Бихевиоризм как наука о поведении: Страница не найдена

Содержание

Бихевиоризм как наука о поведении. Психология как наука о поведении Наука о поведении

Наука о поведении с XIX до конца XX в. в поисках объективных закономерностей и попытках разработки концепций , которые могли бы объяснить нормальное и аномальное поведение, прошла несколько этапов своего развития — рефлекторный, бихевиориальный, этологический. Эти этапы принято противопоставлять друг другу, однако, по нашему мнению, каждый из них представляет собой базу для развития последующего.

Несмотря на то что они оперируют разными понятиями, все эти понятия можно объединить в целостную концепцию поведения. В частности, метод условных рефлексов, иногда противопоставляемый этологическо-му подходу, изучающему преимущественно инстинктивные формы поведения в неэкспериментальных условиях, является в комплексе с этологией самым важным инструментом построения теории обучения. К тому же современная этология от изучения только инстинктивных форм до ее концепции невербального поведения в сфере коммуникаций в значительной мере строится на базе сложных форм условно-рефлекторной деятельности.

При противопоставлении изучения поведения с этологических позиций условно-рефлекторным исследованиям с точки зрения экспериментальности исследований степени естественности среды не учитывают, что фактически при изучении рефлекса создаются модели внешних воздействий, мало отличимые от этологических релизеров. Особенно стерта такая грань в экспериментальных моделях неврозов И. П. Павлова.

По-видимому, недостаточно обосновано и абсолютное противопоставление рефлекторного подхода бихевиориальному и этологическому; конечно, речь идет не об ортодоксальных бихевиористах (J. В. Watson, 1913; J. Skinner, 1938), а о тех исследователях, которые стояли на позициях «молекулярного» бихевиоризма (Е. Tolman, 1932) и занимаются преимущественно особенностями внешних моторных проявлений в зависимости от средовых стимулов (N. J. MacKintosh, 1983).

По нашему мнению, предпосылки практически всех последующих гипотез и обобщений в изучении поведения содержатся в учениях отечественных физиологов И. М. Сеченова и И. П. Павлова. По И. М. Сеченову, архитектоника психического акта заключается в том, что он имеет начальную, центральную и конечную фазы, непосредственно соединяющие его с внешней средой. Предметом психологического исследования, по И. М. Сеченову (1952), должен стать процесс, развертывающийся не в сознании и даже не в системе бессознательного, а в поведении или, как говорил И. М. Сеченов, в объективной системе отношений (научного термина «поведение» во времена И. М. Сеченова не было).

Таким образом, получается, что И. М. Сеченов еще до И. П. Павлова , различных бихевиориальных течений и современной этологии предвосхитил науку о поведении. И. М. Сеченов использовал также эволюционный подход к психологии и физиологии, опередив на десятилетия исследователей по детской психологии, и, отправляясь от нее, ввел в общую психологию новые объяснительные понятия. Об экспериментальном методе в его программе речи не было. Сейчас зарубежные историки признают, что И. М. Сеченов первый произвел этот переворот (цит.

по М. Г. Ярошевскому). Известно, что одним из важнейших итогов замечательных работ И. М. Сеченова в области физиологии и психологии является положение, что мышечные сокращения, в том числе мимические,являются конечным этапом психического акта.

При этом И. М. Сеченов заключает, что внешние проявления мозговой деятельности действительно могут быть сведены к мышечным движениям. Что же касается учения И. П. Павлова, оно дает целую систему для объяснения сложнейших форм поведения. В своих, условно-рефлекторных исследованиях И. П. Павлов применял метод наблюдения над животными, что дало ему возможность при знакомстве с психиатрической клиникой перенести полученные экспериментальные данные на сложнейшие проявления поведения человека, его психологию и психопатологию. И. П. Павлов делал это не путем механического переноса, как большинство экспериментаторов, а путем глубоких обобщений, опирающихся на эволюционный подход как в плане онтогенеза, так и филогенеза. По мере возрастания его интереса к психиатрии, в частности к неврозам и шизофрении, эти обобщения усугублялись и оттачивались.

Лишь гениальному уму И. П. Павлова было доступно подлинно естественно-научное объяснение разнообразных психопатологических форм поведения и наиболее сложных психопатологических синдромов, благодаря которому были заложены основы понимания механизмов психических заболеваний в целом. Большая часть таких умозаключений основана первоначально на оценке невербального поведения животных с сопоставлением сходных, хотя неидентичных расстройств поведения человека.

Один из видных этологов М. McGuire (1977) считает И. П. Павлова истинным основоположником этологии, ссылаясь на его наблюдения за поведением собак во время наводнения в Ленинграде.

Отношения людей и животных начали складываться ещё в первобытные времена. Знать повадки и особенности поведения различных обитателей нашей планеты было жизненно важно для людей, живших в то далёкое время. Некоторые виды животных были столь опасны, что встреча с ними грозила неминуемой гибелью для беспечного охотника. Лишь знание механизмов, которые движут этими свирепыми существами, могло спасти жизнь в подобной ситуации.

Первобытные времена

Раньше отношение к животным было совсем иным, чем в наши дни. Об этом свидетельствуют многочисленные наскальные рисунки и примитивные произведения искусства того времени. Если нынешний человек мнит себя хозяином земли и считает животных бездушным ресурсом, который нужно использовать в своих целях, то наши предки относились к этому вопросу совершенно иначе.

Тогда животных почитали, учились у них, некоторых даже обожествляли. Не только человек изменяет мир, приспосабливаясь к постоянно меняющимся условиям среды. Эволюция идеально адаптировала всех живых существ к их среде обитания. Например, муравьи могут научить правильной организации коллективного труда и даже принципам постройки всевозможных сооружений. Бобры показывают пример того, как ум и напористость могут изменить мир. Тигр — отличный охотник с превосходными рефлексами.

В те далёкие времена были свои науки, изучающие поведение животных. Они, естественно, были куда проще, но, несмотря на это, приводили к взаимовыгодному сотрудничеству. Так, собаки могли предупреждать о приближении чужаков, взамен получая часть еды, добытой людьми. Наблюдение за дикими зверями могло дать информацию о приближении стихийного бедствия. Неудивительно, что поразительно острые чувства животных вызывали почтение и желание подражать им.

История исследований поведения и психики животных

Когда же начала развиваться современная система знаний, изучающая психику животных? Можно сказать, что это исследовательское течение зародилось в XIX веке, благодаря Жану Батисту Ламарку. Сегодня наука о поведении животных называется этологией и имеет много последователей по всему миру, но в те далёкие времена такие знания скорее принадлежали к философии, чем к естественным наукам. Ламарк первым изложил теорию о том, что организмы изменяются под действием внешней среды.

Талантливый француз считал, что трансформации, происходящие в физиологии живых существ, вызваны реакцией их нервной системы на непрерывно изменяющиеся условия жизни. Он считал, что сначала изменяется психика животного, а затем вырабатываются необходимые для адаптации качества, которые передаются следующим поколениям.

Революционный подход

Ламарк определил основные направления в изучении поведения животных на долгие годы вперёд. Он утверждал, что психика зависит от нервной системы и выделял три основных психических акта — раздражительность, чувствительность и сознательность. Помимо этого, он считал, что инстинкты занимают ключевое место в жизни животных, так как позволяют действовать правильно, не теряя времени на раздумья и неуверенность. Интересно то, что Ламарк не ставил человека отдельно от животных, как любят делать его коллеги.

Безусловно, нельзя говорить об этологии, не упомянув Чарльза Дарвина. Вклад этого выдающегося человека в науку невозможно переоценить. Его труд под названием «Проявление эмоций у животных и человека» рассматривал поведение живых существ, с точки зрения эволюции, что послужило основой для дальнейших научных изысканий его учеников и последователей.

Дарвин

Этология — наука о поведении животных, и другие, смежные с ней отрасли, многим обязаны Чарльзу Дарвину. Этот нестандартный человек родился в Великобритании, где получил образование в лучших университетах страны. Но его инновационные умозаключения были сделаны отнюдь не в лабораториях и библиотеках. Он целых шесть лет путешествовал по миру, наблюдая за животными, изучая их поведение и ореол обитания. Не будь Дарвина, кто знает, как бы развивалась современная наука.

Именно труды Чарльза Дарвина изучали человека и животных с эволюционной точки зрения. Учёный считал, что качества, которые его коллеги относили только к индивиду (любознательность, внимательность, любовь, подражание), есть у братьев наших меньших. Зачастую они развиты слабо, но в некоторых случаях не уступают человеку. Также многие инстинктивные реакции, такие как вздыбливание волос или оскал зубов присущи как животным, так и людям. Именно труды Дарвина стали той базой, на которой строились исследования основателей этологии — Лоренца и Тинбергена.

Выводы Дарвина

Выводы, к которым пришёл этот неутомимый исследователь, в корне отличались от общепринятых догм того времени. Именно он начал объективное, а не субъективное изучение психики. Основные направления науки о поведении животных развились благодаря этому подходу. Раньше учёные считали человека чем-то отдельным от природы, думали, что её законы не распространяются на людей и никак на них не влияют. Безусловно, такие нелепые выводы лишь тешили самолюбие подобных исследователей, но не развивали науку.

Дарвин отказался от этих иллюзий. Более того, он пришёл к выводу, что люди и приматы имеют общего предка, так как их инстинкты схожи между собой. Также он выделил три основных категории поведения — инстинкты, способность к обучению и способность к рассуждению. По его мнению, разница между психикой человека и животных была не в качестве, а в степени развития.

Этология

Наука о поведении животных называется этологией. Её основателями принято считать и Нико Тинбергена. Именно эти зоологи решили совместить эволюционный и причинный подход к исследованию поведения животных. Их интересовали причины, по которым зверь совершает то или иное действие, какое значение оно имеет для выживания вида и его эволюционного становления.

Этология — наука об инстинктах. Поведение животных при этом бессмысленно рассматривать без учёта их среды обитания. Лоренц, Тинберген и другие учёные, работавшие в этой области, понимали, что инстинкты формировались как попытка организма приспособиться к условиям внешней среды. Поэтому именно место обитания формирует как физиологические особенности вида, так и его поведенческие реакции.

Принципы этологии

Это позволило современным учёным узнать основные особенности формирования инстинктов, познакомиться с ролью стимулов, которые их запускают. Этологи пытаются лучше узнать о роли приобретённых и врождённых качеств. Оказалось, что некоторые инстинкты развиваются даже тогда, когда животное никак не взаимодействует с раздражителем, который их вызывает. Интересно то, что именно инстинкты обеспечивают гармоничное сосуществование особей одного вида и их рассредоточение на определённой территории.

Значимость этологии

Как вы уже знаете, называется этологией. Это слово встречается нечасто, но значение дисциплины весьма велико. Наблюдение за дикими животными в их естественной среде обитания помогает лучше понять мир вокруг и, соответственно, лучше приспособиться к нему. Ведь всё на планете взаимосвязано, каждый вид живых существ, так или иначе, влияет на всю экосистему. Более того, изучая поведение животных, можно сделать интересные выводы о нас самих, понять почему люди поступают так, а не по-другому.

Не каждый знает, как называется наука о поведении животных, но большинство из нас использует её плоды. Исследования в этой области смогут оптимизировать такую важную отрасль, как животноводство. На сегодняшний день эта промышленность полностью автоматизирована, превращена в безжалостный конвейер, использующий примитивнейшие понятия о живых существах. Получаемая продукция отличается ужасным качеством, не говоря о том, какой вред она наносит здоровью потребителей. К сожалению, невозможно провести объективные исследования на эту тему, так как компании, занимающиеся животноводством, очень богаты. Если применить знания, добытые этологами, в сельском хозяйстве, то качество вырабатываемой продукции обязательно возрастёт.

Перспективы

Наука о поведении животных называется этологией и является одним из важнейших направлений на сегодняшний день. Человек слишком долго эксплуатировал природу, не задумываясь о том, что он делает. Однако знания, добытые этологами, могут положить этому конец. Применение этих исследований на практике поможет восстановить естественный порядок вещей на Земле. Понимание того, как формировались инстинкты у животных, позволит нам заглянуть в прошлое нашего собственного вида, понять в каких условиях жили наши предки и, наконец-то, открыть тайну происхождения человека.

Во втором десятилетии XX века, менее чем через 40 лет после того, как Вильгельм Вундт формально основал психологию, наука пережила момент коренного пересмотра своих основ. Психологи больше не превозносили возможности интроспекции, сомневались в существовании психических элементов и не соглашались с тем, что психология должна оставаться чистой наукой. Психологи — функционалисты переписывали правила, используя психологию в том виде, в котором она вряд ли могла быть принята в Лейпциге или Корнелле.

Движение функционализма было не столько революционным, сколько эволюционным. Функционалисты не стремились намеренно изничтожать положения Вундта и Титченера. Вместо этого они внесли в него некоторые коррективы — что — то добавили здесь, что — то подправили там, — и вот с течением времени возникла новая форма психологии. Это была скорее тихая перестройка изнутри, а не мощная атака извне. Лидеры функционалистов были не настолько амбициозны, чтобы добиваться официального признания. Свою роль они видели не столько в разрушении прошлого, сколько в построении нового на основе старого. Поэтому переход от структурализма к функционализму в самый момент своего осуществления не был очевиден.

Такова была ситуация в области психологии в США во втором десятилетии XX века: развивался функционализм, но структурализм все еще удерживал свои сильные, хотя уже не исключительные позиции.

В 1913 году обе позиции были опротестованы. Это было намеренное и запланированное нападение, тотальная война против обеих точек зрения. Автор этой акции не хотел никаких модификаций прошлого, никаких компромиссов с ним.

Новое течение получило название бихевиоризма , а его лидером стал тридцатипятилетний психолог Джон Б. Уотсон. Всего за десять лет до этого Уотсон получил степень доктора философии в Чикагском университете. В те времена — в 1903 году — Чикаго был центром функциональной психологии, то есть одного из течений, которое Уотсон вознамерился сокрушить.

Основные положения бихевиоризма Уотсона были просты, смелы и прямы. Он призывал научную психологию заниматься только наблюдаемым поведением, которое можно объективно описать в терминах «стимул — реакция». Позднее психология Уотсона отвергнет все концепции и термины, касающиеся процесса мышления. Такие слова, как «образ», «разум», «сознание», которые традиционно использовались еще со времен ранней философии, — для науки о поведении потеряли всякий смысл.

Уотсон особенно упорствовал в опровержении концепции сознания. Он говорил, что еще никто и никогда «не видел, не трогал, не нюхал, не пробовал на зуб и двигал» сознания. Сознание — «это не более чем научное допущение, столь же недоступное для опытной проверки, как старое понятие «души»» (Watson & McDougall. 1929. P. 14). Методы интроспекции, которые предполагают существование сознательных процессов, оказались, таким образом, совершенно неуместными и не имеющими отношения к науке о поведении.

Основные идеи движения бихевиоризма не были порождены Уотсоном — они развивались в психологии и биологии в течение многих лет. Уотсон, как и все основатели учений, развил идеи и положения, которые соответствовали интеллектуальному . Здесь мы рассмотрим те основные силы, которые Уотсон столь успешно свел воедино, чтобы сформировать новую систему психологии: 1) философские традиции объективизма и механицизма; 2) зоопсихологию; 3) функциональную психологию.

Настойчивое требование Уотсона большей объективности в психологии для 1913 года не было чем — то необычным. Такой подход имел длинную предысторию, восходившую к Декарту, попытки которого объяснить функционирование организма человека на основе простых механических представлений были первыми шагами на пути к большей объективности. Наиболее важной фигурой в истории объективизма был французский философ Опост Конт (1798–1857), основатель учения, получившего название позитивизма и ставившего во главу угла только позитивное знание (факты), истинность которых не вызывает сомнений. Согласно Конту, единственно истинным знанием является знание, социальное по своей природе и объективно наблюдаемое. Эти критерии совершенно исключают из рассмотрения интроспекцию, зависящую от личного, индивидуального сознания и не являющуюся объективно наблюдаемой.

В первые годы XX века «духом времени» в науке был именно позитивизм. Уотсон редко обсуждал положения позитивизма — как, впрочем, и большинство американских психологов того времени, — но все они «действовали, как позитивисты, даже если отказывались навешивать ярлыки» (Logue. 1985Ь. Р. 149) Таким образом, к тому времени, когда Уотсон начал работать над бихевиоризмом, объективистские, материалистические и механистические влияния были достаточно сильны. Их воздействие было настолько существенным, что неизбежно привело к появлению нового вида психологии, в которой не упоминалась ни душа, ни сознание, ни разум, — психологии, которая принимала во внимание только то, что можно увидеть, услышать или потрогать. Неизбежным результатом этого подхода стало появление науки о поведении, рассматривающей людей как некие машины.

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Развитие наук во второй половине XIX в. В середине XIX в. начинает формироваться самобытная отечественная психология, начинается поиск путей ее построения, методологии и собственного предмета исследования. Русская психологическая традиция формируется как самобытная научная школа, не похожая на другие российские науки и отличная от западных психологических школ.

Прежде всего, было необходимо разработать методологию новой науки, определить путь ее развития: естественнонаучный или гуманитарный. Из ответа на этот вопрос вытекало и то, на основе какой науки следует формировать психологию – на основе философии или физиологии.

Практически было представлено две концепции построения психологии; у истоков каждой стояли выдающиеся мыслители: Н. Чернышевский и Памфил Юркевич. Они заложили в России традиции человекознания, исходя из противоположных способов осмысления природы человека.

К антропологическому принципу Чернышевского восходит русский путь в науке о поведении (И.М. Сеченов, И.П. Павлов, А.А. Ухтомский, В.М. Бехтерев). Принципы, изложенные в “Опытной психологии сознания” Юркевича, легли в основу работ В.С. Соловьева, Н.А. Бердяева, С.Л. Франка и др. И новое учение о поведении и “апология русского религиозного сознания» являются плодами русской мысли, двух ее мощных течений – естественнонаучного и религиозно-философского.

Религиозно-философское направление в русской психологии . Идейным основателем религиозно-философского направления в русской психологии был профессор Московского университета Памфил Юркевич. Юркевич отстаивал положения “опытной психологии”, согласно которым психические явления не могут быть описаны с использованием качеств, свойственных физическим телами познаваемы в своей сущности только самим субъектом. Юркевич также утверждал существование “двух опытов” – телесного и душевного, посредством которых мы познаем человека.

Юркевич оказал большое влияние на студента физико-математического факультета В. Соловьева, который в свое время был завзятым материалистом и поклонником Бюхнера. После знакомства с идеями Юркевича Соловьев коренным образом меняет свою философскую ориентацию.

Владимир Сергеевич Соловьев является одной из центральных фигур в российской науке XIX в. как по значительности своих трудов, так и по влиянию, которое он оказал на взгляды своих современников.

Теория Соловьева фактически обозначила кульминационную точку того поворота в мышлении, который произошел в конце 80-х гг XIX в. и знаменовал собой разочарование в объяснительных способностях науки, особенно естествознания, и новое возрастание интереса к религиозной жизни. Свою философскую систему Соловьев назвал мистицизмом, т.е. таким учением, которое, не отвергая эмпиризма и рационализма, опирается на иной источник взглядов о мире – религиозную веру.

Соловьев считал, что трансцендентный мир (Бог) имеет непосредственное отношение к человеку, который занимает срединное положение между Богом и преходящим миром природы. Бытие развивается, проходя через пять царств: от мертвой материи к разумному нравственному царству, и это развитие бытия совершается через человека. Исторический процесс должен завершиться созданием “царства божия”, победой любви над смертью; но для этого необходим непрерывный прогресс человеческого духа. Нравственное совершенствование человека достигается усилиями свободной воли и при помощи Божьей благодати.

Это был новый подход к осмыслению роли и места человека в мире, который определил философские концепции в России в конце XIX – начале XX вв.

Последователем В.С. Соловьева считал себя Николай Онуфриевич Лосский – профессор Петербургского университета. Свою философскую концепцию он назвал “интуитивизмом”, поскольку только интуиция способна открыть путь к истинному познанию человека. Основным предметом своей теории Лосский видит переживания, которые отражают сущность объектов окружающего мира в религиозных, эстетических, нравственных и других нормах.

В своей концепции Лосский пытался раскрыть понятие личности. В личности сочетаются индивидуализм и универсализм, частное и общественное. Индивидуализм сводит жизнь человека в конечном счете к стремлению к самосохранению, но в этом стремлении все люди одинаковы; поэтому индивидуализм в итоге приводит к утрате индивидуальности. Личность развивается только тогда, когда индивидуализм в ней гармонично уравновешивается универсализмом (стремлением соединиться с другими людьми).

Лосский также посвятил несколько своих работ изучению “русского характера”, его специфической ментальности. Хотя анализ психологических качеств и причин их формирования субъективен, эти работы опираются на значительный объем материала и содержит описание ряда “психических качеств русских людей”. Поэтому Лосский с полным правом может считаться основателем отечественно этнической психологии.

Со многими философскими положениями, сформулированными Н.О. Лосским, был согласен другой русский религиозный философ, профессор Московского университета С.Л. Франк.

Семен Людвигович Франк считал, что психология должна развиваться на основе философии, а не естествознания, поскольку психология должна изучать не психические явления по отдельности, а душу человека в целом.

Франк разводил такие понятия, как душевная жизнь и сознание. Душевная жизнь, считал он, шире, чем сознание и в критических ситуациях способна “затапливать” его. Именно в таких ситуациях и проявляется истинное содержание души человека.

В унисон с психоанализом Франк говорил, что под тонким слоем формальной рассудочной культуры тлеет жар великих страстей, темных и светлых, которые могут “прорвать плотину сознания” и выйти наружу, ведя к насилию, бунту и анархии.

Таким образом, мы можем сказать, что в России в конце XIX – начале XX вв. сложилась мощная школа религиозно-философской психологии, представленная просвещенными людьми страны, часто – профессорами крупных университетов. В рамках данной школы разрабатывались важнейшие онтологические, гносеологические и методологические проблемы; выдвигались идеи, некоторые из них перекликались с выдающимися достижениями мировой научной мысли, некоторые предлагали совершенно новый взгляд на проблему человека в мире.

Русская наука о поведении . Другое течение в развитии психологии (и психофизиологии) в России касалось, прежде всего, изучения поведения как активности организма во внешней среде, выраженного в реальных действиях.

Если Германия дала миру учение о физико-химических основах жизни, Англия – о законах эволюции, то Россия дала миру науку о поведении. Создателями этой новой науки, отличной от физиологии и психологии, были русские ученые – И.М. Сеченов, И.П. Павлов, В. М. Бехтерев, А.А. Ухтомский. У них были свои школы и ученики, и их уникальный вклад в мировую науку получил всеобщее признание.

В начале 60-х гг. XIX в. в журнале “Медицинский вестник” была опубликована статья Ивана Михайловича Сеченова “Рефлексы головного мозга”. Она произвела оглушительный эффект среди читающего населения России. Впервые со времен Декарта, введшего понятие рефлекса, была показана возможность объяснения высших проявлений личности на основе рефлекторной деятельности.

Рассмотрим, как изменялась старинная модель рефлекса в учении Сеченова. Рефлекс включает в себя три звена: внешний толчок, вызывающий раздражение центростремительного нерва, которое передается в мозг, и отраженное раздражение, передающееся по центробежному нерву к мышцам. Сеченов переосмыслил эти звенья и добавил к ним новое, четвертое звено.

Раздражение становится в учении Сеченова чувством, сигналом. Не “слепой толчок”, а различение внешних условий, в которых совершается ответное действие.

Сеченов выдвигает также оригинальный взгляд на работу мышцы. Мышца – это не только “рабочая машина”, но и, благодаря наличию в ней чувствительных окончаний, еще и орган познания. В дальнейшем Сеченов говорит о том, что именно рабочая мышца производит операции анализа, синтеза и сравнения объектов, с которыми она оперирует. Но из этого следует важнейший вывод: рефлекторный акт не завершается сокращением мышцы. Познавательные эффекты ее работы передаются в центры головного мозга, и на этом основании изменяется картина воспринимаемой среды. Так рефлекторная дуга преобразуется в рефлекторное кольцо, которое образует новый уровень отношений организма со средой. Изменения среды отражаются в психическом аппарате и вызывают последующие изменения в поведении; поведение становится психически регулируемым (ведь психика – это отражение). На базе рефлекторно организованного поведения возникают психические процессы.

Сигнал преобразуется в психический образ. Но и действие не остается неизменным. Из движения (реакции), оно превращается в психическое действие (сообразное среде). Соответственно изменяется и характер умственной работы – если раньше она являлась бессознательной, то теперь показывается основа возникновения сознательной деятельности.

Одно из важнейших открытий Сеченова, касающееся работы головного мозга, — это открытие им так называемых центров торможения. До Сеченова физиологи, объясняющие деятельность высших нервных центров, оперировали только понятием возбуждения. Оставалось непонятным, каким образом человек способен не только реагировать на внешние воздействия, но и удерживать себя от нежелательных реакций. Это объяснялось наличием у человека свободной воли, которую не могли связать с деятельностью тех или иных физиологических механизмов. Так, невозможность объяснения способности тормозить нежелательные реакции косвенно приводила к положению о регуляции поведения не только физиологическими механизмами, но и чем-то еще (душой?).

Работы Сеченова показали, что раздражением центров головного мозга можно вызвать не только ответные действия, но и, напротив, задержку реакции. Его открытие показало, что организм способен противостоять действующим раздражителям. Таким образом появлялась возможность объяснить поведение человека, включая сложные поведенческие акты, не прибегая к понятиям “души” и “свободной воли”, а опираясь на схему рефлекторной деятельности.

Открытие центрального торможения позволило описать процессы “обрыва” рефлекса. Не получив внешнего разрешения, завершающая часть рефлекса “уходит вовнутрь”, превращается в мысль. Это дало Сеченову возможность воскликнуть: “Каждая мысль имеет рефлекторную природу!”. Этот процесс перехода внешнего во внутреннее получил название интериоризация.

Основные идеи и понятия, разработанные И.М. Сеченовым, получили свое полное развитие в работах Ивана Петровича Павлова.

С именем Павлова ассоциируется, прежде всего, учение о рефлексах. Павлов разделил раздражители на безусловные (безусловно вызывают ответную реакцию организма) и условные (организм реагирует на них только в том случае, если их действие становится биологически значимым). Эти раздражители, совместно с подкреплением порождают условный рефлекс. Выработка условных рефлексов – основа обучения, приобретения нового опыта.

В ходе дальнейших исследований Павлов существенно расширяет экспериментальное поле. Он переходит от изучения поведения собак и обезьян к изучению нервно-психических больных. Исследование поведения людей приводит Павлова к выводу о необходимости различения двух видов сигналов, управляющих поведением. Поведение животных регулируется первой сигнальной системой (элементы этой системы – чувственные образы). Поведение человека регулируется второй сигнальной системой (элементы – слова). Благодаря словам у человека возникают обобщенные чувственные образы (понятия) и мыслительная деятельность.

Павлов также предложил оригинальную идею происхождения нервных расстройств. Он обнаружил удивительную аналогию в поведении больных, страдающих неврозами, и поведении подопытных животных, у которых произошел “срыв” “выученного поведения”. (В этих опытах у животного формировали условный рефлекс, положительно подкрепляя определенную форму поведения. Затем вместо положительного подкрепления животное получало отрицательное, например, удар током. В таких случаях происходил сбой сформированного поведения, и животное демонстрировало определенное специфическое поведение.) Павлов предположил, что причиной неврозов у людей могут служить столкновения противоположных тенденций – возбуждения и торможения. Когда впоследствии этот материал попал в руки З.Фрейда, он воскликнул: “Знай я это лет десять назад, как помогли бы мне эти данные!”

В период, непосредственно предшествующий Российской революции, Павлов обращается к анализу движущих сил поведения человека. Он говорит о “рефлексе цели”, “рефлексе свободы”, “рефлексе рабства” и т.д. Несомненно, здесь явно сказалось влияние ситуации на проблематику научного исследования, но это означало и включение принципа мотивационной активности в детерминистскую схему анализа поведения.

Идеи, сходные с павловскими, развивал другой великий русский психологи и физиолог Владимир Михайлович Бехтерев.

Бехтерев был увлечен идеей создания науки о поведении, основанной на изучении рефлексов – рефлексологии. В отличии от бихевиористов и И.П. Павлова, он не отвергал сознание как объект психологического исследования и субъективные методы исследования психики.

Одним из первых отечественных и мировых психологов, Бехтерев начинает изучать личность как психологическую целостность. Фактически, он вводит в психологию понятия индивид, личность и индивидуальность, где индивид – это биологическая основа, личность – социальное образование и т.д. Исследуя структуру личности, Бехтерев выделял ее сознательную и бессознательную части. Как и З.Фрейд, он отмечал ведущую роль бессознательных мотивов во сне и при гипнозе. Как и психоаналитики, Бехтерев развивал идеи о сублимации и канализации психической энергии в социально-приемлемом направлении.

Одним из первых Бехтерев занялся вопросами психологии коллективной деятельности. В 1921 г. выходит в свет его труд “Коллективная рефлексология”, где он пытается рассмотреть деятельность коллектива через изучение “коллективных рефлексов” — реакций группы на воздействия среды. В книге поднимаются проблемы возникновения и развития коллектива, его влияния на человека и обратное влияние человека на коллектив. Впервые показаны такие явления, как конформизм, групповое давление; ставится проблема социализации личности в процессе развития и т.д. Таким образом, можно сказать, что в школе В.М. Бехтерева зарождаются основы еще одной отечественной теории личности, которой не суждено было развиться.

Иную линию в исследовании рефлекторной природы регуляции психики развивал в своих трудах Алексей Алексеевич Ухтомский.

Он делал основной упор на центральной фазе целостного рефлекторного акта, а не на сигнальной, как первоначально И. П. Павлов, и не на дви­гательной, как В. М. Бехтерев. Но все три воспри­емника сеченовской линии прочно стояли на по­чве рефлекторной теории, решая каждый под своим углом зрения поставленную И. М. Сеченовым за­дачу детерминистского объяснения поведения целостного организма. Если целостного, а не поло­винчатого, то непременно охватывая системой сво­их понятий феномены, относящиеся столько же к психологии. Таковым являлось, в частности, пред­ставление о сигнале, перешедшее к И. П. Павлову от И. М. Сеченова. Таковым же являлось и учение А. А. Ухтомского о доминанте.

Под доминантой Ухтомский понимал системное образование, которое он называл органом, пони­мая, однако, под этим не морфологическое, «от­литое» постоянное образование, с неизменными признаками, а всякое сочетание сил, могущее при­вести при прочих равных условиях к одним резуль­татам. При этом мозг рассматривался как орган «предупреди­тельного восприятия, предвкушения и проектиро­вания среды».

Представление о доминанте как общем принци­пе работы нервных центров так же, как и сам этот термин, было введено Ухтомским в 1923 году. Под доминантой он понимал господствующий очаг возбуждёния, который, с одной стороны, накапливает импульсы, идущие в нервную систему, а с другой — одновременно подавляет активность других цент­ров, которые как бы отдают свою энергию господ­ствующему центру, т. е. доминанте.

Свои теоретические воззрения Ухтомский испы­тывал как в физиологической лаборатории, так и на производстве, изучая психофизиологию рабочих процессов. При этом он считал, что у высокразвитых организмов за видимой «обездвиженностью» таится напряженная психическая работа. Следова­тельно, нервно-психическая активность достигает высокого уровня не только при мышечных формах поведения, но и тогда, когда организм по видимо­сти относится к среде созерцательно. Эту концеп­цию Ухтомский назвал_ “оперативным покоем”, ил­люстрируя его известным примером: сравнением поведения щуки, застывшей в своем бдительном покое, с поведением «рыбьей мелочи», неспособ­ной к этому. Таким образом, в состоянии покоя организм удерживает неподвижность с целью де­тального распознавания среды и адекватной реак­ции на нее.

Для доминанты также характерна инертность т. е. склонность поддерживаться и повторяться, когда внешняя среда изменилась и раздражители, некогда вызывавшие эту доминанту, более не действуют. Инертность нарушает нормальную регуляцию поведения, она становится источником навязчивых об­разов, но она же выступает в качестве организующего начала интеллектуальной активности.

Механизмом доминанты Ухтомский объяснял ши­рокий спектр психических актов: внимание (его на­правленность на определенные объекты, сосредото­ченность на них и избирательность), предметный ха­рактер мышления (вычленение из множества раздражителей среды отдельных комплексов, каждый из которых воспринимается организмом как опреде­ленный реальный объект в его отличиях от других). Это «разделение среды на предметы» Ухтомский трактовал как процесс, состоящий из трех стадий: укрепление наличной доминанты, выделение только тех раздражителей, которые являются для организма биологически интересными, установление адекват­ной связи между доминантой (как внутренним со­стоянием) и комплексом внешних раздражителей. При этом наиболее отчетливо и прочно закрепляет­ся в нервных центрах то, что переживается эмоцио­нально.

Идеи, развитые Ухтомским, связывают в единый узел психологию мотивации, познания, общения и личности. Его концепция, явившаяся обобщением большого экспериментального материала, широко ис­пользуется в современной психологии, медицине и педагогике.

Наименование параметра Значение
Тема статьи: Наука о поведении
Рубрика (тематическая категория) Психология

Во втором десятилетии XX века, менее чем через 40 лет после того, как Вильгельм Вундт формально основал психологию, наука пережила момент коренного пересмотра своих основ. Психологи больше не превозносили возможности интроспекции, сомневались в существовании психических элементов и не соглашались с тем, что психология должна оставаться чистой наукой. Психологи–функционалисты переписывали правила, используя психологию в том виде, в котором она вряд ли могла быть принята в Лейпциге или Корнелле.

Движение функционализма было не столько революционным, сколько эволюционным. Функционалисты не стремились намеренно изничтожать положения Вундта и Титченера. Вместо этого они внесли в него некоторые коррективы – что–то добавили здесь, что–то подправили там, – и вот с течением времени возникла новая форма психологии. Это была скорее тихая перестройка изнутри, а не мощная атака извне. Лидеры функционалистов были не настолько амбициозны, чтобы добиваться официального признания. Свою роль они видели не столько в разрушении прошлого, сколько в построении нового на базе старого. Поэтому переход от структурализма к функционализму в самый момент своего осуществления не был очевиден.

Такова была ситуация в сфере психологии в США во втором десятилетии XX века˸ развивался функционализм, но структурализм все ещё удерживал свои сильные, хотя уже не исключительные позиции.

В 1913 году обе позиции были опротестованы. Это было намеренное и запланированное нападение, тотальная война против обеих точек зрения. Автор этой акции не хотел никаких модификаций прошлого, никаких компромиссов с ним.

Новое течение получило название бихевиоризма* , а ᴇᴦο лидером стал тридцатипятилетний психолог Джон Б. Уотсон. Всего за десять лет до этого Уотсон получил степень доктора философии в Чикагском университете. В те времена – в 1903 году – Чикаго был центром функциональной психологии, то есть одного из течений, которое Уотсон вознамерился сокрушить.

Основные положения бихевиоризма Уотсона были просты, смелы и прямы. Он призывал научную психологию заниматься только наблюдаемым поведением, которое можно объективно описать в терминах ʼʼстимул–реакцияʼʼ. Позднее психология Уотсона отвергнет все концепции и термины, касающиеся процесса мышления. Такие слова, как ʼʼобразʼʼ, ʼʼразумʼʼ, ʼʼсознаниеʼʼ, которые традиционно использовались ещё со времен ранней философии, – для науки о поведении потеряли всякий смысл.

Уотсон особенно упорствовал в опровержении концепции сознания. Он говорил, что ещё никто и никогда ʼʼне видел, не трогал, не нюхал, не пробовал на зуб и двигалʼʼ сознания. Сознание – ʼʼэто не более чем научное допущение, столь же недоступное для опытной проверки, как старое понятие «души»ʼʼ (Watson & McDougall. 1929. P. 14). Методы интроспекции, которые предполагают существование сознательных процессов, оказались, таким образом, совершенно неуместными и не имеющими отношения к науке о поведении.

Наука о поведении — понятие и виды. Классификация и особенности категории «Наука о поведении» 2015, 2017-2018.


  • — Лекция 4 ПСИХОЛОГИЯ КАК НАУКА О ПОВЕДЕНИИ

    ФАКТЫ ПОВЕДЕНИЯ. БИХЕВИОРИЗМ И ЕГО ОТНОШЕНИЕ К СОЗНАНИЮ; ТРЕБОВАНИЯ ОБЪЕКТИВНОГО МЕТОДА. ПРОГРАММА БИХЕВИОРИЗМА; ОСНОВНАЯ ЕДИНИЦА ПОВЕДЕНИЯ; ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ; ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ПРОГРАММА. ДАЛЬНЕЙШЕЕ РАЗВИТИЕ БИХЕВИОРИЗМА. ЕГО ЗАСЛУГИ И НЕДОСТАТКИ Мы переходим… .


  • — Классический бихевиоризм как наука о поведении

    Разочарование в интроспективной теории сознания, успехи эволюционной биологии, попытки использовать объективный метод при изучении поведения животных и человека привели к созданию на рубеже XIX — XX вв. так называемой поведенческой психологии, бихевиоризма — науки о… .


  • — Классический бихевиоризм как наука о поведении

    Разочарование в интроспективной теории сознания, успехи эволюционной биологии, попытки использовать объективный метод при изучении поведения животных и человека привели к созданию на рубеже XIX — XX вв. так называемой поведенческой психологии, бихевиоризма — науки о… .


  • — Бихевиоризм как наука о поведении

    Развитие экономики и социальных отношений в ХХ веке, расширение областей человеческой деятельности привело к постановке новых задач как в технической, так и в научной сфере. Как известно, в ХІХ веке под психологией понималась наука о сознании. Однако ни структурализм, ни… .


  • — III этап (середина XIX в. – середина XX в.) – психология как наука о поведении

  • — III этап (середина XIX в. – середина XX в.) – психология как наука о поведении.

    С 60-х гг. XIX в. начался новый период развития психологической науки. В это время возникает много разных «психологий» со своими принципами и языком; первоначально они с трудом взаимодействовали, чаще всего существуя в противопоставлении друг другу (на современном этапе эти… .


  • Маклаков А. Г. М15 Общая психология

    Маклаков А. Г.

    М15 Общая психология: Учебник для вузов. — СПб.: Питер, 2008. — 583 с: ил. — (Серия «Учебник для вузов»).

    ISBN 978-5-272-00062-0

    Учебник написан в соответствии с программой подготовки психологов и педагогов по учебному курсу «Общая психология». В нем с учетом современных достижений пси­холого-педагогической науки рассматриваются общие вопросы психологии, психические и познавательные процессы, состояния и свойства, эмоционально-волевая сфера лично­сти, се индивидуальные особенности. Учебник богато иллюстрирован, снабжен удобным служебным справочно-библиографическим аппаратом.

    Учебник предназначен для преподавателей, аспирантов и студентов факультетов пси­хологии и высших педагогических учебных заведений.

    ББК 88.3я7 УДК 159.9(075)

    Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было фор­ме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

    ISBN 978-5-272-00062-0

    © ООО «Питер Пресс», 2008
    Содержание


    Часть I. Введение в общую психологию 6

    12.6. Развитие мышления 318


    ТЕКСТЫ ВО ВРЕЗКАХ Имена

    Ананьев Борис Герасимович 13

    Бехтерев Владимир Михайлович 32

    Аристотель 42

    Уотсон Джон Бродус 51

    Челпанов Георгий Иванович 54

    Рубинштейн Сергей Леонидович 55

    Павлов Иван Петрович 81

    Выготский Лев Семенович 94

    Анохин Петр Кузьмич 114

    Леонтьев Алексей Николаевич 126

    Бернштейн Николай Александрович 138

    Фрейд Зигмунд 158

    Шеррингтон Чарльз Скотт 170

    Фехнер Густав Теодор 174

    Лурия Александр Романович 182

    Гельмгольц Герман 190

    Вундт Вильгельм 230

    Теплов Борис Михайлович 240

    Эббингауз Герман 251

    Смирнов Анатолий Александрович 262

    Зинченко Петр Иванович 264

    Бине Альфред 312

    Пиаже Жан 327

    Гальперин Петр Яковлевич 328

    Ухтомский Алексей Алексеевич 358

    Узнадзе Дмитрий Николаевич 360

    Корнилов Константин Николаевич 378

    Джемс Уильям 387

    Ланге Николай Николаевич 431

    Селье Ганс 451

    Юнг Карл Густав 494

    Адлер Альфред 495

    Хорни Карен Клементина 497

    Роджерс Карл Рэпсом 498

    Маслоу Абрахам Харольд 500

    Жане Пьер Мари Фели 503

    Олпорт Гордон Уиллард 507

    Макдугалл Уильям 521

    Бандура Альберт 533

    Гальтон Фрэнсис 544

    Фромм Эрих П 577

    Это необходимо знать

    Валидность и надежность психодиагностического теста 27

    Моральные принципы деятельности психолога 30

    Перспективы выпускников психологических факультетов 66

    Что такое «мозговой штурм»? 323

    Гомеостатические механизмы организма 440

    Антисоциальная личность 515

    Из истории психологии

    Классический эксперимент И. П. Павлова 82

    Исследования функциональной асимметрии мозга 112

    Теория научения 128

    Теории слуха 192

    Теории цветового зрения 196

    Феноменальная память 280

    Патология воли 381

    Это интересно

    Что является механизмами сознания? 96

    Существует ли явление «пси»? 154

    Как происходит передача информации от рецептора в мозг? 166

    Как человек распознает объект ы? 204

    Что позволяет человеку адекватно воспринимать окружающий мир? 226

    Можно ли изучать представления? 237

    Как происходит кодирование и сохранение информации в памяти 256

    Амнезия детства 278

    Что такое творческая личность? 287

    Что является физиологической основой мышления? 302

    Могут ЛИ другие биологические виды овладеть человеческим языком? 342

    Что является материальной основой ВНИМАНИЯ? 356

    Из чего состоит эмоция человека? 406

    Сможет ли «искусственный интеллект» заменить мозг человека? 418

    Что формирует личность: наследственность или среда? 474

    Агрессивное поведение 530


    Часть I.

    Введение в общую психологию

    • Глава 1. Предмет психологии, ее задачи и методы

    • Глава 2. Психология в структуре современных наук

    • Глава 3. Понятие о психике и ее эволюции

    • Глава 4. Происхождение и развитие сознания человека

    Глава 5. Психологическая теория деятельности

    Глава 6. Неосознаваемые психические процессы

    ОТ АВТОРА

    Предлагаемая вниманию читателя книга написана в соответствии с учебной программой курса «Общая психология». Автор не ставил перед собой задачи дать переоценку системы психологических взглядов, а ориентировался на наиболее объективное и максимально доступное изложение учебных вопросов с общепри­знанных позиций. Представленные в этом учебнике материалы являются резуль­татом обобщения работ известных отечественных и зарубежных психологов и со­ответствуют требованиям Государственного стандарта подготовки специалистов.

    Основой учебника являются работы классиков отечественной психологии: С. Л. Рубинштейна, Л. С. Выготского, Б. Г. Ананьева, Б. М. Теплова, А. Н. Леонтье­ва, Б. Ф. Ломова и многих других известных российских ученых. Но психология пополняется все новыми и новыми знаниями, в связи с чем пересматриваются от­дельные теоретические положения этой научной дисциплины. Поэтому существует необходимость периодически обновлять классический учебный материал. При соз­дании данной книги был осуществлен анализ значительного количества учебни­ков и учебных пособии, в том числе таких авторов, как Ю. Б. Гиппенрейтер, Р. С. Немов, А. А. Реан, Е. И. Рогов и др. Проанализированы позиции и взгляды представителей двух ведущих российских психологических школ — московской и петербургской.

    Выход в свет этого учебника был бы невозможен без помощи многих людей. Автор выражает искреннюю благодарность за содействие и поддержку в работе декану факультета психологии и педагогики Ленинградского государственного областного университета В. Л. Ситникову, а также профессору А. А. Реану, взяв­шему на себя труд по рецензированию книги. Особую признательность автор вы­ражает сотрудникам издательства «Питер», принимавшим непосредственное участие в подготовке книги к печати.

    Глава 1. Предмет психологии, ее задачи и методы
    Краткое содержание

    Методологические основы изучения человека. Общие принципы познания мира. Подход Ь. Г. Ананьева к изучению человека как биосоциального существа. Попятия «индивид», «субъект деятельности», «личность». Первичные R вторичные свойства человека как индивида. Общие характеристики личности. Отличительные черты человека как субъекта деятельности. Понятия «сознание» и «деятельность».

    Науки о человеке и человечестве. Исследования человека как биологического вида, труды К. Линнея. Общее Представление об антропологии. Психологические аспекты исследования че­ловека как биологического вида: Сравнительная психология, ЗООПСИХОЛОГИЯ, общая психология. Общие проблемы исследования перехода человека из животного в социальный мир. Науки, изу­чающие социогенез человека. Науки, изучающие взаимодействие человека с природой. Общие проблемы исследования человека как индивида и его онтогенеза.

    Психология как наука. Психология как гуманитарная наука. Житейские и научные психо­логические знания. Значение термина -психология». Психология как наука о психике и психи­ческих явлениях. Предмет психологии. Классификация психических явлений: психические про­цессы, психические состояния, психические свойства. Психические процессы: познавательные, эмоциональные, волевые. Психические СОСТОЯНИЯ как характеристика общего состояния психи­ки. Основные характеристики психических состояний: длительность, направленность, устойчи­вость, интенсивность, Психические свойства личности: направленность, темперамент, способно­сти, характер.

    Основные методы психологических исследований. Общее, представление о методах науч­ного исследования. Основные группы психологических методов: объективные и субьективные. Основные субъективные методы психологии: наблюдение, включенное наблюдение, самонаблю­дение, опрос (письменный, устный, свободный). Субъективные методы количественной оценки психических явлений. Основные типы психологических тестов. История создания тестов. Про­ективные тесты и эксперимент (лабораторный, естественный). Общее представление о методах моделирования.

    1.1. Методологические основы изучения человека

    Как понять поведение другого человека? Почему люди обладают разными спо­собностями? Что такое «душа» и какова ее природа? Эти и другие вопросы всегда занимали умы людей, причем со временем интерес к человеку и его поведению постоянно возрастал.

    Рациональный подход к познанию мира основывается на том, что окружаю­щая нас действительность существует независимо от нашего сознания, может быть исследована опытным путем, а наблюдаемые явления вполне объяснимы с науч­ных позиций. Для реализации такого подхода необходимо иметь общее представ­ление о предмете исследования. В различных направлениях науки ученые не-

    Глава 1. Предмет психологии, ее задачи и методы ■ 13

    Ананьев Борис Герасимович (1907-1972) — выдающийся российский психолог. Научную деятельность начал в качестве аспиранта в Институте мозга еще при жизни В. М. Бехтерева. В 1968-1972 гг. был деканом факультета психологии ЛГУ. Явля­ется основателем ленинградской психологической школы. Ав­тор фундаментальных работ в области чувственного восприя­тия, психологии общения, педагогической психологии. Предло­жил систему человекознания, в которой были интегрированы данные различных наук о человеке.
    однократно предпринимали попытки сформулировать целостное представление о человеке. Конечно, такое представление существует и в психологии.

    Один из наиболее популярных в отечественной психологии подходов к изуче­нию человека был предложен Б. Г. Ананьевым. Оценивая значение деятельности Ананьева для отечественной науки, в первую очередь необходимо подчеркнуть, что им был разработан принципиально новый методологический подход к иссле­дованию психики человека. Это позволило не только выделить новые разделы психологии, которые до этого не существовали как самостоятельные, но и по-но­вому взглянуть на самого человека. Говоря об основных особенностях развития научного знания о человеке, Ананьев отмечал, что проблема человека становится общей проблемой для всей науки в целом. При этом для научного познания чело­века характерны как все возрастающая дифференциация и специализация отдель­ных дисциплин, так и тенденция к объединению различных наук и методов иссле­дования человека. Современную науку все больше и больше интересуют пробле­мы, связанные со здоровьем человека, его творчеством, обучением и, конечно, его мыслями и переживаниями, причем исследование человека и человеческой дея­тельности осуществляется комплексно, с учетом всех аспектов этих проблем.

    Ананьев выделял в системе человекознания четыре основных понятия: инди­вид, субъект деятельности, личность и индивидуальность.

    Понятие «индивид» имеет несколько толкований. Прежде всего, индивид — это человек как единичное природное существо, представитель вида Homo sapiens. В данном случае подчеркивается биологическая сущность человека. Но иногда ЭТО понятие используют для обозначения человека как отдельного представителя че­ловеческой общности, как социальное существо, использующее орудия труда. Однако и в этом случае не отрицается биологическая сущность человека.

    Человек как индивид обладает определенными свойствами (рис. 1.1). Ананьев выделял первичные и вторичные свойства индивида. К первичным он относил свойства, присущие всем людям, такие как возрастные особенности (соответствие определенному возрасту) и половой диморфизм (принадлежность к определен­ному полу), а также индивидуально-типические характеристики, в том числе кон­ституциональные особенности (особенности сложения тела), нейродинамические



    свойства мозга, особенности функ­циональной геометрии больших по­лушарий. Совокупность первичных свойств индивида определяет его вто­ричные свойства: динамику психофи­зиологических функций и структуру органических потребностей. В свою очередь, интеграция всех этих свойств обусловливает особенности темпера­мента и задатки человека.

    Другое понятие, характеризующее человека как объект реального мира, — «личность». Данное понятие, как и понятие «индивид», имеет различные варианты толкования. В частности, под личностью понимается индивид как субъект социальных отношений и сознательной деятельности. Некото­рые авторы под личностью понимают системное свойство индивида, фор­мирующееся в совместной деятельно­сти и общении. Есть и другие толко­вания этого понятия, но все они схо­дятся в одном: понятие «личность» характеризует человека как социаль­ное существо (рис. 1.2). В рамках дан­ного понятия рассматриваются такие психологические свойства личности, как мотивация, темперамент, способ­ности и характер.

    Следующее понятие, которое выделял Ананьев при изучении человека, — «субъект деятельности». Это понятие по своему содержанию занимает промежу­точное положение между понятиями «индивид» и «личность». Субъект деятель­ности соединяет в единое целое биологическое начало и социальную сущность че­ловека. Если бы человек не обладал способностью выступать в качестве субъекта деятельности, то вряд ли он мог бы рассматриваться как социальное существо, поскольку его эволюция и социальное развитие невозможны без деятельности.

    Прежде чем охарактеризовать человека как субъекта деятельности, необходи­мо уяснить смысл понятия «субъект» как философской категории. Чаще всего это понятие употребляется совместно с понятием «объект». Объект и субъект всегда находятся в определенной взаимосвязи. Объект — это существующие независимо от нашего сознания предмет или явление реального мира, выступающие в виде цели, на которую обращена активность человека — субъекта воздействия. Чело­век всегда окружен определенными предметами или сталкивается с явлениями реального мира. В зависимости от того, на что или на кого обращена его актив­ность, тот или иной предмет может выступать в качестве объекта. Объектом мо­жет быть и сама деятельность человека.

    Главной чертой человека как субъ­екта, отличающей его от остальных живых существ, является сознание (рис. 1.3). Сознание — это высшая форма психического развития, присущая только человеку. Оно определяет возможность познания объективной реальности, формирования целена­правленного поведения и, как след­ствие, преобразования окружающего мира. В свою очередь, способность со­знательной деятельности по преобра­зованию окружающего мира является еще одной чертой человека как субъ­екта. Таким образом, субъект — это индивид как носитель сознания, обла­дающий способностью к деятельности.

    Итак, человек может рассматри­ваться, во-первых, как представитель живой природы, биологический объ­ект, во-вторых, как субъект сознательной деятельности и, в-третьих, как социаль­ное существо. То есть человек — это биосоциальное существо, наделенное созна­нием и способностью к деятельности. Объединение этих трех уровней в одно це­лое формирует интегральную характеристику человека — его индивидуальность.

    Индивидуальность — это совокупность психических, физиологических и соци­альных особенностей конкретного человека с точки зрения его уникальности, свое­образия и неповторимости. Предпосылкой формирования человеческой индиви­дуальности служат анатомо-физиологические задатки, которые преобразуются в процессе воспитания, имеющего общественно обусловленный характер. Разнооб­разие условий воспитания и врожденных характеристик порождает широкую ва­риативность проявлений индивидуальности.

    Таким образом, можно сделать вывод о том, что человек — один из наиболее сложных объектов реального мира. Структурная организация человека носит многоуровневый характер и отражает его природную и социальную сущность (рис. 1.4). Поэтому не удивительно, что существует значительное число наук, изу­чающих человека и его деятельность.

    1.2. Науки о человеке и человечестве

    Современной наукой человек, во-первых, изучается как представитель биоло­гического вида; во-вторых, он рассматривается как член общества; в-третьих, изу­чается предметная деятельность человека; в-четвертых, изучаются закономерно­сти развития конкретного человека.


    Началом целенаправленного изучения человека как биологического вида мож­но считать труды Карла Линнея, выделившего его в качестве самостоятельного вида Homo sapiens в отряде приматов. Таким образом, было впервые определено место человека в живой природе. Это не значит, что ранее человек не вызывал интереса у исследователей. Научное познание человека берет свое начало в натур­философии, естествознании и медицине. Однако эти исследования носили узкопрофильный, недостаточно систематизированный, а самое главное, противоречи­вый характер, и человек чаще всего противопоставлялся в них живой природе. К. Линней предложил рассматривать человека как элемент живой природы. И это было своеобразным поворотным пунктом в изучении человека.

    Специальной наукой о человеке как особом биологическом виде является антропология. В структуру современной антропологии включают три основных раз­дела: морфология человека (изучение индивидуальной изменчивости физического типа, возрастных стадий — от ранних стадий зародышевого развития до старости включительно, полового диморфизма, изменения физического развития человека иод влиянием различных условий жизни и деятельности), учение об антропогене­зе (об изменении природы ближайшего предка человека и самого человека в тече­ние четвертичного периода), состоящее из приматоведения, эволюционной анато­мии человека и палеоантропологии (изучающей ископаемые формы человека) и расоведение.

    Помимо антропологии существуют и другие связанные с ней науки, изучаю­щие человека как биологический вид. Например, физический тип человека как его общую соматическую организацию изучают такие естественные науки, как анатомия и физиология человека, биофизика и биохимия, психофизиология, нейропсихология. Особое место в этом ряду занимает медицина, которая включа­ет многочисленные разделы.

    Учение об антропогенезе — происхождении и развитии человека — также свя­зано с науками, изучающими биологическую эволюцию на Земле, поскольку при­роду человека невозможно понять вне общего и последовательно развивающегося процесса эволюции животного мира. К данной группе наук могут быть отнесены палеонтология, эмбриология, а также сравнительная физиология и сравнитель­ная биохимия.

    Необходимо подчеркнуть, что в развитии учения об антропогенезе сыграли важную роль частные дисциплины. К их числу прежде всего надо отнести физио­логию высшей нервной деятельности. Благодаря И. П. Павлову, проявившему большой интерес к некоторым генетическим проблемам высшей нервной деятель­ности, наиболее сформировавшимся отделом сравнительной физиологии стала физиология высшей нервной деятельности антропоидов.

    Огромную роль в понимании развития человека как биологического вида иг­рает сравнительная психология, объединяющая в себе зоопсихологию и общую психологию человека. Начало экспериментальных исследований приматов в зоо­психологии положили научные работы таких ученых, как В. Келер и Н. Н. Ладыгина-Котс. Благодаря успехам зоопсихологии стали понятны многие механизмы поведения человека и закономерности его психического развития.

    Существуют науки, которые не соприкасаются непосредственно с учением об антропогенезе, но играют значимую роль в его развитии. К ним относятся генети­ка и археология. Особое место занимает палеолингвистика, исследующая проис­хождение языка, его звуковых средств и механизмов управления. Происхождение языка — один из центральных моментов социогенеза, а происхождение речи — цент­ральный момент антропогенеза, поскольку членораздельная речь является одним из основных отличий человека от животных.

    В связи с тем что мы коснулись проблем социогенеза, следует отметить обще­ственные науки, которые самым тесным образом связаны с проблемой антропоге­неза. К их числу относятся палеосоциология, изучающая становление человече­ского общества, и история первобытной культуры.

    Таким образом, человек как представитель биологического вида является объектом изучения многих наук, в том числе и психологии. На рис. 1.5 представ­лена классификация Б. Г. Ананьева основных проблем и наук о Homo sapiens. Цен­тральное место среди наук, изучающих происхождение и развитие человека как самостоятельного биологического вида, занимает антропология. Основной вывод, который позволяет сделать современное состояние антропологии в отношении развития человека, может быть сформулирован следующим образом: на каком-то этапе биологического развития произошло выделение человека из животного ми­ра (пограничный этап «антропогенеза- социогенеза») и в эволюции человека пре­кратилось действие естественного отбора, основанного на биологической целесо­образности и выживании наиболее приспособленных к природной среде особей и видов. С переходом человека из животного мира в социальный, с его превращени­ем в биосоциальное существо законы естественного отбора сменились качествен­но иными законами развития.

    Вопрос о том, почему и как произошел переход человека из животного мира в социальный, является центральным в науках, изучающих антропогенез, и до на­стоящего времени на него нет однозначного ответа. Существует несколько точек зрения на данную проблему. Одна из них основана на следующем предположе­нии: в результате мутации мозг человека превратился в супермозг, что позволило человеку выделиться из животного мира и создать общество. Этой точки зрения придерживается П. Шошар. Согласно этой точке зрения в историческое время органическое развитие мозга невозможно из-за его мутационного происхождения.

    Существует и другая точка зрения, которая основывается на предположении о том, что органическое развитие мозга и развитие человека как вида привели к каче­


    ственным структурным изменениям мозга, после чего развитие стало осуществ­ляться по другим законам, отличающимся от законов естественного отбора. Но то, что тело и мозг остаются в целом неизменными, не означает, что не происходит никакого развития. Исследования И. А. Станкевича свидетельствуют, что в мозге человека происходят структурные изменения, наблюдаются прогрессивное разви­тие различных отделов полушария, обособление новых извилин, формирование новых борозд. Поэтому на вопрос о том, будет ли изменяться человек, можно дать утвердительный ответ. Однако эти эволюционные изменения главным образом

    будут касаться социальных условий жизни человека и его личностного развития, а биологические изменения вида Homo sapiens будут иметь второстепенное зна­чение1.

    Таким образом, человек как социальное существо, как член общества не менее интересен для науки, поскольку современное развитие человека как вида Homo sapiens осуществляется уже не по законам биологического выживания, а по зако­нам социального развития.

    Проблема социогенеза не может рассматриваться вне общественных наук. Пе­речень этих наук весьма велик. Их можно подразделить на несколько групп в за­висимости от явлений, которые они изучают или с которыми связаны. Например, науки, связанные с искусством, с техническим прогрессом, с образованием.

    В свою очередь, по степени обобщенности подхода к изучению человеческого общества эти науки могут быть подразделены на две группы: науки, рассматриваю­щие развитие общества в целом, во взаимодействии всех его элементов, и науки, изучающие отдельные аспекты развития человеческого общества. С точки зрения данной классификации наук человечество представляет собой целостное, разви­вающееся по собственным законам образование и в то же время множество от­дельных людей. Поэтому все общественные науки могут быть отнесены или к на­укам о человеческом обществе, или к наукам о человеке как элементе социума. При этом следует иметь в виду, что в данной классификации не существует доста­точно четкой грани между разными науками, поскольку многие общественные науки могут быть связаны как с изучением общества в целом, так и с изучением отдельного человека.

    Ананьев считает, что в систему наук о человечестве (человеческом обществе) как целостном явлении должны входить науки о производительных силах обще­ства, науки о расселении и составе человечества, науки о производственных и об­щественных отношениях, о культуре, искусстве и самой науке как системе позна­ния, науки о формах общества на различных этапах его развития.

    Необходимо особо выделить науки, изучающие взаимодействие человека с природой и человечества с природной средой. Интересна точка зрения, которой придерживался по этому вопросу В. И. Вернадский — создатель биогеохимиче­ского учения, в котором им выделены две противоположные биогеохимические функции, находящиеся во взаимодействии и связанные с историей свободного кислорода — молекулы 02. Это функции окисления и восстановления. С одной стороны, они связаны с обеспечением дыхания и размножения, а с другой — с раз­рушением умерших организмов. Как полагает Вернадский, человек и человече­ство неразрывно связаны с биосферой — определенной частью планеты, на кото­рой они живут, поскольку они геологически закономерно связаны с материально энергетической структурой Земли.

    Человек неотделим от природы, но в отличие от животных он обладает актив­ностью, направленной на преобразование природной среды с целью обеспечения оптимальных условий жизни и деятельности. В данном случае идет речь о появле­нии ноосферы.




    Понятие «ноосфера» было введено Ле-Руа совместно с Тейяром де Шарденом в 1927 г. Они основывались на биогеохимиче­ской теории, изложенной Вернад­ским в 1922-1923 гг. в Сорбон­не. По определению Вернадско­го, ноосфера, или «мыслящий пласт», — это новое геологиче­ское явление на нашей планете. В ней впервые человек предста­ет как крупнейшая геологиче­ская сила, способная преобразо­вать планету.

    Существуют науки, предме­том изучения которых является конкретный человек. К данной категории могут быть отнесены науки об онтогенезе процессе развития индивидуального орга­низма. В рамках данного направ­ления изучаются половые, воз­растные, конституциональные и нейродинамические особенно­сти человека. Кроме этого суще­ствуют науки о личности и ее жизненном пути, в рамках которых изучаются мотивы деятельности человека, его мировоззрение и ценностные ориентации, отношения с окружающим миром.

    Следует иметь в виду, что все науки или научные направления, изучающие че­ловека, тесно взаимосвязаны между собой и вместе дают целостное представление о человеке и человеческом обществе. Однако какое бы КЗ направлений ни рассмат­ривалось, в той или иной мере в нем представлены различные разделы психоло­гии. Это не случайно, так как явления, которые изучает психология, в значитель­ной степени определяют деятельность человека как биосоциального существа.

    Таким образом, человек — это многоплановое явление. Его исследование долж­но носить целостный характер. Поэтому не случайно одной из основных методо­логических концепций, используемых для изучения человека, является концеп­ция системного подхода. Она отражает системность мироустройства. В соответ­ствии с данной концепцией любая система существует потому, что существует системообразующий фактор. В системе наук, изучающих человека, таким факто­ром является сам человек, и изучать его необходимо во всем многообразии прояв­лений и связей с внешнем миром, так как только в этом случае можно получить полное представление о человеке и закономерностях его социального и биологи­ческого развития. На рис. 1.6 представлена схема структурной организации чело­века, а также его внутренние и внешние взаимосвязи.



    1.3. Психология как наука

    При делении наук на группы по признаку предмета изучения выделяют есте­ственные, гуманитарные и технические науки. Первые изучают природу, вторые — общество, культуру и историю, третьи связаны с изучением и созданием средств производства и орудий труда. Человек — существо социальное, и все его психи­ческие явления в значительной мере социально обусловлены, поэтому психоло­гию принято относить к гуманитарным дисциплинам.

    Понятие «психология» имеет как научный, так и житейский смысл. В первом случае оно употребляется для обозначения соответствующей научной дисципли­ны, во втором — для описания поведения или психических особенностей отдель­ных лиц и групп людей. Поэтому в той или иной степени каждый человек знако­мится с «психологией» задолго до ее систематического изучения.

    Уже в раннем детстве ребенок говорит «я хочу», «я думаю», «я чувствую». Эти слова свидетельствуют о том, что маленький человек, не отдавая себе отчета в том, чем он занимается, исследует свой внутренний мир. На протяжении всей жизни каждый человек, осознанно или неосознанно, изучает себя и свои возможности. Следует отметить, что уровень познания своего внутреннего мира во многом опре­деляет то, насколько человек может понять других людей, насколько успешно может построить с ними взаимоотношения.

    Человек — это социальное существо, и он не может жить вне общества, без кон­тактов с окружающими. В практике живого общения каждый человек постигает многие психологические законы. Так, каждый из пас уже с детства умеет «читать» но внешним проявлениям — мимике, жестам, интонации, особенностям поведе­ния — эмоциональное состояние другого человека. Таким образом, каждый чело­век — своего рода психолог, поскольку в обществе невозможно жить без опреде­ленных представлений о психике людей.

    Однако житейские психологические знания очень приблизительны, расплыв­чаты и во многом отличаются от научных знаний. В чем состоит это отличие (рис. 1.7)?

    Во-первых, житейские психологические знания конкретны, привязаны к кон­кретным ситуациям, людям, задачам. Научная же психология стремится к обобще­нию, для чего используются соответствующие понятия.

    Во-вторых, житейские психологические знания носят интуитивный характер. Это обусловлено способом их получения — случайным опытом и его субъектив­ным анализом на бессознательном уровне. В отличие от этого научное познание основано на эксперименте, а полученные знания вполне рациональны и осознава­емы.

    В-третьих, существуют различия в способах передачи знаний. Как правило, знания житейской психологии передаются с большим трудом, а часто эта переда­ча просто невозможна. Как пишет Ю. Б. Гиппенрейтер, «вечная проблема «отцов и детей» состоит как раз в том, что дети не могут и даже не хотят перенимать опыт отцов». В то же время в науке знания аккумулируются и передаются намного легче.


    В-четвертых , научная психология располагает обширным, разнообразным и подчас уникальным фактическим материалом, недоступным во всем объеме ни одному носителю житейской психологии.

    Так что же такое психология как наука?

    Слово «психология» в переводе с древнегреческого буквально означает «наука о душе» (psyche — «душа», logos«понятие», «учение»). В научном употреблении термин «психология» появился впервые в XVI в. Первоначально он относился к особой науке, которая занималась изучением так называемых душевных, или психических, явлений, т. е. таких, которые каждый человек легко обнаруживает в собственном сознании в результате самонаблюдения. Позднее, в XVII-XIX вв. область, изучаемая психологией, расширяется и включает в себя не только осо­знаваемые, но и неосознаваемые явления. Таким образом, психология — это наука о психике и психических явлениях. Что же является предметом изучения психоло­гии в наше время?

    Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо построить классифика­цию психических явлений. Следует отметить, что существуют различные точки зрения на структуру психических явлений. Например, те или иные психические явления в зависимости от автора позиции могут быть отнесены к разным струк­турным группам. Более того, очень часто в научной литературе можно столкнуть­ся со смешением понятий. Так, некоторые авторы не разделяют характеристики психических процессов и психические свойства личности. Мы будем разделять психические явления на три основных класса: психические процессы, психические состояния и психические свойства личности (рис. 1.8).

    Психические процессы выступают в качестве первичных регуляторов поведе­ния человека. Психические процессы имеют определенное начало, течение и ко­нец, т. е. обладают определенными динамическими характеристиками, к которым прежде всего относят параметры, определяющие длительность и устойчивость психического процесса. На основе психических процессов формируются опреде­ленные состояния, происходит формирование знаний, умений и навыков. В свою очередь, психические процессы могут быть разделены на три группы: познаватель­ные, эмоциональные и волевые.

    К познавательным психическим процессам относятся психические процессы, связанные с восприятием и переработкой информации. В их число входят ощуще­ние, восприятие, представление, память, воображение, мышление, речь и внима­ние. Благодаря данным процессам человек получает сведения об окружающем его мире и о себе. Однако сами но себе сведения или знания для человека не играют никакой роли, если они для него не значимы. Вы, наверное, обращали внимание на то, что одни события у вас остаются в памяти надолго, а о других вы забываете на следующий день. Иная же информация вообще может остаться для вас незаме­ченной. Это связано с тем, что любая информация может иметь или не иметь эмо­циональную окраску, т. е. может быть значимой или незначимой. Поэтому наряду с познавательными психическими процессами в качестве самостоятельных выде­ляют эмоциональные психические процессы. В рамках этой группы психических процессов рассматривают такие психические явления, как аффекты, эмоции, чув­ства, настроения и эмоциональный стресс.

    Мы вправе полагать, что если определенное событие или явление вызывает у человека положительные эмоции, то это благоприятно сказывается на его дея­тельности или состоянии, и, наоборот, отрицательные эмоции затрудняют дея­тельность и ухудшают состояние человека. Тем не менее бывают и исключения. Например, событие, вызвавшее отрицательные эмоции, повышает активность че­ловека, стимулирует его к преодолению возникших преград и препятствий. По­добная реакция свидетельствует о том, что для формирования поведения челове­ка существенны не только эмоциональные, но и волевые психические процессы, ко­торые наиболее ярко проявляются в ситуациях, связанных с принятием решений, преодолением трудностей, управлением своим поведением и др.

    Иногда выделяют как самостоятельную еще одну группу психических процес­сов — неосознаваемые процессы. В нее входят те процессы, которые протекают или осуществляются вне контроля со стороны сознания.

    Психические процессы тесно взаимосвязаны между собой и выступают в каче­стве первичных факторов формирования психических состояний человека. Пси-


    хические состояния характеризуют состояние психики в целом. Они, как и психи­ческие процессы, имеют свою динамику, которая характеризуется длительностью, направленностью, устойчивостью и интенсивностью. В то же время психические состояния влияют на течение и результат психических процессов и могут способ­ствовать или тормозить деятельность. К психическим состояниям относят такие явления, как подъем, угнетенность, страх, бодрость, уныние. Следует отметить, что психические состояния могут быть чрезвычайно сложными явлениями, имею­щими объективную и субъективную обусловленность, но характерной для них об­щей особенностью является динамичность. Исключение составляют психические состояния, обусловленные доминирующими характеристиками личности, в том числе и патохарактерологическими особенностями. Подобные состояния могут быть весьма устойчивыми психическими явлениями, характеризующими лич­ность человека.

    Следующий класс психических явлений — психические свойства личности — характеризуется большей устойчивостью и большим постоянством. Под психиче­скими свойствами личности принято понимать наиболее существенные особенно­сти личности, обеспечивающие определенный количественный и качественный уровень деятельности и поведения человека. К психическим свойствам относят направленность, темперамент, способности и характер. Уровень развития этих свойств, а также особенности развития психических процессов и преобладающие (наиболее характерные для человека) психические состояния определяют непо­вторимость человека, его индивидуальность.

    Явления, изучаемые психологией, связаны не только с конкретным человеком, но и с группами. Психические явления, связанные с жизнедеятельностью групп и коллективов, подробно изучаются в рамках социальной психологии. Мы рассмот­рим только краткую характеристику таких психических явлений.

    Все групповые психические явления могут быть также разделены на психиче­ские процессы, психические состояния и психические свойства. В отличие от ин­дивидуальных психических явлений психические явления групп и коллективов имеют более четкое деление на внутренние и внешние.

    К коллективным психическим процессам, выступающим в качестве первично­го фактора регуляции существования коллектива или группы, относят общение, межличностное восприятие, межличностные отношения, формирование группо­вых норм, межгрупповые взаимоотношения и др. К психическим состояниям груп­пы относятся конфликт, сплоченность, психологический климат, открытость или закрытость группы, паника и др. К числу наиболее значимых психических свойств группы относят организованность, стиль руководства, эффективность деятельности.

    Таким образом, предметом психологии являются психика и психические явле­ния как одного конкретного человека, так и психические явления, наблюдаемые в группах и коллективах. В свою очередь, задачей психологии является исследова­ние психических явлений. Характеризуя задачу психологии, С. Л. Рубинштейн пишет: «Психологическое познание — это опосредованное познание психическо­го через раскрытие его существенных, объективных связей»2.

    1.4. Основные методы психологических исследований

    Психология, как и любая другая наука, имеет свои методы. Методы научных исследований — это приемы и средства, с помощью которых получают сведения, необходимые для вынесения практических рекомендаций и построения научных теорий. Развитие любой науки зависит от того, насколько используемые ею мето­ды совершенны, насколько они надежны и валидны. Все это справедливо и по от­ношению к психологии.

    Явления, изучаемые психологией, настолько сложны и многообразны, настоль­ко трудны для научного познания, что на протяжении всего развития психологи­ческой науки ее успехи непосредственно зависели от степени совершенства при­меняемых методов исследования. Психология выделилась в самостоятельную на­уку лишь в середине XIX в., поэтому она очень часто опирается на методы других, более «старых» наук — философии, математики, физики, физиологии, медицины, биологии и истории. Кроме этого психология использует методы современных наук, таких как информатика и кибернетика.

    Следует подчеркнуть, что любая самостоятельная наука имеет только ей при­сущие методы. Такие методы есть и у психологии. Все они могут быть разделены на две основные группы: субъективные и объективные (рис. 1.9).

    Поделитесь с Вашими друзьями:

    Психология как наука о поведении: ученые, мнения

    Бихевиоризм: наука о поведении: Freepick

    Какие тайны может раскрыть психология? Как наука о поведении предугадывает действия и поступки человека в различных ситуациях? Бихевиоризм дает ключи не только к пониманию, но и к управлению поведением людей. Рассмотрим кратко основы этого направления, а также самых ярких его представителей.

    Психология как наука о поведении кратко

    В психологии много граней, а предмет психологии понимают по-разному в зависимости от ее направления. Так, бихевиоризм занимается изучением реакций индивидов на различные события, то есть фактически это наука о поведении человека.

    Как и почему возник бихевиоризм? Кратко стоит сказать о том, что это направление достаточно молодое, зародилось оно сто лет назад и стало кардинально новым психологическим подходом. Его задачу определили так — изучение поведения человека с точки зрения рефлексов. Методологический аппарат нового направления включал наблюдение и анализ.

    Психология как наука о поведении стала своеобразным протестом против умозрительности выводов и описаний, основанных на метафорах. Новое направление сделало акцент на практической, а не теоретической психологии.

    Приведем пример того, как работает наука о поведении. Джон Уотсон, основатель бихевиоризма, верил, что реакции людей на различные действия можно предсказать. Подтвердил он это таким экспериментом:

    1. Для опыта собралась небольшая группа детей. Принесли кроликов.
    2. У малышей возникало естественное желание погладить животных.
    3. При попытке это сделать ребенок получал слабый разряд тока.
    4. На следующий день при виде кроликов дети начинали плакать, так как помнили о предыдущем опыте.
    5. Ученый давал им сладости, продолжая держать кроликов рядом.
    6. Постепенно дистанция сокращалась, а в конце опыта дети вновь охотно играли с животными.

    Таким образом, согласно теории бихевиоризма, поведение людей обусловлено преимущественно безусловными рефлексами. Зная стимулы и реакции человека на разные факторы, его поведение можно предугадывать и, соответственно, управлять личностью.

    Мозг человека и его поведение: Freepick

    За прошедшее столетие внутри бихевиоризма сформировалось несколько направлений:

    • Методологическое (бихевиоризм Уотсона). Предполагает, что объективному наблюдению поддаются лишь публичные события (поведение человека), а его личные чувства и мысли можно не брать во внимание.
    • Радикальное (бихевиоризм Скиннера) направление принимает во внимание, наряду с внешними, также внутренние события в жизни человека. Считается, что изменения в среде влияют и на них, и на поведение.
    • Телеологическое (целевое). Занимается объективными наблюдениями, противопоставляя их когнитивному процессу.
    • Теоретический бихевиоризм принимает в расчет внутренние (невидимые) процессы.
    • Биологическое (теория поведенческих систем) сориентировано на сознательную и бессознательную обработку данных.
    • Психологическое, которое сосредоточено на методах практического контроля поведения человека.

    В современном мире бихевиоризм нашел широкое применение. Особое расположение ему оказывают, например, менеджеры по продажам и политики, которые заинтересованы в этих знаниях. Также метод используют практикующие психологи, чтобы помогать людям бороться с фобиями и страхами.

    Но есть у этого течения и свои недостатки. Его основа — общие реакции человека, не учитывается темперамент и особенности его характера. По этой причине манипуляции поведением окружающих зачастую оказываются гораздо сложнее, а реакции плохо поддаются контролю.

    Психология как наука о поведении: представители

    Первенство в обосновании и развитии бихевиоризма принадлежит американскому ученому Джону Уотсону. В 1913 году исследователь сделал доклад, в котором четко изложил суть новой теории.

    Основное открытие состояло в том, что стимул вызывает определенный отзыв. По мнению Уотсона, чтобы понять особенности индивида, необходимо за ним наблюдать. Верный подход помогает предугадывать реакции человека на различные действия. Основой направления стала физиологическая теория о рефлексах.

    Основатель бихевиоризма Джон Уотсон: Gettyimages

    С Уотсоном согласились и поддержали его идеи такие ученые:

    Уильям Хантер

    Этому ученому принадлежит обоснование теории отсроченного поведения. Ее смысл заключается в том, что стимул человеку можно дать сейчас, а ответная реакция может быть получена позже. Свои эксперименты Хантер проводил на обезьянах:

    • ставил в комнате ящик с бананами;
    • отгораживал его ширмой;
    • наблюдал за реакцией животных;
    • спустя время награждал приматов фруктами.

    Карл Лешли

    Взаимосвязь между раздражителями и центральной нервной системой изучал Карл Лешли. Ученый проводил опыты с животными: обучал их определенным навыкам, а после производил удаление частей головного мозга. Это позволило определить взаимозаменяемость участков мозга.

    Беррес Скиннер

    Способствовал развитию и популяризации бихевиоризма:

    • Разработал теорию оперантного обусловливания. В ней ученый обосновал, что поведение вызывает изменения в окружающей среде, которые в дальнейшем формируют особенности поведения.
    • Способствовал развитию программированного обучения.
    • Писал художественные и публицистические произведения о бихевиоризме.

    Свои теоретические работы Скиннер подтвердил экспериментально с помощью функционального анализа. Их цель — изучение, прогнозирование и контроль поведения людей путем управления окружающей средой.

    Эдвард Торндайк

    Ученому принадлежит теория, согласно которой сознание рассматривается как система связей, объединенных ассоциациями. Торндайк предложил закон упражнений и эффекта. Его объясняют так: чем больше совершается повторов действия, тем сильнее оно запечатлевается в сознании.

    Эдвард Торндайк: Facebook/@afender2017

    Эдвард Толмен

    Толмен развил стандартную теорию бихевиоризма, которую предложил Уотсон, и занялся разработкой когнитивного учения. Согласно его подходу, стимул и реакцию разделяют особенные знаки-гештальты, основа которых — это когнитивные карты.

    Свою теорию он доказывал экспериментами на крысах. Они могли отыскать новую дорогу к кормушке, если освоенный ранее путь по каким-либо причинам оказывался недоступным.

    Нил Миллер

    Ученый занимался исследованиями поведенческой психологии. Бихевиористскую концепцию применял в изучении таких понятий, как мотивация, агрессия, фрустрация, а также в конфликтологии и психотерапии. Исследователя интересовали физиологические механизмы, которые лежат в основе влечений и подкреплений, электрофизиология мозга и психофармакология.

    Психология — одна из самых загадочных наук, ведь предмет ее познания — внутренний мир человека. Загадки психологии решают целые поколения ученых. Новые открытия экспериментаторов приносят не только ответы, но и становятся источником вопросов.

    Психология как наука о поведении сохраняет свою актуальность. Она продолжает развиваться и открывать неизведанные грани психики человека. Но все же точное прогнозирование поведения людей остается фантастической задачей, так как на него влияет множество факторов и не все из них можно заранее оценить и определить.

    Оригинал статьи: https://www.nur.kz/family/self-realization/1767841-psihologia-kak-nauka-o-povedenii-ucenye/

    Психология, как наука о поведении

    Оглавление

    Психология, как наука о поведении        2

    Список использованных источников        10

    Психология, как наука о поведении

            Изучение человеческой психики проводили еще две тысячи лет назад. Правда, тогда доктрина основывалась на философии великих мыслителей. А психология как наука самостоятельная возникла лишь в начале XX века. Ученые занимаются разными отраслями человеческой психики, в том числе и поведением.                                                                                        В психологию были введены совершенно новые факты — факты поведения.                                                                                        По сложившейся в психологии традиции под поведением имеется в виду внешние проявления психической работы  человека. И в  данном отношении поведение противопоставляется сознанию как совокупности внутренних, субъективно переживаемых процессов. По другому говоря, факты поведения и факты сознания разводят по  способу  их выявления. Поведение осуществляется во внешнем мире выявляется путем внешнего наблюдения, а ход сознания  осуществляются внутри субъекта и выявляются способом самонаблюдения [5, c. 649].                                                                                Итак, ответим на один из вопросов: что такое факты поведения?                Это, во-первых, все внешние проявления физиологических процессов, связанных с состоянием, работой, общением лиц, — поза, мимика, интонации, взгляды, блеск глаз, покраснение, побледнение, дрожь, прерывистое либо сдерживаемое дыхание, мышечное напряжение и др.; во-вторых,  раздельные движения и жесты такие как поклон, кивок, подталкивание, сжимание руки стук кулаком «т.п.., в-третьих, действия как более большие  акты поведения, которые имеют некоторый  смысл.                                                        Наконец, это поступки — еще; более  большие акты поведения, которые имеют, как правило, общественное, либо социальное, звучание и связаны с нормами поведения, отношениями, самооценкой и т. д.                                Таким образом, внешние телесные реакции, жесты, движения, действия, поступки — вот  список явлений, относимых к поведению. Все они объекты психологического интереса, так как конкретно непосредственно отражают субъективные состояния содержания сознания, свойства личности [1, c. 116].        Наука о поведении человека называется бихевиоризм. Это отрасль психологии, которая изучает реакцию индивида на те или иные события.        Бихевиоризм зародился в начале XX века, и это был кардинально новый подход в психологии. Основное задание этой отрасли — изучать поведение человека отдельно от мышления, основываясь на рефлексах. Для этого использовали метод наблюдения и анализа.                                                Психология как наука о поведении возникла в качестве протеста против гуманитарных умозаключений, которые были основаны лишь на метафорах. В бихевиоризме акцент сделали на практическую, а не теоретическую психологию.                                                                                        Чтобы было понятно, приведем пример. Основоположник бихевиоризма Джон Уотсон считал, что реакцию человека на те или иные действия можно предсказать. В качестве примера он провел опыт.                                        В ходе эксперимента ученый собрал небольшую группу детей и несколько кроликов. Естественно, ребята хотели погладить животных. Но как только они пытались это сделать, их било слабым разрядом тока.                        На другой день, как только дети видели кроликов, они сразу же начинали плакать, поскольку помнили, что с ними случилось перед этим. Тогда ученый предлагал детям сладости, держа животных на безопасном расстоянии. Впоследствии дистанция между детьми и кроликами сокращалась, и в конце эксперимента дети уже не боялись зверьков и спокойно их гладили.                        Таким образом, теория бихевиоризма доказала, что в бóльшей степени поведение человека зависит от безусловных рефлексов. Если знать стимул и реакцию человека на какой-либо фактор, его поведение легко предугадать, поэтому личностью можно управлять [7, c.89].                                                Бихевиоризм широко используется и в наши дни. Особенно популярно это учение среди менеджеров по продажам, политиков. Также этот метод практикуют современные психологи, чтобы, например, помочь человеку избавиться от боязни летать на самолетах.                                                Однако у бихевиоризма есть и недостатки. Учение основывается на общих реакциях человека, не учитывает его темперамент и особенности характера. Поэтому иногда манипулировать поведением индивида бывает не просто или не получается вовсе.                                                                        Психология как наука о поведении: представители. Первым представителем бихевиоризма стал американец Джон Уотсон. Именно он в 1913 году сделал доклад, в котором четко представил свою науку о поведении человека.                                                                                        Основным открытием ученого была теория о том, что любой стимул вызывает отзыв. Уотсон считал: чтобы понять особенности индивида, за ним необходимо наблюдать, а при верном подходе можно предугадать реакцию на те или иные действия. За основу своих учений Джон взял теорию об условных и безусловных рефлексах [6, c. 161].                                                Джона Уотсона поддержали такие ученые:                                        Уильям Хантер.                                                                                Ученый создал теорию «отсроченного поведения». Он считал, что человеку можно предоставить стимул «сейчас», а реакцию получить «потом». Уильям проводил эксперимент на обезьянах: ставил им ящик бананов, отгораживал их ширмой и ждал реакции. Через некоторое время приматы получали желаемое.                                                                        Карл Лешли.                                                                                        Этот ученый изучал взаимосвязь раздражителей и центральной нервной системы. Он проводил эксперименты на животных: учил их чему-то, а затем удалял части головного мозга. Таким образом, Лешли выяснил, что все участки мозга взаимозаменяемы.                                                                        Беррес Скиннер.                                                                                Американский психолог подошел к принципам бихевиоризма с другой стороны и работал над понятием необихевиоризма. Это учение, которое, помимо исследования внешнего поведения человека, признает промежуточные переменные, влияющие на реакцию индивида.                        Эдвард Торндайк.                                                                                Этот ученый создал теорию, согласно которой сознание рассматривалось как система связей, объединенная ассоциациями. Торндайк предложил закон упражнений и эффекта, который трактуется так: чем чаще повторяется действие, тем больше оно остается в сознании человека.                Эдвард Толмен.                                                                                        Эдвард немного отошел от стандартной теории бихевиоризма, предложенной Уотсоном, и разработал когнитивное учение. В его подходе между стимулом и реакцией существуют «знаки-гештальты», состоящие из различных когнитивных карт.                                                                        Он доказывал свое учение на крысах, которые находили путь к кормушке любыми путями, независимо от того, какой дорогой их приучали передвигаться                                                                                         Психология человека достаточно интересная наука, над которой трудится не одно поколение. И чем больше открытий делают экспериментаторы, тем больше вопросов возникает [8, c. 111].                                Почему с одним человеком приятно и легко общаться, а с другим – тяжело и напряженно? Возникает желание скорее закончить разговор и уйти, несмотря на то, что он хороший знакомый, который всегда обходителен и вежлив. Мы на интуитивном уровне понимаем, когда человек искренен, а когда лукавит. Именно поэтому и испытываем противоречивые чувства: с одной стороны человек ничего плохого не сделал, а с другой – есть внутреннее ощущение, которое подсказывает, что от него надо держаться подальше.         Описанная ситуация межличностных отношений объясняется в психологии.                                                                                         Психология поведения — это сфера знаний, которая объясняет невербальные телодвижения (мимика, жесты, интонации) человека и делает выводы о том, насколько он искренен, правдив, уверен и открыт. Очень часто такую оценку мы делаем несознательно, когда чувствуем себя некомфортно при общении со знакомым человеком или даже избегаем его. Но на самом деле мы оцениваем его поведенческие проявления, которые и говорят нам о том, что он о нас думает, как относится, несмотря на то, что его слова могут быть доброжелательными или нейтральными.                                                 Есть ряд приемов, позволяющих определить истинные замыслы человека, его эмоции, уровень самооценки. Его движения, мимика и другие особенности выдают его внутренние страхи, установки, комплексы, которые мы улавливаем подсознательно или оцениваем сознательно, если имеем определенные знания и опыт. Процесс общения мы воспринимаем как общую картину, иногда во время разговора мы не замечаем, во что одет, что он говорит, но обращаем внимание, как он это делает, какие фразы и слова употребляет, как сидит и что держит в руках. Иногда какая-нибудь мелочь привлекает внимание и запоминается надолго: запах, дефект речи, акцент, оговорки, неправильные ударения, неуместный смешок и так далее [4, c. 207].                                                                                        Научной дисциплиной, которая помогает объяснить и расшифровать неосознанные нюансы в поведении людей, которые выдают их истинные намерения, является психология поведения.                                                         1. Что говорят нам жесты и мимика? Огромную роль в разговоре имеют жесты и мимика. Но, несмотря на простоту расшифровок тех или иных поз и жестов человека, они могут нести совершенно другой смысл. Например, в психологии лжи есть основные признаки обмана: человек не смотрит в глаза, трогает свой рот, нос, шею. Но собеседник может трогать нос только потому, что он чешется. Скрещенные ноги или руки – эти жесты в психологии поведения человека трактуется как недоверие, зажатость, замкнутость, но собеседнику может быть просто холодно. Советы по расшифровке манер и жестов часто могут завести в тупик или поставить человека в неловкое положение.                                                                                                 Например, увидев у собеседника открытую позу, уверенный и спокойный голос, приятный искренний взгляд, мы принимаем его за честного человека, а на самом деле у него мошеннические намерения. Или пикаперы, сколько у них обаяния, остроумия, искренности, воспитанности, — и это все для того, чтобы самоутвердиться.                                                 2. Что говорит нам речь и интонация? Скорость речи, ритм, громкость, интонация сильно влияют на общение и способны рассказать о человеке много дополнительной информации, как считает психология поведения. Наука помогает понять эмоциональное состояние человека: Спокойный, рассудительный, уравновешенный человек говорит ритмично, медленно, со средней степенью громкости. Импульсивность характера выдает быстрая и оживленная речь. Те, кто не уверен в себе или замкнут, говорят тихо, неуверенно.                                                                                                 3. Часто слова не так важны, как интонация. Но следует понимать, что если человек находится в незнакомой обстановке, он может повести себя не так, как в привычном окружении. Психология поведения позволит определить скрытые факторы, влияющие на человека на самом деле. Но для того, чтобы их видеть и понимать, необходимо быть «подкованными» знаниями и внимательными к людям [7, c. 87-88].                                                Психология поведения рассматривает это как деструктивное отношение к себе и обществу. Аддиктивное поведение — это алкоголизм, наркотическая зависимость, курение, гиперсексуальность, азартные игры, компьютерная зависимость, пристрастие к обильной еде, шопинг. Зависимость имеет различную степень выраженности: от нормального состояния до тяжелой формы.                                                                                                 Почему у некоторых людей формируется эта сильная и непреодолимая привязанность, чем объясняется импульсивность и ненасыщаемость влечения? Ответы на эти вопросы имеют огромное значение для общества и для каждого отдельного человека. Психология жестов и выражения лица Психология поведения, жестов и мимики – это ключ к тайнам человека, которые он хочет скрыть. Человек в результате эволюции научился передавать мысли и чувства при помощи слов. Но вместе с этим умением он овладел искусством прятать свои истинные замыслы и намерения, устремления. Нужно уметь «читать» своего собеседника по его телодвижениям. Только таким образом можно понять, что у него на уме и чего от него можно ожидать.                                                         Американский психолог Мейерабиан Альберт считает, что при общении мы передаем 7% объема информации вербально, 38 % — интонацией и тоном голоса, 55 % — невербальными сигналами. Главное правило психологии жестов и мимики говорит, что нет в мире человека, который полностью может управлять телодвижениями в процессе разговора, даже если он хочет намеренно ввести собеседника в заблуждение. Человек на подсознательном уровне практически одинаково реагирует на определенные ситуации.         Непроизвольные мимика и жесты незнакомого человека позволяют услышать и увидеть скрытое за ширмой слов. Наиболее важные невербальные сигналы: Защита. В опасных или дискомфортных ситуациях, когда есть желание отгородиться от собеседника – люди отклоняются назад, закрываются книгой, папкой или другим предметом, закидывают ногу на ногу, скрещивают руки на груди, сжимают кулаки. Глаза их следят неотрывно за тем, от кого они ждут подвоха. Таким поведением выдается настороженность и напряжение, а так же не готовность к конструктивному диалогу.                                                                                         Открытость. Тело наклонено к собеседнику, открытые ладони, благодушная улыбка – эти сигналы говорят о предрасположенности к общению.                                                                                                Заинтересованность. Отсутствие жестов, блеск в глазах говорят об увлеченности, человек весь во внимании, он наклонен вперед и старается не двигаться, чтобы не упустить ни слова.                                                         Скука. Потухший взгляд, ритмичное покачивание ногой, что-то теребит в руках, рисует, зевает. На языке жестов в психологии общения это значит, что у слушающего нет интереса к теме беседы.                                                 Скептичность. Человек соглашается с собеседником, но дает понять, что не доверяет ему такими жестами, как потирание шеи, почесывание уха, щеки, лба, ухмылка, подпирание подбородка ладонью. Психология по поведению человека учит нас понимать премудрости невербальной символики и верному взаимопониманию друг друга.                                                 Что может рассказать о человеке невербальная речь. Большинство людей недооценивают роль мимики и жестов в общении. Но именно с помощью невербальных сигналов создается первое впечатление о человеке. И оно же запоминается надолго [1, c. 207].                                                         Жесты помогают или отвлекают слушателей от разговора, даже отсутствие их несет информацию о говорящем человеке. Итак, что значат те или иные жесты:                                                                                 вялое рукопожатие говорит о застенчивости и неуверенности человека, и наоборот сильное — о желании навязать свое мнение;                                         если поправляет прическу женщина, это значит, она прихорашивается; если человек жестикулирует только одной рукой — это говорит о его неестественности;                                                                                         прикосновение ко лбу, рту, носу расценивается как обман; скрещивание рук, говорит о скептичности собеседника и недоверии к тому, кто говорит;         сутулость, сгорбленность говорят о низкой самооценке человека и неуверенности.                                                                                 Необходимо развивать в себе наблюдательность, она помогает собрать дополнительную информацию о людях, с которыми приходится общаться. Главное в психологии по поведению человека – умение слушать и видеть. Ведь огромное значение имеет звучание голоса и его интонация, жесты и мимика собеседника.                                                                                 Теория бихевиоризма актуальна и в наши дни, хотя до конца предугадать поведение человека не способен ни один ученый, так как всегда существуют индивидуальные факторы.

    Что такое бихевиоризм? Б. Скиннер


     Бихевиоризм — это не просто наука о поведении людей, а теория этой науки. Некоторые вопросы, которые он поднимает, звучат следующим образом: возможна ли вообще такая наука? Способна ли она представлять все аспекты поведения людей? Какие методы она может использовать? Являются ли ее законы такими же строгими, как законы физики или биологии? Выходит ли она за пределы чистого управления поведением, и если да, то какую роль она играет в человеческом общежитии? Особое значение имеет ее влияние на более ранние формы обращения с тем же самым субъектом. Человеческое поведение — наиболее общая характеристика мира, в котором мы живем. Поэтому мы можем исходить из того, что на эту тему говорится больше, нежели на любую другую тему. Что во всем этом заслуживает того, чтобы за это держаться?
    На некоторые из этих вопросов однажды будут даны ответы благодаря успешным или безуспешным результатам научных или технических исследований. Но эти вопросы ставят проблемы, на которые уже сегодня крайне необходимо дать хотя бы предварительный ответ. Многие интеллигентные люди считают, что хотя уже некоторые ответы были, но в совокупности они уже не кажутся такими перспективными, как раньше. Ниже приводится множество определенных мнений, которые приходится слышать о бихевиоризме как науке о человеческом поведении. Мне кажется, что все они являются неверными. Итак, о бихевиоризме говорят, что он:
    1. игнорирует наличие категории сознания, чувственных состояний и душевных переживаний;
    2. опираясь на тот аргумент, что все поведение приобретается в течение индивидуальной истории, он пренебрегает врождёнными способностями человека;
    3. под человеческим поведением понимает просто совокупность ответных реакций на определённые раздражители, таким образом индивид описывается как автомат, робот, марионетка, машина;
    4. не пытается учесть когнитивные процессы;
    5. не отводится место для изучения намерений или целевых установок человека;
    6. не может объяснить творческие достижения в изобразительном искусстве, музыке, литературе или точных науках;
    7. не отводится место индивидуальному ядру личности или его самочувствию;
    8. он по необходимости является поверхностным и не в состоянии обращаться к глубинным слоям души или индивидуальности;
    9. ограничивается прогнозом и контролем поведения человека, и не касается на этом основании сущности человека;
    10. работает с животными, особенно с белыми крысами, а не с человеком, поэтому его картина поведения человека ограничивается теми чертами, которые человек разделяет с животными;
    11. результаты, полученные в лабораторных условиях, не применимы к повседневной жизни. То, что высказывается по поводу поведения человека, поэтому есть лишь необоснованная метафизика;
    12. наивен и излишне упрощён. То, что выдаётся в качестве действительных фактов, является либо тривиальным, либо уже давно известным;
    13. выглядит скорее наукообразным, нежели научным, и скорее подражает естественным наукам;
    14. его технические результаты (успехи), достижимы и посредством использования здорового  человеческого рассудка;
    15. если утверждения бихевиоризма должны иметь силу, то они должны относиться и к бихевиористски ориентированным исследователям. Отсюда, следует то, о чём они говорят, является неверным, поскольку их высказывания обусловлены лишь их способностью делать такие высказывания.
    16. «дегуманизирует» человека, он релятивирует всё и разрушает человека как человека;
    17. занимается лишь общими принципами, пренебрегая уникальностью каждого индивида;
    18. по необходимости антидемократичен, поскольку испытуемые подвергаются манипуляции со стороны исследователя, поэтому его результаты могли бы быть использованы скорее диктатором, чем благонамеренными государственными деятелями;
    19. рассматривает абстрактные идеи, например, мораль или правосудие исключительно как фикций;
    20. безразлично относится к теплу и многообразию человеческой жизни, несовместим с творческой радостью в изобразительном искусстве, музыке и литературе, а также с истинной любовью к ближнему.
    Перечисленные утверждения, как мне думается, представляют собой удивительно неправильное понимание значения и достижений данной научной парадигмы. Как объяснить такое непонимание? В большой степени этому может послужить обращение к началам бихевиоризма. Первым учёным, определённо считавшим себя бихевиористом, был Джон Уотсон, который в 1913 г. опубликовал своего рода манифест под названием «Психология глазами бихевиориста» («Psychology as the Behaviorist Views it»). Уже само название произведения говорит о том, что Уотсон отнюдь не собирался создавать новую науку, а лишь придерживался мнения, что психология, начиная с того момента, должна была заниматься изучением поведения. Стратегически это было, пожалуй, ошибкой, поскольку большинство психологов того времени придерживались точки зрения, что они должны исследовать душевные процессы в мире сознания. По этой причине они, естественно, не были готовы согласиться с Уотсоном. Учёные, стоявшие у истоков бихевиоризма, тратили массу времени на борьбу с интроспективной методикой исследования духовной жизни, из-за чего центральное значение основного предмета их исследования было отодвинуто на второй план.
    Сам Уотсон сделал несколько важных наблюдений относительно инстинктивного поведения. Фактически он был одним из первых современных этологов. Однако изучение способности организма к обучению произвели на него такое впечатление, что он несколько преувеличил способности новорожденных младенцев к обучению. Впоследствии он сам признал это преувеличением, но с тех пор этот факт всегда приводят в пример, чтобы показать якобы необъективность Уотсона. Новая форма науки, разработанная им, появилась в некотором смысле преждевременно, ибо он имел в распоряжении весьма немного научно достоверных фактов из области поведения, прежде всего человеческого. Для каждой новой формы науки всегда возникает проблема, состоящая в том, что поначалу она располагает слишком малым количеством фактов. Для научной развивающейся и претенциозной программы Уотсона, которая касалась такой широкой области, как человеческое поведение, это обстоятельство было весьма существенным недостатком. Ему требовалось больше фактического материала, чем он мог найти. Поэтому неудивительно, что многое из того, что он говорил и писал, кажется наивным или слишком упрощённым.
    Научный материал бихевиоризма, который имел в своем распоряжении Уотсон, касался условных и безусловных рефлексов. Но его понятие безусловного рефлекса было подчинено принципу причинности, который соответствовал схеме действия и противодействия и слишком сильно соответствовал распространенному в 19 веке представлению о механизме. Это представление господствовало и в работах русского физиолога И. П. Павлова, опубликованных примерно в то же время. Психология «стимула и реакции», развивавшаяся на протяжении последующих 3-4-х десятилетий, также не изменила этого представления.
    Из всех результатов, достигнутых им, наибольшее значение придавалось тем, которые легче всего можно было повторить на опыте. Большей частью они основались на наблюдении за животными: за собаками Павлова и белыми крысами зоопсихологов. Считалось, что поведение человека не отличается от поведения животных особым своеобразием и подчиняется тем же законам. Для подтверждения своего утверждение о том, что психология представляет собой точную науку, и чтобы собрать дальнейший материал для своей книги, Уотсон опирался на результаты анатомии и психологии. Подобным путем продвигался и Павлов, утверждая, что его эксперименты над поведением фактически являются «исследованием физиологических процессов в коре больших полушарий». И все же оба ученых были не в состоянии осуществить прямое наблюдение процессов в нервной системе, посредством которых можно было бы объяснить поведение человека. В результате они были вынуждены давать поспешные интерпретации сложных поведенческих актов. Так, Уотсон утверждал, что мышление — язык, предшествующий всякой речи; а для Павлова речь была просто «второй сигнальной системой». Уотсон мало, а то и вовсе ничего не мог сказать по поводу субъективных намерений человека, целеполагания и творчества. Он подчеркивал большие технические возможности науки о поведении, однако его примеры не были так уж несовместимы с манипулятивным контролем за поведением.
    Прошло более 60 лет со времени опубликования Уотсоном своего манифеста, за это время кое-что успело произойти. Научный анализ поведения достиг большого прогресса, а недостатки теории Уотсона с моей точки зрения имеют лишь исторический интерес. Критика бихевиоризма, наоборот, едва ли претерпела изменения. Все недоразумения, которые я перечислил, все еще постоянно встречаются в сочинениях философов, теологов, представителей социальных наук, историков, литераторов и психологов. Неопределенность, имевшая место в начале истории бихевиористского движения, едва ли может послужить достаточным объяснением для недоразумениям такого рода.
    Несомненно, что некоторые трудности возникают из того факта, что предметом исследования бихевиоризма выступает человеческое поведение, которое тонко реагирует на внешние влияния. Если мы сами наблюдаем за собой, то способ, каким мы это делаем, часто приводит к определенным результатам, зачастую непростым по последствиям. Далее, бихевиористское наблюдение влечет за собой определенные яркие изменения. Некоторые понятия. Которые структурируют традиционные формы наблюдения, глубоко укоренились в нашем языке. Они на протяжении столетий господствовали как в повседневной речи, так и в языке науки. Все же было бы несправедливым обвинять критиков бихевиоризма в том, что они неспособны освободиться от исторических предрассудков. Так как должны быть иные причины тому, что бихевиоризм как теория науки о поведении все еще связан с сильными недоразумениями.
    Мне кажется. тому есть следующее объяснение: эту науку неправильно понимают как таковую. Есть целый ряд наук о поведении. Как я покажу прежде, некоторые из них определяют свою предметную область, не касаясь при этом главных тем бихевиоризма. Вышеприведенная критика могла бы лучше всего относиться к особой дисциплине, которую можно было назвать экспериментальной наукой о поведении. Она изучает поведение отдельных организмом в тщательно оберегаемой окружающей среде и на основе этого исследования определяет отношения между определенным поведением и его окружением. К сожалению, эта форма анализа поведения получила очень скромную известность. Ее важнейшие представители, а их сотни, очень редко поддаются стремлению объяснить свой путь публике, интересующейся наукой. В результате лишь немногие посвящены в фундаментальное научное знание, которое я считаю наиболее ключевым для бихевиоризма.
    Бихевиоризм, который я представляю в этой книге, является теорией особой формы науки о поведении. Читателю должно быть понятно, что не каждый бихевиорист согласится со всем тем, что я собираюсь сказать. Уотсон тоже говорил о бихевиоризме, но он был бихевиористом своего времени. Сегодня никто из теоретиков не может монополизировать этот термин. Поэтому следующие рассуждения в известной мере являются — и как бихевиорист я должен сказать: с необходимостью — моим личным мнением. Всё же я полагаю, что при этом речь идет о связном и непротиворечивом изображении, которое даёт удовлетворительный ответ на вышеизложенную критику.
    Помимо этого я убеждён в значении бихевиоризма. Насущные проблемы, с которыми сегодня сталкивается мир, противостоит мир сегодня, могут быть решены только в том случае, если мы будем постоянно увеличивать своё понимание человеческого поведения. Я не без оснований полагаю, что можно отказаться от традиционных теорий, которые сохранились через века. Именно они в значительной степени ответственны за наше сегодняшнее положение. Бихевиоризм в состоянии предложить многообещающую альтернативу. Я написал эту книгу с тем, чтобы раскрыть его позицию.

    предшествующее влияние. История современной психологии

    Глава 9 Бихевиоризм: предшествующее влияние

    Наука о поведении

    Во втором десятилетии XX века, менее чем через 40 лет после того, как Вильгельм Вундт формально основал психологию, наука пережила момент коренного пересмотра своих основ. Психологи больше не превозносили возможности интроспекции, сомневались в существовании психических элементов и не соглашались с тем, что психология должна оставаться чистой наукой. Психологи — функционалисты переписывали правила, используя психологию в том виде, в котором она вряд ли могла быть принята в Лейпциге или Корнелле.

    Движение функционализма было не столько революционным, сколько эволюционным. Функционалисты не стремились намеренно изничтожать положения Вундта и Титченера. Вместо этого они внесли в него некоторые коррективы — что — то добавили здесь, что — то подправили там, — и вот с течением времени возникла новая форма психологии. Это была скорее тихая перестройка изнутри, а не мощная атака извне. Лидеры функционалистов были не настолько амбициозны, чтобы добиваться официального признания. Свою роль они видели не столько в разрушении прошлого, сколько в построении нового на основе старого. Поэтому переход от структурализма к функционализму в самый момент своего осуществления не был очевиден.

    Такова была ситуация в области психологии в США во втором десятилетии XX века: развивался функционализм, но структурализм все еще удерживал свои сильные, хотя уже не исключительные позиции.

    В 1913 году обе позиции были опротестованы. Это было намеренное и запланированное нападение, тотальная война против обеих точек зрения. Автор этой акции не хотел никаких модификаций прошлого, никаких компромиссов с ним.

    Новое течение получило название бихевиоризма[74], а его лидером стал тридцатипятилетний психолог Джон Б. Уотсон. Всего за десять лет до этого Уотсон получил степень доктора философии в Чикагском университете. В те времена — в 1903 году — Чикаго был центром функциональной психологии, то есть одного из течений, которое Уотсон вознамерился сокрушить.

    Основные положения бихевиоризма Уотсона были просты, смелы и прямы. Он призывал научную психологию заниматься только наблюдаемым поведением, которое можно объективно описать в терминах «стимул — реакция». Позднее психология Уотсона отвергнет все концепции и термины, касающиеся процесса мышления. Такие слова, как «образ», «разум», «сознание», которые традиционно использовались еще со времен ранней философии, — для науки о поведении потеряли всякий смысл.

    Уотсон особенно упорствовал в опровержении концепции сознания. Он говорил, что еще никто и никогда «не видел, не трогал, не нюхал, не пробовал на зуб и двигал» сознания. Сознание — «это не более чем научное допущение, столь же недоступное для опытной проверки, как старое понятие «души»» (Watson & McDougall. 1929. P. 14). Методы интроспекции, которые предполагают существование сознательных процессов, оказались, таким образом, совершенно неуместными и не имеющими отношения к науке о поведении.

    Основные идеи движения бихевиоризма не были порождены Уотсоном — они развивались в психологии и биологии в течение многих лет. Уотсон, как и все основатели учений, развил идеи и положения, которые соответствовали интеллектуальному <духу времени>. Здесь мы рассмотрим те основные силы, которые Уотсон столь успешно свел воедино, чтобы сформировать новую систему психологии: 1) философские традиции объективизма и механицизма; 2) зоопсихологию; 3) функциональную психологию.

    Настойчивое требование Уотсона большей объективности в психологии для 1913 года не было чем — то необычным. Такой подход имел длинную предысторию, восходившую к Декарту, попытки которого объяснить функционирование организма человека на основе простых механических представлений были первыми шагами на пути к большей объективности. Наиболее важной фигурой в истории объективизма был французский философ Опост Конт (1798–1857), основатель учения, получившего название позитивизма[75] и ставившего во главу угла только позитивное знание (факты), истинность которых не вызывает сомнений. Согласно Конту, единственно истинным знанием является знание, социальное по своей природе и объективно наблюдаемое. Эти критерии совершенно исключают из рассмотрения интроспекцию, зависящую от личного, индивидуального сознания и не являющуюся объективно наблюдаемой.

    В первые годы XX века «духом времени» в науке был именно позитивизм. Уотсон редко обсуждал положения позитивизма — как, впрочем, и большинство американских психологов того времени, — но все они «действовали, как позитивисты, даже если отказывались навешивать ярлыки» (Logue. 1985Ь. Р. 149) Таким образом, к тому времени, когда Уотсон начал работать над бихевиоризмом, объективистские, материалистические и механистические влияния были достаточно сильны. Их воздействие было настолько существенным, что неизбежно привело к появлению нового вида психологии, в которой не упоминалась ни душа, ни сознание, ни разум, — психологии, которая принимала во внимание только то, что можно увидеть, услышать или потрогать. Неизбежным результатом этого подхода стало появление науки о поведении, рассматривающей людей как некие машины.

    Стоит ли изучать любителям бихевиоризм после когнитивной революции? Есть ли от него польза и какая?

    Стоит дать небольшую справку о том, что бихевиоризм — это наука о поведении организмов, законах его формирования, сохранения и угасания.

    Существует ортодоксальный бихевиоризм — так сейчас принято называть именно тот старинный примитивный подход «стимул-реакция», с которого началась история этого направления. Что характерно — также как психоанализ в широких неграмотных массах ассоциируется сугубо с фрейдизмом очень упрощённого толка, так и весь бихевиоризм часто сводят к этой «антикварной» доктрине.

    После был так называемый «нео-бихевиоризм» — куда уже были включены понятия, например, когнитивной карты или шире — любых переменных внутри либо снаружи организма, которые опосредуют его реакции на стимулы.

    Затем, есть радикальный бихевиоризм — философская доктрина, развитая Берресом Ф. Скиннером (один из самых цитируемых психологов в истории). И связанные с ним экспериментальный анализ поведения и клинический анализ поведения.

    Заключается РБ в основном в том, что делает упор на изучение оперантного поведения (действия под управлением результатов и следствий), а не классических условных рефлексов. Термин «радикальный» — связан с положением Скиннера о том, что «Поведение — всё, что делает живой организм». То есть и мышление, и эмоции — это всё также поведение, пускай и специфической, ненаблюдаемой прямо, формы.

    Таким образом, современный бихевиоризм вовсе не исключает многие значимые в психологии вещи, вроде убеждений и т.п., но объясняет их в своей парадигме.

    Наконец, самое актуальное направление-наименование в бихевиоральной традиции — это «констекстуальная поведенческая наука» (contextual behavioral science). Где освещается важность анализа функций поведения в специфическом контексте; так, любое поведение (как условный «текст») происходит в двух контекстах — историческом (прошлый опыт, анамнез научения) и ситуативном (текущая совокупность условий и стимулов).

    Теперь по существу. На первый вопрос — ответить нет возможности. Как и для любых прочих вопросов подобной категории («стоит ли…») — для ответа необходимо уточнить цель, назначение того, что оценивается. Любитель чего и зачем собирается изучать бихевиоризм?

    На второй — польза от грамотности в современной науке о поведении, безусловно, присутствует. В конце концов, среди философских оснований этой традиции — такое славное движение, как прагматизм.

    Когнитивная революция (что в академической науке, что в терапии) совсем не «отменяет» бихевиоризм. Когнитивные теории, в среднем, могут рассматриваться как конкурирующие с бихевиоральными; а в удачном случае — неплохо друг друга дополняют и усиливают объяснительную и прогностическую силу. 

    Например, одна из бихевиоральных моделей — теория соотносительных рамок (relational frames theory), объясняет нашу речь и мышление полностью поведенческим аппаратом понятий. И в том числе уточняет, каким образом установки, убеждения и автоматические мысли из когнитивной модели управляют поведением (т.е. они либо преобразуют функции стимулов, либо усиливают влияние отдалённых результатов поведения).

    В итоге — как обычно, решайте сами, но я только рекомендую.

    Философия науки с особым вниманием к бихевиоризму как философии науки о поведении

  • ACHINSTEIN, P. (1968). Концепции науки: философский анализ . Балтимор: Johns Hopkins Press.

    Google ученый

  • BAARS, B.J. (1986). Когнитивная революция в психологии . Нью-Йорк: Гилфорд.

    Google ученый

  • БЕРГМАНН, Г., & SPENCE, К. W. (1941). Операционизм и теория в психологии. Психологическое обозрение , 48 , 1–14.

    Артикул Google ученый

  • BRIDGMAN, P. W. (1927). Логика современной физики . Нью-Йорк: Macmillan

    Google ученый

  • CARNAP, R. (1936). Проверяемость и смысл. Философия науки , 3 , 419–471.

    Артикул Google ученый

  • CARNAP, R. (1937). Проверяемость и значение — продолжение. Философия науки , 4 , 1–40.

    Артикул Google ученый

  • ФЕЙГЛ, Х. (1967). «Ментальное» и «физическое». . Миннеаполис: Университет Миннесоты Press.

    Google ученый

  • ФЛАНАГАН, О.(1991). Наука о разуме (2-е изд.). Кембридж, Массачусетс: Брэдфорд / Мит Пресс.

    Google ученый

  • FODOR, J. A. (1968). Психологическое объяснение . Нью-Йорк: Рэндом Хаус.

    Google ученый

  • ГАРДНЕР, Х. (1985). Новая наука разума . Нью-Йорк: Основные книги.

    Google ученый

  • HARRE, R.(2001). Когнитивная наука: философское введение . Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

    Google ученый

  • КУН, Т. С. (1962). Структура научных революций . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google ученый

  • MACCORQUODALE, K., & MEEHL, P. (1948). О различии между гипотетическими конструкциями и промежуточными переменными. Психологическое обозрение , 55 , 95–107.

    Артикул PubMed Google ученый

  • MEEHL, P. (1967). Теоретическое тестирование в психологии и физике: методологический парадокс. Философия науки , 34 , 103–115.

    Артикул Google ученый

  • ПАССМОР, Дж. (1967). Логический позитивизм. В П. Эдвардсе (ред.), Энциклопедия философии (т.5. С. 52–57). Нью-Йорк: Макмиллан.

    Google ученый

  • Поппер, К. Р. (1959). Логика научного открытия . Лондон: Хатчинсон.

    Google ученый

  • QUINE, W. V. O. (1951). Две догмы эмпиризма. Философское обозрение , 60 , 20–43.

    Артикул Google ученый

  • СМИТ, Л.Д. (1986). Бихевиоризм и логический позитивизм . Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

    Google ученый

  • SPENCE, K. W. (1944). Природа построения теории в современной психологии. Психологический обзор , 51 , 47–68.

    Артикул Google ученый

  • SPENCE, K. W. (1948). Постулаты и методы «бихевиоризма.” Психологическое обозрение , 55 , 67–78.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Уотсон, Дж. Б. (1913). Психология с точки зрения бихевиориста. Психологическое обозрение , 20 , 158–177.

    Артикул Google ученый

  • WHITEHEAD, A. N., & RUSSELL, B. (1910). Принципы математики, Том 1 .Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • WHITEHEAD, A. N., & RUSSELL, B. (1912). Принципы математики, Том 2 . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • WHITEHEAD, A. N., & RUSSELL, B. (1913). Принципы математики, Том 3 . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • ВИТГЕНШТЕЙН, Л.(1922). Логико-философский трактат . Лондон: Рутледж.

    Google ученый

  • ВИТГЕНШТЕЙН, Л. (1973). Философские исследования (3-е изд.). Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Prentice Hall. (Первоначальное издание опубликовано в 1953 году; пер. Дж. Э. М. Анскомба)

    Google ученый

  • Радикальный бихевиоризм — wikidoc


    Радикальный бихевиоризм — философия, разработанная Б.Ф. Скиннера, лежащий в основе экспериментального анализа поведенческого подхода к психологии. Термин «радикальный бихевиоризм» применяется к определенной школе, возникшей во время правления бихевиоризма. Однако радикальный бихевиоризм мало похож на другие школы бихевиоризма, различающиеся принятием опосредующих структур, ролью частных событий и эмоций и другими областями. [1]

    Радикальный бихевиоризм привлекал внимание с самого начала. Во-первых, он предполагает, что все действия организма детерминированы, а не свободны.Однако в большей части психологии есть детерминированные элементы. Во-вторых, он считается «антитеоретическим» [2] , хотя это фундаментальное непонимание роли теории в радикально индуктивной научной позиции, которая отвергает гипотетико-дедуктивные методы и построение теории о вещах в ненаблюдаемых, неизмеримые «другие места» (например, разум).

    Естественные науки

    Радикальный бихевиоризм наследует от бихевиоризма позицию, согласно которой наука о поведении является естественной наукой, вера в то, что поведение животных можно с пользой изучать и сравнивать с поведением человека, сильный упор на окружающую среду как причину поведения, отрицание этой « призрачной » причинности является важным фактором поведения и склонностью к действию.Его принципиальные отличия заключаются в акценте на оперантной обусловленности, использовании идиосинкразической терминологии, в стремлении досконально применять понятия подкрепления к философии и повседневной жизни и, в частности, в явно положительной позиции в отношении личного опыта.

    Важно отметить, что радикальный бихевиоризм охватывает генетические и биологические особенности и в конечном итоге эволюционировавшую природу организма, при этом просто утверждая, что поведение представляет собой отдельную область исследования со своей собственной ценностью.Отсюда следует вывод: радикальный бихевиоризм полностью совместим с биологическим и эволюционным подходами к психологии — фактически, как неотъемлемая часть биологии, — а радикальный бихевиоризм не предполагает утверждения, что организмы являются « tabula rasa » без генетических или физиологических факторов. эндаумент.

    Психологическая работа Скиннера сосредоточена на оперантном обусловливании с акцентом на графике подкрепления как независимой переменной и скорости реакции как зависимой переменной.Оперантные техники — почтенная часть инструментария психобиолога, и многие нейробиологические теории — особенно в отношении наркозависимости — широко используют подкрепление. Оперантная методология и терминология использовались во многих исследованиях восприятия животных и формирования понятий — с теми же темами, такими как обобщение стимулов, имеющих важное значение для оперантного обусловливания. Акцент Скиннера на результатах и ​​скорости отклика естественным образом сводится к темам, которые обычно оставляются на усмотрение экономики, например, в поведенческой экономике.Сфера оперантного обусловливания также может взаимодействовать с работой по принятию решений и оказала влияние на ИИ и когнитивную науку.

    Основы: оперантная психология

    Скиннер увидел, что классическая обусловленность не учитывала поведение, которое интересует большинство из нас, например, езда на велосипеде или написание книги. Его наблюдения привели его к выдвижению теории о том, как возникают эти и подобные виды поведения, называемые оперантами.

    Грубо говоря, в оперантном обуславливании оперант активно испускается и производит изменения в мире (т.д., приводит к последствиям), которые изменяют вероятность того, что такое поведение повторится снова.

    Как показано в таблице ниже, оперантное обусловливание преследует две основные цели (увеличение или уменьшение вероятности того, что определенное поведение произойдет в будущем), которые достигаются путем добавления или удаления одного из двух основных типов стимулов, положительных / приятных. или отрицательный / аверсивный. [3] Другими словами:

    • Если вероятность поведения увеличивается в результате предъявления стимула, этот стимул является положительным подкреплением.R +
    • Если вероятность поведения увеличивается вследствие отмены стимула, этот стимул является отрицательным подкреплением R-
    • Если вероятность поведения снижается в результате предъявления стимула, этот стимул является положительным наказанием. Т +
    • Если вероятность поведения снижается в результате отмены стимула, этот стимул является негативным наказанием или наказанием, требующим стоимости реакции. P-

    Негативное подкрепление и наказание часто путают.Важно отметить, что поощрение — это все, что увеличивает вероятность того, что поведение повторится снова. Каратель всегда снижает поведение.

    Б.Ф. Скиннер ненавидел использование карателей и утверждал, что их нежелательные побочные эффекты часто хуже, чем реальное поведение, которое следовало уменьшить.

    Инструментальное обусловливание — это еще один термин для оперантного обусловливания, который наиболее тесно связан с учеными, которые изучали обучение, происходящее с помощью дискретных испытаний, таких как пробежки по лабиринту.Скиннер был пионером техники свободного операнта, при которой организмы могли реагировать в любое время в течение длительного экспериментального сеанса. Таким образом, зависимой переменной Скиннера обычно была частота или скорость ответа, а не допущенные ошибки или скорость прохождения лабиринта.

    Оперантное обусловливание кое-что говорит о будущем организма: что в будущем усиленное поведение, вероятно, будет происходить чаще.

    Распространенные недопонимания

    Многие учебники ошибочно называют Скиннеровский или Радикальный Бихевиоризм S-R (Стимул-Ответ, или, используя термин Скиннера, «респондент») или Павловской психологией, и утверждают, что это ограничивает подход.Такие утверждения игнорируют исследование Скиннера оперантного обусловливания, которое подчеркивает важность последствий в изменении дискриминирующих реакций.

    Во многих учебниках утверждается, что радикальный бихевиоризм поддерживает позицию, согласно которой животные (включая людей) являются пассивными приемниками обусловливания, не принимая во внимание следующее:

    • Поведение операнта называется оперантом, потому что оно работает в среде
    • оперантное поведение испускается, а не вызывается: животные действуют на окружающую среду, а среда действует на них обратно, или
    • следствие поведения само может быть стимулом; не нужно ничего предъявлять, чтобы произошло формирование.

    Обзор вербального поведения Ноама Хомского [4] содержит ошибку о том, что Скиннер является психологом S-R [5]

    Радикальный бихевиоризм часто путают с логическим позитивизмом. Скиннер не был логическим позитивистом и признавал важность мысли как поведения. Эта позиция довольно четко изложена в О поведении [6] .

    Текущий обзор и краткое содержание его книги «Вербальное поведение» см. В статье «Вербальное поведение». .

    Объяснение поведения и важности окружающей среды

    Джон Б. Уотсон выступал против использования ссылок на психические состояния и считал, что психология должна изучать поведение напрямую, считая частные мероприятия невозможными для научного изучения. Скиннер отверг эту позицию, признав важность мышления, чувств и «внутреннего поведения» в своем анализе. Скиннер не придерживался истины по соглашению, как Ватсон, поэтому он не ограничивался наблюдением.

    Во времена Уотсона (и в первые дни Скиннера) считалось, что психология как наука находится в невыгодном положении, поскольку при объяснении поведения следует принимать во внимание физиологию.В то время о физиологии было известно очень мало. Скиннер утверждал, что поведенческие объяснения психологических явлений так же верны , как и физиологические объяснения. Обосновывая это, он придерживался нредукционистского подхода к психологии. Скиннер, однако, переопределил поведение, включив в него всего, что делает организм, включая мышление, чувства и речь, и утверждал, что эти явления были допустимыми предметами изучения. (Проблема заключалась в том, что объективное наблюдение и измерение часто было невозможным.) Термин Радикальное поведение означает следующее: все, что делает организм, является поведением.

    Однако Скиннер исключил мышление и чувства как действительные объяснения поведения. Аргументация такова:

    Мышление и чувство не являются эпифеноменами и не имеют какого-либо другого особого статуса, а всего лишь поведение, которое нужно объяснить. Объяснение поведения посредством ссылки на мысли или чувства — это псевдообъяснения, потому что они просто указывают на большее поведение, которое необходимо объяснить.Скиннер предположил, что факторы окружающей среды являются надлежащими причинами поведения, потому что:

    • Факторы окружающей среды находятся на другом логическом уровне, чем поведение
    • Можно управлять поведением, манипулируя окружающей средой.

    Это справедливо только для объяснения класса поведения, известного как оперантное поведение. Этот класс поведения Скиннер считал наиболее интересным предметом изучения.

    Во многих учебниках, отмечая то внимание, которое Скиннер уделяет окружающей среде, утверждается, что Скиннер считал организм чистым листом или tabula rasa.Скиннер много писал об ограничениях и возможностях, которые природа накладывает на обусловливание. Кондиционирование осуществляется в организме как физиологический процесс и зависит от текущего состояния, истории обучения и истории вида. Скиннер не считает людей чистым листом или tabula rasa [7]

    Многие учебники, кажется, путают отказ Скиннера от физиологии с отказом Ватсона от частных событий. — это до некоторой степени верно, что психология Скиннера считает людей черным ящиком, поскольку Скиннер утверждает, что поведение можно объяснить без учета того, что происходит в организме.Однако черный ящик — это не частные мероприятия, а физиология. Скиннер считает физиологию полезной, интересной, действенной и т. Д., Но не необходимой.

    Частные мероприятия в аккаунте радикального бихевиориста

    Радикальный бихевиоризм отличается от других форм бихевиоризма тем, что он рассматривает все, что мы делаем, как поведение, включая личные события, такие как мышление и чувства. В отличие от бихевиоризма Джона Б. Ватсона, частные события не отклоняются как «эпифеномен», но рассматриваются как подчиненные тем же принципам обучения и модификации, которые, как было обнаружено, существуют для открытого поведения.Хотя частные события не являются публично наблюдаемым поведением, радикальный бихевиоризм признает, что каждый из нас является наблюдателем своего личного поведения.

    Многие учебники, подчеркивая, что Скиннер считал поведение надлежащим предметом психологии, не разъясняют позицию Скиннера и неявно или даже прямо утверждают, что Скиннер исключил изучение частных событий как ненаучное. Это позиция Ватсона, а не Скиннера.

    Наросты

    Существуют радикальные бихевиористские школы дрессировки животных, управления, клинической практики и образования.Политические взгляды Скиннера оставили свой след в мелочах, как принципы, принятые небольшой горсткой утопических сообществ, таких как Los Horcones, и в постоянных вызовах методам отвращения, контролирующим поведение людей и животных.

    Радикальный бихевиоризм породил множество потомков. Примеры из них включают молярные подходы, связанные с Ричардом Хернштейном и Уильямом Баумом, телеологическим бихевиоризмом Говарда Рахлина, системным подходом Уильяма Тимберлейка и теоретическим бихевиоризмом Джона Стаддона.

    Теории Скиннера о вербальном поведении нашли широкое применение в терапии детей-аутистов, основанной на прикладном анализе поведения (ABA).

    Банкноты

    1. ↑ Mecca Chiesa: Radical Behaviorism: The Philosophy & The Science
    2. ↑ Скиннер, Б.Ф. Необходимы ли теории обучения? 1950 [1]
    3. ↑ Хайтт и Хаммел (1997)
    4. ↑ Хомский, Н. (1959) Обзор вербального поведения Б.Ф. Скиннера у Леона А. Якобовица и Мюррея С.Мирон (ред.), Чтения по психологии языка, Прентис-Холл, 1967, стр. 142-143.
    5. ↑ MacCorquodale, K. (1970). Об обзоре словесного поведения Скиннера Хомским. Журнал экспериментального анализа поведения, 13, 83-99. [2]
    6. ↑ Скиннер, Б. Ф. (1974). О бихевиоризме. Нью-Йорк: Кнопф.
    7. ↑ Скиннер, Б.Ф. «О наличии стихотворения», в котором он заявляет: «Я не психолог-психолог». также в «О бихевиоризме», где он снова заявляет об этой позиции.

    Список литературы

    Внешние ссылки

    Связанные люди и публикации

    Walden Два сообществ

    Шаблон: WH Шаблон: WS

    17.3: Научный анализ поведения и личности

    В конце жизни Скиннера (в 1988 году, если быть точным) его бывший аспирант А. Чарльз Катания сказал следующее:

    Из всех современных психологов Б. Ф. Скиннер, возможно, является наиболее уважаемым и наиболее оклеветанным, наиболее широко признанным и наиболее искаженным, наиболее цитируемым и наиболее неправильно понятым. (стр. 3; Катания и Харнад, 1988)

    Скиннер делал упор, прежде всего, на научном подходе к человеческому поведению.Однако он признал, что человеческое поведение сложно, и что наше знакомство с ним мешает нам быть по-настоящему объективными. Кроме того, он признал, что многие люди считают оскорбительным утверждение о том, что поведение человека можно понять и предсказать с точки зрения стимулов окружающей среды и их последствий. Тем не менее Скиннер очень серьезно относился к научному подходу и знал, что наука — это нечто большее, чем просто определение набора фактов или принципов. В книге «Наука и поведение человека» (Скиннер, 1953) Скиннер писал, что:

    Наука занимается общим, но поведение индивида обязательно уникально.«История болезни» имеет богатство и оттенок, которые резко контрастируют с общими принципами … Прогнозирование того, что будет делать средний человек, часто имеет мало или не имеет никакого значения при работе с конкретным человеком … Иногда признается необычайная сложность поведения быть дополнительным источником затруднений. Несмотря на то, что поведение может быть законным, оно может быть слишком сложным, чтобы рассматривать его с точки зрения закона. (стр. 20-21; Скиннер, 1953)

    Учитывая эту сложность, Скиннер сосредоточился на отношениях в поведении « вызывает » и « вызывает ».В обычном использовании эти термины стали нести значение, выходящее далеко за рамки первоначального намерения. Для Скиннера причина — это изменение независимой переменной, тогда как следствие — это изменение зависимой переменной. Скиннер утверждал, что термины «причина и следствие» ничего не говорят о том, как причина приводит к следствию, а скорее говорят только о том, что существует определенная взаимосвязь в определенном порядке. Если мы можем обнаружить и проанализировать причины, мы сможем предсказать поведение; если мы можем манипулировать причинами, тогда мы можем контролировать поведение (Скиннер, 1953).Сосредоточившись полностью на наблюдаемом поведении, Скиннер почувствовал, что психологи имеют преимущество в том, что они не будут тратить время и усилия на поиск внутренних психических сил или внешних социальных сил, которые могут даже не существовать. Сосредоточение внимания на реальном поведении просто более прямолинейно и практично. Однако, прежде чем исследовать некоторые из более серьезных последствий этого подхода, давайте рассмотрим основные принципы оперантного обусловливания, определенные Скиннером.

    вопрос для обсуждения \ (\ PageIndex {1} \)

    Скиннер подчеркивал научный подход к изучению поведения, отчасти потому, что индивидуальное поведение настолько уникально.Понимание того, что может делать средний человек, может ничего не сказать нам об определенном человеке. Однако наука о личности, которая рассматривает каждого как уникального, кажется безнадежно сложной, потому что мы должны изучать каждого индивидуально. Действительно ли это кажется научным подходом, и действительно ли он может помочь нам понять других людей?

    Принципы оперантного кондиционирования

    Оперантное кондиционирование начинается с реакции, известной как оперант, которая оказывает определенное влияние на окружающую среду организма.Эти ответы имеют последствия, которые определяют, будет ли вероятность ответа увеличиваться или уменьшаться в будущем. Усилители увеличивают вероятность данного ответа, который им предшествует, тогда как карателей уменьшают вероятность ответа, который предшествует им. В общих чертах мы можем сказать, что хорошие последствия усиливают поведение или что поведение вознаграждается. Однако Скиннер избегает таких слов, как награда, из-за их психологического значения, предпочитая вместо этого использовать технический термин «подкрепление» (Холланд и Скиннер, 1961; Скиннер, 1953).

    И подкрепление, и наказание бывают двух форм: положительной и отрицательной. Положительное подкрепление включает применение или введение благоприятных последствий для ответа. Например, когда ребенок убирает свою комнату, он получает немного денег в качестве пособия. Ответная реакция на уборку комнаты приводит к применению ощутимого подкрепления: денег. Отрицательное подкрепление включает удаление аверсивного или вредного стимула .Нам обычно говорят не чесать зудящие укусы насекомых, потому что мы можем заразить их. Однако зуд — очень вредный раздражитель, и игнорировать его непросто. Когда мы наконец сдаемся и чешемся, зуд уходит (хотя бы на время). Реакция на расчесывание отрицательно усиливается удалением вредного раздражителя (зуд больше не будет). В обоих этих примерах за ответной реакцией (оперантом уборки или расчесывания комнаты) следует последствие (подкрепление), которое увеличивает вероятность того, что мы уберем нашу комнату или почесаем зудящий укус насекомого.

    Наказание также может быть положительным или отрицательным. Если ребенок плохо себя ведет и его шлепают, это положительное наказание . Другими словами, в результате плохого поведения применяется неприятное последствие (шлепки). При отрицательном наказании удаляются благоприятные стимулы. Например, ребенок, который плохо себя ведет, получает тайм-аут, таким образом удаляя его из игрушек, товарищей по играм, закусок и т. Д. Другими распространенными примерами негативного наказания являются заземление или потеря привилегий (например, телевидение или видеоигры).И снова при положительном наказании реакция (ненадлежащее поведение) приводит к применению отвращающего стимула (шлепки), тогда как при отрицательном наказании неправильное поведение реакции приводит к устранению благоприятных последствий (утрате привилегий). Одна из самых распространенных ошибок, которую допускают студенты-психологи, — это путать отрицательное подкрепление с наказанием. Это понятно из-за использования слова «отрицательный». Поэтому важно сначала определить, является ли следствие подкреплением или наказанием.Затем определите, является ли поощрение положительным или отрицательным, либо наказание положительным или отрицательным. Также общепризнано, что наказание не так эффективно, как подкрепление, и что гораздо труднее точно контролировать причинно-следственную связь (Скиннер, 1953, 1974, 1987). Частично это связано с различительными стимулами , которые сигнализируют о непредвиденных обстоятельствах, которые могут действовать в данный момент. Другими словами, наличие или отсутствие родителя (различительный стимул) может определять, будет ли он наказан за данную реакцию (если кошка отсутствует, мыши будут играть).Кроме того, всегда существует вероятность того, что наказание может перейти черту жестокого обращения (физического и / или эмоционального). Как заметил Скиннер, наука — это не только факты, всегда есть что-то большее. Теоретически наказание может показаться эквивалентным поощрению, но в практических вопросах, таких как воспитание детей, каждая ситуация может потребовать более подробного анализа.

    Чтобы надежно измерить поведение животных (обычно крыс или голубей) в своей лаборатории, Скиннер построил специальное оборудование, широко известное как ящик Скиннера (хотя его техническое название — камера кондиционирования ).Этот прибор позволил точно измерить, как испытуемые реагировали с течением времени в различных условиях, и произвел специальный показатель поведения, известный как совокупный рекорд . Хотя постоянное подкрепление, безусловно, эффективно для улучшения поведения, в большинстве ситуаций нас подкрепляют не каждый раз, когда мы проявляем определенное поведение. Скиннер определил четыре основных графика подкрепления , основанных на вариациях в количестве ответов, необходимых для подкрепления, так называемых графиках отношения , или временных интервалах между предоставлением подкреплений, так называемых графиках интервалов.Графики отношений и интервалов могут быть фиксированными или переменными.

    Хотя принципы подкрепления могут показаться относительно простыми, они могут привести как к сложному, так и к странному поведению. Сложное поведение можно развить с помощью оперантного обусловливания посредством процесса формирования . Формирование предполагает усиление цепочек поведения в определенной последовательности, при этом каждое изменение относительно небольшое и, следовательно, относительно простое. В результате сложное поведение можно объяснить с точки зрения формирования ряда простых изменений в поведении.Как описывает это Скиннер:

    Оперантное кондиционирование формирует поведение, как скульптор лепит кусок глины. Хотя в какой-то момент скульптор, кажется, создал совершенно новый объект, мы всегда можем проследить процесс до исходного недифференцированного комка и сделать последовательные этапы, с помощью которых мы возвращаемся к этому состоянию, настолько малыми, насколько захотим. Ни разу не возникает ничего, что сильно отличалось бы от того, что ему предшествовало. (стр.91, Скиннер, 1953)

    Однако иногда этот процесс идет наперекосяк.Когда человек случайно связывает последствия с ответом, даже если фактических отношений не существует, может привести к суеверному поведению . Например, если вы предоставляете голодному голубю несколько секунд доступа к пище каждые 20 секунд, независимо от того, что голубь делает в это время, у голубя выработается некоторая форма ритуала получения пищи. Поскольку еда доставляется независимо от того, чем занимается голубь, развивающийся ритуал суеверен. Считается, что развитие суеверий у людей происходит по тем же принципам (Skinner, 1953, 1987).Прямое описание принципов оперантного обусловливания и яркий пример того, как Скиннер считал, что эти принципы могут быть применены к образованию, можно найти в запрограммированном учебном пособии, озаглавленном «Анализ поведения» Холланда и Скиннера (1961).

    вопрос для обсуждения \ (\ PageIndex {2} \)

    Стало общепринятым, по крайней мере в психологии, что дети никогда не должны подвергаться положительному наказанию (например, порке). Вместо этого родители должны использовать отрицательное наказание (например,g., тайм-аут), а затем перенаправить поведение ребенка в позитивное русло. Как это соотносится с тем, как вас наказали, и согласны ли вы, что это всегда так?

    Развитие личности

    Основываясь на принципах оперантного обусловливания, Скиннер приступил к рассмотрению всего спектра человеческого поведения, включая развитие личности, образование, язык, психические заболевания и психотерапию, и даже природу самого общества.

    Скиннер считал, что термины «я» и «личность» — это просто способы, которыми мы описываем характерные модели поведения, которым занимается индивид.Скиннер также называл себя «функционально единой системой реакций» (Скиннер, 1953) или «в лучшем случае репертуаром поведения, обусловленным организованным набором случайностей» (Скиннер, 1974). Скиннер признает, что критики науки о поведении заявляют, что бихевиористы пренебрегают личностью или самостью. Однако Скиннер утверждает, что единственное, на что не обращают внимания, — это пережиток анимизма , который в самой грубой форме приписывает поведение духам. Если поведение деструктивно, дух — демон; если поведение является творческим, дух — муза или руководящий гений (Скиннер, 1974).Действительно, аргументы Скиннера, описывающие самость, очень похожи на буддийскую точку зрения, которую мы рассмотрим позже в этой книге:

    Когда мужчина сует руки в карманы, чтобы не грызть ногти, кто контролирует кого ? Когда он обнаруживает, что внезапное настроение должно быть вызвано взглядом на неприятного человека, , который обнаруживает , чье настроение должно быть связано с чьей зрительной реакцией? Является ли «я», которое помогает вспомнить имя, тем же, что и «я», которое его вспоминает? Когда мыслитель выдвигает идею, разве эта идея в конечном итоге возникает у тизера? (стр.283; Скиннер, 1953)

    Если «я» или личность не существует, а представляет собой просто набор поведенческих атрибутов и функций, то это не относящееся к делу понятие, которое необходимо отбросить. Скиннер не сбрасывал со счетов ценность объяснения человеческого поведения Фрейдом, поскольку Скиннер признавал, что для развития многих наук требуется время. Но теперь, когда наука о поведении продвигалась вперед, по словам Скиннера, пришло время отказаться от фрейдистских концепций бессознательного и психического функционирования.Любопытно, что это очень похоже на то, как Фрейд обращался к религии: как к чему-то, что служило своей цели в ходе человеческого развития, но теперь должно быть отброшено в пользу науки психоанализа.

    Поскольку нет двух людей с одинаковым опытом (даже однояйцевых близнецов, имеющих идентичный генетический состав), каждый человек поистине уникален. Когда кажется, что у любого из нас есть переживание идентичности, чувство себя, оно всегда существует в уникальных обстоятельствах наших случайных переживаний, подкрепляющих средств, наказывающих, различительных стимулов и т. Д.которые определили наши модели поведения. Таким образом, Скиннер утверждает, что у нас действительно есть уникальная индивидуальность, но мы не исходный агент, не личность, которая решает действовать определенным образом. Вместо этого мы — локус , локус , точка конвергенции генетических и экологических условий, которые объединились и определят наш следующий акт (Skinner, 1974).

    Образование

    Теории

    Скиннера имеют прямое применение в образовании, особенно в том, что касается управления поведением в классе и мотивации учащихся к обучению.Действительно, если взглянуть на общую картину, проблемы, стоящие перед педагогами, о которых Скиннер писал в 1970-х годах, очень похожи на вызовы в сегодняшнем образовании (Skinner, 1978). Учителей просят делать больше, изучать новые и разные материалы в своих классах, а школы сталкиваются с сокращением бюджетов и ростом затрат. Разумное решение: сделать обучение более эффективным.

    Подход Скиннера к повышению эффективности обучения заключался в том, чтобы полагаться на запрограммированное обучение либо с помощью обучающих машин (см., Например, e.g., Skinner, 1959) или специально разработанные книги (например, Holland & Skinner, 1961). Когда я был ассистентом преподавателя в Государственном университете Уэйна в Детройте, мы использовали Анализ поведения Холланда и Скиннера для лабораторных разделов учебного курса. Это оказалось одновременно действенным и действенным. К сожалению, однако, запрограммированное обучение — это всего лишь систематическая программа, и она требует времени, которое в противном случае могло бы позволить установить значимые и стимулирующие отношения между профессорами и студентами.Интересно, что одна из самых сильных тенденций в высшем образовании сегодня — это переход от лекционных занятий к обучению, ориентированному на учащегося. Но это делается с намерением повысить активное участие студентов в классе, а не изолировать их от программных занятий.

    Верно, что в защиту подхода Скиннера его простые обучающие машины и книги были только началом. Сегодня у нас есть доступ к чудесным образовательным программам на компьютере, и большинство из них совсем не скучно.Некоторые образовательные программы, доступные для детей, представляют собой увлекательные и веселые игры, которые могут быть замечательными для детей. Но подходит ли такой же подход для студентов колледжа? Возможно, со временем технологии принесут нам другие инновационные подходы, сочетающие в себе лучшее из программного обучения и человеческого взаимодействия.

    вопрос для обсуждения \ (\ PageIndex {3} \)

    Скиннер предположил, что образование можно сделать более эффективным и действенным за счет использования программных обучающих и обучающих машин.Вы когда-нибудь сталкивались с любым из этих подходов? Чувствовали ли вы, что в этих ситуациях вы получаете максимум от своего образования?

    Язык

    Одной из самых спорных областей, к которой Скиннер применил свои поведенческие теории, был язык. Скиннеру потребовалось более 20 лет, чтобы написать Verbal Behavior (Skinner, 1957), но в конце он представил анализ языка, в котором он утверждал, что даже самое сложное вербальное поведение можно понять в терминах простых поведенческих случайностей.Скиннер начал с размышлений о том, есть ли разница между речью и любым другим поведением. Например, в чем разница между использованием слова «вода», когда просят стакан воды, и использованием руки, чтобы взять этот стакан воды? Рассматривая истоки вербального поведения в детстве, Скиннер подчеркивал простоту раннего использования маленькими детьми отдельных слов для передачи значения, выходящего далеко за рамки конкретного слова. Например, когда двухлетний ребенок говорит «cookie», он запрашивает и ожидает получить файл cookie, который не может получить для себя.Скиннер называл такие простые односложные высказывания и , которые, по его словам, были сокращены для нескольких связанных понятий: команда, требование, отмена и т. Д. Когда ребенок говорит «печенье», он затем получит одно (подкрепление) или они не буду. Если это слишком близко к обеду или если ребенку уже сказали «нет», ребенок может услышать громкое «Нет!» (наказание). Короче говоря, любое сложное вербальное поведение развивается с этого простого начала, принимая свои более сложные вариации из процесса формирования, как и любое другое поведение.

    Возможно, еще более спорно то, что Скиннер приписал «мысли» роль неслышной речи. Другими словами, мышление было не чем иным, как разговором с самим собой или поведением в ролях и говорящего, и слушающего, но при этом не издавая никаких звуков вслух. Как бы странно это ни звучало, рассматривать мысль как не что иное, как другое поведение, подлежащее подкреплению или наказанию, но если человек в первую очередь готов принять теорию Скиннера о вербальном поведении, он затем приводит убедительный аргумент:

    … речь — это лишь частный случай поведения, а неслышимая речь — дальнейшее подразделение.Диапазон вербального поведения примерно предлагается в порядке убывания энергии: крик, громкий разговор, тихий разговор, шепот, бормотание «себе под нос», неслышимая речь с заметным мышечным действием, неслышимая речь неясных размеров и, возможно, даже «Бессознательное мышление» иногда подразумевается в случаях решения проблем. Нет точки, в которой было бы полезно провести черту, отделяющую мышление от действия в этом континууме. (стр. 438; Скиннер, 1957).

    Конечно, есть и те, кто не принимает теорию Скиннера о вербальном поведении.Известный лингвист Ноам Хомский опубликовал критические обзоры как Verbal Behavior , так и, позднее, Beyond Freedom & Dignity (Skinner, 1971). Бауэр и Хилгард (1981) считают, что критика Хомского, пожалуй, самая эффективная в опровержении точки зрения Скиннера. Хомский утверждал, что наше знание ряда отношений ввода-вывода ничего не говорит нам о поведении в целом, а скорее мы должны исследовать внутреннюю структуру, состояния и организацию организма, который создал эти уникальные отношения ввода-вывода (сами концепции что Скиннер отверг).Что наиболее важно, вместо того, чтобы признать, что Скиннер применил соответствующий научный подход, Хомский чувствовал, что Скиннер наложил ненужные оковы на научный процесс. Хомский также принял когнитивную точку зрения, которая определяет, действительно ли стимул в окружающей среде существует изолированно от человека. Другими словами, влияет ли природа стимула на восприятие человека (например, как параноик может отреагировать на дружеское приветствие)? По словам Бауэра и Хилгарда, попытки поддержать точку зрения Скиннера и ответить на критику Хомского просто не смогли быть эффективными или убедительными.Таким образом, экспериментальная психолингвистика осталась частью общих дисциплин лингвистики и когнитивной психологии, а не стала ветвью теории поведенческого обучения (Bower & Hilgard, 1981).

    Старость и Уолден Два

    Хотя большая часть нашей обусловленности происходит в первые годы жизни, Скиннер не пренебрегал последними годами. Тем не менее, он рассматривал проблемы старения явно ненаучным образом, в основном описывая способы, которыми он лично справлялся с интеллектуальными проблемами старения.Скиннер писал о различных техниках, которые он считал полезными для борьбы с забывчивостью, утомлением и отсутствием мотивации (см. Skinner, 1987). Однако еще важнее была необходимость подготовиться к старости в молодости. Готовясь к старости, мы можем решать ее задачи в наилучшем состоянии здоровья и в хорошем настроении. В книге Enjoy Old Age , написанной в соавторстве с доктором Маргарет Воган, можно найти следующий совет:

    Тем не менее, наверное, легче быть счастливым в молодости…. Мы живем не для того, чтобы стареть, и для молодых людей было бы большой ошибкой ожидать, что «лучшее еще впереди». Но то, что приходит, можно получить, если просто немного подумать. (стр. 28; Скиннер и Воган, 1983)

    В этой относительно краткой книге Скиннер и Воган рекомендуют ряд практических шагов, которые можно предпринять: что-то сделать с пожилыми людьми, поддерживать связь с миром, поддерживать связь с прошлым, ясно мыслить, оставаться занятыми, хорошо провести время. дня, ладите с людьми, чувствуйте себя лучше, признайте смерть необходимым концом и с достоинством сыграйте роль старости.Важной частью последнего шага является чувство юмора. Реалии старости могут расстраивать, но когда вы можете посмеяться над более легкой стороной этих проблем, тогда у всех вокруг вас есть шанс почувствовать себя лучше (Skinner & Vaughan, 1983).

    Обратившись ко всему спектру человеческой жизни, Скиннер обратился также к самой природе общества. На самом деле, довольно рано в карьере Скиннера он написал противоречивый роман Walden Two (Skinner, 1948).И да, эта книга была романом, а не научным исследованием, хотя она, безусловно, касается научных достижений Скиннера. Walden Two — это утопия, общество, полностью основанное на поведенческих принципах. Подобно проблемам, с которыми Скиннер столкнулся в своей неудачной попытке сделать карьеру автора, Walden Two был отклонен двумя издателями, и он был принят Макмилланом только тогда, когда Скиннер согласился также написать для них вводный учебник. Книга произвела впечатление на немногих критиков, и в течение десятка лет она не продавалась.Но в конце концов она действительно продалась и стала хорошо известной, хотя и вызывающей споры книгой (Скиннер, 1978). Сам Скиннер написал интересные размышления о Walden Two и его последствиях, включая вымышленный разговор между одним из персонажей и покойным Джорджем Оруэллом (автор 1984 ; Скиннер, 1978, 1987).

    Возможно, наиболее интересным аспектом утопического поведенческого общества Скиннера является то, что оно не осталось вымышленным. По крайней мере, два сообщества были созданы на основе идей, представленных в документе Walden Two .Первое, созданное в 1967 году, — это сообщество Twin Oaks Intentional, расположенное в сельской местности Вирджинии (www.twinoaks.org). Второй, основанный в 1973 году, — это Los Horcones, расположенный в Соноре, Мексика (www.loshorcones.org.mx). Los Horcones, среди множества интересных программ, разработала специальные образовательные программы для детей с задержкой развития, особенно страдающих аутизмом. Хотя оба сообщества добились успеха, им было трудно расширяться.

    Психиатрическая и поведенческая терапия

    Хотя темы психических заболеваний и поведенческой терапии лучше оставить в рамках курса ненормальной психологии, давайте кратко рассмотрим некоторые из наиболее драматических применений теорий Скиннера к этой важной теме.Сегодня важной тенденцией в психологии является общественное психическое здоровье, в котором обычно команда специалистов по психическому здоровью, включая психологов, психиатров, социальных работников и медсестер, объединяет свои уникальные специальности в лечении заболеваний. различные проблемы с психическим здоровьем. После двух конференций в 1953 и 1954 годах, посвященных развитию и причинам психических заболеваний, Скиннер писал, что для психологии важно сохранять узкую, а не междисциплинарную направленность.

    В частности, Скиннер считал, что психологи должны сосредоточить внимание на важных свойствах «психической болезни». Он описывает организм (или человека) как находящийся под влиянием наследственности и влияния окружающей среды и проявляющий определенное поведение. Как мы определяем эти переменные, зависит от нашей точки зрения. Мы можем относиться к генетическим влияниям как к инстинктам, а у людей — как к чертам и способностям. Мы можем относиться к переменным окружающей среды, как прошлым, так и настоящим, как воспоминания, потребности, эмоции, восприятие и т. Д.Но нам не нужно интерпретировать те факторы, которые мы не можем наблюдать, и Скиннер считал, что это бесполезно (Skinner, 1959).

    Скиннер на самом деле не отвергал возможность существования психического аппарата, описанного Фрейдом, но он действительно рассматривал это вне области психологической науки . Как и в случае со сложным вербальным поведением, Скиннер считал, что если мы сможем в достаточной степени разбить поведенческие непредвиденные обстоятельства, лежащие в основе психотического поведения, то мы сможем описать его важные свойства в поведенческих терминах.Этот анализ может когда-нибудь включать более подробное понимание того, что происходит в нервной системе (и в мозге), но этот анализ может уместно относиться к психиатрии и / или неврологии, а не к психологии (Skinner, 1959).

    Скиннер считал, что психическое заболевание связано с проблемами контроля и развитием ненормальных непредвиденных обстоятельств при контроле над поведением. Большинство людей боятся контроля, и Скиннер задал довольно забавный вопрос: как часто психотики заблуждаются относительно доброжелательных контролеров? (стр.234; Эпштейн, 1980). Столкнувшись с контролем в чрезмерных условиях, люди могут пытаться убежать, восстать или пассивно сопротивляться. Учитывая сложность человеческой жизни, такое поведение может принимать разные формы и может приводить к множеству побочных эмоциональных эффектов, таких как страх, тревога, гнев или ярость, или депрессия (Skinner, 1953). Когда эти состояния становятся неадаптивными или опасными, возникает необходимость в психотерапии. Скиннер рассматривал психотерапию как еще одну форму контроля, но при которой терапевт создает ситуацию без наказания, которая позволяет пациенту решать проблемное поведение.Затем терапевт и пациент могут разработать программы, которые уменьшают количество случаев наказания и увеличивают количество случаев подкрепления в жизни пациента. Таким образом, Скиннер считал психотерапию чем-то противоположным религии и правительственным учреждениям, которые, как правило, полагаются на карательные меры для контроля над поведением людей (Skinner, 1953).

    Несмотря на все это, Скиннер с оптимизмом смотрел в будущее человечества и чувствовал, что бихевиоризм поможет людям полностью раскрыть свой потенциал.В этом отношении он был похож на Фрейда, который считал психоанализ полностью научным направлением, которое также поможет продвинуть вперед развитие человечества. Разница между этими двумя великими исследователями человеческого поведения заключается в том, как это могло произойти:

    Экспериментальный анализ переносит определение поведения от автономного человека к окружающей среде — среде, ответственной как за эволюцию вида, так и за репертуар, приобретаемый каждым членом… но мы должны помнить, что это среда, в значительной степени созданная им самим.Эволюция культуры — это гигантское упражнение в самоконтроле… Но никакая теория не меняет того, о чем она является теорией; человек остается тем, кем он был всегда. И новая теория может изменить то, что можно сделать с ее предметом. Научный взгляд на человека открывает захватывающие возможности. Мы еще не видели, что человек может сделать с человеком. (стр. 214-215; Скиннер, 1971)

    История образования

    As время идет, я буду рад, что написал это.

    —- Б.Ф. Скиннер

    Б. Первая книга Ф. Скиннера The Behavior of Organisms была опубликована в мае 1938 г. в виде сборника. серии Century Psychology. Монография содержала более 400 страниц. его исследования, которые должны были стать теоретической и экспериментальной основой оперантной науки и экспериментального анализа поведения. Это получили в то время в основном отрицательные отзывы психологов, из которых Скиннер заметил, что чисто описательная наука никогда не бывает популярной (Bjork, 1997).Результаты экспериментов и теоретические построения изложены в книге. в конечном итоге повлияет на образование и преподавание, промышленность, психическое здоровье услуги, физическая реабилитация, поведенческая медицина, дрессировка животных и многое другое. другие дисциплины и сферы в обществе. Хотя представленное исследование было основано на на его работе в лаборатории с белыми крысами, наиболее радикальное значение эта новая наука о поведении была ее потенциальным социальным приложением. Скиннер никогда сомневался в том, что его принципы применимы к людям, однако он заметил, что его книга была не более чем экспериментальным анализом репрезентативный образец поведения.Пусть экстраполирует, кто будет (Скиннер, 1938 г. с. 442).

    Burrhus Фредерик (Фред) Скиннер родился 20 марта 1904 года в Саскуэханне, Пенсильвания. Он получил степень бакалавра английского языка в Гамильтоне. Колледж в Клинтоне, Нью-Йорк. По окончании школы Фред попытался написать роман. без особого успеха и решил продолжить обучение в области психологии там, где он познакомился с книгой Уотсона Бихевиоризм и обнаружил, что заинтригован эмпирическим научный подход.После чтения Книга Бертрана Рассела Философия (1927) с его ссылками на менталистские термины с точки зрения бихевиоризма, Скиннер упомянул, что сразу стал бихевиористом (Скиннер, 1988). В своих чтениях он также заинтересовался творчеством русского Физиолог Иван Павлов, изучавший тогда условные рефлексы.

    дюйм Осенью 1928 года Скиннер был принят в Гарвард для учебы в аспирантуре в Психология.Скиннер получил докторскую степень и остался в Гарварде еще пять лет. лет, продолжая свои обширные исследования, которые должны были предоставить материал для Поведение организмов . В 1936 г. ему предложили работу преподавателя в Университете Миннесоты и он остался там до 1945 года, в течение которого Поведение из Организмы . Он написал свой роман Walden Two летом 1945 года и переехал в Университет Индианы. где он был профессором и заведующим кафедрой психологии.В 1948 году он вернулся в Гарвард профессором психологии. В 1953 г. он опубликовал журнала «Наука». и Human Behavior , а в 1971 году он опубликовал Beyond Свобода и достоинство , оба из которых были основаны на его исследовании, изложенном в Поведение организмов. Скиннер также много работал над образованием и программным обучением. Его книга Verbal Поведение было опубликовано в 1957 году.

    Скиннер официально вышел на пенсию в 1974 году, активно продолжая свои исследования и пишу.Он получил множество наград университетов и профессионалов. организации, в том числе звание гуманиста года в 1972 году (Най, 1992), из которых он прокомментировал в своей автобиографии «Если гуманизм означает не что иное, как максимизируя личную свободу и достоинство, тогда я не был гуманистом. Если оно имел в виду попытку спасти человеческий вид, тогда я был (цитируется по Nye, 1992). В ежегодная конференция Американской психологической ассоциации (APA) в августе 1990 г. он получил беспрецедентную награду Citation for Outstanding Lifetime Вклад в психологию.Он умер несколько дней спустя в возрасте 86 лет. 18 августа 1990 г.

    Из всех современных Психологи, Б.Ф. Скиннер — самый уважаемый и самый оклеветанный, самый широко признанные и наиболее неверно представленные, наиболее цитируемые и наиболее неправильно понятый. (А. Чарльз Катания, 1989 г.)

    Поведение организмов было вехой в экспериментальном анализе поведения. Он представил роман Скиннеров и спорный метод исследования, данные и анализ поведения и кондиционирование самца белой крысы.Нажатие крысы на рычаг было идентифицированный как оперант, который был единицей или классом поведения, который должен быть учился. Этот оперант был испущен без какого-либо легко идентифицируемого вызова. раздражитель, в отличие от рефлекса Павлова. Скиннеру было интересно узнать больше сложные виды поведения, которые поддерживаются посредством оперантного обусловливания (как приложен к рефлексу). Через простые, но мощные экспериментальные процедуры, Скиннер продемонстрировал, как операторы попали под контроль подкреплений и были кондиционированы.Он продемонстрировал упорядоченный образец ответа через накопительный регистратор, на котором показано кумулятивное количество ответов с течением времени. Изменения в Наклон кумулятивного рекорда показал изменения в силе поведения. Его проблемный ящик (позже названный ящик Скиннера Халла), обеспечивала среду, в которой он будет учиться поведение крысы. Многие общие концепции, известные сегодня, могут быть извлечены из его открытий и обсуждений, таких как вымирание, дискриминация, пресыщение, подкрепление, отрицательное подкрепление (тогда понимается как наказание), обобщение, формирование, сцепление и условное усиление (Динсмур, 1995).

    Скиннеры анализ породил технологию поведения. Более десяти лет его лабораторные исследования способствовали становлению психологии как естествознание наряду с биологией, химией и физикой (Смит и Вудворд, 1996). Поведение рассматривалось как самостоятельные научные данные. Его подход подчеркнули функциональное описание наблюдаемого поведения, которое могло быть прогнозируется и контролируется с помощью экологических манипуляций, таких как армирование.Скиннер определил этот радикальный бихевиоризм как философия науки о поведении, рассматриваемая как самостоятельный предмет помимо внутренних объяснений, ментальных или физиологических (Скиннер, 1988).

    The Поведение организмов было опубликовано более шестьдесят лет назад, и его огромное влияние и его наследие очевидны. Над лет, Журналы, посвященные его науке о поведении, процветали, ассоциации были сформированы, разработаны программы университетов и колледжей, и связанные с ними работы были опубликованы.В учебниках по вводной психологии Скиннер является второй наиболее цитируемый авторитет и Поведение организмов — его вторая наиболее цитируемая работа (Knapp, 1995). В своей статье The На странице 50 Скиннер обсудил актуальность своего первого книга через 50 лет после того, как он ее написал. Ретроспективно он видит в этом многообещающее продукты, включая дальнейшее развитие науки и написание его книги Walden Two и Beyond Freedom и Достоинство .Он видел свою работу как вклад в изменение будущего мир, в котором люди будут вести себя так, как если бы будущее действовало сейчас, в другими словами, люди будут действовать, чтобы перестать истощать наши ресурсы, загрязняя окружающую среду и предотвратить ядерный холокост. Он призвал суррогатные непредвиденные обстоятельства подкрепления, которое будет введено в действие с помощью психологии, которая является чисто объективным экспериментальным разделом естественные науки (Скиннер, 1988).

    дюйм его предисловие к седьмому изданию г. Поведение организмов , Скиннер отмечает, что, хотя в книге нет на сегодняшний день, он все еще жизнеспособен и представляет собой полезную формулировку поведения поддерживается набором иллюстрированных экспериментов.Он добавляет, что это может также служат напоминанием о том, что многообещающая концепция человеческого поведения была полученный из анализа, который начался с простых организмов в простых ситуациях и двинулся дальше, но только насколько позволяла его растущая сила, к сложностям мир в целом. (Скиннер, 1966). Действительно, эта работа и его обширный исследования и письма с момента его публикации внесли свой вклад в психологию в методологические, эмпирические и философские подходы (Dinsmoor, J., 1995).Научные традиции исследований и практики Skinners продолжают процветать и экстраполяция на мир человеческих дел и его социальных выгод конечная цель и ценность науки о поведении (Wiklander, 1996).

    Бенджамин, Вел.). (1997) История психологии: первоисточники и современные исследования (2 изд.). Нью-Йорк: Макгроу Хилл.

    Бьорк, Д. (1997) Б. Ф. Скиннер: Жизнь .Вашингтон: американская психологическая Ассоциация.

    Катания, A.C. и Harnad, S. (ред.) (1989) Выбор поведения. Оперантное поведение Б.Ф. Скиннера: комментарии и Последствия. Кембридж: Кембридж University Press.

    Динсмур, J., In the Beginning In Todd, J., and Morris, E., (Eds.) (1995) Modern Перспективы Б.Ф. Скиннера и современного бихевиоризма 906 25. Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press

    Кнапп, Т.Естественная история поведения организмов. У Тодда, Дж. И Морриса, E., (Eds.) (1995) Современные перспективы на Б.Ф. Скиннера и современность Бихевиоризм 906 25. Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press.

    Най, Р. (1992) Наследие Б.Ф. Скиннера: концепции и перспективы, противоречия и недоразумения . Белмонт, Калифорния: Брукс / Коул.

    Проктор, Р. и Уикс Д. (1990) Цель Б.Ф. Скиннера и анализ поведения .Нью-Йорк: Springer-Verlag.

    Скиннер, Б.Ф. (1938) Поведение организмов: экспериментальный анализ Нью-Йорк: Appleton-Century

    Скиннер, Б.Ф. (1966) Предисловие к седьмому изданию. В Поведение организмов: An Экспериментальный анализ . (7 печат.) Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.

    Скиннер, Б.Ф. Поведение организмов в пятьдесят. (1988) У Тодда, Дж., И Морриса, Э., (Редакторы) (1995) Современные перспективы на Б.Ф. Скиннера и современность Бихевиоризм 906 25. Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press.

    Смит, L., and Woodward, W., (Eds.) (1996) Б. Ф. Скиннер и бихевиоризм в американском Культура 906 25. Лондон: Издательство Лихайского университета

    Тодд, J., and Morris, E., (Eds.) (1995) Современные перспективы на Б.Ф. Скиннера и Современный бихевиоризм 906 25. Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press.

    Виклендер, Н., От Гамильтон-Колледжа до Уолдена-Два: Раннее расследование Б.Ф. Скиннерса Социальная философия. В Smith, L., and Woodward, W., (Eds.) (1996) B.F Skinner и бихевиоризм в американской культуре . Лондон: Издательство Лихайского университета.

    Образец цитирования: Bissell, Margaret (2001). 1938: Б.Ф. Скиннер публикует The Behavior of Organisms: An Экспериментальный анализ . У Даниила Щугуренский (ред.), История образования: избранные моменты ХХ века. [онлайн].Доступно: http://fcis.oise.utoronto.ca/~daniel_schugurensky/assignment1/1938skinner.html (дата обращения).

    и копия 1996-2001 Даниил Щугуренский. Все права защищены. Дизайн и поддержка LMS.
    Последнее обновление: 4 декабря 2001 г.

    2014: КАКАЯ НАУЧНАЯ ИДЕЯ ГОТОВА ДЛЯ ОТМЕНА?

    Каждого, изучающего психологию, учат, что радикальный бихевиоризм был вытеснен когнитивной революцией, потому что он был глубоко ошибочен с научной точки зрения.Тем не менее, он все еще применяется для модификации поведения животных и даже в некоторых областях современной клинической психологии человека. Здесь я утверждаю, что дальнейшее применение радикального бихевиоризма должно быть прекращено не только по научным, но и по этическим соображениям.

    Центральная идея радикального бихевиоризма — что любое поведение может быть объяснено как результат усвоенных ассоциаций между стимулом и реакцией, подкрепляемых или подавляемых вознаграждением и / или наказанием, — восходит к психологам начала -х годов века B .Ф. Скиннер (Гарвард) и Джон Б. Уотсон (Джон Хопкинс). Радикальный бихевиоризм подвергся критике со стороны общественности, когда книга Скиннера Verbal Behavior (опубликованная в 1957 году) получила критический обзор когнитивиста-лингвиста Ноама Хомского в 1959 году в журнале Language . Один из научных аргументов Хомского заключался в том, что никакое воздействие языка, никакое количество вознаграждения и подкрепления не могло заставить собаку говорить или понимать язык; тогда как для человеческого младенца, несмотря на весь шум в различных средах, обучение языку происходит повсеместно.Это означает, что поведение — это нечто большее, чем просто усвоенные ассоциации. Есть развитые нейрокогнитивные механизмы.

    Время от времени эти дебаты изображались так, как если бы они происходили между нативизмом (Хомский ясно заявил, что точно так же, как растет эмбрион, так и язык развивается в рамках универсальной генетической программы) и эмпирическими сторонниками tabula rasa (Скиннер изображался так, как будто он верил новорожденный человеческий разум был не более чем чистым листом, хотя это было чем-то вроде соломинки, поскольку по крайней мере в одном интервью Скиннер ясно признал роль генетики).

    Моя научная причина для аргументации в пользу радикального бихевиоризма не в том, чтобы вернуться к уже устаревшим дебатам о природе и воспитании (все разумные ученые признают, что поведение организма является результатом их взаимодействия), а потому, что радикальный бихевиоризм неинформативен с научной точки зрения. Поведение по определению — это поверхностный уровень, из чего следует, что одна и та же часть поведения может быть результатом различных лежащих в основе когнитивных стратегий, различных лежащих в основе нейронных систем и даже различных основных причинно-следственных связей.Два человека могут демонстрировать одно и то же поведение, но могли прийти к нему по совершенно разным причинным путям. Подумайте о носителях английского языка и тех, кто полностью владеет английским как вторым языком; или подумайте о человеке, который очаровательно вежлив, потому что он искренне внимателен к другим, против психопата, который научился безупречно вести себя, будучи очаровательно вежливым. Идентичное поведение, вызванное разными путями. Без ссылки на базовые познания, нейронную активность и причинные механизмы поведение с научной точки зрения малоинформативно.

    Учитывая эти научные аргументы, можно было бы подумать, что радикальный бихевиоризм давно исчез, и все же он продолжает оставаться основой программ «модификации поведения», в которых тренер стремится формировать поведение другого человека или животного, вознаграждая его. их за то, что они вызывают поверхностное поведение, игнорируя при этом лежащую в основе эволюцию нейрокогнитивную структуру. Помимо научных причин отказа от радикального бихевиоризма, у меня есть еще и этическая причина.

    Лори Марино из Университета Эмори провела исследование на стыке нейробиологии и этики и изучила жизнь косатки («косатки»), пойманной в 1983 году в Исландии и доставленной в Силенд Тихого океана, тематический парк в Британской Колумбии. а позже переехал в SeaWorld Orlando во Флориде.Косатку обучали выполнять трюки, например кивать головой, имитируя кивок дрессировщика, или размахивать плавником, подражая маханию рукой дрессировщика. Косатка послушно выработала поведение, чтобы получить награду (еду), но за годы пребывания в неволе он был причастен к гибели 3 человек. Никогда не было документально подтверждено, что косатки убили человека в дикой природе, так что это могло быть реакцией на радикальных бихевиористов, которые обучали эту косатку проявлять новое поведение, игнорируя при этом миллионы лет эволюционировавших социальных и эмоциональных нейрокогнитивных схем в мире. мозг животного, схема, которая не исчезает просто так в неволе.

    Косатки очень социальны. Они живут в семейных группах и сложных обществах, состоящих из «кланов», каждый со своим уникальным вокальным диалектом, который, вероятно, служит для усиления групповой идентичности. Они охотятся группами, что свидетельствует об их замечательной способности к социальной координации, и как мужчины, так и женщины вносят свой вклад в уход за детьми. Похищение одной особи косатки и помещение его или ее в неволи не только изолируют животное от их социального сообщества, но и сокращают продолжительность их жизни и вызывают признаки плохого состояния здоровья, такие как частое разрушение спинного плавника.Использование радикального поведения по отношению к таким животным в неволе вдвойне неэтично из-за отсутствия уважения к истинной природе животного. Сосредоточение внимания на формировании поведения на поверхности игнорирует, кем или чем является животное на самом деле.

    Здесь могут быть этические уроки, когда мы думаем о все еще широко распространенном использовании модификации поведения людей в современных клинических условиях: необходимость уважать то, как человек думает и чувствует, уважая его настоящую природу, а не просто сосредотачиваться на том, могут ли они обучены изменять свое поведение на поверхности.