Диагностика профессионального выгорания: 500 — Ошибка: 500

Содержание

Методика диагностики профессионального выгорания

Автор: Евгений Пaвлoвич Ильин, доктор психологических наук, профессор Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена.

 

Эмоциональное выгорание у профессионалов связано с психической усталостью человека, длительное время выполняющего одну и ту же работу. Это приводит к снижению силы мотива и меньшей эмоциональной реакции на различные рабочие ситуации (то есть — к равнодушию).

Далее вам предлагается ряд утверждений. Выскажите по каждому из них свое мнение. Если вы согласны с утверждением, поставьте около соответствующего ему номера в бланке для ответов знак «+» («да»), если не согласны — то знак « — » («нет») (см. таблицу в конце текста опросника).

 

1. Организационные недостатки на работе постоянно заставляют нервничать, переживать, напрягаться.

2. Сегодня я доволен своей профессией не меньше, чем в начале карьеры.

3. Я ошибся в выборе профессии или профиля деятельности (занимаю не свое место).

4. Меня беспокоит то, что я стал хуже работать (менее продуктивно, качественнее, медленно).

5. Теплота взаимодействия с партнерами очень зависит от моего настроения — хорошего или плохого.

6. От меня как профессионала мало зависит благополучие партнеров.

7. Когда я прихожу с работы домой, то некоторое время (часа 2-3) мне хочется побыть наедине, чтобы со мной никто не общался.

8. Когда я чувствую усталость или напряжение, то стараюсь поскорее «свернуть» дело.

9. Мне кажется, что эмоционально я не могу дать партнерам того, что требует профессиональный долг.

10. Моя работа притупляет эмоции.

11. Я откровенно устал от проблем, с которыми приходится иметь дело на работе.

12. Бывает, что я плохо засыпаю (сплю) из-за переживаний, связанных с работой.

13. Взаимодействие с партнерами требует от меня большого напряжения.

14. Работа приносит мне все меньше удовлетворения.

15. Я бы сменил место работы, если бы представилась возможность.

16. Меня часто расстраивает то, что я не могу должным образом оказать партнеру профессиональную поддержку, услугу, помощь.

17. Мне всегда удается предотвратить влияние плохого настроения на деловые контакты.

18. Меня очень огорчает, если что-то не ладится в отношениях с деловым партнером.

19. Я настолько устаю на работе, что дома стараюсь общаться как можно меньше.

20. Из-за нехватки времени, усталости или напряжения часто уделяю внимание партнеру меньше, чем положено.

21. Иногда самые обычные ситуации общения на работе вызывают раздражение.

22. Я спокойно воспринимаю обоснованные претензии партнеров.

23. Общение с партнерами побудило меня сторониться людей.

24. При воспоминании о некоторых коллегах по работе или партнерах у меня портится настроение.

25. Конфликты или разногласия с коллегами отнимают много сил и эмоций.

26. Мне все труднее устанавливать или поддерживать контакты с деловыми партнерами.

27. Обстановка на работе мне кажется очень трудной, сложной.

28. У меня часто возникают тревожные ожидания, связанные с работой: что-то должно случиться, как бы не допустить ошибки, смогу ли сделать все, как надо, не сократят ли и т. п.

29. Если партнер мне неприятен, я стараюсь ограничить время общения с ним или меньше уделять ему внимания.

30. В общении на работе я придерживаюсь принципа: «не делай людям добра, не получишь зла».

31. Я охотно рассказываю домашним о своей работе.

32. Бывают дни, когда мое эмоциональное состояние плохо сказывается на результатах работы (меньше делаю, снижается качество, случаются конфликты).

33. Порой я чувствую, что надо проявить к партнеру эмоциональную отзывчивость, но не могу.

34. Я очень переживаю за свою работу.

35. Партнерам по работе отдаешь внимания и заботы больше, чем получаешь от них признательности.

36. При мысли о работе мне обычно становится не по себе: начинает колоть в области сердца, повышается давление, появляется головная боль.

37. У меня хорошие (вполне удовлетворительные) отношения с непосредственным руководителем.

38. Я часто радуюсь, видя, что моя работа приносит пользу людям.

39. Последнее время (или как всегда) меня преследуют неудачи в работе.

40. Некоторые стороны (факты) моей работы вызывают глубокое разочарование, повергают в уныние.

41. Бывают дни, когда контакты с партнерами складываются хуже, чем обычно.

42. Я разделяю деловых партнеров (субъектов деятельности) на «хороших» и «плохих».

43. Усталость от работы приводит к тому, что я стараюсь сократить общение с друзьями и знакомыми.

44. Я обычно проявляю интерес к личности партнера помимо того, что касается дела.

45. Обычно я прихожу на работу отдохнувшим, со свежими силами, в хорошем настроении.

46. Я иногда ловлю себя на том, что работаю с партнерами автоматически, без души.

47. По работе встречаются настолько неприятные люди, что невольно желаешь им чего-нибудь плохого.

48. После общения с неприятными партнерами у меня бывает ухудшение физического или психического самочувствия.

49. На работе я испытываю постоянные физические или психологические перегрузки.

50. Успехи в работе вдохновляют меня.

51. Ситуация, в которой я оказался на работе, кажется безысходной (почти безысходной).

52. Я потерял покой из-за работы.

53. На протяжении последнего года была жалоба (были жалобы) в мой адрес со стороны партнера(ов).

54. Мне удается беречь нервы благодаря тому, что многое из происходящего с партнерами я не принимаю близко к сердцу.

55. Я часто с работы приношу домой отрицательные эмоции.

56. Я часто работаю через силу.

57. Прежде я был более отзывчивым и внимательным к партнерам, чем теперь.

58. В работе с людьми я руководствуюсь принципом: не трать нервы, береги здоровье.

59. Иногда иду на работу с тяжелым чувством: как все надоело, никого бы не видеть и не слышать.

60. После напряженного рабочего дня я чувствую недомогание.

61. Контингент партнеров, с которым я работаю, очень трудный.

62. Иногда мне кажется, что результаты моей работы не стоят тех усилий, которые я затрачиваю.

63. Если бы мне повезло с работой, я был бы более счастлив.

64. Я в отчаянии из-за того, что на работе у меня серьезные проблемы.

65. Иногда я поступаю со своими партнерами так, как не хотел бы, чтобы поступали со мной.

66. Я осуждаю партнеров, которые рассчитывают на особое снисхождение, внимание.

67. Чаще всего после рабочего дня у меня нет сил заниматься домашними делами.

68. Обычно я тороплю время: скорей бы рабочий день кончился.

69. Состояния, просьбы, потребности партнеров обычно меня искренне волнуют.

70. Работая с людьми, я обычно как бы ставлю экран, защищающий от чужих страданий и отрицательных эмоций.

71. Работа с людьми (партнерами) очень разочаровала меня.

72. Чтобы восстановить силы, я часто принимаю лекарства.

73. Как правило, мой рабочий день проходит спокойно и легко.

74. Мои требования к выполняемой работе выше, чем то, чего я достигаю в силу обстоятельств.

75. Моя карьера сложилась удачно.

76. Я очень нервничаю из-за всего, что связано с работой.

77. Некоторых из своих постоянных партнеров я не хотел бы видеть и слышать.

78. Я одобряю коллег, которые полностью посвящают себя людям (партнерам), забывая о собственных интересах.

79. Моя усталость на работе обычно мало сказывается (никак не сказывается) в общении с домашними и друзьями.

80. Если предоставляется случай, я уделяю партнеру меньше внимания, но так, чтобы он этого не заметил.

81. Меня часто подводят нервы в общении с людьми на работе.

82. Ко всему (почти ко всему), что происходит на работе, я утратил интерес, живое чувство.

83. Работа с людьми плохо повлияла на меня как профессионала — обозлила, сделала нервным, притупила эмоции.

84. Работа с людьми явно подрывает мое здоровье.

 

 Номер  да  нет  Номер  да  нет  Номер  да  нет  Номер  да  нет
1     8     15     22    
2     9     16
 
  23    
3     10     17     24    
4     11     18     25    
5     12     19     26    
6     13     20     27    
7     14     21     28    
               
81     82     83     84    

 

Каждый вариант ответа предварительно оценен компетентными экспертами числом баллов. Оно указывается в ключе рядом с номером суждения в скобках. Это сделано потому, что признаки, включенные в симптом, имеют разное значение в определении его тяжести. Максимальную оценку — 10 баллов получил от экспертов признак, наиболее показательный для симптома.

В соответствии с ключом осуществляются следующие подсчеты: 1) определяется сумма баллов раздельно для каждого из 12 симптомов «выгорания»; 2) подсчитывается сумма показателей симптомов для каждой из 3 фаз формирования «выгорания»; 3) находится итоговый показатель синдрома «эмоционального выгорания» — сумма показателей всех 12 симптомов.

 

Знак «+» около номера вопроса означает, что дан положительный ответ, знак «-» —отрицательный ответ. В скобках указаны присваемые баллы.

«Напряжение»

1. Переживание психотравмирующих обстоятельств: +1(2), +13(3), +25(2), -37(3), +49(10), +61(5), -73(5).

2. Удовлетворенность собой: -2(3), +14(2), +26(2), -38(10), -50(5), +62(5), +74(3).

3. «Загнанность в клетку»: +3(10), +15(5), +27(2), +39(2), +51(5), +63(1), -75(5).

4. Тревога и депрессия: +4(2), +16(3)7+28(5), +40(5), +52(10), +64(2), +76(3).

«Резистенция»

1. Неадекватное избирательное эмоциональное реагирование: +5(5), -17(3), +29(10), +41(2), +5,3(2), +65(3), +77(5).

2. Эмоционально-нравственная дезориентация: +6(10), -18(3), +30(3), +42(5), +54(2), +66(2), -78(5).

3. Расширение сферы экономии эмоций: +7(2), +19(10), -31(2), +43(5), +55(3), +67(3), -79(5).

4. Редукция профессиональных обязанностей: +8(5), +20(5), +32(2), -44(2), +56(3), +68(3), +80(10).

«Истощение»

1. Эмоциональный дефицит: +9(3), +21(2), +33(5), -45(5), +57(3), -69(10), +81(2).

2. Эмоциональная отстраненность: +10(2)1 +22(3), -34(2), +46(3), +58(5), +70(5), +82(10).

3. Личностная отстраненность (деперсонализация): +11(5), +23(3), +35(3), +47(5), +59(5), +72(2), +83(10).

4. Психосоматические и психовегетативные нарушения: +12(3), +24(2), +36(5), +48(3), +60(2), +72(10), +84(5).

 

Предложенная методика дает подробную картину синдрома «эмоционального выгорания» Прежде всего надо обратить внимание на отдельно взятые симптомы. Показатель выраженности каждого симптома колеблется в пределах от 0 до 30 баллов:

  • 9 и менее баллов — несложившийся симптом;

  • 10-15 баллов — складывающийся симптом;

  • 16 и более — сложившийся симптом.

 

Симптомы с показателями 20 и более баллов относятся к доминирующим в фазе или во всем синдроме «эмоционального выгорания».

Методика позволяет увидеть ведущие симптомы «выгорания». Существенно важно отметить, к какой фазе формирования стресса относятся доминирующие симптомы и в какой фазе их наибольшее число.

Дальнейший шаг в интерпретации результатов опроса — осмысление показателей фаз развития стресса: «напряжение», «резистенция» и «истощение». В каждой из них оценка возможна в пределах от 0 до 120 баллов. Однако сопоставление баллов полученных для фаз, неправомерно, ибо не свидетельствует об их относительной роли или вкладе в синдром. Дело в том, что измеряемые в них явления существенно разные — реакция на внешние и внутренние факторы, приемы психологической защиты, состояние нервной системы. По количественным показателям правомерно судить только о том, насколько каждая фаза сформировалась, какая фаза сформировалась в большей или меньшей степени:

  • 36 и менее баллов — фаза не сформировалась;

  • 37-60 баллов — фаза в стадии формирования;

  • 61 и более баллов — сформировавшаяся фаза.

 

Оперируя смысловым содержанием и количественными показателями, подсчитанными для разных фаз формирования синдрома «выгорания», можно дать достаточно объемную характеристику личности и, что не менее важно, наметить индивидуальные меры профилактики и психокоррекции. Освещаются следующие вопросы:

  • какие симптомы доминируют;

  • какими сложившимися и доминирующими симптомами сопровождается истощение»;

  • объяснимо ли «истощение» (если оно выявлено) факторами профессиональной деятельности, вошедшими в симптоматику «выгорания», или субъективными факторами;

  • какой симптом (какие симптомы) более всего отягощают эмоциональное состояние личности;

  • в каких направлениях надо влиять на производственную обстановку, чтобы снизить нервное напряжение;

  • какие признаки и аспекты поведения самой личности подлежат коррекции, чтобы эмоциональное «выгорание» не наносило ущерба ей, профессиональной деятельности и партнерам.

 

Эмоциональное выгорание можно победить знаниями. Узнайте лучше себя и других изучив эти навыки или учитесь по абонементу, со скидкой:

Валеология: практический интерактивный мультимедийный дистанционный курс

Диагностика профессионального выгорания

Диагностика профессионального выгорания
(К. Маслач, С.Джексон, в адаптации Н.Е. Водопьяновой)

Назначение: Изучение степени профессионального выгорания.
Инструкция: Ответьте, пожалуйста, как часто вы испытываете чувства, перечисленные ниже в опроснике. Для этого на бланке для ответов отметьте по каждому пункту вариант ответа: «никогда»; «очень редко»; «иногда»; «часто»; «очень часто»; «каждый день».

Опросник

1. Я чувствую себя эмоционально опустошенным,
2. После работы я чувствую себя, как «выжатый лимон».
3. Утром я чувствую усталость и нежелание идти на работу.
4. Я хорошо понимаю, что чувствуют мои подчиненные и коллеги и стараюсь учитывать это в интересах дела.
5. Я чувствую, что общаюсь с некоторыми подчиненными и коллегами как с предметами (без теплоты и расположения к ним).
6. После работы на некоторое время хочется уединиться от всех и всего.
7.Я умею находить правильное решение в конфликтных ситуациях, возникающих при общении с коллегами.
8.Я чувствую угнетенность и апатию.
9.Я уверен, что моя работа нужна людям.
10. В последнее время я стал более «черствым» по отношению к тем, с кем работаю.
11. Я замечаю, что моя работа ожесточает меня.
12. У меня много планов на будущее и я верю в их осуществление.
13. Моя работа все больше меня разочаровывает.
14. Мне кажется, что я слишком много работаю.
15. Бывает, что мне действительно безразлично то, что происходит с некоторыми моими подчиненными и коллегами.
16. Мне хочется уединиться и отдохнуть от всего и всех.
17. Я легко могу создать атмосферу доброжелательности и сотрудничества в коллективе.
18.Во время работы я чувствую приятное оживление.
19. Благодаря своей работе я уже сделал в жизни много действительно ценного.
20. Я чувствую равнодушие и потерю интереса ко многому, что радовало меня в моей работе.
21. На работе я спокойно справляюсь с эмоциональными проблемами.
22. В последнее время мне кажется, что коллеги и подчиненные все чаще перекладывают на меня груз своих проблем и обязанностей.

Обработка результатов
Опросник имеет три шкалы: «эмоциональное истощение» (9 утверждений), «деперсонализация» (5 утверждений) и «редукция личных достижений» (8 утверждении).
Варианты ответов оцениваются следующим образом:
«никогда» — 0 баллов;
«очень редко» — 1 балла;
«иногда» — 3 балла;
«часто» — 4балла;
«очень часто» — 5 баллов;
«каждый день» — 6 баллов.

Ключ к опроснику.
Ниже перечисляются шкалы и соответствующие им пункты опросника.
«Эмоциональное истощение» — ответы «да» по пунктам 1, 2, 3, 6, 8, 13, 14, 16, 20 (максимальная сумма баллов — 54).
«Деперсонализация» — ответы «да» по пунктам 5, 10, 11, 15, 22 (максимальная сумма баллов — 30).
«Редукция личных достижений» — ответы «да» по пунктам 4, 7, 9, 12, 17, 18, 19, 21 (максимальная сумма баллов — 48).
Чем больше сумма баллов по каждой шкале в отдельности, тем больше у обследованного выражены различные стороны «выгорания». О тяжести «выгорания» можно судить по сумме баллов всех шкал.

Источник: Н.П. Фетискин, В.В.Козлов, Г.М.Мануйлов
Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп

Экспресс-диагностика эмоционального выгорания у педагогов (автор О.Л. Гончарова)

Экспресс-диагностика эмоционального выгорания у педагогов

(автор О.Л. Гончарова)

Инструкция: Отметьте галочкой ответ, который Вы считаете наиболее подходящим для себя.

Вопросы

Очень часто

Часто

Иногда

Редко

Никогда

1. К концу рабочего дня я постоянно чувствую сильную усталость

         

2. К концу рабочего дня я чувствую эмоциональное и физическое истощение

         

3. К концу рабочего дня я чувствую неосознанное беспокойство

         

4. К концу рабочего дня я чувствую повышенную тревожность

         

5. К концу рабочего дня я чувствую нервное напряжение

         

6. Когда я прихожу с работы у меня не хватает сил на домашние дела

         

7. После работы дома я очень раздражительна

         

8. Я долго не могу заснуть,

из-за переживаний, связанных с работой

         

9. Я тяжело просыпаюсь с утра на работу

         

10. Моя работа оказывает негативное воздействие на мое здоровье

         

Обработка и интерпретация результатов. Ответы на каждый вопрос оцениваются по балльной шкале:

«очень часто» – 4 балла;

«часто» – 3 балла;

«иногда» – 2 балла;

«редко» – 1 балл;

«никогда» – 0 баллов.

Чтобы определить показатель эмоционального выгорания, нужно сложить все баллы по вопросам и подсчитать общий суммарный балл.

Оценка результатов:

суммарный показатель до 10 баллов – низкий показатель эмоционального выгорания;

суммарный показатель от 11 до 20 – средний показатель эмоционального выгорания;

суммарный показатель от 21 и более баллов – высокий показатель эмоционального выгорания.

Диагностика профессионального выгорания — презентация онлайн

1. контрольная работа по учебной дисциплине «Психология физической культуры и спорта»

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА ПО УЧЕБНОЙ
ДИСЦИПЛИНЕ
«ПСИХОЛОГИЯ ФИЗИЧЕСКОЙ
КУЛЬТУРЫ И СПОРТА»
для студентов IV курса
заочной формы получения высшего образования

2. Контрольная работа

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА
Теоретическая часть
• 1 вопрос
• 2 вопрос
Теоретические вопросы
соответствуют разделам
программы и позволяют
овладеть основами
знаниями в области
психологии физического
воспитания и спортивной
психологии.
Практическая часть
• 4. Опросник
«Профессиональное
выгорание»
Обработка полученных
результатов, выводы и
рекомендации

3. 3. ДИАГНОСТИКА профессионального выгорания

3. ДИАГНОСТИКА
ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ
Назначение:
Опросник «Профессиональное выгорание» разработан
Н. Водопьяновой, Е. Старченковой на основе трехфакторной модели
К. Маслач и С. Джексон.
Опросник содержит 22 утверждения о чувствах и переживаниях,
связанных с выполнением рабочей деятельности.
Он состоит из трех субшкал: эмоциональное истощение,
деперсонализация и профессиональные достижения.
Ответы оцениваются по 7-балльной шкале измерений и варьируют от
«никогда» (0 баллов) до «всегда» (6 баллов).
Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С. Синдром выгорания:
диагностика и профилактика. – СПб., 2005. – 258 c.

4. Инструкция:

ИНСТРУКЦИЯ:
• Вам предлагаются 22 утверждения о чувствах и переживаниях,
связанных с работой.
• Прочитайте внимательно каждое утверждение и решите,
чувствуете ли Вы себя таким образом относительно Вашей работы.
Если у Вас не было такого чувства, то отметьте позицию 0 –
никогда. Если у Вас было такое чувство, укажите, как часто Вы его
ощущали. Для этого выберите балл, соответствующий частоте
переживаний того или иного чувства, пользуясь нижеприведенной
оценочной шкалой:
• 0 – никогда,
• 1 – очень редко,
• 2 – редко,
• 3 – иногда,
• 4 – часто,
• 5 – очень часто,
• 6 – всегда.

5. Бланк для ответов Профессиональное выгорание   ФИО__________________________Возраст______ Пол________ Вид

БЛАНК ДЛЯ ОТВЕТОВ
ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ВЫГОРАНИЕ
ФИО__________________________ВОЗРАСТ______ ПОЛ________
ВИД СПОРТА________________ СПОРТИВНАЯ КВАЛИФИКАЦИЯ___________СТАЖ________
ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ________________________________
СТАЖ РАБОТЫ_______________ КАТЕГОРИЯ________________________
Варианты ответов
Номер
вопроса
1
2
3…
22
Никогда
Очень
редко
Редко
Иногда
Часто
Очень
часто
Всегда
0
1
2
3
4
5
6
Анализ полученных результатов:
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
Название диаграммы
Ряд 1
Ряд 2
4,3
4,4
2,42 2,5
2
Ряд 3
3,5 3
1,8
Выводы и рекомендации:
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________

7.

Текст опросника: ТЕКСТ ОПРОСНИКА:
1. Я чувствую себя эмоционально опустошенным.
2. К концу рабочего дня я чувствую себя как «выжатый лимон».
3. Я чувствую себя усталым, когда встаю рано утром и должен идти на работу.
4. Я хорошо понимаю, что чувствуют мои ученики и коллеги, и использую это в интересах
дела.
5. Я общаюсь с моими учениками чисто формально, без лишних эмоций и стремлюсь
свести общение с ними до минимума.
6. Я чувствую себя энергичным и эмоционально воодушевленным.
7. Я умею находить правильное решение в конфликтных ситуациях.
8. Я чувствую угнетенность и апатию.
9. Я могу позитивно влиять на продуктивность работы моих учеников, коллег.
10. В последнее время я стал более черствым, бесчувственным по отношению к тем, с кем
работаю.
11. Как правило, окружающие меня люди много требуют от меня или манипулируют мною,
они скорее утомляют, чем радуют меня.

8. Текст опросника:

ТЕКСТ ОПРОСНИКА:
12. У меня много планов на будущее, и я верю в их осуществление.
13. Я испытываю все больше жизненных разочарований.
14. Я чувствую равнодушие и потерю интереса ко многому, что радовало меня раньше.
15. Бывает, что мне действительно безразлично то, что происходит с некоторыми моими
учениками и коллегами.
16. Мне хочется уединиться и отдохнуть от всего и всех.
17. Я легко могу создать атмосферу доброжелательности и сотрудничества при общении с
моими учениками и коллегами.
18. Я легко общаюсь с людьми, независимо от статуса и характера.
19. Я многое успеваю сделать.
20. Я чувствую себя на пределе возможностей.
21. Я многого смогу еще достичь в своей жизни.
22. Бывает, что ученики и коллеги перекладывают на меня груз своих проблем и
обязанностей.

9. Обработка и интерпретация результатов:

ОБРАБОТКА И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ:
В соответствии с ключом подсчитывается сумма баллов по субшкалам.
Оценка степени выгорания проводится как для каждого отдельного показателя,
так и по интегральному показателю (сумме оценок трех показателей)
и соотносится с нормами.
Субшкала
Эмоциональное истощение
Деперсонализация
Профессиональная успешность
(редукция персональных
достижений)
Номер утверждения
Максимальная
сумма баллов
1, 2, 3, 6*, 8, 13, 14, 16, 20
54
5, 10, 11, 15, 22
30
4, 7, 9, 12, 17, 18, 19, 21
48
Примечание: * отмечен «обратный» вопрос, который считается в обратном порядке.

10. ТЕСТОВЫЕ НОРМЫ ДЛЯ ИНТЕГРАЛЬНОГО ПОКАЗАТЕЛЯ ВЫГОРАНИЯ:


низкая степень – 3–4 балла;
средняя степень – 5–6 баллов;
высокая степень – 7–9 баллов;
крайне высокая степень – 10 баллов и больше.
УРОВНИ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ВЫГОРАНИЯ
Субшала
Группы
Шкальные оценки
Мужчины
Эмоциональное истощение
Женщины
Мужчины
Деперсонализация
Женщины
Редукция персональных
Мужчины
достижений
Женщины
Низкий
1 балл
5–15
6–16
2–4
1–4
37–48
37–48
Уровень
Средний
Высокий
2 балла
3 балла
16–24
25–34
17–25
26–34
5–12
13–15
5–10
11–13
34–28
27–23
35–28
27–22
Очень высокий
4 балла
больше 34
больше 34
больше 15
больше 14
22 и меньше
21 и меньше
• При исследовании динамики выгорания необходимо
анализировать как конкретные значения по всем трем
субшкалам, так и их взаимосвязь.
• О наличии высокого уровня выгорания
свидетельствуют высокие оценки по субшкалам
«эмоционального истощения» и «деперсонализации» и
низкие – по шкале «профессиональная
эффективность» (редукция персональных
достижений).
• Соответственно, чем ниже человек оценивает свои
возможности и достижения, меньше удовлетворен
самореализацией в профессиональной сфере, тем
больше выражен синдром выгорания.
• Эмоциональное истощение проявляется в сниженном
эмоциональном фоне, ощущениях эмоционального
перенапряжения, усталости, исчерпанности эмоциональных
ресурсов.
• Деперсонализация сказывается в деформации отношений
с другими людьми. В одних случаях это может быть
повышение зависимости от окружающих; в других –
негативное, циничное, бездушное отношение к другим.
• Редукция персональных достижений может проявляться
либо в тенденции негативной самооценки, занижении своих
профессиональных достижений и успехов, компетентности
в своей работе, негативизме по отношению к достоинствам
и возможностям, либо в их приуменьшении, ограничении
своих обязанностей по отношению к другим

Разработка программы диагностики и профилактики профессионального выгорания сотрудников


Please use this identifier to cite or link to this item: http://earchive. tpu.ru/handle/11683/60037

Title: Разработка программы диагностики и профилактики профессионального выгорания сотрудников
Authors: Семеренко, Иван Алексеевич
metadata.dc.contributor.advisor: Чичерина, Наталия Викторовна
Keywords: эмоциональное и профессиональное выгорание; дезориентация личности; нравственные дефекты; дегуманизация; фазы стресса; деперсонализация; профессиональная деформация; редуцирование; витальная нестабильность; методика MBI; emotional and professional burnout; disorientation of personality; moral defects; dehumanization; stress phases; depersonalization; professional deformation; редуцирование; vital instability; methodology Maslach Burnout Inventory
Issue Date: 2020
Citation: Семеренко И. А. Разработка программы диагностики и профилактики профессионального выгорания сотрудников : бакалаврская работа / И. А. Семеренко ; Национальный исследовательский Томский политехнический университет (ТПУ), Инженерная школа неразрушающего контроля и безопасности (ИШНКБ), Отделение контроля и диагностики (ОКД) ; науч. рук. Н. В. Чичерина. — Томск, 2020.
Abstract: Данная магистерская работа посвящена исследованию синдрома профессионального выгорания сотрудников предприятия, находящихся в условиях постоянного стресса, изучению методик диагностирования и способов профилактики.
This master’s work is dedicated to the study of professional burnout syndrome of employees of the company, who are under constant stress, to study diagnostic methods and methods of prevention.
URI: http://earchive.tpu.ru/handle/11683/60037
Appears in Collections:Выпускные квалификационные работы (ВКР)

Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.

Профессиональное выгорание

Интерпретация результатов

Предложенная методика дает подробную картину синдрома «эмоционального выгорания» Прежде всего надо обратить внимание на отдельно взятые симптомы. Показатель выраженности каждого симптома колеблется в пределах от 0 до 30 баллов:

* 9 и менее баллов — несложившийся симптом;

* 10-15 баллов — складывающийся симптом;

* 16 и более — сложившийся симптом.

Симптомы с показателями 20 и более баллов относятся к доминирующим в фазе или во всем синдроме «эмоционального выгорания».

Методика позволяет увидеть ведущие симптомы «выгорания». Существенно важно отметить, к какой фазе формирования стресса относятся доминирующие симптомы и в какой фазе их наибольшее число.

Дальнейший шаг в интерпретации результатов опроса — осмысление показателей фаз развития стресса: «напряжение», «резистенция» и «истощение». В каждой из них оценка возможна в пределах от 0 до 120 баллов. Однако сопоставление баллов полученных для фаз, неправомерно, ибо не свидетельствует об их относительной роли или вкладе в синдром. Дело в том, что измеряемые в них явления существенно разные — реакция на внешние и внутренние факторы, приемы психологической защиты, состояние нервной системы. По количественным показателям правомерно судить только о том, насколько каждая фаза сформировалась, какая фаза сформировалась в большей или меньшей степени:

* 36 и менее баллов — фаза не сформировалась;

* 37-60 баллов — фаза в стадии формирования;

* 61 и более баллов — сформировавшаяся фаза.

Оперируя смысловым содержанием и количественными показателями, подсчитанными для разных фаз формирования синдрома «выгорания», можно дать достаточно объемную характеристику личности и, что не менее важно, наметить индивидуальные меры профилактики и психокоррекции. Освещаются следующие вопросы:

* какие симптомы доминируют;

* какими сложившимися и доминирующими симптомами сопровождается истощение»;

* объяснимо ли «истощение» (если оно выявлено) факторами профессиональной деятельности, вошедшими в симптоматику «выгорания», или субъективными факторами;

* какой симптом (какие симптомы) более всего отягощают эмоциональное состояние личности;

* в каких направлениях надо влиять на производственную обстановку, чтобы снизить нервное напряжение;

* какие признаки и аспекты поведения самой личности подлежат коррекции, чтобы эмоциональное «выгорание» не наносило ущерба ей, профессиональной деятельности и партнерам.

Да

Нет

1. Организационные недостатки на работе постоянно заставляют нервничать, переживать, напрягаться.
Да

Нет

2. Сегодня я доволен своей профессией не меньше, чем в начале карьеры.
Да

Нет

3. Я ошибся в выборе профессии или профиля деятельности (занимаю не свое место).
Да

Нет

4. Меня беспокоит то, что я стал хуже работать (менее продуктивно, качественнее, медленно).
Да

Нет

5. Теплота взаимодействия с партнерами очень зависит от моего настроения — хорошего или плохого.
Да

Нет

6. От меня как профессионала мало зависит благополучие партнеров.
Да

Нет

7. Когда я прихожу с работы домой, то некоторое время (часа 2-3) мне хочется побыть наедине, чтобы со мной никто не общался.
Да

Нет

8. Когда я чувствую усталость или напряжение, то стараюсь поскорее «свернуть» дело.
Да

Нет

9. Мне кажется, что эмоционально я не могу дать партнерам того, что требует профессиональный долг.
Да

Нет

10. Моя работа притупляет эмоции.
Да

Нет

11. Я откровенно устал от проблем, с которыми приходится иметь дело на работе.
Да

Нет

12. Бывает, что я плохо засыпаю (сплю) из-за переживаний, связанных с работой.
Да

Нет

13. Взаимодействие с партнерами требует от меня большого напряжения.
Да

Нет

14. Работа приносит мне все меньше удовлетворения.
Да

Нет

15. Я бы сменил место работы, если бы представилась возможность.
Да

Нет

16. Меня часто расстраивает то, что я не могу должным образом оказать партнеру профессиональную поддержку, услугу, помощь.
Да

Нет

17. Мне всегда удается предотвратить влияние плохого настроения на деловые контакты.
Да

Нет

18. Меня очень огорчает, если что-то не ладится в отношениях с деловым партнером.
Да

Нет

19. Я настолько устаю на работе, что дома стараюсь общаться как можно меньше.
Да

Нет

20. Из-за нехватки времени, усталости или напряжения часто уделяю внимание партнеру меньше, чем положено.
Да

Нет

21. Иногда самые обычные ситуации общения на работе вызывают раздражение.
Да

Нет

22. Я спокойно воспринимаю обоснованные претензии партнеров.
Да

Нет

23. Общение с партнерами побудило меня сторониться людей.
Да

Нет

24. При воспоминании о некоторых коллегах по работе или партнерах у меня портится настроение.
Да

Нет

25. Конфликты или разногласия с коллегами отнимают много сил и эмоций.
Да

Нет

26. Мне все труднее устанавливать или поддерживать контакты с деловыми партнерами.
Да

Нет

27. Обстановка на работе мне кажется очень трудной, сложной.
Да

Нет

28. У меня часто возникают тревожные ожидания, связанные с работой: что-то должно случиться, как бы не допустить ошибки, смогу ли сделать все, как надо, не сократят ли и т. п.
Да

Нет

29. Если партнер мне неприятен, я стараюсь ограничить время общения с ним или меньше уделять ему внимания.
Да

Нет

30. В общении на работе я придерживаюсь принципа: «не делай людям добра, не получишь зла».
Да

Нет

31. Я охотно рассказываю домашним о своей работе.
Да

Нет

32. Бывают дни, когда мое эмоциональное состояние плохо сказывается на результатах работы (меньше делаю, снижается качество, случаются конфликты).
Да

Нет

33. Порой я чувствую, что надо проявить к партнеру эмоциональную отзывчивость, но не могу.
Да

Нет

34. Я очень переживаю за свою работу.
Да

Нет

35. Партнерам по работе отдаешь внимания и заботы больше, чем получаешь от них признательности.
Да

Нет

36. При мысли о работе мне обычно становится не по себе: начинает колоть в области сердца, повышается давление, появляется головная боль.
Да

Нет

37. У меня хорошие (вполне удовлетворительные) отношения с непосредственным руководителем.
Да

Нет

38. Я часто радуюсь, видя, что моя работа приносит пользу людям.
Да

Нет

39. Последнее время (или как всегда) меня преследуют неудачи в работе.
Да

Нет

40. Некоторые стороны (факты) моей работы вызывают глубокое разочарование, повергают в уныние.
Да

Нет

41. Бывают дни, когда контакты с партнерами складываются хуже, чем обычно.
Да

Нет

42. Я разделяю деловых партнеров (субъектов деятельности) на «хороших» и «плохих».
Да

Нет

43. Усталость от работы приводит к тому, что я стараюсь сократить общение с друзьями и знакомыми.
Да

Нет

44. Я обычно проявляю интерес к личности партнера помимо того, что касается дела.
Да

Нет

45. Обычно я прихожу на работу отдохнувшим, со свежими силами, в хорошем настроении.
Да

Нет

46. Я иногда ловлю себя на том, что работаю с партнерами автоматически, без души.
Да

Нет

47. По работе встречаются настолько неприятные люди, что невольно желаешь им чего-нибудь плохого.
Да

Нет

48. После общения с неприятными партнерами у меня бывает ухудшение физического или психического самочувствия.
Да

Нет

49. На работе я испытываю постоянные физические или психологические перегрузки.
Да

Нет

50. Успехи в работе вдохновляют меня.
Да

Нет

51. Ситуация, в которой я оказался на работе, кажется безысходной (почти безысходной).
Да

Нет

52. Я потерял покой из-за работы.
Да

Нет

53. На протяжении последнего года была жалоба (были жалобы) в мой адрес со стороны партнера(ов).
Да

Нет

54. Мне удается беречь нервы благодаря тому, что многое из происходящего с партнерами я не принимаю близко к сердцу.
Да

Нет

55. Я часто с работы приношу домой отрицательные эмоции.
Да

Нет

56. Я часто работаю через силу.
Да

Нет

57. Прежде я был более отзывчивым и внимательным к партнерам, чем теперь.
Да

Нет

58. В работе с людьми я руководствуюсь принципом: не трать нервы, береги здоровье.
Да

Нет

59. Иногда иду на работу с тяжелым чувством: как все надоело, никого бы не видеть и не слышать.
Да

Нет

60. После напряженного рабочего дня я чувствую недомогание.
Да

Нет

61. Контингент партнеров, с которым я работаю, очень трудный.
Да

Нет

62. Иногда мне кажется, что результаты моей работы не стоят тех усилий, которые я затрачиваю.
Да

Нет

63. Если бы мне повезло с работой, я был бы более счастлив.
Да

Нет

64. Я в отчаянии из-за того, что на работе у меня серьезные проблемы.
Да

Нет

65. Иногда я поступаю со своими партнерами так, как не хотел бы, чтобы поступали со мной.
Да

Нет

66. Я осуждаю партнеров, которые рассчитывают на особое снисхождение, внимание.
Да

Нет

67. Чаще всего после рабочего дня у меня нет сил заниматься домашними делами.
Да

Нет

68. Обычно я тороплю время: скорей бы рабочий день кончился.
Да

Нет

69. Состояния, просьбы, потребности партнеров обычно меня искренне волнуют.
Да

Нет

70. Работая с людьми, я обычно как бы ставлю экран, защищающий от чужих страданий и отрицательных эмоций.
Да

Нет

71. Работа с людьми (партнерами) очень разочаровала меня.
Да

Нет

72. Чтобы восстановить силы, я часто принимаю лекарства.
Да

Нет

73. Как правило, мой рабочий день проходит спокойно и легко.
Да

Нет

74. Мои требования к выполняемой работе выше, чем то, чего я достигаю в силу обстоятельств.
Да

Нет

75. Моя карьера сложилась удачно.
Да

Нет

76. Я очень нервничаю из-за всего, что связано с работой.
Да

Нет

77. Некоторых из своих постоянных партнеров я не хотел бы видеть и слышать.
Да

Нет

78. Я одобряю коллег, которые полностью посвящают себя людям (партнерам), забывая о собственных интересах.
Да

Нет

79. Моя усталость на работе обычно мало сказывается (никак не сказывается) в общении с домашними и друзьями.
Да

Нет

80. Если предоставляется случай, я уделяю партнеру меньше внимания, но так, чтобы он этого не заметил.
Да

Нет

81. Меня часто подводят нервы в общении с людьми на работе.
Да

Нет

82. Ко всему (почти ко всему), что происходит на работе, я утратил интерес, живое чувство.
Да

Нет

83. Работа с людьми плохо повлияла на меня как профессионала — обозлила, сделала нервным, притупила эмоции.
Да

Нет

84. Работа с людьми явно подрывает мое здоровье.

pi — Психологическая диагностика

 
 
                                 МЕТОДИКА:                                  
                  Диагностика профессионального "выгорания"                 
                          (К. Маслач, С. Джексон)                           
                        (Maslach Burnout Inventory)                         
                                  (MBI)                                     
                       (Адаптация Н. Е. Водопьяновой).                      
  
      Методика предназначена для диагностики степени профессионального "вы- 
 горания".  Создана в 1986 году Maslach и Jackson,  в  России  адаптирована 
 Водопьяновой, дополнена математической моделью НИПНИ им. Бехтерева.        
      Профессиоальное выгорание - деструктивный процесс  потери  профессио- 
 нальной эффективности, снижения коммуникативных качеств и развития нервно- 
 психической дезадаптации вплоть до необратимых изменений личности.          
      Причиной профессионального выгорания являются как  неудовлетворитель- 
 ные условия работы, так и индвидуальные  особенности  личности  работника. 
 Наиболее тяжелой является работа, предполагающая эмоциональный  контакт  с 
 людьми в качестве обязательной  составляющей  производственного  процесса, 
 например профессия учителя, менеджера, врача, следователя и т.д.           
 
      Можно выделить две основных теоретических структуры синдрома  эмоцио- 
 нального выгорания: первая представляет выгорание как  синдром,  состоящий  
 из нескольких симптомов разной степени выраженности;  вторая  представляет 
 выгорание как процесс, а индивида - находящимся на одной  из  его  стадий. 
 
      Опросник имеет три шкалы: "эмоциональное истощение"  (9 утверждений), 
 "деперсонализация" (5 утверждений) и "редукция личных  достижений"  (8 ут- 
 верждений).                                                                
      "Эмоциональное истощение" проявляется в переживаниях сниженного  эмо- 
 ционального тонуса, повышенной психической истощаемости и аффективной  ла- 
 бильности, утраты интереса и  позитивных  чувств  к  окружающим,  ощущении 
 "пресыщенности" работой, неудовлетворенностью жизнью в целом.               
      "Деперсонализация" предполагает  формирование  особых,  деструктивных  
 взаимоотношений с окружающими  людьми.  "Деперсонализация"  проявляется  в 
 эмоциональном отстранении и безразличии, формальном выполнении  профессио- 
 нальных обязанностей без личностной включенности и сопереживания, а в  от- 
 дельных случаях - в негативизме и  циничном  отношении.  На  поведенческом 
 уровне "деперсонализация" проявляется в высокомерном поведении,  использо- 
 вании профессионального сленга, юмора, ярлыков.                            
      "Редукция профессиональных достижений" отражает степень удовлетворен- 
 ности работника собой как личностью и как  профессионалом.  Неудовлетвори- 
 тельное значение этого показателя отражает тенденцию к  негативной  оценке 
 своей компетентности и продуктивности и, как следствие, - снижение профес- 
 сиональной мотивации, нарастание негативизма в отношении служебных обязан- 
 ностей, тенденцию к снятию с себя ответственности, к изоляции от  окружаю- 
 щих, отстраненность и неучастие, избегание работы сначала  психологически, 
 а затем физически.                                                          
 
      Варианты ответов оцениваются следующим образом:                       
      "никогда"     - 0 баллов;                                             
      "очень редко" - 1 балл;                                               
      "иногда"      - 3 балла;                                              
      "часто"       - 4 балла;                                              
      "очень часто" - 5 баллов;                                             
      "каждый день" - 6 баллов.                                             
 
      Чем больше сумма баллов по каждой шкале в отдельности, тем  больше  у 
 обследованного выражены различные стороны "выгорания". О тяжести  "выгора- 
 ния" можно судить по сумме баллов всех шкал.                               
 
      Примечание к компьютерной версии.                                     
      Оценка содержания ответов по шкале от "никогда" = 0 баллов до "каждый 
 день" = 6 баллов по шкалам "эмоциональное истощение" и  "деперсонализация" 
 соответствует усилению выраженности признаков  профессионального  "выгора- 
 ния".  Однако по шкале "редукция личных  достижений"  наблюдается  обратное 
 соотношение. Поэтому оценка ответов по этой шкале производится в  обратном 
 порядке от "никогда" = 6 баллов до "каждый день" = 0 баллов.               
      В авторском варианте методики отсутствуют критерии разделения  тесто- 
 вых показателей на высокий, средний и низкий уровень переживаний.  Поэтому 
 в данной компьютерной версии были приняты следующие условные критерии  для 
 интерпретации результатов тестирования выраженные в процентах:             
       0 -  20   низкий уровень;                                            
      21 -  40   пониженный уровень;                                        
      41 -  60   средний уровень;                                           
      61 -  80   повышенный уровень;                                        
      81 - 100   высокий уровень.                                           
      Для получения точных критериев интерпретации результатов данная мето- 
 дика нуждается в предварительном статистическом  исследовании  на  выборке 
 тех испытуемых, с которыми психолог предполагает работать.                  
      Интерпретация степени выраженности  тестовых  показателей  составлена 
 разработчиком программы на основании  содержания  утверждений  стимульного 
 материала методики.                                                        
 
      Опросник состоит из 22 вопросов.                                      
      Примерное время тестирования  10-15 минут.                            
 
 
 
                        ПРИМЕР ТЕСТИРОВАНИЯ:                                
 
                                 ---                                        
 
 
                    ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ  ДИАГНОСТИКА.                           
 
 Методика: Диагностика профессионального "выгорания".                       
 Ф.И.О: ________________                                                    
 Доп. данные: __________                                                    
 
 
                             Диаграмма:                                     
 
     ЭИ  ╟─▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▓▓▓▓▓▓▓▓▓▓███████████████──────╢>            
 
     Дп  ╟─▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▓▓▓▓▓▓▓────────────────────────╢>            
 
     РЛД ╟─▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒───────────────────────────────╢>            
 
         0 <──[--]──><──[-]───><───[=]──><───[+]──><──[++]──> 100%          
 
 
                        Тестовые показатели:                                
 
             Эмоциональное истощение     -  ЭИ  = 48   89%                  
             Деперсонализация            -  Дп  = 16   53%                  
             Редукция личных достижений  -  РЛД = 19   40%                  
             ---------------------------------------------                  
             Общий тестовый показатель   -  УПВ = 83   63%                  
 
 
                           ИНТЕРПРЕТАЦИЯ:                                   
 
      Высокий уровень эмоционального истощения.  Чувство опустошен-          
 ности, угнетенности, апатии. Стремление уединиться и отдохнуть от          
 всего и всех. Усталость после окончания работы и утром перед  ра-          
 ботой. Нежелание идти на работу. Разочарованность,  равнодушие  и          
 потеря интереса ко многому, что раньше радовало в работе.                  
 
      Средний уровень деперсонализации. Умеренно  выраженная  тен-          
 денция к общению с некоторыми подчиненными и коллегами без особой          
 теплоты и расположения к ним. Периодами может отмечаться несколь-          
 ко безразличное отношение к тому, что происходит  с  сотрудниками          
 по работе.                                                                 
 
      Пониженный уровень  редукции  личных  достижений.  Некоторые          
 сомнения в необходимости своей работы другим  людям,  а  также  в          
 том, что благодаря своей работе сделал в жизни много действитель-          
 но ценного.                                                                
 


Официально! «Выгорание» определено и признано медицинским диагнозом

Вы чувствуете себя физически или эмоционально истощенным? Немотивированный, все более циничный или отстраненный от коллег? Если так, то вы можете оказаться на пути к выгоранию .

Да, выгорание реально, и теперь это законный медицинский диагноз в соответствии со справочником Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), Международной классификацией болезней (МКБ-11), который помогает медицинским работникам диагностировать болезни.

Доктор Фрэнк Драммонд, главный врач службы психического здоровья в HCA Healthcare, объяснил, что выгорание с 2003 года классифицируется как симптом — проблема, связанная с управлением жизнью, — но недавно был обновлен как синдром .

ВОЗ изменила обозначение с «состояния» истощения на «синдром», возникающий в результате «хронического стресса на рабочем месте».

Официальное определение выгорания, появившееся в новой версии МКБ-11, которая вступит в силу в январе 2022 года, гласит:

«Выгорание — это синдром, возникший в результате хронического синдрома»

стресс на рабочем месте, который не удалось успешно преодолеть.Это

характеризуется тремя измерениями: 1) чувство истощения энергии

или истощение; 2) увеличенная мысленная дистанция от работы, или

чувство негативизма или цинизма, связанное с работой; и 3) уменьшенная

профессиональная эффективность ».

Происхождение выгорания

В 1974 году психолог Герберт Фройденбергер стал первым, кто написал о «выгорании» в медицинском журнале, после изучения длительного воздействия чрезмерного стресса и рабочих нагрузок на людей, приводящих к таким симптомам, как депрессия.

Другими словами, выгорание — это не новое явление, и оно не появляется в одночасье. Недавний опрос Gallup показал, что «23% сотрудников очень часто или всегда чувствовали выгорание на работе, а еще 44% — иногда».

«Тот факт, что выгорание является« официальным »диагнозом, мы надеемся, приведет к лучшему образованию и осведомленности о качестве жизни для тех, кто работает, — сказал д-р Драммонд. «И, что касается профессионалов, работающих в области психического здоровья, и других представителей медицинского сообщества, мы надеемся, что это новое обозначение и разговор о выгорании побудят людей обращаться за лечением и обращаться за помощью.”

Доктор Драммонд и Кордетт МакКолл, лицензированный консультант по психическому здоровью и клинический менеджер по поведенческому здоровью в медицинском центре Ларго, филиале HCA Healthcare, помогают нам глубже погрузиться в этот «профессиональный феномен» и предоставить инструменты для борьбы с выгоранием до удара о камень. Нижний.

Кордетт МакКолл работает лицензированным консультантом и сертифицированным специалистом по наркозависимости в отделении здравоохранения Западной Флориды HCA.

В чем разница между стрессом и выгоранием?

Каждый человек в какой-то момент своей жизни сталкивается со стрессом.«Это нормальная физическая и психологическая реакция на внезапные опасности и долгосрочные проблемы», — сказал доктор Драммонд в статье HCA Healthcare Today «Стресс, эпидемия здоровья в 21, и веках».

С другой стороны, выгорание — это результат неумолимого стресса. Доктор Драммонд объяснил, что люди, испытывающие выгорание, часто чувствуют себя умственно истощенными, отключенными, непродуктивными — им наплевать на свою работу — и неэффективными в выполнении задач.

Когда происходит выгорание?

Выгорание происходит, когда страсть заменяется повторением, качество — количеством, а сочувствие — безнадежностью, — говорит МакКолл. Когда желание заниматься тем, что человек больше всего любит в профессиональном плане, становится непосильной задачей и он перестает находить это полезным, это признак выгорания.

Как медицинский работник может диагностировать эмоциональное выгорание?

Симптомы, которые четко проявляются у сотрудников, которые выгорели, включают:

  • эмоциональное истощение
  • пессимизм или негативное отношение ко всему, особенно на работе,
  • отсутствие сочувствия
  • отстраненность от коллег
  • бессилие или чувство, будто ничто из того, что вы делаете, не имеет значения; «проверять»
  • ощущение того, что вы хуже выполняете свою работу, чем раньше.

Их особенно легко обнаружить, когда такое поведение не характерно для поведения или присутствия сотрудников, говорит Макколл.

Доктор Драммонд также отметил другие симптомы физического характера, в том числе повторяющиеся заболевания, такие как простуда или снижение иммунной системы, частые головные боли или боли в мышцах, а также изменения аппетита.

Каковы причины выгорания?

МакКолл объяснил, что важно знать ограничения. Пытаться все время удовлетворять требования каждого нереально и может привести к выгоранию. Примеры, которые могут вызвать выгорание, включают:

  • сказать всем «да»
  • жертвовать личным временем, перерывами или даже обедать
  • изменение личных приоритетов ради удовлетворения требований работы (дисбаланс между работой и личной жизнью)
  • неспособность снимать стресс как часть повседневной жизни

Чрезмерный уровень стресса также может привести к выгоранию.Драммонд добавил, а также неопределенные описания должностных обязанностей и чувство неполноценности или способности работать на привычном уровне.

Согласно этой статье CNBC, несправедливое обращение на работе, необоснованные сроки, неуправляемая рабочая нагрузка и отсутствие поддержки со стороны менеджеров также вызывают выгорание. Писатель также добавил, что стресс, который сопровождает круглосуточный доступ к работе через электронную почту и текстовые сообщения, а также ожидание ответа в нерабочее время, усугубляет выгорание.

Последствия профессионального выгорания?

Выгорание может иметь множество последствий.Депрессия, тревога, снижение иммунной системы из-за стресса, что приводит к увеличению количества дней болезни, нарушению суждений ( человек с выгоранием просто не заботится, ), что может вызвать критические ошибки на работе, нарушения сна, снижение эффективности… список можно продолжить.

Выгорание ограничивается профессиональной работой?

Каждый раз, когда у кого-то есть страсть к чему-то вместе с потерей контроля, чтобы выразить эту страсть самостоятельно, выгорание неизбежно, — говорит МакКолл. Другие факторы, способствующие выгоранию, включают ожидание получения повторяющихся результатов, получение минимального признания и упор на количество по сравнению с качеством.Мамы-домохозяйки, религиозные лидеры или волонтеры могут быть подвержены выгоранию, если присутствуют эти переменные.

Факторы риска?

Человек может с большей вероятностью испытать выгорание, если он:

  • плохо работают под давлением
  • борются с тревогой, депрессией
  • придерживаются перфекционистской точки зрения
Баланс между работой и личной жизнью важен для борьбы с выгоранием.

Как справиться с выгоранием?

Есть так много вещей, которые можно сделать, чтобы справиться с выгоранием, но сначала человек должен знать, что это может случиться с ним.

Макколл предлагает людям начать справляться с:

  • получить хобби или заняться спортом
  • поговорить с терапевтом
  • создать сеть поддержки
  • установить заботу о себе и жизненные цели
  • поддержание баланса

, по словам доктора, люди также могут справиться с дорогой к выгоранию. Драммонд, автор:

  • переоценить свой выбор в жизни или карьере и посмотреть на то, что вызывает выгорание
  • Увеличить количество межличностных или личных приятных действий, в которых они участвуют, чтобы сбалансировать количество времени, проводимого на работе
  • отдых на работе

«Иногда бывает трудно отличить повседневный стресс от полного выгорания», — сказал доктор.- заметил Драммонд. «Но если вы чувствуете стресс и неуравновешенность, не ждите. По-прежнему полезно обращаться за помощью к терапевту или через Программу помощи сотрудникам (EAP) вашей компании.

МакКолл надеется, что эта новая классификация и диалог позволят людям идентифицировать выгорание, помочь предотвратить его для других и предоставить ресурсы для восстановления после этого эмоционально истощающего опыта, называемого выгоранием.

Всемирная организация здравоохранения классифицирует трудовое выгорание как профессиональное явление.

  • Всемирная организация здравоохранения в настоящее время признает трудовое выгорание как профессиональное явление.Синдром включен в справочник медицинских диагнозов агентства, которым руководствуются специалисты в области здравоохранения по всему миру.

  • Симптомы выгорания включают чувство истощения, цинизм по поводу своей работы и трудности с ее успешным выполнением. В ВОЗ подчеркнули, что «выгорание» не считается заболеванием.

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), чрезмерный труд сейчас признан профессиональным явлением. Агентство, которое руководит многими поставщиками медицинских услуг и организациями, теперь включает термин «выгорание» в свой Справочник по Международной классификации болезней.

Агентство описало «выгорание» как синдром, возникший в результате «хронического стресса на рабочем месте, с которым не удалось справиться».

По данным ВОЗ, врачи могут поставить диагноз выгорания, если у пациента проявляются три симптома: чувство истощения или истощения; чувство психологической отстраненности от работы или циничного отношения к ней; и проблемы с успешным выполнением работы. ВОЗ отмечает, что выгорание следует использовать конкретно «в профессиональном контексте» и что его «не следует применять для описания опыта в других сферах жизни.«

Агентство заявило, что планирует разработать «основанные на фактах рекомендации по психическому благополучию на рабочем месте».

Психологический термин «выгорание» был впервые описан в середине 1970-х годов, сообщает BuzzFeed, когда психолог Герберт Фройденбергер использовал его для описания случаев «физического или психического коллапса, вызванного переутомлением или стрессом». Фройденбергер приписывал это состояние профессиям «помогающей», например медсестрам и врачам.

Но сегодня многие типы людей могут страдать от выгорания, «от истощенных карьеристов и знаменитостей до перегруженных работой служащих и домохозяек», согласно данным Национального института здоровья.В прошлом году исследование Gallup показало, что почти каждый четвертый сотрудник чувствует себя перегруженным всегда или часто, а еще 44% заявили, что чувствуют себя выгоренными «иногда».


Поправка: эта история была обновлена, чтобы отразить тот факт, что ВОЗ не относит рабочее выгорание к медицинскому диагнозу.

Актуальные новости

Загрузите наше бесплатное приложение

Для последних новостей и анализа Загрузите бесплатное приложение CBS News

Выгорание

— теперь законный диагноз, заявляет Всемирная организация здравоохранения

Стресс, депрессия и отсутствие контроля, которые приходят с выгоранием, наконец, официально признаны медицинским сообществом: выгорание стало официальным синдромом на рабочем месте.

Международная классификация болезней, или МКБ-11, справочник Всемирной организации здравоохранения, который помогает поставщикам медицинских услуг диагностировать заболевания, классифицирует выгорание как «синдром, возникший в результате хронического стресса на рабочем месте, с которым не удалось справиться».

Симптомы включают чувство истощения или истощения энергии; увеличенная мысленная дистанция от своей работы или чувства негатива или цинизма по отношению к своей работе; и снижение профессиональной эффективности.

В МКБ-11 отмечается, что выгорание присуще профессии и «не должно применяться для описания переживаний в других сферах жизни».

Исследование эмоционального выгорания восходит к 1974 году, когда психолог Герберт Фройденбергер провел исследование состояния эмоционального выгорания, сообщает CNN. С тех пор, хотя выгорание широко обсуждалось в обществе как проблема, оно не воспринималось всерьез и не рассматривалось как законное заболевание.

Совсем недавно выгорание было тесно связано с поколением миллениалов.В январе Энн Хелен Петерсен написала вирусную статью на BuzzFeed под названием «Как миллениалы стали выгоревшим поколением».

«Почему я не могу справиться с этой обыденной работой? Потому что я выгорела. Почему я выгорел? Потому что я усвоил идею, что я должен работать все время, — написал Петерсен. «Почему я усвоил эту идею? Потому что все и все в моей жизни подкрепляли это — явно и неявно — с тех пор, как я был молод. Жизнь всегда была тяжелой, но многие миллениалы не готовы справляться с тем, как нам становится трудно.

Хотя некоторые критики утверждают, что этот термин становится оправданием лени, новая классификация помогает оценить людей, которым требуется медицинская помощь для борьбы с выгоранием.

В эту статью добавлена ​​дополнительная информация от ВОЗ, в которой разъясняется, что выгорание считается «синдромом на рабочем месте», а не состоянием здоровья.

Всемирная организация здравоохранения официально признает выгорание как медицинский диагноз. Вот один из способов избежать выгорания

Когда дело доходит до поддержки более счастливых и продуктивных сотрудников, выгорание — это горячо обсуждаемая тема с твердыми сторонниками на всех концах спектра. Является ли то, что топ-исполнители рискуют, законно или это преувеличено? Имея такие разные мнения по всем направлениям, руководителям компаний было трудно прийти к твердому пониманию (и решению) проблемы эмоционального выгорания.

Но теперь Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) вмешалась, чтобы официально классифицировать выгорание как медицинский диагноз, как сообщает Quartz. Выгорание вошло в последнее издание Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем, справочника ВОЗ по признанным заболеваниям.

По мнению Всемирной организации здравоохранения, эмоциональное выгорание — это «синдром, возникший в результате хронического стресса на рабочем месте, с которым не удалось справиться».

Считайте, что выгорание в основном связано с рабочим местом из-за длительного стресса, который накапливается с течением времени, но не решается должным образом. Чтобы потенциально обеспечить более целостное понимание того, что такое выгорание, Всемирная организация здравоохранения выделила три основных идентификатора:

  1. Чувство истощения или истощения энергии
  2. Увеличенная ментальная дистанцированность от работы или чувства негативизма или цинизма, связанные с работой
  3. Снижение профессиональной эффективности

Выгорание — проблема, которая будет постоянно расти в современной культуре.Хотя выгорание, безусловно, представляет собой угрозу, часто выгорание можно отнести к потере перспективы (или цели, как некоторые называют это).

Чтобы смягчить это, попробуйте эту простую привычку, когда она появится:

Посмотрите, зачем вы вообще начали.

У вас, вероятно, есть грандиозное видение того, кем вы хотите быть, того влияния, которое вы собираетесь оказать, и множества мест, в которые вы собираетесь. Проблема в том, что сегодня и часто бывает, что целая череда дней потенциально вырастает до того момента, когда вы чувствуете, что все это напрасно.

Когда я столкнулся с этим, у меня почти не было энергии, несмотря на то, что я хорошо спал, согласно моим биометрическим устройствам, и я просто чувствовал, что в жизни ничего не продвигается. Я узнал, что это нормальный опыт, который многие считают, потому что разрыв между тем, где мы сейчас находимся, по сравнению с тем, к чему мы планируем добраться, огромен. Я просто чувствовал себя вне игры.

Однако, чтобы вернуться в игру, я должен был напомнить себе, почему я вообще был в игре с самого начала. Вы тоже можете — какого результата вы хотите? Какой план?

Чтобы восстановить часть вашего утерянного моджо, выделите время, чтобы просто изучить свое зрение (даже лучше, если вы посмотрите его где-нибудь с красивым пейзажем).Не зацикливайтесь на проблемах, сосредоточьтесь на возможностях.

Вы знаете свою общую картину, но что должно произойти в следующем году, чтобы продвинуть вас вперед? Разбейте его еще дальше на квартал и даже на неделю.

Поговорка о «горении свечи с обоих концов» — это то, что будет и дальше преобладать в рабочей культуре. Хотя это, безусловно, может вызвать проблемы, с другой стороны уравнения теряется ваше видение и смысл в целом, что вызывает чувство беспомощности.

Я склонен думать, что последнее является более серьезной проблемой, чем другое.

Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc.com.

Выгорание — это заболевание

Поздравляю, если вы не выгорели . Возможно, вы научились играть на гитаре, написали сценарий или выучили французский язык во время пандемии. Но если вы такие же, как я и большинство моих пациентов, вы работаете на парах.

Выгорание обычно используется для описания связанных с работой явлений: истощения, чувства негативизма и снижения профессиональной эффективности.В 2019 году Всемирная организация здравоохранения официально признала выгорание в своей Международной классификации болезней, но четко заявила, что термин «не следует применять для описания опыта в других [непрофессиональных] сферах жизни». Выгорание «, а не классифицируется как заболевание», — заявило агентство, выделив жирным шрифтом. Аналогичным образом, в клинике Мэйо называют выгорание «особым типом стресса, связанного с работой — состоянием физического или эмоционального истощения, которое также включает в себя чувство недостаточной удовлетворенности и потери личной идентичности», и указывает, что это «не медицинский диагноз. .

Я позволю себе не согласиться. Симптомы выгорания стали медицинскими. Работа по переживанию пандемии делает нас больными. Как врач первичной медико-санитарной помощи, я наблюдаю негативные последствия коллективных травм для физического здоровья — высокое кровяное давление, головные боли, грыжи межпозвоночных дисков. И это было до того, как многие люди вернулись в офис или возобновили свои предпандемические графики.

Прочтите: Фундаментальный вопрос пандемии сдвигается.

Просто быть человеком несет в себе профессиональный риск.Настало время переопределить выгорания как психические и физические последствия накопленного стресса в любой сфере жизни, будь то работа, воспитание детей, уход или ведение хронических заболеваний. Чтобы собрать энергию для возвращения к жизни без пандемии, людям нужно нечто большее, чем вакцина и отпуск; им нужна проверка своего опыта, более широкий учет того, как они жили до марта 2020 года, и инструменты, которые помогут вырваться из более чем годовой травмы.

Американцы флиртовали с симптомами выгорания задолго до пандемии.Сочетание суеты, токсического стресса и плохого доступа к доступному медицинскому обслуживанию привело к тому, что американцы оказались в числе наименее здоровых групп населения в богатых странах. Заболевания отчаяния, включая депрессию, тревогу, посттравматическое стрессовое расстройство и зависимость, уже свирепствовали.

Жизнь через COVID-19 довела до кипения чайник. Еще больше лишив наших эмоциональных резервов, пандемия обнажила наши уникальные уязвимости — будь то медицинские, социальные, эмоциональные, профессиональные или логистические.Каждый аспект жизни потребовал дополнительной работы во время пандемии — еда и сон, покупка предметов первой необходимости, получение обычной медицинской помощи, обучение, отношения с другими людьми. Несмотря на повышенное беспокойство, нам приходилось совмещать воспитание, уход и работу без наших традиционных структур поддержки.

Кризис пандемии в области психического здоровья реален. Ошеломляющие четыре из 10 взрослых сообщили о симптомах тревоги и депрессии, что в четыре раза больше, чем до пандемии. Более одной из четырех матерей сообщили, что пандемия серьезно повлияла на их психическое здоровье.Двадцать четыре процента родителей сообщили, что у них диагностировали психическое расстройство с начала пандемии. Посещаемость первичной медицинской помощи при тревоге и депрессии среди детей увеличилась на 13 процентов.

Полный спектр страданий еще не проявился полностью. Имеющиеся данные показывают, что травматические события и связанные с ними потрясения напрямую влияют на наше индивидуальное и коллективное психическое здоровье. Исследования серьезных нарушений жизни — стихийных бедствий, эпидемий, гражданских беспорядков — показывают, что впоследствии бремя психических заболеваний возрастает.

Данные также показывают, что люди, которые пережили травмы и неблагоприятные события в детстве, особенно те, которые продолжаются, подвергаются значительно более высокому риску развития последующих медицинских проблем, таких как ожирение, диабет и болезни сердца. Американская кардиологическая ассоциация недавно подтвердила взаимосвязь между эмоциональным дистрессом и риском сердечно-сосудистых заболеваний.

Прочтите: Что можно и чего нельзя делать при использовании горячего парафина

Людей, которые еще не вернулись в офис или не возобновили свой напряженный предпандемический график, ожидает совершенно новый набор стрессов.Но в этой новой главе пандемии мы можем найти лучший путь вперед. Первый шаг — осознать, что следует ожидать беспокойства и что накопленный стресс будет иметь физические проявления. Нормализация такого отношения может помочь избавиться от стыда и самостигматизации плохого самочувствия. Тот факт, что 330 миллионов других американцев испытали ту же травму, не означает, что вы страдаете не по-своему.

Второй шаг — это признание американцами того, что объективно у нас есть все основания для оптимизма.Число новых случаев заболевания в Соединенных Штатах с января снизилось более чем на 95 процентов. У нас есть потрясающе эффективные вакцины, которые защищают нас от COVID-19, в том числе от известных вариантов коронавируса и других, которые могут появиться в будущем. Пора откалибровать давние страхи, чтобы предотвратить дальнейшее умственное истощение.

Третий шаг — разработать стратегии для лучшего удовлетворения наших биологических потребностей. Даже когда люди действительно хотят заниматься спортом и есть здоровую пищу, выгорание — состояние низкой энергии и низкой мотивации — является обычным препятствием для реализации этих благих намерений.Психологи давно поняли, что восприятие людьми того, контролируют ли они свою судьбу или находятся во власти внешних событий, влияет на их здоровье. Работа с длительным внешним локусом контроля — комбинацией самого коронавируса и ограничений общественного здравоохранения, которые управляют нашей жизнью, — связана со стрессом и сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Переход к внутреннему локусу контроля, то есть снова принятие ответственности за свою жизнь, может восстановить наше чувство свободы воли и самоопределения.Хорошим началом может быть переоценка и упрощение нашей домашней жизни, работы и отношений. Имея ограниченное пространство в наших расписаниях и мозгу, мы должны целенаправленно заполнять наши календари. Установление для себя реалистичных ожиданий, установление границ и просьба о поддержке — вот некоторые из способов обрести покой среди хаоса. Мы должны осознавать, что постоянная бдительность наносит урон, и брать на себя ответственность за то, чем мы кормим свои глаза и мозг.

Прочтите: ожидайте неожиданного от варианта Дельта

Самое главное, как общество, мы должны взять на себя ответственность за создание культуры выгорания.Его последствия проникли во все аспекты нашей жизни. Это угрожает нашему здоровью и благополучию. Пришло время работодателям, лидерам сообществ, учителям, родителям и врачам помочь выявить и устранить эту тлеющую проблему со здоровьем.

На этой неделе я увидела еще одну потрясенную пациентку — разведенную работающую мать троих детей. Во время пандемии ее кровяное давление и вес повысились. В дополнение к корректировке ее лекарств мы увеличили масштаб ее жизненной ситуации. Мы обсудили, как она может вернуть себе чувство контроля, начиная с того, чтобы проводить меньше времени в Интернете и исключать несущественные события из своего календаря.Эти изменения, плюс доза самосострадания, должны открыть дверь к снижению эмоционального выгорания. В конце концов, речь идет о том, чтобы вернуть ей контроль над собственной жизнью. Я успокоил ее: «Ты не сумасшедший. Ты человек.

(PDF) Выгорание: модный диагноз

МЕДИЦИНА

«Возвращение к реальности» с точки зрения отказа от внешних

окончательных идей совершенства (4).

При тяжелом выгорании рекомендуется психотерапевтическое вмешательство, а также антидепрессанты, предпочтительно

в сочетании с психотерапией (4, 25) (Broich, K:

Diagnostik des Burnout-Syndroms: Erfahrungen aus

der ärztlichen Praxis.11-й симпозиум по оценке технологий здравоохранения —

, Кельн, 17–18 марта 2011 г.,

Тезисы, с. 8). В психотерапевтических вмешательствах,

обычно рекомендуется общий подход, не ограниченный какой-либо конкретной школой,

, хотя с акцентом на когнитивно-поведенческую терапию

. Однако, поскольку контролируемых исследований

еще не проводилось, эффективность этих вмешательств должна оставаться открытым вопросом

(1, e4).

Для предотвращения синдрома выгорания, в дополнение к уже упомянутым подходам

, основными мерами являются

меры, относящиеся к укреплению здоровья на рабочем месте, внедрение моделей рабочего времени

и внедрение надзора сеансы (1). Это вносит в картину

социальную составляющую выгорания, которая требует переосмысления

, которое приведет к изменениям в мире

труда с точки зрения всесторонней гуманизации.

Тем не менее, учитывая неадекватную валидацию

выгорания и недостатки в исследованиях, которые были указаны, этот термин не следует использовать в настоящее время в качестве диагноза или причины для выписки из больного или при досрочном выходе на пенсию —

мент. Вместо этого рекомендуется пока использовать

общепринятые и лучше определенные категории

МКБ-10 или DSM-IV.

Заявление о конфликте интересов

Профессор Кашка получил возмещение расходов от Servier

Deutschland GmbH, Bristol Myers Squibb и Merz Pharmaceuticals GmbH.

Остальные авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Рукопись получена 6 мая 2011 г., исправленная версия принята 2 августа

2011.

Перевод с немецкого оригинала Kersti Wagstaff MA.

ССЫЛКИ

1. Корчак Д., Кистер С., Хубер Б.: Дифференциальная диагностика выгорания —

Syndroms, DIMDI, Köln 2010. http://portal.dimdi.de/de/hta/hta_

berichte_. pdf

2. Диллинг Х., Момбор В., Шмидт М. Х. (ред.): Internationale Klassifi-

kation Psyischer Störungen (ICD-10, Kapitel V [F)]), 6

th

edition.

Берн: Ханс Хубер, Hofgrefe AG, 2008.

3. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство

психических расстройств. 4-е издание. Редакция текста. 2000

4. Burisch M: Das Burnout-Syndrom. 4

-е издание

. Гейдельберг: Springer,

2010.

5. Фройденбергер Х: выгорание персонала.Журнал социальных проблем 1974; 30:

159–65.

6. Bäuerle D: Наблюдение за Sozialpädagogik und Sozialarbeit.

Neues Beginnen 1969; 21 сл.

7. Фарбер Б.А.: Введение: понимание и лечение эмоционального выгорания в изменяющейся культуре

. Журнал клинической психологии 2000; 56:

589–94.

8. Freudenberger HJ: Консультирование и динамика: лечение конца —

сценический человек. В: Дж. У. Джонс (ред.): Синдром выгорания.Парк

Ридж, III: London House Press, 1982.

9. МакНил Д: Связь профессионального стресса с выгоранием. В:

Джонс, JW (ред.): Синдром выгорания. Park Ridge, III: London

House Press, 1982.

10. Грир Дж. Г., Wethered CE: Приученная беспомощность: Часть ожога —

из головоломки. «Исключительные дети» 1984; 50: 524–30.

11. Махер Э.А.: Выгорание и приверженность: теоретическая альтернатива.

Журнал персонала и руководства 1983 г .; 61: 390–3.

12. Фишер Х.Дж.: Психоаналитический взгляд на выгорание. В: Фарбер Б.А. (ред.):

Стресс и выгорание в профессиях, связанных с персоналом. Нью-Йорк:

Пергамон, 1983.

13. Карасек Р.А.: Требования к работе, свобода выбора работы и умственное напряжение:

Последствия для изменения структуры работы. Administrative Science Quarterly

1979; 24: 285–308.

14. Зигрист Дж., Питер Р.: Модель дисбаланса усилий и вознаграждения. В: Schnall

P, Belkic K, Landsbergis P, Baker D (ред.): На рабочем месте

и

сердечно-сосудистые заболевания. Медицина труда, современное состояние

Обзоры 2000; 15: 83–7.

15. Маслах К., Джексон С.Е.: Инвентаризация выгорания Маслаха («Human Ser-

vices Survey»). Пало-Альто, Калифорния; Консультации психологов Press 1981.

16. Маслах К., Джексон С.Е., Лейтер М.П .: Перечень выгорания Маслах

Учебное пособие. 3

издание. Пало-Альто, Калифорния; Консультации психологов Press,

1996.

17. Аронсон Э., Пайнс А.М., Кафри Д.: Ausgebrannt. Vom Überdruss zur

Selbsterfahrung. Штутгарт: Klett-Cotta, 1983.

18. Брезо Э., Саланова М., Шауфели У. Б.: В поисках «третьего измерения —

sion» выгорания: эффективность или неэффективность? Прикладная психология 2007;

56: 460–78.

19. Хонконен Т., Ахола К., Пертоваара М. и др .: Связь между выгоранием

и физическим заболеванием среди населения в целом — результаты

из исследования Finnish Health 2000 Study.Психосоматический журнал

Research 2006; 61 (1): 59–66.

20. Меламед С., Широм А., Токер С., Шапира I. Выгорание и риск диабета 2 типа

: проспективное исследование практически здоровых работающих

человек. Psychosom Med 2006; 68: 863–9.

21. Широм А., Вестман М., Шамай О., Карел Р.: Влияние рабочей перегрузки

и выгорания на уровни холестерина и триглицеридов:

смягчающие эффекты эмоциональной реактивности среди мужчин и женщин.

J Occup Health Psychol 1997; 2: 275–88.

22. Глассман А.Х., Миллер Г.Э .: Где депрессия, там и воспаление … иногда! Биол Психиатрия 2007; 62: 280–1.

КЛЮЧЕВЫЕ СООБЩЕНИЯ

Из-за широкой политики здравоохранения и социально-экономических последствий

проблема выгорания должна быть поднята психиатрами

и решена ими в качестве научного, диагностического и терапевтический вызов.

Выгорание обычно возникает из-за конфликтов на работе. По этой причине

меры по укреплению здоровья на рабочем месте

играют важную роль в профилактике.

Текущие знания показывают, что выгорание является предвестником

или фактором риска депрессивного заболевания.

Были выявлены первые признаки биологических коррелятов выгорания

, хотя они требуют дальнейших

исследований.

При нынешнем уровне знаний и дискуссий, термин

«выгорание» не должен использоваться в качестве диагноза

или как причина для выписки по болезни или досрочного выхода на пенсию —

.

786

Deutsches Ärzteblatt International

|

Dtsch Arztebl Int 2011; 108 (46): 781–7

Frontiers | Раннее выявление риска эмоционального выгорания: разработка анкеты по предотвращению выгорания для тренеров

Введение

В контексте растущего спортивного научного интереса к выгоранию в спорте, точка зрения тренеров представляется редко.Более того, в большинстве опубликованных исследований выгорания обсуждаются точки зрения спортсменов (McKay et al., 2008; Lonsdale et al., 2009). Однако, по сравнению со спортсменами, тренерам приходится иметь дело с разнообразным кругом обязанностей (Fletcher and Scott, 2010). Помимо обучения техническим и тактическим навыкам, они также способствуют личному и социальному развитию своих спортсменов. Кроме того, тренерам приходится справляться с несколькими неблагоприятными обстоятельствами, такими как неудобное рабочее время (например,g., утреннее, ночное обучение и / или обучение на выходных), высокая рабочая нагрузка, поездки, временные контракты, ненадежность работы, ролевые конфликты и давление средств массовой информации (Dixon and Bruening, 2005; Olusoga et al., 2010; Lundkvist et al., 2012). В частности, рабочая среда высокопроизводительных тренеров может быть охарактеризована как сложная, динамичная и турбулентная из-за ее непредсказуемости, изменчивости и конкурентоспособности (Rynne et al., 2006; Fletcher and Scott, 2010). Воздействие этого попурри из перенапряжения внутренних и внешних стрессоров может в конечном итоге привести к хронической стрессовой реакции.

Следуя трансакционной модели стресса и совладания с Lazarus (1999), некоторые авторы предполагают, что выгорание может возникать как один из негативных последствий длительного стресса, связанного с взаимодействием личных факторов и факторов окружающей среды (Smith, 1986; Kelley and Baghurst, 2009), а именно: что приводит к постоянному дисбалансу между хроническим стрессом и соответствующими ресурсами выживания (Kelley and Gill, 1993; Smith, 2007). В этом контексте Келлманн (2002) представил «ножничную модель» взаимосвязи между стрессовыми состояниями и требованиями к восстановлению.Теоретическая основа утверждает, что с увеличением стресса необходимо более быстрое восстановление. Согласно модели, тренеры (а также спортсмены) могут компенсировать кратковременный стресс без дополнительных восстановительных мероприятий. Однако постоянное неадекватное или отсутствие восстановительных действий до или после стрессовых ситуаций может привести к дефициту способности справляться с эмоциональными, физическими и психологическими реакциями (Kallus and Kellmann, 2016). Согласно этим теоретическим рассуждениям, Каллус (2016b) предполагает, что выгорание можно определить как состояние максимальной потребности человека в выздоровлении.Взаимосвязь стресса, восстановления и выгорания может быть подтверждена количественными, а также качественными исследованиями с участием тренеров. Регрессионный анализ, проведенный Альтфельдом и Келлманном (2015), например, показал, что восстановление и стресс выявили единственные значимые эффекты на зависимую переменную эмоциональное истощение в модели с дополнительными независимыми переменными: возраст, рабочее время, финансовая безопасность, чувство значимости, чувство успеха и благополучия. Продольное исследование, проведенное Bentzen et al.(2017) включили в число участников тренеров с низким и высоким уровнем выгорания, которые оценивались в течение всего сезона. Этот количественно-качественный подход, основанный на смешанных методах, показал, что различия в степени выгорания можно объяснить, рассматривая профиль мотивации, вмешательство в работу дома и способность соответствовать требованиям восстановления.

Однако до сих пор не существует универсального определения выгорания (Schaffran et al., 2016). Связанные со спортом исследования (особенно с участием тренеров) в первую очередь адаптировали широко принятую концепцию, предложенную (Maslach et al., 1996). При таком подходе выгорание характеризуется тремя симптомами: эмоциональным истощением, цинизмом (деперсонализацией) и снижением чувства собственного достоинства (Maslach et al., 1996). Эмоциональное истощение описывает ключевой симптом выгорания и выделяет наиболее очевидные проявления этого сложного синдрома (Maslach et al., 2001). Более того, он представляет собой наиболее широко освещаемый и наиболее тщательно проанализированный аспект эмоционального выгорания (Schaffran et al., 2016). Развитие выгорания представляет собой процесс, который может длиться несколько месяцев или даже лет (Leiter and Maslach, 1988; Lee and Ashforth, 1996; Taris et al., 2005). Маслах и Лейтер (2008), а также метаанализ корреляции трех симптомов выгорания, описанный Ли и Эшфортом (1996), показывают, что эмоциональное истощение сначала проявляется в развитии выгорания. Этот симптом является следствием деперсонализации и снижения чувства собственного достоинства.

Оценка эмоционального выгорания обычно проводится с помощью опросников самооценки (Altfeld and Kellmann, 2013). В этом контексте инвентаризация выгорания Маслах (Маслач и др., 1996) является примером наиболее часто используемой анкеты. MBI включает 22 пункта, разделенных на три шкалы эмоционального истощения, деперсонализации и личных достижений. Помимо MBI в качестве инструмента для измерения общего выгорания, Харрис и Остроу (Harris and Ostrow, 2008) создали опросник Coach Burnout Questionnaire (CBQ) для оценки выгорания в качестве инструмента для конкретного тренера, который также фокусируется на трех основных измерениях выгорания, предложенных (Маслач и др., 1996). Согласно MBI и CBQ, высокие значения эмоционального истощения и деперсонализации и низкие значения личных достижений указывают на высокий риск выгорания (Maslach et al., 1996; Харрис и Остроу, 2008 г.). Однако Burisch (2013) указывает, что эти анкеты могут быть неприменимы в полевых условиях, поскольку они не содержат руководящих указаний и рекомендаций для практических ситуаций. Он критикует, что тренер, страдающий эмоциональным выгоранием, вынужден сделать длительный перерыв, который может включать в себя и терапевтическое лечение. Первичная профилактика выгорания не может быть реализована с помощью MBI и CBQ из-за длительной процедуры оценки (Burisch, 2013). Несмотря на то, что в последние десятилетия все большее количество международных исследований было сосредоточено на коррелятах выгорания, чувствительные и достоверные измерения для выявления факторов риска выгорания у тренеров все еще отсутствуют (Fletcher and Scott, 2010).

По крайней мере, три перспективы развития эмоционального выгорания вытекают из существующих концепций. Теория самоопределения (SDT; Ryan and Deci, 2002) — это подход к человеческой мотивации и личности. Согласно SDT, удовлетворение основных психологических потребностей (автономия, компетентность, взаимосвязь) связано с позитивным развитием личности, а также с полноценным и осмысленным поведением. Это приводит к повышению психического благополучия и служит профилактикой от выгорания (Reinboth and Duda, 2006).Многоплановое понимание мотивации является основой SDT и может быть разделено на категории по континууму самоопределения. Амотивация (то есть поведение без понимания смысла и смысла) отмечает один конец континуума. Внешняя мотивация, которую можно разделить на четыре различных типа регуляции поведения, может различаться по степени автономности. Сюда входят два типа контролируемого и мало автономного поведения: внешнее (например, мотивированное страхом) и интроецированное (например,, стандарт / регулирование, связанное со стандартами) регулирование (Ryan and Deci, 2002). Остальные два типа скорее описывают автономное и строго внутренне регулируемое поведение: идентифицированное (т. Е. Связанное с разумом) и интегрированное (т. Е. Связанное с идентичностью) регулирование. Другой конец континуума демонстрирует внутреннюю мотивацию, которая относится к интересным и приятным типам поведения, которые используются свободно и по выбору. Следуя этой модели, развитие выгорания тем более вероятно, чем меньше внутренних или внутренних причин и мотивов деятельности коучей (McLean and Mallett, 2012).

Второй подход фокусируется на различных сферах трудовой жизни, которые подразумевают широкий спектр психо-био-социальных механизмов развития эмоционального выгорания (Leiter and Maslach, 2004). Согласно этому подходу, следующие шесть областей несоответствия работы и персонала являются критическими факторами для развития выгорания: рабочая нагрузка, контроль, вознаграждение, сообщество, справедливость и значения . Лейтер и Маслах (2004) постулируют, что развитие выгорания напрямую коррелирует с увеличением рабочей нагрузки .Когда рабочая нагрузка превышает индивидуальные ресурсы, обычным результатом является эмоциональное истощение. Контроль охватывает (воспринимаемую) способность человека влиять на решения, связанные с работой, и, соответственно, иметь личную автономию (Brom et al., 2015). Следовательно, control защищает от развития выгорания. Награда Область трудовой жизни учитывает степень, в которой вознаграждение (денежное, социальное, внутреннее) согласуется с ожиданиями человека.Меньшее согласие означает меньшую идентификацию с целями организации, что увеличивает риск развития выгорания (Leiter and Maslach, 2004). Сообщество включает социальное взаимодействие на работе. Поддержка со стороны семьи, друзей или коллег-тренеров может служить защитой от выгорания (Hendrix et al., 2000). Однако конфликты в этих контекстах (личные или связанные с работой) также могут иметь негативное влияние на выгорание (Mazerolle et al., 2008). Справедливость описывает степень, в которой человек воспринимает решения на работе как справедливые и считает, что к нему относятся с уважением.Взаимное уважение снова является ключевым элементом для обретения чувства общности (Leiter and Maslach, 2004). Область ценностей — один из основных аспектов отношения коуча к своей работе. Он включает в себя идеалы и мотивацию, которые изначально делали эту работу привлекательной для тренера, и ее можно описать как мотивирующую связь между тренером и его клубом, которая представляет собой нечто большее, чем просто обмен времени на деньги. Этот подход не фокусируется на рассмотрении эмоционального выгорания как проблемы, связанной с человеком.Напротив, совпадение характеристик работы / работы и личности служит предпосылкой для развития эмоционального выгорания.

Третий подход сочетает хронические стрессовые состояния с недовосстановлением (Kellmann, 2002). В этом контексте выгорание понимается как максимальная потребность человека в выздоровлении (Kallus, 2016b). Следовательно, выгорание возникает, когда средства восстановления не могут компенсировать стресс в течение длительного периода времени.

Поскольку развитие выгорания кажется многогранным, скрининговый инструмент для предотвращения выгорания должен включать в себя различные возможные психологические «пути» развития выгорания и, возможно, пытаться их взвесить.Эмоциональное истощение было бы хорошим кандидатом для подтверждения, поскольку считается, что это первый симптом выгорания (Lee and Ashforth, 1996). Выгорание как клинический синдром тесно связано с депрессивным настроением. Однако различие между выгоранием и (реактивной) депрессией все еще остается нерешенным вопросом в клинической терапии выгорания (Ahola et al., 2005). Тем не менее, состояния настроения тесно связаны с выгоранием и составляют основной элемент симптомов выгорания. Таким образом, изменение психологического благополучия является чувствительной стороной развития выгорания.

Таким образом, цель этого исследования заключалась в синтезе анкеты для измерения факторов риска выгорания у тренеров. В частности, цель наших исследований заключалась в том, чтобы включить различные подходы в новую экономическую анкету. Мы не разрабатывали новый инструмент с нуля, поскольку концепции стресса, восстановления, сфер трудовой жизни и мотивации можно оценить с помощью проверенных и надежных инструментов оценки. По сути, мы переоценили, сузили и впоследствии объединили шкалы проверенных психометрических инструментов в Анкету по предотвращению выгорания для тренеров (BPQ-C): новый инструмент для раннего выявления факторов риска с целью предотвращения развития выгорания у тренеров.

Исследование 1

Целью исследования 1 было создание и оценка психометрической структуры BPQ-C в два этапа. Во-первых, регрессионный анализ со всеми шкалами выбранных вопросников был проведен, чтобы определить, какие шкалы больше всего повлияли на основные аспекты стресса, восстановления, мотивационного дисбаланса и связанных с работой факторов риска выгорания. Этот шаг был направлен на определение соответствующих шкал факторов риска выгорания у тренеров. На втором этапе все извлеченные шкалы были проверены на возможное совпадение с исследовательским факторным анализом, чтобы получить факторную структуру для BPQ-C.

Метод

Образец

Всего в исследовании приняли участие 233 немецких тренера (64 женщины) со средним возрастом 37,32 года ( SD = 13,58 лет). Численное превосходство тренеров-мужчин в этом исследовании соответствует распределению тренеров-мужчин и женщин в Германии (Bahlke et al., 2003; Altfeld and Kellmann, 2015). Были представлены штатные ( n = 54), неполные ( n = 76) и добровольные тренеры ( n = 103) с относительно равномерным распределением тренеров в команде ( n = 129 ) и индивидуальные виды спорта ( n = 104).Критерием отбора для участия в исследовании служила активная поддержка или наставничество спортсменов в указанном виде спорта во время оценки. В таблице 1 представлен подробный обзор демографических характеристик.

Таблица 1 . Демографические, рабочие характеристики и контрактные характеристики обоих исследований.

Меры

Опросник для восстановления и стресса (RESTQ-Basic; Kallus, 2016a) систематически оценивает восстановительное стрессовое состояние человека.Его можно использовать в течение последних семи дней и ночей (Jimenez et al., 2016). Состояние восстановления-стресса отражает степень физического и / или психологического стресса человека и то, использует ли человек индивидуальные стратегии восстановления (Kallus, 2016a). RESTQ-Basic состоит из 48 пунктов, которые поровну разделены на 12 шкал (по четыре позиции на шкалу). Люди оценивают элементы ретроспективно по семибалльной шкале частот в диапазоне от никогда не (0) до всегда (6).RESTQ-Basic применялся в различных условиях с населением Германии (Heidari et al., 2016; Wagner et al., 2017) и показал надежность в основном от очень хорошей до удовлетворительной (Kallus, 2016a).

В дополнение к RESTQ-Basic, опроснику стресса восстановления для тренеров (RESTQ-Coach; Kellmann et al., 2016b) и опроснику стресса восстановления для работы (RESTQ-Work; Jimenez et al., 2016) включают специфические для тренера и специфические для работы элементы, чтобы обеспечить профиль восстановления-стресса для тренеров или в и для общих рабочих условий, соответственно.RESTQ-Coach содержит 76 элементов (28 дополнительных элементов к RESTQ-Basic), разделенных на семь шкал, а RESTQ-Work состоит из 93 элементов (55 дополнительных элементов), разделенных на 14 шкал. Хорошая надежность (α> 0,70) по всем шкалам дана в обоих вопросниках (Jimenez et al., 2016; Kellmann et al., 2016b). RESTQ-Coach уже использовался в различных исследованиях с немецкими тренерами (Altfeld and Kellmann, 2014a, b, 2015; Altfeld et al., 2015). RESTQ-Work, с другой стороны, использовался в двуязычных исследованиях, касающихся рабочего контекста (Jimenez and Dunkl, 2017; Wagner et al., 2017), но не применялся на немецких тренерах.

Исследование областей трудовой жизни (AWS; Leiter and Maslach, 1999) оценивает многочисленные факторы стресса на работе, которые способствуют развитию выгорания. AWS содержит 29 элементов, которые далее разделены на шесть шкал: рабочая нагрузка (6 элементов), контроль (3 элемента), награда (4 элемента), сообщество (5 элементов), справедливость (6 элементов) и ценности (5 элементов). Пункты оцениваются по пятибалльной шкале частот от совершенно не согласен (1) до полностью согласен (5).Leiter и Maslach (2004) представили хорошую надежность для всех масштабов AWS. Что касается немецких тренеров, AWS пока не используется, но Brom et al. (2015) подтвердили его для немецкоязычного населения.

Опросник для мотивации коучей (CMQ; McLean et al., 2012) измеряет шесть различных стадий мотивации коучей. CMQ состоит из 22 пунктов, разделенных на шесть шкал: амотивация (4 пункта), внешнее регулирование (4 пункта), интроецированное регулирование (4 пункта), выявленное регулирование (3 пункта), интегрированное регулирование (3 пункта) и внутренняя мотивация (4 пункта). Предметы).Тренеры оценивают задания по семибалльной шкале Лайкерта в диапазоне от совсем не соответствует действительности (1) до очень верно (7). CMQ был утвержден для немецких тренеров Zepp et al. (2016) и показывает хорошую надежность для всех шкал CMQ.

Индекс благополучия Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ-5; Bech, 2004) — это инструмент скрининга, который фиксирует психологическое благополучие. ВОЗ-5 состоит из пяти вопросов, на которые даны ответы по шестибалльной шкале от постоянно, (0) до постоянно, (5).Пять пунктов суммируются в общую оценку, которая отражает психическое благополучие по шкале от 0 до 25. ВОЗ-5 использовалась в немецких исследованиях со спортсменами (Ohlert and Ott, 2017), но не на немецком языке. тренеры еще прошли какие-то исследования.

Основываясь на немецкой версии перечня выгорания Маслах для учителей (Büssing and Perrar, 1992), Альтфельд и Келлманн (2014b) модифицировали Опросник выгорания Маслах для тренеров (MBI-C). MBI-C состоит из 22 пунктов, разделенных на три шкалы: эмоциональное истощение, (9 пунктов), деперсонализация, (5 пунктов) и личное достижение, (8 пунктов).Тренеры должны отвечать по семибалльной шкале частот от никогда, (0) до каждый день (6).

Чтобы создать стандартизированную структуру элементов данных в качестве основы для дальнейшего анализа, форматы ответов AWS и CMQ были адаптированы к частотному формату элементов RESTQ, что привело к семи точкам частотной шкалы [ никогда (0) до всегда (6)] для этих трех вопросников. Однако после этого изменения формата позиции надежность была перепроверена.

Процедура

Исследование было одобрено этическим комитетом университета базирования и проводилось в соответствии с Хельсинкской декларацией. Информированное согласие было дано нажатием кнопки на первой странице онлайн-опроса. Информация об исследовании была распространена среди тренеров при поддержке их соответствующих национальных спортивных федераций. Спортивным федерациям было предложено связываться только с тренерами с третьим по величине национальным уровнем тренерской лицензии или ниже, чтобы сохранить лучших тренеров для второго исследования.В общей сложности были установлены контакты с двадцатью национальными и региональными спортивными федерациями.

Анализ данных

С целью взвешивания различных предикторов выгорания был проведен множественный линейный регрессионный анализ с использованием шкалы эмоционального истощения (MBI-Coach) и суммарного балла ВОЗ-5 в качестве зависимых переменных. Эмоциональное истощение как зависимая переменная отражает основной симптом выгорания, который инициирует развитие деперсонализации и снижение личных достижений (Lee and Ashforth, 1996).Шкалы эмоционального истощения, и личных достижений тренера RESTQ, а также шкала потери смысла работы RESTQ не учитывались в регрессионных моделях. Эти шкалы были адаптированы из Опросника выгорания Маслаха и отображают конструкты, подобные симптомам, которые не подходят в качестве предикторов. Все остальные шкалы применяемых анкет были установлены как независимые переменные соответственно.

В качестве следующего шага был проведен исследовательский факторный анализ (факторинг главной оси с вращением Облимина) с оставшимися шкалами для получения факторной структуры.В отличие от анализа главных компонентов (как наиболее широко используемого метода), цель факторинга главной оси состоит не только в сокращении данных, но и в выявлении любых скрытых переменных, которые вызывают ковариацию явных переменных (Costello and Osborne, 2005). . Облиминское вращение, как метод наклонного вращения, использовалось в связи с тем, что теоретически факторы не являются некоррелированными. В методах наклонного вращения наиболее распространенным выбором является вращение Облимина (Costello and Osborne, 2005). Более того, Fabrigar et al.(1999) постулируют, что не существует широко предпочтительного метода наклонного вращения, поскольку все они дают одинаковые результаты. Параллельный анализ, предложенный Хорном (1965) в качестве метода определения количества факторов, был использован для определения факторной структуры. В параллельном анализе собственные значения определенных факторов в случайно смоделированных наборах данных сравниваются с соответствующими значениями факторов в фактическом наборе данных. В этом процессе основное внимание уделяется тому, сколько факторов, полученных из фактических данных, имеют собственное значение больше, чем у данных моделирования, и, соответственно, определяется количество факторов.Количество факторов в точке, где собственное значение в моделируемых данных больше, чем у фактических данных, считается значимым (Чоклюк и Кочак, 2016). Все анализы были выполнены с использованием статистического пакета для социальных исследований (SPSS) версии 25.0.

Результаты и обсуждение

Результаты пошагового множественного линейного регрессионного анализа для эмоционального истощения показывают, что 57% дисперсии эмоционального истощения объясняется общим стрессом , социальным стрессом, амотивацией и усталостью [ F (4 , 228) = 79.141, p <0,001] (Таблица 2). Для ВОЗ-5 73% отклонения объясняется нахождением в форме, общим самочувствием, качеством сна, тревожными перерывами и безмятежным отдыхом [ F (5, 227) = 123,365 , p <0,001] (Таблица 3). В целом, анализ множественной линейной регрессии показал, что 9 из 48 шкал (12 шкал RESTQ-Basic, 7 шкал RESTQ-Coach, 14 шкал RESTQ-Work, 3 шкалы CBANS, 6 шкал CMQ и 6 шкал). AWS) объясняют значительную разницу в показателях «Эмоциональное истощение, и благополучие» (ВОЗ-5).Следовательно, в результате разработки анкеты остаются следующие 9 шкал: Общий стресс, Социальный стресс, Усталость, Общее самочувствие, Качество сна (RESTQ-Basic), Нарушенные перерывы, Быть в форме (RESTQ-Coach ), Безмятежное свободное время (RESTQ-Work) и Amotivation (CMQ).

Таблица 2 . Результаты пошаговой множественной регрессии по всем шкалам RESTQ-Basic, RESTQ-Coach, RESTQ-Work, AWS и CMQ на эмоциональном истощении MBI-C.

Таблица 3 . Результаты пошаговой множественной регрессии всех шкал RESTQ-Basic, RESTQ-Coach, RESTQ-Work, AWS и CMQ в Индексе благополучия Всемирной организации здравоохранения.

Результаты выполненного параллельного анализа предполагают только один глобальный фактор из этих девяти шкал, поскольку первый фактор — единственный, который показывает большее собственное значение для фактических данных по сравнению с данными моделирования (Таблица 4). Собственное значение моделируемых данных превосходит собственное значение фактических данных уже во втором факторе.Следовательно, параллельный анализ указывает на подчинение шкал восстановления ( Общее благополучие, Качество сна, Быть в форме, Свободное время ) и шкал стресса ( Общий стресс, Социальный стресс, Усталость, Тревожные перерывы ) от различные версии RESTQ в пределах одного фактора.

Таблица 4 . Параллельный анализ для выборки исследования 1.

Однако есть разные авторы, которые рассматривают восстановление и стресс как две отдельные конструкции (Kenttä and Hassmén, 1998; Kellmann, 2010).В связи с этим в качестве возможных решений будет предложен факторный анализ с более чем одним фактором. В решении с двумя факторами (таблица 5) есть шкалы напряжения и восстановления в пределах одного фактора (фактор 2). Кроме того, это показывает, что шкалы Качество сна и Социальный стресс имеют сильные перекрестные нагрузки и поэтому не могут быть четко сопоставлены с одним из двух факторов.

Таблица 5 . Исследовательский факторный анализ для двухфакторного решения для выборки исследования 1.

По сравнению с двухфакторным решением, даже в трехфакторном решении, высокие боковые нагрузки могут быть определены для весов Sleep Quality, General well-being и Being in Shape (Таблица 6). Однако, в отличие от двухфакторного решения, анализ показывает, что эти три шкалы извлечения были изолированы в пределах одного фактора (таблица 6). Только Undisturbed Leisure Time также можно отнести к шкалам восстановления, но в качестве перевернутой шкалы он находится в непосредственной близости от Disturbed Breaks .Окончательное решение о факторной структуре BPQ-C должно быть принято в рамках подтверждающего факторного анализа в исследовании 2.

Таблица 6 . Исследовательский факторный анализ для трехфакторного решения для выборки исследования 1.

Исследование 2

Целью исследования 2 была проверка BPQ-C. Это было сделано путем изучения исследовательской структуры инструмента с независимой выборкой спортивных тренеров. С этой целью был проведен подтверждающий факторный анализ (CFA), и валидность конструкции, а также валидность критерия были проверены с помощью взаимных корреляций и вопросников, связанных с содержанием, соответственно.

Метод

Образец

Выборка исследования 2 состояла из 473 немецких тренеров (90 женщин) со средним возрастом 44,50 лет ( SD = 11,30 лет). Более 50 процентов испытуемых работают штатными тренерами ( n = 255), причем были представлены как командные ( n = 184), так и индивидуальные ( n = 289) виды спорта. По сравнению с исследованием 1, тренеры в текущей выборке продемонстрировали более высокий уровень производительности и обладали тренерскими лицензиями с более высоким уровнем, чем те, которые были опрошены в исследовании 1 (Таблица 1).

Меры
Факторы риска выгорания тренеров

BPQ-C состоит из 36 пунктов, разделенных на 9 шкал (8 шкал с 4 пунктами, шкала Amotivation, с 3 пунктами, 1 разминка). Шкала Безмятежное свободное время была перевернута в Беспокойное свободное время . Тренеры оценивают вопросы ретроспективно по семибалльной шкале частот в диапазоне от никогда, (0) до , всегда (6).

Выгорание

На основе версии Немецкого перечня выгорания для учителей (Büssing and Perrar, 1992) Альтфельд и Келлманн (2014b) модифицировали MBI для тренеров (MBI-C).MBI-C состоит из 22 пунктов, разделенных на три шкалы: эмоциональное истощение, (9 пунктов), деперсонализация, (5 пунктов) и личное достижение, (8 пунктов). Тренеры должны отвечать по семибалльной шкале частот от никогда, (0) до каждый день (6).

Процедура

В соответствии с исследованием 1, были установлены контакты с 20 региональными и национальными спортивными федерациями. В отличие от исследования 1, спортивные федерации попросили связаться с тренерами со вторым по величине национальным уровнем тренерской лицензии или выше.Как это уже было в исследовании 1, это исследование было одобрено университетским этическим комитетом родного университета, проводилось в соответствии с Хельсинкской декларацией, и информированное согласие тренеров давалось путем нажатия кнопки на первой странице Онлайн-опрос.

Анализ данных
Для подтверждения структуры BPQ-C было выполнено

CFA. Для этого были проверены все три модели исследовательского факторного анализа из исследования 1. Для оценки соответствия модели были рассчитаны следующие индексы соответствия: χ 2 и его значение p , сравнительный индекс соответствия (CFI), стандартизованный среднеквадратичный остаток (SRMR), среднеквадратичная ошибка . приближения (RMSEA) , нижняя граница 90% -ного доверительного интервала (LO90) и верхняя граница 90% -ного доверительного интервала (HI90).При выборе используемых индексов соответствия настоящее исследование следовало рекомендациям Beauducel and Wittmann (2005), которые ссылаются на рассмотрение двух критериев. С одной стороны, следует использовать индексы соответствия, которые регулярно использовались в психологических исследованиях, чтобы обеспечить сопоставимость значений с другими исследованиями, а также прослеживаемость результатов. С другой стороны, Танака (1993) постулировал, что индексы соответствия должны охватывать как можно более широкий диапазон различных измерений (абсолютное или абсолютное значение).инкрементальный, простота против сложности и популяция против выборки). Индексы абсолютного соответствия оценивают, насколько хорошо априорная модель воспроизводит данные выборки. Индексы инкрементального соответствия оценивают соответствие модели путем сравнения целевой модели с более ограниченной вложенной базовой моделью. SRMR и RMSEA были выбраны для представления индексов абсолютного соответствия, тогда как CFI были выбраны для представления индексов приращения соответствия. Еще один важный аспект индексов соответствия — это то, учитываются ли они в зависимости от сложности модели (количества свободных параметров модели).Индексы с поправкой на сложность отдают предпочтение более простым моделям (Tanaka, 1993). Индекс в пользу простых моделей, выбранных для этого исследования, был RMSEA. Третья характеристика, которая была представлена ​​в отобранных индексах соответствия, заключалась в том, основаны ли они на популяции или нет. Преимущество индексов соответствия на основе совокупности состоит в том, что они относительно независимы от ошибки выборки (Schermelleh-Engel et al., 2003). В данном исследовании были выбраны индексы соответствия на основе популяции: RMSEA и CFI. Индексы соответствия оценивались на основе пороговых значений Beauducel и Wittmann (2005; CFI> 0.90, SRMR <0,10), а также Hu и Bentler (1999; RMSEA <0,08). CFA выполнялись с использованием SPSS AMOS версии 25.0.

Взаимные корреляции шкал, а также стабильность взаимных корреляций между двумя выборками были введены для поддержки валидности конструкции. Кроме того, достоверность критерия была оценена путем рассмотрения корреляции BPQ-C с MBI-C, поскольку MBI-C измеряет конструкт, связанный с содержанием (выгорание).

Результаты и обсуждение

Первоначально результаты CFA показали неудовлетворительную совместимость со всеми тремя моделями (Таблица 7).Однако наилучшее соответствие было найдено для трехфакторного решения, и поэтому дальнейшие модификации были сделаны на основе трехфакторной модели.

Таблица 7 . Подтверждающий факторный анализ для всех моделей для выборки исследования 2.

В модифицированной модели необходимо разрешить пять конкретных корреляций между факторами, чтобы получить хорошую структурную модель для трехфакторной модели (рис. 1). Эта процедура была оправдана предположением о высокой степени сходства масштабного содержания.Модифицированная модель показала улучшенное соответствие (χ 2 = 96,898, df = 19, p <0,001, CFI = 0,973, SRMR = 0,044, RMSEA = 0,093, LO90 = 0,075, HI90 = 0,112) и все стандартизованные факторные нагрузки можно охарактеризовать как адекватные и значимые в диапазоне от 0,69 до 0,94. Однако RMSEA не достигла порогового значения 0,08. С одной стороны, одной из причин этого может быть высокая близость между шкалами различных факторов, что уже привело к предположению об однофакторной структуре в исследовании 1.С другой стороны, Kenny et al. (2014) подтверждают, что не следует переоценивать RMSEA как критерий в исследованиях низких степеней свободы. Более того, Браун и Кудек (1993) постулируют RSMEA выше 0,08 и меньше 0,10 как предельное соответствие.

Рисунок 1 . Структурная модель шкал BPQ-C (χ 2 = 96,898, df = 19, p <0,001, CFI = 0,973, SRMR = 0,044, RMSEA = 0,093, LO90 = 0,075, HI90 = 0,112).

Межшкальные корреляции были исследованы как индикатор валидности конструкции.Все шкалы внутри каждого фактора положительно коррелировали со шкалами соответствующего фактора (Таблица 8). Более того, факторные корреляции были стабильными в двух выборках. Результаты подтверждают предположение о том, что сила и направление всех взаимосвязей соответствовали исследованию 1. Кроме того, в исследовании 2 изучались межфакторные корреляции. Доказано умеренно положительная корреляция с выгоранием до выгорания ( r = 0,61) и умеренная отрицательная корреляция с ресурсами ( r = −0.56), тогда как ресурсы показали умеренную отрицательную корреляцию с выгоранием ( r = -0,68).

Таблица 8 . Взаимосвязи для выборки исследования 1 ( N = 233) и исследования 2 ( N = 473).

Достоверность критерия BPQ-C была оценена путем изучения взаимосвязи между BPQ-C и MBI-C. Как и ожидалось, шкалы факторов Burnout и Pre-Burnout положительно коррелировали с эмоциональным истощением и Depersonalization MBI-C (таблица 9).Отрицательная корреляция произошла между этими шкалами и . Для шкал внутри фактора Pre-Burnout были показаны противоположные отношения. Проявлены положительные отношения с Личностное достижение и отрицательные отношения с Эмоциональное истощение и Деперсонализация . В целом, характер взаимоотношений между шкалами подчеркивает достоверность BPQ-C. Анализ внутренней согласованности показал, что все шкалы находятся в диапазоне выше критического значения α = 0.70 (α = 0,77–0,90). Точно так же можно предположить надежность для трех факторов (диапазон α = 0,82–0,94).

Таблица 9 . Корреляция между BPQ-C и MBI-C для выборки исследования 2.

Общие обсуждения

Целью наших двух исследований была разработка и проверка BPQ-C как инструмента для оценки факторов риска выгорания у тренеров. Что касается параметров внутренней согласованности, в обоих исследованиях все шкалы и факторы BPQ-C показали хорошие или отличные значения альфа Кронбаха.В исследовании 1 исследовательский факторный анализ показал высокие нагрузки каждой шкалы на определенный фактор. Однако несколько боковых нагрузок более | 0,40 | а также умеренная взаимная корреляция некоторых шкал между факторами BPQ-C (таблица 8) указывает на то, что три фактора BPQ-C взаимосвязаны. Эти результаты были в какой-то степени ожидаемыми, поскольку большинство шкал происходит от RESTQ-Basic и RESTQ-Coach, следовательно, из-за перекрывающихся конструкций. Это предположение подтверждается CFA в исследовании 2.Факторные нагрузки между скрытыми переменными, а также конкретные корреляции между факторами иллюстрируют связанную с содержанием близость конструкций. Таким образом, результаты модифицированной модели CFA показали очень хорошее общее соответствие и подтвердили структуру, обнаруженную в Исследовательском факторном анализе исследования 1. Взятые вместе, эти исследования предоставили существенные доказательства надежности и валидности BPQ-C как инновационного инструмент для скрининга. BPQ-C может стать ценным инструментом для понимания факторов, влияющих на выгорание тренеров.BPQ-C следует в первую очередь применять для выявления потенциальных причин выгорания и выработки индивидуальных профилактических мер. Он может служить проверенным и экономичным инструментом для практического использования в спортивных контекстах.

Три фактора BPQ-C охватывают широкий спектр аспектов, которые были связаны с выгоранием в недавних исследованиях. Теоретически, фактор Pre-Burnout управляет аспектами, которые могут способствовать развитию выгорания в долгосрочной перспективе. Тревожные перерывы и Тревожные перерывы имеют дело с проблемами восстановления, прерванным восстановлением и ситуационными аспектами, которые прерывают периоды отдыха (Kellmann et al., 2016б). Перерывы служат не только в качестве компенсирующей цели, но также могут иметь профилактический эффект посредством восстановления, питания и преодоления усталости (Pelka et al., 2017). Время, продолжительность и контекст определяют эффективность каждого перерыва. Каллус (2016b) постулирует повышенную восприимчивость к нарушениям, раздражениям и раздражениям в периоды выздоровления. Корреляция между умеренным и высоким показателем предсгорания (таблица 3) также указывает на прямую связь между нарушенными периодами восстановления ( Disturbed Breaks / Disturbed Leisure Time ) и проявлением физических симптомов ( Fatigue ).Таким образом, Каллус (2016a) предполагает, что Усталость может возникнуть в результате нехватки времени на работе и обучении, постоянного беспокойства во время важной работы или перерывов и недостатка сна.

Фактор «Ресурсы» в основном включает защитные аспекты в отношении устойчивости тренеров к выгоранию. В этом контексте «Быть ​​в форме» определяет частоту занятий, к которым обращается тренер, чтобы поддерживать или повышать свою физическую форму. Маллетт (2010) указывает, что большинство тренеров ранее занимались спортом как спортсмены, но значительно снизили свою физическую активность после завершения карьеры.Из-за высоких физических нагрузок в течение активного времени тренеры практически не рассматривают физическую активность как стратегию восстановления (Kellmann et al., 2016a). Качество сна можно рассматривать как защитное средство, но в то же время как фактор риска выгорания. С одной стороны, сон характеризует одну из наиболее важных и эффективных стратегий восстановления (Gerber et al., 2013). С другой стороны, недостаток сна вместе с ухудшением качества сна входят в число основных факторов риска развития выгорания (Söderström et al., 2012; Prather et al., 2013). В качестве сводки различных стратегий восстановления Общее самочувствие позволяет количественно оценить общее состояние настроения и уровень расслабления тренера (Kallus, 2016a).

Неудивительно, что наиболее сильные ассоциации появляются между симптомами выгорания, как это было предложено Maslach et al. (1996) и фактор выгорания (таблица 4). Это подтверждают несколько исследований. Например, Социальный стресс охватывает частоту конфликтов в социальной среде.Многие авторы обнаружили, что социальный стресс сопровождается повышенным уровнем эмоционального выгорания (Raedeke et al., 2000; Raedeke, 2004; Mazerolle et al., 2008; Altfeld and Kellmann, 2015). В то время как предыдущая шкала представляет специфические стрессовые реакции, General Stress измеряет неспецифические стрессовые реакции как следствие интенсивных и обескураживающих эпизодов на работе (Kallus, 2016a). Кроме того, результаты Bentzen et al. (2015), а также McLean et al. (2012) указывают, что Амотивация , по-видимому, тесно связана с развитием выгорания.Авторы обращаются к SDT (Ryan and Deci, 2002), чтобы лучше понять мотивационный процесс, ведущий к выгоранию. Что касается SDT, самоопределение или автономная мотивация обосновывается удовлетворением трех основных психологических потребностей (автономия, компетентность, взаимосвязанность). Амотивация описывает отсутствие мотивации в случае, если эти три психологические потребности остаются неудовлетворенными.

Таким образом, BPQ-C охватывает широкий спектр существующих защитных факторов и факторов риска выгорания в рамках одного вопросника.Его можно использовать для раннего обнаружения критических состояний и ситуаций, чтобы инициировать соответствующие вмешательства на ранней стадии. В то время как фактор Burnout управляет теми аспектами, которые напрямую связаны с развитием выгорания, фактор Resources включает в себя прогностические аспекты выгорания, тем самым проявляя функцию, ориентированную на здоровье. Напротив, Pre-Burnout описывает ситуации и их последствия, связанные с нарушением процесса восстановления. Pre-Burnout показывает тесную связь с ресурсами, что подчеркивается рядом конкретных корреляций между этими факторами (Рисунок 1).Поэтому меры по предотвращению выгорания должны быть нацелены на активацию индивидуальных ресурсов и предотвращение ситуаций, которые могут помешать выздоровлению. Это также подтверждается Awa et al. (2010), которые пришли к выводу в своем обзоре, что комбинация вмешательств, направленных на человека и на организацию, представляется наиболее эффективным способом борьбы с выгоранием.

Ограничения и дальнейшие исследования

Хотя мы считаем результаты обнадеживающими, необходима дальнейшая оценка действительности BPQ-C.Во-первых, поперечный дизайн, применявшийся в обоих исследованиях, ограничивает достоверность результатов. Следовательно, продольные исследования необходимы для дальнейшей оценки BPQ-C и установления надежности весов при повторном тестировании. Во-вторых, несмотря на то, что BPQ-C нацелен на репрезентативную выборку тренеров, демографические данные недостаточно отражают тренеров в профессиональном спорте, особенно в командных видах спорта. В будущих исследованиях следует тщательно изучить психометрические свойства BPQ-C на более крупной неспецифической, а также спортивной выборке.В-третьих, текущие исследования проводились исключительно с немецкими тренерами. Для дальнейшего изучения обоснованности BPQ-C тренеры по межкультурным вопросам должны участвовать в будущих исследованиях.

Заключение

Таким образом, эти два исследования впервые описывают разработку и изучение факторов риска выгорания у тренеров. Однако окончательные решения относительно BPQ-C в соответствии с теоретическими основами требуют обширных исследований и повторения. BPQ-C предлагает важную информацию, которая необходима для определения критических областей в среде тренеров и последующей реализации стратегий по предотвращению выгорания.

Заявление об этике

Исследование было одобрено этическим комитетом психологического факультета Рурского университета в Бохуме (регистрационный номер: 284) и было завершено в соответствии с положениями Хельсинкской декларации.

Авторские взносы

PS, JK, SA, CZ и MK разработали и разработали исследования. ПС и МК набирали участников. PS, JK, SA, CZ, KK и MK проанализировали данные. PS написал бумагу.

Финансирование

Теоретические исследования этой статьи были составлены в рамках проекта «Психическое здоровье тренеров — диагностика и вмешательство» [номер гранта ZMVI4-071003 / 15-17], инициированного и финансируемого Федеральным институтом спортивных наук Германии.Кроме того, мы признательны за поддержку Фонду публикаций открытого доступа DFG Рурского университета в Бохуме.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Ахола К., Хонконен Т., Исометса Э., Калимо Р., Никири Э., Аромаа А. и др. (2005). Взаимосвязь между выгоранием на работе и депрессивными расстройствами — результаты исследования Finnish Health 2000. J. Affect. Disord. 88, 55–62. DOI: 10.1016 / j.jad.2005.06.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Альтфельд, С., Келлманн, М. (2013). «Выгорание у тренеров» // Психология выгорания: новое исследование / Под ред. Б. Дулиттл (Hauppauge, NY: Nova Science Publishers), 2193–210.

Google Scholar

Альтфельд, С., Келлманн, М. (2014a). Analyze der Beanspruchungs- und Erholungsbilanz deutscher Trainer [Анализ восстановительно-стрессового состояния немецких тренеров]. З. Sportpsychol . 21, 137–148. DOI: 10.1026 / 1612-5010 / a000125

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Альтфельд С. и Келлманн М. (2014b). Erfassung von Burnout bei Trainern: Validität und Reliabilität von drei Burnoutfragebögen [Измерение выгорания тренеров: Надежность и достоверность трех анкет о выгорании]. Dtsch Z. Sportmed . 65, 43–49. DOI: 10.5960 / dzsm.2013.106

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Альтфельд, С., и Келлманн, М. (2015). Немецкие тренеры сильно устали? Изучение различий в личностных факторах и факторах окружающей среды в отношении эмоционального истощения. Внутр. J. Sport Sci. Тренер. 10, 637–654. DOI: 10.1260 / 1747-9541.10.4.637

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Альтфельд С., Маллетт К. Дж. И Келлманн М. (2015). Выгорание, стресс и восстановление тренеров за сезон: продольное исследование. Внутр. Спортивный тренер. J. 2, 137–151. DOI: 10.1123 / iscj.2014-0113

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ава, В. Л., Плауманн, М., Уолтер, У. (2010). Профилактика эмоционального выгорания: обзор программ вмешательства. Обучение и консультирование пациентов. 78, 184–190.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Бальке С., Беннинг А. и Кашей К. (2003). «, тренер… das ist hal einfach Männersache»: Studie zur Unterrepräsentanz von Trainerinnen im Spitzensport [«Тренер… это мужские вещи»: исследование недостаточной представленности женщин-тренеров в спорте высоких достижений] .Кёльн: Sport und Buch Strauß.

Beauducel, A., и Wittmann, W. W. (2005). Имитационное исследование индексов соответствия в CFA на основе данных с несколько искаженной простой структурой. Struct. Уравнение Модель. 12, 41–75. DOI: 10.1207 / s15328007sem1201_3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Беч, П. (2004). Измерение параметров общего психологического благополучия с помощью ВОЗ-5. QoL Newsl. 32, 15–16.

Google Scholar

Бенцен, М., Лемир, П.-Н., и Кентта, Г. (2015). Процесс выгорания профессиональных тренеров по спорту через призму теории самоопределения: качественный подход. Спортивный тренер. Ред. 3, 101–116. DOI: 10.1080 / 21640629.2015.1035050

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бенцен, М., Лемир, П.-Н., и Кентта, Г. (2017). Сравнение высокопроизводительных футбольных тренеров, испытывающих сильные и слабые симптомы выгорания в течение сезона. Качество мотивации и восстановления имеет значение. Внутр. Спортивный тренер. J. 4, 133–146. DOI: 10.1123 / iscj.2016-0045

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бром, С. С., Бурук, Г., Хорват, И., Рихтер, П., и Лейтер, М. П. (2015). Сферы трудовой жизни как предикторы профессионального здоровья — валидационное исследование на двух немецких выборках. Burnout Res. 2, 60–70. DOI: 10.1016 / j.burn.2015.05.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браун М. В. и Кадек Р. (1993). «Альтернативные способы оценки соответствия модели», в Testing Structural Equation Models , eds.К. А. Боллен и Дж. С. Лонг (Ньюбери-Парк: Сейдж), 136–162.

Google Scholar

Буриш, М. (2013). Синдром выгорания: Theorie der inneren Erschöpfung [Синдром выгорания: теория внутреннего истощения] . Гейдельберг: Springer Verlag.

Google Scholar

Бюссинг А. и Перрар К. М. (1992). Die Messung von Burnout: Untersuchung einer deutschen Fassung des Maslach Burnout Inventory [Оценка выгорания: анализ немецкой версии инвентаризации выгорания маслахов]. Diagnostica 38, 328–353.

Google Scholar

okluk, Ö., And Koçak, D. (2016). Использование метода параллельного анализа Горна в исследовательском факторном анализе для определения количества факторов. ESTP 16, 537–551. DOI: 10.12738 / estp.2016.2.0328

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Диксон, М.А., и Брюнинг, Дж. Э. (2005). Перспективы конфликта между работой и семьей в спорте: комплексный подход. Sport Manag. Ред. 8, 227–253.DOI: 10.1016 / s1441-3523 (05) 70040-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фабригар, Л. Р., Вегенер, Д. Т., и МакКаллум, Р. К. (1999). Оценка использования исследовательского факторного анализа в психологических исследованиях. Psychol. Оценивать. 4, 272–299. DOI: 10.1037 / 1082-989X.4.3.272

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Флетчер Д. и Скотт М. (2010). Психологический стресс у спортивных тренеров: обзор концепций, исследований и практики. J. Sports Sci. 28, 127–137. DOI: 10.1080 / 02640410

6208

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гербер М., Келлманн М., Эллиот К., Хартманн Т., Бранд С., Хольсбоер-Трахслер Э. и др. (2013). Воспринимаемая физическая форма защищает от нарушений психического здоровья в результате стресса среди сотрудников полиции, сообщающих о хорошем сне. J. Occup. Здоровье . 55, 376–384. DOI: 10.1539 / joh.13-0030-OA

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харрис, Б., и Острув, А. (2008). «Выгорание тренера и спортсмена: роль стиля принятия решений тренером», в Hot Topics in Sports and Athletics , eds. С. Р. Бакере (Hauppauge, NY: Nova Science Publishers), 143–157.

Google Scholar

Heidari, J., Mierswa, T., Kleinert, J., Ott, I., Levening, C., Hasenbring, M., et al. (2016). Параметры хронизации остеохондроза у спортсменов. Связи с физическим и психическим стрессом. Phy. Ther. Спорт 21, 31–37.DOI: 10.1016 / j.ptsp.2016.03.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хендрикс, А. Э., Асеведо, Э. О., и Хеберт, Э. (2000). Экзамен на стресс и эмоциональное выгорание у сертифицированных спортивных тренеров университетов I-a дивизиона. J. Athl. Тренироваться. 35, 139–144.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Ху, Л., и Бентлер, П. М. (1999). Критерии отсечения для индексов соответствия в анализе ковариационной структуры. Обычные критерии в сравнении с новыми альтернативами. Struct. Уравнение Модель. 6, 1–55. DOI: 10.1080 / 107055190118

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хименес, П., и Данкл, А. (2017). Буферизирующий эффект ресурсов рабочего места на взаимосвязь между сферами трудовой жизни и эмоциональным выгоранием. Фронт. Psychol. 8, 1–10. DOI: 10.3389 / fpsyg.2017.00012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хименес П., Дункл А. и Каллус К. В. (2016). «Опросник восстановительного стресса для работы», в Анкеты восстановления-стресса: руководство пользователя , ред.К. В. Каллус и М. Келлманн (Франкфурт-на-Майне: Пирсон), 158–187.

Google Scholar

Каллус, К. В. (2016a). «RESTQ-Basic: общая версия RESTQ» в Опросники для восстановления и стресса: руководство пользователя , ред. К. В. Каллус и М. Келлманн (Франкфурт-на-Майне: Пирсон), 49–85.

Google Scholar

Каллус, К. В. (2016b). «Стресс и выздоровление: обзор», в Анкеты восстановления-стресса: руководство пользователя , ред. К. В.Каллус и М. Келлманн (Франкфурт-на-Майне: Пирсон), 27–48.

Google Scholar

Каллус, К. В., и Келлманн, М. (2016). Анкеты восстановления-стресса: руководство пользователя . Франкфурт-на-Майне: Пирсон.

Google Scholar

Келли Б. и Багхерст (2009). Разработка обзора вопросов коучинга (cis). Sport Psychol. 23, 367–387. DOI: 10.1123 / чайная ложка 23.3.367

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Келли, Б., и Гилл, Д. Л. (1993). Изучение личных / ситуативных переменных, оценка стресса и выгорания у коллегиальных учителей-тренеров. Res. Q. Exer. Спорт 64, 94–102. DOI: 10.1080 / 02701367.1993.10608783

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Келлманн, М. (2002). «Психологическая оценка недостаточной успеваемости: предотвращение недостаточной успеваемости у спортсменов», в Повышение эффективности восстановления: предотвращение недостаточной успеваемости у спортсменов , изд. М. Келлманн (Шампейн, Иллинойс: Human Kinetics), 37–55.

Google Scholar

Келлманн, М. (2010). Предотвращение перетренированности спортсменов в высокоинтенсивных видах спорта и мониторинг стресса / восстановления. Сканирование. J. Med. Sci. Спорт 20, 95–102. DOI: 10.1111 / j.1600-0838.2010.01192.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Келлманн М., Альтфельд С. и Маллетт К. Дж. (2016a). Дисбаланс восстановления-стресса у тренеров австралийской футбольной лиги. пилотное лонгитюдное исследование. Внутр. J. Sport Exer.Psychol. 14, 240–249. DOI: 10.1080 / 1612197x.2015.1020662

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Келлманн М., Каллус К. В. и Альтфельд С. (2016b). Анкета восстановления-стресса для тренеров »в . Опросники восстановления-стресса: руководство пользователя , ред. К. В. Каллус и М. Келлманн (Франкфурт-на-Майне: Пирсон), 132–157.

Google Scholar

Кенни, Д. А., Канискан, Б., Маккоуч, Д. Б. (2014). Производительность RMSEA в моделях с малыми степенями свободы. Sociol. Методы Рез. 44, 486–507. DOI: 10.1177 / 00414543236

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лазарус Р. (1999). Стресс и эмоции: новый синтез. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер.

Google Scholar

Ли, Р. Т., и Эшфорт, Б. Э. (1996). Метааналитическое исследование коррелятов трех измерений выгорания на работе. J. Appl. Psychol. 81, 123–133. DOI: 10.1037 / 0021-9010.81.2.123

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лейтер, М.П., Маслач К. (1988). Влияние межличностной среды на выгорание и приверженность организации. J. Org. Behav. 9, 297–308. DOI: 10.1002 / job.40300

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лейтер, М. П., и Маслах, К. (1999). Шесть сфер трудовой жизни. модель организационного контекста выгорания. J. Health Hum. Res. Админ. 21, 472–489.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Лейтер, М. П., Маслах, К.(2004). «Области трудовой жизни: структурированный подход к организационным предикторам профессионального выгорания», в Эмоциональные и физиологические процессы и стратегии позитивного вмешательства , ред. П. Л. Перрев и Д. К. Ганстер (Bingley: Emerald Group Publishing Limited), 91–134.

Google Scholar

Lundkvist, E., Gustafsson, H., Hjälm, S., and Hassmén, P. (2012). Интерпретативный феноменологический анализ эмоционального выгорания и восстановления у профессиональных футбольных тренеров. Qual. Res.Sport Exer. 4, 400–419. DOI: 10.1080 / 2159676x.2012.693526

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маллет, К. (2010). «Стать высокопроизводительным тренером: пути и сообщества», в Спортивный коучинг: профессионализм и практика , ред. Дж. Лайл и К. Подушка (Эдинбург: Черчилль Ливингстон), 119–134.

Google Scholar

Маслах К., Джексон С. Э. и Лейтер М. П. (1996). Инвентаризация выгорания Маслача. Пало-Альто, Калифорния: Пресса психолога-консультанта.

Google Scholar

Маслах, К., Лейтер, М. П. (2008). Правда о выгорании: как организации вызывают личный стресс и что с этим делать . Хобокен: Джон Уайли и сыновья.

Google Scholar

Мазеролле, С. М., Брюнинг, Дж. Э., Каса, Д. Дж. И Бертон, Л. Дж. (2008). Конфликт между работой и семьей, часть II. Удовлетворенность работой и жизнью сертифицированные тренеры по атлетике I-a национальной коллегиальной спортивной ассоциации. J. Athl. Поезд . 43, 513–522. DOI: 10.4085 / 1062-6050-43.5.513

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маккей Дж., Нивен А. Г., Лавалли Д. и Уайт А. (2008). Источники напряжения среди элитных легкоатлетов Великобритании. Sport Psychol. 22, 143–163. DOI: 10.1123 / чайная ложка.22.2.143

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маклин, К., Маллетт, К. Дж. (2012). Что мотивирует мотиваторов? осмотр спортивных тренеров. Phy. Эду. Спортивная педагогика 17, 21–35. DOI: 10.1080 / 17408989.2010.535201

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маклин, К., Маллет, К. Дж., И Ньюкомб, П. (2012). Оценка мотивации тренера: разработка анкеты мотивации тренера (CMQ). J. Sport Exerc. Психол . 34, 184–207. DOI: 10.1123 / jsep.34.2.184

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Олерт Дж. И Отт И. (2017). Задачи развития и благополучие у элитных спортсменов-подростков по сравнению с любителями / не спортсменами. Eur. J. Sport Sci. 17, 1343–1349. DOI: 10.1080 / 17461391.2017.1365935

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Олусога П., Батт Дж., Мейнард И. и Хейс К. (2010). Стресс и совладание. Исследование тренеров мирового уровня. J. Appl. Спорт Психол . 22, 274–293. DOI: 10.1080 / 10413201003760968

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пелка М., Ферраути А., Мейер Т., Пфайфер М. и Келлманн М. (2017). Как короткий прерванный перерыв для восстановления влияет на производительность и как он оценивается? Исследование острых эффектов. Внутр. J. Sports Physiol. Выполнять. 12, С2-114 – С2-121. DOI: 10.1123 / ijspp.2016-0399

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пратер, А. А., Богдан, Р., Харири, А. Р. (2013). Влияние качества сна на реактивность миндалины, негативное воздействие и воспринимаемый стресс. Psychomatr. Med. 75, 350–358. DOI: 10.1097 / PSY.0b013e31828ef15b

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Редеке Т. (2004).Приверженность тренеру и выгорание: наблюдение через год. J. Appl. Спорт Психол . 16, 333–349. DOI: 10.1080 / 104132004

995

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Редеке Т., Гранжик Т. и Уоррен А. (2000). Почему тренеры переживают эмоциональное выгорание. Перспектива обязательств. J. Sport Exerc. Psychol. 22, 85–105. DOI: 10.1123 / jsep.22.1.85

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рейнбот, М., и Дуда, Дж. Л. (2006). Воспринимаемый мотивационный климат, удовлетворение потребностей и показатели благополучия в командных видах спорта: продольная перспектива. Psychol. Sport Exer. 7, 269–286. DOI: 10.1016 / j.psychsport.2005.06.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райан, Р. М., и Деци, Э. Л. (2002). «Обзор теории самоопределения: организменно-диалектическая перспектива», в Handbook of Self-Determination Research , eds. Э. Л. Деци и Р. М. Райан (Рочестер, штат Нью-Йорк: Университет Рочестера), 3–33.

Google Scholar

Rynne, S. B., Mallett, C., and Tinning, R.(2006). Спортивный коучинг высших достижений: портовые институты как места для обучения. Внутр. J. Sport Sci. Тренер 1, 223–234. DOI: 10.1260 / 174795406778604582

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шаффран П., Альтфельд С. и Келлманн М. (2016). Выгорание у спортивных тренеров. Обзор коррелятов, измерения и вмешательства. Dtsch Z. Sportmed . 67, 121–125. DOI: 10.5960 / dzsm.2016.232

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шермелле-Энгель, К., Моосбруггер, Х., и Мюллер, Х. (2003). Оценка соответствия модели структурного уравнения. Тесты значимости и описательные меры соответствия требованиям. Methods Psychol. Res. Online 8, 23–74.

Google Scholar

Смит Р. (1986). К когнитивно-аффективной модели выгорания спортсмена. J. Sport Psychol . 8, 36–50. DOI: 10.1123 / jsp.8.1.36

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит Р. (2007). «К когнитивно-аффективной модели спортивного выгорания», в Essential Readings in Sport and Exercise Psychology , eds.Р. Смит и М. Бар-Эли (Шампейн, Иллинойс: Human Kinetics), 317–324.

Google Scholar

Седерстрём, М., Экстедт, М., Джединг, К., Перски, А., и Акерстедт, Т. (2012). Недостаток сна предсказывает клиническое выгорание. J. Occup. Health Psychol. 17, 175–183. DOI: 10.1037 / a0027518

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Танака, Дж. С. (1993). «Многогранные концепции соответствия в моделях структурных уравнений», в Testing Structural Equation Models , eds.К. А. Боллен и Дж. С. Лонг (Ньюбери Парк: Сейдж), 10–39.

Google Scholar

Taris, T. W., Le Blanc, P. M., Schaufeli, W. B., and Schreurs, P. (2005). Существуют ли причинно-следственные связи между параметрами инвентаризации Маслахского выгорания? обзор и два продольных теста. Рабочее напряжение 19, 238–255. DOI: 10.1080 / 02678370500270453

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вагнер В., Пфаффшталлер Э. и Каллус К. В. (2017).Как реализовать эффективное вмешательство при перерывах в рабочие дни — полевое исследование. Психология 8, 728–745. DOI: 10.4236 / psycho.2017.85047

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зепп К., Шаффран П., Келлманн М., Маллетт К. и Кляйнерт Дж. (2016). «Поведенческое регулирование тренеров: немецкая версия опросника для мотивации тренеров (CMQ-G)» в Just Play It — «Инновационные международные подходы к играм»: Abstractband zum 10. dvs-Sportspiel-Symposium vom 25.-27. Juli 2016 an der Deutschen Sporthochschule Köln , eds. П. Ферлей, Ф. Фасольд, С. Хюттерманн, Т. Кляйн-Зетебье, К. Крайц, Б. Ноэль, Р. Кляйн и Д. Меммерт (Гамбург: Чвалина).

Google Scholar

.