Общенациональное лидерство это: Путь к всеобъемлющему анализу. Глава 4

Содержание

Путь к всеобъемлющему анализу. Глава 4

Блондель Ж. Политическое лидерство: Путь к всеобъемлющему анализу. Глава 4

Блондель Ж.

М.: Российская академия управления, 1992. – 135 с.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания

 

ГЛАВА 4

ВЛИЯНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ ЧЕРТ НА ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЛИДЕРСТВО

 

Связь между личными качествами лидеров и их влиянием остается неясной и туманной. Биографии и автобиографии дают летальные описания личных качеств лидеров, имеющих, с точки зрения авторов, большое значение. Действительно, в недавних психологических и психоаналитических исследованиях предпринята попытка связать влияние лидеров с характерными особенностями их личности или с событиями, которые произошли в детстве. И все-таки, несмотря на подобные подходы, роль индивидуальных качеств пока еще остается недоказанной.

Мы нуждаемся в понимании роли личности, чтобы увидеть, как она способна изменить ход событий.

Мы должны суметь разложить черты личности на составляющие их элементы и показать, как они по-разному сочетаются в различных случаях. Системный анализ должен дать нам средства точной оценки корней личностного влияния; он должен идентифицировать компоненты личности и связать их друг с другом и с влиянием лидеров.

Такая цель пока еще далека. В контексте политического лидерства системные исследования начались относительно недавно, кроме имеющих многовековую традицию оценок конкретных руководителей. Стоит отметить, что множеству усилий, предпринятых в области психологии, противостоит ограниченное число исследований общего характера. Но даже в плане общей психологии пока еще не выработано всеобъемлющего подхода, который мог бы косвенным образом быть применен к политике, кроме того, выводы часто оказываются противоречивыми или неточными. Проанализированные типы лидерства обычно являлись достаточно простыми.

 

Анализ личностных факторов в политическом лидерстве

 

Интерес к личности политических лидеров всегда был большой и не только в политической науке, но и в истории и литературе.

Значительная часть исследований в этой области объясняла действия и события специфическими обстоятельствами, при которых один человек “вовлечен” больше, чем другой, а не общими [c.64] факторами, применимыми к слою лидеров.

Наряду с этой “индивидуалистической” традицией, политическая наука и эмпирическая социология интересовались в первую очередь рекрутированием политических элит. Были предприняты попытки проанализировать биографию лидеров, чтобы оценить роль таких факторов как социальное происхождение, образование, род занятий и идеология в отборе лидеров. И хотя профиль этих исследований скорее социологический, чем психоЖя-ический, все же исследования индивидуумов и исследования элит в некоторой степени обогатили друг друга. Психологический анализ стал более общим, например, проявилось внимание к определению “измерений”, применимых ко всем типам политических лидеров.

 

Демографические характеристики и влияние политического лидерства

 

Национальные политические лидеры никогда не рекрутировались пропорционально тем группам, которые образуют руководимое ими население. В подавляющем большинстве лидеры, приходящие к власти, – это мужчины старше 56 лет; около 23 из них имеют высшее образование; принадлежат они к среднему или высшему классам. Разумеется, в зависимости от страны, региона или режима могут быть вариации; например, в коммунистических государствах среди лидеров больше выходцев из рабочего класса. Но, в целом, профессионалы (и особенно юристы), гражданские служащие, преподаватели и военнослужащие имеют больше шансов стать лидерами. Поэтому не может быть такого, чтобы каждый американец имел одни и те же шансы стать президентом Соединенных Штатов, несмотря на постоянные утверждения обратного.

Создалось мнение, что возраст или род занятий лидера не оказывают очень сильного и ярко выраженного влияния на его эффективность.

Поэтому, должно быть, переменные величины, определяемые социальным происхождением, не осуществляют заметного воздействия на влияние лидеров. Такой вывод нашел косвенное подтверждение в работе Рийэя и Филлипса, посвященной революционным лидерам. Хотя среди революционеров есть и представители [c.65] “низшего класса”, но преимущественно это выходцы из среднего класса, в общем, из того же социального слоя, что и остальные лидеры. Среди них были и юристы, и военные, значительное большинство получило высшее образование; это не были очень молодые люди; они в основном представляли этнические и политические группы. Большинство из них вы росло в “нормальных” семьях.

Перед тем, как приступить к дальнейшему изучению возможного влияния демографических характеристик, имеет смысл проанализировать один достаточно специфический показатель, который оказывает, видимо, некоторое воздействие на цели лидерства и его эффективность: каким ребенком по счету в семье родился лидер. Хотя воздействие такой переменной величины не получило всеобщего подтверждения, исследование относительно американских президентов и британских премьеров говорит о различной роли лидеров в зависимости от того, были ли они единственным ребенком в семье, старшим или младшим. Было сделано два вывода. Во-первых, представляется, что первые и единственные сыновья лучше справляются с кризисными, чем с обычными ситуациями. Самый интригующий аспект этого допроса в том, что население, видимо, подтверждает данный фактор: если американские выборы разделить на “кризисные” и “некриаисные”, первые или единственные сыновья избирались в 8 из 9 случаев кризиса, в то время как в ходе “некризисных” выборов младшие сыновья избирались в 12 из 21 случая.

Во-вторых, представляется, что единственные сыновья, первенцы и младшие сыновья особенно подходящи к трем типам ситуаций, что они обладают тремя разными “стилями” лидерства. Первенцы, видимо, чувствуют себя лучше всего в экспансионистских ситуациях, часто ведущих к внешним конфликтам; младшие сыновья нацеливаются на “наладку” и уделяют внимание решению проблем путём компромиссов; единственные сыновья отдают свою энергию ликвидации разломов в обществе.

Данный аргумент основан на том типе социализации, который лидеры получили в детстве и юности.

Таким образом, в семье воспитываются различные типы лидерства. [c.66]

Эти выводы интригуют сами по себе, так же как и то, что они служат достаточным доказательством того, что порядок рождения в семье влияет на тип лидерства и что население (или, по крайней мере, политики) приходят к пониманию -этих различий в своём подходе к лидерству.

 

Психологические характеристики общенациональных политических лидеров

 

Биографический анализ

 

Изучение демографических переменных величин, связанных с общенациональными политическими лидерами, пока еще не очень развито. Предстоит еще много исследовать, чтобы лучше понять многие аспекты происхождения сегодняшних лидеров и его влияния на цели лидеров. Потенциальная цель этих исследований состоит в том, чтобы установить характерные черты лидеров, рассматривая их как группу. Традиционно внимание концентрируется почти исключительно на индивидуальных случаях без попытки обобщения.

Более того, проявляется даже некоторая подозрительность в отношении обобщений.

Более того, в своей традиционной форме биографические исследования базировались только на отдельно взятых, случаях, они носили скорее описательный, чем аналитический характер. Описывался герой биографии, а не анализировалась проблема лидерства. Традиционные биографии могут снабдить нас редким материалом, но они не помогут нам в создании “типов” личностей.

У биографий есть еще один недостаток: в целом они концентрируют своё внимание на исключительных лидерах, а не на обычных лидерах среднего уровня. Они пишутся в основном только о тех лидерах, которые, как считается, наложили на политику особый отпечаток.

Таким образом, психологический анализ политических лидеров возник не из традиционных биографий. Мы не узнали из них, следует ли лидерам быть “умными”, “способными к воображению”, “упорными” или “экстравагантными”, чтобы добиться успеха; мы также не узнали и о том, какие компоненты личности больше подходят для одних ситуаций, а какие – для других.

А ведь при соответствующем анализе можно было бы сделать вывод, что в одном случае упорство очень полезно, а в другом [c.67] случае ведет к провалу.

Однако появилась тенденция вытеснения “традиционных” биографий более тонким анализом, поскольку в политической науке вырос интерес к политическому лидерству. Хотя “история жизни” остаётся основной канвой, в последние десятилетия акцент делается не столько на описательном методе, сколько на аналитическом. Призыв Лассуэлла изучать “психопатологию” руководителей привел к созданию целого ряда “психологических биографий”, где много внимания уделено событиям, происшедшим в отдаленном прошлом и, прежде всего, в детстве. Отсылка к процессу формирования личности в юности или даже в детстве помогает объяснить, почему данный лидер поступил определенным образом; но она не может подсказать, почему конкретная черта личности этого лидера в значительной мере способствовала приходу его к власти и почему он, находясь у власти, оказывал то или иное влияние.

Психоаналитические исследования часто концентрировались на “неуравновешенных” лидерах, так что казалось, будто ненормальность – единственный элемент, заслуживающий изучения. Конечно, лидеры с нарушенным “умственным здоровьем” нуждаются в изучении; совершенно правомерно также указывать на количество таких случаев.

Однако такой ракурс заметно сужает область исследований; более того, он влияет на сам подход. Ясно, что невозможно, сконцентрировавшись на “ненормальных” случаях, надеяться на создание общей теории лидерства. В самом деле, хотя примеры Гитлера, Сталина и некоторых других выходят за рамки “умеренно необычных случаев”, было признано, что дать объективное определение безумия или ненормальности трудно, поскольку эти понятия тесно связаны с культурой и окружением. В силу этого в 70-80-е годы политологи стали более осторожно применять такой критерий как “умственная болезнь” в качестве важного показателя. Ненормальность – это лишь один из многих элементов, которые следует изучить.

Психоаналитические работы важны и даже носят пионерный [c.68] характер, поскольку они ориентируют нас на более глубокое изучение составных элементов личности. Однако гораздо целесообразнее идти к системному анализу воз действия личности на эффективность лидерства через целый ряд этапов, а не минуя их, как это делают авторы психоаналитических работ. Во-первых, должно быть установлено, что лидеры “действительно имеют значение”, во-вторых, следует попытаться увидеть, в какой степени значение лидеров определяется их личностными качествами, а в какой – структурными условиями и институциональными механизмами. Только после того как будет выяснено, что личностные черты сами по себе являются значимым фактором, можно переходить на следующий уровень и задаться вопросом: чем, в свою очередь, объясняется существование определенного набора личных качеств в конкретном лидере? До тех пор, пока не дан ответ на этот вопрос, преждевременно начинать более широкое исследование с целью ответа на третий вопрос, а именно: чем объясняются данные личностные качества конкретных лидеров?

В 60-80-е годы изучение личностных качеств общенациональных политических лидеров стало более интенсивным1. Вырабатывались методы, необходимые для оценки того, в какой степени личные качества влияют на достижения лидеров. Однако, прогресс в этой области идет медленно; очень мало делается для выработки общих критериев. В чём здесь дело? В том, что этих критериев вообще не существует, или скорее в том, что политологи просто не смогли применить к общенациональным лидерам те инструменты, которые психологи применили к другим типам лидеров? [c.69]

 

Психология и общий анализ личностных компонентов лидерства

 

Исследования, предпринятые психологами, дают ощутимое доказательство того, что личностные компоненты играют свою роль в развитии лидерства. И все-таки, пока нет общей модели или теории, которая помогла бы дать приемлемое определение того, что составляет личностную характеристику также нет приемлемой гипотезы относительно связей между личностными элементами и ситуационными факторами.

В очень большой степени трудности анализа влияния политического лидерства проистекают из того факта, что центральное понятие анализа – личность – само по себе достаточно неясно. Нет единого мнения относительно того, каковы составные элементы личности. Личность индивидуума должна быть определена на основе стабильных элементов, которые придают некоторую связность многим разрозненным акциям и реакциям (эмоциональным и интеллектуальным) этого индивидуума на временном отрезке.

Предсказуемость личности – необязательное требование для того, чтобы существовало влияние личностных качеств на политическое лидерство. Даже непоследовательные и непредсказуемые лидеры могли оказывать влияние; можно даже доказать, что эти лидеры в конце концов оказывают больше влияния, чем другие. Но если их личностные качества не могут быть обобщены в контексте личности вообще, то они не могут Стать предметом глубокого рассмотрения и анализа. Полная неструктурированность образа действий лидеров не только подрывает их предсказуемость, она негативно сказывается в дальнейшем и на их анализе, поскольку действия лидеров не могут быть связаны в этом случае с какой-либо четко выраженной личностной характеристикой лидера. Вследствие этого, мы не можем надеяться на полное раскрытие роли личностных качеств, если они не включены в более широкие рамки, которые мы могли бы назвать “личностью”. Кроме того, поскольку наше понимание психологии человека развивается, в будущем мы скорее сможем понять [c.70] некоторые несообразности поведения лидеров, которые сейчас выглядят необъяснимыми и непредсказуемыми. Но почти наверняка что-то останется необъясненным.

 

Личностные компоненты, которые играют роль в возникновении лидерства

 

Соглашаясь, что “личность” существует, мы сталкиваемся с первой проблемой: определения ее компонентов. Вариации в личностях различных индивидуумов не могут быть поняты, пока мы не выявим, какие компоненты личности различны у этих индивидуумов. Кроме того, эти компоненты должны быть стабильными и прочными; если бы они не были таковыми, то было бы невозможно “определить” индивидуумов с их помощью. Отсюда – идея определения “черт” личности, которые представляли бы собой базовые элементы анализа, имеющая длительную историю в психологическом анализе.

Но главная проблема состоит, может быть, не в акценте на чертах личности, а в том факте, что этих “черт” слишком много, чтобы сделать выбор. В “Учебнике но лидерству” на основе 160 статей Стогдилла. опубликованных в 1904 по конец 1960-х годов, классифицировано более 40 элементов, связанных с психологическими “чертами” лидеров2. В свою очередь эти 40 элементов сгруппированы по 6 основным рубрикам: физические данные (возраст, но также и энергичность), социальное происхождение, интеллект, “личность” (включая такие аспекты, как приспособляемость, энтузиазм, уверенность в себе” способность к постановке целей) и социальные характеристики (куда включены такие, свойства, как административные способности, популярность и такт).

В ряде исследований данные компоненты личности связываются с лидерством. Однако в них не дано ключа к пониманию того, какие из этих компонентов сильнее связаны с лидерством, не говоря уже о том, на какое место каждый из них должен быть поставлен относительно других. Указывается, что такие черты, как ум, самообладание, уверенность в себе, стремление [c.71] к результату, общительность и энергичность, позитивно коррелируются с лидерством. С другой стороны, очень немногое работы показывают экстравертность, воспитанность, популярность, такт или внешность, как свойства, позитивно коррелируемые с лидерством. Правда, это не означает, что данные свойства не связаны с лидерством. И все-таки психологи находят доказательства, что именно упомянутый первым ряд свойств очень значим для лидерства. Правда, в различные периоды связь того или иного свойства личности с лидерством оценивалась по-разному.

Учитывая эти различия в подходах, можно сказать, что лидерство, видимо, связано со многими, если не со всеми аспектами человеческой личности. Лидеры, вероятно, отбираются из самых энергичных и умных; из тех, кто хочет достичь наибольших результатов; кто четко ориентирован на достижение своих целей; из тех, кто способен общаться с другими; из тех, кто, как указывал Стогдилл, обладает “способностью структурировать системы социального взаимодействия во имя близкой цели”. Бэсс утверждает, что данные свойства позволяют “отличать лидеров от последователей, эффективных лидеров от неэффективных, лидеров высшего эшелона от лидеров более низких эшелонов”3.

Эти выводы безусловно очень важны при определении роли личностных свойств для влияния общенациональных политических лидеров. Кроме того, пока еще неясно, какая связь существует между личностными свойствами и демографическими факторами. Психологи, например, отмечают, что возраст, карьера или происхождение играют свою роль, но не анализируют возможную связь между этими элементами и психологическими переменными величинами. Было бы справедливо указать, например, что энергичность убывает с возрастом и что пожилые лидеры в конечном счете менее эффективны (хотя тут же приходит в голову целый ряд убедительных исключений). Можно также сказать, что хорошее образование имеет позитивную связь с интеллектом, что [c.72] оно может, в свою очередь, привести к появлению чувства превосходства, которое превращается в желание господствовать. На этом основании лидеры появляются скорее среди лиц с хорошим образованием, и из них выходит больше эффективных лидеров. Корреспондирующие гипотезы могут быть выдвинуты и в связи с другими демографическими характеристиками.

 

Характеристики лидерства и ситуация, с которой лидеры имеют дело

 

Мы видели, что личностные свойства нуждаются в анализе и оценке. Но еще больше в этом нуждается связь между личностными свойствами и конкретными ситуациями, с которыми лидерам приходится иметь дело. Разумеется, роль ситуации признавалась давно. Стогдилл отмечает (и сейчас это признано всеми психологами), что “лидерство есть связь, которая существует между людьми в какой-то социальной ситуации, и что люди, являющиеся лидерами в одной ситуации, не обязательно ими будут в других ситуациях”4.

Вопрос об адекватности лидеров конкретной обстановке может быть рассмотрен двумя путями. Во-первых, существует общий вопрос “общительности” лидеров. Лидеры должны знать, чего хотят последователи, когда они хотят этого, и что мешает им достичь того, чего они хотят. Итак, те кто способен ощущать, чего хотят последователи, имеют гораздо больше шансов быть лидерами, причем эффективными. Во-вторых, еще важнее, что различные типы лидеров соответствуют различным ситуациям. Черчилль или де Голль должны были ждать ситуаций, в которых потребовались “спасители”, прежде чем они были признаны и смогли оказать большое влияние на свои общества. Сколь ни хороши у того или иного индивидуума его “лидерские качества”, он способен справляться только с какими-то типами ситуаций, а не со всеми. [c.73]

Но если так обстоит дело, то становится гораздо труднее поверить в то, что существуют какие-то общие характеристики лидерства, вроде тех, что были описаны выше. И, действительно, такой вывод может быть сделан из работ некоторых психологов, например, Фидлера, который попытался эмпирически показать связь между личностными свойствами и типом ситуации, с которой лидеры сталкиваются. По его мнению, когда решаемая проблема проста, самыми подходящими оказываются лидеры с целевой ориентацией; в сложных ситуациях лучшие лидеры – это те, кто больше озабочен установлением связей со своими последователями и кто умеет жить их заботами. Анализ Фидлера сводится к следующему: не позволительно говорить о качествах лидера вообще, а нужно выбирать из этих качеств такие, которые соответствуют обстоятельствам. В некоторых случаях лидерам, чтобы быть эффективными, надо иметь целевую ориентацию, в других случаях лидеры должны искать популярности, быть популярными.

Такой вывод, видимо, не противоречит вышеприведенному утверждению, что лидеры выходят из тех, кто “целеориентирован”, и из тех, кто “общителен”. Может случиться и так, что лидерам – в отличие от последователен – надо обязательно обладать этими качествами. Различия в ситуациях потребуют различий в наиболее эффективных формах лидерства. Они, безусловно, представляют собой важный исходный пункт и имеют значительную ценность, хотя и были сформулированы применительно к типам лидерства, менее высоким и менее общим, чем политическое лидерство, и особенно общенациональное политическое лидерство.

Справедливо, что общенациональное политическое лидерство настолько всеобъемлюще, что оно, очевидно, требует и целевой ориентации, и популярности; но, представляется, что эти два элемента не нужны в равной степени во всех ситуациях.

Трудность, однако, в том, что модель Фидлера была проверена не просто вне политического контекста, но в [c.74] относительно простых ситуациях лабораторного характера. Эксперименты проводились как с относительно небольшими группами студентов колледжа, так и с менеджерами, часто на низком уровне. Проблемы, с которыми сталкиваются общенациональные политические лидеры, совершенно иные. Так что разграничение Фидлера не может быть полностью применимо к политической сфере. Представляется более правильным оценивать выработанные психологами разграничения скорее как тенденцию.

 

К общей модели воздействия личностных факторов на влияние лидеров

 

В детальных исследованиях часто не удается показать точную роль личностных компонентов в контексте лидерства. Однако интуиция подсказывает, что эта роль велика. Наблюдения свидетельствуют о том воздействии, которое может оказывать лидер благодаря своему обаянию, внешности, ораторскому мастерству и популярности, но также интеллекту, хитроумию или решительности. Причем такие наблюдения относятся не только к Черчиллю, де Голлю, Рузвельту, Кеннеди, Насеру, Нкруме или Перону. Они относятся, правда, в гораздо более ограниченной степени, и ко многим “ординарным” общенациональным политическим лидерам, а также ко многим лидерам, не являющимся ни общенациональными, ни политическими. Можно ли утверждать, что впечатления простых людей иллюзорны и являются частью современных суеверий, когда на лидеров переносится часть той чудесной силы, которой раньше наделяли святых? Или, напротив, можно сделать вывод, что академические исследования столь “зациклены” на методологической чистоте, что они не могут ухватить то, что очевидно невооруженному глазу?

Частично проблема связана с тем, что политологи рассматривают лидеров как класс, в то время как простые люди рассматривают их как индивидуумов. Индивидуум может казаться исключительным при сравнении с остальными людьми, но разница может оказаться не столь большой, если лидеров сравнивать друг с другом. [c.75]

Если справедливо утверждение, что “личные качества” лидера исключительны по сравнению с качествами простого человека и что они безусловно оказывают заметное влияние на эффективность лидера, то целесообразно рассмотреть проблему также и с этой точки зрения. Поэтому можно проанализировать пути воздействия личностных факторов на лидерство, а также ту роль, которую различные компоненты личности должны играть в различных ситуациях. Следует выработать как можно более общую модель различных измерений связи между компонентами личности и влиянием лидера.

В книге “Личность и политика” (1969 г.) Гринштайн дает элементы такой модели, проводя разграничение между тремя аспектами, называемыми “феноменология”, “динамика” и “генезис”. Во-первых, какими путями осуществляется или могло бы осуществляться влияние лидера? Какие элементы личности играют здесь роль? Во-вторых, как это влияние изменяется с течением времени? И, в-третьих, в чем истоки этого влияния? Следуя предложенному Гринштайном разграничению, проанализируем пути, которыми личностные элементы могут воздействовать на влияние личности, как это воздействие может изменяться во времени, и, наконец, поищем причины или, по крайней мере, предпосылки этих личностных элементов.

 

Как личностные свойства воздействуют или могут воздействовать на влияние лидеров

 

Как мы увидели, в определении роли лидерства играют роль многие личные свойства. Их может быть больше или меньше; они также могут в определенной степени противоречить друг другу. В идеальном плане мы нуждаемся в сравнении требуемых качеств с ситуацией, с которой лидеры имеют дело. Например, в какой ситуации лидеры должны думать аналитически, решать быстро, завоевывать популярность? Мы можем попытаться определить типы деятельности лидера, анализируя те роли, которые лидерам приходится изучать. [c.76]

Каковы в таком случае эти роли? Во-первых, лидеры рассматривают и анализируют проблемы, стоящие на повестке дня; во-вторых, лидеры вырабатывают решения этих проблем; в-третьих, найденное ими решение проблемы становится официальным; в-четвертых, они “продают” эти решения общественным группам. Каждый из этих видов деятельности предполагает различные личностные качества лидера.

На первых стадиях – анализ проблем и выработка возможных решении – лидеры должны уметь отличать важное от несущественного, взвесить альтернативы, предусмотреть возможные выходы из положения. Конечно, им помогают выбранные ими советники, которые заранее ознакомились с проблемами и будут подсказывать решения; но лидеры не должны полностью зависеть от их советов; они должны определять ценность их предложений и расспрашивать об основах, на которых эти предложения сформулированы, выискивая таким образом проявления необъективности или ошибки. На первых двух этапах, следовательно, самое требуемое свойство – интеллект.

На последующих стадиях (принятие решений) лидер должен быть готов остановить в какой-то момент анализ альтернатив и выбрать одно из предложений. Решения не должны приниматься слишком быстро, пока проблема еще адекватно не проанализирована, но и не должны слишком долго откладываться: действия следует предпринимать с учетом данной проблемы; другие проблемы также нужно анализировать. Не все проблемы одинаково неотложны, разумеется, и интеллект требуется для правильной оценки момента, когда решение должно быть принято. Но принятие решения не является в первую очередь вопросом интеллекта: это вопрос силы воли и смелости. Лидер должен обладать эмоциональной способностью останавливать дискуссию и занимать позицию. Это, он сделает, если у него есть сильное желание добиться результатов. “Мотивация к результату” – это, наверное, в данном случае главное из требуемых качеств. Слишком много интеллекта, может оказаться даже контрпродуктивным, когда требуется решительность. [c.77]

Затем лидер должен “продать” принятое решение какому-то количеству общественных групп. Для упрощения эти группы могут быть поделены на три основные категории: непосредственное окружение, бюрократия и широкая общественность. Непосредственное окружение включает многих, кто участвовал в подготовке решения. В предвидении возможных возражений (тактических или по существу), которые могут быть выдвинуты членами непосредственного окружения, лидер должен также обладать такими качествами как хитрость и упорство. Лидер время от времени сталкивается со значительным давлением в процессе принятия решений; ему приходится также иметь дело с ситуацией, когда непосредственные подчиненные разделяются относительно предложенного решения. Таким образом, сильная мотивация к достижению результатов является синонимом решительности. Разумный расчет, характеризующий стадию анализа, открывает путь к “неустойчивой” односторонности, нужной для выбора и сохранения определенного направления действий.

Вторая группа, которой лидер должен уделить внимание, состоит в основном из административного аппарата государства, хотя включает и другие органы, участвующие в исполнении решений, в том числе даже частные или полугосударственные. Конечно, способность администраторов проводить решения в значительной мере зависит от качества персонала (включая его готовность подчиняться) и от эффективности организации. Но во всех ситуациях она также зависит от того, какое внимание лидер уделяет выполнению решений, которые он принял, контролю за ним. Выполнение решений всегда наталкивается на трудности, которые должны быть сглажены.

Трудности могут быть сведены к минимуму, только если лидер проявляет способность к пониманию административного процесса и обращает хотя бы какое-то внимание на детали. Именно это имеют в виду, когда говорят о “целевой ориентации” лидера, Целевая ориентация должна включать определенный интерес к рассмотрению конкретных проблем, порожденных выполнением решения, и определенную готовность “спуститься” от общего к частному. Но здесь тоже таится опасность: [c.78] чрезмерное внимание деталям отнимает время, которое можно более плодотворно использовать для решения других проблем. Среди американских президентов такой стиль был характерен для Картера, вникавшего, в отличие от Эйзенхауэра и Рейгана, во все детали.

И все-таки целевая ориентация не должна рассматриваться как чисто негативная черта: когда бюрократия неэффективна или когда администрации предъявляются высокие требования, например, при проведении новой политики, более пристальное внимание к деталям может быть предпосылкой успеха.

В ходе контактов с третьей группой – с широкой общественностью – требуется другое качество лидеров – общительность. Все лидеры должны быть “общительны”, особенно в этом нуждаются общенациональные политические лидеры. Некоторые ситуации требуют от них того, чтобы они были популярными или в традиционном смысле слова – «харизматическими”. О лидерах очень часто судят по их “общительности”, поскольку способ их общения с людьми может увеличить их популярность. В результате, люди, акцентируя внимание на общительности лидера, могут недооценить роль других его личных качеств. Однако, как подчеркивает Фидлер, общительность, похоже, вступает в конфликт с целевой ориентацией. Вряд ли лидер в одинаковой мере обладает этими обоими качествами. Общенациональные политические лидеры не должны слишком усердно заниматься поиском популярности.

Итак, от общенациональных лидеров требуется широкий круг качеств. Они должны быть также очень энергичными людьми, поскольку лишь в таком случае от них можно ожидать полной отдачи в решении проблем. Но одной энергичности недостаточно, она должна быть дополнена другими качествами, даже если общество спокойно, его запросы невелики. В противном же случае “подходящие” кандидаты в лидеры тем более должны быть наделены качествами, отличающими их от обычных людей.

 

Динамика эволюции личных качеств лидеров

 

По мере возникновения новых проблем меняется ситуация в стране; с течением [c.79] лет и накоплением опыта не остаются без изменения и способности лидеров. Качества, которые пригодны для одних ситуаций, могут оказаться ненужными в других. Даже если не происходит внезапных крупных изменений, постепенная модификация общественных запросов может привести к тому, что от лидера потребуются совершенно иные качества.

Одновременно сами лидеры меняются с течением времени. В целом, их способность аффективно действовать повышается в результате постоянной “тренировки”. Они постепенно “учатся” своей работе и выполняют ее все лучше. Проблемы, которые встают перед ними, часто одинаковы, и поэтому требуется меньше усилия для нахождения пригодного решения. Постепенно они могут лучше оценивать степень правильной и быстрой реализации своих решений; они могут не вмешиваться в административные детали (хотя кое-кто, может быть, склонен к этому, если обладает целевой ориентацией). Даже процесс принятия решений становится менее трудным и менее эмоционально изматывающим; действия, направленные на сохранение и увеличение популярности, могут уже не требовать от руководителя прежней затраты энергии.

Такое “улучшение” в отношениях между лидерами, различными группами в обществе является также результатом того, что лица, связанные с руководителем (особенно из непосредственного окружения, но также и административных кругов и широкой общественности), лучше предчувствуют его реакцию. Советники узнают, чего желает добиться лидер; они получают сигналы относительно тех решений, которые следовало бы принять Администраторы приходят к пониманию того, на каком уровне и на какой скорости реализации решений настаивает лидер. Широкая общественность начинает ожидать от лидера определенного стиля. Он может оцениваться позитивно или негативно, но если реакция позитивна, лидеру может потребоваться меньше энергии для сохранения популярности во имя достижения определенного результата. [c.80]

Однако на основе эмпирических исследований было доказано, что “новые” лидеры могут находиться в более выгодной позиции в плане их большей способности достичь политических изменений. Это вытекает, видимо, из того, что новые лидеры обладают определенным “капиталом”, основанным на популярности или страхе (например, если лидер пришел в результате переворота) или на трудности (а то и невозможности) немедленной замены вновь назначенного руководителя. Но лидеры могут пользоваться большим авторитетом, вступая в должность, и более умело с течением времени подходить к встающим перед ними проблемами. Некоторые новые лидеры извлекают пользу из “периода благосклонности”, в течение которого критические суждения временно снимаются или смягчаются. Это не означает, что сами лидеры в этот период лучше анализируют проблемы, лучше принимают решения, лучше следят за их выполнением или завоевывают больше популярности. Это означает лишь то, что меньше вероятность наказания лидеров за ошибки. Окружающая лидера среда становится, так сказать, “легче”: качества, которые он должен показать в ходе этого периода, те же, что и в будущем, но цена, которую в этот момент приходится платать, несколько меньше.

Независимо от того, имеет ли место такой “период благосклонности” или нет, лидеры, видимо, постепенно становятся лучше оснащенными в подходе к проблемам, с которыми они сталкиваются, их психологические качества обостряются и они используют их более адекватно. Однако, такое улучшение не бесконечно и не предопределенно. Если у лидеров отсутствуют определенные качества, требуемые в данной ситуации, то, во-первых, неадекватность лидеров ситуации становится заметной. Во-вторых, “тренированность” в деле анализа или целевой ориентации достигает пика. Лидеры ослабляют внимание, если убеждаются в своей способности эффективно схватывать определенные типы вопросов: Они, например, не так детально анализируют параметры проблемы перед принятием решения; либо они начинают чрезмерно полагаться на свою популярность. Будучи все более уверенными в себе, в своих суждениях и в своей [c.81] способности “обеспечить результат”, они начинают совершать все больше ошибок. С другой стороны, они начинают избегать (сознательно или бессознательно) проблем, которые, на их взгляд, трудно разрешимы, в результате чего напряженность в обществе нарастает. Кроме того, реакция лидеров на события становится все более “рутинной”, новые проблемы более не дают поводов для “самообучения”.

“Рутинизация” реакции лидеров частично связана с “утечкой энергии” лидеров. Какими бы большими ни были начальные запасы энергии, они не бесконечны и не могут быть восстановлены до прежнего уровня. Конечно, затрата энергии может быть разной. Лидеры с четкой целевой ориентацией гораздо быстрее выдыхаются. Но такое может происходить и тогда, когда “запускается” много новых политических действий или когда много проблем накладывается друг на друга. Ведь лидер должен проявлять постоянную готовность встретиться с, новыми проблемами, и если он затратил слишком много энергии в прежние годы, он окажется неспособным на это. Происходит заметное ослабление способности руководить, возможно полное исчезновение мотивации к достижению успеха; какими бы ни были первоначальные цели лидеров, они могут превратиться в лидеров менеджерского типа, потому что у них больше не остается сил для иного образа действий.

Так достигается фаза “плато”. Способность лидеров схватывать проблемы достигает определенной точки. Более того, во многих случаях можно ожидать ослабления этой способности. Оно вытекает частично из “рутинизации реагирования лидеров на ситуацию, о чем мы уже сказали; но оно будет ускорено старением. Конечно, некоторые лидеры и в семьдесят лет проявляют значительную жизнестойкость, но даже самые активные из “великих старцев” в конце концов выказывают признаки физического упадка (Черчилль, Аденауэр, Франко, Брежнев). Эффект старения, хотя и не может быть документально подтвержден, остается значительным. [c.82]

 

Генезис личностного влияния лидеров

 

Не так много известно о причинах, по которым данный лидер может иметь целевую ориентацию, искать популярности, обладать мотивацией к достижению результата или интеллектом. Здесь возможны две линии исследования: роль демографических переменных величин и примеров ранней социализации.

Демографические переменные величины – образование, семья и род занятости – скорее помогают разграничить “лидеров” и “нелидеров”, чем решить вопрос, почему один лидер имеет больше влияния, чем другой. Это кажущееся отсутствие связи между демографическими переменными величинами и эффективностью лидерства объясняется отсутствием систематического анализа, мы уже отмечали, что семья оказывает некоторое воздействие на влияния лидера; важность этих переменных величин признают и исследования лидерства, предпринятые психологами.

Трудность, однако, состоит в неясности того, каким образом демографические переменные величины, особенно связанные с социальным происхождением, могут непосредственно воздействовать на эффективность лидерства (если не считать того факта, что лидеры-выходцы из определенной группы могут не проявлять желания действовать против интересов этой группы). Косвенное воздействие найти легче: социальное происхождение лидера может способствовать усилению психологических характеристик этого лидера. Итак, личные качества могли бы быть признаны как элементы, с помощью которых лидер влияет на общество, хотя на природу этих качеств, – особую “конфигурацию” личности – оказывали бы свое воздействие и демографические переменные величины.

Например, было бы проблематично утверждать, что кто-то, вышедший из среднего класса ориентирован на тот или иной результат только потому, что он – выходец из этого класса. Но менее противоречиво утверждение, что ценности, знания, даже эмоциональный баланс этого лидера будет находиться под воздействием его социального происхождения. В результате воспитания потенциальный лидер может быть более или менее [c.83] склонным, во-первых, к получению власти ради достижения результатов и, во-вторых, к проявлению решительности на своем посту. Равным образом определенные типы и уровни образования интуитивно ощущаются как факторы, способствующие наделению лидеров важными психологическими свойствами. Действительно, некоторые школы, особенно привилегированные частные школы, долго заявляли, что одна из их основных функций – воспитывать характер и наделять своих питомцев навыками руководить Равным образом, военные учебные заведения делают упор на том, что они воспитывают характер. Если, с одной стороны, нет прямых свидетельств того, что если бы дети получили другое образование, они бы стали “иными”, то, с другой стороны, невероятно, чтобы полученное ими образование вообще никак не сказалось на их характере или интеллекте. Как минимум, дети, получившие лучшую подготовку, окажутся более способными развить любые скрытые способности, которые у них есть. Есть небольшое сомнение, что демографические переменные величины (от происхождения до карьеры) представляют значимый элемент в плане того, что лидеры могут реализовывать определенные навыки, даже если возникновение этих навыков напрямую не связано с происхождением лидеров.

Демографические переменные величины входят важной составной частью в биографию личности; история семьи – часть социальной истории; но эта история столь интенсивна, что она может (и, вероятно, так и происходит) обострить глубочайшие элементы личности. Вот почему многие политологи добирались до самого раннего детства лидеров, до отношений между родителями и детьми. Как мы видели, они уделяли главное внимание наиболее патологическим случаям. Однако влияние раннего детства носит всеобщий характер. Этот анализ может быть применим ко всем типам лидеров, даже если они “нормальны” или “ординарны”.

Конечно, еще нет ясности в том, как детские впечатления влияют на психологические наклонности лидеров; но мы знаем из работ по общей психологии, что на личность человека накладывает глубокий отпечаток ранняя социализация. Также [c.84] представляется, что отношения с родителями и другими членами семьи воздействуют на широкий круг личностных свойств – может быть, на интеллект, вероятно, на потребность в популярности, и почти бесспорно – на мотивацию к достижению результатов.

Пути, которыми осуществляется это воздействие, скрыты от нас, так же, как и пути воздействия на личность демографических переменных величин. Вероятно, нескоро еще будут проведены исследования по точному определению условий, при которых определенные типы отношений приводят или не приводят к появлению тех или иных психологических черт, преобладающих среди общенациональных политических лидеров. Ранняя социализация может быть вполне законно рассмотрена как важная предпосылка в развитии личных качеств лидеров, наряду с демографическими переменными величинами.

Конечно, впечатления, получаемые в ходе ранней социализации, не вскрывают “причину”, почему лидеры обладают теми или иными психологическими свойствами, причем в большей степени, чем демографические переменные величины. Люди одинакового социального происхождения или одинакового уровня образования обладают различными психологическими чертами. Мы должны признать, что еще не знаем основополагающей причины возникновения этих черт или, используя выражение Гринштайна, реального “генезиса” личностных качеств лидеров. Но изучение социального происхождения и первых лет жизни лидеров в конце концов снабдит нас важной информацией относительно путей, которыми “врожденные” качества “обогащаются” или уродуются, усиливаются или ослабляются. [c.85]

 

Примечания

 

1

См.: Rejai M., Phillips K. World Revolutionary Leaders. New Brunswick, Rutgers University Press, 1983; Barber J.D. The Presidential Character. Prentice Yall, 1977; Barber J.D. The Lewmarkets. Yale University Press, 1968; Heady B. British Cabinet of Ministers. L., 1974.
Вернуться к тексту

2

Bass B.M. Stogdill’s Handbook of Leadership. N.Y., 1981. P. 43-96.
Вернуться к тексту

3

Bass B.M. Op. cit. P. 81.
Вернуться к тексту

4

Bass B.M. Op. cit. P. 67.
Вернуться к тексту

Сайт создан в системе uCoz

Политическое лидерство | Российская цивилизация в пространстве, времени и мировом контексте

Феноменологическая, структурная, функциональная сложность и полиаспектность феномена политического лидерства предопределяет внимание к изучению этого феномена целого ряда научных дисциплин – политологии, социологии, социальной и политической психологии, культурологии, психиатрии. Теоретический анализ феномена политического лидерства в методологической парадигме политической науки предполагает характеристику следующих его важнейших параметров – функций, уровней, типов, стилей, этапов, процесса, способов реализации.

Характеризуя сущность политического лидерства, известный французский политолог Ж. Блондель справедливо констатировал, что по сути и по форме политическое лидерство есть феномен власти. «Лидерство – это власть, потому что оно состоит в способности одного лица (или нескольких лиц), находящегося на вершине, заставлять других делать то позитивное или негативное, что они не делали бы… Власть – это главная составляющая часть лидерства», а политическую власть, в свою очередь, Ж. Блондель определяет как власть, осуществляемую одним или несколькими индивидуумами с тем, «чтобы побудить членов нации к действиям». Таким образом, базовой интерпретацией политического лидерства является его представление в качестве специфической формы взаимоотношения политической власти и общества. В основе характеристики политического лидерства используется понимание власти как способности влиять на лица и на принятие политических решений. Если принять во внимание формулу Т. Парсонса «Недостаточно знать – кто находится у власти, надо знать – что такое власть», то очевидно, что сущностная характеристика политического лидерства во многом определена специфическими особенностями политической власти. Поэтому одним из определяющих системных качеств политического лидерства можно считать то, которое определяется содержанием и направленностью политической деятельности, суть которой М. Вебер определил следующим образом: «Кто занимается политикой, тот стремится к власти». Важнейшей составляющей власти, по Веберу, является способность лидера к ее реализации, преодолевающая сопротивления среды.

Другое определение власти как сути лидерства предложено Р. Далем, который полагал, что власть тождественна контролю за поведением. Впрочем, не всякий контроль за поведением можно определить в качестве политического лидерства, а только тот, который охватывает своим влиянием всю подчиненную ему общность, осуществляется постоянно и по интенсивности влияния перекрывает иные, альтернативные источники влияния. Существуют и иные подходы к определению сущности власти как основы лидерства. Так, анализ позиции Х. Арендт показал, что Арендт отвергает постулат о том, что «вопрос власти» является вопросом «кто правит кем?» (по существу являющимся общим знаменателем позиций М. Вебера и Р. Даля), поскольку этот вопрос сосредоточен на взаимоотношении «команды-подчинения». Между тем, по мнению Арендт, интерпретации власти не должны быть сосредоточены на взаимоотношениях «команда-подчинение»; инструментом проявления и осуществления власти являются политические институты. В понимании Арендт власть не является собственностью личности, власти «корреспондируется с человеческой способностью не только совершать действие, но совершать действие в согласии». В этом связи Арендт обоснованно настаивает на разведении понятий «власть» и «насилие»: очевидно, что отнюдь не всякая власть сопряжена с насилием.

Принципиально иную трактовку политического лидерства предложил Р. Такер: согласно его концепции, политическое лидерство есть производная политической культуры. По мнению Такера, специфика политической культуры является ведущей характеристикой для тех, кто имеет отношение к политике и правительству. Поэтому изучение политического лидерства он осуществляет через призму базовых характеристик политической культуры. В интерпретации Такера политическое лидерство является носителем желаний и мотивов тех людей, которые приобретают политическую власть или влияние в качестве лидеров.

Однако, несмотря на существенные различия в определениях политического лидерства, можно выделить инвариантные параметры этого феномена: политическое лидерство – это обусловленная системой социально-политических и психологических отношений способность оказывать влияние на политическую деятельность отдельных лиц или социальных общностей с целью реализации политических задач.

Можно отметить два основных подхода в выявлении основополагающих качеств политического лидерства. В рамках первого подхода лидерство предстает одной из форм проявления лидерства как такового, и поэтому анализ феномена политического лидерства сводится к определению особенностей его проявления в политической сфере. Здесь феномен политического лидерства рассматривается как однородный таким явлениям, как лидерство в малой группе, лидерство в экономической, производственной, культурной жизни общества, религиозное, духовное лидерство.

При втором подходе политическое лидерство воспринимается как уникальный феномен социальной действительности, а понимание его лишь как специфической формы проявления некоего всеобщего лидерства считается неправомерным. Эту точку зрения разделяет, например, Ж. Блондель: политическое лидерство, «безусловно, шире, чем любая другая форма лидерства», — пишет он. В этом случае принято считать, что, хотя политическому лидерству присущи некоторые качественные характеристики, свойственные другим проявлениям лидерства, с большинством из них политическое лидерство имеет больше существенных различий, чем сходства. С нашей точки зрения, истина, как это часто бывает, находится между крайними точками зрения: политическое лидерство, хотя и выступает специфической формой проявлений лидерских качеств, тем не менее, подчиняется общим базовым закономерностям, свойственным лидерству в целом. Это определяет возможность использования эвристического потенциала лидерства в различных социальных группах применительно к изучению особенностей политического лидерства.

Функции политического лидерства имеют отчетливую специфику. Важнейшими социально значимыми функциями политического лидерства являются следующие: политическая, организационная, воспитательная, экономическая, адаптивная, ценностно-ориентационная, гуманистическая.

Политическая функция является основной, интегративной, объединяющей под свое начало все остальные функции. Это обусловлено тем, что базовым механизмом реализации всех других функций политического лидерства является механизм политического управления. Сам факт лидерства может быть инструментом реализации определенной политики в отношении различных социальных групп общества. В этом смысле социальная направленность любого лидерства может выполнять политическую функцию. Политическая функция может проявляться и путем обязательного (или нормативного) введения в систему политических институтов социального лидерства в качестве политического компонента.

В связи со специфичностью политического лидерства, его уровни определяются масштабом той социальной общности, которая выступает в качестве объекта управления. На наш взгляд, целесообразно выделение четырех уровней: глобальный; национальный; региональный; местный.

Следует отметить, что каждый уровень реализации политического лидерства характеризуется спецификой реализации лидерских функций, существенными различиями в степени институционализации лидерства и особенностями восприятия лидера той социальной общностью, которая выступает объектом управления соответствующего уровня. Так, например, американский политолог Л. Селигман отмечал следующие особенности лидерства на национальном уровне: а) общенациональное лидерства – это лидерство на расстояния; б) оно, как правило, имеет многоролевой характер; в) характеризуется корпоративностью; г) функционирует в институциональных рамках.

 Отражением специфики восприятия политического лидера различного уровня являются существенные различия моделей голосования на выборах национального, регионального и муниципального уровня.

Типология лидерства является одним из важнейших направлений в изучении лидерства и одновременно наиболее разноречивым с точки зрения характеристики этого параметра лидерства. Разночтения в типологиях лидерства, на наш взгляд, обусловлены, прежде всего, различием оснований, на которых основаны классификации типов лидерства (в качестве оснований выступают масштаб лидерства; длительность пребывания в роли лидера; отношение лидера к существующей системе и т.д.), а также смешением в использовании понятий тип и стиль лидерства. Что касается оснований типологизации лидерства, то в качестве таковых действительно могут выступать различные критерии; продуктивность использования того или иного критерия определяется, как правило, конкретными задачами исследования. Что касается соотношения понятий тип и стиль лидерства, на наш взгляд, смешение этих понятий нецелесообразно. Понятие «тип лидерства» является конструкцией для характеристики функции (задачи), которую призван реализовать лидер. Стиль лидерства характеризует особенности (технологии) воплощения лидером его замысла.

Одной из первых попыток типологии политического лидерства стала позиция М. Вебера. Он полагал, что профессия политика в Европе появилась в ходе борьбы князей с сословиями на службе у первых. В ходе изменения форм политического правления происходило изменение и типов политиков-профессионалов. Если в условиях средневековых городов-государств Европы преобладающим типом политического вождизма была фигура демагога, то на почве конституционного государства возникает фигура «партийного вождя». Вебер выделял следующие исторические типы “профессиональных политиков” в доиндустриальную эпоху: слои несословного характера, грамматики, придворная знать, «джентри», юристы. С образованием конституционного государства и формированием демократических форм правления преобладающим типом политика-вождя становится “демагог”, а ведущими представителями данного типа – журналист и партийный чиновник. Если журналист как тип профессионального политика сформировался еще в XIX в., то фигура партийного чиновника выдвинулась на волне характерного для первой четверти ХХ в. укрепления влияния политических партий и создания партийных машин, что дало основание Веберу определить этот период как этап плебисцитарной демократии. В условиях профессионализации политики Вебер предложил получившую широкую известность и ставшую классической типологию лидерства: харизматический, традиционный и рационально-законный. Однако на наш взгляд, технологические возможности этой классической типологии в современных условиях пост-классического развития ограничены.

Классическим примером типологии лидерства на основе анализа задач лидера является типология Р. Такера. Он различает следующие типы лидеров в зависимости от преследуемых целей политической деятельности: консерваторы; реформаторы; революционеры. Если консерватор ставит своей целью стабилизацию существующей ситуации, то реформатор нацелен на ее коррекцию с сохранением важнейших несущих конструкций, а революционер стремится к тотальному разрушению существующих порядков. При этом, по мнению Такера, наибольшие противоречия разделяют не консерваторов и революционеров, а революционеров и реформаторов: «Истинные революционеры почти всегда опасаются реформаторов как тех, кто, кроме всего, есть консервативный враг революционного дела».

Известный американский политолог МакГрегор Бернс проводит различие между соглашательским (компромиссным) и преобразующим (трансформирующим) типами лидерства. «Компромиссные» лидеры ориентированы на отношения взаимовыгодного обмена со своим окружением, тогда как «преобразующие» лидеры находятся со своими сторонниками в «отношениях взаимного возбуждения и роста, что превращает последователей в лидеров и может превратить лидеров в моральных деятелей».

В качестве разновидности типологий лидерства можно рассматривать классификации, основанные не только на анализе задачи, которую призван решить лидер, но также учитывают его личностно-психологические особенности и психологические мотивы стремления к власти. Психологические интерпретации лидерства являются весьма влиятельными в политической теории и практике, соответственно, весьма распространены и типологии «психологического профиля». В качестве примера можно привести предложенную Г. Лассуэллом. Предложив конструкцию базового политического типа, с помощью метода психобиографии, Лассуэл разработал подтипы политической личности. В качестве основных он выделил три подтипа: агитатор, администратор, теоретик. Что касается оценки практической эффективности подобной типологии, то известный отечественный политический психолог Е. Шестопал высказывает сомнения в возможностях широкого использования этой типологии в качестве эффективного эвристического инструмента.

Эмоциональный аспект лидерства стал основанием типологии лидеров по С. Джиббу. На основании характеристики эмоционального отношения последователей к лидеру Джибб выделил три типа лидеров: идеальный лидер, пользующийся уважением и любимый окружением; лидер-патриарх, по отношению к которому подчиненные испытывают смешанное чувство любви и страха; лидер-тиран, доминирование которого основано преимущественно на страхе.

Функционально-ролевой подход к типологии лидерства в американской политической психологии представляет четыре разновидности типов лидерства: «лидер-вождь», «лидер-пожарник», «лидер-коммивояжер», «лидер-марионетка». Определения говорят сами за себя: “лидер-вождь” возглавляет массы с целью реализации масштабных замыслов; характеристика этого типа лидерства во многом определяется личными качествами личности, возглавляющей процесс. Этот тип лидерства формируется в ситуации переломных эпох. «Лидер-марионетка» максимально ориентирован на потребности выдвинувшей их общности; он подчинен воле членов группы, является выдвиженцем своего окружения в целях достижения его целей. «Лидер-коммивояжер» эффективен в решении сиюминутных задач; он идеален в качестве медиатора и организатора взаимодействия между различными силами. Условием успеха лидера подобного типа является способность убеждать и свое окружение, и внешний круг в собственной способности быть связующим звеном, а доминирующим элементом стиля лидерства является убеждение. «Лидер-пожарник» призван оперативно реагировать на чрезвычайные ситуации; здесь востребованы способность к мобилизации и самомобилизации; предельная собранность, организаторский талант.

В литературе известны типологии лидерства на основе дуалистического подхода. Так, вышеупомянутый Ж. Блондель в основание типологии лидерства положил два критерия – направленность действия лидера (сохранение status-quo; умеренные изменения; широкомасштабные изменения) и масштаб сферы деятельности. И хотя идея «наложения» критериев типологии представляется нам эвристически плодотворной, эта конкретная схема нуждается в доработке.

Что касается стиля политического лидерства, то, несмотря на инструментальную роль конструкции «стиль лидерства» — она характеризует лишь манеру, технологию исполнения лидерских функций, — этот параметр весьма значим и многое может сообщить о политическом лидере – недаром говорят: человек – это стиль. Какие методы руководства предпочитает лидер и на какие источники информации опирается; каковы принципа подбора кадров и как строятся отношения с вышестоящими инстанциями; отдает ли руководитель предпочтение скрытым механизмам влияния или ориентирован на массированную пропаганду – эти характеристики могут стать основой политико-психологического портрета, важнейшим методом которого является анализ взаимосвязи особенностей психоэмоционального склада, темперамента, стиля мышления лидера — с одной стороны, и фактологической информации о его политической карьере лидера – с другой, подобно тому, как диагностика статуса, анализ жизненного пути, идеологических позиций, потенциальных возможного и круга приверженцев составляет основу политико-идеологического портрета. Таким образом, стиль политического лидерства рождается на пересечении объективных параметров политического процесса и субъективных характеристик лидера.

Одной из исторически первых классификаций стилей лидерства являются образы льва и лисы в произведениях Макиавелли. «Львы» предпочитают прямолинейные, жесткие, авторитарные методы управления, в то время как «лисы» — мастера политических комбинаций, пропаганды, манипуляций. Правление «лис» характеризует демократические режимы, которые Парето называет плутодемократическими; семейство львов правит бал в условиях, близких к диктатуре. «Львы» и «лисы» избирают различные стратегии экономического поведения, условно обозначаемые Парето как спекулянт и рантье. Если «лисы» приобретают состояние посредством использования колебаний экономической конъюнктуры и финансовых комбинаций, то «львы» предпочитают стабильный гарантированный доход путем надежного размещения капитала с целью получения процентов.

Этапы лидерства. Главная задача первого этапа – выявление проблемной ситуации и формулировка проблемы. Решение этой задачи, несложной на первый взгляд, в действительности представляет собой один из ключевых и весьма непростых элементов процесса лидерства. Сложность задачи обусловлена, во-первых, тем, что отнюдь не всегда проблема «лежит» на поверхности: зрелость лидера во многом определяется его способностью выявить проблему на возможно более ранних стадиях ее формирования, желательно выявить проблему, существующую в латентном виде. Вторая сложность обусловлена необходимостью адекватной интерпретации сущности проблемы, определения ее истоков, причин и природы, ибо от этого во многом зависит ее успешное решение: «судьба политических режимов, как и судьба политических лидеров, определяется в конечном счете, их поведением на этой стадии, отделяющей благодушие рутинного существования от момента, где необходимы мобилизация и творчество».

Содержанием второго этапа является накопление возможно большего и адекватного объема информации из возможно более диверсифицированных источников по принципу полноты. Задачей третьего этапа становится разработка предложений, способных стать концептуальным направлением решения проблемы и в случае практики коллегиального стиля руководства – обсуждение ее в кругу экспертов. Принятие политического решения лидером составляет содержание четвертого этапа – самого сложного из всех. Ключевыми критериями успешного решения выступают его адекватность ситуации; оптимальность с точки зрения технологий и ресурсного обеспечения; своевременность принятия – отложенные решения имеют свойство усугублять проблему. Успешному решению существенно способствуют нестандартность мышления лидера, способность к системному видению проблемы и способность предвидеть близкие и отдаленные последствия. На пятом этапе главной задачей лидера становится мобилизация сторонников, привлечение колеблющихся и нейтрализация противников с целью обеспечения социально-политической базы реализации поставленных целей. На этом этапе велико значение тактических способностей лидера – умения маневрировать между различными социальными и политическими силами, убеждать оппонентов, разрабатывать политические технологии и поведенческие алгоритмы, способные стать эффективным инструментом реализации принятых решений. Содержание шестого этапа составляет анализ хода выполнения принятого решения и при необходимости – его коррекция.

Эксперт объяснил, почему Республиканская партия вновь ставит на Трампа

Дональд Трамп спустя чуть более месяца после своего ухода с поста президента США выступил с речью, которая, согласно экспертному мнению, ознаменовала его возвращение в политику. Трамп допустил, что может снова баллотироваться на пост президента, и обрушился с критикой на своего преемника. Как полагает эксперт, Трамп станет для республиканцев общенациональным лидером, чтобы противостоять демократам.

Конференция консервативного политического действия (СРАС), на которой Дональд Трамп выступил впервые с момента своего ухода из Белого дома, проходила в Орландо (штат Флорида). Она организуется Американским консервативным союзом и не связана напрямую с Республиканской партией, но лидеры республиканцев традиционно посещают ее в большом составе и делают там громкие заявления.

Некоторые политические аналитики полагают, что конференции, в особенности в последнее время, потеряли консервативную и республиканскую идентичность. Мероприятие превратилось в шоу вокруг Трампа, а символом этого стала его двухметровая позолоченная статуя в шортах цвета американского флага и с волшебной палочкой в руках, установленная в отеле, где проходит CPAC.

«У них [республиканцев] был шанс продвинуться вперед после 6 января (дня штурма Капитолия сторонниками бывшего президента — «Газета.Ru»), но республиканские избиратели хотят Трампа», — сказал бывший стратег Республиканской партии Тим Миллер. Сам он эту организацию уже покинул.

«Победить их в третий раз»

Экс-президент США в ходе своего выступления сделал не одно громкое заявление.

В частности, он допустил, что может вновь принять участие в президентской гонке — 2024.

В начале речи он объявил, что «демократы потерпят сокрушительное поражение на промежуточных выборах и однозначно потеряют Белый дом через четыре года». Более того, по его словам, они уже его потеряли.

«Кто знает, может, я решу победить их в третий раз», — сказал бывший президент. Он имел в виду свою победу на выборах в 2016 году, а также в 2020-м: Трамп убежден, что, несмотря на официальные итоги, лидером гонки все же стал он, но демократы фальсифицировали выборы.

Вместе с тем, окончательного ответа на вопрос, будет ли Трамп выдвигаться кандидатом в 2024 году, так и не прозвучало.

Само выступление Трампа началось с объявления результатов голосования о поддержке кандидатов на республиканских праймериз, на котором экс-президент ожидаемо победил, набрав 55% голосов. Следом за ним идет губернатор Флориды Рон Десантис с 22%, успех которого во многом объясняется тем, что CPAC проходила в возглавляемом им штате и большинство участников были именно оттуда. За продолжение курса Трампа проголосовала более 90% присутствовавших.

Как объяснил «Газете.Ru» главный научный сотрудник института США и Канады Владимир Васильев,

вся речь Трампа была задумана как его возвращение в политику.

По словам эксперта, бывший президент показал, что хочет быть не только формальным лидером партии, но и сделать ее еще более трампистской.

«За время его пребывания у власти низы партии Трамп убедил, а вот верхушка на заключительном этапе выборов его предала. Теперь Трамп хочет, опираясь на низы, сделать так, чтобы она и наверху стала его», — пояснил Владимир Васильев.

Как полагает специалист, сейчас верхушка партии уже «прогибается» под Трампа: он ей нужен, чтобы активно противодействовать администрации Байдена.

«У Республиканской партии есть запрос на общенационального лидера. Сторонники Трампа ждут от него, что он будет лидером общенационального масштаба. Сегодня после четырех лет такого эпатажного президентства у республиканцев нет других таких лидеров», — подчеркнул эксперт.

Новой партии не будет

На выступлении Трампа поднимался вопрос и о создании новой партии. В последнее время он обсуждался довольно активно на фоне того, как некоторые республиканцы в Конгрессе поддержали второй импичмент против бывшего президента. Но Трамп заверил, что новой партии не будет. Он отметил единство республиканцев, за исключением нескольких представителей истеблишмента на Капитолийском холме. «У нас есть Республиканская партия, и она будет единой и сильной, как никогда раньше», — пообещал он.

Экс-президент против президента

Трамп довольно много внимания уделил критике нового президента страны Джозефа Байдена, которого описал как худшего главу государства в американской истории.

По словам Трампа, его преемник «поставил Америку на последнее место».

«У Джо Байдена был самый катастрофический первый месяц из всех президентов в современной истории. Он уже показал, что он против рабочих мест, против семьи, против границ, против энергетики, против женщин и науки», — заявил бывший глава государства.

В частности, республиканец обвинил новую администрацию в ослаблении контроля над миграционными потоками.

К слову, этот пункт стал одним из важнейших в политике Байдена. В первый же день своего президентства он разрешил въезжать на территорию Соединенных Штатов гражданам ряда мусульманских стран, которым был запрещен въезд при Трампе, — Сирии, Ирана, Ливии, Сомали, Судана и Йемена. Помимо того, новый президент направил в Конгресс законопроект о гражданстве для мигрантов, который предполагает, что его могут получить люди, «усердно работающие» и «живущие в стране десятилетиями».

Трамп также обрушился с критикой на заявления преемника о многостороннем подходе к мировым проблемам. Как полагает республиканец, Штаты не могут позволить себе решать проблемы всего мира. Он назвал демократов «марионетками Китая».

Критику Байдена Трампом Владимир Васильев назвал главным в речи республиканца.

По его мнению, это была заявка на некое общенациональное лидерство. Эксперт отметил, что республиканцы встали в оппозицию к администрации Байдена по всем вопросам внешней и внутренней политики.

«Трамп прекрасно понимает, что это тоже фактор спроса республиканцев на мощный голос, который мог бы противостоять демократам в общенациональном масштабе. Партия в данном случае будет следовать за своим вожаком», — подчеркнул главный научный сотрудник института США и Канады.

Понятие и сущность политического лидерства

Все темы, составляющие курс политологии, связаны с проблемами политической власти. Но для одних из них эта связь очень тесная и непосредственная, а для других она имеет опосредованный характер. Политическое лидерство относится к первой группе. Его изучение конкретизирует и углубляет наши знания о политической власти. По своей сущности и по форме проявления политическое лидерство это проявление власти и властных отношений. Властные функции и полномочия осуществляются конкретными лицами – политическими лидерами. Механизм реализации политической власти не может действовать без главного действующего лица – политического лидера, который занимает центральное место во властных отношениях. Политическое лидерство в значительной степени раскрывает сущность реального механизма осуществления политики в обществе.

С понятием «лидер» (англ. Leaderведущий, управляющий другими людьми) тесно связано понятие «лидерство». Смысл последнего достаточно точно отражает предназначение человека-лидера, его место и роль в обществе, процессы, к которым он причастен, его функции. Интерес к лидерству и попытки осмыслить этот важный социальный аспект уходят корнями во времена Античности. Геродот, Плутарх и другие исследователи уделяли этому вопросу особое внимание, так как в монархах, полководцах они видели подлинных творцов истории. Значительный вклад в изучение политического лидерства внес Н. Макиавелли. В его понимании политический лидер – это государь, который использует любые средства для сохранения своего господства и поддержания общественного порядка. Значительный вклад в разработку проблемы политического лидерства внесли Т. Карлейль,
Р. Эмерсон, Г. Тард.

Все исследователи отмечали, что важнейшая особенность лидера это способность воздействовать на других людей в направлении организации их совместной деятельности для достижения определенных целей. Кроме того, ученые пытались ответить на вопрос: лидерами рождаются или становятся? Эту тему рассматривали З. Фрейд, Л. Гумилев. Полученные выводы ученых неоднозначны. Согласно концепции Л. Гумилева лидерами рождаются. Этих людей природа наделяет избыточной биохимической энергией. Они составляют не более 5% населения. Однако рожденные лидерами не обязательно становятся ими. Для этого необходим значительный опыт. Поэтому большинство ученых полагают, что лидерами становятся.

Становление и функционирование лидеров это объективное и универсальное явление. «Объективное» – потому что любая совместная деятельность нуждается в организации, выработке наиболее рациональных и приемлемых путей достижения целей. Эти функции выполняют люди, которые пользуются авторитетом. «Универсальное» – потому что в лидере нуждаются все виды совместной деятельности людей, группы, организации, движения. Можно говорить о лидерах в политике, бизнесе, науке, искусстве, религии, о партийных лидерах и т.д. В современной политологии существует несколько определений политического лидерства. Приведем некоторые из них:

политическое лидерство – это управленческий статус, социальная позиция, связанная с принятием властных решений, это руководящая должность;

политическое лидерство – это приоритетное постоянное влияние со стороны определенного лица на все общество, политическую организацию или большую социальную группу;

политическое лидерство – это символ группы, общности, образец политического поведения группы, способный реализовать ее интересы с помощью власти;

политическое лидерство – это способ взаимодействия лидера и масс, в процессе которого лидер оказывает значительное влияние на общество.

Таким образом, учитывая эти определения, мы видим, что лидерство – сложный механизм взаимодействия ведущих и ведомых. Главными составляющими частями данного понятия являются: способность лидера точно оценивать ситуацию; умение найти правильное решение стоящих перед обществом задач, воздействовать на умы и энергию людей в целях мобилизации их на выполнение какого-либо решения.

Лидерство как особый механизм взаимодействия лидера и «других» в той или иной общности предполагает, что «другие» принимают, активно поддерживают его решения, действия, сознательно и добровольно подчиняются ему.

Лидерство в политике обладает рядом специфических особенностей:

между общенациональным лидером и обществом не существует, как правило, прямого взаимодействия, оно опосредовано партиями, группами интересов, СМИ;

лидерство носит многоролевой характер, лидер ориентирован на согласование различных социальных интересов, он вынужден стремиться к оправданию массовых ожиданий от его деятельности;

политическое лидерство корпоративно. За решениями, которые принимаются высшими руководителями, всегда скрывается невидимая для общества работа многочисленных экспертов, ближайшего окружения лидера;

политическое лидерство в той или иной степени институционализировано, т.е. деятельность лидера ограничена существующими социальными отношениями, нормами, процедурами принятия решений.

Похожие статьи

Доклад: Характеристики политиков будущего — ЦСКП

ДОКЛАД

ХАРАКТЕРИСТИКИ ПОЛИТИКОВ БУДУЩЕГО

Заказчик:

АНО Экспертный институт социальных исследований

Исполнитель:

НП Центр социально-консервативной политики

Москва

21 декабря 2018 г.

СОДЕРЖАНИЕ

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЛИДЕРЫ БУДУЩЕГО – ГЛОБАЛЬНЫЙ ЗАПРОС И РОССИЙСКИЙ ЗАПРОС. 3

СОВРЕМЕННАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СРЕДА И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЛИДЕРЫ БУДУЩЕГО.. 11

ЛИДЕРЫ БУДУЩЕГО – ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ВЕКТОР. 19

ЛИДЕРЫ БУДУЩЕГО – ОБЕСПЕЧИТЬ ТРАНСФОРМАЦИЮ… 28

ЕДИНЫЙ ДЕНЬ ГОЛОСОВАНИЯ И ОБРАЗ ПОЛИТИКА БУДУЩЕГО.. 36

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 44

Феномен лидерства изначально и навсегда присущ человеческому обществу. При этом характеристики и проявления лидерства, и в том числе политического лидерства, не являются неизменными.

Пройденный исторический путь того или иного общества, того или иного государства влияет на формирование и закрепление определенных характеристик политического лидерства. А новые условия ставят новые задачи, для решения которых – включая и определение путей решения, и сопровождение путей решения – требуются лидеры нового типа, лидеры будущего.

На протяжении длительного времени в научном и общественном осмыслении феномена лидерства конкурируют два подхода, которые, в крайних вариантах, можно свести к «признанию», подчеркиванию или «отрицанию», занижению ключевой роли политического лидера в преобразованиях как собственно политической, так и социально-экономической сфер жизни.

При этом распространенность первого или второго подхода прямо связано с условиями политической среды. Чем слабее и неустойчивее политические институты – тем сильнее запрос на лидерские качества.

В настоящее время политические институты – международное право, государственные институты многих стран – переживают кризис. Это «временная» неустойчивость. Вместе с тем, темпы развития, трансформации политических институтов ускоряются, и будут высокими даже после преодоления кризиса. Это «встроенная» нестабильность.

Соответственно, если разделять этапы глобального и национального развития на этапы сильного и слабого запроса на политическое лидерство, то политическая среда сегодняшнего дня предъявляет исключительно сильный запрос на лидерство.

О переходном характере настоящего этапа свидетельствуют ряд фактов, относящихся как к сфере собственно политической жизни, так и к сфере культуры и общественной жизни.

СОВРЕМЕННЫЙ МИР ИСПЫТЫВАЕТ ДЕФИЦИТ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА

В числе лауреатов Нобелевской премии мира недавнего времени нельзя назвать чрезмерно высокой долю людей, которых можно отнести собственно к политическими лидерами и которые сами считают себя политическими лидерами. Нельзя назвать чрезмерно высокой их долю и, например, среди тех, кто объявляется «человеком года» по версии изданий или организаций. Показательно и учащение в СМИ попыток рассмотрения понятия лидерства в негативном ключе.

Уже это дает основания говорить о дефиците политического лидерства в современном мире. А сложности с определением того, кто является успешным политическим лидером, свидетельствуют о проблемах и в сфере воспитания, взращивания политических лидеров будущего. А именно – о растущей неясности критериев успеха в деятельности политического лидера.

Ситуация тем более привлекает к себе внимания, что запрос на результативные примеры политического лидерства – не снижается, выражаясь, в том числе, в форме заявлений о нарастании глобальных – и беспрецедентных – проблем.

Еще раз подчеркнем, роль политического лидера субъективно заметнее и объективно выше в тех условиях, когда слабы и неустойчивы политические институты.

Именно в такой ситуации развивалась политическая система России в конце ХХ – начале XXI века. Результаты этого развития, история России XXI века стали ярким примером того, насколько важный, определяющий вклад политический лидер – национальный лидер – может внести в судьбу представляемого им политического сообщества.

При этом оценка политического лидерства на иных уровнях российской политико-управленческой системы не столь однозначна, и само явление привлекало значительно меньшее внимание как в стране, так и за ее пределами. Однако в сегодняшних условиях степень такого внимания должна быть повышена.

От этого внимания к политической среде, к деятельности представительных институтов, региональных и муниципальных органов власти, к деятельности общественных движений – в перспективе, общественных платформ – и к реализации общественных инициатив во многом будет зависеть, какими станут российские политические лидеры будущего.

Позиции политического лидера могут быть определены как, с одной стороны, принадлежность к политической среде, политическому сообществу, и, с другой стороны, способность влиять на политическую среду, политическое сообщество. Если политическая среда задает условия формирования политического лидера, то политическое лидерство преображает политическую среду.

Соответственно, успех политического лидера связан с умением сохранять и укреплять эти позиции. Он перестает быть лидером, утрачивает лидерский статус, если теряет связь с политическим сообществом, своими реальными и потенциальными сторонниками, и если оказывается не в состоянии влиять на процессы изменения политической среды.

Чем динамичнее изменяются условия, в которых формируются и действуют политические лидеры, тем выше должна быть готовность самих политических лидеров к изменениям, к развитию своих компетенций. Политическим лидерам будущего важно уметь работать в исключительно динамичной среде, в условиях беспрецедентно высоких темпов перемен. Особенно – технологических перемен, задающих скорость изменения всем иным сферам жизни.

НАСТУПАЕТ ЭПОХА СМЕНЫ ТРЕБОВАНИЙ К ПОЛИТИЧЕСКОМУ ЛИДЕРСТВУ

Современный этап глобального развития – не просто повышение запроса на лидерство. Это эпоха смены требований к политическому лидерству, что определяется рядом факторов и обстоятельств, одни из которых имеют глобальный характер, другие – региональный характер, третьи – связаны с историческими и современными особенностями развития конкретного общества и государства.

Среди перемен, предъявляющих запрос на обновление характера политического лидерства в мировой и российской политике:

— технологические вызовы, среди которых особое место занимают вызовы, связанные с цифровизацией;

— связанные с технологическими переменами структурно-экономические вызовы: появление и подъем, упадок и исчезновение целых секторов экономики, повышение неравномерности экономического развития регионов мира, стран, регионов внутри отдельных стран;

— вызовы геоэкономического характера, в том числе деградация системы правил международного экономического взаимодействия;

— геополитические вызовы – повышение конфликтности международных отношений, расширение применения силовых решений, размывание и подрыв международного права, блокирование международного диалога; исключительную роль в осложнении международной обстановки играет курс блока стран под предводительством США на «сдерживание России»;

— демографически-поколенческие вызовы – вступление в политическую жизнь поколения, обладающего принципиально новым жизненным опытом и не обладающего жизненным опытом, который был присущ нескольким поколениям предшественников (в случае России – советским жизненным опытом) и был способен объединять эти поколения.

Последний из указанных факторов имеет особую значимость. Вступление в политическую жизнь новых поколений традиционно рассматривается как одна из причин и один из источников смены как персоналий политических лидеров, так и стиля политического лидерства.

Однако прямая взаимосвязь «новое поколение – новые лидеры – новые решения», несмотря на достаточно широкую пропаганду этих позиций рядом политических сил и медиа-структур, наблюдается отнюдь не во всех случаях.

Молодой политик – далеко не всегда, далеко не обязательно политический лидер нового типа, политический лидер будущего. Двигателями перемен и главными сторонниками резких перемен курса (хотя при этом подаваемых как «возвращение» или «сохранение») могут быть политические активисты, политические лидеры, избиратели более старшего поколения.

Принято подчеркивать, что ни избрание Дональда Трампа президентом США, ни принятие решения о выходе Великобритании из ЕС не было обеспечено высокой поддержкой со стороны молодых людей, новых общественных групп. Протесты «желтых жилетов» во Франции нельзя сводить к молодежной политической активности. Нельзя не учитывать и то, что «политическая активность молодежи» нередко является ничем иным, как совокупностью политтехнологических приемов.

Формирование и деятельность политических лидеров будущего будет проходить в условиях растущей глобальной конкуренции. В том числе – конкуренции за гражданскую принадлежность и идейные (идеологические) симпатии. Речь, по сути, идет о первом поколении политических лидеров, сформированных в условиях глобализации.

Растущая неравномерность глобального развития и ее геополитические последствия усиливают как международное, так и внутригосударственное напряжение, способствует распространению представлений о том, что граждане не могут контролировать власть, все меньше способны влиять на решения, которые касаются их собственной жизни.

Это напряжение выражается в росте как протестных настроений, так и числа протестных акций, в том числе экстремистского характера. Все чаще центральной точкой общественно-политических дискуссий становится кардинальное изменение системы, а не те или иные решения в рамках существующей системы.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СРЕДА ПРЕДЪЯВЛЯЕТ ЗАПРОС НА ПЕРЕМЕНЫ

Обстановка дает основания говорить либо о переходе в период постоянно растущей политической нестабильности, либо – что представляется более обоснованным – о потрясениях, связанных с началом нового глобального политического цикла и необходимостью формирования новых рамок, новых правил, которые положат начало более устойчивому и предсказуемому развитию. Запрос на перемены всегда предполагает, что результаты этих перемен будут зафиксированы.

Определяющая характеристика политической среды современной России – это также запрос на перемены. Ни одна российская политическая сила не рассматривает существующую обстановку как оптимальную. Запрос на перемены фиксируют заявления политических деятелей, результаты изучения общественного мнения, итоги региональных и местных выборов.

Наиболее конкретное и четкое отражение этого запроса – национальные цели и стратегические задачи развития страны, обозначенные в Послании Федеральному Собранию и майском Указе Президента России. Можно утверждать, что в реальных условиях современности эта программа занимает то место, которое – по мнению ряда представителей экспертного сообщества, политического сообщества – должна была занять национальная идея.

Задача технологического рывка обозначена Президентом России как ключевая задача развития страны. При этом за любыми крупными технологическими достижениями – стоит деятельность, повседневное функционирование политической системы, политико-управленческой системы. Тем более это относится к обеспечению технологического рывка, достижению обозначенных в 2018 году целевых показателей.

Достижение целей, поставленных национальным лидером, требует эффективного решения комплекса не только управленческих, но и политических задач, и в рамках этого процесса предстоит проявить себя российским политическим лидерам нового типа, политическим лидерам будущего.

От них – субъектов перемен – зависит и качество достижения намеченных целей, и дальнейшее развитие страны. Таким образом, процесс выдвижения новых политических лидеров становится и процессом трансформации политической системы, политической среды. Уже сам этап трансформации должен стать этапом приложения сил политических лидеров будущего.

Одна из важнейших характеристик современной российской политической среды – понимание, что действия лидера способны менять ситуацию к лучшему. Потенциал политического лидерства осознается российским обществом сильнее и полнее, чем два десятилетия назад.

В отличие от предыдущего, нынешнее политическое поколение начинает самостоятельную деятельность на этапе развития страны, связанном не только с вызовами, но и с историческими успехами. Возможность опереться на позитивный опыт (и при этом осознаваемый в качестве позитивного опыта) отличает начало деятельности политических лидеров будущего.

Это расширяет возможность реализации программы управляемых, направляемых, контролируемых перемен. В том числе перемен, напрямую связанных с формированием и развитием новых политических лидеров. На данный момент, само это обстоятельство является конкурентным преимуществом российской политической системы в глобальном мире.

СИЛЬНЫЕ СТОРОНЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ СТАНОВЯТСЯ ЕЕ СЛАБЫМИ СТОРОНАМИ

Существующая политическая система выстраивалась под решение определенных политических задач, и в целом смогла обеспечить их успешное решение. К числу наиболее показательных примеров относится противодействие последствиям глобального экономического кризиса.

Высока вероятность того, что в условиях иной конфигурации политических сил и политических структур последствия мировых финансово-экономических потрясений второй половины 2000-х годов были бы намного более тяжелыми, а возможно, учитывая опыт 1980-х и 1990-х годов – разрушительными для страны.

Процессы формирования и укрепления политической системы 2000-х годов были поддержаны гражданами и большей частью «политического класса». В то же время, они меняли «политический класс», предъявляя определенные требования к характеру политического лидерства на всех уровнях.

Однако в настоящий момент политическая система демонстрирует меньшую эффективность в решении новых задач. Многие ее сильные в прошлом стороны в современных условиях становятся ее слабыми сторонами. О широком распространении такого видения ситуации свидетельствует сам факт, что переходный этап, этап трансформации по своей сути уже начался.

К числу противоречий сегодняшней российской политической среды, которые имеют прямое отношение к задачам начавшейся трансформации, можно отнести:

— доминирование в публичном политическом процессе крупных партий и одновременно все более многообразное, многоликое общество, которое партии должны представлять;

— фиксированный и достаточно длительный срок полномочий выборных структур и одновременно все более быстрые изменения, на которые выборные структуры должны реагировать, которыми выборные структуры должны управлять.

Временные границы этапа трансформации, безусловно, связаны с теми рубежами, к которым приурочены задачи достижения целевых показателей, намеченных национальным лидером. При этом ритмы трансформации – и в целом темпы развития современной российской политической среды – задаются и будут задаваться прежде всего общефедеральными избирательными кампаниями – выборами Президента России и выборами Государственной Думы.

Соответственно, и результаты сегодняшних процессов становления новых политических лидеров будут зафиксированы в ходе ближайших кампаний — парламентской, которая завершится голосованием не позже 2021 года, и президентской, которая завершится голосованием в 2024 году.

Немаловажную роль в корректировке процессов развития политической среды будут играть также результаты Единых дней голосования в регионах и муниципалитетах, особенно голосований в крупнейших субъектах Федерации, прежде всего в Москве и Санкт-Петербурге. По традиции, выборы в этих двух субъектах Федерации рассматриваются российским «политическим классом» и как модельные, задающие тон и стиль последующим избирательным кампаниям, и как «особые».

ЗАДАЧА ПОЛИТИКОВ БУДУЩЕГО – ТРАНСФОРМАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ, ПОЛИТИЧЕСКОЙ СРЕДЫ

Главное, что должен принести предстоящий период – преодоление политической неопределенности, обеспечение прочной связи между интересами общества (и прежде всего осознаваемыми интересами общества) и политическим процессом. В том числе – через формирование и утверждение механизмов выявления и каналов продвижения политических лидеров будущего.

Предыдущее и действующее поколение политических лидеров – сформировали существующую политическую систему. Новому поколению политических лидеров – предстоит не формировать новую систему, а развивать, трансформировать существующую.

Политическим лидерам будущего – предстоит содействовать тому, чтобы задачи устойчивости, которые приходилось решать исключительно за счет ресурсов персонального лидерства, были поддержаны за счет укрепления политических институтов.

Исторический вызов для политических лидеров будущего – сохранить и укрепить базовые институты политической системы, создание и развитие которых связано с политическим курсом и личным вкладом национального лидера.

Главной угрозой в данной сфере (и главным соблазном для политических лидеров будущего) можно назвать легкомысленное отношение к вопросу о стабильности политических институтов, государственных институтов, к вопросу о принятии решений о перестройке государственных институтов.

Становится исключительно актуальным противостоять принятию неоправданных и неработающих решений о перестройке институтов государства. Негативные последствия таких решений были бы тем выше, что существует высокая вероятность, а иногда объективная необходимость реализации подходов, которые без дополнительной подготовки, разъяснения, убеждения не будут популярными.

Предстоящий период не станет тотальной сменой «политического класса», хотя и должен обновить его кадровый состав. При этом он может и должен изменить характер политического процесса, придать ему новое качество, создать систему стимулов для обновления характера политического лидерства в целом, обеспечить политические условия для достижения национальных целей.

Поколению политических лидеров будущего предстоит работать вместе с нынешним поколением политиков. Запроса российской политической среды на конфликт поколений в настоящий период не существует.

Критическое значение приобретает именно совместная работа, создающая условия для плавной, последовательной смены политических поколений, реализации практики наставничества, для передачи политического опыта и сохранения политических традиций. В первую очередь – опыта и традиций, связанных с продолжением и развитием общенационального политического курса.

Соответственно, актуален вопрос о том, какой масштаб возможностей для выработки и принятия самостоятельных решений будет в распоряжении новых политических лидеров. Это вектор развития политической среды, заданный, в частности, серией назначений новых политиков на должности временно исполняющих обязанности глав регионов. Большинство из них к настоящему времени прошли этап выборов.

Процесс трансформации политической среды, по своему характеру, должен получить сопровождение со стороны органов власти и партийно-политических сил. Это тем более актуально, что органы власти и крупнейшая партия проводят курс, получивший широкую поддержку российских избирателей.

Такое сопровождение, несомненно, не может не включать элементы противодействия попыткам внешнего вмешательства в российские политические процессы. Противопоставление власти и общества – сохраняет значение угрозы в XXI веке для обеспечения стабильности и развития любого государства.

Попытки реализации данного сценария, несомненно, будут направлены и на политическую систему России. Однако сопровождение трансформации не может сводиться исключительно к защите от внешнего вмешательства. Содействие формированию и выдвижению новых лидеров, способных решать новые задачи, играет в данном случае критически важную роль, укрепляя основы успешного и устойчивого саморазвития политической системы.

Качества политических лидеров во многом зависят от качества тех политических организаций, в работе которых они формируются и действуют. Следует учитывать, что большинство политических институтов современной России – молодые институты, даже если рассматривать их не по тем меркам, которые принято считать «историческими». Это в полной мере относится и к политическим партиям страны.

ОБНОВЛЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА БУДЕТ ОБНОВЛЕНИЕМ ПАРТИЙНО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ПОЛЯ

Существующие политические силы нередко направляют чрезмерный, завышенный объем своих кадровых и иных ресурсов на обеспечение внутриорганизационных процессов – на самосохранение. Забюрократизированность, перегруженность внутренней отчетностью – уже достаточно остро воспринимается как одна из проблем, препятствующих эффективной повседневной работе.

Еще более негативные последствия эта перегруженность будет иметь для реализации принципиально новых задач, в том числе формирования успешных политических лидеров завтрашнего дня. Возможности политического лидера, направляющего основные усилия на контроль реализации решений, ограничены. Это можно рассматривать как определенную степень самоисключения, самоограничения лидерского потенциала.

Концентрация на внутриорганизационных вопросах отвлекает значительное количество сил от взаимодействия со сторонниками, не включенными в иерархические внутриорганизационные отношения – то есть с большинством сторонников. Эта концентрация препятствует формированию адекватной реакции на изменения политической среды.

Показательно, что на современном этапе российской истории у большинства политических партий не было успешных прецедентов смены персонального руководства. Возможная смена партийного руководства воспринимается многими членами партий, политическими активистами как угроза для сохранения стабильности, последовательности действий, самого существования партии. Преодолеть это представление, опираясь на пока немногочисленные позитивные примеры – но при этом примеры, связанные с крупнейшей партией страны – одна из задач нового поколения партийно-политических лидеров.

Среди факторов, влияющих на характер политического лидерства, ключевую роль играет новый этап технологического развития (вне зависимости от того, определять его новизну в понятиях «шестого технологического уклада», «четвертой промышленной революции» или в иных концептуальных рамках).

Одна из особенностей – беспрецедентно высокие и постоянно ускоряющиеся темпы технологических изменений и связанных с ними экономических и социальных изменений.

Соответственно, одна из проблем политического выбора заключается в том, следует ли целенаправленно ускорять политические изменения, чтобы они сопровождали изменения в других сферах, или же темпы политических изменений следует целенаправленно сдерживать.

Неотъемлемая характеристика политического лидера – восприятие его сторонниками как человека, отличающегося от других, как правило, обладающего более высокими компетенциями, способностями, чем большинство сторонников, чем большинство «других». По крайней мере – в сфере политико-управленческих компетенций. Это в полной мере распространяется на политических лидеров, выстраивающих имидж «простого человека», «обычного человека».

Технологические изменения сегодняшнего дня – расширяют как комплекс возможностей, так и комплекс ограничений для деятельности политического лидера. Новые технологии наращивают ресурсы, актуальные и для решения управленческих задач внутри политической структуры, и для обеспечения взаимодействия политической структуры с более широкой политической средой. Но в условиях быстрых перемен возрастает значимость наличия точек опоры, точек стабильности, позволяющих обеспечить контроль над темпами и направлениями перемен.

НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ ТРЕБУЮТ НОВЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ

Среди измерений данной проблемы – вопрос о том, что является наиболее эффективным в сегодняшних и что будет наиболее эффективным в завтрашних условиях – содействие ускорению темпов смены лидерства, или же обеспечение темпов смены, которые бы носили стабилизирующий характер.

В конкретном приложении этот вопрос связан, в том числе, с определением продолжительности (сокращением, сохранением, увеличением) сроков полномочий должностных лиц, с определением возможности, невозможности, конкретных условий переизбрания, возобновления полномочий.

Еще одна особенность современных процессов технологического развития связана с расширением возможностей централизации информационных, коммуникационных, а соответственно – и управленческих процессов в глобальном масштабе.

Это – надежда для тех сил, которые выступают за сохранение принципов однополярного мира (несмотря на то, что глобальный кризис 2000-х годов продемонстрировал дефицит не только справедливости, но и базовой эффективности данной модели). И одновременно – угроза для тех сил, которые выступают за развитие институтов многополярного мира.

В данном случае, политическим лидерам будущего предстоит решить – как соотнести развитие технологических процессов, связанных с угрозой однополярной глобализации  – и предпочитаемое большинством сохранение суверенитета, культурной самобытности, национальной идентичности.

Таким образом, политическим лидерам будет важно найти ответ на вопрос, на какой границе задачи технологической и особенно экономической эффективности должны уступать приоритет иным интересам.

Новые технологические условия сделали неизбежным, среди прочего, повышение прозрачности жизни людей — как «политической», так и обыденной. Соответственно, меняются и уже существующие, и перспективные условия восприятия политических лидеров политическими сообществами. И рельефность цифрового следа, и объем информации о личности лидера продолжат возрастать, хотя это возрастание еще не предопределяет решение, по сути, не инструментально-технологических, а политических вопросов о доступности данной информации.

Новые технологии расширяют возможности появления «искусственных лидеров», псевдолидеров. Однако, если такая разновидность политиков получает преимущества при ведении кампаний, особенно избирательных кампаний, в дальнейшей практической работе их возможности сохранить свой статус, свои возможности влияния на политическую среду сокращаются.

Тем не менее, задача противостояния «искусственным лидерам» – создает и укрепляет общественный запрос на появление «настоящих лидеров» – пассионарных фигур. И в этой связи пассионарность – способна стать одной из определяющих характеристик политических лидеров будущего.

ПРОТИВОСТОЯТЬ ПСЕВДОЛИДЕРАМ: ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЗАПРОС НА ПАССИОНАРНОЕ ЛИДЕРСТВО

Это тем более актуально, что быстрые перемены, растущие темпы социально-экономической мобильности способствуют формированию и актуализации новых наборов идентичностей, в том числе политических идентичностей, в том числе идентичностей, конфликтующих между собой. Происходит переход от более устойчивых, более стабильных систем идентичности к системам намного более динамичным.

При этом формирование новых идентичностей сопровождается и будет сопровождаться процессами, ориентированными на сохранение прежних идентичностей: в том числе национальных, конфессиональных, региональных. Эти процессы будут в большей степени осознанными, целенаправленными, политическими в узком смысле слова.

К исторически обусловленным, специфическим характеристикам современной российской политической системы – относятся развитая (и развивающаяся) система связей Российского государства с зарубежными соотечественниками, значительное количество граждан России, проживающих за рубежом, многогранная система связей Российского государства и других государств, ранее входивших в состав Советского Союза, а также стремление к сохранению и укреплению традиций дружественных внешних связей, основанных на конфессиональной общности, общности этнических истоков, общности исторического опыта разных эпох.

При этом в число условий, влияющих на реализацию этих характеристик в настоящее время, входят попытки «сдерживания России», попытки ограничения ее возможностей сохранять и поддерживать исторически и культурно обусловленные внешние связи.

Конфликт идентичностей, ускорение темпов технологического развития – способны стать источником беспрецедентного повышения общественного стресса. Политическим лидерам будущего предстоит уметь быть модераторами, предстоит уметь взаимодействовать с общественными группами, находящимися в состоянии стресса. Энергия политической среды, в данном случае, может быть направлена как в неконкретизированный протест, так и в содействие контролируемому процессу перемен.

В условиях, когда многие характеристики внешней среды меняются бесконтрольно, стабилизирующим пунктом, ресурсом компенсации является восприятие обществом действий политических структур, управленческих структур как действий в интересах самого общества.

Все эти изменения политической среды ограничивают возможности и перспективы политического лидерства, понимаемого как власть над той или иной группой людей, влияние на ту или иную группу людей. И соответственно – расширяют запрос на политическое лидерство как влияние на изменения в той или иной сфере жизни общества, способность влиять на действия разных групп, разных политических сообществ, обеспечивать коммуникацию и взаимодействие политических сообществ.

Политическим лидерам будущего предстоит сочетать умения и навыки коммуникации в новых, цифровых средах, с умениями и навыками коммуникации через традиционные каналы. Это особенно актуально в связи с неравномерностью темпов развития как глобальной политической среды, так и внутригосударственной политической среды. Умения вести коммуникацию лицом к лицу не утратят своего значения.

ПОЛИТИКАМ БУДУЩЕГО ПРЕДСТОИТ РАСШИРИТЬ СПЕКТР КОММУНИКАЦИЙ

Можно говорить, что политическому лидеру будущего предстоит уметь использовать те каналы коммуникации, которые выберут для общения его сторонники и оппоненты. Определенной аналогией является практика ответа государственного служащего на обращение гражданина на том же языке, на котором поступило обращение.

Эти подходы критически важны для привлечения сторонников из рядов тех общественных слоев и групп, чье политическое участие на данный момент ограничено (самоограничено), кто проявляет тенденции к неучастию в легитимных формах политического процесса. Неучастие в голосовании на выборах и референдумах – наиболее распространенный пример такого самоограничения. При этом, в рамках демократического процесса, непредставленность позиций и интересов групп, не участвующих в голосовании, может расцениваться как серьезный дефект.

Пример того, как внедрение в практику новых технологий позволяет преодолеть ряд значимых ограничений для политического участия, дает организация голосования на выборах Президента России в 2018 году: голосование вдали от места постоянного проживания без необходимости получать открепительный талон на избирательном участке в месте постоянного проживания.

Значимость устойчивых, в том числе официальных, коммуникационных площадок в той или иной форме для обеспечения политического успеха – осознана и зафиксирована достаточно давно. На определенном этапе (в том числе и в российской политической истории) для успеха партии считалось необходимым наличие собственного партийного печатного органа, легального или нелегального.

По отношению к ряду других политических систем ХХ века неоднократно высказывалось мнение, что формально беспартийные СМИ заняли ту нишу, которую ранее занимали политические партии. В настоящее время роль, которую в прошлом исполняли партийные газеты, играют коммуникационные площадки в сети интернет, как официальные, так и неофициальные.

Запрос общества на расширение политического участия – представлен, в том числе, ростом обращения в органы власти как по традиционным каналам, так и по каналам новых коммуникаций. Еще в большей степени он представлен как уже реализуемыми, так и предлагаемыми проектами информационно-коммуникационных платформ.

Новые технологии и новые организационные решения, наряду с изменениями политической ситуации, способствовали преодолению проблем того периода, когда пространство публичной коммуникации в известной степени сжалось (между, условно говоря, «современным» периодом и «позднесоветским» периодом, когда в газеты и журналы, как было принято подчеркивать, мешками поступали читательские письма).

Однако, если новые технологии способствуют расширению постановки новых вопросов, они еще не предопределяют качества решения и самого факта решения этих вопросов. По многим оценкам, за ростом количества обращений граждан к власти, и особенно однотипных обращений – рост количества проблем, не получающих решения, рост вопросов, не получивших ранее ответа.

Резкий дисбаланс между объемом обращений граждан к Главе государства и к другим представителям власти также свидетельствует о недостаточно эффективной работе системы, об отсутствии либо объективных возможностей, либо умения политиков и управленцев регионального, местного, ведомственного масштаба решать возникающие проблемы. Но вместе с тем – свидетельствует о дефиците механизмов коммуникации общества и власти, позитивно воспринимаемых гражданами.

НОВЫЕ ПЛОЩАДКИ ДИАЛОГА ДОЛЖНЫ БЫТЬ ПЛОЩАДКАМИ СОВМЕСТНОЙ ПРАКТИЧЕСКОЙ РАБОТЫ

Сложившаяся ситуация делает необходимой и неизбежной реализацию новых подходов, создание новых площадок – в том площадок интерактивного диалога, цифровых диалоговых платформ. Но при этом платформ и площадок – напрямую связанных с процессами решения поставленных вопросов, осуществлением общественных инициатив.

От качества этой связи зависит потенциал выявления и объединения перспективных лидеров, сопровождения их политического роста, и соответственно – обновления общественно-политической повестки.

Важно, чтобы формирование политиков будущего не сводилось к освоению управленческих компетенций. Если компетенции квалифицированного управленца ориентированы на решение задач в заранее заданных политических условиях, то задача и призвание политического лидера – решение задач, связанных с трансформацией политической среды.

Трансформация тем более востребована, что в работе политической системы все отчетливее проявляется инерция. Расширяется число ситуаций и сфер, когда и где система направляет больше ресурсов на контроль выполнения, чем на само выполнение решения.

При этом – несмотря на расширение действий по инерции – реальный, практический опыт, в том числе недавний собственный опыт, уходит из поля рассмотрения. Анализ исторического и зарубежного опыта – несмотря на направление определенных ресурсов – часто остается формальностью. Показательно, что такие документы, как отчеты об исполнении бюджета – находятся на периферии внимания даже самих политических сил. Показателен также характер рассмотрения проектов и инициатив, идентичных ранее отвергнутым.

В ситуациях, когда неожиданных, непредвиденных изменений будет больше – будет необходимо уметь предсказывать, прогнозировать, предвидеть по крайней мере то, что с высокой вероятностью можно спрогнозировать и предсказать.

Формируя маршрут достижения стратегических целей, политическим лидерам будущего важно не допустить возвращения ошибочных и опасных представлений, проявивших себя в начале 1990-х годов, что уже существуют правильные решения (как правило, решения по образцу зарубежного опыта), и достаточно их формально утвердить. Важно преодолеть и представления, что движению вперед мешают те или иные группы, и достаточно их отстранить от влияния на политические процессы.

ПОЛИТИКАМ БУДУЩЕГО НЕОБХОДИМО ВЕРНУТЬ ПОЗИТИВНУЮ ДИНАМИКУ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ

Политические лидеры будущего должны видеть ограниченность потенциала предложений, направленных на радикальные изменения устройства и деятельности крупных структур. Действительно, необходимость принятия крупных решений в ограниченные сроки ярко проявилась в 2000-х годах. Однако эта необходимость в дальнейшем распространилась и на решения, которые, напротив, требуют широкого, длительного, подробного обсуждения.

Следует признать, что ориентация на принятие крупных решений (рассмотрение только этих решений как требующих внимания) – закрепилась, и курс на принятие таких решений, без изучения ситуации, без прогноза последствий, является проблемой не только политического, но и управленческого процесса. Среди негативных последствий – необходимость внесения многочисленных поправок, полная отмена принятых решений, необходимость дополнительных, непредвиденных расходов на исправление ситуации. Симптоматичен во многом формальный характер таких документов, как пояснительные записки и финансово-экономические обоснования, прилагаемые к законопроектам.

Политическим лидерам будущего предстоит изменить эту ситуацию. Предстоит вернуть престиж «теории малых дел», востребовано внимание не только к стратегическим решениям, но и к решениям менее высокого порядка, точечным решениям – и непрерывный процесс поиска этих решений.

Если сейчас общественно-политические дискуссии, политический процесс в целом фокусируются на вопросах общефедерального значения, политическим лидерам важно шире включить в общественно-политические дискуссии вопросы местного значения, на решение которых местные активисты и граждане могут оказывать ощутимое влияние. Это является и условием придания политическому процессу более стабильного характера, возможностью исключить представление о политическом процессе как совокупности отдельных кампаний.

Сочетание вопросов местной повестки и повестки общегосударственной способно обеспечить более равномерную представленность задач, более сбалансированную картину жизни страны в сознании общества. Нынешняя ситуация парадоксальна в силу того, что российское общество является менее патерналистски настроенным, чем это отражено в публичных политических дискуссиях.

Если в настоящее время более характерна концентрация на вопросах перераспределения, на вопросах «социального» характера, то политическим лидерам будущего предстоит обеспечить повышение удельного веса вопросов экономического, технологического развития в общественно-политических дискуссиях. Трудно ожидать крупных успехов в современном технологическом развитии, если вопросы технологического развития не обсуждаются обществом, не сопровождаются общественной дискуссией.

Многие проблемы, решения которых сейчас воспринимаются как «антикризисные», как реакция на чрезвычайные ситуации – предстоит перевести из формата антикризисных кампаний в формат повседневных проектов. К ним относятся, в том числе, проблемы, связанные с утилизацией бытовых и промышленных отходов, переработкой вторичного сырья. Станет ли нынешняя ситуация именно в этой конкретной сфере основой формирования общероссийской политической силы или движения или станет частью повестки других, в том числе уже существующих политических сил или движений, остается до настоящего времени открытым вопросом.

Не стоит, однако, преувеличивать потенциал объединения исключительно вокруг решения таких проблем, как проблемы окружающей среды. Международный опыт демонстрирует, что «зеленые», экологически ориентированные политические силы как таковые смогли выдвинуть ограниченное количество лидеров. При этом сами экологические вопросы все в большей степени интегрируются в повестку лидеров ведущих государств мира, становятся одной из тех проблемных сфер, которые невозможно игнорировать (хотя – как показывает, в частности, опыт США – возможно отрицать их значимость).

Объединяя сторонников вокруг решения конкретных проблем, политическим лидерам будущего предстоит преодолевать отчуждение граждан от политической жизни. На практике, то явление, которое называют «отчуждением граждан от политики» приобретает характер отчуждения граждан от конструктивных форм политики и, напротив, определенное повышение склонности граждан к поддержке или участию в несистемных, протестных формах политической активности.

Обращает на себя внимание, что российская общественная активность, активность профессиональных сообществ все чаще носит подчеркнуто неполитический характер. Это связано, безусловно, с особенностями российского законодательства. Однако это же свидетельствует о наличии тенденций к вовлечению общественных объединений и профессиональных сообществ в протестную активность (или, по крайней мере, серьезных оснований для таких опасений).

УСЛОВИЕ УСПЕШНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ – ПРЕОДОЛЕНИЕ ОТЧУЖДЕНИЯ ГРАЖДАН ОТ ПОЛИТИКИ

И знаком, и мощным стимулом отчуждения от конструктивных форм политического участия является избыточно эмоциональный и конфликтный тон общественно-политических дискуссий, проявляющийся и в сфере новых коммуникаций, и в традиционных СМИ. Задача преодоления отчуждения граждан от политики требует, чтобы политическим дискуссиям был придан более практический, реалистичный, взаимоуважительный характер. Это должно быть осознано лидерами как политическая задача, задача изменения условий политической среды, напрямую связанная с обеспечением успешной трансформации политической системы.

В обсуждении многих проектов – участвует узкий и зачастую стабильный круг экспертов. И результаты такого обсуждения, и особенно их характер – способствует нарастанию недовольства в рядах профессиональных сообществ. Смежной проблемой является работа на широкую публику там, где нужен диалог с профессионалами и блокирование альтернативных предложений без попыток придания им конструктивного характера.

Факт неинформированности политически активных граждан, политических лидеров – усиливает опасность принятия неэффективных, деструктивных по своим последствиям предложений. Закрытость, изоляция структур, где формируются и обсуждаются законодательные решения, в данном случае способна не блокировать протест, а напротив, сократить потенциальную поддержку.

При этом ресурсы, направляемые на разъяснительную работу государственных структур, в целом возрастают. Здесь, как и в большинстве других сфер общественной жизни, на первом месте по актуальности – не увеличение задействованных ресурсов, а повышение эффективности их использования.

Политическим лидерам будущего предстоит быть организаторами гражданского просвещения. Необходима ликвидация пробелов в знаниях общества о возможностях политического участия. Востребовано формирование актуального минимума знаний о государстве, необходимого для результативного участия в политической дискуссии. Повышение активности диалогово-разъяснительной работы прямо связано с повышением качества политического образования, организации дальнейшей подготовки перспективных политических лидеров.

В целом, формирование и деятельность политических лидеров будущего связано с необходимостью обеспечить больший простор для политических решений в широком смысле слова, а не только решений, закрепленных в законодательном порядке. Поскольку ситуация меняется динамично, и эти изменения невозможно предусмотреть заранее, модель жесткого законодательного регулирования неизбежно – и все сильнее – отстает от потребностей общества. Во многих сферах нарастает необходимость более масштабного перехода от решений, прямо предусмотренных законом – к решениям, не противоречащих закону.

РЕАЛИЗАЦИЯ ПОВЕСТКИ ПРОРЫВНОГО РАЗВИТИЯ МЕНЯЕТ РОЛЬ ПАРЛАМЕНТА, РОЛЬ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

Одновременно, востребована поддержка принимаемых законов определением механизмов их реализации. Эти механизмы – в настоящее время в основном отдаваемые на усмотрение исполнительных органов власти – должны становиться предметом детального рассмотрения и утверждения представительными органами, парламентом. Усиление контрольных функций представительных органов, усиление роли представительных органов в бюджетном процессе – может и должно рассматриваться как часть процесса закрепления за парламентом всей полноты его законодательных прав.

Новая роль парламента должна быть обусловлена прежде всего необходимостью его включения в трансформационную повестку, в повестку обеспечения технологического рывка, заданную национальным лидером. Это требует переосмысления роли не только парламента в целом, но и депутатских объединений, и каждого депутата.

Такое переосмысление не может не иметь характера национальной общественно-политической дискуссии, ориентированной на обновление механизмов взаимодействия власти и общества, на определение перечня приоритетных для общества проблем и включение механизмов их решения в стратегию общенационального развития. И соответственно – на формирование характеристик новой конкурентной среды, благоприятствующей взращиванию политических лидеров и развитию инструментов политической коммуникации.

Результаты Единого дня голосования-2018, в целом ставшего успешным для «Единой России», зафиксировали и определенную степень общественного недовольства, определенный рост чувства протеста. Эти настроения ищут своего воплощения в политической жизни, но в Единый день голосования это происходило, в основном, на поле системной политики. При этом, найденный выход является исключительно временным.

Произойдет ли в дальнейшем возвращение протестных избирателей к кандидатам «Единой России» или близких по настрою сил, утверждение в рядах партий системной оппозиции или уход в поддержку несистемных действий – это будет зависеть от действий конкретных партийно-политических сил, а принципиально важный этап решения – и важный этап обновления политического лидерства – окажется связан с Единым днем голосования-2019, в том числе с выборами в Москве и Санкт-Петербурге.

Итоги Единого дня голосования-2018 продемонстрировали и определенный дефицит ряда политических компетенций, которые будут иметь критическое значение для политических лидеров будущего. Среди таких компетенций, объем которых предстоит наращивать российскому «политическому классу»:

— умение формировать коалиции. В ходе вторых туров, последовавших за Единым днем голосования, если и обозначились некие объединения, то объединения протеста. Ни победившие, ни проигравшие не смогли создать во втором туре реальные коалиции политических сил.

— умение предлагать повестку, актуальную в масштабах региона и муниципалитета. Там, где были предложены решения проблем, важных для жителей территории, и было продемонстрировано начало решения ряда таких проблем, это помогло компенсировать негативные для кандидатов явления, связанные с общефедеральной повесткой.

— умение прогнозировать развитие электоральных событий и оперировать этой информацией. Во всех регионах, где впоследствии состоялись вторые туры, и в некоторых регионах уже в ходе вторых туров, вероятный результат не был спрогнозирован своевременно либо прогнозы не были в должной мере учтены в ведении кампании.

— умение противостоять популизму, не впадая в популизм. Сценарий противостояния кандидатам, выступающим под популистскими лозунгами, за счет популистских лозунгов, до настоящего времени остается реальностью.

— умение развивать инфраструктуру политической конкуренции. Примером территорий с искусственно ограниченной конкуренцией в современной политической системе могут служить регионы, возглавляемые представителями оппозиционных сил, ранее назначенными на эти должности решениями Главы государства.

— умение формировать и развивать проекты, связанные с современными технологиями коммуникаций. Эти ниши до настоящего времени остаются сравнительно малоосвоенными. В сфере владения современными информационно-коммуникационными технологиями существует угроза отставания представителей системных партий от целого ряда значимых общественных групп, от потенциальных сторонников (прежде всего молодых).

В том числе в наращивании и реализации этих компетенций политикам будущего предстоит проявить свои качества политических лидеров: способность мотивировать других, аналитический и творческий потенциал, решительность и коммуникативность. И, несомненно – само желание и готовность быть политиком, не сводя свою деятельность к деятельности функционера.

ДЛЯ ЛИДЕРОВ БУДУЩЕГО ПРИНЦИПИАЛЬНО ВАЖНЫ КАЧЕСТВА ПОЛИТИКА, НЕ ФУНКЦИОНЕРА

Необходимо добавить, что в условиях, когда большинство граждан и большинство «политического класса» поддерживают национального лидера, заявления кандидата о своей поддержке национального лидера и даже его восприятие гражданами как последовательного сторонника национального лидера сами по себе не гарантируют успеха, не являются залогом результата. Это обстоятельство уже успело стать серьезным вызовом для кандидатов «Единой России».

Тем не менее, Единый день голосования вновь подтвердил, что идейные основы и принципы, связанные с формированием политических лидеров будущего – это основы и принципа курса национального лидера. Результаты выборов показали, что реальной альтернативы данному курсу в современном политическом поле не существует, и серьезные политические результаты – в том числе в сфере обновления политического лидерства – возможны только в рамках реализации данного курса.

В целом, обращение к опыту и результатам деятельности Владимира Путина как мирового лидера и национального лидера современной России имеет исключительное значение для формирования политических лидеров будущего. Без преувеличения можно сказать, что без серьезного изучения и осмысления этого опыта не обойдется ни один будущий российский политический лидер – от лидеров общефедерального уровня до активистов, действующих в муниципалитетах и гражданских объединениях.

Характеристикой российских политических лидеров будущего не может не быть чувство принадлежности к общероссийскому политическому сообществу. Эта принадлежность может быть осознана и как обязанность, и одновременно – как право и конкурентное преимущество. Содействие сохранению и укреплению общероссийской гражданской идентичности (чувства единства страны) в глобальном мире становится миссией политических лидеров будущего.

Политическим лидерам будущего – во взаимодействии с действующими политиками – предстоит реализация запроса политической среды на реализацию ценностей суверенитета, но одновременно – ценностей справедливости. Следует подчеркнуть, что в зарубежных странах не найдены подходы к решению вопросов социальной поддержки в XXI веке, которые могли бы послужить моделью для современной России. И это, соответственно, расширяет не только актуальность, но и возможности поиска российской политической системой тех решений, которые могли бы впоследствии стать позитивным примером для других.

Подчеркнем, формирование политических лидеров будущего – это и формирование политических структур. Более централизованные структуры лучше отвечают на традиционные вызовы, но хуже подготовлены к новым вызовам. Блокировки социальных сетей в ряде стран в дни политических протестов дают примеры того, как политические и управленческие структуры традиционного типа оказываются в ситуации отставания от малых политических групп.

Политические перспективы политических сил традиционного типа во многом будут зависеть от того, смогут ли они освоить новые подходы, в том числе эффективно использовать информационно-коммуникационные технологии.

ПОТЕНЦИАЛЬНЫМИ КОНКУРЕНТАМИ И ПЕРСПЕКТИВНЫМИ ПАРТНЕРАМИ ПАРТИЙ СТАНОВЯТСЯ НОВЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ

Возможности, которыми раньше располагали крупные структуры, теперь более доступны малым группам. С точки зрения эффективности, малым группам может быть передан ряд задач, которые раньше решались через такие структуры, как крупные политические партии. Соответственно, данные процессы будут развиваться. Вопрос заключается в том, будут ли они развиваться при содействии политических сил традиционного типа, но дружественного характера, или при их противодействии.

Современные партии, в странах с альтернативными выборами – ориентированы прежде всего на выборы, сконцентрированы на победе на выборах. Часто (в том числе в России) – это прямое требование законодательства.

И в этом – исходно встроенная ограниченность потенциала партий для выращивания лидеров, даже если централизованные, иерархические механизмы компенсированы за счет механизмов внутрипартийной демократии.

Лидеры, ориентированные на сугубо партийную работу, могут испытывать сложности в определении того, что делать после выборов и кроме выборов. В современных условиях наиболее распространенный, традиционный ответ – готовиться к новым выборам – становится все менее точным.

Политическим лидерам будущего предстоит работать не только на выборах и не только для выборов. Концентрация исключительно на сохранении и увеличении собственной поддержки, в том числе за счет отказа от принятия решений – будет все неизбежнее приводить к утрате лидерских качеств (возможно, при формальном сохранении лидерских позиций).

Политическим лидерам будущего предстоит уметь воспринимать снижение общественной поддержки – особенно в результате принятия непростых решений – как нормальное, неизбежное явление политической жизни. Им предстоит научиться видеть более отдаленную перспективу и уметь принимать такие решения, которые способны вернуть и повысить уровень поддержки тогда, когда проявятся результаты этих решений.

Для политического лидера будущего – это должно быть важнее, чем повышение общественной поддержки непосредственно в момент принятия.

Таким образом, в сегодняшних условиях возрастает потенциал более мобильных, открытых, гибких структур – движений, платформ, сетевых объединений. Создание в 2018 году Информационно-технологической общественной платформы стало примером появления такой структуры.

В российских условиях нехватка мобильных, открытых, гибких структур – все больше ощущается именно на том участке политического поля, где сконцентрирована массовая поддержка, поддержка избирателей. В результате, вся политическая система становится менее устойчивой и эффективной, чем могла бы быть. Если бы новые структуры участвовали в выборах в Единый день голосования-2018, весьма вероятно, что именно их кандидатам в территориях, где «Единая Россия» не выиграла, могли быть отданы голоса, ушедшие нынешним победителям.

Повторим, существующая российская партийная система очень молода. Еще совсем недавно в Государственной Думе работали представители избирательных блоков. Именно в форме блоков начинали свою историю и добивались успеха целый ряд политических сил, сегодня ставших партиями.

ВОЗРАСТАЕТ АКТУАЛЬНОСТЬ ОБНОВЛЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ПАРТИЯХ И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ВЫБОРАХ

Крупные партии в их нынешнем виде – сравнительно новое явление и вопрос, надо ли менять систему выборов, допускать ли блоки к участию в выборах – является одним из тех вопросов, которые могут и должны обсуждаться в процессе обеспечения политической трансформации и политического сопровождения технологического рывка. Уже это обсуждение перспектив развития избирательного законодательства могло бы содействовать диалогу между партиями и другими общественными силами, содействуя формированию новой модели политического диалога.

В условиях усложнения и повышения темпов развития технологий и общественных процессов важно снижать барьеры доступа к конструктивному участию в политической жизни. Предстоит целенаправленно расширять возможности политического участия – и особенно для того, чтобы выявлялись и формировались политические лидеры будущего.

Задача технологического, экономического рывка требует трансформации российской политической системы. Временные рамки предстоящей трансформации совпадают с намеченными сроками достижения национальных целей – сроком полномочий Главы государства (до 2024 года).

Важнейший промежуточный этап трансформации – выборы депутатов Государственной Думы (2021 год или ранее).

Одним из результатов и одновременно условием успешной трансформации является формирование нового поколения политиков – политических лидеров будущего.

Востребованы новые лидерские качества, компетенции работы в новой технологической и общественной среде с более высокими темпами изменений, работы в условиях глобализации, в условиях «сетевого общества».

Новые технологии создают как возможности (коммуникации по линии политики — общество), так и ограничения (возможность создания псевдолидеров) для формирования политических лидеров будущего.

В числе условий, благоприятствующих становлению нового поколения политических лидеров: наличие позитивных примеров политического лидерства (Владимир Путин), возможность совместной работы нового поколения политических лидеров и действующих политиков.

В числе условий, препятствующих формированию политических лидеров будущего: состояние политической среды (в т.ч. централизация, дефицит инициативы, дефицит прецедентов смены партийного руководства).

При этом появление политических лидеров будущего – особенно как пассионарных фигур – возможно только в условиях более конкурентного, чем в настоящее время, политического процесса.

Этапами повышения уровня политической конкурентности, наряду с выборами депутатов Государственной Думы (2021 год или ранее), могут стать региональные выборы 2019 и 2020 года.

Востребовано:

— целенаправленное изменение партийно-политической системы (содействие появлению и развитию новых субъектов – политических движений, общественных платформ, сетевых структур),

— содействие созданию новых дискуссионных, диалоговых общественно-политических площадок (с широким использованием возможностей новых коммуникаций),

— изменение роли парламента и других представительных органов власти (усиление роли в бюджетном процессе, сокращение мелочного и декларативного законодательного регулирования при усилении роли парламента в определении процессов реализации принимаемых законов, снижение барьеров для участия в выборах и участия в иных конструктивных формах политической активности).

Вопросы любых изменений российской политической системы должны рассматриваться с точки зрения содействия или препятствия достижению целевых ориентиров 2024 года.

(Скачать в формате PDF)

[PDF] Кокорева Ю.В. ХАРАКТЕР ПОЛИТИЧЕСКОГО СТРОЯ И

Download Кокорева Ю.В. ХАРАКТЕР ПОЛИТИЧЕСКОГО СТРОЯ И…

100

Кокорева Ю.В. ХАРАКТЕР ПОЛИТИЧЕСКОГО СТРОЯ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ КАК ДЕТЕРМИНАНТЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА

Кокорева Ю.В. ХАРАКТЕР ПОЛИТИЧЕСКОГО СТРОЯ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ КАК ДЕТЕРМИНАНТЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА Изучение политического лидерства, его определяющих характеристик – актуальная задача современной политологии. В настоящее время возросло влияние политического лидерства на политический процесс и жизнедеятельность общества в целом. Научно-теоретическая и практическая значимость данной проблемы возросла в связи с современным политическим положением Украины. Основополагающим автором в развитии и преобразовании политических процессов, принятии полити34у5кцческих решений сегодня остается политический лидер, являющийся субъектом политической системы в целом. Оправданным является поиск первенства между политической средой и ее лидером. Лидерство это не оторванное от всего политического процесса явление, это некая составляющая той политической системы, в которой доминирует тот или иной лидер. Взаимоотношения лидер–общество являются взаимообратными, так как с одной стороны лидер может выступать субъектом этих взаимоотношений, когда, руководствуясь собственными позициями, руководит, преобразует и реформирует общество. С другой стороны, лидер может выступать объектом этих отношений, когда общество дает импульсы, выдвигает критерии отбора, благодаря которым лидер может продвигаться по лестнице власти. Актуальность темы подтверждает и тот факт, что у современного украинского общества отсутствует четкое понимание общенационального эталона политического лидера, что подтверждается протестным голосованием на президентских выборах на протяжении всей истории независимой Украины. Конечно, такое проявление политических предпочтений многие исследователи объясняют отсутствием общенациональной идеи, противоречивым историческим развитием регионов и другими причинами, сформировавшими политический строй и политическую культуру страны. Они же лежат в основе традиций выбора обществом политических лидеров, а потому должны быть изучены наукой. Практическая часть данного исследования состоит в формировании и выработке основных принципов восприятия и формирования политического лидерства в Украине для возможного использования их в технологиях предвыборных кампаний. Целью данной работы является раскрытие особенностей процесса формирования политического лидерства в Украине, выявление воздействия таких аспектов политической системы, как политический режим и политическая культура на поведение и деятельность лидера. Исходя из этого основными задачами данной статьи, являются: анализ предпосылок влияния политической среды на процесс функционирования политического лидерства в Украине; выявление факторов, воздействующих на поведение и деятельность лидеров; определение технологий и механизмов формирования лидерских качеств, путей их развития. На сегодня существует достаточно большое количество авторов, рассматривающих в своих исследованиях проблемы коммуникативных (А.Лысюк [6]), психологических (Л.Гозман, Е.Шестопал [2, с.219-241], Г.Дилигенский [3], Е.Егорова-Гантман [4], Д.Ольшанский [7, с.154-176], М.Школяр[14]) аспектов политического лидерства. Отдельные проблемы институализации, имиджирования, технологий политического лидерства, рассматривали в своих работах С.Кузнецова [5], А.Пахарев [8], Е.Петракова [9], Г.Почепцов [10,11], В.Шепель [13, с.67-75] и др. Однако, остаются недостаточно разработанными такие основополагающие аспекты формирования особенностей политического лидерства, как политический строй и политическая культура, что актуализирует исследования представленных феноменов. Положение участников политической жизни в политической иерархии неравно. Это обусловлено разной степенью близости их к власти, способностью влиять на социальные изменения и возможностью принимать стратегические решения. И даже внутри элиты отдельные ее представители отличаются от других преимущественным влиянием на общество [12, с.141]. Таким образом, личность, которая оказывает постоянное и решающее воздействие на общество, государство, организацию, называется политическим лидером. Для Украины определение признаков политического лидера по сегодняшний день остается актуальным, поскольку иерархия принятия политических решений, дублирование полномочий ветвей власти происходящее в государстве, дискриминирует устоявшиеся в политической культуре общества отношения к лидеру в целом. Институт лидерства возник в связи с потребностью у сложно организованных систем в сбалансированном развитии, т.к. их жизнедеятельность всегда требовала руководящего начала. Это связано с тем, что функционирование таких систем основано на взаимодействии разнородных, а часто и противоположных, экономических, социальных, политических, духовных интересов и их носителей, которые включают в себя разнообразные группы, организации и индивиды. В задачи лидеров входит выработка согласованных целей развития, распределение функций и ролей среди участников социальных взаимодействий, упорядочение поведения отдельных элементов системы в целях повышения эффективности функционирования общества в целом. Таким образом, практическое значение проблемы лидерства связано с поиском оптимальных форм руководства и управления социальными процессами [3, с.194-195]. Исторически возникшее политическое лидерство связано не только с формированием интересов, но и с появлением личности, как одного из потенциальных субъектов политического действия. Так, «архаичным» обществам политическое лидерство не свойственно не только в силу отсутствия дифференцированных вла-

Вопросы духовной культуры – ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

101

стных интересов, но и в силу невыделенности индивидуального «Я» из родового, коллективного сознания [8]. В античности, политическое лидерство носило личностный характер, представляя собой влияние, основанное на авторитете конкретного индивида, его достоинствах. Взаимоотношения лидера и его сторонников («ведомых») были близки к отношениям «учитель – ученик», поскольку политическая жизнь непосредственно связывалась с решением мировоззренческих вопросов, прокламацией определенных моральных ценностей. В средневековой Европе, политическое лидерство постоянно теряет нравственно-этическое содержание. Влияние лидера основывается не столько на личных достоинствах, сколько на способностях к руководству конкретной политической общностью. От лидера требуется не столько быть нравственным образцом, сколько умение сплотить группу для достижения поставленных целей, умение сформировать групповой интерес. Такая тенденция к прагматизации политического лидерства наиболее отчетливо обнаружила себя в эпоху Возрождения и в период буржуазных революций. В современном обществе, политическое лидерство представляет собой способ построения власти, основанный на интеграции различных социальных слоев (групп), посредством специфических механизмов вокруг выдвигаемой лидером программы (концепции) решения социальных проблем и задач общественного развития [12, с.144]. К числу факторов, воздействующих на психологию и деятельность лидера, в первую очередь должны быть отнесены характер политического строя и политическая культура данной страны. В условиях тоталитарного режима действуют совершенно иные принципы и механизмы формирования политической элиты и лидерства, чем в странах развитой представительной демократии. Политическая система и как ее составляющая, политическая культура общества задают тот минимальный набор характеристик, который обеспечивает восхождение на вершину власти. Потенциальный национальный лидер в демократической стране должен уметь завоевать популярность и доверие в широких массах населения и особенно среди членов и сторонников той партии, которую он возглавляет. Тоталитарный лидер в этом не нуждается, ему нужно, прежде всего, овладеть умением обходить и устранять соперников в ходе борьбы за власть в высших эшелонах бюрократической элиты, создавать себе опору в верхушке партийно-государственного аппарата. Исходя из этого, сегодня подтверждается возрастание требований к потенциальному общенациональному лидеру в Украине. Но, анализируя украинскую политическую конъектуру, говорить о приходе в ближайшее время во власть общенационального лидера не приходиться, в силу того, что практически вся элита Украины изначально является региональной и любой современный лидер отстаивает и защищает интересы определенных социальных групп. Во многих странах «третьего мира», где формальный политический плюрализм и соперничество на выборах сочетаются с силовой борьбой политических группировок – военных, идеологических или религиозных — для претендента на власть важны качества, обеспечивающие лидерство в «своей» группе и ее победу в такой борьбе, в частности не стесняться в выборе средств и свобода от моральных ограничений. Эта ситуация во многом напоминает условия завоевания власти в античных и средневековых городахгосударствах, в феодальных и абсолютных монархиях, когда там происходила борьба за престолонаследование или насильственное устранение предшественника [9]. Тоталитарные лидеры не уступают античным и средневековым тиранам в готовности использовать силовые методы, террор и политические убийства. Популярность в народе нужна им, в общем, не меньше, чем руководителям демократических государств. Тем не менее, каждой политической системе присущи специфические именно для нее механизмы достижения и удержания высшей власти, во многом определяющие политический облик «вождя». В устоявшейся абсолютной монархии или тоталитарном режиме одним из таких механизмов является сакрализация (т. е. освещение и идеализация) личности «первого лица». Сам факт его пребывания у власти признается достаточным основанием выполнения им этой роли во временных пределах, ограниченных лишь его уходом из жизни. Эта сакрализация оказывает на психологию лидера еще большее влияние, чем на его окружение и различные слои политической элиты: в зависимости от его индивидуальных особенностей она либо снижает его способность реагировать на события, усиливает консерватизм мышления и поведения, либо, наоборот, питает психологию вседозволенности, побуждает к волюнтаристским и нередко авантюристским решениям. В условиях представительной демократии национальный лидер должен повседневно доказывать обществу и самому себе собственные дееспособность и политическую эффективность, и именно эта необходимость, а не простое исполнение роли носителя высшей власти является главным фактором его действий. Ярким примером, подтверждающим данное высказывание, может служить сравнение отношений электората к главе государства в Украине и России. В Украине, яркая конкуренция политических сил является стимулом для постоянного доказательства политической эффективности лидера. Для российского общества менее важна дееспособность, политическая эффективность лидера, так как роль носителя высшей власти, изначально предопределяет правильность действий лидера. Политическая система влияет на психологию лидера и посредством тех нормативных предписаний, которые присущи порожденной ею культуре и образуют трудно переводимые границы выбора им методов своих действий. Речь идет о нормах выдвигаемых политической системой, которые в той или иной мере интегрируются лидерами, становятся компонентами их деятельности. Использование сегодня манипулятивных технологий в избирательных компаниях не является ни для кого секретом. Но мало кто задумывается над их предпосылками, почвой. Примером служит «Оранжевая революция», в разгар которой В.Ющенко говорил удивительные вещи (ничего подобного украинцы не слышали никогда): «Вы навсегда запомните эти дни! Они пересекут вашу жизнь чертой! Вы никогда уже не будете прежними! Здесь и сейчас вы стали

102

Кокорева Ю.В. ХАРАКТЕР ПОЛИТИЧЕСКОГО СТРОЯ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ КАК ДЕТЕРМИНАНТЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА

народом, решающим судьбу страны! Вы будите рассказывать внукам, что были на Хрещатике! Не дайте поставить себя на колени!» [15, с.23]. В этих речах отсутствует логика, но они оказали сильное воздействие на чувства. Все эти лозунги имеют под собой не что иное, как требования политической культуры Украины, исторические основания. С другой стороны характеристика политического режима непосредственно зависит от специфики лидерства, а именно от того, как политический деятель взаимодействует с обществом и видит управление им. Современная политическая ситуация в Украине, доказывает, что в обществе нет четко сформированных требований к лидеру. С одной стороны это объясняется фрагментарностью общества, а с другой, дает возможность претендентам на власть использовать всевозможные средства для ее достижения. В такой ситуации, Украина становиться ареной для политических технологий. Анализ проблем политического лидерства в «третьем мире», где в одних странах господствуют стагнация (т.е. застой в производстве) и политическая неустойчивость, а в других проявились тенденции к глубокому реформированию экономической и политической структуры доказывает неоднозначность лидерства. Авторитаризм, присущий политическим режимам многих из этих стран, играл совершенно различную роль – стабилизирующую, реформаторскую или дестабилизирующую и застойную – в зависимости от преобладания тех или иных тенденций и соответствующих им психологических характеристик политических лидеров. При определении такого феномена как политическое лидерство, необходимо учитывать также уровень сформированности политической культуры. Социальная значимость политического лидера прямо зависит от уровня политической культуры и активности масс. Преобладание активистской политической культуры, существование устойчивых демократических традиций, наличие неконтролируемого государством гражданского общества и политической оппозиции, сужают возможности для некомпетентного лидерства, различного рода волюнтаризма, злоупотреблений властью и, вместе с тем, создают благоприятную почву для проявления в политике индивидуальных способностей и дарований. Поэтому совершенствование системы отбора лидеров и повышение демократической политической активности масс – это два важнейших условия эффективного политического руководства обществом. Поскольку сама по себе политическая культура, является динамическим феноменом, то и политическим лидерам приходится либо подстраиваться под требования общества, либо самому формировать, выгодную для политической системы политическую культуру. Ярким примером формирования властью политической культуры в обществе, является советский период, когда от детского сада до пенсии прививали уважение к действующему строю. Также не последнее место в определении лидерства играет роль индифферентности общества (по отношению к политике в целом и лидерству в частности). Именно индифферентность предотвращает зарождение объективных критериев для отсеивания либо продвижения потенциального лидера во власть. В Украине наблюдается усиление процесса индифферентности по отношению к политической власти, о чем говорят уменьшение явки на выборах, голосование против всех, отсутствие идейно настроенных активных масс, разочарование во власти в целом. Таким образом, не смотря на многообразие исследований по данной проблематике, изменяющиеся параметры политического процесса актуализируют разработку подходов к изучению политического лидерства. Сложность в формировании образа, и дальнейшей деятельности политического лидера в Украине заключается, прежде всего, во фрагментарности предпочтений украинского общества, отсутствии общенациональной идеи и исторически сложившихся основ политической культуры. В украинском обществе, традиционно склонном к персонализации власти, политическая борьба приобретает форму соревнования за использование и содержание власти не столько политическими партиями, сколько отдельными «яркими» личностями, наделенными лидерскими качествами. И в этой связи, перед всем обществом встает задача выработки качественных критериев и норм для политического лидера, от которого в дальнейшем будет зависеть формирование политического режима и культуры, выражающие синтез интересов лидера и среды для выражения критериев последующим претендентам на власть. Источники и литература 1. Биленко С.С.Базовые факторы анализа политического лидера: некоторые аспекты / С.С. Биленко // Держава і право: Зб. наук. праць. Юридичні і політичні науки. Вип. 22.– К.: Ін-т держави і права ім. В.Н.Корецького НАН України, 2003. – С.663-668. 2. Гозман Л.Я. Политическая психология / Гозман Л.Я. Шестопал Е.Б. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1996.– 448 с. 3. Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология: Учебное пособие для ВУЗов. / Дилигенский Г.Г. – М.: Новая школа, 1996. – 352 с. 4. Егорова-Гантман Е.В. Политическая реклама / Егорова-Гантман Е.В., Плешаков К.В. – М.: Центр полит. консультирования «Николло М», 1996. – 240 с. 5. Кузнецова С.В. Институциональные технологии формирования политического лидерства / С.В. Кузнецова // Политологический вестник.– К., 2000.– №6. – С.110-117. 6. Лысюк А.Коммуникативный аспект политического лидерства: культурологические основы / Анатолий Лысюк // Политический менеджмент. – 2000.– №1. – С. 39. 7. Ольшанский Д.В. Политическая психология / Ольшанский Д.В. – СПб.: Питер, 2002. – 576 с. 8. Пахарев А. Д. Политическое лидерство и лидеры / Пахарев А. Д. – К.: Знание Украины, 2001. – 270 с.

Вопросы духовной культуры – ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15.

103

Петракова Е. Некоторые аспекты формирования имиджа политического лидера / Елена Петракова // Политический менеджмент. – 2004. – №2. – С.109-120. Почепцов Г. Имидж и выборы. Имидж политика, партии, президента / Григорий Почепцов – К.: АдефУкраина, 1997. – 140с. Почепцов Г. Имидж от фараонов до президентов / Григорий Почепцов – К.: Адеф-Украина, 1997. – 328 с. Соловьев А.И. Политология: политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов ВУЗов / Соловьев А.И. – М.:Аспект Пресс, 2001. – 559 с. Шепель В.И. Имиджелогия: Секреты личного обаяния / Шепель В.И. – М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1997. – 480 с. Школяр М. Психологические аспекты формирования имиджа политика /Марьяна Школяр// Политический менеджмент.– 2008. – №4. – С.67-75. Юрченко А.«Бархатные революции» как программа манипуляции сознанием / Андрей Юрченко // Анти-Оранж.– 2006. – №3. – С.21-26.

Лазарев Ф.В. ПРОБЛЕМА ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ НАУЧНЫХ ПОНЯТИЙ И ТЕОРИЙ Для мышления ученых эпохи классического естествознания характерна была философская установка, согласно которой всякое осмысленное научное понятие является «абсолютно применимым». Эта установка по существу восходила к метафизическим воззрениям более ранней эпохи и к стереотипам обыденного мышления. Так, до открытия шарообразности земли считалось очевидным, что такие понятия как «верх» и «низ» носят абсолютный характер. Если этим понятиям придать операциональное толкование посредством отвеса, то казалось, что они имеют четкий и однозначный смысл не только в какой-то конкретной лаборатории, но и в любой другой физически возможной ситуации, например, в любой точке земной поверхности. Интуиция толкала людей к ложному выводу о существовании «истинного» верха и «истинного» низа в масштабах всего космоса. Подобно этому вплоть до ХХ века интуиция заставляет ученых принимать (явно или неявно) тезис, согласно которому два разделенные в пространстве события, одновременные в данной лаборатории (системе отсчета) будут одновременными и с точки зрения любой другой системы отсчета. А еще каких-то 50-60 лет тому назад физики и философы обсуждали вопрос о том, существует ли «истинная» траектория движущегося тела. Короче говоря, наука прошлого формируя то или иное понятие, обычно оставляла в тени явно или неявно принимаемые ею практические, онтологические и гносеологические предпосылки однозначной применимости этого понятия. Любым фундаментальным понятием, как правило, придавался универсальный смысл. Альберт Эйнштейн в связи с этим писал: «Понятия, которые оказываются полезными при упорядочении вещей, легко завоевывают у нас такой авторитет, что мы забываем об их земном происхождении и воспринимаем их как нечто неизменно данное. В этом случае их называют «логически необходимыми», «априорно данными» и т.д. Подобные заблуждения часто надолго преграждают путь научному прогрессу. Поэтому анализ давно используемых нами понятий и выявление обстоятельств, от которых зависит их обоснованность, пригодность, и того, как они возникают из данных опыта, не является праздной забавой. Такой анализ позволяет подорвать излишне большой авторитет этих понятий. Они будут отброшены, если их не удастся узаконить должным образом, исправлены, если они не вполне точно соответствуют данным вещам, заменены другими, если необходимо создать какую-нибудь новую, в каких-то отношениях более предпочтительную систему» [1, с. 28-29]. В период «спокойного» развития науки, т.е. в период, когда господствующая парадигма прочно удерживает свои позиции, всякий интерес ученых к анализу понятий, к выявлению смысла тех первичных абстракций и исходных допущений, на которых покоится здание теории, резко ослабевает. Внимание ученого сосредоточено на предметной проблематике науки. Обращение к метатеоретическому уровню представляется излишним. Однако при переходе науки в новую область исследования может обнаружиться недостаточность или непригодность старых понятий. Возникает мучительный период пересмотра концептуального аппарата существующей теории. Нередко это выливается в своего рода концептуальную революцию. В такой ситуации в силу самой логики развития научного знания естествоиспытатель вынужден обратиться к таким метатеоретическим вопросам, которые традиционно считаются философскими. По существу центральной здесь является проблема относительности понятий. Почему понятие, которое долгое время считалось вполне точным и прозрачным по своему физическому смыслу, неожиданно обнаруживает в некоторой новой ситуации свою семантическую неопределенность? От чего зависят, чем обусловливаются границы однозначной применимости той или иной физической абстракции? Рассмотрению этих вопросов и посвящается предлагаемая статья. Гносеологический анализ эволюции понятия температуры Что в сущности означает, что всякое научное понятие имеет вполне определенную и ограниченную область своей применимости? Обратимся к анализу понятия температуры, которое может служить классическим примером типичной теоретической абстракции в физике. Можно выделить несколько стадий эволюции названного понятия. 1. Сенсорный механизм человека позволяет ему воспринимать такие свойства окружающих его предметов, как быть «холодным», «теплым», «горячим» и т.п. Здесь мы сталкиваемся с такой ситуацией, ко-

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИДЕР — это… Что такое ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИДЕР?

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИДЕР
— ведущее лицо политического процесса, осуществляющее функции объединения и сплочения социальных сил, задающее направление деятельности государственным и общественным институтам, политическим движениям, во многом определяющее особенности курса на политические преобразования в стране. Политический лидер — это, прежде всего, крупная личность, имеющая твердые принципы, убеждения, концепцию развития страны, способная отстаивать свои идеи в открытой полемике и борьбе, готовая в случае неудачи уйти в отставку, сохранив при этом свое «лицо» и общенациональную известность. Само политическое лидерство — одна из важнейших составляющих политической деятельности, это не новый стиль руководства, а способ организации власти в гражданском обществе с развитым политическим сознанием всех и большинства его социальных слоев. Часто отождествляют понятия лидера и руководителя. Однако руководитель является представителем государств и выполняет директивные функции, заданные им нормативно, лидер же влияет на людей независимо от своего официального статуса за счет завоеванного авторитета. Именно политические лидеры представляют собой идеальную модель изучения лидерского поведения в целом. У них высокая мотивация лидерства, ярко выраженные потребности в достижении цели. Большинство из них обладают четко проявляющиеся психологическими качествами людей, способных влиять на других. Более того, конкретные группы людей обычно выражают свое твердое согласие признать их лидерами. Политические лидеры коммуникабельны, стремятся к разнообразным контактам (особенно в процессе предвыборной борьбы). Они создают себе определенный имидж, известны широким массам. Ссылки на их опыт вызывают живые и впечатляющие ассоциации. Политический лидер выполняет в обществе определенные функции: • организационную — планирует политические акции, занимается поиском сторонников, контролирует и регулирует отношения между ними, ориентирует их на компромиссы или на решительное изменение политики; • координационную — согласовывает действия институтов власти, приводит их решения и политический выбор в соответствие с общественным мнением, с принятой в обществе системой ценностей; интеграционную — обеспечивает поддержку единомышленниками, окружением, обществом своих планов и программ.  

Политическая психология. Словарь-справочник. — Херсон: ОМУРЧ «Украина» ХФ. С. В. Голев. 2004.

  • ПОЛИТИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ
  • ПОЛИТИЧЕСКИЙ МАРКЕТИНГ

Полезное


Смотреть что такое «ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИДЕР» в других словарях:

  • ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИДЕР — это глава, формальный или неформальный руководитель («вождь») государства, политической группы (группировок), общественно политической организации или движения; ведущее лицо политического процесса, осуществляющее объединение и сплочение …   Глоссарий по политической психологии

  • Политический кризис на Украине (2007) — Палаточный городок и митинг сторонников антикризисной коалиции в Киеве на Площади Независимости …   Википедия

  • Политический кризис на Украине (2004) — Политический кризис на Украине осенью зимой 2004 года был вызван многочисленными факторами, к которым, в первую очередь, относятся: Столкновение экономических интересов крупных финансово экономических группировок в традиционных украинских… …   Википедия

  • Политический кризис в Грузии в ноябре 2003 ( «революция роз») — Причиной внутриполитического конфликта в стране послужили парламентские выборы, прошедшие в Грузии 2 ноября 2003 года. 3 ноября телекомпания «Рустави 2» обнародовала данные экзит полов, согласно которым лидирует оппозиционный блок… …   Энциклопедия ньюсмейкеров

  • Политический хип-хоп — Направление: хип хоп Место и время возникновения: 1982 год Годы расцвета: конец 1980 х 1990 е Поджанры: Социальный хип хоп …   Википедия

  • Политический заключённый — Политический заключённый  лицо, находящееся под стражей или отбывающее наказание в виде лишения свободы, а также направленное на принудительное лечение в психиатрический стационар, в деле которого присутствует явная политическая составляющая …   Википедия

  • Политический имидж — (от англ. image образ) образ политического лидера, деятеля, партии, который складывается в общественном мнении и сознании, оказывая воздействие на авторитет и влияние (рейтинг) его носителя. И. п. может возникать стихийно, без усилий со стороны… …   Политология. Словарь.

  • Политический клуб «Экогласность» — ПК Екогласност Лидер: Эмиль Георгиев Дата основания: 1990 Идеология: зелёные Политический клуб «Экогласность» (болг. ПК Екогл …   Википедия

  • ЛИДЕР — ЛИДЕР, а, муж. 1. Глава, руководитель политической партии, общественно политической организации или вообще какой н. группы людей; человек, пользующийся авторитетом и влиянием в каком н. коллективе. Политический л. 2. Спортсмен или спортивная… …   Толковый словарь Ожегова

  • Политический кризис в Грузии. Сентябрь-октябрь 2007 года — 25 сентября 2007 года бывший министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили после презентации в Тбилиси своего политического движения «За единую Грузию» выдвинул ряд обвинений в адрес президента Грузии Михаила Саакашвили. Он обвинил… …   Энциклопедия ньюсмейкеров


национального руководства в приговоре

Эти примеры взяты из корпусов и из источников в Интернете. Любые мнения в примерах не отражают мнение редакторов Cambridge Dictionary, Cambridge University Press или его лицензиаров.

Хотя его можно было вырастить для национального лидерства , он все же был потенциальным нарушителем спокойствия.

Сегодня местничество продолжается, но местные лидеры теперь играют важную роль в формировании национального руководства .

Те партии, в которых кандидаты выбираются национальным руководством , как правило, иерархичны в своей организации.

Местные должностные лица избираются или назначаются из числа массовых членов и, одновременно, провинциальных и национальных руководителей избираются из рядов руководящих институтов режима.

Видно, что выдающийся или великий человек обеспечивает лидерство — национальное руководство , или руководство всем процессом человеческой эволюции.

Успех политической реформы будет зависеть от повторного изобретения национального руководства .

Тем не менее, такое развитие событий не повлияло на появление региональных лидеров, которые время от времени бросали вызов национальному руководству своих партий.

Процессы политической и экономической либерализации, описанные в этом документе, сложны, часто спорны и, безусловно, потребуют трудного выбора со стороны национального руководства .

Система однократных выборов президента устранила необходимость формирования союзов и уступок более мелким партиям, что укрепило позиции национального руководства правящей партии.

Первое, чего он никогда не делал и должен сделать, — это дать отрасли сильное лидерство на национальном уровне .

Национальное руководство проявило пристальный интерес к этому вопросу и воспользовалось своим опытом и советами.

Их влияние и численность растут, и у национального руководства нет ни желания, ни возможности их обуздать.

Все руководители имеют доступ к национальной программе развития лидерства .

Второй критерий — это истинное развитие образования для формирования достаточно информированного электората, а также национального лидерства .

сильное национальное руководство ведет к этнической политике и дискриминации, что нежелательно.

Это отрасль, которая отчаянно нуждается в национальном руководстве , потому что это, должно быть, самая разделенная отрасль в стране.

Это партия, которая так или иначе утверждает, что национальное руководство было разбито.

Такова реальность национального руководства .

Это не способ дать национальному руководству и не способствовать национальному единству.

Эти примеры взяты из корпусов и из источников в Интернете. Любые мнения в примерах не отражают мнение редакторов Cambridge Dictionary, Cambridge University Press или его лицензиаров.

Пошаговое руководство и карьерный рост

Национальный лидер может быть избран или назначен и может работать в различных ветвях власти, таких как исполнительная или законодательная. Хотя национальный лидер часто считается президентом, премьер-министром или любой другой высшей должностью в правительстве, он также может быть лидером сената, лидером конгресса или другими должностями, играющими руководящую роль.

Национальный лидер имеет широкий круг обязанностей и ответственности, но в основном он призван защищать суверенитет своей нации.От них ожидается отличные коммуникативные навыки и навыки межличностного общения, глубокое знание своего языка и культуры, а также языков и культур других иностранных высокопоставленных лиц, с которыми они могут встретиться, а также глубокое понимание статуса нации в различных аспектах и ​​отраслях. .

Требования национального лидера варьируются от страны к стране. Национальный лидер может иметь или не иметь степень бакалавра, и даже их специализации и области знаний различны.Но самое главное, национальный лидер должен обладать первоклассными лидерскими качествами, чтобы управлять делами всей нации и общаться с каждым департаментом, агентством или подразделением, входящим в состав правительства.

Когда дело доходит до национального лидера, это больше, чем кажется на первый взгляд. Например, знаете ли вы, что они зарабатывают в среднем 65,81 доллара в час? Это 136 888 долларов в год!

Ожидается, что в период с 2018 по 2028 год карьера вырастет на 5% и откроет 20 600 рабочих мест в США.S.

Многие национальные лидеры обладают определенными навыками для выполнения своих обязанностей. Просматривая резюме, мы смогли сузить круг наиболее общих навыков для человека на этой должности. Мы обнаружили, что во многих резюме указаны навыки обслуживания клиентов, лидерские качества и аналитические способности.

Если вы заинтересованы в том, чтобы стать национальным лидером, в первую очередь следует подумать о том, сколько образования вам нужно. Мы определили, что 66.8% руководителей страны имеют степень бакалавра. Что касается уровня высшего образования, мы обнаружили, что 15,2% руководителей страны имеют степень магистра. Несмотря на то, что у большинства национальных лидеров есть высшее образование, можно стать лидером только со степенью средней школы или GED.

Выбор правильной специальности всегда является важным шагом при изучении того, как стать национальным лидером. Когда мы исследовали наиболее распространенные специальности для национального лидера, мы обнаружили, что они чаще всего получают степень бакалавра или магистра.Другие степени, которые мы часто видим в резюме национальных лидеров, включают степени младшего специалиста или дипломы средней школы.

Возможно, вы обнаружите, что опыт работы на другой работе поможет вам стать национальным лидером. Фактически, многие должности национального лидера требуют опыта работы в роли торгового представителя. Между тем, многие национальные лидеры также имеют предыдущий карьерный опыт на таких должностях, как представитель службы поддержки клиентов или руководитель.

Национальная конференция руководителей OΔK

О конференции национальных лидеров

Национальная конференция по лидерству OΔK (NLC) предлагает коллегиальным членам, а также пожизненным членам на любом этапе их карьеры возможность собраться и поделиться опытом развития лидерства.Теперь это ежегодное мероприятие, NLC объединяет опытных членов Общества с теми, кто находится в самом начале пути. NLC был полностью онлайн в 2021 году, но мы планируем вернуться к личной модели в 2022 году, собираясь лично, но также используя преимущества технологий, чтобы поделиться событием с участниками по всему миру.

  • Конференция 2022 года состоится 2–5 июня 2022 года в Университете Кентукки в Лексингтоне, штат Кентукки.
  • Ориентировочная дата проведения конференции 2023 года — 1-4 или 8-11 июня 2023 года.

Национальная конференция лидеров 2022 года
2-5 июня 2022 года
Университет Кентукки, Лексингтон, Кентукки.

NLC 2022 года будет очной конференцией с некоторыми онлайн-компонентами и компонентами Livestream.

  • Прием заявок на участие в программе открыт. Крайний срок подачи заявок — пятница, 7 января 2022 года.
  • Информация о треке одновременной сессии доступна здесь.

Мы все еще ищем добровольцев для работы в комитетах. Пожалуйста, прочтите их, прежде чем подавать заявку на работу в одном из комитетов

.

Приложения


Национальная конференция лидеров 2021 года — онлайн

Национальная конференция лидеров 2021 года была полностью онлайн.Группа планирования конференции создала интерактивный, но виртуальный опыт для всех членов OΔK. Сессии, нацеленные на пожизненных членов, дополнялись основными докладчиками и специальными сессиями для коллег и руководителей кружков. Эта конференция была действительно для всех членов Общества. Чтобы посмотреть видео основных докладчиков, посетите наш канал на YouTube.

8-10 апреля 2021 г.
Председатель конференции: Алексис Мартинес

Щелкните здесь, чтобы получить дополнительную информацию и перейти на официальную веб-страницу NLC 2021 года.


Список прошлых национальных конвенций

2018

50-я проводимая раз в два года национальная конференция и конференция лидеров проводилась в кампусе Университета Бельмонт в Нэшвилле, штат Теннеси, 31 мая — 3 июня 2018 г. У нас было 122 студенческих лидера, 47 консультантов и более 50 членов правления, волонтеров и сотрудников. в посещаемости. У нас есть ссылки на основных докладчиков по вопросам лидерства O∆K.


2016

Двухгодичный съезд и конференция руководителей 2016 года проводились в Государственном университете Гранд-Вэлли в Аллендейле, штат Мичиган., 16–19 июня 2016 г. Чтобы получить представление об этом соглашении, посмотрите видео ниже. У нас также есть ссылки на основных докладчиков по вопросам лидерства O∆K.

Вложения

Национальная конференция по лидерству и навыкам

20-24 июня 2022 г.

SkillsUSA направляется в Атланту, штат Джорджия, 20–24 июня 2022 года, на ежегодную Национальную конференцию по лидерству и навыкам (NLSC), которая представляет собой выставку студентов, обучающихся по профессии и техническому образованию.

Перед тем, как конференция технически начнется, студенты и консультанты познакомятся с опытом использования «Кредитное плечо» и «Вовлечение».Эти три интенсивных и полезных мероприятия охватывают индивидуальные, групповые и интерактивные тренинги по лидерству.

Во вторник церемония открытия — первое официальное мероприятие конференции.

Делегатские сессии для учащихся средних, старших классов и колледжей / послесредних школ проводятся национальными должностными лицами. Сессии предоставляют платформу для ведения официальной деятельности организации, выбора студенческих лидеров и признания голосующих делегатов государственных ассоциаций.

SkillsUSA TECHSPO находится на площадке для соревнований.Ищите продукты, которые можно приобрести у спонсоров и поставщиков SkillsUSA, как на внутренних, так и на открытых выставках.

Чемпионат SkillsUSA пройдет в среду и четверг. Более 6 500 выдающихся студентов, обучающихся по специальности и техническому образованию — все победители государственных конкурсов — примут участие в практических соревнованиях в 107 различных областях торговли, техники и лидерства. Студенты работают против времени и друг друга, доказывая свой опыт в таких профессиях, как электроника, компьютерное черчение, прецизионная обработка, оказание медицинской помощи и кулинария.Конкурсы проводятся с помощью промышленности, торговых ассоциаций и профсоюзов, а компетенции тестов устанавливаются отраслью. Конкурсанты на лидерство продемонстрируют навыки, включая импровизированное выступление и проведение собраний в соответствии с парламентской процедурой. Соревнования будут открытыми и бесплатными.

Завершает неделю церемония награждения, которая проходит в пятницу вечером.

ПОДРОБНЕЕ ОБ АТЛАНТЕ

Ресурс наставника Национального совета лидерства

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НАСТАВНИКОВ!

Независимо от того, являетесь ли вы наставником впервые или наставником многих подростков, мы благодарны вам за то, что вы беретесь за эту важную работу.Вы можете найти все необходимые ресурсы с разбивкой по годам.

Папка с информацией о новом наставнике:

Эти документы находятся в этой папке.

  • NLC Mentor Handbook — учебная программа первого года обучения, которую подростки NLC работают с наставником. Вы начнете со второй половины, которая представляет собой обзор того, что значит быть лидером-слугой.
  • График программы NLC — четырехлетний обзор роли наставника в жизни подростка NLC
  • Роли в команде NLC — Описание ролей подростка, наставника, лидера, родителей и персонала NLC
  • Синяя книга Премии Конгресса — Буклет Премия Конгресса выдает подросткам за успешное завершение программы.Наставники являются советниками в этой деятельности.

Информация о текущем наставнике :

Чтобы узнать, чем ваш подопечный будет заниматься каждый год, и помочь вам ориентироваться в это время, просмотрите эти ежегодные папки. Год NLC проходит от All Class Retreat до All Class Retreat.

Обратите внимание: документы в этих папках периодически обновляются.


Часто задаваемые вопросы

В чем разница между лидерством и лидерством в сфере обслуживания?

По словам Роберта Гринлифа, «служитель-лидер начинает с естественного чувства, что каждый хочет служить, служить первым.Тогда осознанный выбор побуждает стремиться к лидерству. Этот человек резко отличается от того, кто первым является лидером, возможно, из-за необходимости ослабить необычное стремление к власти или приобрести материальные блага … Лидер-первый и первый слуга — два крайних типа ».

«Слуга-лидер фокусируется в первую очередь на росте и благополучии людей и сообществ, к которым они принадлежат. В то время как традиционное лидерство обычно предполагает накопление и использование власти одним человеком, находящимся на «вершине пирамиды», служащее лидерство отличается.Слуга-лидер делится властью, ставит нужды других на первое место и помогает людям развиваться и работать как можно лучше ».

Как это применимо к моим отношениям с подростком?

Цель ваших отношений — помочь подростку научиться брать на себя ответственность за свой опыт лидера-слуги и христианского ученого. Ваш пример помогает подросткам увидеть, как они могут жить христианской наукой в ​​своей жизни.

В целом, как выглядит обязательство по времени?

Построение отношений требует времени и усилий.Каждый подросток индивидуален, и их школа и семейная жизнь различаются, поэтому построение отношений с подростком будет уникальным для вас и вашего подростка. Вместе вам придется решить, как будут выглядеть ваши отношения, и понять, как они изменятся через четыре года.

Общие обязательства:
  • В среднем наставники тратят 8-10 часов в месяц.
  • Офис НЛК просит наставников:
    • посещать телеконференции наставников
    • Помогите своему подростку быть в курсе всех заданий и работы над премией Конгресса
    • посетите ретрит для всех классов в январе после того, как вас зачислили
  • Руководители классов просят наставников:
    • Посещайте ежемесячные телеконференции наставников, на которых наставники могут делиться своими успехами и задавать вопросы, а также быть в курсе того, что происходит в классе, а также знакомиться с другими наставниками.
    • Работайте над учебной программой (чтение / обсуждение) со своим подопечным, чтобы углубить их понимание и помочь им привнести более содержательное обсуждение в их классные звонки.
    • Взаимодействуйте с подростком, чтобы построить взаимопонимание и поддержку


Когда и где нужно проводить наставничество?

В идеале, лучше всего лично встречаться с подопечным два раза в месяц. Очевидно, это зависит от местоположения и расписания, но если лично не может произойти, звонок Zoom — хорошее решение.Вот список того, как некоторые из наших наставников поддерживали контакт со своими подростками:

  • Zoom Calls
  • Еженедельные вдохновляющие и обновляемые текстовые сообщения
  • Воскресные обеды и / или дневные мероприятия
  • Посетите мероприятие (спортивное мероприятие, концерт, школьную программу и т. Д.), А затем выйдите из дома.
  • Слушайте лекцию или видео на Youtube, чтобы обсудить


Что делать, если мой подопечный никогда не звонит и не связывается со мной?

Свяжитесь с ними! Подростки не думают о контактах со взрослыми по разным причинам.Чтобы установить и поддерживать контакт, с самого начала установите стандарт общения, каким бы способом вы и ваш подросток ни соглашались. Создайте событие в общем календаре вместе. Попросите родителей помочь подростку связаться с наставником, если вам нужна дополнительная поддержка. Сегодня у подростков так много отвлекающих факторов (инстаграмм, снэпчат и т. Д.). Они не всегда хотят быть вне связи, но ваш текст может оказаться ниже их рабочего уровня, поэтому будьте настойчивы — звоните, пишите, пишите по электронной почте, подъезжайте.

Прежде чем вы полностью откажетесь от отношений, можно было бы просто сосредоточиться на построении отношений, посещая общественные мероприятия и общаясь (посмотрите фильм, сходите в мороженое и т. Д.). Затем, когда вы почувствуете себя лучше, вы сможете снова погрузиться в учебную программу. Цель состоит в том, чтобы подростки чувствовали себя любимыми и ценными, а также получили второй источник, который поможет им ориентироваться во всем, что им бросает жизнь. Еще одна идея — обратиться к другим наставникам в вашей группе, чтобы узнать, как они справляются со своими делами. Если вы это сделаете, а соединение по-прежнему не устанавливается, не беспокойтесь. Обязательно сообщите о своем намерении отступить подростку, его родителям, их руководителям и офису NLC.

Что мне делать, если не кажется, что мы вдвоем соединяемся как пара?

Не принимайте это на свой счет, если кажется, что вы и ваш подросток не общаетесь. Может быть множество причин, почему что-то не щелкает. Лучше всего честно поговорить с подростком.Дайте им понять, что вы их любите и цените, даже если кажется, что вы двое не подходите для наставника и подопечного. Если кажется, что вам двоим нужно расстаться, сообщите об этом родителям подростка, вашим руководителям и офису NLC.

Одно из предложений — просто сосредоточиться на построении отношений с помощью социальной активности и разговоров (посмотрите фильм, сходите в мороженое и т. Д.). Затем, когда вы почувствуете себя лучше, вы сможете снова погрузиться в учебную программу. Цель состоит в том, чтобы подростки чувствовали себя любимыми и ценными, а также получили второй источник, который поможет им ориентироваться во всем, что им бросает жизнь.

С кем еще, кроме подростка, будет взаимодействовать наставник?

Помимо подростка, наставники должны работать в партнерстве с лидерами и при необходимости поддерживать связь с родителями. Если у наставников есть вопросы по программе, начните с лидеров. Если у лидеров нет ответа, который ищет наставник, свяжитесь с офисом NLC: [электронная почта защищена].

Насколько сильно вы должны вовлекать родителей и быть доступными, чтобы следить за ситуациями, которые они с вами рассказывают? Можете ли вы быть командой, соблюдая конфиденциальность?

Фраза «Чтобы вырастить ребенка, нужна деревня».Наставники должны регулярно поддерживать связь с родителями подростка, потому что они являются частью команды, помогающей своему подростку расти. Наставник и родители должны решить, как выглядят их отношения, чтобы убедиться, что они находятся на одной волне. Наставник сам решает, чем поделиться с родителями. Мы настоятельно рекомендуем наставнику поговорить с подростком о том, чем он будет делиться с родителями, чтобы не было триангуляции. Очевидно, что если есть юридическая проблема, родители должны быть немедленно предупреждены, но помощь в воспитании подростка через любое исцеление является ключевым.

Насколько я должен участвовать в выполнении заданий подростка?

Это действительно зависит от подростка. Некоторым подросткам нужно совсем немного наставлять вас. Некоторым потребуются подробные указания и дальнейшие действия. Наставник и подросток должны выяснить, как выглядит этот баланс. Независимо от того, насколько вы вовлечены в выполнение заданий подростка, убедитесь, что вы заинтересованы в своем ребенке, и не забудьте показать им, что вы заботитесь о том, что он делает. Знайте, каковы их задания, поддерживайте их в работе над ними (будь то просто проверка или тесная работа с ними), дайте отзывы о выполненных проектах и ​​хвалите их за проделанную работу.Чем больше вы вовлечены в выполнение с ними заданий, тем больше подросток будет реагировать на вашу поддержку.

Как вы подходите к подростку, не соблюдающему дедлайны, и есть ли какие-либо последствия со стороны руководителя класса?

Хорошее общение с подростком поможет в жестком разговоре о сроках. Зная, что нужно сделать, связаться с подростком за неделю до крайнего срока, чтобы вместе завершить его и спросить, как вы можете поддержать его, — это всего лишь несколько способов помочь.Если они изо всех сил пытаются выполнить задание, не торопитесь, чтобы его выполнить. Зарегистрируйтесь с подростком. Посмотрите, не происходит ли что-то, что мешает подростку выполнять свои задания. Большинство подростков имеют хорошие намерения выполнять эти задания. Им просто нужна поддержка и понимание, когда дела идут не так, как они планировали. Обязательно держите родителей в курсе, чтобы они могли поддерживать ваши отношения с подростком.

Следует ли мне беспокоиться о безопасности при наставничестве?

Несколько вещей, чтобы убедиться, что мы все защищены:

  • Пожалуйста, соблюдайте Атмосферу сообщества и Кодекс поведения, который мы просим подростков подписывать каждый год и следовать им.
  • Если вы куда-то ведете подростка, соблюдайте все правила и нормы дорожного движения. Мы также рекомендуем вам не водить подростковые места в одиночку, если вы не обсудили это с родителями. Наличие с вами кого-то еще обеспечивает защиту для всех участников.
  • Когда вы подали заявку на должность наставника, вас попросили заполнить анкету. Это часть наших правил техники безопасности.


Какие потенциальные проблемы могут возникнуть?

Жизнь имеет тенденцию создавать проблемы, которые мы все должны научиться работать и преодолевать.Мы знаем, что у вас плотный график, и в настоящее время подростки, кажется, становятся все более занятыми. Научиться сочетать плотный график с построением трансформирующих отношений и одновременно научить подростков брать на себя ответственность за свой опыт — само по себе вызов. Тем не менее, когда мы показываем подросткам, что мы несовершенны, но все работаем, чтобы найти баланс, это помогает подросткам понять, что им не обязательно быть идеальными. Им просто нужно жить в соответствии со своим высшим чувством права.

Есть ли какие-то ожидания в отношении расходов?

От наставников нет никаких ожиданий, что они будут что-либо тратить.Однако по мере того, как вы налаживаете отношения, вы можете начать водить подростка поесть мороженого и т. Д. Планируя различные занятия с подростком, в разговоре также участвуйте в финансах, чтобы в комнате не было слона.

NLC действительно приглашает наставников на наш All Class Retreat, и хотя мы пытаемся покрыть эти расходы, посещение действительно требует определенных затрат. Хотя это не обязательно, мы настоятельно рекомендуем это замечательное мероприятие.

HSF: Национальная конференция лидеров (NLC)

Ежегодная Национальная конференция по лидерству (NLC) дает возможность лучшим и ярким стипендиатам HSF добиться академического и профессионального мастерства благодаря сочетанию наставничества, профессиональных идей и профориентации.Каждое лето группа начинающих второкурсников выбирается в качестве делегатов из высококонкурентного пула нынешних стипендиатов HSF. Участникам предоставляется возможность пообщаться с некоторыми из ведущих латиноамериканских профессионалов в нашей стране и получить представление о том, как достичь совершенства в выбранных ими областях.

Требования к участникам:

  • Текущие стипендиаты HSF с хорошей репутацией
  • Стипендиаты должны быть нынешними младшими или старшими в семестре, в течение которого проводится конференция
  • 2.Средний балл 5 или выше по шкале 4,0 или эквивалент по шкале вашей школы
  • Приглашаем к подаче заявки стипендиатов всех дисциплин / специальностей
  • Определить, что они принадлежат к латиноамериканскому наследию


* Обратите внимание: стипендиатов HSF являются среди лучших студентов в стране, и их выбор очень конкурентоспособен. Отборочный комитет HSF National Leadership Conference использует строгий процесс отбора для отбора стипендиатов, которым будут предоставлены места на конференции в конкретном году.


Участвуя в NLC, вы можете…

  • Узнать и изучить возможности стажировки, лидерства и карьерного роста на высшем уровне
  • Участвовать в комплексных семинарах по профессиональному обучению
  • Взаимодействовать и общаться с ведущими профессионалами отрасли
  • Формируйте прочные дружеские отношения с лучшими и яркими стипендиатами HSF со всей страны
  • Получите наставничество выдающихся профессионалов, представляющих широкий спектр областей
  • Узнайте о поездках выдающихся бизнес-лидеров и участвуйте в сессиях вопросов и ответов

Национальные номинации на лидерство

ОДИНАКОВЫЕ кандидатуры национальных лидеров

КРАЙНИЙ СРОК

: кандидатуры открываются с 1 октября по 1 декабря 2021 года (заявки должны подаваться через форму ниже)

НАЦИОНАЛЬНАЯ ЛИДЕРСКАЯ ГРУППА ТАКЖЕ стремится найти преданных делу лидеров-волонтеров, которые со временем обладают широким спектром ЖЕСТКОГО опыта и имеют прочную основу для подтвержденных достижений уровня должности.Нам необходимо ваше активное участие, чтобы найти «лучших из лучших» для работы в качестве ОДНЫХ национальных должностных лиц и выборных директоров.

SAME инициировал процесс назначения национального руководства, который является инклюзивным, прозрачным и справедливым. В рамках этого процесса создаются отдельные комитеты по назначениям для национальных должностных лиц и для избранных директоров. Затем соответствующие комитеты по выдвижению кандидатов определят кандидатов, за которых будут голосовать все члены Общества во время онлайн-выборов, которые состоятся с 1 марта по 15 апреля 2022 года.Перед подачей заявки убедитесь, что вы ознакомились с указаниями президента комитетам по назначениям и процедурами выдвижения кандидатур.

Хотите узнать больше? Комиссия по развитию ключевых лидерских качеств SAME 30 сентября провела вебинар с информацией о национальных лидерских позициях в SAME и о том, что волонтерский лидер в Обществе может сделать для вас лично и профессионально. Смотрите запись здесь. Посмотреть слайды можно здесь.

Критерии оценки приведены в соответствие со следующими квалификациями:

Национальные сотрудники

  • Такой же сотрудник
  • Все действующие члены будут отобраны для рассмотрения комитетом
  • Кандидатуры национальных должностных лиц могут быть выдвинуты президентом любой должности, членом Национального совета директоров, контактным лицом по почте или региональным научным сотрудникам, членом Исполнительного комитета AOF, членом Совета директоров ЖЕСТКОГО фонда, любым бывшим ТАКИМ национальным президентом или самим собой. номинация.
    ПРИМЕЧАНИЕ: Национальные должностные лица состоят из избранного президента, который отслуживает один год, а затем становится национальным президентом; и три вице-президента, которые исполняют двухлетний срок (хотя один может быть избран избранным президентом через год и освободит свой второй год в качестве вице-президента).
  • Кандидаты в национальные должностные лица должны представить двухминутный видеоролик: « Основываясь на моей оценке выполнения нашим Обществом Стратегического плана на 2025 год и проблем, стоящих перед нашим Обществом, я считаю, что я подходящий человек, чтобы возглавить ЖЕ ЖЕ в данный момент, потому что …. «Видео можно отправлять Кэти Офф, [email protected] С вопросами обращайтесь к ней.

Избранные директора

  • Взносы в местную почту
  • Вклад в национальный стратегический план
  • Кандидатуры избранных директоров могут быть выдвинуты президентом любой должности, членом Национального совета директоров, контактным лицом по почте или региональным научным сотрудникам, членом Исполнительного комитета AOF, членом Совета директоров ЖЕСТКОГО фонда, любым бывшим ТАКИМ национальным президентом или самим собой. номинация.
    ПРИМЕЧАНИЕ. Четыре избранных директора избираются ежегодно путем членского голосования, причем как минимум один из них является молодым членом.