Интенсивность в психологии: Основы физиологической психологии. Об элементах душевной жизни. Интенсивность ощущения

Содержание

Общая психопатология | Обучение | РОП


Ощущение — первая ступень познавательной деятельности. Ощущение дает информацию лишь об одном каком-либо свойстве (качестве) предмета или явления при их непосредственном воздействии на органы чувств (анализаторы). Например, ощущение может дать такие сведения о свойствах окружающих нас предметов и явлений, как горячий или холодный, тяжелый или легкий, яркий или темный, громкий или тихий и пр.

Ощущения условно можно разделить на:

  • экстероцептивные (сигналы из внешнего мира; в соответствии с анализаторами: зрительные, слуховые, тактильные, обонятельные, вкусовые ощущения)
  • проприоцептивные (сигналы о положении тела в пространстве)
  • интероцептивные (сигналы от внутренних органов)
Свойства ощущений (та информация, которую они дают):
  • модальность (качество; основная информация, отображаемая данным ощущением; например, вкусовые ощущения предоставляют информацию о некоторых химических характеристиках предмета: сладкий или кислый, горький или соленый; температурная чувствительность — о температуре и пр.
    )
  • интенсивность (зависит от силы действующего раздражителя и функционального состояния рецептора, определяющего степень готовности рецептора выполнять свои функции; например, при насморке интенсивность воспринимаемых запахов может быть искажена из-за затруднений в работе рецепторов)
  • длительность
  • пространственная локализация

Синестезия («совместное чувство») — особенность чувственного познания, когда наряду со специфической для того или иного стимула модальностью ощущения возникают ощущения и других модальностей. Самый известный пример: цветной слух, т.е. способность вместе со звуками воспринимать определенные цвета. Сам по себе феномен синестезии не является патологией, считается, что он имеет важное значение для развития тонко дифференцированных процессов восприятия, особенно у музыкантов, художников, дегустаторов и пр.

Восприятие — психический процесс, позволяющий получить информацию о явлениях и предметах

в целом, в совокупности их свойств, сформировать их целостный образ. Восприятие завершается узнаванием.

Восприятие — не просто сумма ощущений, а скорее процесс и результат их обработки. Оно включает систематизацию и интерпретацию информации, поступающей от органов чувств (в том числе на основе прошлого опыта, хранящегося в памяти — см. представление).

Восприятие является сложным процессом, в котором задействованы многие сферы психической деятельности человека: внимание (необходимо для отделения объекта от фона), память (узнавание основано на хранящейся в памяти информации), мышление (например, выделение и сопоставление наиболее важных признаков), моторная сфера (например, «ощупывающие» движения глаз при рассматривании предметов и пр.), эмоции (как будет видно далее, значительная часть симптомов нарушения чувственного познания связаны с определенными эмоциональными состояниями) и даже особенности личности [так, в некоторых направлениях психологии получили развитие теории о связи познания и особенностей темперамента, познавательных (когнитивных) «стилях» личности и т.

д.].

Способность к восприятию не является врожденной, процессы восприятия проходят последовательные этапы развития у ребенка в первые годы его жизни. Он постепенно учится рассматривать и различать окружающие его объекты, вслушиваться в звуки, запоминает образы и их обозначения и т.д. При этом «обучение» сложным аспектам восприятия может происходить не только у детей, но и у взрослых на протяжении всей жизни (например, становление дифференцированного восприятия оттенков вкуса у вин, звучания тонов сердца при аускультации и пр.). Как мы увидим далее, таким же постепенным, как и становление процессов восприятия, может быть и их распад при патологии соответствующих центров коры (см. агнозии).

Можно выделить восприятие:

  • предметов и явлений (предметное восприятие)
  • пространства
  • движения
  • времени

Представление — процесс воспроизведения в памяти или воображении наглядных образов предметов или явлений, которые в данный момент не воздействуют на органы чувств (т.

е. эти образы основаны на сохранившихся прошлых ощущениях и восприятиях).

Представлением называют как сам процесс, так и результат этого процесса, т.е. представляемый образ.

Каждый из нас может представить перед своим «мысленным взором» образ практически любого предмета или явления, с которым ему прежде приходилось часто встречаться, или пережить хотя бы однократную, но достаточно яркую и запоминающуюся встречу. Например, мы можем представить себе образ президента своей страны, машины любимой марки, самолета, представить звучание голоса известного актера и пр. В других случаях, задавшись соответствующей целью, мы можем вообразить себе какой-либо нереалистичный образ (например, человека со 100 руками), т.е. то, чего мы в жизни никогда не видели, однако комбинировать этот образ мы будем из того, с чем прежде встречались в жизни.

На самом деле способность представлять себе такие образы у разных людей выражена по-разному, у кого-то это получается лучше (обычно у художников, дизайнеров), у кого-то хуже

.

Представляемые образы обычно нестойки, т.е. когда фокус нашего внимания смещается на что-то другое, они быстро распадаются. Проецируются эти образы в некое субъективное пространство, не связанное с реальным пространством, окружающим человека в текущий момент (т.е. мы можем представить себе что-то очень большое, например самолет, размер помещения, в котором при этом находимся, не имеет никакого значения, ибо представляемые образы никак не связаны с этим реальным пространством).

Образы представлений могут возникать произвольно (в соответствии с нашим волевым усилием) или непроизвольно (например, глядя на лимон, мы вместе с этим часто непроизвольно представляем его кислый вкус). К непроизвольным представлениям можно также отнести сновидения.

Поскольку представления возникают при отсутствии действующих на органы чувств объектов, они менее ярки, менее детальны, более фрагментарны, чем обычное восприятие реальных объектов. При этом представления более схематизированы и обобщены, чем восприятие, так как отражают наиболее характерные особенности, свойственные целому классу сходных объектов.

Степень обобщенности в представлениях может быть различной. Так называемые единичные представления (например, образ своей матери) индивидуальны и конкретны, хотя и они содержат некую степень обобщения, поскольку являются суммированными образами многих восприятий конкретного объекта. Общие представления более абстрактны и объединяют в себе прежде воспринимавшиеся образы множества схожих предметов (например, образ матери в целом как обобщенный образ женщины, воспитывающей своих детей).

Представление является переходной ступенью от восприятия к абстрактно-логическому мышлению (т.е. к абстрактным понятиям). В отличие от понятий представления еще не содержат выделения внутренних, скрытых от непосредственного восприятия закономерных связей и отношений.

Можно представить себе такую условную последовательность этапов обработки информации, проходящей путь от процесса ощущения к мышлению:

  • ощущение (например, веса наступившего вам на ногу попутчика в метро)
  • восприятие (например, попутчика, с которым вы едете в метро, который только что наступил вам на ногу и которого вы теперь рассматриваете)
  • представление (например, образ того попутчика в метро, который вчера наступил вам на ногу)
  • понятие (например, о характеристиках попутчиков, которые обычно больно наступают на ноги в метро)

Нейробиология процессов ощущения, восприятия, представления

Первичная, субкортикальная обработка информации, поступающей от всех органов чувств (за исключением обоняния), происходит в таламусе (зрительном бугре). Дальнейшая обработка происходит в корковых центрах анализаторов — первичных (проекционных, проводящих оценку отдельных параметров объектов), вторичных (проводящих более сложный, комплексный анализ воспринимаемой информации) и третичных (ассоциативных, объединяющих информацию от разных анализаторов). Более того, обработка поступающей информации может проводиться на разных «уровнях» и в различных «направлениях».

Например, для зрительного восприятия: из первичных зрительных центров, расположенных в затылочных долях коры больших полушарий, для дальнейшей обработки информация идет в двух направлениях: дорсальном (в направлении задней части теменной доли коры) и вентральном (в направлении нижней части височной доли коры).

Дорсальный поток информации (канал «где?») необходим для оценки пространства, локализации в нем объекта, оценки его движения; эта информация определяет движения глаз, необходимые для целостного восприятия объекта.

Вентральный поток информации (канал «что?») связан с узнаванием объекта, предметным восприятием. При этом по мере «движения» информации от первичной зрительной коры (затылка) по вентральному потоку (к направлению полюса височной зоны) происходит все более дифференцированное восприятие предметов. В височной коре «хранятся» образы представлений всех предметов, на их основе и происходит узнавание. Локализация этого «хранения» семантически организована (по смысловым категориям, т.е. предметы, относящиеся к одной категории, хранятся рядом).

Эти нейрофизиологические особенности восприятия позволяют понять различные варианты патологии восприятия, например, различные варианты агнозии или галлюцинаций.


Оценка интенсивности профессионального стресса и его влияния на копинг-поведение и механизмы психологической защиты руководителей ОВД Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Психологические аспекты напряженности и конфликтологии

УДК 351. 74 : 159.9.07 : 159.944.4

ОЦЕНКА ИНТЕНСИВНОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО СТРЕССА И ЕГО ВЛИЯНИЯ НА КОПИНГ-ПОВЕДЕНИЕ И МЕХАНИЗМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ОВД

И. Ю. Кобозев

В статье представлены результаты исследования интенсивности профессионального стресса руководителей ОВД в сравнении с результатами их изучения у рядовых сотрудников ОВД, вошедших в контрольную группу. Выделены подгруппы с высокой, средней и низкой интенсивностью профессионального стресса. Рассмотрены особенности копинг-по-ведения руководителей ОВД в подгруппах с высокой и низкой интенсивностью профессионального стресса. Представлены результаты изучения механизмов психологической защиты руководителей Овд.

Ключевые слова: профессиональный стресс, профессиональное выгорание, руководители ОВД, копинг-поведение, копинг-стратегии, психодиагностика, механизмы психологической защиты.

Профессиональная деятельность любого руководителя и особенно руководителя ОВД в период проведения кардинальной реформы всей системы ОВД заключается в уравновешивании порой взаимоисключающих задач, в постоянной балансировке между интересами службы, коллектива и личными интересами отдельных сотрудников. Постоянный дефицит времени, неуверенность в собственном положении, сокращение штатной численности сотрудников приводят к высокой психической напряженности и стресса у руководителя.

В настоящее время вопрос о профессиональном стрессе руководителя ОВД мало изучен и требует более глубокого исследования. Об острой необходимости исследований в данной области говорит анализ взаимосвязи профессиональной деятельности и ряда психосоматических болезней. Руководители организаций и врачи-хирурги в восемь раз чаще погибают от инфаркта миокарда, чем рабочие, и в два раза чаще, чем адвокаты и судьи1.

Поэтому являются актуальными оценка интенсивности профессионального стресса руководителей ОВД, изучение их ведущих копинг-стратегий и жизненного стиля на основе выявления особенностей функционирования механизмов психологической защиты.

Методика. Профессиональный стресс руководителя ОВД мы оценивали при помощи опросника ОПРВ (отношение к работе и профессиональное выгорание), разработанного В. А. Винокуром. Опросник позволяет достаточно объективно выявлять содержательные и уровневые характеристики реакций «помогающих» профессионалов и их отношения к своей профессиональной деятельности в процессе профессионального выгорания. Концептуальная новизна методики ОПРВ заключается в ориентации вопросов на исследование

субъективного значения различных ситуаций в профес-

2

сиональной деятельности .

Для исследования копинг-поведения руководителей ОВД применялся опросник “SACS” (стратегии преодоления стрессовых ситуаций). Он содержит 9 моделей преодолевающего поведения: ассертивные действия, вступление в социальный контакт, поиск социальной поддержки, осторожные действия, импульсивные действия, избегание, манипулятивные (непрямые) действия, асоциальные и агрессивные действия3. Для выявления особенностей функционирования механизмов психологической защиты нами был использован опросник психологических защит LSI (индекс жизненного стиля)4. Автором LSI является R. Plutchik и др. (1979), опросник был адаптирован Л. Р. Гребенниковым в 1995 г. Опросник служит средством измерения восьми основных механизмов психологических защит личности: отрицания, подавления, регрессии, компенсации, проекции, замещения, интеллектуализации и реактивных образований, которые могут выступать косвенными признаками психической дезадаптации у сотрудника.

Экспериментальная часть. Нами было проведено обследование 104 руководителей ОВД различного уровня из 50 регионов России, составивших основную группу, а также 38 сотрудников ОВД (инспекторский состав), вошедших в контрольную группу (табл. 1).

Характеристики (возраст, пол, стаж службы в ОВД) контрольной группы сотрудников ОВД в процентном отношении соответствовали этим характеристикам в группе руководителей ОВД.

Результаты и их обсуждение. Первый этап исследования был посвящен изучению интенсивности профессионального стресса у руководителей ОВД (табл. 2).

Согласно данным табл. 2 статистически значимо (Р < 0,001) показатели членов основной группы отличаются от показателей членов контрольной группы по трем шка-

лам - эмоциональное истощение, напряженность в работе, состояние здоровья и общая адаптация. Эти различия свидетельствуют о высоком уровне эмоционального истощения и напряженности в работе руководителей ОВД, а высокие показатели по шкале «состояние здоровья и общая адаптация» говорят о существенно более низкой оценке ими состояния своего здоровья.

Далее в группе руководителей нами были выделены подгруппы с высоким, средним и низким уровнем профессионального стресса. Критерием для выделения данных групп послужили показатели по шкалам «эмоциональное истощение» и «напряженность в работе» (табл. 3).

Количество руководителей ОВД с высокой интенсивностью профессионального стресса составило 23% от общего числа обследованных руководителей, а общее

количество руководителей с высокой и средней интенсивностью профессионального стресса составило 85%. При этом, по данным О. В. Рыбиной, по специалистам «помогающих профессий», 19,6% из них обеспокоены возможностью формирования у них профессионального выгорания5, а по данным А. П. Шиховой, 35,8% сотрудников специализированных подразделений дознания переживают состояние эмоционального выгорания6.

На следующем этапе нашего исследования в выделенных нами подгруппах руководителей ОВД с высокой и низкой интенсивностью профессионального стресса выявлялись особенности их стресс-преодоле-вающего (копинг) поведения с использованием опросника “SACS”. Результаты исследования копинг-поведе-ния руководителей ОВД в выделенных подгруппах приведены в табл. 4.

Таблица 1

Показатель Характеристика контингента Количество

n %

Возраст До 30 лет 22 21,2

31-40 лет 60 57,7

41-50 лет 20 19,2

Более 50 лет 2 1,9

Пол Мужчины 68 65,4

Женщины 36 34,6

Стаж в должности До 3 лет 40 38,5

От 3 до 10 лет 53 50,9

От 10 до 20 лет 11 10,6

Свыше 20 лет 0 0,0

Таблица 2

Результаты оценки профессионального стресса у руководителей ОВД и контрольной группы

с помощью опросника ОПРВ (М ± m)

№ п/п Шкалы опросника ОПРВ Контрольная группа Руководители ОВД Достоверность различий

1 Эмоциональное истощение 38,57 ± 1,92 48,78 ±1,15 Р <0,001

2 Напряженносгь в работе 40,49 ± 1,20 50,95 ±1,35 Р <0,001

3 Удовлетворенность работой и оценка ее значимости 42,97 ± 2,34 41,52 ±1,08 -

4 Профессиональный перфекционизм 50,07 ± 1,31 53,23 ± 1,07 -

5 Самооценка качества работы 46,62 ± 2,11 47,66 ±1,19 -

6 Помощь и психологическая поддержка коллег в работе 34,96 ± 1,72 37,30 ±1,16 -

7 Профессиональное развитие и самоусовершенствование 36,77 ± 1,67 39,60 ±0,93 -

8 Общая самооценка 39,59 ± 1,54 43,40 ± 1,29 -

9 Здоровье и общая адаптация 38,99 ±2,91 48,66 ±1,37 Р <0,001

Выявлены достоверные различия по 3 из 9 шкал (33,33%)

Таблица 3

Критерии распределения руководителей ОВД в группы по признаку интенсивности профессионального стресса

Подгруппа Правило определения границ уровней Границы уровней Эмоциональное выгорание (M ± m) Напряженность в работе (M ± m)

Высокая интенсивность профессионального стресса (п = 24) Х; > X + 1 * G > 60 64,71 ± 0,93 65,74 ± 1,96

Средняя интенсивность профессионального стресса (п = 64) X - 1 * G Х; < X + 1 * G 60-37 47,14 ± 0,77 49,90 ± 1,21

Низкая интенсивность профессионального стресса (п = 16) Х; < X - 1 * G < 37 31,47 ± 0,83 32,96 ± 1,99

Таблица 4

Стратегии копинг-поведения руководителей с высокой и низкой интенсивностью профессионального стресса

№ п/п Стратегия стресс-преодолевающего поведения (М ±т) Достоверность различий

высокая интенсивность ПС (п = 24) низкая интенсивность ПС (п = 16)

1 Ассертивные действия 20,33 ± 0,70 22,75 ±0,91 Р <0,050

2 Вступление в социальный контакт 22,33 ± 0,60 23,63 ±0,88 -

3 Поиск социальной поддержки 22,67 ± 0,82 21,88 ±0,93 -

4 Осторожные действия 21,17 ±0,52 18,13 ±1,40 Р <0,050

5 Импульсивные действия 18,50 ±0,53 18,13 ±0,58 -

6 Избегание 16,08 ± 0,84 12,88 ± 0,88 Р <0,050

7 Непрямые действия 22,33 ± 0,83 17,00 ± 1,06 Р <0,001

8 Асоциальные действия 18,00 ±0,78 13,13 ±0,91 Р <0,001

9 Агрессивные действия 17,17 ±0,85 14,50 ±1,22 -

Выявлены достоверные различия по 5 из 9 шкал (55,56%)

Согласно данным, приведенным в табл. 4, у руководителей ОВД, входящих в подгруппу с высокой интенсивностью профессионального стресса, достоверно более низкие показатели использования активной адаптивной копинг-стратегии «ассертивные действия», при достоверно более высоких показателях использования пассивных стратегий «осторожные действия» и «избегание». Кроме того, у них достоверно более выражена стратегия «непрямые действия», относящаяся к манипулятивным действиям, и стратегия «асоциальные действия», относящаяся к группе дезадаптивных копинг-стратегий.

В целом подгруппа руководителей ОВД с высокой интенсивностью профессионального стресса достоверно отличается по 5 из 9 (55,56%) показателей использования копинг-стратегий от руководителей ОВД с низкой интенсивностью профессионального стресса, что указывает на существенные отличия их копинг-поведения. Полученные данные позволяют предположить, что причиной высокой интенсивности стресса руководителей ОВД является преимущественное использование ими в своей профессиональной деятельности пассивных и дезадаптивных копинг-стратегий, приводящих не к решению имеющихся проблем, а к их углублению.

В таблице 5 приведены результаты сопоставления показателей стресс-преодолевающего поведения, полученные нами для руководителей ОВД с высокой интен-

сивностью профессионального стресса, с результатами показателей сотрудников специализированных подразделений дознания ОВД, также с высокой интенсивностью профессионального стресса, приведенными А. П. Шиховой7.

Согласно полученным данным структура копинг-стратегий руководителей ОВД с высокой интенсивностью профессионального стресса достоверно отличается от показателей копинг-стратегий дознавателей по шести из девяти шкал (66,67%). При этом по абсолютной величине показателей копинг-поведения у руководителей доминируют активные адаптивные копинг-стратегии «поиск социальной поддержки», «вступление в социальный контакт» и пассивные «непрямые действия» и «осторожные действия», а у дознавателей - «осторожные действия» и «агрессивные действия», относящиеся к пассивным и дезадаптивным копинг-стратегиям. Полученный результат можно объяснить наличием у руководителей ОВД, в сравнении с дознавателями, большего жизненного опыта и умения справляться с возникающими проблемами, в том числе с использованием своих подчиненных, чего лишены большинство дознавателей.

Помимо ведущих копинг-стратегий у руководителей ОВД с высокой и низкой интенсивностью профессионального стресса мы исследовали особенности функционирования у них механизмов психологической защиты. Очевидно существование тесной взаимосвязи копинг-

Таблица 5

Стратегии стресс-преодолевающего (копинг) поведения руководителей ОВД и дознавателей с высокой интенсивностью профессионального стресса

№ п/п Стратегия стресс-преодолевающего поведения (М ± т) Достоверность различитй

руководители (п = 24) дознаватели (п = 56)

1 Ассертивные действия 20,33 ± 0,70 19,43 ± 0,36 -

2 Вступление в социальный контакт 22,33 ± 0,60 16,76 ± 0,73 Р < 0,001

3 Поиск социальной поддержки 22,67 ± 0,82 17,12 ± 0,67 Р < 0,001

4 Осторожные действия 21,17 ± 0,52 24,65 ± 0,60 Р < 0,001

5 Импульсивные действия 18,50 ± 0. 53 19,74 ± 0,72 -

6 Избегание 16.08 ± 0,84 19,10 ± 0,78 Р < 0,050

7 Непрямые действия 22,33 ± 0,83 19,78 ± 0,68 Р < 0,050

8 Асоциальные действия 18,00 ± 0,78 17,61 ± 0,82 -

9 Агрессивные действия 17,17 ± 0,85 22,78 ± 0,57 Р < 0,001

Выявлены достоверные различия по 6 из 9 шкал (66,67%)

поведения руководителей ОВД и функционирования их механизмов психологической защиты, поскольку само копинг-поведение человека во многом строится на его личностных особенностях использования механизмов психологической защиты8. Поэтому далее мы исследовали степень выраженности различных механизмов психологической защиты у руководителей ОВД.

Для этих целей мы использовали опросник Ь81 (Индекс жизненного стиля) который служит средством измерения восьми основных механизмов психологических защит личности: отрицания, подавления, регрессии, компенсации, проекции, замещения, интеллектуализации и реактивных образований, высокая степень выраженности которых может служить признаком наличия психической дезадаптации у руководителя ОВД.

Первоначально нами было проведено сравнение показателей механизмов психологических защит у руководителей ОВД и сотрудников контрольной группы. Результаты этого сравнения приведены в табл. 6. Согласно данным, имеются достоверные различия по семи из восьми показателей теста Ь81 (87,5%) между руководителями ОВД и контрольной группой. По своему абсолютному значению показатели таких механизмов психологической защиты, как «отрицание», «подавление», «регрессия», «компенсация», «замещение», «регрессия», существенно выше у руководителей ОВД. Это говорит о высоком напряжении и их активном использовании, что косвенно

подтверждает более значимое психологически напряженное состояние руководителей ОВД по сравнению с сотрудниками контрольной группы и прямо указывает на состояние психологической дезадаптации. При этом по одному показателю механизма психологической защиты «проекция» абсолютное значение достоверно ниже у руководителей ОВД, что говорит о принятии ими ответственности за все происходящее на себя, а не склонности перекладывать ее на других, в отличие от лиц, входящих в контрольную группу.

Согласно данным, приведенным в табл. 7, выявлены достоверные различия по пяти из восьми показателей теста Ь81 (62,5%) между подгруппами руководителей ОВД с высокой и низкой интенсивностью профессионального стресса. Достоверных отличий не выявлено по трем показателям - «отрицание», «подавление» и «интеллектуализация», что говорит об использовании этих механизмов психологической защиты руководителями ОВД с высокой и низкой интенсивностью профессионального стресса примерно в одинаковой степени. По остальным механизмам психологической защиты различия достоверны, при этом у руководителей с высокой интенсивностью профессионального стресса показатели выше по абсолютному значению, что указывает на более высокое напряжение у них этих механизмов.

Вместе с тем у руководителей с высокой интенсивностью профессионального стресса показатели напря-

Таблица6

Результаты исследования механизмов психологических защит руководителей ОВД и сотрудников, входящих в контрольную группу

№ п/п Механизм психологической защиты (М ± т), % Достоверность различий

Контрольная группа, п = 38 Руководители ОВД, п = 104

1 Отрицание 86,42 ± 2,17 64,52 ±1,33 Р < 0,001

2 Подавление 71,32 ± 2,92 41,03 ±1,64 Р < 0,001

3 Регрессия 53,79 ± 5,28 31,18 ±2,11 Р < 0,001

4 Компенсация 75,21 ± 4,37 43,08 ±2,50 Р < 0,001

5 Проекция 32,05 ± 4,36 45,41 ±2,28 Р < 0,010

6 Замещение 66,89 ± 4,36 25,74 ±1,98 Р < 0,001

7 Интеллектуализация 65,32 ±4,74 69,39 ± 1,72 -

8 Реактивные образования 63,05 ± 5,38 44,62 ±2,22 Р < 0,010

Выявлены достоверные различия по 7 из 8 шкал (87,5%)

Таблица 7

Результаты исследования механизмов психологических защит руководителей ОВД с высокой и низкой интенсивностью профессионального стресса (ПС)

№ п/п Механизм психологической защиты (М±т),% Достоверность различий

Высокая интенсивность ПС, п = 24 Низкая интенсивность ПС, п =16

1 Отрицание 70,89 ± 4,22 67,31 ± 2,16 -

2 Подавление 47,92 ± 3,41 41,67 ± 4,30 -

3 Регрессия 39,29 ± 3,07 16,07 ± 3,99 Р < 0,001

4 Компенсация 52,50 ± 4,75 31,25 ± 4,17 Р< 0,010

5 Проекция 59,62 ± 4,54 31,73 ± 7,05 Р< 0,010

6 Замещение 39,10 ± 4,32 10,58 ± 2,21 Р < 0,001

7 Интеллектуализация 70,14 ± 3,05 64,58 ± 3,69 -

8 Реактивные образования 45,83 ± 3,85 22,50 ± 5,12 Р < 0,001

Выявлены достоверные различия по 5 из 8 шкал (62,5%)

жения всех механизмов психологической защиты выше по абсолютному значению, чем у руководителей с низкой интенсивностью профессионального стресса, что подтверждает их дезадаптивное состояние.

В таблице 8 приведены результаты сопоставления выраженности механизмов психологических защит, полученные нами для руководителей ОВД с высокой интенсивностью профессионального стресса, с результатами, полученными А. П. Шиховой9 для сотрудников специализированных подразделений дознания ОВД с высокой интенсивностью профессионального стресса.

Исходя из данных, приведенных в табл. 8, структура выраженности механизмов психологической защиты дознавателей и руководителей ОВД с высокой интенсивностью профессионального стресса отличается по семи показателям из восьми, что составляет 87,5% от общего числа показателей.

При этом следует отметить, что все показатели механизмов психологических защит у руководителей ОВД по абсолютной величине превосходят показатели у дознавателей. Это подтверждает более высокую стрессоген-ность профессиональной деятельности руководителей ОВД в сравнении с рядовыми сотрудниками контрольной группы и дознавателями.

Заключение. У руководителей ОВД, в отличие от рядовых сотрудников, более высокий уровень эмоционального истощения и напряженности в работе, при существенно худшей самооценке состояния своего здоровья. Это свидетельствует о более высокой интенсивности профессионального стресса у них по сравнению с подчиненными. Среди руководителей ОВД у 62% их выявлена средняя интенсивность профессионального стресса, а у 23% - высокая, что подтверждает высокую стрес-согенность профессиональной деятельности.

Таблица 8

Выраженность механизмов психологических защит у руководителей ОВД и дознавателей с высокой интенсивностью профессионального стресса

№ п/п Механизм психологической защиты (М ± т),% Достоверность различий

руководители, п = 24 дознаватели, п = 56

1 Отрицание 70,89 ±4,22 23,35 ±2,18 Р <0,001

2 Подавление 47,92 ± 3,41 12,72 ±2,24 Р <0,001

3 Регрессия 39,29 ± 3,07 45,87 ±2,81 -

4 Компенсация 52,50 ±4,75 38,72 ±3,32 Р <0,050

5 Проекция 59,62 ±4,54 33,03 ±2,25 Р <0,001

6 Замещение 39,10 ±4,32 19,57 ±1,67 Р <0,001

7 Интеллектуализация 70,14 ±3,05 36,69 ±2,44 Р <0,001

8 Реактивные образования 45,83 ± 3,85 26,41 ±2,11 Р <0,001

Выявлены достоверные различия по 7 из 8 шкал (87,5%)

Руководители ОВД с высоким уровнем профессионального стресса в основном используют негативные и пассивные копинг-стратегии, не позволяющие эффективно справляться с негативным воздействием профессионального стресса. Кроме того, у них выявлено более высокое напряжение практически всех механизмов психологической защиты, по сравнению с дознавателями и сотрудниками контрольной группы, все это указывает на нарушения адаптации (дезадаптацию), приводящие в свою очередь лишь к усилению стресса.

1 Платонов Ю. П. Путь к лидерству. СПб., 2006. 348 с. ; Шарапов Ю. А. Юридическая психология деятельности органов внутренних дел (теория и методология управления развитием) : научное издание. СПб., 2001. 219 с.

2 Винокур В. А. Опросник ОПРВ (отношение к работе и профессиональное «выгорание»). СПб., 2009. 24 с. ; Винокур В. А., Рыбина О. В. Интегративные механизмы формирования профессионального стресса у врачей // Интегративная медицина : мат-лы II национального конгресса. СПб., 2005. С. 36-39.

3 Психодиагностические методы выявления дезадаптаци-онных нарушений в практике клинических психологов / под ред. проф. В. Ю. Рыбникова, проф. С. В. Чермянина. СПб., 2009. 216 с.

органов внутренних дел : дис. ... канд. психол. наук. СПб., 2009. 177 с.

7 Там же.

8 Рыбников В. Ю., Ашанина Е. Н. Теоретическое обоснование и психологические механизмы (модель) копинг-поведе-ния субъекта профессиональной деятельности // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. 2008. № 1. С. 68-73.

9 Шихова А. П. Указ. соч.

УДК 343.1

КОНФЛИКТЫ ПРАВОВЫХ позиций УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА ПРИ ТОЛКОВАНИИ И ПРИМЕНЕНИИ ст. 5 УПК РФ

К. Н. Смирнова

Недостатки техники терминирования УПК РФ влекут неоднозначное толкование понятий ст. 5 Кодекса, что приводит к столкновению правовых позиций сторон обвинения и защиты, а также порождает различные судебные правовые позиции. Такие юридические конфликты могут быть решены путем совершенствования норм закона.

Ключевые слова: понятия ст. 5 УПК РФ, юридический конфликт, правовые позиции.

4 9

4 Там же.

5 Винокур В. А., Рыбина О. В. Указ. соч.

6 Шихова А. П. Профессиональный стресс в деятельности сотрудников специализированных подразделений дознания Психопедагогика в правоохранительных органах, 2011, №№ 2(45)

Общие свойства ощущений

Несмотря на то, что каждый вид ощущений имеет свою специфику, выделяют общие свойства ощущений, присущие всем видам независимо от их модальности. К таким свойствам относятся: качество, интенсивность, продолжительность (длительность) и пространственная локализация.

Качество - основная особенность данного ощущения, позволяющая отличать одни виды ощущений от других и варьирующаяся в пределах данного вида. Например, специфические особенности позволяют отличить слуховые ощущения от зрительных, но в то же время имеют место вариации ощущений внутри каждого вида: слуховые ощущения характеризуются высотой, тембром, громкостью; зрительные, соответственно, цветовым тоном, насыщенностью и светлотой. Качество ощущений во многом обусловлено строением органа чувствительности, его способностью отражать воздействие внешнего мира.

Интенсивность - это количественная характеристика ощущений, т.е. большая или меньшая сила их проявления. Она зависит от силы воздействия раздражителя и от функционального состояния рецептора. Согласно закону Вебера – Фехнера, интенсивность ощущений (Е) прямо пропорциональна логарифму силы раздражителя (I): E=k log I + c.

Продолжительность (длительность) – временная характеристика ощущений; это время, в течение которого сохраняется конкретное ощущение непосредственно после прекращения воздействия раздражителя. По отношению к продолжительности ощущений употребляют такие понятия, как «латентный период реакции» и «инерция».

При воздействии раздражителя на органы чувств ощущения возникают не сразу, а спустя некоторое время. Этот промежуток времени от момента подачи сигнала до момента возникновения ощущения называется латентным (скрытым) периодом ощущения. Латентный период неодинаков у каждого вида ощущений: для тактильных ощущений он составляет 130 мс, для болевых – 370 мс, а для вкусовых – всего 50 мс.

Подобно тому, как ощущения не возникают одновременно с воздействием раздражителя, они не исчезают сразу же после прекращения его воздействия. Продолжительность ощущений, их последействие, называется инерцией ощущений. Например, инерция зрительного ощущения равна 0,1-0,2 с. След от раздражителя сохраняется в виде последовательных образов.

Различают положительные и отрицательные последовательные образы. Положительный последовательный образ по светлоте и цветности соответствует характеру раздражителя, т.е. он сохраняет то же качество, что и воздействующий раздражитель. Отрицательные последовательные образы меняют (отрицают) характер раздражителя.

И. Гёте (1749-1832), немецкий поэт и ученый, в «Учении о цвете» писал:

«Когда я однажды под вечер зашел в гостиницу и в комнату ко мне вошла рослая девушка с ослепительно белым лицом, черными волосами и в мужской футболке с цветными изображениями, я пристально посмотрел на нее, стоящую в полусумраке на некотором расстоянии от меня. После того, как она оттуда ушла, я увидел на противоположной от меня светлой стене черное лицо, окруженное светлым сиянием, одежда же вполне ясной фигуры казалась мне прекрасного цвета морской волны».

Пространственная локализация – свойство ощущений, которое заключается в том, что переживаемые ощущения соотносятся с той частью тела, на которую воздействует раздражитель.

Интенсивный онлайн-курс «Психология развития» от ведущих преподавателей университетов Berkeley, Stanford, Oxford, Tufts и UNC

Интенсивный онлайн-курс для детей 15-18 лет

От ведущих преподавателей зарубежных университетов.

Психология развития

Даты: 3 - 14 августа
Расписание: Пн-Пт, с 17.00 до 19.00 (по Московскому времени)
Возраст: 15—18 лет
Продолжительность: 2 недели
Интенсивность: 20 часов за 2 недели
Группа: до 10 человек
Минимальный уровень владения языком: Upper-Intermediate

Программа может служить отличной подготовкой к университету, если ребята уже выбрали направление для поступления, и поможет определиться тем, кто еще не уверен в выборе университета и направления.

Особенности программы

  • Профессиональные преподаватели
  • Современный и актуальный материал
  • Приглашенные спикеры
  • Удобная онлайн – платформа обучения
  • Общество однокурсников из разных стран мира

Программа «Психология развития»

Школьники изучат феномен человеческого поведения в теориях Фрейда, Скиннера, Маслоу, Эриксона и Пиаже. Оценят обоснованность этих теорий с позиции собственного интеллектуального и морального развития.

Программа включает просмотр фильмов и чтение статей по психологии. Данный курс исследует психологические особенности человеческого сознания на разных возрастных этапах: детство, юношество, зрелость и даже пренатальный период. Участники курса рассматривают биологические, психологические и социальные аспекты изменения психики человека в разные периоды жизни.

Темы курса

  • Теория развития
  • Влияние генов
  • Как развивается мозг ребенка
  • Опыт и рост
  • Привязанность к родителю
  • Мелкая моторика и другие когнитивные навыки
  • Роль общества
  • Мораль и нравственность
  • Влияние пола на взросление, старение и смерть

Почему вредно много работать - Ведомости

Каждый год с мая по сентябрь все 54 сотрудника чикагской компании, разработчика web-приложений Basecamp, трудятся четыре дня в неделю – всего 32 ч. В другие месяцы года у них обычная пятидневная неделя.

«Этого времени хватает, чтобы справиться со всеми делами на отлично. Больше нам ничего не надо от сотрудников, – говорит Джейсон Фрид, соучредитель фирмы. – Работать по 50, 60, 70 или более часов в неделю нет необходимости. На самом деле, если у вас трудовая неделя продолжается 50, 60 или 70 с лишним часов, это управленческая проблема».

Летний объем работ компании должен соответствовать сокращенным часам, утверждает Фрид, в противном случае преимуществ сокращенной недели, таких как полное восстановление сил после работы, больше времени на семью и хобби, сотрудники не почувствуют. Его философия перекликается с новым исследованием, которое обнаружило, что длинная неделя – не просто дополнительные рабочие часы, безвредные для физического и психического здоровья сотрудников. Она означает также повышенную интенсивность работы – сжатые сроки и напряженный темп. Исследование показало, что чересчур интенсивная работа вредит карьере – потому что слишком длительное рабочее время и чрезмерная интенсивность труда контрпродуктивны и снижают качество работы.

Авторы исследования Аргиро Августаки, доцент кафедры менеджмента в ESCP Europe, и Ханс Франкорт, старший преподаватель стратегии в Cass Business School, проанализировали данные о 51 895 сотрудниках, выбранных случайным образом из 36 европейских стран. Они изучали интегральное влияние трудовых усилий на самочувствие и карьеру сотрудников. Выводы: высокая интенсивность работы (определяемая как уровень усилий, прилагаемых для выполнения заданий в единицу рабочего времени) чаще приводит к неблагоприятным результатам, чем сверхурочная работа.

Исследователи сравнивали людей с одинаковыми должностями и образованием. Они обнаружили, что самочувствие и настроение, а также карьера (удовлетворенность работой, стабильность и продвижение) хуже у тех, кто работал с высокой интенсивностью в течение длительного времени.

По словам Франкорта, исследование показало, что карьерные преимущества, которых люди ждут от чрезмерной работы (т. е. более продолжительной или тяжелой, чем типично для данной профессии и должности), никогда не реализуются. Поэтому неправильно мириться с дискомфортом в надежде на карьерный рост в будущем, добавляет он. Работодатели и правительство должны пытаться снизить интенсивность работы, а не контролировать переработки, советуют авторы.

Связь между рабочей нагрузкой и продолжительностью рабочего времени очевидна, говорится в исследовании. Поэтому сотрудники должны сами выбирать порядок, способы и темпы работы, а также определять количество рабочих часов и перерывы, говорят авторы исследования.

Правительства признали опасность слишком длинной рабочей недели, а некоторые страны, в частности Франция, предоставили сотрудникам «право отключаться» в конце рабочего дня. Некоторые работодатели, в том числе Volkswagen, учитывают недостатки длинной рабочей недели в кадровой политике. Некоторые крупные банки, включая Goldman Sachs и Bank of America Merrill Lynch, пытаются сократить рабочие часы.

Альмут Макдаул, доцент по организационной психологии в Университете Сити (Лондон), согласна с тем, что политики и работодатели слишком сильно сосредотачиваются на том, как устранить недостатки культуры, основанной на длительной рабочей неделе. Она указывает, что интенсивность работы трудно измерить. На практике сотрудников просят взять на себя дополнительные задачи, которые нигде не описаны или до конца не ясны, говорит эксперт.

Предыдущие исследования показали, что длительное рабочее время ухудшает производительность, сотрудники чаще ошибаются, испытывают тревогу и выгорают. Александра Майкл из Университета Пенсильвании изучала сотрудников банков в течение девяти лет. Она обнаружила, что на третий год работы с перегрузками у переутомленных банкиров появлялись невротические привычки (например, грызть ногти или крутить пряди волос), а также бессонница.

Всеобщая приверженность культуре переработок объясняется глубоко укоренившейся верой, что длительный труд – залог высоких результатов. Эрин Рейд, адъюнкт-профессор в DeGroote School of Business, и Лакшми Рамараян, доцент Гарвардской школы бизнеса, написали в статье в журнале Harvard Business Review, что одна авиакомпания присудила специальную награду сотруднику, совершившему наибольшее число рейсов за год. Для многих нанимателей рабочее время важнее продукта, это побуждает сотрудников скрывать, сколько времени они в действительности потратили на работу, и компании легко попадают в эту ловушку – особенно если речь идет о квалифицированных сотрудниках, чья работа основана на знаниях и потому с трудом поддается оценке, пишут эксперты.

Но не все убеждены, что снижение нагрузки или сокращение часов – правильный подход. Марк Эфрон, автор книги «Восемь шагов к высокой производительности», считает, что квалифицированные и эффективные сотрудники должны жертвовать семьей и досугом ради интенсивной работы.

«Я часто слышу высказывания, что никто не должен работать столько часов и что у людей должно быть время на семью. Но тот, кто так думает, просто не хочет или не способен работать интенсивно, потому и призывает других сбавить обороты», – говорит Эфрон.

ПЕРЕВЕЛА ЮЛИАНА ПЕТРОВА

Психологические аспекты дистанта

Психологические аспекты дистанта

Центр научно-прикладных исследований в психологии «Шаг к себе – другим навстречу»

На базе кафедры «Психология» ГПИ начинает работу Центр научно-прикладных исследований в психологии «Шаг к себе – другим навстречу»  под руководством заведующего кафедрой «Психология» к.психол.н., доцента Султановой Ирины Викторовны.
Основные направления  деятельности Центра:

  • Осуществление фундаментальных и прикладных исследований в области психологии.
  • Разработка и стандартизация психологических технологий, инструментария для диагностической, коррекционной, развивающей, профилактической, просветительской деятельности психолога.
  • Подготовка, переподготовка и повышение квалификации психологических и педагогических кадров для системы образования.
  • Повышение уровня психологической культуры и психологической компетенции всех участников образовательного процесса.
  • Прогнозирование и профилактика социальных рисков в системе образования.
  • Оказание качественной многопрофильной психологической и медико-социальной помощи обучающимся и педагогам.
  • Оказание качественной консультативной помощи педагогам в пространстве дистанционного образования по вопросам обучения, воспитания и развития обучающихся.
  • Развитие индивидуальных особенностей обучающихся, интересов и способностей с учетом выбора индивидуального образовательного маршрута.
  • Проведение профориентационной работы с выпускниками образовательных учреждений и их родителями.
  • Формирование здорового образа жизни, психологического здоровья и жизнестойкости личности.

На нашей страничке все, кому интересны перечисленные направления, смогут ознакомиться с методическими разработками, программами тренингов, новыми технологиями и приёмами коррекционно-развивающей, тьюторской работы, материалами для самообразования и личностного саморазвития. Мы планируем обсудить в рамках разных форматов коммуникации подходы к решению глобальных и личных проблем, объединиться для создания и реализации интересных и актуальных социальных проектов.

В настоящее время особенно актуальными являются психологические проблемы, связанные с жизнью и деятельностью в условиях пандемии. Именно с публикации материалов, позволяющих по-разному взглянуть на новые трудности и перспективы саморазвития, разглядеть свой потенциал и ресурсы в достижении дальних и близких целей, мы начинаем наше дистанционное общение. Надеемся, что круг нашего общения будет всё более широким.

Экологическая интенсивность экономического развития регионов Северо-Запада

Третьякова Е. А.

Экологическая интенсивность экономического развития регионов Северо-Запада

Environmental intensity of economic growth in the Baltic Sea region
DOI
10.5922/2079-8555-2019-1-2
Страницы / Pages
14-28
Аннотация

Экономическое развитие стран стал­кивается с рядом ограничений, основные среди которых — угроза полного исчерпа­ния ряда невозобновимых ресурсов и пре­восходящее естественные возможно­сти планеты загрязнение окружающей среды. В связи с этим все масштабнее становит­ся переход к новым технологиям, обеспечи­вающим ресурсосбережение. Их приме­нение связа­но со значительным снижением экологиче­ской интенсивности хозяйствен­ной дея­тельности. Целью дан­ного исследо­вания выступает изучение эколо­го-эконо­мичес­кой динамики, характеризу­ющей экологи­ческие последствия экономи­ческого разви­тия регионов Северо-Западного фе­дераль­ного округа России. В процессе ра­боты была ис­пользована расширенная мо­дель П. Викто­ра, позволяющая комплексно в динамике оценивать экономические пока­затели в сопоставлении с общей и удель­ной эколо­гической нагрузкой. В результате факторного анализа выявлены основ­ные эффекты, обусловившие эколого-экономи­ческую динамику. Установлено, что в от­ношении использования водных ресурсов экономический рост регионов СЗФО явля­ется «зеленым», в отношении потребления электроэнергии и управления очисткой сточных вод — преимуществен­но «корич­невым», в отношении образова­ния отходов производства и потреб­ле­ния — преимуще­ственно «черным». Фак­торный анализ показал, что эффект попу­ляции, произво­димый изменением числен­ности населения, наиболее сла­бый по силе своего проявления. В гораздо большей мере экологические по­следствия экономического роста зависят от дей­ствия эффекта дохода (с ростом дохода возрастает объем потребления и, как следствие, объем производимого за­грязне­ния) и технологического эффекта, обу­словленного снижением экологической ин­тенсивности производства. Для ускоре­ния процессов «зеленого» развития целесо­об­разно усилить воздействие технологиче­ского эффекта, стимулируя ресурсосбе­режение и переключение на бизнес-модели экономики замкнутого цикла.

Abstract

National economic development is subject to a number of restrictions. One of the main con­straints is the threat of complete exhaustion of non-renewable resources and environmen­tal pollution exceeding the capacity of the planet. However, the rapid spread of resource-saving technologies is reducing the environmental intensity of economic activities. In this study, I aim to examine the ecological-economic dynamics of the environmental effects of economic development in the regions of Russia’s North-Western Federal District (NWFD). I employ an extended version of Peter A. Victor’s model to produce a comprehensive evalua­tion of chang­es in economic indicators and correlate them with the total and specific envi­ronmental im­pact. Iconduct a factor analysis to identify the main effects influencing theecological-eco­nomic dynamics. The use of water resources in the NWFD demonstrates green growth, whereas electricity consumption and wastewater treatment fall into the brown zone and in­dustrial and municipal waste treatment into the black one. The factor analysis has shown that population change has a very weak effect on the situation. Much more influential factors are the income effect (higher incomes translate into greater consumption and thus more signifi­cant pollution levels) and the technological effect produced by a decrease in the environmen­tal intensity of production. To promote green development, it is advisable to in­crease the in­fluence of the technological effect by stimulating resource efficiency and switch­ing to the cir­cular economy model.

границ | Как мы помним эмоциональную напряженность прошлых музыкальных переживаний

Введение

Музыка используется в повседневной жизни для множества целей, одной из наиболее важных из которых является регулирование настроения и эмоций (например, Sloboda et al., 2001; Juslin and Laukka, 2004; Saarikallio and Erkkilä, 2007; Schäfer et al. ., 2013). Следовательно, неудивительно, что способность музыки регулировать настроение и эмоции влияет на то, насколько приятно людям воспринимается музыкальное произведение (см. Sedlmeier and Schäfer, 2013).На практике это означает, что люди будут активно покупать и / или слушать музыкальные произведения, которые, как им известно, обладают потенциалом регулирования эмоций или настроения. Но как слушатели запоминают эмоциональное воздействие музыки, которую они слышали в прошлом? Помнят ли они отдельные необычные моменты или элементы произведений, или есть что-то вроде усредненной запомненной ценности? По этим вопросам не проводилось большого количества эмпирических исследований. В данной статье мы представляем исследование по оценке прошлого музыкального опыта.При прослушивании музыкального произведения эмоциональная напряженность меняется с течением времени. С одной стороны, эмоциональная интенсивность может меняться от момента к моменту (достигать пиков и спадов) и не обязательно должна быть постоянной на протяжении музыкального опыта. С другой стороны, слушатели также могут оценить общую эмоциональную напряженность всего музыкального опыта. Наше исследование было предназначено для анализа того, как слушатели принимают во внимание этот временной ход эмоциональной интенсивности, чтобы прийти к последующей общей оценке эмоциональной интенсивности.Знание этого процесса должно заинтересовать исполнителей и композиторов. Это может помочь им аранжировать музыкальные произведения, которые оставляют эмоционально насыщенные воспоминания.

Далее мы сначала обсудим теоретические основы и эмпирические данные, касающиеся субъективно ощущаемой эмоциональной интенсивности аффективных переживаний в целом. Затем мы делаем то же самое с исследованиями, в которых в качестве аффективного стимула использовалась музыка. Наконец, мы представляем результаты нашего собственного исследования.

Обратите внимание, что мы используем термин музыкальный опыт , который не включает такие действия, как игра на инструменте, пение, запоминание или чтение музыки, а только конкретный акт сосредоточенного слушания.Таким образом, этот термин сопоставим с тем, что Бене (1997, с. 143) назвал Musikerleben : «сумма психических процессов, которые сопровождают музыкальное восприятие в ситуациях, когда музыка находится в центре внимания: когда человек не только слышать, но слушать и ценить музыку ». Ощущение эмоций - один из важнейших параметров музыкальных переживаний. Абсолютный уровень эмоций, испытываемых во время прослушивания музыки (независимо от того, положительные они или отрицательные), определяется как эмоциональной интенсивности .

Оценка эмоционального опыта в целом

Теоретические основы

Аффективный опыт может носить краткосрочный или долгосрочный характер. Что касается краткосрочных переживаний, кратковременный аффект можно легко оценить в тот момент, когда он разворачивается. С другой стороны - и именно этому посвящено настоящее исследование - существует опытов большей продолжительности и различной аффективной интенсивности. Формирование общей оценки этих переживаний требует генерации глобального общего значения эмоциональной интенсивности (Varey and Kahneman, 1992).Оценка мгновенного аффекта происходит без размышлений. Однако ретроспективная оценка прошлых эмоциональных переживаний требует воспоминаний и общей оценки, которая включает в себя интеграцию всех или только некоторых моментов этого опыта (Fredrickson, 2000). В ретроспективной оценке участвуют два психических процесса: память и оценка прошлых аффективных переживаний (Kahneman et al., 1993). Чтобы понять оценку эмоциональной интенсивности прошлых музыкальных переживаний, полезно изучить , как люди ретроспективно запоминают и оценивают прошлые аффективные переживания длительной продолжительности и различной аффективной интенсивности в целом.

Существуют две конкурирующие теории того, как происходит хранение прошлых аффективных переживаний в памяти и процесс оценки (Fredrickson and Kahneman, 1993). Первое предположение - иногда иллюстрированное метафорой фильма - состоит в том, что все детали опыта всесторонне представлены в памяти. Аффективная интенсивность сохраняется как функция времени, в то время как само время может также храниться или не храниться в памяти. Следовательно, ретроспективная оценка общей аффективной интенсивности основана на временной интеграции аффективной интенсивности определенного количества отдельных «моментов».«Вот почему модель называется временной интеграционной моделью . С этой точки зрения общая оценка переживаемого аффекта должна сильно зависеть от относительной продолжительности конкретной силы аффекта. То есть ретроспективную общую оценку опыта лучше всего предсказать по среднему значению всех отдельных моментов, потому что чем дольше влияние является относительно сильным, тем больше среднее становится с течением времени и чем дольше влияние относительно слабое, тем меньше среднее становится со временем.

Вторая теория - иногда иллюстрированная метафорой набора снимков - состоит в том, что весь опыт представлен в памяти фрагментарно . Сохраняются только интенсивности конкретных моментов, а время вообще не отображается в памяти. Следовательно, общая ретроспективная оценка всего аффективного опыта основана на (среднем) аффективной интенсивности всего за несколько моментов. С этой точки зрения продолжительность аффективного опыта не должна иметь никакого влияния на общую оценку, которая получила название , пренебрежение продолжительностью .

Какие моменты могут быть запоминающимися слушателями больше, чем другие? Есть три конкретных момента музыкального опыта, которые могут иметь особое значение: момент начала, момент наивысшей эмоциональной интенсивности (называемый пиком ) и конец опыта. Кроме того, любая комбинация этих трех моментов может сыграть роль в общей оценке. В частности, многие ученые считают очень важным сочетание пикового момента и конечного момента - гипотеза, которая стала известна как правило пик - конец (см. Канеман, 1999, 2011): когда люди оценивают прошлый опыт они могут обращать внимание прежде всего на две вещи: на то, каково это на пике и в конце; другая информация (e.g., чистая приятность или неприятность, продолжительность опыта) не теряется, а просто не принимается во внимание. Фредриксон (2000) объяснил, почему люди должны строить свою общую оценку, исходя из пика и конца опыта: эти два момента обычно являются особыми носителями личного значения. Пик показывает, насколько приятным или опасным может быть опыт. В конце содержится информация о том, что опыт можно пережить. Считается, что правило «пик – конец» используется как простая эвристика, которая может быть очень полезной, даже если она также может приводить к ошибкам.

Эмпирические результаты

Вопросы о том, как аффективные переживания представлены в памяти и как люди их оценивают, изучались в многочисленных исследованиях. В этих исследованиях используется общий метод: текущие оценки эмоциональной интенсивности участниками постоянно измеряются во время опыта. Затем ретроспективная оценка общей аффективной интенсивности оценивается по рейтингам участников. Затем с помощью методов корреляции или регрессии анализируется взаимосвязь между записанным временным ходом аффективного опыта и ретроспективной общей оценкой.

Значительное количество исследований подтвердило идею правила «пик – конец» (обзор см. В Kahneman, 2011). В исследовании приятных и вызывающих отвращение видеоклипов Фредриксон и Канеман (1993) продемонстрировали, что пиковый и конечный аффект оказали заметное влияние на глобальные ретроспективные оценки эмоциональной интенсивности каждого фильма участниками. Более того, на результаты не повлияла конкретная временная задержка (которая могла быть короче или больше) между окончанием фактического опыта и последующей ретроспективной оценкой, что указывает на то, что глобальные рейтинги были стабильными с течением времени.Кроме того, сеансы с текущими оценками и без них привели к схожим общим оценкам. Этот вывод был важным обоснованием примененного метода исследования, поскольку он продемонстрировал, что текущие оценки не искажают значимость или воспоминания о конкретных моментах. В исследовании боли, вызванной погружением руки в холодную ледяную воду (Kahneman et al., 1993), участникам пришлось выдержать короткое испытание (60 с при 14 ° C) и длительное испытание (60 с при 14 ° C + 30 с при 15 ° C). Долгое испытание было объективно более болезненным, потому что оно включало большую общую боль, но оно закончилось лучше, чем короткое испытание.Удивительно, но участники оценили более длительное испытание как менее болезненное, даже несмотря на то, что они смогли правильно оценить продолжительность. Это также привело к выводу, что люди особенно высоко ценят окончание эмоционального опыта. Кроме того, в исследовании боли, вызванной колоноскопией и литотрипсией, Редельмайер и Канеман (1996) продемонстрировали важность прекращения болезненного опыта. Stone et al. (2000) исследовали ревматоидный артрит и обнаружили, что пик – конец был лучшим предиктором для оценки общей боли, чем глобальное среднее всех отдельных моментов.Ни пик, ни конец сами по себе не были такими мощными предикторами, как их среднее значение. Schreiber и Kahneman (2000) нашли доказательства правила «пик – конец» в исследовании звуков отвращения, как и Langer et al. (2005) в исследовании последовательности платежей, а Do et al. (2008) в исследовании материальной выгоды.

Тем не менее, есть ряд исследований, которые не подтвердили правило «пик – конец». В исследовании приятной рекламы Baumgartner et al. (1997) обнаружили, что пик и конец, как отдельные факторы опыта, лучше предсказывали общую оценку, чем их среднее значение.Изучая удовольствие от еды, Rode et al. (2007) не нашли ни пика, ни конца более важными, чем любой другой элемент временного хода. Робинсон и др. (2011) обнаружили, что только пик сиюминутного удовольствия предсказывает общее удовольствие от еды. Кемп и др. (2008) изучали аффективные автобиографические события и обнаружили, что участники не лучше, чем другие моменты, запоминали пики и спады интенсивности счастья во время отпуска. Кожухаренко и Рывкин (2008) продемонстрировали, что среднее значение и пик-конец сопоставимы с точки зрения их роли в прогнозировании общей оценки опыта, и что ни один из них не показал преимущества над другим.

В целом, исследования с немузыкальными стимулами оставили неясную картину. Хотя большинство из них показали, что общую оценку аффективной интенсивности можно хорошо спрогнозировать по среднему значению самого интенсивного момента и момента в конце опыта, есть также исследования, которые не подтвердили обоснованность этого правила «пик – конец». Примечательно, что почти все данные, подтверждающие правило «пик-конец», получены из отрицательного опыта, поэтому сомнительно, можно ли перенести эти результаты на музыкальный опыт.В частности, неясно, сравнима ли консолидация переживаний боли с консолидацией музыкальных переживаний, касающихся, например, процессов привыкания или психологических механизмов совладания. Из всех упомянутых исследований трудно сказать, опираются ли воспоминания и общая оценка прошлого опыта на интегрированные моменты, такие как среднее значение, или на отдельные моменты, такие как пик или конец. Теперь мы опишем исследования, в которых музыка использовалась в качестве стимула.

Оценка эмоционального опыта с музыкой

Теоретические основы

Для прослушивания музыки характерна разная эмоциональная интенсивность от момента к моменту.Характеристики эмоционального музыкального опыта и последующая ретроспективная оценка его общей эмоциональной интенсивности согласуются с характеристиками определенного выше общего процесса запоминания и оценки прошлых длительных эмоциональных переживаний и различной аффективной интенсивности. Следовательно, теоретические подходы к объяснению этого общего процесса были использованы для исследования частного случая оценки эмоциональной интенсивности прошлых музыкальных переживаний.

Обычно интенсивность музыкального аффекта записывается с помощью диска, ползунка или кнопки, чувствительной к давлению. Данные записываются, когда участники управляют устройством в соответствии с интенсивностью эмоций, которые они испытывают. Мэдсен (1990; см. Также Мадсен и др., 1993) оправдал использование таких методов вместо того, чтобы спрашивать людей об их субъективном опыте: дети, инвалиды и необученные музыканты в целом часто просто не обладают способностью к вербальной речи высокого уровня. абстракции и затрудняются выразить музыкальные изменения, которые они слышат или чувствуют.Более того, люди могут не иметь возможности устно задокументировать свой музыкальный опыт во время прослушивания. Акт вербального сообщения собственных ответов во время слушания может мешать реальному опыту, а сам опыт может прекратиться или прекратиться быстро, когда фокус внимания отвлечен от него. Следовательно, преимущество моментального измерения заключается в том, что слушатель может отслеживать фокус внимания на музыке, не говоря и не писать.

Эмпирические результаты

Взаимосвязь реального музыкального опыта от момента к моменту и его общей оценки до сих пор не изучена.Свидетельства были впервые представлены Слободой и Леманном (2001), чье исследование сосредоточилось не на ощущаемых эмоциях, а на эмоциях, которые участники воспринимали в музыке. Тем не менее, они обнаружили, что среднее значение всех отдельных моментов музыкального опыта коррелирует с последующим глобальным рейтингом на r = 0,50. Duke и Colprit (2001) исследовали величину музыкальной интенсивности от момента к моменту и обнаружили, что среднее значение всех оценок отличается от общей оценки post-hoc .Однако они не рассчитали ковариацию этих показателей.

Розин и др. (2004) исследовали, как запоминающийся общий музыкальный аффект происходит от мгновенного музыкального аффекта. Их участники слушали различные музыкальные фрагменты разной продолжительности (т.е. в каждой песне было разное количество отдельных «моментов»). После измерения оценок эмоциональной интенсивности во время воспроизведения каждой песни от момента к моменту, авторы измерили запомненную общую эмоциональную интенсивность каждого музыкального фрагмента.Основываясь на нескольких предикторах (среднее значение интенсивностей всех отдельных моментов, сумма интенсивностей всех отдельных моментов, интенсивность начала, интенсивность смещения, минимальная интенсивность, интенсивность пика и сумма интенсивностей пика и смещения), они обнаружили, что запоминаемая интенсивность аффекта наиболее сильно коррелирует с пиком ( r = 0,82), пиком – концом ( r = 0,81) и средним значением ( r = 0,80). Однако авторы не проводили регрессионного анализа, чтобы определить, какие из потенциальных параметров составляют значительную долю дисперсии общей оценки.Тем не менее, они пришли к выводу, что их данные не подтверждают правило «пик – конец», потому что пик – конец наиболее сильно коррелировал с общим суждением только для 3 из 20 участников. Не в последнюю очередь, они обнаружили эффект наклона: большие положительные различия в эмоциональной интенсивности между последовательными моментами также были надежным предиктором запоминаемой общей интенсивности.

Результаты Розина и др. (2004) представляют собой ценное свидетельство того, как слушатели производят общую оценку эмоциональной интенсивности музыкальных переживаний.Однако есть ряд опасений по поводу потенциальных методологических ограничений в Rozin et al. (2004), в частности выбор стимулов и измерений, которые мы рассмотрели в настоящем исследовании. (1) Авторы использовали песни, которые были известны участникам, а также песни, которые были неизвестны. Независимо от того, была песня известна или неизвестна, участники всегда слушали музыку один раз, чтобы ознакомиться с песней, и второй раз для измерения. Сомнительно, что это адекватная процедура для достижения сопоставимого знакомства с известными и неизвестными песнями.Возможно, будет более подходящим использовать только неизвестную музыку для обеспечения контролируемого дизайна и исследования когнитивных процессов на основе «первых впечатлений». (2) Розин и др. (2004) предоставили своим участникам фиксированный порядок песен, что может привести к эффектам порядка в результате усталости участников и изменчивости мотивации. (3) Они использовали только короткие отрывки песен с ограниченными временными рамками около 40 секунд, что может не отражать натуралистическое слушание и может препятствовать обоснованным обобщениям. (4) Авторы не проводили регрессионный анализ и не вычисляли частичные корреляции, а сообщили только о корреляциях первого порядка между общим суждением и параметрами, которые потенциально влияют на него, для каждого участника.Следовательно, конкретные пропорции дисперсии, объясняемые наиболее важными параметрами, неизвестны. Изучение конкретного воздействия потенциальных параметров (при одновременном контроле влияния других) позволило бы определить относительную важность потенциальных стратегий для извлечения общей эмоциональной оценки из динамики текущих оценок. (5) Эффект наклона Rozin et al. (2004), идентифицированные в их Обсуждении, предполагает, что вариация временного хода моментального опыта может быть дополнительным параметром, который влияет на общую оценку и, следовательно, должен быть включен в вычисления.(6) Авторы следовали стандартной процедуре при вычислении значений пика и конца, то есть построили среднее значение пика (момент наибольшей интенсивности) и конечного значения. Однако, в соответствии с центральным утверждением теории пренебрежения длительностью, можно ожидать не одного пика, а среднего впечатления от всех выделяющихся моментов ( множественных пиков ), а также количества этих моментов ( количество множественных пиков ) для определения общей оценки.

Цель настоящего исследования

Подводя итог, можно сказать, что результаты исследований запоминания и оценки эмоциональной напряженности прошлых музыкальных переживаний столь же неубедительны, как и результаты немузыкальных исследований, о которых говорилось выше.По этим направлениям исследований все еще трудно сказать, основан ли ретроспективный общий аффект на интеграции всего опыта, только на отдельных отдельных моментах или на среднем значении таких моментов. В настоящем исследовании мы попытались ответить на этот вопрос, обойдя ограничения прошлых исследований, о которых говорилось выше. Мы приняли во внимание несколько параметров временного профиля эмоциональной интенсивности музыкальных переживаний: начало, пик, среднее из нескольких пиков, количество нескольких пиков, конец, пик – конец, несколько пиков – конец, сумма, среднее и вариация (см. ниже для расчета этих параметров).Поскольку прослушивание музыки - это опыт, который разворачивается с течением времени, мы утверждаем, что слушатели будут обрабатывать оценку эмоциональной интенсивности, постоянно обновляя свои ощущения от момента к моменту. Таким образом, мы прогнозируем, что слушатели усредняют свой опыт с течением времени, и используют усредненное значение в конце опыта в качестве общей оценки. Могут быть, а могут и не быть моменты, такие как пик или конец опыта, которые более сильно взвешиваются в процессе усреднения. Поскольку мы не можем выдвинуть более конкретную гипотезу об этом процессе взвешивания на основе предыдущих исследований, мы рассматриваем этот вопрос как исследовательский.Хотя вполне вероятно, что запоминание только некоторых конкретных моментов, которые могут нести важную информацию об опыте (как и пик (ы) и конец), является скупой эвристикой, вряд ли это все. В частности, нет причин ожидать, что любая информация во время опыта будет систематически игнорироваться. Более разумно ожидать, что процесс постоянного обновления происходит в течение опыта, который легче всего собрать, усредняя опыт всех моментов.

Методы

Участников

участников ( N = 54) были студентами-психологами, из них 44 (81,5%) женщин, 10 (18,5%) мужчин. Их возраст был от 18 до 35 лет ( M = 22,3 года, SD = 3,2). Девятнадцать (35%) были вовлечены в какую-либо музыкальную деятельность (певцы, хор, группа, оркестр и т. Д.), А 35 (65%) - нет. Музыка была важной частью жизни для всех них (Min = 4, Max = 9, M = 7,52, SD = 1,37, по шкале от 1– совсем не важно , до 9– очень important ), и они различались по музыкальности (Min = 1, Max = 9, M = 5.48, SD = 2,23, по шкале от 1– совсем не музыкальный , до 9– очень музыкальный ). Студенты получили кредиты за свое участие.

Этическое разрешение

Исследование было проведено в соответствии с соответствующими институциональными и национальными руководящими принципами и правилами (Технологический университет Хемница, 2002; Deutsche Gesellschaft für Psychologie [Немецкое психологическое общество], 2005). Информированное согласие было получено от всех участников. Обеспечена анонимность участников и конфиденциальность их данных.

Стимулы

Участники прослушали подборку из 11 полных песен разной продолжительности и жанров (поп, рок, инструментальный рок, хип-хоп, электро, джаз, классика, эмо, регги, латино). Считалось, что эти песни им неизвестны. Поскольку индивидуальный музыкальный опыт очень субъективен, может четко различаться и не был очевиден до окончания исследования, выбор песен был основан на субъективных суждениях авторов и двух других оценщиков. Каждая песня должна соответствовать следующим критериям: во время песни эмоциональная интенсивность не должна быть постоянной, а должна достигать пиков и минимумов, чтобы максимизировать вариативность внутри песни и, таким образом, между различными параметрами песни (e.g., начало, пик, конец, пик – конец, среднее значение). Более того, были выбраны разные песни, чтобы выявить разный уровень эмоциональной напряженности; то есть некоторые песни должны были быть в целом более эмоционально насыщенными, чем другие, чтобы максимизировать различия между песнями. Песни вместе с их исполнителями и продолжительностью перечислены в Таблице 1.

Таблица 1. Песни, использованные в исследовании .

Аппарат

Лабораторный зал был оборудован шестью столами, каждый с удобным креслом, компьютером с 17-дюймовым монитором, оптической мышью и стереонаушниками Sennheiser HL 270.Одновременно можно было рассадить до шести участников. Их отделяли друг от друга деревянные перегородки. Свет был приглушен. Программа java «emoslide», которая была разработана для исследования, воспроизводила песни в случайном порядке и одновременно измеряла мгновенные оценки субъективно переживаемой интенсивности пережитых эмоций. Участники должны были перемещать цифровой слайдер с помощью мыши, чтобы непрерывно оценивать свою эмоциональную интенсивность по шкале с надписью вообще без эмоций внизу и очень сильных эмоций вверху.Длина шкалы на мониторе 105 мм. Оценки участников были записаны с частотой дискретизации 10 точек данных / с (10 Гц; см. Nagel et al., 2007). Считывание данных варьировалось от 0 ( вообще без эмоций, ) до 100 ( очень сильных эмоций, ) за 101 возможный шаг. Ретроспективная оценка общей эмоциональной напряженности измерялась единым глобальным рейтингом участников для каждой песни карандашом по той же шкале, напечатанной на бумаге. Кроме того, для каждой песни участники должны были указать, слушали ли они ее раньше.

Процедура

Когда участники сели перед компьютерами, они получили инструкции относительно цели исследования, использования наушников, настроек громкости, цифрового слайдера и анкет. Кроме того, участники узнали из информации, отображаемой на экране компьютера, что исследование было посвящено индивидуальному течению их пережитых эмоций. Они должны постоянно наблюдать за интенсивностью эмоций, которые они испытывают, и указывать свои оценки на шкале на экране, перемещая цифровой ползунок, с которым они могли ознакомиться до того, как началась первая экспериментальная песня.После того, как участники начали сеанс, 11 песен были воспроизведены в случайном порядке, и были записаны оценки эмоциональной напряженности от момента к моменту. После каждой песни делался небольшой перерыв в 10 секунд, за которым автоматически следовала следующая песня.

Когда они прослушали все песни, участникам сказали, что вторая часть исследования была посвящена общей интенсивности эмоций, испытываемых при каждой песне. По прошествии некоторого времени с тех пор, как они прослушали каждую конкретную песню, им сказали, что короткие репрезентативные отрывки примерно по 20 секунд каждой песни (отрывки) должны помочь им вспомнить музыку.Им было предложено запомнить и ретроспективно оценить интенсивность эмоций, вызываемых соответствующей песней в целом. После того, как участники начали сеанс, 11 фрагментов были воспроизведены в том же индивидуальном порядке, что и песни, которые воспроизводились ранее. После каждого фрагмента у участников было время дать общую оценку эмоциональной напряженности каждой песни на бумажной версии шкалы. Они также должны были указать, слышали ли они какую-либо из песен до исследования. Процедура привела к определенной временной задержке между прослушиванием с моментальной оценкой и проведением ретроспективной оценки, что было желательно для уменьшения эффекта новизны из-за того, что участники все еще имели в виду свои рейтинговые профили.Наконец, участники заполнили анкету о своих личных данных и музыкальных привычках, а затем были опрошены.

Статистический анализ

Каждый участник генерировал непрерывные данные об эмоциональной интенсивности от момента к моменту и соответствующую ретроспективную оценку общей эмоциональной интенсивности для каждой из 11 песен. В анализ были включены только песни, которые участники никогда раньше не слушали. Первая песня, которую слушал каждый человек, была исключена, потому что она использовалась для тренировки непрерывной самооценки с помощью ползунка.Поскольку песни были представлены в случайном порядке, исключение затронуло каждую из 11 песен примерно с одинаковой частотой (результирующая абсолютная частота, с которой каждая песня была включена в анализ, показана в Таблице 1). На рисунке 1 приведен пример временных профилей трех образцовых песен от одного примерного участника. Как видно, на профиле может быть более одного пика. Обратите внимание, что строки имеют разную длину, потому что песни различались по длине и, следовательно, по количеству «моментов».”

Рис. 1. Временные профили оценок эмоциональной интенсивности для трех примерных песен от одного примерного участника .

Начало, пик, несколько пиков, конец, пик-конец, несколько пиков-конец, количество множественных пиков, сумма, среднее и вариация переменных были рассчитаны для каждой песни для каждого человека. Начало песни было определено как период от 5 до 15 секунд после начала песни. Считается, что развитие эмоций с течением времени и задержки реакции для соответствующих оценок происходят в течение примерно 5 секунд после появления стимула (Sloboda, Lehmann, 2001; Nagel et al., 2007). Кроме того, ползунок на экране располагался внизу шкалы при запуске каждого испытания. Если нельзя было ожидать, что участники переместят ползунок в течение первых секунд, это даст нулевые значения для начала, что, однако, не следует интерпретировать как отсутствие эмоциональной напряженности в течение этого периода. Следовательно, чтобы получить надежную оценку начала эмоциональной напряженности песни, начало было вычислено как среднее значение этих 10 секунд. Конец песни определялся как последние 10 секунд и рассчитывался как среднее значение оценок за последние 10 секунд. Пик песни был определен как максимальное значение всего временного профиля. Множественные пики Переменная была определена как среднее значение всех моментов, которые представляют собой локальный максимум. Пиковое значение песни вычислялось как среднее значение максимального и конечного значений. В качестве альтернативной меры пика и конца, переменная нескольких пиков – конец была рассчитана как среднее значение нескольких пиков и конечных значений. Количество кратных пиков - количество локальных максимумов на всем отрезке. Сумма была определена как сумма интенсивностей всех отдельных моментов опыта. Среднее значение песни было определено как среднее арифметическое всех отдельных значений. Вариация песни была определена как стандартное отклонение временного профиля. Коробчатые диаграммы на рисунке 2 показывают описательную статистику всех параметров и общую оценку (, глобальный рейтинг ). Обратите внимание, что сумма ( M = 104.659; SD = 60.842) и количество множественных пиков ( M = 7,6; SD = 3,4) не включены в рисунок 2, потому что они имеют другой масштаб.

Рис. 2. Коробчатые диаграммы, показывающие распределение текущих параметров и общий рейтинг эмоциональной напряженности, рассчитанный для всех участников и всех песен. Обратите внимание, что сумма и количество нескольких пиков не включаются, потому что они имеют другой масштаб.

Чтобы проанализировать, какие из этих параметров больше всего способствуют объяснению дисперсии общей оценки, мы сначала вычислили коэффициенты корреляции Пирсона.Наш прогноз заключался в том, что , среднее значение , будет иметь самую высокую корреляцию с общей оценкой. Кроме того, мы провели множественный регрессионный анализ, чтобы сравнить относительное влияние наиболее важных параметров. Поскольку можно ожидать, что на многие из рассчитанных нами параметров будет влиять мультиколлинеарность (например, сумма будет сильно коррелировать со средним значением ), мы не смогли включить все параметры в одновременный регрессионный анализ.Однако, по крайней мере, два наиболее важных параметра должны быть приняты во внимание в любом случае: среднее значение - как показатель теории временного интегрирования - и пик – конец - как потенциальный показатель теории пренебрежения длительностью. Наш прогноз состоял в том, что среднее значение является лучшим предсказателем общей оценки, чем пик – конец . Обратите внимание, что множественный регрессионный анализ основан на отклонениях, которые могут происходить на разных уровнях, то есть от разных участников и разных песен.Данные, которые организованы в такую ​​иерархическую структуру, могут создавать эффекты уровней, приводя к искусственным корреляциям, которые возникают из-за различных паттернов ответов (например, участники с сдержанным поведением и участники с разрешающим поведением). Поэтому для контроля различных компонентов дисперсии мы выполнили множественный регрессионный анализ с использованием иерархического линейного моделирования (с помощью программного обеспечения HLM 7; Raudenbush et al., 2004).

Результаты

Корреляционный анализ

Таблица 2 и Рисунок 3 показывают результаты корреляционного анализа.Хотя среднее значение наиболее сильно коррелирует с глобальным рейтингом, что соответствует нашему прогнозу, большинство остальных параметров также демонстрируют высокие корреляции: конец , пик, несколько пиков, пик – конец , несколько пиков – конец и сумма . Начало , количество множественных пиков и вариация лишь умеренно коррелировали с глобальным рейтингом. То есть эти результаты не говорят однозначно за или против одной конкретной теории, касающейся появления общей оценки.Принимая во внимание эти результаты, можно было бы предположить, что слушатели строят скользящее среднее во время прослушивания музыки, но что на среднее значение влияют моменты особой важности - пик или несколько пиков, соответственно, и конец, - которые можно объединить с измерением пика и конца. . Поскольку нас интересовало прямое сравнение вкладов параметров в объяснение дисперсии глобального рейтинга, мы дополнительно провели множественный регрессионный анализ.

Таблица 2. Корреляции Пирсона между общей оценкой и всеми параметрами мгновенного опыта ( N = 507) .

Рис. 3. Корреляции Пирсона между общей оценкой и всеми параметрами моментального опыта ( N = 507) .

Кроме того, мы также вычислили корреляцию между запоминающейся общей интенсивностью ( глобальный рейтинг ) и лайков , что дало сильную положительную корреляцию r = 0,63 ( p <0,001).

Множественный регрессионный анализ

Из-за мультиколлинеарности мы не могли включить все параметры в один одновременный регрессионный анализ.Например, переменная пик – конец представляет собой почти идеальную линейную комбинацию переменных пик и конец , поэтому эти три переменные не могут быть включены в регрессионный анализ одновременно. Таким образом, нам нужно было решить, какой из параметров включить. Учитывая теоретические аргументы, приведенные во Введении, мы были вынуждены включить как минимум среднего и пикового значения . Что касается измерения пика и конца, было трудно решить, использовать ли среднее значение пиковых и конечных значений или среднее значение множественных пиков и конечных значений , потому что оба показателя сильно коррелировали с глобальным рейтингом. .Поэтому мы рассчитали две отдельные модели: одна включает пик-конец , а другая включает множественных пиков-конец . Из остальных параметров осталось только два, на которые не повлияла мультиколлинеарность: количество множественных пиков и вариация профилей песни. Таким образом, мы в конечном итоге включили средних , пик – конец или несколько пиков – конец , соответственно, количество нескольких пиков и вариаций в одновременный регрессионный анализ.

Чтобы проверить возможные эффекты уровня, мы сначала рассчитали внутриклассовую корреляцию, получив значение r = 0,11, что указывает на использование иерархического линейного моделирования. На каждую из двух регрессионных моделей приходится около 70% дисперсии общей оценки. Специфические влияния четырех предикторов в каждой модели показаны в таблице 3. В обеих моделях средние и пик – конец или несколько пиков – конец , соответственно, оказались значимыми предикторами, при среднем дающие гораздо большие коэффициенты регрессии, чем пик – конец или несколько пиков – конец , соответственно. Вариация и количество кратных вершин не оказались значимыми предикторами глобального рейтинга.

Таблица 3. Коэффициенты регрессии для выбора отдельных параметров моментального опыта для их влияния на общую оценку ( N = 507) .

Обсуждение

Целью настоящего исследования было ответить на вопрос о том, как люди запоминают и оценивают эмоциональную интенсивность прошлых музыкальных переживаний.Чтобы исследовать, какие параметры прошлого музыкального опыта влияют на ретроспективную общую оценку эмоциональной интенсивности больше всего, были приняты во внимание несколько параметров временного профиля эмоциональной интенсивности музыкального опыта: начало, пик, несколько пиков, конец, пик – конец, несколько пиков – конец, количество пиков, сумма, среднее значение и вариация. Корреляционный анализ показал, что все эти параметры значительно коррелируют с общей оценкой: пик , несколько пиков , конец , пик – конец , несколько пиков – конец , сумма и среднее значение с большими коэффициентами корреляции. Среднее значение было параметром, наиболее сильно коррелированным с глобальным рейтингом, но эта корреляция была лишь немного больше, чем корреляция между глобальным рейтингом и другими параметрами, такими как пик – конец или несколько пиков – конец. Когда выбор не мультиколлинеарных параметров был принят во внимание в качестве одновременных предикторов глобального рейтинга, среднее значение оказалось самой влиятельной переменной. Вторым значимым предиктором - с гораздо меньшим коэффициентом регрессии - была переменная «пик – конец».Для переменной «пик – конец» не имело значения, рассчитывалась ли она либо из среднего значения одного пика (наивысшее значение временного профиля) и конечного значения, либо из множественных пиков и конечного значения. Это безразличие также подчеркивается незначительным влиянием количества кратных вершин на глобальный рейтинг. Таким образом, для общего впечатления об эмоциональной напряженности музыкального опыта кажется важным наличие выдающегося пика, но, по-видимому, не имеет значения, есть ли только один пик или серия из нескольких пиков.

Соединение этих результатов с теоретическими подходами, обсуждаемыми во введении, дает нам интересную картину. Как мы уже отмечали, существуют две основные конкурирующие теории: одна предполагает, что каждый отдельный момент опыта интегрируется при обработке общей оценки (временная интеграция), а другая предполагает, что это справедливо только для некоторых конкретных моментов. (пренебрежение длительностью). Наши результаты показывают, что среднее значение всех пережитых моментов является лучшим предсказателем для общей оценки.Кроме того, однако, некоторые конкретные моменты опыта, по-видимому, имеют дополнительное влияние на окончательную оценку. Таким образом, мы можем сделать вывод, что некоторые конкретные моменты (например, пики или конец) или среднее значение таких моментов (например, пик – конец или несколько пиков – конец) действительно играют роль в построении общей оценки, но их недостаточно для ни эта оценка, ни самые важные элементы опыта. Как мы утверждали ранее, слушатели могут постоянно обновлять уровень эмоциональной интенсивности в процессе прослушивания.Более длинные переходы со слабой эмоциональной интенсивностью приведут к понижению скользящей средней и, следовательно, к ретроспективной оценке, тогда как более длинные отрывки с высокой эмоциональной интенсивностью повысят скользящую среднюю и последующую оценку. Однако кажется разумным, что моменты исключительно высокой интенсивности (например, пик или несколько пиков) и моменты в самом конце (которые «выигрывают» от эффекта новизны) имеют дополнительное влияние на общую оценку. Это может происходить на двух стадиях.Одна из возможностей состоит в том, что моменты выдающейся интенсивности влияют на непрерывный расчет скользящей средней с более высоким весом, чем любые другие моменты онлайн , то есть во время прослушивания . Есть открытие Розина и др. (2004), что подтверждает эту гипотезу. Эти авторы обнаружили, что более крутые спуски в профиле постоянной эмоциональной напряженности приводят к более высоким общим оценкам. Это может указывать на то, что более крутые склоны предвещают пик, который впоследствии сильнее влияет на обработку среднего.Альтернативная возможность состоит в том, что слушатели непрерывно вычисляют среднее значение, которое корректируется по пиковому и конечному моментам только через после , то есть , когда опыт прослушивания превышает . В этом случае слушатели должны будут иметь в виду весь временной профиль, потому что они не могут идентифицировать пики, пока опыт не подошел к концу. Таким образом, они будут вычислять среднее значение пикового конца или множественных пиков конца только ретроспективно и впоследствии использовать это значение для корректировки начального среднего.Кожухаренко и Рывкин (2008) также утверждали, что от момента к моменту кусочки информации опыта не теряются - люди очень хорошо используют их для обработки среднего значения - но что пики [пики] и конец, тем не менее, важны для людей могут обратить особое внимание при построении их последующей оценки. С имеющимися данными мы не можем сделать вывод между этими альтернативными гипотезами. Однако можно задаться вопросом, насколько вероятно, что слушатели будут иметь в виду правильное и беспристрастное представление всего временного профиля.Более вероятно, что слушатели помнят оценку, оставленную в конце прослушивания и полученную путем взвешенного усреднения опыта.

Эффект наклона, обнаруженный Розиным и др. (2004) также побудили нас включить меру вариации в прогноз общей оценки. Несмотря на то, что этот параметр демонстрирует среднюю корреляцию с глобальным рейтингом, он не вносит особого вклада в прогнозирование глобального рейтинга. Таким образом, привнесение большего количества вариаций в опыт, похоже, не ведет к более высокой оценке опыта в ретроспективе.

Если наши выводы верны, они должны повлиять на наше понимание ретроспективных аффективных суждений в целом, а не только в отношении музыкальных стимулов. Кажется разумным предположить, что большинство видов переживаний запоминаются и оцениваются комбинацией среднего значения и переменной «пик – конец». Более того, этим можно объяснить неоднородные результаты прошлых исследований (см. Выше), и кажется целесообразным воспроизвести исследования с болезненными или приятными переживаниями, принимая во внимание все потенциальные параметры, которые могут повлиять на общую оценку.

Воспоминание и оценка эмоциональной интенсивности, несомненно, представляют интерес для исполнителей и композиторов, независимо от того, хотят ли они аранжировать отдельное музыкальное произведение, которое оставляет интенсивную общую память, эмоционально мощные музыкальные переживания, состоящие из нескольких движений, или нескольких пьес в единое целое. альбом. Принимая во внимание результаты настоящего исследования, при составлении музыкального произведения, которое должно запоминаться как эмоционально интенсивное, следует организовать общий высокий уровень эмоциональной напряженности или, по крайней мере, высокий пик или несколько высоких пиков, соответственно, и эмоционально напряженный конец.Отношение и поведение людей (насколько им нравится песня, хотят ли они пойти на концерт или купить компакт-диск), вероятно, будут зависеть от общей эмоциональной интенсивности музыкального опыта, который они запомнили. Мы обнаружили сильную положительную корреляцию между запоминающейся эмоциональной интенсивностью и симпатиями. Во всяком случае, изучение динамики эмоциональной напряженности во время концертов или при прослушивании целого ряда произведений остается интересной задачей для будущих исследований (см. Также Ariely and Zauberman, 2000).

Обратите внимание, что мы определили пик как наиболее эмоционально напряженный момент и множественных пиков как среднее значение всех локальных максимумов непрерывной интенсивности музыкального опыта. Однако мы считаем, что концепция пика нуждается в некотором теоретическом разъяснении в будущем, по крайней мере, в отношении музыки. В частности, остается выяснить, в какой степени пиковые переживания сопоставимы с ощущениями трепета или холода (например, Goldstein, 1980; Sloboda, 1991; Panksepp, 1995).Есть некоторые возможные музыкальные характеристики, которые могут вызвать озноб (например, крещендо, начало новой партии, начало голоса; см. Huron, 2006; Grewe et al., 2007a), которые могут играть важную роль в памяти о человеке. прошлый музыкальный опыт.

Не в последнюю очередь, мы утверждаем, что отношение и поведение в отношении музыки зависят не только от эмоциональной напряженности, но также - и особенно - от приятности. Следовательно, исследование, которое исследует динамику приятности и влияние ее параметров на глобальную оценку приятности, хорошо согласуется с настоящей работой.В отличие от результатов, которые мы обнаружили в настоящем исследовании, результаты исследования приятности могут выявить гораздо более сильное влияние начала музыкального опыта, поскольку все мы знаем, что нравится нам музыкальное произведение или нет, решается довольно быстро, после всего несколько секунд (см., например, Zajonc, 1980; Salimpoor et al., 2013).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Расходы на публикацию этой статьи были профинансированы Немецким исследовательским фондом / DFG (Geschäftszeichen INST 270 / 219-1) и Технологическим университетом Хемница в рамках программы финансирования Open Access Publishing.

Сноски

Список литературы

Ариэли Д. и Зауберман Г. (2000). О создании опыта: влияние разрыва и объединения опытов на их общую оценку. J. Behav. Decis. Изготовление 13, 219–232.DOI: 10.1002 / (SICI) 1099-0771 (200004/06) 13: 2 <219 :: AID-BDM331> 3.0.CO; 2-P

CrossRef Полный текст

Баумгартнер, Х., Суджан, М., и Паджетт, Д. (1997). Паттерны аффективных реакций на рекламу: интеграция мгновенных ответов в общие суждения. Дж. Марк. Res . 34, 219–232. DOI: 10.2307 / 3151860

CrossRef Полный текст

Behne, K.-E. (1997). «Развитие Musikerleben в подростковом возрасте. Как и почему молодые люди слушают музыку », в Восприятие и познание музыки , ред. I.Дележ и Ж. Слобода (Hove: Psychology Press), 143–159.

Хемницкий технологический университет. (2002). Кодекс поведения для обеспечения надлежащей научной практики и процедур в случае подозрения в неправомерном научном поведении Технологического университета Хемница С 26 ноября 2002 г. . Technische Universität Chemnitz. Доступно в Интернете по адресу: https://www.tu-chemnitz.de/forschung/grundsatz.php.en

Кожухаренко И., Рывкин Д. (2008). Правило максимума и средняя полезность: как агрегирование полезности влияет на оценку опыта. J. Math. Психол . 52, 326–335. DOI: 10.1016 / j.jmp.2008.05.004

CrossRef Полный текст

Deutsche Gesellschaft für Psychologie. (2005). Ethische Richtlinien der DGPs und des BDP . Deutsche Gesellschaft für Psychologie e.V. Доступно в Интернете по адресу: http://www.dgps.de/index.php?id=96422

Duke, R.A., и Colprit, E.J. (2001). Обобщение восприятия слушателя с течением времени. J. Res. Музыкальное образование . 49, 330–342. DOI: 10.2307 / 3345616

CrossRef Полный текст

Фредриксон, Б.Л. (2000). Извлечение смысла из прошлого эмоционального опыта: важность пиков, концов и конкретных эмоций. Cogn. Emot . 14, 577–606. DOI: 10.1080 / 026999300402808

CrossRef Полный текст

Гольдштейн, А. (1980). Острые ощущения в ответ на музыку и другие раздражители. Physiol. Психол . 8, 126–129. DOI: 10.3758 / BF03326460

CrossRef Полный текст

Греве О., Нагель Ф., Копьез Р. и Альтенмюллер Э. (2007a). Эмоции с течением времени: синхронность и развитие субъективных, физиологических и эмоциональных реакций лица на музыку. Эмоция 7, 774–788. DOI: 10.1037 / 1528-3542.7.4.774

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Греве О., Нагель Ф., Копьез Р. и Альтенмюллер Э. (2007b). Прослушивание музыки как процесс воссоздания: физиологические, психологические и психоакустические корреляты озноба и сильных эмоций. Музыкальное восприятие . 24, 297–314. DOI: 10.1525 / mp.2007.24.3.297

CrossRef Полный текст

Гурон Д. (2006). Сладкое ожидание: музыка и психология ожидания .Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Juslin, P. N., and Laukka, P. (2004). Выражение, восприятие и индукция музыкальных эмоций: обзор и анкетирование повседневного слушания. J. New Music Res . 33, 217–238. DOI: 10.1080 / 0929821042000317813

CrossRef Полный текст

Канеман Д. (1999). «Объективное счастье», в Благополучие: основы гедонической психологии , ред. Д. Канеман, Э. Динер и Н. Шварц (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Russell Sage Foundation Press), 3–25.

Канеман, Д. (2011). Мыслить быстро и медленно . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Фаррар, Штраус и Жиру.

Канеман Д., Фредриксон Б. Л., Шрайбер К. А. и Редельмайер Д. А. (1993). Когда больше боли предпочтительнее, чем меньше: добавление лучшего конца. Psychol. Sci . 4, 401–405. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.1993.tb00589.x

CrossRef Полный текст

Лангер Т., Сарин Р. и Вебер М. (2005). Ретроспективная оценка последовательности платежей: пренебрежение длительностью и пиковые и конечные эффекты. J. Econ. Behav. Орган . 58, 157–175. DOI: 10.1016 / j.jebo.2004.01.001

CrossRef Полный текст

Мэдсен, К. К. (1990). Измерение музыкального отклика. Музыкальное образование. J . 77, 26. DOI: 10.2307 / 3397835

CrossRef Полный текст

Мэдсен, К. К., Бриттин, Р. В., и Капперелла-Шелдон, Д. А. (1993). Эмпирический метод измерения эстетического восприятия музыки. J. Res. Музыкальное образование . 41, 57–69. DOI: 10.2307 / 3345480

CrossRef Полный текст

Нагель, Ф., Копьез Р., Греве О. и Альтенмюллер Э. (2007). EMuJoy: программа для непрерывного измерения воспринимаемых эмоций в музыке. Behav. Res. Методы 39, 283–290. DOI: 10.3758 / BF03193159

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Панксепп Дж. (1995). Эмоциональные источники "озноба", вызванные музыкой. Музыкальное восприятие . 13, 171–207. DOI: 10.2307 / 40285693

CrossRef Полный текст

Рауденбуш, С.В., Брик, А.С.и Конгдон Р. (2004). HLM 6 для Windows [Компьютерное программное обеспечение] . Скоки, Иллинойс: Международное научное программное обеспечение.

Редельмайер, Д. А., и Канеман, Д. (1996). Воспоминания пациентов о болезненных медицинских процедурах: оценка двух минимально инвазивных процедур в реальном времени и ретроспективная оценка. Боль 66, 3–8. DOI: 10.1016 / 0304-3959 (96) 02994-6

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Робинсон, Э., Блиссетт, Дж., И Хиггс, С.(2011). Пиковое и конечное влияние на запоминаемое удовольствие от еды у людей с низкой и высокой сдержанностью. Аппетит 57, 207–212. DOI: 10.1016 / j.appet.2011.04.022

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Роде, Э., Розин, П., и Дурлах, П. (2007). Испытываемое и запоминающееся удовольствие от еды: игнорирование продолжительности, но минимальные пиковые, конечные (недавние) или первичные эффекты. Аппетит 49, 18–29. DOI: 10.1016 / j.appet.2006.09.006

CrossRef Полный текст

Розин, А., Розин П., Гольдберг Э. (2004). Ощущение музыкального прошлого: каким слушателем запоминается музыкальный аффект. Музыкальное восприятие . 22, 15–39. DOI: 10.1525 / mp.2004.22.1.15

CrossRef Полный текст

Саарикаллио, С., Эрккиля, Дж. (2007). Роль музыки в регуляции настроения подростков. Psychol. Музыка 35, 88–109. DOI: 10.1177 / 0305735607068889

CrossRef Полный текст

Салимпур, В. Н., Бош, И., ван ден Ковачевич, Н., Макинтош, А. Р., Дагер, А., Заторре, Р. Дж. (2013). Взаимодействие между прилежащим ядром и слуховой корой позволяет прогнозировать ценность музыкального вознаграждения. Наука 340, 216–219. DOI: 10.1126 / science.1231059

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Sedlmeier, P., and Schäfer, T. (2013). «Эмоции, настроения и музыкальные предпочтения» в Справочнике по психологии эмоций , ред. К. Мохиеддини, С. Бауэр и М. Айзенк (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Nova Science), 327–337.

Слобода, Дж. А. (1991). Музыкальная структура и эмоциональный отклик: некоторые эмпирические данные. Psychol. Музыка 19, 110–120. DOI: 10.1177 / 0305735691192002

CrossRef Полный текст

Слобода, Дж. А., Леманн, А. К. (2001). Отслеживание исполнения коррелирует с изменениями воспринимаемой интенсивности эмоций во время различных интерпретаций фортепианной прелюдии Шопена. Музыкальное восприятие . 19, 87–120. DOI: 10.1525 / mp.2001.19.1.87

CrossRef Полный текст

Слобода, Ю.А., О'Нил, С. А., и Ивальди, А. (2001). Функции музыки в повседневной жизни: исследовательское исследование с использованием метода выборки опыта. Музыка. Sci . 5, 9–32. DOI: 10.1177 / 1029864

500102

CrossRef Полный текст

Стоун, А.А., Бродерик, Дж. Э., Каелл, А. Т., ДелесПол, П. А. Е., и Портер, Л. Е. (2000). Применимо ли явление пика-конца, наблюдаемое в лабораторных исследованиях боли, к реальной боли при ревматоидном артрите? J. Pain 1, 212–217.DOI: 10.1054 / JPAI.2000.7568

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Varey, C., and Kahneman, D. (1992). Опыт во времени: оценка моментов и эпизодов. J. Behav. Decis. Изготовление 5, 169–185. DOI: 10.1002 / bdm.3960050303

CrossRef Полный текст

Зайонц, Р. Б. (1980). Чувство и мышление: предпочтения не нуждаются в умозаключениях. г. Психол . 35, 151–175. DOI: 10.1037 / 0003-066X.35.2.151

CrossRef Полный текст

Спорт: высшая интенсивность в разгар соревнований

Интенсивность может быть самым важным фактором, влияющим на спортивные результаты после начала соревнования.Это так важно, потому что вся мотивация, уверенность, сосредоточенность и эмоции в мире не помогут вам, если ваше тело физиологически не способно делать то, что ему нужно делать, чтобы вы работали наилучшим образом.

Проще говоря, интенсивность - это количество физиологической активности, которую вы испытываете в своем теле, включая частоту сердечных сокращений, дыхание и адреналин. Интенсивность - это континуум, который варьируется от сна (очень расслабленное) до ужаса (очень тревожного). Где-то посередине между этими двумя крайностями находится уровень интенсивности, с которым вы работаете наилучшим образом.

Проблема с интенсивностью состоит в том, что не существует одной идеальной интенсивности для всех спортсменов. В зависимости от вашего физического и психологического состояния вы можете лучше всего выполнять упражнения расслабленно, умеренно интенсивно или отскакивая от стен с интенсивностью.

Вид спорта, в котором вы участвуете, также влияет на интенсивность. В видах спорта, которые имеют разные физиологические потребности, будут разные требования к интенсивности. Например, виды спорта, которые предполагают быстрые и мощные всплески энергии, такие как поднятие тяжестей или спринт, требуют более высокой интенсивности.Напротив, виды спорта, требующие мелкой моторики или выносливости, например, гольф или марафонский бег соответственно, требуют гораздо меньшей интенсивности.

Интенсивность состоит из двух компонентов. Во-первых, это физическое переживание интенсивности, то есть то, что вы на самом деле чувствуете в своем теле во время соревнований. Вы спокойны или полны энергии? Вы расслаблены или напряжены? Во-вторых, ваше восприятие интенсивности. Другими словами, вы воспринимаете интенсивность положительно или отрицательно? Два спортсмена могут физиологически чувствовать одно и то же, но интерпретировать эти физические ощущения по-разному.Можно рассматривать интенсивность как волнение, и это поможет его игре. Другой может воспринять интенсивность как тревогу, и это повредит его работе.

На физический опыт и восприятие интенсивности влияют несколько психических факторов. Если вы не уверены в себе, чувствуете разочарование и злость и сосредоточиваетесь на победе, а не на том, чтобы делать все, что в ваших силах, вы оцените эту интенсивность как отрицательную. Напротив, если вы уверены в себе и настроены позитивно, счастливы и взволнованы и сосредоточены на хорошей работе, интенсивность будет восприниматься как позитивная.

Признаки повышенной и недостаточной интенсивности

Интенсивность вызывает широкий спектр физических и психических симптомов, которые могут помочь вам распознать, когда ваша интенсивность слишком высока или слишком низка. Зная об этих признаках, вы сможете определить, когда вы не работаете с максимальной интенсивностью, и сможете предпринять шаги для достижения этого идеального уровня.

Повышенная интенсивность . Мышечное напряжение и затрудненное дыхание - наиболее частые признаки перенапряжения. Большинство спортсменов указывают, что, когда они слишком интенсивны, они чувствуют напряжение в плечах и ногах, которые являются двумя наиболее важными физическими областями для многих видов спорта.Если плечи пловца напряжены, движение гребков сократится, и он не сможет плавать с легкостью и силой. Когда ноги прыгуна в высоту напряжены, он теряет способность бегать и прыгать плавно и взрывно.

Многие спортсмены также сообщают, что их дыхание становится прерывистым и прерывистым, когда они нервничают. Это ограничение дыхания означает, что они не получают достаточно кислорода в свою систему, поэтому они быстро устают. Я также обнаружил, что плавность движений спортсменов имеет тенденцию отражать их дыхание.Если их дыхание длинное и плавное, то и движения тоже. Если их дыхание прерывистое и неравномерное, их движения будут прерывистыми и неудобными.

Чрезмерно интенсивные атлеты часто демонстрируют плохую осанку и скованную походку. Напряжение мышц заставляет их плечи подниматься, а тело кажется крупным. Спортсмены совершают больше ошибок, когда проявляют чрезмерную активность, потому что тревога нарушает координацию. Чрезмерная интенсивность мешает двигательному контролю, что влияет на технические навыки и движения.Тревожные спортсмены также увеличивают темп соревнований. Например, чрезмерно интенсивный велосипедист может слишком быстро выйти из гонки в начале гонки. Спортсмены часто выглядят возбужденными и обезумевшими. Если противники не торопятся, чрезмерно интенсивные спортсмены теряют терпение в медленном темпе.

Чрезмерная интенсивность отрицательно влияет и на психику спортсменов. Беспокойство снижает уверенность в себе и вызывает сомнения в способностях. Физический и психический дискомфорт вызывает негативные эмоции, такие как разочарование, гнев и депрессия.Беспокойство, сомнения и негативные эмоции мешают сосредоточению внимания, отвлекая внимание спортсменов от их лучших результатов и отвлекая их от того, насколько плохо они себя чувствуют.

Пониженная интенсивность . Хотя это не так часто, спортсмены также могут испытывать пониженную нагрузку во время соревнований. Наиболее частыми симптомами пониженной интенсивности являются пониженная энергия и вялость. Спортсменам не хватает адреналина, который им нужен, чтобы приложить максимум усилий. Хотя это не так неприятно, как чрезмерная интенсивность, недостаточная интенсивность в равной степени ухудшает производительность, потому что спортсменам не хватает физических требований, таких как сила, выносливость и ловкость, чтобы соответствовать требованиям своего вида спорта.

Мысленно пониженная интенсивность подрывает мотивацию. Спортсмены просто не хотят быть на улице. Отсутствие интереса, вызванное слишком низкой интенсивностью, также ухудшает их концентрацию, потому что они легко отвлекаются и им трудно сосредоточиться на своих выступлениях.

Линия между интенсивностью и плотностью

Конечная цель первичной интенсивности - найти точную грань между интенсивностью и напряженностью (да, на самом деле это слово). Чем ближе вы можете подойти к этой черте, тем больше ваше тело будет работать на вас для достижения Prime Sport.Если вы переступите черту напряжения, ваше тело больше не будет физически способным к достижению Prime Sport. Великие спортсмены могут делать две вещи, связанные с этой линией. Во-первых, они лучше понимают, где находится эта линия, поэтому они могут «ходить по канату» по ней, тем самым максимизируя то, что может дать им их тело. Во-вторых, они могут оставаться на этой линии дольше, чем другие спортсмены, что позволяет им работать на стабильно более высоком уровне в течение более длительных периодов времени.

Ключевые конкурентные ситуации

Существуют обычные соревновательные ситуации, в которых вы можете ожидать, что ваша интенсивность сместится с максимальной интенсивности.Если вы можете определить эти ситуации, когда они возникают, вы сможете быстрее предпринять шаги, чтобы предотвратить изменение интенсивности, которое может повредить вашей производительности. Эти соревновательные ситуации обычно связаны с тем, когда вы либо впереди, либо позади в соревновании, либо соревнование находится на кону.

Чрезмерная интенсивность чаще всего встречается в ситуациях, связанных с напряжением, например, в финале соревнований или в сверхурочное время. Каждый раз, когда вы считаете, что должны выиграть очко или игру, ваша интенсивность, вероятно, превысит вашу максимальную интенсивность.Недостаточная интенсивность чаще всего наблюдается в конкурентных ситуациях, когда вы считаете, что выиграли соревнование, например, у вас большой отрыв или время на исходе.

Однако нет единой закономерности в том, как будет меняться интенсивность для всех спортсменов. Спортсмены в одной и той же соревновательной ситуации могут испытывать разные изменения интенсивности. Например, у одного спортсмена может повыситься интенсивность и он может сильно нервничать, потому что он никогда раньше не побеждал своего соперника и не совсем верит, что сможет.В то время как у другого спортсмена в той же ситуации может снизиться интенсивность и он почувствует разочарование, потому что он уже мысленно находится в раздевалке, думая о своем следующем соревновании. Вы должны выяснить, как вы обычно реагируете, а затем использовать техники психологического подъема и психологического подавления (которые я обсуждаю здесь и здесь) для достижения и поддержания максимальной интенсивности.

ИНТЕНСИВНОСТЬ ЭМОЦИИ, СВЯЗАННОЙ С ВОСПРИЯТИЕМ И МЫШЛЕНИЕМ

Те люди, чьи эмоции более интенсивны, как показывают исследования, в целом, похоже, имеют более сложную жизнь.«Эмоционально сильные люди ищут разнообразия, новизны, сложности», - сказал Роберт Эммонс, психолог из Университета штата Мичиган. «У них более разнообразные цели в жизни, они знают больше людей в более разных ситуациях, и, поскольку они делают так много разных вещей, чувствуют больше конфликтов в своей жизни. Они могут захотеть усерднее работать, чтобы добиться успеха на работе, в то же время стараясь проводить больше времени с несколькими друзьями.

«Эти конфликты могут быть источником стресса для эмоционально напряженных людей и могут объяснить, почему они сообщают о более незначительных заболеваниях, таких как простуда и грипп, чем менее эмоциональные люди», - сказал д-р.Эммонс.

По словам доктора Эммонса, большая часть конфликта, переживаемого высокоэмоциональными людьми, заключается в том, выражать ли свои чувства или действовать в соответствии с ними. «Хотя они могут сильно переживать, они не всегда выражают себя открыто», - сказал доктор Эммонс. «Сдержанные взаперти люди находятся в худшей ситуации».

Несмотря на конфликты и недуги, которые, кажется, приносит интенсивность, эмоционально сильные люди процветают за счет богатства своих чувств. Исследование, которое будет опубликовано в Journal of Research in Personality, показывает, что, несмотря на свои страдания, эмоционально сильные люди испытывают такое же чувство благополучия и удовлетворенности, как и те, в чьей жизни нет таких потрясений.

В статье, которая будет опубликована в Journal of Personality and Social Psychology, доктор Динер и Рэнди Ларсен, психолог из Университета Пердью, сообщают, что разница в эмоциональных стилях тесно связана с разницей в том, как люди думают о событиях. В одном исследовании добровольцы вели записи своей повседневной жизни и своих эмоциональных реакций; в другом им показали тревожные слайды и проанализировали их ответы. Подобные исследования позволяют составить портрет отличительной психической жизни людей, испытывающих бурные или безмятежные эмоции.

Например, у очень эмоциональных людей, когда им показывали тревожные слайды - например, женщина, держащая раненого, истекающего кровью ребенка, - сразу же приходила мысль, которая персонализировала событие, например: «Что, если бы это случилось со мной или с кем-то из моих? семья ''.

Однако бесстрастные люди чаще сосредотачивались на фактических деталях картинок; один прокомментировал слайд с изображением умирающего мужчины: «Похоже, у него новые штаны».

(PDF) Эмоциональная интенсивность: измерение и теоретические выводы

Шкала эмоциональной интенсивности 195

Результаты показывают, что EIS является высоконадежный инструмент.Такой результат имел место для

измерений внутренней согласованности, а также стабильности во времени (с использованием двух независимых S-выборок).

Как это часто бывает с измерениями эмоциональной функции (Fujita, Diener & Sandvik, 1991; Larsen

& Diener, 1987), женщины-S получили значительно более высокие баллы по EIS, чем мужчины-S. Однако результаты описательной статистики

и различные корреляции с другими показателями показали, что шкала

работает одинаково для мужских и женских Ss.

Корреляции между шкалами EIS, EPQ-Extraversion и EPQ-Neuroticism имеют отношение к

теориям, которые объединяют личность с эмоциональным опытом. Мы выдвинули гипотезу о конкретном паттерне

взаимных корреляций, полученном в результате расширения одной интеграции теорий личности Айзенка (1967) и Грея

(1981, 1987) (Bachorowski & Newman, 1990; Wallace et al., 1991). Эти

прогнозов подтвердились лишь частично.Положительные корреляции между общими баллами EIS и EPQ-N

указывают на то, что более невротичные S сообщили о более интенсивных эмоциональных состояниях.

Таким образом, было поддержано представление о том, что Ss с более реактивной или лабильной активностью системы неспецифического возбуждения

также испытывают сильные эмоциональные состояния, будь то положительные или отрицательные. Индивидуальные корреляции

между оценками EIS-POS, EIS-NEG, EPQ-E и EPQ-N не предоставили убедительных доказательств

для гипотезы о том, что люди с доминирующими системами поведенческого торможения с большей вероятностью

испытают отрицательный эффект. тогда как люди с доминированием в системе поведенческой активации более склонны к положительному аффекту

.Хотя оценки EIS-POS положительно коррелировали с оценками Extraversion

, эти корреляции не были особенно сильными. Кроме того, баллы EIS-NEG более четко соответствовали

невротизму (и не коррелировали отрицательно с экстраверсией, как ожидалось). Эти

корреляции согласуются с использованием Ларсеном и Кетелааром (1991) теорий Айзенка и Грея.

Совершенно очевидно, что необходимо выйти за рамки изучения взаимосвязей между различными показателями самооценки

, чтобы можно было разработать более осмысленное описание эмоционального опыта.Одна из целей

- понять поведенческие и эмоциональные реакции, вызываемые конкретными контекстными переменными,

, такими как вознаграждение и наказание, а также психобиологические основы этих реакций. Результаты валидационных исследований

обеспечат более целостный отчет о взаимосвязях между эмоциональной интенсивностью

, личностью, а также адаптивным и дезадаптивным поведением.

Благодарности - Это исследование было поддержано Университетом Колорадо в Денвере присуждением премии

за развитие младших преподавателей Джо-Анн Бахоровски.Мы ценим предложения Майкла Дж. Оурена относительно более ранней версии этой рукописи.

Лица могут получить копию шкалы эмоциональной интенсивности, связавшись с Джо-Анн Бахоровски.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Бахоровски, Дж. А. и Ньюман, Дж. П. (1990). Импульсивное моторное поведение: влияние личности и важности цели. Журнул

Личности и социальной психологии, 58, 5 12-5 18.

Браатен, Э.Б. и Бахоровски, Дж. А. (1993, апрель). Шкала эмоциональной интенсивности: Психометрическая и поведенческая проверка. Документ

, представленный на Ежегодном собрании Психологической ассоциации Скалистых гор, Феникс, Аризона.

Купер, К. и МакКонвилл, К. (I 989). Факторная эквивалентность состояния Тревожно-негативного аффекта и состояния Экстраверсия -

позитивного аффекта. Личность и индивидуальные различия, JO, 919-920.

Купер, К.И МакКонвилл, К. (1993). Интенсивность воздействия: фактор или артефакт? Личность и индивидуальные различия, 14, 135-143.

Деррибери Д. и Ротбарт М. К. (1988). Возбуждение, аффект и внимание как компоненты темперамента. Журнал личности

и социальной психологии, 55, 958-966.

Динер, Э., Ларсен, Р. Дж., Левин, С. и Эммонс, Р. А. (1985). Интенсивность и частота: аспекты, лежащие в основе положительного и

отрицательного аффекта.Journal of Personality and Social Psychology, 48, 1253-1 265.

Eisenberg, N., Fabes, RA, Schaller, M., Miller, P., Carlo, G., Poulin, R., Shea, C. & Шелл Р. (1991). Личность и

социализация коррелируют опосредованной эмоциональной реакции. Журнал личности и социальной психологии, 61, 459-470.

Эммонс, Р. А. и Кинг, Л. А. (1989). Дифференциация личных устремлений и аффективная реактивность.Journal of Persona & and

Social Psychology, 56, 4781184.

Айзенк, Х. Дж. (1967). Биологические основы личности. Спрингфилд, 111 .: Томас.

Айзенк, Х. Дж. (1981). Общие характеристики модели. В Айзенке, Х. Дж. (Ред.), Модель личности (стр. 1-37). Нью-Йорк:

Springer.

Айзенк, Х. Дж. И Айзенк, М. В. (1985). Персональные и индивидуальные предпочтения: естественнонаучный подход.Нью-Йорк:

Plenum Press.

Айзенк, Х. Дж. И Айзенк, С. Б. Г. (1975). Пособие по опроснику личности Евсенка (взрослый). Лондон: Hodder &

Stoughton.

Фаулз, Д. К. (1980). Модель трех возбуждений: влияние теории двухфакторного обучения Грея на частоту сердечных сокращений, электродермальную активность

и психопатию. Психофизиология, 17, 87-104.

Фаулз, Д. К. (1987). Применение поведенческой теории мотивации к понятиям тревожности и импульсивности.Журнал

исследований личности. 21, 417-435.

Чувства высокой интенсивности могут вас утомлять

Почему мы всегда устаем в конце рабочего дня? Почему мы возвращаемся домой измученные, у нас едва хватает энергии, чтобы приготовить ужин, прежде чем мы рухнем на ночь?

Обычно, когда мы думаем об усталости, мы думаем о физических причинах: недостаток сна, интенсивные упражнения или долгие дни физического труда. И все же, как сказал мне в интервью Эллиот Беркман, профессор психологии в Университете Орегона, в наши дни, когда мало кто из нас имеет физически тяжелую работу, мы уничтожаем себя психологическими факторами.

В конце концов, физические усилия, которые мы прилагаем на повседневной работе, не оправдывают усталости, которую мы испытываем, когда возвращаемся домой. Если вы строитель, фермер, работающий в поле, или медицинский работник, работающий в дневную и ночную смену, то да, причиной вашей усталости может быть физическое истощение. Но в остальном, отмечает Беркман, ваша усталость в основном психологическая. «Ваше тело устает до тех пор, пока вы действительно ничего не можете делать?» - спрашивает Беркман. «На самом деле, чтобы добраться до полного физического истощения, потребуется много времени.”

Одна из основных причин нашего умственного истощения - эмоции высокой интенсивности.

Психологи различают эмоции по двум параметрам: положительное / отрицательное и высокая интенсивность / низкая интенсивность. Другими словами, является ли эмоция положительной (например, приподнятый или безмятежный ) или отрицательной (например, злой или грустной )? И это высокая интенсивность (например, приподнятый или сердитый ) или низкая интенсивность (например, безмятежный или грустный )?

Легко увидеть, как сильные отрицательные эмоции могут утомлять нас в течение дня, а не только разочарование и гнев.Многие из нас привыкли полагаться на нашу реакцию на стресс для достижения цели. Мы подпитываемся адреналином и кофеином, перегружаем себя и ждем до последней минуты, чтобы завершить проекты, ожидая, когда сработает этот режим «бей или беги», и полагая, что нам нужно определенное количество стресса, чтобы быть продуктивными.

Но положительные эмоции высокой интенсивности также могут быть утомительны. И исследования показывают, что мы - особенно жители Запада и, в частности, американцы - преуспеваем в высокоинтенсивных положительных эмоциях.Исследования Жанны Цай из Стэнфордского университета, с которой я провел несколько исследований, показывают, что, когда вы спрашиваете американцев, как они в идеале хотели бы себя чувствовать, они с большей вероятностью будут ссылаться на высокоинтенсивные положительные эмоции, такие как приподнятый и эйфорический , чем низкий -интенсивность положительных эмоций типа расслабленного или содержания . Другими словами, американцы приравнивают счастье к высокой интенсивности. В культурах Восточной Азии, с другой стороны, ценятся положительные эмоции низкой интенсивности, такие как безмятежность, и миролюбие.

Когда мы с Жанной проводили исследование, чтобы выяснить, почему американцы ценят высокоинтенсивные положительные эмоции, мы обнаружили, что американцы верят, что им нужны эмоции высокой интенсивности для достижения успеха, особенно для того, чтобы вести или влиять. В проведенном нами исследовании, например, люди хотели испытывать высокоинтенсивные положительные эмоции, такие как возбуждение, когда они играли роль, которая предполагала руководство или попытки повлиять на другого человека. Эта интенсивность отражена в языке, который мы используем для обсуждения целей достижения: мы получаем возбуждения, накачку, или усиление, , так что мы можем превзойти человека, сокрушить проекта или запустить презентации - все эти выражения подразумевают, что мы должны находиться в каком-то режиме интенсивной атаки. Давай, выбей его из парка, и мускулов через .

Проблема, однако, в том, что эмоции высокой интенсивности физиологически утомительны. Волнение, даже когда оно весело, включает в себя то, что психологи называют «физиологическим возбуждением» - активация нашей симпатической системы («бей или беги»). Положительные эмоции высокой интенсивности связаны с тем же физиологическим возбуждением, что и отрицательные эмоции высокой интенсивности, такие как тревога или гнев. У нас учащается пульс, активируются потовые железы, и мы легко вздрагиваем.Поскольку он активирует реакцию организма на стресс, возбуждение может истощить нашу систему, если оно сохраняется в течение длительного периода - хронический стресс ставит под угрозу наш иммунитет, память и продолжительность концентрации внимания. Другими словами, высокая интенсивность - будь то негативные состояния, такие как тревога, или позитивные, такие как возбуждение, - истощает организм.

Эмоции высокой интенсивности также утомляют психику. Трудно сосредоточиться, когда мы физиологически возбуждены и чрезмерно возбуждены. Из исследований мозга мы знаем, что, когда мы испытываем сильные эмоции, активируется миндалевидное тело - та же область, которая загорается, когда мы чувствуем реакцию «бей или беги».Нам нужно использовать усилия и стратегии регуляции эмоций из другой части нашего мозга, расположенной в префронтальной коре, чтобы успокоить себя достаточно, чтобы выполнить свою работу. Само по себе регулирование эмоций требует дополнительных усилий.

Результат? Вы легко устаете. Поднимаете ли вы тревогу или волнуете, вы истощаете свой самый важный ресурс: энергию.

Волнение, конечно же, может быть положительной эмоцией, и это определенно лучше, чем стресс.Но так же, как высокий уровень сахара может какое-то время казаться отличным, он отправляет ваше тело в физиологический максимум, который может закончиться сбоем. Вы обязательно почувствуете усталость раньше, чем если бы оставались в спокойном состоянии.

Это не значит, что вы никогда не должны испытывать стресса или возбуждения - и при этом вы не должны терять энтузиазм по отношению к своей работе. Тем не менее, я предлагаю вам уделять больше времени спокойным занятиям в своей жизни и научиться подключаться к другой стороне вашей нервной системы - парасимпатической стороне «отдыха и переваривания пищи», которая помогает восстановить ваше здоровье и благополучие, делая вы более устойчивы в долгосрочной перспективе.Это поможет вам сэкономить энергию на тот момент, когда она вам понадобится больше всего.

Эта статья основана на книге The Happiness Track (HarperOne, 2016), из которой она адаптирована с разрешения издателя.

инструментов Psych-up и Psych-down для достижения идеального уровня интенсивности - Triathlete

Только для членов

Станьте участником, чтобы разблокировать эту историю и получить другие отличные льготы.

В этой серии из трех частей о том, как интенсивность влияет на ваши усилия в триатлоне, мы сначала обсудили, почему интенсивность важна для успеха, а затем как вы можете найти свою лучшую (или идеальную) интенсивность. Ценность знания вашей основной интенсивности состоит в том, что вы можете контролировать свою интенсивность до или во время гонки и оценивать, является ли она слишком высокой, слишком низкой или подходящей.

В этой заключительной статье будут продемонстрированы некоторые практические инструменты, которые вы можете использовать для повышения или понижения интенсивности до оптимального уровня, чтобы вы могли плавать, ездить на велосипеде и бегать быстрее всех.

Инструменты психологического подавления

Это естественно, что во время гонки увеличивается интенсивность движения. Вы подвергаете себя испытанию и хотите сделать все возможное. Но когда это увеличение интенсивности превращается в напряжение (да, это действительно так) и тревогу, которые могут повредить вашей работе, тогда это проблема. Вместо того, чтобы просто смиряться с нервозностью и плохой успеваемостью, вы можете предпринять активные шаги, чтобы контролировать свою интенсивность, чтобы работать как можно лучше, чтобы не слишком рано не переутомиться.Существует ряд простых инструментов «психологического снижения», которые вы можете использовать, чтобы снова контролировать свою интенсивность.

Расслабление мышц

Напряжение мышц - наиболее частый симптом чрезмерной напряженности. Это самый тяжелый физический симптом для триатлонистов; если ваши мышцы напряжены и скованы, вы просто не сможете плавать, ездить на велосипеде или бегать так же эффективно и результативно. Есть два упражнения на расслабление мышц, которые вы можете использовать до и во время соревнований: пассивное расслабление и активное расслабление.Расслабление мышц полезно, потому что оно позволяет вам восстановить контроль над своим телом, заставляет вас чувствовать себя более комфортно физически и позволяет вашему телу хорошо работать. Он также предлагает те же умственные и эмоциональные преимущества, что и глубокое дыхание.

Пассивное расслабление включает в себя представление о своем напряжении как о жидкости, которая наполняет ваши мышцы, создавая дискомфорт и мешая работе вашего тела. Сосредоточьтесь на своем глубоком и медленном дыхании, представьте, что жидкое напряжение покидает ваши мышцы, и, в конце концов, сосредоточьтесь на своем общем состоянии душевного спокойствия и физического расслабления.

Активное расслабление используется, когда ваше тело очень напряжено. Когда ваша интенсивность слишком высока, а мышцы напряжены, трудно просто заставить себя расслабить их. Вместо того чтобы пытаться расслабить мышцы, сделайте прямо противоположное. Сожмите их сильнее, затем расслабьте. т.е. Сожмите и отпустите. Например, перед гонкой ваше мышечное напряжение может быть на уровне 8 (где 1 - полностью расслаблено, а 10 - очень напряжено), но вы лучше всего работаете при 5 баллах. ваши мышцы возвращаются после 8 к более расслабленным 5.Как это ни парадоксально, кратковременное напряжение мышц приводит к тому, что в конечном итоге они становятся более расслабленными.

Активное расслабление обычно включает в себя напряжение и расслабление четырех основных групп мышц: лица и шеи, рук и плеч, груди и спины, ягодиц и ног. Его также можно настроить индивидуально, чтобы сосредоточиться на конкретных мышцах, которые вас беспокоят больше всего. Для каждой группы мышц напрягите мышцы на пять секунд, расслабьтесь, сделайте глубокий вдох и повторите. Проходя процедуру активного расслабления, сосредоточьтесь на различиях между напряжением и расслаблением, осознайте, как вы можете вызвать большее чувство расслабления, и, в конце, сосредоточьтесь на своем общем состоянии психического спокойствия и физического расслабления. .

Эти две техники расслабления также можно использовать перед гонкой как часть вашей предсоревновательной программы, а также можно использовать время от времени во время гонки, в том числе на велосипеде и во время бега (например, напрягая и расслабляя плечи и руки).

Успокаивающий разговор с собой

То, что вы говорите себе, может повлиять на то, как вы думаете, на эмоции, которые вы испытываете, и, да, на вашу физиологию. Успокаивающий разговор с самим собой - это способ заставить ваше тело расслабиться. Разговор с самим собой, такой как «будь спокойным», «расслабься» и «приятный и легкий», может послать вашему телу сигнал успокоиться - в отличие от разговора с самим собой, чтобы получить больше энергии или возбуждения.

Улыбка

Один из самых странных и эффективных инструментов, с которыми я столкнулся для снижения интенсивности, - это то, что мы часто делаем, не осознавая, насколько он действительно силен. Позволь мне объяснить. Несколько лет назад я работал с профессиональным триатлетом, у которого ужасная тренировка на треке. Она бежала намного ниже запланированного темпа, и тренеру она была недовольна. Она подошла ко мне во время перерыва, чувствуя разочарование и злость, и ее тело было в узлах. Она спросила меня, что она может сделать.У меня не было хорошего ответа, пока мне в голову не пришла идея. Я сказал ей улыбнуться. Она сказала, я не хочу улыбаться. Я сказал ей улыбнуться. Она сказала, что она недовольна и не хочет улыбаться. Я снова сказал ей улыбнуться. На этот раз, просто чтобы отвлечь меня от нее, она улыбнулась. Я сказал ей сдержать улыбку. К нашему общему удивлению, в течение следующих двух минут произошла поразительная физическая и эмоциональная трансформация. Пока она стояла с улыбкой на лице, напряжение спало с ее тела.Ее дыхание стало медленным и глубоким. Ее разочарование и гнев утихли. Она сказала, что ей стало лучше. Вскоре она выглядела более расслабленной и счастливой. Она вернулась к тренировкам, ее показатели улучшились, и она добилась некоторого прогресса в оставшейся части тренировки.

Ее ответ был настолько драматичным, что я захотел узнать, как могло произойти такое изменение. Вернувшись в офис, я изучил исследования, связанные с улыбкой, и узнал две вещи. Во-первых, даже будучи маленькими детьми, мы привыкаем к положительным эффектам улыбки.Другими словами, мы узнаем, что улыбка означает, что мы счастливы и живем хорошо. Во-вторых, есть интересные исследования, посвященные влиянию улыбки на химию нашего мозга. Это исследование показало, что когда мы улыбаемся, в мозгу выделяются химические вещества, называемые эндорфинами, которые оказывают физиологически расслабляющее действие.

Итак, в следующий раз, когда вы обнаружите, что ваша интенсивность слишком высока, просто улыбнитесь. Вскоре ваше напряжение, скорее всего, спадет, вы почувствуете себя на тонну лучше и увидите, как улучшится качество ваших усилий.

Инструменты Psych-up

Хотя и реже, недостаточная интенсивность или низкие точки интенсивности также могут привести к снижению уровня вашей успеваемости. Слишком низкая интенсивность приводит к исчезновению всего, что позволяет вам хорошо работать. Физически у вас больше нет кровотока, кислорода и адреналина, необходимых для силы, ловкости и выносливости, необходимых для ваших лучших результатов. Мысленно вы теряете мотивацию и внимание, которые позволяют вам хорошо работать.

Низкая интенсивность обычно связана с отсутствием интереса или мотивации, отвлечением на более насущные проблемы, низкой уверенностью или отказом от тренировки или гонки еще до того, как вы начали.Точно так же, как инструменты психологического снижения, когда ваша интенсивность слишком высока, вы можете использовать инструменты психологической поддержки, чтобы повысить свою интенсивность, когда она падает.

Двигай телом

Помните, что интенсивность на базовом уровне - это физиологическая активность. Самый прямой способ увеличить интенсивность - это физические упражнения. Другими словами, двигайте своим телом. Ходите или бегайте, прыгайте вверх и вниз, выполняйте плиометрику, отжимайтесь или приседайте. Все, что заставляет ваше сердце биться чаще, а ваше тело работает, повысит вашу интенсивность. Подумайте о профессионалах, прыгающих на стартовой линии, или о футболистах, бьющихся грудью перед игрой.Прокачай себя!

Самостоятельный разговор с использованием высоких энергий

Одна из основных причин падения интенсивности - подавленные мысли. Думая про себя: «Я выиграл эту победу», «Эта тренировка слишком сложна» или «Я не могу закончить эту гонку» - все это приведет к снижению вашей интенсивности, потому что ваш разум посылает телу сообщения больше не нужно выполнять. Когда это произойдет, вы можете быть уверены, что ваша производительность снизится. Когда у вас появляются эти мысли, вам нужно заменить их энергичным разговором с самим собой.Такие разговоры с самим собой, как «продолжайте атаковать», «копайте глубже» и «заканчивайте сильным», будут поддерживать вашу мотивацию и сосредоточенность, а ваше тело будет реагировать с большей интенсивностью.

Высокоэнергетический язык тела

Трудно вести энергичный разговор с самим собой, не обладая при этом энергичным языком тела. Когда ваша интенсивность снижается, ваша голова опускается, плечи опускаются, ваша осанка резко ухудшается, и вы чувствуете себя вялым. Вы можете начать с подъема тела, направив глаза вперед, подбородок, плечи назад, взмахнув руками и вложив немного энергии в шаг.К другим способам повышения интенсивности относятся удары кулаком, удары по бедру или удары по груди.

Инструменты измерения интенсивности

В дополнение к только что описанным мною упражнениям на психологическое снижение и психологическое повышение, есть два мощных инструмента интенсивности, которые вы можете использовать, чтобы отрегулировать свою интенсивность в любом направлении для достижения идеального уровня.

Дыхание

Дыхание - такой важный умственный инструмент, потому что это единственная физиологическая деятельность, которую вы можете контролировать.Вы не можете напрямую изменять частоту сердечных сокращений или кровоток, но можете косвенно контролировать их с помощью дыхания. Дыхание - полезный инструмент для увеличения или уменьшения интенсивности.

Когда вы испытываете чрезмерную интенсивность, первое, что нарушается, - это ваше дыхание. Он становится коротким и прерывистым, и вы не получаете кислорода, необходимого вашему организму для оптимальной работы. Итак, самый простой способ снизить интенсивность - снова взять под контроль свое дыхание с помощью медленных, глубоких вдохов.

Глубокое дыхание имеет несколько важных преимуществ.Это гарантирует, что вы получите достаточно кислорода, чтобы ваше тело могло нормально функционировать. Получив больше кислорода в свое тело, вы расслабитесь, почувствуете себя более комфортно и обретете большее чувство контроля. Этот повышенный комфорт придаст вам больше уверенности и позволит вам легче бороться с негативными мыслями (которые часто являются причиной чрезмерной интенсивности). Это также поможет вам отпустить отрицательные эмоции, такие как страх или разочарование, и позволит вам восстановить положительные эмоции, такие как счастье или волнение. Сосредоточение внимания на своем дыхании также помогает отвлечься от вещей, которые могут вызывать вашу чрезмерную интенсивность, и переориентировать вас на то, чтобы вы работали лучше всего.

Вы также можете использовать дыхание для повышения интенсивности. Вместо медленных глубоких вдохов для уменьшения интенсивности вы можете делать больше форсированных вдохов, чтобы увеличить интенсивность. Это интенсивное дыхание увеличивает частоту сердечных сокращений, ускоряет кровоток и высвобождает адреналин.

Музыка

Музыка - один из наиболее распространенных инструментов, которые триатлонисты используют для управления своей интенсивностью. Все мы знаем, что музыка оказывает на нас глубокое физическое и эмоциональное воздействие. Музыка может сделать нас счастливыми, грустными, злыми или вдохновленными.Музыка также может волновать или расслаблять вас. Многие профессиональные триатлонисты слушают музыку перед соревнованиями, чтобы помочь им достичь максимальной интенсивности, и даже имеют определенные плейлисты, чтобы довести их до идеальной интенсивности перед гонкой.

Расслабляющая музыка полезна по-разному. Это оказывает прямое воздействие на вас физически. Успокаивающая музыка замедляет дыхание и расслабляет мышцы. Проще говоря, это заставляет вас чувствовать себя хорошо. Мысленно это заставляет вас чувствовать себя позитивно и мотивировано. Это также вызывает положительные эмоции, такие как радость и удовлетворение.Наконец, успокаивающая музыка отвлекает вас от аспектов гонки, которые могут вызвать сомнения или беспокойство, таких как резкий заплыв или бег по холмам. Общее ощущение от прослушивания расслабляющей музыки - это общее ощущение легкости, комфорта и благополучия.

Music также можно использовать для повышения вашей активности, воодушевления и мотивации. Общее ощущение от прослушивания энергичной накачивающей музыки - это общее чувство возбуждения и энергии.

Чтобы все эти инструменты интенсивности были эффективными, вы должны использовать и тестировать их на тренировках и в менее важных гонках.Цель состоит в том, чтобы закрепить их настолько хорошо, чтобы, когда вы доберетесь до крупной гонки, где они вам нужны больше всего, вы автоматически будете использовать их, ваша интенсивность достигнет своего основного уровня, и вы будете лучше подготовлены к лучшим результатам.

Вы хотите сделать следующий шаг в тренировке своего разума, чтобы показать свои лучшие качества на тренировках и в день соревнований? Вот четыре варианта:

Борьба с накалом эмоций? Попробуйте стратегию «выбора ситуации» - Research Digest

Автор Кристиан Джарретт

Если вы эмоционально чувствительны, есть ментальные защиты, которые вы можете использовать, чтобы помочь, например, переоценка угроз как вызовов или отвлечение себя от боли.Но если вы находите эту умственную гимнастику сложной, альтернативный подход - более стратегически подходить к ситуациям, в которых вы находитесь, и к компании, которую вы составляете. Вместо того, чтобы гримасничать, переживая очередную бурю эмоциональных потрясений, приложите больше усилий, чтобы планировать наперед и искать залитые солнцем места, которые обещают больше радости.

Как пишут авторы новой статьи в Cognition and Emotion : «Выбор ситуации обеспечивает альтернативную стратегию для людей, которая не полагается на текущие когнитивные ресурсы, и позволяет реактивным и / или менее компетентным людям настраиваться. их окружение, чтобы способствовать определенным эмоциональным результатам.”

Томас Уэбб из Университета Шеффилда и его коллеги сначала опросили 301 добровольца (средний возраст 36 лет; 62 процента составляли женщины), используя недавно разработанную меру выбора ситуации из 6 пунктов. Например, участники оценили, насколько они «выбирают занятия, которые помогают мне чувствовать себя хорошо» и «держатся подальше от людей, которые вызывают у меня плохое настроение». Участники также заполнили другие анкеты, которые, среди прочего, оценили их счастье и эмоциональную чувствительность.

Хотя результаты чисто корреляционные, результаты подтвердили прогнозы исследователей: в целом участники, получившие более высокие баллы при выборе ситуации, также, как правило, сообщали о более низких уровнях негативного настроения и депрессии.Более того, особенно среди эмоционально чувствительных участников, которые признали, что им трудно регулировать свои эмоции, выбор ситуации также был связан с большим удовлетворением жизнью и счастьем.

Выбор ситуации кажется очевидным, но как часто мы можем говорить, что действительно стратегически мыслим таким образом? Часто наши планы основаны больше на привычке или пассивном принятии предложений других людей.

Чтобы предварительно проверить, может ли поощрение более широкого выбора ситуации быть полезной стратегией, особенно для более эмоционально уязвимых людей, исследователи провели второе исследование за выходные с еще 125 добровольцами.В пятницу участники заполнили несколько психологических анкет, включая определение их эмоциональной чувствительности. Половине участников была дана следующая инструкция, призванная способствовать большему выбору ситуаций, и их попросили повторить ее про себя три раза и полностью выполнить ее:

Если я решаю, чем заняться в эти выходные, то я выберу занятия, которые дадут мне хорошее самочувствие, и буду избегать того, что заставит меня чувствовать себя плохо!

Затем, в следующий понедельник, все участники рассказали о своих занятиях на выходных и о том, как они себя чувствовали во время каждого из них.В любом случае люди обычно участвуют в изрядном количестве случаев выбора ситуаций, но манипуляция сработала в том смысле, что те, кто получил инструкцию, впоследствии получили более высокие баллы при выборе ситуации, чем контрольные группы, которые не получили инструкции. Но главный вывод заключается в том, что участники, получившие инструкции по выбору ситуаций, испытали более позитивное настроение в течение выходных по сравнению с контрольной группой, и это особенно касалось более эмоционально чувствительных участников.

Исследователи пришли к выводу: «Несмотря на ограничения исследований ... настоящее исследование подчеркивает потенциал использования выбора ситуации для успешного управления эмоциональной жизнью и предлагает несколько направлений для будущих исследований этой относительно малоизученной стратегии регулирования эмоций.”

Эти будущие исследования могут включать рассмотрение вопроса о том, смягчается ли эффективность подхода к выбору ситуации тем, насколько хорошо люди оценивают, как они будут себя чувствовать в различных ситуациях, что психологи называют «аффективным прогнозированием» - то, что мы обычно не очень хорошо понимаем. хорош в. Например, многие из нас недооценивают, насколько хорошо мы себя чувствуем после упражнений.

Также необходимо будет решить более неудобные вопросы, например, как найти баланс между целью уменьшения эмоционального дискомфорта людей в данный момент и их долгосрочными целями, которые могут потребовать преодоления эмоционально сложных ситуаций.Действительно, когнитивно-поведенческая терапия включает в себя вопросы безопасного поведения (подумайте о социально тревожном человеке, который избегает публичных выступлений), которые человек использует для уменьшения своего эмоционального дискомфорта, но которые в долгосрочной перспективе могут усугубить их эмоциональную уязвимость или препятствовать их амбициям.

Другие скептически настроенные читатели могут согласиться с тем, что выбор ситуации звучит как привлекательный подход, но задаются вопросом, что делать, если жизнь мешает - сначала у них будет встреча со своим сварливым боссом, затем посещение их больного родителя, а затем они должны выбрать дети из школы потом готовят ужин, потом….