Антидепрессанты легкие список: Антидепрессант список препаратов клинико-фармакологической группы в справочнике лекарственных средств Видаль

Содержание

Лекарственные препараты при психических заболеваниях

Эффективность лекарственной терапии психотропными средствами определяется соответствием выбора препарата клинической картине болезни, правильностью режима его дозирования, способом введения и длительностью терапевтического курса. Как и в любой области медицины, в психиатрии необходимо учитывать весь комплекс лекарственных средств, который принимает больной, так как их взаимное действие может привести не только к изменению характера эффектов каждого из них, но и к возникновению нежелательных последствий.

Существует несколько подходов к классификации психотропных средств. В таблице 1 приводится классификация, предложенная ВОЗ в 1990 году, адаптированная за счет включения некоторых отечественных лечебных средств.

Таблица 1. Классификация психофармакологических препаратов.

Класс
Химическая группа
Генерические и наиболее распространенные коммерческие названия

Нейролептики

Фенотиазины

Хлорпромазин (аминазин), промазин, тиопроперазин (мажептил), трифлюперазин (стелазин, трифтазин), перициазин (неулептил), алимемазин (терален)

Ксантены и тиоксантены

Хлорпротиксен, клопентиксол (клопексол), флюпентиксол (флюанксол)

Бутирофеноны

Галоперидол, трифлюперидол (триседил, триперидол), дроперидол

Пиперидиновые производные

Флюшпирилен (имап), пимозид (орап), пенфлюридол (семап)

Циклические производные

Рисперидон (рисполепт), ритансерин, клозапин (лепонекс, азалептин)

Индоловые и нафтоловые производные

Молиндол (мобан)

Производные бензамидов

Сульпирид (эглонил), метоклопрамид, раклоприд, амисульпирид, сультоприд, тиаприд (тиапридал)

Производные других веществ

Оланзапин (зипрекса)

Транквилизаторы

Бензодиазепины

Диазепам (валиум, седуксен, реланиум), хлордиазепоксид (либриум, элениум), нитраземпам (радедорм, эуноктин)

Триазолобензодиазепины

Алпразолам (ксанакс), триазолам (хальцион), мадизопам (дормикум)

Гетероциклические

Бротизопам (лендормин)

Производные дифенилметана

Бенактизин (стауродорм), гидроксизин (атаракс)

Гетероциклические производные

Бусперон (буспар), зопиклон (имован), клометизол, геминеврин, золпидем (ивадал)

Антидепрессанты

Трициклические

Амитриптилин (триптизол, эливел), имипрамин (мелипрамин), кломипрамин (анафранил), тианептин (коаксил)

Тетрациклические

Миансерин (леривон), мапротилин (лудиомил), пирлиндол (пиразидол),

Серотонинергические

Циталопрам (серопракс), сертралин (золофт), пароксетин (паксил), Вилоксазин (вивалан), флюоксетин (прозак), флювоксамин (феварин),

Норадренергические и специфические серотонинергические антидепрессанты (НаССА)

Миртазапин (ремерон), милнаципран (иксел)

Ингибиторы МАО (обратимые)

Моклобемид (аурорикс)

Ноотропы (а также вещества с ноотропным компонентом действия)

Производные пирролидона

Пирацетам (ноотропил)

Циклические производные, ГАМК

Пантогам, фенибут, гаммалон (аминалон)

Предшественники ацетилхолина

Деанол (акти-5)

Производные пиридоксина

Пиритинол

Производные девинкана

Винкамин, винпоцетин (кавинтон)

Нейропептиды

Вазопрессин, окситоцин, тиролиберин, холецистокинин

Антиоксиданты

Ионол, мексидол, токоферол

Стимуляторы

Производные фенилэтиламина

Амфетамин, сальбутамол, метамфетамин (первитин)

Производные сиднонимина

Сиднокарб

Гетроциклические

Метилфнидат (риталин)

Производные пуринов

Кофеин

Нормотимики

Соли металлов

Соли лития (лития карбонат, лития оксибутират, литонит, микалит), рубидия хлорид, цезия хлорид

Сборная группа

Карбамазепин (финлепсин, тегретол), вальпромид (депамид), вальпроат натрия (депакин, конвулекс)

Дополнительная группа

Сборная группа

Аминокислоты (глицин), антагонисты опийных рецепторов (налоксон, налтрексон), нейропептиды (бромокриптин, тиролиберин)

 

Ниже приведены основные клинические характеристики и побочные эффекты перечисленных классов фармакологических препаратов.

Нейролептики

Клиническая характеристика. Препараты этого класса занимают центральное положение в терапии психозов. Однако этим сфера их применения не исчерпывается, так как в небольших дозах в сочетании с другими психотропными средствами они могут использоваться в лечении расстройств аффективного круга, тревожно-фобических, обсессивно-компульсивных и соматоформных расстройств, при декомпенсации личностных расстройств.

Независимо от особенностей химической структуры и механизма действия, все препараты этой группы имеют сходные клинические свойства: они оказывают выраженное

антипсихотическое действие, снижают психомоторную активность и уменьшают психическое возбуждение, нейротропное действие, проявляющееся в развитии экстрапирамидных и вегетососудистых нарушений, многие из них обладают также противорвотным свойством.

Побочные эффекты. Основные побочные эффекты при лечении нейролептиками образуют нейролептический синдром. Ведущими клиническими проявлениями этого синдрома считают экстрапирамидные расстройства с преобладанием либо гипо-, либо гиперкинетических нарушений. К гипокинетическим расстройствам относится лекарственный паркинсонизм, проявляющийся повышением мышечного тонуса, тризмом, ригидностью, скованностью и замедленностью движений и речи. Гиперкинетические нарушения включают тремор и гиперкинезы. Обычно в клинической картине в тех или иных сочетаниях имеются как гипо-, так и гиперкинетические нарушения. Явления дискинезии могут носить пароксизмальный характер, локализуясь в области рта и проявляясь спазматическими сокращениями мышц глотки, языка , губ, челюстей. Нередко наблюдаются явления акатизии – чувства неусидчивости, «беспокойства в ногах», сочетающейся с тасикинезией (потребностью двигаться, менять положение). К особой группе дискинезий относят позднюю дискинезию, возникающую через 2-3 года приема нейролептиков и выражающуюся в непроизвольных движениях губ, языка, лица.

Среди расстройств вегтативной нервной системы чаще всего наблюдаются ортостатическая гипотензия, потливость, увеличение массы тела, изменения аппетита, запоры, поносы. Иногда отмечаются холинолитические эффекты – расстройства зрения, дизурические явления. Возможны функциональные нарушения сердечно-сосудистой системы с изменениями на ЭКГ в виде увеличения интервала Q-T, снижения зубца T или его инверсии, тахи- или брадикардии. Иногда возникают побочные эффекты в виде фотосенсибилизации, дерматитов, пигментации кожи; возможны кожные аллергические реакции.

Нейролептики новых поколений по сравнению с традиционными производными фенотиазинов и бутирофенонов вызывают значительно меньшее число побочных эффектов и осложнений.

Транквилизаторы

Клиническая характеристика. В эту группу входят психофармакологические средства, снимающие тревогу, эмоциональную напряженность, страх непсихотического происхождения, облегчающие процесс адаптации к стрессогенным факторам. Многие из них обладают противосудорожным и миорелаксирующим свойствами. Использование их в терапевтических дозах не вызывает значительных изменений познавательной деятельности и восприятия. Многие из препаратов этой группы оказывают выраженное гипнотическое действие и используются преимущественно как снотворные средства. В отличие от нейролептиков транквилизаторы не обладают выраженной антипсихотической активностью и применяются в качестве дополнительного средства при лечении психозов – для купирования психомоторного возбуждения и коррекции побочных эффектов нейролептиков.

Побочные эффекты в процессе лечения транквилизаторами чаще всего проявляются сонливостью в дневное время, вялостью, мышечной слабостью, нарушениями концентрации внимания, кратковременной памяти, а также замедлением скорости психических реакций. В некоторых случаях развиваются парадоксальные реакции в виде тревоги, бессонницы, психомоторного возбуждения, галлюцинаций. Среди нарушений функции вегетативной нервной системы и других органов и систем отмечаются гипотония, запоры, тошнота, задержка или недержание мочи, снижение либидо. Длительный прием транквилизаторов опасен в связи с возможностью развития привыкания к ним, т.е. физической и психической зависимости.

Антидепрессанты

Клиническая характеристика. К этому классу лекарственных средств относятся препараты, повышающие патологический гипотимический аффект, а также уменьшающие обусловленные депрессией соматовегетативные нарушения. В настоящее время все больше научных данных свидетельствует о том, что антидепрессанты эффективны при тревожно-фобических и обсессивно-компульсивных расстройствах. Предполагается, что в этих случаях реализуются не собственно антидепрессивный, а антиобсессивный и антифобический эффекты. Есть данные, подтверждающие способность многих антидепрессантов повышать порог болевой чувствительности, оказывать профилактическое действие при мигрени и вегетативных кризах.

Побочные эффекты. Побочные эффекты, относящиеся к ЦНС и вегетативной нервной системе, выражаются головокружением, тремором, дизартрией, нарушением сознания в виде делирия, эпилептиформными припадками. Возможны обострение анксиозных расстройств, активизация суицидальных тенденций, инверсия аффекта, сонливость или, напротив, бессонница. Побочное действие может проявляться гипотензией, синусовой тахикардией, аритмией, нарушением атриовентрикулярной проводимости.

При приеме трициклических антидепрессантов нередко наблюдаются разнообразные холинолитические явления, а также повышение аппетита. При одновременном применении ингибиторов МАО с пищевыми продуктами, содержащими тирамин или его предшественник – тирозин (сыры и др.) возникает «сырный эффект», проявляющийся гипертензией, гипертермией, судорогами и иногда приводящий к летальному исходу.

При назначении ингибиторов обратного захвата серотонина (ИОЗС) и обратимых ингибиторов МАО-А могут наблюдаться нарушения деятельности желудочно-кишечного тракта, головные боли, бессонница, тревога, на фоне ИОЗС возможно развитие импотенции. В случае комбинации ИОЗС с препаратами трициклической группы возможно формирование так называемого серотонинового синдрома, проявляющегося повышением температуры тела и признаками интоксикации.

Нормотимики

Клиническая характеристика. К нормотимикам относят средства, регулирующие аффективные проявления и обладающие профилактическим действием при фазно протекающих аффективных психозах. Часть из этих препаратов является антиконвульсантами.

Побочные эффекты при использовании солей лития чаще всего представлены тремором. Нередко бывают нарушения функции желудочно-кишечного тракта – тошнота, рвота, снижение аппетита, диарея. Часто наблюдается увеличение массы тела, полидипсия, полиурия, гипотиреоидизм. Возможны появление акне, макуло-папулезной сыпи, алопеции, а также ухудшение течения псориаза.

Признаками тяжелых токсических состояний и передозировки препарата являются металлический привкус во рту, жажда, выраженный тремор, дизартрия, атаксия; в этих случаях прием препарата следует немедленно прекратить.

Следует также отметить, что побочные эффекты могут быть связаны с несоблюдением пищевого режима – большом потребление жидкости, соли, копченостей, сыров.

Побочные эффекты антиконвульсантов чаще всего связаны с функциональными нарушениями деятельности ЦНС и проявляются в виде вялости, сонливости, атаксии. Значительно реже могут наблюдаться гиперрефлексия, миоклонус, тремор. Выраженность этих явлений значительно уменьшается при плавном наращивании доз.

При выраженном кардиотоксическом действии может развиться атриовентрикулярный блок.

Ноотропы

Клиническая характеристика. К ноотропам относятся препараты, способные положительно влиять на познавательные функции, стимулировать обучение, усиливать процессы запоминания, повышать устойчивость мозга к различным неблагоприятным факторам (в частности, к гипоксии) и экстремальным нагрузкам. При этом они не оказывают прямого стимулирующего действия на психическую деятельность, хотя в некоторых случаях могут вызывать беспокойство и расстройство сна.

Побочные эффекты – наблюдаются редко. Иногда появляются нервозность, раздражительность, элементы психомоторного возбуждения и расторможенности влечений, а также тревожность и бессонница. Возможны головокружение, головная боль, тошнота и боли в животе.

Психостимуляторы

Клиническая характеристика. Как следует из названия класса, в него входят психотропные средства, повышающие уровень бодрствования, оказывающие стимулирующее действие на психическую и физическую деятельность, временно усиливающие умственную и физическую работоспособность и выносливость, уменьшающих чувство усталости и сонливости.

Побочные эффекты связаны главным образом с воздействием на ЦНС (тремор, эйфория, бессонница, раздражительность, головные боли, признаки психомоторного возбуждения) и вегетативную нервную систему (потливость, сухость слизистых оболочек, анорексия). Кроме этого, могут наблюдаться расстройства сердечно-сосудистой деятельности (аритмия, тахикардия, повышение АД), а также изменение чувствительность организма к инсулину у больных сахарным диабетом. Длительное и частое применение стимуляторов может привести к развитию психической и физической зависимости.

Исследование: прием антидепрессантов приводит к набору веса — Социальная ответственность

Широкое распространение антидепрессантов может способствовать росту уровня ожирения в развитых странах. Риск появления лишнего веса у тех, кто принимает лекарства для борьбы с депрессией в течение длительного времени, на 21% выше. К такому выводу пришли медики Королевского колледжа Лондона. Работа была опубликована на страницах медицинского журнала The BMJ. Об этом сообщает издание The Independent.

«Широкое распространение антидепрессантов может быть одной их причин долгосрочного увеличения веса населения планеты», — отметил один из соавторов работы Мартин Гуллифорд.

Исследование показало, что риск набора веса возрастал после 2-3 лет приема антидепрессантов. Риск развития ожирения и появления лишних килограммов у таких пациентов был на 29% выше.

Как отметили авторы работы, полученные данные говорят о том, что антидепрессанты должны реже применяться при лечении легких форм депрессии. В приоритете в таких случаях должны стоять когнитивно-поведенческая терапия и физические упражнения.

В исследовании медики опирались на данные о состоянии здоровья 300 тыс. британских пациентов за период с 2004 по 2014 гг. Информация включала данные о приеме антидепрессантов пациентами и их индексы массы тела (ИМТ). Исследователи делали поправки на другие факторы, которые способны влиять на вес — возраст, наличие хронических болезней, курение и прием других лекарств.

Набор веса на 5% от массы тела или больше в течение года составлял 8,1% среди пациентов, не принимавших антидепрессанты. Среди тех, кто принимал лекарства для борьбы с депрессией, цифра составляла 11,2%. После 3 лет приема антидепрессантов риск прибавления 5% от массы тела в год возрос до 46%. Исследование показало, что риск появления лишнего веса является самым значительным на второй и третий год приема антидепрессантов. В последующие 6 лет риск также остается повышенным.

Ученые анализировали влияние на массу тела приема 12 распространенных видов антидепрессантов. Так, препарат миртазапин (другое название — ремерон) в половине случаев приводило к прибавке веса пациентов на не менее 5% от массы тела до приема лекарств. Препарат циталопрам увеличивал риск набора в весе на 26%.

По данным Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), больше всего антидепрессантов потребляют жители Исландии. На 1000 исландцев приходится 118 жителей, принимающих препараты для борьбы с депрессией. В пятерку вошли также Австралия, Португалия, Канада и Швеция. В выборке исследования ОЭСР отмечены 35 государств-членов организации.

Между тем в рейтинге стран по уровню счастья World Happiness Report, государства Северной Европы, Австралии и Канады в течение нескольких лет занимают также лидирующие позиции. Например, лидер по потреблению антидепрессантов Исландия в рейтинге стран по уровню счастья в 2018 г. заняла 4 место. В 2017 г. и 2016 г. исландцы были на 3 строчке самых счастливых стран мира.

Материал предоставлен проектом «+1».

 

Список наркотиков и психотропных веществ

ВАЖНО!

Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.

Уважаемые родители! 

Проверьте ваших детей на «вредные привычки». Курят ли? Потребляют ли алкоголь? Злоупотребляют ли психоактивными лекарственными веществами? Обратитесь к нам, мы вам поможем! Для анализа необходимо лишь 50 мл мочи! Срок выявления – 5 дней с момента потребления!

Вниманию руководителей организаций!

Предлагаем провести проверку ваших сотрудников на предмет употребления алкоголя, курения, психоактивных лекарственных веществ и наркотиков.


Согласно данным, приведённым в отчёте комитета ООН по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и организованной преступностью (United Nations Drug Control and Crime Prevention) за 2006 год, уровень лиц, употребляющих психоактивные лекарственные вещества, достиг в России рекордной отметки в 15% (!). Другими словами, каждый двенадцатый россиянин употребляет наркотики. В крупных городах уровень злоупотребления населения значительно выше, чем в среднем по стране, и может достигать 15 — 20%.
Анализ на наркотики является обязательной процедурой при устройстве на работу в любое государственное учреждение США и большинство крупных частных компаний. К сожалению, в нашей стране подобные исследования не проводятся даже в тех областях, где они абсолютно необходимы — достаточно вспомнить недавний инцидент, когда совершенно случайно было обнаружено, что один из авиадиспетчеров аэропорта «Шереметьево» является потребителем наркотических веществ с многолетним стажем.
Человек, употребляющий психоактивные лекарственные вещества, представляет весьма серьезную угрозу как для компании, в которой он работает, так и для окружающих. Употребление наркотиков быстро ведёт к интеллектуальной деградации, что прямым образом сказывается на производительности труда. Под воздействием психоактивных лекарственных веществ человек может совершить на рабочем месте ошибку, которая будет иметь весьма тяжёлые последствия для компании. 

Для этого человека характерны психическая неуравновешенность, непредсказуемое поведение, беспричинные вспышки гнева, депрессивные состояния, повышенная конфликтность. Из-за сниженного иммунитета они часто страдают различными инфекционными заболеваниями.

В связи с тем, что наркотики запрещены законом, наркоман постоянно контактирует с криминальным миром, что весьма пагубным образом может отразиться на имидже компании. Для того чтобы купить очередную дозу, наркоман не остановится ни перед чем, начиная с воровства и промышленного шпионажа и заканчивая преступлениями против личности.
Диагностика наркомании является достаточно сложной задачей. Во многих случаях невозможно определить наркомана, руководствуясь лишь косвенными симптомами. На первых стадиях развития заболевания, когда приём наркотиков осуществляется лишь эпизодически, наркоманы ничем внешне не отличаются от здоровых людей. Они опрятно одеваются, исправно ходят на работу и приятны в общении. Длительность этого периода развития болезни сугубо индивидуальна и может составлять от нескольких недель до нескольких лет.
Список наркотиков и психотропных веществ (группы и основные представители):
Наркотики

  • опиаты — морфин, героин, 6-МАМ, кодеин, дигидрокодеин, тебаин, буторфанол, наркотин, этилморфин, налорфин, пентазоцин, нальбуфин, бупренорфин, и т. д.;
  • амфетамины — амфетамин, метамфетамин, эфедрин, псевдоэфедрин, хлорфентермин, амфепрамон, фенилэтиламин, фенилпропаноламин;
  • каннабиноиды (марихуана, гашиш) – каннабинол, каннабидиол;
  • группа кокаина — кокаин, бензоилэкгонин, метилэкгонин, экгонин, норкокаин, этилэкгонин, норкокаэтилен;
  • метадон;
  • фенциклидин;
  • метаквалон;
  • производные фентанила — фентанил, альфа-метилфентанил, 3-метилфентанил;
  • промедол.
Психотропные и сильнодействующие вещества

  • барбитураты — барбитал, барбитал-натрий, фенобарбитал, циклобарбитал, пентобарбитал, амобарбитал (эстимал), этаминал-натрий, секобарбитал, буталбитал и др.;
  • бензодиазепины — альпразолам, бромозепам, хлозепид (хлордиазепоксид), сибазон (диазепам), эстазолам, лоразепам, делоразепамоксазепам (нозепам), темазепам, мезапам, тофизопам, феназепам, нордиазепам, нитразепам, гидазепам, триазолам, гидроксиальпразолам, клобазам, тетразепам, нортетразепам, мепротан, клозапин, оланзапин демоксепам, дезметилхлордиазепоксид, дезметилдиазепам, аминонитразепам, ацетамидонитразепам, клоразепат, празепам, гидроксипразепам, клоназепам, аминоклоназепам, ацетамидоклоназепам, флуразепам, флудиазепам, дезалкилфлуразепам, гидроксиэтилфлуразепам, бротизолам, клобазам, гидроксибромазепам, камазепам, кетазолам, флунитразепам, дезметилфлунитразепам, аминофлунитразепам, ацетамидофлунитразепам, амино-нор-флунитразепам,   лорметазепам, оксазолам, галазепам,  дезметилклобазам,  гидроксибротизолам, адиназолам, деметиладиназолам, этиллофразепат;
  • трицикличные антидепрессанты — амитриптилин, имипрамин, кломипрамин, тианептин (коаксил), опипрамол, доксепин, дезипрамин, пипофезин, тримипрамин, азафен;
  • тетрацикличные антидепрессанты — мапротилин, миртазапин, миансерин;
  • производные фенотиазина – аминазин, пропазин, трифтазин, тизерцин, дипразин, левомепромазин, этапиразин и др. ;
  • производные тиоксантена — хлорпротиксен, клопиксол, флюпентиксол;
  • антигистаминные препараты — фенирамин, димедрол, доксиламин;
  • трамал;
  • клофелин;
  • оксибутират натрия;
  • карбамазепин;
  • прочие — анальгин, парацетамол, никотин, котинин, хинин, кофетамин (эрготамин+ кофеин).

Пройти диагностику

ВАЖНО!

Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.


Антидепрессанты без рецепта – ТОП 15 безопасных средств от депрессии!

Рано или поздно современный человек сталкивается с необходимостью приобретения антидепрессивных препаратов, применяемых в комплексном лечении от подавленного эмоционального состояния. Антидепрессанты «призваны» на службу человека для поднятия настроения, создания положительного эмоционального фона и в конечном счете избавления от депрессии.

В каких случаях требуется рецепт врача на антидепрессанты?

Дозировку, суточный режим приема лекарств назначает, конечно же, врач. Только квалифицированный специалист сможет оценить истинное состояние вашей психики, точно рассчитать и расписать дозы препаратов. Соблюдение рецептуры при лечении депрессии – одна из составляющих успеха в борьбе с депрессией.

Рецепт для покупки препаратов антидепрессивного действия необходим лишь в следующих случаях:

  • обострение болезни;
  • лечение самых тяжелых форм депрессии;
  • при атипичной форме протекания заболевания.

Врач в данной ситуации назначает ингибиторы моноаминоксидазы (ИМАО). Это сильнодействующие препараты антидепрессивного свойства, которые применяются в случае неэффективности других видов или при сильных побочных действиях.

Наиболее результативны в лечении тяжелых форм депрессии моклобемид, фенелзин, изокарбоксазид и транилципромин.

Фенелзин, изокарбоксазид и транилципромин – препараты, проверенные временем, но используемые еще с 50-х годов XX-го столетия и имеющие много побочных эффектов. Моклобемид – лекарство нового поколения, с более быстрым воздействием и меньшими сопутствующими негативными реакциями.

Легкие антидепрессанты нового поколения. В чем особенность?

Легкая форма депрессии может «корректироваться» при помощи препаратов, на которые в аптеках не спрашивают рецепт. Антидепрессанты нового поколения, как правило, не наносят такой вред организму, как лекарства, производимые в прошлом веке. Современные «безрецептные» антидепрессанты коренным образом отличаются от лекарств тяжелых и препаратов старого поколения.

Преимущества современных антидепрессантов:

  1. более быстрое влияние на организм и устранение депрессивного состояния;
  2. меньшее количество побочных эффектов;
  3. возможность одновременного приема со многими другими лекарствами;
  4. отсутствие значительного привыкания к действию препарата.

По тому, какое действие препараты оказывают на психическое состояние человека, различают антидепрессанты стимулирующего и седативного свойства.

Очень важно точное определение характера заболевания и последующий правильный выбор антидепрессивного лекарства (для возбуждения или торможения центральной нервной системы). От этого во многом зависит время и эффективность лечения.

Также при борьбе с депрессией будет полезно почитать:

Список легких антидепрессантов отпускаемых без рецептов врачей (15 средств)

Антидепрессанты отпускаемые без рецепта делятся на различные группы по степени и типу их воздействия. Перечислим основные группы и входящие в них препараты. Начнем список с перечисления антидепрессантов стимулирующего действия.

1. Мапротилин (Maprotilin)

Название препарата: Мапротилин (Maprotiline).

Аналоги: Лудиомил, Ладиомил, Flexyx.

Показания: эндогенная, инволюционная, психогенная и невротическая депрессии, истощения, соматогенная, скрытая, климактерическая депрессия.

Действие: снижение апатии, улучшение настроения, снятие психомоторной заторможенности.

Побочные действия: головная боль, вялость, сонливость, снижение слуха, галлюцинации, тахикардия, аритмия, рвота, тошнота, сухость во рту, крапивница, отеки, прибавка веса, сексуальные расстройства, стоматит.

Противопоказания: эпилептическое заболевание, болезни почек, печени, беременность.

2. Прозак

Название препарата: Прозак (Prozac).

Аналоги: Флуоксетин, Продел, Профлузак, Флувал.

Показания: депрессии, нервная булимия, обсессивно-компульсивные расстройства (навязчивые мысли и действия).

Действие:

  • избавит от эмоциональных перегрузок, навязчивых мыслей;
  • смягчит нервную анорексию;
  • устранит предменструальные расстройства;
  • уменьшит тревогу и панику.

Побочные действия: в начале лечения и при повышении дозы – тревога, сонливость, боль в голове, тошнота. Редко – судороги. Возможно появление высыпаний на коже, боли в мышцах, суставах, повышение температуры

Противопоказания: гиперчувствительность, беременность, период лактации.

3. Паксил

Название препарата: Паксил (Paxil).

Аналоги: Рексетин, Адепресс, Актапарок-сетин, Плизил, Пароксетина гидрохло-рид гемигидрад, Сирестилл.

Показания: депрессия всех типов у взрослых и у детей 7-17 лет.

Действие: в первые недели приема уменьшаются симптомы депрессии, устраняются суицидальные мысли. Предотвращает рецидивы депрессивного состояния.

Побочные действия: сонливость, бессонница, снижение аппетита, тахикардия, тошнота, запор, судорожные припадки, потливость.

Противопоказания: гиперчувствительность к пароксетину и компонентам препарата. Беременность, лактация.

4. Деприм

Название препарата: Деприм (Deprim).

Аналоги: Гелариум гиперикум, Доппель-герц Нервотоник.

Показания: синдром хронической усталости, подавленность, эмоциональное истощение, снижение трудоспособности.

Действие: повышение работоспособности, психической и физической активности, нормализация сна.

Побочные действия: сухость во рту, изменения в работе желудочно-кишечного тракта, быстрая утомляемость.

Противопоказания: дети до 6 лет. Индивидуальная непереносимость. С особой осторожностью нужно принимать в период беременности и лактации.

Наряду с лекарствами химического происхождения, в борьбе с депрессией можно принимать растительные препараты. Антидепрессанты растительной этиологии представляют собой настои трав, которые можно приобрести в аптеке или приготовить в домашних условиях.

5. Экстракт левзеи

Название препарата: Экстракт левзеи (рапонтикум сафлоровидный).

Показания: в качестве комплексной терапии.

Действие: общетонизирующее действие, повышение работоспособности, улучшение настроения, поднятие аппетита.

Побочные действия: головная боль, раздражительность, повышение артериального давления, аллергическая реакция, бессонница.

Противопоказания: гиперчувствительность, эпилепсия, хронические нарушения сна, острый период инфекционных заболеваний.

6. Настойка женьшеня

Название препарата: Настойка женьшеня.

Показания: гипотония, повышенная усталость, переутомление.

Действие: повышение работоспособности, снижение утомляемости, повышение артериального давления.

Побочные действия: бессонница, головная боль, диарея, тошнота, кровотечение из носа.

Противопоказания: гипертония, дети до 16 лет, гиперфункция щитовидной железы.

7. Настойка лимонника

Название препарата: Настойка лимонника.

Показания: гипотоническая болезнь, неврастения, депрессивное состояние.

Действие: стимулирование центральной нервной системы, повышение артериального давления, улучшение остроты зрения.

Побочные действия: перевозбуждение центральной нервной и сердечно-сосудистой систем.

Противопоказания: бессонница, повышенное артериальное давление, острые инфекционные заболевания.

Рассмотрим подробнее класс антидепрессантов седативного действия.

8. Азафен

Название препарата: Азафен.

Показания: астенодепрессивный синдром, тревожно-депрессивное состояние, алкогольная депрессия, эндогенная депрессия, экзогенные депрессии, депрессивные состояния при хронических соматических заболеваниях.

Действие: устранение тревожно-депрессивного состояния, проявлений старческой депрессии, сглаживание негативного состояния, вызванного длительным применением нейролептиков.

Побочные действия: тошнота, рвота, головная боль, головокружение.

Противопоказания: гиперчувствительность, инфаркт миокарда, ишемическая болезнь сердца, сахарный диабет, беременность, острые инфекционные заболевания.

9. Персен

Название препарата: Персен(Persen).

Показания: плохой сон, раздражительность, повышенная нервная возбудимость.

Действие: седативное и спазмолитическое действие.

Побочные действия: аллергическая реакция. При длительном применении — запор.

Противопоказания: повышенная чувствительность к компонентам препарата, артериальная гипотензия. Детям до 3-х лет ( таблетки), детям до 12 лет (капсулы)

10. Миансерин

Название препарата: Миансерин (Mianserin).

Показания: Депрессии различного происхождения.

Действие: улучшение сна, снижение нервной возбудимости.

Побочные действия: сонливость, гипокинезия, судороги.

Противопоказания: маниакальный синдром, беременность, период лактации, детский возраст (до 18 лет). Печеночная и почечная недостаточность.

11. Амитриптилин

Название препарата: Амитриптилин.

Показания: маниакально-депрессивный психоз, нервная булемия, детский энурез.

Действие: седативное действие, антидиуретическое влияние при ночном недержании, обезболивающее действие.

Побочные действия: сонливость, дезориентация, возбудимость, галлюцинации, утомляемость, тахикардия, тошнота, рвота, увеличение массы тела.

Противопоказания: эпилепсия, кишечная непроходимость, закрытоугольная глаукома, беременность, кормление грудью.

12. Миртазапин

Название препарата: Миртазапин (Mirtazapine).

Показания: депрессивные состояния, раннее пробуждение от сна, потеря интереса, тревожные депрессии.

Действие: восстановление способности получать удовольствие, корректировка сна, устранение суицидальных мыслей.

Побочные действия: сонливость, головокружения, необычные сновидения, тахикардия, тошнота, диарея, понижение либидо, сухость во рту, повышение аппетита.

Противопоказания: гиперчувствительность к компонентам препарата, эпилепсия, органические повреждения мозга.

13. Ново-пассит

Название препарата: Ново-пассит.

Показания: неврастения, синдром «менеджера», мигрень, экзема психологичес-кой этиологии.

Действие: седативное, снятие нервной возбудимости предменструального и климактерического периода, устранение тревоги.

Побочные действия: аллергические реакции, головокружение, сонливость, легкое снижение мышечного тонуса.

Противопоказания: повышенная чувствительность к компонентам препарата, детский возраст (до 12 лет), алкоголизм, эпилепсия, заболевания, травмы головного мозга.

14. Настойка боярышника

Название препарата: Настойка боярышника.

Показания: нервозность, заболевания сердечно-сосудистого характера, менопауза, повышенный уровень холестерина.

Действие: успокаивающее действие на нервную систему, нормализация деятельности сердца, снижение возбудимости во время климакса.

Побочные действия: аллергические реакции, зуд, крапивница.

Противопоказания: беременность, период лактации, индивидуальная непереносимость, детский возраст до 12 лет.

15. Настойка валерианы

Название препарата: Настойка валерианы.

Показания: бессонница, мигрень, истерия, повышенная возбудимость, спазмы гладкой мускулатуры.

Действие: успокаивающее, спазмолитическое, желчегонное, нормализующее действие для органов ЖКТ.

Побочные действия: снижение работоспособности, сонливость, подавленность.

Противопоказания: индивидуальная непереносимость.

Противопоказания для антидепрессантов, продаваемых без рецепта

Антидепрессанты, продаваемые без рецепта, оказывают благотворное влияние на устранение неврозных состояний различной этиологии. Но это совсем не означает, что принимать эти препараты можно очень долго и без негативных последствий.

Многие лекарства антидепрессивного характера, находящиеся в свободном доступе в аптеках, могут иметь ряд противопоказаний.

Эти «запреты» применимы практически ко всем антидепрессантам:

  • индивидуальная непереносимость компонентов препарата;
  • беременность;
  • период кормления грудью;
  • детский возраст до 18 лет.

Нужно сказать, что каждый препарат антидепрессивного действия, наряду с перечисленными выше противопоказаниями, может иметь и свои собственные, присущие только данному лекарству.

Если вы сомневаетесь принимать или нет антидепрессанты, посмотрите видео которое просвятит вас и разрушит ряд придуманных мифов о препаратах такого рода:

Если врача назначил антидепрессанты, строго соблюдайте время их применения и дозировку. Если пропустить хотя бы один прием растительных препаратов, должного эффекта не получите. В отношении психических заболеваний существует вероятность их повторного возникновения через определенное время. Для исключения данного явления антидепрессанты применяются даже после исчезновения клинических симптомов заболевания.

Обратите внимание, когда лечение депрессии проводит квалифицированный специалист, он учитывает не только степень тяжести патологии, но и побочные эффекты, которые может вызвать фармацевтический препарат. Не секрет, что некоторые антидепрессанты формируют зависимость за счет быстрого привыкания к ним организма.

Применение антидепрессантов у больных ревматоидным артритом с коморбидной депрессией | Yaltseva

1. <div><p>Ang D.C., Choi H., Kroenke K., Wolfe F. Comorbid depression is an independent risk factor for mortality in patients with rheumatoid arthritis. J. Rheumatol., 48 2005, 32, 1013-9.</p><p>Covic T., Adamson B., Spencer D., Howe G. A biopsy- chosocial model of pain and depression in rheumatoid arthritis: a 12-month longitudinal study. Rheumatology (Oxford), 2003, 42, 1287-94.</p><p>Felson D.T., Anderson J.J., Boers M. et al. American College of Rheumatology preliminary definition of improvement in rheumatoid arthritis. Arthritis Rheum., 1993, 36, 729 – 40.</p><p>Gignac M.A., Badley EM, Lacaille D., Cott C.C, Adam P, Anis AH. Managing arthritis and employment: making arthritis-related work changes as a means of adap- tation. Arthritis Rheum., 2004, 51, 909-16.</p><p>Hill CL, Gill T, Taylor A.W., Psychological factors and quality of life in arthritis: a population-based study. Clin. Rheumatol., 2007, 26, 1049-54.</p><p>Hirsh A. T., Waxenberg L.B., Atchison J.W., et al. Evidence for sex differences in the relationships of pain, mood, and disability. J. Pain, 2006, 7, 592-601.</p><p>Kumar A., Clark S., Boudreaux E.D., Camargo C.A. Jr. A multicenter study of depression among emergency department patients. Acad. Emerg. Med., 2004, 11. 1284-9.</p><p>Kvien T.K. Epidemiology and burden of illness of rheumatoid arthritis. Pharmacoeconomics, 2004, 22, 1-12.</p><p>Li X., Gignac M.A., Anis A.H. The indirect costs of arthritis resulting from unemployment, reduced performance, and occupational changes while at work. Med. Care, 2006, 44, 304-10.</p><p>Li X., Gignac M.A., Anis A.H. Workplace, psychosocial factors, and depressive symptoms among working people with arthritis: a longitudinal study. J. Rheumatol., 2006, 33, 1849-55.</p><p>Lipsky P.E., van der Heijde D.M., StClair E.W. et al. Infliximab and methotrexate in the treatment of rheumatoid arthritis. Anti-Tumor Necrosis Factor Trial in Rheumatoid Arthritis with Concomitant Therapy Study Group. N. Engl. J. Med., 2000, 343, 1594.</p><p>Lowe B, Willand L, Eich W., Psychiatric comorbidity and work disability in patients with inflammatory rheumatic diseases. Psychosom. Med., 2004, 66, 395-402.</p><p>Maharaj R.G., Reid S.D., Misir A., Simeon DT. Depression and its associated factors among patients attending chronic disease clinics in southwest Trinidad. West Indian Med. J., 2005, 54, 369-74.</p><p>Monaghan S.M., Sharpe L, Denton F., et al. Relationship between appearance and psychological distress in rheumatic diseases. Arthritis Rheum., 2007, 57, 303-9.</p><p>Nakajima A., Kamitsuji S., Saito A., et al., Disability and patient’s appraisal of general health contribute to depressed mood in rheumatoid arthritis in a large clinical study in Japan. Mod. Rheumatol., 2006, 16, 151-7.</p><p>Ozminkowski R.J., Burton W.N., Goetzel R.Z. et al., Maclean R, Wang S. The impact of rheumatoid arthritis on medical expenditures, absenteeism, and short-term disability benefits. J. Occup. Environ. Med. 2006, 48, 135-48.</p><p>Patten S.B., Williams J.V., Wang J. Mental disorders in a population sample with musculoskeletal disorders. BMC Musculoskelet Disord., 2006, 7, 37 et al.</p><p>Polsky D., Doshi J.A., Marcus S., et al. Long-term risk for depressive symptoms after a medical diagnosis. Arch. Intern Med., 2005, 165, 1260-6.</p><p>Schnittker J. Chronic illness and depressive symptoms in late life. Soc Sci Med., 2005, 60: 13-23.</p><p>Scott D.L., Smith C., Kingsley G. What are the consequences of early rheumatoid arthritis for the individual? Best Pract. Res. Clin. Rheumatol., 2005, 19, 117-36.</p><p>Shih M, Hootman J.M., Strine T.W., et al. Serious psychological distress in U.S. adults with arthritis. J. Gen. Intern. Med., 2006, 21, 1160-6.</p><p>Stein M.B., Cox B.J., Afifi T.O., et al.Does co-morbid depressive illness magnify the impact of chronic physi- cal illness? A population-based perspective. Psychol. Med., 2006, 36, 587-96.</p><p>Wang PS, Beck A, Berglund P., et al. Chronic medical conditions and work performance in the health and work performance questionnaire calibration surveys. J. Occup. Environ. Med., 2003, 45, 1303-11.</p></div><br />

70-летняя история трициклических антидепрессантов

Исторический экскурс, посвященный трициклическим антидепрессантам (ТЦА), продолжает серию аналитических исследований событий из истории психофармакотерапии. Ранее нами была проведена систематизация данных из истории селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС), мультимодальных серотонинергических антидепрессантов, ингибиторов обратного захвата серотонина и норадреналина (ИОЗСН) и атипичных нейролептиков. При работе над настоящим исследованием мы в большей степени, чем ранее, столкнулись с проблемой противоречивости мнений, высказываемых при описании исторических событий, особенно в современной литературе. Многие из таких разногласий по возможности были устранены при помощи изучения литературных первоисточников. Мы будем признательны читателю за помощь в определении правильности представленных фактов. Настоящий исторический экскурс важен не только с общепознавательной точки зрения, но и с позиции лучшего понимания современного состояния вопроса терапии психических расстройств, а также в связи с тем опытом, который может быть извлечен из почти 70-летней истории ТЦА.

Появление первых ТЦА имипрамина и амитриптилина и начало их применения при лечении депрессии (конец 40-х — начало 70-х годов XX века)

Экспериментальное соединение G-22355, которое в дальнейшем получило название имипрамин и положило начало группе ТЦА, было синтезировано химиками швейцарской фармацевтической компании «Geigy» F. Häflinger и W. Schindler [1] на стыке 40-х и 50-х годов в процессе поиска новых лекарственных средств среди трициклических соединений — производных иминодибензила. Первые исследования показали, что при применении некоторых из них развиваются седативный, антигистаминный, анальгетический и спазмолитический эффекты. Однако интерес руководства «Geigy» к этой группе соединений вскоре угас. Оценка их клинических эффектов возобновилась только в 1956 г. после появления новости о том, что применение трициклического соединения хлорпромазина улучшает состояние больных шизофренией. После этого события сотрудники компании снова обратили внимание на ранее созданные ими соединения из группы производных иминодибензила в надежде открыть новые лекарственные средства с эффектами, подобными действию хлорпромазина [2].

Из-за большого сходства строения молекул имипрамина и хлорпромазина (идентичны по структуре боковой цепи и различаются по строению трициклического ядра) имипрамин был выбран для испытания при лечении больных шизофренией. Первоначально его клинические эффекты были исследованы врачом R. Kuhn в швейцарской психиатрической клинике, расположенной в коммуне Мюнстерлинген. Терапия оказалась неэффективной у больных шизофренией. Однако был отмечен положительный эффект при лечении пациентов с депрессивной симптоматикой [3]. Как позже вспоминал R. Kuhn, он сознательно избегал использования в исследовании рейтинговых шкал, а полагался только на клинический опыт врачей и медицинских сестер [4]. Этот пример ярко иллюстрирует тот факт, что в прошлом верные выводы об эффектах лекарственных средств делались обычными врачами на основании обсервационных наблюдений без применения не существовавших тогда методов доказательной медицины.

История изучения клинических эффектов имипрамина в 50-е годы R. Kuhn и другими исследователями хорошо описана, в том числе в самое последнее время [4—7]. Дублировать эти данные в рамках настоящей статьи нецелесообразно. Одно из исследований проводил швейцарский психиатр J. Angst. Из яркого интервью, данного им в 2012 г. [8], очевидно, с каким энтузиазмом в 50-е годы психиатры вели исследовательскую работу.

В конце 1957 г. имипрамин стал доступен для использования в Швейцарии под торговым названием «Тофранил» [5, 9], а в следующем году — в других странах Европы. В США его начали применять в 1958 г. [10]. Использование имипрамина в СССР было начато примерно одновременно с его распространением за рубежом. Сначала использовали препарат, производимый «Geigy». Вскоре под руководством М.Д. Машковского сотрудники Всесоюзного научно-исследовательского химико-фармацевтического института им. С. Орджоникидзе (ВНИХФИ) сами синтезировали молекулу имипрамина [11]. После этого его стали применять в нашей стране в виде отечественного препарата имизин [12].

Имипрамин стал родоначальником группы ТЦА и первым ТЦА со стимулирующим действием. Внимание к имипрамину не ослабевает до сих пор. Его и сейчас применяют в клинической практике. Нередко имипрамин используют в качестве средства сравнения при исследовании клинических эффектов новых антидепрессантов. В последние десятилетия не раз публиковались обзоры об истории открытия и применения имипрамина и биографические очерки о пионерах в исследовании его эффектов. Всего лишь несколько лет назад первая статья R. Kuhn, посвященная результатам исследования клинических эффектов имипрамина, была переведена на английский язык [4].

Вторым ТЦА, появившимся в распоряжении психиатров, стал амитриптилин. В 1960 г. в надежде на получение нового антидепрессанта специалисты швейцарской фармацевтической компании «Hoffmann-La Roche» при помощи модификации молекулы имипрамина синтезировали экспериментальное соединение Ro 4−1575 [13]. В это же время молекула такой же химической структуры была создана в лаборатории датской фармацевтической компании «Lundbeck». В США амитриптилин был синтезирован на несколько лет раньше, чем в Европе. В 1958 г. в процессе поиска новых нейролептиков специалисты американской фармацевтической компании «Merck» видоизменили молекулу одного из соединений с тиоксантеновым ядром и синтезировали вещество MK-230 [14]. В дальнейшем все эти соединения получили международное непатентованное название (МНН) амитриптилин.

В США амитриптилин первым применил F. Ayd в больнице Франклин-Сквер в Балтиморе и установил его антидепрессивную активность. Первые сообщения о клинических эффектах амитриптилина появились в научной периодической печати в самом начале 60-х годов. В 1961 г. амитриптилин стал выпускаться для широкого применения «Hoffmann-La Roche» под названием «Лароксил» и «Lundbeck» под названием «Саротен». В США он был одобрен для применения при лечении депрессии в 1961 г. под торговым названием «Элавил». Все эти препараты производили в виде химического соединения амитриптилина гидрохлорида.

Советские психиатры начали использовать амитриптилин гораздо позже, чем их зарубежные коллеги. Это произошло только в конце 60-х годов. Еще в 1967 г. в 6-м издании пособия «Лекарственные средства» М.Д. Машковский не упоминал ни об одном ТЦА (в том числе об амитриптилине), кроме имипрамина [15]. Разрыв почти в 10 лет между началом применения амитриптилина за рубежом и в нашей стране — значительное отставание для того периода. Хлорпромазин и имипрамин, введенные в клиническую практику ранее, стали широко применяться в СССР практически одновременно с началом их широкого использования за рубежом.

Одними из первых психиатров, описавших собственный опыт применения амитриптилина в СССР, были сотрудники Научно-исследовательского психоневрологического института (НИПНИ) им. В.М. Бехтерева И.Н. Михаленко и Ю.Л. Нуллер. В 1964 г. в статье «Дифференцированная терапия эндогенной депрессии» они представили результаты лечения ингибиторами моноаминоксидазы (ИМАО), мелипрамином и амитриптилином [16]. Парадоксально, но в 1966 г. в другой работе Ю.Л. Нуллер писал: «О хороших результатах при терапии тревожных депрессий амитриптилином имеется значительная» (зарубежная) «литература, на выводы которой мы вынуждены ссылаться, не имея собственного опыта применения этого антидепрессанта» [17]. В 1970 г. в СССР для широкого применения были доступны 2 препарата амитриптилина, производимые в Югославии и Чехословакии, — триптизол и амитриптилин.

Во второй половине 60-х годов в нашей стране был синтезирован амитриптилина малеинат (соединение амитриптилина с малеиновой кислотой). Он отличался от амитриптилина гидрохлорида большей относительной молекулярной массой, поэтому применялся в более высоких дозах. Одно из первых сообщений о его клинических эффектах было опубликовано И.Н. Михаленко и Ю.Л. Нуллером в 1967 г. [18]. Его фармакологические свойства описала латвийский фармаколог С.К. Германе [19]. В начале 70-х годов амитриптилина малеинат был разрешен для широкого использования в СССР в виде препарата дамилен.

Создание амитриптилина привнесло значительное новшество в лечение больных депрессией. Быстро было установлено, что из-за выраженного седативного эффекта его применение гораздо эффективнее при лечении больных тревожной депрессией, чем терапия другими антидепрессантами, которые имелись в распоряжении психиатров в то время: имипрамином и ИМАО. Амитриптилин стал родоначальником группы седативных антидепрессантов. До сих пор он рассматривается в качестве золотого стандарта при исследовании клинических эффектов новых антидепрессантов.

Значительное расширение группы ТЦА и начало применения кломипрамина при лечении неврозов (60-е — 70-е годы XX века)

Вслед за открытием способности имипрамина и амитриптилина ослаблять проявления депрессии в клиническую практику были введены новые ТЦА. В 60-е годы было зарегистрировано более 10 (дезипрамин, тримипрамин, мелитрацен, опипрамол, нортриптилин, протриптилин, доксепин, дибензепин, иприндол, кломипрамин, диметакрин, бутриптилин, ноксиптилин) и в 70-е годы — более 5 (амоксапин, мапротилин, лофепрамин, метапрамин, кинупрамин, аминептин) их представителей. Многие из них, несмотря на появление антидепрессантов новых поколений, до сих пор широко используются для лечения больных депрессией и другими психическими и даже соматическими заболеваниями.

В истории ТЦА, введенных в практику в 60-е — 70-е годы, отдельного описания заслуживает история кломипрамина. В 1964 г. специалисты «Geigy» синтезировали экспериментальное средство G-34586. Первоначально оно получило известность под названием «Хлоримипрамин». В 1967 г. ему было присвоено МНН «Кломипрамин». В этом же году кломипрамин был официально одобрен для лечения больных депрессией в Европе. В США он был недоступен для применения еще два десятилетия. Его использование разрешили только в 1989 г. после проведения 3-й фазы собственных клинических испытаний при лечении больных обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР). Кломипрамин стал первым антидепрессантом, официально одобренным для терапии больных ОКР в этой стране. До этого момента североамериканские психиатры пытались лечить таких пациентов имипрамином [20] и амитриптилином [21] (без официального разрешения на это органов-регуляторов фармацевтического рынка). Применение кломипрамина для лечения больных депрессией в США до сих пор не одобрено.

В 1967 г. французский психиатр J. Guyotat и его коллеги первыми обнаружили, что кломипрамин эффективно ослабляет обсессивно-фобическую симптоматику. В этом же году похожие результаты были опубликованы испанскими специалистами С. Fernandez и J. Lopez-Ibor [22]. В дальнейшем руководство «Geigy» стало инициатором проведения новых более масштабных исследований. Их число прогрессивно увеличивалось в 70-е годы и быстро сравнялось с числом исследований, посвященных оценке эффективности терапии больных депрессией. Результаты большинства новых исследований свидетельствовали об эффективности лечения больных, состояние которых определялось обсессивно-фобической симптоматикой. В результате показания к применению кломипрамина были официально расширены. Еще один немаловажный итог изучения эффективности терапии кломипрамином больных с обсессивно-фобической симптоматикой заключался в совершенствовании методики проведения исследований у этой группы пациентов. До этого момента она находилась в зачаточном состоянии. На момент изучения антиобсессивного действия кломипрамина психиатры располагали всего лишь одним рейтинговым инструментом для оценки выраженности обсессивно-фобических расстройств — Leyton Obsessional Inventory [23]. Открытие способности кломипрамина ослаблять обсессивно-фобическую симптоматику стало толчком для разработки новых оценочных шкал и опросников. Наконец, данные об эффективности кломипрамина при лечении больных обсессивно-фобическими расстройствами и открытие его мощной способности ингибировать обратный захват серотонина привели к формулированию в 1977 г. американским специалистом J. Yarvura-Tobias и соавт. серотонинергической теории патогенеза ОКР [24, 25].

В нашей стране кломипрамин начали использовать гораздо позже, чем это произошло в Западной Европе, и чуть позже, чем в США. В 1988 г. авторы руководства по психиатрии, изданного под редакцией Г.В. Морозова, писали, что «кломипрамин в СССР распространения не получил» [26]. Однако уже в 90-е годы он стал доступен для применения в странах СНГ и был включен в справочники по фармакологии. Одним из первых отечественных психиатров, которые представили наиболее полную информацию о его клинических эффектах, был А.А. Недува [27]. Он рассматривал кломипрамин как наиболее мощный антидепрессант со стимулирующим и легким анксиолитическим эффектами. Кломипрамин до сих пор широко применяется в России для лечения больных с депрессией и неврозами.

Наряду с кломипрамином из ТЦА, созданных в западных странах в 60-е — 70-е годы, отечественные психиатры применяли тримипрамин и дезипрамин. В 80-е годы тримипрамин был доступен для использования в СССР. Однако затем, по воспоминаниям А.А. Недувы, «был незаслуженно оттеснен из нашей практики» [27]. Он вновь появился в России в 90-е годы. В это же время отечественные психиатры стали использовать дезипрамин, хотя некоторые из них уже имели опыт его применения. В первой половине 60-х годов И.П. Лапин [17] использовал дезипрамин в качестве антидепрессанта сравнения при изучении эффектов средств — производных иминодибензила, созданных сотрудниками кафедры технологии красителей Технологического института им. Ленсовета. Образцы дезипрамина, использованные в исследовании, были получены им от одного из североамериканских коллег. В 90-е годы немецкая фармацевтическая компания «Arzneimittelwerk Dresden GmbH» (AWD), производившая генерики кломипрамина, тримипрамина и дезипрамина, активно проводила их маркетинг в России. В 1995 г. состоялся симпозиум, посвященный «линейке ее продуктов». В том же году в журнале «Социальная и клиническая психиатрия» А.А. Недува представил обзорную статью, посвященную трем антидепрессантам, производимым AWD [27]. Кроме опыта применения тримипрамина и дезипрамина у отечественных психиатров была возможность изучить клинические эффекты опипрамола, мелитрацена, дибензепина и доксепина. Последним в этом списке находился мапротилин, который перестал импортироваться в Россию компанией-производителем совсем недавно, в 2010 г.

Создание и совершенствование классификаций ТЦА (60-е годы XX века — настоящее время)

Вопрос о необходимости классификации ТЦА стал актуален в начале 60-х годов, когда в распоряжении психиатров появилось несколько их представителей. Первая классификация отличалась простотой. В ее основу были положены особенности химического строения, и термин «ТЦА» в ней еще не использовался. В 1962 г. Э.Я. Штернберг [28]и Ю.А. Александровский и соавт. [29] выделили 3 группы ТЦА: «производные иминодибензила» (имипрамин), «производные амитриптилина» (собственно амитриптилин) и «некоторые производные фенотиазина» (левомепромазин). Эта классификация некоторое время использовалась психиатрами и даже вошла в учебники по психиатрии начала 70-х годов [30]. К середине 60-х годов химическая классификация значительно усложнилась. В 1966 г. И.П. Лапин выделил уже 5 групп [17]. Громоздкость этой систематики и невозможность ее соотнесения с особенностями клинических эффектов того или иного ТЦА предопределили тот факт, что она не стала популярной. Ее вытеснили другие классификации.

В 60-е годы на основании особенностей химического строения ТЦА стали подразделять на третичные и вторичные амины. После завершения периода создания ТЦА группа третичных аминов оказалась более многочисленной, чем группа вторичных аминов. Первоначально такое разделение основывалось исключительно на химическом принципе. Однако в дальнейшем появились данные о различии их нейрохимических и клинических эффектов. На стыке 70-х и 80-х годов стало очевидным, что третичные амины (имипрамин, амитриптилин) в большей степени блокируют обратный захват серотонина и обладают большей выраженностью седативного действия и холинолитических побочных эффектов, а вторичные амины (дезипрамин, нортриптилин) в большей степени ингибируют обратный захват норадреналина, обладают большей выраженностью стимулирующего действия и меньшей выраженностью холинолитической активности [31]. Также оказалось, что третичные амины обладают большей силой антидепрессивной активности, чем вторичные амины. Практическое значение этих данных заключалось в рекомендации начала терапии со вторичных аминов [32]. В случае их неэффективности рекомендовалось использовать третичные амины [33].

В первой половине 60-х годов P. Kielholz [34, 35] предложил расположить антидепрессанты в последовательном ряду на основании соотношения в спектре действия каждого из них стимулирующего или седативного эффектов. Такая систематика приобрела большую популярность, в том числе в нашей стране. Она получила название «схема Кильхольца». Многие годы схема Кильхольца была основополагающей при описании различий клинического действия разных ТЦА. Со временем она была модифицирована (вероятно, для простоты ее восприятия, а не из практических соображений) в классификацию, в которой было выделено две группы — стимулирующие и седативные антидепрессанты. Затем она была расширена за счет выделения 3-й группы — антидепрессанты сбалансированного действия. После того, как в 80—90-е годы в клиническую практику были введены представители новых поколений антидепрессантов (особенно СИОЗС, ИОЗСН), которые было трудно четко отнести в одну из перечисленных групп, правомерность использования схемы Кильхольца не раз критиковалась. Однако в отношении систематики ТЦА ее применение представляется оправданным до сих пор.

Еще одна классификация заключалась в разделении ТЦА на группы «типичных» и «атипичных» представителей. В ее основу прежде всего был положен нейрохимический подход. Термин «атипичный» ТЦА стал употребляться тогда, когда выяснилось, что нейрохимическая активность некоторых ТЦА отличается от нейрохимического эффекта большинства представителей этой группы — «типичных» ТЦА — одновременного ингибирования обратного захвата серотонина и норадреналина. В практике это проявлялось тем, что спектр клинических эффектов каждого из «атипичных» ТЦА отличался от стандартного спектра клинической активности типичных ТЦА. Возможность разделения ТЦА на «типичные» и «атипичные» появилась только после внедрения методов, давших возможность тонко изучить нейрохимический механизм их действия. На стыке 70-х и 80-х годов термины «типичные» и «атипичные» ТЦА уже широко использовались за рубежом [36]. В нашей стране в 8-м издании пособия «Лекарственные средства», составленного в 1977 г. М.Д. Машковским, упоминание о типичных и атипичных ТЦА еще отсутствовало. Однако в 9-м издании, выпущенном в 1984 г., автор уже использовал эту терминологию. В последние десятилетия при классификации антидепрессантов типичные ТЦА обычно обозначаются термином «ТЦА — неселективные ингибиторы обратного захвата моноаминов». Атипичные ТЦА относятся в разные нейрохимические группы на основании действия, преобладающего в спектре их нейрохимической активности, например к норадреналинергическим, серотонинергическим или дофаминергическим антидепрессантам.

Появление оригинальных советских ТЦА хлорацизина, флуацизина, пипофезина и их дальнейшая судьба (конец 50-х годов XX века — настоящее время)

Первое оригинальное отечественное трициклическое соединение, обладающее антидепрессивной активностью, — хлорацизин — было синтезировано в конце 50-х годов в Институте фармакологии и химиотерапии С.В. Журавлевым и А.Н. Гриценко [17]. Структура ядра его молекулы полностью соответствовала структуре ядра молекулы хлорпромазина, но они различались по строению боковой цепочки. Первоначально фармакологические эффекты хлорацизина были исследованы Ю.И. Вихляевым и Н.В. Кавериной. Оказалось, что хлорацизин не обладает нейролептической активностью, но его применение увеличивает объемную скорость коронарного кровотока и предупреждает развитие экспериментальных аритмий. В 1961 г. хлорацизин стал использоваться в СССР при лечении больных с ишемической болезнью сердца. В 1962 г. название «Хлорацизин» было официально принято ВОЗ в качестве МНН.

В начале 60-х годов началось активное изучение психотропных эффектов хлорацизина. В 1961 г. Е.Л. Щелкунов рекомендовал провести психофармакологическое испытание хлорацизина в качестве антидепрессанта [17]. Оно проводилось им и другими сотрудниками лаборатории психофармакологии НИПНИ им. В.М. Бехтерева. Было обнаружено, что хлорацизин, так же как имипрамин, обладает центральным «адренопозитивным» и холинолитическим действием. На основании этих данных было предложено провести клинические испытания хлорацизина в качестве антидепрессанта.

Изучение клинических эффектов хлорацизина проводилось в клинике НИПНИ им. В.М. Бехтерева. Результаты были представлены в середине 60-х годов сотрудниками отдела гериатрической психиатрии и отдела экспериментальной терапии психозов А.А. Бажиным и Ю.Л. Нуллером [17, 37]. Авторы пришли к заключению, что лечение наиболее эффективно при «нетяжелых эндогенных депрессиях» и «депрессивных состояниях сосудистого генеза». Было установлено, что при терапии развиваются умеренные атропиноподобные эффекты.

Отечественные фармакологи и интернисты относили хлорацизин в группу «спазмолитических и гипотензивных средств» [38], но указывали на наличие в спектре его клинической активности антидепрессивного эффекта. Отечественные психофармакологи и психиатры причисляли хлорацизин к антидепрессантам — производным фенотиазина [17]. В середине 60-х годов руководитель лаборатории психофармакологии НИПНИ им. В.М. Бехтерева И.П. Лапин в модифицированной им схеме Кильхольца разместил хлорацизин между ИМАО и дезипрамином, т. е. отнес его к стимулирующим антидепрессантам [17, 39].

Несмотря на выявление у хлорацизина антидепрессивной активности, он не получил широкой популярности при лечении депрессии. В 1980 г. в одном из руководств по психофармакологии [40] указывалось, что хлорацизин применяется в психиатрии при терапии депрессий, развивающихся в рамках маниакально-депрессивного психоза, инволюционной меланхолии и сосудистых психозов. Однако уже в 1986 г. в 3-м издании Большой медицинской энциклопедии Н.В. Каверина описывала его исключительно как сердечно-сосудистое средство [41]. В качестве показаний к его применению в психиатрии приводилась лишь «стенокардия у больных депрессией».

В 60-е годы в Институте фармакологии и химиотерапии был синтезирован оригинальный отечественный ТЦА фторацизин. Ядро его молекулы было идентично ядру молекулы хлорпромазина, за исключением того, что в одном из положений трехчленного цикла атом хлора был заменен на трифторметильную группу. В 1971 г. ВОЗ присвоила фторацизину МНН Флуацизин. В 1965 г. Ю.И. Вихляев и другие сотрудники Института фармакологии и химиотерапии подали заявку на изобретение, предмет которого был определен как «применение фторацизина в качестве антидепрессивного средства». В 1969 г. флуацизин был разрешен для широкого использования в СССР в виде пероральной и парентеральной форм [42]. В 1972 г. в 7-м издании пособия для врачей «Лекарственные средства» М.Д. Машковский уже подробно описал флуацизин (наравне с еще тремя ТЦА — имипрамином, амитриптилином и пипофезином) [43].

Флуацизин характеризовали как антидепрессант с умеренным тимолептическим действием (слабее, чем у других ТЦА) и выраженными седативным/противотревожным и холинолитическим эффектом. Эти особенности определили возможность его применения при тревожных (но не при заторможенных) депрессиях [38, 44]. Отмечалось, что в отличие от других ТЦА терапия флуацизином не приводит к обострению продуктивной симптоматики у больных шизофренией и способствует ослаблению депрессивного аффекта при нейролептической депрессии [43, 44]. Сильная выраженность холинолитического действия позволила применять флуацизин в качестве корректора лекарственной экстрапирамидной симптоматики. После распада СССР флуацизин еще некоторое время применялся в России, Украине и некоторых других странах СНГ.

В 60-е годы во ВНИХФИ под руководством М.Д. Машковского в лаборатории, возглавляемой М.Н. Щукиной, проводился поиск новых антидепрессантов. Были синтезированы трициклические соединения — производные диазафеноксазина [40]. Одно из них — оригинальный отечественный антидепрессант пипофезин — было получено в 1969 г. [45]. В 1978 г. ВОЗ утвердила это название в качестве МНН. Многие современные авторы указывают, что пипофезин был первым оригинальным отечественным антидепрессантом, однако, как свидетельствует анализ исторических фактов, это не так.

М.Д. Машковский и его коллеги показали, что пипофезин обладает психофармакологическими свойствами, характерными для других антидепрессантов. Было установлено, что в отличие от других ТЦА пипофезин не вызывает холинолитического эффекта [40]. Сообщалось, что его токсичность в 2 раза ниже, чем токсичность имипрамина.

Изучение клинического эффекта пипофезина свидетельствовало о том, что сила его антидепрессивной активности сравнительно невысока. В 1975 г. Г.Я. Авруцкий [46] писал, что по силе антидепрессивного эффекта пипофезин уступает имипрамину и амитриптилину. Его рекомендовали применять при депрессиях легкой и средней степени тяжести. Примечательным наблюдением было то, что применение пипофезина у больных шизофренией не вызывало развития ее обострений, что расширило возможность безопасного лечения шизофренических депрессий.

Пипофезин был одобрен для применения МЗ СССР в 1970 г. в виде препарата азафен и несколько десятилетий применялся в клинической практике. Как позже вспоминал главный врач московской психиатрической больницы № 8 (Клиники неврозов) Н.Н. Шинаев, «в 70-е —80-е годы XX века подавляющему числу пациентов, имевших показания к терапии антидепрессантами, назначался именно пипофезин» [47, 48]. После распада СССР пипофезин выпускался фармацевтическим предприятием Мосхимфармпрепараты. Однако в 1997 г. его производство было прекращено. По воспоминаниям Н.Н. Шинаева «…на протяжении ряда лет на симпозиумах и конференциях, посвященных терапии пограничных психических расстройств, многие докладчики ностальгически вспоминали препарат добрыми словами и сожалели о его отсутствии».

В 2005 г. отечественная фармацевтическая компания «Макиз-Фарма» возобновила производство пипофезина. В этот период производитель начал его активный маркетинг. В результате в России были проведены новые открытые исследования его клинического эффекта. Их результаты подтвердили данные, полученные в XX веке. В периодической научной печати было публиковано большое число новых статей. В 2007 г. Н.Н. Иванец и другие сотрудники Национального научного центра наркологии опубликовали результаты слепого плацебо-контролируемого исследования эффективности пипофезина при лечении аффективных расстройств у больных алкоголизмом [49] — нечастый для России пример проведения исследования в соответствии с принципами доказательной медицины. В 2007 г. в России впервые была зарегистрирована лекарственная форма пипофезина пролонгированного действия. В 2008 г. Н.А. Тювина и другие сотрудники кафедры психиатрии и медицинской психологии Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова одними из первых опубликовали результаты открытого исследования клинического эффекта этой формы пипофезина [50].

ТЦА, созданные в СССР, широко не применялись за границами нашей страны. Причина этого, скорее, заключалась в неспособности фармацевтического рынка экономически и политически «закрытого» государства составить конкуренцию развитой фармацевтической индустрии западных стран, а не в конкурентоспособности самих лекарственных средств. Это подтверждается тем фактом, что после распада СССР в Западной Европе стал применяться антидепрессант из группы ИМАО, созданный советскими специалистами — пирлиндол.

Создание ТЦА в восточноевропейских странах социалистического лагеря и дальнейшая судьба их представителей: досулепин и другие ТЦА (1957 г. — 60-е годы XX века)

В стороне от процесса создания ТЦА не остались государственные фармацевтические организации восточноевропейских стран социалистического лагеря. Лидером среди них (за исключением СССР) была Чехословакия. Известно несколько ТЦА, синтезированных в этой стране.

Наибольшую популярность получил досулепин. Он был синтезирован в 1962 г. сотрудниками расположенных в Праге кафедры фармакологии Медицинского института гигиены и Научно-исследовательского института фармации и биохимии M. Rajsner и М. Protiva [51]. В этом же году в научной периодической печати было опубликовано одно из первых сообщений о его эффекте [52]. Молекула досулепина была идентична молекуле амитриптилина за исключением того, что в одном из положений трехчленного цикла атом углерода был заменен на атом серы. В 1965 г. этому антидепрессанту было присвоено МНН «Досулепин». Также он был известен под названием «Дотиепин». Первые клинические исследования показали наличие в спектре его психотропной активности «анксиолитического эффекта» [53]. Вскоре досулепин получил широкое признание. В 1970 г. сотрудник «Geigy» W. Theobald перечислял досулепин в перечне других ТЦА, в том числе созданных компанией, в которой он работал [54].

Первоначально досулепин выпускался чехословацким фармацевтическим предприятием SPOFA в виде препарата протиаден, а позже стал производиться чешской фармацевтической компанией «Lechiva». Фармацевтические компании других стран, например «Boots» и «Knoll», выпускали его генерические препараты. Досулепин стал широко использоваться для лечения больных депрессией и тревожными расстройствами во многих странах и применяется до сих пор. В США для использования он разрешен не был.

Советские психиатры применяли досулепин в своей практике. В 1974 г. Г.Я. Авруцкий и соавт. [55] в одном из изданий руководства по психофармакотерапии подробно описали клинический эффект досулепина, отнеся его к седативным антидепрессантам. Авторы отмечали, что его тимоаналептическое действие выражено слабее, чем у амитриптилина, но сильнее, чем у фторацизина и тримипрамина. Однако в руководствах тех же авторов, изданных в 1981 и 1988 г., описание досулепина отсутствовало. Видимо, в это время в СССР он уже не применялся. Тем не менее в 1987 г. А.Б. Смулевич все еще описывал [56] досулепин как антидепрессант «узкого спектра действия», эффективный при неглубоких депрессиях. В конце 90-х годов досулепин, видимо, использовался в Украине и был включен в украинские справочники по психофармакологии с показаниями: «депрессия, ночное недержание мочи, подготовка к операции больных с повышенным уровнем тревожности» [57].

Кроме досулепина, чехословацкие фармакологи создали еще ряд ТЦА. Однако информация о них в литературе довольно скудна. В 1957 г. (т.е. за 5 лет до создания досулепина) М. Protiva и другие сотрудники кафедры фармакологии Медицинского института гигиены и Научно-исследовательского института фармации и биохимии синтезировали пропазепин. В 1961 г. были представлены данные [58] о сходстве фармакологической активности пропазепина и имипрамина. В течение следующих 10 лет чехословацкие ученые регулярно публиковали новую информацию о фармакологическом и клиническом эффекте пропазепина. Интересно, что в середине 60-х годов, т. е. за несколько лет до формулирования серотонинергической теории патогенеза депрессии, чехословацкий исследователь K. Ryšánek прицельно изучал влияние пропазепина на серотонинергическую систему [59]. В 1965 г. пропазепину было присвоено МНН «Празепин». В 1966 г. И.П. Лапин упоминал пропазепин в предложенной им классификации антидепрессантов [17], объединив его с имипрамином, дезипрамином и тримипрамином в группу ТЦА — производных иминодибензила. Последнее сообщение о пропазепине, которое удалось найти в научной периодической печати, датируется 1970 г. [60]. После изучения литературы так и осталось непонятным, применялся ли пропазепин в широкой клинической практике или его использование ограничилось клиническими испытаниями. Также в 60-е годы в Чехословакии было опубликовано несколько исследований, посвященных эффекту прогептатриена. В 1981 г. Ю.Л. Нуллер называл этот антидепрессант при описании группы ТЦА [61]. Вероятно, широко он никогда не использовался.

Изучение влияния ТЦА на моноаминергическую систему и появление представления о рациональности создания антидепрессантов «двойного» механизма действия (1959 г. — 70-е годы XX века)

Первым исследователем, установившим влияние ТЦА на моноаминергическую систему, был сотрудник «Geigy» E. Sigg. В 1959 г. он показал, что имипрамин подобно кокаину усиливает действие норадреналина [62]. Хотя это открытие было сделано в тестах на периферических тканях лабораторных животных, оно легло в основу представления о том, что действие ТЦА связано с «сенситизацией центральных адренергических механизмов». Психиатры того периода не раз упоминали о «гипотезе», или «схеме Сигга». В дальнейшем феномен, описанный E. Sigg, использовался в качестве теста при оценке фармакологических свойств потенциальных антидепрессантов. В 1961 г. американский биохимик J. Axelrod и его коллеги из Национального института психического здоровья США в опытах на лабораторных животных показали, что имипрамин тормозит «усвоение» норадреналина нервными окончаниями различных тканей [63]. Исследования J. Axelrod внесли огромный вклад в развитие представления о норадреналинергическом действии антидепрессантов. В 1970 г. ему была присуждена Нобелевская премия в области физиологии и медицины за исследование процесса «кругооборота» адреналина и норадреналина в синапсе.

Теория влияния на норадреналинергическую систему головного мозга на многие годы стала основной при объяснении механизма реализации антидепрессивного действия ТЦА. В 1966 г. Р.Я. Вовин писал: «возникает соблазн предположить, что общий знаменатель антидепрессивной активности состоит из активации центральных адренергических механизмов» [17]. В этот период значение серотонина в механизме действия ТЦА оценено не было. В середине 60-х годов И.П. Лапин высказывал мнение: «…не удается устранить депрессивное настроение усилением процессов, связанных с серотонином» [17]. Значение влияния ТЦА на серотонинергическую систему будет признано несколькими годами позже по исторической иронии благодаря работам того же И.П. Лапина. В 1969 г. он и его ученик Г.Ф. Оксенкруг в журнале «Lancet» опубликовали статью «Intensification of the central serotoninergic processes as a possible determinant of the thymoleptic effect». Открытие И.П. Лапина стало большим прогрессом для развития советской психофармакологии и психиатрии. До этого периода в течение многих лет отечественные специалисты в своих исследованиях вольно или невольно руководствовались преимущественно рефлекторной теорией И.П. Павлова, в тот период признанной основополагающей на государственном уровне при объяснении механизма развития различных

Связь использования СИОЗС и СИОЗС с интерстициальным заболеванием легких и бронхоэктазами у пожилого населения: исследование случай – контроль

Clin Interv Aging. 2017; 12: 1977–1984.

Тед Розенберг

1 Кафедра семейной медицины, Университет Британской Колумбии и медицинская программа острова, Виктория, Британская Колумбия

Рори Латтимер

2 Home Team Medical Services, Виктория, Британская Колумбия

Патрик Монтгомери

3 Отделение гериатрической медицины, Университет Британской Колумбии, Виктория, Британская Колумбия

Christian Wiens

4 Гериатрическая психиатрия, Университет Британской Колумбии, Виктория, Британская Колумбия

Лиран Леви

5 Программа трансплантации легких, Общая больница Торонто, Торонто, Онтарио, Канада

1 Кафедра семейной медицины, Университет Британской Колумбии и медицинская программа острова, Виктория, Британская Колумбия

2 Home Team Medical Services, Виктория, Британская Колумбия

3 Отделение гериатрической медицины, Университет Британской Колумбии, Виктория, Британская Колумбия

4 Гериатрическая психиатрия, Университет Британской Колумбии, Виктория, Британская Колумбия

5 Программа трансплантации легких, Больница общего профиля Торонто, Торонто, Онтарио, Канада

Для корреспонденции: Тед Розенберг, Департамент семейной практики, Университет Британской Колумбии, 996 Abbey Road, Victoria, BC V8Y 1L2, Canada, тел. +1250 658 0554 , Факс +1 888 669 2916, эл. Почта ак.lacidemmaetemoh @ grebnesort Авторские права © Rosenberg et al., 2017. Эта работа опубликована и лицензирована Dove Medical Press Limited. Полные условия этой лицензии доступны по адресу https://www.dovepress.com/terms.php и включают лицензию Creative Commons Attribution — Non Commercial (unported, v3.0) License ( http://creativecommons.org/licenses/by-nc/3.0/). Получая доступ к работе, вы тем самым принимаете Условия. Некоммерческое использование работы разрешено без какого-либо дополнительного разрешения Dove Medical Press Limited при условии надлежащей атрибуции работы.Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

Abstract

Предпосылки

Связь между интерстициальным заболеванием легких (ILD) и селективными ингибиторами обратного захвата серотонина и ингибиторами обратного захвата серотонина норэпинефрина (SSRI / SNRI) была ранее описана в опубликованных отчетах о случаях заболевания. Однако его распространенность может быть более распространенной, чем ожидалось. Мы изучили связь между использованием SSRI / SNRI и наличием ILD и / или бронхоэктазов (ILD / B) у пожилых людей.

Методы

Мы провели ретроспективную серию случаев и исследование случай – контроль с участием всех 296 пожилых пациентов, соответствующих критериям, в одной гериатрической клинике первичного звена в Виктории, Британская Колумбия, Канада. Случаи требовали наличия ILD / B на компьютерной томографии (КТ) или рентгенографии грудной клетки (CXR). Случаи были исключены, если у них были другие причины ILD / B на рентгенографии или компьютерной томографии, такие как воздействие известных пневмотоксических препаратов, метастатический рак, ревматоидное заболевание легких, саркоидоз, перенесенный ранее туберкулез легких или пневмокониоз.Данные были взяты из истории болезни пациентов. Переменной воздействия была стандартизованная кумулятивная доза SSRI / SNRI человеко-месяц (p-m). Исследование было одобрено Советом по этике клинических исследований Университета Британской Колумбии с отказом от информированного согласия.

Результаты

Всего было выявлено 12 случаев и 273 контроля. Их средний возраст составлял 89,0 и 88,7 года соответственно ( p = 0,862). В общей сложности 10/12 случаев и 99/273 контрольной группы подверглись воздействию СИОЗС / ИОЗСН.Отношение шансов составило 8,79, 95% доверительный интервал 2,40–32,23 ( p = 0,001). Медиана p-m воздействия СИОЗС / ИОЗСН составила 110,0 месяцев для случаев и 29,5 для контроля ( p = 0,003).

Заключение

СИОЗС и СИОЗС были значимо связаны с риском ILD / B в этой пожилой популяции. Из-за их широкого использования необходимо провести дальнейшие исследования для подтверждения этих результатов. Лица, назначающие препараты, должны внимательно следить за пациентами на предмет развития незаметных легочных симптомов при применении этих препаратов.

Ключевые слова: СИОЗС, СИОЗСН, антидепрессант, интерстициальное заболевание легких, старение, гериатрическая психиатрия

Введение

Употребление рецептурных лекарств растет во всех возрастных группах США, 1 и антидепрессанты (АД) занимают третье место. чаще всего назначаемые лекарства. 1 , 2 По оценкам, 17% населения США в возрасте> 60 лет принимает 1 нашей эры и что 89% пожилых людей в возрасте ≥65 лет в общей практике в Великобритании с диагнозом депрессии получили по крайней мере один рецепт на AD. 3 Кроме того, 60% людей принимают БА в течение ≥2 лет, а 14% принимают БА в течение ≥10 лет. 2 Средняя продолжительность использования AD у пожилых людей в исследовании Великобритании составляла 364 дня. 3 Распространенность использования AD увеличилась до 46,2% среди жителей американских домов престарелых. 4 Общая распространенность использования AD увеличилась на 400% в США в период с 1988–1994 по 2005–2008 годы. 2

Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) и ингибиторы обратного захвата серотонина и норэпинефрина (СИОЗСН) являются наиболее часто назначаемыми AD из-за их более низкого профиля побочных эффектов по сравнению с более старыми препаратами, такими как трициклические антидепрессанты (TCAD). 3 , 4 Однако исследование, проведенное в Великобритании, документально подтвердило повышение общей смертности среди пожилых людей, принимающих СИОЗС, по сравнению с пациентами, принимающими TCAD и не принимающими АД. 3

СИОЗС и СИОЗС перечислены как источники интерстициальных заболеваний легких (ВЗЛ) и патологии дыхательных путей на веб-сайте Pneumotox (www.pneumotox.com), который отслеживает вызванные лекарствами заболевания легких. Были сообщения о случаях, связывающих СИОЗС и ИОЗСН с астмой, 5 бронхиолит, 6 эозинофильная пневмония, 7 11 пневмонит, 12 , 13 гранулематозная пневмония альвеолярное повреждение 15 и легочное рубцевание 16 и пневмонит с кардиомиопатией. 13 , 17 Исследования показали, что распространенность ILD более распространена, чем предполагалось 18 , 19 и что смертность от ILD растет. 20 , 21 Датское исследование показало, что заболеваемость увеличивалась в общей популяции и была самой высокой в ​​группе пожилых людей. 22 Недавнее исследование Фрамингемской когорты показало, что интерстициальные аномалии легких (ILA) не были редкостью, и 6% всех участников показали прогрессирующую ILA на серийной компьютерной томографии высокого разрешения (HRCT) в течение 6-летнего периода с уменьшенным емкость легких, снижение толерантности к физической нагрузке и более высокая смертность. 23 Мы сообщаем о серии случаев и исследовании случай-контроль, в котором изучается связь между использованием СИОЗС и СИОЗСН и ILD и / или бронхоэктазами (ILD / B) на рентгенограммах грудной клетки (CXR) и компьютерной томографии (CT) у пожилых людей. численность населения.

Методы

Дизайн исследования

Исследование представляло собой ретроспективный обзор диаграммы с анализом случай – контроль.

Исследуемая популяция

В исследование были включены все 296 пожилых людей, проходивших первичную медицинскую помощь в гериатрической практике на дому. 24 Эта практическая модель включает команду, которая оказывает первичную медицинскую помощь ослабленным пожилым людям, живущим в сообществе. В команду входят клинический менеджер, врач, медсестра, физиотерапевт и помощник по реабилитации / физическим упражнениям. Критерии отбора включали возраст 70 лет и старше, отсутствие проживания в доме престарелых, трудности с доступом к обычной медицинской помощи и наличие синдрома слабости (например, проблемы с подвижностью или когнитивное нарушение) и / или сложные множественные сопутствующие заболевания / полипрагмазия.Пациенты наблюдаются до тех пор, пока они не умрут или не переедут в дом престарелых. Меньшинство по-прежнему находится под наблюдением в нескольких избранных домах престарелых в Виктории.

Пациенты были активными участниками практики по состоянию на 1 февраля 2016 г., когда данные были извлечены. В общей сложности 144 (50,3%) человека жили в домах или квартирах, 108 (37,8%) жили в домах для престарелых или в домах престарелых и 34 (11,9%) жили в домах престарелых. Средняя продолжительность пребывания в клинике составила 27 месяцев (от 1 до 146 месяцев).

Источники данных

Электронная медицинская карта была проверена по возрасту, полу, расчетной скорости клубочковой фильтрации (рСКФ), типу и продолжительности использования БА, статусу курения, шкале клинической слабости (CFS), 25 и отчетам о рентгенографии и компьютерной томографии. .

Определение случая

Случаи, требующие радиологического доказательства (RE) ILD / B на рентгенографии или компьютерной томографии. RE был определен как наличие фиброза, рубцов, интерстициальных изменений легких или бронхоэктазов. Сообщения об изолированном ателектазе, плевральных бляшках, асбестозе и острой пневмонии не учитывались.Рентгенография и компьютерная томография выполнялись как часть обычного ухода и назначались, если у пациентов были симптомы и клиническое заболевание, но не для целей данного исследования. В общей сложности 173 из 286 (60,1%) участников прошли рентгенографию, а 31 из 286 (10,8%) — компьютерную томографию. Рентгенограммы и КТ были зарегистрированы радиологами как часть рутинной клинической помощи и не учитывали использование AD.

Критерии исключения

Случаи исключались, если они имели потенциально смешанные факторы, которые могли вызвать ILD / B. Одиннадцать случаев (3,9% от общего числа) были исключены по следующим причинам: метастатический рак (n = 2), силикоз / асбестоз (n = 3), старый туберкулез легких (ТБ) (n = 3), инсульт ствола мозга с тяжелой дисфагией и хроническая аспирация (n = 1) и пневмотоксические препараты, метотрексат (n = 2) или гидралазин (n = 1).Шесть исключенных случаев получали СИОЗС / ИОЗСН, а пять — нет. Ни в одном из пациентов не было хронического приема нитрофурантоина и амиодарона или облучения грудной клетки. В случаях 1, 5 и 9 () использовался ингибитор ангиотензинпревращающего фермента или блокатор рецепторов ангиотензина, но хронического кашля не наблюдалось. Они не были исключены из анализов.

Таблица 1

лекарственное средство после * 9 остановка
Случай Возраст, лет Пол История курения Первичные симптомы CXR CT pm воздействие Расчетная задержка
1 93 F Да Усталость, одышка Диффузный фиброз легких Центральные бронхоэктазы и рубцевание 9024 9022 902 9024 9024 90 F Да Усталость Нет заболеваний легких Двусторонняя периферическая субплевральная ретикулярная непрозрачность, соответствующая легочному фиброзу 287 72 Венлафаксин 9024 9022 9022 9 0223 Нет , венлафаксин Не прекращается 902 902 Кашель, слизистый, одышка, хрип 9019 9019 902 902 9022 902 2
92 Факс Кашель, слизистые, одышка, хрипы Хронические изменения снова отмечаются в верхушках легких и левой нижней доле. Консолидация Цилиндрические бронхоэктазы, помутнения матового стекла, мелкие и грубые ретикуляции узловатость 223 1924 Улучшение
4 75 M Да Усталость Нет заболеваний легких Паренхиматозные рубцы в нижних долях и утолщение плевры 54224
5 90 F Да Одышка, утомляемость Левый базилярный рубец Недоступно 161 37 Венлафаксин
6 91 Ф. № 90 224 Одышка, утомляемость Двусторонние интерстициальные отметины в основаниях, указывающие на интерстициальное заболевание легких Недоступно 92 11 Дулоксетин Не прекращено
8 93 F Да Кашель, слизистая, одышка Левое базилярное рубцевание / ателектаз Хроническое утолщение бронхиальной стенки, двусторонний бронхоэктаз нижней доли с воспалительными изменениями 33 902 Бес движение
9 91 M Нет Усталость Обширные интерстициальные маркировки, соответствующие легочному фиброзу Отсутствуют 26
85 M Да Усталость, кашель, хрипы Рубцевание основания левого легкого Отсутствует 84 35 Сертралин Не прекращается
Да Кашель, утомляемость, одышка Обширная двусторонняя ретикулярная интерстициальная непрозрачность, хуже на периферии и нижней части легких, соответствует легочному фиброзу Интерстициальные изменения на периферии легких верхних и нижних долей, легочный фиброз, соты в обоих основаниях 0223 0 902 Не применимо Нет Неприменимо
12 85 F Да Кашель Отсутствует Периферический фиброз, сотовый, тракционный бронхоэктаз 0 Неприменимо

Карта каждого отдельного пациента была проверена на предмет следующих AD с использованием как генерических, так и торговых наименований: венлафаксин, дулоксетин, циталопрам, эсциталопрам, сертралин, флуоксетин, флувоксамин, пароксетин, миртазапин, амитриптилин, нортпроптион и.Воздействие SSRI / SNRI было стандартизовано до 10 мг эквивалентов циталопрама с использованием следующих эквивалентов на основе обычной клинической практики: a) 10 мг циталопрама; б) эсциталопрам 5 мг; в) 25 мг сертралина; г) 10 мг флуоксетина; д) 10 мг пароксетина; е) 15 мг дулоксетина; и g) 37,5 мг венлафаксина.

Даты начала и окончания для каждого SSRI / SNRI, использованного пациентом, были использованы для расчета человеко-месяцев (p-ms) воздействия эквивалентной дозы 10 мг циталопрама. Общее воздействие было суммировано и включало все различные СИОЗС / ИОЗСН, использованные в течение периода исследования.У нас не было доступа к датам начала для пациентов, которые были на AD на момент поступления в практику. Поскольку> 60% людей принимают АП более 2 лет, 2 , по нашим консервативным оценкам, они принимали эти препараты в течение 12 месяцев в текущей дозе до того, как начали практиковать.

Другие вмешивающиеся факторы

Диаграммы были проверены на предмет деменции или других неврологических проблем, которые могут вызывать дисфагию, аспирацию и ILD. Деменция определялась как когнитивное нарушение, влияющее на повседневную функцию.Другие неврологические проблемы без деменции включали нейродегенеративные заболевания (например, рассеянный склероз и болезнь Паркинсона), инсульты и травмы головы / мозга с хроническим дефицитом. Было 103 человека с деменцией и 41 человек с другими проблемами центральной нервной системы (ЦНС) без деменции. Они были объединены в одну переменную под названием «неврологические проблемы».

Статистический анализ

Средние значения, стандартные отклонения и двусторонние тесты t использовались для непрерывных данных.Воздействие p-m на SSRI / SNRI было искажено с неодинаковой дисперсией. Поэтому для сравнения средних доз облучения между случаями и контрольной группой использовался тест Манна-Уитни U . Для сравнения пропорций использовались тесты хи-квадрат с поправками Йейтса. Если было <5 наблюдений, использовали точный критерий Фишера. Были рассчитаны отношения шансов, и критерий Мантеля-Хензеля был использован для расчета 95% доверительных интервалов (95% ДИ).

Множественная логистическая регрессия использовалась для проверки связи между возрастом, СКФ, статусом курения, неврологическими проблемами, воздействием р-м и состоянием пациента.

Систематическая ошибка определения оценивалась путем сравнения частоты рентгенографии и компьютерной томографии в случаях и контроле. Множественная линейная регрессия использовалась для проверки связи между количеством CXR и CT и статусом случая, воздействием SSRI / SNRI и LOS (в месяцах).

Статистический анализ выполняли с использованием статистической системы Number Cruncher Statistical System V.10 (NCSS) ™ (Кейсвилл, Юта, США).

Этика

Исследование было одобрено Советом по этике клинических исследований Университета Британской Колумбии (h26-00656) с отказом от информированного согласия.Согласие было отклонено, потому что это исследование было частью аудита, соответствовало стандартам исследования минимального риска и не влияло на безопасность пациентов или клиническую помощь. Для защиты конфиденциальности пациентов личные идентификаторы были удалены из таблиц, используемых для анализа данных и всех отчетов. Подписанное информированное согласие на публикацию было получено от дочери указанного индексного случая, поскольку женщина умерла.

Результаты

Отчет о первичном клиническом случае

Индексный случай произошла у 92-летней женщины.Она бросила курить в возрасте 57 лет. В анамнезе не было заболеваний сердца или легких. В июне 2010 года у нее коварно развилась утомляемость и одышка при физической нагрузке. У нее были двусторонние грубые хрипы в средней части легких, нормальное яремное венозное давление (JVP), артериальное давление (BP), частота сердечных сокращений (HR) и минимальный отек педали. Насыщение кислородом воздуха в помещении составляло 88% в состоянии покоя и снижалось до 85% при ходьбе. Ни кашля, ни инфекции не было. BNP был повышен до 927 нг / л (норма <100), рентгенография показала умеренный отек легких, тропонин t был нормальным.Ей дали орально фуросемид, что привело к некоторому улучшению одышки, но без изменений в ее сильной утомляемости. Она была осмотрена респирологом, который выявил рестриктивное заболевание легких по тестам функции легких. ВРКТ показала верхушечное рубцевание и центральные бронхоэктазы. Эхокардиограмма показала давление в легочной артерии 58 мм рт. Ст. И фракцию выброса левого желудочка 60%. Непрерывный O 2 был запущен.

22 декабря 2014 года у нее обнаружили депрессию. Принимала венлафаксин 37.5 мг 1 раз в сутки с мая 2004 г. Венлафаксин был увеличен до 75 мг 1 раз в сутки. 23 декабря 2014 г. произошло резкое ухудшение подвижности, утомляемость и одышка. Кашля, лихорадки или симптомов острой инфекции не было. O 2 Насыщение составляло 87% на 2 л / м, снижаясь до 80% при ходьбе. В легких были двусторонние грубые потрескивания. Другие клинические данные включали: JVP 3 см, HR 68, АД 102/68 мм рт. Ст. И +1 отек. Рентгенограмма была описана как кардиомегалия с диффузным фиброзом легких.BNP составил 1741 нг / л. Она отказалась от КТ. Диурез с фуросемидом не улучшил ни симптомов, ни сатурации кислорода. Ее лекарства были пересмотрены, и венлафаксин был прекращен из-за того, что в предыдущих отчетах о случаях он был связан с ILD.

После прекращения приема венлафаксина у нее значительно улучшилась одышка, утомляемость, подвижность и сатурация кислорода. Треск в ее легких в основном исчез, за ​​исключением основания. К 19 февраля 2015 года она вернулась к исходной функции.

Серия случаев

Индексный случай привел нас к обзору всех пациентов в нашей практике с симптоматическими заболеваниями легких, которые также принимали СИОЗС / СИОЗСН. показывает характеристики и радиологические отчеты для всех людей, которые соответствовали определению случая. У пяти пациентов было тяжелое симптоматическое заболевание легких (случаи 1 [индексный случай], 3, 7, 8 и 9), и они не принимали СИОЗС / ИОЗСН. В четырех из пяти случаев отмечалось значительное улучшение кашля, выделения слизи, одышки и хрипов с прекращением того, что ранее считалось обострением бронхоэктазов и хронического бронхита.В четырех из пяти случаев возник рецидив с депрессивными симптомами, и им пришлось назначить бупропион и миртазапин, не относящиеся к СИОЗС / СИОЗСН. Расчетная медиана времени ожидания между первым известным воздействием СИОЗС / СИОЗСН и наличием аномалий на рентгенографии и КТ составила 36 месяцев.

В исследовании «случай – контроль»

сравниваются характеристики случаев и контролей. Средний возраст пациентов и контрольной группы составил 89,0 и 88,7 года соответственно ( p = 0,862). Для случаев и контроля, соответственно, не было значительных различий между пропорциями женщин (75% против 72.9%) и когда-либо куривших (75% против 50,2%), средняя рСКФ (53,3 против 59,1 мл / мин / 1,73 м 2 ), медиана CFS (6 против 6) и наличие неврологических проблем (41,7% против 50,9%). ). Было 10 из 12 (83,3%) случаев, которые использовали SSRI / SNRI в любое время во время практики, по сравнению с 99 из 273 (36,3%) контролей ( p = 0,002). Отношение шансов Mantel-Haenszel составило 8,79, 95% ДИ 2,40–32,2 ( p = 0,001). Для пользователей СИОЗС / ИОЗСН средняя кумулятивная доза была значительно выше для случаев (110,0 p-m) по сравнению с контролем (29.5 п.м, п = 0,003).

Таблица 2

Сравнение случаев и средств контроля

902 902 лет — среднее (СО) 9000
Случаи Элементы управления p -значение
Номер 12 89,0 (5,0) 88,7 (6,4) 0,862
Женщины — n (%) 9 (75,0) 199 (72.9) 0,871
Когда-либо курили — n (%) 9 (75,0) 122 (50,2) 0,138
рСКФ, мл / мин / 1,73 м 2 — среднее (стандартное отклонение) ) 53,3 (18,4) 59,1 (18,7) 0,315
Клиническая шкала хрупкости — медиана 6 6 0,950
* 9242 139 (50,9) 0.569
Рентген грудной клетки — n (%) 11 (91,7) 161 (59,0) 0,031
Рентген грудной клетки — средний 2,5 1 902 902
КТ грудной клетки — n (%) 8 (66,7) 23 (8,4) 0,000
КТ грудной клетки — медиана 1 0 0,000
SSRI / SSRI когда-либо использовались — п (%) 10 (83,3) 99 (36.3) 0,002
Воздействие SSRI / SNRI в человеко-месяц только для пользователей — медиана 110,0 29,5 0,003

показывает частоту воздействия в зависимости от типа предписанного AD. 23,2% людей получали СИОЗС, 18,1% — СИОЗСН, 13,6% — миртазапин, 7,7% — бупропион и 2,0% — трициклические АД.

Таблица 3

Частота воздействия в зависимости от типа антидепрессанта для всех пациентов в исследовании

9022 9022 9022 902 902 воздействие SS было проверено SNRIs у людей с неврологическими проблемами. У 144 человек были неврологические проблемы, из которых 65 (45,1%) подвергались воздействию СИОЗС / ИОЗСН по сравнению с 44 из 141 (31,2%) людей без этих состояний ( p = 0.022). Отношение шансов Mantel-Haenszel составило 1,8, 95% ДИ 1,1–2,9, p = 0,016. Для пользователей СИОЗС / ИОЗСН средняя кумулятивная доза составляла 39 мкМ для людей с неврологическими проблемами по сравнению с 25 мкМ для людей без этих состояний ( p = 0,453). Только кумулятивная доза СИОЗС / СИОЗС была достоверно связана с случаем ( p = 0,001) в модели множественной логистической регрессии, которая также включала неврологические проблемы, курение, рСКФ и возраст.

Систематическая ошибка определения оценивалась путем сравнения результатов КТ и рентгенографии между пациентами и контрольной группой, а также между полученными и не подвергавшимися воздействию СИОЗС / СИОЗСН.показывает, что у пациентов было значительно больше тестов CT и CXR по сравнению с контролем. Двумерный анализ показал, что количество CXR и CT значительно коррелировало с состоянием случая, практикой LOS, кумулятивной дозой SSRI / SNRI и воздействием SSRI / SNRI. Множественная линейная регрессия показала, что только случай был связан с количеством CT ( p <0,000), и оба случая ( p = 0,002) и LOS ( p <0,000) были связаны с числом рентгеновских снимков.Кумулятивная доза и воздействие СИОЗС больше не имели значительной связи с тестированием на этих моделях.

Обсуждение

Это исследование демонстрирует значительную связь между использованием SSRI / SNRI и развитием ILD / B. Сила ассоциации (отношение шансов 8,79) и разница в среднем воздействии между случаями и контрольной группой наводят на мысль, что это может быть истинная связь. Похоже, что ассоциация не ограничивается одним лекарством, но может быть обусловлена ​​классовым эффектом.

Подсчитано, что 11% населения США старше 11 лет принимают БА. 2 Несмотря на такой уровень воздействия на население, были опубликованы лишь редкие сообщения о случаях лекарственно-индуцированной ILD / B среди негериатрической популяции. Вероятно, что более молодые люди имеют больший резерв легких и могут нуждаться в приеме СИОЗС / СИОЗСН в течение значительно более длительного периода времени, чтобы развить симптоматическое заболевание. Наша группа пациентов представляет собой немощную пожилую группу с множественными сопутствующими заболеваниями и высоким уровнем воздействия СИОЗС / СИОЗСН, что может сделать их более уязвимыми для развития ILD / B.У пожилых людей было бы легко упустить связь между воздействием лекарств и легочными заболеваниями из-за высокой распространенности неспецифических симптомов, таких как усталость, кашель, одышка, и снижения интенсивности диагностики. К другим факторам, которые могут привести к отсутствию этой связи, относятся: повышенная распространенность когнитивных нарушений, влияющих на сообщение о симптомах; фрагментация помощи между семейными врачами и специалистами; более высокая частота легочных сопутствующих заболеваний с более низкими легочными резервами; и длительный латентный период от момента воздействия до начала симптоматического заболевания.Факторы, которые могут увеличить риск индуцированной лекарственными средствами ILD / B в этой популяции, включают снижение клиренса лекарства из-за более низкой СКФ, а также более высокую распространенность полипрагмазии с повышенным риском взаимодействия и накопления лекарств.

В большинстве опубликованных отчетов о случаях поражения легких, вызванных СИОЗС / СИОЗСН, описаны люди с тяжелыми респираторными проблемами, у большинства из которых клиническое и радиологическое улучшение улучшилось после отмены этих препаратов. В наших случаях клинические симптомы были более медленными и хроническими, и после отмены этих препаратов наблюдалось лишь частичное улучшение клинических симптомов.Отсутствие полного разрешения может быть связано с длительным воздействием постоянного фиброза в легких.

Лекарства могут вызывать повреждение легких за счет множества неспецифических прямых цитотоксических механизмов и окислительного повреждения альвеол, бронхиол и капилляров, а также посредством иммунного опосредования. 26 , 27 Было показано, что флуоксетин вызывает ILD на животной модели. 28 Генетические факторы, включая полиморфизмы в промоторе MUC5B 23 , могут привести к повышенной восприимчивости к повреждению легких.Аналогичным образом, полиморфизм цитохрома P450 может также приводить к накоплению различных лекарств. 29

Наши результаты показывают, что, по крайней мере, лицам, назначающим лекарства, следует пересмотреть обоснование лечения людей с легкой депрессией и тревогой. Следует рассмотреть возможность использования альтернативных эффективных методов лечения, таких как когнитивно-поведенческая терапия. Также следует рассмотреть возможность использования минимально возможной дозы АД и ограничения продолжительности лечения. Тем не менее, мы рекомендуем соблюдать осторожность и внимательно следить за постепенным снижением дозы и прекращением АД, поскольку у большинства наших пациентов возник рецидив, и им потребовались альтернативные лекарства для лечения рецидива депрессии и тревоги.

Сильные стороны и ограничения этого исследования

Из-за ретроспективного дизайна мы не смогли продемонстрировать временную связь между воздействием лекарств и развитием ILD / B. Точно так же следует с осторожностью интерпретировать среднюю задержку (36 месяцев) от времени воздействия СИОЗС / СИОЗСН до развития аномалий на рентгенографии или КТ, поскольку тестирование не проводилось через регулярные промежутки времени. Тем не менее, в четырех из пяти наиболее серьезно пострадавших случаев клиническое улучшение после отмены этих препаратов.Возможно, это было спонтанное улучшение. Тем не менее, в ряде сообщений о случаях было продемонстрировано развитие заболевания после воздействия, радиологическое и клиническое улучшение после отмены препарата, 10 14 , 16 и ухудшение после повторного приема. 15

Только 60% пациентов в исследовании имели отчеты о рентгенографии в своих картах, а 10% имели компьютерную томографию, что могло привести к смещению в установлении. Анализы продемонстрировали низкую вероятность ошибки установления радиологических изображений.

Невозможно измерить риск развития ILD / B из-за ретроспективного характера этого исследования. Тем не менее, 10 из 109 (9,2%) пациентов, которые принимали СИОЗС / СИОЗСН в течение этого периода исследования, соответствовали определению случая для ILD / B. Даже если мы ограничим определение случая половиной группы с наиболее тяжелыми клиническими данными и результатами КТ, такую ​​распространенность нельзя будет считать редкой. Вполне возможно, что реальный риск может быть выше, поскольку люди, которые подвергались более длительному воздействию или более тяжелым реакциям, могли умереть или переехать в дома престарелых, создавая предвзятость отбора выживших.

Наша оценка 1 года воздействия для людей, которые начали практиковать СИОЗС / ИОЗСН, возможно, занижена, поскольку многие пожилые люди принимают эти препараты годами. 2 , 3 Возможно, что были некоторые смешивающие факторы и что коварное хроническое заболевание легких привело к более высокому риску депрессивных симптомов и необходимости в лекарствах от AD. Однако это не объясняет симптоматическое улучшение у наших пациентов после отмены СИОЗС / СИОЗСН, а также многие опубликованные отчеты.

Люди с неврологическими проблемами и деменцией имеют более высокий риск хронической дисфагии / аспирационного пневмонита, а также депрессии. Мы пытались контролировать это потенциальное противоречие. Многофакторный анализ показал, что только кумулятивная доза СИОЗС / СИОЗСН, но не неврологические проблемы, была связана с риском ИЛЗ / Б. Небольшое количество случаев затрудняет контроль всех возможных искажающих факторов, а также увеличивает риск статистической ошибки типа II.

Сильные стороны этого исследования включают использование всех пациентов, использование клинических данных на уровне пациентов, подтвержденное определение случая независимыми слепыми радиологами и фактическое воздействие СИОЗС / ИОЗСН.Индексный случай имел семь баллов по алгоритму Наранхо 30 , что указывает на то, что венлафаксин, вероятно, вызывал эту неблагоприятную лекарственную реакцию. Мы также смогли контролировать некоторые из известных смешанных причин ILD / B.

Заключение

Увеличиваются как заболеваемость ИОЗ, так и использование СИОЗС / ИОЗСН среди населения в целом. Это исследование показывает значительную связь между использованием SSRI / SNRI и развитием ILD / B у пожилых людей. Это не доказывает причинно-следственную связь.Из-за последствий для общественного здравоохранения необходимы будущие исследования для подтверждения этих результатов.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить доктора Фиону Мэннинг за предложения по вопросам исследования и рецензирование более ранних черновиков рукописи; Прие Розенберг за помощь в проведении аудита; Профессору Джонатону Берковицу за советы по статистическому анализу; и Клиффа Корниша, главного библиотекаря Island Health, за помощь в обзоре литературы. Авторы также хотели бы поблагодарить анонимных пациентов, чьи обсуждения планирования лечения поддержали концепцию этого исследовательского вопроса.Без их участия эта работа была бы невозможна.

Ведущий автор утверждает, что рукопись является честным, точным и прозрачным отчетом об исследовании, о котором сообщается; что ни один важный аспект исследования не был упущен; и что все отклонения от запланированного исследования были объяснены.

Сноски

Вклад авторов

Все авторы участвовали в анализе данных, составлении и критическом пересмотре статьи и соглашаются нести ответственность за все аспекты работы.

Обмен данными

Анонимный набор данных можно получить у соответствующего автора по разумному запросу.

Раскрытие информации

Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов в этой работе.

Ссылки

1. Кантор Э.Д., Рем CD, Haas JS, Чан А.Т., Джованнуччи Э.Л. Тенденции употребления рецептурных лекарств среди взрослого населения США в 1999–2012 гг. ДЖАМА. 2015; 314 (17): 1818–1831. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 2. Пратт Л.А., Броуди ди-джей, Гу К.Использование антидепрессантов у лиц в возрасте 12 лет и старше: США, 2005–2008 гг. Краткий обзор данных NCHS. 2011; (76): 1–8. [PubMed] [Google Scholar] 3. Coupland C, Dhiman P, Morriss R, Arthur A, Barton G, Hippisley-Cox J. Использование антидепрессантов и риск неблагоприятных исходов у пожилых людей: популяционное когортное исследование. BMJ. 2011; 343: d4551. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 4. Каркаре С.У., Бхаттачарджи С., Камбл П., Апарасу Р. Распространенность и предикторы назначения антидепрессантов в домах престарелых в Соединенных Штатах.Am J Geriatr Pharmacother. 2011. 9 (2): 109–119. [PubMed] [Google Scholar] 5. Карсон Х. Дж., Цвейгарт М., Люк, NE. Смерть от астмы, связанная с передозировкой сертралина. Am J Forensic Med Pathol. 2000. 21 (3): 273–275. [PubMed] [Google Scholar] 6. Тернер Р.К., Нельсон Дж. Э., Робертс Б.Т., Гиллам Д.М. Венлафаксин-ассоциированный интерстициальный пневмонит. Фармакотерапия. 2005. 25 (4): 626–629. [PubMed] [Google Scholar] 7. Barnés MT, Bascuñana J, García B, Alvarez-Sala JL. Острая эозинофильная пневмония, связанная с приемом антидепрессантов.Pharm World Sci. 1999. 21 (5): 241–242. [PubMed] [Google Scholar] 8. Espeleta VJ, Moore WH, Kane PB, Baram D. Эозинофильная пневмония, вызванная дулоксетином. Грудь. 2007. 131 (3): 901–903. [PubMed] [Google Scholar] 9. Fleisch MC, Blauer F, Gubler JG, Kuhn M, Scherer TA. Эозинофильная пневмония и дыхательная недостаточность, связанные с лечением венлафаксином. Eur Respir J. 2000; 15 (1): 205–208. [PubMed] [Google Scholar] 10. Thornton C, Maher TM, Hansell D, Nicholson AG, Wells AU. Легочный фиброз, связанный с психотропной лекарственной терапией: описание случая.Репортаж J Med. 2009; 3: 126. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11. Цигкаропулу Э., Хацилия Д., Ризос Э. и др. Острая эозинофильная пневмония, вызванная венлафаксином. Gen Hosp Psychiatry. 2011; 33 (4): 411.e7 – e9. [PubMed] [Google Scholar] 12. Васкес М.Дж., Карретеро Кеведо Б. Пневмонит, связанный с венлафаксином. Психосоматика. 2008. 49 (1): 84–85. [PubMed] [Google Scholar] 13. Дрент М., Сингх С., Горгельс А.П. и др. Медикаментозный пневмонит и сердечная недостаточность одновременно ассоциируются с венлафаксином.Am J Respir Crit Care Med. 2003. 167 (7): 958–961. [PubMed] [Google Scholar] 14. де Кервилер Э., Треданиэль Дж., Ревлон Г. и др. Флуоксетин-индуцированный гранулематоз легких. Eur Respir J. 1996; 9 (3): 615–617. [PubMed] [Google Scholar] 15. Торок Н.И., Дональдсон Б.Л., Таджи Дж., Абугиазия А., Ассали Р. Диффузное альвеолярное повреждение и рецидивирующая дыхательная недостаточность, вызванная сертралином. Am J Ther. 2012; 19 (4): e132 – e135. [PubMed] [Google Scholar] 17. Феррейра П.Г., Коста С., Диас Н., Феррейра А.Дж., Франко Ф. Одновременный интерстициальный пневмонит и кардиомиопатия, вызванные венлафаксином.J Bras Pneumol. 2014. 40 (3): 313–318. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 18. Coultas DB, Zumwalt RE, Black WC, Sobonya RE. Эпидемиология интерстициальных заболеваний легких. Am J Respir Crit Care Med. 1994; 150 (4): 967–972. [PubMed] [Google Scholar] 19. Рагху Г., Вейкер Д., Эдельсберг Дж., Брэдфорд В.З., Остер Г. Заболеваемость и распространенность идиопатического легочного фиброза. Am J Respir Crit Care Med. 2006. 174 (7): 810–816. [PubMed] [Google Scholar] 20. Олсон А.Л., Свигрис Дж. Дж., Лезотт, округ Колумбия, Норрис Дж. М., Уилсон К. Г., Браун К. К..Смертность от легочного фиброза увеличилась в Соединенных Штатах с 1992 по 2003 год. Am J Respir Crit Care Med. 2007. 176 (3): 277–284. [PubMed] [Google Scholar] 21. Гриббин Дж., Хаббард Р. Б., Ле Jeune I, Смит К. Дж., Вест Дж., Тата Л. Дж.. Заболеваемость и смертность от идиопатического фиброза легких и саркоидоза в Великобритании. Грудная клетка. 2006. 61 (11): 980–985. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 22. Корнум Дж. Б., Кристенсен С., Гриджота М. и др. Заболеваемость интерстициальным заболеванием легких 1995–2005: датское общенациональное популяционное исследование.BMC Pulm Med. 2008; 8: 24. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 23. Араки Т., Путман Р.К., Хатабу Х. и др. Развитие и прогрессирование интерстициальных аномалий легких в исследовании Framingham Heart Study. Am J Respir Crit Care Med. 2016; 194 (12): 1514–1522. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Розенберг Т. Неотложное обращение в больницу, помещение в дома престарелых и смертность в когорте слабых общинных жителей, находящихся под контролем системы первичного интегрированного междисциплинарного ухода за престарелыми на дому. J Am Geriatr Soc. 2012. 60 (7): 1340–1346.[PubMed] [Google Scholar] 25. Rockwood K, Song X, MacKnight C и др. Глобальный клинический показатель физической формы и хрупкости у пожилых людей. CMAJ. 2005. 173 (5): 489–495. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 26. Аллен Дж. Лекарственное эозинофильное заболевание легких. Clin Chest Med. 2004. 25 (1): 77–88. [PubMed] [Google Scholar] 28. Capelozzi MA, Leick-Maldonado EA, Parra ER, Martins MA, Tibério IF, Capelozzi VL. Морфологические и функциональные детерминанты индуцированного флуоксетином (прозаком) легочного заболевания в экспериментальной модели.Respir Physiol Neurobiol. 2007. 156 (2): 171–178. [PubMed] [Google Scholar] 29. Чанг М., Тайбринг Дж., Даль М.Л., Линд Дж. Д.. Влияние полиморфизма цитохрома P450 2C19 на воздействие циталопрама / эсциталопрама: систематический обзор и метаанализ. Clin Pharmacokinet. 2014. 53 (9): 801–811. [PubMed] [Google Scholar] 30. Наранхо Калифорния, Бусто Ю., Селлерс Э.М. и др. Метод оценки вероятности побочных реакций на лекарства. Clin Pharmacol Ther. 1981. 30 (2): 239–245. [PubMed] [Google Scholar]

Депрессия при легочной артериальной гипертензии и интерстициальных заболеваниях легких

Abstract

Серьезные заболевания легких, такие как легочная артериальная гипертензия (ЛАГ) и интерстициальные заболевания легких (ВЗЛ), являются хроническими заболеваниями, которые вызывают значительно высокие показатели заболеваемости и смертности .В результате пациенты могут претерпевать некоторые психологические изменения, ведущие к ухудшению качества жизни и депрессии. Диагноз депрессии часто неясен, потому что утомляемость и апатия, два общих симптома депрессии, часто совпадают с ЛАГ и ВЗЛ. Медицинские работники иногда неохотно спрашивают или ошибочно полагают, что эти симптомы являются частью продолжающегося процесса болезни, а не серьезного состояния, такого как депрессия. Для врачей доступны инструменты скрининга, позволяющие распознать клиническую депрессию при ЛАГ и ИЛЗ.Был проведен поиск в MedLine / PubMED, в котором были определены все соответствующие статьи с «PAH», «ILD», «screening tools» и / или «Depression» в заголовке. Цель этого обзора — дать краткое описание некоторых инструментов, используемых для скрининга пациентов, и классов психотропных препаратов, доступных врачам. Хотя программы легочной реабилитации могут оказывать положительное влияние на пациентов, врачи также должны использовать когнитивно-поведенческую терапию (КПТ) как часть регулярного ухода.

Ключевые слова: Депрессия, Интерстициальные заболевания легких, Лекарства, Легочная артериальная гипертензия, Инструменты для скрининга

Введение

Хронические заболевания — это пожизненные расстройства, которые могут повлиять на способность человека функционировать.[1] Это медленно прогрессирующие заболевания, которые могут спровоцировать изменения у больных и их семей. Реальность хронических заболеваний порождает трудности, связанные с необходимостью справляться с непредвиденными изменениями образа жизни и приспосабливаться к ним. Фактически, ожидание излечения может затруднить пациентам возможность справиться со своим хроническим заболеванием. Тем не менее, многим пациентам удается внести коррективы, навязанные им их болезнью, бывают случаи, когда пациенты не могут полностью приспособиться и, безусловно, может наступить депрессия.

Легочная артериальная гипертензия (ЛАГ) и интерстициальные заболевания легких (ВЗЛ) — это две различные группы заболеваний легких, которые вызывают значительную заболеваемость и смертность. И ЛАГ, и ВЗЛ являются редкими и изнурительными по своей природе, ведущими к ступенчатому ухудшению физического здоровья, а также ухудшению психологического здоровья. Хронический характер этих состояний представляет собой серьезную проблему как для пациентов, так и для их лечащих врачей из-за отсутствия эффективной стратегии лечения. Следовательно, врачи должны уделять особое внимание психологическому воздействию в рамках своего комплексного плана лечения.Научно обоснованные исследования показали, что депрессия часто встречается при заболеваниях легких, таких как хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ), астма и муковисцидоз []. [2,3] В этом обзоре мы сосредоточимся на влиянии депрессии на пациентов с ЛАГ. и ILD.

Таблица 1

Легочные заболевания, связанные с депрессией

Депрессия — это состояние, определяемое стойким, повсеместным плохим настроением, анергией и потерей интереса к активности. [4] Это дисбаланс между нормальными эмоциями, который каждый переживает в любой момент.Бывают случаи, когда этот «нормальный блюз» берет на себя управление человеком. Если не исправить, эти «нормальные хандры» оказывают существенное влияние на людей, влияя на их работу, семейные и социальные отношения, а также на качество жизни. Диагностика депрессии начинается с клинической оценки параметров в течение 2 недель [4]. Для соответствия клиническому определению требуется пять или более параметров: бессонница, чрезмерное чувство вины, бесполезность, недостаток энергии, ангедония (отсутствие интереса), плохая концентрация, суицидальные мысли и изменения веса.[4] На самом деле, некоторые из этих депрессивных симптомов могут совпадать со многими легочными заболеваниями [].

Совпадение депрессивных симптомов при заболеваниях легких

Патофизиология депрессии

Депрессия — многофакторное расстройство с непредсказуемым течением. Многочисленные исследования в прошлом показали различные уровни активности мозга при депрессии, что привело к поиску «биохимического объяснения» этого патофизиологического процесса. Нет сомнений в том, что психологические теории объясняют депрессию, но нельзя игнорировать мысль о нейрогормональном или химическом дисбалансе в мозге.Гипотеза дефицита моноаминов (MDH) и нарушение регуляции гипоталамо-гипофизарной оси (HPA) были выдвинуты, чтобы прояснить биологическую основу депрессии [5]. MDH исследует связь между истощенными уровнями нейромедиаторов (NTR) серотонина (5-HT), норадреналина (NE) и дофамина (DA) в центральной нервной системе (ЦНС) с последующей депрессией. [5] Дисбаланс частично корректируется антидепрессантами, что формирует платформу для этой теории. Развитие методов нейровизуализации, таких как сканирование позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ), наряду с молекулярными доказательствами открывает захватывающую новую возможность поддержать эти три теории NTR.[6]

Серотонин (5-HT) является мощным модулятором чувств и поведения, таких как беспокойство, раздражительность, сон, аппетит и сексуальность. NE отвечает за внимание, драйв и мотивацию. Доказательства наличия этих соединений стали известны благодаря случайному открытию использования резерпина (ранее использовавшегося лекарства от гипертонии), которое вызывало истощение запасов NE, 5-HT и DA, что приводило к депрессивной симптоматике [7]. С другой стороны, использование ипрониазида в качестве противотуберкулезного препарата показало противоположный эффект повышения уровней NE, 5-HT и DA, что привело к эйфории.[7]

HPA, вызывающая аномальные уровни кортизола в ответ на стресс, теоретически рассматривается как путь, ведущий к депрессии. [5] В целом, кортизол-рилизинг-гормон (CRH) увеличивает уровень кортикотропного гормона надпочечников (АКТГ), который дополнительно увеличивает кортизол. Полную функцию HPA можно проверить с помощью теста на подавление дексаметазона (ТЛЧ). В этом тесте небольшая доза синтетического глюкокортикоида (дексаметазона) вводится на ночь, кортизол измеряется утром, и любая ингибирующая реакция рассматривается как нормальная реакция.Пациенты с депрессией, как правило, имеют гиперактивную HPA с высоким уровнем кортизола, что обычно называется несупрессией дексаметазоном. [6]

Другие предложили более чувствительный тест, называемый тестом DEX-CRF, который сочетает дексаметазон (DEXA) с кортизол-рилизинг-фактором (CRF). [6] Пациентам назначают пероральный ДЭРА на ночь и ХПН на следующий день. Пациенты с депрессией демонстрируют повышенные уровни АКТГ и кортизола по сравнению с нормальными пациентами, что указывает на гиперсекрецию ХПН. Появляется все больше свидетельств того, что CRH, продуцируемая в лимбической области, является патологическим фактором депрессии.Доказательства снижения серотонинергической активности в спинномозговой жидкости и пониженной плотности рецепторов серотонина были обнаружены у пациентов с послеродовой депрессией [6]. CRH отвечает за поведенческие изменения, которые могут быть разрушительными, такие как снижение сексуального поведения, уменьшение сна и еды. Некоторые из этих разрушительных факторов также присутствуют при депрессии. [6] Дисфункция HPA также отражается в изменении чувствительности к тесту на инфузию тиреотропин-рилизинг-гормона (TRH). Даже модуляция HPA показала некоторый положительный эффект при депрессии.

Также считается, что высокие уровни провоспалительных цитокинов также могут вызывать депрессию. [1] Как и любое хроническое заболевание, депрессия имеет тенденцию повышать уровень цитокинов, таких как IL-1, TNF α, INF γ и т. Д. [1] Это увеличение цитокинов модулирует уровни нейротрансмиттеров в головном мозге и активирует ось HPA, вызывая депрессивные симптомы [1,8]. Это так называемое болезненное поведение является результатом повышенной воспалительной реакции и адаптивных изменений, через которые люди проходят во время болезни.В ответ на болезнь пациенты чувствуют усталость, теряют аппетит и страдают от когнитивных нарушений, что также наблюдается при депрессии [8].

Связь между депрессией и соматическим заболеванием сложна, и многие факторы могут привести к появлению у пациента некоторых депрессивных симптомов. Они включают возраст, предшествующий эпизод депрессии, плохую поддержку со стороны семьи и тяжесть состояния. [9] Депрессия также может быть результатом медицинского заболевания, такого как дисфункция щитовидной железы, или побочных эффектов лекарств, таких как кортикостероиды или бета-блокаторы.Эти сложности указывают на тот факт, что вторичные причины должны быть исключены путем тщательного сбора анамнеза и физического обследования, соответствующих биохимических и патологических тестов или нейровизуализации.

Скрининг и депрессия

Депрессия при ЛАГ и ИЛЗ имеет одно общее понятие с другими хроническими заболеваниями, особенно с застойной сердечной недостаточностью (ЗСН). Исследования пациентов с ХСН подчеркнули важность недооценки депрессии, которая, как следствие, приводит к недостаточному использованию антидепрессантов.[10] Джейкоб и др. . ретроспективно обнаружил, что почти 78% пациентов хотя бы раз попадали в общественную больницу непсихиатрического профиля, и только 7,9% пациентов принимали антидепрессанты любого типа [10]. Авторы пришли к выводу, что депрессия не принималась во внимание при ХСН из-за смешанных признаков и симптомов, таких как апатия и утомляемость. [10] Точно так же депрессия при заболевании легких остается проблемой для врачей, в определенной степени из-за некоторых частично совпадающих симптомов депрессии и соматических жалоб.Врачи уделяют достаточно времени рассмотрению медицинских жалоб, однако они пренебрегают психологическим воздействием, возможно, из-за отсутствия надлежащей подготовки по выявлению глубинной депрессии.

За прошедшие годы для врачей было разработано несколько инструментов для выявления депрессии у пациентов. Хотя эти шкалы не используются для диагностики депрессии, они обеспечивают всесторонний анализ симптоматического бремени и служат дополнением к диагностике. Несколько переменных влияют на выбор шкалы оценок для пациента.[11] Шкала оценок выбирается на основе ее достоверности, надежности и удобства использования. [11] Используемый инструмент скрининга также должен иметь высокую чувствительность (низкий уровень ложноотрицательных результатов) и высокую специфичность (низкий уровень ложноположительных результатов) [11]. Шкала, выбранная клиницистами, должна иметь практическую ценность, предоставляя информацию, необходимую им для оценки своих пациентов. Целевая группа профилактических услуг США (USPSTF) также выпустила рекомендации в поддержку скрининга депрессии в учреждениях первичной медико-санитарной помощи с адекватным вспомогательным персоналом для обеспечения точного диагноза, лечения и последующего наблюдения.[12] Обзор литературы Williams и др. . нашли 16 инструментов, которые можно использовать для оценки депрессии в учреждениях первичной медико-санитарной помощи. [13] Шкала оценки депрессии Гамильтона (HAM-D / HRSD), Шкала оценки депрессии Монтгомери-Осберга (MADRS), Перечень депрессии Бека (BDI), Шкала депрессии Центра эпидемиологических исследований (CES-D) и Шкала депрессии SDS-Zung — вот некоторые из них. наиболее часто используется для оценки степени тяжести и ответа на лечение у пациентов с депрессией. [13,14] Все анкеты посвящены вопросам об ангедонии (отсутствие интереса), поскольку это основной критерий DSM-IV в диагностике большой депрессии.Каждый инструмент имеет свою собственную эксклюзивную схему подсчета очков; более высокие баллы могут быть признаком тяжелой депрессии, требующей дальнейшего обследования лечащим врачом [] [15].

Таблица 2

Сводка шкал, используемых для скрининга депрессии

Инструменты скрининга депрессии

Есть несколько шкал, доступных для скрининга пациентов на депрессию. Некоторые из этих шкал рассматриваются ниже.

Рейтинговая шкала депрессии Гамильтона (HAM-D / HDRS)

Эта шкала была одной из первых шкал, разработанных в 1960 году для измерения степени тяжести депрессии у стационарных пациентов.[16] Первоначально шкала включала 21 вопрос, причем последние 4 вопроса (суточные колебания, дереализация, параноидальные симптомы и навязчивые симптомы) не обязательно отражали общие черты депрессии или ее тяжесть. [16,17] Таким образом, 17 вопросов. -позиционная шкала широко используется в клинической практике и клинических исследованиях. HAM-D — это шкала, назначаемая клиницистом, поэтому требует специальной подготовки клинициста, а время оценки составляет примерно 20-30 минут. Восемь пунктов оцениваются по 5-балльной шкале (0-4), а 9 пунктов оцениваются по 3-бальной шкале (0-2).Шкала подчеркивает сравнительно большое количество соматических симптомов и меньше — когнитивные симптомы. [13,16,18]

Шкала депрессии Монтгомери-Осберга (MADRS)

Шкала была разработана в 1979 году и является наиболее часто используемой шкалой для оценки депрессии. измерить тяжесть депрессивных эпизодов у пациентов с расстройствами настроения [14]. Он основан на клиническом собеседовании врача. Более высокий балл MADRS указывает на более серьезную депрессию, и каждый пункт дает оценку от 0 до 6. Всего 10 пунктов с общим баллом от 0 до 60.[14] Он используется в большинстве клинических испытаний, чтобы увидеть реакцию на лечение.

Перечень депрессии Бека (BDI)

Первоначально разработанная в 1961 году, эта шкала основана на симптомах, отмеченных у пациентов с депрессией. Это инструмент самооценки с 21 вопросом, который отражает эмоциональные, поведенческие, а также соматические жалобы у пациентов старше 13 лет. [19,20] BDI-IA был модифицированной версией исходного BDI, который впоследствии был заменен на BDI-II и BDI-Fast Screen (ранее известный как BDI-Primary Care).[15,17,20] BDI-II — это модифицированная версия, которая вызывает критерии депрессии DSM-IV. [15,20] В то время как исходный BDI отражал симптомы во временных рамках «сегодняшнего дня», последующие версии включали временные рамки « за прошедшие недели, в том числе сегодня ». [15,20] BDI-PC представляет собой шкалу из 7 пунктов, которая учитывает когнитивные и эмоциональные вопросы. [20] Во всех четырех версиях этой шкалы используется 4-балльная шкала с диапазоном баллов от 0 до 63. [20]

Центр эпидемиологических исследований Шкала депрессии (CES-D)

Эта шкала была впервые опубликована в 1977 году и предназначена для выявления депрессии среди населения в целом.[21] Шкала преимущественно используется для обследований населения, требующих большого размера выборки, для измерения аффективных и соматических аспектов депрессии. [18] Соматические факторы, аффекты (положительные и отрицательные) и межличностные проблемы анализируются с помощью 20 заданий во временном интервале «в течение прошлой недели». [13,18,20] По каждому пункту достигается диапазон баллов от 0 до 3, и баллы подсчитываются. от 0 до 60, с более высокими баллами (≥16), указывающими на более тяжелую депрессивную симптоматику. Пересмотренная версия этой шкалы отражает критерии DSM-VI и называется CESD-R.Эта шкала используется редко.

Самооценка депрессии по шкале Зунга (SDS)

Эта шкала представляет собой инструмент из 20 пунктов самооценки, используемый для оперативной оценки степени депрессии у пациентов, причем половина пунктов выражена отрицательно, а другая половина — положительно [18]. , 22] Диапазон баллов по каждому пункту — от 1 до 4. Общий балл от 50 и выше указывает на некоторую степень тяжести депрессии. Тест быстр, прост и удобен для проведения пациентам. Он в основном используется в клинических исследованиях для контроля лечения.[18]

Гериатрическая шкала депрессии (GDS)

GDS — это шкала депрессии, созданная в 1982 году специально для пожилых людей (> 60 лет) с временными рамками «прошедшая неделя» [15,23]. Он используется для скрининга депрессии у пожилого населения и, следовательно, для отличия деменции от депрессии у пациентов в возрасте от 65 до 85 лет [20]. Хотя элементы шкалы относятся к когнитивным и аффективным областям, соматические области не включены [20]. Первоначально разработанная как шкала из 30 пунктов, GDS была изменена (15 вопросов) и утверждена.[24] В обеих версиях шкалы на вопросы GDS были даны ответы в формате «да» или «нет» с одним баллом, присвоенным элементам, на которые дан ответ «да» в течение периода времени «неделя», и понимание пациентом было упрощено. [15, 20] GDS ≥ 11 считается признаком возможной депрессии. [20] Шкала может использоваться у пациентов с легкой степенью деменции, однако она не может использоваться у пациентов с тяжелыми нарушениями деменции. [20,21] Также обнаружено, что GDS из 5 пунктов столь же эффективна по сравнению с GDS из 15 пунктов с чувствительностью 0.94 и специфичность 0,81 соответственно. [24]

Опросник здоровья пациента (PHQ)

Опросник здоровья пациента 9 PHQ (9) был разработан для оказания помощи врачам первичной медико-санитарной помощи в оценке пациентов на предмет депрессии в течение периода времени «последние 2 недели». Это шкала для самостоятельного введения, подтвержденная клиническими испытаниями. [25] В нем девять вопросов, родственных девяти критериям депрессии согласно DSM VI. [25] Он широко используется при других медицинских состояниях и служит двойной цели: диагностике и лечению депрессии.[26] Оценка выше 10 указывает на определенную степень депрессии, а более высокая оценка указывает на более тяжелую депрессию. [25] В качестве альтернативы PHQ-9, который содержит вопросы о «риске самоубийства», PHQ-8 также может использоваться в качестве инструмента для измерения депрессии. Практически использовать PHQ-8 вместо PHQ-9, потому что исследования показали, что разница в результатах с использованием любой шкалы незначительна и имеет незначительные эффекты. [25,26,27]

Депрессия и легочная артериальная гипертензия

относительно редкое и изнурительное явление, которое охватывает одновременно легочные и сердечные сосуды.Пациенты обращаются с выраженной одышкой при физической нагрузке, идентичной одышке при других состояниях. Пациенты демонстрируют признаки сердечной недостаточности из-за прогрессирующего ремоделирования легочной артерии, что приводит к высокому давлению в легочной артерии, высокому легочному сосудистому сопротивлению и напряжению правого желудочка. [27,28] За последние 20 лет были введены новые фармакологические методы, такие как простаноиды, ингибиторы фосфодиэстеразы типа 5 (PDE-5), антагонисты рецепторов эндотелина (ERA) и самые последние стимуляторы растворимой гуанилатциклазы (sGC).[28,29] Помимо профиля побочных эффектов, эти методы, безусловно, пытаются помочь пациентам достичь некоторой стабильности с ограниченным успехом, хотя они не предлагают постоянного лечения. В качестве дополнения к лекарствам также оценивались физические упражнения и дыхательные тренировки. Mereles и др. . сообщил в исследовании 30 пациентов, которые завершили 15 недель упражнений и дыхательных тренировок, об улучшении результатов теста с 6-минутной ходьбой (6 MWT) и показателей качества жизни [30].

Пациенты с ЛАГ часто сообщают об ограниченных способностях выполнять свою повседневную жизнедеятельность: например, делать покупки, заниматься домашними делами, социальную изоляцию и потерю работы.[31] Это бремя нежелательно разделять лица, ухаживающие за пациентами. [31] Недавно завершившееся исследование показало, что почти 57% лиц, осуществляющих уход, чувствуют себя физически истощенными из-за возложенных на них дополнительных обязанностей [31]. Постоянное беспокойство по поводу оплаты лечения создает у этих пациентов условия для развития депрессии. [27]

Lowè и др. . обнаружили связь между снижением функционального класса и увеличением распространенности психических расстройств, в основном депрессии, у 15,6% пациентов.[32] Исследование выявило недостаточное использование психиатрического лечения пациентов с легочной гипертензией на регулярной основе. [32] Хотя 70% пациентов получали медикаментозную терапию от легочной гипертензии, только 24% получали какое-либо лечение от психических заболеваний [32]. Макколлистер и др. . использовали анкету PHQ 8 для анализа психологических последствий депрессии и пришли к выводу, что 15% имели оценку> 10, что свидетельствует о симптомах депрессии, 40% имели симптомы от легкой до умеренной (оценка PHQ-8 4-9) и 45% имели отсутствие симптомов депрессии (оценка PHQ-8 0–3).[27] Они также сообщили об обратной зависимости между функциональным классом, депрессией и 6 MWT. [27] Более высокий функциональный класс был связан с более низким 6 MWD и выраженными депрессивными симптомами. Исследование пришло к выводу, что только 25% пациентов принимали антидепрессанты любого типа, что еще раз указывает на то, что депрессия недостаточно диагностировалась и, следовательно, не лечилась. [27]

Белый и др. . оценили 46 пациентов с ЛАГ и обнаружили, что 26% имели некоторые симптомы депрессии от умеренной до тяжелой, а также 19.6% имели тревогу от умеренной до тяжелой [33]. Эта когорта использовала инвентарь депрессии Бека в качестве инструмента измерения депрессии со средним показателем BDI 13 ± 8,3 [33]. В ходе дальнейшего исследования изучалось влияние на познание и интеллектуальную функцию пациента и было обнаружено глубокое нарушение двигательных способностей (57%), исполнительная дисфункция (15%) и нарушение внимания у 13%. [33]

При лечении депрессии СИОЗС остаются основным препаратом выбора. В идеале селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) также должны быть основным средством лечения депрессии у пациентов с ЛАГ.К сожалению, эта идеология подверглась некоторой проверке. Существуют противоречивые данные, свидетельствующие о том, что СИОЗС не так безопасны, как предполагалось ранее [34]. Sadoughi и др. . наблюдали высокий риск летального исхода при приеме СИОЗС у пациентов с легочной гипертензией, с ухудшенным классом функциональной классификации Нью-Йоркской кардиологической ассоциации (NYHA) и более коротким 6 MWT [34]. Эти результаты, однако, были противоречивыми, и необходимо провести дополнительные исследования, чтобы оценить связь между СИОЗС и ЛАГ. [35]

Депрессия и интерстициальные болезни легких

Интерстициальные болезни легких представляют собой разнообразную группу хронических изнурительных состояний, которые приводят к прогрессирующему рубцеванию и фиброзу паренхимы легких.[36] Это заболевание среди пациентов среднего и пожилого возраста, и его хронический характер приводит к высокой заболеваемости и смертности. [37] В результате непрерывного фиброза паренхимы основной физиологической модификацией ILD является снижение газообмена. [37,38] Пациенты с ILD проявляют неспецифические симптомы одышки и сухого кашля. Эти симптомы можно не заметить при других распространенных заболеваниях, таких как курение или пожилой возраст. [39] Диагностика начинается с тщательного сбора анамнеза и физического осмотра, а также с доступных диагностических тестов.[37] ILD подразделяются на известные и неизвестные причины. [37] Некоторые из известных причин ILD включают воздействие неорганических веществ, радиацию, побочные эффекты лекарств, гиперчувствительный пневмонит и заболевания соединительной ткани. [37] Список неизвестных причин включал интерстициальный фиброз легких (IPF), саркоидоз, криптогенную организующую пневмонию и эозинофильную пневмонию среди других. [37]

Интерстициальный фиброз легких с плохим прогнозом и ухудшением функции легких. [36,38,39] Не существует методов лечения, которые могут вылечить или обратить вспять повреждение легких.Текущий режим лечения иммунодепрессантами, кортикостероидами и бронходилататорами не показал улучшения выживаемости. [36,38,39] Тем не менее, они доступны в надежде замедлить прогрессирование ILD. По мере прогрессирования заболевания пациентам назначают длительную кислородную терапию. Трансплантация легких остается наилучшим вариантом для пациентов, которые соответствуют установленным критериям. [36,38,39]

Прогрессирующая особенность этого заболевания с выраженной одышкой приводит к ограничению подвижности этих пациентов и снижению физической активности.Пациенты с ИЛФ терпят поражение в борьбе за сохранение своей независимости. Пациентам требуется дополнительное планирование и время для выполнения своих простых действий. Внезапные и глубокие изменения образа жизни и нехватка медицинских услуг отрицательно сказываются на качестве жизни, что приводит к появлению сопутствующих симптомов депрессии. Данные исследований ХОБЛ предоставили доказательства того, что депрессия может предсказать выживаемость, а лечение депрессии может улучшить качество жизни [40,41,42,43,44]. Подобные данные доступны для пациентов с интернационализированными заболеваниями.Райерсон и др. . обнаружили, что у 23% пациентов наблюдались признаки клинической депрессии, тесно связанной с одышкой [45]. Субъекты с депрессией имели более сильную одышку, плохое качество сна и боль, поэтому можно предположить, что лечение этих симптомов может улучшить депрессию. [36] Томиока и др. . использовали опросник SF-36, чтобы показать, что у пациентов с ИЛФ ухудшаются физические и психологические параметры, чем у населения в целом. [40] В исследовании также сообщалось, что состояние пациентов, которым требовался дополнительный кислород, ухудшалось сильнее, чем у тех, кто этого не делал.[40]

Программы легочной реабилитации (PR) являются важной частью клинического ведения пациентов. PR-программы в различных центрах являются частью стандарта оказания помощи при ХОБЛ. [46,47] PR-программы включают различные уровни аэробных упражнений для улучшения дыхания, информирования о состоянии пациента, улучшения мышечной силы и оказания психологической поддержки. [47] Пас-Диас и др. . продемонстрировали, что у 24 пациентов с ХОБЛ, рандомизированных либо в группу PR, либо в группу контроля, наблюдалось значительное улучшение одышки, депрессии и улучшение качества жизни, связанного со здоровьем.[48] ​​С той же логикой можно утверждать, что PR-программы эффективны для пациентов с интернационалистическими заболеваниями. Феррейра и др. . опубликованные данные, показывающие сильную корреляцию между PR и ILD у 99 пациентов. [46] Исследование показало статистически и клинически значимое улучшение одышки (по шкале Борга) и функционального статуса (по шкале 6 MWD) после завершения 6-8 недель программы PR [46]. Наше собственное исследование с участием 21 пациента показало, что после прохождения PR-программы наблюдалось значительное снижение утомляемости (на основе шкалы тяжести утомляемости).[49] Пациенты сообщили о среднем показателе утомляемости 4,6 ± 1,7 до начала PR и среднем 3,9 ± 1,6 балла после завершения PR. [49]

Варианты лечения

Следует рассмотреть возможность лечения симптомов депрессии на поздних стадиях заболевания легких, если заболевание является причиной каких-либо функциональных нарушений. [50] Хотя лекарства доступны, следует также использовать когнитивный подход [50]. В целом, у большинства пациентов с большой депрессией будет адекватный ответ на терапию. [50] Хотя лекарства могут потребоваться только на краткосрочной основе, хронические последствия заболевания легких могут потребовать длительного лечения.[50] Выбор лекарства зависит не только от профиля побочных эффектов, но и от стоимости, а также от лекарственного взаимодействия. Следует часто оценивать реакцию пациента, чтобы наблюдать за эффективностью и соответствующим изменением дозы. [51]

Существует несколько классов лекарств от депрессии, у каждого из которых свой путь восстановления баланса различных нейромедиаторов. Эти лекарства действуют посредством:

  1. деградации нейротрансмиттера

  2. обратного захвата или

  3. связывания с конкретным NTR [].[52]

    Различные лекарства, используемые для лечения депрессии, и задействованные нейротрансмиттеры.

    SNRIs = селективный ингибитор обратного захвата норэпинефрина, SSRIs = селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, TCAs = трициклические антидепрессанты, MAO-Is = ингибиторы моноаминоксидазы. ‡‡ 5-HT = серотонин, NE = норэфинеферин, DA = дофамин, α2 = альфа-2 рецепторы

Наряду с селективными ингибиторами обратного захвата серотонина (SSRIs), доступны другие классы лекарств: трициклические антидепрессанты (TCAs), ингибиторы моноаминоксидазы (MOI), селективный ингибитор обратного захвата норэпинефрина (SNRI) и атипичные антидепрессанты, такие как бупропион и миртазапин.

Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС)

Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) являются основной терапией депрессии. Эти лекарства предпочтительно влияют на уровни 5-HT в головном мозге, замедляя его удаление из синапсов мозга, тем самым увеличивая серотонинергическую активность. Хотя обратный захват 5-HT начинается немедленно, врачи должны проинформировать пациентов, что полный терапевтический эффект может проявиться только через 3-4 недели последовательного лечения и может увеличить дозу, если не наблюдается улучшения.[53] Побочные эффекты СИОЗС немногочисленны и переносятся лучше, чем другие антидепрессанты. [53] Сообщалось о некоторых распространенных побочных эффектах, включая сексуальную дисфункцию, бессонницу, головные боли, гастрит и кровотечение. [53] Следует отметить, что флуоксетин, широко используемый СИОЗС, был связан с гиперчувствительным пневмонитом, известным типом ВЗЛ. [54]

Трициклические антидепрессанты (ТЦА)

Этот тип антидепрессантов предотвращает обратный захват NE и 5-HT в головном мозге, оказывая некоторое влияние на ацетилхолин и гистамин.[55,56] Из-за лучшего профиля безопасности СИОЗС, ТЦА перестали использоваться в качестве основного метода лечения. Однако они используются при хроническом болевом синдроме и головной боли напряжения. Различные свойства ТЦА в отношении ацетилхолина и гистамина могут привести к сильным и нежелательным побочным эффектам, особенно у пожилых людей. Обычно наблюдаемые побочные эффекты — это сухость во рту, нечеткое зрение, задержка мочи и запор. В отличие от СИОЗС, ТЦА могут быть смертельными при случайной передозировке, поэтому при назначении этих лекарств пациентам необходимо соблюдать осторожность.[55,56]

Ингибиторы моноаминоксидазы (MAO-Is)

Они ингибируют активность моноаминоксидазы, тем самым предотвращая распад 5-HT и NE. [55] Диетические ограничения и лекарственное взаимодействие не позволяют использовать эти лекарства на регулярной основе. Побочные эффекты, связанные с ИМАО, включают головные боли, бессонницу и сухость во рту. [55]

Селективные ингибиторы обратного захвата норадреналина (ИОЗСН)

Селективные ингибиторы обратного захвата норадреналина (ИОЗСН) — это препараты, которые блокируют моноаминоксидазу.Они повышают уровень 5-HT и NE, в отличие от SSRI, которые повышают только 5-HT. [51] Профиль побочных эффектов SNRI аналогичен профилю SSRI, но в меньшей степени. Эти препараты следует применять с осторожностью пациентам с артериальной гипертензией. Венлафаксин, один из видов СИОЗСН, связан с гиперчувствительным пневмонитом. [57]

Атипичные антидепрессанты

Атипичные антидепрессанты — это лекарства, которые отличаются от других классов антидепрессантов, таких как бупропион и миртазапин.Эти лекарства используются в качестве дополнительной терапии к лечению первой линии. Бупропион — это уникальный класс лекарств, ингибирующих обратный захват DA и в некоторой степени NE. Он оказывает стимулирующее действие и может использоваться как альтернатива СИОЗС. [50] Основным побочным эффектом, связанным с бупропионом, является снижение порога судорожных припадков. [50,51] Бупропион имеет то преимущество, что вызывает меньшие сексуальные побочные эффекты или увеличение веса по сравнению с другими антидепрессантами. Миртазапин усиливает передачу NE и 5-HT, блокируя альфа-2 (α2) рецепторы.[55] Распространенным побочным эффектом, связанным с миртазапином, является увеличение веса. [55,56] Два других доступных атипичных лекарства, тразодон и нефазодон, обладают эффектами, аналогичными СИОЗС.

Когнитивно-поведенческая терапия

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) — это вид психотерапии, сочетающий принципы поведенческой и когнитивной терапии, адаптированные к соответствующему соматическому заболеванию. Это позволяет пациентам понять и бросить вызов своим негативным мыслям, которые вызывают депрессию, и заменить их позитивными утверждениями.[58] Некоторые из распространенных причин использования КПТ у пациентов:

  1. Коморбидные психические расстройства

  2. Трудности адаптации к болезни

  3. Трудности в соблюдении режима лечения

  4. Проблемы, связанные с болезнью поведение [58]

Применение КПТ может быть успешно включено как часть программ PR, которые могут позволить пациентам противостоять своим иррациональным мыслям и одновременно улучшить их способность функционировать и общее самочувствие.

Роль управления телемедициной (THC)

Телемедицина — это новый и инновационный способ предоставления персонализированной медицинской помощи пациентам после того, как они отправят данные о своем заболевании (симптомы, сатурацию кислорода и мокроту) в электронном виде специалисту в области здравоохранения . [58] В свою очередь, медицинский работник использует клинические навыки и суждения, чтобы предоставить пациенту индивидуальную обратную связь в режиме реального времени. [59] Преимущества этого подхода заключаются в том, что пациента постоянно стимулируют следить за своим состоянием и симптомами, побуждают придерживаться медикаментозной терапии и создают платформу для раннего выявления и вмешательства, тем самым сокращая повторную госпитализацию и затраты для здоровья. система.[59]

В недавно опубликованном Кокрановском обзоре этот подход был связан с клинически значимым повышением качества жизни, связанного со здоровьем (HRQoL), и значительным сокращением количества обращений за неотложной помощью и госпитализаций без разницы в годичной выживаемости [59]. 60] Однако в настоящее время имеется ограниченное количество данных, позволяющих обобщить его использование для различных подтипов населения с запущенными заболеваниями легких. Поэтому необходимы дополнительные исследования, чтобы подтвердить его полезность, особенно у пациентов с запущенными тяжелыми легочными заболеваниями, такими как ЛАГ и ИЛЗ, которые обычно страдают ограниченной подвижностью и вряд ли будут посещать собрания КПТ или участвовать в программах по связям с общественностью.

Бронходилататоры — NHS

Бронходилататоры и кортикостероиды

Ингаляционные кортикостероиды — основное средство для уменьшения воспаления и предотвращения обострений астмы.

Но некоторым людям также может быть полезен прием бронходилататоров, чтобы держать дыхательные пути открытыми и усиливать действие кортикостероидов.

Бронходилататоры длительного действия нельзя принимать без кортикостероидов.

При ХОБЛ начальное лечение — бронходилататоры короткого или длительного действия с добавлением кортикостероидов в некоторых тяжелых случаях.

Лечение кортикостероидами и бронходилататорами может потребовать использования отдельных ингаляторов, но все чаще эти лекарства предоставляются вместе в отдельных ингаляторах.

Виды бронходилататоров

3 наиболее широко используемых бронходилататора:

  • бета-2-агонисты, такие как сальбутамол, салметерол, формотерол и вилантерол
  • холинолитики, такие как ипратропий, тиотропий, аклидиний и гликопирроний
  • теофиллин

Бета-2-агонисты и холинолитики доступны в формах как короткого, так и длительного действия, тогда как теофиллин доступен только в форме длительного действия.

Агонисты бета-2

Бета-2-агонисты используются как при астме, так и при ХОБЛ, хотя некоторые типы доступны только при ХОБЛ.

Их обычно вдыхают с помощью небольшого ручного ингалятора, но они также могут быть доступны в виде таблеток или сиропа.

При внезапных тяжелых симптомах их также можно вводить путем инъекции или распыления.

Небулайзер — это компрессор, который превращает жидкое лекарство в тонкий туман, позволяя вдыхать большую дозу лекарства через мундштук или маску для лица.

Агонисты бета-2 действуют, стимулируя рецепторы, называемые рецепторами бета-2, в мышцах, выстилающих дыхательные пути, что заставляет их расслабляться и позволяет дыхательным путям расширяться (расширяться).

Их следует применять с осторожностью людям с:

  • сверхактивная щитовидная железа (гипертиреоз) — заболевание, которое возникает, когда в организме слишком много гормона щитовидной железы
  • сердечно-сосудистые заболевания — состояния, поражающие сердце или кровеносные сосуды
  • нерегулярное сердцебиение (аритмия)
  • высокое кровяное давление (гипертония)
  • диабет — пожизненное заболевание, при котором уровень сахара в крови становится слишком высоким

В редких случаях агонисты бета-2 могут усугубить некоторые симптомы и возможные осложнения этих состояний.

Антихолинергические препараты

Антихолинергические средства (также известные как антимускариновые средства) в основном используются для лечения ХОБЛ, но некоторые из них также могут применяться при астме.

Их обычно принимают с помощью ингаляторов, но можно использовать небулайзер для лечения внезапных и серьезных симптомов.

Антихолинергические препараты вызывают расширение дыхательных путей, блокируя холинергические нервы.

Эти нервы выделяют химические вещества, которые могут вызвать сокращение мышц, выстилающих дыхательные пути.

Их следует применять с осторожностью людям с:

  • доброкачественное увеличение простаты — когда предстательная железа увеличивается, что может повлиять на то, как вы писаете
  • Обструкция оттока из мочевого пузыря — любое состояние, которое влияет на отток мочи из мочевого пузыря, например, камни в мочевом пузыре или рак простаты
  • глаукома — повышение давления в глазу

Если у вас доброкачественное увеличение простаты или нарушение оттока мочевого пузыря, холинолитики могут вызвать проблемы, такие как затруднение мочеиспускания и невозможность полностью опорожнить мочевой пузырь.

Глаукома может ухудшиться, если холинолитики непреднамеренно попадут в глаза.

Теофиллин

Теофиллин обычно принимают в форме таблеток или капсул, но другой вариант, называемый аминофиллином, можно вводить непосредственно в вену (внутривенно), если у вас серьезные симптомы.

Неясно, как именно действует теофиллин, но похоже, что он уменьшает воспаление (отек) в дыхательных путях, а также расслабляет мышцы, выстилающие их.

Теофиллин действует слабее, чем другие бронходилататоры и кортикостероиды.

Он также с большей вероятностью вызывает побочные эффекты, поэтому часто используется вместе с этими лекарствами, только если они недостаточно эффективны.

Теофиллин следует применять с осторожностью людям с:

  • сверхактивная щитовидная железа
  • сердечно-сосудистые заболевания
  • Проблемы с печенью, такие как заболевание печени
  • высокое кровяное давление
  • открытые язвы, развивающиеся на слизистой оболочке желудка (язвы желудка)
  • заболевание, поражающее мозг и вызывающее повторные припадки (эпилепсию)

Теофиллин может ухудшить эти условия.У людей с проблемами печени это иногда может привести к опасному скоплению лекарств в организме.

Другие лекарства также могут вызывать аномальное накопление теофиллина в организме. Это всегда должен проверять ваш врач.

Пожилым людям также может потребоваться дополнительное наблюдение во время приема теофиллина.

Взаимодействие с другими лекарственными средствами

Бронходилататоры могут взаимодействовать с другими лекарствами, что может повлиять на их действие или увеличить риск побочных эффектов.

Некоторые из лекарств, которые могут взаимодействовать с бронходилататорами (особенно теофиллином), включают:

  • некоторые мочегонные средства, лекарство, которое помогает выводить жидкость из организма
  • некоторые антидепрессанты, включая ингибиторы моноаминоксидазы (ИМАО) и трициклические антидепрессанты (ТЦА)
  • дигоксин, лекарство, используемое для лечения аритмий
  • бензодиазепины, тип седативного средства, которое иногда может использоваться в качестве краткосрочного лечения беспокойства или проблем со сном (бессонницы)
  • литий, лекарство, используемое для лечения тяжелой депрессии и биполярного расстройства
  • хинолоны, разновидность антибиотиков

Это не полный список всех лекарств, которые могут взаимодействовать с бронходилататорами, и не все эти взаимодействия применимы к каждому типу бронходилататоров.

Всегда внимательно читайте информационный буклет для пациента, который прилагается к вашему лекарству.

Вы можете найти конкретную брошюру о лекарствах от А до Я на веб-сайте MHRA.

В случае сомнений обратитесь к фармацевту или терапевту.

Антидепрессантов и беременность: советы эксперта

Большинство беременных женщин хотят делать все правильно для своего ребенка, в том числе правильно питаться, регулярно заниматься спортом и получать хороший дородовой уход. Но если вы одна из многих женщин, страдающих расстройством настроения, возможно, вы также пытаетесь управлять своими психическими симптомами, когда готовитесь к встрече с новорожденным.

Доктора часто рекомендуют женщинам с расстройствами настроения прекратить прием таких препаратов, как антидепрессанты, во время беременности, в результате чего у многих будущих мам возникает конфликт по поводу отказа от лекарств, которые помогают им оставаться здоровыми.

Лорен Осборн, доктор медицины, помощник директора Центра расстройств настроения женщин Джонса Хопкинса, говорит о том, почему прекращение приема лекарств может быть неправильным подходом. Она объясняет, как женщины могут и должны сбалансировать свои психические потребности со здоровой беременностью.

Антидепрессанты и беременность

Женщины, принимающие антидепрессанты, такие как селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), во время беременности могут беспокоиться о том, могут ли эти лекарства вызвать врожденные дефекты.

На этом фронте есть хорошие новости. Осборн говорит, что обычно нет необходимости сокращать прием лекарств во время беременности. «Мы можем с твердой уверенностью сказать, что антидепрессанты не вызывают врожденных дефектов», — говорит Осборн. Она добавляет, что в большинстве исследований, в которых обнаруживается физическое воздействие на младенцев антидепрессантов, принимаемых во время беременности, не учитываются эффекты психического заболевания матери.

Фактически, невылеченное психическое заболевание само по себе представляет опасность для развивающегося плода. Женщина, страдающая депрессией, с меньшей вероятностью получит надлежащий дородовой уход и с большей вероятностью будет вести себя нездоровым или опасным образом, например, курить и злоупотреблять психоактивными веществами. Осборн также говорит, что психические заболевания напрямую влияют на новорожденных.

«Отсутствие лечения депрессии может привести к преждевременным родам или снижению веса при рождении», — говорит она. «Младенцы матерей с депрессией имеют более высокий уровень гормона кортизола. Это повышает риск развития у ребенка депрессии, тревожности и поведенческих расстройств в более позднем возрасте.”

Оценка рисков

Хотя врачи не считают, что антидепрессанты вызывают врожденные дефекты, они все же могут повлиять на ребенка. Для матери и ее врача важно знать риски.

Около 30 процентов младенцев, матери которых принимают СИОЗС, будут испытывать неонатальный адаптационный синдром, который, помимо других симптомов, может вызывать повышенную нервозность, раздражительность и респираторный дистресс (затрудненное дыхание). Врачи не уверены, вызван ли этот эффект отказом ребенка от СИОЗС после рождения или воздействием самого препарата до рождения.

«Это может вызывать беспокойство и заставлять педиатров проводить анализы, но это пройдет», — говорит Осборн, указывая на то, что эти симптомы также иногда возникают у младенцев, матери которых не принимают СИОЗС.

Общие лекарства, о которых часто спрашивают женщины, включают:

  • СИОЗС : Некоторые исследования связывают использование СИОЗС с очень редким дефектом, называемым стойкой легочной гипертензией, при котором легкие младенцев плохо надуваются. «В самом последнем исследовании рассматривалось 3.8 миллионов женщин и показали, что риск для их детей не увеличился », — говорит Осборн.
  • Пароксетин : Ранние исследования на небольшом количестве пациентов связывали пароксетин СИОЗС с сердечными дефектами у младенцев. Однако в этих исследованиях не учитывались курение, ожирение и другие факторы риска, которые чаще встречаются у женщин, страдающих депрессией. Осборн говорит, что более крупные и недавние исследования не показывают такой связи с сердечными дефектами. Она не рекомендует менять лекарства, если вам подходит только пароксетин.
  • Бензодиазепины : Женщинам следует избегать использования транквилизаторов, таких как диазепам, альпразолам и клоназепам, в высоких дозах во время беременности, поскольку они могут вызвать седативный эффект и респираторный дистресс у новорожденного. Вы все еще можете использовать их в небольших дозах в течение коротких периодов времени. Однако Осборн, как правило, пытается назначить матерям препараты средней продолжительности действия, такие как лоразепам. Эти лекарства не задерживаются в кровотоке ребенка, как формы более длительного действия, и не связаны с высоким уровнем злоупотребления, как формы более короткого действия.
  • Вальпроевая кислота : это лекарство лечит судороги и биполярное расстройство и несет значительный риск для развивающегося плода. Прием вальпроевой кислоты во время беременности несет в себе 10-процентный риск дефектов нервной трубки — врожденных дефектов, влияющих на головной или спинной мозг, таких как расщелина позвоночника, — а также риски для когнитивного развития ребенка, такие как снижение IQ. «Вальпроевая кислота — единственная кислота, которую я никогда бы не прописал беременным женщинам, если все остальные методы лечения не дали результата», — говорит Осборн.

Обращение к психиатру-репродуктологу

Если у вас расстройство настроения, вам может быть полезно поговорить с репродуктивным психиатром, когда вы беременны или думаете о беременности. В идеале это должно происходить, когда вы планируете беременность, хотя это не всегда возможно. Еще не поздно встретиться с врачом после того, как вы забеременели.

Осборн говорит, что ее подход к пациентам заключается в ограничении количества потенциально вредных воздействий на ребенка.Это означает, что необходимо учитывать количество лекарств, которые принимает мать, а также ее психическое заболевание.

«Если женщина принимает низкую дозу многих лекарств, а у нас есть время, чтобы все спланировать, мы постараемся снизить его до более высокой дозы с меньшим количеством лекарств», — говорит она. «Если женщина принимает низкую дозу, и она не контролирует ее болезнь, то ее ребенок подвергается воздействию как лекарства, так и болезни. В таком случае я бы увеличил дозировку лекарства, чтобы ее ребенок не пострадал от болезни ».

Если ваше заболевание протекает в легкой форме, ваш врач может порекомендовать прекратить прием лекарств и заменить их такими видами лечения, как психотерапия, пренатальная йога или иглоукалывание, чтобы улучшить ваше настроение.

В конечном счете, Осборн говорит, что женщины должны соотносить риски, связанные с приемом лекарств, с риском невылеченного заболевания.

«Если конкретный побочный эффект возникает крайне редко, это все еще очень редкое событие, даже если вы удвоите риск», — говорит она. Риски, связанные с приемом лекарств, обычно не выше, чем при невылеченном психическом заболевании. «Я очень осторожно и неохотно меняю лекарство для женщины».

Лекарства, используемые в хосписах

Лекарства, конечно же, являются неотъемлемой частью хосписного процесса.Если вы или ваш близкий планируете или уже получаете лечение в хосписе, вас следует проинформировать о типах используемых лекарств. Эта статья предназначена именно для этого, чтобы не увязнуть в путанице в медицинской терминологии. Многие читатели распечатывают эту статью, чтобы пригодиться при следующей встрече с медицинским работником.

Список лекарств для хосписа.

Ниже приведен алфавитный список лекарств, распространенных в хосписах, с указанием того, для чего они используются, а также сопутствующая дополнительная информация.

Ацетаминофен.

Согласно исследованию, опубликованному Национальным институтом здравоохранения (NIH), ацетаминофен является наиболее часто назначаемым лекарством в хосписах. Известный под торговой маркой Тайленол, он используется для снижения температуры и боли. Он временно снимает незначительные боли, вызванные головной болью, болью в спине, зубной болью, простудой и незначительной болью, связанной с артритом. Хотя побочные эффекты возникают редко, серьезные побочные эффекты могут включать тошноту, боль в верхнем отделе желудка, зуд, потерю аппетита, темную мочу, стул цвета глины или желтуху (пожелтение кожи или глаз).Неблагоприятные взаимодействия могут возникать со следующими препаратами: Варфарин (Кумадин), Изониазид (Ланиазид, Нидразид), Дифлунисал (Долобид), Карбамазепин (Тегретол), фенобарбитал (Люминал) и фенитоин (Дилантин).

Антихолинергические средства.

Антихолинергические и спазмолитические препараты используются для регулирования сокращения и расслабления мышц. Бенадрил — широко известный препарат, который попадает в эту категорию. Состояния, при которых могут потребоваться холинолитики, включают болезнь Паркинсона, ХОБЛ, астму, гиперактивный мочевой пузырь, мышечные спазмы, проблемы с дыханием, диарею, желудочно-кишечные спазмы, двигательные расстройства и другие.Побочные эффекты антихолинергических и спазмолитических препаратов могут включать нечеткость зрения, спутанность сознания, запор, снижение потоотделения или выделения мочи, делирий, сухость глаз, сухость во рту или нарушение памяти. Важно отметить, что эти препараты могут ухудшить следующие состояния: болезнь Альцгеймера, увеличенная простата, глаукома, миастения и обструкция шейки мочевого пузыря. Антихолинергические средства не следует использовать со следующими: некоторыми антидепрессантами, противодиарейными препаратами, некоторыми противорвотными, нейролептическими, спазмолитиками, блокаторами гистаминовых рецепторов (h2RA) или при укачивании, гиперактивном мочевом пузыре (ГМП) или лекарствами от болезни Паркинсона.

Антидепрессанты.

В том же исследовании, опубликованном NIH, антидепрессанты заняли 11-е место среди 20 наиболее часто назначаемых классов лекарств, назначаемых пациентам хосписа с онкологическими заболеваниями, деменцией и легочными заболеваниями. Антидепрессанты предназначены для облегчения симптомов депрессии, социального тревожного расстройства, тревожных расстройств, сезонного аффективного расстройства и дистимии или легкой хронической депрессии в дополнение к другим состояниям. Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) и ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина (СИОЗСН) являются наиболее часто назначаемыми типами антидепрессантов.Прозак и Золофт — две общепризнанные марки антидепрессантов. Возможные побочные эффекты включают возбуждение, беспокойство, запор или диарею, головокружение, сухость во рту, головную боль, гипогликемию (низкий уровень сахара в крови), бессонницу, низкий уровень натрия, тошноту, сыпь, седативный эффект, сексуальную дисфункцию, суицидальные мысли, потоотделение, тремор и потерю веса. . При приеме антидепрессантов следует избегать алкоголя. Следующие вещества также могут вызывать нежелательные взаимодействия: противоэпилептические средства, бензодиазепины, буспирон, литий, ИМАО, метопролол / пропранолол (артериальное давление), НПВП, включая аспирин, пергексилен, селеглин, сибутрамин, зверобой.Бородавка Джона, Суматриптан, Трамадол и Варфарин.

Анксиолитики.

Как следует из названия, эти лекарства используются для лечения тревожности. Однако их можно использовать для лечения других состояний, включая симптомы отмены алкоголя, депрессию, бессонницу, зуд, тошноту, паническое расстройство, судороги и рвоту. Международная ассоциация хосписов и паллиативной помощи (IAHPC) относит анксиолитики к числу «основных лекарств в паллиативной помощи». Побочные эффекты могут включать помутнение зрения, спутанность сознания, запор, диарею, сонливость, сухость во рту, головную боль, учащенное сердцебиение, седативный эффект, сексуальную дисфункцию, расстройство желудка, суицидальные мысли и увеличение веса.Анксиолитики не следует использовать с алкоголем, буспироном, карбамазепином, гидроксизином, ИМАО, пиоглитазоном (Actos), розиглитазоном (Avandia), СИОЗСН или СИОЗС.

Атропин капли.

В условиях хосписа глазные капли с атропином используются вместо инъекций для уменьшения избыточной секреции слизи и образования слюны. Атропин также используется для лечения колита, дивертикулита, чрезмерной выработки желудка и кислоты, желудочно-кишечных спазмов, некоторых сердечных заболеваний, СРК, болезни Паркинсона, язвенной болезни и спастического мочевого пузыря.Атропин занял четвертое место среди обычно назначаемых лекарств в исследовании, опубликованном NIH. Побочные эффекты, связанные с приемом лекарств, включают помутнение зрения, запор, сухость во рту, сердцебиение, тахикардию и проблемы с мочеиспусканием. Следует соблюдать осторожность при использовании, среди прочего, любого из следующих препаратов: красавка; мочевой пузырь или мочевые препараты; бронходилататоры, такие как Spiriva, Digitalis, Dramamine; и лекарства от СРК.

Фентанил.

Фентанил — это лекарство в хосписе, используемое для облегчения сильной, продолжающейся боли, например, вызванной раком.Пациентам с постоянной болью, особенно с затрудненным глотанием, часто назначают трансдермальный пластырь с фентанилом длительного действия. Это лекарство также можно отпускать в растворяющейся таблетке под языком. Среди препаратов, перечисленных в исследовании NIH, фентанил занял 18-е место. Серьезные побочные эффекты включают спутанность сознания, снижение позывов к дыханию, затрудненное дыхание или глотание, сильную сонливость, обмороки, а также медленное или поверхностное дыхание. Другие возможные серьезные побочные эффекты включают возбуждение, изменения сердцебиения, диарею, головокружение, лихорадку, крапивницу / сыпь / зуд, галлюцинации, потерю аппетита, потерю координации, мышечную жесткость или подергивание, тошноту, судороги, дрожь, потливость, рвоту и т. Д. слабость.Некоторые продукты, которые могут взаимодействовать с фентанилом, включают определенные обезболивающие и налтрексон. Следует отметить, что многие поставщики услуг хосписа (в том числе Crossroads) не вводят фентанил пациентам, поскольку это непомерно дорого, а для облегчения боли доступны более эффективные лекарства.

Галдол (также известный как галоперидол).

Галдол — антипсихотический препарат, применяемый для лечения терминального возбуждения и делирия. Важно отметить, что инъекция халдола не одобрена для лечения пациентов с психозом, связанным с деменцией.Также важно отметить, что в некоторых штатах препарат рассматривается как химическое сдерживающее средство и поэтому налагаются ограничения на его использование в учреждениях длительного ухода. Серьезные побочные эффекты включают спутанность сознания, головокружение, обморок, учащенное сердцебиение или учащенное сердцебиение, симптомы гриппа, высокую температуру, беспокойные или жесткие мышцы, судороги, потливость и тремор. Следующие препараты могут вызывать неблагоприятные взаимодействия при использовании с галдолом: амфетамин, успокаивающие препараты, некоторые антибиотики, холинолитики, антидепрессанты, миорелаксанты, наркотические болеутоляющие, лекарства Паркинсона, психиатрические препараты, снотворные и средства, регулирующие сердечный ритм.

Узнайте больше о Haldol.

Лоразепам (Ативан).

Лоразепам используется для лечения тревоги. Согласно ранее упомянутому исследованию, лоразепам был вторым лекарством, которое чаще всего назначали пациентам хосписа. Возможные серьезные побочные эффекты включают затрудненное дыхание или глотание, лихорадку, нерегулярное сердцебиение, шаркающую походку, кожную сыпь, тремор и пожелтение кожи или глаз. Дополнительные побочные эффекты могут варьироваться от усталости до проблем с желудком и мочеиспусканием. Лекарства, которых следует избегать при приеме лоразепама, включают антидепрессанты, антигистаминные препараты, противосудорожные препараты, лекарства от астмы / простуды / аллергии, миорелаксанты, лекарства от болезни Паркинсона и седативные средства.

Узнайте больше о лоразепаме.

Прохлорперазин.

Суппозитории и таблетки прохлорперазина используются для контроля сильной тошноты и рвоты; Таблетки также используются для лечения беспокойства, которое невозможно контролировать другими лекарствами, а также для лечения шизофрении. Этот препарат занял шестое место в исследовании NIH. Прохлорперазин не одобрен FDA для лечения поведенческих проблем у пожилых людей с деменцией. Возможные побочные эффекты включают возбуждение, повышенный аппетит / прибавку в весе, пустое выражение лица, нечеткое зрение, увеличение груди / выработку молока, запор, затрудненное мочеиспускание, головокружение, слюнотечение, сухость во рту, головную боль, тошноту, изменение размера зрачков, тряску, шарканье. прогулки, проблемы со сном и заложенный нос.Следует соблюдать осторожность при использовании лоразепама в сочетании с любым из следующего: успокаивающими средствами, антидепрессантами, противодиарейными средствами (такими как Ломотил), антигистаминными препаратами, противосудорожными препаратами, разжижителями крови, диуретиками, эпипеном, препаратами СРК, литием, укачиванием. лекарства, наркотики, лекарства от болезни Паркинсона, седативные средства, а также лекарства от язвы или мочеиспускания.

Роксанол (сульфат морфина).

Этот опиоидный препарат, широко известный как морфин, представляет собой наркотический анальгетик, используемый для купирования сильной острой и хронической боли.По данным American Nurse Today, официального журнала Американской ассоциации медсестер, боль является наиболее частым признаком смерти. Морфин является одним из наиболее распространенных лекарств в хосписах, используемых для лечения боли, причем морфин является предпочтительным лекарством от боли, связанной с раком. Морфин также является наиболее часто используемым лекарством от одышки. Его побочные эффекты могут включать поверхностное дыхание / медленное сердцебиение, судороги, холодную / липкую / бледную кожу, спутанность сознания, слабость, нечастое мочеиспускание и проблемы с глотанием.Некоторые продукты, которые могут взаимодействовать с морфином, включают определенные обезболивающие (смешанные агонисты / антагонисты опиоидов, такие как пентазоцин, налбуфин или буторфанол) и налтрексон.

Узнайте больше о роксаноле.

Хоспис просто «накачивает» пациентов?

Помимо приема лекарств, необходимо принимать во внимание эмоциональные и духовные потребности пациента. Вот почему в команду каждого пациента входят не только медицинские работники, но и социальные работники, священнослужители и волонтеры.Услуги хосписа и паллиативной помощи Crossroads также предоставляют уникальный жизненный опыт, такой как Gift of a Day и Life Journals.

Чтобы получить ответы на другие вопросы, связанные с хосписом, посетите наш FAQ.

Есть еще вопросы об общих лекарствах для хосписа?

Если у вас есть какие-либо вопросы о лекарствах, перечисленных выше, или других лекарствах, не перечисленных здесь, свяжитесь с нами. Синяя панель помощи в верхней части этой страницы обеспечивает круглосуточный доступ к внимательным специалистам хосписа, готовым помочь.

Перепрофилирование лекарств при идиопатическом фиброзе легких, отфильтрованное по составной шкале, полученной с помощью биоинформатики.

  • 1.

    Колб, М. и Коллард, Х. Р. Стадия идиопатического легочного фиброза: прошлое, настоящее и будущее. Европейский респираторный обзор 23 , 220–224 (2014).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 2.

    Gharaee-Kermani, M. & Phan, S.Молекулярные механизмы и возможные стратегии лечения идиопатического фиброза легких. Текущий фармацевтический дизайн 11 , 3943–3971 (2005).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 3.

    Тодд, Н. В., Лузина, И. Г., Атамас, С. П. Молекулярные и клеточные механизмы легочного фиброза. Фиброгенез и восстановление тканей 5 , 11 (2012).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 4.

    Диас, К. Т. и др. . Доставка и безопасность ингаляционного интерферона-γ при идиопатическом фиброзе легких. Журнал аэрозольной медицины и легочной доставки лекарств 25 , 79–87 (2012).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 5.

    Цувелекис, А., Tzilas, V., Papiris, S., Aidinis, V. & Bouros, D. Диагностические и прогностические проблемы при идиопатическом фиброзе легких. Подход «вопросы и ответы» для пациента. Легочная фармакология и терапия (2016).

  • 6.

    Сардана, Д. и др. . Репозиционирование лекарств при орфанных заболеваниях. Брифинги по биоинформатике bbr021 (2011).

  • 7.

    Сиавелис, Дж. К., Бурдаку, М. М., Атанасиадис, Э. И., Спайро, Г. М. и Никита, К. С. Методы биоинформатики в перепрофилировании лекарств для лечения болезни Альцгеймера.Брифинги по биоинформатике bbv048 (2015).

  • 8.

    Нзила, А., Ма, З. и Чибале, К. Репозиционирование лекарств в лечении малярии и туберкулеза. Медицинская химия будущего 3 , 1413–1426 (2011).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 9.

    Эндрюс, К. Т., Фишер, Г. и Скиннер-Адамс, Т. С. Переназначение лекарств и паразитарные простейшие болезни человека. Международный журнал паразитологии: лекарства и лекарственная устойчивость 4 , 95–111 (2014).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 10.

    Jahchan, N. S. и др. . Подход к репозиции лекарств определяет трициклические антидепрессанты как ингибиторы мелкоклеточного рака легких и других нейроэндокринных опухолей. Открытие рака 3 , 1364–1377 (2013).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 11.

    Пессетто, З. Ю., Вейр, С. Дж., Сетхи, Г., Бровард, М. А. и Годвин, А. К. Переназначение лекарств для лечения стромальной опухоли желудочно-кишечного тракта. Молекулярная терапия рака 12 , 1299–1309 (2013).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 12.

    Bourdakou, M. M., Athanasiadis, E. I. & Spyrou, G. M. Обнаружение эффективности повторного ранжирования генов и сохраненных взаимоотношений ген-ген, полученных на основе анализа сети коэкспрессии генов на данных по раку груди. Научные отчеты 6 (2016).

  • 13.

    Мерсер, П. Ф. и др. . Исследование мощного ингибитора киназы PI3 / mTOR в качестве нового антифиброзного агента при IPF. Thorax, thoraxjnl- 2015–207429 (2016).

  • 14.

    Staab-Weijnitz, C. A. & Eickelberg, O.Репозиционирование соединений от открытия лекарств от рака к ингибированию IPF: PI3K. Thorax. 71 (8), 675–6 (2016).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 15.

    Лу, W. и др. . Переназначение лекарств ингибиторов гистондеацетилазы, которые облегчают нейтрофильное воспаление при остром повреждении легких и идиопатическом фиброзе легких путем ингибирования лейкотриеновой гидролазы A4 и блокирования биосинтеза LTB4. Журнал медицинской химии 60 , 1817–1828 (2017).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 16.

    Кониши К. и др. . Профили экспрессии генов острых обострений идиопатического фиброза легких. Американский журнал респираторной медицины и реанимации 180 , 167–175 (2009).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 17.

    Росас, И. О. и др. . MMP1 и MMP7 как потенциальные биомаркеры периферической крови при идиопатическом фиброзе легких. PLoS Med 5 , e93 (2008).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 18.

    Вуга, Л. Дж. и др. . Белок олигомерного матрикса хряща при идиопатическом фиброзе легких. PLoS Один 8 , e83120 (2013).

    ADS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 19.

    Мельцер, Э. Б. и др. . Байесовская пробит регрессионная модель для диагностики фиброза легких: доказательство принципа. BMC медицинская геномика 4 , 70 (2011).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 20.

    Peng, R. и др. . Блеомицин вызывает молекулярные изменения, непосредственно связанные с идиопатическим фиброзом легких: модель «активного» заболевания. PLoS Один 8 , e59348 (2013).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 21.

    Ихака, Р. и Джентльмен, Р. Р.: язык для анализа данных и графики. Журнал вычислительной и графической статистики 5 , 299–314 (1996).

    Google ученый

  • 22.

    Джентльмен Р. К. и др. . Биокондуктор: разработка открытого программного обеспечения для вычислительной биологии и биоинформатики. Геном биологии 5 , 1 (2004).

    Артикул Google ученый

  • 23.

    Ричи М.Э. и др. . limma обеспечивает анализ дифференциальной экспрессии для секвенирования РНК и исследований микрочипов.Исследование нуклеиновых кислот, gkv007 (2015).

  • 24.

    Комуров, К., Дурсун, С., Эрдин, С. и Рам, П. Т. NetWalker: инструмент контекстного сетевого анализа для функциональной геномики. BMC геномика 13 , 1 (2012).

    Артикул Google ученый

  • 25.

    Лэмб, Дж. Карта связи: новый инструмент для биомедицинских исследований. Обзоры природы Рак 7 , 54–60 (2007).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 26.

    Williams, G. SPIEDw: веб-инструмент базы данных выражений, независимый от платформы, с возможностью поиска. BMC геномика 14 , 1 (2013).

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Daina, A., Michielin, O. & Zoete, V. SwissADME: бесплатный веб-инструмент для оценки фармакокинетики, сходства с лекарственными препаратами и дружественности малых молекул с медицинской точки зрения. Научные отчеты 7 , 42717 (2017).

    ADS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 28.

    Чен, Дж., Бардес, Э. Э., Ароноу, Б. Дж. И Джегга, А. Г. ToppGene Suite для анализа обогащения списка генов и определения приоритетов генов-кандидатов. Исследование нуклеиновых кислот 37 , W305 – W311 (2009).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 29.

    Раппапорт, Н. и др. . MalaCards: обширная автоматически создаваемая база данных о человеческих заболеваниях. Текущие протоколы в биоинформатике, 1.24. 21–21.24. 19 (2014).

  • 30.

    Athanasiadis, E., Cournia, Z. & Spyrou, G. ChemBioServer: веб-конвейер для фильтрации, кластеризации и визуализации химических соединений, используемых при открытии лекарств. Биоинформатика 28 , 3002–3003 (2012).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 31.

    Chen, E. Y. и др. . Enrichr: интерактивный и совместный инструмент анализа пополнения списка генов HTML5. BMC биоинформатика 14 , 128 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 32.

    Огата, Х. и др. . KEGG: Киотская энциклопедия генов и геномов. Исследование нуклеиновых кислот 27, , 29–34 (1999).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 33.

    Канехиса, М. и Гото, С. KEGG: Киотская энциклопедия генов и геномов. Исследование нуклеиновых кислот 28 , 27–30 (2000).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 34.

    Канехиса, М., Гото, С., Фурумичи, М., Tanabe, M. & Hirakawa, M. KEGG за представление и анализ молекулярных сетей, включающих болезни и лекарства. Исследование нуклеиновых кислот 38 , D355 – D360 (2010).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 35.

    Günther, S. et al . SuperTarget и Matador: ресурсы для изучения взаимоотношений между наркотиками и мишенями. Исследование нуклеиновых кислот 36 , D919 – D922 (2008).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 36.

    Wishart, D. S. et al. . DrugBank: исчерпывающий ресурс для поиска и исследования лекарств in silico. Исследование нуклеиновых кислот 34 , D668 – D672 (2006).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 37.

    Wishart, D. S. et al. .DrugBank: база знаний о наркотиках, действиях с наркотиками и мишенях для наркотиков. Исследование нуклеиновых кислот 36 , D901 – D906 (2008).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 38.

    Нокс, К. и др. . DrugBank 3.0: исчерпывающий ресурс для исследования лекарств «омикс». Исследование нуклеиновых кислот 39 , D1035 – D1041 (2011).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 39.

    Пенс, Х. Э. и Уильямс, А. ChemSpider: Интернет-ресурс химической информации. J. Chem. Educ. 87 (11), 1123–1124 (2010).

  • 40.

    Bolton, E. E., Wang, Y., Thiessen, P. A. & Bryant, S. H. PubChem: интегрированная платформа малых молекул и биологической активности. Годовые отчеты по вычислительной химии 4 , 217–241 (2008).

    CAS Статья Google ученый

  • 41.

    Wang, Y. et al. . PubChem: общедоступная информационная система для анализа биоактивности малых молекул. Исследование нуклеиновых кислот 37 , W623 – W633 (2009).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 42.

    О’Бойл, Н.М. и др. . Open Babel: открытый химический ящик с инструментами. Журнал хеминформатики 3 , 33 (2011).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 43.

    Чжун, Кв. и др. . Роль стресса эндоплазматической сети в эпителиально-мезенхимальном переходе альвеолярных эпителиальных клеток. Американский журнал респираторной клетки и молекулярной биологии (2012).

  • 44.

    Кропски, Дж. А., Лоусон, У. Э., Янг, Л. Р. и Блэквелл, Т. С. Генетические исследования дают ключ к разгадке патогенеза идиопатического легочного фиброза. Модели и механизмы заболеваний 6 , 9–17 (2013).

    CAS Статья Google ученый

  • 45.

    Райан, А. Дж., Ларсон-Кейси, Дж. Л., Хе, К., Мурти, С. и Картер, А. Б. Нарушение гомеостаза кальция, вызванное асбестом, вызывает стресс эндоплазматического ретикулума в макрофагах. Журнал биологической химии 289 , 33391–33403 (2014).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 46.

    Xu, Y. D. et al . Высвобождение биологически активного TGF-β1 альвеолярными эпителиальными клетками приводит к фиброзу легких. Американский журнал физиологии — клеточная и молекулярная физиология легких 285 , L527 – L539 (2003).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 47.

    Boussouar, A. et al. . Акацетин и хризин, два полифенольных соединения, облегчают эффект положения теломера в клетках человека. Молекулярная терапия — нуклеиновые кислоты 2 , e116 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 48.

    Морин, Ф. и др. . Никлозамид предотвращает системный склероз на модели мышей, индуцированной реактивными видами кислорода. Журнал иммунологии 197 , 3018–3028 (2016).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 49.

    Re, M. & Valentini, G. Сетевое ранжирование и репозиционирование лекарств по терапевтическим категориям DrugBank. IEEE / ACM Transactions по вычислительной биологии и биоинформатике 10 , 1359–1371 (2013).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 50.

    Аллен, Дж. Т. и Спитери, М. А. Факторы роста при идиопатическом фиброзе легких: относительные роли. Респираторные исследования 3 , 13 (2001).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 51.

    Лагарес, Д. и Капур, М. Ориентация на киназу фокальной адгезии при фиброзных заболеваниях. BioDrugs 27 , 15–23 (2013).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 52.

    Lagares, D. et al. . Ингибирование киназы очаговой адгезии предотвращает экспериментальный фиброз легких и образование миофибробластов. Артрит и ревматизм 64 , 1653–1664 (2012).

    CAS Статья Google ученый

  • 53.

    Кокер, Р. и Лоран, Г. Легочный фиброз: цитокины в балансе. Европейский респираторный журнал 11 , 1218–1221 (1998).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 54.

    Vancheri, C., Failla, M., Crimi, N. & Raghu, G. Идиопатический фиброз легких: заболевание, имеющее сходство и связь с биологией рака. Европейский респираторный журнал 35 , 496–504 (2010).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 55.

    Янг И.В. и др. . Профили экспрессии генов семейной и спорадической интерстициальной пневмонии. Американский журнал респираторной медицины и реанимации 175 , 45–54 (2007).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 56.

    De Vries, J., Кессельс, Б. и Дрент, М. Качество жизни пациентов с идиопатическим легочным фиброзом. Европейский респираторный журнал 17, , 954–961 (2001).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 57.

    Tzanakis, N. et al . Оценка связанных со здоровьем шкал качества жизни и одышки у пациентов с идиопатическим фиброзом легких. Корреляция с легочными функциональными пробами. Европейский журнал внутренней медицины 16 , 105–112 (2005).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 58.

    Rahaman, S.O. et al. . TRPV4 опосредует дифференцировку миофибробластов и фиброз легких у мышей. Журнал клинических исследований 124 , 5225 (2014).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 59.

    Маарсингх, Х., Пера, Т. и Мерс, Х. Аргиназа и легочные заболевания. Архив фармакологии Наунин-Шмидеберг 378 , 171–184 (2008).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 60.

    Китовска, К. Э. Метаболизм аргинина при экспериментальном и идиопатическом фиброзе легких, Universitätsbibliothek Giessen (2007).

  • 61.

    Нуово, Г. Дж. и др. . Распределение иммуномодулирующих клеток в легких больных идиопатическим фиброзом легких. Современная патология 25 , 416–433 (2012).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 62.

    Wilborn, J. et al. . Конститутивная активация 5-липоксигеназы в легких у пациентов с идиопатическим фиброзом легких. Журнал клинических исследований 97, , 1827 (1996).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 63.

    Мейер, К. К. и др. . Метаболизм триптофана при хроническом воспалительном заболевании легких. Журнал лабораторной и клинической медицины 126 , 530–540 (1995).

    CAS PubMed Google ученый

  • 64.

    Ван, X. М. и др. . Кавеолин-1: важный регулятор фиброза легких при идиопатическом фиброзе легких. Журнал экспериментальной медицины 203 , 2895–2906 (2006).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 65.

    Йошида К. и др. . Активация киназы MAP и апоптоз в тканях легких пациентов с идиопатическим фиброзом легких. Патологический журнал 198 , 388–396 (2002).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 66.

    Антониу К. М. и др. . Анализ экспрессии сигнальных путей Akt и MAPK в легочной ткани пациентов с идиопатическим фиброзом легких (IPF). Журнал рецепторов и передачи сигналов 30 , 262–269 (2010).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 67.

    Мадала, С. К. и др. . Модуляция пути MEK-ERK улучшает легочный фиброз, связанный с активацией рецептора эпидермального фактора роста. Американский журнал респираторных клеток и молекулярной биологии 46 , 380–388 (2012).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 68.

    Калли, Ф. Дж. Естественные клетки-киллеры при инфекциях и воспалениях легких. Иммунология 128 , 151–163 (2009).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 69.

    Kuwano, K. et al. . Важные роли пути лиганда Fas-Fas в развитии легочного фиброза. Журнал клинических исследований 104 , 13 (1999).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 70.

    Янг И.В. и др. . Транскриптом периферической крови определяет наличие и степень заболевания при идиопатическом фиброзе легких. PLoS Один 7 , e37708 (2012).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 71.

    Safran, M. и др. . GeneCards Version 3: интегратор генов человека. База данных 2010 , baq020 (2010).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 72.

    Мартина, С. и др. . Ангиостатические хемокины в сравнении с ангиогенными при IPF и EAA. Респираторная медицина 103 , 1651–1656 (2009).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 73.

    Lemjabbar, H. et al. . Сверхэкспрессия желатиназы B альвеолярных макрофагов (MMP-9) у пациентов с идиопатическим фиброзом легких: эффекты стероидного и иммуносупрессивного лечения. Американский журнал респираторных клеток и молекулярной биологии 20 , 903–913 (1999).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 74.

    Beeh, K., Beier, J., Kornmann, O. & Buhl, R. Металлопротеиназа-9 матрикса мокроты, тканевый ингибитор металлопротинеазы-1, и их молярное соотношение у пациентов с хронической обструктивной болезнью легких, идиопатическим фиброзом легких и здоровых людей. предметы. Респираторная медицина 97 , 634–639 (2003).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 75.

    Craig, V.J., Zhang, L., Hagood, J. S. & Owen, C. A. Матричные металлопротеиназы как терапевтические мишени при идиопатическом фиброзе легких. Американский журнал респираторных клеток и молекулярной биологии 53 , 585–600 (2015).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 76.

    Kosikowska, P. & Lesner, A. Ингибиторы катепсина G: обзор патента (с 2005 г. по настоящее время). Экспертное заключение по терапевтическим патентам 23 , 1611–1624 (2013).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 77.

    Лу, М. и др. . Анализ ассоциаций микроРНК человека и болезней. PLoS Один 3 , e3420 (2008).

    ADS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 78.

    Li, Y. и др. . HMDD v2.0: база данных экспериментально подтвержденных ассоциаций микроРНК человека и болезней. Исследование нуклеиновых кислот , gkt1023 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 79.

    Hsu, S.-D. и др. . miRTarBase: база данных курирует экспериментально подтвержденные взаимодействия микроРНК-мишень. Исследование нуклеиновых кислот , gkq1107 (2010).

  • 80.

    Chou, C.-H. и др. . miRTarBase 2016: обновления экспериментально подтвержденной базы данных взаимодействий miRNA-мишень. Исследование нуклеиновых кислот 44 , D239 – D247 (2016).

  • 81.

    Hamberg, M. et al. . MiRTargetLink — miRNA, гены и сети взаимодействия. Международный журнал молекулярных наук 17, , 564 (2016).

    MathSciNet CAS Статья PubMed Google ученый

  • 82.

    Tzouvelekis, A. et al. . Повышенная экспрессия рецептора эпидермального фактора роста (EGF-R) у пациентов с различными формами фиброза легких. BioMed Research International 2013 (2013).

  • 83.

    Rochwerg, B. et al. . Лечение идиопатического фиброза легких: сетевой метаанализ. BMC медицина 14 , 18 (2016).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • Флувоксамин против плацебо и клиническое ухудшение у амбулаторных больных с симптомом COVID-19: рандомизированное клиническое испытание | Реанимационная медицина | JAMA

    Ключевые моменты

    Вопрос Предотвращает ли флувоксамин, селективный ингибитор обратного захвата серотонина и агонист рецепторов σ-1, клиническое ухудшение у амбулаторных пациентов с острым коронавирусным заболеванием 2019 (COVID-19)?

    Выводы В этом рандомизированном исследовании, в котором участвовали 152 взрослых амбулаторных пациента с подтвержденным COVID-19 и появлением симптомов в течение 7 дней, клиническое ухудшение произошло у 0 пациентов, получавших флувоксамин, по сравнению с 6 (8.3%) пациентов, получавших плацебо в течение 15 дней, разница была статистически значимой.

    Значение В этом предварительном исследовании у взрослых амбулаторных пациентов с симптоматическим COVID-19, получавших флувоксамин, по сравнению с плацебо, была более низкая вероятность клинического ухудшения в течение 15 дней; однако для определения клинической эффективности потребуются более крупные рандомизированные испытания с более точными оценками результатов.

    Важность Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19) может привести к серьезным заболеваниям в результате чрезмерного иммунного ответа.Флувоксамин может предотвратить клиническое ухудшение, стимулируя рецептор σ-1, который регулирует выработку цитокинов.

    Цель Чтобы определить, предотвращает ли флувоксамин, назначаемый при COVID-19 легкой степени, клиническое ухудшение и снижает тяжесть заболевания.

    Дизайн, обстановка и участники Двойное слепое рандомизированное полностью дистанционное (бесконтактное) клиническое исследование флувоксамина по сравнению с плацебо. Участники были проживающими в сообществе, не госпитализированными взрослыми с подтвержденной инфекцией коронавируса 2 тяжелого острого респираторного синдрома, с появлением симптомов COVID-19 в течение 7 дней и насыщением кислородом 92% или выше.С 10 апреля 2020 г. по 5 августа 2020 г. было отобрано сто пятьдесят два участника из пригорода Сент-Луиса (Миссури и Иллинойс). Окончательная дата наблюдения — 19 сентября 2020 г.

    Вмешательства Участники были случайным образом распределены для приема 100 мг флувоксамина (n = 80) или плацебо (n = 72) 3 раза в день в течение 15 дней.

    Основные результаты и мероприятия Первичным результатом было клиническое ухудшение в течение 15 дней после рандомизации, определяемого по обоим критериям: (1) одышка или госпитализация по поводу одышки или пневмонии и (2) сатурация кислорода менее 92% в воздухе помещения или потребность в дополнительном кислороде для достичь насыщения кислородом 92% или выше.

    Результаты Из 152 пациентов, которые были рандомизированы (средний возраст 46 [13] лет; 109 [72%] женщин), 115 (76%) завершили исследование. Клиническое ухудшение произошло у 0 из 80 пациентов в группе флувоксамина и у 6 из 72 пациентов в группе плацебо (абсолютная разница, 8,7% [95% ДИ, 1,8% -16,4%] по данным анализа выживаемости; логарифмический ранг P = 0,009). В группе флувоксамина было 1 серьезное нежелательное явление и 11 других нежелательных явлений, тогда как в группе плацебо было 6 серьезных нежелательных явлений и 12 других нежелательных явлений.

    Выводы и значимость В этом предварительном исследовании взрослых амбулаторных пациентов с симптоматическим COVID-19 у пациентов, получавших флувоксамин, по сравнению с плацебо, была более низкая вероятность клинического ухудшения в течение 15 дней. Однако исследование ограничено небольшим размером выборки и короткой продолжительностью последующего наблюдения, а для определения клинической эффективности потребуются более крупные рандомизированные испытания с более точными оценками результатов.

    Регистрация пробной Клинические испытания.Идентификатор gov: NCT04342663

    Коронавирусное заболевание 2019 г. (COVID-19), вызванное инфицированием новым коронавирусом 2 с тяжелым острым респираторным синдромом (SARS-CoV-2), может привести к серьезному заболеванию, ведущему к госпитализации, поступлению в отделение интенсивной терапии и смерти. 1 Клиническое ухудшение обычно наступает на второй неделе болезни. Ранние исследования COVID-19 показали, что госпитализация чаще всего происходит в течение 8-10 дней после появления изначально легких или умеренных симптомов. 2 -4 Дополнительные данные свидетельствуют о том, что повреждение легких от COVID-19 было связано с чрезмерной воспалительной реакцией, что побудило к многочисленным испытаниям иммуномодулирующих препаратов. 5 , 6

    Потенциальным механизмом иммунной модуляции является агонизм рецептора σ-1 (S1R). 7 S1R представляет собой шаперонный белок эндоплазматического ретикулума с различными клеточными функциями, включая регуляцию продукции цитокинов посредством его взаимодействия с сенсором стресса эндоплазматического ретикулума, требующим инозитол-фермента 1α (IRE1).Предыдущие исследования показали, что флувоксамин, селективный ингибитор обратного захвата серотонина (SSRI) с высоким сродством к S1R, 8 уменьшал повреждающие аспекты воспалительной реакции во время сепсиса через путь S1R-IRE1 и уменьшал шок на моделях сепсиса на мышах. 9

    Флувоксамин является сильным агонистом S1R, 10 , 11 обладает высокой липофильностью и быстрым внутриклеточным захватом. 12 В этом исследовании проверялось, может ли флувоксамин, назначенный на ранней стадии лечения лицам с легкой формой заболевания COVID-19, предотвратить клиническое ухудшение состояния.

    Это было двойное слепое плацебо-контролируемое рандомизированное клиническое испытание, в котором сравнивали флувоксамин и плацебо у взрослых амбулаторных пациентов с подтвержденной инфекцией SARS-CoV-2. Протокол исследования и план статистического анализа приведены в Приложении 1. Исследование было одобрено институциональным наблюдательным советом Вашингтонского университета в Сент-Луисе и проводилось в соответствии с Хельсинкской декларацией, 13 Руководства по надлежащей клинической практике и местными нормативными требованиями. требования.Все участники предоставили информированное согласие посредством электронного или письменного согласия.

    Это испытание проводилось в столичном районе Большого Сент-Луиса (восточный Миссури и южный Иллинойс). Набор пациентов проводился с 10 апреля 2020 года по 5 августа 2020 года. 30-дневная оценка после рандомизации была завершена 19 сентября 2020 года. Это было полностью удаленное (бесконтактное) клиническое испытание. 14 Участники были набраны с помощью электронных медицинских карт, направлений врачей и других медицинских работников, рекламных объявлений об исследованиях возле центров тестирования на COVID-19 и в отделениях неотложной помощи, рекомендаций коллег, веб-сайта исследования и сообщений на местном телевидении и в газетах.Участники были зарегистрированы независимо от пола, расы, этнической принадлежности или религии. Потенциальные участники прошли проверку по электронной почте и телефону и дали информированное согласие, как правило, в электронном виде.

    Исследовательские материалы были доставлены находящимся на карантине пациентам исследования в виде пакета, оставленного у их двери, а материалы исследования состояли из исследуемого лекарства, монитора сатурации кислорода, автоматического монитора артериального давления и термометра. Затем участники провели самооценку с использованием предоставленного оборудования и подтвердили жизненные показатели в пределах диапазона (систолическое артериальное давление от 80 до 200 мм рт. Ст., Диастолическое артериальное давление от 40 до 120 мм рт. уд / мин), статус беременности при показаниях и насыщение кислородом 92% или выше.Персонал исследования позвонил участникам, проинформировал их о праве на участие и проинструктировал их принимать исследуемое лекарство. Прием исследуемого препарата планировалось начать в тот же день, когда исследовательская группа впервые связалась с участниками и проверила их.

    Весь сбор данных производился с помощью опросов REDCap, которые проводились два раза в день и отправлялись пациентам по электронной почте, со сбором данных по телефону в качестве резервной копии, чтобы гарантировать участие людей без доступа в Интернет. Опросы регистрировали сатурацию кислорода, показатели жизнедеятельности, приверженность лечению и симптомы COVID-19.Фиксированные категории расовой и этнической принадлежности использовались интервьюерами как часть демографической информации, собранной для характеристики выборки.

    Одышка (одышка) измерялась с использованием непрерывной шкалы (0 = симптом отсутствует и 10 = симптом очень серьезный) с помощью Экологической мгновенной оценки 15 (т.е. «насколько серьезен ваш симптом прямо сейчас?») . В течение первых 3 дней испытания пытались связаться по телефону ежедневно, чтобы ответить на вопросы участников, решить любые проблемы, связанные с лекарствами, и побудить к завершению оценки.Дополнительные телефонные звонки проводились в индивидуальном порядке, когда данные опроса участников указывали на значения за пределами диапазона. Для участников, у которых заболевание COVID-19 ухудшилось, исследовательский персонал рекомендовал обратиться за медицинской помощью.

    В исследование были включены взрослые, живущие в сообществе с инфекцией SARS-CoV-2, подтвержденной методом полимеразной цепной реакции, и у которых были симптомы в течение 7 дней после первой дозы исследуемого лекарства (рис. 1).Критерии исключения включали наличие COVID-19, потребовавшего госпитализации, или доказательства первичной конечной точки с сатурацией кислорода менее 92% в помещении на момент рандомизации. Другими критериями исключения были тяжелое основное заболевание легких (например, хроническая обструктивная болезнь легких или потребность в кислороде дома, интерстициальное заболевание легких, легочная гипертензия), декомпенсированный цирроз печени, застойная сердечная недостаточность (класс III или IV Нью-Йоркской кардиологической ассоциации) или иммунодефицит (например, реципиент или донор трансплантата твердых органов, реципиент трансплантата костного мозга, СПИД или принимающие иммунодепрессанты биологических препаратов или высокие дозы кортикостероидов [> 20 мг / сут преднизона]; дополнительные сведения приведены в Приложении 1).

    Пациенты были рандомизированы 1: 1 для приема флувоксамина или соответствующих капсул плацебо. Были составлены графики рандомизации, стратифицированные по возрасту (18-44, 45-54, 55-64 и ≥65 лет) 16 и полу. Лечение было распределено случайным образом с использованием чередующихся блоков 2 и 4. Распределение рандомизации проводилось с помощью REDCap, который отображал рандомизацию для менеджера лаборатории (J.S.), который подготовил материалы исследования, включая исследуемый препарат или плацебо.Все специалисты по оценке исходов, исследователи и научный персонал, которые контактировали с участниками, не знали о назначении участникам лечения.

    Участники получали дозу 50 мг флувоксамина (или соответствующего плацебо) вечером сразу после базовой оценки и подтверждения соответствия критериям отбора, затем в течение 2 дней в дозе 100 мг два раза в день по мере переносимости, а затем увеличивали дозу до 100 мг 3 раза в день по мере переносимости до 15-го дня, затем прекращение приема (дополнительные подробности см. В Приложении 1).Этот диапазон доз был определен на основании аффинности связывания флувоксамина с S1R. 17 После завершения 15 дней приема флувоксамина или плацебо участникам была предоставлена ​​возможность пройти 6-дневный открытый курс флувоксамина. Эта дополнительная открытая фаза была изменением первоначального протокола исследования.

    Первичные и вторичные конечные точки

    Первичной конечной точкой было клиническое ухудшение, определяемое как (1) наличием одышки (т. Е. Одышкой) или госпитализацией по поводу одышки или пневмонии, и (2) снижением сатурации кислорода (<92%) в воздухе помещения или дополнительная потребность в кислороде для поддержания насыщения кислородом на уровне 92% или выше.Первичная конечная точка была подтверждена телефонным разговором с участниками и просмотром медицинских записей.

    Для вторичных конечных точек эпизоды клинического ухудшения оценивались по новой 7-балльной шкале, где 0 означает отсутствие; 1, одышка и сатурация кислорода менее 92%, но дополнительный кислород не требуется; 2, одышка и сатурация кислорода менее 92% плюс необходим дополнительный кислород; 3, сатурация кислорода менее 92% плюс необходимость в дополнительном кислороде и госпитализация, связанная с одышкой или гипоксией; 4, сатурация кислорода менее 92% плюс потребность в дополнительном кислороде и госпитализация, связанная с одышкой или гипоксией, плюс поддержка искусственной вентиляции легких на срок менее 3 дней; 5, сатурация кислорода менее 92% плюс необходимость в дополнительном кислороде и госпитализация, связанная с одышкой или гипоксией, плюс поддержка искусственной вентиляции легких в течение не менее 3 дней; и 6, смерть.Также оценивалось количество дней, требующих дополнительного кислорода, госпитализации и искусственной вентиляции легких.

    Заранее заданной вторичной конечной точкой в ​​протоколе исследования была тяжесть симптомов в течение 15 дней исследования с использованием непрерывной шкалы наиболее тяжелых исходных симптомов каждого пациента по 11-балльной шкале (0 = симптом отсутствует, 10 = симптом очень выражен). тяжелая форма). Эта аналитическая стратегия была ошибочной (см. Рисунок 1 в Приложении 2), и мы не проводили дальнейших анализов.В качестве апостериорного анализа были изучены уровни тревожности, о которых сообщают пациенты, которые измерялись по той же 11-балльной шкале, поскольку тревога может быть связана с одышкой (см. Рисунок 2 в Приложении 2). Клиническое ухудшение оценивалось с использованием порядковой шкалы Всемирной организации здравоохранения для испытаний COVID-19 (eTable в Приложении 2). 18

    Первичные и вторичные конечные точки были измерены с использованием ответов участников в опросах дважды в день в течение 15 дней после рандомизации, которые были подтверждены исследовательским персоналом с телефонным контактом.Для участников, которые перестали отвечать на опросы до 15 дня или которые достигли основной конечной точки, использовались медицинские записи и последующие звонки этим участникам, чтобы определить, достигли ли они основной конечной точки. Для участников, которые достигли первичной конечной точки, были использованы больничные записи для подтверждения конкретного обращения за медицинской помощью (например, использование дополнительного кислорода, продолжительность пребывания в больнице, поддержка искусственной вентиляции легких). Неблагоприятные события и серьезные нежелательные явления регистрировались каждый день в самоотчетах участников в течение 15 дней после рандомизации.

    Через 30 дней после завершения 15-дневного испытания было проведено последующее обследование с вопросом: «Посещали ли вы больницу или отделение неотложной помощи с момента проведения последнего опроса 30 дней назад?» Эта неуказанная конечная точка была подтверждена по телефону, электронной почте или при просмотре электронных медицинских карт.

    Пациенты были проанализированы по группам рандомизации. Основываясь на мощности 80%, уровне α 0,05, частоте 20% клинического ухудшения в группе плацебо и снижении риска клинического ухудшения на 75% в группе флувоксамина, общий размер выборки составил 152 участника. требовалось.Эта величина снижения риска была выбрана потому, что открытие большого эффекта будет иметь большое клиническое значение и потребует дальнейших исследований.

    Как указано в протоколе исследования, полный набор для анализа включал только тех участников, которые были подтверждены и начали принимать исследуемый препарат, что соответствует принципам клинических испытаний инфекционных заболеваний. 19 Статист-исследователь (L.Y.) провел слепой анализ под наблюдением старшего биостатиста (J.После полудня) до снятия ослепления. Промежуточный анализ не проводился.

    Первичный анализ представлял собой анализ выживаемости для основного результата (клиническое ухудшение) с использованием лог-рангового теста. В этом анализе участники априори считались подвергнутыми цензуре в тот день, когда они достигли первичного результата, или в последний день, когда они заполнили оценку результата. Был измерен уровень пропусков для завершения опроса. Чтобы определить, не было ли отсутствие случайным, имеющиеся баллы непосредственно перед и после каждого пропущенного балла и их среднее значение сравнивались с общим средним баллом как для одышки, так и для насыщения кислородом.

    Из-за возможности ошибки типа I из-за множественных сравнений анализ вторичных конечных точек был исследовательским. SAS версии 9.4 (SAS Institute Inc) использовался для всех анализов. Значимость была установлена ​​как двусторонний уровень α 0,05.

    Из 1337 прошедших скрининг пациентов 834 (62%) были исключены, 322 (24%) связались и отказались от участия, а 181 (14%) были рандомизированы и получили материалы исследования (Рисунок 1).Из 181 рандомизированного пациента 20 были исключены (9 в группе флувоксамина и 11 в группе плацебо), 9 так и не начали принимать исследуемый препарат (3 в группе флувоксамина и 6 в группе плацебо), а 152 начали исследование и составляли набор для первичного анализа. Среди 152 пациентов 140 (92%) приняли первую дозу исследуемого препарата в тот же день, когда с ними впервые связались сотрудники исследователя (остальные начали прием на следующий день после контакта). В общей сложности 35 участников выбрали открытый прием флувоксамина после двойной слепой фазы, но сбор данных для этой фазы не проводился.

    Участники были хорошо сопоставимы по демографическим и клиническим характеристикам (Таблица 1). Из 152 участников 38 (25%) были взрослыми чернокожими, а средний возраст составлял 46 лет (стандартное отклонение, 13 лет). Самый тяжелый симптом COVID-19 варьировался, из них наиболее частыми были утомляемость (23%) и потеря обоняния (29%). Исходный уровень насыщения кислородом не отличался между группами (медиана 97% [межквартильный размах, 96% -98%] для флувоксамина против 97% [межквартильный размах, 96% -98%] для плацебо (распределения показаны на рис. Дополнение 2).

    Эффективность флувоксамина по сравнению с плацебо

    Клиническое ухудшение произошло у 0 из 80 пациентов в группе флувоксамина и у 6 из 72 (8,3%) пациентов в группе плацебо (абсолютная разница, 8,7% [95% ДИ, 1,8% -16,4%] по анализу выживаемости, log- ранг χ 2 = 6,8 и P = 0,009; таблица 2 и рисунок 2).В группе плацебо случаи клинического ухудшения варьировались от 1 до 7 дней после рандомизации и от 3 до 12 дней после появления симптомов COVID-19. Четверо из 6 пациентов были госпитализированы по поводу COVID-19 с продолжительностью пребывания от 4 до 21 дня. Одному пациенту потребовалась искусственная вентиляция легких в течение 10 дней (таблица 2), и ни один из пациентов не умер. Подробные описания клинического ухудшения приведены в eResults 1 в Приложении 2.

    Среди участников, получавших флувоксамин, 18 из 80 перестали отвечать на опросы до 15 дня по сравнению с 19 из 72 участников, которые были рандомизированы в группу плацебо.Что касается неустановленного исхода лечения в больнице или отделении неотложной помощи, полученного в течение 30 дней после 15 дня испытания, среди участников, получавших флувоксамин, помощь была оказана 1 из 80 участников (госпитализирован из-за головной боли) по сравнению с 1 из 72 участников, получавших плацебо (отделение неотложной помощи). посещение по поводу костохондрита) (eResults 1 в Приложении 2).

    В группе флувоксамина было 1 серьезное нежелательное явление и 11 других нежелательных явлений, тогда как в группе плацебо было 6 серьезных нежелательных явлений и 12 других нежелательных явлений (Таблица 3 и eResults 1 в Дополнении 2).Пневмония и желудочно-кишечные симптомы (такие как тошнота и рвота) чаще возникали в группе плацебо по сравнению с теми, кто получал флувоксамин.

    Что касается отсутствующих данных, то участники не заполнили 517 из 3943 последующих опросов (13%). Средний балл для тех, у кого отсутствуют данные (0,80), не отличался от общего среднего балла для одышки (0,83), а медиана составила 0 как для отсутствующих данных, так и для всего.Средний балл насыщения кислородом составил 97,3% как для тех, у кого отсутствуют данные, так и в целом, а медиана составила 98% для обоих. Таким образом, данные оказались случайно пропущенными, и расчет данных не производился. Для участников, которые перестали отвечать на опросы до 15 дня, потому что они достигли основной конечной точки или по другим причинам (Рисунок 1), данные были подвергнуты цензуре. Мы подтвердили, что из 31 человека, который перестал отвечать на опросы до 15 дня по другим причинам, никто не получал медицинскую помощь в больнице или отделении неотложной помощи в связи с обострением COVID-19.Однако для 6 из этих людей мы не могли исключить возможность того, что они получили помощь в центре неотложной помощи, который находился за пределами основных региональных больничных систем.

    В этом предварительном рандомизированном клиническом исследовании флувоксамин (агонист S1R) был связан со снижением клинического ухудшения состояния у взрослых амбулаторных пациентов с COVID-19. Ни один из пациентов, получавших флувоксамин, не соответствовал критериям клинического ухудшения, определенным в исследовании, тогда как 8.Этой конечной точке достигли 3% пациентов, принимавших плацебо. Однако из-за ограничений исследования эти результаты следует интерпретировать как гипотезу, а не как демонстрацию эффективности.

    Это двойное слепое плацебо-контролируемое рандомизированное клиническое исследование продемонстрировало возможность проведения полностью удаленного (бесконтактного) исследования во время пандемии COVID-19. Взрослые амбулаторные пациенты с COVID-19 находятся на карантине, но мало исследований посвящено уходу за этой уязвимой группой населения.Этот план включал короткий промежуток времени от появления симптомов до первой дозы лекарства (в среднем 4 дня), эффективное начало лечения в рамках исследования (92% приняли первую дозу в тот же день, когда с ними связались) и репрезентативную выборку по расе и полу. 20 Исследование потребовало приблизительно 4500 часов рабочего времени персонала и 30 часов рабочего времени на каждого участника.

    Если установлено, что флувоксамин эффективен при лечении COVID-19, лежащий в основе механизм требует дальнейшего уточнения.Исследование было вызвано гипотезой о влиянии флувоксамина на путь S1R-IRE1. Противовоспалительное действие (снижение цитокинов), возникающее в результате активации S1R, согласуется с недавними открытиями преимуществ других противовоспалительных препаратов, таких как колхицин и кортикостероиды, при COVID-19. 21 , 22 Однако недавнее исследование показало более низкие уровни цитокинов у пациентов с тяжелой формой COVID-19 по сравнению с пациентами с бактериальным сепсисом. 23 Альтернативные механизмы потенциальной пользы флувоксамина включают прямые противовирусные эффекты через его лизосомотропные свойства, 24 модуляцию эффекта IRE1 на аутофагию, 25 и ингибирование активации тромбоцитов SSRI. 26

    Потенциальные преимущества флувоксамина для амбулаторного лечения COVID-19 включают его безопасность, 27 , широкую доступность, низкую стоимость и пероральное введение. Флувоксамин не способствует удлинению интервала QT, в отличие от других СИОЗС. 28 Однако флувоксамин имеет побочные эффекты и может вызывать лекарственные взаимодействия, особенно за счет ингибирования цитохромов P450 1A2 и 2C19. 29

    Это исследование имеет несколько ограничений.Во-первых, это было небольшое исследование, проводившееся в пределах одной географической области, поэтому эти результаты следует рассматривать как предварительные. Исследование необходимо воспроизвести в более крупных исследованиях с более гетерогенной популяцией.

    Во-вторых, было небольшое количество событий конечной точки, что делает выводы чрезвычайно хрупкими. В-третьих, возможно, что различия в клиническом ухудшении могли быть отражением сравнительных исходных распределений насыщения кислородом, а не эффектом лечения.

    В-четвертых, метод измерения наиболее тяжелого исходного симптома с течением времени, по-видимому, не предоставил достоверных данных, поэтому потенциальное влияние флувоксамина на улучшение симптомов неизвестно. В-пятых, 20% участников исследования перестали отвечать на опросы в течение 15-дневного испытания. Хотя было подтверждено, что ни один из этих участников не нуждался в медицинской помощи, такой как госпитализация или посещение отделения неотложной помощи, возможно, что некоторым из них была оказана помощь в центре неотложной помощи за пределами крупных региональных больничных систем.

    В-шестых, продолжительность последующего наблюдения была короткой и не оценивалось влияние флувоксамина на стойкие симптомы или позднее ухудшение состояния. Например, у людей с COVID-19 может развиться сердечное повреждение, 30 , которое может быть обычным и стойким, даже в легких или выздоровевших случаях. 31 Поскольку агонисты S1R оказывают кардиозащитное действие на грызунов 32 и защитное действие на другие ткани, 33 будущих испытаний лечения COVID-19 должны изучить долгосрочные результаты и показатели сердечно-легочной функции.В-седьмых, 7-балльная порядковая шкала, созданная для этого исследования для классификации клинического ухудшения, не была утверждена.

    В этом предварительном исследовании взрослых амбулаторных пациентов с симптоматическим COVID-19 у пациентов, получавших флувоксамин, по сравнению с плацебо, была более низкая вероятность клинического ухудшения в течение 15 дней. Однако исследование ограничено небольшим размером выборки и короткой продолжительностью последующего наблюдения, а для определения клинической эффективности потребуются более крупные рандомизированные испытания с более точными оценками результатов.

    Автор для переписки: Эрик Дж. Ленце, доктор медицины, факультет психиатрии, Медицинский факультет Вашингтонского университета, 660 S Euclid Ave, PO Box 8134, St Louis, MO 63110 ([email protected]).

    Принято к публикации: 29 октября 2020 г.

    Опубликовано онлайн: 12 ноября 2020 г. doi: 10.1001 / jama.2020.22760

    Вклад авторов: Доктор Ленце имел полный доступ ко всем данным в исследования и берет на себя ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

    Концепция и дизайн: Lenze, Mattar, Zorumski, Schweiger, Nicol, Miller, Yingling, Reiersen.

    Сбор, анализ или интерпретация данных: Lenze, Mattar, Zorumski, Stevens, Nicol, Miller, Yang, Yingling, Avidan, Reiersen.

    Составление рукописи: Lenze, Schweiger, Nicol, Yang, Reiersen.

    Критический пересмотр рукописи на предмет важного интеллектуального содержания: Ленце, Маттар, Зорумски, Стивенс, Швайгер, Николь, Миллер, Ян, Инлинг, Авидан.

    Статистический анализ: Миллер, Ян, Инлинг.

    Получено финансирование: Ленце, Зорумски, Швайгер.

    Административная, техническая или материальная поддержка: Zorumski, Schweiger, Nicol, Yang, Yingling, Avidan.

    Надзор: Ленце, Маттар, Швайгер, Никол.

    Раскрытие информации о конфликте интересов: Д-р Ленце сообщил о получении грантов от Исследовательского института результатов, ориентированных на пациента, Такеда, Алкермес, Янссен, Акадия, и Фонда еврейской больницы Барнса; и получение гонорара за консультационные услуги от Janssen и Jazz Pharmaceuticals.Д-р Зорумски сообщил, что он входит в состав научного консультативного совета и имеет акции и опционы на акции Sage Therapeutics; и получение личных гонораров от CME Outfitters и JAMA Psychiatry . Д-р Никол сообщил о получении грантов от Alkermes, Центра исследований мозга при расстройствах настроения, Центра трансляционных исследований диабета, Института общественного здравоохранения, Центра нейробиологии Макдоннелла и Фонда еврейской больницы Барнса; и выступал в качестве консультанта Суновиона, Алкермеса и Элиры.Г-н Миллер сообщил о получении финансирования исследований от Института исследований результатов, ориентированных на пациента. Д-р Авидан сообщил о получении грантов от COVID-19 Therapeutics Accelerator. О других раскрытиях информации не сообщалось.

    Финансирование / поддержка: Это исследование было поддержано Институтом инновационного психиатрического лечения семьи Тейлор при Вашингтонском университете и Фондом раннего лечения COVID-19. Дополнительную поддержку оказали Центр исследований мозга при расстройствах настроения при Вашингтонском университете, Фонд Бэнти, а также грант UL1TR002345 от Национальных институтов здравоохранения.

    Роль спонсора / спонсора: Ни один из спонсоров / спонсоров не участвовал в разработке и проведении исследования; сбор, управление, анализ и интерпретация данных; подготовка, рецензирование или утверждение рукописи; или решение представить рукопись для публикации.

    Заявление об обмене данными: См. Приложение 3.

    Дополнительные вклады: Мы благодарим пациентов, которые участвовали в этом исследовании, и команду клинических испытаний COVID-19 Лаборатории Здорового Разума (Роз Абдулкадар, BS, Келли Ахерн, BS, Стефани Браун, Андес Даскалакис-Перес, BA, Леонард Имбула, бакалавр наук, Арис Перес, BA, Марисса Реа, MA, и Дженнифер Вулферс, MA; все получили компенсацию за свою роль).Мы также благодарим Комитет по клиническим исследованиям COVID-19 Вашингтонского университета (Уильям Паудерли, доктор медицины, и Суреш Ведантам, доктор медицины; оба получили компенсацию за их роль) за их своевременный обзор и советы при разработке и проведении этого исследования.

    1.Вирсинга WJ, Родос А, Ченг AC, и другие. Патофизиология, передача, диагностика и лечение коронавирусной болезни 2019 (COVID-19). ЯМА . 2020; 324 (8): 782-793. PubMedGoogle ScholarCrossref 2.Гуань WJ, Ni ЗЫ, Ху Y, и другие. Клиническая характеристика коронавирусной болезни 2019 г. в Китае. N Engl J Med . 2020; 382 (18): 1708-1720. PubMedGoogle ScholarCrossref 3. Хуан C, Ван Y, Li Х, и другие. Клинические особенности пациентов, инфицированных новым коронавирусом 2019 г., в Ухане, Китай. Ланцет . 2020; 395 (10223): 497-506. PubMedGoogle ScholarCrossref 4.Lescure FX, Буадма L, Нгуен D, и другие.Клинические и вирусологические данные о первых случаях COVID-19 в Европе. Ланцет Infect Dis . 2020; 20 (6): 697-706. PubMedGoogle ScholarCrossref 5.Mehta П., Маколи DF, коричневый М, и другие. COVID-19: рассмотрите синдромы цитокинового шторма и иммуносупрессию. Ланцет . 2020; 395 (10229): 1033-1034. PubMedGoogle ScholarCrossref 7.Nicol GE, Карп JF, Reiersen AM, и другие. «Кем ты был до войны?» J Clin Psychiatry .Опубликовано онлайн 7 апреля 2020 г. doi: 10.4088 / JCP.20com13373 Google Scholar8.Ishima Т, Фудзита Y, Хашимото К. Взаимодействие новых антидепрессантов с шаперонами сигма-1 рецепторов и их потенцирование разрастания нейритов в клетках PC12. Eur J Pharmacol . 2014; 727: 167-173. PubMedGoogle ScholarCrossref 9. Розен DA, Секи С.М., Фернандес-Кастаньеда А, и другие. Модуляция пути сигма-1 рецептор-IRE1 полезна в доклинических моделях воспаления и сепсиса. Sci Transl Med . 2019; 11 (478): eaau5266. PubMedGoogle Scholar10.Hashimoto К. Активация шаперона рецептора сигма-1 при лечении нервно-психических заболеваний и ее клиническое значение. J Pharmacol Sci . 2015; 127 (1): 6-9. PubMedGoogle ScholarCrossref 11.Cobos Э.Дж., Энтрена JM, Нието FR, и другие. Фармакология и терапевтический потенциал лигандов сигма (1) рецепторов. Curr Neuropharmacol . 2008; 6 (4): 344-366.PubMedGoogle ScholarCrossref 12.Халлифакс D, Хьюстон JB. Насыщенное поглощение липофильных аминовых препаратов изолированными гепатоцитами. Утилизация наркотиков . 2007; 35 (8): 1325-1332. PubMedGoogle ScholarCrossref 14.Nicol GE, Piccirillo JF, Mulsant BH, Lenze EJ. Действия на расстоянии. Дж. Ам Гериатр Соц . 2020; 68 (5): 922-925. PubMedGoogle ScholarCrossref 15.Mofsen AM, Родебо TL, Никол GE, и другие.Когда ничего не помогает, слушайте пациента. JMIR Ment Health . 2019; 6 (5): e11845. PubMedGoogle Scholar16.CDC Группа реагирования на COVID-19. Тяжелые исходы среди пациентов с коронавирусной болезнью 2019 (COVID-19). Morbid Mortal Weekly Rep . 2020; 69 (12): 343-346. PubMedGoogle ScholarCrossref 17.Ishikawa М., Ишивата К. Исии K, и другие. Высокая занятость рецепторов сигма-1 в головном мозге человека после однократного перорального приема флувоксамина. Биологическая психиатрия .2007; 62 (8): 878-883. PubMedGoogle ScholarCrossref 20. Честейн DB, Osae SP, Энао-Мартинес AF, и другие. Расовая диспропорция в клинических испытаниях Covid. N Engl J Med . 2020; 383 (9): e59. PubMedGoogle Scholar21.Deftereos SG, Яннопулос G, Врахатис DA, и другие. Влияние колхицина по сравнению со стандартным лечением на сердечные и воспалительные биомаркеры и клинические исходы у пациентов, госпитализированных с коронавирусной болезнью 2019. JAMA Netw Open . 2020; 3 (6): e2013136-e2013136. PubMedGoogle ScholarCrossref 22.Sterne JAC, Мурти S, Диас СП, и другие. Связь между приемом системных кортикостероидов и смертностью среди тяжелобольных пациентов с COVID-19. ЯМА . 2020; 324 (13): 1330-1341. PubMedGoogle ScholarCrossref 23.Kox М., Вальдерс NJB, Kooistra EJ, и другие. Уровни цитокинов у тяжелобольных пациентов с COVID-19 и другими состояниями. ЯМА . 2020; 324 (15): 1565-1567. PubMedGoogle ScholarCrossref 24.Homolak J, Кодванж Я. Широко доступные агенты нацеливания на лизосомы следует рассматривать как потенциальную терапию COVID-19. Int J Антимикробные агенты . 2020; 56 (2): 106044. PubMedGoogle Scholar25.Fung ТС, Лю DX. Датчик стресса ER IRE1 и MAP-киназа ERK модулируют индукцию аутофагии в клетках, инфицированных вирусом коронавирусного инфекционного бронхита. Вирусология .2019; 533: 34-44. PubMedGoogle ScholarCrossref 26.Schlienger Р.Г., Мейер CR. Влияние селективных ингибиторов обратного захвата серотонина на активацию тромбоцитов. Am J Cardiovasc Drugs . 2003; 3 (3): 149-162. PubMedGoogle ScholarCrossref 27. Омори IM, Ватанабэ N, Накагава А, и другие. Эффективность, переносимость и профиль побочных эффектов флувоксамина при большой депрессии. Дж Психофармакол . 2009; 23 (5): 539-550. PubMedGoogle ScholarCrossref 28.Ассимон ММ, Брукхарт Массачусетс, Флайт JE. Сравнительная сердечная безопасность селективных ингибиторов обратного захвата серотонина у лиц, получающих поддерживающий гемодиализ. Дж. Ам Соц Нефрол . 2019; 30 (4): 611-623. PubMedGoogle ScholarCrossref 29.Christensen М, Тайбринг G, Михара K, и другие. Низкие суточные дозы флувоксамина 10 и 20 мг подавляют метаболизм как кофеина (цитохрома P4501A2), так и омепразола (цитохрома P4502C19). Clin Pharmacol Ther . 2002; 71 (3): 141-152. PubMedGoogle ScholarCrossref 30.Lippi G, Лави CJ, Санчис-Гомар F. Сердечный тропонин I у пациентов с коронавирусной болезнью 2019 (COVID-19). Prog Cardiovasc Dis . 2020; 63 (3): 390-391. PubMedGoogle ScholarCrossref 31.Puntmann В.О., Карердж ML, Wieters Я, и другие. Результаты магнитно-резонансной томографии сердечно-сосудистой системы у пациентов, недавно вылечившихся от коронавирусной болезни 2019 (COVID-19). JAMA Cardiol . Опубликовано онлайн 27 июля 2020 г. doi: 10.1001 / jamacardio.2020.3557 Google Scholar32.Hashimoto К. Шаперон рецептора сигма-1 и нейротрофический фактор головного мозга. Прог Нейробиол .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Число %
    Циталопрам 35 12.2
    Эсциталопрам 18 6,3
    Сертралин 7 2,5
    Пароксетин 5 35 12,2
    Дулоксетин 17 5,9
    Миртазапин 39 13,6
    Бупропион 7
    Амитриптилин 3 1,0
    Нортриптилин 2 0,7
    Всего 184 24