Что такое аггравация в психологии: Что такое аггравация в психологии

Содержание

Что такое аггравация в психологии

В психологии есть такое интересное понятие, как аггравация. И хотя такое явление встречается не часто и знакомо в основном только медицинским психологам, оно все равно имеет место быть.

Итак, аггравацией принято называть преувеличение пациентом тяжести своего состояния. Некоторые путают это явление с симуляцией. Определенные сходства в понятиях есть, но фундаментальное отличие состоит в том, что при симуляции человек выдумывает полностью признаки несуществующего заболевания, а при аггравации – преувеличивает болезненные ощущения.

Рекомендуем: Амнезия: причины и особенности

Например, симуляцией будет, если человек говорит, что у него болит рука при отсутствии болевого синдрома, а аггравацией – если у него немного дергает палец, а он жалуется на то, что ломит всю руку от кончиков пальцев до плеча или вовсе на то, что рука полностью отнялась и он ее не чувствует.

Виды и причины

В учебниках по медицинской психологии говорится, что описываемое нами психическое явление может быть двух видов:

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

  • Сознательное.
  • Подсознательное.

Аггравация сознательная – это такое поведение человека, которое приводит к ухудшению состояния его здоровья или затягиванию процесса излечения, причем человек это делает намеренно. Существует две формы сознательной аггравации – активная и пассивная.

Последняя проявляется лишь в преувеличении жалоб, а вот аггравация активная – это явление более опасное. При ней пациент может отказываться от исполнения рекомендаций врача, а может и больше того – наносить себе самоувечья, для того чтобы ухудшить свое состояние.

Рекомендуем: Что такое ажитация?

Такого больного в медицинской психологии принято называть аггравантом, он имеет довольно-таки серьезную психическую патологию, которая требует незамедлительной клинической диагностики, а в последующем – психологической терапии.

Подсознательный же тип не контролируется пациентом никак и обусловлен тем, что больной желает обратить на себя больше внимания со стороны медицинского персонала или получить то лекарство, которое, как он считает, должно исцелить его заболевание. Такое психологическое отклонение является более опасным, нежели осознанный вариант преувеличения своих болевых ощущений.

Причинами психологического явления принято считать нарушения и отклонения психики. Чаще всего преувеличение симптомов своего заболевания присуще людям с истероидными, тревожно-мнительными и психопатическими характеристиками личности.

Они обычно очень тщательно следят за своим здоровьем, в их понимании даже незначительный насморк является серьезным заболеванием, о котором они охотно рассказывают чуть ли не всем подряд и симптомы которого, а также свои болевые ощущения явно преувеличивают.

Рекомендуем: Аддикция — что это

Кстати, аггравация может возникнуть не только у психопатических личностей, но и у людей, которые склонны к внушаемости. Например, пациент может увидеть в медицинской документации свой диагноз, в силу отсутствия медицинского образования не до конца его понять и напредставлять себе такого, от чего потом действительно может случиться серьезная болезнь (ятрогенные заболевания). Автор: Елена Рагозина

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам, пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой, освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

Аггравация, что это: аггравировать

Человеку свойственно преувеличивать наличие тех или иных событий. Особенно преувеличивать можно симптомы имеющихся ощущений или заболеваний. Определением аггравации является преувеличение тех симптоматических переживаний, которые на самом деле имеются. Здесь выделяют виды аггравации и причины ее возникновения.

Необязательно человеку быть психически больным, чтобы преувеличивать те симптомы, которые он испытывает. Многие люди являются настолько впечатлительными и эмоциональными, что не могут спокойно отнестись к появившимся ощущениям. Может казаться, что человек умирает, а на самом деле его просто беспокоит простуда.

Причин для возникновения аггравации существует большое количество. Здесь их можно разделить как на сознательные, так и неумышленные. Нередко люди привлекают к себе внимание тем, что начинают преувеличивать значимость имеющейся болезни. А есть люди, которые просто испытывают страх перед заболеваниями, относя их чуть ли не к смертельным.

Следует понимать, что боль – это субъективное понятие. На удивление, но сколько бы человек ни описывал и ни рисовал свою боль, ее больше никто не ощутит. Можно сказать, что боль является субъективным симптомом, хотя она реальна для самого человека. Пожалуй, каждый человек хоть раз испытывал боль, например, при падении во время бега. Однако насколько сильной, тупой или острой оказалась данная боль, уже ощущается человеком лично.

Можно сказать, что аггравация нередко становится причиной того, что люди не могут испытывать болей других. Когда человек рассказывает о своей боли, которую он ощущает, другие люди могут лишь представить себе ту боль, которую они испытывали в подобной ситуации. Боль может быть острой, а кто-то ее путает с резкой. Боль может быть сильной, однако если бы другие ощущали боли друг друга, то, возможно, при сравнении, оказалось бы, что она скорее слабая.

Симптомы, которые человек ощущает во время болезни, в том числе и психической, являются субъективными по той причине, что только человек их испытывает. Ни один прибор не сможет измерить уровень проявления симптоматики. Можно лишь согласиться с тем, что тот или иной симптом существует в теле человека, поскольку при конкретном заболевании проявляются те или иные признаки. Однако насколько он является сильным, уже зависит от порога чувствительности нервной системы человека, его страхов и мироощущения.

Все это должно учитываться специалистами, которые работают с больными людьми на уровне физиологии и психики. Ведь каждый больной может значительно преувеличивать свою боль, потому что боится или потому что просто путает понятия «сильно» и «слабо». Конечно, речь идет о реальных симптомах, которые ощущает человек. Однако только от его субъективного мнения будет зависеть то, насколько сильными являются данные симптомы.

Что такое аггравация?

Следует читателям интернет-журнала psytheater.com помнить о том, что есть люди, которым нравится болеть. Обычно такое прослеживается среди детей и людей пожилого возраста. Речь идет о том, когда путем собственного заболевания человек получает то, в чем нуждается. Обычно речь идет о внимании, мол, пожилые люди могут обратить внимание своих детей на себя, когда болеют. Также и дети: они могут получать достаточное количество внимания со стороны родителей, когда они болеют. В такой ситуации аггравация может быть даже сознательной, надуманной. Что это такое?

Аггравацией называется преувеличение симптомов, которые человеком на самом деле переживаются. При этом симптомы являются реальными. Так, человек может испытать всего лишь кратковременную боль, после которой наступила ноющая или тупая, а врачу говорить о том, что он до сих пор испытывает острую резкую боль.

Если возвращаться к людям, которые намеренно болеют, чтобы таким образом получать свое, то они могут как аггравационно поступать, так и просто выдумывать собственные недуги. Здесь людям, на которых направлено данное поведение, нужно поступать мудро: предложите вечно болеющему человеку посетить врача, чтобы тот его осмотрел, оценил степень тяжести болезни и назначил лекарства (а лучше уколы). Если больной отказывается от врачебной помощи, тем более от лечения при помощи уколов, значит, он, скорее всего, здоров и просто манипулировал вами, давя на жалость.

Разделяют аггравационное поведение на:

  1. Пассивную форму, когда человек субъективно преувеличивает интенсивность собственных симптомов.
  2. Активную форму, когда человек своими действиями способствует тому, чтобы болезнь продолжала существовать. Здесь, к примеру, человек не будет соблюдать рекомендации врача или просто откажется от его услуг, прибегая к самолечению, понимая, что оно абсолютно ему не поможет (хотя человек может верить в то, что народная медицина ему поможет).

Аггравация может просматриваться не только в преувеличении интенсивности симптомов, которые возникают в процессе болезни, но и в преуменьшении эффекта от проводимого лечения. Другими словами, больной будет говорить о том, что он смертельно больной, его симптомы настолько яркие, что он не может встать с кровати. При этом лечение, которое проводит врач, ему не помогает. Он продолжает ощущать все те же боли и прочие симптомы, с которыми пришел изначально.

Если врач проводит диагностику и выявляет, что симптомы проходят, а состояние больного улучшается, тогда речь идет об аггравации. Данное явление говорит о нарушении психики человека. Однако сама аггравация может стать следствием уже имеющихся психологических патологий.

Аггравация и симуляция – схожие понятия, однако не являются идентичными:

  1. Аггравация – это порой несознательное преувеличение своих симптомов, которые на самом деле существуют. То есть человек действительно болеет.
  2. Симуляция – это рассказ о симптомах, которых нет. Человек является абсолютно здоровым, однако при этом говорит врачу о том, что он болеет. Это зачастую происходит с целью достижения какой-то выгоды. Человек желает получать от государства пособие или пенсию. Здесь сначала необходимо пройти обследования и даже пролечиться, чтобы исключить симуляцию и доказать наличие серьезных заболеваний. Если диагностические меры доказывают отсутствие каких-либо болезней, тогда человека признают симулятором.

Виды аггравации

Рассмотрим классификацию видов аггравации:

  1. Подсознательная – когда о симптомах говорит человек, который действительно болен. Человек аггравирует, чтобы получить внимание, заботу и поддержку. Обычно присуще ипохондрикам, истерикам, психопатам, тревожно-мнительным людям, которые воспринимают абсолютно любую болезнь как смертельную.
  2. Умышленная – когда преувеличение происходит для получения какой-то выгоды или исхода событий.

Людям восприимчивого характера не следует читать медицинскую литературу, общаться с больными людьми и даже просто просматривать передачи про заболевания. На фоне получаемой информации они начинают думать, что сами больны. Головная боль прослеживается практически при любом заболевании. Как только мнительный человек почувствует головную боль, он может подумать на наличие у себя болезни, которая ее вызывает.

Умышленная аггравация направлена на получение какой-то выгоды. Ее делят на:

  1. Активную – когда человек намеренно затягивает процесс своего выздоровления, например, не следует рекомендациям врача либо употребляет таблетки, которые ухудшают его здоровье. Нередко данное поведение является уголовно наказуемым, если человек путем наличия у себя болезни пытается получить материальную выгоду от государства.
  2. Пассивную – когда человек начинает говорить о симптомах, не свойственных его заболеванию.

Чтобы установить истинную картину здоровья, врач прибегает к диагностическим исследованиям, которые должны показать, насколько болен человек и болен ли вообще.

Аггравация психических расстройств

Под аггравацией психических расстройств понимается намеренное преувеличение своей симптоматики на уровне психики или физических проявлений, что часто встречается в судебно-медицинской практике. Человек начинает ссылаться на симптомы, которые ранее у него присутствовали, однако на данный момент купированы.

Психиатрическая аггравация делится на типы проявления:

  • Метаггравация – намеренное продление острой фазы своего заболевания.
  • Сверхаггравация – ссылка на симптомы, которые не должны проявляться при той болезни, которая реально диагностируется.
  • Диссимуляция – сокрытие болезни и ее симптомов.

При аггравации психических расстройств человек начинает преувеличивать имеющиеся симптомы, которые он ранее переживал. Он действительно болен, однако прошел уже лечение либо его симптомы купированы, поэтому не могут проявляться в той форме, на которую ссылается личность.

Данный вид аггравации возникает, когда человек при первых проявлениях своего заболевания получил желаемый результат (например, ему дали смягчающее наказание). Теперь, когда его болезнь не должна проявляться в яркой форме, он прибегает к аггравации, чтобы снова получить тот результат, который был достигнут в прошлый раз.

В когнитивизме: патологическое состояние — преувеличение нормальной эмоции.

⇐ ПредыдущаяСтр 3 из 4

По мнению Бэка индивидуальная уязвимость определяется следующими причинами:

1. биологическая предрасположенность

2. индивидуальный биографический опыт.

Социально зависимый человек наиболее чувствителен к разрыву в межличностных отношениях. Печаль — это нормальная эмоция, но в патологии трансформируется во всеобъемлющее чувство одиночества, тотальной потери, бессмысленного существования. На уровне поведения — уход от активности, уход в себя.

Когнитивная психотерапия — последовательное размыкание порочного круга неадаптивных мыслей, негативных эмоций, дисфункционального поведения. Когнитивная терапия манипулятивна, убирает состояния, а не причину, следовательно — это возвращается в другом виде.

Это краткосрочная терапия, легка в реализации (упражнения для пациента), эффективна на поведенческом уровне.

Когнитивная модель тревожности. Человек воспринимает опасность не конкретно, а размыто, опирается на ложные предпосылки. У нормального человека ошибки при восприятии опасности могут быть исправлены реальной проверкой. В тревожности содержание когнитивных процессов связано с ощущением своей уязвимости, предвосхищением опасности, неспособность справиться с угрозой, страх потерять опору в людях, способных ему помочь. Результат таких мыслей: страх быть отвергнутым, осмеянным, презираемым окружающими.

Когнитивная оценка опасности влияет на другие системы (нервная система, мышечная, учащенное дыхание, потливость…), человек концентрирует свое внимание на этом.

Когнитивная модель фобии. Когнитивная содержательная психотерапии — жестко связана с провоцирующей ситуацией. Рассматривая, как пациент предполагает, что с ним может случиться в ситуации фобии. Это позволяет выявить маркеры, значимые моменты. Нужно объяснить человеку, что не ситуация пугает, а ее предвосхищение. У пациента не всегда четко оформлены опасения. Например, страх перед толпой. Человек боялся не справиться с собой. Почему так страшна потеря контроля?


Когнитивный подход хорош тем, что человек видит, что с ним работают.

Когнитивная модель агрофобии. Уязвимость, возникшая в результате перехода от переживания внешней или внутренней опасности к потере эффективности в ситуации межличностного общения. Пациент панически боится оказаться в ситуации психологической или физической катастрофы, когда нет доступа к так называемому «сигналу безопасности». Один на один с враждебным миром. Важно понимать, что человек страдает, ему сложно. Человек, который оказался в одиночестве ожидает смерти или сумасшествия. Выбирает ограничительное, избегающее поведение.

Депрессия. Достаточно успешное излечение депрессий. Депрессия характеризуется когнитивной триадой.

Три основные негативные оценки:

1. Оценка себя. Человек считает себя неполноценным, беззащитным, неэффективным. «Я самый плохой»

2. Оценка окружения. Жизнь слишком требовательна к нему, существуют непреодолимые препятствия для достижения важных целей, мир лишен радостей и удовольствий, а в общении с окружающими только плохое. Не только человек плох, но и мир плох.

3. Оценка будущего. Текущие неприятности не кончаются, будущее не сулит радостей, намеченные цели не реализуются. Все это приводит к мысли о бессмысленности существования. Это может привести к суициду. Центральный фактор: негативно ориентированное мышление. Это центр процесса при депрессии. Преимущественная концентрация на негативный аспект. Это результат раннего детского негативного опыта (например: через отождествление себя со значимым другим). Либо ребенок видит особенности отношения к нему.

Особенности когнитивного стиля, влияющие на систематические когнитивные искажения.

1. производные умозаключения — извлечение выводв в отсутствии подтверждения фактов или даже при их наличии

2. сверхобобщение — выведение общих принципов на основании одного или нескольких случаев и широкое применение этих принципов как соответствующих, так и не соответствующих ситуации

3. понимание происходящего на основании отдельных деталей без учитывания контекста.

4. видение событий как результата собственных усилий при отсутствии их на самом деле. Склонность соотносить с собой события, которые реально не связаны

Обессивно-компульсивные расстройства.

Обессии — навязчивые мысли. Компульсии — навязчивые действия. Когнитивная организация характеризуется симметричным видением себя и других. «Я — другие» является номерной системой, где один номос хороший, другой — плохой (чаще «Я» — плохой, «другие» — хорошие).

Всегда идет сравнивание себя с другими. Причины: могли быть ригидные эмоционально-холодные и правдолюбивые родители, придерживающиеся строгого нравственного и физического воспитания ребенка. При этом они не могут удовлетворить потребности ребенка в игре и любви. Ребенок имеет возможность для предположений, что такие родители хорошие. Он может считать себя плохим. Либо ребенок считает, что родители плохие (отчуждение). Себя я воспринимает плохим, так как избегает хороших родителей. Либо отдаляется от плохих родителей. Состояние неопределенности. Нормальный ребенок воспринимает родителей как в целом хороших, но иногда они могут быть недостаточно хорошими.

Линия развития невроза по Фрейду.

Во внутреннем мире индивидуума возникает несовместимое представление импульсов, аффектов, что является противостоящими друг другу тенденциями. В результате формируется напряжение, которое не может быть разрешено, так как связано с каким-то непереносимым неудовольствием (например: желание быть автономным и страх быть одному).

Для невротиков — нерешенная проблема вызывает внутреннее напряжение, которое неразрешимо. Для устранения неудовлетворения человек исключает из сознания переживания. Конфликт вытеснен или используются защитные механизмы и его носитель может чувствовать себя освобожденным. Для психики это не проходит бесследно. Непережитое чувство стремится вырваться наружу в виде симптома.

Гештальт-терапия.

Гештальт-терапия не занимается тяжелыми расстройствами. Фредерик Перлз. 5 уровней неврозов.

1. Уровень фальши — установки как будто жизненные. Люди играют различные роли (роли определяются в жизнедеятельности). Требуется, чтобы люди жили в согласии с ожиданиями других. Невротики актуализируют некоторые отвлеченные представления и идеи, а не собственное «Я — реальное». Демонстрируется слон, который стремится быть розовым кустом.

2. Фобический уровень. Переживания страха и боли, ожидаемые от соприкосновения с неудовлетворенностью, чертами собственного «Я».

3. Тупиковый. Переживания безнадежны, отсутствие смысла жизни внутри нас или отсутствие поддержки извне.

4. Переживание смерти, умирания, отчуждения части «Я». Человек должен отказаться от привычных ролей.

5. Позволяются переживания ярких эмоций. Это помогает сдвинуться с мертвой точки и продолжить развитие.

Психопатия

Психопатия — в переводе — психические страдания. Это особая группа психических больных, относится к малой психиатрии (как и невроз)

Состояние стабильное, сопровождает всю жизнь, проявляется в дисгармоничной личности. Это особенности личности человека.

Корсаков, Ганнушкин занимаются психопатией. Психопаты — 5-15% всего населения. Это заболевание проявляется у мужчин в 2 раза чаще, чем у женщин. Психопатии характерны для юношеского возраста.

Причины: биологические, социальные.

Биологические причины психопатии — наследственность, алкоголизация родителей, патология внутреннего развития: болезнь матери, родовая травма.

Социальные причины психопатии — дефекты воспитания в раннем возрасте, влияние социума.

Ганнушкин — психопатия проявляется с юности, представляет собой ряд особенностей, отличающих их от так называемых нормальных людей и мешающих им безболезненно для себя и других приспособиться к окружающей среде. Речь идет о таких чертах и особенностях, которые проявляются во всем. Психопатия тотальна, захватывает всю личность.


⇐ Предыдущая1234

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Виды патологии

Умышленная или сознательная

Связана с извлечением выгоды от болезни, но в отличие от симуляции, действительно связана с заболеванием. Бывает активной и пассивной.

  • Активная аггравация характеризуется стремлением больного не выздоравливать или даже ухудшать свое физическое состояние.

Это достаточно опасная форма, потому что поведение человека может привести к катастрофическим последствиям для здоровья. Агграванту требуется не только соматическое лечение, но и срочная помощь психотерапевта, а в некоторых случаях – психиатра.

  • Пассивная аггравация. В данном случае больной преувеличивает некоторые симптомы своего заболевания, которые клинически не подтверждаются и не являются характерными для болезни.

К ней прибегают пациенты, которые имеют цель получить выгоду от своего заболевания, например, инвалидность или освобождение от работы.

Патологическая аггравация – отдельный вид преувеличения, который обусловлен не соматическим, а психическим заболеванием. В данном случае аггравант имеет психическую болезнь.

Подсознательная

Обусловлена желанием обратить на себя внимание, вызвать сочувствие со стороны окружающих.

Рассмотрим несколько жизненных примеров, когда есть смысл говорить о подсознательном аггравационном поведении лиц.

  • Прожив вместе с супругой много лет, мужчина решается на развод и сообщает ей об этом. Не выдержав испытания, покинутая женщина попадает в больницу. Такое поведение со стороны мужа резко осуждается в обществе, и он временит с разводом до тех пор, пока супруга не выздоровеет. Женщина подсознательно понимает, что пока она болеет, супруг не уйдет. Поэтому при всех усилиях врачей, ее состояние не улучшается. В данном случае она не симулирует болезнь, а действительно ощущает себя не самым лучшим образом, более того, такое состояние приобретает хронический характер.

Аггравационное поведение может наблюдаться у детей, родители которых приняли решение расстаться. С помощью болезни ребенок может отвлечь папу и маму от их личных проблем и “помирить” в ситуации совместной борьбы за здоровье чада.

  • Ученик испытывал трудности на уроках английского языка. Отношения с преподавателем были натянутыми. Когда по расписанию был английский, у школьника поднималась температура. Родители оставляли его дома и прекращали выяснять отношения между собой, потому что были заняты здоровьем сына. Мальчик действительно плохо себя чувствовал, а не симулировал повышение температуры тела. Такие симптомы появлялись в результате подсознательного протеста на ненавистный урок английского, нежелание видеть учителя, а вторичная выгода – внимание родителей и отвлечение их от постоянных ссор.

Подсознательная аггравация наблюдается у пожилых людей, которые вынуждены жить сами.

  • Женщина, похоронив мужа, осталась одна. Дети, внуки – у каждого свои заботы. До смерти супруга пенсионерка вела активный образ жизни, но оставшись в одиночестве, стала испытывать ухудшения здоровья, а некоторые болезни приобрели хронический характер. Дети и внуки стали замечать, что она не стремится выздоравливать – пропускает прием лекарств, выписанных врачом, при этом жалуется, что ее оставили одну, что она теперь никому не нужна. Во время очередного сердечного приступа женщину госпитализировали, и только в условиях больницы, где ей уделялось достаточно внимания со стороны медицинского персонала, да и дети с внуками теперь навещали ее каждый день, самочувствие пациентки улучшилось. Но как только пенсионерка узнала, что ее выписывают, у нее случился очередной приступ.

Первопричиной такого аггравационного поведения является боязнь одиночества, и подсознательное желание быть окруженным заботой и вниманием.

41. Аггравация и симмуляция.

Аггравация — преувеличение симптомов, тяжести состояния, демонстрируемое больным. При аггравации пациенты стараются представить реально существующее заболевание или болезненное состояние более тяжелым и опасным, чем это есть на самом деле. Аггравация может наблюдаться у лиц с истероидными чертами характера. Болезнь используется такими пациентами с демонстративно-шантажными целями: для того, чтобы привлечь к себе внимание, вызвать сочувствие, добиться каких-либо выгод, манипулируя чувствами окружающих людей. Поведение аггравации характерно для пожилых пациентов, которые, испытывая страх одиночества, боясь в любой момент оказаться в беспомощном состоянии, стремятся привлечь к себе внимание врачей, медицинского персонала, продлить срок пребывания в стационаре. Аггравация не является полностью бессознательной психологической реакцией: цель и причины такого поведения могут быть осознаны больными.

Симуляция - намеренная и целенаправленная демонстрация признаков несуществующей болезни. Симуляция всегда основана на стремлении получить конкретную материальную выгоду (избежать уголовной ответственности или службы в армии, получить освобождение от работы, материальную компенсацию или льготы). Симуляцию следует отличать от стремления демонстративных личностей привлечь внимание и вызвать сочувствие, которое является признаком внутреннего страдания и неудовлетворенности жизнью. Симулянт никакого страдания не испытывает - им движет только предвкушение выгоды. Данные объективного обследования не всегда могут выявить факт симуляции, поскольку симулянт может повлиять на результат обследования (принять лекарства, повышающие артериальное давление и температуру, учащающие пульс и пр.). Отсутствие признаков болезни при обследовании также не является надежным критерием симуляции, поскольку возможности объективных методов ограничены; кроме того, многие болезни имеют функциональную природу (психические заболевания, дискинезии внутренних органов, вегето-сосудистая дистония).

Диагностика симуляции должна быть основана на противоречии между данными обследования и жалобами, которые предъявляет больной. Весьма характерно точное воспроизведение в речи больного классических описаний, представленных в специальных медицинских руководствах. Важно попросить больного описать имеющиеся ощущения собственными словами. Это сложное, часто невыполнимое задание для человека, который в действительности ничего не испытывает. Наконец, диагностика

САМ. РАБОТА

42.Психологические проблемы преодоления болезни, кризизы личности.

Критические ситуации в самом общем виде можно охарактеризовать как ситуации, порождающие дефицит смысла в дальнейшей жизни человека.

Современная психологическая наука предлагает четыре ключевых понятия, которыми можно описать критические ситуации: стресс, фрустрация, конфликт, кризис.

Имея в виду отдельного человека, можно говорить о различных степенях перехода ситуации затруднения деятельности в ситуацию, когда трудность оказывается непреодолимой.

Результатом фрустрации является изменение поведения личности. Прежде всего может наблюдаться потеря волевого контроля поведения и, как следствие, его деградация (от странностей в поведении до ярко выраженного девиантного). Не исключается снижение мотивации достижения цели, отказ от нее в результате переключения на другую или потеря ее актуальности. Это же может произойти в результате изменения физического состояния человека. Именно в защитных целях, как пишет В.А. Ташлыков, и формируется внутренняя картина болезни, которая обеспечивает снижение эмоционального напряжения и преодоление трудностей, вызванных заболеванием . Механизмы первой группы ведут к недопущению информации в сферу сознания или вытеснению ее из сознания без переработки этой информации. К ним относятся вытеснение (самый примитивный и, как правило, малоэффективный способ), перцептивная защита, подавление, блокирование, отрицание. Защитные механизмы второй группы связаны с преобразованием (искажением) значения содержания мыслей, чувств, поведения больного. Она включает такие механизмы, как рационализация, интеллектуализация, реактивные образования, проекция, идентификация. Например, в первом случае больной находит «псевдоразумные» объяснения своих неприемлемых желаний, убеждений, поступков, по-своему интерпретирует негативные проявления некоторых личностных черт (раздражительности, агрессивности и т.д.). Пример реактивного образования — неосознанное принятие установки на поведение послушного и уступчивого человека при вытесняемой враждебности по отношению к окружающим. Проекция ведет к тому, что больной приписывает другим людям свои непризнаваемые мысли, чувства, мотивы.К третьей группе способов защитного реагирования относятся механизмы разрядки эмоционального напряжения: реализация в действии, соматизация и, возможно, сублимация. При реализации в действии активируется экспрессивное поведение, в результате чего может развиться психологическая зависимость от алкоголя, наркотиков, медикаментов. Этот защитный механизм иногда лежит в основе суицидальных попыток. Соматизация тревоги и отрицательных аффектов проявляется в конверсионном и психовегетативном синдромах, о которых уже упоминалось. Наконец, в четвертую группу попадают защитные механизмы личности манипулятивного типа: регрессия, фантазирование, уход в болезнь. В случае регрессии больной возвращается к более ранним, инфантильным личностным реакциям, демонстрируя беспомощность, зависимость, чтобы уйти от требований реальной действительности. Фантазирование позволяет, приукрашивая себя и свою жизнь, повысить чувство собственной ценности и контроль над окружением. Уход в болезнь дает возможность, отказываясь от ответственности за решение жизненных проблем, оправдывать болезнью свою несостоятельность. Многие описанные здесь защитные механизмы как реакция на болезнь уже упоминались.Ту же роль играют и некоторые типы отношения к болезни, выделяете Л.И. Вассерманом с соавторами (апатический, эгоцентрический, эйфорический, анозогнозический, эргопатический). Во многих случаях трудно решить вопрос о том, вызвано ли формирование и доминирование определенных защитных механизмов болезнью или же это было характерно и для преморбидной личности. Часто ответ на этот вопрос в отношении конкретного больного вообще невозможно дать, особенно если речь идет о психосоматических болезнях. Неэффективные, незрелые психологические типы преморбидной личности здесь рассматриваются многими исследователями как важные (или даже главные) этиологические факторы психопатических болезней либо как факторы риска.Не случайно эмпирические исследования механизмов психологической защиты проводятся в основном на материале психосоматических заболеваний, а их коррекции у больных придается особенно важное значение. Приведем несколько примеров подобных исследований. В них для диагностики структуры механизмов психологической защиты использовался опросник Келлермана-Плугчика, с помощью которого определяется степень выраженности следующих 8-ми механизмов: отрицание, подавление или вытеснение, регрессия, компенсация, проекция, замещение, рационализация или интеллектуализация, реактивные образования (или гиперкомпенсация). Доминирующим типом психологической защиты является механизм реактивных образований. Отрицание, проекция и интеллектуализация используются данными больными одинаково часто, реже — регрессия и еще реже — вытеснение и замещение.

Психологическая защита (в строгом толковании понятия) не исчерпывает всех средств адаптации к болезни. Часто она оказывается патологической, потому что зависит от возможностей личности, от ее характерологической предрасположенности и конкретной жизненной ситуации больного. Как будет показано ниже, в целом значительно эффективней сознательно вырабатываемые больным способы противостоять болезни. Есть также сведения о том, что типы психологической защиты связаны с определенными типами личности: отрицание — с истероидным типом, вытеснение — с пассивной личностью, регрессия — с психопатией, компенсация — с депрессивными чертами, замещение — с агрессивными чертами, интеллектуализация — с обсессивной личностью, реактивные образования — с манией.

Е. Хейли выделяет три группы механизмов совладали*, различающихся по тому, в какой сфере функционирования личности больного они проявляются — когнитивной, эмоциональной или поведенческой. К когнитивной или интеллектуальной сфере относятся следующие механизмы совладения: отвлечение или переключение мыслей на темы, не связанные с болезнью; принятие болезни как чего-то неизбежного; игнорирование болезни; проблемный анализ болезни и ее последствий, поиск информации, расспрос врачей, обдумывание решений; сравнение себя с более тяжелыми больными; религиозность, стойкость в вере; придание болезни значения и смысла, например, отношение к ней как к вызову судьбы, проверке; самоуважение, более глубокое осознание собственной ценности как личности. Психологический кризис — состояние, при котором невозможно дальнейшее функционирование личности в рамках прежней модели поведения, даже если она целиком устраивала данного человека. Понятие кризиса часто используется в психотерапии. Это кризисы психологического состояния людей, которые проявляются в стрессах, страхах, чувстве неуверенности и т. д. В процессе деятельного переживания кризисов происходит перестройка социально-профессиональной направленности и компетентности. . К эффективным психотехнологиям преодоления кризисов профессионального становления относятся психопрофилактика кризисов, диагностика социально-профессиональных качеств личности как информационная основа коррекции профессионально-психологического профиля личности, тренинги личностного и профессионального роста, рефлексия профессионального развития и составление альтернативных сценариев профессиональной жизни, индивидуальное консультирование, прогноз желаемых профессиональных достижений. Разработанные психотехнологии преодоления кризисов профессионального становления создают условия для прогрессивного целенаправленного профессионального становления, способствуют профессиональной самоактуализации педагогов. К нормативным относятся кризисы учебно-профессиональных ориентаций (стадия оптации), профессионального выбора (стадия профессиональной подготовки), профессиональных экспектаций (стадия профессиональной адаптации), профессионального роста (стадия первичной профессионализации), профессиональной карьеры (стадия вторичной профессионализации), социально-профессиональной самоактуализации (стадия мастерства) и утраты профессиональной деятельности (стадия утраты профессиональной деятельности). Время наступления нормативных кризисов обусловлено логикой профессионального развития, ненормативные кризисы не имеют хронологически выраженного характера. Время их наступления, жизненные обстоятельства и участники случайны. Эти кризисы возникают в результате стечения неблагоприятных обстоятельств, которые нарушают линию профессионального развития. В качестве объективных факторов выделены смена ведущей деятельности, изменение способа выполнения деятельности, изменение социальной ситуации развития, возрастные психологические и психофизиологические изменения, развитие профессионально обусловленных деформаций, профессиональная стагнация, ухудшение или улучшение социально-экономической ситуации, случайные ненормативные события и неблагоприятные обстоятельства. Субъективные факторы обусловлены активностью самой личности, потребностью человека постоянно выходить за свои пределы, достигать возможной полноты воплощения. В качестве субъективных факторов рассматриваются социально-профессиональная активность, совершенствование способов выполнения деятельности (инновации), полная поглощенность профессиональной деятельностью, неудовлетворенность социальным и профессионально-образовательным статусом, неудовлетворенность потребностей личности (материальных, духовных), субъективное чувство остановки в развитии, стремление к самореализации и самоактуализации.

Основываясь на типах жизненной стратегии и теории переживания как деятельности, мы выделили две стратегии преодоления кризисов: инициативную и ситуативную. Выбор способа преодоления кризисов обусловлен развитием таких параметров личности, как активность, устойчивость , целостность и ценностные установки , уровень субъективного самоконтроля , ответственность, прогнозирование своего будущего, интегративность , динамические и энергетические условия протекания эмоциональных реакций.

Ситуативные способы преодоления кризисов обусловлены отсутствием надорганической структурированности и сопряженности отдельных моментов жизни; экстернальной направленностью личности, астеничностью, низким уровнем оптимизма, преобладанием в планируемой деятельности мрачных прогнозов. В ситуативной стратегии преобладают механизмы психологической защиты и приспособления к окружающей действительности. Инициативная стратегия обусловлена представленностью в структуре субъекта деятельности сопряженности и связанности между собой отдельных его единиц (жизненных отношений) во внутреннем пространстве и времени, способностью к самосозиданию и самостроительству, устойчивостью личности, ценностными ориентациями, динамической направленностью личности, оптимистическим прогнозированием, личностной ответственностью, ориентацией на успех и достижения. Инициативная стратегия предполагает деятель-ностное преодоление кризисов.

что это в психологии, код по МКБ 10, чем характеризуется поведение, формы

Что такое аггравация. Или может быть все – таки симуляция? Давайте разберемся, что же это за термин.

Аггравация это – (от лат. aggravatio — отягощение, утяжеление) преувеличение симптомов действительно имеющегося заболевания.

Аггравация в психологии

Различается несколько форм аггравации:

  • Умышленная пассивная
  • Умышленная активная
  • Подсознательная
  • Патологическая

Формы проявления аггравации в психологии

Умышленная или сознательная аггравация, как уже было отмечено ранее, проявляется в нескольких формах.

Пассивная проявляется как преувеличение симптомов протекающего заболевания или отсутствие улучшений во время лечения. У таких людей даже обычный насморк может являться серьезным заболеванием, а болевые ощущения будут явно преувеличены.

Активная, при которой, пациент намеренно предпринимает определенные действия для ухудшения своего здоровья или затягивает протекание болезни.

В медицинской психологии для больных умышленно причиняющих себе вред есть термин – аггравант, такие пациенты имеют серьезную психическую патологию, и требуют клинической диагностики, и в дальнейшем психологической терапии.

Сознательная аггравация как активная, так и пассивная чаще всего наблюдается после перенесенных травм любой сложности или при хронических заболеваниях. Например, преувеличение симптомов, хромоты, не возможностью пошевелить конечностью, не имеющих подтверждения при проведении клинического анализа.

Цели могут быть разные, получение отсрочки для прохождения военной службы, продление временной нетрудоспособности, получение страховых выплат или обратить на себя большее внимание.

Подсознательная аггравация

Подсознательная форма это один из способов вызвать сочувствие окружающих или привлечь к себе дополнительное внимание. Пациент везде и всюду может жаловаться на ухудшение самочувствия или отсутствие должного лечения, неполучение нужных, с его точки зрения лекарств и внимания медперсонала. Часто такая форма возникает у людей легко внушаемых, может быть вызвана изучением информации о болезни в интернете или медицинской литературе.

Патологическая аггравация

Патологическая форма не что иное, как преувеличение симптомов соматических заболеваний психически нездоровых людей.

Все ярко выраженные формы аггравации можно отнести к отклонению от норм психического развития в той или иной степени. И являются стремлением пациента добиться поставленной цели, будь то решение экспертной комиссии о психическом состоянии и дееспособности или возможность установить действительную степень умственного развития.

Аггравация психических расстройств – распространенное явление психиатрической практике.

Неоднократно аггравация возникает в одной и той же форме при новой травмирующей психику ситуации, особенно если первые попытки были успешными.

Так, например больные олигофренией стремятся показать большую умственную недостаточность, чем у них есть на самом деле. Что затрудняет возможность установить действительную степень умственного недоразвития. У больных церебральным атеросклерозом чаще наблюдается аггравация расстройств памяти, активного внимания и счета.

Только проведя тщательное клиническое обследование можно определить, имеет ли человек некую форму аггравации или попросту симулирует.

Что такое аггравация в психологии

Разберем на примере из жизни.

Как то моя подруга случайно уколола палец булавкой, и полчаса плакала и кричала что ей невыносимо больно, чем очень раздражала окружающих. Ведь, мы все, когда нибудь, кололи палец и знали, что это не так уж и больно. Кто же она?

Изучив имеющиеся у нас факты, а именно:

  • палец все – таки был уколот – наличие травмы
  • факт случайности установлен очевидцами – не намеренное нанесение себе увечий
  • преувеличение болевого симптома – выражено в истерике.

Можно сказать следующее, без сомнения девушка пыталась привлечь к себе всеобщее внимание, причем делала это умышленно, т.е. занималась сознательной пассивной аггравацией.

Такая форма часто встречается в повседневной жизни. И она не имеет серьезной психической патологии, если конечно со временем не перерастет в умышленное причинение себе вреда с целью заполучить внимание окружающих, в этом случае без сомнения потребуется помощь психолога.

НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО С.Я. РУБИНШТЕЙН В ПЕРИОД РАБОТЫ В ИНСТИТУТЕ СУДЕБНОЙ ПСИХИАТРИИ. СООБЩЕНИЕ 1. ПРОБЛЕМЫ СИМУЛЯЦИИ ОБВИНЯЕМЫХ С ПСИХИЧЕСКИМИ РАССТРОЙСТВАМИ (1947-1948)

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПСИХИАТРИИ

© ФГБУ «ФМИЦПН им. В.П. Сербского» Минздрава России, 2016 УДК 6-05(Рубинштейн)(159.97+340.6):095

Для корреспонденции

Сафуанов Фарит Суфиянович - доктор психологических наук, профессор, руководитель Лаборатории психологии ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского» Минздрава России Адрес: 119991, г. Москва, Кропоткинский пер., д. 23 Телефон: (495) 637-16-57 E-mail: [email protected]

Ф.С. Сафуанов

Научное творчество С.Я. Рубинштейн в период работы в Институте судебной психиатрии. Сообщение 1. Проблемы симуляции обвиняемых с психическими расстройствами (1947-1948) Аналитический обзор

Scientific works by S.Ya. Rubinstein, dating to the period of her employment at the Institute of Forensic Psychiatry.

Part 1. Issues of malingering by the accused who suffer from mental disorders (1947-1948)

F.S. Safuanov

Federal State Budgetary Institution "V. Serbsky Federal Medical Research Centre for Psychiatry and Narcology" of the Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow; Moscow State Psychological-Pedagogical University; I.M. Sechenov First Moscow State Medical University, Moscow.

The article submits an analysis of the unpublished scientific works by S. Ya. Rubinstein (one of the founders of Soviet pathopsychological school), written during the period of her employment at the Central Institute of Forensic Psychiatry. In the experimental works "Methods to determine the degree of intellectual decline in cases of the aggravation of organic defect" (1947) and "a Psychological analysis of the feigned behavior of patients undergoing forensic psychiatric examination" (1948) she carried out a profound theoretical psychological study of the malingering behavior as a purposeful mental activity. Forms of malingering in cases, when an underlyingpsychopathological substratum is present, have been singled out. The algorithm and the methods of identifying mental disorders by means of a pathopsychological analysis of the structure and dynamics of "feigned" behavior during psychological examination, have been described in this article. Keywords: S. Rubinstein, psychopathology, forensic psychiatric examination, malingering, aggravation

ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского» Минздрава России

ГБОУ ВПО «Московский государственный психолого-педагогический университет» ФГБОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России

Анализируются неопубликованные научные работы С.Я. Рубинштейн, одной из основоположников советской патопсихологической школы, выполненные в период работы в Центральном институте судебной психиатрии им. В.П. Сербского. В трудах «Методы выявления степени интеллектуального снижения при аггравации органических дефектов» (1947) и «Психологический анализ притворного поведения больных, подвергающихся судебно-психиатрической экспертизе» (1948) ею проведено глубокое теоретическое психологическое исследование установочного поведения как целенаправленной психической деятельности. Выделены формы симуляции на психопатологической почве, описаны алгоритм и способы выявления психических нарушений через патопсихологический анализ структуры и динамики «притворного» поведения во время экспериментально-психологического исследования.

Имя Сусанны Яковлевны Рубинштейн (в 2016 г. отмечается 105-летие со дня ее рождения) не нуждается в представлении научному и практическому сообществу патопсихологов, психиатров, дефектологов, специалистов в области аномального детского развития. Она работала с выдающимися психологами А.Н. Леонтьевым, А.Р. Лурия, А.В. Запорожцем, была ближайшим другом и соратником Б.В. Зейгарник. В золотой фонд психологии вошли ее работы «Экспертиза и восстановление трудоспособности после военных травм мозга» (1949), «Психология умственно отсталого школьника» (1986), а книга «Экспериментальные методики патопсихологии и опыт применения их в клинике» (1970), выдержавшая множество изданий, и сегодня является одним из основных учебных пособий для студентов, обучающихся по специальности «Клиническая психология», и настольным практическим руководством для медицинских психологов.

К сожалению, сведения о ее биографии и научном творчестве чрезвычайно скудны, и даже в наиболее полных обозрениях ее творческого пути [1, 2] основное внимание уделяется ее профессиональной деятельности после 1957 г., когда она начала работать в лаборатории патопсихологии Московского НИИ психиатрии Минздрава РСФСР под руководством Б.В. Зейгарник. В доступных нам информационных источниках обычно после упоминания ее кандидатской диссертации «Восстановление трудоспособности после военных травм мозга (психологический анализ распада деятельности при лобном синдроме)», защищенной в 1944 г. 1, приводятся ее научные статьи и монографии, изданные после 1965 г. В списках использованной литературы работ самой Сусанны Яковлевны удалось найти наиболее раннюю работу послевоенного периода (в сборнике «Материалы совещания по психологии»), датированную 1957 г.

Таким образом, вне поля внимания остается довольно большой отрезок послевоенного времени, о котором у нас не имеется никаких сведений о научной деятельности С.Я. Рубинштейн. Между тем именно в этот период она работала в Центральном институте судебной психиатрии им. В.П. Сербского.

С.Я. Рубинштейн была зачислена 19 сентября 1944 г. на должность заведующего психологической лабораторией института. На этой должности она работала по совместительству на полставки, а с 27 апреля 1946 г. по 8 декабря 1951 г. занимала должность старшего научного сотрудника той же лаборатории (на полной ставке)2. Именно в период работы в нашем институте Сусанне Яковлевне присуждена ученая степень кандидата педагогических

1 В этих же источниках ошибочно указан 1945 г. Как сказано выше, по материалам диссертационного исследования была опубликована статья в 1949 г., хотя в некоторых источниках она ошибочно датирована 1946 г.

2 Заведующим лабораторией стала А.М. Шуберт (1963-1981), доктор философии (Цюрих,1906), известная в довоенные годы

как видный педолог и тестолог.

(по психологии) наук (1949), присвоено ученое звание старшего научного сотрудника по специальности «Психология» (1950).

Благодаря стараниям сотрудников3 научно-медицинского архива Центра им. В.П. Сербского удалось найти 5 научных отчетов, выполненных Сусанной Яковлевной единолично в период с 1947 по 1951 г. Они представляют собой довольно объемные труды (50-60 с. машинописного текста с правками автора) с описанием и обсуждением экспериментальных исследований на судебно-психиатрическом материале. Специфика судебной экспертизы и обусловила, видимо, тематику данных научных работ, которая, на наш взгляд, не теряет актуальности и в наши дни. Следует отметить, что, кроме работы 1951 г. , результаты остальных исследований так и не были опубликованы, хотя многие идеи, содержащиеся в отчетах, так или иначе прозвучали в последующих трудах С.Я. Рубинштейн.

В данной статье мы проанализируем работы С.Я. Рубинштейн 1947 и 1948 гг., объединенные одной темой - установочным поведением обвиняемых с различными психическими расстройствами.

«Методы выявления степени интеллектуального снижения при аггравации органических дефектов» (1947)

Актуальность исследования определяется тем обстоятельством, что судебно-психиатрическая оценка лиц, страдающих органическим психическим расстройством, в значительной мере зависит от степени выраженности психических расстройств. Определение умственных способностей таких больных часто затрудняется сознательной аггравацией слабоумия. Диагностировать саму симуляцию (С.Я. Рубинштейн предпочитала применять термин «притворство» или «притворное поведение»), как правило, не составляет труда, но за этим фасадом часто не удается распознать степень интеллектуального снижения.

Поэтому С.Я. Рубинштейн определяет цель исследования как поиск наиболее эффективных экспериментальных приемов и методик, направленных на выявление степени интеллектуального снижения у больных, аггравирующих слабоумие.

Исследование проведено на 35 подэкспертных лицах (обвиняемых) с органическим поражением головного мозга (травматического, сосудистого и другого генеза), 12 из которых в последующем признаны судом невменяемыми, 23 - вменяемыми.

Вначале анализируется общая характеристика поведения обследованных лиц при экспериментально-психологическом исследовании (ЭПИ) в плане дифференциальной диагностики с больными, страдающими псевдодеменцией (реактивным

3 Автор выражает огромную признательность руководителю отдела документационного обеспечения Н.А. Бутько, сотрудникам научно-медицинского архива Е.Ю. Щербаковой, Г.Ю. Комицыной за помощь при подготовке материалов к данной статье.

Особенности поведения больных с органическим поражением головного мозга с аггравацией слабоумия и больных, страдающих псевдодеменцией при экспериментально-психологическом исследовании

Особенности поведения Диагноз

органическое поражение головного мозга, аггравация псевдодеменция (реактивное состояние)

Отношение к ситуации экспериментально-психологического исследования Обращенность к ситуации Отстраненность от ситуации

Фокус внимания Наблюдение за собственной интеллектуальной деятельностью, как следствие - колебания и сомнения при выборе способа действий; большая разница между темпом беседы и темпом выполнения заданий1 Не задумываются над ответами

Взаимодействие с экспериментатором Зависимость поведения от тактики психолога (например, ухудшение качества ответов после похвалы) Не реагируют на оценки психолога

1 «Они вынуждены длительно решать двойную задачу: как нужно решить правильно и как нужно ошибиться, чтобы показать свою несостоятельность» (цит. из отчета).

состоянием). Автор данной статьи рискнул обобщить данный фрагмент отчета в виде таблицы.

Далее С.Я. Рубинштейн выделяет две формы аггравации - «чистую» и аггравацию в виде, как сказали бы сегодня, «метасимуляции», когда воспроизводятся симптомы пережитого реактивного состояния, и анализирует эти формы на конкретных примерах. При этом она подчеркивает, что «аггравация не всегда является пропорциональным преувеличением имеющихся симптомов. Чаще наблюдается значительная перестройка общей картины нарушений и даже отдельных симптомов. Это объясняется большой опосредующей ролью личности». Выбор предъявляемых симптомов может быть продиктован особыми соображениями больных (больничным опытом, обстоятельствами уголовного дела и т.п.) и сильно зависит от самооценки и внутренней картины болезни, их критичности к своему психическому состоянию.

Главную часть научного исследования составляет раздел «Экспериментальное обнаружение признаков, характеризующих степень интеллектуального снижения больных», он непосредственно связан с целью исследования и посвящен поиску косвенных путей определения степени выраженности психических нарушений у лиц с аггравацией при проведении ЭПИ.

При определении «гибкости интеллектуальной ориентировки» следует учитывать, что при органическом поражении головного мозга наблюдаются замедленность психических процессов, трудности переключения, легкость аффективной дезорганизации. Эти нарушения (и дифференциация их от предъявляемых симптомов) «могут быть обнаружены по динамике развития притворных предъявлений» и по характеру реакций на экспериментальные приемы воздействия (вынуждать больных ориентироваться в необычных, новых ситуациях; принудительно ускорять темп работы, менять тактику экспериментатора).

«Интеллектуальная продуктивность» может быть выявлена в процессе анализа ошибок и самое основное - мотивировок и обоснований ошибочных ответов. Часто при обосновании нелепого ответа логика доказательств подэкспертного показывает его истинные возможности. С.Я. Рубинштейн отмечает, что «если объяснения псевдодементных относятся к материалу заданий, то при аггравации - к своим действиям и соображениям».

Особый интерес вызывает диагностика сохранности «высших форм мыслительной деятельности (критичности, опосредованности, обдуманности поведения)» через анализ установочного поведения. С.Я. Рубинштейн пишет, что мнение о том, что сам факт сознательной аггравации свидетельствует об относительной сохранности больных, неверно. Во-первых, среди изученных ею больных 12 были признаны невменяемыми, что свидетельствует о выраженности у них психических расстройств. Во-вторых, по результатам проведенного исследования она делает следующий вывод: «Аггравация возможна на самом дефектном фоне. Различие глубины дефекта обусловливает лишь разные формы, разный характер и динамику притворства».

В работе выявлено, что:

1) относительно сохранные больные выбирают для жалоб и предъявлений свои существенные недостатки, а некритичные - периферические или «чужие» симптомы;

2) у интеллектуально сниженных больных преднамеренная ошибка производится, в отличие от критичных больных, не на этапе восприятия и понимания задачи, а при ее исполнении;

3) у критичных больных реализуется заранее продуманная картина притворства, а у некритичных - стратегия аггравации непоследовательна.

Заключает научный отчет раздел «Выбор экспериментальных приемов исследования». С.Я. Рубинштейн отмечает, что при аггравации больных невозможно применение стандартных патопсихологических методик и неправомерно использование количественных показателей для оценки степени их интеллектуального снижения. «Только клиническая, содержательная интерпретация индивидуально (выделено С.Я. Рубинштейн. - Прим. авт.) построенных экспериментальных приемов может быть продуктивна для оценки сложных форм интеллектуальной деятельности... Содержание и последовательность экспериментальных заданий, так же, как и клиническая беседа с больным, всегда выбирается индивидуально».

Какие же приемы рекомендует Сусанна Яковлевна? Процитирую заключительные выводы научного труда:

«Желателен подбор заданий предметно-действенных или устных, но простых по инструкции и сложных по содержанию (например, различные классификации, складывание разрезанных картинок, последовательности событий, повторение рассказа и т.д.).

Исследование должно начинаться с наиболее трудных задач. Даже неправильные решения последних дают более содержательный материал для распознавания существенных признаков глубины и качества дефекта. Кроме того, трудные задачи снижают тенденцию больных к притворству, в то время как легкие провоцируют его. Типичная динамика притворного поведения заключается в постоянном снижении уровня ответов от одного дня к другому. Поэтому первоначально легкий уровень заданий затрудняет исследование.

Наиболее значимыми приемами исследования являются различные воздействия: оценка (похвала и порицание), помощь, подсказ, ускорение темпа и самое главное - детальное обсуждение ответов и их мотивировок, постановка конфликтных вопросов. Целесообразно сравнение ошибок, допускаемых больными в разные дни и часы».

«Психологический анализ притворного поведения больных, подвергающихся судеб-но-психиатрической экспертизе» (1948)

Научное исследование 1948 г. является продолжением тематики, освещенной в предыдущем труде, о чем говорит и подзаголовок отчета: «Исследование аффективно-волевой сферы больных, агграви-рующих органическое слабоумие». В нем получает развитие линия, которая в первом исследовании выступала лишь как частная научная задача, -определение степени сохранности критичности, опосредованности и произвольности интеллектуальной деятельности посредством анализа установочного поведения.

Поэтому наряду с практической задачей поиска «среди разнообразных проявлений притворства тех

признаков, которые могут служить существенными показателями или критериями уровня психической сохранности», С.Я. Рубинштейн формулирует другую, более сложную: теоретический анализ «механизмов защитного поведения больных с точки зрения современных психологических теорий о строении интеллектуального действия».

Решение этой теоретической задачи и составляет, на наш взгляд, научную новизну и основное достоинство исследования.

С.Я. Рубинштейн отмечает, что определение степени выраженности психических нарушений «ставится не вообще, не в количественном разрезе, а конкретно, в отношении коренных для человеческой личности качеств: способности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими». Следовательно, предметом психологического исследования в условиях судебно-психиатрической экспертизы должна быть степень личностной регуляции своего криминального поведения. Она подчеркивает преимущества именно клинико-психологической оценки степени способности подэкспертных к саморегуляции: «Тот факт, что степень психических нарушений не совпадает и не всегда прямо соответствует глубине анатомо-физиологических поражений мозга, является общеизвестным и в общей психиатрии. Практика судебно-психиатрической экспертизы показывает это с особой очевидностью. Во многих случаях больные, перенесшие тяжелые проникающие ранения мозга или инсульты, обнаруживающие во время экспертизы выраженные симптомы неврологических нарушений, оказываются все же достаточно психически сохранными и вменяемыми, в то время как самая скудная неврологическая постконтузионная симптоматика сопровождается иногда тяжкими нарушениями психики, обусловливающими невменяемость». В то же время, подчеркивает С.Я. Рубинштейн, «психологические понятия и критерии оценки таких важных качеств личности, как ее интеллектуальные и волевые способности, еще недостаточно разработаны в современной советской психологии», что и определяет актуальность проведенного ею исследования.

Первым шагом теоретического анализа является разведение «понятий защитных тенденций и установок, с одной стороны, и понятия «притворное поведение» - с другой». Сусанна Яковлевна подчеркивает, что установка избежать уголовной ответственности с помощью болезни является распространенным явлением среди больных с различными психическими заболеваниями и с разной степенью психических нарушений. «Однако между такой общей установкой больного и произвольно осуществляемым, реальным притворным поведением существует огромная дистанция... Установка на использование болезни в защитных целях еще не является притворством, так как не является деятельностью больного, а лишь определенной моральной позицией». Само же притворное

поведение, рассматриваемое как активная психическая деятельность, требует опосредования своих действий, «является сложной формой произвольного целенаправленного поведения». Даже когда эту деятельность осуществляют люди с достаточно выраженными психическими расстройствами, они это делают «за счет сохранных, здоровых элементов психики».

Поэтому качественный патопсихологический анализ симуляции или аггравации как особой психической деятельности в рамках ЭПИ для определения способности подэкспертных лиц к произвольной волевой регуляции своего поведения1 имеет очевидные преимущества как перед клинической беседой, так и перед стандартизированными тестами.

С.Я. Рубинштейн проводит такой анализ (на материале исследования 57 больных, перенесших органические поражения головного мозга) по двум направлениям: по уровню осмысления или оценки ситуации судебной экспертизы; по степени произвольности и опосредованности поведения при стационарной экспертизе и (главным образом) при проведении ЭПИ.

Интеллектуальная оценка ситуации. Наиболее элементарным показателем осмысления ситуации является соотнесение больным задач ЭПИ с общей целью судебно-психиатрической экспертизы.

Адекватный, целесообразный выбор симптомов для предъявления2, находчивый выбор ошибочных ответов и решений, правдоподобное изображение собственной несостоятельности, своевременное и разумное реагирование на тактику экспериментатора - все эти признаки могут являться дальнейшими указаниями на сохранность способности больного более или менее верно оценить ситуацию, соотнести ее элементы, спрогнозировать последствия своих действий.

Однако, как отмечает С.Я. Рубинштейн, при правильном осмыслении «возможны проявления бесцельности и нелепости актов притворства, обусловленные недостаточной произвольностью, аффективной неустойчивостью и т.д.», поэтому патопсихологический анализ «притворного» поведения является главным компонентом судебно-экспертной оценки степени сохранности высших психических функций.

Опосредованность поведения (анализ строения интеллектуальных действий). С.Я. Рубинштейн выделяет несколько уровней доступных для больных уровней опосредования и произвольности при симуляции.

При низком уровне саморегуляции наблюдается непосредственная подчиняемость инструкциям экспериментатора, податливость влиянию специаль1 Уместно привести в качестве сноски сноску самой С.Я. Рубинштейн: «Было бы, однако, ошибкой устанавливать какие-либо прямые связи между подобной оценкой актов защитного поведения и суждением о вменяемости».

2 «В ряде случаев больные пытаются изображать именно те

нарушения, которые могут оправдать совершенный ими проступок. Например, бухгалтер, халатно оформлявший документы, преувеличивает расстройства внимания; обвиняющийся в хулиганстве травматик изображает расстройства сознания».

но организованного стимульного материала. Такие больные могут успешно проводить линию на использование болезни в беседе, предъявляя несуществующие симптомы и искажая обстоятельства совершенного им правонарушения, они даже правильно объясняют психологу цель ЭПИ, однако в самой ситуации эксперимента их действия становятся импульсивными. По словам С.Я. Рубинштейн, побуждение «решить задачу» не наталкивается на сопротивление противостоящих ему защитных установок больного, не возникает борьбы мотивов: это побуждение как бы «прорывается» через больного и обусловливает ход его интеллектуального действия.

Больные, в целом способные к осознанной и произвольной регуляции своих действий, способны оттор-мозить свои непосредственные реакции на тактику экспериментатора. Их действия и ответы при ЭПИ «носят характер переработанных, опосредованных актов, а притворство оказывается более систематизированным, последовательным». Отражением опосредованного поведения при решении отдельных задач у таких подэкспертных, как подчеркивает С.Я. Рубинштейн, является двухактный, ступенчатый характер этого процесса3. «Суть этого явления заключается в том, что когда больному предлагают новую задачу, то вначале он правильно решает ее «для себя», а затем начинает искажать сделанное, придумывает ошибочный ответ или решение». Сусанной Яковлевной в данной научной работе подробно описаны мотивы, направляющие активность больного при проведении ЭПИ даже в обычных, не экспертных условиях (то, что сегодня в патопсихологии называют «мотивом экспертизы»). Таким образом, мотивация психической деятельности симулирующего больного в ситуации патопсихологического обследования амбивалентна: мотиву экспертизы, предполагающему стремление к самоутверждению и цель правильно решать экспериментальные задания, противостоит мотив уклонения от уголовной ответственности, обусловливающий стремление продемонстрировать свою несостоятельность и соответственно актуализирующий цель не давать правильные ответы и решения. Возможность построить необходимую для реализации своих установок иерархию мотивов в ходе экспериментального исследования, двухактность мыслительного действия, осознанность, устойчивость и системный характер конструирования ошибок -все это «является признаками произвольности и опо-средованности процесса решения задачи».

Между этими полюсами существуют промежуточные формы снижения произвольности и опосредо-ванности поведения, анализ которых иллюстрируется конкретными примерами.

От снижения уровня осознанной регуляции поведения больных, отмечает С.Я. Рубинштейн, «следует отличать эпизодические «срывы» или про3 Впервые описан известным судебным психиатром Я.М. Калашником в 1938 г.

явления временной дезорганизации поведения испытуемых под влиянием ситуационных конфликтов и аффектогенных воздействий». Такие срывы наблюдаются при психопатоподобных изменениях характера у лиц с органическими расстройствами. Хотя и в первом, и во втором случае могут проявляться нарушения целесообразности, непоследовательность, а иногда и нелепость в оформлении актов притворства, диагностическое и судебно-экспертное значение этих проявлений различно.

В заключительных выводах работы С.Я. Рубинштейн дополняет выбор экспериментальных приемов исследования при симуляции больных, описанных в научном труде 1947 г.:

«А) Организация материала пособий и инструкций для стимуляции определенных действий, противоречащих тенденциям испытуемого.

Б) Изменение цели поставленных задач (например, исследование осмысления под видом проверки памяти и т.д.).

В) Возбуждение аффективных реакций притязания1 (самолюбия).

Г) Подчеркнутая (и не обязательно справедливая) оценка достижений в работе (похвалы и порицания).

Д) Выражения доверия и недоверия. (Злоупотребление проявлением недоверия к больным крайне затрудняет изучение и оценку их состояния. Поэтому всякие «разоблачения» притворства могут быть использованы в качестве редких аффектогенных воздействий лишь на последних этапах исследования больного.)»

Подведем некоторые итоги.

В рассмотренных неопубликованных работах С.Я. Рубинштейн проведен глубокий теоретический и эмпирический анализ симулятивного поведения больных с психическими расстройствами, что само по себе является значительным вкладом в патопсихологию и психодиагностику. Однако в историческом контексте эти труды говорят нам о чем-то большем.

Мы видим, что уже на заре становления патопсихологии как отдельной предметной области знаний С.Я. Рубинштейн (равно как и Б.В. Зейгарник) после1 В работе С.Я. Рубинштейн описывается методика «Уровень притязаний» Ф. Хоппе под названием «Уровень требований». Она приходит к выводу, что лежащий в основе методик прием создания со стороны психолога ситуации успеха или неудачи после ответов обследуемого необходимо использовать в ходе всего экспериментального исследования (ср. вывод Г).

Литература

1. Зверева Н.В. Сусанна Яковлевна Рубинштейн (1911-1990): служение делу (к 100-летию со дня рождения). [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2012. N 1. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: 08.09.2016)

References

1. Zvereva N.V. Susanna Jakovlevna Rubinshtejn (1911-1990): sluzhenie delu (k 100-letiju so dnja rozhdenija). Medicinskaja psihologija v Rossii 2012; (1): URL: http:// medpsy.ru (data obrashhenija: 08.09.2016). (in Russian)

довательно реализует идеи Л.С. Выготского о высших психических функциях, об опосредованности психических процессов, а также принципы деятель-ностного подхода А.Н. Леонтьева. Ее исследование представляется одним из первых трудов в отечественной психологии, конкретизирующих теорию деятельности на конкретном материале. Сама С.Я. Рубинштейн отмечает в связи с этим, что психологические исследования целенаправленного действия «в клинической практике пока трудно использовать», они «носят несколько схематичный характер». «Тем более заманчивой, - заключает она, - показалась возможность подойти к анализу строения действия на судебно-психиатрическом материале». Эту возможность она реализовала в полной мере.

В исследованных работах мы видим и становление методологии патопсихологической диагностики, основанной на принципах качественного анализа психической деятельности, раскрытия психологических механизмов патопсихологических симптомов, обязательного учета личностного фактора и компонентов самосознания (в частности, внутренней картины болезни), оценки не только нарушенных, но и сохранных звеньев психической деятельности.

Особо важным, с нашей точки зрения, является применение методологических принципов, основанных на понимании психодиагностики не как использования тех или иных методов (тестов, опросников), а как результата совместной деятельности обследуемого лица с психологом, предполагающей предельно индивидуализированный подход к каждому человеку, учет социальной ситуации развития больного, включение личности экспериментатора в процесс деятельности больного.

Несомненным вкладом С.Я. Рубинштейн в теорию судебной психолого-психиатрической экспертологии является выделение ею потенциальной способности обвиняемых к осознанной произвольной регуляции поведения в качестве главного предмета судебно-экспертного психологического исследования.

И, наконец, следует подчеркнуть несомненное практическое значение проведенных исследований для патопсихологии в целом и для практики судебной экспертизы в частности: работы 1947-1948 гг. не устарели и в наши дни. Более того, они выглядят современнее многих публикаций последних лет.

2. Николаева В.В. С.Я. Рубинштейн: о вкладе развития патопсихологии [Электронный ресурс] // Клиническая и специальная психология. 2012. № 1. URL: http://psyjournals.ru/psyclin/2012/n1/49977. shtml (дата обращения: 08.09.2016)

2. Nikolaeva V.V. S.Ja. Rubinshtejn: o vklade razvitija patopsihologii. Klinicheskaja i special&naja psihologija 2012; (1): URL: http:// psyjournals.ru/psyclin/2012/n1/49977.shtml (data obrashhenija: 08.09.2016). (in Russian)

s. rubinstein psychopathology forensic psychiatric examination malingering aggravation С.Я. РУБИНШТЕЙН ПАТОПСИХОЛОГИЯ СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА СИМУЛЯЦИЯ АГГРАВАЦИЯ

Что такое аггравация? — Психология закономерностей

Термин аггравация означает психологическое состояние человека, при котором он преувеличивает значимость своей болезни, а так же симптомом болезни.

Данное состояние может наблюдаться у человека всех возрастов, но в большинстве случаев ему подвержены люди престарелого возраста. Оно может быть умышленным и нет. В первом случае пациент намеренно преувеличивает боль от болезни и придумывает симптомы, которых у него нет с целью определенной выгоды. Для примера возьмем человека, который сидит в тюрьме. Полежать в больничной палате, гораздо лучше, чем сидеть в тюремной камере, поэтому люди идут на ухищрения. Во втором случае это скорее паранойя , которая управляет человеческим разумом. Человек начинает бояться осложнений от болезни и всячески старается докторов увеличить внимание к своей персоне, чтобы как можно быстрей они вылечили его. Логическое зерно конечно в этом есть, но пациенты без психических расстройств так не делают. Аггравация, есть симптом психического расстройства.

Каковы причины аггравации?

Как уже сказано выше это психическое расстройство. У людей престарелого возраста возникает вследствие возрастных изменений психики, боязнь умереть в данном случае играет не последнюю роль. У более молодых пациентов аггравация возникает из-за хронической психологической травмы. Например, это постоянное упоминание о дефекте человеку или необоснованную заботу.

Какие виды аггравации существуют?

Существуют 3 вида аггравации. Это метааггравацию, сверхаггравацию и диссимуляцию, постараемся узнать, что каждая из них означает.

  • Метааггравация представляет собой состояние больного, когда тот пытается наиболее длительный период продлить самую острую фазу его заболевания (возбуждение, депрессия, апатия). По сути это называется членовредительством самому себе. Как правило, данное состояние наблюдается у пациентов с обостренной шизофренией;
  • Сверхагравация проявляется в виде постоянных жалоб на симптоматику, которые абсолютно исключены при реально диагностируемом заболевании пациента;
  • Диссимуляция проявляется в виде сокрытия от докторов скрытой болезни или симптомов болезни. Это обусловлено течением болезни, шизофрении. Конкретно данный вид аггравации представляет трудность при лечении больного, ведь пациент умышленно не дает доктору шанс его вылечить в кратчайшие сроки.
ТАКЖЕ РЕКОМЕНДУЕМ К ПРОЧТЕНИЮ СЛЕДУЮЩИЕ МАТЕРИАЛЫ:

Диагностика «установочного» поведения

Значительные трудности для дифференциальной диагностики представляют случаи, когда испытуемые сознательно стремятся исказить результаты исследования как в плане преуменьшения своих интеллектуальных возможностей (аггравация) в рамках органического синдрома, так и в плане демонстрации необычности, оригинальности, «болезненности» своей мыслительной деятельности (симуляция шизофренического синдрома). В клинике такое поведение называется установочным.
Более сложными для диагностики являются формы симуляции, возникающие на патологической почве, у лиц с уже имеющимися психическими нарушениями – метасимуляция и сюрсимуляция.


Метасимуляция заключается в осознанном предъявлении психопатологической симптоматики когда-то перенесенного психического заболевания, которым к моменту исследования испытуемый уже не страдает.
Особо сложным для распознавания является сюрсимуляция – когда испытуемый действительно страдает каким-либо психическим заболеванием, но при этом предъявляет картину другого, не свойственного ему, нарушенного психического состояния. Поведение больного в этих случая определяется сложным переплетением смысловой установки с искаженным восприятием действительности и самого себя, психопатологическими мотивами и нарушениями мышления, характерными для его психического заболевания.
Кроме того, необходимо выделить деятельность, обратную симуляции, – диссимуляцию. Диссимуляция это сокрытие, или утаивание, психически больным проявлений своего болезненного состояния, собственных психических расстройств.

Критерии для диагностики установочного (аггравационного и симулятивного) поведения

При наличии установочного поведения в первую очередь оказываются подтвержденными искажающему влиянию психические процессы, находящиеся под сознательным контролем. Поэтому объективными показателями уровня интеллектуального развития и наличия нарушений мышления в данном случае могут служить параметры мыслительной деятельности, которые не входят в область сознательного контроля.
При выполнении деятельности в той или иной степени осознаются цели и средства выполнения этой деятельности и практически не осознаются те психологические механизмы, которые лежат в основе выполнения деятельности. Граница между осознанными и неосознанными компонентами деятельности является в значительной степени подвижной и зависит в случаях установочного поведения от осведомленности испытуемых о характере психической патологии и ясности представлений о тех результатах, которые необходимо продемонстрировать в процессе выполнения экспериментальных заданий. Из-за того, что при разных установках стратегии поведения испытуемых отличаются, необходимо выделить адекватные этим видам установочного поведения основания для сопоставления между собой результатов исследования.
Для определения истинного уровня интеллектуального развития при аггравации наиболее информативным является сопоставление прямых и косвенных результатов деятельности.
Так, например, испытуемые часто демонстрируют неспособность провести минимальные обобщения, установить элементарные причинно-следственные связи, осмыслить простой текст, проделать простейшие счетные операции, тогдакак усвоение достаточно сложных инструкций происходит после первого предъявления, высказанные экспериментатором сложные грамматические и логические конструкции в ситуациях помощи и оценки проделанной работы легко схватываются и понимаются испытуемым. Иными словами, в этих случаях деятельность испытуемых при выполнении заданий ориентируется на непосредственные результаты и часто хорошо контролируется, в то время как косвенные, побочные результаты деятельности остаются вне сознательного контроля и дают возможность судить об истинном уровне интеллектуального развития.
Другим диагностическим признаком аггравационных тенденций испытуемого является нарушение соответствия объективной сложности задания и уровня его выполнения. Часто различные по уровню сложности задания выполняются испытуемыми одинаково плохо (например, запоминание 10 слов и последовательности из 3–4 цифр).
В случаях, когда испытуемые сознательно стремятся продуцировать необычные, «патологические» решения (т.е. в случаях симуляции), иногда оказывается задействованным практически весь материал экспериментальных заданий. Своеобразие ответов проявляется в неравномерности уровня обобщения, повышенной актуализации несущественных свойств объектов, нахождении решений по признакам эмоционального предпочтения, непоследовательности суждений, претенциозном, демонстративном рассуждательстве. Однако при этом именно соотношения между различными видами психической деятельности могут оставаться сохранными (например, по степени отражения переживаний в эмоционально нейтральном и нагруженном материале), либо соотношения искажаются таким образом, что предъявляемые особенности мыслительной деятельности не укладываются ни в один патопсихологический синдром. В других случаях, обращает на себя внимание искусственность, нарочитая усложненность решений и формулировок испытуемого, часто в сочетании с конкретностью стоящего за ними содержания. Примером этого могут служить возникающие в ряде случаев нарочито сложные и формальные образы с витиеватыми объяснениями, которые, однако, в дальнейшем воспроизводятся сугубо конкретным образом или вообще не воспроизводятся (в «Пиктограмме»), конкретный характер актуализируемых несущественных связей (например, по форме, по цвету, по материалу), Усложненные по форме высказывания могут носить конкретный характер и отражать личный опыт и переживания испытуемых.
Во многих случаях, диагностическим признаком аггравационного и симулятивного поведения является несоответствие предъявляемой психопатологической, клинической симптоматики демонстрируемым в патопсихологическом эксперименте изменениям психической деятельности.
Таким образом, основным дифференциально-диагностическим критерием для отграничения нарушений мышления, входящих в шизофренический синдром, от сознательно демонстрируемого своеобразия мыслительной деятельности при симуляции, а также для определения степени интеллектуальных затруднений в рамках органического синдрома при аггравации является отсутствие единства, целостности в предъявляемой картине психической патологии. В основном это проявляется в виде хаотичности, полиморфности получаемых результатов, несоответствия выбранной формы симулируемого заболевания способам его демонстрации, а также противоречивости способов демонстрации относительно друг друга.
При анализе материалов патопсихологического исследования в случаях возможного установочного поведения следует иметь в виду следующее.
Во-первых, для выявления установочного поведения можно использовать не только соотношение прямых и косвенных результатов деятельности, объективной сложности стимульного материала и уровня ответов, но также и сопоставления по другим основаниям, позволяющие выявить противоречивость, внутренние несоответствия в характере демонстрируемых изменений психической деятельности.
Во-вторых, характер симулятивного поведения испытуемых может дать ценную информацию о личностных особенностях испытуемых в силу того, что такие личностные особенности как неадекватная самооценка, уровень притязаний, нарушение прогнозирования, зависимость интеллектуальных процессов и регуляции поведения от аффективных моментов проявляются и в особенностях симулятивного поведения в виде его непоследовательности и противоречивости. Аналогичным образом, особенности поведения в случаях аггравации, в частности, его последовательность и целенаправленность, указывают на степень интеллектуальной и личностной сохранности испытуемых.
Для анализа результатов патопсихологического исследования и проведения сопоставлений по различным основаниям полезны следующие приемы:
1. В тех случаях, когда возможно влияние искажающих факторов на процесс мышления, тактика интерпретации результатов исследования должна строиться по принципу последовательного исключения всех Во-первых, для выявления всех своеобразных решений, которые могут быть обусловлены влиянием этих факторов. При отсутствии искажающих факторов все своеобразные решения, необычные ответы должны быть рассмотрены как потенциальные нарушения мышления.
2. Для диагностики нарушений мышления большой вес приобретают наименее подверженные влиянию искажающих факторов результаты исследования. Так, при сопоставлении методик, направленных на исследование ассоциативных процессов, и методик, направленных на исследование операциональной стороны мыслительной деятельности, своеобразные ответы в операциональной сфере мышления имеют больший вес, чем таковые в ассоциативных процессах. При сопоставлении по основанию «эмоционально нагруженный – эмоционально нейтральный материал» больший вес приобретают своеобразные ответы в эмоционально нейтральном материале. Своеобразные ответы, отмечаемые в заданиях, не выходящих за пределы сложности, за привычный уровень функционирования интеллекта, имеют большее значение, чем своеобразные ответы, наблюдающиеся в более сложных заданиях. При подозрении на установочное поведение больший вес приобретают косвенные, а не прямые результаты деятельности.
3. Для оценки полноты и целостности полученной картины может оказаться полезным такой методический прием, как последовательная квалификация полученных Данных под различными углами зрения с учетом предполагаемых диагнозов. Получаемая картина должна быть внутренне непротиворечива.

Литература
1. Зейгарник, Б.В. Практикум по патопсихологии. / Под ред. Б.В. Зейгарник, В.В. Николаевой, В.В. Лебединского. – М.: Изд-во МГУ, 1987.–186 с. – С. 52–69.
2. Особенности патопсихологической квалификации результатов экспериментально-психологического исследования в условиях судебно-психиатрической экспертизы. Методические рекомендации. – М.: НИИ ОИСП им. В.П. Сербского, 1985. – 27 с.
3. Сафуанов, Ф.С. Психодиагностические исследования в судебно-психиатрической практике. / Ф.С. Сафуанов. – // Медицинская и судебная психология. Курс лекций: Учебное пособие / Под ред. Т.Б. Дмитриевой, Ф.С. Сафуанова. – М.: Генезис, 2004. – С. 23–24.
Источник: Беребин М.А. Практикум по патопсихологии: учебное пособие / А.Ю. Рязанова. – Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2017. – 131 с.

Определение обострения по Merriam-Webster

аг · гра · ва · ция | \ A-grə-vā-shən \

1 : действие или обстоятельство, которое усиливает что-то или делает что-то еще хуже. Его вмешательство усугубило ситуацию.

2 : действие, действие или результат усугубления чего-либо или кого-либо особенно : усиление серьезности или серьезности обострение травмы

что это, причины и виды обострений

Ухудшение - это преувеличение субъектом описанной серьезности симптомов, которые действительно присутствуют или ощущаются субъективно.Обострение может выступать как сознательно определяемое действие или иметь подсознательный характер возникновения. Причины обострения болезненных симптомов можно определить как по истинному наличию заболевания, так и по личностно-мотивационным характеристикам человека.

Поведенческим поведением считается, когда человек способствует ухудшению собственного здоровья или продлевает период заболевания (активная форма, когда возможно несоблюдение рекомендаций врача, членовредительство) или преувеличивает имеющиеся симптомы (пассивная форма , когда количество жалоб увеличивается).Симуляция патологии проявляется не только в усилении субъектом симптомов существующего заболевания, но и в минимизации эффекта от назначенного лечения, который может не совпадать с объективными показателями улучшения. Это состояние считается психическим расстройством, требует соответствующей клинической диагностики и психотерапии. В отличие от сознательной симуляции, обострение может быть симптомом или характеристикой степени прогрессирования психопатологии.

Что такое обострение?

Причинами обострения имеющихся симптомов являются психические расстройства или отклонения, сопровождающие ипохондрические и истероидные акцентуации, а также присущие пожилым людям при значительных изменениях психики.Также такое поведение может развиться из-за хронической психологической травмы (напоминание другим о дефекте, чрезмерной заботе) и иметь невротический характер. Сложность диагностики этого расстройства заключается в его первоначальном и внешнем сходстве с симуляцией, однако симуляция всегда является корыстной мотивацией, в то время как действия, вызывающие обострение, являются бессознательным проявлением скрытых желаний человека и способствуют привлечению внимания или заботы.

В процессе установления достоверности психического статуса и судебно-психиатрической экспертизы врачи и следователи сталкиваются с такими явлениями, как симуляция и обострение.Чтобы определить, согласовать и скорректировать дальнейшие действия, а также решить судьбу предмета, очень важно отличать одно от другого. Итак, симуляция - это умышленный осознанный, часто спланированный акт поведения, направленный на умышленное имитацию несуществующих симптомов и проявлений психических или соматических расстройств, цель которого чаще всего - избежать судебного наказания.

Активизация отягчающего поведения наблюдается как во время следствия, так и в критические моменты принятия решений о судьбе уже осужденных.Чаще во время симуляции имитационное поведение используется с описанием анамнестических признаков, чем непосредственное отыгрывание болезненных симптомов. Определение истинности картины жалоб сводится к клиническому исследованию, наблюдению за испытуемым и психологическому обследованию.

Симуляция и обострение - это разные процессы, хотя симуляция на фоне патологических расстройств психиатрического регистра - обострение.

Виды обострения.Бывает подсознательным (присуще больному человеку), преднамеренным (с целью получения выгоды или необходимого исхода событий) и патологическим (у душевнобольного). В подсознании есть стремление человека получить сочувствие и поддержку. Часто встречается у пациентов с истерическим, ипохондрическим и психопатическим складом акцентуации, тревожных и подозрительных личностей, которые внимательно следят за параметрами своего здоровья и любое заболевание сразу причисляется к серьезным, болезненные ощущения преувеличены.

Причины обострения у предполагаемых людей заключаются в чтении медицинской литературы и приписывании болезней себе, в неосторожном заявлении врача или любого представителя медицинского персонала.

Умышленное обострение мотивировано прибылью. Он подразделяется на активную (когда пациент откладывает выздоровление или самостоятельно ухудшает свое состояние) и пассивную (преувеличение симптомов, жалобы на другие явления, не характерные для данного заболевания) формы. При умышленном преувеличении симптомов заболевания обострение поведения уголовно наказуемо при использовании в противоправных целях (получение страховых выплат, освобождение от армии и т. Д.).

Когда возникает необходимость установления факта обострения, врач или судебный исполнитель в первую очередь обращает внимание на объективные данные обследования пациента, получение необходимых анализов, а не на его субъективные характеристики его здоровья.

Патологическое обострение рассматривается с точки зрения обострения психических расстройств.

Обострение психических расстройств

Под патологическим обострением подразумевается преувеличение симптомов проявления соматических и психоэмоциональных недугов у душевнобольных.Это довольно обычное явление в судебно-психиатрической деятельности, проявляющееся в форме преднамеренных жалоб на симптомы, которые ранее были присущи и характеризовали заболевание, но в настоящее время прекращены.

Психиатрическое обострение делится на три основных типа проявления: мета-гравировка, чрезмерная гравировка и притворство. Во время мета-гравировки человек намеренно стремится продлить наиболее острую фазу болезни (депрессия, нарастание аффективного возбуждения).

Супергравитация - это жалобы на симптомы, которые исключаются при реально диагностированном заболевании (интеллектуально-мнестические расстройства при шизофрении).

Диссимуляция - сокрытие болезни или ее проявлений, которые вызваны заболеванием и его особенностями (при обострении шизофрении и психотических состояниях человек не может сам оценить свое состояние, а мотивы, продиктованные болезнью, требуют сокрытие всех симптомов).

При патологическом обострении сохраняются в памяти симптомы ранее существовавших или сохранившихся резидуальных проявлений психических расстройств. Чаще всего возникает при психических заболеваниях органического характера (травмы головы, сосудистые и наследственные заболевания, при олигофрении).Чаще всего встречаются преувеличение интеллектуальной несостоятельности, проблемы в мнемонической сфере, головные боли, потеря ориентации в обществе, депрессивные проявления.

Обострение становится привычной формой поведенческих паттернов, когда первое обострение поведения привело к успешному разрешению ситуации или действует как стандартная реакция изменившейся личности в критических ситуациях. Такой механизм реакции фиксирован и может в дальнейшем отражать глубину и тяжесть поражения психики (например, при снижении интеллектуально-мнестической сферы поведение обострения начинает выглядеть все более гротескным и нелепым).

По форме и степени проявления обострения можно оценить тяжесть психических расстройств, степень и скорость прогрессирования заболевания. Чем примитивнее, грубее, абсурднее проявление обострения, тем выше степень психического расстройства.

Терапия обострения включает медикаментозную терапию основного заболевания и психотерапию. Основная цель психотерапии будет заключаться в поиске скрытых мотивов, человеческих потребностей и внесении их в сферу сознания, а на последующих этапах - поиск различных социально приемлемых, актуальных и подходящих способов удовлетворения обнаруженных запросов.

Отягчающие и смягчающие факторы Эффект

Отягчающими факторами являются элементы преступления или предыдущей судимости обвиняемого, которые не только дают обвиняемому право на смертную казнь, но и повышают вероятность его приговора. Смягчающими факторами являются элементы преступления или характера и биографии обвиняемого, которые могут снизить вероятность вынесения обвиняемым смертной казни. В законах США перечислено множество отягчающих и смягчающих обстоятельств, которые могут быть представлены в суде.Существующие исследования в области психологии и права показывают, что присяжные чувствительны к одним факторам, но не чувствительны к другим. Экспериментальные исследования сравнили гипотетические случаи, в которых различные отягчающие и смягчающие факторы либо присутствуют, либо отсутствуют. В рамках другого исследования, особенно в рамках проекта Capital Jury Project, присяжных, участвовавших в рассмотрении дела о смертной казни, опрашивали или опрашивали, какие факторы они считали важными при принятии решения.

Отягчающие факторы

Присяжные с большей вероятностью приговорят к смертной казни обвиняемых, совершивших отвратительное, жестокое или жестокое убийство.К таким преступлениям относятся преступления с участием одной жертвы, которая перед смертью испытывает сильную боль, а также преступления с участием нескольких жертв. Жестокость убийства вызывает у присяжных желание возмездия или наказания кого-либо за причиненный им вред. Несколько направлений исследований показывают, что присяжные более сурово относятся к более тяжким преступлениям при назначении наказания в целом, а не только в случаях смертной казни. Присяжные могут не понимать, что означают слова «отвратительный» или «отвратительный», или могут полагать, что все убийства отвратительны.Таким образом, суды должны проинструктировать присяжных о том, что этот отягчающий фактор каким-то образом ограничен, так что они должны применять его только в случаях, связанных с пытками, очень серьезным физическим насилием или крайней развратностью. Однако даже без таких крайних обстоятельств присяжные будут приговаривать обвиняемого к смертной казни чаще, если преступление более тяжкое и причиняет больший вред. Обычно в судебных процессах о смертной казни для убийств с несколькими жертвами включается отдельный перечисленный фактор, поскольку чудовищность - это особый юридический термин, измеряющий, сколько страданий было причинено жертве до смерти.

Присяжные также учитывают будущую опасность обвиняемого - вероятность того, что он или она совершит другое серьезное преступление. В некоторых штатах присяжных специально просят решить, может ли обвиняемый повторно совершить правонарушение, но даже если его не спрашивают, присяжные часто поднимают этот вопрос во время обсуждения. Чем больше присяжные заседатели опасаются, что обвиняемый может повторно совершить преступление или даже быть освобожденным условно-досрочно, тем больше вероятность того, что они приговорят его к смертной казни. Точно так же, если обвиняемый ранее имел судимость, включающую насильственные преступления, он или она будут рассматриваться как более опасные, и присяжные с большей вероятностью приговорят этого обвиняемого к смертной казни, чем обвиняемые, ранее не судимые.

На присяжных также влияют характеристики потерпевшего и заявления о воздействии на них. Если потерпевший является общественным деятелем или полицейским, присяжные с большей вероятностью приговорят подсудимого к смертной казни. Убийство такого человека причиняет больше вреда обществу и заслуживает более сурового наказания. Кроме того, присяжным разрешается рассматривать, была ли жертва особенно уязвимой - например, из-за молодого или пожилого возраста или инвалидности. Некоторые исследования подтверждают увеличение числа приговоров к смертной казни среди детей-жертв, но мало исследований проводится по другим аспектам уязвимости жертв.Присяжные также могут учитывать влияние убийства на оставшуюся в живых семью, друзей и общество жертвы. Несколько исследований показали, что присяжные с большей вероятностью вынесут смертный приговор, если семья жертвы и общество сильно страдают. Суды и исследователи спорят, являются ли эти эффекты результатом чувствительности присяжных к увеличению причиненного вреда или, наоборот, эмоциональной реакцией на свидетельские показания.

Характеристики жертвы могут быть важны даже без заявлений о воздействии на жертву.Некоторые правоведы и социологи обеспокоены тем, что присяжные могут неправильно учитывать «ценность» жертвы или различать хорошую жертву и плохую жертву, чего, согласно закону, они делать не должны. Однако интервью с присяжными позволяют предположить, что вердикты присяжных различаются не обязательно из-за различия между хорошей жертвой и плохой, а, скорее, из-за сходства между жертвой и самими собой. Присяжные могут идентифицировать или сочувствовать нормальной жертве, выбранной наугад, а не жертве, которая является частью преступления или вовлечена в опасную ситуацию.Фактически, то, что жертва является соучастником обвиняемого или иным образом причастна к преступлению, часто является смягчающим фактором. В целом, присяжные очень серьезно относятся к характеристикам потерпевших.

В делах о смертной казни существует множество других отягчающих обстоятельств, таких как совершение убийства с целью получения финансовой выгоды, в ходе другого уголовного преступления или после тщательного планирования. Однако исследование еще не изучило влияние этих отягчающих обстоятельств на решения присяжных.

Смягчающие факторы

Хотя присяжные не могут понять юридическое определение смягчающих факторов, есть некоторые факторы, которые влияют на их решения.Факторы, которые имеют наибольшее влияние, как правило, находятся вне контроля обвиняемого, являются более серьезными и снижают ответственность обвиняемого за убийство.

Психическое заболевание является самым мощным смягчающим фактором, даже если его недостаточно, чтобы сделать подсудимого невменяемым. Признавая этот большой эффект, Американская ассоциация юристов недавно призвала исключить тяжело психически больных обвиняемых из числа имеющих право на смертную казнь. Присяжные также считают, что психическое расстройство может снизить ответственность обвиняемого за совершенное им преступление.Однако не все психические расстройства одинаковы. Тяжелые и типичные расстройства, такие как шизофрения и бредовые расстройства, уменьшают вероятность вынесения смертного приговора. Большинство исследований также показывают, что низкий IQ и «пограничная» умственная отсталость также сокращают количество приговоров к смертной казни, а подсудимые с умственной отсталостью вообще не имеют права на смертную казнь. Такие расстройства, как депрессия, антисоциальное расстройство личности или биполярное расстройство, в меньшей степени влияют на присяжных, если таковые имеются. Не так много исследований посвящено этим типам психических заболеваний.

Исследователи и суды признают тот факт, что некоторые психические расстройства могут быть отягчающими обстоятельствами. Тот факт, что подсудимый страдает антиобщественным расстройством личности или низким IQ, может заставить присяжных думать, что подсудимый опасен, поэтому присяжные с большей вероятностью вынесут смертный приговор. Конкретные симптомы, которые могут повлиять на присяжных, - это неспособность обвиняемого сдерживать порывы насилия или учиться на ошибках. В настоящее время существует недостаточно исследований, чтобы прояснить, когда эти расстройства будут рассматриваться как отягчающие, а когда они будут рассматриваться как смягчающие.

Наркотическая или алкогольная зависимость и интоксикация являются формами психического расстройства, поскольку употребление наркотиков снижает способность обвиняемого принимать решения и может вызвать другие расстройства. Во многих штатах добровольное опьянение не может использоваться в качестве правовой защиты от преступления, но все же может быть смягчающим фактором. Два исследования показали, что интоксикация во время преступления может снизить вероятность смертной казни.

Жестокое обращение в детстве или наличие трудного детства и прошлого также обычно представляется как смягчающий фактор, но, опять же, этот фактор может вызвать неоднозначную реакцию у присяжных.Очень серьезные физические и словесные оскорбления снижают вероятность вынесения смертного приговора, но менее жестокие оскорбления или беспокойное детство могут не повлиять на приговор. Некоторые суды, правоведы и социологи утверждают, что тревожное детство также может рассматриваться как отягчающий фактор, если в прошлом обвиняемого были совершены насильственные действия или предыдущие аресты. Это снова говорит о том, что присяжных больше беспокоит опасность обвиняемого, чем смягчающие его доказательства.

Поскольку присяжные заседатели обеспокоены опасностью обвиняемого и вероятностью его применения к насилию, доказательства того, что обвиняемый вел или будет вести себя хорошо и образцовый заключенный, также могут снизить вероятность вынесения смертного приговора.Только одно (еще не опубликованное) исследование показало этот результат, но это может быть очень важным смягчающим фактором. Аналогичным образом, отсутствие судимости снижает представление присяжных об опасности и, следовательно, снижает вероятность вынесения присяжными обвиняемого смертного приговора.

Интервью с присяжными, вынесшими приговор о смертной казни, показывают, что присяжные будут назначать смертную казнь реже, если обвиняемый выражает раскаяние в своем преступлении. Однако ни одно экспериментальное исследование не выявило эффекта раскаяния в судебных процессах по поводу смертной казни.Молчание подсудимого или даже заявление о том, что он или она не раскаивается, могут иметь отягчающий эффект, приводя к большему количеству приговоров к смертной казни. Раскаяние подсудимого часто сопровождается религиозным призывом или свидетельством того, что подсудимый стал более религиозным, находясь в тюрьме, и просит прощения. По крайней мере, одно исследование предполагает, что обращение обвиняемого в религию может повлиять на присяжных, а также обратить их внимание на другие смягчающие факторы.

Небольшое исследование касалось влияния «хорошего характера» обвиняемого, такого как служение обществу, посещение церкви или предыдущие добрые дела.У присяжных могут возникнуть трудности с рассмотрением этих доказательств при наличии серьезных отягчающих обстоятельств. Исследования показывают, что в ходе обсуждения присяжные уделяют больше внимания преступлению, чем характеру обвиняемого. Присяжные также склонны сосредотачиваться на обстоятельствах, которые сформировали характер обвиняемого, а не на примерах предыдущих хороших действий.

В деле Ропер против Симмонса в 2005 году Верховный суд запретил казнь обвиняемых, совершивших преступление до 18 лет. Исследования, проведенные до этого решения, показали, что присяжные реже выносили смертную казнь несовершеннолетним правонарушителям.Исследования также показывают, что обвиняемого в возрасте 18 или 19 лет приговаривают к смертной казни реже, но смягчающий эффект от того, что он молодой обвиняемый, быстро снижается после достижения 20-летнего возраста.

Интервью с присяжными, приговоренными к смертной казни, также показали, что присяжные реже выносят смертный приговор, если есть какие-либо давние или остаточные сомнения в виновности подсудимого, хотя в большинстве случаев таких сомнений нет. Этот тип доказательств может быть ограничен на слушаниях по вынесению приговора к смертной казни, но присяжные могут перенести такие сомнения из фазы судебного разбирательства.

Артикулы:

  1. Дарем, А. М., Элрод, Х. П., и Кинкейд, П. Т. (1996). Общественная поддержка смертной казни: Beyond Gallup. Justice Quarterly, 13, 705-736.
  2. Гарви, С. П. (1998). Отягчение и смягчение наказания в случаях, когда смертная казнь грозит: что думают присяжные? Columbia Law Review, 98, 1538-1575.
  3. Ропер против Симмонса, 543 U.S. 551 (2005).
  4. Сундбю, С. Э. (2003). Столичное жюри и сочувствие: проблема достойных и недостойных жертв. Cornell Law Review, 88, 343-381.

Вернуться к обзору смертной казни в судебной психологии.

Психическое заболевание / Причины психологических расстройств

Психические заболевания - это заболевания или состояния, которые влияют на то, как вы думаете, чувствуете, действуете или относитесь к другим людям или к своему окружению. Они очень распространены. Многие люди имели один или знают кого-то, у кого он был.

Симптомы могут варьироваться от легких до тяжелых. Они также могут отличаться от человека к человеку. Во многих случаях это затрудняет повседневную жизнь.Но когда эксперт ставит вам диагноз и помогает пройти курс лечения, вы часто можете вернуть свою жизнь в нормальное русло.

Причины

Доктора не знают точную причину большинства психических заболеваний. Кажется, здесь задействовано сочетание разных факторов, включая ваши гены, биологию и жизненный опыт.

Многие психические заболевания передаются по наследству. Но это не значит, что у вас будет такой, как у вашей матери или отца.

При некоторых состояниях в вашем мозгу задействованы цепи, которые используются в мышлении, настроении и поведении.Например, у вас может быть слишком много или недостаточно активности определенных химических веществ мозга, называемых «нейротрансмиттерами» в этих цепях. Травмы головного мозга также связаны с некоторыми психическими расстройствами.

Продолжение

Некоторые психические заболевания могут быть спровоцированы или усугублены психологической травмой, которая случается, когда вы ребенок или подросток, например:

  • Серьезное эмоциональное, физическое или сексуальное насилие
  • Серьезная потеря, такая как смерть одного из родителей в раннем возрасте
  • Пренебрежение

Основные источники стресса, такие как смерть или развод, проблемы в семейных отношениях, потеря работы, учеба и злоупотребление психоактивными веществами, могут вызвать или усугубить некоторые психические расстройства у некоторых людей .Но не у всех, кто проходит через это, развивается психическое заболевание.

Это нормально - испытывать горе, гнев и другие эмоции, когда в жизни случается серьезная неудача. Психическое заболевание отличается от этого.

Симптомы

Существует множество различных психических заболеваний, и их симптомы различаются. Некоторые общие симптомы включают:

Проблемы с мышлением (например, спутанность сознания, подозрительность, необычайно злой или грустный)

  • Самостоятельность
  • Перепады настроения
  • Проблемы в отношениях
  • Галлюцинации (видение или слышание вещей, которых нет )
  • Злоупотребление алкоголем или наркотиками
  • Чувство упадка надежды и отсутствие удовольствия от вещей, которые раньше нравились
  • Мысли о самоубийстве или причинении вреда себе или другим
  • Проблемы со сном (слишком много или слишком мало)

Если у вас были такие симптомы, поговорите со своим врачом или психологом, чтобы узнать, что происходит и что вам поможет.

Насколько распространены психические заболевания?

Это чаще, чем рак, диабет или болезнь сердца. По данным Национального института психического здоровья, в 2014 году примерно каждый пятый взрослый в США имел проблемы с психическим здоровьем, а каждый 25-й жил с кем-то, у кого было серьезное заболевание, такое как шизофрения, биполярное расстройство или большая депрессия.

Эти условия могут затронуть людей любого возраста, дохода, уровня образования, расы и культурного происхождения.

Что такое лечение?

Лечение зависит от состояния.Во многих случаях люди получают одно или несколько из следующих курсов лечения:

Лекарства. Лекарства, отпускаемые по рецепту, помогают справиться с такими симптомами, как депрессия, тревога или психоз.

Психотерапия. Это может быть один на один с консультантом. Или это может случиться с группой. Это может включать изучение различных способов реагирования на сложные ситуации.

Изменение образа жизни. В некоторых случаях изменение привычек имеет значение. Например, упражнения - одно из средств лечения легкой депрессии.

В некоторых случаях лечение может также включать творческие методы лечения (например, арт-терапию, музыкальную терапию или игровую терапию), внимательность и медитацию, а также методы стимуляции мозга, такие как:

Продолжение

Электросудорожная терапия (ЭСТ). Вы «спите» под общим наркозом, пока врачи прикладывают электроды к определенным точкам на вашей голове, чтобы стимулировать ваш мозг. Обычно его применяют при большой депрессии, но врачи могут рассмотреть его и при других состояниях, особенно в тяжелых случаях.Большинство людей получают его несколько раз в неделю в течение нескольких недель, и обычно только в том случае, если другие методы лечения не помогли.

Стимуляция блуждающего нерва, , при которой врачи имплантируют устройство, стимулирующее блуждающий нерв, которое передает сообщения в области мозга, которые, как считается, влияют на настроение и мышление. Он одобрен для лечения тяжелых случаев депрессии, которые не поддаются лечению двумя или более антидепрессантами.

Транскраниальная магнитная стимуляция, , при которой используются магниты (вне тела) для стимуляции мозга.Он одобрен для лечения большой депрессии, если другие методы лечения не помогли. Исследования того, насколько хорошо это работает, неоднозначны.

Некоторым людям может потребоваться дневное лечение или госпитализация, по крайней мере, на время, для более тяжелых состояний.

Outlook

Благодаря ранней диагностике и лечению многие люди полностью выздоравливают от своего психического заболевания или могут справиться со своими симптомами.

Хотя некоторые люди становятся инвалидами из-за хронических или тяжелых психических заболеваний, многие другие могут жить полноценной и продуктивной жизнью.Главное - получить помощь сразу после появления симптомов и не отставать от лечения.

Отягчающие обстоятельства в законе: определение и наказание - класс по общественным наукам [видео 2021 года]

Криминальное прошлое преступника

Возможно, сегодня вечером вы слышите в новостях, что на прошлой неделе в вашем городе произошла стрельба и произведен арест. Обвиняемый в стрельбе молодой человек обвиняется в убийстве второй степени. Молодой человек является известным членом известной местной банды и имеет длительное судимость.Прокурор хочет сообщить остальным членам банды, что она устала от преступлений, которые они совершают, и решает предъявить ему обвинение в убийстве второй степени при отягчающих обстоятельствах. Прокурор имеет возможность продолжить рассмотрение этого обвинения с учетом ее должности и того факта, что его криминальная история, наполненная аналогичными насильственными преступлениями, соответствует критериям отягчающего обстоятельства убийства второй степени.

Орудие, использованное для совершения преступления

Допустим, был ограблен круглосуточный магазин.Человек, совершивший преступление, был вооружен автоматом, поэтому преступление квалифицируется как вооруженное ограбление. Предположим, что государство, в котором произошло преступление, имело отягчающие обстоятельства, связанные с типом оружия, прописанным в статуте о преступлении вооруженного разбоя. В этом случае, поскольку физическое лицо ограбило магазин из автомата, использованное оружие будет считаться отягчающим обстоятельством в этом преступлении.

Намерение, стоящее за совершением преступления

Представьте себе, что родителю было предъявлено обвинение в жестоком обращении с ребенком за то, что он не обеспечил адекватным питанием, одеждой и кровом своего семилетнего сына.Одежда ребенка была грязной, плохо сидящей, изорванной и разорванной, и это уже подтверждает обвинение, основанное на законе штата о жестоком обращении с детьми. Однако, возможно, этот ребенок был серьезно истощен и имел недостаточный вес на 20 фунтов для его роста и возраста. Следователи также обнаружили, что ребенка кормили из собачьих мисок и держали в большом собачьем ящике в семейном гараже. Учитывая, что есть отягчающие обстоятельства, прописанные в статуте, который определяет преступление жестокого обращения с детьми в этом штате, как и во всех штатах, и эти условия соответствуют этим критериям, этому родителю будет предъявлено обвинение в преступлении жестокого обращения с детьми при отягчающих обстоятельствах.

Возраст и состояние жертвы

Изнасилование и сексуальное насилие имеют множество определений в уголовных кодексах каждого штата. Однако отягчающим обстоятельством в уголовном кодексе практически каждого штата в отношении изнасилования и сексуального посягательства является возраст. Таким образом, если ребенок в возрасте до 12 лет или пожилой человек, часто определяемый как возраст 65 или 70 лет и старше, является жертвой изнасилования или сексуального посягательства, возраст жертвы немедленно добавляет отягчающий фактор к преступлению.

Состояние жертвы обычно включает здоровье и умственные способности человека, ставшего жертвой преступления. Прокуроры могут добавлять отягчающие обстоятельства к преступлениям против тех, кто более уязвим и менее способен выступать в свою защиту. Возьмем, к примеру, корпорацию, которая управляет жилым комплексом для престарелых и инвалидов. Если эта корпорация намеренно не обеспечивает необходимое лечение или надлежащее лечение для этих лиц, это, вероятно, добавит отягчающий фактор к преступлению пренебрежения согласно уголовным кодексам многих штатов.

Итоги урока

Давайте рассмотрим. Отягчающие факторы действуют для увеличения наказания за совершение преступления. Условия, которые включают отягчающие обстоятельства, различаются в зависимости от совершенного преступления, уголовного законодательства штата или федерального закона, определяющего преступление, а также от того, что определяет отягчающие факторы в этом конкретном преступлении. Тип орудия, использованного для совершения преступления, возраст или состояние жертвы, умысел, стоящий за совершением преступления, и криминальное прошлое преступника - все это общие отягчающие обстоятельства.Однако не все преступления имеют отягчающие обстоятельства.

Нападение при отягчающих обстоятельствах и батарея при отягчающих обстоятельствах

Термин «нападение» широко используется, но часто неправильно понимается. Многие считают, что нападение происходит, когда человек физически причиняет боль другому человеку. Вопреки распространенному мнению, нападение определяется законодательством Флориды как любые угрозы, слова или действия, которые заставляют человека опасаться надвигающегося насилия. Нанесение побоев - это преступление, совершенное при фактическом применении физического насилия; одни только угрозы и запугивание считаются нападением.Слово «при отягчающих обстоятельствах» используется, когда в конфликте задействовано какое-то смертоносное оружие или когда кто-то угрожает совершить преступление. Нападение при отягчающих обстоятельствах является уголовным преступлением третьей степени, а нападение при отягчающих обстоятельствах - уголовным преступлением второй степени. Чтобы нападение считалось нападением при отягчающих обстоятельствах, кому-то необходимо заставить другого человека бояться надвигающегося насилия, даже если не было намерения причинить ему какую-либо боль. Например, наведение пистолета на кого-то, даже без намерения когда-либо разрядить оружие, считается нападением при отягчающих обстоятельствах, потому что разумный человек будет опасаться надвигающегося насилия, если пистолет будет направлен в его сторону.Адвокаты Форт-Лодердейла по уголовным делам в юридической фирме Ansara рассмотрели бесчисленное количество дел о нападениях и побоях, самых разных по степени тяжести.

Согласно законодательству Флориды, для того, чтобы очная ставка считалась нападением при отягчающих обстоятельствах, она должна соответствовать четырем критериям:

  1. Обвиняемый должен был незаконно угрожать словом или действием с целью совершения насилия в отношении предполагаемой жертвы,
  2. Обвиняемый имел способность осуществить угрозу,
  3. Угроза обвиняемого вызвала в сознании предполагаемой жертвы разумные опасения, что насилие надвигается,
  4. Нападение было совершено с применением смертоносного оружия или полностью осознанным намерением совершить преступление.

Угрозы могут быть пугающими и вызывать у жертвы психологический стресс и травму, даже если насилие никогда не применялось, поэтому штат Флорида очень серьезно относится к нападениям и обращается с ними как с преступлениями, которые они есть. Битье гораздо серьезнее, потому что оно несет в себе психологическую травму и физическое насилие над жертвой. Согласно законодательству Флориды, для вынесения обвинительного приговора за нанесение побоев при отягчающих обстоятельствах штат должен доказать вне разумных сомнений, что обвиняемый:

  1. Умышленно ударил или коснулся предполагаемой жертвы против ее воли и / или умышленно причинил ей телесные повреждения
  2. При нанесении побоев , преднамеренно или сознательно (а) причинили серьезные телесные повреждения, необратимую инвалидность или необратимое обезображивание или (б) применили смертоносное оружие.
  3. Избили женщину, о которой обвиняемый знал или должен был знать, что она беременна.

Определение «смертоносного оружия» меняется в каждом случае. В одном случае во Флориде женщине было предъявлено обвинение в нанесении побоев при отягчающих обстоятельствах, потому что она разбила пивную бутылку о голову мужчины, и арестовавшие полицейские классифицировали пивную бутылку как смертельное оружие, поскольку она намеревалась причинить ему серьезные телесные повреждения, и осколки стекла острые и опасные, они могут порезать кожу или глаза.Пистолеты, безусловно, считаются смертоносным оружием, однако они несут отдельный тип заряда - Нападение при отягчающих обстоятельствах или Батарея с огнестрельным оружием. В другом случае во Флориде ребенок получил несколько ударов в спину пластиковой вилкой от другого ребенка. Государство заявило, что вилка была смертоносным оружием, что потребовало предъявления обвинения в аккумуляторной батарее при отягчающих обстоятельствах, однако суд постановил, что вилка не могла причинить «серьезных» телесных повреждений и что травмы жертвы считались легкими.Ответчику в конечном итоге была предъявлена ​​простая батарея, поскольку государство не могло доказать, что он (а) намеревался причинить серьезные телесные повреждения или инвалидность / уродство и что (б) вилка, используемая в батарее, не считалась смертоносным оружием.

Распространенной защитой в случае нападения при отягчающих обстоятельствах или заряда батареи является использование законов Флориды "Stand Your Ground". Как было популяризировано в случае с Трейвоном Мартином в Сэнфорде, Флорида, в феврале 2012 года. Трейвон, подросток, был застрелен человеком по имени Джордж Циммерман, когда однажды поздно ночью шел домой из мини-маркета.Несмотря на то, что г-н Циммерман признался в том, что стрелял и убил Трейвона, он был признан невиновным, поскольку защита утверждала, что эти двое участвовали в драке, и г-н Циммерман опасался за свою жизнь, не оставив ему выбора, кроме как применить смертоносную силу. чтобы подчинить своего нападающего. В соответствии с законами Флориды «Стойте на своем», человеку разрешается использовать любые необходимые средства, включая смертоносную силу, для подавления нападавшего, когда он или она чувствует, что его жизнь или благополучие находятся под угрозой. Адвокаты по уголовным делам округа Бровард в юридической фирме Ansara защитили клиентов, обвиненных в нападении с отягчающими обстоятельствами и нанесении побоев, доказав, что жизнь обвиняемого находится под угрозой.Они занимаются защитой обвиняемых в суде Южной Флориды уже более десяти лет и продолжают поднимать планку для адвокатов по уголовным делам во всем мире.

Если вам или вашему близкому недавно было предъявлено обвинение в нападении или нанесении побоев при отягчающих обстоятельствах, немедленно позвоните в юридическую фирму Ansara по телефону (945) 761-4011, чтобы получить качественное юридическое представительство в округах Бровард, Палм-Бич и Майами-Дейд.

Covid-19 усугубит проблемы с психическим здоровьем | Анализ

Проблемы с психическим здоровьем, вероятно, будут экспоненциально расти как на индивидуальном, так и на общинном уровнях, поскольку влияние коронавирусной болезни (Covid-19) усугубится в течение следующих нескольких месяцев.Первое воздействие будет на тех, у кого были проблемы с психическим здоровьем до пандемии. Их проблемы почти наверняка усугубятся. Количество попыток членовредительства уже растет. Также увеличивается количество случаев выгорания среди лиц, ухаживающих за людьми с проблемами психического здоровья. Второе прямое воздействие, вероятно, будет среди населения в целом. Психологические чувства страха, потери и беспомощности могут привести к повышению уровня тревоги и депрессии. Другие психические проблемы, такие как расстройства адаптации, посттравматические стрессовые расстройства и расстройства настроения, вероятно, увеличатся.Может возрасти алкоголизм, злоупотребление психоактивными веществами и другие формы рискованного поведения. Косвенное воздействие на психическое здоровье, вероятно, будет еще более тревожным. Психосоциальные реалии, связанные с Covid-19, могут включать риски дискриминации и насилия, связанные с полом, детьми и кастовой принадлежностью. Неблагоприятные факторы, связанные с инвалидностью, еще больше увеличивают заболеваемость и смертность, связанные с проблемами психического здоровья. Они будут усугубляться безработицей, недоеданием и бедностью.

Процесс скорби начался.Значительная часть населения, кажется, оцепенела от этого опыта. Многие живут так, как будто ничего не произошло. Эти люди уязвимы. Многие прикрывают чувство беспомощности бравадой. Они чувствуют необходимость выразить свое затруднительное положение в терминах, которые можно контролировать и изменить. Социологическое воздействие пандемии также усиливается. Истории о доброжелательности сосуществуют с историями о линчеваниях, самоубийствах и эксплуатации. Многие люди начинают проявлять свой гнев, нападая на медицинских работников.

Увеличение числа проблем с психическим здоровьем и психосоциальных последствий также повлияет на рост пандемии. Будет снижено соблюдение процессов локализации и обработки. Это можно объяснить феноменом негативной самооценки, когда люди называют себя слабыми и беспомощными, не имея достаточного контроля над своей судьбой. В более долгосрочной перспективе, вероятно, будет расти количество людей с ограниченными возможностями, связанными с проблемами психического здоровья. Также могут увеличиваться случаи самоубийств и членовредительства.

По мере того, как начинается «открытие», может быть рабочая сила, которая не заинтересована в участии, сообщество, не желающее покупать, и часть людей, ожидающих эксплуатации. Пандемия оставит после себя сообщества, которые необходимо будет восстанавливать.

Как общество должно реагировать на эти вызовы? Решения должны быть направлены на исцеление сообщества, а не только на исцеление отдельного человека. Ответ должен быть трехуровневым.

На первичном уровне психологическое восстановление и чувствительность должны быть переплетены с процессами оказания помощи и восстановления, которые сосредоточены на устойчивости сообществ.Необходима первая психиатрическая помощь, чуткие отношения в рамках достоинства, участия, целеустремленности и стремление быстро вернуться к учебе и работе.

Все это должно сопровождаться психологическим и психиатрическим вмешательством. Однако существует острая необходимость в инновациях в том, как проектируются службы охраны психического здоровья, как обучаются человеческие ресурсы и как становится возможным доступ к услугам. Текущие вмешательства в области психического здоровья являются третичными.Для психического здоровья нам нужны эквиваленты социального дистанцирования.

На вторичном уровне необходимо развивать онлайн-службы психиатрической помощи для поддержки людей с ранними признаками проблем. Эта поддержка может включать распространение информации о психическом здоровье, программы самопомощи с инструктором через вебинары, телепсихиатрию и телетерапию. Поддержка вторичного уровня должна также включать в себя конкретную поддержку поставщиков медицинских услуг. Мобильные бригады по охране психического здоровья / психосоциальной помощи должны работать с более уязвимыми и привязанными к дому.Должны быть специальные службы психического здоровья, связанные с детьми и жертвами насилия. Услуги психического здоровья третичного уровня должны включать традиционные услуги, такие как предоставление биологических, психологических и социальных вмешательств для людей с текущими проблемами психического здоровья и тех, кто нуждается в большой поддержке.

Необходимо упростить политику, регулирующую развитие и предоставление услуг по охране психического здоровья на уровне общины. Лицензии другого поставщика услуг (OSP) для телемедицины и телеобразования, вероятно, являются препятствием.Нынешнее определение профессионалов в области психического здоровья делает аспирантов по психологии и социальной работе недоступными для этой борьбы.

Психическое здоровье - это не только вопрос хорошего самочувствия человека. Во время пандемии Covid-19 расстройства психического здоровья могут принять форму эпидемии. Так много жизней зависит от того, как мы ответим на этот вызов. Мы должны помнить, что, как и против Covid-19, вакцины для психического здоровья тоже нет.

Д-р Ахал Бхагат - старший консультант (психиатр и психотерапевт), больницы Аполлона, и председатель, Саартак

Выраженные взгляды являются личными

.