Эксплицитная память: Имплицитная и эксплицитная память

Содержание

Имплицитная и эксплицитная память

Понятие имплицитная и эксплицитная память

Определение 1

Эксплицитная и имплицитная память – это основные виды памяти, выделяемые по уровню доступности воспроизведения воспоминания в осознанном мире. Имплицитная память бессознательная, не регулируемая, в то время как эксплицитная является осознанной памятью, при которой опыт или информация актуализируется произвольно и сознательно.

Рисунок 1. Память. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Наиболее интересные исследования, проводимые специалистами в области памяти, касаются воспоминаний, которые человек не осознает. В этом отношении хорошим примером является запоминание клавиатуры компьютера. Интересным фактом является, то, что специалисты по печатанию, не могут вспомнить порядок клавиш, не представив себя печатающими. Расположение клавиш, по всей вероятности, знают пальцы, но сознательного доступа к этому знанию они не имеют.

На первый план имплицитная память выдвигает значение условий извлечения при оценке памяти. С одной стороны, машинистка не знает клавиатуры, а с другой стороны – она знает клавиатуру в совершенстве, когда печатает.

Замечание 1

Таким образом, получается, что эксплицитная память описывает знание, которое человек может сознательно вспомнить. Имплицитная же память описывает знание, которое человек не может вспомнить, но проявляется в том, что человек лучше выполняет какую-либо задачу.

Для нормальных людей полная диссоциация имплицитного и эксплицитного знания на примере печатания, довольно редки, а для пациентов, страдающих амнезией, они обычны.

Когда в исследовании испытуемые осуществляют свободное припоминание, припоминание по признакам, выполняют задание на узнавание, они пользуются сознательным припоминанием информации, а это значит, используют эксплицитную память. Данные виды памяти никак между собой не связаны. Имплицитная и эксплицитная память различаются между собой, но факт различения имеет ограниченную объяснительную ценность.

Было выяснено, что та и другая память служат описательными понятиями, касающиеся, в первую очередь, психологического переживания человека во время воспроизведения какой-либо информации. Попытка теоретического объяснения заключалась в разграничении процессов, управляемых данными и процессов, управляемых понятийно. Процессы, которые управляются данными, целиком детерминированы внешними раздражителями, а управляемые понятийно в действие приводятся самим индивидом. Было выяснено, что имплицитная память вовлекает процессы, управляемые данными, а процессы, управляемые понятиями вовлекаются эксплицитной памятью. Специалисты предположили, что оба вида памяти будут работать лучше, если тип переработки информации на память совпадает с той информацией, которая используется при заучивании.

Имплицитная память

Имплицитная память является частью неосознанных прошлым опытом воспоминаний. Сохраняется она в виде определенных кодов, которые по мере надобности мозг расшифровывает самостоятельно, без участия сознания человека.

В первые 18 месяцев, считают специалисты, мозг младенца накапливает только имплицитную память. На протяжении всей дальнейшей жизни маленького человека родные лица и голоса родных людей, запах родного дома, колыбельная, которую пела ему мама, будут вызывать четкие, хотя и неосознаваемые ассоциации.

К разряду имплицитной памяти относятся двигательные функции и другие механические мускульные акты. В ведении имплицитной памяти находятся навыки, привычки, модели поведения, психологические установки, эмоциональные и физические реакции.

Основу психологического настроя формируют ассоциативные цепочки, которые возникают на основе имплицитной памяти. Например, малыш радостно встречает вернувшихся родителей, которые обнимают ребенка, а он тянет к ним ручки и подпрыгивает от удовольствия.

Со временем, повзрослев, ребенок уже не будет вести себя так непосредственно, но ощущение радости при виде родителей у него сохранится.

Этой стороной памяти человек не в состоянии управлять и поэтому никто не может вспомнить те события, которые происходили с ним в самом раннем детстве.

Часто людям кажется, что они сознательно что-то помнят о своем младенчестве, но определить, так это в действительности или нет, невозможно. По мнению ученых, это повсеместное явление – амнезия детства, которая зависит от степени физиологической зрелости мозга, особенно активно развивающегося, в первые пять лет жизни ребенка.

Мозг новорожденного и мозг пятилетнего малыша имеют разный вес – у новорожденных он весит 330-340 грамм, а у пятилетнего малыша в среднем уже 1200 г., т.е. становится больше почти в три раза. Мозг взрослого человека растет до 25 лет и достигает в среднем 1500 г, т.е. увеличивается всего на ¼ часть.

В этом плане овладение речью имеет большое значение, а мысли, переживания, события, облеченные в словесную форму «откладываются» в активной части памяти, которой человек способен управлять.

Психиатры уверены, что сознательная память намного слабее бессознательной памяти. В этом их убеждают наблюдения за взрослыми людьми, страдающими патологической амнезией. Амнезия – это потеря памяти в результате какого-либо трагического события – эмоционального шока, контузии, черепно-мозговой травмы и др.

При амнезии человек может забыть все обстоятельства своей прошлой жизни, забыть своих родственников и даже свое собственное имя. С другой стороны, люди, потерявшие память, прекрасно сохраняют профессиональные и двигательные навыки, могут водить машину, потому что всё это хранится в имплицитной части архива памяти.

Замечание 2

Таким образом, считают специалисты, этот раздел памяти с точки зрения эволюции, имеет большее значение, поэтому природа лучше позаботилась о его сохранности.

Эксплицитная память

Эксплицитная или декларативная память используется человеком, чтобы сознательно заложить в мозг какую-либо информацию. С помощью этой памяти запоминаются иностранные слова, формулы, даты, события и многое другое. По мере необходимости человек извлекает эту информацию из своего мозга по собственному желанию. Эксплицитная память позволяет вспоминать события прошлого, сдавать экзамены, учить стихи и др.

Выделяют два вида эксплицитной памяти – эпизодическую и семантическую:

  1. Эпизодическая эксплицитная память дает возможность вспоминать конкретные события жизни человека, совершать мысленные путешествия во времени.
  2. Семантическая эксплицитная память хранит опыт всего человечества – факты, идеи, понятия.

Для лучшего запоминания какого-либо события, факта, формулы, стихотворения информацию сначала обдумывают, повторяют, записывают, изучают – данный метод получил название эффекта тестирования.

С помощью этого эффекта запоминание улучшается. Для лучшего запоминания большое значение имеет окружающая обстановка – когда она будет воссоздана в том виде как на момент получения информации, воспоминания легче активизировать.

Иногда случается переход эксплицитной памяти в имплицитную. Примером этого перехода является набор текста на компьютере, обучение на музыкальном инструменте, обучение вождению машины, потому что каждое из этих действий контролируется сознанием.

При многократном и систематическом повторении этих действий у человека вырабатываются определенные навыки – как повернуть руль, на какую педаль нажать – информация из эксплицитной переходит в имплицитную, а контроль сознания ослабевает.

При хорошем усвоении приобретенного навыка он сохраняется пожизненно. Нарушение эксплицитной памяти может произойти в результате тяжелых травм головного мозга, при психических травмах.

Эти нарушения психиатры классифицируют на несколько типов с характерными для них признаками:

  • гипомнезия оказывает влияние на способность запоминать и воспроизводить отдельные факты и события;
  • гипермнезия, при которой человек хорошо помнит, что случилось несколько дней назад, а события сегодняшнего дня в голове путаются;
  • амнезия – полная потеря памяти.

Таким образом, память, состоящая из взаимосвязанных процессов – это очень сложное явление. При нарушении какого-либо из них наступает дисфункция запоминательной способности, а это на интеллектуальной деятельности человека сказывается отрицательно.

Имплицитная и эксплицитная память - их роль в изучении иностранного языка – тема научной статьи по языкознанию и литературоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Вестн. Моск. ун-та. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2009. № 1

ПРАКТИКА ПРЕПОДАВАНИЯ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ В СИСТЕМЕ НЕПРЕРЫВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

М.Ф. Косилова

ИМПЛИЦИТНАЯ И ЭКСПЛИЦИТНАЯ ПАМЯТЬ -ИХ РОЛЬ В ИЗУЧЕНИИ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА

В процессе речевого развития ребенка в окружении говорящих на данном языке эксплицитная память обеспечивает раннее и достаточно быстро прогрессирующее усвоение лексической подсистемы языка. Развитие лексической подсистемы продолжается всю жизнь. Имплицитная память, которая ответственна за овладение морфосинтаксисом, развивается медленнее, зато морфосинтаксис усваивается полностью, твердо и, - что очень важно, - имеет конечную фазу. При изучении иностранного языка приходится искусственно моделировать обстоятельства, при которых могла работать имплицитная память. В статье указано несколько приемов, но в этом направлении, естественно, требуется еще значительная работа.

Ключевые слова: эксплицитная память, имплицитная память, обучение.

Unlike most subjects Foreign Language requires not only the knowledge of the material but also the ability of using it as an instrument. The implicit memory that ensures this ability in childhood cannot play such role with adults. Therefore we must find in the process of education some possibilities to compensate for the conditions lost with the lost age.

Key words: explicit memory, implicit memory, teaching,

Специалисты-психологи, занимающиеся проблемами памяти, в основном исследуют соотношение долговременной и кратковременной памяти. Естественно, что ученые, цель которых - оптимизация преподавания иностранного языка, обращаясь к данным психологии памяти, также оценивают место и роль именно этих двух механизмов в процессе преподавания языка.

Между тем представляется, что не меньшее, если не большее внимание следует уделить типам памяти, выделяемым по другим основаниям, а именно имплицитной и эксплицитной памяти.

Косилова Маргарита Федоровна - канд. филол. наук, докт. пед. наук кафедры теории преподавания иностранных языков факультета иностранных языков и регио-новедения МГУ им. М.В. Ломоносова; тел.: 434-12-07, e-mail: [email protected]

Напомним, в чем состоит различие между этими двумя видами памяти. Эксплицитная память - это не что иное, как продукт приобретенного знания. Человек, обладающий неким знанием, обладает, иначе говоря, некоторой информацией, которую он может передать другому. Имплицитная память обеспечивает некое умение, некую способность совершить действие. Обладая ею, человек тем не менее не в состоянии объяснить, как он производит это действие. Так, носитель языка в процессе дискурса произносит огромное количество слов, состоящих из огромного количества звуков, не имея ни малейшего представления, какое положение занимает его язык, в какой степени раскрыта губная щель и как происходит переход от одного звука к другому. Приведем нелингвистический, но чрезвычайно интересный пример работы имплицитной памяти из монографии Б.М. Величковского.

Два исследователя (О.И. Ларичев, Е.В. Нарыжный) обнаружили замечательный эффект имплицитного запоминания. Ученым удалось значительно ускорить обучение студентов-медиков дифференциальной диагностике двух похожих по проявлениям заболеваний -тромбоэмболии легочной артерии и острого инфаркта миокарда. Диагностические навыки практикующих врачей вырабатываются годами и не имеют четких правил. Исследователи аппроксимировали систему решающих правил, остающихся неизвестными даже экспертам. Затем они в течение двух дней (по 4 часа ежедневно) тренировали студентов в различении обоих заболеваний. Эта тренировка привела к 95%-му уровню правильных диагностических решений. Через неделю эффективность решений, правда, снизилась до 85%, но ее удалось вновь поднять до прежнего уровня всего лишь после часового тренинга. Система решающих правил при этом осталась для испытуемых неявной, что, по мнению авторов, связано с особой прочностью имплицитной памяти1.

Нас, как уже было сказано, интересует роль эксплицитной и имплицитной памяти в процессе усвоения элементов системы языка. Прежде всего, отметим следующие факты.

Работу эксплицитной и имплицитной памяти обеспечивают различные участки мозга2. М. Паради приводит 16 доказательств, свидетельствующих о различиях в природе памяти, отвечающей за усвоение и сохранение отдельных слов, с одной стороны, и усвоение и сохранение морфосинтаксиса - с другой3.

1 См.: ВеличковскийБ.М. Когнитивная наука. Т. 2. М., 2006. С. 249.

2 Paradis М. Why Single-word Experiments Do Not Address Language Representations. Paper Presented at the ISAPL Congress. Cieszyn, Poland, 7 September 2004. P. 5.

3 Ibidem.

У ребенка, знакомящегося с родным языком, усвоение отдельных слов и морфосинтаксиса идет не параллельно: первое опережает второе4. При усвоении слов работает эксплицитная память (ребенок знает, что он нечто знает, и сознательно пользуется своим знанием). Усвоив слово "папа", он уверенно показывает не на шкаф, а на папу. Морфосинтаксис усваивается имплицитно: ни один русский ребенок в 4 года не обладает знанием о том, что прилагательные или порядковые числительные согласуются с существительными, но он умеет это делать. (Ср. анекдот о кавказце, который просит дать ему адын кофе и адын булочка.)

Почему так важно указать на различия в функционировании имплицитной и эксплицитной памяти при обучении иностранному языку?

За усвоение морфосинтаксиса, как мы видели, отвечает механизм, отличный от механизма, обеспечивающего эксплицитное знание. Между тем при стандартном способе изучения языка учащийся имеет дело с правилами словоизменений, способами сцепления слов и т.п., т.е. получает определенный набор знаний, а не умений.

В последовательных разделах современных учебников предусматривается параллельное изучение нового вокабуляра и нового материала морфосинтаксиса. А это нежелательно по двум причинам: общеизвестно, что параллельное выполнение двух задач (в данном случае требуется напряжение эксплицитной памяти) ухудшает выполнение обеих и, что менее известно, вмешательство внимания затрудняет работу имплицитной памяти5.

Итак, взрослый учащийся живет не в той ситуации, которая обеспечивает интенсивную работу имплицитной памяти, а при изучении иностранного языка это неустранимый минус. Взрослый не имеет того, что имеет ребенок. Однако взрослый имеет то, что не имеет ребенок. Накопившая в течение жизни силу и огромный объем эксплицитная память снабжает человека огромным багажом знаний.

Что же может каким-то образом компенсировать потери? • Прежде всего, отметим достояние эксплицитной памяти. Пришедший в вуз студент имеет достаточно хорошо сформировавшееся понимание о системности мира (в первую очередь при изучении химии и биологии). Не будем подробно излагать доводы известного английского методиста Озбела (Ausbel), но против его аргументов трудно что-либо возразить. Он доказывает, что изучение языка должно предваряться неким органайзером (Organiser), который кратко, но логично излагает принципы системной организации подлежащего

4 См. : Шахнарович А.М., ЮрьеваН.М. Введение // Шахнарович А.М., Юрьева Н.М. Анализ семантики и грамматики. М., 1990.

5 Paradis M. Op. cit. P. 7.

изучению языка. Количество частных случаев применения правил сокращается, они выступают как иллюстрации принципа. Ср., например, определение окончаний прилагательных в роли определения в немецком языке. В качестве примера органайзера можно привести введение в учебнике "Грамматика немецкого языка для перевода научной литературы"6.

• Взрослый, оказавшийся в силу кардинального изменения условий своего бытия лишенным возможности общаться с "квазиродителями", "квазинянями" и другими членами узкого социума, занятыми узкими "проблемами", и не имеющий в силу этого возможности использовать в такой мере имплицитную память, может прибегнуть к средству, адекватному своему интеллектуальному и социальному статусу.

• Морфосинтаксис усваивается непроизвольно при заучивании ритмических и рифмованных текстов. Ребенок усваивает синтаксические структуры, в частности, благодаря их повторяемости. "У стихотворного размера есть одно всеобщее свойство, оно состоит в том, что какие-то легко различимые элементы строк или группы строк остаются постоянными на протяжении всего стихотворения, повторяется одна и та же словесная структура"7. Существенно, что ритмический рисунок слов запечатлевается даже тогда, когда само слово, казалось бы, полностью стерлось8. Однако запоминание ритмического рисунка слов - это не что иное, как усвоение морфосинтаксиса.

В издательстве "Langenscheidt" вышел сборник песен, который как нельзя лучше отвечает этой задаче. Приведем пример:

Ich bin Ausländer und spreche nicht gut Deutsch.

Ich bin Ausländer und spreche nicht gut Deutsch.

Bitte langsam! Bitte langsam!

Bitte sprechen Sie doch langsam!

Ich bin Ausländer und spreche nicht gut Deutsch.

Ich bin Ausländer und shreche nicht gut Deutsch.

Ich bin Ausländer und spreche nicht gut Deutsch,

Ich versteh' nicht, was Sie sagen,

Ich versteh' nicht, was Sie sagen

Ich bin Ausländer und spreche nicht gut Deutsch.

Пособие было выпущено для англоязычных учащихся, и поэтому ниже дается в следующей форме глоссарий:

Glossar

Ich bin Ausländer I am a foreigner

Und spreche nicht gut Deutsch and I don't speak German well

Bitte please

6 См.: КосиловаМ.Ф. Грамматика немецкого языка для перевода научной литературы. М., 1994.

7 Тернер Ф., Пеппель Э. Поэзия, мозг и время // Красота и мозг. М., 1995. С. 81.

8 Там же. С. 86.

Sprechen Sie doch langsam Ich versteh' (verstehe) Ich versteh' nicht Was Sie sagen

do speak slowly I understand I don't understand what you are saying

Несколько отойдя от основной темы, отметим следующее. Одной из важных частей программ обучения иностранному языку стало требование ознакомления со всеми составляющими культуры страны изучаемого языка.

Ф. Тернер и Э. Пеппель отмечают: "Поэзия помогает преодолевать склонность к этноцентризму. Для этого нужно изучать стихи, написанные не только на родном, но и на других языках и находить в стихотворных размерах всеобщую объединяющую основу"9. Необходимо подчеркнуть, что изучение стихотворений классиков, переведенных на русский язык, обеспечивает очень высокую степень мотивации. Так, на самых первых порах изучения немецкого языка учащиеся декламируют стихотворение

Несколько позднее в процессе преподавания можно вспомнить грамматические правила, иллюстраций которых много в этом небольшом шедевре:

Wanderers - род. п. ед. ч. м. р. Über allen Gipfeln - Dativ на вопрос: Wo? Gipfeln - окончание -n в Dativ мн. ч. In allen Wimpeln - то же. • И наконец, представляется, что, уже работая по основному учебнику, следует использовать больше возможностей развития имплицитной памяти. Речь идет о работе над словосочетанием. Недаром С.Г. Тер-Минасова придает такое большое значение этой синтаксической единице10. Между тем в существующих учебниках очень мало заданий, направленных на усвоение и проверку норм лексической сочетаемости, например, типа:

дан ряд глаголов: verleihen, erleiden, stellen, erringen, halten, nehmen

9 Там же. С. 93.

10 См.: Тер-Минасова С.Г. Словосочетание в научно-лингвистическом и дидактическом аспектах. М., 2004.

Wanderers Nachtlied

Ночная песнь путника Горные вершины спят во тьме ночной. Тихие долины полны свежей мглой. Не пылит дорога, не дрожат листы. Подожди немного, отдохнешь и ты.

Über allen Gipfeln Ist Ruh.

In allen Wipfeln

Spürest du

Kaum einen Hauch.

Die Vöglein schweigen im Walde.

Warte nur, balde

Ruhest du auch.

(Гёте)

(Пер. М.Ю. Лермонтова)

и ряд существительных: eine Niederlage, einenVortrag, einen Orden, ein Taxi, den Sieg, eine Frage. Составление словосочетаний подобного типа - способ изучения коллокации. Но нельзя не заметить, что непроизвольно запоминаются и их морфосинтаксические характеристики: einen Vortrag halten, eine Niederlage erleiden и т.п. Работает имплицитная память.

Естественно, в настоящей статье затронуто лишь несколько вопросов, которые обычно проходят мимо внимания авторов. Представляется, что их может быть значительно больше.

Список литературы

Величковский Б.М. Когнитивная наука. Т. 2. М., 2006.

КосиловаМ. Ф. Грамматика немецкого языка для перевода научной литературы. М., 1994.

Тернер Ф., Пеппель Э. Поэзия, мозг и время // Красота и мозг. М., 1995. Тер-Минасова С.Г. Словосочетание в научно-лингвистическом и дидактическом аспектах. М., 2004.

Шахнарович А.М., Юрьева Н.М. Анализ семантики и грамматики. М., 1990. Paradis М. Why Single-word Experiments Do Not Address Language Representations. Paper Presented at the ISAPL Congress. Cieszyn, Poland, 7 September 2004.

Ученые описали «невозможный» случай амнезии

Newmarket Films

Больная L.S.J., забывшая даже своего мужа, сохранила память о куда более сложных вещах, таких как чтение нот. Такое странное сочетание, возможно, приведет к пересмотру традиционного разделения имплицитных и эксплицитных воспоминаний. Об этом рассказывает статья, опубликованная журналом Cognitive Neuropsychology.

В 2007 г. L.S.J. перенесла вирусный энцефалит, что привело к гибели существенных частей мозга, включая гиппокамп и обширные области префронтальной коры. Это привело к тяжелой амнезии, больная полностью потеряла память о некогда весьма значительных сферах своего прошлого опыта. Она совершенно не в курсе ни многолетнего замужества, ни весьма успешной карьеры художника-иллюстратора. При этом она сохранила память о крайне сложных навыках и, например, способна разучивать новые музыкальные произведения и исполнять их на скрипке. Все это сильно озадачивает психологов.

Дело в том, что современные модели памяти выделяют два ее ключевых типа: имплицитная (неосознаваемая, подсознательная) и эксплицитная (декларативная, произвольная). Например, дату нашего рождения хранит эксплицитная память, а навык плавания – имплицитная. Многие воспоминания по мере повторения переходят из эксплицитной в имплицитную форму – так, обучаясь управлять автомобилем, мы сперва используем сознательное запоминание действий, и лишь затем они производятся без участия сознания. При амнезии обычно страдает именно эксплицитная память, люди чаще забывают свое имя, чем навык пользования ложкой.

Случай L.S.J. не слишком согласуется с этими представлениями. Женщина неспособна узнать знакомую ей прежде мелодию, но при этом может разучивать новые произведения, используя память о нотном стане и технике игры на скрипке. И если последнее можно отнести к имплицитной памяти, то понимание нот – навык эксплицитный.

За эти годы L.S.J. стала объектом многочисленных исследований, ей занимается группа Барбары Ландау (Barbara Landau) из Университета Джонса Хопкинса, и опубликовала уже целую серию работ. В своей последней статье ученые предлагают пересмотреть существующие модели работы памяти с учетом этого случая.

Авторы исследовали воспоминания, сохранившиеся у подопытной в четырех сложных областях деятельности, в которых прежде она демонстрировала хорошие навыки: пилотирование, игра на скрипке, управление автомобилем и рисование. Ее теперешнюю «производительность» ученые сравнили с показателями как новичков, так и опытных мастеров, с помощью опросников, тестов, раскрывающих знания в той или иной области. Сравнив их ответы с ответами L.S.J., психологи обнаружили, что хотя ее знания и пострадали, в целом она демонстрирует куда лучшие результаты, чем новички. А в рисовании, которое некогда было главной областью ее деятельности, L.S.J. показала себя как настоящий эксперт. Она помнила принципы смешения красок и пользования акварелью – хотя и не смогла узнать известные всему миру живописные произведения.

Emma Gregory et al., 2016

Такое сочетание сохранившихся и утерянных воспоминаний, по мнению Ландау и ее соавторов, заставляет считать, что жесткая дихотомия имплицитной и эксплицитной памяти может не отражать реального положения вещей. И если она помнит факты, прямо относящиеся к ранее усвоенным сложным навыкам (такие как нотный стан или смешение красок), но не помнит остальных, это может указывать на более сложное деление. Возможно, в эксплицитной памяти стоит выделить несколько «подвидов», некоторые из которых у L.S.J. сохранились, а другие пострадали.

Роман Фишман

Семантическая память: скажи мне, и я вспомню!

Большинство людей знает, что память бывает разной. С точки зрения длительности хранения данных, различают краткосрочную, среднесрочную и долговременную память; с точки зрения видов, различают зрительную, слуховую, двигательную (механическую) и тактильную. Более того, в зависимости от психологических характеристик памяти человека наделяют теми или иными качествами: злопамятный или незлопамятный, забывчивый или обязательный, умный и эрудированный.

Развить способность к лучшему запоминанию можно на нашем курсе «Мнемотехники», а заодно узнать больше о разных видах памяти. Например, узнать, что такое семантическая и эпизодическая память, а еще система декларативной памяти или эксплицитная память, к которой они относятся. Впрочем, вкратце рассказать вам об этом мы можем уже сейчас. Для удобства начнем с декларативной или эксплицитной памяти, а потом разберемся с ее составляющими.

Что такое декларативная или эксплицитная память?

Декларативная или эксплицитная память – это тип памяти, хранящий и воспроизводящий информацию сознательно. Проще говоря, это все то, что мы запоминаем, прилагая какое-то усилие: время и место встречи, математические формулы, стихи, песни, иностранные слова и т.д.

Термин «эксплицитная» происходит от латинского explicitus, что значит «явный» или «раскрытый». Для нас абсолютно явно и ясно, что должно храниться в этом отсеке памяти, просто мы не всегда можем это вспомнить. В любом случае, эксплицитная память – это сознательное запоминание и осознанная попытка достать из недр головного мозга нужную информацию.

В этом основное отличие эксплицитной или декларативной памяти от имплицитной или недекларативной памяти.

Что такое имплицитная или недекларативная память?

Термин «имплицитная» происходит от латинского implicitus, что означает «скрытый» или «запутанный». Это то, что мы запоминаем неосознанно, не прилагая к этому никаких усилий.

Например, в детстве мы неосознанно запоминаем слова на языке, который слышим вокруг, названия животных и растений, геометрических фигур и игрушек. Сюда же относится процедурная память, т.е. память на движения и прочие повседневные механические действия.

Разумеется, память процедурная тоже подлежит осознанной тренировке, но это уже касается более сложных видов деятельности (спорт, езда на велосипеде, управление автомобилем).

Во взрослом возрасте мы можем неосознанно запомнить нечто, что произвело на нас неизгладимое впечатление и мы это не можем забыть, хотя не прилагали никаких усилий, чтобы это запомнить.

Материал для запоминания может быть любой. В частности, это могут быть негативные события (авария, катастрофа, последствия урагана), позитивные впечатления (лицо и фигура красивого человека), нейтральные знания (иностранные слова, текст презентации).

Слишком рассчитывать на то, что имплицитная память сама по себе запомнит все, что нам нужно, не приходится. Поэтому, когда мы говорим о развитии памяти, в том числе в рамках курса «Мнемотехники», мы подразумеваем декларативную или эксплицитную память.

Как устроена эксплицитная память?

Первым идею о том, что эксплицитная сознательная память неоднородна, оформил канадский психолог Эндель Тульвинг в своей научной работе Episodic and semantic memory («Эпизодическая и семантическая память») [Е. Tulving, 1972]. Он выделил в системе декларативной памяти два самостоятельных вида памяти:

  1. Семантическая память.
  2. Эпизодическая память.

Семантическая память оперирует общими знаниями и общими понятиями, нейтральными по отношению к конкретным людям. Само название «семантическая» дает понимание, за что «отвечает» этот раздел памяти. Так, семантика – это раздел лингвистики, изучающий смысловое значение единиц языка, а семантическая память хранит все, что можно описать языковыми средствами.

К эпизодической памяти Тульвинг относит память о конкретных событиях, т.е. эпизодах из жизни людей, детали и эмоции, связанные с ними. Что, в общем-то, вполне логично, исходя из названия этого вида памяти – эпизодическая.

Таким образом, в связке «эпизодическая память – семантическая память» есть четкое разделение «обязанностей». Если семантическая память отвечает за общие знания, то эпизодическая – за частные эпизоды. Именно поэтому, когда речь заходит о тренировке памяти, нас интересует семантическая долговременная память.

Разумеется, это не значит, что эпизодическая память не способна хранить информацию долго, однако она все же больше подвержена изменениям, эмоциям, когнитивным искажениям. Рассмотрим различия между двумя составляющими эксплицитной памяти более подробно.

Различия между семантической и эпизодической памятью

Итак, мы уже выяснили, что эксплицитная сознательная память неоднородна. А вот насколько тесно взаимосвязаны составляющие эксплицитной памяти? Разумеется, они не могут быть полностью изолированы друг от друга. Как минимум потому, что части человеческого мозга находятся во взаимосвязи и постоянном взаимодействии.

Чем различаются семантическая и эпизодическая память:

  • Семантическая память у детей формируется раньше эпизодической.
  • Эпизодическая память формируется на основе семантической.
  • Нарушения эпизодической памяти возможны при сохранности семантической.
  • Сохранность эпизодической памяти невозможна при нарушениях семантической памяти.
  • Актуализация эпизодической памяти происходит по схеме «я помню».
  • Актуализация семантической памяти происходит по схеме «я знаю».
  • Семантическая и эпизодическая память задействуются при разных способах обучения.

Относительно последнего пункта уточним, что эпизодический опыт может иметь обучающий эффект. В этом плане весьма красноречивы русские народные поговорки наподобие «Обожглись на молоке – дуют на воду», хотя, конечно, вода тоже потенциально может быть горячей. В данном случае речь о том, что однажды полученный эмпирическим путем отрицательный опыт накладывает отпечаток на дальнейшее поведение человека.

Можно привести и другие примеры, помогающие понять различия между видами памяти. Если мы знаем, что дважды два равно четыре, или что тигр относится к семейству кошачьих, нам нет необходимости помнить, когда именно мы это узнали или как выглядят тигры, которых мы видели в зоопарке, т.к. семантическая память не нуждается в привязке к событиям. А вот если дело касается даты свадьбы или привычек нашего домашнего кота либо собаки, тут задействуется эпизодическая память.

Всем, кого интересуют нюансы устройства эпизодической памяти, можем рекомендовать статью Энделя Тульвинга Précis of Elements of episodic memory («Краткая информация об элементах эпизодической памяти» [Е. Tulving, 2010]. Мы же перейдем к тому, что нам более всего интересно в контексте расширения возможностей человеческой памяти, а именно к семантической памяти.

Семантическая память: как развивать?

Итак, мы уже выяснили, что семантическая память является осознанной, оперирует конкретными понятиями, фактами, словами и символами, и не слишком привязана к конкретным событиям нашей жизни. Развитие семантической памяти позволяет лучше запоминать отдельные научные факты, формулы, определения, и в придачу способствует улучшению логического и абстрактного мышления.

Как развивать память? Рекомендаций на эту тему бесчисленное множество, поэтому мы отобрали самые эффективные способы.

Топ-7 способов развития семантической памяти:

  1. Чтение – один из самых эффективных способов, потому что в процессе чтения возникают различные образы и ассоциации, которые упрощают запоминание информации. Кроме того, интересный сюжет художественного произведения или увлекательная информация из мира науки являются мощным мотивирующим фактором к запоминанию.
  2. Повторение – чем чаще вы используете полученную информацию хотя бы для пересказа друзьям и родственникам, тем больше шансов, что она задержится в памяти надолго. А если вы повторили ее 10-15 раз в приложении к конкретным ситуациям (например, упомянули запомнившийся факт в докладе или собственноручно отремонтировали по пунктам изученной инструкции швейную машинку), такая информация запомнится навсегда.
  3. Изучение нового – это не совсем тождественно чтению. Под изучением нового подразумевается освоение новой техники, новых компьютерных программ, новых иностранных языков, танцев, песен, музыкальных инструментов, обучение рисованию и рукоделию. Чем больше стимулов к запоминанию нового, тем лучше развивается память.
  4. Тренировка на запоминание номеров телефонов, дней рождения новых знакомых и других цифр – так вы найдете свои собственные мнемонические схемы запоминания абстрактной информации, которая обычно откладывается в памяти тяжелее, чем та, что вызывает непосредственный интерес или эмоции.
  5. Воспоминания – перед тем, как лечь спать, попытайтесь вспомнить подробности прошедшего дня, чем вы занимались, что нового узнали, и попробуйте объединить это в логические блоки, описываемые понятийным аппаратом. Например, работа над проектом, занятия спортом, личное развитие. Это не только тренирует память, но и помогает освоить основы тайм-менеджмента. В частности, так вы сможете более явно понять, на что вы тратите свое время, и увидеть, когда вы его тратите бесполезно.
  6. Пешие прогулки – чаще ходите пешком и обращайте внимание на нюансы окружающей действительности, запоминайте названия магазинов, вспоминайте название цветов и деревьев, дублируйте мысленно на иностранном языке названия всего, что вы видите (дом, машина, магазин, дерево, кот, собака). От этого есть дополнительная польза: во-первых, развитие зрительной памяти, во-вторых, улучшение кровоснабжения мозга в результате легкой физической нагрузки и вдыхания свежего воздуха, что улучшает мозговую деятельность, в целом.
  7. Тренировка делать известное новым способом – пробуйте выполнять привычные действия разными способами. Например, чистить зубы левой рукой, читать, заткнув уши берушами, что-то нарисовать с закрытыми глазами. Так вы задействуете разные полушария головного мозга, что способствует лучшему формированию нейронных связей в мозгу.

Вышеперечисленные методы развития памяти дадут лучший результат, если вы приметете во внимание дополнительные рекомендации нейропсихолога Николая Французова, которые усиливают эффект от применения каждого из методов. Так, повторять какую-либо информацию нужно не тогда, когда вы ее почти забыли, а через короткое время после ее получения, и потом еще несколько раз [Н. Французов, 2017].

При запоминании нескольких единиц разнородной информации (например, математических формул, исторических дат и списка новых слов по английскому) следует разграничивать во времени работу над каждым тематическим блоком во избежание путаницы в мозгу. При работе над запоминанием любой информации следует делать перерывы по 5-10 минут и полностью отдыхать от интеллектуальной деятельности.

Еще момент: самую важную информацию, которая вам точно понадобится в обозримом будущем (контрольная, зачет, экзамены в школе, вузе, на водительские права), следует повторять ежедневно перед сном. Начинать практиковать сеансы воспоминания нужно заранее, даже если до контрольной, зачета или экзамена еще несколько месяцев. Так гораздо выше вероятность, что сведения успеют «улечься» у вас в голове и вы ничего не перепутаете в самый ответственный момент [Н. Французов, 2017].

Это ни в коем случае не противоречит совету вспомнить перед сном прошедший день. Так, если у вас впереди никаких экзаменов, докладов и выступлений не предвидится, можно тренировать память, вспоминая день. Если же есть приоритетная для запоминания информация, именно ей и следует отдать драгоценные несколько минут перед сном. Семантическая память будет получать нужный стимул и тренировку в любом случае.

Кроме того, существуют специально разработанные тренажеры и упражнения для тренировки памяти, позволяющие поочередно задействовать все участки мозга, которые отвечают за ее функционирование. Вы познакомитесь с такими тренажерами и упражнениями, если пройдете наш бесплатный курс «Развитие памяти».

Все вышеперечисленные действия помогут пополнить ваш «ментальный словарь», придать смысл хранимым мозгом сведениям. Развитая семантическая память бережет когнитивные ресурсы, позволяя быстро и точно описать увиденное, выразить свое отношение к событию, изложить просьбу или поставить задачу.

Отдельная тема – это тренировка для людей, у которых есть нарушения семантической памяти. Психолог Ева Родригес Вайс в своей статье Todo sobre la Memoria Semántica: Lo tengo en la punta de la lengua («Семантическая память: «у меня вертится на языке») советует начинать с простейших упражнений [E. Weisz, 2018].

Например, можно попросить человека с нарушением семантической памяти назвать времена года, перечислить месяцы в году, посчитать от 1 до 15 и обратно, закончить предложение. Предложения должны быть простыми и иметь один вариант окончания. Допустим, предложение начинается со слов «Столица Испании», а человеку нужно вспомнить, что это Мадрид. Или начать предложение со слов «Цвет лимона», а человеку нужно вспомнить слово «желтый» [E. Weisz, 2018].

Вообще, тема нарушений семантической памяти достаточно обширна. К слову, психолог Ева Родригес Вайс не просто так заинтересовалась этой тематикой. Она выросла в семье врачей, и считает, что очень важно не исключать из своей практики разные дисциплины, которые часто дополняют друг друга, потому что такое взаимное дополнение может дать наилучшие результаты. Как, в частности, использование медицинских знаний в психологии и знаний по психологии в медицине. В контексте нарушений семантической памяти такой подход особенно эффективен.

Нарушения семантической памяти

Вообще, видов нарушения памяти достаточно много. Однако ввиду того, что сейчас нас интересует семантическая память, мы остановимся лишь на тех, которые самым непосредственным образом затрагивают именно этот вид памяти.

Виды нарушений семантической памяти:

  • Семантическая деменция – нарушение, при котором человеку сложно понимать значение слов, терминов, суть правил, формулировок и т.д. При этом они могут быть вполне адаптированы к быту – понимают, как стирать и гладить белье, знают, что при болезни нужно идти к врачу, а за лекарствами – в аптеку и т.д.
  • Повреждение префронтальной коры головного мозга – нарушение, при котором человек адекватно воспринимает значение слов, терминов, понятий, однако не может воплотить схемы действий. Например, не в состоянии записаться на прием к доктору или точно воспроизвести последовательность действий при стирке белья.
  • Болезнь Альцгеймера – нарушение автобиографических воспоминаний, совмещенное с повреждением семантической памяти, которое выражается в нарушении речи и затрудненной реализации последовательности действий.

К слову, статья Евы Родригес Вайс не просто так называется «Семантическая память: у меня вертится на языке» [E. Weisz, 2018]. Любые проблемы с семантической памятью – это проблемы с доступом к информации, а не с ее исчезновением из памяти. Проще говоря, знакомое слово буквально «вертится на кончике языка», но вспомнить его не удается, зачастую даже если удалось вспомнить некие мнемонические связки для этого слова.

Заметим, что далеко не всегда такая забывчивость связана с болезнью или повреждением головного мозга. Ярким примером этого явления может служить рассказ Чехова «Лошадиная фамилия», когда герой совершенно верно запомнил, что фамилия как-то связана с темой лошадей, но не смог вспомнить саму фамилию Овсов.

Первым психологический семантический эффект «верчения на кончике языка» расписал психолог Уильям Джеймс (1842-1910) в своей книге The Principles of Psychology («Принципы психологии» [W. James, 1890]. Сам термин tip-of-the-tongue (ТОТ), что означает «вертится на кончике языка», появился позже, после ряда исследований, проведенных американскими психологами Роджером Брауном (1925-1997) и Дэвидом МакНейллом (1933-настоящее время).

Уточним, что Дэвид МакНейлл специализируется на взаимосвязях языка, мысли и жестов, а сфера научных интересов Роджера Брауна простиралась от изучения ранних этапов развития речи у детей до проблем психологической причинности, заложенной в языке. В рамках этих исследований было проведено множество экспериментов, результаты которых натолкнули на идею дополнительно исследовать некоторые аспекты человеческой памяти.

Так, в ходе эксперимента, поставленного в 1966 году, ученые ознакомили испытуемых с фрагментом текста, содержащего низкочастотные слова, и попросили участвующих в эксперименте вспомнить эти слова. Оказалось, что, если испытуемые были не в состоянии припомнить искомое слово, они помогали сами себе, вспоминая первую букву, похожие слова, сколько слогов в этом слове и т.д.

Результаты эксперимента были подытожены в статье The «tip of the tongue» phenomenon (Феномен «кончика языка»), опубликованной в Journal of Verbal Learning and Verbal Behavior («Журнале вербального обучения и вербального поведения») [R. Brown, D. McNeill, 1966]. В этой статье, на которую, кстати, до сих пор ссылается большинство исследователей, ученые рассматривают феномен, именуемый «на кончике языка», с точки зрения «прямого доступа» к искомому слову, который в итоге возникновения tip-of-the-tongue перекрывается.

Несколько иначе объясняют эффект «верчения на кончике языка» израильские психологи Ашер Кориат и Израэль Либлих. Они полагают, что проблема в доступе не собственно к слову, а ко всем поясняющим сведениям, которые с этим словом связаны. К такому выводу они пришли, заметив, что, чем объемнее было определение слова, тем хуже оно запоминалось. Подробно итоги исследования описаны в их совместной работе A study of memory pointers («Изучение указателей памяти») [A. Koriat, I. Lieblich, 1977]. Как и во всех предыдущих случаях, имеется в виду семантическая память.

Впрочем, исследования 21 столетия наглядно показывают, что оба видения проблемы имеют право на жизнь, а эффект «верчения на кончике языка» часто возникает из совокупности нарушений как доступа собственно к слову, так и ко всем сведениям, имеющим к нему отношение. В частности, к таким выводам пришли американские ученые Беннетт Шварц и Жанет Меткалф. Свои выводы они обосновали в совместной работе Tip-of-the-tongue (TOT) states: retrieval, behavior and experience («Эффект верчения на кончике языка: поиск, поведение и опыт» [B. Schwartz, J. Metcalfe, 2011].

Интересно и еще одно исследование, проведенное с участием людей, владеющих двумя языками, родным и иностранным. Группа американских исследователей провела ряд экспериментов с участием билингвов, владеющих английским и испанским языками, и людей, знающих только английский или только испанский язык.

С результатами можно ознакомиться в их совместной статье, а основной итог исследования вынесен в заголовок работы Proper Names Get Stuck on Bilingual and Monolingual Speakers’ Tip of the Tongue Equally Often («Имена собственные одинаково часто застревают на кончике языка двуязычных и одноязычных говорящих») [Т. Gollan, R. Montoya, М. Bonanni, 2016]. Отчасти это связано с тем, что имена собственные часто сходны в разных языках, в том числе в английском и испанском. Во второй части эксперимента, когда нужно было объединить одним словом группы изображенных объектов, было выявлено, что на родном языке это сделать заметно проще, чем на чужом, пусть даже хорошо выученном.

Какой вывод можно сделать из всего, что мы сегодня узнали об особенностях семантической памяти? Самый главный вывод заключается в том, что с семантической памятью можно и нужно работать, улучшая ее состояние и способность к запоминанию информации и сохранению ее в долговременной памяти. Насколько актуально это лично для вас?

Мы желаем вам помнить все, что важно именно вам, и всегда вспоминать это в нужный момент! И напоследок один небольшой вопрос:

Имплицитная память. Интуиция

Имплицитная память

Мой 93-летний отец недавно перенес микроинсульт, последствия которого выражаются только в одном. Он остался таким же доброжелательным и веселым человеком. Он так же подвижен, как и раньше. Он узнает нас и, листая семейные фотоальбомы, вспоминает все детали. Но он почти полностью утратил способность накапливать новые воспоминания о разговорах или бытовых эпизодах. Он не может сказать, какой сегодня день недели. Он наслаждается прогулкой на автомобиле и с удовольствием комментирует все, что видит, но на следующий день он не помнит, что ездил куда-то. Когда отцу опять и опять рассказывают о смерти брата его жены, он всякий раз выражает удивление, как будто слышит об этом первый раз.

Оливер Сакс рассказывает о другом пациенте, Джимми, с подобной утратой памяти, который, после того как получил травму головного мозга в 1945 г., на протяжении 30 лет на вопрос: «Кто у нас президент?», продолжал отвечать: «Гарри Трумэн». Сакс показал Джимми одну фотографию из «National Geographic» и спросил его: «Что это?».

— Это Луна — ответил Джимми.

— Нет, — возразил Сакс. — Это фотография Земли, снятая с Луны.

— Доктор, вы шутите? Для этого кто-то должен был доставить туда фотоаппарат!

— Естественно.

— Черт! Вы смеетесь — как вы сделали это?

Удивление Джимми было удивлением умного молодого человека, которым тот был 25 лет назад, который с удивлением реагировал на свое путешествие назад, в будущее.

Тщательное исследование этих странных людей выявляет нечто еще более странное. Хотя Джимми и другие пациенты со сходной амнезией не способны запоминать новые факты или то, что они только что делали, они могут обучаться. Если показать им спрятанные фигуры на картинках (Где Уолдо?), позже они быстро находят их снова. Они могут научиться читать зеркальное письмо или собирать пазлы (но сначала они станут отрицать, что когда-нибудь прежде выполняли это задание). Их можно даже обучить сложным рабочим навыкам. Однако они делают все эти вещи, не осознавая то, что они научились этому.

Эти любопытные открытия противоречат идее о том, что память представляет собой единую целостную систему. Напротив, похоже, что мы имеем две системы, которые работают в тандеме. То, что разрушает сознательное вспоминание, оставляет неповрежденным бессознательное обучение. Эти пациенты могут научиться, как делать что-то, — это так называемая имплицитная память (процедурная память). Но они не знают и не могут сказать о том, что они знают, — а это так называемая эксплицитная память (декларативная память). Прочитав историю один раз, во второй раз они будут читать ее быстрее, демонстрируя имплицитную память. Но осознанных воспоминаний у них нет, поскольку они не могут вспомнить, что уже читали эту историю раньше. Сыграв в гольф на новом поле, они полностью забудут об этом опыте, хотя чем чаще они будут играть на этом пате, тем лучше будет их игра. Если несколько раз показать им слово «PERFUME», они не вспомнят, что видели его. Но если спросить их, какое слово приходит им на ум в ответ на словосочетание «PER», они, к своему собственному удивлению, скажут «PERFUME», демонстрируя свое научение. Они помнят о прошлом, но не в явной (эксплицитной) форме. Интуитивно они знают больше, чем осознают.

Эта двойная система имплицитной и эксплицитной памяти помогает объяснить явление «младенческой амнезии». Реакции и навыки, которые мы выучили в младенчестве, — как ходить, стоит ли доверять окружающим или бояться их, — сохраняются и в нашем будущем. Тем не менее, будучи взрослыми, мы ничего не помним (в эксплицитном виде) о первых трех годах нашей жизни. Хотя мы извлекаем огромную пользу из наследия собранной интуиции — нашего восприятия расстояния, нашего чувства, что хорошо, а что плохо, наших предпочтений в отношении знакомых блюд, людей и мест, — наше сознание не содержит никакой информации об этих первых годах жизни. Младенческая амнезия имеет место потому, что мы, по большей части, выражаем свою эксплицитную память словами, которые младенцам, только-только научившимся ходить, еще предстоит выучить, а также потом), что главный участок мозга, отвечающий за хранение эксплицитных воспоминаний (гиппокамп), — это одна из тех структур головного мозга, которые созревают в последнюю очередь. Мы не помним очень многого из собственного прошлого. Тем не менее некоторую часть того, что мы не можем вспомнить в эксплицитной, сознательной форме, мы помним имплицитно, интуитивно.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Эффект имплицитного научения впервые был получен Ребером в 1967 г.

Эффект имплицитного научения
впервые был получен Ребером в 1967 г. (цит по: [Richard, 1995]). Он пред-
лагал испытуемым автомат, который работал по сложной программе. Эту
программу, названную грамматикой, испытуемые имплицитно усваивали,
не зная о том, что такая программа существует. Имплицитная память — это
память без осознания предмета запоминания, или бессознательная память.
Осознаваемая память называется эксплицитной. Феномены имплицитной
памяти были обнаружены не только при моторном научении, но и в ши-
роком круге задач, используемых в парадигме запечатления. Например, Ле-
вики (цит. по: [Schachter, Graf, 1989]) предлагал испытуемым серию фото-
графий с изображением женщин с длинными и короткими волосами. Де-
монстрация фотографий женщин с длинными волосами всегда сопровож-
далась рассказом об их доброте. В тестовой серии испытуемых просили
вынести суждение относительно «доброты» ранее не демонстрировавшейся
женщины: испытуемый оценивал последнюю как добрую, если у нее были
длинные волосы.

В 1984 г. Граф и Шехтер описали больных амнезией, которые были спо-
собны к имплицитному научению, но имели серьезные нарушения в экс-
плицитной памяти. Действие имплицитной памяти проявляется в спонтан-
ном отнесении примера к прототипу, в классификации объектов согласно
импицитно усвоенному основанию и т.д. След имплицитной памяти име-
ет большую силу по сравнению со следом эксплицитной памяти, но одно-
временно он и более уязвим. При изменении семантического контекста
продуктивность действия имплицитной памяти резко снижается. В экспе-
риментах Шехтера и Графа [Schachter, Graf, 1989] был обнаружен новый
феномен, а именно — модальной специфичности имплицитной памяти.
Оказалось, что имплицитная память чувствительна к смене модальности,
особенно при переходе от визуальной к слуховой, тогда как на продуктив-
ность эксплицитной памяти смена модальности не оказывает влияния.

Чувствительность имплицитной памяти к модальности лежит в основе
чувства знакомости, описанного Якоби. В работе Келли и Якоби [Kelly,
Jacoby, 1989] показано, что оценка стимулов как «знакомых» или как «не-
знакомых» во многом базируется на этом чувстве знакомости, причем само
это чувство может быть неосознаваемым.

Эксплицитная память - это... Что такое Эксплицитная память?

Эксплицитная память

Обычно противопоставляемый имплицитной памяти, этот вид памяти требует сознательной попытки вспомнить чтолибо, усвоенное ранее. Когда вы сидите на экзамене и пытаетесь вспомнить материал, усвоенный за последний год, то пользуетесь своей эксплицитной памятью. При использовании имплицитной памяти происходит повторение ранее усвоенной деятельности без какоголибо сознательного усилия. Исследования пациентов, страдающих стнезией, показывают, что они обычно утрачивают эксплицитную память, но их имплицитная память в целом остается нетронутой.


Психология. А-Я. Словарь-справочник / Пер. с англ. К. С. Ткаченко. — М.: ФАИР-ПРЕСС. Майк Кордуэлл. 2000.

  • Эксперименты над животными
  • Экстравертность

Смотреть что такое "Эксплицитная память" в других словарях:

  • ЭКСПЛИЦИТНАЯ ПАМЯТЬ — См. память, эксплицитная …   Толковый словарь по психологии

  • Память декларативная — (лат. declaratio – заявление, объявление) – произвольная или эксплицитная память, благодаря которой индивид может в свободной форме рассказать о том, свидетелем чего он оказался …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Память эксплицитная — (англ. еxplicit – имеющий открытое выражение, маркированный) – произвольная память, память на материал, который был запечатлён или представлен в сознании благодаря произвольным усилиям …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Имплицитная память — См. Эксплицитная память. Психология. А Я. Словарь справочник / Пер. с англ. К. С. Ткаченко. М.: ФАИР ПРЕСС. Майк Кордуэлл. 2000 …   Большая психологическая энциклопедия

  • долговременная память — Категория. Элемент трехкомпонентной модели памяти. Специфика. Блок обработки информации, характеризующийся практически неограниченными временем хранения и объемом хранимой информации. К этой памяти нет прямого доступа, поэтому индивид должен… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ДОЛГОВРЕМЕННАЯ ПАМЯТЬ — ДОЛГОВРЕМЕННАЯ ПАМЯТЬ. То же, что постоянная память. Подсистема памяти, обеспечивающая продолжительное (в течение нескольких часов, лет, иногда десятилетий) удержание знаний, а также сохранение навыков и умений и характеризуемая большим объемом… …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • АССМАН —         (Assmann) Ян (р. 1938) нем. египтолог и культуролог, проф. Гейдельберг. ун та. Его работы, представляя самостоят, и глубокие исследования источников, в то же время подводят итог достижениям послевоенных немецкоязычных египтологов, по… …   Энциклопедия культурологии

  • физикализм —         ФИЗИКАЛИЗМ термин, используемый в англоязычной философии для обозначения материалистических позиций в философии сознания. Под влиянием импульсов, идущих со стороны физических, биологических и компьютерных наук, Ф. сегодня приобрел… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • ПОСТМОДЕРНИСТСКОЕ СОСТОЯНИЕ: ДОКЛАД О ЗНАНИИ — ( La condition postmoderne. Rapport sur le savoir , 1979) программная работа Лиотара , посвященная анализу состояния знания в наиболее развитых обществах . Лиотар, характеризуя такое состояние культуры как постмодерн , основывается на концепции… …   Социология: Энциклопедия

Explicit Memory - обзор

Memory

По сравнению с исследованиями смещения внимания, исследования смещения памяти при социальной тревожности менее убедительны. В то время как некоторые исследования выявили улучшенную память для информации, относящейся к угрозе, в SAI (например, Foa, Gilboa-Schechtman, Amir, & Freshman, 2000), по крайней мере одно исследование обнаружило снижение памяти для информации, относящейся к угрозе (Wenzel & Holt, 2002). ) и другие не обнаружили искажений памяти (например, Rapee, McCallum, Melville, Ravenscroft, & Rodney, 1993; Rinck & Becker, 2005; Wenzel, Jackson, & Holt, 2002).Например, Claeys (1989) обнаружил, что люди с высоким уровнем социальной тревожности лучше запоминают отрицательные самоописательные прилагательные, чем люди с низким уровнем социальной тревожности. С другой стороны, в серии из четырех исследований, в которых использовались различные задачи на память и стимулы, Rapee et al. (1993) не обнаружили предвзятости памяти на стимулы с отрицательной валентностью у людей с САР.

Эти расходящиеся результаты могут быть частично из-за различных процессов памяти, исследованных в разных исследованиях.Когнитивные психологи различают явную и имплицитную память (Roediger, 1990; Schacter, 1992). Согласно Шактеру (1992), «Неявная память проявляется, когда предыдущий опыт способствует выполнению задачи, которая не требует сознательного или преднамеренного воспоминания об этом опыте; явная память проявляется, когда выполнение задачи требует сознательного вспоминания предыдущего опыта »(стр. 501). Неявная память измеряется такими задачами, как завершение основы и перцепционная идентификация, которые выявляют эффекты предшествующего воздействия информации, не требуя от субъектов сознательного запоминания этой информации.Явные задачи памяти предполагают получение субъектами ранее представленной информации.

В типичном эксперименте испытуемым сначала предоставляют список слов для кодирования (например, МЕД). Затем память измеряется путем представления испытуемым набора основных слов (например, HON_ _). Явная память измеряется, когда испытуемых просят дополнить основы словами, которые они видели ранее в эксперименте. С другой стороны, имплицитная память измеряется тем, что испытуемых просят дополнить основы первым словом, которое приходит на ум.Хотя инструкции для испытуемых различаются, задачи испытуемых идентичны.

Хотя исследования показывают, что тревожные пациенты могут характеризоваться аберрантной имплицитной (бессознательной, бессознательной, автоматической) памятью на информацию, связанную с угрозой, в большей степени, чем явная (сознательная, требующая усилий, стратегическая) память, исследования неявной и явной предвзятости памяти в социальная тревога дает противоречивые результаты. Используя задачи отзыва и завершения ствола, Rapee et al. (1993) не смогли найти поддержки ни явной, ни явной предвзятости ВОФК.Однако Lundh и Öst (1997) обнаружили, что люди с необобщенным САР демонстрировали неявную предвзятость в отношении слов социальной угрозы.

Исследования, обсужденные выше, полагались на завершение ствола как на меру неявной памяти. Однако завершение основы, наиболее часто используемый показатель неявной памяти, имеет как минимум два ограничения. Во-первых, на него сильно влияют орфографические, перцептивные аспекты материала, а не их концептуальные, семантические аспекты (например, Roediger, 1990; Schacter, 1992).Например, если испытуемые сначала знакомятся со словами, написанными заглавными буквами на этапе исследования, а затем показывают основы строчными буквами на этапе тестирования, эффекты прайминга уменьшаются (Roediger & Blaxton, 1987). Из-за их относительной нечувствительности к семантике процедуры определения основы слова имеют ограниченное значение для изучения автоматического доступа к значимым эмоциональным воспоминаниям (McNally, 1994, p. 132). Во-вторых, выполнение задачи завершения основы может быть испорчено явными процессами памяти, потому что субъекты могут использовать свою явную память о ранее увиденных элементах для выполнения задачи (Nugent & Mineka, 1994).Тем не менее, ряд других парадигм впоследствии использовался в исследованиях памяти с помощью ВОФК.

Одной из парадигм неявной памяти, которая решает вышеуказанные проблемы, является парадигма суждения о шумах Якоби, Аллана, Коллинза и Ларвилла (1988). В этой парадигме участники сначала слышат набор предложений и повторяют их вслух. Затем участники слышат эти «старые» предложения, смешанные с новым набором предложений на фоне шума. Участников просят повторить предложения и оценить уровень фонового шума.Jacoby et al. обнаружили, что шум, сопровождающий «старые» предложения, оценивается как менее громкий, чем шум, сопровождающий «новые» предложения. Этот дифференциальный рейтинг шума для «старого» и «нового» предложений был интерпретирован как отражающий имплицитную память для первого. Интересно, что эффекты прайминга в парадигме оценки шума, кажется, сохраняются даже тогда, когда участники полностью осведомлены о том, как работает парадигма, и проинструктированы противостоять ее эффектам (Jacoby, Roth, Lindsay, & Debner, 1992).

Амир, Фоа и Коулз (2000) исследовали явную и неявную систематическую ошибку памяти для связанной с угрозой информации в ВОА.Они выдвинули гипотезу, что если ВОФК характеризуются неявной предвзятостью памяти для информации о социальной угрозе, они должны оценивать шум, сопровождающий старые предложения о социальной угрозе, как менее громкий, чем шум, сопровождающий новые предложения о социальной угрозе, в то время как контрольные субъекты не должны. Если для ВОФК характерно явное предубеждение в памяти на угрозу, они должны лучше распознавать эти предложения. В соответствии со своим прогнозом эти авторы обнаружили, что люди с GSAD характеризуются неявным, но не явным искажением памяти относительно информации, относящейся к угрозе.

В описанных выше исследованиях слова и предложения использовались в качестве стимулов для социальной угрозы. Как описано ранее, есть ряд причин полагать, что более экологически обоснованные стимулы, такие как лица, могут представлять собой более подходящий материал для изучения когнитивных искажений при социальной тревожности. Соответственно, в ряде исследований парадигмы неявной памяти адаптированы для использования с невербальным материалом. Например, Amir, Bower, Briks, & Freshman (2003) впоследствии изменили парадигму оценки шума, чтобы сделать стимулы более экологически обоснованными.Вместо того, чтобы оценивать четкость слуховых стимулов, участников просили предоставить оценку визуальной четкости с видеороликами о положительных или отрицательных социальных сценариях. Результаты этого исследования показали, что этот тип задач эффективно проиндексировал имплицитную память и что люди с СА продемонстрировали предвзятость в имплицитной памяти в пользу негативных сценариев по сравнению с спокойными людьми и людьми с депрессией.

Аналогичным образом, неявная систематическая ошибка памяти в SAI также была исследована с использованием стимулов на лице.Для оценки памяти распознавания мимики Лунд и Ост (1996) представили 20 фотографий ВОФК и контрольным органам и попросили их оценить, было ли лицо критическим или принимающим. После выполнения отвлекающего задания участникам были представлены 20 фотографий людей, с которыми они столкнулись при выполнении первоначального задания, и 60 снимков отвлекающих факторов. Испытуемых просили идентифицировать лица, которые они видели в первоначальном задании. ВОА распознали больше лиц, которые они оценили как «критические», чем лиц, которые они оценили как «принимающие», в то время как контрольные органы демонстрировали противоположную картину.

Дизайн исследования не позволил определить, лежит ли предвзятость ответа или предвзятость памяти в основе предпочтения ВОФК критических лиц. Более того, он не рассматривал, было ли это предубеждение специфическим для выражений, передающих различные типы отрицательных эмоций (например, гнев, отвращение). Фоа и его коллеги (2000) исследовали эти вопросы в двух экспериментах. В первом эксперименте SAI и NAC были показаны 12 изображений лиц, на каждом из которых изображено определенное эмоциональное выражение (например,g., удивление, отвращение, страх, печаль; Фаза I). Их попросили запомнить имена показываемых лиц. Затем им показали фотографии каждого человека в трех различных эмоциональных выражениях (счастливое, злое, нейтральное) и попросили назвать человека и обозначить его / ее эмоциональное выражение (Фаза II). Затем участников попросили записать имена людей, которых они видели в Фазе II, и их соответствующие эмоциональные выражения. Затем участники выполнили задание на отзыв, в котором им был предоставлен список имен 12 человек, представленных на этапах I и II.Участников попросили записать эмоциональное выражение, выраженное каждым человеком в Фазе II (то есть фазе эмоционального кодирования). Результаты показали, что люди с социальной тревожностью лучше запоминают выражения лица по сравнению с контрольной группой, не испытывающей беспокойства. Однако ВОФК не отличались особой повышенной памятью на выражения гнева. В этом эксперименте использовалась память на словесную информацию (то есть имена), а также память на выражения лица, и возможно, что использование вербальной информации в этом эксперименте ослабило предвзятость памяти для выражений лица в SAI.Кроме того, на результаты повторного вызова могла повлиять предыдущая задача свободного отзыва. Чтобы исправить эти возможные затруднения, эти авторы модифицировали экспериментальный метод и использовали только визуальную информацию и одну задачу на память. Во втором эксперименте испытуемым сначала были представлены изображения людей с нейтральным, счастливым, злым и отвращенным выражением лица. Позже им были представлены одни и те же («старые») изображения, перемежающиеся изображениями тех же людей с разными эмоциональными выражениями («новые»), и их попросили обозначить каждое изображение как «старое» или «новое».«Зависимыми мерами были процент правильного и неправильного распознавания и задержки для принятия решений о распознавании. Результаты этого эксперимента показали, что SAI, но не NAC, демонстрируют улучшенное распознавание отрицательного выражения лица по сравнению с неотрицательным выражением лица. Таким образом, результаты Foa et al. (2000) предполагают, что улучшенная память на выражение негативных эмоций (в эксперименте 2) присутствует даже тогда, когда ВОФК кодируют информацию в ситуации, которая явно не относится к социальной угрозе или негативной оценке.

Кроме того, эти исследователи обнаружили, что, хотя ВОФК не лучше распознавали выражения гнева по сравнению с выражениями отвращения, у них были более длительные задержки для определения выражений гнева (по сравнению с отвращением) как незнакомых. Это открытие предполагает, что они занимаются более обширной обработкой таких выражений. Похоже, что люди с САД склонны воспринимать все гневные лица как знакомые, и, чтобы преодолеть эту тенденцию, они изучают такие лица более тщательно, чем лица, выражающие другие эмоции.Такая тенденция - еще один фактор, который может играть роль в поддержании социальной тревожности. Процедура эксперимента 2 Фоа и др. Позволила людям с социальной тревожностью использовать компенсаторные стратегии, чтобы преодолеть эту тенденцию и правильно идентифицировать выражения гнева как незнакомые. То есть, используя расширенные ресурсы обработки, SAI могли выполнять задачу распознавания. Однако под давлением продолжающейся социальной ситуации такие стратегии могут быть недоступны, что приводит к негативному искажению памяти о социальных взаимодействиях.

Дополнительным методом исследования систематической ошибки памяти в SAI является оценка функционирования памяти в контексте обучающей информации. Парадигма забывания, вызванного поиском (Amir, Coles, Brigidi, & Foa, 2001; Anderson & Spellman, 1995), является одним из таких методов. В этом задании людям показываются пары категория-плюс-образец (например, фрукт-апельсин). Затем их просят попрактиковаться в запоминании половины предметов из половины категорий. После задержки используется тест с обратным вызовом, чтобы проверить, как практика поиска влияет на память.В целом результаты этих парадигм показывают, что отработка половины заданий негативно влияет на отзыв второй половины заданий. Амир и др. (2001) изменили эту парадигму, создав четыре несоциальные категории и четыре социальные категории, как с положительно, так и с отрицательно связанными словами. В этом исследовании люди с GSAD показали те же паттерны памяти, что и люди из спокойной контрольной группы, для отработанных категорий позитивных социальных и несоциальных слов. Однако в отношении негативных социальных слов люди с GSAD получали меньше пользы от практики по сравнению с людьми, не испытывающими беспокойства.Их эффективность также снизилась меньше из-за эффекта конкурирующей негативной социальной информации по сравнению с NAC. Авторы приходят к выводу, что тип предвзятой когнитивной обработки может играть роль в процессах обучения и привыкания, связанных с социальной информацией у этих людей.

Дальнейшие доказательства того, что ВОФК могут иметь дисфункциональные процессы памяти, связанные с обучением, получены от Гарнера, Могга и Брэдли (2006). Авторы применили парадигму иллюзорной корреляции / ковариационного смещения, разработанную Томаркеном, Минекой и Куком (1989) для людей с высоким и низким уровнем социальной тревожности.В этом исследовании изображения выражений лица (т. Е. Злых, счастливых, нейтральных) были объединены с одним из четырех результатов в восьми пробных блоках: отталкивающие образы (например, физические травмы), положительные образы (например, бабочки), нейтральные образы (т. Е. , грибы) или без изображения. В конце каждого блока испытаний участников просили оценить связь между каждым типом стимулов на лице и каждым типом результата (например, «Учитывая, что вы видели сердитое лицо, в каком проценте испытаний было сердитое лицо, за которым следовали сердитые лица»). неприятная картина? »).Результаты показали, что все участники ожидали отрицательных результатов после сердитых лиц и положительных результатов после счастливых лиц. Однако в ходе эксперимента эти ожидания уменьшились, за исключением положительного ожидания в группе с низким уровнем социальной тревожности. То есть люди из группы с низким уровнем социальной тревожности продолжали ожидать положительных результатов после положительных лиц. Более того, высшие ВОФК переоценили количество сердитых лиц, представленных во время выполнения задания.Таким образом, у людей с высоким уровнем социальной тревожности, по-видимому, отсутствует предвзятость в сторону положительной информации, которая характерна для спокойных людей при изучении этого типа непредвиденных обстоятельств.

Хотя это исследование оценивало процесс памяти, прося участников поразмышлять над прошлой ассоциацией между вызывающими страх стимулами и эмоционально валентными результатами, авторы отмечают, что выполнение задачи также может быть тесно связано с другими формами обработки информации, такими как предвзятость интерпретации.Действительно, недавние исследования, оценивающие наличие предвзятости памяти, начали изучать взаимодействие памяти и других форм обработки информации, включая предвзятость интерпретации (Brendle & Wenzel, 2004; Hertel, Brozovich, Joorman, & Gotlib, 2008; Wenzel, Finstrom, Jordan, & Brendle, 2005) PEP (Mellings & Alden, 2000; Morgan & Banerjee, 2008) и изображения (Stopa & Jenkins, 2007). В целом, эти исследования показывают, что искажения памяти, очевидные в ВОА, могут быть результатом множественных предубеждений при обработке интерактивной информации, которые делают информацию, относящуюся к угрозам, более заметной во время поиска информации.

Например, Hertel et al. (2008) представили людям с GSAD и спокойным людям неоднозначные социальные и несоциальные сценарии и попросили их завершить сценарий (эксперимент 1). После короткого периода отвлечения они попросили участников вспомнить содержание сценариев. Обученные оценщики определили, были ли какие-либо очевидные ошибки памяти результатом вторжения участников в интерпретацию сценария. Результаты показали, что люди с GSAD сообщили о большем проценте вторжений в память, которые согласовывались с отрицательными, но не нейтральными или положительными интерпретациями неоднозначных социальных сценариев по сравнению с людьми, не испытывающими беспокойства.Точно так же в эксперименте 2 этого исследования авторы продемонстрировали, что подобные негативные вторжения в память также могут быть вызваны у не тревожных людей, давая инструкции представить себя в данном сценарии и обеспечивая негативные решения сценариев. Таким образом, авторы приходят к выводу, что ошибки памяти в GSAD могут быть связаны с ошибками интерпретации социальной информации. Это согласуется с предыдущими исследованиями, показывающими, что искажения памяти в SAI могут отражать предвзятую интерпретацию, а не неспособность вспомнить фактические детали (Brendle & Wenzel, 2004; Wenzel et al., 2005).

Таким образом, исследования с использованием различных методологий продемонстрировали, что люди с социальной тревожностью характеризуются предвзятостью памяти для информации, имеющей отношение к угрозе. Однако эти выводы не однозначны. Более того, поскольку многие исследования, которые действительно демонстрируют систематическую ошибку памяти или ее отсутствие, не были воспроизведены, трудно предположить всеобъемлющую роль систематической ошибки памяти в качестве угрозы при социальной тревожности. В настоящее время роль предвзятости памяти в качестве угрозы при социальной тревоге, по-видимому, ограничивается определенными системами памяти и материалами.Таким образом, задача будущих исследователей будет заключаться в том, чтобы очертить роль различных форм предвзятости памяти в комплексной модели социальной тревожности и определить, какие типы негативных эмоциональных выражений вызывают такие предубеждения (например, презрение). В будущих исследованиях можно также продолжить изучение того, как различные типы когнитивных искажений, такие как искажения интерпретации, могут приводить к искажениям памяти при расстройстве.

Неявная и явная долговременная память

Информация, которую вы должны сознательно запоминать, называется явной памятью, а информация, которую вы запоминаете бессознательно и без усилий, называется неявной памятью.Люди часто больше сосредотачиваются на теме явной памяти, но исследователи все больше интересуются тем, как работает неявная память и как она влияет на знания и поведение.

Любой студент может сказать вам, что иногда требуется много работы и усилий, чтобы зафиксировать информацию в памяти. Когда вы готовитесь к серьезному экзамену, вам могут потребоваться часы практики, чтобы вспомнить, что вы изучали.

Однако некоторые другие события, подробности и переживания входят в нашу память с минимальными усилиями или без них.Например, по дороге в класс вы можете услышать по радио запоминающуюся поп-песню. Спустя несколько дней вы обнаруживаете, что все еще напеваете ту же мелодию.

Почему кажется, что одни вещи так трудно запомнить, а другие так легко? Какая разница?

Синди Чанг / Verywell

Что такое явная память?

Когда вы пытаетесь намеренно что-то запомнить (например, формулу для вашего класса статистики или список дат для вашего класса истории), эта информация сохраняется в вашей явной памяти.Люди используют эти воспоминания каждый день, от запоминания информации для теста до вспоминания даты и времени приема к врачу.

Явная память также известна как декларативная память, поскольку вы можете сознательно вспоминать и объяснять информацию.

Типы явной памяти

  • Эпизодическая память : это ваши долговременные воспоминания о конкретных событиях, например о том, что вы делали вчера или о выпуске в средней школе.
  • Семантическая память : это воспоминания о фактах, концепциях, именах и других общих знаниях.

Примеры явной памяти

Некоторые задачи, требующие использования явной памяти, включают в себя вспомнить то, что вы узнали на уроке психологии, вспомнить свой номер телефона, определить, кто является нынешним президентом, написать исследовательскую работу и вспомнить, в какое время вы встречаетесь с другом, чтобы пойти в кино.

Другие примеры вещей, которые запоминаются через явную память, включают:

  • Все товары в вашем списке покупок
  • Даты рождения друзей и членов семьи
  • Важные события из вашей жизни, такие как окончание школы, свадьба или другая важная веха
  • Названия и расположение разных стран на карте

Многие примеры явной памяти включают изучение учебников или опытные воспоминания.Это то, что вам необходимо осознанно осознать.

Что такое неявная память?

То, что люди специально не пытаются запомнить, хранится в неявной памяти. Этот вид памяти бывает как бессознательным, так и непреднамеренным. Неявную память также иногда называют недекларативной памятью, поскольку вы не можете сознательно довести ее до осознания.

Если явные воспоминания являются сознательными и могут быть объяснены вербально, имплицитные воспоминания обычно бессознательны и не сформулированы вербально.Неявные воспоминания часто носят процедурный характер и сосредоточены на пошаговых процессах, которые необходимо выполнить для выполнения задачи.

Процедурные воспоминания, например, о том, как выполнять конкретную задачу, например, размахивать бейсбольной битой или подавать тост, являются одним из типов неявной памяти, поскольку вам не нужно сознательно вспоминать, как выполнять эти задачи. Хотя неявные воспоминания не вызываются сознательно, они все же влияют на то, как вы ведете себя, а также на ваше знание различных задач.

Примеры неявной памяти

Некоторые примеры неявной памяти включают пение знакомой песни, набор текста на клавиатуре компьютера и чистку зубов.Другой пример - езда на велосипеде. Даже после многих лет без катания большинство людей могут сесть на велосипед и кататься на нем без особых усилий.

Другие примеры неявной памяти могут включать:

  • Уметь пользоваться посудой и одеваться каждый день
  • Навигация в знакомой местности, например в вашем доме или районе
  • Вспоминая, как вскипятить воду, чтобы приготовить обед, или водить машину
  • Запоминание слов популярной песни после прослушивания нескольких первых нот

Как видите, это навыки, которые вы изучаете, и вам не нужно заново учиться заново, чтобы применять их.Эти воспоминания в основном бессознательны и возникают автоматически; вам не нужно думать обо всех точных шагах, которые вам нужно выполнить, чтобы выполнить каждую задачу.

Как работают явная и неявная память

Чтобы понять некоторые ключевые различия между этими двумя типами памяти, может быть полезно сравнить два:

Явная память
  • Закодированы в память, а затем извлечены

  • Часто формируются намеренно путем репетиции

  • Может быть закодирован бессознательно и привязан к эмоциям

  • Может быть привлечено к информированию через ассоциации

Неявная память
  • Становится автоматическим со временем с повторением

  • Начинается с обучения навыкам и усвоения задания

  • Может вызывать прайминг или одинаковую реакцию на аналогичные стимулы

  • Часто зависит от контекста и сигналов

Вот небольшая демонстрация, в которой вы можете попытаться показать, как работают неявная и явная память.Наберите следующее предложение, не глядя на свои руки: «Каждый красный перец дразнит». Теперь, не глядя, попробуйте назвать десять букв, которые появляются в верхнем ряду клавиатуры.

Вы, вероятно, обнаружили, что довольно легко набрать это предложение, не задумываясь о том, где каждая буква появляется на клавиатуре. Эта задача требует неявной памяти. Однако необходимость вспоминать, какие буквы появляются в верхнем ряду вашей клавиатуры, - это то, что потребует явной памяти.

Поскольку вы, вероятно, никогда не садились и намеренно не фиксировали порядок этих ключей в памяти, это не то, что вы можете легко вспомнить.

Влияние на явную и неявную память

Исследования показывают, что существует ряд факторов, которые могут влиять на формирование как явной, так и неявной памяти, включая уровни стресса и эмоциональные состояния.

Одно исследование показало, что высокий уровень стресса для рабочей памяти, части кратковременной памяти, которая действует как временное пространство для хранения информации, на которой люди сосредоточены в данный момент.Эта часть памяти важна для формирования явных воспоминаний. Исследование также показало, что стресс может фактически способствовать формированию неявных воспоминаний о негативной эмоциональной информации.

Исследования также показали, что настроение также может играть важную роль в формировании и воспроизведении явных и скрытых воспоминаний.

Слово Verywell

Явная и неявная память играют важную роль в формировании вашей способности вспоминать информацию и взаимодействовать с окружающей средой.Знание некоторых основных различий между ними важно для понимания того, как работает память.

Явная память - BrainHQ от Posit Science

Явная память (также называемая «декларативной памятью») - одно из двух основных подразделений долговременной памяти. (Другой - имплицитная память.) Явная память требует осознанного мышления - например, вспомнить, кто пришел на обед вчера вечером, или назвать животных, которые живут в тропическом лесу. Это то, что имеет в виду большинство людей, когда они думают о «памяти», и о том, хорошая у них или плохая.Явная память часто бывает ассоциативной; ваш мозг связывает воспоминания вместе. Например, когда вы думаете о слове или событии, таком как автомобиль, ваша память может вызвать целый ряд связанных воспоминаний - от карбюратора до поездки на работу, семейной поездки и тысячи других вещей.

Эпизодическая память

Эпизодическая память - это один из типов явной памяти. Эпизодическая память автобиографична: она дает нам важную запись нашего личного опыта. Это наша эпизодическая память, которая позволяет нам вспомнить поездку, которую мы совершили в Вегас, что мы ели вчера вечером на ужин, когда нам рассказали, что наша подруга Мэриэнн беременна.Любое прошлое событие, в котором мы принимали участие и которое мы помним как «эпизод» (сцена событий), является эпизодическим. Насколько хорошо мы записываем эпизодические воспоминания, зависит от нескольких факторов. Например, вещи, которые происходят с нами в эмоционально заряженных условиях, часто являются более сильными воспоминаниями. Большинство людей помнят, где они были, когда они услышали о Всемирном торговом центре 11 сентября или подробности свадьбы любимого человека, потому что это были очень эмоциональные моменты для них. Еще один важный фактор - это сила, с которой ваш мозг записывает воспоминания, когда вы их впервые испытываете.Если вы внимательно сосредотачиваетесь и ваш мозг способен очень быстро и точно обрабатывать то, что вы видите, слышите, обоняете, вкус и чувствуете, память записывается с большей силой, что облегчает ее последующее вспоминание. Эта форма памяти, по-видимому, сосредоточена в гиппокампе мозга при значительной помощи коры головного мозга. Узнайте больше об этом типе автобиографической памяти и пройдите тест, чтобы увидеть, сосредоточены ли ваши эпизодические воспоминания в том же периоде жизни, что и у обычного человека.

Семантическая память

Другой тип явной памяти - семантическая память.Это объясняет наше «обучение по учебнику» или общие знания о мире. Это то, что позволяет нам сказать, не зная точно, когда и где мы узнали, что зебра - это полосатое животное или что Париж - главный город Франции. Ученые не уверены, где в мозгу происходит семантическая память; одни говорят, что это происходит в гиппокампе и связанных с ним областях, в то время как другие считают, что он широко распространился по всему мозгу. Как и в случае с эпизодической памятью, семантическая память варьируется от сильной (отзыв) до слабой (знакомство).В отличие от эпизодической памяти семантическая память лучше сохраняется во времени. Мы часто способны сохранять хорошо функционирующую семантическую память до 60-х годов, после чего она постепенно ослабевает.

BrainHQ для улучшения памяти

Если вы хотите улучшить свою память, попробуйте BrainHQ. Большое исследование, проведенное учеными из клиники Майо и Университета Южной Калифорнии, показало, что использование BrainHQ улучшает слуховую память. в среднем на 10+ лет. Это достигается за счет улучшения того, как мозг обрабатывает информацию, поступающую через наши уши.Когда мозг может быстро и точно записывать то, что мы слышим и видим, мы формируем более четкие воспоминания, которые легче вспомнить позже.

Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Блог Терапия, Терапия, ..

Явная память , также называемая декларативной памятью, представляет собой осознанную долговременную память, которую легко и намеренно вызывать и повторять. Это контрастирует с имплицитной памятью, которая является косвенной, бессознательной формой памяти. Информация из явной памяти обычно извлекается в ответ на конкретную подсказку, например: «Как прошел ваш день?» или "Что такое научный метод?"

Примеры явной памяти

Есть два типа явной памяти:

  1. Эпизодическая память - это воспоминание о жизненных событиях и автобиографических знаниях.Он включает такую ​​информацию, как ваше имя, возраст, дату рождения, детские воспоминания и семейные отношения.
  2. Семантическая память - это вся небиографическая явная память. Это сознательная память о фактах, формулах и стратегиях решения проблем. Например, знание того, что Бойсе является столицей штата Айдахо, было бы смысловой памятью.

Большинство типов информации, в просторечии называемых воспоминаниями, являются примерами явной памяти.

Как сохраняются явные воспоминания?

Явные воспоминания формируются в процессе кодирования и поиска.На этапе кодирования люди «записывают» информацию в свой мозг. Воспоминания «формируются» в гиппокампе, расположенном в височной доле мозга. Гиппокамп создает связи между нейронами, связывая вместе всю разнообразную информацию в памяти (музыку, запахи, цвета и т. Д.).

Явные воспоминания могут быть намеренно закодированы с помощью карточек, словесного повторения, повторного посещения фотографий и так далее. Когда человек репетирует воспоминание, он на самом деле многократно передает его через гиппокамп.Отрепетированные воспоминания часто легче восстановить позже.

Эпизодические воспоминания можно закодировать неосознанно, если они вызывают сильные эмоции. Миндалевидное тело - это часть мозга, отвечающая за связь воспоминаний с определенными эмоциями. События, вызывающие страх, такие как укус пчелы, особенно часто становятся эпизодическими воспоминаниями. Память об опасности помогает нам избежать ее в будущем.

Когда память становится достаточно сильной, она сохраняется в мозгу надолго. Долговременные воспоминания хранятся по всей коре головного мозга.Где хранится конкретная память, зависит от того, что это за память, какие чувства были задействованы и так далее.

Как восстанавливаются явные воспоминания?

Извлечение - это процесс, с помощью которого человек обращается к памяти. Обычно он возникает, когда возникают какие-то ассоциации с воспоминаниями. Например, учитель может попросить ученика произнести первые три цифры пи , что затем может побудить ученика вспомнить свои карточки. Воспоминание также может возникнуть, если человек встречает стимул, похожий на те, что присутствуют в памяти.Например, запах торта может напомнить кому-нибудь об их последнем дне рождения.

Воспоминания легче восстановить, если они:

  • Сильное волнение.
  • Задействовано несколько органов чувств, например слух или обоняние. (Больше чувств означает больше шансов напомнить о событии или факте.)
  • Часто репетировали или пересматривали.

Текущие исследования не устанавливают жестких ограничений на количество семантических или эпизодических воспоминаний, которые может иметь один человек.Воспоминания могут быть перезаписаны новой информацией, или их будет трудно восстановить. Однако обычно они не «исчезают».

Артикул:

  1. Американская психологическая ассоциация. Краткий психологический словарь АПА . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация, 2009. Печать.
  2. Мозг сверху вниз. (нет данных). Получено с https://thebrain.mcgill.ca/flash/d/d_07/d_07_cr/d_07_cr_tra/d_07_cr_tra.html
  3. .
  4. Бернетт, Д.(2015, 16 сентября). Что происходит в вашем мозгу, когда вы создаете воспоминание? Хранитель. Получено с https://www.theguardian.com/education/2015/sep/16/what-happens-in-your-brain-when-you-make-a-memory
  5. Эпизодическая память. (нет данных). Получено с http://eecs.vanderbilt.edu/cis/crl/episodicmemory.shtml
  6. .
  7. Эпизодическая память. (нет данных). Scholarpedia. Получено с http://www.scholarpedia.org/article/Episodic_memory
  8. .
  9. Харвуд, Р., Миллер, С. А., и Васта, Р.(2008). Детская психология: развитие в меняющемся обществе . Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.
  10. Сигел, Д. Дж. (1999). Развивающийся разум: к нейробиологии межличностного опыта . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.
  11. Где в мозгу хранятся воспоминания? (нет данных). Квинслендский институт мозга. Получено с https://qbi.uq.edu.au/brain-basics/memory/where-are-memories-stored
  12. .

Последнее обновление: 30.04.2019

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

Неявная и явная память - различия и примеры

Долговременную память можно разделить на два основных типа: неявную и явную. Эти две системы отражают разные состояния сознания и задействуют разные нейронные процессы. Несмотря на их четкое различие, данные свидетельствуют о том, что неявная память может влиять на явную память.

Явная и неявная системы памяти включают различные, но связанные процессы

Неявная память

Неявная память относится к бессознательным воспоминаниям.Их часто сложно сформулировать и объяснить, и они обычно более эмоциональны и восприимчивы. Преднамеренные воспоминания влияют на наше текущее поведение, и мы не возвращаем их намеренно.

Типы и примеры

  • Процедурные воспоминания включают в себя то, как водить машину, вязать, играть на музыкальном инструменте или играть в видеоигры. Они часто связаны с «мышечной памятью» или конкретными действиями, которые являются второй натурой.
  • Прайминг - это сложное психологическое явление, при котором воздействие одного стимула (например, слова, изображения или действия) влияет на то, как человек будет реагировать на второй стимул.Эти эффекты часто незаметны и могут использоваться для манипулирования поведением людей!
  • Классическая обусловленность - это так называемая реакция «Собака Павлова», при которой человек учится по ассоциации. В этом примере нейтральный стимул (звонок) был соединен со значимым стимулом (еда). Со временем собаки научились ассоциировать звонок с едой.

Езда на велосипеде основана на неявной памяти

Явная память

Явная память относится к сознательным воспоминаниям, которые мы можем намеренно вспомнить и сформулировать.Их можно разделить на те, которые связаны с воспоминанием личного опыта, и на те, которые связаны с запоминанием фактов и информации.

Неявные воспоминания выучить или сохранить гораздо быстрее, чем явные. Неявные воспоминания могут сохраняться даже с помощью одного стимула, тогда как формирование явного воспоминания требует нескольких циклов стимуляции и реакции. Вот почему вы не можете сразу запомнить всю страницу книги, прочитав ее один раз!

Типы и примеры

  • Эпизодические воспоминания - это наши личные переживания, например, способность вспоминать события, произошедшие в нашей жизни.
  • Семантическая память - это воспоминание фрагментов информации, определений и концепций. Например, вспомнить ключевые события Гражданской войны в США или вспомнить, как работает пищеварение у людей.
  • Автобиографические воспоминания - это то, как мы строим более общую картину событий нашей жизни. В них сочетаются эпизодические и смысловые воспоминания. Например, вы не помните, как родились, но знаете город, в котором родились.
  • Пространственные воспоминания - это то, как мы ориентируемся в мире вокруг нас, и причина, по которой мы можем легко ориентироваться в знакомых городах.

Сохранение информации путем учебы требует явной памяти

Работа с пациентом H.M.

Большая часть нашего первоначального понимания различий между этими двумя системами памяти пришла из работы с пациентом-неврологом по имени Х.М. (позднее выяснилось, что его полное имя - Генри Молисон). Вы можете узнать больше о его истории в статье для явных воспоминаний.

Короче говоря, Х. страдал амнезией после того, как лоботомия разрушила части его мозга. Он был предметом более тысячи опубликованных исследовательских статей, потому что природа его амнезии позволила ученым больше узнать о том, как работают различные системы памяти, и о структурах мозга, ответственных за их функции.

Первоначально исследователи были удивлены тем, что, несмотря на его способность формировать новые долговременные воспоминания (такие как события и информация), он смог освоить новые навыки, включая зрительно-моторную координацию (в частности, упражнение по рисованию в зеркале). Он учился быстро, и его навыки улучшались, но он не помнил, как тренировался в предыдущие дни.

Дальнейшие исследования пациентов с различными нарушениями памяти в результате травм или нейродегенерации способствовали дальнейшему развитию этого исследования.Например, гиппокамп у людей, страдающих болезнью Альцгеймера, часто является наихудшей структурой, пораженной поражениями в головном мозге. Соответственно, восстанавливается способность людей с болезнью Альцгеймера формировать и вспоминать явные воспоминания.

Вовлеченные структуры мозга

Считается, что явная память в первую очередь контролируется связью между гиппокампом, префронтальной корой и миндалевидным телом. Напротив, имплицитная память включает базальные ганглии и мозжечок.

Явная память

Гиппокамп находится глубоко в височной доле мозга. Это особенно важно для консолидации информации из краткосрочной в долговременную память, а также для пространственного восприятия. Префронтальная кора головного мозга необходима для хранения и восстановления долговременных воспоминаний, особенно фактов и информации. Миндалевидное тело - это небольшая структура, обнаруженная недалеко от гиппокампа, которая участвует в эмоциональном обучении и памяти.

Неявная память

Мозжечок - это структура в основании головного мозга, которая получает сигналы от головного и спинного мозга и сенсорных систем для выполнения мелкой моторики.Мозжечок не инициирует действия, но участвует в их координации и точности. В результате это важно в процедурной памяти как части системы неявной памяти.

Базальные ганглии - это пара структур, расположенных глубоко в головном мозге. Он участвует в ряде процессов, связанных с обучением и памятью, таких как регулирование эмоций и формирование привычек. Базальные ганглии также участвуют в «выборе действия», что особенно важно для контролируемого и плавного управления последовательностями движений.

Связь между неявной и явной памятью

Неявная и явная память работают независимо друг от друга, но действуют параллельно, формируя человеческое поведение. Пока неясно, работают ли они вместе (то есть во взаимодействии) или одна система памяти является доминирующей, конкурируя с другой. Считается, что на отношения между имплицитной и явной памятью (которая берет под контроль конкретную задачу) стресс, хроническое употребление наркотиков и старение.Более свежие данные подчеркивают устойчивый и измеримый эффект неявной памяти (в частности, прайминга) на явную память (в частности, вспоминание фактов).

Библиография

Показать / Скрыть

  1. Дью, И. Т. З., и Кабеза, Р. (2011). Пористые границы между явной и неявной памятью: поведенческие и нейронные свидетельства. Анналы Нью-Йоркской академии наук , 1224 (1), 174–190. https://doi.org/10.1111/j.1749-6632.2010.05946.x ​​
  2. Сквайр, Л.Р. (2009, 15 января). Наследие пациента Х.М. для неврологии. Нейрон , т. 61, стр. 6–9. https://doi.org/10.1016/j.neuron.2008.12.023
  3. Сквайр, Л. Р., Деде, А. Дж. О. (2015). Сознательные и бессознательные системы памяти. Перспективы медицины в Колд-Спринг-Харбор , 5 (1). https://doi.org/10.1101/cshperspect.a021667

Переосмысление неявной и явной памяти: функциональная нейроанатомия прайминга, запоминания и контроля извлечения

Абстрактные

Мы использовали функциональную МРТ, связанную с событием, для изучения осведомленности о предыдущих эпизодах во время восстановления памяти и ее связи с намерением восстановить воспоминания.Участники заполняли реплики словами из предыдущего списка (преднамеренный тест) или первыми словами, которые приходили в голову (случайный тест). Во время обоих тестов явная память была отделена от первичной в отсутствие явной памяти. Прайминг был связан со снижением гемодинамики в левой веретенообразной извилине и двусторонних лобных и затылочных областях мозга; явная память была связана с двусторонним теменно-височным и левым лобным увеличением. Намерение извлечения не изменило эти паттерны, но было связано с активностью в правой префронтальной коре.Наши результаты предоставляют твердые доказательства того, что неявная и явная память имеют разные функциональные нейроанатомии и что стратегический контроль восстановления задействует структуры мозга, отличные от тех, которые задействованы как в неявной, так и в явной памяти. Они имеют решающее значение для теорий памяти и сознания, которые часто приравнивают сознание к контролю.

В нейробиологии человеческой памяти преобладают различия между формами памяти, которые включают различные виды сознания.Прежде всего, это различие между явной и неявной памятью (1). Явная память включает в себя сознательное запоминание предыдущих эпизодов, часто посредством преднамеренного извлечения этих эпизодов, тогда как имплицитная память включает в себя влияние предыдущих эпизодов на текущее поведение без намеренного извлечения, а иногда и без сознательного запоминания этих предыдущих эпизодов. Многие исследования имплицитной памяти были сосредоточены на прайминге, облегченной обработке стимулов в зависимости от предшествующего воздействия, важном механизме, с помощью которого память облегчает восприятие.

Талвинг и Шактер (2) предположили, что первичная и явная память зависят от разных нейронных систем. Хотя эта точка зрения поддерживается (3–7), разделение на уровне функциональной нейроанатомии еще не установлено окончательно из-за концептуальной и методологической неоднозначности в предшествующих исследованиях нейровизуализации (6, 8). В этих исследованиях либо сравнивали случайные тесты (в которых участники отвечают первым вопросом, который приходит на ум) с преднамеренными тестами (в которых участники пытаются извлечь изучаемые предметы), либо использовали только случайные тесты (6).Однако активность мозга в случайных тестах может отражать не только прайминг, но и непреднамеренное сознательное запоминание предыдущих эпизодов (непреднамеренное или непроизвольное явное воспоминание) (4, 8–13), а иногда и заражение в результате преднамеренного восстановления предыдущих эпизодов. Более того, активность мозга в преднамеренных тестах отражает не только явное воспоминание о конкретных эпизодах, но и общее намерение восстановить предыдущие эпизоды или режим извлечения (14–18). Решение этих двусмысленностей требует теоретического подхода (8, 12), который отличает ( i ) неявную и явную память для конкретных эпизодов от намерения извлечения, и, более конкретно, ( ii ) непреднамеренную имплицитную память от непреднамеренной и преднамеренной явной памяти. .Подход предписывает поведенческую парадигму, которая допускает это разделение (4, 8–11), которое мы здесь реализовали для функциональной МРТ. Наши результаты убедительно доказывают, что прайминг и явная память нейроанатомически отделимы, и что поисковое намерение задействует структуры мозга, отличные от тех, которые участвуют как в прайминге, так и в явной памяти.

Участники заполнили трехбуквенные основы слов либо со словами из списка предыдущего исследования (преднамеренный тест), либо с первым словом, которое пришло в голову (случайный тест).В обоих случаях они указали, было ли завершение из списка предыдущего исследования. Они незаметно заполняли основы и в перерывах между испытаниями отвечали устно. Основы изучаемых слов, дополненные изучаемыми словами, не входящими в список для изучения, были определены как элементы с штрихом, а основы изучаемых слов, дополненные изученными словами, признанными из списка для исследования, были определены как запомненные элементы. Основы неизученных слов, дополненные неизученными словами, не входящими в список исследования, были определены как правильные отклонения (CR), таким образом предоставляя элементы сравнения, для которых не было памяти.Праймированные предметы давали показатель прайминга, который с гораздо меньшей вероятностью мог быть загрязнен непреднамеренной или преднамеренной явной памятью по сравнению с мерами прайминга, используемыми в предыдущих исследованиях нейровизуализации.

Эксперимент 1 использовал только преднамеренный тест (4, 10), чтобы получить большое количество штрихованных, запоминаемых и CR-наблюдений. Предыдущие исследования (6, 19, 20) предполагают, что прайминг связан со снижением гемодинамической реакции в затылочной (экстрастриальной), нижней височной и префронтальной областях коры головного мозга, что, возможно, отражает улучшение процессов восприятия и идентификации, тогда как явная память связана с увеличением ответа в медиально-временном отделе. , теменные и префронтальные области мозга (21, 22).Мы использовали эти данные для определения контрастов изображений. В эксперименте 2 сравнивались преднамеренные и случайные тесты, чтобы оценить, взаимодействуют ли нейронные корреляты прайминга и явной памяти с намерением извлечения, и задействованы ли намерение извлечения и явная память для конкретных эпизодов схожие области мозга. В эксперименте 2 также использовались периоды фиксации, которые позволяли сравнивать нейронные реакции только на CR между преднамеренными и случайными тестами, что позволяло максимально точно оценить корреляты стремления к восстановлению (11, 18, 23).

Методы

Эксперимент 1. Участники . Двадцать пять здоровых праворуких носителей немецкого языка (от 18 до 36 лет, из них 19 женщин) вызвались добровольцами для платного участия с письменного информированного согласия. Сканирование проводилось на медицинском факультете Магдебургского университета в соответствии с рекомендациями комитета по этике.

Парадигма . Эксперимент состоял из двух частей, каждая из которых включала фазу исследования из 160 испытаний и фазу тестирования из 240 испытаний. Материалом служили 480 немецких трехбуквенных основ слов и соответствующие целевые слова со средней вероятностью выполнения задания 0,40 при отсутствии предварительного изучения целевого слова (A.R.-K., неопубликованные нормативные данные). Внутри набора каждый стебель был уникальным. Полные слова были представлены при изучении, а основы - при тестировании. Из 240 основ на каждом этапе тестирования 160 можно было заполнить соответствующими словами из списка для изучения.Статус изученных / неизученных слов был уравновешен участниками. На этапах исследования участники считали слоги каждого слова, появляющегося на экране (10, 11), и отвечали, нажимая кнопку правым или левым указательным пальцем на один, два или более двух слогов соответственно (рука уравновешивается между участниками). Участникам было сказано не пытаться запоминать слова. Каждое испытание состояло из готовой реплики («?») На 400 мс, перекрестия центральной фиксации на 150 мс, слова на 1 000 мс и следующего перекрестия фиксации на 1 200 мс.

На этапах тестирования участников проинструктировали заполнить каждую основу словом из предыдущего списка для изучения, если это возможно, но первым словом, которое пришло на ум, если они не могли вспомнить изучаемое слово. Участники указали нажатием кнопки, заполнили ли они каждую основу изученным или неизученным словом (левый и правый указательные пальцы для изученного и неизученного, соответственно, уравновешиваются между участниками), но не отвечали устно, пока не появился речевой сигнал.Не поощрялось принятие ложноположительных суждений о членстве в списке исследования. Каждое испытание состояло из центрального фиксирующего креста на 1000 мс, основы слова на 300 мс, звездочки на 3200 мс и реплики из трех восклицательных знаков («!!!») на 2000 мс, которые побуждали участников отвечать устно. словом, которое они использовали для завершения основы. Устные ответы записывались с помощью микрофона на нижнем конце катушки для головы и оценивались как целевые и нецелевые слова. На рис. 5, опубликованном в качестве вспомогательной информации на веб-сайте PNAS, показана структура тестового испытания и категории данных.

МРТ . Эхоплоскостные изображения были получены на МРТ-сканере GE Medical Systems Signa 1.5-T (время повторения = 2,0 с; время эхо = 35 мс). Изображения состояли из 23 осевых срезов [64 × 64, размер вокселя = 3,13 × 3,13 × 6 мм (толщина среза = 5 мм с зазором 1 мм)] и были получены чередующимся образом (1–23 с шагом два, 2– 22 с шагом два, снизу вверх). В течение каждой из двух тестовых сессий было приобретено 788 томов (т.е., этапы испытаний заканчивания ствола). Первые три тома каждого сеанса были выброшены.

Обработка и анализ данных . Анализ данных выполняли с использованием статистического параметрического картирования (spm2, Wellcome Department of Imaging Neuroscience, Лондон). Эхопланарные изображения были скорректированы на задержку захвата, повторно выровнены, нормализованы (размер вокселя: 3 × 3 × 3 мм) и сглажены (ядро Гаусса: 8 × 8 × 8 мм).К данным и модели был применен фильтр верхних частот (период отсечки = 128 с). Статистический анализ проводился в два этапа модели смешанных эффектов. На первом этапе нейронная активность моделировалась дельта-функцией в начале стимула. Последующий гемодинамический ответ моделировали путем свертки этих дельта-функций с канонической функцией гемодинамического ответа (HRF) (24). Результирующие временные интервалы подвергались понижающей выборке при каждом сканировании, чтобы сформировать ковариаты в общей линейной модели. Отдельные ковариаты были смоделированы для условий, представляющих интерес, одна временная привязка для каждого речевого события, шесть для параметров движения твердого тела, определенных в результате перестройки, и одна ковариата, представляющая среднее значение (константу) при сканировании.Контрасты оценок параметров для каждой ковариации включали данные для анализа второго этапа, который рассматривал участников как случайный эффект. В частности, изображения каждого интересующего контраста для канонической HRF были введены в одновыборочные тесты Стьюдента t .

Критическими событиями при тестировании были начала ( i ) основ изученных слов, дополненных изученными целевыми словами, оцененными как из списка для изучения (запомненные элементы), ( ii ) основ изученных слов, дополненных изученными целевыми словами не из списка для изучения (элементы с штриховкой), и ( iii ) основы неизученных слов, дополненные неисследованными словами, не входящими в список для изучения (CR).Для визуализации CRs включали основы, заполненные нецелевыми, а также целевыми словами. Плановые сравнения одностороннего теста Стьюдента t были следующими: чтобы выделить нейронные корреляты прайминга, ответы на праймированные элементы вычитались из ответов на CR; Чтобы выделить нейронные корреляты явной памяти, ответы на выделенные элементы вычитались из ответов на запомненные элементы. Уровень значимости был установлен на 0,001 (нескорректированный) с минимум пятью соседними вокселями.Координаты локальных максимумов активации были преобразованы в систему отсчета Талаирач (25).

Эксперимент 2. Участники . Шестнадцать здоровых правшей - носителей немецкого языка (от 20 до 41 года, восемь из которых женщины) вызвались на платное участие с письменного информированного согласия. Сканирование проводилось в отделении визуальной нейробиологии Wellcome в Лондоне в соответствии с требованиями местной этики.

Парадигма . Эксперимент напоминал эксперимент 1 (см. Рис. 5), включая использование тех же процедур уравновешивания и немецких материалов; описаны только отличия от эксперимента 1. Основное различие заключалось в том, что на двух этапах тестирования были разные инструкции: на одном этапе тестирования использовались преднамеренные инструкции, как в эксперименте 1; на другой фазе тестирования использовались случайные инструкции тестирования, то есть участники заполняли каждую основу первым словом, которое пришло в голову, а затем указывали нажатием кнопки, если они случайно вспомнили его на этапе изучения (9, 10).Порядок преднамеренных и случайных тестов был уравновешен между участниками. Эта процедура, вместе с процедурой уравновешивания эксперимента 1, гарантировала, что все слова и основы присутствуют как в преднамеренных, так и в случайных тестах среди участников. Время проведения тестового испытания отличалось от эксперимента 1, поэтому речь происходила только во время перерыва в 1 секунду между объемными захватами, что уменьшало артефакты движения в данных из-за устных ответов (26). После перекрестия центральной фиксации на 1000 мс и основы слова на 300 мс, звездочка была представлена ​​на 3700 мс, а затем речевой сигнал («!!!») был представлен на 1000 мс во время перерыва между получением изображений.Последним отличием было введение 18-секундной фиксации каждые восемь испытаний.

МРТ . Эхоплоскостные изображения были получены на сканере Siemens 1.5-T Sonata с временем эхо-сигнала 50 мс. Изображения состояли из 22 аксиальных срезов [64 × 64, размер вокселя = 3 × 3 × 5 мм (толщина среза = 3 мм с зазором 2 мм)] и были получены последовательным, нисходящим способом (за исключением мозжечка). Время получения объема было 2.0 с, а время повторения громкости составляло 3,0 с, в результате чего промежуток между захватами составлял 1,0 с для размещения речи (26). Всего было получено 605 томов во время каждой из двух тестовых сессий (т. Е. Этапов тестирования заканчивания ствола). Первые пять томов каждого сеанса были отброшены.

Обработка и анализ данных . Они напоминали эксперимент 1, за исключением того, что были протестированы взаимодействия запланированных сравнений, использованных в эксперименте 1, с новым фактором поиска (ANOVA).Кроме того, периоды фиксации в эксперименте 2 позволили более эффективно оценивать основной эффект событий по сравнению с исходным уровнем (27), позволяя сопоставить (двусторонний тест Стьюдента t ) гемодинамический ответ только для CR через преднамеренные и случайные тесты.

Результаты

Поведенческие результаты. Таблица 1 показывает для тестовых основ, соответствующих изученным и неизученным словам, пропорции, заполненные целевыми и нецелевыми словами, с разбивкой по оценке членства в списке для изучения.Таблица 2, опубликованная в качестве вспомогательной информации на веб-сайте PNAS, показывает время реакции на решения о членстве в списке исследования. В эксперименте 1, противоречащем оценке членства в списке, основы изученных слов дали более высокую среднюю долю целевых завершений, чем основы неизученных слов (изученные слова: 0,64, SD = 0,06; неизученные слова: 0,41, SD = 0,07), t (24) = 16,0, P <0,001. В эксперименте 2, противоречащем оценке членства в списках, основы изучаемых слов также дали более высокие средние доли целевых завершений (случайный тест: 0.61, SD = 0,08; преднамеренный тест: 0,64, SD = 0,06), чем основы неисследованных слов (случайный тест: 0,36, SD = 0,08; преднамеренный тест: 0,37, SD = 0,07) и двусторонний (случайный или преднамеренный × изученный или неизученный) ANOVA выявил только основной эффект предыдущего исследования: F (1, 15) = 367,4, P <0,001. Чтобы исследовать прайминг при отсутствии явной памяти, мы ограничили анализ основами, заполненными словами, признанными неизученными, и вычислили отдельно для основ изученных и неизученных слов пропорции каждого типа основы, заполненные целевыми словами.В эксперименте 1 основы изучаемых слов дали более высокую среднюю долю целевых завершений, чем основы неизученных слов (изученные слова: 0,57, SD = 0,09; неизученные слова: 0,47, SD = 0,07), t (24) = 6,3 , P <0,001. В эксперименте 2 основы изучаемых слов также дали более высокие средние доли целевых завершений (случайный тест: 0,59, SD = 0,12; преднамеренный тест: 0,58, SD = 0,12), чем основы неизученных слов (случайный тест: 0,43, SD = 0,13). ; преднамеренный тест: 0.43, SD = 0,10) и двусторонний (случайный или преднамеренный × изученный или неизученный) ANOVA выявил только основной эффект предыдущего исследования, F (1, 15) = 76,1, P <0,001. Результаты обоих экспериментов демонстрируют прайминг при отсутствии явной памяти как в преднамеренных, так и в случайных тестах. В эксперименте 2 преднамеренные тестовые инструкции привели к более высокой доле запоминаемых слов, чем случайные тестовые инструкции (см. Таблицу 1, второй столбец), t (15) = 3.4, P <0,01, что согласуется с предшествующими поведенческими данными (10, 11).

Таблица 1. Средние доли завершения основы слова при тестировании (относительно общего числа основ слова; SD в скобках) в экспериментах 1 и 2

Эксперимент 1 Результаты фМРТ. По сравнению с CR, праймированные предметы вызывали значительно сниженные гемодинамические реакции в нескольких областях мозга, включая левое нижнее височно-затылочное соединение (веретенообразную извилину и нижнюю височную извилину), части медиальной затылочной коры (двусторонняя клиновидная мышца и двусторонняя язычная извилина) и левая. и правая нижняя лобная извилина (рис.1 А ). Также наблюдалось снижение гемодинамического ответа на примированные предметы в левой медиальной височной доле (MTL) (рис. 3). В таблице 3, опубликованной в качестве вспомогательной информации на веб-сайте PNAS, суммированы локальные максимумы активации в CR за вычетом выделенного контраста в экспериментах 1 и 2. Рис. 2 A демонстрирует значительное увеличение гемодинамических реакций на запомненные предметы по сравнению с начерченными предметами. Запомненные предметы были связаны с обширной активацией двусторонних теменных областей, включая предклинье, верхнюю и нижнюю теменные доли и заднюю поясную извилину; другие регионы, которые показали активацию, включали левую верхнюю и среднюю лобные извилины, двустороннюю височную кору и левую MTL.Таблица 4, которая опубликована в качестве вспомогательной информации на веб-сайте PNAS, показывает локальные максимумы активации в запомненных минус выделенных контрастах экспериментов 1 и 2. Снижение гемодинамической реакции на запомненные элементы по сравнению с CR наблюдалось в нескольких областях, которые также показали пониженный ответ на праймированные предметы по сравнению с CR, включая префронтальную и затылочную области мозга, а также левую веретенообразную и нижнюю височную извилины (данные не показаны).

Инжир.1.

Различия в активности мозга, связанные с праймингом (неявной памятью) в экспериментах 1 ( A ) и 2 ( B ). По сравнению с праймированными предметами, CR показали большую активацию в левой префронтальной коре ( верхний ), левой веретенообразной извилине ( средний ), а также правой и левой экстрастриарной коре ( нижний ). Порог активации P <0,001 без коррекции, минимум с пятью соседними вокселями. Гистограммы отображают изменение пикового процентного сигнала наиболее подходящей канонической функции гемодинамического ответа относительно среднего сигнала по всем вокселям и сканированным изображениям; планки ошибок показывают SE разницы между запомненными / заполненными элементами и CR.Int, преднамеренный тест, Inc, случайный тест, Rem, запомненный, Pri, подготовленный. Эксперимент 1 не позволил эффективно оценить исходную активность, и, таким образом, абсолютные значения оценок параметров оцениваются плохо (т. Е. Значение 0 на оси y является несколько произвольным), хотя различия между параметрами хорошо оценены ( 27). Эксперимент 2 включал периоды фиксации для измерения исходного уровня, поэтому положительные значения являются более точными показателями активации по сравнению с исходным уровнем (т.е.е., в экспериментах можно сравнивать только относительные, а не абсолютные значения оценок параметров).

Рис. 3.

активаций MTL в экспериментах 1 ( A ) и 2 ( B ). В обоих экспериментах область в MTL показала более низкую активацию для примированных элементов по сравнению с CR.См. Легенду на рис. 1 для более подробной информации.

Рис. 2.

Различия в активности мозга, связанные с сознательным запоминанием (явной памятью) в экспериментах 1 ( A ) и 2 ( B ). По сравнению с праймированными предметами (и CR) запомненные предметы демонстрировали большую активацию в задней поясной извилине ( верхний, ), предклинье ( средний ) и нижней теменной доле ( низ ) с обеих сторон.См. Легенду на рис. 1 для более подробной информации.

Эксперимент 2 Результаты фМРТ. Сравнение заштрихованных элементов с CR, схлопывающихся в случайных и преднамеренных тестах, выявило паттерн, очень похожий на тот, что был в эксперименте 1 (рис. и 3). Ни одна из выявленных областей не показала значимого взаимодействия с желанием извлечения, за исключением язычной извилины [–18, –90, –2; Область Бродмана (BA) 17], которая показала дезактивацию, связанную с праймингом, в случайном, но не в преднамеренном тесте.Сравнение запомненных и подготовленных предметов, коллапсирующих в случайных и преднамеренных тестах, также выявило паттерн латеральных и медиальных теменных активаций, аналогичный таковому в эксперименте 1 (рис. 2 B ). ). Таблицы 3 и 4 показывают вокселы с локальными максимумами активации, которые также были значительно активированы в эксперименте 1 ( P <0,001, без коррекции). Ни одна из этих областей не продемонстрировала значительного взаимодействия с намерением извлечения. Тем не менее, четыре другие области показали значительное взаимодействие: правая средняя лобная извилина (42, 22, 29; BA 9), левая средняя затылочная извилина (–15, –87, 18; BA 18), правая передняя верхняя височная извилина (45, –17, 1; BA 22) и правая задняя верхняя височная извилина (50, –55, 14; BA 39).Все четыре области показали большую активацию для затравленных, чем запомненных предметов в преднамеренном тесте, и мало свидетельств разницы в случайном тесте (рис. Левый ).

Рис. 4.

Различия в активности мозга, связанные с намерением извлечения в эксперименте 2.( Левый ) Область правой средней лобной извилины показала повышенную реакцию на примированные предметы (и CR), но не на запомненные предметы во время преднамеренного по сравнению с случайным извлечением. ( Правый ) Правая передняя префронтальная область показала пониженный ответ на CR (а также на запрограммированные и запоминаемые элементы) во время преднамеренного по сравнению с случайным извлечением. См. Легенду на рис. 1 для более подробной информации.

Сравнение случайных и преднамеренных тестов, ограниченных только CR, выявило три области: левая и правая задняя верхняя лобная извилина (–18, 11, 55 и 15, 3, 63; BA 6) и правая медиальная передняя префронтальная кора (12 , 50, –2; БА 10).Первые две области показали большую активацию CR в преднамеренном тесте по сравнению со случайным тестом, тогда как последняя область показала большую активацию CR в случайном тесте по сравнению с преднамеренным тестом (рис. Правый ).

Обсуждение

Наши результаты обеспечивают твердое доказательство того, что прайминг и явная память имеют различные нейроанатомические корреляты, путем сравнения коррелятов гемодинамической активности прайминга в отсутствие явной памяти с таковыми явной памяти, поведенческий подход, который оказался плодотворным в электрофизиологических исследованиях (3–5). ).Более того, результаты показывают, что намерение извлечения имеет небольшое влияние на эти различные паттерны активации. Вместо этого различия между преднамеренным и случайным извлечением информации возникают в других областях мозга. Следовательно, нейрокогнитивные теории восстановления памяти должны различать уровни теоретического описания, относящиеся к осознанию памяти (т. Е. Неявная и явная память для конкретных эпизодов исследования) и к стратегическому контролю извлечения (т. Современные теории и модели восстановления памяти (напр.г., исх. 28 и 29) часто объединяют эти уровни описания. Предыдущие исследования функциональной нейроанатомии прайминга и явной памяти также пострадали от этого смешения (6), потому что они просто сравнивали случайные и преднамеренные тесты памяти или использовали только случайные тесты. Следовательно, активность мозга, приписываемая праймингу, могла отражать непреднамеренную (или непроизвольную) явную память (4, 6, 8, 13) или даже загрязнение в результате преднамеренного поиска, а активность мозга, приписываемая явной памяти, могла отражать как явную память для конкретных эпизодов. и общее намерение восстановить предыдущие эпизоды (18).Наш концептуальный и методологический подход (4, 8–12) преодолевает эти неоднозначности.

Прайминг был очевиден в более высоких долях целевых завершений для основ изучаемых слов по сравнению с основами неизученных слов, даже когда эти слова не оценивались как изученные, и было связано со снижением гемодинамических ответов в нескольких областях мозга (рис. 3). На надежность этих результатов указывает их повторение в двух экспериментах, проведенных в разных лабораториях с использованием разных сканеров и параметров сбора данных.Как и в предыдущих исследованиях (6, 20), снижение ответной реакции на прайминг было обнаружено в двусторонних затылочных и нижних височных областях. Текущие результаты показывают, что снижение реакции в этих областях мозга происходит в отсутствие осведомленности о предыдущем эпизоде ​​исследования и, таким образом, отражает истинную имплицитную память, а не непреднамеренную или преднамеренную явную память. Снижение ответа в этих областях также наблюдалось для запоминаемых элементов (данные не показаны), а также для элементов с праймингом, демонстрируя, что снижение реакции, связанной с праймингом, происходит независимо от осведомленности об эпизоде ​​исследования, что согласуется с представлением о том, что прайминг иногда или всегда сопровождает явная память.Префронтальные области (BA 9, 44 и 46 с обеих сторон и BA 6, 8 и 47 слева) также показали снижение ответа для праймированных элементов (и для запомненных элементов). Левое фронтальное уменьшение было связано с концептуальным праймингом (30). Текущие фронтальные деактивации могут также отражать фонологическое прайминг (31) ввиду поведенческих свидетельств того, что прайминг завершения основы слова включает в себя перцептивную и лексическую обработку, но не концептуальную обработку (10, 11, 32).

Еще одной областью, которая показала больший ответ на CR, чем на примированные элементы, была левая MTL (гиппокамп в эксперименте 1 и гиппокамп / периринальная кора в эксперименте 2; рис.3 и таблица 3). В то время как активация левого гиппокампа во время сознательного запоминания сообщалась ранее (33) и наблюдалась в эксперименте 1 (таблица 4), MTL обычно не участвовал в праймировании. Однако некоторые утверждают, что патология MTL вызывает неявное нарушение памяти, которое часто остается незамеченным (34–36), так что настоящий результат может указывать на MTL в прайминге. Альтернативное объяснение, соответствующее более распространенному мнению о том, что прайминг не включает MTL (6), заключается в том, что этот результат отражает обнаружение новизны без ведома.Известно, что MTL играет роль в обнаружении новизны (37, 38), а области парагиппокампа могут по-разному реагировать на новые и повторяющиеся стимулы в отсутствие сознательного осознания (39).

Области, которые показали большую реакцию на запомненные предметы, чем на подготовленные предметы (рис. 2 и таблица 4), включали двусторонние теменные, заднюю поясную извилину и переднюю префронтальную область мозга, которые ранее были связаны с явной памятью (21, 22). Однако текущие результаты расширяют предыдущие выводы, показывая, что активации в этих областях происходят даже тогда, когда запомненные предметы сравниваются с заряженными предметами, а не только с неизученными предметами.Это сравнение допускает возможность того, что инициализация может сопровождать явную память и, таким образом, более тесно связывает активации с явной памятью, а не с инициализацией.

В эксперименте 2 только одна область, вовлеченная в прайминг, показала взаимодействие с намерением извлечения (т. Е. Лингвальная извилина, BA 17), и ни одна из областей, участвующих в явной памяти, не показала такое взаимодействие, несмотря на тот факт, что устойчивые различия активности, связанные с намерением извлечения наблюдались в правой лобной области.Эти данные несовместимы с простым двояким различием между преднамеренным или контролируемым процессом извлечения, который необходим для явной памяти, и процессом автоматического извлечения, отвечающим за загрузку, который не может привести к явной памяти (28, 29). Такие модели предполагают, что активность мозга, связанная с явной памятью, должна модулироваться намерением извлечения, и что области мозга, участвующие в явной памяти и в намеренном извлечении, не должны быть диссоциативными. Вместо этого наши данные согласуются с представлением о том, что явная память может возникать как автоматически, например, во время случайного извлечения, так и в результате преднамеренных попыток извлечения (7, 8, 12, 13).Последняя точка зрения делает различие между процессами стратегического контроля, которые могут быть направлены на извлечение предыдущих эпизодов или просто для выполнения текущей задачи, и лежащие в основе процессы извлечения, которые могут или не могут привести к явному воспоминанию о предыдущем эпизоде, независимо от принята поисковая ориентация (7, 8, 12).

Различия в активности, связанные с намерением извлечения, наблюдались в ответе на CR (относительно исходного уровня фиксации) в левой и правой задней верхней лобной извилине (BA 6) и правой медиальной передней префронтальной коре, BA 10 (рис.4 Правый ). Память для конкретных эпизодов исследования вряд ли будет задействована для CR, поэтому текущие результаты позволяют однозначно отнести эти различия к намерению восстановления (18). Ранее было показано, что активация BA 10 является устойчивой, а не связанной со стимулом, и, таким образом, рассматривается как коррелят режима преднамеренного извлечения (15-17, 40). Наш связанный с событием анализ включал привязку связанных со стимулом гемодинамических реакций на периоды фиксации межстимулов, так что размер связанной со стимулом реакции соотносился с любой такой устойчивой активностью.Следовательно, относительно меньшая связанная со стимулом реакция ВА 10 в преднамеренном тесте, чем в случайном тесте, совместима с более устойчивым ответом этой области в преднамеренном тесте, что является правдоподобным, учитывая, что намеренный тест включал общую ориентацию на мимо. Недавние данные также предполагают роль BA 10 в ориентации на будущее (то есть в подготовке к обработке предстоящих стимулов) (41), обеспечивая альтернативное объяснение. С другой стороны, активность в BA 6 не была связана с устойчивым преднамеренным режимом поиска и может индексировать процессы управления, связанные со стимулом, такие как использование каждой основы в качестве сигнала для получения определенного эпизода исследования, что также может связаны с повышенной нагрузкой на рабочую память (42).

Взаимодействие между намерением извлечения и осведомленностью о предыдущем исследовании (запомненное или подготовленное) также наблюдалось в эксперименте 2 в четырех областях мозга, которые отличались от тех, которые участвовали в явной памяти. В этих областях, включая правую среднюю лобную извилину (ВА 9), наблюдалось усиление реакции на праймированные предметы (и CR) по сравнению с запомненными предметами, но только в тесте намеренного (рис. Левый ). Этот образец отражает время реакции на суждения о членстве в списке исследования в преднамеренном тесте (таблица 2).Преднамеренные инструкции по тестированию привели к большему увеличению времени реакции для элементов с грунтовкой и CR, чем для запомненных элементов. Наиболее вероятное объяснение состоит в том, что в преднамеренном тесте происходит большая генерация и отклонение кандидатных завершений для подготовленных элементов и CR, чем для запомненных элементов. Следовательно, деятельность в этих регионах может быть связана с послеоперационным мониторингом (18). Подобная роль ранее предполагалась для правой дорсолатеральной префронтальной области (17, 22, 26). Этот отчет снова предполагает, что процессы и области мозга, участвующие в стратегическом контроле извлечения информации, отделимы от тех, которые участвуют в инициализации и явной памяти.

Таким образом, мы показываем, что связанное с праймингом снижение гемодинамической реакции в затылочной, нижневисочной и префронтальной корках происходит как при отсутствии, так и при наличии явной памяти, а также независимо от попыток извлечь изучаемые предметы. Теменные, височные и префронтальные активации, связанные с явной памятью, также наблюдаются независимо от намерения восстановления. Намерение извлечения и мониторинг после извлечения связаны с ответами в правых префронтальных областях, отличными от тех, которые участвуют в праймировании и явной памяти.Поэтому нейрокогнитивные теории памяти должны различать процессы, участвующие в стратегическом контроле извлечения, от процессов, задействованных в явной или неявной памяти для конкретных предшествующих эпизодов, что контрастирует со многими текущими теоретическими подходами, объединяющими эти уровни описания. Сознание памяти в смысле преднамеренного или непреднамеренного восстановления предыдущих эпизодов не следует объединять с сознанием памяти в смысле осознания или отсутствия осознания конкретных предшествующих эпизодов.

Благодарности

Эта работа была поддержана Deutsche Forschungsgemeinschaft Grant SFB 426, TP D3, Международной программой Лейбница Магдебургского университета (для B.H.S и A.R-K.) И Wellcome Trust.

Сноски

  • ↵ † Кому должна быть адресована корреспонденция. Электронная почта: bschott {at} neuro2.med.unimagdeburg.de.

  • ↵ ‡ B.H.S., R.N.H. и A.R.-K. внес равный вклад в эту работу.

  • Вклад авторов: B.H.S., R.N.H., A.R.-K. и E.D. спланированное исследование; B.H.S., R.N.H., C.B. и V.T. проведенное исследование; B.H.S., R.N.H., A.R.-K. и C.B. проанализировали данные; и B.H.S., R.N.H., A.R.-K., H.-J.H. и E.D. написал газету.

  • Сокращения: CR - правильное отклонение; БА, площадь Бродмана; MTL, медиальная височная доля.

  • Copyright © 2005, Национальная академия наук

Декларативная память и процедурная память

Введение

Язык так или иначе зависит от двух разных систем мозга. Люди обладают разными системами хранения, известными как декларативная и процедурная память. Декларативная или явная память - это подкатегория долговременной памяти, используемая для изучения фактов и событий.Этот тип памяти играет жизненно важную роль в быстром обучении. Как следует из названия, этот тип памяти можно объявить. Следовательно, эти воспоминания можно вспомнить сознательно.

Запоминание телефонного номера отца засчитывается в декларативную память. В основном они связаны с гиппокампальной областью мозга.

Процедурная память сильно отличается от декларативной или явной памяти. Эта имплицитная память не затрагивает гиппокамп. Все воспоминания хранятся исключительно в мозжечке, который формирует задний мозг.В основном это связано со способностью человека развивать навыки. Помните, что вы впервые ехали на велосипеде, а затем заняли первое место в велогонке - все это связано с мозжечком мозга. Такие навыки, как чтение, письмо, приготовление пищи, ходьба, управляют всеми пунктами имплицитной памяти. Память состоит из автоматизированного сенсомоторного поведения, которое управляется подсознательно, и мы обычно не осознаем этого. После обучения эти воспоминания автоматически выполняют функции, не связанные с нашим сознательным участием.

Декларативная к явной / процедурная к неявной

Декларативная память, называемая явной памятью, основана на концепции, согласно которой мы можем явно хранить и извлекать эту память с точки зрения фактов и цифр. При езде на велосипеде процедурная память объяснит вам, как ездить на велосипеде, а декларативная память объяснит маршруты, по которым вам нужно проехать, чтобы добраться до пункта назначения.

Процедурные воспоминания также называются неявными, потому что предыдущий опыт помогает лучше выполнять задачу без явного и сознательного осознания предыдущего опыта.Процедурные воспоминания формируются при усилении синапсов. Процедурные воспоминания - это формы связующих связей между нервными клетками.

Известно, что процедурная память формирует личность, поскольку она тесно связана с формированием привычек. Известно, что при некоторых расстройствах памяти, таких как болезнь Альцгеймера, процедурная память работает лучше, чем декларативная. Такие области, как базальные ганглии и мозжечок, как правило, сильнее влияют на когнитивные функции.

Следовательно, оба типа памяти работают вместе, чтобы сформировать полную информатику долговременной памяти в разных частях мозга.

Обнаружение неявной и явной памяти

Сковилл и Милнер в 1957 г. изучали пациента по имени H.M. HM - Генри Густаву Молезону была сделана двусторонняя медиальная височная лобэктомия для лечения эпилепсии. Это объясняется удалением гиппокампа, когда человек еще может научиться процедурной памяти. Это объясняет разделение декларативной и процедурной памяти.Известно, что после операции у Х.М. даже формируются краткосрочные воспоминания, а долгосрочные декларативные воспоминания затруднены.

Ухудшение памяти Х.М. приводило к отключению Х.М. с точки зрения сцен, слов и манер. Он все же способен получить другие точки зрения на память, доказывая тот факт, что память не является единым целым и координируется многими способами с определенной процедурой обучения. Декларативная память - это то, о чем мы говорим в повседневной жизни, в то время как недекларативная память может быть объяснена посредством производительности, а не воспоминаний.

Области мозга, участвующие в явной и неявной памяти

Гиппокамп играет жизненно важную роль в хранении декларативной памяти. Он играет свою роль в хранении ранней памяти, формировании долговременной памяти и пространственной навигации. Хотя декларативная память определяется серией синаптических связей в головном мозге, гиппокамп и окружающие его структуры считаются наиболее важными из всех. Сохранение и вспоминание эпизодов событий в основном зависит от функциональности гиппокампа.Декларативная в пределах медиальной височной доли головного мозга объединена в височную кору.

Мозжечок с процедурной памятью формирует основную часть мозга, которая в основном участвует в отслеживании двигательных задач человека. Эта область мозга играет важную роль в управлении моторикой и включает в себя несколько когнитивных функций, таких как речь и внимание.

Подразделения явной и неявной памяти

Явная память предполагает сознательное элементарное участие в записи фактов и цифр.Его можно разделить на четыре большие категории:

  • Эпизодическая память относится к воспоминаниям, собранным из повседневных переживаний, и может быть выражена и вызвана явным образом. Это несчастный случай, произошедший с вами, когда вы ехали в машине. Другими словами, это эпизодическая форма воспоминаний о прошлом.
  • Семантическая память относится к фактам и общим знаниям, которые мы собираем на протяжении многих лет. Это отличается от эпизодической памяти в целом, когда вы знаете, что такое автомобиль - его функции, творения, 4-х колесный и многое другое.Другими словами, это фактический пакет.
  • Автобиографическая память относится к эпизодам воспоминаний, собранных из жизни человека на основе определенного объекта, человека, пространства и времени.
  • Пространственная память относится к записи информации, касающейся пространственного расположения человека. Он формирует базовую когнитивную карту. Мы можем взять в качестве примера известные вам районы в непосредственной близости от вас.

Неявная память относится к тем типам памяти, которые включают бессознательные способы обучения, не обязательно дополняющие ваши знания.Его можно подразделить следующим образом:

  • Прайминг относится к созданию подсознательного стимула в ответ на первичный стимул без указаний и намерений. Он может быть перцептивным, ассоциативным, повторяющимся, позитивным, негативным, аффективным, семантическим или концептуальным. Лучше всего он работает с той же модальностью стимула.
  • Перцептивное обучение относится к достижению лучшего восприятия, что приводит к различению двух схожих вещей. Он составляет основу когнитивных процессов и играет с нейронной базой для достижения основного эффекта.
  • Категориальное обучение относится к достижению концепции для прояснения и классификации различных вещей соответственно. Группировка - это элементарная функция этого. Это позволяет учащемуся сравнивать разные вещи. В разговорной речи это подразумевает субъективное разделение для лучшего понимания.
  • Эмоциональное обучение относится к влиянию эмоций на человека. И все мы знаем, что эмоции глубоко влияют на человека. Большинство автобиографических воспоминаний содержат в себе куски эмоций.
  • Процедурное обучение предполагает овладение навыками, позволяющими лучше выполнять задачи в любой момент жизни. Это помогает выполнять задачи без сознательного участия.

Процесс памяти

Несколько моделей объясняют, как память попадает в хранилище вашего мозга. Некоторые из моделей - это модель памяти с несколькими хранилищами Аткинсона-Шиффрина, модель рабочей памяти Баддели и Хитча, и уровень обработки данных Craik & Lockhart.

Модель памяти с несколькими хранилищами Аткинсона-Шиффрина имеет три различных аспекта памяти. Это сенсорная память, кратковременная память и долговременная память. Все три работают вместе, чтобы сформировать основу этой модели. Сенсорная память включает в себя все восприятие, принимаемое различными органами чувств, и далее подразделяется на три иконические воспоминания, эхо-память и тактильную память. Нет ограничений на количество воспринимаемой и включаемой сенсорной информации. Длительность около 0.От 3 до 10 секунд.

Если мы обратим внимание на сенсорную память, она превратится в кратковременную память, и если мы не будем обращать внимание, мы наверняка забудем сенсорную информацию, которую мы восприняли. Емкость кратковременной памяти составляет примерно 7 с ошибкой примерно плюс минус два. Его продолжительность составляет около 10-20 секунд.

Если отслеживается непрерывная репетиция кратковременной памяти, она будет включена в долговременную память. Мы можем проводить репетиции в двух формах. Один - репетиция технического обслуживания, а другой - развернутая репетиция.Разбиение на части - это явление увеличения емкости кратковременной памяти. Долговременная память имеет практически неограниченный объем и продолжительность. Далее это можно объяснить этим. Мы помним вещи, которые произошли с нами несколько лет назад, и включение новых воспоминаний в мозг не требует удаления уже существующих хранилищ памяти.

Существует бесконечное пространство для хранения долговременной памяти с семантическими изменениями.

Гиппокамп и память

Гиппокамп - это основная область, которая работает в основном с явной памятью и не играет такой роли в неявной памяти.По сути, мы знаем, что есть определенное изменение в неявной памяти, которое позволяет памяти превратиться в явную. Для формирования новой имплицитной памяти необходим неповрежденный гиппокамп, чтобы получить новую информацию. Они необходимы для процессов обучения и мышления. Примеры включают езда на велосипеде, чтение, игру и многое другое.

Развитие памяти

Память ни разу не влезла в процесс. Это серия скоординированных событий, которые идут в линию, чтобы вернуться к той точке, в которой как декларативные, так и недекларативные воспоминания тесно связаны.Они имеют разные функции и даже характеризуются принципиально разными правилами эксплуатации. Известно, что декларативная память улавливает и запоминает очень много вещей, а когда она явна, вызов и распознавание памяти является одной из элементарных функций профессионала. Зола-Морган говорит, что недекларативная память оказывает влияние на переживания, наиболее очевидное из-за того, что поведенческие изменения находятся на более широком фронте.

Декларативная память может быть определена с помощью нескольких прилагательных, таких как быстро, и может поддерживать простую пробную систему с одним обучением.Более того, его легковерность и гибкость позволяет хранилищам памяти поддерживать обучающие системы и изменять уже существующий контент. Недекларативную память можно определить как медленную и постепенно включающуюся в поток. Это не быстрая попытка, а результат увеличения со временем.

Декларативная память зависит от многокомпонентных мозговых связей, включающих корковые и височные области мозга. Пока последний доставляется и разносится как раз в указанные районы.

Природа декларативной памяти

Это относится к быстрому изучению чего-либо.Это позволяет разным вещам развиваться по контрасту с ним. Хранение этого типа памяти в структурах мозга не является жестким, но гибким, позволяя обновлять определенные воспоминания, которые вы больше не хотите хранить в своих хранилищах. Иерархическая ориентация областей гиппокампа и парагиппокампа по-разному способствует формированию разных типов памяти.

Есть определенные примеры, например, периринальная кора отвечает за кодирование объектов, а парагиппокампальная кора отвечает за запись основных жизненных сцен.Они оба, как известно, образуют ассоциацию с гиппокампом. Другие вторичные структуры играют важную роль в декларативной памяти. К ним относятся маммиллярные ядра, переднее таламическое ядро, внутренняя медуллярная пластинка и маммиллоталамический тракт.

Рабочая память

Для вспомогательных функций познания, которые включают обучение и рассуждение, охватывающие эту широкую область рабочей памяти. Это время памяти заменяет кратковременную память. Когда рабочая память потеряна или превышена, рабочая память вступает в действие.Рабочая память не отображается или не проходит некоторый интервал сохранения. Превышение общего времени удержания подразумевает, что в действие вступает долговременная память.

Природа недекларативной памяти

Это совокупность способностей, которые могут быть выражены без законного сознательного участия. Он широко охватывает моторные и перцептивные способности человека. Функциональные возможности этих качеств улучшаются в процессе грунтовки с усилением нагрузки на ядро. Приятно обнаружить, что люди, страдающие нарушением памяти, также отражают способность прайминга.

При рассмотрении перцептивного обучения подразумевается, что восприятие - это реакция на достигнутые стимулы. Оценка также является основой недекларативной памяти.

Влияние повреждения мозга на память

  • Повреждение областей гиппокампа в результате ишемических изменений или стереотаксических поражений. Это повреждение в значительной степени связано с ухудшением долговременной памяти.
  • Повреждение энторинальной коры вызывает лишь легкое ухудшение памяти. Энторинальные области могут быть далее подразделены на периринальные и парагиппокампальные области.
  • Повреждение окружающих областей, связанных с памятью, вызывает задержки в выполнении простых задач. Это влияет на общую вовлеченность подчиненных областей.
  • Повреждение межвременной коры вызывает нарушение зрительного восприятия и памяти распознавания. Это влияет на формирование долговременной зрительной памяти и, поочередно, на включение новых зрительных воспоминаний в области мозга.

Взаимосвязь между разными типами памяти

Хотя мозг млекопитающих независим в функциональности и поддержке.Но каждая из систем растет и получает контроль оптимистично в достижимые сроки. Системы памяти определены для работы двумя разными способами: конкурентным и кооперативным. В конце концов, потеря одной системы памяти в конечном итоге повлияет на другую. Основные отношения сосуществуют между декларативной памятью гиппокампа и недекларативной памятью дорсолатерального полосатого тела.

Проблемы с памятью

Память составляет основу жизни человека, и существует огромная необходимость сохранить эту структуру нетронутой, чтобы обеспечить постоянный современный процесс обучения и памяти.Каждая структура памяти в целом обладает отличительной способностью пройти через все это. При рассмотрении различных клинических состояний вам, скорее, нужно учитывать некоторые значения целевых фармацевтических продуктов.

Как и при таких состояниях, как фобия, нужно нацеливаться на миндалину, которая отвечает за сохранение привычных воспоминаний. При обсессивно-компульсивных расстройствах страта должна быть нацелена. При заболеваниях, связанных с забывчивостью, таких как болезнь Альцгеймера, врачи будут нацелены на области гиппокампа и парагиппокампа.

Сводка

Декларативная и процедурная память - это два типа долговременной памяти.

Декларативная память может храниться в терминах фактов. С другой стороны, процедурные воспоминания связаны с переживаниями, которые заставляют человека запоминать навыки.

Декларативная память основана на вызове и извлечении, в то время как процедурная память основана на характеристиках человека. Процедурная память, в отличие от декларативной, также играет роль в определении личности человека.

Оба этих типа воспоминаний хранятся в разных областях мозга отдельными процессами. На них также по-разному влияют различные расстройства памяти, такие как болезнь Альцгеймера.

Декларативная память хранится в височной доле, а процедурная память хранится в мозжечке.

Декларативная память подразделяется на:

  • Эпизодическая память
  • Семантическая память
  • Пространственная память
  • Автобиографическая память

Процедурная память имеет следующие подтипы;

  • Перцептивное обучение
  • Категория обучения
  • Эмоциональное обучение
  • Процедурное обучение

Было предложено несколько моделей для описания метода, с помощью которого воспоминания сохраняются в мозгу.

Повреждение разных областей мозга может повлиять на разные типы воспоминаний.

Различные системы памяти взаимодействуют друг с другом для правильного функционирования.

Для лечения различных нарушений памяти можно использовать различные фармацевтические препараты. Эти продукты должны быть нацелены на области мозга, в которых хранятся воспоминания.

Список литературы

  1. Ullman, MT (2004). «Вклад схем памяти в язык: декларативная / процедурная модель» .Познание. 92 (1-2): 231–70. doi : 10.1016 / j.cognition.2003.10.008 . PMID 15037131 . S2CID 14611894 .
  2. Тулвинг Э. 1972. Эпизодическая и семантическая память. В организации памяти, изд. Э. Тулвинг, У. Дональдсон, стр. 381–403. Нью-Йорк: Academic
  3. Ell, Shawn; Зилиоли, Моника (2012), «Категориальное обучение», в Силе, Норберт М.(ред.), Энциклопедия наук об обучении, Springer, США, стр. 509–512, doi : 10.1007 / 978-1-4419-1428-6_98 , ISBN 978-1-4419-1428-6
  4. Bullemer, P .; Nissen, MJ .; Уиллингем, Д. (1989). «О развитии процессуальных знаний». Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание. 15 (6): 1047–1060. DOI : 10.1037 / 0278-7393.15.6.1047 .
  5. Squire, L.