Дополнительные шкалы смил: MMPI, MMPI-2, MMPI — — MMPI

Содержание

Стандартизированный многофакторный методисследования личности СМИЛ (модифицированный тест MMPI)Интерпретация

  • Повышенная 0-я шкала (шкала “интроверсии”) усугубляет гипостенические проявления и ослабляет (делает менее явными, заметными) стенические черты.
  • Она выявляет пассивность личностной позиции и большую обращенность интересов в мир внутренних переживаний (чем вовне) как константное свойство личности (т.е. интровертированность) при повышенных и высоких показателях 0-й шкалы в профиле нормы.
  • Повышение 0-я шкалы отражает снижение уровня включенности в социальную среду, выявляет известную замкнутость, застенчивость. 0-я шкала реагирует некоторым повышением (на 5-7 Т) при переживании человеком трудностей в налаживании отношений в связи с процессом вживания в новую микрогруппу или в связи с серьезным межличностным конфликтом.
  • При выраженной акцентуации по типу интровертированной личности высокая (65-70 Т) 0-я шкала отражает инертность в принятии решений, скрытность, избирательность в контактах, стремление к избеганию конфликтов ценою значительного сужения сферы межличностных контактов.
  • В ситуации стресса – заторможенность, уход от контактов, бегство от проблем в одиночество (эскейп). Высокие показатели отражают не только замкнутость, неразговорчивость, но нередко являются признаком внутренней дисгармонии и способом сокрытия от окружающих своеобразия своего характера, неловкости в общении. Иногда, на первый взгляд, эти люди могут производить впечатление достаточно общительных, но это им дается ценой значительного напряжения, о котором знают лишь они сами.
  • Если 0-я шкала – единственный пик в профиле, то у женщин это свидетельствует о скромности, приверженности семейным интересам, социальной уступчивости, а у мужчин выявляет типичный юнговский вариант интроверсии, атрибуты которой – инертность психических функций, ригидность установок, субъективизм, раздражительность, замкнутость.

    В сочетании со 2-й, 7-й и 8-й повышение 0-й (65 Т и выше) выявляет ослабление социальных контактов, отгороженность и отчужденность. Высокая 0-я (70 Т и выше), особенно в профиле типа 80′-/9 отражает проблему аутичности.

    О лицах с высокой 0-й обычно окружающие знают мало, а их стенические черты и своеобразие сглаживаются, делаются менее заметными. Таким образом, качества данной шкалы прямо противоположны свойствам 9-й, которая усиливает характеристики стенического регистра.

    Низкие показатели 0-й шкалы, напротив, демонстрируют не только общительность и отсутствие застенчивости, но и непринужденность в выставлении напоказ своих характерологических особенностей.

    Данные 0-й шкалы ниже 40 Т выявляют неразборчивость в контактах, избыточную общительность, граничащую с назойливостью при высокой 9-й шкале в профиле. Коррекция поведения лиц с высокой 0-й шкалой затруднена из-за их замкнутости, неоткровенности, и возможна лишь в ситуации завоеванного доверия пациента. Со многим соглашаясь и не споря, на деле они мало податливы внешнему воздействию. В роли лидера выступают крайне редко. Выбор профессиональной деятельности выявляется другими показателями профиля, однако при этом должна учитываться их склонность к ограничению контактов.

    Из всех тенденций, выявляемых профилем СМИЛ. 0-я шкала скорее скрывает от посторонних глаз, чем раскрывает индивидуальность человека. Судьбореализация человека типа “0” находится в сильной зависимости от любой другой ведущей тенденции, так как признаки, присущие 0-й шкале в чистом виде характерны лишь для личности, полностью отошедшей от “мирской суеты” отшельника, отказавшегося от каких-либо контактов с окружающим миром. Если это происходит после житейских трагедий и драматического разрыва с обществом, то эскейп так или иначе связан с болезненными переживаниями, которые являются отголоском эмоциональных бурь и проявляются разными показателями профиля СМИЛ, помимо 0-й шкалы. Если же отход от активной социальной жизни первичен, обусловлен изначальным неприятием мира таким, каков он есть, если мир своей собственной души фактически совсем не связан общностью с окружением, то это и есть тип “0”, одинокий путник, не нуждающийся в том, чтобы его одиночество кто-либо с ним захотел разделить. Социальную роль здесь нет смысла описывать, так как это – позиция вне социума. Это – люди, отказавшиеся от реализации собственной судьбы в рамках такого мира, какой он реально существует.

    Такова интерпретация базисных шкал методики СМИЛ. Кроме шкал достоверности и 10 основных существует множество дополнительных шкал. Они создавались разными авторами в соответствии с интересовавшими их проблемами на базе все тех же 566 утверждений- Каждый из авторов использовал этот опросник, сравнивая в процессе статистической обработки данных типичные ответы выбранной эталонной группы с нормативными данными. Таким образом отбиралась группа значимых утверждений, т.е. тех утверждений, ответы на которые достоверно отличались в эталонной группе и в норме.

    Л. Н. Собчик

    Интересная психология на Psychologov.net

    Видеолекция "Уныние и депрессия"

    Причины уныния и депрессии; механизм их работы.

    Уныние и депрессия в отношениях.

    Способы преодоления уныния и депрессии.

    Неэффективные способы борьбы с депрессией.

    Что поддерживает уныние и депрессию, мешая получить результат, и многое другое...

    Подробнее->

    "На тренинг Дмитрия Науменко "Путь Женственности" попала случайно..."

    Мягко и доходчиво Дмитрий доносит информацию о том, насколько женщины и мужчины разные, как по-разному они воспринимают этот мир и действуют в нем.

    И что нужно для того, чтобы их тандем не только состоялся, но и продлился на всю жизнь.

    Дальше->

    Запись онлайн-семинара "39 ответов на горячие вопросы об отношениях"

    Ответы на самые актуальные вопросы об отношениях, беспокоящие женщин.

    Четкие практические рекомендации.

    Ценные бонусы + Скайп-консультация в подарок.

    Подробнее->

    "Выстроилась какая-то общая картина о значении женственности, каких-то очевидных правилах поведения, о которых я не знала или не задумывалась..."

    Появились наметки на изменения образа жизни, появились более женственные интересы, увлечения, улучшилось самочувствие.

    И, конечно, мужчины тоже обратили внимание на то, что я изменилась в лучшую сторону в своем поведении.

    Дальше->

    Видеокурс "Как стать слабой: Как стать женщиной, о которой мужчина мечтает заботиться?"

    Курс для тех, кто хочет получать в отношениях больше внимания со стороны мужчины.

    Вы раскроете в себе те черты, на которые мужчина неизменно реагирует повышением заботы, внимания и любви к вам.

    Подробнее->

    "Появилась четкая картинка почему раньше в отношениях у меня были проблемы и ничего серьезного не получалось. .."

    Тренинг показался мне очень интересным и познавательным, я не слишком позитивно относилась к разного рода психологическим тренингам, т.к. был негативный опыт, но решила дать еще один шанс и не прогадала.

    Было не скучно, что очень важно, очень понравились задания.

    Дальше->

    Онлайн-тренинг "Путь Женственности"

    Тренинг для тех, кто намерен улучшить отношения с любимым мужчиной.

    Вы раскроете вашу женскую природу и измените свой подход к отношениям.

    2 месяца практики + Скайп-консультации в подарок.

    Подробнее->

    "До тренинга у меня не было знакомств с мужчинами даже по работе, хотя я работаю с людьми. На сегодняшний день у меня три поклонника..."

    Главное для меня было с точки зрения мужчины-психолога понять, как себя вести и в чем мои ошибки. Ведь все мы разные.

    Надо найти себя такую, какой комфортно. Тогда и люди будут притягиваться одной волны.

    Дальше->

    Скайп-консультации

    Я ценю ваше время.

    Одна-две встречи в Скайпе - и вы уже на верном пути.

    Без лишних разговоров и переливаний из пустого в порожнее.

    Вы уже готовы услышать правду и выйти из зоны комфорта?

    Тогда жду вас здесь->

    "Поняла, как добиться того, чтобы мужчины относились к вам как к женщине, а не как к другу..."

    Прежде всего хочу сказать спасибо за эту замечательную возможность, побывать на тренинге.

    Иногда, мы просто не задумываемся, как то или иное событие или случай в жизни могут ее изменить.

    Дальше->

    Выявление и оценка психосоматических взаимосвязей в клинике внутренних болезней

    РГб од

    г с ойт ш

    РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ТЕРАПИИ

    На правах рукописи УДК 616.

    1/.8-036.12-06:616.89]-07

    Тарасенко Евгений Петрович

    ВЫЯВЛЕНИЕ И ОЦЕНКА ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ ВЗАИМОСВЯЗЕЙ В КЛИНИКЕ ВНУТРЕННИХ БОЛЕЗНЕЙ

    14.00.05 - внутренние болезни 14.00.18 - психиатрия

    АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

    Новосибирск -1999

    Работа выполнена в НИИ терапии Сибирского отделения РАМН.

    Научные руководители:

    доктор медицинских наук, старший научный сотрудник Н.А. Куделысина;

    доктор медицинских наук, профессор Ц.П. Короленко. Официальные оппоненты:

    доктор медицинских наук, профессор Ю. П. Гичев доктор медицинских наук, профессор А. С. Тимофеева

    Ведущая организация:

    Сибирский государственный медицинский университет.

    Защита состоится ил<ИлД-_1999 года в "_" часов на

    заседании Диссертационного Совета Д.001.31.01 в НИИ терапии СО РАМН, по адресу:

    630003, Новосибирск, ул. Владимировский спуск, 2а

    С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке НИИ терапии СО РАМН.

    Автореферат разослан _1999 г.

    Ученый секретарь Диссертационного Совета

    доктор медицинских наук, профессор С.А. Курилович

    2

    /¿4Г. о

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ. Возрастающий в настоящее время интерес к психосоматическим аспектам в индивидуальных особенностях течения соматического заболевания делает настоятельно необходимым накопление данных по вопросам исследования личности пациента. Его "внутренняя картина болезни" (ВКБ), зависящая от характерологических особенностей, может придавать особое звучание одним жалобам, приглушая другие, влиять на субъективное ощущение здоровья и нездоровья.

    Для врачей соматических отделений, встречающихся с подобными больными, как это выяснилось на опыте нашей работы (Тарасенко Е.П, Куделькина H.A.; 1994,1996, 1998), была бы ценной возможность "верифицировать" психологические особенности пациента, оценить их выраженность, степень декомпенсации. Существующая практика консультирования соматических пациентов у психотерапевта (психоневролога), как показывает опыт, не устраивает лечащих врачей, т.

    к. консультанты, как правило, не дают ответа на основной вопрос, интересующий лечащего врача - в какой степени психологические характеристики пациента могут определять клинические особенности течения заболевания, вызывающие затруднения у врача. Консультация психотерапевта происходит без связи с лечащим врачом, завершается постановкой специфического диагноза (например, неврастения) и назначением каких- либо препаратов без учета уже проводимого лечения (например, седативные средства пациенту, получающего резерпин). Таким образом, лечащий врач должен самостоятельно решать сформулированный выше вопрос. Особенностью публикаций, посвященных данной проблеме, является преобладание исследований, проводимых психиатрами (Березин Ф.Б., 1988; Десятников В.Ф. 1981, Кабанов М.М., 1983, Карвасарский Б.Д.,' 1982). Их методы исследований, терминология и практические выводы не во всем понятны для врачей-интернистов, а их находки и рекомендации по большей части не применимы в соматической клинике. Более того, ряд исследователей-психиатров стремился к исключению случаев с выраженной органопато-логией, что с точки зрения врачей соматических клиник является весьма нежелательным упрощением и не учитывает требований МЭС.

    Активность изучения роли личностных особенностей человека обусловлена признанием их влияния на особенности возникновения и течения хронических заболеваний, успеха лечения и реабшштащш. В последние годы непрерывно растет число работ, посвященных этой теме не только в психиатрии, но и в клинике внутренних болезней (Бюллетень ВАК, 1996 г.).

    В НИИ терапии СО РАМН с 1985 года ведется психосоциальный скрининг населения города Новосибирска в рамках международной программы МОНИКА. Его цель - оценить, в какой степени тренды заболеваемости и смертности от сердечно-сосудистых и цереброваскулярных заболеваний связаны, в частности, со стилем жизни и социально-экономическими особенностями исследуемых популяций (Малютина С. К., Гафаров В.В., Гагулин И.В. 1994-1997). На кафедрах факультета усовершенствования врачей Новосибирского медицинского института и НИИ терапии (Гаскина Т.К., 1995; Наумова E.H., 1996) активно проводятся исследования качества жизни и субъективного статуса больных при назначении новых современных медикаментов для лечения заболеваний сердечно-сосудистой системы и других основных ХНИЗ. Вышеизложенное определяет актуальность изучаемой проблемы в представленной работе.

    ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

    Разработать методы выявления особенностей личности пациентов в клинике внутренних болезней, связанных с характером течения хронического заболевания. Провести клинико-статистический анализ выявленных особенностей личности для определения клинико-психологических параллелей и щщивидуальных подходов к лечению, диспансеризации и профилактике у конкретного пациента.

    ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ

    1. Разработать и апробировать методику психологического тестирования больных в условиях терапевтического стационара. Рассчитать нормативные (средние) значения параметров тестов для выбранной популяции -пациентов терапевтического профиля, не предъявляющих целенаправленных жалоб на ухудшение психологического статуса.

    2. Сопоставить результаты психологического тестирования - отклонения от локальных (выборочных) норм психологических тестов - с результатами параклинических методов исследования : желудочная секреция, спирография.

    3. Сопоставить показатели психологического тестирования с субъективной оценкой пациентами результатов стационарного лечения.

    4. Провести патогенетический анализ полученных клинико-психологических параллелей для уточнения клинической значимости выявленных психосоматических взаимосвязей.

    5. Обобщить найденные взаимоотношения для разработки клшико-психологических подходов к дальнейшим углубленным исследованиям и к вопросам индивидуализации лечения, прогноза и профилактики ХНИЗ.

    НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ

    В данной работе анализируется универсальная, независимая от нозологии, связь особенностей психологической структуры личности и индивидуальных вариантов течения хронического заболевания. Исследуемая связь устанавливается на базе статистических процедур оценки взаимоотношений органных (свободных от сознательного контроля) и личностных параметров. Статистический анализ представляет собой выделение наиболее значимых для клинико-психологического сопоставления параметров психологических тестов. Группировка выбранных параметров позволяет обоснованно выделить "защитные" и '"провоцирующие" психосоматические паттерны (устойчивые стили поведения) как факторы риска и защиты, влияющих на развитие хронического соматического заболевания.

    Даны рабочие определения, позволяющие избежать черезмерно расширительного употребления "психосоматические состояния (заболевания)" в работе практических врачей.

    Показана роль симпатической нервной системы в передаче психосоматических влияний на орган-мишень.

    Исследование психологических особенностей проводилось комплексно, "батареей" тестов, имеющих различные конструкцию и принцип работы, позволяющими взаимно перепроверять полученные результаты. Батарея тестов подбиралась таким образом, чтобы можно было охватить и формализовать возможно больший объем психологических и социально-поведенческих данных пациента.

    Определены нормативные значения тестов, свойственные используемой выборке. Оценен вклад некоторых демографических особенностей выборки в вариабельность нормативных значений тестов. Проведен клинический, патофизиологический и патогенетический анализ выявленных взаимосвязей.

    ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ РАБОТЫ

    Учет выявленных психологических паттернов (устойчивых вариантов поведения) позволяет индивидуализировать лечебно-профилактические мероприятия для больных ХНИЗ, прогнозировать особенности реабилитационного периода, особенно для группы "трудных больных". Используе-

    мый инструментарий психологического исследования раскрывает пути к оптимизации диагностики и лечения пациентов в клинике внутренних болезней, дает возможность документации выявленных психосоматических изменений..

    Результатом исследования являются предпосылки для создания практических рекомендаций врачам соматических отделений по индивидуализации лечения, реабилитащш и прогноза у пациентов с хроническими терапевтическими заболеваниями. Немаловажной является также возможность подтверждения диагноза психосоматического заболевания, вместо постановки такого диагноза методом исключения других заболеваний. Предлагаемые методологические подходы могут использоваться в работе как врачей соматических отделений, так и ВКК и ВТЭК.

    НА ЗАЩИТУ ВЫНОСЯТСЯ ПОЛОЖЕНИЯ :

    Существуют "защитные" и "провоцирующие" психологические особенности личности, которые могут влиять на течение и развитие ХНИЗ.

    Особенности психологического реагирования:, выявляемые при тестировании, имеют значимую специфическую связь с функциями конкретных органов-мишеней.

    Вследствие совпадения выявленных психологических особенностей у пациентов гастроэнтерологического и пульмонологического профилей с паттернами поведения, описываемых как фактор риска заболеваний сердечно-сосудистой системы (типы поведения А и Б по Дженкинсу), выносится положение об универсальном влиянии на организм подобного типа психологического реагирования.

    ВНЕДРЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

    Результаты апробации тестов, методологические подходы к интерпретации и разработке проблемно-ориентированных диагностических тестов легли в основу методической разработки : "Использование теста Люшера в профессиональном отборе". Разработка была рецензирована в Центральной психофизиологической лаборатории УВД РФ по Новосибирской области и получила положительный официальный отзыв.

    Акт внедрения в Зап.-Сиб. УВДт от 21.12.95.

    СТРУКТУРА И ОБЪЕМ ДИССЕРТАЦИИ

    Работа состоит нз введения, 4-х глав и выводов, объем - 167 страниц. Диссертация иллюстрирована 7 таблицами, 12 рисунками. Список литературы включает 115 отечественных и 84 иностранных источников.

    МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

    Особенность данного исследования состоит в статистико-математическом подходе к поиску наиболее общих, универсальных кли-нико-психологических взаимосвязей у пациентов с ХНИЗ (хроническими неинфекционными заболеваниями). Такой подход требует частичного отказа от принятых в психологии и клинике принципов анализа имеющейся информации. Например, параметры кислотопродукции, значения шкал психологических тестов, анамнестическая информация (стаж болезни) и т.п. выступают как самостоятельные, независимые переменные в статистических процедурах. Путем такого сознательного урезания смысловой и информационной нагрузки изучаемого параметра удается вычленить и сгруппировать общие, комплексные факторы - "паттерны психосоматических состояний" или "психосоматические факторы риска и защиты" при хронических неинфекционных заболеваниях.

    Клиническая характеристика больных : Данное исследование проводилось на базе терапевтических отделений стационара Дорожной клинической больницы (ДКБ) станции Новосибирск. Все пациенты имели положительную объективную динамику заболевания и были выписаны с улучшением. Пациенты с объективно неудовлетворительным результатом лечения в выборку не включались. Всего в анализ включено 185 человек (мужчин - 88, женщин - 97). Средний стаж болезни по всем нозологическим формам составил 7.98 +/- 8.17 лет. Демографическая характеристика исследуемой группы приведена в табл. 1. Не имелось статистически достоверного различия (по t-критерию) в возрастных показателях женщин и мужчин.

    Таблица I

    Демографические показатели выборки пациентов

    Возрастные показатели По всей выборке Мужчины Женщины

    Среднее 40. 62 40.44 40.78

    Стандартное отклонение 12.38 11.84 12.86

    Минимальное значение 15 16 16

    Максимальное значение 70 64 64

    Критерии включения : лица с хроническими и острыми заболеваниями желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой системы и органов дыхания, постушшшие в отделения ДКБ, независимо от пола, возраста, диагноза направившего учреждения. Такой подход позволял приблизиться к требованиям "слепого" отбора, необходимого для апробации тестов и расчета усредненных значений, исключал возможность концентрации в исследовании лиц с невротическими проявлениями, которые преобладают при направлении на консультацию к психотерапевту. Исследуемая популяция представляла собой "срез" контингента, с которым приходится работать врачам и "типичный" набор вариантов личности пациентов, необходимого для расчета нормативных значений для психологических тестов. Тесты использовались для изучения патогенетических аспектов взаимосвязи стабильных психологических особенностей личности и характера течения хронического терапевтического заболевания.

    Учет диагноза производился по записи в истории болезни стационарного больного.

    Схема исследования: Пациенты проходили тестирование при поступлении и при выписке. При поступлении (в среднем, на 3-4 день) предлагались полный тест Люшера (по Джосу - 29 цветных карточек) и тест СМИЛ (566 утверждений) с расчетом 13 основных и 54 дополнительных шкал. Одновременно со СМИЛ для самостоятельного заполнения предлагался тест SEA (100 утверждений) с расчетом ряда шкал, описывающих культурно-социальный профиль человека. При выписке повторялся тест Люшера (в среднем, через 8-16 дней). Тестирование проводилось по стандартным правилам для каждого теста. Пациенты не предупреждались о возможности повторного тестирования при выписке, чтобы исключить возможность запоминания выбора цветных карт.

    ТЕСТ SEA разработан американским психологом Florence Pittman Matusky, Ph.D., Adjunct Professor for FAIRLEIGH DICKINSON UNIVERSITET (N.J.), членом ученого совета университета. Florence Pittman Matusky работает в области professional & organisational services; human development. Русский перевод теста я получил в 1991 году, во время русско-американского семинара по психологии в г. Новосибирске. Этот тест прошел первичную адаптацию (по материалам его использования на семинарах в Новосибирске) и вошел в готовящийся к изданию сборник психологических тестов, используемых в зарубежных исследованиях. В интерпретации и в названии тестов использовались авторские определения и названия шкал. В результате опроса с помощью данного

    теста определяется самооценка исследуемым степени достижения (в %) некоторых социальных и личностных качеств. Например, степень физического здоровья, личного и профессионального успеха, оценка культурно-социального, профессионального, морального развития и т.п.

    Для сопоставления показателей психологического тестирования с факторами клинических особенностей производился анализ связей тестов с субъективной оценкой результатов лечения, возрастом, стажем болезни и показателями параклинических методов исследования - спирографии у пульмонологических больных (проведена у 35 человек) и кислотопродук-ции у больных гастроотделения (проведено у 73 человек). Поиск и исследование психосоматических связей проводился, в частности, путем изучения статистически достоверных корреляций и группировки разнородных (психологических и параклинических) параметров, проводимых методом факторного анализа (вариант метода главных компонент). Эти и другие методы обработки результатов проводились с применением статистического пакета программ "Statistc for Windows". Stat Soft Co., v.4. Апробация и оценка тестов была необходима вследствие того, что имеющиеся в литературе нормативные значения шкал соответствующих тестов были получены для соматически здоровых лиц. Кроме того, не удалось найти в доступной литературе никаких нормативных значений для дополнительных шкал СМИЛ и дополнительных цветов теста Люшера. Особый интерес представляла апробация теста Люшера. Тест прошли 138 человек, 58 - в динамике. С одной стороны, его способность выявлять подавленные потребности, степень тревожности и внутренней напряженности была весьма привлекательной. С другой стороны, сложилось представление о высокой вариабельности теста, его чувствительности к посторонним, случайным ситуативным влияниям. Апробация теста проводилась путем оценки колебания позиций цветов во втором выборе по отношению к их позиции в первом выборе. Во всех цветовых шкалах первого выбора пациента (градации серого цвета, восьмицветного набора, основных цветов и оттенков синего, зеленого, красного, желтого цветов) определялась позиция каждого цвета и сравнивалась с позицией во втором выборе. Оценивалось смещение позиции (от -4 до +4), где знак (+ или -) указывал на смещение цвета влево или вправо. Смещение = 0 свидетельствовало о совпадении позиций цвета в первом и втором выборе. Сопоставлялись степень смещения с субъективной динамикой заболевания, параметрами параклинических исследований. Оценка результатов теста СМИЛ заключалась в статистической обработке показателей шкал. Тест прошли 176 человек. Статистические показатели необходимы для оценки

    выраженности выявленных изменений у конкретного специфического контингента, так как приводимые в литературе значения рассчитаны, как правило, на соматически здоровых лиц. Проводилось определение различия в показателях теста СМИЛ для лиц с положительным и отрицательным субъективным эффектом лечения, сопоставление шкал СМИЛ с показателями желудочной секреции, параметрами ФВД. Оценка результатов теста БЕА проводилась аналогично СМИЛ. Тест прошли 114 человек.

    РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

    I. Результаты использования теста СМИЛ.

    А. Усредненные значения шкал для всей исследуемой выборки.

    А1. Демографические показатели. В общей выборке пациентов не имелось статистически достоверного различия (р<0.05) в возрасте между мужчинами и женщинами. По стажу болезни имеется некоторая тенденция преобладания стажа болезни у мужчш! над стажем у женщин (9.7 и 6.9 соответственно), не достигающая достоверности при р=0.05. Как видно из соотношения шкал достоверности (И-К), при ответе на ММР1 мужчины отличались большей склонностью к диссимуляции своих переживаний (соответственно, -4.53 для мужчин и -1.55 для женщин). А2. Анализ усредненных показателей по выборке мужчин и женщин. Как показано ниже, не на все дополнительные шкалы можно распространять общее правило для основных шкал - границы нормы +/- 70 Т-баллов. Полученные данные дают основания считать, что для некоторых дополнительных шкал имеются собственные нормативные границы. При сопоставлении основных шкал СМИЛ у мужчин и женщин получены достоверные различия (р<0.05) по следующим шкалам (см. табл. 2).

    Таблица 2

    Сравнение средних значений основных шкал СМИЛ у мужчин и женщин

    Г-К Р Шк.З Шк.4 Шк.5 Шх.6 Шк.7 Шк.9

    Ср. знач (мужчины) -4,53 62,47 57,09 64,93 56,30 59,56 62,44 55,43

    Ср. знач. (женщины) -1,55 68,02 62,43 67,88 41,22 65,03 65,65 59,64

    Ш * * * Л ** * * *

    Ьстатистика -2,27 -3,54 -3,13 -1,85 12,42 -3,05 -2,14 -2,47

    Р 0,03 0,00 0,00 0,07 0,00 0,00 0,03 0,01

    Примечание: **р<0.01; * р<0.05; "р>0.05 Сопоставление средних значений некоторых дополнительных шкал у мужчш и женщин показало достоверные различия по следующим параметрам, приведенным в табл.Л V» »044

    Ср. знач (мужчины) 37,09 38,06 63,51 75,74 42,66 55,77 76,06 56,60 59,51

    Ср. знач. (женщины) 46,61 61,23 57,30 68,62 47,96 53,33 57,22 52,02 53,50

    ** ** * * * А ** * *

    Ьсгати стиха -5,46 -12,98 3,04 2,93 -3,04 1,76 5,14 2,35 3,02

    Р 0,00 0,00 0,00 0,00 0,00 0,04 0,00 0,01 0,00

    Примечание: **р<0.01; »[Х0.05; лр>0.05

    Б. Сопоставление психологического профиля лиц с положительными и отрицательными субъективными результатами лечения.

    При выписке (заключительном тестировашш) оценивалось субъективное впечатление пациента о результатах лечения. Фиксировалось мнение как о самочувствии по сравнению с поступлением, так и о том, насколько самочувствие при выписке соответствует ожидаемым результатам или пониманию пациента о том, каким должно быть самочувствие после стационарного лечения. Оценка пациента кодировалась следующим образом : 1=никакого улучшения шш ухудшение в результате лечения; 3= некоторое улучшение, но не соответствующее "должному" улучшению; 5= результаты лечения соответствуют или превосходят ожидаемые и "должные". Сводные данные о группах представлены в таблице 4.

    Таблица 4

    Количество пациентов по возрасту и полу в зависимости от субъективной оценки результа-

    Пол Данные Рез-т Средние

    значения

    ж Количество по полю результат 8 30 47

    Средний возраст 47 46 38 40,9

    м Количество по полю результат 1 5 30 36

    * Средний возраст 41 48 39 40,2

    Общее к-во по полю Рез-т 10 13 60 83

    Общий средн. возр. 47 47 38 40,6

    Б.1. Анализ половых и возрастных характеристик пациентов в группах по результатам лечения.

    Большинство пациентов, прошедших стационарное лечение, отмечали выраженное улучшение. Среди тех, кто отмечал самые худшие результаты, в подавляющем большинстве случаев преобладают женщины - девять из десяти. Подобная тенденция сохраняется и в группе пациентов, чье субъективное состояние не соответствовало ожидаемому. Возрастные показатели в выборках по субъективному результату лечения с баллами 1 и 3 не отличаются. Лица с баллами 5 статистически достоверно (р<0.05) моложе, в среднем, на 8-9 лет. В связи с вышеизложенным, в дальнейшем группы с результатами 1 и 3 рассматриваются совместно.

    Б.2. Психологический профиль в группах по субъективным результатам лечения.

    Имелось достоверное различие средних значений основных и дополнительных шкал в указанных группах:

    - средний возраст пациентов в группе с неудовлетворительным результатом лечения был выше (при отсутствии различий по стажу болезни) 45.7 против 36.6 соответственно.

    - профиль, по основным шкалам, был более "напряжен" также в группе с неудовлетворительным результатом лечения (шкалы 1,2,3,4,6,7,0).

    - за небольшим исключением (Аб, и 1Я) все дополнительные шкалы, по которым имелись достоверные различия в указанных грушах, также имели более высокие значения пациентов в группе с неудовлетворительным результатом лечения : От, Не, Ну4, Н1, Н, №, все депрессивные шкалы (01-04), Ер и др.

    В целом, усредненный профиль СМИЛ пациентов в группе с неудовлетворительным результатом лечения свидетельствовал о наличии сдерживаемого раздражения с признаками истощения волевых компенсаторных механизмов. Амшппуда различий в группах по результату лечения превышала половые различия профилей.

    В. Сопоставление результатов тестирования с параметрами кислото-продукции (субмаксимальный гистаминовый тест) было проведено у 66 пациентов терапевтического отделения ДКБ (м= 40, ж= 26). Наибольшая корреляционная связь шкап СМИЛ наблюдалась с объемными показателями кислотопродукции, преимущественно базальными. На уровне доверительной вероятности р>0.05 были получены следующие корреляционные связи (см. также табл. 3)

    1. Основные шкалы СМИЛ:

    Шкала 7(общая тревожность) и 3 (импульсивность) : (-) связь с показателями объема в базальную и стимулированную стадию. Эти же шкалы имеют наибольший вклад в корреляционные связи с другими параметрами кислотопродукции, хотя они и не достигают уровня статистической достоверности (достоверен только знак корреляции).

    2. Дополнительные шкалы СМИЛ:

    Шкала Ср (лидерство) : (+) связь с большинством показателей базальной и стимулированной секреции.с.7 -СЗш - Оу -1п) + 2,03 (-вс.3 - РсЬ)

    где : КПЖ - кислотопродухция желудка; БКП, СКП - соответственно, ба-зальная и стимулированная кислотопродукция;

    Отрицательная корреляция большинства шкал с показателями кисло-топродукции позволяет думать о вкладе симпатической регуляции в реализацию выявленных психосоматических взаимоотношений на уровне орган-мишень. В то же время коэффициенты, стоящие перед группами БКП и СКП, указывают на существование иных факторов, в большей степени определяющих характер кислотопродукщш

    Г. Сопоставление с параметрами спирографии.

    Изучение связи психологических особенностей (шкалы СМИЛ) с параметрами спирографии проводилось у 35 пациентов пульмонологического отделения ДКБ (м=15, ж=20). Рассчитывались корреляционные взаимоотношения шкал тестов как с абсолютными, так и с процентными, по отношению к должным величинам значениям ФВД. Так как параметр "Индекс Тиффно" является расчетным, сопоставления с результатами тестирования по нему не производилось. Не было получено значимых корреляций с показателями прироста параметров ФВД после лечения (ФВД в начале лечения - ФВД в конце лечения). Также не имелось связи с длительностью пребывания в отделении. Средний возраст обследованных составил 40.3 +\-12.9 лет.

    Выборка больных для данного исследования осуществлялась по принципу, описанному в главе "материалы и методы" для достижения обобщенного психологического профиля и широкой вариабельности его параметров, во избежание концентрации сомато-психологических акцентуаций, вызванных наличием хронического заболевания (ятрогений). На уровне достоверности р< 0.05 были получены следующие корреляционные связи:

    ГЛ. Основные шкалы СМШ1 : 1, 2, 3, 7 - достоверная отрицательная корреляция с большинством параметров ФВД. Шкала 3 также явилась единственной, с которой имелась достоверная корреляция в оценке прироста спирографических показателей в начале - конце лечения. Шкала 9 -оптимизм - достоверная или наибольшая положительная корреляция со всеми (!) параметрами ФВД.

    Г.2. Дополнительные шкалы СМИЛ: Ав, Ея, Яи- имеют достоверную положительную корреляцию с большинством параметров ФВД. Н, Ер, ЭЗ - достоверная отрицательная корреляция с большинством параметров ФВД.

    С целью анализа связей указанных шкал с возрастом, стажем болезни и субъективным результатом лечения проводился корреляционный анализ. Так, наибольшие корреляционные связи, позволяющие предполагать преимущественное влияние заболевания (и наоборот) на поведенческие реакции, имели шкалы : Аэ, Ер, Н. Меньшее - Шк.1, Бй, Ш. Ряд других шкал, не приведенных здесь, также не исключают существенного влияния возраста на формирование варианта поведения, описываемого ими. Исключение составляет шкала 9 (оптимизм), не коррелирующая со всеми демографическими показателями. Видимо, она определяет собственное субъективное состояние, независимое от анамнестических и других факторов.

    Н. Результаты использовании теста ЛЮШЕРА Исследование смещения позиций теста Люшера показало высокую стабильность и воспроизводимость цветовых выборов при повторении тестирования. Значительные (>= 2) смещения позиций встречаются достаточно редко, что согласуется с тем, что пациенты не испытывали серьезных психологических воздействий за время стационарного лечения.

    П.1. Результаты сопоставления теста Люшера с показателями кислото-продукции:

    А. Установлена отрицательная корреляционная связь показателей тревожности "!" и внутренней напряженности "*" с объемом первой пор-

    mm стимулированной и с объемом тощаковой порции базальной секреции соответственно. Б. В попарных выборах :

    Б1. (+) связь столбца I (зависимость, пассивность, сопереживание) с параметрами базальной продукции HCl, базальной и стимулированной общей кислотности.

    Б2. (-) связь столбца D (настойчивость, контроль, упорство) со многими показателями кислотопродукции как стимулированной, так и базальной. БЗ. (+) связь столбца О (преодоление, достижение, импульсия) с объемными показателями базальной и стимулированной кислотопродукции и показателями часового напряжения секреции.

    Б4. Достоверных показателей связи столбца Р (оптимистичность, устремленность во вне) не выявлено. В. Восьмицветный ряд:

    В1. Чем более выражен сдвиг в сторону дополнительных и смешанных оттенков на первой позиции (общий показатель дезадаптации и, часто, нервно-психического истощения), тем менее выражен параметр продукции HCl в тощаковой порции.

    В2. Сдвиг в сторону этих оттенков на 7-й позиции (нормальное состояшю) имеет отрицательную связь с рядом показателей базальной и стимулированной кислотопродукции, в т.ч. и BAO, т.е. является положительным прогностическим фактором!

    II.2. Результаты сопоставления теста Лгошера с показателями спирографии. В отличие от СМИЛ, не имелось достоверных корреляций, на уровне р<0.05, показателей теста с возрастом, стажем болезни (за исключением 8W1 {-}), продолжительностью заболевания (за исключением S4) и параметрами ФВД. Ниже рассматриваются наибольшие корреляции, имеющие, однако, уровень достоверности больше 0.05.

    1. Показатель "!" - тревожность, уровень стресса. Имел наибольшую положительную корреляцию со стажем болезни, отрицательную корреляцию со всеми параметрами ФВД и достоверную отрицательную корреляцию с некоторыми показателями ФВД в конце лечения.

    2. Показатель "*" - внутренняя напряженность - отрицательно коррелировал (не достигая уровня <0.05) со всеми параметрами ФВД в конце лечения.

    3. Позиция 3 для основного, восьмицветного, набора явилась единственной и наиболее значимой (отрицательная корреляция) в зависимости тест -ФВД. Эта позиция при стандартном разбиении набора отражает базовые эмоционально-мотивационные характеристики личности.

    4. Наиболее информативными оказались связи параметров ФВД с комплексными показателями попарного выбора (I,D,0,P). Как можно было ожидать, имелась достоверная положительная корреляционная связь столбца О и достоверная отрицательная связь столбца I со всеми параметрами ФВД, за исключением динамики, где отсутствовали достоверные связи. Подобные же взаимоотношения наблюдались с параметром "стаж болезни", где столбец I имел достоверную положительную связь, а столбец О - наибольшую отрицательную.

    Ш. Результаты использования теста SEA

    Получены следующие результаты использования теста среди пациентов соматических отделений:

    1. Усредненные ("нормативный разброс") значения шкал теста для исследуемой выборки.

    2. Анализ по результатам субъективной оценки результатов стационарного лечения : Аналогично сопоставлению шкал С МИЛ и теста Люшера с результатами субъективной оценки самочувствия при завершении курса лечения, было произведено разбиение лиц на две группы : 1.) Результат=1-3; 2.) Результат=5.

    Выявлено наличие статистически достоверной (по критерию Стьюден-та) разницы значений шкал теста для указанных групп : в группе (1.) большинство параметров были меньше, чем в противоположной; в частности, шкалы : "Индекс общего развития (F4)"; "Физическое развитие"; "Личный успех". На уровне доверительной вероятности р<0.5 к этим шкалам добавляются также "Психологическое развитие" и "Успех в межличностных отношениях".

    ОБСУЖДЕНИЕ

    Изучение литературы и общение с практическими врачами показало, что понятие "психосоматические заболевания (состояния)" трактуется чересчур расширительно. В этот термин вкладываются все предполагаемые психологические влияния (в основном, острые - стресс) на развитие или течение ХНИЗ. В данной работе под термином психосоматика подразумевалось наличие акцентуации (выраженное преобладание, не выходящее за пределы пограничных состояний) какой-либо психологической особенности личности, определяющее общую физиологическую (в том числе - симпатоадреналовую) реактивность. В отличие от стрессовых влияний, акцентуации существуют постоянно, изменяя тонкие регулятор-ные влияния периферической нервной системы на органы. Началом пси-

    хосоматического заболевания можно было бы считать "сбой" функции органа-мишени, достигающего такой степени, когда развивающиеся патогенетические механизмы приводят к самостоятельному специфическому теченшо соматического заболевания. Роль акцентуации на этой стадии может сводиться к модуляции симптоматики, характера и частоты обострений, резистентности к стандартному медикаментозному лечению, иных особенностей клиники.

    Необходимо отметить, что психологическое тестирование несет на себе влияние реакции пациента на проводимое лечение, наличие обострения заболевания, стационарного режима. Поэтому с методической точки зрения необходимо учитывать и преморбидный фон - доболезненные особенности личностной и социальной адаптации, другие анамнестические данные. К сожаленшо, из-за большого объема исследуемой информации и сложности в формализации (без чего невозможно проведение статистического анализа), вопросы преморбида в данной работе не исследовались.

    Тем не менее, выбранные методологические подходы, заключающиеся в клшшко-статистическом исследовании взаимосвязей универсальных, базовых психологических реакций пациента с параклиническими методами исследования дают возможность получать цепную информацию. В отличие от упоминаемых в литературных источниках "узких" проблемно-ориентированных психологических тестов, использование батареи универсальных психологических тестов дает возможность приблизиться к иатогенеттескому анализу соотношения типа личности с особенностями развития и течения некоторых ХНИЗ. Как указывал П. Клайн (1990), прогресс в психологии, как и в естественных науках, зависит от разработки эффективной системы измерений. Выявленные корреляционные связи, полученные с помощью указанного метода, свидетельствуют о наличии защитных психологических механизмов и психологических факторов риска в отношении развития и характера течения заболеваний желудка. Подобные же связи существуют и для больных с хроническими заболеваниями органов дыхания.

    Основываясь на проведенном исследовании, можно также полагать, что общепринятые типы риск-поведения для кардиологических заболеваний (тип А и Б по Дженкинсу) яшшотся более сложным поведенческим паттерном, охватывающим весь организм и реализующимся на органах-мишенях индивидуально у конкретного индивидуума. Органы-мишени формируются в зависимости от генетических и фенотипическях особенностей человека. Тип поведения же является пусковым или поддерживающим фактором, дополнительно снижающим их. устойчивость к агрессивным влияниям.

    Как указывалось выше, реализация психолопиеских влияний на ки-слотопродуцирующую функцию желудка может осуществляться по двум путям, опосредуемых симпатической нервной системой. Это, с одной стороны, нарушение парциальных соотношений объем-концентрация - за счет избирательной стимуляции специализированных клеток слизистой желудка. С другой стороны, изменения функции и устойчивости слизистой к агрессивным влияниям Moiyr модулироваться существенными изменениями ' микроциркулящга и моторики, под влиянием избыточного тонуса симпатической и метасимпатической - автономные околоорганные нервные сплетения - систем (Мыш В.Г., 1987).

    В завершении этого раздела, хотелось бы остановиться на обсуждешш значимости термина "биологической цены" или "цены адаптации" (Данилова H.H., 1985) в изучении патогенеза психосоматических заболеваний, и, в частности, при язвенной болезни 12-перстной кишки и желудка. Одни и те же результаты деятельности органов и систем организма могут быть достигнуты у разных людей за счет разных энергетических затрат, с разной степенью мобилизации физиологических резервов. Для описания этих различий рекомендуется использовать термин "продуктивность" деятельности (Блок В., М., 1970) как показатель соотношения биологической цены и достигнутого результата. Соответственно, продуктивность зависит и от исходного состояния (в том числе, от степени психосоматической адаптации, наличия физиологических ресурсов) и от особенностей индивидуального РЕАГИРОВАНИЯ. Таким образом, нарушения кровотока в слизистой желудка (за счет постоянного высокого тонуса адреналовой системы) может послужить причиной истощения ресурсов микроциркуляции в ситуациях, повышающих цену адаптации именно за счет этого компонента.

    Многомерность изучаемого феномена - связь личностного типа и течение заболевания, влияние иных факторов, например роль кампнлобакте-риоза при ЯБ 12-перстной кишки и желудка - не позволяет однозначно решить вопрос первичности влияний : сомато-психических или психосоматических. При всей актуальности этого вопроса следует отметить, что для практической работы в клинике ценным является уже само определение факторов риска и защиты, методов дифференциации лечебно-реабилитационных подходов к конкретному пациенту, документация их для экспертов страховых компаний.

    Выявление рассматриваемых значений шкал в процессе психологического тестирования в клинике может дать дополнительную информацию для организации реабилитации, организации диспансерного наблюдения,

    выявления групп риска и индивидуального подхода к подбору тактики терапии обострений ХНИЗ.

    ВЫВОДЫ

    1. Продемонстрирована возможность использования психологических тестов - СМИЛ, тест Люшера и тест SEA - в качестве надежного и информативного инструмента в выявлении психосоматических состояний в клинике внутренних болезней. Показано особое значение шкал СМИЛ - "оптимизм", "соперничество", "язвенный стиль личности".

    2. Сопоставление результатов психологического тестирования с параметрами кислотопродукции показало наличие выраженной специфической корреляционной связи для некоторых шкал тестов. Анализ этих корреляций позволил определить возможный механизм реализации психосоматических влияний - изменение парциальных соотношений объема и концентрации -желудочной секреции. Связь результатов тестирования и параметров спирографии менее достоверна вследствие большего сознательного контроля процедуры со стороны пациента.

    3. Имеется значительное различие психологических характеристик пациентов в группах с различной субъективной оценкой результатов лечения. Уровень этих различий превышает возрастные и половые влияния. У лиц с отрицательными субъективными результатами лечения во всех тестах отмечаются признаки истощения компенсаторных психологических механизмов.

    4. Анализ результатов тестирования позволил сгруппировать ряд шкал (и описываемых ими личностных особенностей) в факторы психологического риска и защиты при язвенной болезни 12-перстной кишки, а также желудка (при бронхообструктивных заболеваниях легких эти факторы выражены менее наглядно). Отрицательная корреляционная связь психологических факторов с параметрами кислотопродукции позволяет предположить ключевую роль симпато-адреналовой системы в реализации психосоматических влияний на функцию желудка.

    Шкалы, описывающие наиболее универсальные поведенческие факторы "риска" или "защиты" возникновения и развития ХНИЗ, в целом согласуются с типами поведения "А" и "Б" по Дженкинсу.

    5. Предлагаемый методологический подход, инструментарий ("батарея гестов"), методики и системы интерпретации открывает путь для дальнейших клинических и клишпсо-психологическях исследований. Выявленная и детализированная роль дисбаланса поведенческих характеристик у больных ХНИЗ позволяет обоснованно изменять тактику лекарственного

    лечения, назначать психотропные препараты или немедикаментозные методы и решать вопрос о необходимости консультации психиатра.

    ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

    1. С целью дифференциального подхода к лечению и реабилитации больных ХНИЗ необходим учет их личностной структуры.

    2. Полноценное использование предлагаемого метода возможно при соответствующей подготовке врачей соматических отделений, создании специализированных кабинетов и включение психосоматической подготовки в курсы специализации психотерапевтов.

    3. В лечении лиц с ХНИЗ при минимальных органических и функциональных изменениях, на фоне существенных психологических отклонений (по результатам тестирования), следует большее значение придавать психотропным средствам и немедикаментозным методам лечения, в частности, физиолечению и специализированной психотерапии, а также своевременной обоснованной консультации психиатра \ психоневролога.

    4. Для лиц с выраженными психологическими акцентуациями требуется специальный подход при сборе анамнеза для выявления психопатологических отклонений и преодоления возможных негативных реакций пациента на назначение консультации психиатра.

    5. Для оценки "качества жизни" пациента (при сравнении методов лечения или при сравнении эффектов назначения различных препаратов) рекомендуется использовать динамический психологический мониторинг. Больший эффект будет получен при конструировании и соответствующей ва-лидизации специализированных проблемно-ориентированных методик.

    Список работ, опубликованных по теме диссертации

    1. Куделькина H.A., Тарасенко Е.П. "Организация психологического тестирования в условиях массового профилактического осмотра железнодорожников отдаленных мест проживания (опыт работы диагностического подвижного центра в поезде)" // Тез. науч.-практ. конф. "Актуальные вопросы современной медицины". - Новосибирск, 1994. - С. 235-236.

    2.Тарасенко Е.П. "Результаты использования психологических тестов в соматической клинике" // Конференция "Актуальные проблемы современной психиатрии и психотерапии". - Новосибирск, 1994. - С. 79-83.

    3. Наумова E.H., Тарасенко Е.П., "Качество жизни больных с хронической недостаточностью кровообращения на фоне лечения Тегоиомином" // Научно-практическая конференция "Венгерские препараты на лекарственном рынке России" - Новосибирск, Апрель 1995.

    4. Тарасенко Е.П., Цельмина М.В., "Практический опыт вагшдизации психологического теста и создания прогностической модели методом математической статистики" // Сибирская научная конференция "Личность и деятельность". - Новосибирск, 1995.-С. 167-169.

    5. Цельмина М.В., Тарасенко Е.П., "Психофизические аспекты успеваемости учеников средних общеобразовательных школ" // Сибирская научная конференция "Личность и деятельность".- Новосибирск, 1995.- С. 201203.

    6. Тарасенко Е.П. "Шкала MMPI - предрасположенность к головным болям- маркер психосоматических заболеваний з соматической клинике" // "Боль и ее лечение", № 3, 1995. - С. 19-22.

    7. Грек О.Н., Тарасенко Е.П. "Опыт использования психологических характеристик при профессиональном отборе лиц в отряды особого назначения и выполнения ими задач в экстремальных ситуациях в мирное и в военное время" // Конференция "Вопросы совершенствования военно-врачебной экспертизы, психофизиологического отбора и психологического сопровождения личного состава органов внутренних дел". Материалы Всероссийского совещания руководителей военно-врачебных комиссий и центров психологической диагностики МВД, ГУВД, УВД. - Москва, 3-4 октября 1995 г., часть ИГ, С. 33-37.

    8. Наумова E.H., Кимонко Г.Я., Тарасенко Е.П. "Эднит в лечении больных артериальной гипертензией". Симпозиум "Новый ингибитор ангио-тензин-превращающего фермента ЭДНИТ в кардиологической практике" // Сибирская кардиологическая конференция "Диагностика, лечение, профилактика ССЗ". - Новосибирск, Сентябрь, 1996 г.

    9. Тарасенко Е.П. Сопоставление результатов психологического тестирования с кислотопродукцией желудка И Материалы 2-й Гастроэнтерологической недели, 7-13 декабря 1996 г., Москва, "Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктолопш", РАМН, том IV, №4, прил. №3, С. 270.

    10. Тарасенко Е.П., Куделышна H.A. Психосоматические аспекты функ-цш1 кислотопродукции желудка у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки. // Материалы 4-й Гастроэнтерологической недели, 1620 ноября 1998 г., Москва. "Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктолопш", РАМН, том VIII, N° 5, прил. № 5, С. 316.

    Список сокращений:

    ВКБ - внутренняя картина болезни;

    СМИЛ - стандартизованный многофакторный метод исследования личности;

    ФВД - функция внешнего дыхания;

    ХНИЗ - хронические неинфекционные заболевания;

    Ж -язвенная болезнь 12-перстной кишки и желудка;

    BAO - базальная кислотопродукция;

    НС1 - свободная соляная кислота;

    SEA-тест - Self Esteem Assessment (самооценка).

    Соискатель Тарасенко Е.П.

    Анализ личностных особенностей психически больных, совершивших деликты против личности


    В статье представлены результаты экспериментально-психологического обследования с использованием теста СМИЛ 58 пациентов, страдающих шизофренией и совершивших общественно опасные действия против личности. Дан сравнительный анализ личностных особенностей (по основным и дополнительным шкалам) в гендерном аспекте.

    Analysis of personal features of the mentally ill have committed delicts against the person  

    The paper presents the results of experimental psychological examination with the use of the test MMPI 58 patients with schizophrenia and committed socially dangerous acts against the person. A comparative analysis of personality characteristics (for primary and secondary scales) in gender aspect   was given. 

    В основе общественно опасных действий (ООД) против личности, совершаемых лицами, страдающими психическими расстройствами, лежит взаимодействие разнообразных факторов: клинико-психологических, социальных, личностных и ситуационных [1]. Механизмы криминальной агрессии носят, в целом, вненозологический характер. В формировании общественно опасных тенденций психически больных большую роль играют преморбидные особенности личности и внешние социально-ситуационные факторы. Стержневые личностные образования, которые сформировались в детстве, остаются довольно стабильными [2]. Они во многом могут предопределить поведение больных в период заболевания. Различная психопатологическая симптоматика рассматривается при этом как фактор, нарушающий антиципационную способность больного с возможностью выбирать действия, адекватные конкретной ситуации [3]. Психически больные, признанные невменяемыми, не менее чем в 70% случаев совершали особо опасные действия по негативно-личностным механизмам. Отмечается соответствующее преобладание таких пациентов и среди лиц, находящихся в психиатрических больницах на принудительном лечении. Без исследования психологических механизмов агрессивного поведения у лиц, страдающих психическими заболеваниями, невозможен всесторонний анализ асоциального поведения. Наибольший удельный вес среди психически больных, совершивших особо опасные действия, приходится на долю страдающих шизофренией [4-7].

    Обследованы больные шизофренией, совершившие противоправные действия (деликты) против личности, признанные судом невменяемыми и находившиеся на принудительном лечении в ФКУ «Казанская психиатрическая больница специализированного типа с интенсивным наблюдением» Минздрава России с 2008 по2012 г. Всего обследовано 58 человек: 29 мужчин и 29 женщин. Возрастной диапазон женщин составлял от 23 до 54 лет, мужчин – от 20 до 46 лет. По уровню образования: незаконченное среднее  у 17 женщин, у 6 — среднее, у 4 — среднее специальное, у 2 — высшее. Соотношение мужчин по уровню образования следующее: незаконченное среднее у 4 человек, среднее — 8, среднее специальное — 12, незаконченное высшее — 1, высшее — 4. По нозологической форме пациенты распределились следующим образом: мужчины — 3 человека с простой формой шизофрении, 26 — с шизофренией параноидной формы, как и у всех обследованных женщин. Соотношение ООД, направленных против личности, распределилось следующим образом: большинство обследованных женщин совершили убийства близких родственников — 20 человек (в том числе детей — 12 человек), 9 — убийства лиц, не состоявших в родственных отношениях. В группе мужчин 9 человек совершили деликты против близких родственников, 20 — против лиц, не состоявших с ними в родстве.

    В качестве метода исследования использовался полный вариант теста СМИЛ с дополнительными шкалами. Методика является одним из образцов математизации исследования личности, где автоматизирован весь процесс обработки данных. Методика представляет собой 566 утверждений. Эти утверждения касаются общего состояния здоровья, сексуальных и семейных отношений, привычек, мужских и женских интересов, навязчивостей, страхов, галлюцинаторных переживаний, общих социальных и моральных установок, самооценки и других особенностей личности. Основным достоинством методики является её способность вскрывать структуру синдрома, структуру личностных особенностей и тип реакции на стресс при значительной степени объективности. Последнее обусловлено тем, что данные анализа не зависят от установок и особенностей исследователя. Большую роль в объективации результатов обследования играют также шкалы достоверности, которые выявляют тенденцию к аггравации или диссимуляции, обнаруживают стремление выглядеть лучше и позволяют сдерживать колебания профиля, зависящие от реакции больного на процедуру обследования. Кроме оценочных и основных шкал, с помощью которых образуется профиль личности, имеется ряд дополнительных шкал (всего их около 400), созданных на базе тех же 566 утверждений. Они позволяют судить о некоторых факторах, имеющих самое различное значение при оценке характерологических особенностей, структуры и динамики психопатологического синдрома [8, 9].

    По данным психологического обследования были выстроены усредненные профили личности. У мужчин код по Уэлшу – 48’9207-1635 F-K/LЮ, определившее преобладание психопатических черт; у женщин код по Уэлшу – 8’4627-09513 F’KL, указывавший на преобладание шизоидных особенностей [8].

    Преобладание показателей по 4, 8, 9 шкалам в группе мужчин, совершивших убийство, демонстрировало своеобразие мотивов поведения и высказываний, индивидуализм, субъективизм, плохой контроль над эмоциями, свободно выплескиваемую агрессию в конфликте, антисоциальную направленность поведения, импульсивность, повышенную раздражительность, некритичное отношение к своим поступкам. Преобладание профиля с ведущими пиками по 8, 6, 2 шкалам в группе женщин указывало на наличие в личностном паттерне таких качеств как: плохая социальная адаптация, отгороженность, низкая продуктивность, апатия, повышенная подозрительность, холодность эмоций, склонность к дисфории, тенденция к сверхценным идеям в сфере межличностных отношений, склонность обвинять окружающих в недоброжелательности, метафизическая интоксикация.

    Сравнительный анализ данных по группам выявил также разницу по следующим дополнительным шкалам теста СМИЛ. У мужчин показатели были достоверно выше по следующим шкалам: «невротическое ослабление контроля», «рецидивизм», «преступность»; у женщин повышены «враждебность», «предубежденность», «социальная отчужденность», «эмоциональная отчужденность», «явная паранойя». Небольшая разница отмечалась по шкалам «алкоголизм», «эскапизм», «подавление агрессии», «импульсивность».

    Полученные данные свидетельствуют о том, что кроме психопатологических симптомов, повлиявших на совершение деликтов против личности, у женщин преобладала параноидная настроенность, предубежденность, враждебность, социальная и эмоциональная отчужденность, метафизическая интоксикация, в отличие от мужчин, у которых ведущими механизмами при совершении правонарушения являлась агрессивность, импульсивность, невротическое ослабление контроля, деликвентность и рецидивизм.

    Из результатов экспериментальных исследований следует: необходимо использовать дополнительные шкалы теста СМИЛ для выявления более развернутых характеристик личности в аспекте изучения проблем противоправного поведения.

     

    М.Л. Семенова, З.Г. Миннизянова, Р.Р. Хамитов

    Казанская психиатрическая больница специализированного типа с интенсивным наблюдением Минздрава России 

    Семенова Мария Леонидовна — клинический психолог

     

     

    Литература:

    1. Агрессия и психическое здоровье / Под ред. академика РАМН Т.Б. Дмитриевой и профессора Б.В. Шостаковича. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. — 464 с.

    2. Антонян, Ю.М. Криминальная патопсихология / Ю.М. Антонян, В.В. Гульдан. — М.: Наука, 1991. — 248 с.

    3. Менделевич, В.Д. Антиципационные механизмы неврозогенеза / В.Д. Менделевич. // Психологический журнал. — 1996. — № 4. — С. 104-110.

    4. Балабанова, Л.М. Судебная патопсихология (вопросы определения нормы и отклонений) / Л.М. Балабанова. — Д.: Сталкер, 1998. — 432 с.

    5. Клинико-психопатологические и психологические методы выявления и предупреждения агрессивно-насильственного поведения лиц с психическими расстройствами. Пособие для врачей /Под ред. академика РАМН Т.Б. Дмитриевой. — М., 2001. — 56 с.

    6. Руководство по социальной психиатрии / Под ред. академика РАМН Т.Б. Дмитриевой. — М.: Медицина, 2001. — 560 с.

    7. Сафуанов, Ф.С. Психология криминальной агрессии / Ф.С. Сафуанов. — М.: Смысл, 2003. — 300 с.

    8. Собчик, Л.Н. Введение в психологию индивидуальности / Л.Н. Собчик. — М.: ИПП-ИСП, 2000. — 512 с.

    9. Собчик, Л.Н. Стандартизированный многофакторный метод исследования личности. Методическое руководство / Л.Н. Собчик. — М.: 1990. — 75 с.

     

    Вацлав Смил: «Рост должен прекратиться. Наши друзья-экономисты, кажется, этого не понимают »| Книги по науке и природе

    Вацлав Смил - заслуженный профессор факультета окружающей среды Университета Манитобы в Виннипеге, Канада. За более чем 40 лет влияние его книг об окружающей среде, населении, продуктах питания и энергии постоянно росло. Сейчас его считают одним из самых выдающихся мыслителей в области истории развития и мастером статистического анализа. Билл Гейтс говорит, что он ждет новых книг Smil, как некоторые люди ждут следующего фильма Star Wars .Последний - Рост: от микроорганизмов к мегаполисам .

    Вы ботаник-ботаник. Пожалуй, нет другого ученого, который рисует картины с числами, как вы. Вы откопали удивительную статистику, согласно которой в Китае залили больше цемента каждые три года с 2003 года, чем в США за весь 20-й век . Вы подсчитали, что в 2000 году, сухая масса всех людей в мире составляла 125 млн метрических тонн по сравнению с всего лишь 10 млн тонн для всех диких позвоночных .А теперь вы исследуете закономерности роста, от здорового развития лесов и мозгов до нездорового роста ожирения и углекислого газа в атмосфере. Прежде чем мы углубимся в эти более глубокие вопросы, могу я спросить, считаете ли вы себя ботаником?
    Вовсе нет. Я просто старомодный ученый, описывающий мир и положение земли, как оно есть. Вот и все. Недостаточно просто сказать, что жизнь лучше или поезда идут быстрее. Вы должны ввести числа. Эта книга - упражнение в подкреплении того, что я говорю, числами, чтобы люди видели, что это факты, и их трудно оспорить.

    Рост - огромная книга - почти 200 000 слов, которые синтезируют многие из ваших других исследований, охватывающих весь мир и исследующих далекое прошлое и будущее. Вы считаете это своим великим опусом?
    Я намеренно решил написать мегабук по росту. В каком-то смысле это громоздко и неразумно. Люди могут взять из нее любое количество книг - экономисты могут прочитать о росте ВВП и населения; биологи могут прочитать о росте организмов и человеческих тел.Но я хотел собрать все это под одной крышей, чтобы люди могли увидеть, как эти вещи неизбежно связаны и как все это разделяет одну кристальную ясность: этому росту должен прийти конец. Наши друзья-экономисты, кажется, этого не осознают.

    Плотина Трех ущелий на реке Янцзы в Китае. Фотография: Лаома / Алами

    Я впервые наткнулся на вашу работу, когда писал книгу об окружающей среде Китая. Снова и снова у вас были данные, которые я искал, и они часто показывали, насколько сомнительны многие официальные статистические данные.Вас называют «убийцей всякой ерунды». Это твоя цель?
    Я вырос в Чехословакии в эпоху советского блока. Проведя 26 лет своей жизни в империи зла, я не терплю глупостей. Я вырос в окружении коммунистической пропаганды - светлого завтрашнего дня, великого будущего человечества - поэтому я настроен так же критично, как и они. Это не мое мнение. Это факты. Я не пишу мнения. Я пишу вещи, которые полностью подтверждаются фактами.

    Вы опровергаете слишком радужные прогнозы технооптимистов, которые говорят, что мы можем решить все наши проблемы с помощью более умных компьютеров, и экономистов, обещающих бесконечный капиталистический рост .Во многих странах обратная сторона материального роста сейчас кажется более значительной, чем положительная, что приводит к тому, что вы называете «антропогенным оскорблением экосистем». Это справедливое резюме?
    Да, я так думаю. Без биосферы в хорошей форме на планете нет жизни. Все очень просто. Это все, что вам нужно знать. Экономисты скажут вам, что мы можем отделить рост от материального потребления, но это полная чушь. Варианты довольно ясны из исторических свидетельств. Если вы не справляетесь с отказом, вы поддаетесь ему, и вы ушли.Лучшая надежда на то, что вы найдете способ справиться с этим. Сейчас мы в лучшем положении, чем 50 или 100 лет назад, потому что наши знания намного шире. Если мы сядем, мы сможем что-нибудь придумать. Это не будет безболезненно, но мы можем придумать способы минимизировать эту боль.

    Значит, нам нужно изменить наши ожидания роста ВВП?
    Да, простой факт заключается в том, что, как бы вы ни определяли счастье, мы знаем - и мы знаем это на протяжении веков, - что величина ВВП не улучшит вашу удовлетворенность жизнью, невозмутимость и чувство благополучия.Посмотрите на Японию. Они довольно богаты, но они одни из самых несчастных людей на планете. Тогда кто всегда входит в десятку самых счастливых людей? Это Филиппины, которые намного беднее и страдают от тайфунов, но во много раз более счастливы, чем их соседи в Японии. Как только вы достигнете определенной точки, выгоды от роста ВВП с точки зрения смертности, питания и образования начинают выравниваться.

    Это золотая середина? Разве это то, к чему мы должны стремиться, а не торопиться, пока рост не станет злокачественным, злокачественным, ожирением и разрушительным для окружающей среды?
    Именно так.Это было бы чудесно. Мы могли бы вдвое сократить потребление энергии и материалов, и это вернуло бы нас к уровню 1960-х годов. Мы могли сократить, не потеряв ничего важного. Жизнь в Европе 60-х или 70-х не была ужасной. Люди из Копенгагена больше не смогут лететь в Сингапур с трехдневным визитом, ну и что? С их жизнью ничего не случится. Люди не осознают, насколько слабая наша система.

    Рост информации - это не просто наводнение или взрыв.Эти прилагательные неадекватны. Мы погребены под информацией. Это никому не приносит пользы

    Вы цитируете Кеннета Боулдинга , которое проводит различие между «экономикой ковбоев» и «экономикой космонавтов». Первый - это широкие просторы и, казалось бы, безграничные возможности для потребления ресурсов. Последнее является признанием того, что планета Земля больше похожа на закрытый космический корабль, на котором нам нужно тщательно управлять своими ресурсами. Задача состоит в том, чтобы перейти от одного образа мышления к другому.Но человеческая история - это тысячи лет ковбоев и всего несколько десятилетий космонавтов. Разве мы не зашиты?
    Как в восточной, так и в западной традициях бережливости существует глубокая традиция жить по средствам и вести созерцательную жизнь. Так было всегда. Теперь раздается этот более громкий голос, призывающий к увеличению потребления, увеличению ванной комнаты и внедорожнику, но становится все более очевидным, что так продолжаться не может. Это будет что-то вроде курения, которое было повсюду 50 лет назад. Но теперь, когда люди осознают четкую связь с раком легких, это ограничено.То же самое произойдет, когда люди поймут, куда нас ведет материальный рост. Думаю, это вопрос времени.

    Как нам двигаться в этом направлении, прежде чем риски станут неуправляемыми?
    Чтобы ответить на этот вопрос, важно не говорить глобально. Будет много подходов, которые необходимо адаптировать и нацелить на каждую отдельную аудиторию. У этого парня [Томаса] Фридмана есть пагубная идея о том, что мир плоский и теперь все одинаково, так что то, что работает в одном месте, может работать для всех.Но это совершенно неправильно. Например, Дания не имеет ничего общего с Нигерией. То, что вы делаете в каждом месте, будет отличаться. Что нам нужно в Нигерии, так это больше еды, больше роста. На Филиппинах нам нужно немного больше. А в Канаде и Швеции нам этого нужно меньше. Мы должны смотреть на это с разных точек зрения. В некоторых местах мы должны способствовать тому, что экономисты называют замедлением роста. В других местах мы должны способствовать росту.

    Ваш персональный статистический анализ подобен целому продукту Всемирного банка.Заставило ли вас это исследование почувствовать, что мы ближе к концу роста, чем вы думали ранее?
    Люди спрашивают меня, оптимист я или пессимист, и я не отвечаю. Я не пытаюсь быть сознательно агностиком: это лучший вывод, который я могу сделать. В Китае я рассказывал людям, насколько плохой была окружающая среда, и эта картина полностью шокировала людей. Они сказали: «Когда он рухнет?» И я отвечал: «Он рушится каждый день, но его тоже каждый день ремонтируют». Они использовали больше угля и получили больше загрязнения воздуха, но они также взяли миллиарды у Всемирного банка и, наконец, установили современные системы очистки воды в больших городах.Теперь они используют современное сельское хозяйство, поэтому для полива используют меньше воды. Вот как это бывает. Вот какой мы вид: мы тупые, халатные, опоздавшие. Но, с другой стороны, мы приспосабливаемся, мы умны, и даже когда все рушится, мы пытаемся соединить их воедино. Но самое сложное - это подсчитать чистый эффект. Мы вверх или вниз? Несмотря на весь анализ, мы этого не знаем.

    В вашей книге отмечается, что 2000 лет назад вся библиотека Рима содержала около 3 гигабайт информации, а теперь в глобальном Интернете их более чем в триллион раз.Вы явно скептически относитесь к тому, что это было чистым позитивом или что это улучшило нашу способность решать наши проблемы.
    Рост информации - это не просто наводнение или взрыв. Эти прилагательные неадекватны. Мы погребены под информацией. Это никому не приносит пользы. Над нами находятся спутники, дающие огромное количество информации, но не хватает людей для ее анализа. Да, компьютеры могут помочь и сократить сумму, но кто-то еще должен принимать решения. Слишком много всего, что нужно понять.

    Испытывали ли вы какие-либо статгазмы (статистические оргазмы) в ходе исследования?
    По образованию я биолог, поэтому с удовольствием прочитал новые исследования о самых больших деревьях в мире - секвойи и эвкалипте. Они никогда не перестают расти. А у слонов неопределенные закономерности роста, и они никогда не останавливаются, пока не умрут. Мы, люди, останавливаемся, когда нам 18 или 19. Но самые большие виды на планете продолжают расти, пока не умрут.

    А по численности населения?
    Что наиболее примечательно, так это то, насколько быстрым был спад.Более чем за 100 лет темпы роста ускорились. 1930-е годы быстрее 20-х годов, 40-е годы быстрее 30-х годов и так далее. К 1960-м годам население мира росло так быстро, что в известной статье в Science говорилось, что к 2024 году оно будет расти бесконечными темпами - как момент сингулярности населения, что, конечно, абсурдно. С тех пор ставка снижалась с каждым годом. Население продолжает расти в абсолютном выражении, но в процентном отношении оно сокращается с середины 60-х годов.

    США намного опережают другие страны по потреблению энергии.Фотография: Saul Loeb / AFP / Getty Images

    В целом, я бы сказал, что тон книги пессимистичен, но вы также упоминаете о возможности более оптимистичного сценария , в котором население мира не расширится за пределы 9 миллиардов - как в настоящее время прогнозируется - и в которых энергетический переход происходит быстрее, чем ожидалось. Даже если спрос на материалы достигнет пика до 2050 года, это все равно оставит нам несколько десятилетий растущего давления. Учитывая уже очевидную нагрузку на климат, почву, биоразнообразие и социальную стабильность, как нам преодолеть эту опасную выпуклость?
    Это самая сложная часть.В западном мире и Японии мы почти у цели. Китаю еще предстоит проделать путь, потому что он находится на уровне Испании 1960-х годов с точки зрения энергетики. Настоящий всплеск наступает в Африке, где родится на 1 миллиард человек больше. Просто вывести нынешнее африканское население на достойный уровень жизни, как во Вьетнаме и Таиланде, сложно. Сделать это с лишним миллиардом будет чрезвычайно сложно. Все это можно свести к одной цифре - это гигаджоули потребления энергии на человека в год, но единица значения не имеет.Просто рассмотрите сравнение. В США - около 300. В Японии - около 170. В ЕС - около 150. Китай сейчас приближается к 100. Индия - 20. Нигерия - 5. Эфиопия - 2. Рост от Нигерии до Китая - это 20-кратный рост. в расчете на душу населения. Таков масштаб выпуклости. Таким образом, вы можете сократить потребление в Копенгагене или Сассексе, но не в Нигерии.

    Стареющая Япония - это модель? Мне кажется невероятным, что страна смогла выдержать длительное падение цен на недвижимость, стоимости фондового рынка, жизнеспособности населения и влияния , не скатываясь в хаос.Есть ли уроки для тех, кто вынужден отступать?
    Япония может быть лишь частичной моделью, потому что до недавнего времени это было настолько бережливое и дисциплинированное общество, что люди могли терпеть то, что другие не приняли бы. Но у нас есть слабина. Мы такие толстые с точки зрения материалоемкости. Есть место для сокращения. Но нет простого ответа. Если бы были, мы бы уже это сделали.

    Могут ли бизнесмены смириться с прекращением роста? Вы говорили об этом Биллу Гейтсу?
    Мне не нужно ему рассказывать.Он много знает об окружающей среде. Если отложить в сторону миллиарды долларов, он просто парень, который любит понимать мир. Он читает десятки книг каждый год. Как я.

    Рост: от микроорганизмов к мегаполисам Вацлава Смила опубликовано MIT Press (30 фунтов стерлингов). Чтобы заказать копию, перейдите на сайт guardianbookshop.com. Бесплатная доставка в Великобритании по всем онлайн-заказам на сумму свыше 15 фунтов стерлингов

    Что основатель Microsoft Билл Гейтс говорит о книгах Вацлава Смила

    Фотография: Саид Адьяни / AP

    Энергия и цивилизация: история
    (MIT Press, 2017)
    «Улыбка - это один моих любимых авторов, и это его шедевр.Он рассказывает, как наша потребность в энергии повлияла на историю человечества - от эпохи мельниц, приводимых в движение осликами, до сегодняшних поисков возобновляемых источников энергии ».

    Создание современного мира: материалы & Demateriali zation
    (Wiley, 2013)
    «Если кто-то пытается сказать вам, что мы используем меньше материалов, отправьте ему эту книгу. Со своим обычным скептицизмом и любовью к данным, Смил показывает, как наша способность делать вещи из меньшего количества материала - скажем, банки из-под газировки, для которых требуется меньше алюминия, - делает их дешевле, что на самом деле способствует увеличению производства.Мы используем больше, чем когда-либо ».

    Сбор биосферы
    (MIT Press, 2013)
    «Здесь [Смил] дает настолько четкую и максимально цифровую картину, насколько это возможно, того, как люди изменили биосферу ... это критическая история, если вы заботитесь о последствиях у нас на планете.

    Обзор книги Вацлава Смила «Энергия и цивилизация»

    Если вы работаете в сфере энергетики, скорее всего, вы слышали о Вацлаве Смиле. Смил, замкнутый чех, занимавший должность почетного профессора Университета Манитобы, часто считается одним из самых влиятельных писателей в области междисциплинарных исследований энергии (Билл Гейтс цитирует Смила как одного из своих любимых авторов).Смил опубликовал 40 книг и около 500 статей по различным темам. Письмо Смила основано на тщательном исследовании, наполнено фактами и цифрами и не для слабонервных.

    Энергия и цивилизация, опубликованный в 2017 году и существенная редакция книги «Энергия и всемирная история» (опубликованной в 1993 году), - это последняя работа Смила и мое первое знакомство с его работой. «Энергия и цивилизация», как и все книги Смила, представляет собой междисциплинарный труд и, по сути, представляет собой пересмотр доминирующих источников энергии и связанных с ними технических инноваций в истории человечества.Однако это не обычная книга по истории. С помощью собственных расчетов Смила и впечатляющей библиографии человеческие тенденции в потреблении энергии, эффективности и мощности первичного двигателя тщательно определены количественно (первичный двигатель - это любое устройство, которое преобразует тепловую, кинетическую или химическую энергию в полезную работу). Хотя понимание деталей - важная задача, если читатель готов к ней, Energy and Civilization действительно вознаграждает. Прочитав эту книгу, взыскательный читатель получит четкое представление о масштабах захвата человеческими потоками энергии с течением времени.В этом обзоре и резюме я очень кратко расскажу и выделю то, что я считаю наиболее сильными сторонами книги.

    Важным аспектом в «Энергии и цивилизации» является понятие энергетического детерминизма, термодинамическое понятие, согласно которому энергия (и ее качество, интенсивность и эффективность) является ключевым диктатором в истории человечества. Поистине, энергия необходима для существования всей жизни, но объясняет ли она только сложности развития общества? Интересные кейсы по этому вопросу можно найти в каждой главе.Главы 2–4 посвящены доиндустриальному обществу, в частности, продовольствию и водоснабжению, основным видам топлива и основным движущим силам фуражиров и традиционных фермеров. В интересной оговорке к понятию энергетического детерминизма Смил утверждает, что маловероятно, что этот переход был вызван энергией. Чистая отдача энергии от раннего земледелия, вероятно, была ниже, чем от кормодобывания, что указывает на то, что оседлое земледелие должно было привлекать и другие стороны. А именно, он поддерживал более высокую плотность населения, обеспечивал более надежное снабжение продовольствием и облегчал организацию обороны / нападения против врагов.

    Тем не менее, интенсификация земледелия и поддержка более крупного населения вызвали потребность в увеличении энергозатрат. Это привело к тому, что для вспашки, а затем и для обмолота и измельчения зерна стали больше полагаться на животных. Это энергетическое объяснение (более низкая чистая отдача энергии и более высокие затраты) помогает объяснить, почему людям понадобилось так много времени, чтобы интенсифицировать сельское хозяйство. Как отмечает Смил, «потребовались столетия, даже несколько тысячелетий, чтобы освоить однолетние посевы вместо обширных и длительных паров».В качестве другого предостережения в отношении повторяющейся темы энергетического детерминизма Смил отмечает, что неэнергетический прогресс, повышение доступности основного макроэлемента азота значительно улучшило производительность и поддержку интенсификации сельского хозяйства. Поэтому с точки зрения достижений сельского хозяйства Смил считает севообороты, которые привели к принятию азотфиксирующих зернобобовых культур, эпохальными, «сопоставимыми по значимости с паровой силой».

    В главе 4 «Доиндустриальные первичные двигатели и виды топлива» Смил описывает интересные и творческие способы использования энергии людьми до использования ископаемого топлива.Хотя сами источники энергии (например, ветер, вода, биомасса) не менялись на протяжении тысячелетий, в сочетании с человеческой изобретательностью и улучшенной организацией, эти источники поддерживали сложные общества и впечатляющие инженерные достижения. Невероятно, но даже до того, как люди разработали полезные инструменты для преобразования энергии воды и ветра, была организована исключительно живая энергия (поставляемая людьми или животными) для проведения таких подвигов, как возведение 140-тонного камня в городе инков Ольянтайтамбо в Перу и строительство 85 000 км дорог с твердым покрытием в Древнем Риме.Технические достижения в области улавливания энергетических потоков включали все более сложные водоподъемные и ветряные машины, а также повышение эффективности производства древесного угля и доменных печей для производства чугуна.

    Ископаемое топливо начало быстро вытеснять топливо из биомассы и животный труд только в 16 и 17 веках в Англии из-за серьезной нехватки древесины. Смил определяет замену древесного угля на кокс при выплавке чугуна как одну из «величайших технических инноваций современной эпохи», поскольку она положила конец неустойчивому использованию древесины в Англии и резко увеличила производство чугуна.Кроме того, он «заложил [] основу для современной сталелитейной промышленности и обеспечил [] ключевой металл индустриализации». Не менее важно то, что Смил называет «качественными улучшениями», сопровождавшими использование ископаемого топлива. Эти улучшения включали (i) паровой двигатель (в конечном итоге ставший двигателем внутреннего сгорания, паровую турбину и газовую турбину) и (ii) преобразование ископаемого топлива в электричество. Интересно, что Смил оспаривает «широко распространенное понимание, которое почти приравнивает внедрение паровых двигателей к процессу, который в целом, но ошибочно известен как промышленная революция».В действительности, утверждает он, внедрение паровой машины происходило медленно. Прошло столетие после патента Джеймса Ватта (1769 г.) на «доступную доступность такой концентрированной энергии [для] преобразования как промышленного производства, так и наземного и морского транспорта на большие расстояния», что привело к «экстенсивной урбанизации, росту зарождающегося благосостояния, росту международного торговля и смена национального руководства ».

    Вторая современная инновация, описанная Смилом, электричество, представляет собой объединение усилий многочисленных инженеров и ученых, начиная с ошибочной демонстрации Луиджи Гальвани «животного электричества» и открытия Майклом Фарадеем электромагнитной индукции.Кульминацией этого стала работа Томаса Эдисона, который не только спроектировал «первую надежную лампочку», но и построил электростанцию ​​и энергосистему для обеспечения электроэнергией потребителей в нижнем Манхэттене. Позже, в знаменитой «битве систем» с переменным током Джорджа Вестингауза, «фундаментальная физика отдавала предпочтение переменному току, а после 1890 года новые системы основывались на переменном токе». Сегодня переменный ток является нормой для электроэнергетических систем. Описывая каждое нововведение, Смил не упускает из виду, как каждый переход, с точки зрения того, как улучшенное качество топлива или первичного двигателя, ускорял темпы внедрения и дальнейших инноваций.

    Если бы мне пришлось выбрать наиболее значительную часть книги, это были бы главы 6 и 7. В этих главах Смил опирается на материал из предыдущих разделов книги, чтобы выявить «грандиозные закономерности использования энергии». Во-первых, в главе 6 Смил подробно останавливается на причинах и последствиях преобразования беспрецедентных, «колоссальных» и исчерпаемых ресурсов ископаемого топлива. Согласно расчетам Смила, мировое потребление топлива из биомассы составляло около 280 мегатонн нефтяного эквивалента (Мтнэ) в 1700 и 2 годах.5 Гтнэ в 2000 году, увеличившись почти в 10 раз за 300 лет. За тот же период добыча ископаемого топлива выросла с 20 Мтнэ до 8,1 Гт, увеличившись почти в 400 раз. Другими словами, Смил оценивает потребление энергии на душу населения в ~ 18 ГДж на душу населения в ранней Римской империи и 60 ГДж на душу населения в 1820 году в Англии и Уэльсе. В период с 1820 по 2010 год потребление энергии в Соединенных Штатах выросло с 70 до более 300 ГДж на душу населения (см. Рисунок ниже, где сравнивается историческое потребление энергии с потреблением энергии в различных регионах сегодня).Ископаемое топливо действительно увеличило количество энергии, имеющейся в нашем распоряжении. Среди последствий этого огромного роста власти «отсутствие выгоды… было более фундаментальным, чем существенный рост мирового производства продуктов питания», который обеспечил адекватное питание и комфортный уровень жизни для значительной части населения мира. Кроме того, растущая мощь таких основных двигателей, как паровые турбины, и распространение электроэнергии способствовали возникновению индустриального и взаимосвязанного глобального общества.

    Сравнение энергоснабжения разных стран и периодов времени (данные для древних цивилизаций из книги Смила «Энергия и цивилизация», данные для нынешних стран из data.worldbank.org). Обратите внимание на то, что потребление энергии не росло одинаково по регионам.

    Таким образом, «Энергия и цивилизация» предлагает увлекательный рассказ о прошлых энергетических переходах с некоторым контекстом на будущее. Удивительно, но взгляды Смила вселяют надежду, а не его типичный унылый взгляд на будущее (Смил, как известно, пессимистично относится к быстрому переходу к возобновляемым источникам энергии).Здесь Смил предполагает, что с «технически и экологически желательным переходом к умеренному использованию энергии» может стать возможным общество, «живущее строго в пределах своих солнечных / биосферных ограничений». Безусловно, создание системы, способной улавливать и хранить потоки возобновляемой энергии в масштабах, достаточных для того, чтобы вывести миллиарды людей в странах с низким уровнем доходов из бедности, является огромной задачей, учитывая, что использование энергии тесно связано с экономическим ростом. Однако соотношение между благополучием человека и потреблением энергии, по-видимому, составляет около 100–120 ГДж на душу населения (см. Рисунок ниже).Смил предполагает, что «дополнительное увеличение дискреционного использования энергии превращается в показное жилье… владение множеством дорогих транспортных средств и частые полеты». Другими словами, у нас есть много места для маневра, если мы сможем развиваться без легкомысленного и неэффективного потребления, которое в настоящее время является символом западного прогресса.

    Демонстрация насыщения благосостояния человека (с использованием Индекса человеческого развития, ИЧР) при увеличении энергоснабжения (по материалам книги Смила «Энергия и цивилизация», данные ИЧР из hdr.undp.org/, данные по энергоснабжению с data.worldbank.org).

    Для тех, кто знаком со Смилом, неудивительно, что он не любит предсказывать будущее энергетики. Таким образом, хотя Смил элегантно демонстрирует решающую роль энергии в формировании общества, он одновременно дает достаточно предостережений, чтобы прояснить, что ни один предсказатель не может определить такую ​​сложную систему, как человеческая цивилизация. Многочисленные свидетельства Смила о том, что человеческие общества выживают и процветают при сокращенных потоках энергии, служат опровержением уверенных, пессимистических заявлений (достаточно времени уделяется понятию пика добычи нефти).Однако Смил также приводит множество примеров длительных исторических переходов, чтобы сдержать тех, кого он считает чрезмерно оптимистичными. В самом деле, как говорит Смил: «Единственная уверенность в том, что выбор, удачный для беспрецедентного стремления к созданию новой энергетической системы, совместимой с долгосрочным выживанием высокоэнергетической цивилизации, остается неопределенным».

    Должен расти, обречь планету? - Новая Атлантида

    Через пять миллиардов лет у Солнца закончится водород.Его ядро ​​схлопнется, а его поверхность увеличится в миллионы раз по сравнению с нынешними размерами. Поскольку Земля охвачен огненным апокалипсисом, любой экономический рост подойдет к концу, что, наконец, исполнит давнее пророчество многих ученых-экологов.

    То, что бесконечный экономический рост на конечной планете невозможен, было истиной, передаваемой из поколения в поколение защитниками окружающей среды как глубокое понимание. Но на самом деле это не более чем тавтология.Учитывая его предпосылки - что рост «бесконечен», а планета «конечна» - это утверждение не может быть ничем иным, как истинным.

    Однако между настоящим моментом и концом это утверждение, как и большинство тавтологий, не очень полезно, поскольку мало говорит нам о конечности планеты или о фактическом составе и траектории будущего роста. Прогнозы коллапса из-за роста населения, чрезмерного потребления, истощения ресурсов и загрязнения, относящиеся ко времени преподобного Томаса Мальтуса в восемнадцатом веке, постоянно не оправдались.Фактически, люди все больше процветают, несмотря на то, что наши требования к биосфере намного превзошли все, что могли вообразить ранние сторонники ограничения экономического роста.

    Но тот факт, что рог изобилия до сих пор выигрывал от этого аргумента, не означает, что будущий экологический коллапс невозможен. Человеческое будущее в конечном итоге зависит от вопросов, на которые ни один из лагерей не может ответить заранее. Насколько больше вырастет человеческое население? Насколько лучше и эффективнее станут наши технологии? Как быстро будет расти наша экономика и сколько дополнительного потребления сможет выдержать Земля?

    Таким образом, мальтузианские утверждения никогда не ошибаются, только рано.Солнце расширится, чтобы испепелить Землю. Экономическому росту придет конец. Q.E.D.

    Многие из его поклонников будут удивлены, узнав, что Вацлав Смил, ренегат-эколог и эрудит, является чем-то вроде мальтузианца. Смил приобрел последователей среди консерваторов, сторонников ядерной энергии и сторонников различных других решений Promethean для экологических проблем, в основном потому, что он долгое время скептически относился к заявлениям о том, что возобновляемые источники энергии могут быстро вытеснить ископаемое топливо.Но Смил - критик с равными возможностями. Его скептицизм по поводу зеленой энергии больше отражает его отвращение к технооптимизму, чем к солнечным батареям или ветряным турбинам.

    В своей новой книге Рост: от микроорганизмов к мегаполисам Смил излагает аргументы в пользу ограничения экономического роста, ориентируясь на ядерную энергию, сингулярность, предположения экономистов-неоклассиков и почти все другие школы техно-оптимизма. думал, наряду с его знакомым отрицанием различных энтузиазмов зеленых.Представление о том, что технологические инновации могут позволить «отделить» экономический рост от воздействия на окружающую среду, говорит нам Смил, «противоречит физическим законам». Он одобрительно цитирует экономиста Кеннета Боулдинга, что «любой, кто верит в бесконечный рост чего-либо физического на физически конечной планете, является либо сумасшедшим, либо экономистом». Циркулярная экономика, идея о том, что мы можем непрерывно рециркулировать воду, энергию и другие ключевые ресурсы, требует «не что иное, как устранение энтропии.”

    Growth отличается прощальным качеством. Смил объединяет исследования, идеи и анализы, полученные за долгую и выдающуюся карьеру. Как следует из подзаголовка, Смил охватывает закономерности роста, которые характеризуют все, от одноклеточных организмов до тех, которые описывают взлет и падение великих цивилизаций. Но в основном длинные разделы о темпах, с которыми лиственные леса добавляют биомассу, взаимосвязи между продолжительностью жизни животных и массой тела и многое другое, являются основой того, что Смил хочет сказать о будущем человеческих обществ.Суть деревьев и амеб в том, что человеческое общество может избежать законов термодинамики не больше, чем что-либо еще. Смил утверждает, что единственный способ обеспечить долгосрочное выживание человеческой цивилизации - это установить пределы роста «в планетарном масштабе».

    Для Смила все возвращается к потокам энергии. Потоки энергии определяют нашу способность превращать все другие ресурсы в товары и услуги, потребляемые людьми. Наша экономика, наши общества, наша цивилизация и наше выживание - все зависит от доступности источников энергии, нашей способности использовать их и эффективности, с которой мы можем преобразовать их в то, что мы хотим и в чем нуждаемся.

    Цивилизация началась с использования «экстрасоматических» источников энергии, находящихся за пределами нашего собственного тела. Сначала было освоение огня, а затем приручение животных для путешествий и работы. Человеческую историю с тех пор «можно рассматривать как стремление к еще большей опоре на экстрасоматические энергии», в основном питаемые солнцем, такие как потоки ветра, запряженные парусами, и потоки воды, используемые мельницами. Но наиболее важными для появления «современных высокоэнергетических обществ» были ископаемые виды топлива, энергия солнца, накопленная в течение миллионов лет.

    Поскольку наличие энергии делает возможным любой земной рост, определяет его скорость и, в конечном итоге, ограничивает его, рост всех видов следует знакомым закономерностям. Рост заполнен диаграммами, показывающими изменяющиеся темпы роста сельскохозяйственных культур, потребление масла и многое другое. Смил отслеживает увеличение скорости транспортировки с течением времени, увеличение продолжительности жизни людей, повсеместное распространение сотовых телефонов, грузовые возможности контейнеровозов и нефтеналивных танкеров, а также масштабы и распределение мегаполисов.Иногда кривые роста выглядят как S-образные кривые - резко поднимаются, а затем выравниваются - иногда кривые колокола. Иногда они проходят периоды линейного роста, иногда экспоненциального роста. Иногда они медленно приближаются к нулевому росту после пика, иногда кажется, что они падают с обрыва.

    Проблема, напоминает нам Смил, в том, что без оглядки назад никогда не узнаешь, на какой поездке он едет, пока она не закончится. Период экспоненциального роста может выровняться в S-образную кривую, характерную для логистического роста.Период застоя может быть вершиной одной S-образной кривой или основанием другой. Серия S-образных кривых, показывающих последовательные инновации, которые способствовали повышению продуктивности сельского хозяйства на протяжении большей части последних 10 000 лет, на протяжении многих тысячелетий, выглядит как линейный рост. Очевидный пик мировой добычи нефти в 1970-е годы, который, по мнению многих, был вершиной колоколообразной кривой, оказывается, если задним числом, быть вершиной одной S-образной кривой и основанием другой, начатой ​​новым технологические инновации, такие как горизонтальное бурение и гидроразрыв пласта.

    Туман настоящего, наша неспособность увидеть большинство текущих тенденций с достаточного расстояния, чтобы понять, по какой траектории они движутся, делают все прогнозы относительно роста, нехватки ресурсов и технологических изменений по своей сути неопределенными. Но центральный пункт Смила, тем не менее, очевиден и слишком часто игнорируется. Любой рост рано или поздно заканчивается, и чем быстрее рост, тем быстрее он закончится. Это базовое понимание справедливо как для солнечных панелей, так и для роста населения, и сдерживает рост загрязнения и воздействия на окружающую среду не меньше, чем экономика и потребление.

    Смил - интеллигент старой закалки. Пока остальные из нас бродят по Интернету, Смил недавно сказал New York Magazin e Дэвиду Уоллесу-Уэллсу, что он читает об истории империй Сасанидов. В своих лучших проявлениях он разносторонний, междисциплинарный и проницательный. В худшем случае он страдает расстройством желудка, он воображает себя окруженным со всех сторон шарлатанами и дураками.

    Смил, чех, большую часть своей карьеры проработавший в Канаде, давно задокументировал, насколько надежно эксперты в области энергетики неправильно понимали будущее производства и потребления энергии.Эксперты различных идеологических и технических дисциплин переоценили рост потребления энергии в развитом мире и недооценили его в развивающемся мире. Они были слишком оптимистичны в отношении роста возобновляемых источников энергии и ядерной энергетики, при этом полностью упустив из виду революцию в сфере сланцевого газа.

    Подобные прогнозы, утверждает Смил, часто путают предпочтения с прогнозами, и нам было бы намного лучше обслуживать нас, если бы мы были более прозрачными в отношении будущего, которое мы хотим, и менее детерминированным в отношении тех, которые мы можем получить.И все же Смил не очень прозрачен в том, какого рода будущее он сам желает, за исключением расплывчатого жеста в отношении «межпоколенческих обязательств, вытекающих из необходимости поддерживать пригодную для жизни биосферу». В интервью 2018 года для Science он заявил, что у него нет никаких предпочтений: «Я никогда не ошибался в этих важных вопросах энергетики и окружающей среды, потому что мне нечего продавать».

    Вместо того, чтобы рассказывать нам, какое будущее он хотел бы видеть, Смил в основном говорит нам то, что ему не нравится.Он оплакивает потерю ночного неба возле своего дома в Манитобе и жалуется на азиатских туристов в Прадо в Мадриде, которые закрывают ему вид на Las Meninas Веласкеса . Это, по его собственному признанию, личные претензии «второстепенного значения». Но трудно избавиться от ощущения, что восточноевропейское восприятие Смила оскорбляет только явная непристойность американского потребления. Смил предположил, что время от времени заказывать в парижском ресторане филе миньон весом семь унций было бы разумно.Не съесть кусок говядины весом 36 унций в техасском стейк-хаусе. Кто такие вещи? , Смил вроде спрашивает.

    Но хотя есть достаточно оснований полагать, что массовое потребление на этих уровнях не является ни необходимым, ни желательным, никогда не было ясно, почему нужно угрожать социальной и экологической катастрофой, чтобы убедительно противостоять этому, - и, если уж на то пошло, как это сделать? альтернативные и менее потребительные будущие работы, в которых Смил может созерцать Las Meninas в тишине и уединении и отведать стейк фри в L'Ami Jean, но миллиард китайцев этого не сделает.

    Smil не предлагает четкой альтернативы тому, как десять миллиардов человек могли бы жить достойной жизнью без экономического роста. Вместо этого, как и многие другие сторонники «замедления роста» и устойчивой экономики, он в основном просто разводит руками. «Использование регресса в качестве [стандарта] цивилизационных достижений после длительного пристрастия к прогрессу, - пишет он, - создает непримиримый конфликт или, точнее, проблему, для которой нам еще предстоит найти эффективное решение (при условии, что один существует).Другими словами, его недостаток воображения - наша проблема, а не его.

    Но решение, как оно есть, оказывается прямо перед нами. Основная экономическая теория может постулировать, что бесконечный экономический рост желателен и возможен, но то, что на самом деле беспокоит большинство макроэкономистов сегодня, - это стагнация. Темпы роста развитых экономик падают на протяжении десятилетий. Это связано не с биофизическими ограничениями потребления, а, скорее, с простой математической реальностью, согласно которой чем богаче становится экономика, тем больше богатства ей необходимо приобретать каждый год для поддержания тех же темпов роста.Другими словами, экономический рост в богатых постиндустриальных странах, похоже, неумолимо замедляется без необходимости жесткой экономии.

    Каждое дополнительное приращение роста в странах с развитой экономикой также обычно становится менее материалоемким, поскольку на такие секторы, как обрабатывающая промышленность, горнодобывающая промышленность и переработка, приходится меньшая доля общего объема производства, а на секторы знаний и услуг приходится большая доля.

    Рост населения замедляется даже быстрее, чем экономический рост, поскольку коэффициенты рождаемости обычно снижаются по мере роста доходов и образования - динамика, которая была такой же устойчивой чертой глобальной современности, как и рост потребления.В Японии с населением 126 миллионов человек к 2100 году ее население может сократиться вдвое, до менее чем 60 миллионов. Европейский Союз, который в настоящее время составляет около 500 миллионов человек, может сократиться до 300 миллионов к 2100 году. точно глобальное население достигнет пика и начнет сокращаться, но все основные демографические прогнозы прогнозируют рост населения в том же направлении. Если не произойдет радикальных изменений в демографии быстро модернизирующейся и урбанизирующейся планеты, население мира, вероятно, достигнет пика и начнет сокращаться в конце этого столетия или в начале следующего.

    Взятые вместе, снижение рождаемости, замедление экономического роста на душу населения, меняющаяся структура экономической деятельности и продолжающееся совершенствование технологий и производительности ресурсов, вероятно, к концу этого столетия приведут к пику и снижению потребления наиболее важных ресурсов и воздействия на окружающую среду. Фактически, для того, чтобы абсолютный материальный спрос на природную среду , а не снизился в долгосрочной перспективе, одна из этих трех устойчивых тенденций должна повернуть вспять.Глобальные тенденции рождаемости должны снова начать расти. Необходимо обратить вспять долгосрочное замедление темпов роста в промышленно развитых странах. Или же широкий спектр пищевых, энергетических и ресурсных технологий должен стать менее ресурсоэффективным.

    Смил, как и ряд других ученых-экологов, оспаривает это мнение. Вместо этого он утверждает, что увеличение производительности ресурсов будет направлено не на снижение спроса на ресурсы, а на увеличение потребления и ускорение экономического роста.Известно, что повышение эффективности паровых двигателей в девятнадцатом веке не привело к сокращению использования угля, а наоборот. Сто пятьдесят лет повышения эффективности освещения не привели к снижению потребления энергии для освещения, а, скорее, вдохновили нас на то, чтобы осветить многие другие вещи. Смил отмечает, что значительная часть долгосрочного повышения эффективности двигателей внутреннего сгорания была направлена ​​на создание более крупных и мощных транспортных средств. Пока существует отложенный спрос на большее потребление, некоторая часть прироста производительности будет направлена ​​на большее потребление, а не на меньшее использование ресурсов.

    Но утверждение о том, что эти эффекты «отскока» обеспечивают бесконечный рост потребления материалов, предполагает, что спрос на них никогда не достигнет насыщения. Чтобы это было правдой, также должно быть, что чем богаче мы становимся, тем больше материальных ресурсов мы будем требовать навсегда. Тридцать шесть унций стейков должны стать стейками на 72 унции, внедорожники должны стать восемнадцатиколесными, двухэтажные дома-ранчо площадью 2000 квадратных футов должны стать McMansions площадью 4000 квадратных футов и так далее.

    На самом деле это не так много доказательств.Несмотря на нашу склонность к увеличению размеров наших домов, автомобилей и наших частей, экономика США, тем не менее, следует той же основной траектории, что и все другие развитые экономики: в сторону замедления роста национального дохода и дохода на душу населения и потребления материальных товаров и услуг. Джесси Осубель из Рокфеллеровского университета изучил сто ключевых ресурсов США за последнее столетие, таких как пахотные земли, вода, электричество, никель и нефть. Более трети из них пережили пик потребления.Точно так же в Соединенных Штатах и ​​большей части Европейского Союза за последнее десятилетие или даже более сократились выбросы парниковых газов, даже с учетом передачи промышленного производства на аутсорсинг в такие места, как Китай.

    Напротив, в глобальном масштабе использование ресурсов и выбросы углерода продолжают расти, несмотря на долгосрочное и постоянное улучшение производительности ресурсов. Это причина того, что Смил характеризует утверждения о том, что экономический рост может быть отделен от материальных и энергетических затрат, как «крайне вводящие в заблуждение».«Но тот факт, что общий спрос на материальные товары и услуги вырос в послевоенный период, когда население мира утроилось и миллиарды людей перешли из состояния глубокой аграрной бедности в городские и промышленные условия жизни, не дает веских оснований для аргумента Смила.

    Поскольку в течение этого столетия темпы роста населения и экономики стабилизируются, вполне вероятно, что прирост производительности ресурсов превысит темпы роста мировой экономики, что приведет к снижению глобального спроса на материальные ресурсы в долгосрочной перспективе.Как показано в отчете Института прорывов за 2019 год, глобальные пастбища, крупнейшее использование земли человеком, достигли пика в 2000 году и продолжают сокращаться, несмотря на то, что мировое производство говядины продолжает расти. В статье 2013 года Осубель и его коллеги утверждали, что мировые пахотные земли тоже близки к пику, даже несмотря на то, что мировое растениеводство продолжает расти.

    Как и все кривые роста, не гарантируется, что пиковое потребление различных материальных ресурсов продолжится. Эти тренды могут представлять собой вершину колоколообразной кривой, основание новой S-образной кривой или просто длинное плато.Но что они действительно демонстрируют, так это то, что абсолютное отделение ресурсов от экономического роста возможно даже с учетом сегодняшней глобальной экономики, которая по-прежнему характеризуется устойчивым ростом населения и доходов.

    Смил в пользу установления ограничений для роста зависит от еще одного утверждения: сохранение экономического роста при одновременном снижении воздействия на окружающую среду не может произойти достаточно скоро, чтобы избежать выхода за ключевые биофизические границы, что может привести к катастрофе для человеческого общества. Но Смил слишком осведомлен о многих неудачных заявлениях ученых-экологов, чтобы делать какие-либо убедительные или конкретные заявления о том, какими могут быть эти биофизические пределы.«Прогнозирование состояния современной цивилизации на будущие поколения или столетия остается невыполнимой задачей», - признает он.

    В другом месте - например, в его книге 2010 года « Energy Myths and Realitie s » - Смил был менее чем катастрофическим в отношении глобального потепления, экологического риска, который, как наиболее часто считается, угрожает долгосрочному выживанию человеческих обществ. Он также не беспокоится о том, что у нас закончатся ресурсы. Вместо этого он обращается к плохо определенным проблемам, связанным с пахотными землями, эрозией почвы, истощением водоносных горизонтов и урожайностью сельскохозяйственных культур в сочетании с изменяющимся климатом.Однако он совершенно уверен, что ничего из этого невозможно выдержать. «Стремление к максимально возможным темпам экономического роста, распространение культуры чрезмерного потребления на дополнительные миллиарды людей и обращение с биосферой как с простым набором товаров и услуг, которые будут использоваться (и использоваться в качестве свалки) безнаказанно», - сказал он. утверждает, что «должны измениться радикально».

    В конце концов, Smil действительно предлагает своего рода предсказание, если не очень сильное. К концу этого столетия, утверждает он, человеческие общества должны будут наложить ограничения на экономический рост, чтобы поддерживать человеческое благополучие в долгосрочной перспективе.Но как пророчество предсказание Смила менее провокационно, чем может показаться на первый взгляд. К концу этого столетия мировое население, скорее всего, все равно приблизится к нулевому росту, и гораздо более индустриальная мировая экономика, вероятно, будет бороться с теми же препятствиями на пути к устойчивым темпам роста на душу населения, с которыми развитые страны боролись на протяжении десятилетий.

    В этом отношении прогноз Смила, если он сбудется, будет следовать той же схеме, что и многие другие природоохранные законы и постановления.Экологические ограничения часто отставали, а не опережали пик загрязнения и других воздействий на окружающую среду. Мы «спасли» китов только после того, как мы истребили множество глобальных популяций и разработали лучшие заменители большей части ресурсов, от которых мы зависели. Леса вернулись во многих частях Соединенных Штатов, Европы и Латинской Америки после того, как нам больше не нужны были эти земли для выращивания продуктов питания. Одно исследование 2005 года показало, что 76 процентов охраняемых территорий в Латинской Америке и Карибском бассейне без защиты находились под небольшой угрозой для человеческого развития, и эта динамика, по-видимому, наблюдается и во всем мире.Мы достигли глобального соглашения о защите озона только после того, как DuPont разработала дешевый заменитель хлорфторуглеродов.

    В ответ на тавтологию современного энвайронментализма Smil предлагает избыточность. Он предполагает, что человеческие общества должны будут ввести глобальные ограничения на рост примерно в то время, когда рост или, по крайней мере, растущие потребности в ресурсах, скорее всего, в любом случае подойдут к концу.

    Учитывая, какой ущерб нанесли биосфере два столетия беспрецедентного роста и экономического развития, многие понимают, что прекращение роста может стать панацеей для мира природы.Но мы не должны так быстро предполагать, что меньшее и менее богатое человеческое население обязательно вызовет более низкий спрос на природные ресурсы.

    История изобилует эпизодами, когда гораздо меньшее количество людей приходилось на разрушение окружающей среды в больших масштабах. Ранние жители Северной Америки в эпоху палеолита вырубили большую часть лесов континента и истребили мамонтов и другую мегафауну. За всю историю человечества примерно три четверти обезлесения в лесах умеренного пояса произошло до промышленной революции, когда человеческое население составляло менее миллиарда человек, почти все из которых жили в крайней нищете по сравнению с сегодняшними промышленными стандартами.

    В последнее время экономические кризисы в относительно развитых регионах, таких как Юго-Восточная Азия, бывший Советский Союз и Греция, привели к серьезным экологическим последствиям, поскольку находящиеся в трудном экономическом положении население обратилось к лесам за дровами и к незаконной охоте и рыбной ловле для получения продовольствия, что привело к разрушительным последствиям. эффект.

    По этой причине уменьшение роста не дает гарантии уменьшения воздействия на окружающую среду. Тем более что призывы к уменьшению роста часто сопровождаются требованиями возврата к более простым, менее технологичным и несинтетическим системам для обеспечения продовольствием и энергией, а также для производства материальных товаров и услуг.Менее обеспеченные экономики, в большей степени зависящие от производственных систем, использующих меньше технологий, существенно увеличили бы потребность в ресурсах, связанных с потреблением, и подорвали бы или даже полностью нейтрализовали бы выгоды от более низкого уровня потребления.

    Действительно, во всем мире бедным слоям населения, зависящим от низкопроизводительных технологий, часто требуются удивительно большие объемы ресурсов на душу населения для поддержания своего скудного потребления. Например, одно исследование 2012 года, проведенное в PNAS , показало, что среднестатистическому жителю Западной Африки требуется такое же количество земли, как и среднему северному европейцу, чтобы поддерживать диету, которая намного менее калорийна и предлагает гораздо меньше диетического белка.

    Напротив, за последние два столетия благотворный цикл роста производительности энергии и ресурсов позволил достичь беспрецедентного уровня благосостояния людей. Это привело к росту населения - не потому, что люди заводят больше детей, а потому, что средняя продолжительность жизни намного выше. Рост благосостояния привел к росту материального потребления - не в основном из-за заметного потребления в самых богатых обществах, а скорее из-за аграрных, энергетических и демографических изменений, которые позволили большей части мирового населения избежать сельской бедности и достичь чего-то, приближающегося к современным стандартам жизни.

    Растущий спрос на материальные товары и услуги со стороны растущего и все более богатого населения мира усилил давление на природные ресурсы. Но это также привело к инновациям, которые повысили производительность ресурсов. Таким образом, повышение продуктивности ресурсов позволило как продолжить экономический рост, так и повысить экологическую эффективность мировой экономики.

    Изменение этой динамики вспять не обязательно приведет к снижению использования ресурсов или снижению воздействия на окружающую среду.Снижение спроса на ресурсы может так же легко привести к менее продуктивному использованию ресурсов, как и к снижению нагрузки на ресурсы. Сочетание большого количества людей после роста, экономической стагнации и растущего изобилия природных ресурсов может подтолкнуть человеческое общество к менее производительным технологическим системам. Таким образом, прекращение роста может принести планете больше вреда, чем пользы.

    Какими бы ни были недостатки в его анализе, Смил не является догматиком и, в конце концов, осознает проблемы, которые может принести прекращение роста.Смил посвящает большую часть заключительной главы Growth Японии, месту, которое он давно побывал и явно любит, и которое во многих отношениях является предвестником трудностей, которые принесет пост-ростовое будущее.

    Самоусиливающаяся динамика, которая когда-то приводила к быстрому росту Японии в послевоенную эпоху - растущее население, расширяющийся внутренний рынок товаров и услуг, а также передовое автоматизированное производство - теперь подталкивают экономику Японии к отрицательному росту.Население страны сокращается, ее внутренний рынок находится в состоянии стагнации, а ее стареющие производственные мощности сталкиваются с жесткой конкуренцией за экспортные рынки.

    Большой мегаполис Токио, который по некоторым меркам является крупнейшим скоплением людей в истории мира, зависит от железнодорожных систем, которые стареют и требуют дорогостоящего обслуживания. Как и огромные гидротехнические сооружения, которые не дают городу регулярно затопляться. Поскольку большая часть национальных атомных станций закрылась после катастрофы на Фукусиме, она в значительной степени зависит от импорта угля, газа и нефти для получения электроэнергии, а также от того, есть ли у Японии желание и средства для создания новой энергетической системы, а тем более чистой один, непонятно.

    Поскольку она тратит излишек экономики, на котором построена современная Япония, непонятно, как страна будет поддерживать или восстанавливать эту инфраструктуру и сети в условиях устойчивого или отрицательного экономического роста, а также как она будет поддерживать стареющее население, которое становится все больше и больше. зависит от сбережений и социальной защиты. Поскольку Япония что-то говорит нам о проблемах, с которыми общества столкнутся по мере того, как экономический рост подойдет к концу, она должна заставить сторонников замедления роста и устойчивой экономики немного задуматься.

    Но « в конечном итоге », как классно заметил Джон Мейнард Кейнс, «мы все мертвы». В настоящее время около миллиарда человек все еще живут в условиях глубокой нищеты, а миллиарды людей борются за то, чтобы достичь уровня жизни в развитом мире. Для этих групп населения вопрос не в том, чем закончится рост, а в том, как он будет достигнут. В мире, в котором замедление роста нежелательно и бесконечный экспоненциальный рост невозможен, понятно, почему политики и люди, которые их избирают, все равно так сосредоточены на росте.

    В этом и другом смысле реальный выбор, с которым мы сталкиваемся, лежит между двумя - между бесконечным ростом и устойчивой экономикой. Как общества будут поддерживать определенный уровень экономического роста на душу населения, хотя бы эпизодически, когда рост населения прекратится? Как эти общества будут поддерживать инфраструктуру без экономического излишка? Как они будут поддерживать рост производительности, достаточный для поддержки стареющего населения, и как они будут поддерживать производительность ресурсов, когда спрос на ресурсы начнет снижаться?

    Фактически, ограничения роста, с которыми человеческое общество может столкнуться, а в таких местах, как Япония, уже сталкиваются, будут социально-экономическими, а не биофизическими.На карту поставлен не конец человеческих обществ, а то, что с ними станет по мере того, как рост очень медленно подходит к концу. А также то, что станет с миром природы - все биоразнообразие, красота и сложность, которые существуют по причинам, не связанным с тем, чтобы нас кормить, одевать и иным образом удовлетворять наши материальные потребности. Катастрофические рассказы о социальном и экономическом коллапсе слишком часто объединяют судьбу человеческих обществ с судьбой всего остального творения. Именно о последнем я беспокоюсь гораздо больше, чем о первом, особенно в грядущем столетии, в то время как миллиарды людей продолжают путь от аграрной бедности к современным условиям жизни.

    Решение этих проблем потребует дальновидности и воображения, новых институтов и непрерывных технологических инноваций, а не ограничений для роста, которые в лучшем случае будут избыточными, а в худшем - принудительными. Какими бы увлекательными они ни казались, ни второй закон термодинамики, ни скорость роста амеб и микрочипов, вероятно, не дадут подробных указаний относительно того, что нам следует делать.

    Пространственная протяженность возобновляемых и невозобновляемых источников энергии: обзор и метаанализ плотности энергии и их применения в США.S.

    Основные моменты

    Мета-анализ 177 оценок пространственной протяженности для 9 энергетических систем и подтипов.

    Неопределенности горизонтальных плотностей мощности, заданные и примененные к сценариям NREL.

    Большое количество (62) оценок системы биомассы предоставлено от отходов до соевого масла.

    Плотность возобновляемых и невозобновляемых систем варьируется на три порядка.

    Солнечные фотоэлектрические системы демонстрируют значительное увеличение удельной мощности с течением времени на 0,43 Вт e / м 2 / год.

    Реферат

    Энергетические системы претерпевают значительный переход на возобновляемые источники энергии (ВЭ). На сегодняшний день площадь поверхности, необходимая для систем из возобновляемых источников энергии, больше, чем для систем, не связанных с использованием возобновляемых источников энергии, что усугубляет существующие проблемы экологической политики, от усиления конкуренции за землю до визуальных воздействий. Подходящим показателем для сравнения размеров систем является удельная мощность производства электроэнергии , , то есть электрическая мощность, производимая на горизонтальный метр 2 площади поверхности.В этом исследовании систематически рассматриваются плотности мощности для 9 типов энергии (ветровая, солнечная и т. Д.) И нескольких подтипов (например, для солнечной энергии: фотоэлектрическая, солнечная тепловая) в Соединенных Штатах. Медиана, среднее значение и оценки неопределенности приведены для 177 различных плотностей из литературы. Установлено, что плотность невозобновляемой энергии на три порядка больше плотности возобновляемой энергии. Природный газ и солнечная энергия дают самую высокую медианную плотность для систем, не связанных с ВИЭ, и соответственно. Солнечная энергия была единственной системой, у которой с течением времени наблюдалась значительная положительная зависимость плотности мощности.Мы применяем эти оценки плотности к сценариям NREL будущих энергетических систем для оценок для конкретных штатов и обнаруживаем, что наибольший рост землепользования приходится на юг Соединенных Штатов.

    Ключевые слова

    Энергетический переход

    Пространственное воздействие

    Плотность энергии

    Энергетические системы

    Земля

    Энергетические модели

    Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

    © 2018 Авторы. Опубликовано Elsevier Ltd.

    Рекомендуемые статьи

    Ссылки на статьи

    Стоит ли есть мясо? Эволюция и последствия современного хищничества

    Нет сомнений в том, что человеческая эволюция во многих фундаментальных отношениях была связана с мясом.Наш пищеварительный тракт не относится к числу обязательных травоядных; наши ферменты эволюционировали для переваривания мяса, потребление которого способствовало более высокой энцефализации и лучшему физическому росту. Совместная охота способствовала развитию языка и социализации; эволюция обществ Старого Света в значительной степени основывалась на приручении животных; в традиционных обществах мясоедение в большей степени, чем потребление любой другой категории продуктов питания, привело к захватывающим предпочтениям, запретам и разнообразию способов питания; и современное сельское хозяйство Запада явно в значительной степени ориентировано на мясо.С точки зрения питания, эти связи варьируются от сытости, обеспечиваемой поеданием жирных крупных травоядных, до мяса, считавшегося престижной пищей на протяжении тысячелетий доиндустриальной истории, до высококачественного белка, обеспечиваемого массовым производством красного мяса и птицы в странах с богатой экономикой.

    Но можно ли провести всестороннюю оценку, чтобы противопоставить положительные эффекты потребления мяса отрицательным последствиям производства мяса и ответить на простой вопрос: больше ли польза (для здоровья и в других отношениях) от употребления мяса, чем у нежелательные затраты, в частности, многочисленные нагрузки на окружающую среду, связанные с его производством?

    Убийство животных и употребление мяса в пищу были важными компонентами эволюции человека, которые имели синергетические отношения с другими ключевыми атрибутами, которые сделали нас людьми, с большим мозгом, меньшим кишечником, двуногостью и языком.Больший мозг выигрывал от употребления высококачественных белков в мясных диетах, и, в свою очередь, охота и убийство крупных животных, разделка туш и разделение мяса неизбежно способствовали эволюции человеческого интеллекта в целом и развитию человеческого интеллекта. язык и, в частности, способности к планированию, сотрудничеству и общению. Даже если компромисс между меньшим размером кишечника и большим мозгом не был таким сильным, как утверждает гипотеза о дорогих тканях, нет сомнений в том, что пищеварительный тракт человека явно эволюционировал в пользу всеядности, а не чисто растительной диеты.Нельзя недооценивать роль уборки мусора, а затем и охоты в эволюции двуногости и мастерства бега на выносливость, равно как и влияние запланированной скоординированной охоты на невербальное общение и эволюцию языка.

    Homo sapiens, таким образом, является прекрасным примером всеядного вида с высокой степенью естественных предпочтений в отношении потребления мяса и лишь более поздними экологическими ограничениями (необходимость поддерживать относительно высокую плотность населения за счет прогрессивно более интенсивных версий оседлого земледелия), сопровождаемых культурной адаптацией. (ограничения и табу на мясоедение, обычно включенные в религиозные заповеди) превратили мясо в относительно редкий продукт питания для большинства населения (но не для их правителей) в традиционных сельскохозяйственных обществах.Возврат к более частому употреблению мяса был ключевым компонентом глобального диетического перехода, который начался в Европе и Северной Америке с ускорением индустриализации и урбанизации во второй половине XIX века. В странах с богатой экономикой этот переход был осуществлен в течение десятилетий после Второй мировой войны, в то время, когда он начал разворачиваться, часто очень быстро, в модернизирующихся странах Азии и Латинской Америки.

    В результате мировое производство мяса выросло с менее 50 т в 1950 г. до примерно 110 т в 1975 г .; он удвоился в течение следующих 25 лет и к 2010 году составил около 275 тонн, пропорционально примерно 40 г на душу населения, с самыми высокими уровнями (в США, Испании и Бразилии), превышающими 100 г на душу населения.Этот повышенный спрос был удовлетворен за счет сочетания расширения традиционного производства мяса в смешанных фермерских хозяйствах (прежде всего в ЕС и Китае), обширного преобразования тропических лесов в новые пастбища (Бразилия является лидером) и увеличения площадей для концентрированного кормления животных ( для говядины в основном в Северной Америке, для свинины и курицы во всех густонаселенных странах).

    Это, в свою очередь, привело к появлению современной массовой кормовой промышленности, которая в основном полагается на зерно (в основном кукурузу) и бобовые (с преобладанием сои, скармливаемой в пищу после отжима пищевого масла) в сочетании с клубнями и остатками пищевых продуктов. и множество добавок для производства разнообразных сбалансированных кормов, содержащих оптимальные доли углеводов, белков, липидов и микроэлементов (и добавленных антибиотиков).Но это также привело к широкому распространению практик, которые создают неестественные и стрессовые условия для животных и значительно ухудшают их благополучие, даже когда они подняли свою продуктивность до беспрецедентного уровня (когда бройлеры готовы к убою всего за шесть-семь недель, а свиньи убиты. менее чем через шесть месяцев после отлучения от груди).

    Мясо, несомненно, является экологически дорогим продуктом питания. У крупных животных по своей природе низкая эффективность преобразования корма в мышцы, и только современные бройлеры могут быть произведены с менее чем двумя единицами корма на единицу мяса.Это приводит к относительно большой потребности в пахотных землях (для выращивания концентратов и кормов), воде, удобрениях и других агрохимикатах, а также к другим серьезным воздействиям на окружающую среду, создаваемым газообразными выбросами от животноводства и его отходами; Загрязнение воды (прежде всего нитратами) удобрениями и навозом также является важным фактором усиления вмешательства человека в глобальный круговорот азота.

    Возможности для повышения эффективности можно найти на всех этапах цепочки производства и потребления мяса.Агрономические улучшения - прежде всего сокращение обработки почвы и разновидности точного земледелия (включая оптимизированное орошение) - могут снизить как общий спрос на природные ресурсы, так и затраты энергии, необходимые для производства кормов, при одновременном повышении урожайности, уменьшении эрозии почвы, увеличении биоразнообразия. и минимизация утечки азота (Merrington et al. 2002). Многие улучшения могут снизить потребление энергии в животноводстве (Nguyen et al. 2010), снизить удельное потребление кормов (Reynolds et al.2011) и минимизировать воздействие на окружающую среду крупных безземельных животноводческих комплексов (IST 2002). Значительная экономия энергии также может быть достигнута за счет использования более совершенных методов убоя и переработки мяса (Fritzson and Berntsson 2006).

    Рациональное мясоедение - определенно жизнеспособный вариант.

    К рациональному питанию мяса

    Мы могли бы производить во всем мире несколько сотен миллионов тонн мяса без все более масштабных операций по кормлению животных (CAFO), не превращая каких-либо травоядных в хищных-людоедов, не выделяя большие доли пахотных земель для выращивания монокультур, которые производят корм для животных, и не подвергая многие пастбища к пагубному перевыпасу - и одна котлета для гамбургера не обязательно должна содержать мясо из нескольких стран, а не только от нескольких коров.И определенно нет ничего желательного в стремлении к еще большему потреблению мяса: мы могли бы обеспечить достаточное количество мяса для всего современного человечества с помощью методов производства, затраты на энергию и корм и воздействие которых на окружающую среду были бы лишь малой частью сегодняшних последствий.

    Потребление мяса - часть нашего эволюционного наследия; производство мяса было основным компонентом современных продовольственных систем; хищничество должно оставаться, в определенных пределах, важным компонентом цивилизации, которая, наконец, должна научиться поддерживать целостность своей единственной биосферы.

    Наиболее очевидный путь к более рациональному производству мяса - это повышение эффективности многих составляющих его процессов и, следовательно, сокращение отходов и минимизация многих нежелательных воздействий на окружающую среду. Как и любое крупномасштабное человеческое начинание, производство мяса сопровождается большим количеством отходов и неэффективностью, и, хотя он вплотную подошел к оптимизации некоторых аспектов современной мясной промышленности, нам предстоит пройти долгий путь, прежде чем сделать все предприятие более значительным. приемлемо. И, в отличие от других форм производства продуктов питания, существует дополнительный императив: поскольку производство мяса включает в себя разведение, заключение, кормление, транспортировку и уничтожение высокоразвитых живых организмов, способных испытывать боль и страх, оно также сопровождается большим количеством проблем. ненужные страдания, которые следует устранить в максимально возможной степени.

    Возможностей добиться большего успеха по всем этим пунктам предостаточно, и некоторые из них не являются ни дорогостоящими, ни сложными: отличные примеры варьируются от предотвращения того, чтобы плотность посадки пастбищных животных превышала долгосрочную продуктивность пастбищ, до более совершенных проектов по перемещению скота по бойням без страха и страха. паника. Нет недостатка в рецептах для увеличения глобального сельскохозяйственного производства при поддержании хорошо функционирующей биосферы или, как сказали бы многие мои коллеги, для развития устойчивого производства продуктов питания, замораживая экологический след сельского хозяйства в виде пищевых продуктов (Clay 2011) - или даже сокращая его. резко (Foley et al.2011).

    Двумя ключевыми компонентами в категории улучшений являются усилия по устранению разрыва в урожайности из-за плохого управления, а не из-за меньших экологических ограничений, и максимальное повышение эффективности использования ключевых ресурсов в сельскохозяйственном производстве. К претензиям, касающимся устранения разрыва в урожайности, следует относиться очень осторожно, поскольку существует слишком много технических, управленческих, социальных и политических препятствий на пути воспроизведения урожая кукурузы Айовы по всей Азии, не говоря уже о большей части Африки к югу от Сахары в период грядущие поколения.Средняя урожайность кукурузы в Африке выросла на 40% в период с 1985 по 2010 год до 2,1 / га, что намного ниже среднего европейского показателя (6,1) и среднего показателя в США (9,6 / га), но даже если в течение следующих 25 лет он увеличился вдвое до 4,2 / га, продолжающийся быстрый рост континента снизил бы его рост не более чем примерно до 35% в пересчете на душу населения. Перспективы повышения урожайности в Азии лучше, но во многих густонаселенных частях этого континента такие урожаи могут быть значительно сокращены, даже сведены на нет потерей пахотных земель из-за продолжающейся быстрой урбанизации и индустриализации.

    В то же время, похоже, что в обозримом будущем не будет ничего, что могло бы коренным образом изменить сегодняшнюю практику выращивания скота на мясо. Действительно, можно привести множество аргументов в пользу того, что после полувека целенаправленного разведения, ускоренного созревания животных и улучшения конверсии корма эти достижения зашли слишком далеко и теперь наносят ущерб благополучию животных и качеству корма. цепи и подняли экологическую нагрузку на производство мяса до беспрецедентного уровня, с которым нельзя мириться в будущем.И ни расширенная аквакультура, ни имитация мяса на растительной основе в ближайшее время не потребуют больших долей на мировом рынке, а культивированное мясо останется (по ряду причин) диковинкой еще долгое время.

    Следовательно, очень маловероятно, что несомненное, продолжающееся (и, возможно, даже немного ускоряющееся) положительное влияние сочетания более высокой производительности, сокращения отходов, лучшего управления и альтернативных поставок протеина компенсирует дополнительные негативные воздействия, вызванные ростом производства мяса и что во всем мире будет заметное чистое улучшение: круг уменьшения воздействия на окружающую среду нельзя возвести в квадрат только за счет более эффективного производства.В то же время представление о том, что идеальная форма производства продуктов питания с минимальным воздействием на окружающую среду должна исключать мясо - не что иное, как введение «вегетарианского императива» (Saxena 2011) в глобальном масштабе, - не имеет смысла.

    Это связано с тем, что как луга, так и пахотные земли производят большое количество фитомассы, которая не усваивается человеком и которая, если бы ее не собирали регулярно, была бы просто потрачена впустую и оставлена ​​разлагаться. Кроме того, обработка сельскохозяйственных культур для производства молотого зерна, растительных масел и других широко потребляемых пищевых продуктов приводит к образованию большого количества побочных продуктов, из которых (как описано в главе 4) получаются идеальные корма для животных.Помол риса обычно срезает 30% внешних слоев зерна, помол пшеницы забирает около 15%: что бы мы сделали с примерно 300 Мт этих остатков помола зерна, с примерно такой же массой богатых белком жмыхов, оставшихся после экстракции масла (у большинства видов составляет всего 20–25% фитомассы масличных культур), а также с побочными продуктами этанола (зерно дистилляторов) и молочной промышленности (сыворотка), отходами консервирования фруктов и овощей (листья, кожура) и цитрусовых. кожура и мякоть?

    Их нужно было бы сжечь, превратить в компост или просто оставить гнить, если бы они не были переработаны в мясо (или молоко, яйца и морепродукты, выращенные в аквакультуре).Отказ от использования этих ресурсов также обходится дорого, особенно в случае всеядности свиней, которая тысячелетиями использовалась как эффективный и полезный способ утилизации органического мусора. К сожалению, в 2001 году постановления ЕС запретили использование свиного помоя для кормления, и Стюарт (2009) подсчитал, что это привело к экономическим потерям в размере 15 миллиардов евро в год, даже если не считать затрат на альтернативную утилизацию пищевых отходов переработчиками. рестораны и заведения. Кроме того, запрет привел к увеличению выбросов CO2, поскольку помои должны быть заменены культивируемыми кормами.

    В то же время, учитывая широко распространенную деградацию окружающей среды, вызванную чрезмерным выпасом пастбищ, следует сократить пастбищное производство, чтобы избежать дальнейшей деградации почвы и растительного покрова. Точно так же не все растительные остатки, которые могут быть переварены животными, могут быть удалены с полей, а некоторые из тех, которые могут иметь другое конкурирующее использование или не являются отличным выбором кормов, и не все остатки пищевых продуктов можно превратить в мясо. Это означает, что реалистичная количественная оценка потенциала производства мяса на основе фитомассы, которая не требует выращивания кормовых культур на пахотных землях, не может быть выполнена без предположений относительно их конечного использования, а также требует выбора средних коэффициентов конверсии кормов.В результате все такие расчеты могли быть лишь грубым приближением к вероятным глобальным итоговым значениям, и все мои предположения (четко сформулированные) ошибочны на консервативной стороне.

    Поскольку большая часть пастбищ в мире уже деградировала, я предполагаю, что производство мяса на пастбищах в странах Азии, Африки и Латинской Америки с низкими доходами должно сократиться на целых 25%, что больше не будет. преобразование лесов в пастбища по всей Латинской Америке или в некоторых частях Африки, и что (чтобы свести к минимуму деградацию пастбищ в засушливых регионах и потери азота с улучшенных пастбищ во влажных районах) выпас выпаса в богатых странах должен быть сокращен как минимум на 10%.Эти меры снизят производство говядины на пастбищах примерно до 30 т / год, а производство баранины и козлятины - примерно до 5 т.

    Другой способ расчета минимальной продукции, полученной с пастбищ, - это предположить, что 25% общей площади (наиболее перегруженные пастбища) должны быть выведены из производства, а оставшиеся 2,5 га будут поддерживать только эквивалент примерно половины единицу поголовья (примерно 250 г живого веса крупного рогатого скота) на гектар (для сравнения, с 1998 года ЕС ограничивает плотность выпаса до 2 ед / га, пастбища Бразилии обычно поддерживают 1 ед / га и 0.5 U распространен в Африке к югу от Сахары). Если предположить, что среднегодовой коэффициент отбора 10% и коэффициент конверсии 0,6 из живого в вес туши, мировое производство мяса на пастбищах будет близко к 40 т / год, что является прекрасным подтверждением предыдущего общего количества, полученного различными способами.

    В то же время следует приложить все усилия, чтобы как можно больше подкормить имеющиеся пожнивные остатки. Там, где урожайность низкая и обрабатываемые земли подвержены эрозии, растительные остатки следует перерабатывать, чтобы ограничить потери почвы, сохранить почвенную влагу и обогатить почвенное органическое вещество.Но даже при значительно сниженном коэффициенте сбора урожая современных сортов (обычно это единица соломы на единицу зерна) высокие урожаи приводят к ежегодному производству 4-8 соломы или кукурузной соломы на гектар, и очень большая часть этой фитомассы может быть переработана. безопасно удаляется с полей и используется в качестве корма для жвачных животных. Ежегодное производство пожнивных остатков (преимущественно соломы зерновых) в настоящее время составляет примерно 3 Гт сухой фитомассы.

    В зависимости от сельскохозяйственных культур, почв и климата, переработка должна возвращать 30–60% всех остатков в почву, и не вся оставшаяся фитомасса пригодна для кормления: растительные остатки также используются в качестве подстилки для животных; для многих бедных сельских семей в странах с низким доходом они являются единственным недорогим домашним топливом; и во многих регионах (как в богатых, так и в бедных странах) фермеры по-прежнему предпочитают сжигать солому зерновых на полях - это перерабатывает минеральные питательные вещества, но также приводит к загрязнению воздуха.Более того, хотя овсяная и ячменная солома, стебли и листья зернобобовых культур достаточно или очень приятны на вкус, жвачные животные не должны питаться только пшеничной или рисовой соломой; рисовая солома, в частности, очень богата кремнеземом (часто более 10%), а ее общее содержание минералов может достигать 17%, что более чем в два раза больше, чем у люцерны. В результате лучше всего использовать соломку зерновых в кормлении, чтобы заменить большую часть (30–60%) высококачественных кормов.

    Эти корма следует выращивать предпочтительно в качестве покровных зернобобовых культур (люцерна, клевер, вика), чтобы увеличить запасы органических веществ и азота в почве.Если бы только 10% пахотных земель мира (или около 130 га) ежегодно засевали этими кормовыми культурами (чередовались с зерновыми и клубнями), то даже при низкой урожайности, не превышающей 3 / га сухой фитомассы, не было бы около 420 т фитомассы доступны для кормления в виде свежих черенков, силоса или сена. Сопоставление этой фитомассы с пожнивными остатками было бы вполне реалистичным, поскольку 420 т составили бы лишь около 15% мировой остаточной фитомассы, произведенной в 2010 г. Подкормка 840 т комбинированного фуража и остатков фитомассы будет, даже при очень консервативном соотношении 20 г сухой вещества / кг мяса (веса туши) производить не менее 40 т мяса жвачных животных.

    В отличие от пожнивных остатков, большая часть остатков пищевой промышленности уже используется для кормления, и следующие приближения позволяют количественно оценить производство мяса на основе их переработки. Остатки помола зерна (среди которых преобладают рис и пшеница) в 2010 году составили не менее 270 т, а при извлечении масла было получено около 310 т жмыхов. Тем не менее, большая часть последней составляла соевый жмых, производство которого было настолько большим, потому что урожай теперь выращивается в таком количестве (около 260 т в 2010 году), прежде всего, не для производства продуктов питания (будь то цельнозерновые, ферментированные продукты, включая соевый соус и бобы). творог и растительное масло), но в качестве корма, богатого белками.

    Если предположить, что производство сои будет соответствовать производству наиболее популярных масличных культур, выращиваемых в пищу (рапса, около 60 т / год), мировой объем производства жмыхов составит около 160 т / год. После добавления менее важных побочных продуктов переработки (сахара и клубней, а также консервирования овощей и фруктов и заморозки) общая сухая масса высокопитательных остатков составит около 450 т / год, из которых около 400 т будет доступно для животных. кормить. При разделении этой массы между бройлерами и свиньями и при использовании коэффициентов преобразования корм: живой вес соответственно 2: 1 и 3: 1 и веса туши 70% и 60% от живой массы, скармливание всех остатков переработки урожая даст около 70 т куриного мяса и 40 т свинины.

    Общий объем производства мяса, который будет получен в результате выпаса скота со значительным снижением деградации пастбищ (примерно 40 т говядины и мяса мелких жвачных), от кормления кормов и пожнивных остатков (40 т мяса жвачных) и от переработки высокопитательных сельскохозяйственных культур остатки (70 т куриного мяса и 40 т свинины), таким образом, составят около 190 т / год. Этот результат не потребует дальнейшего преобразования лесов в пастбища, никаких пахотных земель для выращивания кормовых культур, никакого дополнительного внесения удобрений и пестицидов со всеми вытекающими из этого экологическими проблемами.И это будет равняться почти ровно двум третям из примерно 290 т мяса, произведенного в 2010 году, но такое производство вызывает обширный перевыпас и деградацию пастбищ, а также требует откорма около 750 т зерна и почти 200 т других выращиваемых кормовых культур. на пахотных землях, основанных на больших затратах агрохимикатов и энергии.

    И разрыв между тем, что я называю рациональным производством, и фактическим производством мяса в 2010 году можно было бы сократить. Поскольку я использовал очень консервативные предположения, каждый компонент моей общей оценки можно легко увеличить на 5% или даже 10%.В частности, это может быть достигнуто путем сочетания несколько более высоких посевов зернобобовых культур, чередующихся с зерновыми, путем обработки соломы аммиаком для повышения ее питательности и вкусовых качеств, путем несколько более эффективного использования побочных продуктов пищевой промышленности, а также путем устранения вредных веществ. некоторые из существующих постпроизводственных мясных отходов. Следовательно, общее количество 200 т / год можно рассматривать как неопровержимо реалистичное общее количество мирового производства мяса, которое может быть достигнуто без дальнейшего преобразования естественных экосистем в пастбища, при консервативном управлении пастбищами и без какого-либо прямого кормления зерном (кукуруза , сорго, ячмень), клубни или овощи, то есть без прямой конкуренции с продуктами питания, произведенными на пахотных землях.

    Это составляет почти 70% от фактического производства мяса около 290 тонн в 2010 году: нетрудно будет скорректировать существующую систему описанными способами, исключить выращивание кормовых культур на пахотных землях (за исключением полезных севооборот с бобовыми кормами) и по-прежнему потребляют в среднем лишь на треть меньше мяса, чем мы едим сегодня.

    Ключевой вопрос, который следует задать, заключается в том, как общий годовой объем производства около 200 тонн мяса будет сравниваться с тем, что я бы назвал рациональным потреблением мяса, а не с существующим уровнем.Делать предположения о рациональных уровнях среднего потребления мяса на душу населения лучше всего, принимая во внимание фактическое потребление мяса и его последствия. Незначительное большинство людей во Франции, стране, считающейся образцом классической мясной кухни, в настоящее время потребляют не более 16 г мяса в год на душу населения, а в среднем в Японии, стране с самой высокой продолжительностью жизни. , сейчас составляет около 28 г мяса (обе нормы указаны для съедобного веса). Следовательно, я округлю эти два показателя и возьму значения 15–30 г / год на душу населения в качестве диапазона рационального потребления мяса.Для семи миллиардов человек в 2012 году это будет составлять от 105 до 210 млн тонн в год - или, если предположить, что 20/30/50 частей говядины / свинины / курицы, от 140 до 280 млн тонн в массе туши. Последняя сумма почти равна фактическому мировому производству мяса в 2010 году, с очевидной разницей в том, что потребление сегодняшней продукции распределяется очень неравномерно.

    Если бы мы могли производить 200 т / год без конкуренции с продовольственными культурами, то следующим шагом было бы выяснить, сколько кормового концентрата нам нужно для выращивания, если бы мы сравняли текущий объем производства примерно с 300 т с минимально возможным воздействием на окружающую среду.Предполагая, что дополнительные 100 т мяса в год будут получены из комбинации 10 т говядины, полученной в результате расширенного выращивания зернобобовых кормов, 10 т растительноядной рыбы (коэффициент конверсии 1: 1) и 80 т куриного мяса (коэффициент конверсии 2: 1), для его производства потребуется около 170 т кормового концентрата, то есть менее одной пятой всех кормов, производимых сейчас на пахотных землях. Более того, значительная доля этого корма может быть получена в результате экстенсивного (низкоурожайного и, следовательно, малоэффективного) выращивания кукурузы и сои на незанятых в настоящее время сельскохозяйственных угодьях.

    Roques et al. (2011) подсчитали, что в 2007 г. было 19–48 млн га неиспользуемых земель (что эквивалентно 1,3–3,3% пахотных площадей в мире), то есть земель, возделываемых ранее, которые можно снова засеять, большая часть которых находится в Северной Америке и США. Азия. Использование 20 га этой земли даст как минимум 60 дополнительных тонн кормов. И с учетом увеличения урожайности сельскохозяйственных культур, регулярных севооборотов с бобовыми кормами (получение отличного корма для жвачных при сокращении внесения азотных удобрений) и, в конечном итоге, немного более высокой эффективности конверсии корма, можно ожидать, что доля существующих сельскохозяйственных угодий раньше росла. кормовые культуры могут быть сокращены с нынешней доли примерно 33% до менее чем 10% от общего количества.Следовательно, нет никаких сомнений в том, что мы могли бы соответствовать недавнему мировому производству мяса, составляющему около 300 т мяса в год, без чрезмерного выпаса, с реалистично оцененным кормлением остатками и побочными продуктами, и лишь с небольшими претензиями на пахотные земли, комбинация, которая в значительной степени ограничить воздействие домашнего скота на окружающую среду.

    Перспективы перемен

    Много лет назад я решил не размышлять о ходе и интенсивности каких-либо действительно долгосрочных событий: все, что нужно, чтобы показать почти полную тщетность этих усилий, - это оглянуться назад и посмотреть, в какой степени можно было бы дать какой-либо прогноз. Сделанный в 1985 году, отражал реалии 2010 года - и это было бы только на одно поколение вперед, в то время как прогнозы на полвека в будущее теперь довольно распространены.Прогнозирование спроса на мясо - товар, производство которого зависит от множества экологических, технических и экономических переменных, и чей будущий уровень потребления, как и в прошлом, будет определяться сложным взаимодействием населения и экономического роста, располагаемого дохода, культурных предпочтений, социальные нормы и проблемы со здоровьем - таким образом, это игра в угадывание с довольно широким диапазоном результатов.

    Но последний долгосрочный прогноз ФАО дает только единичные глобальные значения (с точностью до 1 тонны) не только на 2030 год (374 тонны), но также на 2050 год (455 тонн) и 2080 год (524 тонны).По сравнению с 2010 годом спрос в 2030 году составит почти 30%, а в 2050 году - примерно на 55%. Если разделить на развивающиеся и развитые страны, согласно прогнозу, последняя группа произведет в 2080 году лишь треть от объема производства первой. Эти оценки предполагают медленный, но продолжающийся рост среднего потребления мяса на душу населения в богатых странах (более чем на 20% выше в 2080 году, чем в 2007 году) и на 70% больше предложения мяса на душу населения в остальном мире.

    Стандартные допущения, лежащие в основе подобных прогнозов, очевидны: либо медленный рост, либо стагнация и сокращение численности состоятельного населения, сопровождающееся медленным ростом средних доходов; продолжающийся, хотя и замедляющийся, рост населения в модернизирующихся странах, где прогрессирующая урбанизация создаст не только много новых крупных городов, но и мегаполисов, мегаполисов с населением более 20-30 миллионов человек и увеличит средние располагаемые доходы миллиардов людей; продвижение технических усовершенствований, которые будут держать под контролем относительную стоимость основных сельскохозяйственных ресурсов (удобрений, других агрохимикатов, полевой техники) и будут продолжать снижать воздействие на окружающую среду; и все это обеспечивается за счет непрерывных поставок легкодоступных видов топлива и электроэнергии, стоимость которых на единицу конечного спроса не будет резко отклоняться от долгосрочной тенденции.

    Стандартные допущения также предполагают продолжение и интенсификацию существующих практик, начиная от крупномасштабного выращивания кормовых культур на пахотных землях (со всеми связанными с этим экологическими проблемами) до дальнейшего распространения во всем мире массовых централизованных операций по откорму животных для свинины и птицы. Несомненно, будут приняты дополнительные меры для улучшения доли млекопитающих и птиц в ЦАФО. Многим из них будет предоставлено немного больше места, их корм не будет содержать некоторых сомнительных ингредиентов, все большая часть из них будет меньше дозироваться ненужными антибиотиками, а их отходы будут лучше обрабатываться.Некоторые из этих изменений будут вызваны соображениями благополучия животных, другие - соображениями общественного здравоохранения, новыми экологическими нормативами и основными экономическими реалиями; все они будут инкрементными и неравномерными. И хотя они могут иметь кумулятивное значение, маловероятно, что их совокупное положительное воздействие будет больше, чем дополнительное отрицательное воздействие, вызванное значительным увеличением ожидаемого спроса на мясо: к 2030 или 2050 году наше хищничество, таким образом, вполне может потребовать еще более высоких экологических показателей. цена, чем сегодня.

    Я решительно возражаю, что нет абсолютно никакой необходимости в увеличении предложения мяса в любой процветающей экономике, и я не думаю, что улучшение питания, улучшение здоровья и увеличение продолжительности жизни в остальном мире основаны на почти удвоении предложения мяса в сегодняшних развивающихся странах. страны. Глобальный объем производства всего 140 т / год (вес туши) будет гарантировать минимальное потребление, совместимое с хорошим здоровьем, а производство порядка 200 т мяса в год может быть достигнуто без каких-либо дополнительных пастбищ или пахотных земель, а также воды и ввод питательных веществ не превышает тех, которые в настоящее время используются для выращивания только продовольственных культур.

    И это также может быть сделано таким образом, чтобы реально улучшить качество почвы и диверсифицировать доходы от сельского хозяйства. Более того, дополнительные 100 т / год могут быть произведены за счет использования менее одной пятой существующего урожая концентрированных кормов, и это может быть получено менее чем с десятой части сельскохозяйственных угодий, которые сейчас обрабатываются и которые могут использоваться для выращивания продуктов питания. посевы. Даже для населения планеты, насчитывающего восемь миллиардов человек, производство 300 т мяса в год будет пропорционально примерно 40 г мяса в год на душу населения или значительно выше 50 г в год для взрослых.Это означает, что средний показатель для наиболее частых мясоедов, подростков и взрослых мужчин может составлять 55 г / год, а средний показатель для женщин, детей и людей старше 60 лет - от 25 до 30 г / год, что намного выше. минимумы, необходимые для полноценного питания, и даже превышающие оптимальные значения коррелируют с желательными показателями здоровья (низкий уровень ожирения, низкая смертность от сердечно-сосудистых заболеваний) и с рекордной общенациональной продолжительностью жизни.

    Глобальное неравенство всех видов не будет устранено за одно или два поколения, и, следовательно, реалистичной целью не является быстрое сближение к эгалитарному среднему потреблению: это среднее значение потребует значительного сокращения потребления в некоторых из самых богатых стран (сокращение вдвое сегодняшнего среднее предложение на душу населения) и некоторое существенное увеличение в самых бедных (удвоение сегодняшнего предложения на душу населения).Что желательно и к чему следует стремиться всеми возможными средствами, так это постепенное сближение к этому эгалитарному средству в сочетании с постоянным повышением эффективности и практическим замещением некоторой части потребления мяса экологически менее требовательными кормами для животных.

    Такой процесс принесет пользу всем, улучшив здоровье и продолжительность жизни как обеспеченных, так и малообеспеченных слоев населения, а также снизив нагрузку на окружающую среду при производстве мяса. Хотя две противоположные тенденции потребления этого великого перехода были очевидны в прошлом поколении, гораздо менее неравномерное распределение предложения мяса могло произойти только в результате сложных корректировок, на реализацию которых уйдут десятилетия.При отсутствии диетических табу среднее потребление мяса может быстро расти по мере роста располагаемых доходов; напротив, предпочтения в еде являются одними из самых инерционных из всех поведенческих черт, и (за исключением случаев внезапных экономических трудностей) сокращение потребления с такой же скоростью гораздо менее вероятно.

    В то же время, современные диетические изменения изменили пищевые привычки большей части человечества за относительно короткий промежуток времени, с исторической точки зрения, в некоторых случаях даже за одно поколение.Эти диетические изменения были лишь частью общего сдвига после Второй мировой войны в сторону большего благосостояния, и два поколения этих (лишь слегка прерванных) достижений создали привычку сильных ожиданий дальнейших достижений. Это может быть не так в течение следующих двух поколений, потому что несколько взаимосвязанных тенденций создают мир, который будет заметно отличаться от того, чей апогей был достигнут в последнее десятилетие 20-го века.

    Старение населения Запада и, во многих случаях, его абсолютное сокращение, по-видимому, являются необратимыми процессами: уровень фертильности упал слишком далеко, чтобы его можно было восстановить выше уровня воспроизводства, количество браков падает, рождение первого ребенка откладывается, а расходы на содержание семьи в современные города значительно выросли.К 2050 году примерно двое из пяти японцев, испанцев и немцев будут старше 60 лет; даже в Китае эта доля составит одну треть (по сравнению с 12% в 2010 году!), и вместе со многими меньшими странами в Германии, Японии и России будет на миллионы (даже десятки миллионов) людей меньше, чем сегодня.

    Нам еще предстоит понять комплексное влияние этих фундаментальных реалий, но (судя по опыту Германии, Японии и даже Китая) продолжающийся рост спроса на мясо не будет одним из них.И хотя американское население будет продолжать расти, необычайно высокий уровень избыточного веса и ожирения в стране, сопровождаемый не менее чрезмерным расходом пищи, является прекрасным оправданием значительного сокращения потребления мяса. Потребление говядины уже в долгосрочной перспективе сокращается, и самый простой способ добиться постепенного снижения общего потребления мяса в Америке на душу населения - это не апеллировать к экологической сознательности (или указывать на преувеличенные угрозы здоровью), а заплатить более высокую цену. точно отражает требования мяса к энергии, почве, воде и атмосфере.

    Мясо, конечно, не уникально, поскольку мы не платим напрямую за реальную стоимость любых продуктов питания, которые мы потребляем, или любой формы энергии, которая питает современные цивилизации, или сырья, из которого складывается сложная инфраструктура. Мясо стало более доступным не только из-за роста продуктивности животноводства, но и потому, что на другие продукты питания было потрачено гораздо меньше средств. Этот сдвиг в расходах после Второй мировой войны был ярко выражен даже в США, где продукты питания уже были в изобилии и относительно недороги: расходы на продукты питания составляли более 40% располагаемого дохода среднего домохозяйства в 1900 году; к 1950 году доля составляла около 21%; он упал ниже 15% в 1966 г. и ниже 10% (9.9%) в 2000 году; в 2010 году этот показатель составлял 9,4%, при этом всего 5,5% было потрачено на еду, потребляемую дома, и 3,9% на еду, потребляемую вне дома (USDA 2012b). Общие расходы были немного меньше расходов на отдых и намного меньше расходов на здравоохранение. В то же время доля общих расходов на еду и напитки, получаемых фермерами, сократилась с 14% в 1967 году до 5% в 2007 году, а доля расходов на рестораны выросла с 8% до 14%.

    Эти тенденции не могут продолжаться, и их остановка и частичное обращение должны быть частью более широкого возвращения богатого мира к рациональным расходам после десятилетий жизни не по средствам.К сожалению, такие корректировки не могут быть постепенными: в то время как индекс цен на продовольствие ФАО оставался довольно стабильным в период с 1990 по 2005 год, скачок после 2008 года увеличил его более чем вдвое по сравнению со средним значением за 2002–2004 годы, и это привело к возобновлению опасений по поводу будущих поставок продовольствия. и о шансах повторения и даже более высоких скачков цен. Повышение цен на продукты питания в богатых странах, несомненно, приведет к сокращению общего потребления мяса, но их влияние на продовольственную безопасность в странах с низкими доходами гораздо менее очевидно. На протяжении десятилетий низкие мировые цены на продовольствие рассматривались как основная причина сохраняющейся ненадежности их продовольственного снабжения (что делало мелкие фермеры невозможными для конкуренции), но этот вывод был быстро отменен с быстрым ростом цен на сырьевые товары после 2007 года, который стали рассматриваться как главный фактор, толкающий людей к голоду и бедности (Swinnen and Squicciarini 2012).

    В любом случае крайне маловероятно, что цены на продукты питания в густонаселенных странах Азии и Африки снизятся до уровня, преобладающего в настоящее время на Западе: доля Китая в расходах на питание по-прежнему составляет 25% располагаемого дохода, а с учетом хронической нехватки воды в стране, сокращение доступности высококачественных сельскохозяйственных угодий и рост импорта кормов, несомненно, что к 2030-м годам он больше не сократится вдвое, как это было в прошлом поколении. А ситуация с производством и поставками продуктов питания в Индии, Индонезии, Пакистане, Нигерии или Эфиопии сильно отстает от достижений Китая, и это еще больше ограничит возможное повышение спроса на мясо.В рациональном мире потребители в богатых странах должны быть готовы платить больше за продукты питания, чтобы снизить воздействие их производства на окружающую среду, особенно когда более высокая стоимость и, как следствие, более низкое потребление также улучшат долгосрочные перспективы и выгоды сельского хозяйства. здоровье пострадавшего населения.

    До сих пор современные общества не проявляли особой склонности следовать этому курсу, но я думаю, что в ближайшие десятилетия сочетание экономических и экологических реалий ускорит такие рациональные изменения.Краткосрочные перспективы для сложных систем обычно более похожи, но (как и в прошлом) непредсказуемые события (или события, чье окончательное возникновение широко ожидается, но время которых находится за пределами нашего понимания) в конечном итоге приведут к некоторым относительно быстрым изменениям. Эти реалии делают невозможным прогнозирование устойчивости конкретных тенденций, но я думаю, что в течение следующих двух-четырех десятилетий шансы больше, чем даже то, что потребуется множество рациональных корректировок, необходимых для смягчения воздействия животноводства на окружающую среду (изменения в диапазоне от более высоких цен на мясо до снижения цен на мясо). потребление мяса до этапов, ведущих к снижению воздействия животноводства на окружающую среду) будет происходить - если не по замыслу, то в силу меняющихся обстоятельств.

    В большинстве стран Запада, а также в Японии, потребление мяса на душу населения уже достигло насыщения: кривые роста неумолимо вступили в последнюю стадию стабилизации, а в некоторых случаях вышли за ее пределы, что привело к фактическому снижению потребления. Большинство стран с низкими доходами все еще находятся на различных этапах быстро восходящей фазы своих кривых роста потребления, но некоторые из них уже приближаются к верхней границе. Существует высокая вероятность того, что к середине 21 века мировое производство мяса перестанет представлять постоянно растущую угрозу целостности биосферы.

    Дайте знать в комментариях.

    Привлечение науки к дебатам об энергетической политике Вацлав Смил

    В «Энергетических мифах и реалиях» Вацлав Смил предлагает прагматический взгляд на популярные идеи для нашей энергетической системы последних нескольких десятилетий: электромобили, атомная энергетика, децентрализованное производство энергии, пик добычи нефти и т. Д. связывание углерода, биотопливо и энергия ветра. Его основной посыл заключается в том, что энергетические технологии часто преувеличивают, часто игнорируют экологические последствия или требования инфраструктуры, и что переход на них происходит медленно.Его анализ основан на обширном и актуальном списке ссылок, в основном журнальных статьях.

    Хотя Смил справедливо критикует чрезмерный технологический оптимизм, иногда он перегибает палку. Выбранные факты искажаются, чтобы создать энергетический миф, который Смил должен развенчать, отвергая тех, кто делал глупые заявления, как наивных или некомпетентных.
    В качестве примера, когда Смил конструирует и оценивает требования к землепользованию для ветроэнергетики, он называет коэффициенты мощности ветра, используемые промышленностью и академическими кругами, слишком оптимистичными:
    «Хотя в недавней литературе часто принимается диапазон 20-25 процентов. , наиболее полное изучение фактического рекорда ЕС, крупнейшей в мире концентрации ветроэнергетики, показывает, что за пять лет с 2003 по 2007 год коэффициент использования мощности составил менее 21 процента.Это означает, что стоимость ветровой энергии на две трети выше, а сокращение выбросов CO2 на 40 процентов ниже, чем предполагалось ранее », стр.124.
    Источник: Boccard, N. 2009. Фактор мощности реализованных значений ветровой энергии по сравнению с .Оценки. Энергия 27: 2679-88.
    Смил использует факторы ветроэнергетики, и оценки выработки электроэнергии на единицу площади завышены. Из этого он приходит к выводу, что потенциал сокращения выбросов CO2 намного ниже, чем часто утверждается. Его первая посылка вводит в заблуждение. Он тратит в первой части главы упоминается, как ветроэнергетика существенно выросла за последние годы и что размер турбины увеличился.Оценки коэффициента мощности турбины улучшились вместе с размером турбины:
    [1]
    [2]
    Smil должен был использовать оценки для новых турбинных установок, а не среднее значение за несколько лет. В том же параграфе он приводит коэффициенты мощности> 70% для угля и> 85% для атомной энергетики, а также приводит данные о том, что общий коэффициент производственной мощности электроэнергии составляет 50%, из которых почти все составляют уголь, атомная энергия и газ. Эти цифры несовместимы. Цифры> 70% и> 85 относятся к более новым предприятиям, а не к среднему уровню.Многие заводы оставлены в резерве, потому что они старше и менее эффективны. Эти более старые заводы могут иметь коэффициент мощности в диапазоне 30-40%, таким образом, чистая цифра составляет 50%. Такое же сравнение следует использовать для ветроэнергетики - используя новые коэффициенты мощности турбины, чтобы рассчитать пространство, необходимое для новых турбин. Использование соответствующего коэффициента мощности опровергает заявление Смила о завышенном потенциале сокращения выбросов.

    Легко выбрать излишне оптимистичные прогнозы некоторых энергетических технологий и отвергнуть их как таковые, что и делает Смил.Но Смил не очень хорошо передает контекст. Было ли большинство промоутеров излишне оптимистичными, или их было меньшинство в этой области? Обладали ли они каким-либо значительным богатством или политической властью, или это были просто академические упражнения или беззубые знаменитости? Прогнозы Якобсона для всех возобновляемых источников энергии к 2030 году являются примером анализа без особой силы. Даже если была сила, использовалась ли она? Многие президенты заявляли о своей энергетической независимости, но ни один из них не потратил значительный политический капитал на проведение значимой энергетической политики.
    Этот контекст важен, потому что он затрагивает важную часть энергетической системы, которую Смил игнорирует: политическую экономию. Ядерная энергетика добилась определенного успеха и пользуется постоянной огромной государственной поддержкой, большей, чем все технологии конечного использования вместе взятые, несмотря на существенное противодействие в первые дни своего существования. [3].
    Ископаемое топливо имело еще большее политическое влияние, о чем свидетельствуют прямые субсидии, геополитическое маневрирование и военная поддержка. [4]. Даже в первые дни своего существования U.Правительство С. было ключевым сторонником угольной промышленности, несмотря на оппозицию профсоюзов [5]. А ископаемое топливо остается искусственно дешевым по сравнению с тем ущербом, который они наносят обществу, в основном из-за лоббирования промышленности. Это важная часть истории его доминирования в нашей энергетической системе.
    Ветер и другие возобновляемые источники энергии обладают ничтожной политической властью по сравнению с отраслью ископаемого топлива. Уместно рассматривать развитие ветроэнергетики, несмотря на противодействие со стороны индустрии ископаемого топлива.

    Увидеть этот полный энергетический контекст сделало бы книгу сильнее.Это также помогло бы предоставить энергетические профили и коэффициенты перехода для других стран, особенно для развивающихся стран. Ссылаясь на исторические темпы энергетических переходов, является лишь частичным доказательством утверждения о темпах энергетических переходов. Есть веские основания полагать, что многим развивающимся странам потребуется гораздо меньше времени, чтобы освоить энергетические технологии, для внедрения которых потребовалось много времени, например, в США, Китае и Индии. Кроме того, учитывая озабоченность по поводу климата, энергетической инфраструктуре сейчас уделяется особое внимание, что является беспрецедентным в историческом плане, и неясно, насколько это внимание может изменить темпы энергетических преобразований.

    Smil соответственно ставит эффективность конечного потребления и высокое потребление энергии на душу населения в США в качестве приоритета, прежде чем рассматривать секвестрацию углерода, и справедливо осуждает идею биотоплива как основного источника энергии для решения вопросов, связанных с окружающей средой и продуктами питания против топлива. Однако он выступает за снижение энергоемкости экономики (есть ли кто-нибудь, кто этого не делает?), Но игнорирует вопрос о темпах и ограничениях снижения энергоемкости, а также о том, приемлемы ли они по климатическим причинам.Если бы Смил обратился к этой литературе, он, возможно, наткнулся бы на статью Тима Джексона «Процветание без роста» и связанные с ней статьи, которые ясно показывают, почему развитым странам, возможно, придется приостановить или повернуть вспять экономический рост, по крайней мере, в нескольких секторах, чтобы оставаться в рамках климатических условий. пределы.

    Наконец, Смил призывает читателей беспристрастно оценивать литературу по энергетике. Хотя я в целом согласен с тем, что беспристрастный анализ - хороший способ проводить исследования, я не думаю, что Смил соответствовал этому стандарту в Energy Myths and Realities.Он упустил политическую экономию в энергетической головоломке. И он опубликовал свои публикации через весьма пристрастный Американский институт предпринимательства, который использовал утверждения о том, что энергетический переход требует времени, чтобы осудить или заблокировать столь необходимый прогресс в климатической политике. Предвзятость присуща любому анализу; утверждение, что его не существует, - это признание доминирующей точки зрения, и в данном случае это означает избежание огромных этических проблем, возникающих в связи с решениями в области энергетики.

    Хотя я с нетерпением жду возможности прочитать другие книги Смила из-за его репутации в этой области, я не решаюсь рекомендовать Energy Myths and Realities.Вместо этого тем, кто ищет более технический анализ энергетических переходов в контексте адаптации к изменению климата, я рекомендую книгу Л. Д. Харви
    «Энергия и новая реальность».

    Сколько человек кормят синтетическими удобрениями?

    Если бы Фриц Хабер не открыл, как производить синтетический азот, нашли бы мы альтернативные решения для поддержки такого большого населения, как сегодня?

    Решение этого вопроса частично основывается на ретроспективных предположениях о том, смогли бы мы в отсутствие синтетических азотных удобрений доставлять азот другими методами.Если бы Фриц Габер или Карл Бош (или любой последующий ученый) не разработали метод преобразования инертного атмосферного азота в реактивный азот, который могли бы использовать растения, какова вероятность того, что другие решения восполнили бы этот пробел?

    Одним из решений было бы значительно увеличить производство азотфиксирующих зернобобовых культур. Как отмечалось ранее, зернобобовые культуры (например, горох, фасоль и другие зернобобовые) обладают уникальной способностью преобразовывать (или «фиксировать») атмосферный азот в реактивный азот в почве.Следовательно, выращивание этих культур может со временем увеличить источники азота в почве. Хотя это могло в некоторой степени достоверно увеличить общую доступность реактивного азота, это вряд ли могло быть широко масштабируемым решением по нескольким причинам.

    Во-первых, бобовые, как правило, менее урожайны по сравнению с зерновыми и другими основными культурами. Это верно для урожайности сегодня, но также верно и для исторической урожайности - в конце девятнадцатого века урожайность западноевропейских бобовых обычно была меньше половины от урожайности основных зерновых культур. 12

    У фермеров XIX и начала XX веков было мало стимулов для широкого внедрения этих культур. Во-вторых, несмотря на многочисленные питательные и экологические преимущества бобовых, они составляют лишь небольшую часть рациона большинства людей. Кроме того, предпочтения зернобобовых и бобовых, как правило, снижаются по мере роста доходов и расширения выбора продуктов питания. Общий аппетит к бобовым культурам - как с точки зрения фермера, так и с точки зрения диетических предпочтений, означает, что маловероятно, что они смогли бы поставлять азот в масштабе, близком к масштабу процесса Габера-Боша на протяжении 20 века.

    Еще одним потенциальным источником азота являются органические отходы - сегодня азот поставляется во многие системы органического земледелия в виде навоза. Не могли бы мы вместо этого полагаться на эти несинтетические источники азота? Фактически, мы сделали; До появления Haber-Bosch и создания источников синтетического азота большинство сельскохозяйственных систем полагалось на переработку навоза, отходов и другой биомассы обратно в почву для поддержания баланса азота. Проблема в том, что они существовали в ограниченном количестве: переработка питательных веществ, по определению, означает, что у вас их ограниченный запас.Это позволяло обществу поддерживать умеренный уровень азота, но не позволяло создать больше . Как подробно обсуждает Смил (2004), предыдущие общества обычно могли содержать только небольшое количество домашних животных и, как следствие, имели очень ограниченные запасы навоза и отходов животноводства. 13

    Синтетический азот не только повысил урожайность сельскохозяйственных культур, но и позволил увеличить поголовье скота.