Суицидальное поведение подростков презентация: Презентация на тему «Профилактика суицидального поведения у подростков»

Содержание

МБУ «Центр психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи»

Нормативные документы

Письмо Министерства образования и науки РФ от 26.01.2000 №22-06-86 «О мерах по профилактике суицида среди детей и подростков»

Письмо Министерства образования и науки Российской Федерации от 22.03.2003 № 03-51-102ин22-03 «О мерах по профилактике суицида среди детей и подростков»

Письмо Министерства образования и науки РФ от 27.02.2012 № 06-356 «О мерах по профилактике суицида среди детей и подростков»

Письмо Министерство образования и науки от 18.01.2016 № 07-149 «О направлении методических рекомендаций по профилактике суицида»

Письмо Министерства образования и науки Российской Федерации от 31.03.2017 № ВК-1065_07 «О направлении методических рекомендаций»

Приказ Министерства образования и науки РХ от 29.01.2019 № 100-53 «Об оперативном информировании о фактах суицидов, суицидальных попыток и угрозы суицидального поведения обучающихся образовательных организаций Республики Хакасия»

Постановление комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при Правительстве Республики Хакасия от 8 июля 2021 года № 3 «Порядок межведомственного взаимодействия по профилактике суицидального поведения несовершеннолетних»

Межведомственный план мероприятий по профилактике суицидов и суицидального поведения несовершеннолетних в Республике Хакасия на 2021-2025 годы

Методические материалы

Фонд «Национальные образовательные программы»:

Профилактика суицидов среди несовершеннолетних путем повышения стрессоустойчивости
Пособие содержат материалы по проведению занятий, направленных на повышение стрессоустойчивости при обстоятельствах, вызывающих суицидальное поведение. Обосновано применение психодрамы и кинотренинга в профилактических мероприятиях. Представлены психологические тесты и справочная информация по вопросам суицидального поведения.


Памятка для родителей
На сегодняшний день действуют сотни «групп смерти», где детей подталкивают и подстрекают к совершению суицида. По сути это разветвленная и очень опасная киберсекта. И родители должны сделать все от них зависящее, чтобы обезопасить своих детей. Информационное агентство Байкал Инфо разместило пошаговую инструкцию для родителей, которая поможет определить, состоит ли ребенок в так называемых «группах смерти» в социальной сети «ВКонтакте».

Центр защиты прав и интересов детей

Сценарий Всероссийского родительского собрания «Профилактика интернет-рисков и угроз жизни детей и подростков»

Презентация к Всероссийскому родительскому собранию «Профилактика интернет-рисков и угроз жизни детей и подростков»

Сценарий Всероссийского педагогического совета «Профилактика интернет-рисков и угроз жизни детей и подростков»

Методические рекомендации для педагогов-психологов и социальных педагогов образовательных организаций по проведению профилактической работы с несовершеннолетними, склонными к суицидальному поведению (2018 год)

Методические рекомендации для педагогов-психологов и социальных педагогов по работе с родителями обучающихся образовательных организаций по проведению профилактической работы с несовершеннолетними, склонными к суицидальному поведению (2018 год)

Лучшие практики мероприятий в сфере профилактики суицида среди несовершеннолетних

 

Служба психолого-педагогического сопровождения — Профилактика детского суицида

 

Нормативные документы

Распоряжение Правительства РФ от 18. 09.2019 N 2098-р «Об утверждении комплекса мер до 2020 года по совершенствованию системы профилактики суицида среди несовершеннолетних»

Письмо Минобрнауки России от 18.01.2016 № 07-149 «О направлении методических рекомендаций по профилактике суицида»

Типовая модель психолого-педагогического сопровождения образовательного процесса, направленного на профилактику суицидального поведения обучающихся

Предлагаем вниманию новые документы по организации и содержанию профилактике суицида, утвержденные Минобрнауки России.

Методические рекомендации для педагогов-психологов и социальных педагогов образовательных организаций по проведению профилактической работы с несовершеннолетними, склонными к суицидальному поведению

Методические рекомендации для педагогов-психологов и социальных педагогов по работе с родителями обучающихся образовательных организаций по проведению профилактической работы с несовершеннолетними, склонными к суицидальному поведению


Профилактические методические материалы 

Вебинар на тему: Профилактика аутодеструктивного и суицидального поведения несовершеннолетних с учетом личностых и социально-психологических индикаторов

Лекция «Жизнь ради жизни» по профилактике суицидального поведения у подростков

16 декабря 2019 года педагогом – психологом Рождественской Яной Валерьевной проведена лекция «Жизнь ради жизни» по профилактике суицидального поведения у подростков.

На протяжении всей истории человечества отношение к самоубийству и к самоубийцам было весьма неоднозначным. И  достаточно многое зависело от того, кто совершал самоубийство и при каких именно обстоятельствах.

В древности самоубийства носили ритуальный характер: (воины шли вслед за своим вождём или фараоном; в Индии – самосожжение, в Китае и Японии – харакири; в эпоху античности – право добровольно покинуть этот мир предоставлялось властями города. В средневековой  Европе началась настоящая война против самоубийц.

Имущество самоубийцы конфисковали, если же это был дворянин – его герб ломали, замок разрушали, все остальное становилось достоянием казны.

Весьма однозначное отношение и в различных религиях: в исламе самоубийство всегда запрещалось и считалось Кораном тяжелейшим из грехов.

В христианских традициях самоубийство попадает под первый прямой запрет Бога – «не убий», оно  всегда считалось одним из тяжелейших грехов, поскольку являясь Творением Бога, человек не может распоряжаться и губить то, что ему не принадлежит – свою жизнь.

Разговор о самоубийстве не может быть причиной его совершения. Если не поговорить на эту тему, то невозможно будет определить, является ли опасность суицида реальной. Часто откровенная, душевная беседа является первым шагом в предупреждении самоубийства!

Студенты колледжа были проинформированы о видах суицида, причинах суицидального поведения, ложных фактах о суициде,  также о том, что:

  • Склонность к самоубийству не передается генетически.
  • Известно, что суицид совершают люди всех социальных групп. Количество самоубийств на всех уровнях общества одинаково.
  • Суицидальный кризис обычно носит временный характер, не длится всю жизнь. Если человек получает помощь (психологическую и другую), то он, вероятнее всего, сможет решить возникшие проблемы и избавиться от мыслей о самоубийстве.
  • Женщины совершают суицидальные попытки приблизительно в 3 раза чаще, чем мужчины. Однако мужчины убивают себя приблизительно в 3 раза чаще, чем женщины, поскольку выбирают более действенные способы, оставляющие мало возможностей для их спасения.
  • В хорошем настроении с жизнью не расстаются, зато депрессивное состояние, как правило, рождает мысли о самоубийстве.

Нужно беречь себя, своих близких и своё окружение! Быть восприимчивым к чужой боли, ведь порой так просто протянуть руку, возможно, кому-то это может  спасти ЖИЗНЬ!

                                            Я.В. Рождественская, педагог – психолог 

(PDF) Суицидальное поведение у подростков

Хаммен, К. (1992). Когнитивный, жизненный стресс и межличностные подходы к психопатологической модели развития депрессии

. Развитие и психопатология, 4, 189–206.

Хаммен, К. и Гудман-Браун, Т. (1990). Я-схемы и уязвимость к конкретному жизненному стрессу

у детей из группы риска депрессии. Когнитивная терапия и исследования, 14, 215–27.

Хаммен, К., Маркс, Т., Майоль, А. и де Майо, Р.(1985). Депрессивные схемы Я, жизненный стресс и уязвимость

к депрессии. Журнал аномальной психологии, 94, 308–19.

Ханкин Б. Л., Абрамсон Л. Ю., Моффитт Т. Е. и др. (1998). Развитие депрессии от преждевременного подросткового возраста

до молодой взрослой жизни: возникающие гендерные различия в 10-летнем продольном исследовании

. Журнал аномальной психологии, 107, 128–40.

Харрингтон Р., Фадж Х., Раттер М., Пиклз А. и Хилл Дж. (1990). Исходы детства

для взрослых и подростковой депрессии: I.Психиатрический статус. Архивы общей психиатрии, 47, 465–73.

Харрингтон Р., Раттер М. и Фомбонн Э. (1996). Пути развития при депрессии:

различных значений, антецедентов и конечных точек. Развитие и психопатология, 8, 601–16.

Хартер С. и Уайтселл Н. (1996). Множественные пути к самооценке депрессии и психологической адаптации среди подростков. Развитие и психопатология, 8, 761–77.

Хартер, С., Марольд, Д.Б. и Уайтселл Н. Р. (1992). Модель психосоциальных факторов риска, приводящих к суицидным идеям

у подростков. Развитие и психопатология, 4, 167–88.

Хиршфельд, Р. М. А., Клерман, Г. Л., Лавори, П. и др. (1989). Преморбидные оценки личности

— первого начала большой депрессии. Архивы общей психиатрии, 46, 345–50.

Hirschfeld, D. R., Rosenbaum, J. F., Biederman, J. et al. (1992). Стабильное подавление поведения и

его связь с тревожным расстройством.Журнал Американской академии детей и подростков

Психиатрия, 31, 103–11.

Инофф-Жермен, Г., Ноттельманн, Э. Д., Арнольд, Г. С., Сусман, Э. Дж. (1988). Подросток

агрессия и конфликт родителей и подростков: взаимосвязь между наблюдаемыми семейными взаимодействиями и

измерениями общего функционирования подростков. Journal of Early Adolescence, 8, 17–36.

Каган Дж., Резник С. и Снидман Н. (1989). Биологические основы детской застенчивости.Наука, 240,

167–71.

Каплан А. (1986). «Отношение к себе»: последствия депрессии у женщин. Психотерапия, 23,

234–42.

Кашани, Дж. Х., Бурбах, Д. Дж. И Розенберг, Т. К. (1988). Восприятие разрешения семейного конфликта

и депрессивная симптоматика у подростков. Журнал Американской академии детской и

подростковой психиатрии, 27, 42–8.

Kashani, J.H., Ezpeleta, L., Dandoy, A.C., Doi, S. & Reid, J.С. (1991a). Психиатрические расстройства у

детей и подростков: вклад темперамента ребенка и психопатологии и отношения родителей

. Канадский журнал психиатрии, 36, 569–73.

Кашани, Дж. Х., Солтис, С. М., Дандой, А. К., Вайдья, А. Ф. и Рейд, Дж. К. (1991b). Корреляты

безнадежности у детей, находящихся в психиатрической больнице. Комплексная психиатрия, 32, 330–7.

Каслоу, Н. Дж., Рем, Л. П. и Сигел, А. В.(1984). Социально-когнитивные и когнитивные корреляты

депрессии у детей. Журнал аномальной детской психологии, 12, 605–20.

Каслоу, Н. Дж., Рем, Л. П., Поллак, С. Л. и Сигел, А. В. (1990). Депрессия и восприятие

семейного функционирования у детей и их родителей. Американский журнал семейной терапии, 18, 227–35.

Кельвин, Р. Г., Гудьер, И. М., Тисдейл, Дж. Д. и Бречин, Д. (1999). Скрытая негативная самосхема

73 Развитие предшественников депрессии

Суицидальное поведение подростков с поведенческими расстройствами и их сверстников без инвалидности в JSTOR

Абстрактный

Несмотря на то, что суицид является основной причиной смерти среди подростков (Центры по контролю за заболеваниями, 1986; Национальный центр медицинских наук, 1989), суицидальное поведение подростков с поведенческими / эмоциональными расстройствами широко не изучалось.Инструмент опроса использовался для получения информации от подростков с поведенческими / эмоциональными расстройствами и их сверстников без инвалидности о частоте и причинах их суицидальных мыслей и попыток самоубийства. Были обнаружены существенные различия между подростками с поведенческими / эмоциональными расстройствами и их сверстниками, не имеющими инвалидности, а также различия между мужчинами и женщинами в каждой группе по частоте суицидальных мыслей и попыток самоубийства. Девушки-подростки с поведенческими / эмоциональными расстройствами сообщили о высокой частоте как суицидальных мыслей, так и суицидальных попыток.Никаких групповых или гендерных различий в обоснованиях суицидального поведения, предлагаемых подростками, обнаружено не было. Обсуждаются последствия для учителей, родителей и сотрудников социальных служб, включая необходимость предотвращения самоубийств с учетом гендерного фактора и вмешательства для подростков с поведенческими / эмоциональными расстройствами и без них.

Информация о журнале

Behavioral Disorders (BD) решает неотложные проблемы, связанные с людьми с поведенческими проблемами.Регулярно публикуются статьи, основанные на исследованиях, в которых обсуждаются научно обоснованные методы работы с непростым поведением.

Информация об издателе

Сара Миллер МакКьюн основала SAGE Publishing в 1965 году для поддержки распространения полезных знаний и просвещения мирового сообщества. SAGE — ведущий международный поставщик инновационного высококачественного контента, публикующий более 900 журналов и более 800 новых книг каждый год, охватывающий широкий спектр предметных областей.Растущий выбор библиотечных продуктов включает архивы, данные, тематические исследования и видео. Контрольный пакет акций SAGE по-прежнему принадлежит нашему основателю, и после ее жизни она перейдет в собственность благотворительного фонда, который обеспечит дальнейшую независимость компании. Основные офисы расположены в Лос-Анджелесе, Лондоне, Нью-Дели, Сингапуре, Вашингтоне и Мельбурне. www.sagepublishing.com

IJERPH | Бесплатный полнотекстовый | Суицидальное поведение у подростков: анализ скрытого класса

1.Введение

Суицидальное поведение определяется как акт самоповреждения со смертельным исходом с намерением умереть [1]. Это неоднородная, многозначная и многомерная конструкция [2]. Суицидальное поведение включает в себя различные проявления, такие как суицидальные мысли (идеи и / или мысли о смерти), суицидальное общение (как вербальные, так и невербальные формулировки), угрозы, суицидальные жесты и / или действия по самоповреждению, а также само суицидальное действие [3, 4,5,6]. Различные типы суицидального поведения распространены среди молодых людей в возрасте от 15 до 29 лет [7].Действительно, самоубийства — вторая по значимости причина смерти среди молодых людей [8]. Однако суицидальное поведение среди детей и подростков отличается от поведения взрослых [9]. Показатели распространенности, похоже, различаются не только по возрасту, но и по полу. Например, распространенность активных суицидальных мыслей среди подростков колеблется от 20% до 30% [10,11,12]. В метаанализе Lim et al. [13] обнаружили, что распространенность суицидных попыток среди подростков в течение жизни и 12 месяцев составила 6% (95% ДИ: 4.7–7,7%) и 4,5% (95% ДИ: 3,4–5,9%) соответственно. Что касается суицидальных мыслей, распространенность жизни соответствует 18% подростков (95% ДИ: 14,2–22,7%), а распространенность 12 месяцев — 14,2% (95% ДИ: 11,6–17,3%). Что касается пола, исследования показывают, что в выборках подростков и молодых людей женщины представляют более высокий риск попытки самоубийства (OR 1,96; IC 95% 1,54–2,50), тогда как мужчины представляют более высокий риск совершения самоубийства (HR 2,50; IC 95% 1,8–3,6) [14]. В Испании распространенность суицидальных мыслей среди подростков составляет примерно 30%, а распространенность суицидальных попыток — примерно 4% [12,15].С суицидальным поведением связано несколько факторов риска [16,17]. Симптомы депрессии являются одними из наиболее часто упоминаемых факторов суицидального поведения [18]. Тем не менее, симптомы тревоги [19,20], аффективные расстройства [19,20], деструктивное поведение [18] и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ [18], оказались влиятельными факторами риска при анализе подросткового суицида. Кроме того, молодые люди с суицидальным поведением (например, мысли, предыдущие попытки самоубийства) сообщают, среди прочего, о более серьезных поведенческих проблемах, употреблении психоактивных веществ и рискованном поведении, а также о более низком качестве жизни [1,12].Одно из текущих направлений исследований сосредоточено на выявлении и классификации людей в зависимости от их суицидного риска. Надежная идентификация и выявление групп высокого риска, а также анализ их поведенческих, когнитивных и эмоциональных характеристик могут способствовать пониманию и предотвращению самоубийств. Новые психометрические подходы, такие как анализ латентных классов (LCA), позволяют определять, как люди группируются вместе в соответствии с определенным набором симптомов, поведения или черт [21,22].Этот психометрический подход имеет потенциальные преимущества при обнаружении риска суицидального поведения. Благодаря этому подходу можно получить, среди прочего, идентификацию на основе данных, более широкое понимание поведенческих паттернов, лежащих в основе каждой подгруппы суицидального риска, и, в конечном итоге, искоренение широко распространенного предположения о том, что суицидальное поведение соответствует одному типу суицидального риска. поведение. Подход латентных классов (LC) использовался в предыдущих исследованиях суицидального поведения для различных целей.Некоторые работы были сосредоточены на выявлении провоцирующих мыслей о смерти и самоубийстве среди подростков [23,24] или на распознавании моделей функционирования факторов риска [25,26], в то время как другие были нацелены на прогнозирование суицидного поведения [27] или изучение подтипов психиатрических расстройств. расстройства, которые были тесно связаны с суицидальными мыслями или поведением [28,29]. В настоящее время существует несколько исследований, в которых изучалась неоднородность людей с различной историей суицидального поведения [9,24,30,31,32,33].Моделирование смеси использовалось в подростковой популяции [32,33,34,35,36]. Например, Jiang et al. [32] выделили четыре группы для репрезентативной выборки подростков: (1) эмоционально здоровые, (2) предполагаемое и запланированное самоубийство, (3) попытки самоубийства и (4) запланированные и попытки самоубийства. Важно отметить, что авторы обнаружили, что подростки с самым высоким риском самоубийства также демонстрируют более высокий уровень негативных аффектов. Выводы по классификации людей в соответствии с суицидным риском неоднородны и сильно зависят от теоретического определения суицидного поведения [3,4,5,6], демографических переменных (напр.g., возраст, пол, национальность), эмпирический план (продольный, поперечный) и используемый измерительный инструмент. Насколько нам известно, в предыдущих исследованиях латентные классы суицидального поведения с использованием шкалы самоубийств Пайкеля (PSS) [37] не анализировались и не предоставлялись подтвержденные данные в отношении множества показателей социально-эмоциональной адаптации в подростковом возрасте. В рамках этого исследования основной целью настоящего исследования было выявление подгрупп суицидального поведения в большой выборке подростков из общей популяции с помощью LCA.Кроме того, вторая цель состояла в том, чтобы проверить латентную модель LC путем анализа того, имеют ли идентифицированные подгруппы дифференциальный паттерн с точки зрения их эмоциональных и поведенческих проблем, субъективного благополучия, просоциального поведения, а также положительных и отрицательных эмоций.

2. Метод

2.1. Участники

Стратифицированная случайная кластерная выборка была проведена на уровне класса примерно в 15 000 студентов, выбранных из региона, расположенного на севере Испании. Учащиеся были из различных государственных и субсидируемых государством средних школ и центров профессионального обучения, а также из различных социально-экономических уровней. Страты были созданы на основе географической зоны (Восток, Запад и Центр) и уровня образования (обязательное — до 16 лет — и послеобязательное), где вероятность включения зависела от количества учеников в школе.

Участниками были 1506 студентов, в том числе 667 мужчин (44,3%), из 34 учебных центров и 98 классных комнат.Средний возраст составлял 16,5 года (SD = 1,36) с возрастным диапазоном от 14 до 19 лет. Распределение по возрасту было: 14-летние (n = 200; 13,3%), 15-летние (n = 313; 20,8%), 16-летних (n = 381; 25,3%), 17-летних (n = 365; 24,2%), 18-летних (n = 174; 11,6%) и 19 лет. -летние (n = 73; 4,8%).

Распределение участников по национальностям было следующим: 89,9% испанцы, 3,7% латиноамериканцы (Боливия, Аргентина, Колумбия и Эквадор), 0,7% португальцы, 2,4% румыны, 1% марокканцы, 0.7% пакистанцы и 2% представители других национальностей.

2.2. Инструменты
Инструменты, использованные в исследовании, оценивают переменные, которые, согласно предыдущим работам, тесно связаны с суицидным поведением [12,38]. Шкала самоубийств Пайкеля (PSS) [37]. PSS — это инструмент самоотчета, предназначенный для оценки суицидального поведения. Инструмент состоит всего из 5 пунктов (1. Вы когда-нибудь чувствовали, что жизнь не стоит хлопот? 2. Хотели ли вы когда-нибудь умереть? Например, засыпаете и не хотите вставать.3. Вы когда-нибудь думали о том, чтобы покончить с собой, хотя на самом деле не собирались этого делать? 4. Достигли ли вы того момента, когда действительно подумывали о том, чтобы покончить с собой, или строили планы, как бы вы это сделали? 5. Пытались ли вы когда-нибудь покончить с собой?) С дихотомической системой ответов, то есть вопросами Да / Нет (оценка 1 и 0 соответственно). Баллы варьируются от 0 до 5. Временные рамки, к которым относятся вопросы, — последний год. Более высокие баллы связаны с высокой степенью суицидальных мыслей. Испанская адаптация PSS продемонстрировала адекватные психометрические свойства [12,15]. Опросник сильных сторон и трудностей (SDQ) [39]. SDQ — это опросник самоотчета, который широко используется для оценки различных эмоциональных и поведенческих трудностей, связанных с психическим здоровьем у подростков. SDQ состоит из 25 утверждений, распределенных по пяти подшкалам: эмоциональные симптомы, проблемы с поведением, гиперактивность, проблемы со сверстниками и просоциальное поведение. Первые четыре подшкалы дают общую оценку сложности.В этом исследовании мы использовали формат ответа типа Лайкерта с тремя вариантами: 0 (неверно), 1 (отчасти верно) и 2 (определенно верно). В настоящем исследовании использовалась утвержденная испанская версия SDQ [40]. Индекс личного благополучия — школьники (PWI-SC) [41]. Индекс состоит из восьми пунктов с вариантами ответов от 0 (полностью не удовлетворен) до 10 (полностью удовлетворен). Пункты PWI-SC оценивают субъективную удовлетворенность конкретной сферой жизни относительно общим и абстрактным образом. Первый пункт шкалы анализирует «жизнь в целом». Остальные семь пунктов оценивают удовлетворенность различными сферами жизни: уровнем жизни, здоровьем, жизненными достижениями, отношениями, безопасностью, связью с сообществом и будущей безопасностью. В настоящем исследовании использовалась утвержденная испанская версия PWI-SC [38]. График положительных и отрицательных эмоций для детей из 10 пунктов (PANAS-C) [42]. Этот вопросник состоит из 10 пунктов и двух факторов, предназначенных для измерения положительного аффекта (PA) и отрицательного аффекта (NA) соответственно.Пять пунктов оценивают PA с помощью следующих прилагательных (счастливый, живой, счастливый, энергичный и гордый), а остальные пять пунктов оценивают NA (депрессия, злость, страх, испуг и грусть). Дети / подростки должны указать степень, в которой они испытали каждую эмоцию за последние несколько недель, по 5-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от 1 (очень незначительно или совсем не) до 5 (очень или очень сильно). В настоящем исследовании использовалась утвержденная испанская версия PANAS-C [38]. Матричный тест Пенна (PMRT) [43,44].Это задача в версии Penn Computerized Neurocognitive Battery-Child, разработанной для измерения невербальных рассуждений (с использованием задач матричного мышления, используемых в тесте прогрессивных матриц Равена) в сложной когнитивной области. Эта задача, состоящая из 20 пунктов, может рассматриваться как оценочный коэффициент интеллекта (IQ). Батарея включает в себя различные нейроповеденческие индикаторы с различными задачами, адаптированными для обеспечения психометрических свойств и их связи с системами мозга у детей [43,44].Утвержденная испанская версия этой нейрокогнитивной батареи использовалась в предыдущих исследованиях [45]. Шкала изобилия семьи-II (FAS-II) [46]. Социально-экономический статус измерялся с помощью 4-х пунктов, подходящих для оценки благосостояния семьи, с оценками от 0 до 9. Предыдущие международные исследования продемонстрировали адекватные психометрические свойства этого метода [46]. Утвержденная испанская версия FAS-II использовалась в предыдущих исследованиях [38]. Инфракрасная шкала Овьедо (INF-OV) [47]. Шкала INF-OV была применена к участникам для выявления тех, кто ответил случайным, псевдослучайным или нечестным образом.Инструмент INF-OV представляет собой самоотчет, состоящий из 12 пунктов в формате 5-балльной шкалы Лайкерта в диапазоне от 1 (полностью не согласен) до 5 (полностью согласен). Учащиеся с более чем тремя неправильными ответами по шкале INF-OV были исключены из выборки. В данном исследовании использовалась утвержденная испанская версия шкалы INF-OV [47].
2.3. Процедура

Исследование было одобрено Правительством по вопросам образования Ла-Риохи и Этическим комитетом клинических исследований Ла-Риохи (CEICLAR).Тесты и нейрокогнитивная батарея проводились коллективно, через персональные компьютеры, в группах от 10 до 30 учеников, в обычные школьные часы и в специально подготовленном классе. Введение происходило под наблюдением исследователей, прошедших обучение по стандартному протоколу. Никакого стимула для их участия не было. Для участников младше 18 лет родителей попросили предоставить письменное информированное согласие на участие их ребенка в исследовании. Участники были проинформированы о конфиденциальности их ответов и добровольном характере исследования.

2.4. Анализ данных

Сначала мы рассчитали описательную статистику для всех показателей. Во-вторых, чтобы проверить наличие дискретных групп (классов) со схожими психометрическими профилями, мы провели ОЖЦ с использованием дихотомических элементов PSS.

В LCA модели сравниваются для определения оптимального количества классов (т. Е. Перечисления классов), начиная с оценки соответствия одноклассовой модели и постепенного добавления скрытых классов до тех пор, пока не будет найдено наилучшее решение класса.Выбор модели основан на рассмотрении нескольких показателей соответствия, включая информационные критерии и отношения правдоподобия. В качестве информационных критериев мы использовали информационный критерий Акаике (AIC) [48], байесовский информационный критерий (BIC) [49] и BIC с поправкой на размер выборки (ssaBIC) [50]. Что касается статистики информационных критериев, более низкие значения указывают на лучшее соответствие. Мы рассмотрели тест скорректированного отношения правдоподобия Ло – Менделла – Рубина (LRT) [26]. Отношения правдоподобия моделей классов k-1 и k проверяют нулевую гипотезу, чтобы определить, существует ли статистически значимая разница.Таким образом, модель класса pk является более подходящей моделью, чем модель класса k-1, тогда как p> 0,05 предполагает, что решение класса k-1 является предпочтительным с точки зрения точного отражения данных. Мы можем дополнительно оценить, правильно ли мы выбрали количество классов, используя бутстреп-тест параметрического отношения правдоподобия. Также была вычислена стандартизированная мера энтропии. Мера энтропии (значения от 0 до 1) оценивает относительную точность классификации участников, при этом более высокие значения указывают на лучшее разделение идентифицированных групп [51].

В-четвертых, связь членства в латентном классе с оценками SDQ, PANAS-C и PWI-SC была проанализирована с использованием многомерного ковариационного анализа (MANCOVA). Пол, предполагаемый IQ и социально-экономический статус использовались в качестве ковариант. Частичный квадрат эта (η 2 ) использовался в качестве показателя величины эффекта. Для этого анализа использовались

SPSS 22.0 (IBM, Нью-Йорк, Нью-Йорк, США) [52] и Mplus 7.4 (Muthén & Muthén, Лос-Анджелес, Калифорния, США) [53].

4. Обсуждение

Самоубийство — проблема социального здоровья молодых людей во всем мире.Характеристика защитных подгрупп и подгрупп высокого риска может способствовать более глубокому пониманию подтипов суицидального поведения. Кроме того, выявление подгрупп суицидального риска также может помочь в реализации программ, направленных на повышение эмоционального благополучия и разработке конкретных целевых вмешательств. Таким образом, целью данного исследования было выявить однородные эмпирически полученные подгруппы лиц с суицидным риском в репрезентативной выборке подростков. Кроме того, мы исследовали, представляют ли участники, сгруппированные в ОП, четкую картину с точки зрения их эмоциональных и поведенческих проблем, субъективного благополучия, просоциального поведения, а также положительных и отрицательных эмоций.

Во-первых, с использованием шкалы самоубийств Пайкеля (PSS) анализ LC выделил четыре отдельные группы: «низкий риск — здоровые», «суицидальные действия», «суицидальные мысли» и «высокий суицидальный риск». Эти результаты полностью совпадают с результатами предыдущих исследований, в которых использовался подход LC как для подростков, так и для взрослых [23,24,25,27,28,29,54]. Предыдущие исследования показывают классификацию, полученную эмпирическим путем, которая частично совпадает с настоящим исследованием [32,35,36,55]. Например, King et al. [35] определили пять профилей подростков на основе их прошлой истории попыток самоубийства, суицидальных идей, подтвержденных в прошлом месяце, депрессии, употребления алкоголя и наркотиков, агрессивных импульсов и прошлой истории физического и / или сексуального насилия.Хотя количество групп отличалось от числа в настоящей работе, авторы обнаружили четыре группы лиц на основе попыток (действий) самоубийства, суицидальных мыслей и риска самоубийства при рассмотрении связи между суицидальным поведением и другими связанными с ними проблемами. переменные. В другом исследовании Xiao et al. [33] выделили четыре отдельные группы подростков в соответствии с 13 показателями здоровья и отметили, что группы с более низким уровнем вовлеченности в способствующие здоровью поведения также демонстрируют более высокий риск самоубийства.Аналогичным образом, исследование взрослых, подверженных суицидному риску, с использованием подхода LC также выявило отдельные подгруппы людей [31,56,57]. В частности, исследование Ма с соавторами [56] выявило четыре разные группы взрослых, которые в прошлом поддерживали суицидальные мысли на основании возраста людей и тяжести их симптомов психического здоровья: (1) низкий уровень преследуемой принадлежности и низкая способность к суициду; (2) низкий уровень преследуемой принадлежности и высокая вероятность самоубийства; (3) высокий уровень преследуемой принадлежности и низкая способность к самоубийству; (4) высокий уровень преследуемой принадлежности и высокая вероятность самоубийства.Во-вторых, эмпирически полученные группы суицидального поведения демонстрируют различные основные паттерны психологической и социально-эмоциональной адаптации. В частности, группа с высоким теоретическим риском самоубийства сообщила о более высоком уровне поведенческих и эмоциональных проблем, а также о более низких оценках просоциального поведения, эмоционального благополучия и положительных эмоций. Насколько нам известно, ни одно из предыдущих исследований не анализировало риск самоубийства среди подростков с подходом LC и возможную связь с социально-эмоциональной адаптацией.Таким образом, трудно проводить сравнения с другими исследованиями. Тем не менее, несколько исследований предоставили классификацию подростков с суицидальными идеями, основанную на проблемах психического здоровья. Например, Jung et al. [55] разработали исследование, в котором были идентифицированы три латентных профиля как функция интернализации и экстернализации проблем. Точно так же исследования с использованием подхода LCA показали взаимосвязь между риском самоубийства и другими переменными, связанными с образом жизни, такими как режим сна, физические упражнения и употребление наркотиков [2,32,33,34,35].Результаты показали, что здоровое поведение, регулярная диета и умеренная физическая нагрузка оказывают защитное воздействие на суицидное поведение подростков, снижая предельный риск суицида [33]. В том же направлении работа King et al. [35] показали, что подростки с более высоким риском самоубийства сообщают о более высоких уровнях потребления алкоголя и наркотиков и агрессивных импульсах. Важно отметить, что результаты исследований, подобных настоящему, могут позволить принять эффективные меры, направленные на подростков с высокими показателями суицидных мыслей и негативных эмоций. симптоматика (класс 4) до перехода к лицам с серьезным риском суицидальной попытки (LC 3).В латентных классах можно проводить различные типы когнитивных вмешательств, направленных на уменьшение суицидальных мыслей и идей [58], и это может в конечном итоге предотвратить прогрессирование суицидального поведения в сторону попытки самоубийства, как успешно показали предыдущие исследования [59,60]. Действительно, предыдущие исследования показали, что желание смерти и суицидальные мысли являются важными предикторами самоубийства [61]. Мы также наблюдали группу людей с высокими показателями суицидных действий (пункты 3 и 4 PSS), но не суицидальных мыслей.Несколько исследований предоставили сходные доказательства в этом отношении, выявив отдельную группу, сформированную подростками с высокими показателями попыток самоубийства, но умеренными — по мыслям о смерти или суицидальным идеям [62]. В нашем конкретном исследовании мы смогли определить подгруппу в LC2 с помощью NSSI. Так называемое «несуицидальное самоповреждающее» поведение (NSSI), характеризующееся самоповреждающими действиями без суицидальных мыслей, не является патологическим само по себе, но оказывает рисковое воздействие на суицидальную предрасположенность человека.Эти типы поведения могут действовать как механизм саморегулирования для адаптации к окружающей среде [62]. Возможные причины, лежащие в основе поведения NSSI, разнообразны: от снятия интенсивных стрессовых воздействий с помощью физической боли, привлечения внимания, чтобы другие люди могли видеть их страдания, манипулирования поведением других с помощью угроз и социальной интеграции со сверстниками, которые наносят себе телесные повреждения [63 ]. Выявление молодых людей с поведением NSSI может позволить разработать более эффективные вмешательства, направленные на развитие эмоциональной компетентности и стратегий выживания.В конечном итоге это может позволить людям адаптироваться к стрессу и предотвратить самоповреждение, которое может стать единственным решением для уменьшения аффекта дистресса [64].

Результаты настоящего исследования следует интерпретировать в свете следующих ограничений. Во-первых, хотя отобранная выборка была репрезентативной, все участники прибыли из одного испанского региона Ла-Риоха. В целях обобщения, в будущее исследование должны быть включены люди из разных регионов Испании. Во-вторых, результаты были основаны на самоотчетах подростков.Как хорошо известно, инструменты самоотчета создают проблемы с точки зрения социальной желательности и предвзятости ответов, что может быть особенно важно в этих возрастных группах. Таким образом, дальнейшие исследования должны также включать инструменты из других отчетов, чтобы обеспечить достоверность результатов, а также напрямую измерить NSSI. В-третьих, будущие исследования должны предоставить данные об аналогичных популяциях с использованием того же инструмента, чтобы подтвердить воспроизводимость текущих результатов. Наконец, учитывая, что это перекрестное исследование, нельзя сделать причинно-следственный вывод.Несмотря на такие ограничения, настоящая работа способствует анализу и пониманию суицидального поведения в подростковом возрасте. В отличие от предыдущих исследований, мы использовали инновационный психометрический метод LCA, который позволяет сформировать значимую группировку подростков с повышенным риском суицида. Кроме того, использовалась репрезентативная и случайная выборка подросткового населения в целом. Кроме того, для подтверждения подхода LC использовалось несколько социально-эмоциональных индикаторов.

Помимо последних соображений об исследованиях распространенности, будущие исследования должны быть сосредоточены на разработке программ суицидального вмешательства, которые конкретно нацелены на стратегии, требуемые каждой группой риска среди подростков.Новые психометрические подходы, такие как сетевой анализ, могут способствовать более широкому пониманию этиологических механизмов, лежащих в основе суицидного поведения. Кроме того, новые способы измерения суицидального поведения в реальном мире (например, амбулаторное обследование) [65], а также разработка новых программ профилактики суицида, основанных на фактических данных, являются актуальными направлениями будущих исследований [66].

Оценка риска и начальное ведение суицидных подростков

Общие сведения
Подростки с риском суицида представляют собой особенно сложную управленческую задачу для всех клиницистов, оказывающих им помощь.У подростков больше суицидальных мыслей и поведения, чем у взрослых. Ведение подростков с риском суицида имеет особые проблемы, которые отличаются от проблем взрослых с суицидальными тенденциями.

Цель
Провести обзор соответствующих клинических факторов при оценке суицидального подростка. Предоставить терапевту практические советы по оценке суицидального подростка на основе международной литературы.

Обсуждение
В этой статье обобщаются демографические, клинические, семейные, экологические и психологические факторы, связанные с риском самоубийства среди подростков.Представлены шаги по ведению суицидных подростков, включая оценку рисков и планирование безопасности.

При оценке риска врачи были ограничены отсутствием последовательной и единообразной терминологии и определений суицидальных мыслей и поведения. 4 Например, то, что один врач может назвать попыткой самоубийства, другой — суицидальным жестом, а третий — манипулятивным поведением. Появляется согласие относительно стандартизованных терминов для описания суицидных мыслей и поведения 5,6 ( Таблица 1 ).Использование стандартной терминологии обеспечивает четкое общение между клиницистами, подростками и семьями. 7

Таблица 1. Термины суицидальные и не суицидальные и их определения 5,6
Суицидальные мысли Пассивные мысли о желании умереть или активные мысли о самоубийстве, не сопровождаемые подготовительным поведением.
Несуицидальное самоповреждающее поведение Самоповреждение, связанное с отсутствием намерения умереть.Такое поведение совершается исключительно по причинам, не связанным с суицидом, либо для снятия стресса (часто называемого членовредительством, например, поверхностные порезы или царапины, удары / удары или ожоги), либо для изменения других людей или окружающей среды.
Самоубийственные планы Мысли, связанные с планированием и совершением суицидального акта.
Подготовительные действия Действия или подготовка к неизбежной попытке самоубийства.Это включает в себя все, что выходит за рамки вербализации или мысли, например, создание определенного метода (например, покупка таблеток, покупка веревки) или подготовка к самоубийству (например, раздача вещей, написание предсмертной записки).
Попытка самоубийства Потенциально причинение себе вреда, связанное по крайней мере с некоторым намерением умереть в результате этого действия. Человек может признаться в попытке самоубийства или, в случае отрицания, суицидальное намерение может быть выведено из поведения или обстоятельств (например,прыжок с высоты, передозировка наркотиками), где нет других умыслов. Попытка самоубийства может привести к травме, а может и не привести.
Суицидальное поведение Самостоятельное поведение, которое умышленно приводит к травме или может нанести себе вред. Есть доказательства, явные или неявные, о суицидальном намерении.
Самоубийство Смерть в результате самоповреждения с любым намерением умереть в результате такого поведения.

Во время оценки суицидальное поведение можно отличить от других не суицидальных форм поведения, которые могут привести к травмам, например рискованного поведения. Вопрос о том, является ли потенциально самоповреждающее поведение суицидальным, определяется наличием суицидального намерения. Важной задачей врача общей практики (ВОП) является поиск понимания намерений, стоящих за потенциально самоповреждающим поведением. При суицидальном поведении человек, по крайней мере частично, намерен умереть.Поведение NSSI — это саморазрушительные действия без суицидальных намерений (например, поверхностные порезы, ожоги). Напротив, рискованное поведение не подразумевает намерения умереть или травмироваться, но может привести к непреднамеренному самоповреждению (например, употребление наркотиков, серфинг на поезде, несоблюдение предписанных лекарств от таких заболеваний, как астма или диабет). На первый взгляд рискованное поведение может показаться суицидальным, но при дальнейших допросах у него отсутствует намерение умереть или причинить себе вред. Рискованное поведение может быть связано с психическим заболеванием, но также может возникать у подростков, не страдающих психическим заболеванием.Обычные психосоциальные задачи подросткового возраста, связанные с разделением-индивидуацией, формированием идентичности и поиском ощущений, могут проявляться как неповиновение авторитетным фигурам и повышенному риску. 8

Факторы риска самоубийства

Факторы риска самоубийства среди подростков были определены в литературе и обобщены в Таблице 2 . 9–21 Некоторые факторы риска самоубийства можно классифицировать как изменяемые или немодифицируемые. Немодифицируемые факторы риска статичны и не меняются с течением времени (например,мужской пол, история попытки самоубийства в прошлом, история попытки самоубийства в семейном анамнезе). Поддающиеся изменению факторы риска динамичны и могут зависеть от лечения (например, суицидальные мысли, текущие факторы стресса и плохое физическое здоровье).

Таблица 2. Сводка факторов риска суицида среди подростков 9,21
Демографические Клинические Семья и окружение Психическое состояние
  • Мужской
  • Старший подростковый возраст (по сравнению с младшим)
  • Негетеросексуальная ориентация
  • Психиатрическая диагностика
  • Недавняя выписка из психиатрической больницы
  • Предыдущая попытка самоубийства
  • Семейная история самоубийств
  • Сексуальное насилие над детьми / изнасилование
  • Детский травматологический анамнез
  • Тяжелая бессонница
  • Плохое физическое здоровье с функциональными нарушениями (напр.эпилепсия)
  • Черты характера (например, невротизм, перфекционизм)
  • Низкая самооценка
  • Плохое соблюдение режима лечения
  • Жизненные стрессы, особенно безработица, юридические и школьные проблемы
  • Доступ к смертоносным средствам
  • Отсутствие социальной поддержки
  • Инфекция — знакомство с другими людьми, демонстрирующими суицидальное поведение (имитация, стратегия совладания)
  • Неповрежденные семьи (например.развод)
  • Психическое заболевание родителей
  • Нарушение отношений с родителями
  • Плохое общение с отцом
  • Воспринимаемый родителями чрезмерный контроль и низкий уровень заботы
  • Наследие коренных народов
  • Суицидальные мысли, особенно если они распространены и связаны с планированием
  • Идеи об убийстве
  • Алкогольное и наркотическое опьянение
  • Сильная тревога / возбуждение, безнадежность
  • Импульсивность
  • Нарушение навыков решения проблем

Демографические факторы риска

Мужчины-подростки в 3-5 раз чаще совершают самоубийства, чем женщины, тогда как женщины чаще, чем мужчины, совершают попытки самоубийства. 10,11,22 Подростки, которых влечет к своему полу, могут изо всех сил пытаться раскрыть свою сексуальную идентичность, испытывать виктимизацию или иметь отрицательную реакцию со стороны семьи и друзей, что может объяснить повышенный риск суицидальных мыслей и попыток в этой группе населения. 20,21

Клинические факторы риска

Психическое заболевание — надежный предиктор самоубийств в подростковом возрасте. 9,14,15 У большинства подростков старшего возраста, умерших в результате самоубийства, ранее было диагностировано аффективное расстройство (82%), чаще всего большое депрессивное расстройство. 15 Однако другие состояния, такие как тревожные расстройства, шизофрения, расстройство поведения и злоупотребление психоактивными веществами, также были связаны с самоубийством 11,18 , и их необходимо учитывать. Подростки с пограничными чертами личности или расстройствами имеют повышенный риск суицида; это частично опосредовано агрессией и импульсивностью подростка. 23 Имеется ряд сообщений о случаях суицида и суицидального поведения у пациентов с расстройством Аспергера. 24,25 Подростки с синдромом Аспергера подвергаются риску, когда они уходят от родителей и пытаются объединиться со своими сверстниками только для того, чтобы лучше понять свои социальные недостатки. 26

ВОП особенно могут рассмотреть диагноз психического заболевания у подростков с необъяснимыми физическими симптомами, длительной летаргией, нарушением сна, плохой успеваемостью или посещаемостью в школе или восприятием родителями того, что подросток «не совсем прав».Предыдущие попытки суицида являются основным фактором риска самоубийства; 9 однако, по оценкам, соотношение количества попыток самоубийства к самоубийству составляет 400: 1 у мальчиков-подростков в возрасте 15–19 лет и 3 000: 1 у девочек того же возраста. 27 Кроме того, семейный анамнез суицида увеличивает риск самоубийства подростка. 11,12 Сексуальное насилие является значительным фактором риска, повышающим риск самоубийства. 17 Cutajar et al сообщили, что, хотя средний возраст, в котором происходит сексуальное насилие, составлял 10 лет, средний возраст, в котором человек совершил самоубийство, составлял 31 год, 17 указывает на долгосрочную связь.

Бессонница также является фактором риска самоубийства. 28 Следует отметить, что антидепрессанты, как сообщалось, несут ответственность за небольшое, но значительное увеличение, по сравнению с плацебо, суицидальных мыслей и поведения у подростков. Роль антидепрессантов в воздействии на суицидальные мысли и поведение подростков выходит за рамки данной статьи и обсуждается в другом месте. 29

Факторы личности и психологические конструкции связаны с риском суицида.Для некоторых подростков попытки самоубийства могут быть более импульсивными и использовать менее смертоносные средства (например, передозировку наркотиков) по сравнению со взрослыми, которые пытаются совершить самоубийство, 30 , что способствует более низкому риску смерти.

Факторы семьи и окружающей среды

Очень важной частью любой оценки риска самоубийства является выяснение доступа подростка к летальным средствам самоубийства. Было показано, что устранение смертоносных средств снижает количество самоубийств 31 , и поэтому очень важно проинструктировать родителей хранить лекарства и острые ножи в закрытых помещениях.Это ключевая часть плана обеспечения безопасности ( Рисунок 1 ). Описан ряд факторов риска в семье и окружающей среде. Эти факторы включают проблемы в школе, плохое общение между подростками и родителями и тревожные жизненные события. 12 Если подросток считает, что его родители контролируют и равнодушны, это убеждение связано с повышенным риском суицидальных мыслей. 19

Рис. 1. План обеспечения безопасности для Джейн Смит, 25 мая

Факторы риска психического состояния

Пациенты с суицидальными идеями подвержены более высокому риску суицида. 15 Риски самоубийства из-за психического состояния включают тревогу, возбуждение, никчемность, суицидальные мысли, убийственные идеи и безнадежность. 18,28

Немедленное ведение суицидных подростков

Врач общей практики должен сформировать мнение относительно того, имеет ли подросток риск, низкий, средний или высокий, на основе количества факторов риска и их серьезности (, таблица 2, ), а также наличия защитных факторов (например, .. религиозные убеждения, связь со школой и социальная поддержка).

Открытые вопросы, поощряющие раскрытие суицидальных мыслей, могут включать: «Вы когда-нибудь испытываете желание сдаться?», «Становятся ли ваши симптомы / вещи слишком сильными, чтобы с ними справиться?», «Вы когда-нибудь чувствовали себя безнадежными в своей ситуации? ? ‘. За этими вопросами можно было бы поставить более закрытые вопросы: «Вы когда-нибудь думали о том, чтобы заснуть и не проснуться?» Или «Как вы думаете, вам было бы лучше, если бы вас не было в живых?». Следует отметить, что вопрос о том, есть ли у подростка суицидальные мысли, не делает его склонным к самоубийству; скорее, расследование суицидальных мыслей может привести к тому, что подросток почувствует, что к нему прислушиваются и что он не одинок. 10

Существуют стандартизированные списки самоубийств (например, Колумбийская шкала оценки степени серьезности самоубийств [C-SSRS], 32 , которая находится в свободном доступе в Интернете), но они требуют обучения и их нелегко провести в условиях общей практики. Врач общей практики должен помнить, что риск самоубийства, вероятно, будет колебаться в краткосрочной перспективе, и что лучший способ справиться с этим — регулярный анализ и оценка риска. Если уровень риска определен как средний или высокий, терапевт обязан реализовать план управления для устранения риска или направить к психологу / психиатру, специализирующемуся на психическом здоровье подростков, или в государственную службу охраны психического здоровья детей и подростков, для срочной оценки.Например, подросток с текущим суицидальным планом и намерением, прошлой историей жестокого обращения, недавним разрывом с девушкой или парнем и нелеченным диагнозом биполярного расстройства будет считаться группой высокого риска и, вероятно, потребует госпитализации.

Мы предлагаем 10 задач для немедленного ведения подростка с умеренным и высоким риском суицида (, таблица 3, ). Необязательно, чтобы каждая из этих задач выполнялась одним и тем же врачом. Эти задачи могут быть разделены между терапевтом и различными специалистами, которые могут быть вовлечены в уход за подростком.Подросток, вероятно, будет в большей безопасности, если все задачи будут выполнены, а профессионалы будут общаться друг с другом о своих выводах и последующих мероприятиях.

Таблица 3. Десять шагов в оценке и начальном лечении суицидального подростка
  1. Оцените профиль риска подростка.
  2. Оцените психическое состояние подростка.
  3. Если возможно, подумайте о том, чтобы привлечь родителей
  4. Предлагать психологическое просвещение по вопросам суицидального риска и основного психологического состояния
  5. Учтите необходимость госпитализации.
  6. Рассмотрите возможность привлечения других специалистов и служб здравоохранения (например, группы кризисной оценки / государственной службы психического здоровья, частного психолога или психиатра, школьного консультанта)
  7. Разработайте план обеспечения безопасности или обратитесь к психиатру, который может его предоставить.
  8. Рассмотрите возможность применения психотропных препаратов или психосоциального вмешательства для лечения основного психического заболевания (например, когнитивно-поведенческую терапию и / или антидепрессанты при большой депрессии).
  9. Задокументируйте оценку рисков, психическое состояние, план безопасности и людей, с которыми вы связались.
  10. Сделать обзор.

Психологическое просвещение подростков и их родителей относительно характера их психологического диагноза, его течения и предлагаемого лечения было важным компонентом совместной работы. 33 Разработка плана безопасности была описана как еще один компонент в неотложной помощи суицидных подростков 33,34 и оценивалась как компонент комплексных вмешательств по профилактике суицида. 35 План может быть составлен любым специалистом, занимающимся уходом за подростком, хотя этот человек должен быть знаком с составлением планов безопасности и оценивать подростка на предмет факторов риска суицида. Составление плана должно быть совместным процессом с участием подростка и его родителей, включая индивидуальные триггеры и стратегии выживания. План обеспечения безопасности составлен с учетом потребностей, сильных сторон и поддержки каждого молодого человека; однако все планы обеспечения безопасности включают шесть ключевых компонентов:

  1. идентифицирующие признаки ухудшения состояния человека
  2. создание списка индивидуальных внутренних стратегий выживания
  3. Привлечение друзей и семьи к отвлечению подростка от суицидальных мыслей
  4. Вовлечение семьи в решение проблем в кризисной ситуации
  5. для связи с клиницистами в области психического здоровья
  6. , ограничивающий доступ подростков к смертоносным средствам. 34

Родители играют ключевую роль в контроле за безопасностью подростка в перерывах между визитами к специалистам, обращением к медицинским работникам или доставкой подростка на осмотр, если это необходимо, и хранением лекарств и ножей дома. Оружие или другое оружие следует передать на хранение в полицию.

Копии плана обеспечения безопасности должны быть переданы подростку и родителям, и должно быть запрошено разрешение на передачу его другим специалистам, занимающимся уходом за подростком.

План обеспечения безопасности — это адаптируемый документ, который со временем может обновляться по согласованию с подростком, в зависимости от того, что работает, а что нет. Врач общей практики должен решить, есть ли у него все необходимое для составления элементарного плана обеспечения безопасности при первом посещении, или ему необходимо обратиться к внешнему специалисту для оценки молодого человека и выполнения этой задачи. «Safety Net», приложение для смартфонов для планирования безопасности, теперь доступно в магазине iTunes и может быть очень полезным для некоторых подростков. 36 Пример плана обеспечения безопасности для пациента из тематического исследования показан на рис. 1 .

Планы безопасности отличаются от «контрактов на самоубийство» (NSC). NSC — это письменное обязательство пациента не заниматься суицидальным поведением и вряд ли будет иметь какие-либо заслуги, если у терапевта нет ранее существовавших отношений с подростком. НСК не является юридическим документом. 37 Не рекомендуется использовать НСК для лечения суицидных пациентов, поскольку существует опасность того, что они могут ненадлежащим образом убедить клиницистов в том, что их пациенты в большей безопасности, чем они есть на самом деле, и что они предлагают ограниченные стратегии борьбы с дисфорическими чувствами или их отсутствие. . 37,38 Планы обеспечения безопасности, напротив, представляют собой шестиступенчатый план управления для подростка, родителя и лечащего врача, который предполагает, что состояние подростка со временем может ухудшиться. 34

Врачи общей практики должны либо продолжать посещать пациента, либо назначить другого специалиста (например, детского психиатра или психолога) для наблюдения за их суицидным риском, пока он не уменьшится. Частота и продолжительность этого мониторинга будет варьироваться от пациента к пациенту. После определения риска терапевту необходимо выбрать наиболее подходящий курс действий для снижения риска.Варианты могут включать в себя срочное направление к группе оценки кризисной ситуации или в отделение неотложной помощи для госпитализации в психиатрическую больницу или направление к детскому психиатру или другому специалисту в области психического здоровья для продолжающегося психофармакологического и / или психотерапевтического лечения. Проблемы, связанные с непрерывностью лечения у известного терапевта, должны быть сбалансированы с необходимостью доступа к специализированной психиатрической помощи.

Ключевые моменты

  • Это миф, что вопрос о суицидальных мыслях делает человека более склонным к самоубийству; скорее свидетельства говорят об обратном.
  • Для любого подростка, у которого есть суицидальные мысли или попытки самоубийства, терапевт должен узнать о других симптомах депрессивного расстройства.
  • Бессонница — фактор риска, с которым терапевт может бороться с помощью поведенческих и фармакологических вмешательств.
  • Для любого подростка, страдающего психическим заболеванием, терапевт должен рассмотреть возможность проведения оценки риска, выясняя известные факторы суицидального риска, чтобы сформировать представление о том, относится ли подросток к низкому, среднему или высокому риску самоубийства.
  • Врач общей практики всегда должен рассматривать возможность привлечения родителей подростка; однако у подростка могут быть сложные отношения со своими родителями, и это может повлиять на роль родителей в будущих консультациях.
  • План обеспечения безопасности считается важной частью плана управления.

Конкурирующие интересы: Нет.
Происхождение и экспертная оценка: Не введен в эксплуатацию; внешняя экспертная оценка.

Ресурсы

Суицидальное поведение в детском возрасте —

LEB

Примечания

1 Синтия Пфеффер, The Suicidal Child (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press, 1986).
2 Синтия Пфеффер, «Клинические аспекты суицидального поведения в детстве», Pediatric Annals 13, no. 1 (январь 1984 г.): 56-57, 60-61, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://search.proquest.com/openview/7e149949fcff2fbe5985dec0cd5df151/1?pq-origsite=gscholar&cbl=34609.
3 Анжелика Л. Клоос и др., «Самоубийство среди детей раннего возраста: кто находится в опасности?» Текущий отчет психиатрии 9, no. 2 (апрель 2007 г.): 89-93, по состоянию на 30 июля 2019 г., https: // ссылка.springer.com/article/10.1007/s11920-007-0076-9 .
4 Грегори Племмонс и др., «Госпитализация в связи с суицидными идеями или попытками: 2008-2015», Педиатрия, 141, нет. 6 (2018), по состоянию на 30 июля 2019 г., https://pediatrics.aappublications.org/content/141/6/e20172426 .
5 Элизабет С. Ланзилло и др., «Важность скрининга детей раннего возраста на предмет суицидального риска в отделении неотложной помощи», Hospital Pediatrics 9, no. 4 (апрель 2019 г.): 305-307, по состоянию на 7 августа 2019 г., https: // hosppeds.aappublications.org/content/9/4/305.
6 Ариэль Шефталл и др., «Самоубийства среди детей и подростков младшего школьного возраста», Педиатрия 138, №. 4 (октябрь 2016 г.), по состоянию на 30 июля 2019 г., https://pediatrics.aappublications.org/content/138/4/e20160436 .
7 Министерство здравоохранения и социальных служб США, Центры по контролю и профилактике заболеваний, Национальный центр профилактики и контроля травм, 10 основных причин смерти, США, 2014 г., Все расы, оба пола, , доступ к которому осуществлен 21 сентября, 2020, https: // webappa.cdc.gov/cgi-bin/broker.exe.
8 Министерство здравоохранения и социальных служб США, Центры по контролю и профилактике заболеваний, Национальный центр профилактики и контроля травм, 10 основных причин смерти от травм по возрастным группам с указанием смертей в результате травм, связанных с насилием, США, 2015 г., , по состоянию на 21 сентября 2020 г., https://www.cdc.gov/injury/wisqars/pdf/leading_causes_of_injury_death_highlighting_violence_2015-a.pdf.
9 Джеффри А.Бридж и др., «Тенденции самоубийств среди детей младшего школьного возраста в Соединенных Штатах с 1993 по 2012 годы», JAMA Pediatrics 169, no. 7 (2015): 673-677, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://jamanetwork.com/journals/jamapediatrics/fullarticle/2293169 .
10 Никола Мэдж и Джон Дж. Харви, «Самоубийство среди молодежи: размер проблемы», Journal of Adolescence 22, no. 1 (февраль 1999 г.): 145-155, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://doi.org/10.1006 / jado.1998.0207 .
11 Дайана Дж. Уэлен и др., «Корреляты и последствия суицидальных познаний и поведения у детей в возрасте от 3 до 7 лет», Детская и подростковая психиатрия 54, нет. 11 (2015): 926-937, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://jaacap.org/article/S0890-8567(15)00539-0/fulltext .
12 Whalen et al.
13 Bridge et al.
14 Там же.
15 Перихан А. Розенталь и Стюарт Розенталь, «Суицидальное поведение детей дошкольного возраста», Американский журнал психиатрии 141, вып.4 (апрель 1984 г.): 520-525, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://doi.org/10.1176/ajp.141.4.520 .
16 Карл Л. Тишлер, Натали Стаатс Рейсс и Ангел Р. Родс, «Суицидальное поведение у детей младше 12 лет: диагностическая проблема для персонала отделения неотложной помощи», Academic Emergency Medicine 14, no. 9 (сентябрь 2007 г.): 810-818, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://onlinelibrary.wiley.com/doi/abs/10.1111/j.1553-2712.2007.tb02357.x?sid=nlm%3Apubmed.
17 Sheftall et al.
18 Ребекка Соул, Кайри Кылвес ​​и Диего ДеЛео, «Самоубийства у детей: систематический обзор», Архив исследований суицидов 19, вып. 3 (2015): 285-304, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/13811118.2014.996694 .
19 Бит Молер и Фелтон Эрлз, «Тенденции подростковых самоубийств: ошибочная классификация?» Американский журнал общественного здравоохранения 91, нет. 1 (2001): 150-153, по состоянию на 30 июля 2019 г., https: // ajph.aphapublications.org/doi/10.2105/AJPH.91.1.150 .
20 Дарси Хааг Гранелло и Пол Ф. Гранелло, Самоубийство: важное руководство для профессионалов и преподавателей (Бостон, Массачусетс: Allyn & Bacon, Inc., 2007).
21 Энн Фройхен, Дагфинн Улланд и Терье Мезель, «Записки о самоубийстве, написанные детьми и подростками-жертвами самоубийства: качественный анализ текста», Скандинавский психолог 5, вып. 9 (2018), по состоянию на 8 октября 2019 г., https: // doi.org / 10.15714 / scandpsychol.5.e9; и Гранелло и Гранелло.
22 Мэтью К. Нок и др., «Распространенность, корреляты и лечение суицидного поведения в течение всей жизни среди подростков: результаты Национального исследования коморбидности. 3 (март 2013 г.): 300-310, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://jamanetwork.com/journals/jamapsychiatry/fullarticle/1555602 .
23 Томас Джойнер, Почему люди умирают от самоубийства (Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 2005).
24 Там же.
25 Кимберли А. Ван Орден и др., «Межличностная теория самоубийства», Psychological Review, 117, нет. 2 (апрель 2010 г.): 575-600, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://psycnet.apa.org/doiLanding?doi=10.1037%2Fa0018697 .
26 Столяр.
27 Van Orden et al.
28 Xianchen Liu et al., «Клинические особенности депрессивных детей и подростков с различными формами суицидальности», The Journal of Clinical Psychiatry 67, no.9 (октябрь 2006 г.): 1442-1450, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://www.researchgate.net/publication/6776892_Clinical_Features_of_Depressed_Children_and_Adolescents_With_Various_Forms_of_Suicidality.
29 Роджер Херринг, «Самоубийство в средней школе: кто сказал, что дети не будут?» Elementary School Guidance and Counseling 25, no 2 (1990): 129-137, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://www.jstor.org/stable/42868962 .
30 Кэтрин Винспер и др., «Участие в запугивании и связанном с суицидом поведении в 11 лет: перспективное когортное исследование», журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии, 51 no. 3 (2012): 271-282, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://doi.org/10.1016/j.jaac.2012.01.001.
31 Тишлер, Рейсс и Родос.
32 Дэвид А. Брент и др., «Перипубертальные попытки самоубийства среди потомков самоубийств с братьями и сестрами, согласными с суицидальным поведением», Американский журнал психиатрии 160, нет.8 (2003), по состоянию на 30 июля 2019 г., https://ajp.psychiatryonline.org/doi/full/10.1176/appi.ajp.160.8.1486.
33 Эбби Ридж Андерсон, Грейс Киз и Дэвид А. Джобс, «Понимание и лечение суицидного риска у детей младшего возраста», Практические инновации 1, вып. 1 (2016): 3-19, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://www.researchgate.net/publication/299418771_Understanding_and_treating_suicidal_risk_in_young_children.
34 Хелен Джексон и Рональд Л.Наттолл, «Риск суицидного поведения в раннем возрасте: экологическая модель», журнал Социальная работа детей и подростков, 18, вып. 3 (2001): 189-203, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://link.springer.com/article/10.1023%2FA%3A1011058419113 .
35 Кэтрин С. О’Лири и др., «Суицидальные мысли среди городских девяти- и десятилетних детей», Журнал развития и поведенческой педиатрии 27 вып. 1 (2006): 33-39, по состоянию на 30 июля 2019 г., https: // journals.lww.com/jrnldbp/Abstract/2006/02000/Suicidal_Ideation_Among_Urban_Nine_and_Ten_Year.5.aspx .
36 Winsper et al.
37 Столяр.
38 Kloos et al.
39 Столяр.
40 Хелен Джексон, Пег Маккарт Хесс и Аннаклэр ван Дален, «Самоубийство в раннем возрасте: как спрашивать и как отвечать», Семьи в обществе 76, вып. 5 (1995): 267-278, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://doi.org/10.1177%2F104438949507600501 .
41 Дэвид А. Брент и др., «Семейная передача расстройств настроения: конвергенция и расхождение с передачей суицидного поведения», журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии, 43, no. 10 (октябрь 2004 г.): 1259-1266, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://jaacap.org/article/S0890-8567(09)61580-X/pdf .
42 Джеймс Дж. Мазза и др., «Исследование обоснованности ретроспективных оценок суицидных попыток среди молодежи», журнал Journal of Adolescent Health 49, no.5 (ноябрь 2011 г.): 532-537, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://www.jahonline.org/article/S1054-139X(11)00127-3/fulltext .
43 Андреа Л. Баррокас и др., «Показатели несуицидных самотравм в молодежи: возраст, пол и поведенческие методы в выборке сообщества», Pediatrics 130, no. 1, 39-45, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://pediatrics.aappublications.org/content/130/1/39 .
44 Там же. Противоположное оказалось верным для подростков; Девочки в девятом классе гораздо чаще, чем мальчики, совершали самоповреждения, и большинство таких случаев было порезанием / вырезанием кожи.
45 Whalen et al.
46 Столяр.
47 Whalen et al.
48 Дэвид А. Брент и др., «Психопатология и ее связь с суицидальными идеями в детстве и подростковом возрасте», журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии 25, вып. 5 (сентябрь 1986 г.): 666-673, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://jaacap.org/article/S0002-7138(09)60292-2/fulltext.
49 Барбара Хейз, Арвен Йорк и Брэндон Тэтчер, «Методы выявления самоубийств среди детей: задаем ли мы правильные вопросы?» Обзор литературы и практические рекомендации », Журнал для практикующих медсестер, 12, вып.8 (2016): 411-417, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://www.npjournal.org/article/S1555-4155(16)00063-5/fulltext .
50 Эми Дж. Уайз и Пол М. Спенглер, «Самоубийства среди детей младше четырнадцати лет: клинические суждения и вопросы оценки», Журнал консультирования по психическому здоровью 19, вып. 4 (1997): 318-335, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://www.researchgate.net/publication/234753038_Suicide_in_Children_Younger_than_Age_Fourteen_Clinical_Judgment_and_Assessment_Issues.
51 Селви Б. Уильямс и др., «Скрининг детской и подростковой депрессии в учреждениях первичной медико-санитарной помощи: систематический обзор данных для Целевой группы США по профилактическим услугам», Pediatrics 123, no. 4 (апрель 2009 г.), по состоянию на 30 июля 2019 г., https://pediatrics.aappublications.org/content/123/4/e716 .
52 Heise, York and Thatcher.
53 Лесли К. Якобсен и др., «Опрос детей предпубертатного возраста о суицидальных идеях и поведении», журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии, 33, вып.4 (май 1994 г.): 439-452, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://doi.org/10.1097/00004583-199405000-00001 .
54 Лиза Хоровиц и др., «Задавайте вопросы по проверке самоубийств (ASQ): краткий инструмент для педиатрического отделения неотложной помощи», Архив детской и подростковой медицины 166, нет. 12 (октябрь 2012 г.): 1170-1176, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://jamanetwork.com/journals/jamapediatrics/fullarticle/1363508; и Лиза Хоровиц и др., «Скрининг молодежи на предмет суицидального риска в медицинских учреждениях: время задавать вопросы», Американский журнал профилактической медицины 47, no.3, S2 (сентябрь 2014 г.): S170-S175, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://doi.org/10.1016/j.amepre.2014.06.002 .
55 Тишлер, Рейсс и Родос.
56 Департамент здравоохранения Пенсильвании, Enterprise Data Dissemination Informatics Exchange (EDDIE), , по состоянию на 8 октября 2019 г., https://www.health.pa.gov/topics/HealthStatistics/EDDIE/Pages/EDDIE.aspx .
57 Джон С. Вестефельд и др., «Самоубийство среди недолесов: призыв к действию», журнал Journal of Loss and Trauma 15, no.5 (2010): 381-407, по состоянию на 30 июля 2019 г., https://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/15325024.2010.507655 .

Распространенность и корреляты суицидальных мыслей и попыток самоубийства у детей младшего возраста: популяционное исследование в США

Данные этой репрезентативной на национальном уровне выборки показывают, что в подростковом возрасте суицидальные мысли в течение всей жизни тревожно распространены, а попытки самоубийства встречаются реже, но по-прежнему вызывает серьезную озабоченность. Высокий уровень суицидальных мыслей и даже попыток самоубийства в этой выборке в раннем подростковом возрасте подчеркивает необходимость уточнения предикторов суицидного риска у детей и, в частности, изучения предикторов, которые отличают детей, переживших суицидную попытку, от детей с суицидальными представлениями.Настоящее исследование предлагает уникальное понимание предикторов чисто суицидальных мыслей и попыток самоубийства среди детей младшего возраста в Соединенных Штатах.

По сравнению с мужчинами, женщины демонстрировали более низкую вероятность суицидальных мыслей, но секс не был значимым предиктором суицидных попыток. Хотя уровень суицидальных мыслей и попыток самоубийства среди девочек-подростков постоянно выше, чем среди сверстников-мужчин [7, 30], похоже, что это не так у детей младшего возраста.Предыдущие исследования с участием молодежи этой возрастной группы были неоднозначными в отношении половых различий в суицидальных мыслях: некоторые исследования показали, что женщины более склонны к суицидальным идеям, чем мужчины [29], а другие исследования документально подтверждают более высокий уровень суицидальных мыслей среди мужчин, чем среди женщин [13]. ]. Что касается половых различий в попытках самоубийства, наш вывод о том, что секс не был связан с попыткой самоубийства, согласуется с прошлыми исследованиями, предполагающими, что половые различия в попытках самоубийства не очевидны у детей младшего возраста [29, 31] и могут не проявиться до тех пор, пока подростковый возраст [32].В нашем исследовании добавлены новые данные большой национальной репрезентативной выборки, которые подчеркивают необходимость не упускать из виду возможность суицидальных мыслей у молодых мужчин. Для этих мужчин столь раннее проявление суицидальных идей может быть особенно важным фактором риска суицидного поведения в будущем, и, поскольку раннее начало психопатологии связано с более тяжелым течением, возможно, что они могут быть широко представлены в группе мужчины, которые в конечном итоге умирают от самоубийства. Проследить за подростками мужского пола с суицидными идеями до более поздних волн данных ABCD будет особенно важно для лучшего понимания, действительно ли начало суицидных мыслей в этом возрасте, по сравнению с более поздним началом, действительно связано с особенно плохим долгосрочным прогнозом в подростковом и взрослом возрасте.

Растущее количество свидетельств также демонстрирует, что молодые люди из числа сексуальных меньшинств подвергаются повышенному риску самоповреждающих мыслей и поведения [33, 34]. Наши результаты расширяют эту литературу, показывая, что эти эффекты наблюдаются у молодежи в возрасте от 9 до 10 лет. В этой выборке у подростков, идентифицировавших себя как сексуальное меньшинство, почти в четыре раза больше шансов испытать суицидальные мысли, чем у тех, кто идентифицировал себя как гетеросексуалы. Среди несовершеннолетних с историей суицидальных мыслей у тех, кто идентифицировал себя как сексуальное меньшинство, были более чем в два раза больше шансов совершить попытку самоубийства.Наши результаты подчеркивают острую необходимость в усилиях по раннему вмешательству и профилактике, направленных на молодежь из сексуальных меньшинств.

Другой группой, нуждающейся во вмешательстве и профилактических мероприятиях, может быть молодежь, чей семейный доход составляет менее 50 000 долларов в год. В нашей выборке семейные доходы менее 25 000 долларов США или 25 000–49 999 долларов США были связаны с более высокими шансами на то, что молодые люди совершили попытку самоубийства. Эти результаты согласуются с предыдущими исследованиями, оценивающими социально-экономические корреляты суицидального риска у подростков подросткового возраста.Уолш и его коллеги, например, обнаружили, что среди 11–12-летних получение бесплатного или льготного школьного обеда было связано с более высокими шансами на суицидальные мысли и попытки самоубийства среди молодежи с суицидальными идеями [15]. Семьи с низкими доходами часто сталкиваются с факторами стресса, имеют меньше ресурсов и сталкиваются с большими препятствиями в обеспечении высокого уровня родительского контроля по сравнению с семьями с более высокими доходами, последнее из которых было связано с более высоким риском как суицидальных мыслей, так и попыток в предыдущем исследовании ABCD анализы [19].

С точки зрения расы более низкие шансы суицидальных мыслей, которые мы наблюдали среди чернокожей молодежи, соответствуют некоторым предыдущим исследованиям [7]. Недавние данные свидетельствуют о том, что количество попыток суицида [35] и смертности в результате самоубийства [3] увеличивается среди чернокожей молодежи, что приводит к призыву от NIMH для проведения дополнительных исследований в этой группе населения [5]. Хотя среди молодежи с суицидальными идеями черная молодежь не различалась по своим шансам на попытку самоубийства по сравнению с белой молодежью, это не исключает возможности того, что разрыв между показателями суицидальных попыток и смертности от самоубийства среди белой и черной молодежи, соответственно , может быть закрытие.По мере продолжения исследования ABCD, будущие лонгитюдные исследования, изучающие предикторы суицидных попыток среди чернокожей молодежи в этой выборке, обещают помочь в профилактических мероприятиях по смягчению этой тенденции.

Также важно отметить, что у многорасовой молодежи были значительно более высокие шансы на возникновение суицидных мыслей, но не на попытки самоубийства, по сравнению с белой молодежью, и что у латиноамериканской молодежи были значительно более низкие шансы на суицидальные мысли, но не попытки самоубийства, по сравнению с неопытными. -Испанская молодежь.Предыдущее исследование подростков также показало, что по сравнению с белой молодежью многорасовая молодежь подвержена повышенному риску суицидальных мыслей и попыток самоубийства [36]. Вдобавок, по сравнению с неиспаноязычными людьми, у латиноамериканцев снижен риск суицидальных мыслей и попыток самоубийства, хотя этот разрыв, похоже, сужается для молодежи и, возможно, даже изменился в последние годы [37]. Эти результаты подчеркивают важность будущих исследований, посвященных изучению эффектов множественных, а иногда и пересекающихся идентичностей.Группы расовых меньшинств сталкиваются с повышенной дискриминацией, предрассудками и стигматизацией, что, в свою очередь, увеличивает стресс и негативные последствия для психического здоровья [38]. Теория интерсекциональности [39] подчеркивает, что эти риски могут еще больше усиливаться, когда люди испытывают множественные меньшинства идентичностей, как в случае с некоторыми представителями многорасовой молодежи. Учет пересекающихся расовых идентичностей важен для углубления нашего понимания риска суицида среди молодежи, а также для информирования наших взглядов на внедрение системных изменений для снижения риска для наиболее нуждающейся молодежи.

С точки зрения диагностических предикторов суицидальных мыслей и попыток самоубийства, наличие хотя бы одного психического состояния было связано с большей вероятностью суицидных мыслей в течение всей жизни, и самые сильные эффекты были у молодежи, у которой было два или более расстройства, которые предсказывали как суицидальные мысли, так и попытки самоубийства. Фактически, у молодежи, испытывающей коморбидность, почти в четыре раза больше шансов за всю жизнь иметь суицидальные мысли и более чем в два раза шансы попытки самоубийства среди молодежи с суицидными идеями.Предыдущие данные свидетельствуют о том, что коморбидность является надежным предиктором суицидного риска как среди подростков, так и среди взрослых [7, 40], и настоящие результаты распространяют эту модель на подросткового возраста. Теории самоубийства подчеркивают, что более тяжелые страдания или психологическая боль [41] могут привести к самоубийству из-за желания избежать этой боли [42]. Зависимость «доза-ответ», наблюдаемая в наших результатах и ​​в предыдущей литературе, может быть связана с тем фактом, что коморбидность связана с более высокими уровнями дистресса и нарушений [40].

Индивидуальные диагнозы были менее последовательными предикторами суицидальных мыслей и попыток самоубийства в этой возрастной группе. Особо следует отметить открытие, что MDD было связано со значительным увеличением шансов на суицидальные мысли, но не с попытками самоубийства среди молодых людей с суицидальными идеями. Примечательно, что БДР не было существенно связано с попытками самоубийства, поскольку суицидальные мысли и поведение чаще всего рассматриваются как происходящие в контексте БДР. Текущие результаты показывают, что может быть оправдано более детальное рассмотрение этой связи.То, что БДР было самым сильным диагностическим предиктором суицидальных мыслей, согласуется с этой точкой зрения; фактически, доверительный интервал для БДР не пересекался с доверительным интервалом для любого другого расстройства. Напротив, MDD не проводил различий между молодыми людьми с суицидальными идеями, которые совершали и не совершали попытки самоубийства. Это согласуется с недавним метаанализом, который показал, что депрессия надежно предсказывает суицидальные мысли, но лишь слабо предсказывает попытки самоубийства среди людей с суицидальными идеями [43].

Также следует отметить результаты, согласно которым расстройство поведения, ODD и ADHD были связаны с суицидальными идеями, но не с попытками самоубийства в многомерных моделях. Расстройства экстернализации часто упускаются из виду при оценке диагностических факторов, связанных с риском суицида. В подростковом возрасте, однако, расстройства деструктивного поведения, включая расстройство поведения, ODD и ADHD, были связаны с суицидальными идеями и попытками, согласно национально репрезентативным данным [7]. Результаты, полученные в этой выборке подростков, указывают на потенциальный путь, по которому молодые люди с экстернализированной психопатологией испытывают суицидальные мысли, которые только на более поздних этапах развития проявляются как суицидальное поведение.В частности, эти данные в совокупности предполагают, что подростки с БДР или экстернализирующими расстройствами могут подвергаться особому риску суицидальных мыслей, но что сопутствующая психическая патология потенциально может быть даже более важной для понимания того, кто из этих молодых людей может продолжать действовать в соответствии со своими суицидальными мыслями. Однако для проверки этой возможности необходимы продольные исследования.

Мы обнаружили, что 34,59% молодежи предподросткового возраста с историей суицидальных мыслей на протяжении всей жизни и 54,82% молодежи с историей попыток суицида на протяжении всей жизни получали психиатрическое лечение.Эти показатели ниже, чем зарегистрированные в исследованиях, посвященных оценке использования лечения среди подростков с историей суицидальных мыслей или поведения (> 80%) [7], и указывают на то, что слишком мало молодых суицидальных подростков получают лечение. Одним из факторов может быть то, что подростки подросткового возраста не раскрывают суицидальные мысли или поведение своим родителям / опекунам. Это подтверждается исследованиями, обнаружившими низкую согласованность сообщений молодежи и родителей о суицидальных мыслях и попытках самоубийства [22, 44, 45].

Также возможно, что эти низкие показатели использования лечения связаны с выражением суицидальных мыслей среди подростков до подросткового возраста по сравнению с подростками, которые рассматриваются как менее серьезные или, возможно, даже не принимаются во внимание из-за убеждений, что маленькие дети с меньшей вероятностью действительно осознают самоубийство или совершат самоубийство. средства для устранения суицидальных мыслей [46, 47]. Среди молодежи с суицидальными идеями у молодых людей, которые идентифицировали себя как женщин, чернокожих или латиноамериканцев, были более низкие шансы на получение лечения. Существуют давние расовые и этнические различия в доступе к медицинскому обслуживанию в зависимости от множества состояний здоровья; [48,49,50] наши результаты показывают, что эта проблема может распространяться и на доступ к лечению психического здоровья подростков подросткового возраста, испытывающих суицидальные мысли.Обнаружение более низкого уровня обращения за лечением среди чернокожей молодежи с суицидными идеями, в частности, добавляет актуальности вышеупомянутому недавнему акценту NIMH на лучшее понимание суицида в этом возрасте и расовой демографии. Молодые люди с суицидными идеями, у которых был какой-либо диагноз психического здоровья, особенно два или более диагноза психического здоровья, имели больше шансов получить лечение психического здоровья. Это согласуется с исследованиями среди подростков [20], которые выявили более высокие показатели использования лечения, когда подростки испытывали более высокий уровень психопатологии.Таким образом, возможно, что коморбидная психопатология, а не самоубийственные мысли, является основным фактором начала лечения психического здоровья.

Сильные стороны и ограничения

Сильные стороны этого исследования включают большую популяционную выборку, которая позволяет проводить значимое исследование поведения с низкой базовой частотой. Это особенно актуально, потому что такие масштабные репрезентативные исследования самоубийств в подростковом возрасте чрезвычайно редки, но все же необходимы для точной характеристики масштабов этой проблемы общественного здравоохранения.Кроме того, самоубийство оценивалось с помощью структурированного диагностического интервью, которое является более надежным и менее подверженным ошибочной классификации, чем метод оценки по одному пункту, используемый в большинстве крупномасштабных исследований [51, 52]. Тем не менее, эти результаты следует интерпретировать в контексте нескольких ограничений. Во-первых, поперечный характер данных не позволяет делать выводы относительно временного характера. В будущих исследованиях следует изучить предполагаемую взаимосвязь между сопутствующей патологией и суицидом по мере того, как данные последующего наблюдения ABCD будут доступны по мере продвижения исследования.Во-вторых, группы в рамках определенных социально-демографических характеристик, таких как расовая принадлежность и сексуальная ориентация, были объединены, чтобы сохранить достаточную аналитическую силу, предотвращая детальное изучение межгрупповых различий. Это важно, поскольку риск негативных последствий для психического здоровья может различаться в зависимости от личности человека; например, в исследовании уровня самоубийств среди молодых лесбиянок, геев и бисексуалов риск суицидальных мыслей и поведения был выше у лиц, идентифицированных как бисексуалы, по сравнению с лесбиянками или геями [53].Наконец, мы изучили предикторы использования любого лечения психического здоровья. Будущие исследования, посвященные изучению типов используемых услуг, продолжительности лечения или эффективности полученного лечения, могут дать более конкретные рекомендации относительно того, как лучше всего связать молодых людей, испытывающих суицидальные мысли или поведение, с помощью, основанной на фактических данных.

Клинические последствия

Результаты подтверждают острую необходимость в целевых подходах к профилактике и лечению самоубийств у детей младшего возраста.Действительно, недавний метааналитический обзор показал, что современные подходы к вмешательству в отношении самоубийств и членовредительства демонстрируют относительно небольшие эффекты [54], и эти эффекты были еще слабее для выборок детей и подростков, для которых существует гораздо меньше исследований, чем для взрослых. Текущие результаты проливают свет на важные социально-демографические и диагностические соображения при разработке целевых профилактических мер как для суицидальных мыслей, так и для попыток в этой возрастной группе. В частности, избирательные подходы к профилактике у детей младшего возраста могут выиграть, если уделить больше внимания молодежи чернокожих и сексуальных меньшинств, молодежи из малообеспеченных семей и молодежи с множественными сопутствующими психическими заболеваниями.Данные также предполагают, что целевые подходы могут различаться для предотвращения суицидальных мыслей и попыток самоубийства. В дополнение к рассмотрению того, на кого нацелить усилия по профилактике и лечению, результаты подчеркивают необходимость улучшения работы служб охраны психического здоровья у подростков младшего возраста с историей суицидальных мыслей и / или попыток самоубийства. Было обнаружено, что подростки с суицидальными идеями или попытками самоубийства получали лечение в меньшей степени, чем их сверстники-подростки [7], возможно, из-за непонимания родителями и поставщиками серьезности проявлений суицидальности в этой возрастной группе.Информирование медицинских работников и заинтересованных сторон о клинической важности суицидных мыслей и поведения в подростковом возрасте, о чем отчасти свидетельствует тот факт, что они, как правило, сопровождаются значительными сопутствующими психическими заболеваниями, может быть необходимым первым шагом в улучшении выявления молодежи из групп риска. В свою очередь, регулярный скрининг на суицидальные мысли и попытки самоубийства в условиях, когда молодежь регулярно встречается (например, в учреждениях первичной медико-санитарной помощи, школе), в сочетании с направлениями в соответствующие и доступные службы психического здоровья, может помочь снизить уровень суицидальных мыслей и поведения среди населения. подростковый возраст.

Использование социальных сетей может сыграть важную роль в самоубийствах среди молодежи, считает эксперт

05 октября 2020

2 мин чтения

Источник / Раскрытие информации Источник:

Желязный Ю. Меняющаяся демография самоубийств среди молодежи — виноваты ли социальные сети? Представлено на: 34-й ежегодной конференции Американской ассоциации психиатрических медсестер; Сентябрь30 окт. 4 февраля 2020 г. (виртуальная встреча).

Раскрытие информации: Желязный не сообщает о раскрытии соответствующей финансовой информации.

ДОБАВИТЬ ТЕМУ В ОПОВЕЩЕНИЯ ПО ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЕ

Получать электронное письмо, когда новые статьи публикуются на

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать сообщения о публикации новых статей.Подписывайся Нам не удалось обработать ваш запрос. Пожалуйста, попробуйте позже. Если у вас по-прежнему возникает эта проблема, обратитесь по адресу [email protected]

Вернуться в Healio

Цифровой опыт среди подростков может существенно повлиять на их психическое здоровье и благополучие, по словам докладчика на ежегодной конференции Американской ассоциации психиатрических медсестер.

Джейми Желязни, доктор философии, доктор медицины, доцент Медицинской школы Университета Питтсбурга, отметил, что самоубийства являются второй ведущей причиной смерти среди людей в возрасте от 10 до 24 лет. Кроме того, количество самоубийств утроилось среди молодежи в возрасте от 10 до 14 лет, а также среди девочек, а показатели самоубийств значительно выше среди афроамериканских детей младше 13 лет.

Источник: Shutterstock

Рост числа самоубийств в этих демографических группах совпал с ростом использования социальных сетей.

«Исследование, опубликованное в 2015 году, показало, что порог, при котором у детей начинают возникать проблемы с психическим здоровьем, — это 2-часовая отметка», — сказал Желязны во время презентации. «Подростки, которые сообщали об использовании сайтов социальных сетей более 2 часов в день, с гораздо большей вероятностью сообщали о плохих последствиях для психического здоровья, таких как дистресс и суицидальные мысли. Исследование, проведенное в следующем году, показало, что проблемное использование Интернета в долгосрочной перспективе приводит к плохим результатам для психического здоровья, и это связано с плохим сном.”

Другие результаты исследования показали, что использование социальных сетей подростками связано с низкой самооценкой, плохим внешним видом и рискованным поведением. Более того, социальное сравнение и киберзапугивание были связаны с депрессией, тревогой и суицидальными идеями среди подростков.

В текущем пилотном исследовании, которое является частью более крупного проекта по оценке потенциала вмешательства по мониторингу социальных сетей, Желязны и его коллеги проанализировали данные о 15 суицидных подростках, набранных в рамках интенсивной амбулаторной программы Западной психиатрической больницы в Пенсильвании.Подростки участвовали в трех фокус-группах и заполняли анкеты, в которых они давали отзывы о положительных и отрицательных последствиях использования социальных сетей.

Результаты показали, что 67% участников сообщили, что чувствуют себя хуже из-за социальных сетей. Кроме того, 73% чувствовали давление, чтобы публиковать контент, который улучшал их внешний вид для других, 60% чувствовали давление, чтобы адаптировать контент к популярности и симпатиям, а 80% сообщили, что на них повлияла драма в социальных сетях. Однако 73% сообщили, что чувствовали поддержку в социальных сетях в трудные и трудные времена, 53% чувствовали себя более связанными с чувствами своих друзей и 93% чувствовали себя более связанными с их жизнями.

Риски социальных сетей, выявленные с помощью качественных интервью, включали интенсивное и проблематичное использование; нарушение сна; киберзапугивание; подверженность членовредительству / суицидальному контенту; недостоверность / неправда самому себе; отрицательное восходящее социальное сравнение; и сорванная принадлежность / неудовлетворенная потребность общаться с другими. Защитные факторы, выявленные в ходе качественных интервью, включали получение поддержки и поощрения из социальных сетей; чувство связи с друзьями; социальная вовлеченность или поощрение к участию в социальном взаимодействии; и личное самовыражение или способность говорить свободно.

Желязны отметил ограничения исследования, в том числе небольшой размер выборки и то, что оно состояло из тяжелобольных подростков, которые получали лечение в интенсивной амбулаторной программе.

«Нам действительно необходимо регулярно оценивать влияние использования социальных сетей, и когда я говорю это, я не имею в виду, что нам нужна специальная оценка или анкета, но мы должны действительно думать об этом, когда мы оцениваем любые симптомы, которые проявляются у детей. представляя », — сказал Желязны.

ДОБАВИТЬ ТЕМУ В ОПОВЕЩЕНИЯ ПО ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЕ

Получать электронное письмо, когда новые статьи публикуются на

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать сообщения о публикации новых статей.Подписывайся Нам не удалось обработать ваш запрос. Пожалуйста, попробуйте позже.