насколько он полезен окружающим, не говорит «нет» и не отстаивает свои права, избегает проявления неприятных чувств в отношениях, сглаживает углы.

Когда созависимый сталкивается с тем, что он все-таки смертный и тоже может злиться, он направляет эту злость против себя, а если по какой-то причине не смог вовремя ретрофлексировать и проявил злость по адресу, обвиняет себя в том, что был недостаточно — терпелив, великодушен, добр, благодарен, весел и чудесен. Пал ниже человеколюбивого уровня Матери Терезы (да не оскорблю я чувства альтруистично настроенных граждан!) – расстроился.

Когда созависимый не получает того, чего добивался от партнера – тепла, поддержки, заботы, любви, принятия — он обвиняет себя в том, что плохо старался. Его посылают на три буквы, а он думает: «Черт, плохой суп сегодня сварил!»

Хоть в прошлом посте о динамике созависимой семьи я перечислила «типы» созависимых семей, в реальности это скорее исключение, чем правило, когда в семейной динамике присутствует только нарцис, только пограничник или только зависимый. Чаще всего не бывает четкого разделения. Сейчас объясню почему.

В динамике хаоса всегда есть структура. Динамическое равновесие созависимой семьи поддерживается внутренней, чаще всего неосознанной, мотивацией ее членов. Если я в ответе за эмоциональное состояние и качество жизни других людей – значит, они в ответе за мои чувства и мои выборы.

Пока я играю по давно выученным мною правилам созависимых отношений, мне не нужно ничего менять, переживать боль изгнания из единственной знакомой мне системы, есть кого обвинить в своей неудовлетворенности, и — самое важное для любого травмированного человека — я знаю, чего ожидать. Одни выбирают покинуть токсичную семью и уходят в неизвестность творить жизнь по собственным правилам, другие принимают комфорт определенности как благо и остаются вживаться в роль, выданную родителем.

Оставаться в созависимых отношениях – не хорошо и не плохо, как не хорошо и не плохо разрывать связь с токсичной семьей. Я верю в то, что какой бы выбор человек ни совершил – это наиболее оптимальный для него выбор, основанный на наличии у него внутренних ресурсов и текущих потребностях.

В нашей культуре, в которой «родители – это святое», разрыв связи с токсичной семьей или отдаление от нее на безопасную дистанцию — выбор непопулярный, и человек, совершивший его, рискует слышать упреки в свою сторону до конца жизни, зато выбор поддерживать связь несмотря ни на что, потому что «она все-таки мать тебе» и «ну он же отец как-ни ак», пользуется большей популярностью. У каждого выбора – своя цена и свои приобретения.

Кое-что о структуре в хаосе созависимой семьи

Динамика созависимой семьи парадоксальна. В нарциссической, пограничной или семье с родителем в алкогольной, наркотической или другой зависимости, с одной стороны, жизнь проходит как на вулкане – никогда не знаешь, чего ожидать, и в каком месте в следующий раз прорвет, а с другой – такая семья очень устойчива, несмотря на повышенную сейсмическую активность.

О том, как так получается, что люди создают семьи с нарциссами, пограничниками и зависимыми, как нибудь в другой раз – не в этом посте. Этот текст больше сфокусирован на том, что происходит с детьми, родившимися в таких семьях.

Детям, растущим в созависимой семье, в лучшем случае передается ответственность за эмоциональное состояние родителей и поддержание «мира» в семье, а в худшем – дети подвергаются жестокому эмоциональному (и при особенной нарушенности родителей – физическому и/или сексуальному) насилию и при этом становятся мамами и папами собственных родителей: заботятся о еде, следят за порядком в доме, контролируют состояние здоровья родителя.

Источник — http://elena-ryabtseva.livejournal.com

mestoravnovesiya.wordpress.com

Созависимость в семье как проблема славянской культуры

Среди прочих семейных проблем, психологическая созависимость является одной из самых главных, так как разрушает личности всех членов семьи

Текст: Надежда Навроцкая · 07-17-2015 07-17-2015 Good-Tips.PRO Созависимость в семье лишь похожа на любовь

В славянской культуре нередко принято жалеть вместо того, чтобы любить. На самом деле за жалостью в отношениях стоит вовсе не любовь, а психологическая созависимость.

Обычно созависимыми называют жен и родителей алкоголиков и наркоманов. Но на самом деле проблема созависимости в отношениях гораздо шире.

Если в семье есть алкоголик, наркоман, игроман, трудоголик, тиран, то есть кто-то, чье поведение разрушительно влияет на всю семью, а она продолжает функционировать — практически со стопроцентной уверенностью можно сказать, что в этой семье есть и созависимые.

Созависимость — это патологическое состояние психики человека, характеризующееся глубокой поглощённостью и сильной эмоциональной, социальной или даже физической зависимостью от другого человека.

Для состояния психологической созависимости типичны следующие симптомы:

  • заблуждение, отрицание, самообман;
  • компульсивные действия;
  • «замороженные» чувства;
  • низкая самооценка, ненависть к себе, чувство вины;
  • подавляемый гнев, неконтролируемая агрессия;
  • давление и контроль за другим человеком, навязчивая помощь;
  • сосредоточенность на других, игнорирование своих потребностей, психосоматические заболевания;
  • проблемы общения, проблемы в интимной жизни, замкнутость, депрессивное поведение, суицидальные мысли.

Валентина Москаленко, ведущий специалист в области созависимости, определяет созависимого человека как «того, кто полностью поглощен управлением поведением другого человека и совершенно не заботится об удовлетворении своих собственных жизненно важных потребностей». Это ли не то самое благородное самопожертвование, которым принято гордиться в нашей культуре?

Психологическая созависимость — это следствие треугольника Карпмана

Жалость обязательно выражается в заботе о другом человеке, при этом такая забота превышает все разумные рамки и потребности того, о ком заботятся.

Треугольник Карпмана. Источник: www.psychologos.ru

Созависимые люди искренне верят в то, что они ответственны за чувства, мысли, действия другого человека, за его поступки, в целом за его жизнь. При этом собственная жизнь полностью перестает их интересовать, они часто говорят: «Мне ничего не нужно». Все направлено на то, чтобы спасать близкого человека, в этом весь смысл их жизни. Таким людям крайне невыгодно благополучие того, ради кого они живут, — иначе их собственная жизнь потеряет смысл: они окажутся не нужны.

Однако чрезмерная забота — лишь одна сторона медали. Опекающий человек требует «адекватной» отдачи от другого — а именно полного соответствия своим требованиям.

Созависимые люди уверены, что лучше всех в семье знают, по каким правилам должна жить семья, как остальные должны выглядеть, вести себя, что должны чувствовать и о чем думать. Делают все для того, чтобы события не развивались спонтанно, стремятся все предугадать, потому что так им самим спокойнее.

Любая попытка членов семьи выйти за рамки контроля вызывает всевозможные санкции — от уговоров и морализаторства до угроз и принуждений. Таким образом, созависимые люди неизбежно подчиняются закономерностям, известным под названием «треугольник Карпмана». Из спасателя они превращаются в преследователя, а когда партнер уходит из-под контроля — в жертву.

Созависимость в кино

Кино, как известно, — слепок процессов, происходящих в обществе. В советское время особой популярностью пользовались комедийные фильмы, в которых созависимые отношения обыгрывались как признак нежной любви.

Надя и Василий, баба Шура и дядя Митя из фильма «Любовь и голуби», Иван Васильевич Бунша и его жена Ульяна Андреевна из фильма «Иван Васильевич меняет профессию», Семен Горбунков и жена Надя из комедии «Бриллиантовая рука», Афоня и влюбленная в него девушка Катя из одноименной мелодрамы «Афоня» — все эти пары объединяет созависимость героинь и несамостоятельность, пьянство и инфантильность мужчин.

Жены постоянно контролируют своих супругов, проверяют карманы, следят, принюхиваются, требуют отчета и послушания. Мужья же совершают нелепые иррациональные поступки, как будто демонстрируя протест против контроля своих благоверных.

В фильме «Любовь и голуби» баба Шура в прямом смысле постоянно вынюхивает, не пьет ли дядя Митя, выслеживает его, грозит наказанием. Дядя Митя же почти все время пьян. Надя следит за тем, чтобы Василий не тратил деньги на покупку голубей, чтобы не пил с дядей Митей, Василий же полностью отдается своей голубиной страсти и не в силах противостоять настойчивому другу-алкоголику. Весь фильм пронизан преследованием женщинами своих мужей, затем страданиями женщин и, наконец, превращением в спасительниц.

Казалось бы, Семен Горбунков не пьяница, обычный советский труженик. Тем не менее его жена Надя постоянно контролирует его поведение. Она не позволяет ему давать интервью, следит, проявляя таким образом «заботу» о муже. В конце концов она становится обманутой жертвой именно потому, что к этому и стремилась, после чего благородно «прощает» заблудшего мужа, становясь спасительницей.

Девушка Катя из кинофильма «Афоня» вовсе демонстрирует созависимое поведение в отношениях, даже не начавшихся. Она совершенно отрицает проблему алкоголизма у Афони, идеализирует его, постоянно спасает, играя роль «доброго ангела». Она совершенно жертвует своими потребностями, бросает любимую работу.

Можно с точностью до жеста и слова прогнозировать, как будут складываться отношения в этой паре: Катя начнет следить за тем, чтобы Афоня не общался с собутыльниками и не пил, а когда он снова и снова будет попадать в вытрезвитель — спасать его, потом плакать, страдать и снова следить. Круг замкнется.

Потерянное детство

Как люди становятся созависимыми? Откуда берутся такие Кати, «не замечающие», что выходят замуж за алкоголиков, тиранов, игроманов?

Корень созависимости в детстве. Источник: www.loveparentingla.com

Чаще всего созависимость формируется в детстве. Причиной, как правило, являются дисфункциональные отношения в семье. Это может быть алкоголизм родителей, гипоопека, физическое и психологическое насилие по отношению к ребенку и многие другие факторы.

Во всех подобных случаях ребенок уже в детстве проявляет признаки созависимого поведения, характерного для взрослых. Он пристально и настороженно следит за настроением и поведением своих родителей, чтобы в случае опасности спрятаться или защищаться. Пытается бороться с причиной негативного поведения взрослых — выливает алкоголь, прячет острые предметы и так далее.

Ребенок стремится быть всегда удобным и приятным для взрослого, чтобы избежать негативной реакции, обвиняет себя в происходящем, скрывает от окружающих то, что происходит в семье, и стыдится своих родителей. В результате у него формируется низкая самооценка и фокусировка на внешней оценке себя и своих поступков.

Низкая самооценка — корень созависимости

Низкая самооценка - корень созависимости

Одна из особенностей созависимых людей — их низкая самооценка. Именно поэтому обращать внимание на свою никчемную жизнь для них невыносимо. А поскольку они считают, что «не заслуживают хорошей жизни», то и не могут позволить себе удовольствия, отдых, развлечения, что нивелирует ощущение проживания собственной жизни.

Из низкой самооценки проистекает и тотальная зависимость от внешней оценки. Пока их одобряют — они чувствуют себя комфортно. Как только они слышат осуждение в свой адрес — моментально присваивают его себе, становятся «плохими» в собственных глазах. Они испытывают стыд, когда слышат осуждение в адрес близкого для них человека, поэтому стремятся скрывать пороки своих любимых.

Из-за того, что в формировании психологической созависимости огромную роль играют психологические защиты, особенно отрицание, созависимые редко сами приходят к тому, что они страдают этим недугом.

Как правило, на эту мысль их наталкивают психологи, сердобольные подруги или осознание невыносимости собственной жизни, поиск истины в психологической литературе.

К сожалению, старое отечественное кино скорее формирует представление о том, что созависимое поведение — нормально и социально одобряемо. Но фильмы последних лет дают надежду на то, что созависимые люди начнут узнавать себя в героях современных драм, что позволит им пережить катарсис и осознание необходимости менять свою жизнь.

© Надежда Навроцкая

Источники:

  1. В поисках доброго ангела - Есть что почитать... 
  2. Созависимость - Википедия 

good-tips.pro