Эдипов комплекс что: Магистерская программа «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование» — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Содержание

Магистерская программа «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование» — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

«Всем нам, быть может, суждено направить свое первое сексуальное чувство на мать и первую ненависть и насильственное желание — на отца». З. Фрейд

Эдипов комплекс — одно из основных понятий классического психоанализа, использованное Фрейдом для обозначения амбивалентного, то есть двойственного, отношения ребенка к своим родителям. Под эдиповым комплексом понимается проявление ребенком бессознательных влечений, сопровождающихся выражением чувств любви и ненависти к родителям.
Впервые представления об эдиповом комплексе были выражены Фрейдом в 1897 году в одном из писем к берлинскому врачу В. Флиссу. На основе самоанализа, включающего детские воспоминания, он выявил в себе ранние смешанные чувства любви к матери и ревности к отцу. При этом основатель психоанализа соотнес свои личные переживания с древнегреческим мифом, содержание которого было отражено в древнегреческой трагедии Софокла «Царь Эдип».
В трагедии Софокла повествовалось о несчастной судьбе Эдипа, который, не ведая того, убил своего отца Лая — царя Фив, потом женился на своей матери Иокасте, затем, узнав от оракула о совершенных им непреднамеренных деяниях, ослепил себя. Почерпнутая из древнегреческого мифа тема отцеубийства и запрета на инцестуозную связь переросла у Фрейда в идею эдипова комплекса, присущего каждому человеку. Согласно Фрейду, наши сновидения убеждают в том, что, вероятно, всем суждено направлять свое первое сексуальное чувство на мать и первое насильственное желание — на отца.

Если идея двойственного отношения ребенка к своим родителям возникла у Фрейда в период его самоанализа (1897), то понятие эдипова комплекса было введено им в 1910 году. Он утверждал, что по своей природе данный комплекс одинаков для мальчиков и девочек. Для обозначения эдипова комплекса у девочек Юнг ввел понятие комплекса Электры. Это понятие было использовано им в 1913 году для характеристики чувств и переживаний девочки, связанных с ее влечением к отцу, стремлением заменить мать в ее отношениях с ним, а затем и желанием устранить мать, мешающую реализации детского желания.
Название комплекса связано с древнегреческим мифом об Электре. Согласно этому мифу, Электра, дочь Агамемнона и Клитемнестры, способствовала убийству своей матери. Спасая своего брата Ореста от гибели, она помогла ему убить мать, повинную в смерти их отца.В отличие от Юнга Фрейд не использовал понятие «комплекс Электры», а предпочитал говорить об эдиповом комплексе. Он считал, что этот комплекс в равной степени присущ всем людям, независимо от их половой принадлежности. В этом смысле любовь к родителю противоположного пола и ненависть к родителю своего пола у мальчиков и девочек аналогичны. Поэтому, когда в работах Фрейда говорится об эдипове комплексе, следует иметь в виду, что речь идет у него о таких отношениях между детьми, будь то мальчик или девочка, и родителями (или их заместителями), которые имеют место в детстве каждого человека.
Наблюдения за детьми и изучение воспоминаний взрослых о своем детстве подвели Фрейда к выводу о всеобщем, универсальном проявлении эдипова комплекса. Мальчик эротически привязан к матери, хочет обладать ею и воспринимает отца как помеху ему в этом; девочка испытывает нежные чувства к отцу и потребность в устранении матери, чтобы занять ее место в отношениях с отцом.
В своем понимании эдипова комплекса Фрейд исходил из того, что бисексуальность (мужское и женское начала) человека приводит к такому положению, когда ребенок может занимать как активную, так и пассивную позицию. Сексуальное предпочтение родителя противоположного пола и ненависть к родителю того же пола составляют, с точки зрения Фрейда, позитивную форму эдипова комплекса. Любовь к родителю того же пола и стремление устранить из жизни родителя противоположного пола характерны для негативной формы этого комплекса. В процессе психосексуального развития ребенка проявляются обе формы, образуя так называемый полный эдипов комплекс. Данный комплекс характеризуется двойственным отношением ребенка к своим родителям. Он одновременно любит и ненавидит каждого из них, боготворит их и желает им смерти; хочет быть похожим на них и боится быть наказанным за свои бессознательные желания. Мальчик не только проявляет эротические чувства к матери и стремится устранить отца, но и испытывает свойственные девочке нежность к отцу и враждебность к матери. Аналогичная картина наблюдается и у девочки: она не только имеет сексуальное влечение к отцу и ревностное чувство к матери, но и враждебно настроена к отцу и испытывает сильную эмоциональную привязанность к матери.
В представлении Фрейда, эдипов комплекс проявляется у детей в возрасте от 3 до 5 лет, и перед каждым ребенком встает жизненная задача, связанная с развитием и преодолением этого комплекса. Разрушение и гибель эдипова комплекса в процессе психосексуального развития ребенка, характеризующегося переходом от фаллической (символизирующей значение пениса) фазы детской сексуальности к ее латентному (скрытому) периоду, — нормальный путь развития человека. Считается нормой, если в конце этого раннего сексуального периода эдипов комплекс преодолен, смягчен и переформирован, а результатом такого превращения будет возможность хороших успехов в последующей душевной жизни. Вытеснение же эдипова комплекса и сохранение его в бессознательном чревато невротизацией ребенка, впоследствии сказывающейся на психических расстройствах взрослого. Благополучное преодоление этого комплекса, как правило, не осуществляется основательно, и тогда пубертатный период вызывает реанимацию комплекса, что может иметь плохие последствия.
Фрейд считал, что, несмотря на универсальность эдипова комплекса, развитие и изживание его у мальчика и девочки проходят по-разному. Угроза кастрации и страх мальчика перед возможностью наказания за инцестуозные влечения приводят к отвращению его от эдипова комплекса. Связанные с этим комплексом эротические влечения мальчика десексуализируются и сублимируются, то есть переключаются на социально приемлемые цели. В случае идеального осуществления этого процесса эдипов комплекс разрушается и упраздняется. Стало быть, эдипов комплекс у мальчика погибает вследствие угрозы кастрации. Развитие и преодоление эдипова комплекса у девочки имеет иной характер. Обнаружив, что, в отличие от мальчика, она не имеет пениса, девочка воспринимает кастрацию как уже свершившийся факт. Это приводит к тому, что, в то время как эдипов комплекс мальчика погибает вследствие кастрационного комплекса, эдипов комплекс девочки становится возможным и возникает благодаря кастрационному комплексу.
По мнению Фрейда, девочка испытывает зависть к тому органу, который у нее отсутствует. Она переходит символическим путем от пениса к ребенку, желает получить его в подарок от отца. Это желание сохраняется на протяжении длительного времени, в результате чего девочка медленно расстается с эдиповым комплексом. В форме желания обладать пенисом и родить ребенка эдипов комплекс девочки долгое время сохраняет свою действенность и способствует подготовке женщины к ее половой роли. Преодоление этого комплекса у девочки связано с угрозой утраты родительской любви.
В процессе гибели эдипова комплекса внешний авторитет родителей как бы перемещается внутрь детской психики. Он становится внутренним достоянием ребенка, приводя к образованию такой психической инстанции, как Сверх-Я. Так, по мнению Фрейда, Сверх-Я становится наследником эдипова комплекса. Отныне Сверх-Я выступает в роли недремлющего ока или карающей совести, вызывая у человека чувство вины. По выражению основателя психоанализа, эдипов комплекс оказывается одним из самых важных источников сознания вины, доставляющей особое беспокойство невротикам.
Согласно Фрейду, в эдиповом комплексе завершается инфантильная сексуальность. Кто оказывается не в состоянии нормальным образом пройти эдипову фазу психосексуального развития, тот заболевает неврозом. Эдипов комплекс составляет ядро неврозов.
Фрейд не утверждал, что эдипов комплекс исчерпывает отношение детей к родителям, которое может быть сложным и многообразным. Более того, он считал, что этот комплекс может претерпевать изменения. Вместе с тем он утверждал, что эдипов комплекс является значительным фактором душевной жизни ребенка и существует опасность скорее недооценить его влияние и обусловленное им развитие, чем переоценить его.
Возможность реализации эротических и деструктивных влечений, связанных с эдиповым комплексом, может находить свое воплощение в сновидениях. Не случайно в сновидениях нередко содержатся разнообразные сцены, сюжеты и образы инцестуозного характера, сопряженные с убийством и смертью родителей, родственников, близких людей. Признание или отрицание эдипова комплекса — своего рода лакмусовая бумажка, позволяющая проводить различие между сторонниками и противниками психоанализа. Как замечал Фрейд, ничто другое не навредило психоанализу столь сильно в отношении к нему современников, как рассмотрение эдипова комплекса в качестве общечеловеческой судьбоносной структуры.
В теории и практике психоанализа эдипову комплексу уделялось и до сих пор уделяется важное внимание. Тем не менее фрейдовская трактовка эдипова комплекса разделялась далеко не всеми психоаналитиками. Многие из них пересмотрели идеи Фрейда о природе эдипова комплекса: одни психоаналитики внесли уточнения в понимание содержания этого комплекса; другие переосмыслили временные рамки его развития и разрушения; третьи подвергли сомнению исторические параллели Фрейда, согласно которым лежащее в основе эдипова комплекса отцеубийство было реальным событием, имевшим место в первобытной орде и свидетельствовавшим об универсальности этого комплекса во всех культурах.
Так, А. Адлер утверждал, что представление, согласно которому мать является единственным сексуальным объектом для ребенка, удовлетворяющего свои сексуальные желания в борьбе с отцом, это — фиктивная идея. Он считал, что рассмотрение эдипова комплекса показывает, что он выдает уродливое, часто выраженное в асексуальной форме стремление ребенка к превосходству над отцом и матерью. Соответственно, эдипов комплекс — это символ желаемого господства.
В отличие от Фрейда, К. Г. Юнг по-иному взглянул на победу Эдипа над Сфинкс. Он полагал, что она, представлявшая собой двойственность образа матери (привлекающая, достойная любви верхняя часть с головой человека и страшная, звериная нижняя часть, вызывающая ужас), является олицетворением страха перед матерью.
Юнг пришел к выводу: в первооснове кровосмесительных связей заложено не влечение к половому акту, а стремление стать снова ребенком, очутиться в материнском лоне.
 В понимании В. Райха, эдипов комплекс возникает в условиях патриархальной семьи. Опираясь на исследование английского антрополога Б. Малиновского, показавшего, что структура семейных отношений в некоторых примитивных обществах имеет иной характер, чем рассмотренная Фрейдом схема амбивалентных влечений ребенка к матери и отцу, он подверг сомнению тезис об универсальности эдипова комплекса. Райх считал, что форма эдипова комплекса изменяется вместе с общественным строем и в будущем, в условиях коллективного воспитания, речь не будет идти об этом комплексе.

К списку статей по Коучингу и бизнес-консультированию
К списку статей по Клинической парадигме менеджмента
К списку статей по Истории и теории психоанализа
К списку статей А. В. Россохина в журнале "Psychologies"

Понятие Эдипова Комплекса и его структурирующей роли для ребенка

Понятие «Эдипов комплекс» зачастую применимо не только к детям, но и к взрослым (в таком случае говорится о «неразрешенном эдиповом комплексе»).

Что такое Эдипов комплекс?

Это понятие было введено Зигмундом Фрейдом, который, основываясь на древнегреческом мифе, обозначил им психическое явление, касающееся всех детей в возрасте от 3 до 6 лет в сфере их отношений с родителями.

Трагедия Софокла «Царь Эдип» иллюстрирует долю бессознательного, присутствующую в каждом нашем поступке. Эдип убивает своего отца, не зная, что это его отец, а затем совершает инцест с матерью, не зная, что это его мать.

Все дети, как мальчики, так и девочки, представители всех мировых культур, проходят через Эдипов комплекс, то есть через вспышку чувственного влечения к своему родителю противоположного пола. Это нормальная фаза развития ребенка, структурирующий и переходный период, который длится около 3 лет. Ребенок ищет физические контакты со своим родителем противоположного пола. В то же время, когда у маленького мальчика возникает влечение к матери, он будет испытывать ревность к отцу (и наоборот, маленькая девочка будет ревновать отца к матери). Второй родитель воспринимается как соперник, которого нужно устранить.

Обычно эдипов комплекс проходит к возрасту около 6 лет, и тогда ребенок вступает в латентный период, который предшествует вступлению в подростковый возраст.

Важно понимать, что эдипов комплекс касается не только ребенка, но и, конечно, его взаимоотношений с родителями. Каким образом мать реагирует на влечение ребенка к ней? Способен ли отец противостоять этому, уважая детские чувства, то есть выстроить такие границы в отношениях, которые бы защищали ребенка? Способна ли мать принять соперничество между ней и дочерью по отношению к отцу? Все эти психические процессы бессознательны, но все они связаны с отцом, матерью (или же теми, кто их заменяет) и ребенком.

Тактично и твердо устанавливая границы, отец защищает сына: «Моя жена-это моя женщина, а ты позже женишься на другой женщине, но ты не можешь жениться на своей матери, – это закон для всех».

Эдипов комплекс символически знаменует вхождение маленького человека в общество и принятие его запретов: «Мы не совершаем кровосмешения», «Мы не убиваем».

Задача родителей состоит в том, чтобы не ограничивать свободу ребенка рамками семьи, не удерживать его там, словно заключенного.

Влечения и импульсы не могут выражаться открыто и в полной мере. Успешно разрешенный эдипов комплекс, то есть принятый родителями и пережитый ребенком без подавляющего его чувства вины, позволяет ребенку войти в процесс обучения (чтение, счет, письмо, интеллектуальное любопытство) и подавлять свои сексуальные влечения, отвлекаясь от них за счет желания учиться и открывать новое. Многие школьные трудности, а также трудности в поведении ребенка находятся в тесной связи с эдиповым комплексом, разрешить который непросто. Поэтому психолог работает не только с ребенком, но и с родителями.

Если эдипов компекс остается неразрешенным в детстве, то во взрослом возрасте человек остается с мыслью, что влечение – это неправильно и постыдно. Если отец или мать не сумели тактично помочь ребенку пройти этот определяющий, но в то же время сложный период, это также может вызвать у него глубокое чувство неполноценности. Эдипов комплекс всегда касается как детей, так и родителей, которые, в свою очередь, являются «взрослыми детьми», разрешившими или не разрешившими свой собственный эдипов комплекс.

Поделиться в социальных сетях

Эдипов комплекс | Словарь гендерных терминов

Эдипов комплекс

Эдипов комплекс - одно из основных понятий классического психоанализа, использованное Зигмундом Фрейдом для обозначения амбивалентного (двойственного) отношения ребенка к своим родителям. Под эдиповым комплексом понимается проявление ребенком бессознательных влечений, сопровождающихся выражением чувств любви и ненависти к родителям.

Впервые представления об эдиповом комплексе были выражены З. Фрейдом в 1897 г. в одном из писем к берлинскому врачу В. Флиссу (1858–1928). На основе самоанализа, включающего детские воспоминания, он выявил в себе ранние смешанные чувства любви к матери и ревности к отцу. При этом основатель психоанализа соотнес свои личные переживания с древнегреческим мифом, содержание которого было отражено в древнегреческой трагедии Софокла «Царь Эдип».  В трагедии Софокла повествовалось о несчастной судьбе Эдипа, который, не ведая того, сперва убил своего отца Лая – царя Фив, потом женился на своей матери Иокасте, затем, узнав от оракула о совершенных им непреднамеренных деяниях, он ослепил себя.

Почерпнутая из древнегреческого мифа тема отцеубийства и запрета на инцестуозную связь переросла у З. Фрейда в идею эдипова комплекса, присущего каждому человеку. Согласно З. Фрейду, сновидения человека убеждают в том, что, вероятно, всем суждено направлять свое первое сексуальное чувство на мать и первое насильственное желание – на отца.

Наблюдения за детьми и изучение воспоминаний взрослых о своем детстве подвели З. Фрейда к выводу о всеобщем, универсальном проявлении эдипова комплекса. Мальчик эротически привязан к матери, хочет обладать ею и воспринимает отца как помеху ему в этом; девочка испытывает нежные чувства к отцу и потребность в устранении матери, чтобы занять ее место в отношениях с отцом.

В своем понимании эдипова комплекса З. Фрейд исходил из того, что бисексуальность (мужское и женское начало) человека приводит к такому положению, когда ребенок может занимать как активную, так и пассивную позицию. Сексуальное предпочтение родителя противоположного пола и ненависть к родителю того же пола составляют, с точки зрения З. Фрейда, позитивную форму эдипова комплекса. Любовь к родителю того же пола и стремление устранить из жизни родителя противоположного пола характерны для негативной формы этого комплекса. В процессе психосексуального развития ребенка проявляются обе формы, образуя так называемый полный эдипов комплекс.

Данный комплекс характеризуется двойственным отношением ребенка к своим родителям. Он одновременно любит и ненавидит каждого из них, боготворит их и желает им смерти; хочет быть похожим на них и боится быть наказанным за свои бессознательные желания. Мальчик не только проявляет эротические чувства к матери и стремится устранить отца, но и испытывает свойственные девочке нежность к отцу и враждебность к матери. Аналогичная картина наблюдается и у девочки: она не только имеет сексуальное влечение к отцу и ревностное чувство к матери, но и враждебно настроена к отцу и испытывает сильную эмоциональную привязанность к матери.

В представлении З. Фрейда эдипов комплекс проявляется у детей в возрасте от 3 до 5 лет, и перед каждым ребенком встает жизненная задача, связанная с развитием и преодолением этого комплекса. Разрушение и гибель эдипова комплекса в процессе психосексуального развития ребенка, характеризующегося переходом от фаллической (символизирующей значение пениса) фазы детской сексуальности к ее латентному (скрытому) периоду – нормальный путь развития человека: «в норме в конце этого раннего сексуального периода эдипов комплекс должен быть преодолен, основательно смягчен и переформирован, а результатом такого превращения будет возможность хороших успехов в последующей душевной жизни». Вытеснение же эдипова комплекса и сохранение его в бессознательном чревато невротизацией ребенка, впоследствии сказывающейся на психических расстройствах взрослого: благополучное преодоление этого комплекса, как правило, не осуществляется основательно, и тогда «пубертатный период вызывает реанимацию комплекса, что может иметь плохие последствия».

З. Фрейд считал, что, несмотря на универсальность эдипова комплекса, развитие и изживание его у мальчика и девочки проходят по-разному. Угроза кастрации и страх мальчика перед возможностью наказания за инцестуозные влечения приводит к отвращению его от эдипова комплекса. Связанные с этим комплексом эротические влечения мальчика десексуализируются и сублимируются, то есть переключаются на социально приемлемые цели. В случае идеального осуществления этого процесса эдипов комплекс разрушается и упраздняется. Стало быть, эдипов комплекс у мальчика погибает вследствие угрозы кастрации.

Развитие и преодоление эдипова комплекса у девочки имеет иной характер. Обнаружив, что в отличие от мальчика она не имеет пениса, девочка воспринимает кастрацию как уже свершившийся факт. Это приводит к тому, что «в то время как эдипов комплекс мальчика погибает вследствие кастрационного комплекса, эдипов комплекс девочки становится возможным и возникает благодаря кастрационному комплексу».

По мнению З. Фрейда, девочка испытывает зависть к тому органу, который у нее отсутствует. Она переходит символическим путем от пениса к ребенку, желает получить его в подарок от отца. Это желание сохраняется на протяжении длительного времени, в результате чего девочка медленно расстается с эдиповым комплексом. В форме желания обладать пенисом и родить ребенка эдипов комплекс девочки долгое время сохраняет свою действенность и способствует подготовке женщины к ее половой роли. Преодоление этого комплекса у девочки связано с угрозой утраты родительской любви.

В процессе гибели эдипова комплекса внешний авторитет родителей как бы перемещается вовнутрь детской психики. Он становится внутренним достоянием ребенка, приводя к образованию такой психической инстанции, как Сверх-Я. Так, по мнению З. Фрейда, Сверх-Я становится наследником эдипова комплекса. Отныне Сверх-Я выступает в роли недремлющего ока или карающей совести, вызывая у человека чувство вины. По выражению основателя психоанализа, эдипов комплекс оказывается одним из самых важных источников сознания вины, доставляющей особое беспокойство невротикам.

Согласно З. Фрейду, в эдиповом комплексе завершается инфантильная сексуальность. Кто оказывается не в состоянии нормальным образом пройти эдипову фазу психосексуального развития, тот заболевает неврозом. Эдипов комплекс составляет ядро неврозов.

З. Фрейд не утверждал, что эдипов комплекс исчерпывает отношение детей к родителям, которое может быть сложным и многообразным. Более того, он считал, что этот комплекс может претерпевать изменения. Вместе с тем он исходил из того, что эдипов комплекс является значительным фактором душевной жизни ребенка и существует опасность «скорее недооценить его влияние и обусловленное им развитие, чем переоценить его».

На основе этого комплекса возникает, как полагал З. Фрейд, человеческая культура, связанная с соответствующими нормами и запретами на инцест. В эдиповом комплексе совпадают начало религии, нравственности, морали, социальных институтов общества и искусства.

Что касается возможности реализации эротических и деструктивных влечений, связанных с эдиповым комплексом, то она может находить свое воплощение в сновидениях. Не случайно в сновидениях нередко содержатся разнообразные сцены, сюжеты и образы инцестуозного характера, сопряженные с убийством и смертью родителей, родственников, близких людей.

Признание или отрицание эдипова комплекса – своего рода лакмусовая бумажка, позволяющая проводить различие между сторонниками и противниками психоанализа. Как замечал З. Фрейд, ничто другое не навредило психоанализу столь сильно в отношении к нему современников, как «рассмотрение эдипова комплекса в качестве общечеловеческой судьбоносной структуры»  (Лейбин, 2010).

Литература:

Лейбин, В. М. (2010). Эдипов комплекс. Словарь-справочник по психоанализу (с. 660-664). Москва: АСТ.

Добавить комментарий

Эдипов комплекс. Теория Фрейда (сборник)

Эдипов комплекс

Другим великим открытием Фрейда является то, что называется Эдиповым комплексом, и утверждение, что неразрешенный Эдипов комплекс лежит в основе любого невроза.

Легко понять, что? Фрейд имел в виду под Эдиповым комплексом: у маленького мальчика, сексуальные побуждения которого просыпаются в раннем возрасте, в четыре-пять лет, развивается интенсивная сексуальная привязанность и желание в отношении матери. Мальчик желает ее, и отец становится соперником. У сына возникает ненависть к отцу и желание оказаться на его месте, в конце концов убить его. Считая отца соперником, мальчик боится, что отец-соперник его кастрирует. Фрейд назвал эту совокупность Эдиповым комплексом из-за греческого мифа: Эдип женился на своей матери, не подозревая, что любимая женщина – его мать. Когда об инцесте стало известно, Эдип ослепил себя (символ самокастрации) и покинул свой дом и родных в сопровождении одной только своей дочери Антигоны.

Великое открытие Фрейда заключается в показе силы привязанности маленького мальчика к матери или замещающему ее лицу. Степень этой привязанности – желания быть любимым матерью и пользоваться ее заботой, не лишиться ее защиты, и для многих мужчин – не расстаться с матерью, а видеть ее в женщине, которая, будучи его ровесницей, символизирует для него мать, – нельзя переоценить. Подобная же привязанность существует и для девочек, однако она, по-видимому, имеет несколько иной исход, который не был разъяснен Фрейдом, и который и в самом деле очень трудно понять.

Привязанность мужчины к своей матери, впрочем, понять нетрудно. Она – его мир еще во время внутриутробной жизни. Он полностью является ее частью, питаемой и защищаемой ею, и даже после родов ситуация фундаментально не меняется. Без помощи матери ребенок умер бы, без ее любви стал бы психически неполноценным. Мать – та, кто дарит жизнь и от кого жизнь ребенка зависит. Она также может лишить жизни, отказавшись выполнять свои материнские функции. Символом этих противоречивых качеств матери является индуистская богиня Кали – создательница и разрушительница жизни. Роль отца в первые годы жизни почти столь же незначительна, как и его дополнительная функция зачатия ребенка. Хотя соединение мужского сперматозоида с женской яйцеклеткой – научный факт, житейским фактом является то, что мужчина практически не играет никакой роли в появлении ребенка на свет и в заботе о нем. С психологической точки зрения присутствие мужчины совсем не является необходимым и вполне может быть заменено искусственным оплодотворением. Мужчина может начать снова играть важную роль, когда ребенок достигает возраста четырех-пяти лет, будучи тем, кто учит, кто подает пример, кто отвечает за умственное и моральное воспитание. К несчастью, мужчина часто оказывается примером эксплуатации, иррациональности и неэтичности. Он обычно стремится вылепить сына по своему образу и подобию, чтобы тот стал ему полезен в работе и сделался наследником его собственности, а также восполнил его собственные слабости, достигнув того, чего не смог достичь отец.

Привязанность и зависимость от матери или выполняющего ее функции лица оказываются бо?льшим, чем привязанность к личности. Это – страстное желание вернуться к ситуации, когда ребенок пользовался любовью и защитой матери и еще не нес никакой ответственности. Однако не только ребенок испытывает такое желание. Если мы говорим, что ребенок беспомощен и поэтому нуждается в матери, мы не должны забывать, что каждый человек беспомощен по отношению к миру как к целому. Несомненно, он может защищаться и в определенной мере заботиться о себе, однако учитывая опасности, неуверенность, риски, с которыми человек сталкивается, и то, как мало властен он над физическими болезнями, нищетой, несправедливостью, вопрос о том, менее ли беспомощен взрослый по сравнению с ребенком, остается открытым. У ребенка есть мать, чья любовь защищает его от опасностей. У взрослого человека нет никого. Он может иметь друзей, супруга, некоторую степень социальной защищенности, но даже при этом возможность защитить себя и добиться желаемого очень скромна. Удивительно ли, что человек сохраняет мечту найти мать или такой мир, в котором он снова мог бы быть ребенком? Противоречие между любовью к райскому детскому существованию и необходимостью, порождаемой его статусом взрослого, может с полным правом рассматриваться как ядро развития невроза.

В чем Фрейд ошибался – и должен был ошибаться в силу своих допущений, – так это в понимании привязанности к матери как исключительно сексуальной. На основании теории детской сексуальности было логично заключить, что маленького мальчика к матери привязывает то, что она – первая в его жизни близкая женщина и представляет собой естественный объект его сексуальных желаний. Это в значительной мере правда. Существуют многочисленные свидетельства того, что для маленького мальчика мать – объект не только привязанности, но и сексуальных желаний. Однако – и в этом огромная ошибка Фрейда – не сексуальное желание делает связь с матерью такой напряженной и жизненно важной не только в детстве, но, возможно, и всю жизнь человека. Скорее такая глубина чувств основывается на потребности в том райском существовании, о котором я говорил выше.

Фрейд не обратил внимания на тот общеизвестный факт, что сексуальные желания как таковые не отличаются большой стабильностью. Даже самые напряженные сексуальные отношения, если они не сопровождаются привязанностью или сильными эмоциональными связями, самой важной из которых является любовь, долго не живут, и даже шестимесячный срок для них, возможно, слишком велик. Сексуальность per se переменчива, и, может быть, более переменчива у мужчин, непостоянных и стремящихся к приключениям, чем у женщин, для которых ответственность за ребенка придает сексу более серьезное значение. Считать, что мужчины будут привязаны к матери в силу сексуальных уз, имевших место двадцать, тридцать или пятьдесят лет назад, когда к женам после трех лет сексуально удовлетворительного брака они теряют интерес, – просто абсурд. Конечно, для маленького мальчика мать может быть объектом сексуального желания потому, что она – одна из первых близких ему женщин, но так же верно то, что, как отмечает и Фрейд в своих историях болезни, мальчик готов влюбиться в девочку своего возраста и завести с ней страстный роман; мать оказывается относительно забытой.

Нельзя понять любовную жизнь мужчины, не видя, как он колеблется между желанием снова найти мать в другой женщине и стремлением найти женщину, как можно более отличающуюся от материнского типа. Этот конфликт – одна из основных причин разводов. Часто случается, что в начале брака женщина бывает не похожа на мать, но в супружеской жизни, когда она должна заботиться о доме, она делается дисциплинирующей силой, удерживающей мужчину от детского стремления к новым приключениям; тем самым она принимает на себя функцию матери и как таковая становится объектом желания; в то же время мужчина боится и отвергает ее. Часто немолодой мужчина влюбляется в юную девушку; среди других причин этого – ее свобода от любых материнских черт, и пока роман длится, у мужчины существует иллюзия освобождения от зависимости от матери. Фрейд, открыв Эдиповы узы, обнаружил одно из самых значительных явлений, а именно, привязанность мужчины к матери и страх потерять ее, однако исказил свое открытие, объяснив его как исключительно сексуальный феномен, и тем самым снизил важность своего открытия, а именно, того, что привязанность к матери является одной из глубочайших эмоциональных связей, заложенных в самой человеческой природе.

Другая сторона Эдипова комплекса, враждебное соперничество с отцом, достигающее кульминации в желании убить его, представляет собой не менее важное наблюдение Фрейда, не имеющее, однако, отношения к привязанности к матери. Фрейд придает универсальное значение черте, характерной только для патриархального общества. В патриархальном обществе сын находится во власти отца; он – его собственность, судьба сына определяется отцом. Чтобы стать наследником отца – добиться, в более широком смысле, успеха, – сын должен не только ублажать отца, он должен быть ему покорен, слушаться и подчинять собственную волю воле отца. Как всегда, угнетение ведет к ненависти, к стремлению освободиться от угнетателя и в конечном счете уничтожить его. Мы видим ясные примеры этого: старый крестьянин правит как диктатор сыном и женой до того момента, когда умирает. Если этот день далек, если сын достигает возраста тридцати, сорока или пятидесяти лет и все еще должен подчиняться власти отца, то действительно во многих случаях он ненавидит его как угнетателя. В современном деловом мире все это в значительной мере смягчено: отец обычно не владеет собственностью, которую мог бы унаследовать сын, поскольку продвижение молодого человека основывается по большей части на его собственных возможностях, и лишь редко, в случае личного владения предприятием, долгожительство отца удерживает сына в подчиненном положении. Однако так стало совсем недавно, и смело можно утверждать, что на протяжении нескольких тысячелетий существования патриархального общества существовал внутренний конфликт отцов и сыновей, основанный на власти отца над сыном и стремлении сына восстать против нее. Фрейд видел этот конфликт, но не понял его природы как черты патриархального общества; вместо этого он интерпретировал его как сексуальное соперничество между отцом и сыном.

Оба наблюдения – несексуального желания защиты и безопасности, райского блаженства, и конфликта между отцом и сыном как неизбежного побочного продукта патриархального общества – были объединены Фрейдом в комплекс, в котором привязанность к матери носила сексуальный характер, а отец тем самым становился соперником, само имя которого вызывало страх и ненависть. Ненависть к отцу в силу сексуального соперничества из-за матери часто демонстрируется высказываниями маленьких мальчиков: «Когда отец умрет, я женюсь на тебе, мамочка». Такие фразы используются как доказательство убийственных импульсов со стороны мальчика и степени его соперничества с отцом.

Я не верю, что они доказывают что-то подобное. Естественно, бывают моменты, когда маленький мальчик хочет быть таким же большим, как отец, и заменить отца в роли любимца матери. Естественно, что в неопределенном состоянии, в котором живут все дети старше четырех лет, когда они уже не являются младенцами, но с ними еще не обращаются, как со взрослыми, они испытывают желание быть большими; однако фразе «Когда отец умрет, я женюсь на тебе, мамочка», – очень многими придается совершенно незаслуженный вес как свидетельству того, что маленький мальчик действительно желает отцу смерти. Маленький ребенок еще не имеет представления о том, что представляет собой смерть, и на самом деле хочет сказать: «Хочу, чтобы отец ушел, чтобы все внимание матери принадлежало мне». Заключать, будто сын глубоко ненавидит отца и даже желает ему смерти, означает пренебрегать миром воображения ребенка и не видеть различия между ним и взрослым.

Рассмотрим миф об Эдипе, в котором Фрейд видел подтверждение своим построениям о трагических кровосмесительных желаниях маленького мальчика и его соперничестве с отцом (см. [32], гл. 7). Фрейд рассматривал только первую часть трилогии Софокла, «Эдип царь»; в ней говорится о том, что оракул предсказал Лаю, царю Фив, и его жене Иокасте, что если у них родится сын, этот сын убьет отца и женится на матери. Когда у них родился сын Эдип, Иокаста решила избежать судьбы, предсказанной оракулом, убив ребенка. Она передала мальчика пастуху, велев оставить того в лесу связанным, чтобы он умер. Однако пастух, пожалев младенца, отдал ребенка слуге царя Коринфа, который отнес его своему господину. Царь Коринфа усыновил мальчика, и тот вырос, не зная, что он не родной сын царю. Дельфийский оракул предрек Эдипу, что его судьба – убить отца и жениться на собственной матери. Эдип решил избегнуть этой судьбы, не возвращаясь к родителям. Покинув Дельфы, он вступил в ссору со стариком, едущим на колеснице, вспылил и убил старика и его слугу, не зная, что убил собственного отца, царя Фив.

В своих скитаниях Эдип пришел к Фивам, где Сфинкс пожирала жителей города; положить этому конец можно было только, отгадав загадку Сфинкс. Загадка была такова: «Кто сначала ходит на четырех, потом на двух, и наконец на трех?» Горожане Фив пообещали, что тот, кто отгадает загадку и тем самым спасет город от напасти, станет царем и женится на вдове предыдущего правителя. Эдип нашел ответ: человек; как ребенок, он ходит на четвереньках, как взрослый – на двух ногах, как старик – на трех, опираясь на палку. Сфинкс бросилась в пропасть, Фивы были избавлены от чудовища, а Эдип стал царем и женился на Иокасте, своей матери.

После того как Эдип счастливо процарствовал несколько лет, на Фивы обрушилась эпидемия, унесшая много жизней. Прорицатель Тересий открыл, что эпидемия – наказание за двойное преступление, совершенное Эдипом, – отцеубийство и кровосмешение. Эдип, сначала отчаянно старавшийся не признавать истины, ослепил себя, когда оказался вынужден ее увидеть, а Иокаста покончила с собой. Трагедия кончается на том, что Эдип наказан за преступление, которое он совершил в неведении, пытаясь избежать его совершения.

Были ли у Фрейда основания заключить, что этот миф подтверждает его взгляд, согласно которому неосознанные кровосмесительные побуждения и вызванная ими ненависть к отцу-сопернику присущи каждому ребенку мужского пола? Действительно, представляется, что миф подтверждает теорию Фрейда и что Эдипов комплекс заслуженно носит свое имя.

Впрочем, если рассмотреть миф более внимательно, возникают вопросы, подвергающие справедливость такого взгляда сомнению. Наиболее важный момент таков: если интерпретация Фрейда верна, следовало бы ожидать такого развития событий: Эдип встретил Иокасту, не зная, что она его мать, влюбился в нее, а затем убил отца, опять же не зная, что это – его отец. Однако нет никаких указаний на то, что Эдип был увлечен или полюбил Иокасту. Единственная причина брака Эдипа и Иокасты, которая нам сообщается, заключается в том, что вдова-царица является как бы приложением к трону. Можно ли поверить в историю, где главной темой служат кровосмесительные отношения между матерью и сыном, но совершенно не упоминается возникшее между ними влечение? Этому вопросу тем больший вес придает тот факт, выяснившийся относительно недавно, что по более ранней версии – Николая Дамасского – оракул лишь однажды предрекает женитьбу Эдипа на собственной матери (см. [43]).

Основываясь на этом, мы можем сформулировать гипотезу: миф может быть понят не как символ кровосмесительной любви между матерью и сыном, а как символ восстания сына против авторитета отца в патриархальной семье, а брак Эдипа и Иокасты является всего лишь вторичным элементом, лишь символом победы сына, который занимает место отца со всеми его привилегиями.

Если думать только об «Эдипе царе», то эта гипотеза остается в лучшем случае гипотезой, но ее валидность может быть доказана при рассмотрении всего мифа об Эдипе, особенно в той форме, которая представлена в других частях трилогии Софокла – «Эдип в Колоне» и «Антигона»[28]. Такое рассмотрение ведет к совсем иному пониманию материала, в центре которого оказывается борьба между патриархальной и матриархальной культурами.

В «Эдипе в Колоне» Эдипа, изгнанного Креонтом, сопровождают дочери Антигона и Исмена, в то время как сыновья Этеокл и Полиник отказываются помогать слепому отцу, за трон которого они вступают в борьбу между собой. Выигрывает Этеокл, но Полиник отказывается признать его победу и пытается завоевать город с посторонней помощью, чтобы отобрать власть у брата.

Таким образом, мы видим, что одна тема трилогии – ненависть между отцом и сыном в патриархальном обществе, но если рассматривать трилогию в целом, то обнаруживается, что Софокл говорит о конфликте между патриархальным и более ранним матриархальным мирами. В патриархальном мире сыновья борются с отцами и между собой, а победителем оказывается Креонт, прототип фашистского правителя. Эдипа, однако, сопровождают не сыновья, а дочери. Именно на них он полагается, в то время как его отношения с сыновьями характеризует взаимная ненависть. Исторически существовавший в Греции оригинальный миф об Эдипе, на основании которого Софокл создал свою трилогию, дает нам важный ключ. В нем фигура Эдипа всегда связана с культом хтонических богинь, представительниц религии матриархата. Почти во всех версиях мифа, начиная с того момента, когда Эдип появляется как ребенок, и до событий, связанных с его смертью, могут быть найдены следы этой связи (см. [45; 192]). Так, например, Этеон, единственный беотийский город, в котором существовал храм Эдипа и где сам миф, возможно, и зародился, имел также храм Деметры (см. [43; 1ff]). В Колоне (недалеко от Афин), где Эдип нашел последнее пристанище, существовали храмы Деметры и Эриний, возникшие, возможно, раньше мифа об Эдипе [43; 21]. Как мы увидим, Софокл в «Эдипе в Колоне» подчеркивал связь между Эдипом и хтоническими богинями.

Возвращение Эдипа в рощу богинь, хотя и является самым важным ключом, не служит единственным доводом в пользу понимания позиции Эдипа как представителя матриархальных порядков. У Софокла имеется еще одна очень ясная аллюзия: Эдип, говоря о своих дочерях, ссылается на египетский матриархат[29]. Вот как он восхваляет их: «О, как они обычаям Египта и нравом уподобились, и жизнью! Мужчины там все по домам сидят и ткани ткут, а женщины из дома уходят пропитанье добывать. Вот так и вы: кому трудиться надо, – как девушки сидят в своих домах, а вам за них приходится страдать со мною, несчастливцем».

То же направление мысли прослеживается, когда Эдип сравнивает своих дочерей с сыновьями. Об Антигоне и Исмене он говорит: «Они теперь меня спасают. Не девушки они, они – мужчины при мне, страдальце. Вы же – оба брата – мне не сыны».

В «Антигоне» конфликт между патриархальным и матриархальным принципами находит свое самое яркое выражение. Креонт, безжалостный правитель, стал тираном Фив, оба сына Эдипа убиты: один во время попытки захватить власть в Фивах, другой – при защите города. Креонт распорядился, чтобы законный царь был похоронен с почестями, а тело претендента осталось непогребенным – величайшее унижение и позор для мужчины по греческим обычаям. Креонт защищает принцип первенства законов государства над кровными узами, подчинения власти вопреки естественным человеческим законам.

Антигона отказывается нарушить закон крови и солидарности людей ради авторитарного, иерархического принципа. Она защищает свободу и счастье человека против произвола мужского правления. Поэтому хор вправе сказать: «Много есть чудес на свете, человек их всех чудесней». В отличие от своей сестры Исмены, которая считает, что женщины должны подчиняться власти мужчины, Антигона отвергает патриархальный порядок. Она следует закону природы и равенства, всеобъемлющей материнской любви: «Я рождена любить, не ненавидеть». Креонт, мужскому превосходству которого брошен вызов, говорит: «Она была б мужчиной, а не я, когда б сошло ей даром своеволье» и повернувшись к сыну, который влюблен в Антигону, продолжает: «Вот это, сын, ты и держи в уме: все отступает пред отцовской волей… А безначалье – худшее из зол. Оно и грады губит, и дома ввергает в разоренье, и бойцов, сражающихся рядом, разлучает. Порядок утвержден повиновеньем, нам следует поддерживать законы, и женщине не должно уступать. Уж лучше мужем буду я повергнут, но слыть не стану женщины рабом».

Конфликт между защитником патриархального порядка Креонтом и Гемоном, восстающим против патриархата в защиту равенства женщин, доходит до кульминации, когда в ответ на вопрос отца: «Иль править в граде мне чужим умом?» Гемон отвечает: «Не государство – где царит один. Прекрасно б ты пустыней правил!» Креонт обеспокоен: «Он, кажется, стоит за эту деву». Гемон указывает на могущество богинь матриархата: «И о нас, и о богах подземных» (подземные боги – это хтонические богини). Конфликт завершается. По приказу Креонта Антигону замуровывают в пещере – в этом тоже символическое выражение ее связи с хтоническими богинями. Гемон в панике пытается спасти Антигону, но безуспешно. Его попытка убить отца не удается, и он лишает себя жизни. Эвридика, жена Креонта, узнав о судьбе сына, тоже кончает с собой, проклиная Креонта как убийцу ее детей. Физически Креонт победил. Он расправился с сыном, с женщиной, которую сын любил, с женой, но морально обанкротился и признает это: «Увы мне! Другому, раз я виноват, нельзя никому этих бед приписать! Я тебя ведь убил – я, несчастный, я! Правду я говорю. Вы, прислужники, прочь уводите меня, уводите скорей, уводите – молю; нет меня; я ничто!.. Уведите вы прочь безумца, меня! Я убил тебя, сын, и тебя, жена! И нельзя никуда обратить мне взор: все, что было в руках, в стороне лежит; и теперь на меня низвергает судьба все терзанья, и вынести их нет сил!»

Если теперь мы рассмотрим всю трилогию, то должны будем прийти к заключению, что инцест – не главный и даже не очень существенный аспект того, что хочет выразить Софокл. Так может казаться, если мы ограничимся «Эдипом царем» (сколько же тех, кто бойко рассуждает об Эдиповом комплексе, прочел всю трилогию?) Однако если рассматривать все три трагедии в целом, мы увидим, что Софокл изображает конфликт между матриархальным принципом равенства и демократии, представляемым Эдипом, и принципом патриархального диктата «закон и порядок», представляемым Креонтом. Хотя последний остается победителем с точки зрения силы, он морально побежден: Креонт потерпел полное поражение и понимает, что не достиг ничего, кроме смерти[30].

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Почему Эдипов комплекс в подростковом возрасте?

В преддверии очередного семинара из цикла «Психоаналитический взгляд на проблемы подросткового возраста»  предлагаем вашему вниманию обзорные статьи по вопросам, которые будут затронуты в докладе Александры  Оксимец «Работа подросткового возраста». Надеемся что эта информация будет вам интересна и поможет сделать нашу  дискуссию на предстоящей встрече плодотворной и увлекательной.  

На эту важную тему в своей статье «Почему Эдипов комплекс в подростковом возрасте? Его актуальность, эволюция и появление в лечении» размышляет Марша Х. Леви-Уоррен, доктор философии, психолог, преподаватель, автор многочисленных работ, касающихся особенностей подросткового развития.


Зигмунд Фрейд открыл важнейшую личностно-образующую структуру в психике человека и назвал ее Эдиповым комплексом. Он стал одним из центральных понятий в психоаналитической теории и практике. В литературе и клинических дискуссиях мы часто сталкиваемся с устойчивым представлением об Эдиповом комплексе как о констелляции, которая относится к опыту маленьких детей. Однако концепция Эдипова комплекса может быть увидена гораздо шире: как совокупность проблем, возникающих в раннем детстве и повторяющихся на протяжении всего развития

Марша Леви-Уоррен предлагает думать об Эдиповом комплексе как о комбинации, которая сначала формируется в раннем детстве, но затем продолжает развиваться и трансформироваться в течение всего жизненного цикла. Это трансформация отражает то, как мы изменяем представление о себе и объектах с течением времени. Наиболее важными являются способы, которые отражают наше основное представление о себе как о гендерных и сексуальных существах, так и о людях в близких отношениях.


Эдипов комплекс, как правило, считается сочетанием внутренних отношений и фантазий, которые формируются в возрасте от 2 до 6 лет. Марша Х. Леви-Уоррен считает, что необходимо рассматривать Эдипов комплекс как структуру, которая сначала формируется в раннем детстве, а затем продолжает развиваться и трансформироваться на протяжении всего жизненного цикла. Эта трансформирующая конструкция  отражает способы, которыми мы меняем наше " Я " и представления об объектах с течением времени. Огромное значение имеют представления, отражающие наше основное ощущение себя как половых и сексуальных существ и как людей в интимных отношениях.

На ранней эдиповой фазе усиливается напряженность в отношениях между детьми и их родителями. Дети в этом возрасте склонны думать в черно-белых тонах, их когнитивная организация не допускает особой  двусмысленности: велико их желание однозначно любить своих родителей. Конфликтная смесь негативных и любовных чувств, которые сопровождают Эдипов комплекс, ставит детей перед острой необходимостью объяснять, подавлять и приводить в порядок спутанные аффективные состояния. Чтобы уменьшить напряженность, дети развивают теории о том, почему их родители имеют особенные отношения. Эти сознательные теории успокаивают детей, что позволяет им меньше заботиться о жизни своих родителей и больше сосредоточиться на своей собственной деятельности по мере развития. Детские решения проблем ранней эдиповой эпохи, независимо от исторического времени и места, основаны на существовании отдельных миров для детей и взрослых.

 Дети решают, что есть деятельность, которая принадлежит взрослому миру, и существуют знания, которые временно недостижимы. Они становятся менее озабоченными своими родителями, устанавливая, что существует форма отношений, которая является исключительно взрослой. В сущности, поскольку это взрослые отношения, отношения между двумя большими людьми, им не нужно беспокоиться об этом, потому что они все еще маленькие. Теории этого времени уходят в дальние уголки сознания детей, и начинается латентность.

Центральное значение Эдипова комплекса раннего детства заключается, в том, что это первый из многих случаев в жизни человека, когда наблюдается когнитивный и эмоциональный рост, который фундаментально меняет восприятие как социокультурного мира, так и внутреннего мира. Происходит революция в сознании, и эта революция оказывает эффект озарения. 

Фундаментальные изменения в сознании, межличностном опыте и идентификации, которые являются основой Эдипова комплекса, происходят впервые в раннем детстве.  Затем они развиваются и трансформируются в подростковом возрасте и повторяются в течение всей взрослой жизни. 

Важнейшие вопросы эдиповой фазы-вопросы исключительности, ревности, страстных связей, агрессии и так далее - нарастают и ослабевают на протяжении всего развития. Каждый раз, когда эти вопросы всплывают в сознании, происходит реинтеграция предыдущего опыта с опытом настоящего; в каждый период возрождения дети, затем подростки, затем взрослые переформулируют свои представления об отношениях, сексе и поло-ролевой идентичности. Для этого преобразования они используют имеющиеся в их распоряжении ресурсы для понимания своей внутренней и внешней жизни.

На протяжении всего жизненного пути эти изменения ускоряются физическим созреванием, развитием и  обстоятельствами жизни. Но, пожалуй, именно в подростковом возрасте актуализация Эдипова комплекса наиболее турбулентна и драматична. Это связано с тем, что впервые подросший ребенок начинает чувствовать силу гормональной активности, чувствует, как тело растет и изменяется. В это время необходим  постоянный  пересмотр представлений о себе, то есть ментальных образов своего тела. По мере того, как подростки растут интеллектуально и эмоционально, они все больше способны представить себя частью интимной пары, и это трансформирует их самоощущение.

 Когда дети по мере достижения половой зрелости переживают всплески роста и другие телесные изменения, они должны начать реорганизовывать свои представления о себе, чтобы осознать свое нынешнее положение, внешний вид, внутренние чувства и ощущения. Они начинают видеть себя уже не маленькими, но достаточно большими, то есть вполне сравнимыми по размеру с родителями.


В романе Ямайки Кинкейд (1983) "Энни Джон" прекрасно описан способ, которым этот процесс может начаться на ранних стадиях подросткового возраста:

«Летом того года, когда мне исполнилось двенадцать, я заметила, что стала выше; большая часть моей одежды больше не подходила. Когда я могла надеть платье через голову, талия доходила мне чуть ниже груди. Мои ноги стали более тонкими, волосы на голове еще более непослушными, чем обычно, маленькие пучки волос появились под мышками, и когда я вспотела, запах был странным, как будто я превратилась в странное животное.... Однажды мы с мамой пошли за материалом для новых платьев, чтобы отпраздновать ее день рождения ... когда я наткнулась на отрез ткани....Я сразу же сказала, как мне  он мне нравится  и как хорошо она будет смотреться на нас обоих, но мама ответила: “О, нет. Ты слишком взрослая для этого. Ты просто не можешь всю оставшуюся жизнь выглядеть маленькой!» Сказать, что я чувствовала, как земля уходит у меня из-под ног, было бы слишком мало. Дело было не только в том, что она сказала. Дело было в том, как она это сказала! Никакого сопровождающего смеха. Она не наклонилась и не поцеловала  мой влажный лобик.... Моя мать сообщила мне, что я нахожусь на грани превращения в юную леди, так что есть немало вещей, которые мне придется делать по-другому.»


Как красноречиво в этом отрывке, описан опыт ощущений, когда тело становится больше и принадлежность к полу более определенной. Этот опыт полон боли потери и страха изменения. Главная героиня особенно сосредоточена на потере способности ее родителя к близкому телесному контакту. Все подростки, достигшие половой зрелости, должны смириться с тем фактом, что они оставляют позади свое  детское “маленькое Я”  с телом, пол которого, не очень определен и приятный опыт нежного физического контакта с родителями.

Таким образом, в это время эдиповы объяснения, которые основывались на идее, что существуют отдельные миры взрослых и детей, становятся неудовлетворяющими. Эти бывшие дети развивают более взрослые тела и воспринимают себя более взрослыми по духу и поведению. Их половая идентификация становится более сфокусированной на” взрослых " представлениях о гендерных ожиданиях. Это приводит подростков к пониманию, что их родители просто обычные. Такие открытия наполнены смешанными чувствами, что отражено в словах 14-летнего пациента-подростка раннего подросткового возраста:

... Вы знаете, я раньше думал, что мой отец был самым большим, самым сильным, самым умным человеком. И, конечно, я не мог думать иначе. Каждый раз, когда я задавал вопрос, у него был ответ. Я помню, каждый раз, когда самолет летел в небе над нами, и я спрашивал его, куда он летит ... он мне говорил!? Я имею в виду: как он знал? Теперь я чувствую, что он ошибается, по крайней мере, в половине из своих ответов. И он становится таким старым. Я сильнее его, и больше тоже. Это странно. Иногда, кажется, что он сжался или что-то в этом роде. Я не знаю. Это как будто... у меня даже и нет отца или что-то в этом роде…

В этой виньетке присутствуют элементы конкуренции, величия и малости, разочарования, эдипального желания « смерти » и чувства потери, которое должно быть частью нашего понимания сложной структуры Эдипа, которое повторяется на протяжении всей жизни. Для подростковой версии мы должны обратить особое внимание на реальность изменения в росте.  Для мальчиков, например, приток дополнительной силы и размера затрудняет поддержание прежнего идеализированного образа отца это делает возможность  «победы» над их отцами более реальной. Расширение  базы знаний дает ощущение, что подростки могут узнать больше, чем их родители в различных сферах. 

Символично, что переход в юность - это «смерть» детства и, конечно, смерть ранних представлений о жизни. Есть необходимость совершения  символического  отцеубийства для решения проблем Эдипова комплекса: фактическое уничтожение родительского авторитета и участия в жизни ребенка. Чтобы дети могли функционировать автономно: завязывать собственную обувь, кормить себя, купаться и т. д., требуется уничтожить чувство, что родителям необходимо выполнять такие родительские роли. То, что дети пережили пассивно через взаимодействие с родителями, теперь они должны активно и независимо выполнять. Для молодых людей теперь рассматривать привилегии и удовольствия детства как вечные больше не представляется возможным, равно как и родителей в их прежних переоцененных и всепроникающих ролях. Родители больше не занимают той же роли в жизни своих детей; они тоже должны справляться с этой потерей.

То, как подростки развиваются в своих мыслях о том, кто их родители, а также их растущий интерес и понимание того, кем они являются, вносят существенные изменения в их интернализованные объектные отношения. Подростковый возраст явно оказывает мощное влияние на идентификацию и фантазии, которые формируют Эдипальную ситуацию, особенно в отношении эротики.

Но всю эту Эдипову драму подростковости можно пережить с достаточно хорошим опытом отношений со своими объектами: когда  Эго не утратит способности  справляться с натиском импульсов Ид и нападками Супер-Эго. В аналитический кабинет попадают подростки, у которых такой опыт был нарушен или недостаточен, и тогда они вынуждены прибегать к таким защитным механизмам, которые не дают им пройти очередной Эдип успешно и осуществить это внутреннюю трансформацию.

(Статья из журнала " Studies in Gender and Sexuality" (2008))

Дорогой эдипов комплекс – Михаил Завалов – Наука и технологии – Материалы сайта – Сноб

Сама эдипова теория нехитрая, хотя сто лет назад она казалась полным безумием. Название комплекса взято из древнегреческого мифа о царе Эдипе в пересказе Софокла, где Эдип, не ведая того, убивает своего отца и женится на матери.

Как это понимал Фрейд, мальчик между 3 и 5 годами испытывает желание обладать (что бы это ни значило) матерью и открывает, что у него есть могущественный соперник в виде папы. Он хочет устранить отца и мечтает о его убийстве. В то же время он боится наказания в виде кастрации. Наконец, этот конфликт разрешается по типу «стокгольмского синдрома»: мальчик идентифицируется с агрессором-папой, вытесняя из сознания влечение к маме. Тогда запреты папы порождают Супер-Эго (часть психики, говорящую: «Ты (не) должен»), а мальчик попадает в класс существ мужского пола. Без успешного прохождения этой фазы выросшего мальчика ждут неприятности: скажем, он может стать агрессивным мачо или асоциальным бунтовщиком.

Эдипов комплекс (или, если сказать правильнее, конфликт) оживает во всех любовных треугольниках, в отношениях с начальником, в страхах относительно любого рода импотенции и особенно в кабинете психоаналитика (который может стать в переносе отцовской фигурой и помочь заново пережить и осознать этот конфликт — и тем самым стать свободнее от него). Это важнейшая вещь для всего ордена фрейдистов, отец-основатель которого говорил: «…В эдиповом комплексе совпадает начало религии, нравственности, общественности и искусства в полном согласии с данными психоанализа, по которым этот комплекс составляет ядро всех неврозов» («Тотем и табу», 1913).

Кстати, тут речь почему-то шла только о мальчиках. А девочки? А девочки — потом, ниже.

Наука докажет?

Может, нам тут поможет эмпирическая наука? За сто с лишним лет после появления теории психоанализа было проведено несколько тысяч исследований, связанных с его постулатами, в том числе и относительно эдипова комплекса. Скажем, недавно венгерские ученые пытались оценить, насколько партнер взрослого испытуемого походит на его родителя противоположного пола. Иными словами, если меня привлекают женщины, похожие на мою маму, а их привлекают мужчины, похожие на их отцов, это косвенно говорит о том, что в нас живут и продолжают работать инцестуозные желания. Исследователи получили вроде бы сенсационные результаты, но потом кто-то в них усомнился, перепроверил, и в конечном итоге данные были признаны неубедительными.

Другие исследователи намного раньше проверяли, переносят ли мальчики около 5 лет позитивные чувства с матери на отца (чего следовало бы ожидать, если прав Фрейд). Эксперименты этого не показали. Зато другие исследования продемонстрировали, что дети хорошо осознают свой пол до «генитальной фазы», не слушаясь теории Фрейда.

А в общем и целом эдипова теория не подтверждается и не опровергается исследованиями. Самих фрейдистов это не очень смущало. Хотя основоположник их учения уверял, что психоанализ строго научен, это какая-то иная наука — назовем ее условно эвристической. В принципе, подобным образом работают археолог, историк или литературовед. Те системы, что они изучают, нельзя исследовать экспериментом, ими нельзя манипулировать, как подопытным кроликом. Ученый создает общую картину, в которой отдельные факты занимают (или не желают занять) свое место.

Беда в том, что тут много субъективного, а критериев проверки нет. Психоаналитик скажет непосвященному: «Вы не можете тут ничего понять вообще, потому что сами не подвергались анализу». И ведь правда, есть вещи, которые не понять «снаружи», такие как вкус апельсина или езда на велосипеде, любовь или страдание. Это делает психоанализ недоступным для суда, хотя не доказывает его неправоты.

Случаи Фрейда

Фрейд же считал своим основным научным методом глубокое изучение пациентов. Его теории основываются на описаниях, и многие находят эти отчеты блестящими и убедительными. Однако любопытные люди вникли в эти исследования. Фрейд скрывал и маскировал описанных им пациентов, что понятно и вполне оправданно с точки зрения этики. Но многих из них можно было идентифицировать и спросить, как им работалось с Фрейдом. Оказалось, во многих случаях интерпретация Фрейда исправляла реальность и подгоняла ее под правильные идеи. Вот пара примеров — причем оба случая крайне важны для строительства эдиповой теории.

Это, во-первых, так называемый Человек-волк. Он оказался, как ни странно, крупным землевладельцем родом из Одессы Сергеем Панкеевым. В 1910–14 годах Панкеев лечился у Фрейда: это (по описанию Фрейда) была блестящая терапия с великими открытиями. Сам же Панкеев позднее утверждал, что она не принесла никакого улучшения, и продолжал лечиться от того же еще около 60 лет, причем, что поразительно, тоже у психоаналитиков! Фрейд уделил много внимания ключевому сну Панкеева, в котором белые волки сидят на дереве напротив окна. Отсюда Фрейд делает гениальный вывод: это зашифрованное воспоминание о травмирующей сцене, когда мальчик стал нечаянным свидетелем полового акта между родителями. Сам же Панкеев, говоря об этом много лет спустя, возмущался этим толкованием по одной банальной причине: все дети его социального статуса спали в отдельных покоях с нянями и никак не могли бы добраться до родительской спальни.

Другим наиважнейшим для эдиповой теории случаем был Маленький Ганс, с которым тоже удалось поговорить много десятилетий спустя. Сам он мало что помнил об анализе, но, как выясняется, в основном Фрейд общался с мальчиком через отца, который не был беспристрастным наблюдателем, потому что знал теорию психоанализа и восхищался ей. Тут тоже участвовали животные, на этот раз домашние: у Ганса  появилась фобия лошадей. В результате кропотливого анализа Фрейд приходит к весомому выводу: за этим скрывался страх перед отцом и страх кастрации. Хотя там, как выясняется, могло быть и другое объяснение: городской мальчик, проводя лето в деревне, впервые узнал, что лошадь может кусаться.

Тут видно, что случаи по меньшей мере неоднозначны и что даже самый добросовестный эвристический исследователь рискует увидеть в них отражение своей любимой теории.

Всеобщая ценность?

«Меня озарила одна идея, имеющая всеобщую ценность. Я нашел это и у себя: любовь к матери и ревность к отцу, — и сегодня думаю, что это универсальное событие раннего детства», — это строки из частного письма Фрейда от 1897 года (то есть написанные за 10 с лишним лет до того, как он заявил публике об эдиповой теории). Он находил эдипов комплекс у себя, у своих пациентов, в мифах, в «Братьях Карамазовых», в происхождении монотеизма и везде и свято верил в его универсальность.

Антрополог Бронислав Малиновский, изучавший жизнь некоторых племен в Океании, нашел племя, где дисциплиной детей занимались не отцы, но дяди. Так что тут предмет эдиповой ревности (отец) был отделен от воспитателя. В своей книге «Секс и вытеснение в обществе дикарей» (1927) он утверждал, что в этом сообществе объектом страхов детей был не тот, кто спит с мамой, но дядя. Так что, может быть, даже если ребенок и участвует в драматичном треугольнике, сексуальность тут вообще ни при чем?

«Племенем», которое изучал Фрейд в период зарождения его великих теорий, были в основном венские женщины из среднего класса около начала XX века, и он сам отмечал, что его метод трудно приложить к рабочим и крестьянам, которые не склонны облекать в слова свои бессознательные конфликты. И есть еще много иных культур и нестандартных ситуаций, скажем, богатые дети, которые тесно общаются только с нянями, как Панкеев, дети при бабушках, мальчики без отцов. И наконец, бывают — девочки, да!

Я бы назвал девочек ахиллесовой пятой эдипова комплекса, но так не скажу, дабы не громоздить мифологические сущности. Красивая универсальная теория требовала симметрии: хорошая фрейдистская девочка должна стремиться к папе и ненавидеть маму. Но с симметрией тут дело обстоит плохо, быть может, потому что  мама слишком важна для маленьких детей любого пола. Фрейд добавил кое-что специфическое для девочек: они, оказывается, испытывают зависть к пенису, а потом успокаиваются, понимая, что утраченный мужской орган заменит ребенок, которого они родят. Гм. Тут я становлюсь ярым феминистом. Кроме того, что оно неправдоподобно, это описание неполноценности девочки отражает культуру угнетения и мужской шовинизм. Психоаналитик Карен Хорни в ответ придумала «зависть к утробе», которая терзает бессознательное мальчиков, не способных родить ребенка. Как бы то ни было, тут я теряю веру в универсальный эдипов комплекс человечества.

Но он работает…

Иной прагматичный аналитик скажет мне: «В конце концов, не так важно, что вы думаете о пресловутом комплексе. Важно, что его обсуждение работает, разговоры о нем реально помогают пациентам жить лучше». И ведь это чистая правда.

Было проведено множество исследований эффективности всевозможных психотерапий. В целом из них можно сделать два важных для нас вывода. Во-первых, психотерапии, включая психоанализ, действительно работают — они эффективнее плацебо или эффекта «со временем само пройдет». Слава Фрейду, породившему разговорные терапии!

Но вторая вещь свидетельствует скорее не в пользу эдипова комплекса. Оказалось, разговорные психотерапии (оставим в стороне бихевиористские дрессировки и лекарства) эффективны независимо от теории психотерапевта. То есть неважно, рассказывает ли лежащий на кушетке пациент психоаналитику о том, как «вдруг из маминой из спальни», или он рисует красками на полу и говорит о своем желании изменить мир и быть любимым, — это все равно помогает. Там работают какие-то иные факторы, а не правильные теории.

Так что я не знаю, есть ли у меня эдипов комплекс. Конечно, если бы я пошел к психоаналитику, лучше было бы им обзавестись, хотя это дорогое удовольствие.

Эдипов комплекс сегодня : клинические аспекты (Бриттон, Р.)

Бриттон, Р.

В книге помещена работа М.Кляйн (1945), а также развивающие ее идеи доклады Р.Бриттона, М.Фельдмана и Э.О`Шонесси на конференции по проблемам эдипова комплекса (1987). В сочетании с вводной статьей Х.Сигал данный подбор текстов дает объемную картину того, как изменились взгляды психоаналитиков на эдипов комплекс.

Полная информация о книге

  • Вид товара:Книги
  • Рубрика:Общая психология
  • Целевое назначение:Сборники научных трудов
  • ISBN:978-5-89353-339-2
  • Серия:Библиотека психоанализа
  • Издательство: КОГИТО-ЦЕНТР
  • Год издания:2012
  • Количество страниц:158
  • Тираж:2000
  • Формат:60х90/16
  • УДК:159.9
  • Штрихкод:9785893533392
  • Доп. сведения:пер. с англ. З. Баблояна, И. Малышко, А. Ниязовой и др.
  • Переплет:в пер.
  • Сведения об ответственности:Р. Бриттон, М. Фельдман, Э. О'Шонесси ; под ред. Дж. Стайнера
  • Код товара:4250007

Эдипов комплекс | Определение и история

Эдипов комплекс , в психоаналитической теории, желание сексуальной активности с родителем противоположного пола и сопутствующее чувство соперничества с родителем того же пола; решающий этап в нормальном процессе развития. Зигмунд Фрейд представил эту концепцию в своей книге «Толкование сновидений » (1899 г.). Этот термин происходит от фиванского героя Эдипа из греческой легенды, который по незнанию убил своего отца и женился на его матери; его женский аналог, комплекс Электры, назван в честь другого мифологического персонажа, который помог убить свою мать.

Популярные вопросы

Что такое Эдипов комплекс?

Эдипов комплекс - это психоаналитическая теория, предполагающая, что дети испытывают собственнические сексуальные желания к своему родителю противоположного пола, рассматривая своего родителя того же пола как соперника, и что комплекс разрешается, когда дети преодолевают свои кровосмесительные и соревновательные эмоции и начинают смотреть на них. их однополый родитель как образец для подражания. Теория, основанная психоаналитиком Зигмундом Фрейдом в 1899 году, вызывает споры.

Кто теоретизировал Эдипов комплекс?

Эдипов комплекс был предложен психоаналитиком Зигмундом Фрейдом как часть его теории о том, что детское развитие можно разделить на психосексуальные стадии, дифференцированные по предполагаемой сексуальной фиксации детей на разных частях тела.

Почему он называется Эдиповым комплексом?

Эдипов комплекс назван в честь греческого мифа об Эдипе, фиванском царе, который невольно убил своего отца и женился на его матери. Зигмунд Фрейд использовал этот миф как параллель со своей теорией о том, что детей привлекают их родители противоположного пола и они испытывают ненависть к своим родителям того же пола.

Подходит ли Эдипов комплекс девушкам?

Хотя Зигмунд Фрейд обычно рассматривал Эдипов комплекс в мужском контексте, он полагал, что он проявляется как у мальчиков, так и у девочек.В отношении девочек Фрейд предложил уникальное явление, известное как «зависть к пенису», когда девушки испытывают негодование по отношению к своим матерям за то, что они не даровали им пенис. В качестве альтернативы бывший сотрудник Фрейда Карл Юнг ввел термин «комплекс Электры» для описания привязанности девочки к отцу и неприязни к матери.

Реален ли Эдипов комплекс?

Критике подверглись многие аспекты Эдипова комплекса. Критики утверждают, что теория была создана с минимальными доказательствами, что затрудняет ее обоснование как универсальное явление без учета различных культурных и социальных факторов.Некоторые критики Зигмунда Фрейда сосредоточили свое внимание на более широких последствиях его теории для гендера и сексуальности - например, на его идее, которая сильно оспаривается, о том, что гомосексуальность происходит из ненормального разрешения Эдипова комплекса. Учить больше.

Фрейд приписывал Эдипов комплекс детям в возрасте от трех до пяти лет. Он сказал, что стадия обычно заканчивается, когда ребенок идентифицируется с родителем того же пола и подавляет свои сексуальные инстинкты. Если предыдущие отношения с родителями были относительно любящими и нетравматичными, и если отношение родителей не было ни чрезмерно запретительным, ни чрезмерно стимулирующим, этап проходит гармонично.Однако при травме возникает «детский невроз», который является важным предвестником подобных реакций во взрослой жизни ребенка. Суперэго, моральный фактор, доминирующий в сознательном сознании взрослого человека, также берет свое начало в процессе преодоления Эдипова комплекса. Фрейд считал реакции против Эдипова комплекса важнейшими социальными достижениями человеческого разума.

Зигмунд Фрейд

Зигмунд Фрейд, 1921.

Мэри Эванс / Зигмунд Фрейд Авторские права (любезно предоставлены W.Э. Фрейд)

Эдипов комплекс у детей

Эдипов комплекс, также известный как Эдипов комплекс, - это термин, используемый Зигмундом Фрейдом в его теории психосексуальных стадий развития для описания чувства желания ребенка к своему родителю противоположного пола, а также ревности и гнева по отношению к нему или ей. -сексуальный родитель.

По сути, мальчик чувствует, что он соревнуется со своим отцом за обладание своей матерью, в то время как девочка чувствует, что она конкурирует со своей матерью за привязанность своего отца.Согласно Фрейду, дети рассматривают своих родителей того же пола как соперника за внимание и привязанность родителей противоположного пола.

Веривелл / Джошуа Сон

Истоки Эдипова комплекса

Фрейд впервые предложил концепцию Эдипова комплекса в своей книге 1899 года Толкование сновидений , хотя формально он не начал использовать термин Эдипов комплекс до 1910 года. Эта концепция становилась все более важной по мере того, как он продолжал развивать свою концепцию психосексуальности. разработка.

Фрейд назвал комплекс в честь персонажа Софокла Царь Эдип , который случайно убивает своего отца и женится на своей матери.

В греческом мифе Эдип брошен при рождении и поэтому не знает, кто его родители. Только после того, как он убил своего отца и женился на своей матери, он узнает их настоящие личности.

Как работает Эдипов комплекс?

В психоаналитической теории Эдипов комплекс относится к желанию ребенка к сексуальному взаимодействию с родителем противоположного пола, особенно к эротическому вниманию мальчика к своей матери.Это желание удерживается от осознанного осознания посредством вытеснения, но Фрейд считал, что оно все еще оказывает влияние на поведение ребенка и играет роль в его развитии.

Фрейд предположил, что Эдипов комплекс играет важную роль на фаллической стадии психосексуального развития.Он также полагал, что успешное завершение этой стадии предполагает идентификацию с однополым родителем, что в конечном итоге приведет к развитию зрелой сексуальной идентичности.

Согласно Фрейду, мальчик хочет обладать своей матерью и заменить отца, которого ребенок считает соперником материнских привязанностей.

Эдипов комплекс возникает на фаллической стадии психосексуального развития в возрасте от трех до пяти лет. Фаллический этап служит важным моментом в формировании сексуальной идентичности.

На этой стадии развития Фрейд предположил, что у ребенка развивается сексуальное влечение к своему родителю противоположного пола и враждебность к родителю того же пола.

Признаки Эдипова комплекса

Итак, каковы некоторые признаки Эдипова комплекса?

Фрейд предположил, что существует ряд форм поведения, которые проявляют дети, которые на самом деле являются результатом этого комплекса.Некоторые поведенческие проявления этого комплекса могут включать в себя мальчика, который выражает собственничество по отношению к своей матери и говорит отцу, чтобы он не обнимал и не целовал его. Маленькие девочки в этом возрасте могут заявить, что планируют выйти замуж за своих отцов, когда вырастут.

Комплекс Электра

Аналогичная стадия для девочек известна как комплекс Электры, когда девочки испытывают влечение к отцам и ревность к матери. Термин «комплекс Электры» был введен Карлом Юнгом для описания того, как этот комплекс проявляется у девочек.Фрейд, однако, считал, что термин Эдипов комплекс относится как к мальчикам, так и к девочкам, хотя он считал, что каждый пол переживает его по-разному.

Фрейд также предположил, что, когда девочки обнаруживают, что у них нет пениса, у них развиваются зависть к пенису и негодование по отношению к своим матерям за то, что они «отправили ее в мир с такой недостаточной экипировкой». В конце концов, это негодование уступает место отождествлению с матерью и процессу усвоения атрибутов и характеристик ее однополого родителя.

Пожалуй, наиболее сильно критиковались взгляды Фрейда на женскую сексуальность. Психоаналитик Карен Хорни опровергла концепцию зависти к пенису Фрейда и вместо этого предположила, что мужчины испытывают зависть к утробе матери из-за своей неспособности иметь детей.

Сам Фрейд признал, что его понимание женщин, возможно, было реализовано не полностью. «Мы меньше знаем о сексуальной жизни маленьких девочек, чем мальчиков», - пояснил он. "Но нам не нужно стыдиться этого различия.В конце концов, сексуальная жизнь взрослых женщин - это «темный континент» для психологии ».

Как разрешается Эдипов комплекс?

На каждом этапе теории психосексуального развития Фрейда дети сталкиваются с конфликтом развития, который необходимо разрешить, чтобы сформировать здоровую взрослую личность. Чтобы стать успешным взрослым со здоровой идентичностью, ребенок должен идентифицировать себя с однополым родителем, чтобы разрешить конфликт фаллической стадии.

Так как же ребенок решает Эдипов комплекс? Фрейд предположил, что, хотя первичное Ид хочет устранить отца, более реалистичное эго знает, что отец намного сильнее.Кроме того, у мальчика есть положительная привязанность к отцу.

Ид, как вы, возможно, помните, - это первичный источник энергии, который стремится немедленно удовлетворить все бессознательные побуждения. Эго - это часть личности, которая возникает как посредник между побуждениями Оно и требованиями реальности.

Согласно Фрейду, мальчик затем испытывает то, что он называл страхом кастрации, который является страхом как буквального, так и переносного кастрации. Фрейд считал, что когда ребенок осознает физические различия между мужчинами и женщинами, он предполагает, что женский пенис был удален, и что его отец также кастрирует его в наказание за желание его матери.

Чтобы разрешить конфликт, срабатывает защитный механизм, известный как идентификация. Именно в этот момент формируется супер-эго. Супер-эго становится своего рода внутренним моральным авторитетом, интернализацией образа отца, который стремится подавить побуждения Оно и заставить эго действовать в соответствии с этими идеалистическими стандартами.

В книге «Эго и идентификатор » Фрейд объяснил, что суперэго ребенка сохраняет характер отца ребенка и что сильные чувства Эдипова комплекса затем подавляются.

Внешние влияния, включая социальные нормы, религиозные учения и другие культурные факторы, способствуют подавлению эдипова комплекса.

Именно из этого возникает сознание ребенка или его общее чувство правильного и неправильного. Однако в некоторых случаях Фрейд также предположил, что эти подавленные чувства могут также привести к бессознательному чувству вины. Хотя эту вину можно не ощущать открыто, она все же может влиять на сознательные действия человека.

Что делать, если Эдипов комплекс не разрешен?

Когда конфликты на других психосексуальных стадиях не разрешаются, может произойти фиксация на этом этапе развития. Фрейд предположил, что мальчики, которые не справляются с этим конфликтом, фактически становятся «зацикленными на матери», а девочки - «зацикленными на отце».

Неразрешенный Эдипов комплекс может привести к проблемам в достижении зрелых взрослых романтических отношений и конфликтам с соперничеством между представителями одного пола. Психоанализ фокусируется на помощи в разрешении этих конфликтов.

Эдипов комплекс | Просто Психология

  1. Зигмунд Фрейд
  2. Психосексуальные стадии
  3. Эдипов комплекс

Эдипов комплекс

Саул МакЛеод, опубликовано 2018


Эдипальный комплекс стадий Фрецудиса используется в его теории психического комплекса Фрецуда. развитие, и является общим термином для комплексов Эдипа и Электры.

Эдипов комплекс возникает на фаллической стадии развития (возраст 3-6 лет), на которой источник либидо (жизненной силы) сосредоточен в эрогенных зонах детского тела (Freud, 1905).

На этой стадии дети испытывают бессознательное чувство желания к своему родителю противоположного пола и ревность и зависть к своему родителю того же пола.

Эдипов комплекс

Эдипов комплекс является теорией Зигмунда Фрейда и возникает во время фаллической стадии психосексуального развития.

В нем участвует мальчик в возрасте от 3 до 6 лет, который бессознательно сексуально привязан к своей матери и враждебно настроен по отношению к своему отцу (которого он считает своим соперником).

У мальчика Эдипов комплекс или, вернее, конфликт возникает из-за того, что у мальчика развиваются бессознательные сексуальные (доставляющие удовольствие) влечения к своей матери.

Зависть и ревность направлены на отца, объект привязанности и внимания матери. Эти чувства к матери и соперничество с отцом приводят к фантазиям о том, как избавиться от отца и занять его место с матерью.

Враждебные чувства к отцу приводят к тревоге кастрации, иррациональному страху, что отец кастрирует (удалит свой пенис) его в качестве наказания.

Чтобы справиться с этой тревогой, сын идентифицирует себя с отцом. Это означает, что сын принимает / усваивает взгляды, характеристики и ценности, которых придерживается его отец (например,грамм. личность, гендерная роль, мужское поведение по типу папы и т. д.).

Отец становится скорее примером для подражания, чем соперником. Благодаря этой идентификации с агрессором мальчики обретают свое суперэго и мужскую половую роль. Мальчик подменяет свое желание матери желанием других женщин.

Фрейд (1909) предложил тематическое исследование Маленького Ганса в качестве доказательства Эдипова комплекса.

Комплекс Электры

Комплекс Электры - термин, используемый для описания женской версии комплекса Эдипа.Это связано с тем, что девочка в возрасте от 3 до 6 лет бессознательно испытывает сексуальную привязанность к отцу и становится все более враждебной по отношению к матери.

У девочек комплекс Электры начинается с веры в то, что она уже кастрирована. Она винит в этом свою мать и испытывает зависть к пенису. Чтобы девочки могли развить свое суперэго и женскую половую роль, им необходимо идентифицировать себя с матерью.

Но мотивация девочки отказаться от отца как объекта любви, чтобы вернуться к матери, гораздо менее очевидна, чем мотивация мальчика отождествлять себя со своим отцом.

Как следствие, отождествление девочек со своими матерями менее полным, чем отождествление мальчиков со своими отцами. В свою очередь, это делает женское суперэго слабее, а их идентичность как отдельных, независимых людей менее развита.

Критическая оценка

Фрейд считал, что Эдипов комплекс был «центральным феноменом сексуального периода раннего детства». Но существует мало доказательств, подтверждающих его утверждение относительно половых различий в морали (в результате более слабого женского суперэго).Например, если судить по способности детей противостоять искушениям, девочки, во всяком случае, сильнее мальчиков (Hoffman, 1975).

По мнению Хорни (1924) и Томпсона (1943), девушки больше не хотят иметь пенис, а больше всего завидуют их более высокому социальному статусу. Фрейд предполагал, что Эдипов комплекс является универсальным явлением, но исследование жителей Тробрианских островов, проведенное Малиновским (1929), показало, что там, где отец является любовником матери, а не воспитателем сына (т. Е. Доброжелательным обществом), отношения отца и сына были очень хорошими. .

Кажется, что Фрейд переоценивал роль сексуальной ревности. Но это пока только одно исследование, и необходимо изучить больше обществ, как западных, так и доброжелательных.

Кроме того, другие теоретики психодинамики, такие как Эриксон (1950), полагали, что Фрейд преувеличивал влияние инстинктов, особенно сексуального влечения, в своем описании развития личности. Эриксон попытался исправить это, описывая стадии психосоциального развития, отражая влияние социальных, культурных и исторических факторов, но не отрицая роли биологии.

Еще одна серьезная критика теории Эдипа Фрейда состоит в том, что она почти полностью основана на случае Маленького Ганса (1909). Фактически, теория Эдипа Фрейда была предложена еще в 1905 году, а Маленький Ганс был представлен просто как «маленький Эдип».

Учитывая, что это было Маленький Ганс - единственный ребенок-пациент, о котором писал Фрейд, и что любая теория развития должна включать изучение детей. Но это было крайне предвзято: отец Ганса (сторонник теорий Фрейда) проводил большую часть психоанализа, а Фрейд просто считал Ганса подтверждением его теории Эдипа.

Помимо критики надежности и объективности метода тематического исследования в целом, другие теоретики психодинамики предложили альтернативные интерпретации конофобии Ганса. Сюда входит переинтерпретация Боулби (1973) с точки зрения теории привязанности.

Однако Би (2000) считает, что исследование привязанности в значительной степени подтверждает основную психоаналитическую гипотезу о том, что качество самых ранних взаимоотношений ребенка влияет на весь ход последующего развития.И Боулби (1973), и Эриксон (1963) рассматривают ранние отношения как прототипы более поздних отношений. Вера в влияние раннего опыта - это прочное наследие теории развития Фрейда.

Ссылки на стиль APA

Бьорклунд, Б. Р., и Би, Х. Л. (2000). Путешествие взрослой жизни (4-е изд.). Флорида: Пирсон.

Боулби Дж. (1973). Привязанность и потеря: разлука: тревога и гнев (Том 2) . Нью-Йорк: Основные книги.

Эриксон, Э.Х. (1950). Детство и общество . Нью-Йорк: Нортон.

Эриксон, Э. Х. (Ред.). (1963). Молодежь: перемены и вызов . Нью-Йорк: Базовые книги.

Фрейд, С. (1905). Три очерка по теории сексуальности . Se, 7.

Freud, S. (1909). Анализ фобии пятилетнего мальчика. В Библиотеке Пеликана Фрейда (1977), том 8, истории болезни 1, страницы 169-306

Хоффман, М. Л. (1975). Половые различия в моральной интернализации и ценностях. Журнал личности и социальной психологии, 32 (4) , 720.

Хорни, К. и Хорни. (1924). О генезисе комплекса кастрации у женщин (стр. 37-54) .

Малиновский Б. (1929). Этнографический отчет об ухаживаниях, браках и семейной жизни у уроженцев Тробрианских островов, Британская Новая Гвинея. Нью-Йорк: Паб Евгеника. Ко .. Сексуальная жизнь дикарей в Северо-Западной Меланезии.

Томпсон, К. (1943). «Зависть к пенису» у женщин. Психиатрия, 6 (2) , 123-125.


Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.A. (2018, 3 сентября). Эдипов комплекс . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/oedipal-complex.html


Эдипов комплекс 2.0: Нравится вам это или нет, но родители формируют сексуальные предпочтения своих детей

6 июня 1969 г. ученого значения в необычном отчете о болезни перед ним, сел за свой стол и напечатал фактическое сопроводительное письмо на одной странице к сотруднику Института Кинси по сексуальным исследованиям при Университете Индианы в Блумингтоне.Детектив писал о пациенте мужского пола, который добровольно содержался в психиатрическом отделении Каламазу, вежливом, самопровозглашенном «каучурофиле», который в самых темных норах собственного глубокого стыда и унижения под электрическое летнее гудение цикады, визг ржавых колес каталок и стоны других пациентов как оркестр его мыслей, несколько долгих недель сидели, сгорбившись, в его постели, яростно пытаясь изгнать своих сексуальных демонов через перо. «Этот отчет - моя душа, и он спасет мне жизнь», - написала пациентка.И именно этот отчет вскоре оказался на столе детектива, его косо посмотрели и запихнули в манильский конверт, доставили авиапочтой в Блумингтон и в конечном итоге незаметно положили на полку вместе с десятками тысяч других подобных отчетов в неопубликованных архивах Института Кинси. .

Сорок лет спустя, под мягким светом флуоресцентного освещения в библиотеке Института, я наткнулся на рукописную сексуальную автобиографию этого фетишиста - вместе с суровой сопроводительной запиской - во время работы над своей новой книгой Perv, , и я должен сказать, что Представление этого человека о своем состоянии было отчетливым, поразительным самоэкзорцизмом.В документе, все еще искрящемся от страха и охватывающем около пятидесяти страниц ясной, плотно упакованной прозы, приправленной библейскими отрывками, изображен сорокалетний любитель каучука, который был арестован за различные преступления, связанные с каучуком, в первую очередь малая часть из них заключалась в том, что он делал тысячи непристойных телефонных звонков продавщицам универмагов, расспрашивал о резиновых бикини для своей воображаемой жены, одновременно лаская ламинатную рекламу моделей, одетых на резинку одной рукой, а себя - другой, - лихорадочно работал, чтобы понять происхождение своего собственное ненасытное желание резины и плоти.Насколько ему известно, все началось, когда в возрасте семи лет он наткнулся на блестящий белый резиновый купальник своей матери, висящий на бельевой веревке на заднем крыльце, - возбуждающее событие, совпавшее с его первым осознанием этого. это странное шевеление в его чреслах.

То, что начиналось как достаточно невинный юный грешник, со временем отрастило рога и превратилось в весьма фетишистскую - и преступную - сексуальную идентичность взрослых. «Он печатал на карточке 3X5, что ему нравилось впрыскивать сперму в резиновые колпачки или резиновые пояса», - написал детектив, который, используя клишированную административную неряшливость, оставил фирменное пятно от кофейной кружки на памятке в полицейском участке.«Затем [он] клал карточки в почтовый ящик жертв, а иногда и под стеклоочистители их автомобилей». Вы можете подумать, что этот патологический любитель резины - крайний случай, когда сексуальность пошла наперекосяк, что вполне может быть. Но при изучении сексуальных аномалий исследователи могут получить уникальное представление о тонких, иначе скрытых механизмах стандартного человеческого сексуального развития и психосексуальности. То, что в раннем детстве каучукофил увидел купальный костюм своей матери, невероятно белый кусок ткани, все еще усыпанный озерной водой и благоухающий ее потом, возможно, просто совпал со случайной эрекцией.И все же эта алхимия была настолько мощной, что как только он массировал резину между большим и указательным пальцами, все было потеряно навсегда.

Эта базовая система развития, в которой определенные важные события детства «накладывают отпечаток» на нашу психосексуальность, может быть не такой уж редкостью. Фактически, тот опыт раннего детства, который формирует наши сексуальные предпочтения взрослых - в частности, то, что нас заводит и выключает, какими бы тонкими или даже бессознательными ни были эти конкретные предубеждения, - может быть даже заурядным.И так же, как институционализированный любитель каучука, более плотская банальность и ваниль среди нас, возможно, также обязаны нашим более тайным предпочтениям в спальне тем, что в какой-то момент в далеком прошлом мы были возбуждены нашими собственными родителями, родственниками или друзьями детства.

Рассмотрим случай 29-летней женщины, описанной в старой статье Archives of General Psychiatry , которая заметила, к своему ужасу, что она не прочь немного садомазохизма и созерцания пениса во время секса с люди.Обсудив эти сильные эротические триггеры, женщина вспомнила:

Когда мне было четыре года, отец однажды поймал меня за мастурбацией. Он поставил меня на колено и хлопнул меня по ягодицам. Он был в пижаме, и щель перед его брюками широко открывалась, так что я могла видеть, как его большой член и темная мошонка двигались совсем рядом с моим ртом каждый раз, когда он поднимал руку ... С тех пор я подсознательно связал шлепки по своим ягодицам с видом на его член и мое первое сексуальное возбуждение.
Проблема, конечно, в том, что сексуальные переживания в детстве и, в частности, их причинно-следственные связи с сексуальностью взрослого человека, - неуловимая тема для изучения, по крайней мере, в любом строго контролируемом смысле. Это также область исследований, в которой ханжеское общество - или, по крайней мере, такое, которое считает, что сексуальность человека возникает неожиданно с первым половым приливом гормонов (или, альтернативно, разворачивается в каком-то глубоко врожденном, задуманном смысле. непроницаемый для опыта, например, «Гей-ген») - предпочитает отводить взгляд, несмотря на то, что он занимает центральное место в человеческом опыте. В отличие, скажем, от изучения овладения языком детьми, изучение точных путей развития взрослой сексуальности более или менее невозможно. Это не потому, что это невозможно с эмпирической точки зрения, а скорее потому, что детская сексуальность - одна из тех тем третьего направления, которая игнорируется электрическими ограждениями университетских советов по этике и поэтому рискует остаться малоизученной.Какими бы интригующими ни были ретроспективные самоотчеты, подобные приведенным выше, они, увы, не более чем анекдоты.

Но никогда не стоит недооценивать сообразительность хорошего экспериментатора. Хотя изучение точных причинно-следственных связей между ранним воздействием определенных стимулов и более поздними сексуальными предпочтениями взрослых не совсем поддается экспериментальной манипуляции, могут быть способы исследовать некоторые более общие тайны развития сексуальности с помощью контролируемых лабораторных методов. Например, для многих исследовательских целей детей достаточно легко заменить крысами, и именно это и сделали исследователи из Йельского университета Томас Филлион и его коллега Эллиот Бласс в ставшем классическим исследовании, показывающем, насколько важен ранний опыт развития в формировании взрослой сексуальности. .Как сообщалось в своем исследовании 1986 года в Science , Филлион и Бласс взяли трех самок крыс, которые только что родили помет щенков, и экспериментально изменили запах матери по-разному. Соски и влагалище одной из самок крыс были покрыты лимонным ароматом, называемым цитралем; у другой плотины только спина была покрыта тем же ароматом цитраля; и, наконец, третья крыса лишилась лимона - вместо этого ее соски и влагалище были просто окрашены изотоническим солевым раствором без запаха.Итак, если вы проследите это до конца, после того, как матки были помещены обратно с их грудными младенцами, пометы самок щенков отличались друг от друга в отношении конкретного запаха - или, по крайней мере, местоположения запаха - исходящего от их матери, пока она кормила грудью.

После отлучения молодых крыс от матери навсегда отделили от матерей, и они начали делать то, что делают молодые крысы (например, играть и, по-видимому, смеяться). Затем в возрасте около 100 дней половозрелых самцов крыс из этих начальных пометов по отдельности вводили одной из двух восприимчивых самок крыс.Но вот в чем хитрость. Перед тем, как познакомиться с самцами, Филлион и Бласс покрыли одну из этих самок перивагинально ароматом цитраля, а другую оставили с ее влагалищем, пахнущим натуральным запахом. Хотя пахнущие цитралом женские гениталии мало чем отличались для самцов от двух других пометов (они были счастливы заниматься сексом с любой из самок), те самцы, которые, будучи щенками, сосали грудь от матери, чьи соски и влагалище благоухали лимонной эякуляцией быстрее, когда они были теперь в паре, как взрослые, с сексуальным партнером лимонной женщины.Фактически, исследователи сообщили, что у этих самцов даже были проблемы с достижением оргазма при спаривании с самками без запаха (или, по крайней мере, без запаха, если говорить о вагинах крыс).

Но можем ли мы обобщить эти открытия эдиповых крыс на развитие сексуальности человека? Насколько мне известно, подобные исследования не проводились с нашим собственным биологическим видом, хотя интересно поразмышлять о возможном влиянии грудного вскармливания человека на сексуальные предпочтения и предубеждения взрослых мужчин. (Я часто задавался вопросом, сколько существует исключительно геев, которых кормили из бутылочки в младенчестве, и является ли мужской гомосексуальность, как один из многих факторов в таком сложном явлении, более частым в обществах, где кормление из бутылочки более рутинно практикуется.Как бы мы ни были привязаны к идее о том, что дети асексуальны, маловероятно, что мы когда-либо узнаем наверняка, есть ли у этих данных какие-либо аналоги с человеческой сексуальностью; Более того, я могу представить себе, что найти матерей, готовых возиться с развитием своего ребенка в этой позорной области, будет настоящим испытанием. Превращение своего сына в фетишиста с нездоровым влечением к репродуктивным органам, пахнущим лимонной клятвой, вполне может выйти за рамки научного долга, даже если это делается из замечательных гуманитарных соображений.

Тем не менее, есть по крайней мере одно недавнее исследование, которое намекает на родственные механизмы у нашего вида. В готовящемся к публикации отчете в бюллетене Personality and Social Psychology Bulletin , подготовленном психологом Крисом Фрейли из Университета штата Иллинойс в Урбана-Шампейн и сотрудником Университета штата Нью-Мексико Майклом Марксом, - исследование, которое заставит Фрейда улыбнуться в могиле и будет приветствовать его долгими пальцами. Многие критики - эти исследователи показывают, что сексуальное влечение к собственным биологическим родителям не является таким отклоняющимся или ненормальным, как вы могли бы предположить.Фактически, свидетельства этих скрытых желаний, говорят Маркс и Фрейли, поднимают важные вопросы для традиционных психологических представлений об избежании инцеста.

Во-первых, краткое руководство по теории предотвращения инцеста. За последние несколько десятилетий, в отличие от психоаналитической модели Фрейда, большинство эволюционно настроенных исследователей утверждали, что люди обладают развитой психологической адаптацией, призванной избегать инцеста. Избегать биологических родственников в качестве сексуальных партнеров имеет смысл в этом отношении, потому что половой акт с кем-то, кто имеет слишком много общего с вашим генетическим материалом, имеет тенденцию производить потомство с различными отклонениями, препятствующими их репродуктивному потенциалу, и, таким образом, вы ставите под угрозу свой собственный общий генетический материал. генетическая приспособленность.И действительно, многочисленные исследования, проводимые как на нашем собственном, так и на других видах, раскрывают так называемый «эффект Вестермарка», предполагаемую адаптивную систему, названную в честь финского антрополога конца 19 века Эдварда Вестермарка, который первым использовал дарвиновский подход. логика для объяснения культурно универсального табу на секс с близкими родственниками.

На протяжении многих лет ученые работали над уточнением основной идеи Вестермарка, при этом многие утверждали, что наш вид развил что-то вроде подсознательного калькулятора родства для оценки вероятного генетического родства других в нашей среде.Если калькулятор выдает слишком высокую гипотетическую цифру в подсчете общих генов, тогда возникает отвращение и сексуальное отвращение. Например, если вы выросли в непосредственной близости с другим человеком того же возраста, значит, вашему подсознательному мозгу, который эволюционировал, чтобы обнаруживать во всяком случае, такие закономерности - есть большая вероятность, что он или она - ваш биологический брат или сестра. Это часто называют основной причиной того, что в культурах с практикой «несовершеннолетних браков», когда молодые девушки воспитываются вместе со своими будущими мужьями для подготовки к их последующему браку, как правило, образуются бесплодные семьи, поскольку эти люди почти не испытывают сексуального желания друг друга как взрослые.

Проблема с слишком жесткой приверженностью таким вестермарковским идеям, как говорят Фрейли и Маркс, заключается в том, что люди очень часто заканчивают тем, что супруги похожи на самих себя по различным физическим параметрам - широко наблюдаемое явление, известное как гомогамия. Кажется, это скорее вопрос сексуального импринтинга, чем простое предпочтение других, похожих на нас. Например, в одном исследовании взрослых замужних женщин, усыновленных в раннем детстве, попросили принести в лабораторию фотографию своего приемного отца вместе с отдельной фотографией мужа.Другая группа участников, наивных по отношению к цели исследования, смогла сопоставить, какой муж пошел с каким приемным отцом на более высоком уровне, чем случайность.

Гомогамия, конечно, не применима к каждой паре, и на самом деле мой собственный партнер - мексиканец и, к его счастью, не мог быть менее похож на меня - или на моего отца, если на то пошло. Однако моего брата и его жену можно было легко принять за разнояйцевых близнецов, а их дети - идеальные миниатюры гештальта в духе Беринга.Эмпирически еще нельзя объяснить такие индивидуальные различия в одних и тех же / разных эротических предпочтениях (хотя, кхм, мой собственный вкус к латиноамериканцам может быть связан с тем, что я провел много лет становления в Южной Флориде).

Хотя всегда есть исключения из правил, Фрейли и Маркс сделали ряд поразительных открытий, которые временно нарушили традиционные представления Вестермарка. Во-первых, когда студентов колледжа попросили оценить фотографии незнакомцев по шкале сексуальной привлекательности, лица на фотографиях были сочтены значительно более привлекательными, когда им предшествовали фотографии собственного родителя противоположного пола студента через подсознательные простые числа (скорее, чем лицо противоположного пола родителя другого ученика).Другими словами, участники были больше возбуждены незнакомцами, когда образ лица их матери (для мужчин) или лица их отца (для женщин) все еще бессознательно горел в их мысленном взоре.

В аналогичной задаче, в которой участников снова попросили оценить сексуальную привлекательность незнакомцев, людей больше волновали лица, которые были преобразованы с их собственными лицами, чем лица, которые были преобразованы с лицами, которые были преобразованы с лицами, не связанными с ними. . Фактически, чем больше лицо участника трансформировалось с лицом жертвы, тем более сексуально привлекательным участник чувствовал себя целью.Поскольку мы разделяем 100% генов с самими собой - в данном случае это своего рода экспериментально созданный идентичный близнец, - такие открытия поднимают некоторые новые интригующие проблемы для традиционных калькуляторов родства моделей избегания инцеста, которые, как часто говорят, учитывают явные физические сигналы, отражающие вероятные генетическое родство. Но что интересно, когда участникам прямо сообщали, что их лица трансформировались с лицами целевого изображения, это привело к «уменьшению чувства желания» к их собственному гибридному лицу.Когда люди осознавали, чем именно они возбуждались, «кровосмесительный» эффект исчезал. Как отмечают авторы, только однажды Царь Эдип - самая известная буквальная мать всех времен - обнаружил, что он спал со своей матерью, что он проверил собственными глазами.

Основываясь на этих выводах, Фрейли и Маркс делают вывод, что, хотя культурные табу на инцест продолжают выполнять важную адаптивную функцию в предотвращении секса с людьми, которые слишком тесно связаны с нами,

так Эффект Вестермарка не является результатом врожденных механизмов, подавляющих желание людей, с которыми вы выросли, а является результатом [культурного] привыкания ... под поверхностью, этот ранний опыт закладывает основу для набора предпочтений, которые по существу совпадают -определять раннюю привязанность и заботу о служении сексуальности, побуждая людей находить привлекательными в других чертах, которые присущи членам их семьи.
Если бы только этот давно забытый каучурофил знал о таких любопытных механизмах сексуального импринтинга у людей и других животных, он, возможно, нашел бы утешение в науке, а не в безжалостной преследовании чувства религиозной вины. Какая досадная вещь - быть тем же в основе принципа, но из-за чего-то, в значительной степени неподвластного нашему контролю, столь другого технического выражения.

Вообще-то, может, для него еще не поздно. В сопроводительном письме 1969 года детектив писал, что наш любовник каучука сейчас находится в психиатрической больнице, «где он надеется провести остаток своей жизни и хочет жить, чтобы стать настоящим стариком.«По моим подсчетам, сегодня фетишисту исполнилось бы восемьдесят два года. Если бы персонал больницы Каламазу когда-либо был достаточно разбирающимся в компьютерах и достаточно либерально мыслящим, чтобы позволить своим стационарным пациентам просматривать в Интернете, я действительно надеюсь, что он прожил достаточно долго, чтобы испытать сексуальный ренессанс Интернета ... он нашел бы десятки тысяч других, подобных ему который с радостью потакал бы своим фантазиям, не прибегая к преступной деятельности.

И, может быть, просто возможно, он сейчас читает эту статью, нежно думая о своей матери, одетой в белое резиновое платье.

В этой колонке, представленной журналом Scientific American Mind , психолог-исследователь Джесси Беринг из Королевского университета в Белфасте размышляет о некоторых наиболее неясных аспектах повседневного человеческого поведения. Подпишитесь на RSS-канал, посетите www.JesseBering.com, подружитесь с доктором Берингом на Facebook или подпишитесь на @JesseBering в Twitter и никогда больше не пропустите выпуск. Для статей, опубликованных до 29 сентября 2009 г., щелкните здесь: старые столбцы Bering in Mind.Первая книга Джесси «Инстинкт веры (Нортон) [Божественный инстинкт (Николас Брили) в Великобритании]» будет опубликована в начале февраля 2011 года.

Изображение © iStockphoto.com / Grafissimo

Настоящий Эдипов комплекс | Психология сегодня

Софокла Царь Эдип - одно из величайших произведений человеческого воображения; пьеса, которая веками очаровывала публику и читателей. В руках Фрейда пьеса стала иллюстрацией якобы универсального «Эдипова комплекса» - желания сына завладеть своей матерью и уничтожить отца - краеугольным камнем, согласно Фрейду, человеческого развития и психоаналитического здания.

Я не сомневаюсь, что есть дети, которые хотят быть более близкими к своему родителю противоположного пола и испытывают антагонизм по отношению к тому, кто рассматривается как угроза - или неправильно настроен - для них. Но Фрейд неправильно истолковал Царь Эдип , который не иллюстрирует Эдипов комплекс, и исказил его значение в соответствии со своими теоретическими предубеждениями. Однако новый мир открывается, когда мы сосредотачиваемся на психологических последствиях преследующей истории Софокла, а не на теории Фрейда или его ошибках.

Перед тем, как родился Эдип, оракул сообщил его отцу Лаю, что, если бы у него родился сын, Лай умер бы от его руки. Через три дня после своего рождения Эдип был отдан своей матерью Иокастой пастуху с указанием изгнать его на смерть. Другими словами: она бросила своего маленького сына умирать. Обнаруженный другим пастырем на склоне горы, Эдип был доставлен бездетному королю Коринфа Полибу и его жене Меропе, которые вырастили его как собственного сына. Эдип не знал, что его усыновили.

Когда Эдип был молодым человеком, он посоветовался с Оракулом в Дельфах, который сообщил ему, что ему суждено стать «убийцей родившего его сира» и «осквернить постель своей матери». Пытаясь сбежать от своей судьбы и полагая, что Полиб и Меропа были его биологическими родителями, Эдип бежал из Коринфа, надеясь «никогда не увидеть исполнения позора, предсказанного его злой судьбой». Другими словами: он пытался защитить своих родителей, а не спать с одним и убивать другого.

После того, как Эдип оставил своих приемных родителей, на дороге из Дельф в Фивы к Эдипу грубо обрушился вестник человека в экипаже.Эдип сбил водителя, а затем дрался и убил своего босса, который, как он не знал, был Лай, его биологический отец.

После того, как Эдип разгадал загадку Сфинкса, Сфинкс «бросился на скалы и погиб», а фиванцы сделали Эдипа своим царем и дали ему в жены Иокасту, которую он не знал, что была его биологической матерью.

Фрейд сознательно исключил из своей теории Эдипова комплекса два чрезвычайно важных факта об игре Софокла: Царь Эдип начинается с родительской агрессии и покинутости, а не с сыновнего отцеубийства или кровосмесительных отношений между сыном и матерью.И сын с якобы похотливыми желаниями и кровавыми импульсами на самом деле пытался защитить своих родителей и избежать той самой участи, которую приписывал ему Фрейд.

Реальная сила Царь Эдип заключается не в том, что он иллюстрирует Эдипов комплекс - что Эдип был эдиповым, - а в том, что он изображает тревожное и, казалось бы, универсальное измерение человеческого поведения; как мы невольно создаем судьбу, которую боимся и ненавидим. Эдип, как и большинство из нас, становится жертвой того, чего он отчаянно стремился избежать.Мы отождествляем себя с Эдипом не потому, что хотим обладать одним родителем и уничтожить другого, а потому, что мы тоже оказываемся именно там, где не хотели - женщина, подвергшаяся жестокому обращению в детстве, выбирает партнеров, которые плохо обращаются с ней; и мальчик, который был раздавлен своим маргинальным положением в семье происхождения, невольно организовывает свою жизнь так, что, став взрослым, его постоянно не замечают и недооценивают. Эдип может научить нас тому, насколько притягательным является притяжение повторять то, от чего мы отчаянно хотим избавиться.

И прочтение Царя Эдипа , сформированного на основе современного психоаналитического понимания человеческого развития, может пролить свет на почему.Сейчас немногие из нас разделяют древнегреческую веру в то, что люди - это игрушки богов. Но все большее число терапевтов осознают, что людей неразрывно формируют конкретные контексты взаимоотношений, в которых они выросли, а затем обитают. По вызывающим воспоминаниям словам Д. В. Винниокотта, «не существует такого понятия, как младенец» - есть только определенные младенцы / дети, воспитываемые определенными опекунами. Если мы не соблазнимся симптоматическим неверным толкованием пьесы Фрейдом и не исследуем особый семейный контекст жизни Эдипа - его родители бросили его и оставили умирать, - тогда то, что сделали с ним его родители, а не что-то врожденное и вызывающее беспокойство внутри него. он (желание переспать с матерью и убить отца) - настоящий «комплекс», под которым Эдип трудится.

И когда мы приветствуем конкретные раны и травмы, которые мы переживаем, с несравненной силой человеческого понимания, тогда для нас появляется возможность понять и интегрировать то, что было сделано с нами в прошлом, вместо того, чтобы бесконечно повторять это.

Что такое Эдипов комплекс? - Интересная литература

Попросту говоря и резюмируя в одном предложении, Эдипов комплекс - это феномен, при котором очень маленький ребенок испытывает влечение к своей матери и начинает ревновать к своему отцу, которого ребенок считает своим соперником в любви матери.Таким образом, Эдипов комплекс связан с привязанностью ребенка к матери, психической энергией, которую он имеет по отношению к матери как объекту желания.

Пока так однозначно. В конце концов, когда ребенок находится в утробе матери, его пропитание, защита и жизнь полностью зависят от матери. Когда он рождается, он полагается на грудь матери в качестве пропитания, и мать, вероятно, будет той, кто проявляет к ребенку наибольший интерес, та, которую ребенок видит и с которой чаще всего сталкивается.По Фрейду, наша психика по мере взросления развивается в сложную троицу эго, ид и супер-эго (которую можно свободно перефразировать как «сознательное я», «бессознательные первичные желания и побуждения» и «голос совести»). Но когда мы очень молоды, мы все идем. У нас не было достаточного воздействия или опыта в более широком мире, чтобы понять, что мы не являемся центром вселенной и что в мире есть другие люди, люди со своей собственной жизнью и желаниями, некоторые из которых могут также ищите любви матери.

Конечно, ключевой фигурой здесь является отец: главный соперник ребенка за привязанность матери. Рассматривая здесь вполне традиционные гендерные роли (и стоит иметь в виду, что Фрейд впервые сформулировал Эдипов комплекс в 1890-х годах, когда женщины все еще были в основном матерями-домохозяйками, в то время как их мужья уходили и работали), мать большую часть дня проводить с малышом, привязавшись к нему; но затем, когда отец возвращается с работы домой, ребенок внезапно понимает, что у него нет монополии на время и привязанность матери.

Что может сделать очень маленький ребенок, который на данном этапе еще очень маленький, для решения этой проблемы? Отец слишком силен, чтобы его преодолеть, поэтому он не может избавиться от этого соперника ради материнской любви. Одно из решений, как гласит старая пословица, «если не можешь победить их, присоединяйся к ним». Или, в сценарии Эдипа, «если ты не можешь убить папу, стань им». Ребенок понимает, что если он стремится к быть , как этот соперник, он может попытаться заменить его таким образом, вместо того, чтобы пытаться убить его, чтобы удалить его с картинки.

Как Зигмунд Фрейд пришел к этой довольно любопытной теории? Что ж, не все это так диковинно, как может показаться на первый взгляд. Прежде всего, мы просто должны понаблюдать за поведением маленьких детей, чтобы увидеть, что они по самой своей природе эгоистичны: они не умеют быть кем-то другим. Их жизнь вращается вокруг того, чтобы их кормить и выполнять ключевые функции тела. Ешьте, сходите в туалет (хотя, конечно, не буквально: даже приучение к горшку еще не началось!), Спите. Естественно, что маленький ребенок будет думать, что он самый важный человек в мире, и что мать была рядом, чтобы «служить» им и дарить им привязанность.Теория Эдипова комплекса Фрейда помогает объяснить, как мы переходим от этого полностью эгоистичного взгляда на наши отношения с другими людьми к более широкому и более тонкому пониманию нашего места в мире.

Но Фрейд также черпал вдохновение из древнегреческой пьесы Софокла Царь Эдип , в которой Эдип непреднамеренно убивает своего отца (не осознавая, что это его отец) и женится на его матери (опять же, не осознавая, что это его мать). И Фрейд считал, что его теория Эдипова комплекса может также помочь объяснить, что происходит в другой великой трагедии, Шекспировском романе Гамлет , в котором, по мнению Фрейда, главный герой подавил свое желание матери, не в последнюю очередь потому, что его дядя женился на Гертруде, и Гамлету не хватает смелости бросить вызов своему дяде, как сопернику любви его матери.

Широко распространено мнение, что Фрейд ввел термин «комплекс Электры» - в честь Электры, древнегреческой героини, убившей свою мать, Клитемнестру в отместку за убийство своего отца, Агамемнона, - как женское дополнение к (ориентированному на мужчин) Эдипу. сложный. Но на самом деле это был один из последователей Фрейда, Карл Юнг, который ввел термин «комплекс Электры» в 1913 году, через три года после того, как Фрейд назвал комплекс Эдипа. Фактически, Фрейд считал, что Эдипов комплекс может быть применен к детям как мужского, так и женского пола: тогда существует такая вещь, как женский Эдипов комплекс (когда молодая девушка желает своего отца и хочет убить свою мать).Основное различие заключается в переживании этой психодрамы, когда у мальчиков развивается тревога кастрации (страх, что его отец обнаружит, что он желает своей матери, и кастрирует его, чтобы лишить его сексуальной силы), а у девочек развивается зависть к пенису (желая, чтобы у них было то, что им нужно. отец есть).

Изображение: через Wikimedia Commons.

Нравится:

Нравится Загрузка ...

Связанные

Что нужно знать родителям

Таня Тантри, доктор медицины - акушер-гинеколог, медицинский консультант Flo

Зигмунд Фрейд получил название Эдипова комплекса из древнегреческого мифа об Эдипе, царе Афин, проклятом богами за убийство своего отца и женитьбу на его матери.Фрейд использовал термин «Эдипов комплекс» для описания желания ребенка к своему родителю противоположного пола и чувств зависти, ревности, негодования и соперничества с родителем того же пола.

Важно отметить, что существует очень мало свидетельств реальности Эдипова (или Электры) комплекса. Это не указано как психологическое состояние в текущей версии «Руководства по диагностике и статистике психических расстройств», используемого клиницистами для диагностики психологических состояний и расстройств.

.