Цель в психологии: Цель (психология) — это… Что такое Цель (психология)?

Содержание

Цель и мотивы деятельности

Цель — это то, к чему стремится человек, для чего он работает, за что борется, чего хочет достичь в своей деятельности. Без цели сознательная деятельность невозможна.

Цели человеческой деятельности возникли и развивались исторически, в процессе труда. Они порождаются общественной жизнью, условиями, в которых живет человек. Они зависят от исполняемых человеком ролей, общественных поручений, от его развития и индивидуальных особенностей. Цели бывают близкими и отдаленными. Отдаленная цель реализуется через достижение ряда ближайших, частичных целей, которые шаг за шагом ведут к ее осуществлению в перспективе.

Общественно важная, содержательная цель становится источником активности личности. Только большая цель рождает большую энергию. Такая цель вызывает единство умственной, эмоциональной и волевой деятельности, целенаправленной сосредоточенности сознания на поставленных целях. "Рефлекс цели", как писал И.П. Павлов, имеет огромное жизненное значение, он является основной формой жизненной энергии человека.

Жизнь красива и сильна у тех, кто все время стремится к определенной цели. Как только исчезает цель, жизнь становится бесцветной и скучной.

Мотив — это внутренняя движущая сила, которая понуждает человека к деятельности. Мотивы деятельности и поведения человека генетически связанны с его органическими и культурными потребностями. Потребности порождают интересы, направленность личности на определенные объекты с целью познания и овладения ими.

Побуждениями к деятельности могут быть материальные потребности (потребности в пище, одежде, жилье) и духовные, культурные потребности (познавательные, общественно-политические, эстетические). Мотивация деятельности бывает близкой (осуществить желательное в ближайшем времени) и отдаленной (когда осуществление желательного планируется на длительное время).

Различают мотивы и по уровнем осознания. Бывают ярко и четко осознанные мотивы — обязанности перед коллективом, ответственность, дисциплинированность и др. Но во многих случаях действуют неосознаваемые побуждения, например, привычки, предубежденное отношение к определенным фактам жизни, людям и т. п. Однако, независимо от меры осознания мотива деятельности, он является решающим фактором в достижении поставленной цели.

Цели и мотивы деятельности человека определяются условиями жизни, производственными, учебными, игровыми отношениями. Между целями и мотивами деятельности существует определенная связь. С одной стороны, цель и мотивы понуждают человека к деятельности, определяют ее содержание и способы выполнения, а с другой — они и формируются в процессе деятельности, под влиянием условий, в которых она происходит. В процессе деятельности возникают и развиваются новые потребности и интересы, идеалы и убеждения — производственные, умственные, эстетические, спортивные.

Как правильно ставить цели? «Вижу цель - не вижу препятствий» | Психология

Какой же должна быть достижимая цель — то есть такая, которая не уподобляется горизонту, удаляющемуся от нас по мере того, как мы приближаемся к нему?

Во-первых, цель должна быть позитивной. То есть — формулироваться утвердительно. Правильная цель не должна содержать частичку «не», а также не должна звучать как «избежать», «избавиться» и т. д.

Примеры. Плохо поставленные цели — это «не пить», «избежать нищеты», «избавиться от лишнего веса». Хорошо поставленные цели — это «быть трезвым», «быть богатым», «быть стройной».

Если ничего позитивного в голову не приходит и крутится постоянно что-то типа «не хочу развода», попробуйте переформулировать задачу для себя: «Это то, чего я НЕ хочу. А чего же я ХОЧУ ВМЕСТО ЭТОГО?»

Будьте внимательны: если в формулировке цели присутствуют слова вроде «должен», «нужно», «необходимо», «следует» — эти слова снижают эффективность цели в разы, поскольку создают сопротивления в нашем сознании: почему должен? Кому должен? Достали все с этим «должен»!!! Ведь «должен», «надо» — это антиподы «хочу».

А как же мы можем чего-то захотеть, если используем для побуждения блокирующие слова? Поэтому, опять же, попробуйте переформулировать задачу для себя, заменив многочисленные «надо» на «хочу», «могу» и «сделаю».

Плохо поставленные цели — это «Я должен заработать денег, чтобы отдать долг», «Мне надо разгрузить себя и поехать в отпуск». Хорошо поставленные цели — это «Я могу зарабатывать и заработаю деньги», «Я хочу отдохнуть и поеду в отпуск». Цель лучше всего формулировать в терминах не процесса, а результата: то есть не «лучше работать», а «сделать то-то».

Во-вторых, ваши цели и способы их достижения должны находиться в сфере ВАШЕЙ же компетенции. Невозможно достичь цели, сформулированной как «Я хочу, чтобы муж бросил пить».

Это — не в границах ваших возможностей. Вы можете сколько угодно хотеть — однако бросать-то ему. Мы не можем заставить кого-либо что-либо сделать напрямую.

Казалось бы, где выход? В ключевом словечке «напрямую». Меняясь сами, мы меняем и мир вокруг нас, меняем и наших близких, мы способны подвигнуть на изменения и тех, от кого их ждем. Изменив свое поведение и реакции, мы можем создавать ситуации, в которых нужный нам человек сможет повести себя по-другому, не так как всегда, то есть не так, как нас не устраивает. Люди, сталкиваясь с нашей неожиданной, нетипичной реакцией, изменяются с гораздо большей вероятностью, нежели в случае нашего «стандартного поведения».

В-третьих, цель должна быть максимально конкретна.

Мы должны очень хорошо представлять себе, чего же мы хотим, представлять цель так, словно она уже достигнута: в образах, красках, звуках… «Я хочу достичь вершин в карьере» — это неконкретно, расплывчато и, скорее всего, достигнуто не будет. А вот прочувствованное представление образа: «Вот я проснулась в удобной постели (не забываем про цвет, ткань!) в прекрасной огромной квартире, вышла на балкон, посмотрела на чудесный вид за окном (желательно представить и вид), поехала на работу (марка машины, как выглядит офис), поднялась в свой кабинет (максимально подробно визуализируем), занялась своим любимым делом (конкретно: каким?)».

А теперь хорошо бы предаться воспоминаниям на тему «Как же я всего этого достигла?», разматывая клубочек из будущего к своему нынешнему, настоящему: тогда-то поехала на курсы повышения квалификации (или вообще сменила род деятельности), тогда-то добилась возможности съездить на стажировку за границу, что дало связи и возможность подтянуть язык… Шаг за шагом!

Что это дает? Во-первых, сознание успешности усиливает мотивацию. Даже если эта успешность выдумана (пока!), кровь уже побежит быстрей. Во-вторых, такая детальность позволяет человеку понять: этого ли я на самом деле хочу, это ли мне действительно нужно? Предположим, вы хотели быть большой начальницей, но с удивлением обнаруживаете, что выглядите (в собственных же глазах) как полная дура на шпильках в этом холодном кожаном кресле в прозрачном офисе.

А прокручивая в уме тему «Как я этого достигла» на этапе «поехала на стажировку», ловите себя на мыслях типа: «Зачем только, непонятно? Надо было вообще уходить оттуда — нервы были бы целее, дочку видела бы не полчаса в день… а как мне хотелось на свободный график, какие я умею делать фотографии, каким роскошным фотохудожником я стала бы в режиме фриланса…» Ведь, в сущности то же самое достигается, но другим путем: на самом деле хотелось не столько карьерных высот и гулких кабинетов, сколько самостоятельности, чувства реализованности и собственных денег.

Следующий момент: четкая конкретизация и визуализация дает возможность зафиксировать критерии достижения цели, то есть — на основании каких внешних признаков мы поймем, что цель УЖЕ достигнута? Это важно, чтобы цель не превратилась в горизонт, и чтобы мы, уже в принципе ее достигнув, не шли бы к ней, как в песенке: «Дерево, а за деревом — дерево, а за деревом — куст… нет-нет-нет, еще дерево, а за деревом — дерево…» и так до бесконечности.

В-четвертых, важна так называемая экологичность цели, то есть — неплохо бы заранее выяснить для себя, не противоречит ли достижение цели нашим убеждениям или объективной реальности? Сможем ли мы вписать достигнутый результат в нашу жизнь или же, подгоняя под данную цель, нам придется кардинально переменить весь уклад нашей жизни? Кроме того, нам необходимо понять, не конфликтуют ли разные наши цели между собой, не создадут ли они нам с трудом разрешимых противоречий? Не нарушает ли достижение цели какие-то наши уже существующие отношения, ценности?

Пример: если женщина одновременно ставит себе цель, скажем, в этом году родить второго ребенка и получить второе высшее образование — эти цели будут изрядно конфликтовать друг с другом, особенно в случае, когда помощников у нее нет. Если у человека близорукость высокой степени, но он упорно ставит себе цель научиться водить машину, он тоже не может быть уверен в экологичности этой своей цели, в том, что она достижима в условиях объективной реальности и не вступит в конфликт с такими понятиями, как «безопасность» и «здравый смысл».

Проверка на экологичность позволяет увидеть все плюсы и минусы достижения выбранной цели (а они есть всегда: ведь любая цель — это изменение существующей системы, а значит, имеет как положительные, так и отрицательные стороны) и понять, чего же больше. Увидев заранее отрицательные моменты, мы можем, во-первых, принять меры к тому, чтобы их минимизировать (соломки подстелить), а во-вторых — даже пересмотреть саму цель и необходимость ее достижения.

Ну, и последнее: чрезвычайно важна МОТИВАЦИЯ достижения цели. Мотивация отвечает на вопросы «почему» и «для чего» предпринимает человек в своей жизни определенные действия, в которых, собственно, нет жизненной необходимости (вот утолять жажду — жизненно необходимо, и никто не мучает себя понапрасну вопросом «зачем мне это надо»).

Мотивация бывает самая разнообразная, от кнута до пряника, и у человека всегда есть определенный «любимый» стиль, а вот совокупность стилей поведения складывается в так называемые метапрограммы, о которых я расскажу в следующей статье.

Психологический анализ целей психотерапевтической практики

Прежде чем двигаться в направлении создания какой бы то ни было новой школы психотерапии, пожалуй, наиболее важно определить, какие цели и задачи стремится реализовать соответствующая ей психотерапевтическая практика. Также важно определить, в чем ее отличие от других психотерапевтических моделей в этом исходном пункте. Второй вопрос, стоящий перед претендующей на самостоятельность школой, заключается в наличии у нее уникальной методологии. Причем цель и метод ее достижения, разумеется, взаимосвязаны, но не единственно возможной связью. Так, направления психотерапии, преследующие схожие цели, могут, однако, различаться в методах. Обратное, по всей видимости, также возможно. Например, при отличиях между консультированием и психотерапией внутри одной и той же школы. Или между психоанализом и психоаналитической терапией. Довольно схожие методы психологической работы при этом преследуют различные цели. В случае консультирования это повышение психологической компетентности, в психотерапии – скорее развитие. Однако, если вне зависимости от специфики школы психотерапия преследует более или менее схожие цели, то задачи, которые ставит перед собой психотерапевт, очень разнятся от направления к направлению. Иначе говоря, специфика психотерапевтического направления заключается в том, путем реализации каких задач и каким способом достигается цель психотерапии. Настоящая работа посвящена анализу целей психотерапии.

Другим аспектом проблемы, обсуждаемой в настоящей статье, является интегральная позиция психотерапевтической модели, определяющая ее принадлежность той или иной сфере культуры. С какой из них, учитывая свою специфику, школа имеет большие сходства: с наукой или философской практикой, религией или искусством и т.д.? Так, например, когнитивно-бихевиоральная терапия тяготеет к ценностям науки, психоанализ и экзистенциальная терапия основаны скорее на вере, гештальт-терапия представляется нам разновидностью искусства и т.д. Подобный анализ не входит в задачи настоящей работы, но является полезным для понимания сущности психотерапии. Несмотря на общность определенной школы психотерапии с той или иной сферой человеческой деятельности, совершенно бессмысленно рассматривать в целом психотерапию как составную часть той или иной культурной области. Психотерапия слишком разнородное явление, отличающееся в своей специфике от направления к направлению. В ней не стоит усматривать какую бы то ни было общность принципов и методов. Зачастую разные направления отличаются между собой не меньше, чем собственно религия, наука или философия. Поэтому невозможно объединить психотерапию в рамках единой профессии. Попытки интеграции всех психотерапевтов мира при этом носят скорее нарциссический характер. В их основе почти всегда лежит мотив власти и влияния. Психоаналитик, гештальт-терапевт, экзистенциальный, когнитивный, бихевиоральный терапевт и т.д. – это совершенно разные профессии.

Предлагаемая вашему вниманию статья не предполагает обширного анализа методологии всей психотерапевтической практики. Она посвящена специфике лишь диалогово-феноменологического подхода в психотерапии. В частности речь пойдет о тех целях, которые ставит перед собой психотерапевт, работающий в соответствующей психотерапевтической модели. Для начала попробую рассмотреть некоторые наиболее распространенные иллюзии телеологического характера, которые до настоящего времени присутствуют в общественном сознании относительно психотерапии в целом. В практике современной психотерапии, к сожалению, зачастую именно эти иллюзии определяют тактику и стратегии терапевтической работы, нередко уводя нас далеко в сторону от сущности профессии.

Со времени основания психотерапии перед ней перманентно находится вопрос – каковы ее цели, на что она направлена? На фоне этого основного вопроса с неизбежностью появляются все новые: является ли психотерапия средством повышения качества жизни человека, облегчения его страданий, избавления от беспокоящих симптомов, стабилизации его психики и т.д.? Иначе говоря, реализует ли психотерапия те функции, ради которых, казалось бы, она была когда-то создана? Идеология большинства классических и современных школ психотерапии позволяет сохранить эту скромную надежду. Детальное же изучение теории и практики диалогово-феноменологической психотерапии заставляет навсегда оставить ее.

Но так ли уж безнадежно звучат эти слова? Если надежда заключается в том, чтобы вернуть психотерапии весь тот объем власти в общественном сознании, которым она обладала совершенно неоправданно, культивируя иллюзии о возможности контроля всей сферы психического, то я с уверенностью собираюсь конфронтировать любые попытки реабилитации этого мифа. С другой стороны, именно этой радикальной конфронтацией хочется открыть начало размышлениям об альтернативах современной психотерапии. Итак, давайте уделим немного внимания анализу полевой методологии диалогово-феноменологического подхода в психотерапии, в частности, ее влиянию на особенности целеполагания психотерапевта.

На протяжении всего 20-го столетия психологами и психотерапевтами различных школ и направлений проводилось множество исследований эффективности психотерапии. Наиболее скандальные из них, начиная со знаменитого исследования Г. Айзенка 1952 года, заканчивались тем, что обнаружить какие бы то ни было достоверные значимые различия в выделенных критериях психологической эффективности у людей, проходящих психотерапию и не участвующих в ней, не удавалось вовсе. Более оптимистичные исследовательские проекты с различной степенью эйфории доказывали, что психотерапия – весьма полезное занятие в смысле улучшения жизни людей. При этом важно отметить, что критерии эффективности психотерапии разнились от исследования к исследованию, тем не менее, объединяясь фактором социальной и/или психологической полезности. Таким образом, психотерапевтический процесс подвергался попыткам быть понятым через призму не психотерапевтического, но социально-бытового мышления. По всей видимости, именно это было ошибкой – смешение в едином проекте-исследовании бытового и психотерапевтического мышления. По этой причине следует пересмотреть критерии эффективности психотерапии, которые напрямую связаны с ее целями.

Итак, что же является целью психотерапии? Избавление от симптомов? Облегчение страданий? Улучшение или упрощение жизни? Появление психологического комфорта или удовлетворенности? Социальное благополучие? Личностные изменения? Спокойствие в жизни? Стабилизация в рамках психической нормы? С точки зрения обыденного сознания, все вышеперечисленное является вполне логичным. Но так ли это на самом деле выглядит с позиции психотерапевтического мышления? Предназначена ли для этого психотерапия? Попробую рассмотреть некоторые из этих претендентов на статус цели психотерапии по отдельности.

Избавление от симптомов

О психологическом понимании места и значения психологического / психосоматического симптома в рамках диалогово-феноменологического подхода в психотерапии отмечалось уже не раз. Поэтому постараюсь быть более лаконичным. Телеологическая фиксация в процессе психотерапии на избавлении от мучающих клиента симптомов скорее блокирует процесс переживания, нежели поддерживает его. А поскольку существование симптома производно от блокирования или деформации переживания, то фиксация его в качестве цели психотерапии парадоксальным образом обрекает нас на неудачу. Пытаясь избавиться от симптома, мы только еще жестче фиксируем его значение в поле. И чем более страстно пытаемся это сделать, тем стабильнее становится его существование. Так, иногда терапевты всерьез пытаются побороть аноргазмию или психогенное бесплодие у своих клиентов. Их терапевтические интервенции и душевные силы фокусируются вокруг симптомов. Однако от многочисленных попыток контроля проявлений этих симптомов их власть лишь усиливается. Клиенты зачастую сами до прихода на терапию экспериментировали с формами такого контроля симптомов. Борясь с ними, они все больше становились их союзниками. Теперь же в этот «заговор» включается и терапевт. Поэтому симптомы не проходят годами, десятилетиями или вовсе никогда. То же самое парадоксальным образом происходит в случае булимии, вегетососудистой дистонии и пр.

Это лишь отдельные примеры ограничений психотерапии, которая ориентирована на эскалацию контроля над симптомами и экспериментирование со способами борьбы с ними. Сказанное верно в отношении любого симптома. Культивирование его сверхценности для терапевтического процесса лишь усиливает его. И наоборот, эффективная психотерапия не акцентирует все свое внимание на преодолении симптома. Она скорее расширяет поле своего интереса до контакта, в который этот симптом включен. И исследует способы организации этого контакта и процесса переживания, который соответствует ему. В заключение обсуждения этого кандидата на цель психотерапии повторим, что избавление от симптома является побочным продуктом психотерапевтического процесса, фокусированного на переживании. Разумеется, желанным, важным, но все же побочным.

Облегчение боли и страданий

Это еще одна из иллюзий, которые сохранила популистская психотерапия в общественном сознании людей. Особенно в нашей постсоветской культуре, где обращение за психологической помощью, как правило, мотивировано возникшей и уже довольно длительное время существующей в жизни человека психической болью[1]. В этом случае психотерапия представляет собой нечто вроде скорой психологической помощи. Тем не менее «психологическая анестезия» невозможна, разве что в случае экстренной остановки процесса переживания. А вот это в планы и ценности диалогово-феноменологической психотерапии как раз и не входит. Невозможно поддерживать процесс переживания и снимать боль одновременно. Поддерживая же переживание, нам необходимо отказаться от любых попыток контроля психологической боли в терапевтическом процессе. Теперь только переживание само по себе обладает властью над динамикой боли. Как показывает опыт, боль, с которой обратился клиент, не всегда уменьшается в первые сессии, особенно если речь идет о ситуации психической травмы. Более того, нередко требуются неимоверные усилия для того, чтобы восстановить способность человека ее переживать, потому что он сам старается привычным образом «затолкать» ее на периферию феноменологического поля. Так что предварительно клиенту бывает нужно заметить ее в себе. Иногда боль осознается лишь в процессе психотерапии. Так, например, происходит при терапии человека, страдающего посттравматическим стрессовым расстройством. Иначе говоря, клиенту по ходу терапии нередко становится гораздо больнее, чем было до нее.

Сохранение возможности переживать боль в процессе психотерапии важно еще в связи с одним обстоятельством. Психическая боль маркирует в жизни человека нечто очень ценное. Ценное в самом широком смысле этого слова. Вне ценности боль возникнуть просто не может. Зачастую мы узнаем о чем-то ценном для нас в тот момент, когда это что-то утрачено или возникла угрозы его утраты. Именно боль помогает нам обнаружить в этом случае ценности своей жизни. Полагаю, читателю становится понятным, почему не стоит избавляться от боли преждевременно, выбрасывая ее за пределы процесса переживания. Мы можем в полной мере рассматривать боль как маркер и источник психологического развития человека. По ходу терапии в процессе восстановления у человека чувствительности к боли мы помогаем ему вернуть себе свою Жизнь, множественные аспекты которой были выброшены за пределы переживания. Попытка же избавиться от боли экстренным способом, как правило, эксплуатирует обратный механизм – девальвации обнаруженной ценности. Например, в теории когнитивного диссонанса одним из способов его снизить является снижение значения сферы, в которой человек столкнулся с диссонансом.

Улучшение или упрощение жизни. Появление психологического комфорта

Правда ли, что жизнь людей в процессе психотерапии значительно упрощается или улучшается? Действительно ли она становится менее конфликтной и напряженной? На самом ли деле появляется ощущение психологического комфорта? Ведь именно за это, в соответствии с содержанием общественного сознания, стоит платить терапевту. Как правило, именно с такими ожиданиями люди обращаются к психотерапевту. Разумеется, что без столкновения с разочарованием в этом процессе не обойтись. Зачастую уже с первых сессий клиенты обнаруживают свою жизнь как гораздо более сложную и трудную, чем они предполагали ранее. Это и понятно, учитывая, что до обращения за психотерапией жизнь человека вращалась вокруг динамики, обусловленной хронической ситуацией низкой интенсивности. Self-парадигма препятствовала появлению в поле осознавания человека значительной части элементов поля, которые, превратившись в феномены, могли бы осложнить жизнь человека еще больше.

Итак, на практике жизнь людей, обратившихся за психотерапией, нередко усложняется. Ранее они жили, совершенно никак не сталкиваясь с множеством феноменов, которые в виде элементов поля лежали «мертвым грузом» на периферии его фона. По ходу же терапии человек оказывается перед необходимостью теперь их учитывать. При этом иногда прежний способ жизни теряет в глазах клиента свой смысл. Наступает кризис, инициирующий трансформацию жизни человека в целом и способов организации контакта в поле, в частности. При этом ближайшее его окружение не всегда готово к такого рода изменениям. Скорее это вызывает довольно выраженную тревогу, беспокойство или недовольство у друзей, коллег и родственников клиента. Зачастую в начале процесса психотерапии клиенты отмечают, что их актуальные отношения с окружающими «значительно портятся», в них появляется больше конфликтов и напряжения. Именно по этой причине, например, опытные психотерапевты рекомендуют клиентам не принимать никаких жизненно важных решений на протяжении процесса психотерапии, особенно его начальных этапах.

Совладание с психологическим кризисом

В начале обсуждения этой цели-претендента несколько слов статистики. Люди, переживающие психологический кризис, в 70-80 % случаев самостоятельно справляются с ним. Оставшимся 20-30 % людей требуется помощь специалиста. Среди людей, получающих в ситуации психологического кризиса психотерапевтическую помощь, также около 70-80 % выходят из него без психологических потерь. Остальные 20-30 % клиентов демонстрируют те или иные симптомы, еще длительное время напоминающие о событиях кризиса.

Как видите, влияние психотерапии на процесс совладания с кризисом, по крайней мере, в зеркале статистики, мягко говоря, незначителен. По всей видимости, гораздо большим значением здесь обладает нечто, присущее самому человеку. Когнитивные психологи, идеологически следующие за Л. Фестингером, Ф. Хайдером и др. утверждают, что это естественные когнитивные стратегии совладания с кризисом. Аналитические терапевты опираются в понимании этого процесса на механизмы психологической защиты. Наша же точка зрения в своем основании апеллирует к концепции переживания, принятой в диалогово-феноменологической модели психотерапии. Иначе говоря, суть психотерапии применительно к сфере психологического кризиса заключается не в совладании с ним, а в сопровождении этого естественного процесса. Совершенно естественного и лежащего в основании психического развития человека. Более того, сама психотерапия является источником кризиса. Иначе говоря, если до начала прохождения психотерапии человек не переживал кризис, то можно быть уверенным, что по ходу успешной психотерапии, он неизбежно столкнется с ним. В более ранней работе постулировалась концепция управляемого кризиса, суть которой заключается в том, что по ходу терапии самим терапевтическим процессом мы инициируем кризис в жизни клиента, впрочем, так же, как и в жизни терапевта. В отличие от привычного бытового понимания кризиса мы рассматриваем его как совершенно естественный и даже необходимый для изменения процесс. Именно по этой причине он скорее культивируется в процессе диалогово-феноменологической психотерапии, чем купируется ею.

Социальное благополучие и адаптация

Как уже отмечалось, психотерапия фактически никогда за редким исключением не была социально ориентированным предприятием. Сама идеология психотерапии носит, как мне кажется, асоциальный характер. Именно асоциальный, а не антисоциальный, который имеет значительно более тесные связи с общественными задачами, несмотря на жесткую конфронтацию с ними. Асоциальность психотерапии предполагает акцентирование ее внимания на уникальном в человеке в противовес центрированности на его адаптации в обществе.

Это не значит, что психотерапия борется с обществом или презирает социальные ценности. Нет. Просто акцент в психотерапевтической работе ставится на том, каким образом во взаимодействии с обществом человеку удается реализовывать свои личные ценности и идти своим собственным путем. Психотерапию интересует в большей степени ситуации конфликта между социальным и личным. В связи с этим вспоминается фраза из известной песни Бориса Гребенщикова «Электрический пес»: «И сплоченность рядов есть свидетельство дружбы или страха сделать свой собственный шаг». Так вот психотерапия, признавая ценность сплоченности, фокусируется на способности человека «сделать свой собственный шаг».

Другими словами, для психотерапии гораздо более ценен человек, а не общество. В некотором смысле она всегда существовала параллельно с политикой и государством. Любые попытки создания ассоциаций и общественных организаций в сфере психотерапии под эгидой государства всегда заканчиваются тем, что сама психотерапия в них умирает, оставляя пространство лишь для функционеров от психотерапии. Психотерапия выживает с сохранением своих ценностей только в организациях, работающих как сообщество коллег, где каждый имеет достаточный объем власти и свободы. В некотором смысле такого рода устройство психотерапевтического сообщества, равно как и отношений между участниками индивидуальной и групповой психотерапии, определяются формой власти, описанной когда-то Петром Кропоткиным, а именно анархией. Анархией не как безвластием, а как властью каждого. Применительно к форме власти в психотерапии это означает, что она сосредоточена не в сообществах различного типа и у государства в целом, а у каждого отдельного человека, психотерапевта и клиента. Именно по этой причине я констатирую асоциальный характер психотерапии. Итак, психотерапия не борется с обществом, но живет по собственным законам и ценностям, где приоритет остается за уникальностью Человека.

Вернемся же к обсуждению вопроса о том, является ли повышение социального благополучия, успешности и уровня адаптированности целью психотерапии. Как показывает практика, люди в процессе психотерапии иногда становятся, наоборот, гораздо более маргинальными. Многие социальные достижения, которые клиенты имеют в начале терапии, являются производными от невроза. Трансформация же self-парадигмы зачастую с неизбежностью заставляет их пересмотреть те ценности, на которые они опирались в жизни. Сказанное особенно справедливо для успешных предпринимателей, политиков, людей творческих профессий. Большинство из них прерывают терапию в самом ее начале, когда начинают смутно осознавать угрозу для их социального благополучия, которая несет психотерапия. Возможно, это и хорошо. Полагаю, если бы у Винсента Ван Гога была возможность психотерапии, то очень вероятно, что он остался бы с ухом и прожил бы дольше 37 лет, но вот мир никогда бы не увидел «Подсолнухов», как впрочем, и других 200 картин, 500 рисунков и более 700 писем. Так, многие успешные предприниматели на моей памяти в ходе терапии оставляли свой эффективный бизнес и пересматривали свою жизнь. Некоторые отправлялись путешествовать, другие стали писать стихи и рисовать, третьи посвящали свою жизнь своей семье и близким. Что касается талантливых и гениальных людей творческих профессий, то в смысле творчества психотерапия им порой и вовсе противопоказана.

Другой аспект социального благополучия связан не столько с преставлениями о социальной успешности, сколько с идеей улучшения отношений с окружающими. Многие люди обращаются за психотерапией именно в надежде улучшить или, по крайней мере, упростить свои отношения с близкими. Но всегда ли психотерапия приводит к улучшению взаимоотношений клиента с окружающими его людьми? Как показывает опыт, нет. Например, по статистике более 50 % случаев семейной психотерапии заканчиваются разводом. В процессе индивидуальной и групповой психотерапии отношения клиента с окружающими людьми, по крайней мере, в начале психотерапии также значительно осложняются. Что не может не беспокоить его близких. Похоже, это одна из причин, по которой родственники клиентов стремятся справиться с возникшим таким образом диссонансом в отношениях посредством наклеивания на психотерапию ярлыка «секты».

Так что же происходит в психотерапии, что зачастую угрожает социальному благополучию клиента? Попробую ответить на этот вопрос. Self-парадигма и производная от нее хроническая ситуация низкой интенсивности, в замкнутом круге которой находится клиент в начале психотерапии, формируют более или менее стабильную социальную ситуацию в жизни человека. Не всегда приятную, но более или менее стабильную. Отношения с окружающими при таком положении вещей также остаются неизменными на протяжении довольно длительного времени. Психотерапия же, вторгаясь в феноменологическое поле, фасилитирует появление множества новых впечатлений и феноменов, которые до того находились за пределами осознавания в виде блеклых и незаметных элементов поля. Тем самым она предъявляет клиенту требования по изменению способов организации контакта. Человек оказывается вынужденным экспериментировать в отношениях с окружающими и формировать новый опыт. Объем и новизна потока феноменов в процессе психотерапии могут оказаться настолько значительными, что прежняя self-парадигма оказывается не в состоянии их усвоить. Так формируется психологический кризис, в котором человек начинает переосмысливать многие ценности своей жизни, в том числе и отношения с окружающими. Не стоит и говорить, что близкие для клиента люди, равно как и все другие окружающие, не всегда оказываются готовы к такой трансформации отношений, что вызывает их тревогу. Отношения, как правило, при этом осложняются. Скрытые конфликты становятся актуальными. То, что раньше игнорировалось, сейчас появляется в контакте, участникам которого приходится приспосабливаться к новой реальности. Иногда это оказывается невозможным. С системной точки зрения, изменения, которые происходят с одним из элементов системы, требуют трансформации всей системы. А окружающие клиента люди не всегда оказываются готовы к изменениям. Поэтому они и предпринимают отчаянные попытки возвращения его в лоно «старых добрых отношений».

Подытожим вышесказанное – тезис о том, что психотерапия приводит к социальному благополучию, является совершенно неоправданным мифом. В процессе психотерапии человек скорее возвращается к себе, чем к обществу. Иногда это, действительно, значительно улучшает или упрощает отношения с окружающими людьми, способствует открытию в себе различного рода социальных талантов. Но все это, как и избавление от симптома, является лишь сопутствующим психотерапии продуктом, проконтролировать достижение которого напрямую не представляется возможным. Наоборот, любые попытки такого контроля оборачиваются плачевно – клиент теряет витальность в контакте с окружающими, что делает актуальные отношения «мертвыми». Завершая обсуждение этого мифа, подчеркну – появляющаяся в процессе психотерапии чувствительность и способность к осознаванию не всегда упрощают социальную жизнь человека.

Личностный рост и духовное совершенствование

В конце прошлого столетия стало особенно модным заниматься своим духовным развитием. На постсоветском пространстве появилось множество возможностей для духовных практик: медитации, йоги, тай-чи, ребефинга и пр. Люди изо всех сил стараются измениться, стать другими. Только вот не всегда знают, какими.

Иногда кажется, что в современной культуре личностные и духовные изменения становятся некоторым культом, отправляемым со все нарастающим остервенением. Только ленивый не занимается личностным ростом. Правда, не совсем понятно, что является критериями этого роста, в каком направлении он происходит и т.д. Значит ли это, что мы становимся духовно и личностно более высокими, или широкими, или длинными, или глубокими? Этот тотальный психоз нашего времени, разумеется, не оставил незатронутым и психотерапию, которая в общественном сознании представляет собой одно из средств личностного роста.

Люди все чаще приходят в психотерапию, чтобы «стать более совершенными и мудрыми», «начать жить более продуктивно». Так, незаметно для самих себя люди хотят стать кем-то другим, зачастую совсем не интересуясь тем, кем они являются на самом деле. Эти представления, похоже, находятся не так далеко от отношения к психотерапии как способу бегства от себя, чем зачастую становятся, как это ни звучит парадоксально, модные духовные практики. Еще в 1970 году Арнольд Бейссер в теории парадоксальных изменений постулировал закономерность происходящих с человеком трансформаций. В самом общем виде она выглядит следующим образом: человек меняется не тогда, когда старается или планирует это сделать, а в тот момент, когда становится самим собой. Действительно, изменения, происходящие в психотерапии, невозможно проконтролировать, по крайней мере, без риска их блокировать.

Напомню, что диалогово-феноменологическая психотерапия основывается на фундаменте теории поля. Человек рассматривается нами как производная от поля. Поэтому все изменения, которые происходят с человеком, суть также производны от динамики феноменологического поля. Самое бесполезное, что мы можем предпринять в процессе психотерапии – это попытаться контролировать динамику поля. Гораздо экологичнее – просто следовать ей. Этакий тренинг высокомерия. Следуя теории парадоксальных изменений, мы утверждаем, что без принятия некоторых очевидных условий ситуации изменения невозможны.

Зачастую теорию парадоксальных изменений понимают, разделяя процесс трансформации на два этапа, первый из которых заключается в принятии ситуации, а второй – собственно в изменении. Однако это не совсем верно. Принятие прежнего способа жизни и изменение – не последовательные периоды, следующие друг за другом, а суть единый процесс. Как в известной песне Бориса Гребенщикова «Не пей вина, Гертруда!»: «А если поймешь, что сансара – нирвана, то всяка печаль пройдет!» Иначе говоря, принятие феноменологии поля и означает изменение. Динамика изменений основана на отказе от контроля и принятии власти поля. Таким образом, нам приходится разочаровываться в очередном мифе, созданном вокруг феномена психотерапии – в том, что она направлена на духовное совершенствование и предполагает полезные личностные изменения. Слово «полезные» здесь также имеет свой смысл. Отдаваясь во власть феноменологического поля, совершенно не представляется возможным предсказать степень полезности изменений, которые произойдут в будущем. Тем более, учитывая, что представления о полезности являются очень субъективными, и о них совершенно бессмысленно договариваться. Возможно, что эти изменения не очень понравятся как самому клиенту, так и окружающим его людям. Или понравятся первому и ужаснут вторых. Или удручат клиента и его близких, но очень порадуют терапевта.

Достижение спокойствия в жизни

Чего угодно, только не спокойствия, следует ожидать от психотерапии. Нет в мире менее пригодной для этого практики. Лучше уж стать буддистом и медитировать, избавляясь по ходу от любых привязанностей и страстей. В ходе же терапии жизнь человека, как правило, становится гораздо менее спокойной, чем была до того. Возможно, более яркой, витальной, насыщенной и разнообразной, но вряд ли более умиротворенной. Конечно же, некоторое спокойствие со временем психотерапевтического процесса может приходить в жизнь клиента. Однако целью психотерапии это состояние назвать бессмысленно. Да и проконтролировать его достижение невозможно. Даже прообразы психотерапии в виде аутотренинга, тренинга релаксации, гипнотерапии и пр. могли быть ориентированы лишь на ситуативное расслабление или успокоение, но никак не на спокойствие в жизни. По всей видимости, различные духовные практики в большей мере годятся для такого проекта. Психотерапия же, по крайней мере, ее диалогово-феноменологическая модель, фокусируя свое внимание на процессе переживания, должна отказаться от любых попыток проконтролировать его интенсивность. В противном случае переживание блокируется, и мы оказываемся очень далеко от свободного терапевтического процесса. Как показывает психотерапевтическая практика, зачастую спонтанный процесс переживания и сохранение спокойствия в жизни суть противоположные процессы. Поддержание одного из них может в полной мере блокировать другой.

Стабилизация в рамках психологической нормы

Психологическая или психическая норма является, пожалуй, одной из самых сложных и спорных в своих решениях проблем современной психотерапии. По всей видимости, обсуждению этой темы с методологических позиций диалогово-феноменологического подхода стоит посвятить не одну статью. В данном контексте мы ограничимся лишь констатацией различия традиционной и диалогово-феноменологической позиций современной психотерапии относительно проблемы психической нормы.

Традиционно в общественном сознании психотерапию принято рассматривать как психологическую практику, направленную на то, чтобы «сделать человека нормальным» или «вернуть ему нормальную жизнь». Но что такое эта «нормальная жизнь»? Норма, по определению, является социальным продуктом, результатом договоренности в обществе. Требование к психотерапии «возвращения человека к нормальной жизни» предполагает выраженную тревогу общества в лице, разумеется, отдельных ее представителей. По всей видимости, тревогу безумия, своего собственного безумия. По мнению самого клиента и/или окружающих его людей, он стал «не совсем нормальным». Это чаще всего означает, что он стал неудобным для окружающих или общества в целом[2]. Или сам себя рассматривает как не соответствующего «норме». Дальше все зависит от того, насколько это осознание выносимо как для самого человека, так и для окружающих его людей, насколько высока интенсивность тревоги, связанной с представлениями о его «ненормальности». Если эта тревога очень велика, то психотерапии делегируются полномочия по возвращению человека в лоно «нормального общества». История психотерапии с момента ее основания связана по большей части именно с реализацией этой задачи. Поэтому неудивительно, что до сих пор психотерапию общественное сознание рассматривает как сферу медицины, что, на мой взгляд, извращает саму ее суть.

Каждая отрасль человеческого знания и культуры, если она претендует на самостоятельность, должна обладать своим предметом. Не исключение тому и психотерапия. Мы предлагаем рассматривать ее как самостоятельную сферу культуры. Психотерапия – это и не наука, и не ремесло, и не философия. Ближе всего, пожалуй, она сходна с искусством, хотя, и не является им в полном смысле этого слова. В фокусе нашего внимания оказывается человек, находящейся в Пути, живущий, переживающий свою Жизнь, строящий контакт с Другими, страдающий и радующийся, творящий и время от времени оказывающийся в ситуации бессмысленности своего существования. Именно в выделении своего собственного предмета и коренятся перспективы независимой и самостоятельной позиции психотерапии. Пора прекратить заимствовать предмет у психиатрии, который уже завел ее в тупик. По всей видимости, обсуждению предмету психотерапии стоит посвятить больше времени и места. Сейчас же предлагаю вернуться к дискуссии относительно цели психотерапии.

Итак, является ли целью психотерапии стабилизация психики в рамках нормы? Осмысленного ответа на этот вопрос быть не может. Мы работаем с человеком, а не с психической патологией, с построением им контакта с окружением, а не с болезнью. Более того, психотерапия ориентирована скорее индивидуально, чем социально. В фокусе ее внимания находится не адаптивность человека и его «прилаженность» к обществу, а раскрытие его уникальности и неповторимости. Даже не его уникальности, а уникальности его жизненного Пути. Иначе говоря, мы скорее помогаем человеку покинуть «пространство» нормы. В некотором смысле мы поддерживаем людей в их ненормальности. Чувствительность к уникальному в человеке помогает ему обнаружить отличия от «принятого в обществе социализированного образца» и идти своим Путем. Социализация и психотерапия суть разнонаправленные процессы. Именно разнонаправленные, а не противоположные. Мы «учим» человека не следовать представлениям о норме, но постоянно договариваться с другими относительного комфортного сосуществования, учитывающего уникальность каждого. Это более экологичная замена «тотальному ригидному онормаливанию людей», которое формирует тенденцию к существованию в искусственной жизни конвейерно-формочной пластмассовой реальности[3].

***

По всей видимости, для психотерапии пришла пора посмотреть в глаза реальности, отказаться от некоторых неоправданных претензий на власть и контроль, которые по какой-то причине психологически поддерживают многих психотерапевтов. Полагаю, что причина эта коренится в некоем чувстве неполноценности и невысоком мнении о своей ценности или, по крайней мере, сомнениях в последней. Так, как будто бы, если исчезнут рассмотренные нами в этой статье иллюзии, психотерапия перестанет существовать. Но может быть, все-таки путь дальнейшего развития психотерапии заключается не столько в заигрывании с общественным сознанием, придумывании все новых аспектов своей полезности, сколько в возвращении к своей сути, производной от природы психического. И в этом случае, пожалуй, совершенно необходимо пересмотреть не только предмет психотерапии, но также ее цель и задачи.

Примечания:

[1] На протяжении всего времени существования Советского Союза развитие психотерапии было блокировано не только актуальной политической ситуацией, но и тем фактом, что с описанными задачами гораздо лучше и эффективнее справлялась так называемая «кухонная терапия», когда по ходу разговоров с друзьями или соседями за бутылочкой чего-нибудь горячительного душевная боль проходила бесследно. Ненадолго, но быстро. На поверку же она просто блокировалась в переживании различными способами его остановки – от обесценивания ситуации, вызвавшей боль, до призыва: «Забудь об этом! Расслабься!».

[2] Идея неудобства человека для общества достигла своего апогея в практике принудительной психотерапии, которая вполне могла бы стать еще одним из инструментов социальной сегрегации. И если она получит еще более широкое распространение, то с высокой степенью вероятности станет. Слава Богу, в постсоветской реальности эта псевдогуманистическая идея пока не развивается.

[3] В связи со сказанным вспоминается известный старый анекдот о стремлении «правильно жить». Едет некий человек в поезде в одном купе со священником. В процессе разговора слово за слово решил он вдруг поинтересоваться у последнего:

– Можно задать вам один важный вопрос, святой отец? Вот я, как могу, стараюсь вести праведную жизнь: перестал пить и курить, не изменяю жене – вообще не смотрю в сторону других женщин, соблюдаю пост, не ем слишком много, стараюсь не обижать ближних своих, не ругаюсь, не допускаю дурных мыслей, с женой занимаемся сексом лишь для продления нашего рода, полюбил врагов своих …. Правильно ли я живу, святой отец?

Священник отвечает:

– Правильно, сын мой, правильно. Только зря.

Вопрос 3. Предмет, объект, цели и задачи психологии.

Во втором вопросе лекции была представлена история предмета психологической науки.

В психологии в самом общем плане объектом исследования выступают носители психики: человек и животные. Человек является главным объектом психологической науки. Но в силу того, что любой человек входит в состав различных групп людей (от семьи и профессионального коллектива до человеческого общества в целом), в качестве объекта изучения выступают также и различные социальные образования (группы, коллективы, общество). Поскольку психику человека изучить во всей полноте вне её эволюции невозможно, постольку объектом исследования являются и животные и соответственно их психика входит составной частью в предмет психологии. Таким образом, объектами исследования психологии являются: человек, различные социальные группы людей, животные и их сообщества.

Предметом психологии выступает психика в целом или её отдельные стороны и проявления. Главный предмет исследования психологии человека как объекта – психика человека.

Психологический мир – мир явлений внутренней жизни человека – чрезвычайно богат и разнообразен. В своем сознании человек хранит образы мира, в котором он живет, он имеет представление об окружающем, понимает и объясняет природный и социальный миры. Иначе говоря, человек имеет свое мировоззрение: картину мира и образ самого себя (образ Я) в этом мире.

В то же время образ мира у человека отличается от образа мира, созданного в естествознании и обществоведении. Естественно, у каждого индивида он несравнимо менее полон, менее адекватен и расчленен. Основное же отличие заключается в том, что человеческие образы, представления и мысли, по выражению А.Н.Леонтьева, пристрастны: они пронизаны эмоциями, чувствами, переживаниями. В выражении «субъективный мир человека»14имеется еще один оттенок: человеческое восприятие внешнего мира – это живое, эмоционально окрашенное восприятие, которое зависит от имеющихся у субъекта желаний, настроений, нередко приводящих к искажению истинной картины мира. Невозможно представить себе человека, лишенного чувств и переживаний: наш внутренний опыт учит, что предметы, не вызывающие эмоционального отклика в нашей душе, оставляют нас равнодушными, воспринимаются как внешний фон. Именно наличие высших чувств – стыда, раскаяния, совести, любви, - отличает человека от животного.

Но разум и чувства не исчерпывают всего внутреннего мира человека. Человек мыслит и действует ради чего-то; одно и тоже событие может глубоко затронуть его чувства, а может оставить равнодушным. Есть еще один пласт нашей душевной жизни, который объясняет сложность человеческого поведения, - это область человеческих желаний, стремлений, намерений, интересов, потребностей. Мы всегда чего-то хотим и к чему-то стремимся. Потребности, интересы, идеалы составляют движущие силы человеческого поведения, активность его устремлений.

Внутренняя жизнь человека осознана. Человек отдает себе отчет в своих мыслях, чувствах, целях, поступках. В сознательном волевом поведении он осуществляет власть над собой, подчиняет одни мотивы другим, ставит должное выше желаемого. В сознании человека представлены другие люди, он сам, его место в обществе.

Также человек сталкивается и с такими действиями, о которых он не может дать себе ясного отчета, движущие причины которых не представлены в его самосознании. Психологический мир человека включает в себя и бессознательные явления. К их числу относятся влечения, автоматизмы, привычки, интуиция. Каждый из нас в той или иной мере задумывался над действиями, побудительная причина которых нам недостаточно ясна.

Все отмеченные выше явления составляют психологическое содержание жизни человека. Каждый из психических процессов вносит свой вклад в богатство внутреннего мира, определяет специфику проявлений человеческой субъективности. Психологический мир отдельного человека уникален и неповторим.

Основная цель психологической науки, определяющая её сущность, - это познание психического, во всех его проявлениях в нашей жизни: от элементарных психических актов (ощущений) до личности и её поведения. В свою очередь, процесс достижения этой цели, предполагает, с одной стороны, выяснение места человека в мире, а с другой, использование полученных психологических знаний в повседневной практике. То есть главная цель как бы определяется двумя частными: одна глобально-теоретическая, другая практическая. Понятно, что этот процесс дробления целей можно продолжить. Отражением этого является дифференциация науки (и, в частности, психологии) на систему отраслевых дисциплин со своими более конкретными и частными предметом, целями и задачами.

Как обычно, достижение цели осуществляется через решение отдельных задач. К основным задачам психологии можно отнести следующие:

  1. Выявление и описание конкретных фактов психической жизни.

  2. Объяснение психических фактов путем раскрытия психологических закономерностей и законов

  3. Выяснение механизмов проявления психологических закономерностей и законов.

Выводы по третьему лекционному вопросу.

Проблема четкого определения объекта и предмета в психологической науке до сих пор актуальна и дискуссионна. Тем не менее, несмотря на отмеченную дискуссионность, примем за главный объект исследования психологии человека, а за главный предмет исследования – психику человека.

Категория цели в психологической науке Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

Юмашева А.Г.©

Соискатель, кафедра педагогики и психологии творчества Краснодарский государственный университет культуры и искусств

КАТЕГОРИЯ ЦЕЛИ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКЕ

Как известно, процесс личностного развития человека во многом носит целенаправленный и последовательный характер. В связи с этим категория цели активно разрабатывается комплексом наук о человеке. Анализ работ современных философов, социологов, психофизиологов, психологов, педагогов (Р. Акоф и Ф. Эмери, П.К. Анохин, Н.А. Бернштейн, Т.В. Быкова, Т.В. Габай, Ю. Козелецкий, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, М. Марков, И.В. Бестужева-Лады, Ю.В. Меркурьева, А.А. Реан, С.Л. Рубинштейн, В.А. Терехов, О.К. Тихомиров, Г.И. Батурина, В.С. Безрукова, Л.В. Загваздина, В.Д. Шадриков, О. Шонесси и др.) позволил сделать вывод о том, что, несмотря на достаточно развернутую характеристику понятия цели деятельности, включающую описание ее функций, процесса реализации и параметров получаемого результата, эти определения существенно различаются полнотой, расставленными акцентами, выделяемыми существенными признаками.

В психологии целевые характеристики жизнедеятельности человека связываются, прежде всего, с такими понятиями, как «целеполагание» и «формирование цели». Так, И.П. Павлов называет акт стремления человека к цели «рефлексом цели» и считает его одним из главных условий жизни, а свойством плодотворного проявления рефлекса цели - наличие напряжения в виде определённых препятствий [1, 25].

В советской психологии категория цели активно разрабатывалась с позиций деятельностного подхода. Например, Б.Ф. Ломов под целью деятельности понимает идеальное представление будущего результата деятельности, определяющее характер и способы действий человека [2, 67]. С его точки зрения, при формулировании или описании цели в нее должны быть включены не только словесные или образные характеристики будущего результата, но и указаны средства их достижения и условия, способствующие реализации этого процесса. Цель деятельности и ожидаемый результат не являются тождественными понятиями, представления о результате выступают лишь как одна из подструктур общей структуры цели. Б.Ф. Ломов подчёркивает, что в психологическом исследовании деятельности проблемам мотивации и целеобразования принадлежит первостепенная роль, поскольку мотив и цель образуют своего рода "вектор" деятельности, а также величину усилий, развиваемых субъектом при её выполнении.

Образ или осознание будущего результата, согласно позиции А.Н. Леонтьева, сами по себе еще не образуют цели [3, 46]. Это происходит только тогда, когда имеется стремление, потребность достигнуть этот результат или приблизиться к нему. В зависимости от связывающихся с целями мотивами цель приобретает различный личностный смысл. Цель деятельности не определяется непосредственно индивидуальным мотивом. Но она и не привносится в индивидуальную деятельность извне, это характерно только для предъявляемых к индивиду требований. Соответственно, занимая центральное положение в структуре деятельности, цель выполняет регуляторную функцию в процессе ее развертывания и становления, а также в развитии сознания и личности. Традиционно целеобразование как процесс порождения новых целей рассматривается в потребностно-мотивационной структуре в соотнесении с действием (Леонтьев А.Н., 1971). Включение мотивации в процесс постановки цели, формирование тем самым личностно-значимой цели - один из важнейших факторов, обеспечивающих ее принятие любым субъектом деятельности.

Некоторые закономерности связи между характером мотива и выбором цели были установлены в исследованиях Л.И. Божович, К.Я. Вольциса, Р.Р. Бибриха, О.К.

© Юмашева А.Г. 2009 г.

Тихомирова. В частности были раскрыты роль более сильного мотива, значимости личностного принятия цели, результатов предшествующей деятельности на выбор цели.

Процесс целеобразования изучался и с позиции ценностного подхода. Взгляды таких авторов как Л.М. Архангельский, Ю.М. Жуков, К. Клакхон, А. Маслоу, В.Б. Ольшанский, М. Рокич, С.Л. Рубинштейн и др. совпадают в том, что личностно-значимые цели - это цели, отвечающие потребностям личности, в структуре которых образ будущего результата связывается с тем или иным мотивом субъекта деятельности. Деятельность, направляемая личностно-значимой целью, является более эффективной, требует меньше энергетических затрат, повышает вероятность совпадения образа будущего результата и конкретного результата, достигнутого в процессе осуществления деятельности. Личностные смыслы способствуют выделению в окружающей действительности субъективно значимой информации и реализуются посредством ценностей (А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, Ф.Е. Василюк, Б.В. Зейгарник, В.А. Петровский, В.В. Столин, Е.В. Субботский, А.У. Хараш, Л.С. Цветкова). Сами же ценности являются реально действующими только в том случае, если они приобретают личностный смысл.

Вышесказанное подтверждается исследованиями В.В. Заботина и А.К. Маркова. В.В. Заботин отождествляет цель с мотивом, отражая данную зависимость в схеме функциональных единиц поведения: потребность - мотив или цель - мотивационное напряжение - завершающие операции; А.К. Маркова отмечает, что цели, выделяясь в сознании как воображаемые и значимые результаты действий, подобно мотивам, побуждают человека к действию [4, 96].

Не менее важным аспектом анализа категории цели в психологии является проблема рефлексии в целеполагании, которой посвящено достаточно много теоретических и эмпирических исследований (А.А. Бодалев, В.В. Давыдов, А.В. Захарова, А.В. Карпов, И.Н. Семенов, И.М. Скитяева, Е.В. Смирнова, А.П. Сопиков, С.Ю. Степанов, Г.П. Щедровицкий и др.). Рефлексия включает в себя такие моменты деятельности, как сопоставление условий и целей деятельности, выявление имеющихся в ситуации и опыте средств и способов преобразования объекта, определение их достаточности для достижения цели, выработку пошаговой стратегии, учет и обработку обратной информации о степени адекватности каждого этапа решения задачи.

Анализ, обобщение и систематизация материала по проблеме функций цели деятельности (А.Н. Леонтьев, А.Г. Асмолов, Р.Р. Бибрих, Л.И. Божович, О.А. Конопкин, Б.Ф. Ломов, С.Л. Рубинштейн, Л.С. Славина, О.К. Тихомиров, В.Д. Шадриков, Р.Л. Хон) позволяют выделить следующие функции цели как системообразующего компонента деятельности: направляющая, побуждающая, организующая (конструктивная), регулирующая (или управляющая) и оценивающая. Цель как сложный компонент системы деятельности должна иметь собственную внутреннюю структуру, которая, в свою очередь, должна содержать, как минимум, два компонента: образ будущего результата деятельности и представление о характере и способе его достижения. Каждый из этих компонентов должен быть представлен взаимосвязанными элементами, раскрывающими функциональное содержание цели и определяющими механизмы ее функционирования. Только цель, имеющая такую структуру, может стать задачей, регулирующей выполнение конкретной деятельности.

Проведя анализ психологической литературы, обобщая разные точки зрения, можем сказать, что существует много подходов к определению целеполагания. Это позволяет нам наиболее полно выразить сущность рассматриваемой категории в следующем тезисе, содержащем сплав различных аспектов. Целеполагание - личностная функция, обеспечивающая процесс построения мысленного образа будущего результата деятельности (цели), осознание и субъективное восприятие этого образа, а также регуляцию собственной деятельности субъекта, направленную на достижение этой цели.

Литература

1. Павлов И.П. Рефлекс цели //Полн. собр. соч. Т. 3. Кн. 1, 2. М., Л., 1951.

2. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1991.

3. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975.

4. Маркова А.К. Формирование мотивации учения в школьном возрасте: Пособие для учителя. М.: Просвещение, 1983.

SMART: критерии грамотно поставленной цели | Саморазвитие

Кораблю, который не знает, в какую гавань он идет,
ни один ветер не попутный.
Вместо эпиграфа

 

Пожалуй, начну с анекдота. Жили-были мыши, и все их обижали. Как-то пошли они к мудрому филину и попросили совета, как им жить дальше. Филин подумал и говорит: «А вы станьте ежиками, их не обижают». Мыши побежали домой, но по дороге сообразили, что они не знают, как это сделать. Вернулись обратно, спросили филина, как стать ежами. А он им в ответ: «Вы меня ерундой не грузите, это уже тактика. Я стратегией занимаюсь».

Постановка целей по SMART

Тактика, конечно же, совсем не ерунда. Особенно в свете темы нашей статьи – постановка целей по SMART. Тактика здесь – это искусство маленьких шагов, разбитых на этапы. Шаги на каждый день: берешь – и делаешь, берешь – и снова делаешь.

Правда, легко шагать не всегда удается, и надо понять, почему происходит сбой. Одна из наиболее частых причин кроется в том, что «хромает» стратегия.

Что ж, попробую быть мудрым филином и рассказать о стратегии, а именно – о том, каким критериям должна соответствовать цель, чтобы она перестала быть мечтой и превратилась в достижение.

Давайте проверим себя. Задайте себе прямо сейчас следующие вопросы:

  • Чего я хочу?
  • Как давно я этого хочу?
  • Насколько важно для меня то, чтобы желаемое превратилось в действительное?

Выберите из полученного списка наиболее актуальное для вас сейчас, особенно если вы давно этого хотели.

Если вы давно задумали что-то сделать, но по-прежнему далеки от претворения желаемого в жизнь – задайте себе дополнительный вопрос: «Что я уже делал или делаю для этого?»

Техника постановки целей по SMART

Давайте проверим – правильно ли сформулирована ваша цель, сподвигает ли она вас на действия?

Один из наиболее известных и удобных для этого инструментов – так называемая постановка цели по SMART. Если обратиться к прямому переводу этого слова, то оно будет обозначать «умный», но на самом деле это акроним – название методики, в котором каждая буква обозначает отдельное слово.

S – Specific – Конкретность

Посмотрите, насколько конкретно сформулирована ваша цель. «Хочу быть счастливым» – не конкретно. В чем измеряется ваше счастье?

Если «хочу машину», то какой марки, цвета, комплектации она должна быть? А мои «важные клиенты» – это какие?

Для того, чтобы конкретизировать вашу цель, задайте себе дополнительные вопросы: «Что это значит конкретно для меня? Это как? А еще как? Кто еще вовлечен в выполнение задачи? Каковы дополнительные условия ее достижения?»

Пример: не «хочу путешествовать», а «хочу один месяц в году проводить за границей» (хорошо бы здесь приложить название страны или устраивающих вас стран).

M – Мeasurable – Измеримость

Подумайте и проверьте – в чем будет измеряться результат, «сколько вешать в граммах»?

Если показатель количественный

Необходимо выявить единицы измерения («хочу зарплату, эквивалентную такой сумме», «хочу дом» – это тоже некоторым образом измеримо, если у вас была квартира – одна шт., то теперь дом – одна шт.).

Если показатель качественный

Важно определить его отношение к чему-либо. Например, «увеличить прибыль моего предприятия на 25 % по сравнению с прибылью прошлого года».

Если вы озадачились диетой и здоровым образом жизни – каков будет ваш желаемый вес, размеры талии, размер одежды? Где в теле вы ощутите легкость?

Задайте себе вопросы, без которых невозможна постановка целей:

  • Что произойдет, когда это случится?
  • Что я увижу, услышу и почувствую?

Например: мне вручают диплом «менеджер года», называя мое имя при большом скоплении народа. В первых рядах сидят мои близкие, я вижу радость в их глазах и чувствую гордость и волнение, поднимаясь за своей наградой.

Выставляйте не только конечные, но и промежуточные критерии оценки. Помните, что для достижения некоторых целей важно указать этапы (слона нельзя съесть сразу целиком, но можно по частям!).

A – Attainable, Achievable – Досягаемость, Достижимость

Проясните для себя, за счет чего вы планируете достигнуть цели и возможно ли ее достигнуть вообще?

Это важный этап при постановке цели по СМАРТ (иногда название системы пишут и русскими буквами).

Например, как в предыдущем случае – «увеличить прибыль собственного предприятия на 25 % относительно чистой прибыли текущего года за счет снижения себестоимости продукции, автоматизации сложных операций».

Предлагаю потренироваться по системе постановки целей СМАРТ прямо сейчас. Опишите, за счет чего вы будете достигать оздоровления. Подсказка: поход в конкретный спортзал, количество часов в неделю на это мероприятие, следование определенной системе питания, мониторинг здоровья – обследование, анализы и консультации у врачей, группа поддержки.

Проверьте, есть ли у вашей цели ограничения: временные ресурсы, инвестиции, трудовые ресурсы, знания и опыт. И тогда вы поймете, возможно ли увеличить предполагаемую прибыль, в отличие, например, от цели стать президентом страны, полететь в космос в ближайшее время, да и просто заполучить размер ноги вместо 42-го – 38-й.

R – Relevant, Realistic – Актуальность, Реалистичность

Определите истинность цели. Действительно ли выполнение данной задачи позволит достичь желаемой цели? Важно удостовериться, что выполнение задачи необходимо.

Посмотрите, насколько ваша цель согласуется с другими целями. Если вы поставите себе целью заработать миллион, несмотря ни на что, и в процессе реализации окажется, что вы остались один, без обожаемых вами домочадцев, жена ушла, а дети выросли без вас и не понимают, почему этот незнакомый человек пытается с ними общаться, – вряд ли вас это обрадует.

Важный вопрос для понимания актуальности: какие выгоды принесет решение поставленной задачи? Если при реализации цели вы не получaете бонусы в свою копилку – такая цель считается бесполезной и означает пустую трату ресурсов и времени.

T – Time-bound – Ограниченность во времени

Определите срок или временной промежуток, когда ваша цель должна осуществиться. Установление временных границ для выполнения цели делает процесс контролируемым.

Определите сроки с учетом возможности достижения цели. «Одна женщина может родить ребенка через девять месяцев, но даже девять женщин не смогут родить ребенка за месяц» – мысль приписывается Конфуцию.

Ну и напоследок обещанные дополнительные условия (Last, but not least, как говорят англичане, – последнее, но не менее важное).

  • Определяйте цель без частиц «не». Например, не «чего я не хочу», а «что я хочу».
  • Ставьте цели, которые вы можете контролировать.
  • Выбирайте экологичные цели, которые не нанесут вред ни вам, ни вашему окружению.

И вместо эпилога. «Когда схемы продуманы заранее, удивительно, как часто обстоятельства вписываются в них», – так говорил сэр Уильям Ослер, канадский врач, историк медицины, философ и просветитель.

Цель. Дело. Мечта. Психологический портрет поколения

Актуальность
Период личностного становления, профессионального самоопределения, окончания учебного заведения и выбора профессии безусловного является важнейшим в юношеском возрасте. По данным психологов многие учащиеся переживают трудности в процессе гражданского становления, самореализации, выбора профессии, а также испытывают чувство тревоги и беспомощности перед собственным будущим. Инфантилизм, безответственность, неумение сформировать четкие цели  в жизни и  представление о своем будущем, подталкивают подростков к уходу от реальности, гражданской пассивности и моральной неустойчивости.  Именно  в этот  период подростки как никогда  нуждаются в  профессиональной психологической помощи.

Социальная, научная и практическая значимость проекта
В проекте «Психологический портрет поколения»  предлагается организация системы помощи учащимся в процессе самоопределения, которая внедрена или находится в процессе внедрения в учебных заведениях – участников проекта.
Книга «Цель. Дело. Мечта. Психологический портрет поколения», написанная по материалам проекта и вышедшая в свет в августе 2009 года, предоставляет уникальную информацию об отношении к построению своего будущего у современного поколения старшеклассников. Молодому человеку, юноше или девушке, книга открывает возможность найти собственный путь в будущее. Профессионалам, учителю и школьному психологу, она поможет организовать систему помощи в самоопределении учащимся.
  
Значение для развития психологии
Обоснована и апробирована авторская психологическая методика «Цель. Дело. Мечта»
по диагностике и формированию индивидуальных стратегий процесса самоопределения.
Предложена система работы школьного психолога по организации помощи старшеклассникам  по самоопределению.
   
Цели
Разработка новых  психологических подходов для осуществления психологической помощи в процессе самоопределения.
 
Аудитория
Реальная аудитория участников проекта – учащиеся средней и старшей школы и студенты первых курсов высших и средних учебных заведений. Однако процесс самоопределения не  ограничен возрастными рамками. С помощью методики «Цель. Дело. Мечта» осуществить диагностику этапов и типологию процесса самоопределения возможно в любом возрасте.

Содержание проекта и его основные этапы 
В 2007-2009 гг. Красногорским общественным фондом «Мечта III тысячелетия» осуществлялся социально-психологический проект, направленный на  изучение представлений старшеклассников и студентов учебных заведений о своем будущем, о выборе профессии и дела жизни. Изучение представлений проводилось по авторской методике «Цель. Дело. Мечта.» и позволило проникнуть в мир внутренних переживаний подростков, связанных с их будущей взрослой жизнью, с образом самого себя, выяснить  представления старшеклассников о будущей профессии, изучить наиболее типичные представления детей и подростков о себе и своём будущем.

В процессе анализа представлений подрастающего поколения мы установили три ключевые составляющие, на наш взгляд, важнейшие для проектирования и осмысления жизни. Это - цель, дело, мечта.   Как определяет для себя ребёнок или подросток эти составляющие по мере взросления – т.е. какие цели ставит и достигает в жизни, какое дело ему по душе и какая мечта движет его устремлениями – все это в целом и придает направление формированию его личности. Чем яснее определены и осознаны подростком его цели, дела и мечты, тем осмысленнее его развитие и тем интереснее его будущее.

Первый этап проекта. Публикация статьи Гобовой Е., Игнатовой О. «Психологический портрет поколения» в газете «Школьный психолог» (№6, 2007 г). Подбор сотрудников проекта из числа психологов учебных заведений, ознакомление их с методикой «Цель. Дело. Мечта» и инструкцией по ее проведению. Выбор участников проекта – учебных заведений,   которые выразили готовность к проведению  исследования в классах средней  и старшей школы. В  социально-психологическом проекте «Психологический портрет поколения» приняли участие 35  городов России.

Второй этап. Проведение исследования по авторской методике «Цель. Дело. Мечта» в выбранных  учебных заведениях. Доставка протоколов в офис фонда «Мечта III тысячелетия»

Получено более 5000 ответов учеников с седьмого по одиннадцатый классы, в которых содержались описания их представлений о своих целях на ближайшее будущее, о деле всей предстоящей им взрослой жизни и о мечте, способной их вдохновить и увлечь.

Третий этап. Анализ полученных материалов психологами-сотрудниками фонда. При анализе полученных ответов мы провели типологизацию представлений. Основанием для разделения типов выступило   соотношение целей, дела и мечты. В результате  типологизации все ответы были распределены на 11 групп. Каждая группа объединяет ответы детей и подростков, сходные по основной направленности, мировосприятию, жизненным целям и иерархии ценностей, и может быть отнесена к одной из двух категорий, отражающих либо  конструктивные (позитивные) представления о себе и своей будущей жизни либо неконструктивные (негативные) представления.

К конструктивным (позитивным) представлениям относятся следующие группы:
«ЦЕЛЬНЫЕ ЛИЧНОСТИ», «ЭФФЕКТИВНЫЕ ФУНКЦИОНЕРЫ», «ДОМОХОЗЯЙКИ», «СВЕТСКИЕ ДАМЫ», «ОБЩЕСТВЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ», «ДЕЛОВЫЕ ЛЮДИ». 

К неконструктивным (негативным) представлениям относятся такие группы:
«РАЗНОБОЙ», «НЕОПРЕДЕЛИВШИЕСЯ», «ЗАКРЫТЫЙ ТИП», «ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ ЭМИГРАНТЫ», «НЕГАТИВ».

Построены психологические портреты каждого учебного заведения – участника проекта.

Разработаны рекомендации по перспективному развитию процесса самоопределения.

По результатам каждого этапа проекта публикуется статья в газете «Школьный психолог».

Четвертый этап. Подготовка материалов к публикации и выход в свет книги «Цель. Дело. Мечта. Психологический  портрет поколения».

Результаты и выводы
Проект «Психологический портрет поколения» задуман и реализован как проект многоплановый и многоуровневый. В связи с этим результаты проекта можно рассмотреть на нескольких уровнях.

Результаты на уровне участников проекта
В качестве респондентов в проекте приняли участие около 5000 человек, приславших свои ответы на вопросы методики «Цель. Дело. Мечта». Использование этой методики,  помогает учащимся не только диагностировать,  но и сформировать стратегию процесса самоопределения. Построены психологические профили классов и школ – участников проекта. Более 50 школьных психологов ознакомились с методикой и овладели ею, включив ее в свой профессиональный арсенал.

Результаты на уровне психологического сообщества
Проведен уникальный срез представлений  старшеклассников о своем будущем по учебным заведениям 35 городов Российской Федерации. Анализ полученных ответов показал, что более 50% старшеклассников не имеют конструктивных представлений о своей будущей профессии и своем образе жизни, переживают страх, тревогу и чувство беспомощности  при  обсуждении  перспектив своей будущей  взрослой жизни, а следовательно испытывают серьезные трудности в процессе социализации.

Поэтому так необходима специальная работа школьного психолога и всего педагогического коллектива, направленная на организацию процесса самоопределения старшеклассников. Предложена  оригинальная система работы школьного психолога по организации помощи в процессе  самоопределения учащихся старшей школы.

Результаты на уровне широкой общественности
Итогом и завершающим этапом проекта стала выпущенная в свет книга «Цель. Дело. Мечта. Психологический портрет поколения». В ней простым и доступным языком описаны типы  самоопределения человека в обществе, обоснованы основные ключи  личности: цель, дело, мечта. Книга выступает достойным финалом проекта и в тоже время приглашением новых участников к новым этапам.

Основные цели психологии

Психология - это научное исследование разума и поведения. Хотя вы можете понять, что такое психология, многие люди не совсем уверены в том, чем занимается психология. Какой цели служит психология? Каковы его цели?

Давайте подробнее рассмотрим основные цели психологии, то, что психологи стремятся достичь, и как психология используется для решения реальных проблем.

Иллюстрация Эмили Робертс, Verywell

Описать

Одна из первых целей психологии - просто описать поведение.Описывая поведение людей и других животных, мы можем лучше понять его и лучше понять, что считается нормальным и ненормальным.

Исследователи могут начать с наблюдения за поведением человека, а затем описать проблему. Понимая, что происходит, психологи могут работать над тем, чтобы больше узнать о том, почему происходит такое поведение, и даже о том, как его изменить.

Представьте, что исследователи хотят больше узнать о поведении потребителей. Они могут использовать опросы рыночных исследований, прямое наблюдение и другие методы сбора данных для сбора информации о , что делают человек, совершая покупки.Это позволяет исследователям лучше понять, что на самом деле происходит в конкретной популяции.

Объяснить

Как вы понимаете, психологи не только просто описывают это, но и интересуются объяснением поведения. Почему люди делают то, что делают? Какие факторы способствуют развитию, личности, социальному поведению и проблемам психического здоровья?

На протяжении всей истории психологии появилось множество теорий, помогающих объяснить различные аспекты человеческого поведения.Несколько примеров таких подходов, включая классические теории обусловливания и привязанности.

Некоторые теории сосредотачиваются только на небольшом аспекте человеческого поведения (известном как мини-теории), в то время как другие служат всеобъемлющими теориями, предназначенными для объяснения всей человеческой психологии (известные как великие теории).

В предыдущем примере исследователи собрали данные, чтобы понять, что покупают потребители. Затем психологи проводят исследование, чтобы понять , почему потребителей покупают определенные товары.происходят определенные вещи. Они могут задавать вопросы о том, почему люди покупают определенные товары или какие факторы побуждают их совершать определенные покупки.

Прогноз

Неудивительно, что еще одна основная цель психологии - делать прогнозы о том, как мы думаем и действуем. Как только мы лучше поймем, что происходит и почему это происходит, мы сможем использовать эту информацию, чтобы делать прогнозы о том, когда, почему и как это может повториться в будущем.

Успешное прогнозирование поведения также является одним из лучших способов узнать, понимаем ли мы основные причины наших действий.

Предсказание также позволяет психологам делать предположения о человеческом поведении, не обязательно понимая механизмы, лежащие в основе этих явлений.

Например, если исследователи замечают, что результаты определенного теста на способности предсказывают процент отсева из средней школы, они могут использовать эту информацию, чтобы оценить, сколько учеников могут бросить школу каждый год.

В предыдущем примере, посвященном поведению потребителей, психологи использовали собранную ими информацию, чтобы попытаться предсказать, что потребители будут покупать в следующий раз.Компании и маркетологи часто используют психологов-потребителей, чтобы делать такие прогнозы, чтобы они могли создавать продукты, которые понравятся покупателям.

Изменение

Наконец, что, возможно, наиболее важно, психология стремится изменять, влиять или контролировать поведение, чтобы вносить конструктивные и долговременные изменения в жизни людей.

В нашем предыдущем примере исследователи могли бы взять то, что они знают о связи между оценками на тесте на пригодность и процентами отсева, и использовать эту информацию для разработки программ, направленных на то, чтобы помочь ученикам остаться в школе.

Маркетологи и компании часто используют понимание, полученное в результате психологических исследований, чтобы попытаться повлиять на покупателей и убедить их вести себя определенным образом. Например, они могут разрабатывать рекламные кампании, призванные привлечь внимание целевой аудитории. Приспосабливая свои сообщения к определенному типу покупателей, эти люди часто с большей вероятностью ответят.

Слово от Verywell

Итак, как вы узнали, четыре основные цели психологии - описать, объяснить, предсказать и изменить поведение.Во многом эти цели похожи на те вещи, которые вы, вероятно, делаете каждый день, когда взаимодействуете с другими.

Например, имея дело с детьми, вы можете задавать такие вопросы, как:

  • "Что они делают?" (описание)
  • "Почему они это делают?" (объясняя)
  • "Что будет, если я отвечу таким образом?" (прогнозирование)
  • "Что я могу сделать, чтобы они перестали это делать?" (изменение)

Психологи задают многие из вопросов одного и того же типа, но они используют научный метод для тщательного тестирования и систематического понимания поведения людей и животных.

целей психологии: описывать, объяснять, прогнозировать и контролировать

Я не могу сказать вам, сколько раз на меня смотрели скептически, после того как я сказал людям, что меня записали на курс психологии. Ага, потому что психология на самом деле учит людей читать мысли других. И это не было объявлено общественности, потому что это секрет, который знают только студенты-психологи; они поклялись хранить тайну.

Психология как таковая не в том, чтобы читать мысли или пытаться контролировать других.За наукой не стоит магия вуду, и профессора психологии не пытаются манипулировать своими учениками, чтобы заставить их делать то, что они хотят. Четыре основные цели психологии - описывать, объяснять, предсказывать и контролировать поведение и психические процессы других людей.

Контроль !? Да, вы меня правильно поняли. Но я обещаю, что это не тот контроль, который вы себе представляете! Давайте рассмотрим эти четыре цели более подробно.

Описать

Психология - это наука. Его цель - понять поведение других и собрать информацию о том, как работает мозг, чтобы лучше служить человечеству.Наблюдая за различным поведением людей, психологи определяют, что является нормальным и здоровым, а что - нездоровым. Психология анализирует мысли, чувства, действия и цели людей с помощью различных тематических исследований, наблюдений и опросов.

Вы когда-нибудь слышали о собаках Павлова? Павлов заметил, что у его собак выделяется слюноотделение в результате стимула - приближается лаборант - еще до того, как им была предложена еда. Это наблюдение послужило описанием происходящего.После того, как психологи смогут описать поведение или явление, они могут использовать это как основу для более подробного изучения этого поведения. И да, многие психологи изучали животных, чтобы больше узнать о человеческом поведении! Вы удивитесь, как много есть сходства.

Объяснить

Почему возникает такое поведение? При каких обстоятельствах это произойдет снова? Чтобы объяснить поведение, психологи должны проводить эксперименты, чтобы убедиться, что это поведение не является аномалией.Если такое поведение проявляет только один человек (или животное), это определенно не является культурной нормой. В случае с Павловым он смог провести эксперимент с несколькими собаками, которые, казалось, вели себя одинаково. Благодаря этому эксперименту он смог заметить несколько важных вещей в поведении других. Так появилась классическая обусловленность.

При предъявлении безусловного раздражителя (пищи) у собак начиналось выделение слюны, что является безусловной реакцией.Когда люди едят вкусную еду, у них появляется слюноотделение, верно? После того, как собак кормили в течение определенного периода времени, Павлов начал замечать, что даже присутствие его лаборанта, кормившего собак, вызывало у них слюноотделение. Как только он заметил, что это происходит, он понял, что натолкнулся на замечательное психологическое открытие. Лаборант, который когда-то был нейтральным раздражителем, превратился в условный раздражитель. Чтобы продолжить свой эксперимент, Павлов ввел колокольчик как нейтральный раздражитель.

Прогноз

Основываясь на прошлом наблюдаемом поведении, психолог стремится предсказать, как это поведение появится снова в будущем и будут ли другие люди проявлять такое же поведение.Павлов предсказал, что новый нейтральный раздражитель - звонок - станет условным раздражителем, если он подарит ему пищу достаточное количество раз. Конечно же, подав собакам еду в то же время, когда прозвучал звонок, он смог вызвать у собак слюноотделение, когда звонил звонок, даже когда им не давали еды. Это открытие имело большое значение в мире психологии и позволило многим людям влиять на поведение других.

Контроль

Что означало открытие Павлова для будущего психологии? Это означало, что учителя могли легче контролировать свой класс, родители могли учить своих детей проявлять хорошее поведение, а старшие братья и сестры могли управлять поведением своих младших братьев и сестер.В других областях психологии эксперименты используются для более быстрого обучения новых сотрудников, повышения успеваемости студентов и уменьшения наркозависимости.

Хорошее, плохое и уродливое

Простой пример классической обусловленности в действии - в классе средней школы. Все ученики сидят за партами, рисуют или работают над домашними заданиями, и вдруг раздается звонок. При звуке колокольчика все ученики собирают свои вещи и покидают класс. Откуда им всем известно, что этот звук означает, что им следует сменить класс? В первый день в школе прозвенел звонок, и учитель сказал им, что пора сменить класс.Это продолжалось в течение следующей недели, причем некоторые ученики улавливали сигнал медленнее, чем другие. Наконец, по окончании первой недели прозвенел звонок, и все ученики встали и поменяли классы без какого-либо указания со стороны учителя.

С добром приходит и зло, и это «зло» может проявляться простейшими способами. Возьмем вымышленного мальчика Энди, который любит мучить своего младшего брата Джона. Энди любит ущипнуть Джона, когда он меньше всего этого ожидает. Когда он щиплет Джона, он напевает мелодию «Пусть идет снег».Спустя неделю или около того Энди понимает, что если он напевает за обеденным столом «Let it Snow», Джону становится заметно неуютно. Обладая этим новообретенным знанием, Энди может заставить Джона нервничать, когда он захочет, просто напевая эту мелодию.

Итак, вы правы

Думаю, я немного ошибся, когда сказал, что психологию нельзя использовать для «контроля» людей. Его можно использовать для манипулирования поведением и мыслями других людей, но только если люди решат использовать его для совершения неправильных действий.В четырех основных целях психологии «контроль» используется, чтобы помочь людям улучшить их жизнь. Психологи изучают поведение мазохистов, наркоманов и других негативных личностей и стремятся изменить это поведение. Благодаря тщательному наблюдению и экспериментированию психология используется для улучшения человечества за счет уменьшения негативных черт.

В следующий раз, когда кто-то скажет вам, что он записан на курс психологии, не нужно нервничать из-за этого. Обещаю, они не пытаются завладеть вашим мозгом.Если вы хотите узнать больше о целях психологии, у Udemy есть отличный курс для начала! Это поможет вам понять себя, понять других, и кто знает? Может быть, вы даже сможете помочь кому-нибудь избавиться от неприятной привычки.

Последнее обновление страницы: июнь 2021 г.

Какие они? Сделано просто

Основные цели психологии

Психология занимается только изучением поведения, психических процессов и поведения организма по отношению к окружающей среде.Поведение людей изучается научными методами. Психология как наука в основном преследует следующие основные цели или задачи: понимать, предсказывать, описывать, влиять на поведение и контролировать его, а также улучшать качество жизни.

Давайте поговорим об этих целях,

Понять

Первой из важных целей научной психологии является установление фактов и принципов, с помощью которых можно лучше понять поведение. Различные научные методы позволяют нам оценивать и объяснять факты и взаимосвязи поведения и психических процессов.

Например, ревность часто считается отражением элементарной незащищенности, проистекающей из недоверия к своим способностям. Бесполезно называть неприятное поведение «ревнивым» и думать, что мы его объяснили.

Считается, что человек, которого завидуют, превосходит другого в том, что он лучше выглядит, более умный, более представительный в социальном плане и т. Д. Если мы хотим адекватно бороться с ревнивым поведением, мы должны искать первопричины. Понимание принципов психологии очень важно при решении социальных и природных проблем.

Прогноз

Понимание естественным образом ведет к лучшему предсказанию и контролю поведения. Прогнозирование умственной активности отдельных действий может быть сделано с помощью психологии, потому что поведение является результатом очень многих условий или факторов.

Точно так же, как астроном предсказывает время затмения, а химик предсказывает смесь двух соединений, психологи могут предсказывать действия, если знают все законы, действующие на человека в этот момент. Психологи иногда пытались распределить поведение по уровням предсказуемости, от простого до сложного, на которое влияет множество факторов и которое часто трудно предсказать.

Успешное предсказание основано на тщательном знании стимулов, провоцирующих поведение. Например, прогнозирование степени тревоги, которую испытает группа сотрудников, исходя из того, какой стресс они испытывают на работе.

Описать

Третья цель психологии - описать информацию. Информация, собранная с помощью методов научных исследований, позволяет нам точно и полностью описывать психологические факты и отношения, когда была получена адекватная описательная информация.Благодаря этому можно делать достаточно точные прогнозы и предлагать объяснения, чтобы помочь понять эти факты и взаимосвязи.

Например, информация, собранная в ходе опроса о частоте курения сигарет с высоким содержанием никотина среди студентов колледжей, говорит нам, что они подвержены высокому риску заболеваний легких, таких как бронхит.

Влияние и контроль

Наконец, когда мы приобретем достаточно понимания и способности предсказывать, мы можем иногда намеренно влиять на людей таким образом, чтобы улучшить и обогатить их жизнь.Эта практическая цель специализировалась в различных прикладных областях психологии. Это помогло не только отдельному человеку, но и учреждениям и ассоциациям лучше приспособиться к ситуации. Это помогло человеческому подходу к жизни и миру.

Например, клинические психологи работают в психиатрических больницах, клиниках, социальных службах. Педагогические и профессиональные психологи занимаются проблемами личной и социальной адаптации, бизнес-психологи обращаются за помощью к собеседованию, отбору, подбору персонала, планам мотивации и программам обучения.Все эти подходы влияют на поведение других и контролируют его. Сегодня многие психологи помогли людям понять поведение и психические процессы с помощью психологических знаний и принципов.

Субъективное благополучие (SWB) жизни

Конечная цель психологии - избавить людей от стресса, разочарования, конфликтов и тревог разного рода, чтобы они могли хорошо приспособиться к своей среде. Этот прикладной аспект психологии пытается решить человеческие проблемы, развивая позитивные взаимоотношения друг с другом.Развитие позитивных отношений, в свою очередь, усиливает оптимизм, чувство собственного достоинства, уверенность, силу воли и, наконец, удовлетворение во всех аспектах жизни, способствуя собственному благополучию и благополучию окружающих.

Нравится:

Нравится Загрузка ...

Связанные

Каковы основные цели психологии?

Есть четыре основных / основных / основных цели психологии. (мнемоника - DEPC)

1.Опишите
      • Первая цель психологии - наблюдать и собирать информацию, чтобы понять, как работает мозг и что происходит? чтобы помочь человечеству.
      • Найдите точное описание человеческого поведения. Трудно добиться объективного описания поведения и сохранить беспристрастное отношение.
      • Наблюдая за различным поведением человека, психологи определяют, что является нормальным и здоровым, а что нет.
      • Психология анализирует мысли, чувства, действия и цели людей с помощью различных тематических исследований, наблюдений и опросов.
      • Пример -
        1. Собаки Павлова -
        2. В наблюдении психолог сказал бы: «Испытуемый улыбался, смеялся и танцевал по комнате».

2. Объясните -
      • Почему возникает такое поведение?
      • Какие обстоятельства вызывают это?
      • Чтобы объяснить поведение, психологи должны провести эксперименты , чтобы убедиться, что поведение не является случайным.
      • Павлов использовал несколько собак для экспериментов.
      • При предъявлении безусловного раздражителя (пищи) у собак начиналось выделение слюны, что является безусловной реакцией.
      • Он замечает, что даже присутствие его лаборанта, кормившего собак, вызывало у них слюноотделение. он понял, что лаборант, который когда-то был нейтральным раздражителем, превратился в условный раздражитель.

3. Предсказать
      • Основываясь на прошлом наблюдаемом поведении, психолог стремится предсказать, как это поведение появится снова в будущем.
      • Если это применимо к другим людям, будут ли они вести себя так же.
      • Павлов предсказал, что колокольчик - новый нейтральный раздражитель - станет условным раздражителем, если он подаст ему пищу достаточное количество раз.
      • Разумеется, после подачи собакам еды в то же время, когда прозвучал звонок, он смог вызвать у собак слюноотделение, когда звонил звонок, даже когда им не давали еды.
      • Гипотеза

4.Контроль
      • Пониманием, объяснением и прогнозированием поведения; мы можем легко определять, изменять, влиять или контролировать поведение.
      • Вносить конструктивные и долгосрочные изменения в жизнь людей.
      • Что означало открытие Павлова для будущего психологии?
        • Это означало, что учителя могли легче контролировать свой класс,
        • Родители могут научить детей хорошему поведению,
        • Люди могут манипулировать и мыслями других.
        • Его можно использовать для более быстрого обучения новых сотрудников, повышения успеваемости студентов и снижения наркозависимости.
        • мы можем помочь кому-то избавиться от неприятной привычки.

Контроль - психологическая цель

Психология преследует четыре основные цели: описать, объяснить, предсказать и контролировать поведение (Coon, Mitterer, 2013). Хотя последняя цель может показаться зловещей, на самом деле она больше всего интересует большинство читающих о психологии.Хотя цель контроля на самом деле состоит в том, чтобы помочь кому-то каким-то образом контролировать себя, она часто просачивается в желание контролировать других и ситуации.

Многие могут попытаться отрицать это, но желание контролировать пронизывает нашу жизнь. Прежде чем принять решение, люди хотят знать, какой будет лучший выбор. Люди хотят контролировать себя и свои ситуации. И, судя по моему профессиональному опыту терапевта и преподавателя психологии, люди хотят контролировать других. Это правда, несмотря на отвращение к такому мнению.Прогнозирование и предшествующие ему цели являются просто важными компонентами конечной цели контроля.

Самоэффективность - это термин, описывающий веру человека в то, что он может предпринять действия, чтобы справиться с проблемой. Идея о том, что можно контролировать ситуацию, связана с улучшением здоровья и психологического здоровья. Ощущение контроля также напрямую связано со счастьем, как это прекрасно показано в выступлении Рори Сазерленда на TEDx Talk «Перспектива - это все». Счастье и улучшение здоровья, как психологически, так и биологически, наводят на мысль о том, что контроль является, по крайней мере, бессознательной целью в жизни людей.Однако проблема может заключаться в том, что способность контролировать свои действия - это то же самое, что контролировать ситуацию. Способность преодолевать трудности сильно отличается от управления обстоятельствами.

Контроль не является целью одной области психологии, теорий, составляющих гуманистическую школу. Абрахам Маслоу, теоретик, ответственный за холистико-динамическую теорию, утверждал, что контроль никогда не должен быть целью терапии или психологии. Гуманистическая школа терапии не пользуется популярностью в ныне эмпирически проверенном мире психологии, где преобладают предсказание и контроль.

Экзистенциальная теория, другая в гуманистической школе, также находит отвращение к идее контроля, поскольку она связана с ее применением к другим людям и ситуациям. Экзистенциалисты считают, что люди должны осознавать свою способность выбирать и брать на себя ответственность за этот выбор. Основное убеждение состоит в том, что многие проблемы, которые возникают и требуют терапии, являются проблемами существования: страх смерти и ее когорта, страх реальной жизни, свобода и отказ взять на себя ответственность, а также создание смысла.Вместо того, чтобы контролировать других и ситуации, происходит осознание свободы других и принятие. Другой аспект экзистенциальной мысли - то, что жизнь абсурдна и хаотична.

Тот факт, что жизнь хаотичен, никому не следует упускать из виду. Джон Леннон пел: «Жизнь - это то, что с тобой происходит, пока ты строишь другие планы». Каждый должен уметь относиться к чему-то незапланированному и неожиданному, происходящему и нарушающему самые продуманные планы. Это часто приводит человека в неистовство эмоций, и возникает желание контроля.Когда-то была поговорка: «Расслабься. Все под контролем." Недавно в социальных сетях появилась новая фраза: «Расслабьтесь. Ничто не находится под контролем ». Последнее утверждение гораздо точнее.

Несмотря на это осознание и интеллектуальное понимание того, что жизнь может быть хаотичной и что люди не обладают таким большим контролем, как им хотелось бы, остается скрытое желание контролировать. Люди хотят максимально контролировать свою жизнь. Только представьте, насколько легче была бы жизнь, если бы все шло так, как хотелось бы; если бы Вселенная и другие люди вели себя так, как вы определили наилучшим образом, все было бы проще.Но в жизни так не бывает.

Хотя часто считается, что контроль ведет к более счастливой жизни, есть данные, свидетельствующие об обратном. В восточной философии цель - отпустить контроль, позволить вещам разворачиваться, плыть по течению вселенной. У-Вэй - это термин, который переводится как «действие через бездействие». У-вэй практикуется, позволяя вещам разворачиваться и согласовывая свои действия с течением вселенной. Это противоположность попыткам контролировать.

Практикуя эту философию, вы принимаете жизнь в соответствии с ее жизненными условиями, а не пытаетесь заставить жизнь формировать свои желания. Это принятие ведет к более счастливому существованию. Хотя то, что люди могут контролировать себя, безоговорочно верно, в жизни есть гораздо больше, над которыми невозможно контролировать (несмотря на все попытки). Люди стремятся к этому контролю из-за укоренившейся веры в то, что контроль приведет к большему счастью. Слишком часто это не так и часто приносит больше страданий.Как я писал в статьях «Что выздоравливающие алкоголики могут научить нас о счастье» и «Отпусти, будь счастливым», отказ от попыток контролировать - это проверенный путь к более счастливому существованию.

Авторские права Уильям Берри, 2014.

Каковы четыре цели психологии?

... alexsokolov / iStock / Getty Images

Психология, или наука о поведении и разуме, входит в учебные программы по общественным наукам во многих университетах. По данным Американской психологической ассоциации, в других учебных заведениях психологию преподают в педагогических колледжах, естественных или гуманитарных науках.Частично в ответ на эту разнообразную среду обучения APA разработала общие стандарты для программ бакалавриата по психологии. Одна из важных задач программ психологии - обучить четырем основным целям психологии.

1 Описание мышления и поведения

Первой основной целью или задачей психологии является описание психических процессов и поведения. Этот этап установления фактов обычно происходит первым, когда исследователи вступают в новую область.Некоторые методы, которые психологи используют, чтобы узнать, как люди думают, включают проведение интервью и опросы. Они также наблюдают за людьми на рабочем месте, в школах и в общественных местах, чтобы узнать, как они действуют. Они могут использовать дополнительные методы, такие как психоанализ, лабораторные эксперименты и тесты личности.

2 Понимание поведения

В естественной последовательности второй целью психологии является понимание поведения людей. Эта цель, также иногда называемая «объяснением», требует выяснения причины или причин наблюдаемого поведения.Например, психологи проводят тесты и исследуют данные, чтобы найти закономерности возможных причин и следствий. Чтобы подтвердить истинную причинно-следственную связь, психологи должны провести повторное тестирование и случайно исключить все гипотетические причины. Например, несмотря на множество исследований наследственности и окружающей среды, исследователи еще не окончательно доказали, что вызывает аутизм.

3 Прогнозирование результатов

Третья цель психологии - предсказать поведение. Когда психологи, наконец, понимают, что вызывает определенное поведение, они лучше могут предсказать, когда это может произойти.Например, если психологи знают, какое сочетание личных обстоятельств и дорожных условий вызывает ярость на дороге, они могут предсказать, когда водители могут прибегнуть к насилию. Точно так же, если они знают, какие ситуации заставляют бывших наркоманов вернуться к наркотикам, они могут предсказать, когда вероятны рецидивы.

4 Контроль за действиями людей

Четвертая цель психологии - контролировать поведение. Эта цель, которую иногда называют менее самодержавной, как «оказывать влияние», включает предотвращение деструктивного поведения и поощрение позитивного.Примером этой цели являются клинические, консультационные или школьные психологи, которые обычно имеют государственную лицензию и ученую степень в области психологии. Например, школьные психологи помогают студентам улучшить деструктивное поведение и достичь целей обучения, а клинические психологи помогают пациентам преодолеть эмоциональные расстройства и проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами.

Как 4 цели психологии могут помочь вам изменить свое поведение

Специалист по психологии, объясняющий план действий по выздоровлению мальчику-подростку во время индивидуальной терапевтической сессии.

Психология изучает поведение человека. С его помощью мы узнаем, как и почему люди делают то, что они делают, и как мы можем измениться и расти. Вы когда-нибудь делали что-то, чего не хотели? У всех есть. Каждый человек ведет себя так, как ему не гордится. Когда эти действия повторяются, это может быть проблематичным и серьезно повлиять на жизнь человека. По словам Денниса Куна и Джона О. Миттерера, авторов книги «Ворота в психологию: введение в разум и поведение», есть четыре основных цели психологии.Цели - описать, объяснить, предсказать и изменить / контролировать.

Describe

При атаке на проблему нам необходимо описать проблему. Психологи описывают «ненормальные действия» или поведение, чтобы понять, что происходит с человеком. Психологи и психологи используют методы исследования в дополнение к этой тактике, но это может быть полезным руководством для всех, кто хочет изменить свое поведение. Вы можете использовать это, чтобы помочь вам в повседневной жизни, будучи описательным при выявлении конкретного вредного поведения, которым вы занимаетесь.Это может помочь вам лучше понять свое поведение, почему вы им занимаетесь и как с этим справиться.

Связано: Как победить промедление, связанное с психическим здоровьем, с помощью этого простого упражнения

Объясните

После того, как вы «назовете» и опишите поведение, вам нужно объяснить его. Спросите себя, почему вы делаете то, что делаете. Даже если это опасное или неадаптивное поведение, есть причина, по которой вы так поступаете. Например, если вы навязчиво тратите деньги, есть причина, по которой вы это делаете.Это может быть уход от проблемы, чтобы вы почувствовали себя лучше или успокоились. Это причина того, что вы ведете рискованное поведение. Объяснив свое вредное поведение, вы можете заменить его здоровым поведением, например, позитивным внутренним диалогом, который принесет вам такую ​​же пользу, когда вы будете искать облегчения.

История продолжается

Прогноз

Предсказание того, что произойдет, когда вы начнете проявлять такое проблематичное поведение, может дать вам понимание того, почему вы хотите прекратить это делать.Что произойдет, если вы знаете, что чрезмерно тратите деньги или играете в азартные игры? Вы можете потерять много денег, которые не можете позволить себе потерять, и в результате столкнетесь с финансовыми проблемами. Следующее, на что вы собираетесь обратить внимание, это как изменить свое поведение и контролировать его.

Связано: «Оскорбление», которое заставило меня принять мою инвалидность

Изменение / контроль

Изменение - это конечная цель психологии. Нелегко изменить стереотипы своей жизни, которыми вы придерживались в течение длительного периода времени, но это возможно.Стоит изменить свое поведение, если результаты принесут вам пользу. И правда в том, что изменение поведения может улучшить вашу жизнь. Если вы используете эти четыре принципа психологии для объяснения, описания, прогнозирования и развития через изменение / контроль, ваша жизнь может измениться. Одно из мест, где вы можете использовать этот метод, - это терапия.

Онлайн-консультации

Онлайн-консультации - отличное место для отработки четырех целей психологии, независимо от того, работаете ли вы с консультантом или в составе пары.Вы сможете использовать эти принципы, чтобы изменить свое поведение в лучшую сторону. Вы можете прекратить действия, с которыми боретесь, и начать замечать, что чувствуете себя лучше. Независимо от того, работаете ли вы с терапевтом по месту жительства или в Интернете, четыре принципа психологии могут помочь вам изменить вашу жизнь.