Интерпретация теста несуществующее животное для подростков: Методика «Несуществующее животное»: для подростков

Содержание

Методика «Несуществующее животное»: для подростков

В последние годы работа психологов в школах и дошкольных учреждениях стала очень популярной. Очень важно вовремя выявить у ребенка психологические проблемы, чтобы своевременно помочь избавиться от них. Методика «Несуществующее животное» разработана специально для работы с подростками.

Что представляет собой методика

Методика «Несуществующее животное» достаточно распространенная и наиболее информативная для выявления психологических проблем у ребенка. Ее очень часто используют в детских садах и школах. Такой рисуночный тест помогает исследовать и выявлять скрытые эмоции.

Цель данной методики заключается в том, чтобы оценить внутренне состояние ребенка по его рисунку. Когда подросток рисует, то в его рисунках проявляется его внутренний мир и собственный образ-Я. Человек занимающейся данной наукой может многое рассказать о ребенке с помощью этого теста. Но, конечно, один тест не даст полный психологический портрет исследуемого.

Как проводится тестирование

Для проведения тестирования по данной методике потребуется обычный белый лист бумаги и карандаш. Никаких фломастеров или цветных карандашей использовать нельзя. Проводить тест стоит в спокойной обстановке. Подростку требуется нарисовать несуществующее животное, причем придумать, как оно выглядит и назвать его именем.

Обязательно стоит объяснить ребенку, что животное нужно придумать самому, что рисовать увиденных существ из мультфильмов не нужно. Только животное, которое нигде не появлялось. Как только рисунок будет закончен, необходимо узнать у ребенка все подробности нарисованного. Как зовут животное, где оно обитает, какой его возраст и пол.

Также узнать о характере животного и других мелких подробностях. Очень важно уточнить, есть ли у существа друзья. Если их нет, то это сигнализирует об отсутствии у подростка должного общения, он просто чувствует себя одиноким. Вероятно, он не научился налаживать контакт в обществе. Чаще всего, ребенок раскрывает себя в своем рисунке, при описании рассказывает свои проблемы. Так на что стоит обратить внимание в первую очередь.

Интерпретация результатов

Для начала нужно посмотреть на расположение нарисованного существа непосредственно на самом листе. При здоровом психологическом состоянии ребенка рисунок будет находиться примерно в центре листа. Но бывает, что подросток выбирает место на листе ближе к верхнему краю. Это говорит о завышенной самооценке человека, что он пытается все время самоутвердиться и подняться в глазах остальных. В обществе такому ребенку важно признание со стороны сверстников. А если выбрано положение в нижнем пространстве, то все говорит об обратном. Ребенку сложно в его социуме, у него низкая самооценка, нерешительность и отсутствие интересов.

Далее стоит разобрать главную часть рисунка. Это может быть голова или другая часть, которая находится в центре рисунка. Если голова будет развернута вправо, то это может говорить об активности ребенка, его тяге к действенности. Все его поступки запланированные, обдуманные. Подросток всегда добивается своего и доводит любое начатое дело до конца.

А если это центральная часть рисунка повернута влево – это предрасположенность испытуемого к размышлениям, к сомнениям. Редко задуманное реализуется. Здесь можно говорить о страхе перед свершением действий.

Также может быть расположение головы, когда направлена на себя. Это прямое определение эгоцентризма. Ребенка волнует только он сам, появляется зацикленность на себе. Для него важно мнение окружающих его подростков. И не лишним будет обратить внимание на размеры головы относительного самого тела. Если голова изображена больше, чем туловище, это может говорить об интеллектуальности ребенка, о том, что он ценит именно интеллектуальное поведение в своих друзьях и знакомых. Стоит обратить внимание на мелкие детали, например, изображение на голове клыков или шипов говорит об агрессивности ребенка. Он постоянно хочет защищаться, а порой и нападать.

Немаловажными частями рисунка являются рот, глаза, уши и хвост. Когда рот нарисован открытым, то это трактуется как излишняя болтливость ребенка. Если он будет закрашенным и губы не выделяются, то ребенок может быть излишне напуган и закрыт. Такие подростки недоверчивы и опасливы. Зубастых животных рисуют дети с агрессивным характером. Они склонны к грубости в словах, но это всего лишь их самозащита от окружающих.

Наличие глаз указывает на упадок сил ребенка, его нежелание чем-либо заниматься, на сниженную работоспособность. Глаза могут быть нарисованы с ресницами, что говорит о восхищении и заинтересованности ребенка в окружающих людях. А если глаза заштрихованы, то это значит, что у подростка существуют определенные страхи. Здесь уже придется разбираться подробнее в каждом отдельном случае. Уши бывают изображены по-разному. К примеру, если они есть на рисунке, то стоит обратить внимание на детали. Рога говорят о защите от окружающих.

Шерсть или грива – об излишней чувствительности. Если у животного появляются выделяющиеся части, такие как крылья или перья, то стоит уточнить у подростка их предназначение. Если эти части нужны для красоты, то это может сказать о недостатке внимания. Ребенок просто хочет привлечь к себе внимание. А если подросток объяснит их назначение, то он хочет самоутверждаться и действовать.

Также обратить внимание на присутствие лап или ног у животного. Короткие лапки показывают легкомысленность и поверхностное отношение. А большие и основательные лапы открывают ребенка, как уверенного и рационального. С его мнением обязательно считаться и уважать, независимо от того, сколько лет подростку. Чтобы не вызывать внутреннего и внешнего протеста у ребенка.

Хвост напрямую зависит от самооценки исследуемого

. Если хвост изображен слева, то можно судить о собственной самооценке мнений, а если справа — то о действиях ребенка и его поведении. Положение хвоста вверху показывает бодрость и уверенность. А если хвост нарисован опущенным, то у ребенка существует недовольство собой, что-то произошло неудачно, и подросток сожалеет о содеянном. Размер хвоста также говорит о многом. Большой хвост означает, что подростка тяготит его прошлое, или то, что произошло в прошлом. А маленький нарисованный хвост показывает, что все в порядке и прошлое ребенка вполне состоявшееся.

Далее обратить внимание на линии штриховки рисунка. Слабые и тонкие линии говорят о неуверенности подростка, о чувствительности и повышенной утомляемости. Стоит пересмотреть режим подростка и выделить больше времени именно на отдых. Наоборот, жирные и толстые линии рисуют дети с неустойчивым психологическим состоянием, тревожные и не энергичные. Ну конечно не забывать об особенностях. Ведь ребенок может заниматься в художественной школе и проявлять толстые или тонкие линии как часть декора.

Стоит посмотреть на детали рисунка. Если подросток рисует элементы механических предметов – это может говорить о слишком сильном увлечении роботами или компьютерными играми.

Ну и конечно, необходимо рассмотреть имя этого существа. Ведь именно в имени животного заложен характер подростка и его особенности. Логическое содержание в этом имени, например, летающая пчела или ползущая змея, говорит о рациональном поведении и складе ума подростка. Имя, в составе которого присутствует научно-исследовательское, показывает стремление ребенка показать свой интеллект и раскрыть свои знания в определенной области. Иногда в названии животного могут звучать поверхностные и неглубокие содержания. Это показывает легкомысленность ребенка, его несерьезное отношение ко всему, что он делает.

Кроме того, стоит обратить внимание на форму тела изображенного животного. Круглая форма тела и абсолютно полая внутри доказывает замкнутость ребенка и его зацикленность. Крупное туловище относительно головы говорит о том, что главным качеством для ребенка является физическое состояние. А интеллектуальные качества отходят на второй план. Поэтому для таких подростков кумирами становятся компьютерные персонажи и герои боевиков. Прямоугольные контуры вымышленного существа свидетельствуют об изменчивом характере ребенка и его зависимости от окружающей среды. Прекрасно, если ребенок рисует у своего животного шею. Ведь именно она символизирует наличие собственной точки зрения. Но слишком длинная шея может указывать на то, что подросток способен руководствоваться исключительно своим мнением.

Вместо заключения

Психологи часто используют эту методику для исследования характера и поведения ребенка с помощью методики рисования несуществующего животного. Далее стоит рассматривать каждый случай отдельно и индивидуально с учетом особенностей жизни и настроения подростка. И стоит не забывать, что подростковый возраст – это переломный момент в жизни ребенка. Поэтому некоторые нюансы рисунка стоит опускать или списывать именно на временность периода.

Проективный тест "Несуществующее животное" - интерпретация


Тест «несуществующее животное» достаточно популярен в психологии. По полету фантазии, творческому самовыражению, их незначительным деталям, на которые, как правило, испытуемые не обращают внимание, можно сказать, как человек ощущает себя в этом мире.

В рисунке несуществующего животного проблемы человека проявляются на подсознательном уровне. Тут все важно — нажим, количество деталей, место расположения, прорисовка отдельных частей…

Особенно удобен этот тест для психологической диагностики детей и подростков. Он много может сказать психологу и родителям о том, какие трудности есть у ребенка в общении, в восприятии мира и поможет лучше его понять.

Инструкция к тесту

Придумать и нарисовать НЕСУЩЕСТВУЮЩЕЕ ЖИВОТНОЕ, потом назвать его.

Рисовать лучше мягким карандашом (а не ручкой, не фломастером).

Интерпретация теста » Несуществующее животное»

Так какая же расшифровка возможна к тесту, рисунку несуществующего животного?

 Положение рисунка на листе

  • Если рисунок расположен по средней линии нормального листа А4, то это можно считать нормой.
  • Положение рисунка выше середины позиционируется как недовольство нынешним положением дел,  недостаточностью признания у окружающих, желанием занимать более высокое положение, продвинуться, самоутвердиться, быть признанным. Высокая самооценка.
  • Положение рисунка внизу листа скажет о подавленности, низкой самооценке, неуверенности в своих силах, нерешительности в принятии решений.

Центр фигуры (обычно голова)

  • Если голова смотрит вправо — человек ориентируется больше на практическую деятельность, реализацию планов. Не свойственны голословные заявления.
  • Голова смотрит влево — испытуемый больше рассуждает, обдумывает, чем делает. Лишь небольшая часть планов реализуется. Часты нерешительность, страх деятельности, многочасовые переживания по поводу правильности решения.
  • Голова смотрит прямо — свойственен эгоцентризм.

Глаза на рисунке

Глаза символизируют страхи человека. Они особенно выражены, если видна прорисовка радужки.

Ресницы указывает на демонстративность в характере, желание всеобщего внимания и восхищения.

Уши

При хорошей прорисовке органов слуха — очень ценится получаемая информация, особенно мнение других о испытуемом.

Рот

  • Слегка приоткрытый рот, наличие языка — болтливость, если сильно прорисованы губы — чувственность.
  • Просто открытый рот — легко возникает недоверие, опаска к новому.
  • Наличие зубов на рисунке — показатель вербальной агрессии, человек защищается от нападок, критики зачастую грубостью.
  • Округлый рот символизирует тревожность.

Аксессуары к голове

Более большая голова, чем надо — человеком больше ценится рациональное, полезное, во главу угла ставится ум, широкая эрудиция.

Наличие на рисунке рогов говорит о агрессии, защите. Особенно, если они присутствуют вместе с другими агрессивными элементами (ногти, иголки, щетина).

Перышки свидетельствуют о некоторой демонстративности и украшательству себя перед другими.

Шерсть, грива, прическа указывают на чувственность.

Ноги (или элементы их заменяющие)

  • Если основа крепкая, устойчивая, она скажет психологу об основательности, рациональности, взвешенности ее обладателя. Если же ножки маленькие или тонкие — возможна поверхностность суждений, зачастую импульсивность, легкомысленность.
  • Стоит обратить внимание на крепление ног к корпусу, если прорисовка небрежна, слаба — малый контроль за своими решениями и сделанными выводами. Если конечности основы однотипны и однонаправленные — для человека характерны конформизм (соглашательство с авторитетами), банальность.
  • И от обратного, если присутствует в рисунке несуществующего животного разнообразие несущих деталей, то человеку свойственно творческое начало, самостоятельность в суждениях и установках.

Элементы над основной частью фигуры

Они делятся на две части — для украшения и сугубо функциональные.

  • Первые скажут о  демонстративности, выпячивании себя, манерности.
  • А вторые говорят об энергии, уверенности, любознательности, увлеченности своими проектами, склонности к завоеванию своего места под солнцем.

Контур животного

Острые углы, затененность, штриховка — агрессивная защита, довольно большой страх и напряженность, если есть обводка линий по контуру — подозрительность и опаска.
Играет роль и «направление» защиты.

  • Вверх — значит, человек защищается от вышестоящих людей (учителей, начальников, строгих родителей).
  • Вниз — против непризнания сверстников, насмешек, страх осуждения.

Направление защитных элементов в разные стороны скажет о готовности к защите в любой ситуации, хронической настороженности.

Общие дополнения к тесту Несуществующее животное

Энергия испытуемого зависит от количества деталей, если только необходимые детали — экономия расхода энергии, склонность к астении, хронические заболевания.

  • Нажим на карандаш тоже важен, если человек сильно продавливает бумагу — большая тревожность.

Если только один элемент рисунка резко продавлен — это скажет, на что больше направлена тревога, негативные эмоции.

  • Так как  животное — это символ самого себя, идентификация, то и отнесение животного к хищникам или безобидным животным, дает представление об отношении человека к миру. Завоеватель и сильный зверь или слабая робкая жертва.
  • Если несуществующее животное слишком похоже на человека (две нижние конечности, одежда, лицо) — это свидетельствует о эмоциональной незрелости. Если фигура животного напоминает колобка (круг), да еще почти пустого внутри, то это скажет о замкнутости, скрытности, нежеланием делиться, показывать себя в тесте.

Сексуальная атрибутика на рисунке несуществующего животного говорит о проблеме в сексуальной сфере, невозможности наладить контакт с противоположным полом.

  • Наличие механических деталей, вмонтированных в животное чаще всего скажет о проблемах с психикой, вплоть до шизофрении.
  • Если нарисовано существующее животное  -это говорит об отсутствии фантазии, творческого начала или полного нежелания рисовать, участвовать в тестировании.

Название несуществующего животного

  • звуковые без осмысления поведают о некоторой поверхностности, легкомысленности;
  • образования с латинскими окончаниями, научные  указывают на приоритетность разума, широкой эрудиции для человека и о демонстрации превосходства ума;
  • повторяющиеся звуковые элементы — об инфантильности;
  • чрезвычайно длинное название скажет о склонности к фантазированию;
  • рациональное соединение частей слова по смыслу — о практичности человека.

О конкретных примерах интерпретации теста «несуществующее животное», его расшифровке мы поговорим в следующий раз.

1 495

Психологический тест "Несуществующее животное": расшифровка результатов

В современном обществе психология активно развивается. Сейчас практически каждая организация стремится включить в штат психолога. Для чего это нужно? Чтобы знать эмоциональное состояние сотрудников, помочь им снять напряжение, оказать помощь в решении различных проблем. Тест "Несуществующее животное" позволяет рассмотреть многие сферы жизнедеятельности человека и при этом не отнимать много времени у работника. В статье мы попробуем узнать более подробно об этой методике.

Психологический тест "Несуществующее животное"

Вообще, опытный психолог скажет вам, что правильнее будет проводить не один, а четыре теста с животными. Нужно это для того, чтобы полностью "увидеть" психологический портрет человека. Вот эти тесты:

  • "Несуществующее животное".
  • "Злое животное".
  • "Счастливое животное".
  • "Несчастное животное".

Но все-таки основным и наиболее информативным является первый вариант, который чаще всего и используют практикующие психологи всего мира. Остальные варианты тоже можно брать для анализа, но как дополнение к основному тесту.

Впервые методику "Несуществующее животное" предложил М. Дукаревич, но тогда она не получила такой популярности, ее дорабатывали и апробировали. Хотя уже в те времена было понятно, что эта методика может дать много полезной информации. Сейчас психологи чаще прибегают к методическим указаниям А. Венгера и по его расшифровкам дают результаты "Несуществующего животного".

Понять теорию этой методики или любых других, подобных ей, довольно просто. Рисуя, человек изображает на бумаге все то, что происходит у него в душе. Причем делает он это не специально. За него работает его подсознание. Это проективный тест "Несуществующее животное", расшифровка которого показывает нам внутренний мир испытуемого человека. Здесь все выражается в виде линий: черты характера, страхи, желания, насущные проблемы и многое другое.

Задача психолога в тесте "Несуществующее животное" - интерпретировать результаты, т.е. понять: почему человек нарисовал ту или иную линию, почему у одного углы острые, а у другого все они закругленные. Здесь можно найти ответы на множество вопросов. И порой люди, слушая результаты, удивляются, откуда психолог может знать такие сокровенные тайны. А ведь они сами обо всем рассказали, нарисовав рисунок.

Нельзя быть полностью уверенным в том, что рисуночный тест типа "Несуществующее животное" дает результат, который будет верным. На это влияет множество факторов. Если вам нужна более серьезная и точная оценка внутреннего состояния, то воспользоваться личностными опросниками. При обработке результатов "Несуществующего животного" психолог может дать исключительно субъективную оценку. Это всего лишь гипотезы, которые требуют подтверждения со стороны испытуемого человека.

Получив результаты теста, психолог сопоставляет их с высказываниями пациента, с его поведением, эмоциональным состоянием, наводит справки о том, как живет человек и что его в данный период времени беспокоит.

Валидация и апробация

Прежде чем применять на практике методику, она должна пройти валидацию и апробацию. Что это за странные слова? Это своего рода проверка теста на точность. Исследователи берут группу людей и заранее узнают об их жизненной ситуации, об их проблемах и желаниях, а затем предлагают нарисовать животное, которого не существует. По проведенному тесту "Несуществующее животное" интерпретация результатов от психолога сравнивается с теми данными, которые имеются по факту. Если эти показатели имеют что-то общее, то гипотеза считается принятой и наступает черед следующего этапа.

Теперь исследователям понадобится группа людей, о которых неизвестно ничего. Им предлагают нарисовать такое же животное, а затем обрабатывают полученные результаты. Если в течение исследования было выявлено, что в этой группе есть человек, который имеет склонности к психопатии, проводят дополнительное тестирование. Если этот диагноз тоже подтверждается и специалисты признают его психопатом, то методика может официально считаться валидной и апробированной, а также может применяться всеми психологами.

Что скрывает рисунок

С помощью этого теста можно узнать:

  1. На каком уровне находится умственное развитие испытуемого.
  2. Какой подход к действительности преобладает: эмоциональный или рациональный.
  3. На каком уровне находится психомоторный тонус, повышена или же понижена активность.
  4. Умеет ли человек себя контролировать и планирует ли он свои будущие действия, а также можно сказать о его импульсивности.
  5. Что находится на более высоком уровне: валидность или ригидность.
  6. Присутствует ли тревожность в характере человека, и на каком уровне она находится в момент исследования.
  7. Какие страхи преобладают и насколько они сильны.
  8. Имеют ли место депрессивные тенденции.
  9. Как пациент реагирует на стрессовые ситуации.
  10. Проявляет ли человек агрессию, и если да, то в какой форме.
  11. Кем является испытуемый: экстравертом или интровертом.
  12. Насколько демонстративными бывают его действия и выражения.
  13. Удовлетворена ли его потребность в общении.
  14. Возможно, он сам избегает общения с окружающими.
  15. Является ли он полноценным членом социума.
  16. Имеют ли место антисоциальные тенденции.
  17. Каково отношение к сексуальной сфере, имеются ли проблемы в этом направлении, и если да, то какого характера.
  18. Как относится испытуемый к вопросам семьи, важна ли эта тема для него, и какие отношения у него складываются с отдельными родственниками.

Инструкция

Для прохождения теста "Несуществующее животное" вам понадобится карандаш и белый лист бумаги. Задание заключается в том, чтобы нарисовать животное, которого не существует нигде в мире. Сюда могут входить отдельные части других животных, но не точная их копия.

Желательно, чтобы испытуемый находился в тишине и без лишних свидетелей. Он не должен думать о каких-либо проблемах или отвлекаться на посторонние разговоры. Теперь рассмотрим варианты, какие несуществующие животные могут встречаться во время испытания и что обозначает каждый штрих.

Расположение рисунка

В тесте "Несуществующее животное" интерпретация начинается с рассмотрения положения рисунка на листе бумаги. Эта деталь может много рассказать о вашей самооценке и положении в обществе.

Если ваше животное нарисовано в верхнем углу листа, то это свидетельствует о том, что у вас слишком завышенная самооценка, вы очень любите себя и всегда довольны любыми своими действиями. И в то же время это знак, что вы не довольны, как вас оценивают окружающие. Расположив рисунок в таком месте, вы пытаетесь показать, каких высот планируете достичь. А также то, что все свои силы направляете на то, чтобы понравится окружающим, а точнее стремитесь соответствовать тем нормам, которые приняты в вашем кругу общения.

Животное, расположенное в низу страницы, говорит о заниженной самооценке. Вы не уверены в собственных силах и крайне нерешительны. Скорее всего, вы просто смирились с тем, что происходит вокруг, и не пытаетесь ничего изменить. Проще говоря "плывете по течению". Хотя однозначно утверждать ничего нельзя. Возможно, это связано с усталостью или событиями, которые происходят в вашей жизни в момент тестирования.

Еще сказать о том, что если животное находится в левой части листа, то вы остановились в прошлом и не желаете его покидать. Правая сторона говорит, что человек много думает о своем будущем, строит планы и пытается реализовать свои мечты. В середине листа предпочитают рисовать те, кто живет в настоящем и не оглядывается на прошлое, а также не смотрит в будущее.

Взгляд невероятного зверя

В тесте несуществующее животное интерпретация проводится и относительно того, куда смотрит нарисованное чудо. Налево смотрят животные, авторы которых склоны к самоанализу. Такие люди довольно часто занимаются тем, что прокручивают в голове разговоры, которые уже прошли и пытаются придумать более остроумные фразы. В большинстве случаев, придуманные реплики, были бы более удачными в момент общения, но, к сожалению, гениальная мысль не посетила испытуемого. Авторы таких рисунков обычно являются людьми, у которых довольно серьезные намерения, но все они остаются лишь в мыслях.

Если же голова или взгляд зверя направлен направо, то это более хороший знак. Это свидетельство того, что в отличие от предыдущего испытуемого, вы не только много планируете, но и стараетесь все это своевременно выполнять. У таких людей много друзей и их ценят на работе. Потому что они знают, что делать и как нужно делать. Согласитесь, всем нравится иметь дело с человеком, который дает обещание, а потом выполняет его.

У эгоцентричных личностей несуществующее животное смотрит прямо им в глаза. Это также может быть знаком того, что это довольно контактная личность, которая много общается, легко заводит новых друзей. Таких людей всегда заметно даже в большой компании. Они много шутят, быстро находят общий язык с новыми знакомыми. С ними всегда есть о чем поговорить.

Кроме отдельных деталей обращайте внимание и на то, в какую сторону больше направлена вся фигура. Идеальным считается расположение одновременно в трех измерениях: будущее, настоящее и прошлое. Это свидетельство того, что автор вполне счастливый человек, который умеет радоваться жизни, он уже добился определенных высот и знает, чего хочет.

Зверек может быть сдвинут влево. Так обычно происходит у людей, которые в детстве пережили какие-то яркие отрицательные события. Сюда включены и такие происшествия как развод родителей или смерть близкого человека, а также имеют место и не слишком серьезные проблемы, но они очень повлияли на психику ребенка и теперь даже во взрослом возрасте не дают покоя. Но не всегда это отголоски далеко прошлого, вполне возможно, что что-то в жизни испытуемого произошло совсем недавно и не дает ему спокойной жизни.

Если на бумаге видно, что рисунок сильно уходит вправо, то это признак того, что человек пытается защитить себя от чего-либо. Возможно, это события, которые происходят в данный период, но не исключено, что это происшествия из прошлой жизни. Такие люди, обычно, много мечтают, они видят себя в далеком будущем и пытаются как можно дальше убежать от себя настоящего.

Общее впечатление

При анализе несуществующего животного психолог может рассматривать не только отдельные детали, но и всю работу. Как и в живой природе, животные на рисунках могут иметь некоторую классификацию, а точнее они делятся на:

  • Тех, кто угрожает окружающим людям (у них есть острые зубы, клыки или когти).
  • Тех, кому угрожает опасность со стороны окружающих (милые зверьки, которые не способны никого обидеть).
  • Тех, кто имеет угрожающие части тело, но одновременно напоминают милого беззащитного зайку.

Как бы там ни было, нарисованное животное - это отражение испытуемого. Именно таким он видит себя в этом мире. Рассмотрим этот раздел более подробно.

Если изображенная особь носит человеческую одежду или просто способна ходить прямо, то ее автор еще не созрел эмоционально. Он слишком инфантилен. Обычно нормальные взрослые люди не пририсовывают своим зверькам половых органов. Это удел маленьких детей, которые еще не понимают того, что рисовать можно, а от чего лучше отказаться. Но если подобные органы просматриваются, то это признак нарушенной психики. Любые намеки на половые особенности являются сигналом того, что у человека присутствует нездоровая фиксация на сексе, что не считается нормой.

Пропорции и размеры

Рисунок может иметь средний размер и не слишком выделяться, однако его присутствие на листе будет являться вполне гармоничным. Это говорит о том, что испытуемый имеет позитивное отношение к миру и к самому себе. Он доволен своей жизнью и не имеет никаких злых намерений. Его устраивает окружение, он не держит зла на своих знакомых и, возможно, даже не имеет врагов.

Рисунок слишком крупного размера - это открытый нарциссизм. Больших зверьков предпочитают рисовать маленькие дети. Таким способом малыши пытаются изобразить свою завышенную самооценку. Еще одна причина появления огромного зверя на листочке взрослого - это своего рода защита личности от воздействия на нее со стороны окружающих. А еще таких животных рисуют люди, которые недавно пережили сильнейший стресс.

Остается разобрать причину появления на бумаге маленьких зверьков. Обычно такие присутствуют у людей, которые имеют проблемы с психикой. Подобные изображения встречаются редко. Это происходит при тестировании людей, больных шизофренией или имеющих другие заболевания психики. Кроме мелких тварей внизу страниц, психически больные люди любят изображать схемы и начертания. Причем, изображая абсолютно неразборчивые чертежи, они видят в них исторических личностей, известных людей или же представителей фауны.

Линии и контуры

Довольно часто люди, даже не подразумевая этого, пытаются обеспечить своих зверей защитой. И если в живой природе мы привыкли видеть рога, панцири, иглы и прочее "оружие", то на бумаге это могут быть совершенно случайные линии, которые, так или иначе, выступают над животным. Порой они наведены немного жирнее, чем остальные. Вот это и считается защитой для выдуманного питомца. Но намного интереснее для психолога не то, как они выглядят, а то, с какой стороны расположились.

Если такой панцирь накрывает зверя сверху, как черепаху, то испытуемый пытается защититься от тех, кто стоит выше, чем он: начальство, родители, органы власти и прочее. Если автор пытается обеспечить безопасность нижней части, то это свидетельствует о том, что человек боится за свой авторитет. Внизу располагают защиту от людей, которые занимают равное с ним положение, а то и вовсе находятся на ступень ниже.

Может быть нарисована броня с обоих боков. Такие люди готовы к любым жизненным ударам. Они каждому могут дать отпор. Особое внимание нужно уделить элементам с правой стороны. Признак того, что человек готов до последнего отстаивать свое мнение до конца. Он абсолютно уверен в своей правоте.

Бывают случаи, когда на теле зверя какая-то линия выделяется особенно сильно. Это знак того, что испытуемый сильно тревожится или ждет какого-то удара в ближайшее время. Ниже представлен пример несуществующего животного, которое показывает, какие способы защиты могут существовать. Но это лишь малая часть того, на что способна фантазия испытуемых.

Нижняя часть

Во время определения в тесте "Несуществующее животное" результатов нужно обратить особое внимание на ноги. Здесь о них, как и о глазах, можно сказать, что это зеркало души. Итак, если ноги хорошо прорисованы, то это свидетельствует о том, что испытуемый уверен в себе и в собственных силах, точно знает, чего хочет и как он сможет достичь поставленной цели. Но ноги могут плохо просматриваться или отсутствовать совсем. Такие рисунки преобладают у людей, которые обладают импульсивным характером и слишком легкомысленны. Обратите внимание на то, что под хилыми ногами может находиться опора. Она играет роль сильных, хорошо заметных ног и имеет соответствующую интерпретацию.

Если ноги плохо или совсем не соединены с туловищем, то перед вами человек, который любит много говорить, но даже сам, порой, не понимает смысла своих изречений. От него не стоит ждать того, что он сдержит свое слово. А вот если вы видите, что ноги и тело плотно соединяются, то этому человеку можно верить. Он уверенно говорит и понимает суть своих выражений. Чаще всего такие люди держат данное обещание.

Нижние конечности могут быть абсолютно одинаковыми: каждая линия, изгиб, прорисовка. Так рисуют конформисты. Они редко генерируют новые оригинальные идеи. А вот если ноги зверя смотрят в разные стороны или вообще каждая из них занята своим делом, то перед вами творческая личность. Она всегда имеет свое мнение и не зависит от критики окружающих людей.

Голова

Большие головы изображают те, кто отдает предпочтение рациональному мышлению. Подобные качества они воспитывают не только в себе, но и ценят в окружающих людях. Если у зверя выделяются особенно большие уши, то перед вами очень любопытная личность. Он не только интересуется отношением окружающих к нему, но и пытается больше узнать о том, что происходит вокруг.

Далее следует рассмотреть рот. Если он у животного открыт, да еще и язык выглядывает, то испытуемый весьма болтлив. Он любит поговорить, посплетничать. Чувственные люди делают особый акцент на губах и хорошо их прорисовывают. На некоторых рисунках особенно выделяются зубы. Такое наблюдается у людей, которые склонны к вербальной агрессии. Причем такая агрессия проявляется только в том случае, если человек вынужден защищаться. Бывает, что рот зверька приоткрыт, но зубы и язык там не просматривается. Такой человек очень мнителен и всегда находится в состоянии настороженности.

Нос уже долгие годы считается фаллическим символом, но только если вы не анализируете рисунок мужчины. В этом случае он считается вполне ожидаемым компонентом лица. А вот если девушка делает акцент на этом органе, то это явный знак того, что она сексуально не удовлетворение, и ее молодому человеку нужно задуматься. Когда испытуемые рисуют глаза, они могут сделать особый акцент на зрачках. Это признак того, что в данный момент их что-то сильно беспокоит или они насторожены. Ресницы пририсовывают те, кто сильно озабочен своим внешним видом, особенно не пристало добавлять эту деталь мужчинам.

И последние штрихи: волосы, которые чаще просто копируют с самого себя. Но иногда прическа является указателем на сексуальную ориентацию. Если на голове четко просматриваются рога или другие острые предметы, то это явный признак агрессии. Она может быть просто защитной реакцией или, наоборот, выражать склонность к нападению на людей. Более точно об их предназначении может сказать только сам автор изображения. А вот если в прическу вплетена заколка или перо или другой предмет, служащий украшением, то это не что иное, как желание выделиться.

Дополнительные штрихи

Довольно часто люди добавляют своим животным органы или части тела, не играющие слишком большой роли, но являются отличным способом привлечь внимание окружающих. Такими предметами являются:

  • хвосты;
  • перья;
  • кисточки;
  • кудри и многое другое.

Если вы видите у животного какие-либо дополнительные конечности: третью ногу, крылья и другие "аксессуары", то пред вами человек, который пытается охватить слишком много видов деятельности сразу. Это может быть свидетельством того, что испытуемый просто многосторонняя личность, которая имеет много интересов и всесторонне развивается. Но эти части тела могут иметь и отрицательный посыл. Например, то, что человек лезет не в свое дело и часто мешает окружающим своими советами или дает им лишнюю информацию, а возможно, пытается выполнить чужую работу.

Хвост - это та часть тела, которая всегда находится позади и преследует своего владельца. На рисунке несуществующего животного он олицетворяет все дела, совершенные ранее, различные намерения и даже слова, которые были или будут сказаны. Хвост, который указывает направо, является признаком того, что у испытуемого большие планы на будущее и в скором времени он попытается их реализовать. А вот если налево, то человек никак не может отпустить прошлое и периодически возвращается к тем событиям. А также обратите внимание, куда устремлен хвост. Если вверх, то испытуемый гордится всем тем, что совершал в прошлом, или же ожидает больших побед в скором будущем. А если вниз, человек сожалеет о делах, совершенных ранее, или же боится смотреть в будущее.

Имя

Вот тест "Нарисовать несуществующее животное" практически завершен. Последним этапом считается выбор имени. Оно должно быть таким же оригинальным, как и нарисованное животное. Здесь фантазия может разыграться. И, что самое интересное, каждая часть имени несет в себе какое-то значение. Внимательно посмотрите на свой рисунок несуществующего животного и подумайте, какую кличку можно ему дать.

Часто люди просто соединяют части уже известных слов, и получается что-то необычное. Такой стиль присущ тем, у кого преобладает рациональное мышление. Эти люди пытаются все выполнять строго по инструкции, всегда следуют полученным указаниям. Из них получаются отличные работники.

Встречаются названия, которые чем-то напоминают научные. Таким образом люди пытаются показать свой ум и эрудицию. Они вообще очень уверены в своих способностях, скорее всего, много читают и могут поддержать практически любой разговор. Иногда, испытуемые не задумываются над именем слишком долго и просто пишут набор звуков. Так делают люди легкомысленные и те, для кого эстетическая сторона важнее, чем рациональная. В повседневной жизни они часто совершают необдуманные поступки.

Смешные названия подбирают те, кто любит посмеяться над окружающими, и не всегда в положительном свете. Возможно, человек просто очень любит поиздеваться над людьми, указать на их недостатки или слабости. В общении с ними нужно быть осторожнее. Имена из повторяющихся звуков, например, "Нуф-Нуф", выбирают инфантильные личности. А любители фантазировать и те, кто живет в своем придуманном мире, называют своих животных очень длинными именами.

Вот мы и рассмотрели интерпретацию методики несуществующего животного. Все эти данные помогут вам познать себя, разобраться во многих проблемах, найти ответы на волнующие вопросы.

Рисуночный тест "Слон"

Рисуночный тест "Слон" является проективной методикой, направленной на исследование эмоционального, морального и физического состояния человека. 

Материал: лист бумаги формата А4, цветные карандаши. 

Инструкция: Нарисуй на этом листе бумаги слона. Такого, какого хочешь. 

Примечание: нарисованный слон - это сам человек, нарисовавший его, со своими проблемами, видением жизни. 

 

Интерпретация теста "Слон" 

Органы чувств

Если у слона хорошо прорисованы органы чувств (глаза, кончик хобота, уши, рот) - значит, человек, нарисовавший его, чуток к другим, к своей жизни, умеет слышать людей.

Если органы чувств прорисованы небрежно, отсутствуют ногти на ногах слона, это указывает на человека неаккуратного, мало обращающего внимание на качество своей жизни. 

Если уши у слона подняты вверх (навострены) - это может означать, что автор рисунка постоянно находится в напряжении, постоянно встревожен, ждет от жизни неприятностей. 

Если у слона подняты вверх не только уши, но и бивни, задран вверх хобот, хвост вытянут - эти признаки выдают человека нервозного, агрессивного, излишне мобилизованного. 

Хвост слона

Хвост направлен вверх - дружелюбие и оптимизм, вниз – подавленность и страх.

Ноги слона

Небрежно прорисованные ноги выдают человека неосновательного, поверхностного.

Четко прорисованные ноги одинаковой длины, говорят о том, что человек уверен в себе, в жизни и в решении проблем полагается только на себя. Чувствует себя стабильной личностью. 

Голова слона

Округлая голова, туловище, ноги, уши и другие части и органы тела указывают на наличие женственности - мягкости, доброты. 

Бивни

Задранные вверх, большие бивни указывают на готовность постоять за себя, агрессивность. 

Прорисованные, но маленькие, опущенные вниз бивни, свидетельствуют о нерешительности человека. 

Общий вид рисунка слона

Слон нарисован пропорционально, изображение схоже с реальным слоном, прорисованы детали - человек гармоничный, комплексно подходящий к жизни, с развитым чувством меры. 

Если испытуемый прорисовал выемку за головой, где у слона голова переходит в туловище - это говорит о ранимости человека.

Если хобот и хвост у нарисованного слона  опущены вниз  - это указывает на спокойный, небойкий, раздумчиво-грустный характер. Если на рисунке при этом присутствует множество округлостей, задора то можно предположить, что испытуемый склонен к частой перемене настроения. 

У слона нарисованы крылья

Крылья говорят о том, что человеку хочется всё успеть, ему многое интересно. 

Украшения

Серьги, бантики, резиночки, косметика на лице слона выдают человека озабоченного своим внешним видом. 

 

Если вы хотите глубже погрузиться в интерпретацию рисунка слона, выявить эмоциональные и психические особенности испытуемого советуем воспользоваться еще одним проективным тестом "Рисунок несуществующего животного". Вы можете как провести тест "Несуществующее животное", так и воспользоваться его интерпретацией для анализа рисуночного теста "Слон".  

 


 

Тест несуществующее животное объяснение

Рисуночный тест «Несуществующее животное»

Применение теста «Несуществующее животное» в основном рассчитано на исследование психомоторной связи и состояния психики – главным образом выявление скрытых эмоций – у детей от пяти-шести лет и взрослых.

В отличие от большинства других рисуночных тестов, этот является одной из самых информативных рисуночных методик и может широко применяться для психологического обследования.

Существуют модификации теста, которые являются дополнительными к тесту «Несуществующее животное» и применяются с целью уточнения эмоционального состояния рисующего. Это такие тесты как «Злое животное», «Счастливое животное» и «Несчастное животное».

Тест «Злое животное» позволяет выявить скрытое агрессивное и депрессивное состояние; «Счастливое животное» расскажет о ценностях и стремлениях испытуемого; «Несчастливое животное» показывает степень устойчивости к стрессам разного рода.

Инструкция
Для выполнения теста понадобится лист бумаги, карандаш, ластик. Попросите тестируемого нарисовать животное, которого никогда не было в природе. Когда рисунок будет готов, задайте следующие вопросы: где живет это животное, чем питается, что больше всего любит, чего больше всего боится?

ТЕСТОВЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ (ПОКАЗАТЕЛИ ПСИХОМОТОРНОГО ТОНУСА)

Нажим карандаша
Слабый нажим – астения; пассивность; иногда депрессивное состояние.
Сильный нажим – эмоциональная напряженность; ригидность[1]; импульсивность.
Сверхсильный нажим (карандаш рвет бумагу)– конфликтность; гиперактивность; иногда агрессивность, острое возбуждение.

Особенности линий
Штриховые линии – тревожность как черта личности.
Множественные линии – тревога как состояние на момент обследования; стрессовое состояние; иногда импульсивность.
Эскизные линии – стремление контролировать свою тревогу, держать себя в руках.
Промахивающиеся линии, не попадающие в нужную точку,– импульсивность; органическое поражение мозга.
Линии, не доведенные до конца,– астения, иногда импульсивность.
Искажение формы линий – органическое поражение мозга; импульсивность; иногда психическое заболевание.

РАЗМЕР РИСУНКА И ЕГО РАСПОЛОЖЕНИЕ

Увеличенный размер – тревога, стрессовое состояние.
Уменьшенный размер – депрессия, низкая самооценка.
Рисунок смещен вверх или расположен в верхней половине листа, но не в углу – иногда завышенная самооценка; стремление к высоким достижениям.
Рисунок смещен вниз – иногда сниженная самооценка.
Рисунок смещен вбок – иногда органическое поражение мозга.
Рисунок выходит за край листа – импульсивность; острая тревога.
Рисунок помещен в углу – депрессия.

По типологии изображений несуществующих животных можно отметить самые распространенные из них.

1. Испытуемый изображает реально существующее животное и называет реальным именем, а описание его образа жизни соответствует действительности. Например, рисуется кошка и описывается образ жизни кошки. Такое изображение можно считать нормой для пяти-шестилетнего ребенка, но для подростков и взрослых это может свидетельствовать о низком уровне воображения.

2. Рисуется вымершее животное, когда-то существовавшее, например динозавр, мамонт и т.п.

3. Рисуется изображение существующего в культуре, но не существующего в природе животного, например дракона, русалки и т.п. Рисунки с изображением вымерших животных, так же как и рисунки с изображением существующих в культуре, являются нормой для детей 8–9 лет. Для взрослых такой рисунок животного указывает на его низкий общекультурный уровень и бедность воображения.

4. Рисунок несуществующего животного обычно строится из частей разных реальных животных: тело крокодила, конечности обезьяны, голова зайца и т.п. Такое животное при этом может иметь, например, имя Крокозай. Такое изображение животного свойственно скорее рационалистам, а не творческим натурам.

5. Иногда изображение животных имеет человекообразный облик. Это говорит о сильной потребности общения, что свойственно обычно подросткам – 13-17-летним.

6. Изображенное животное состоит из разных механических частей. Такое животное обычно изображают люди с нестандартным мышлением и подходом к жизни.

7. Замысловатое, сложное и оригинальное изображение животного, образ которого имеет не составную, а целостную структуру, с трудно устанавливающимся или не устанавливающимся сходством с каким-либо реально существующим (существовавшим) животным, свойственно человеку с хорошо развитым, богатым творческим воображением.

СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ ЖИВОТНОГО

Глаза
Глаза отсутствуют – астения.
Глаза пустые, без зрачков и радужки – астения, страхи.
Глаза с зачерненной радужкой – страхи.
Глаза с ресницами – демонстративная манера поведения, значимость мнения о себе.
Глаза с прорисованными кровеносными сосудами – ипохондрия, невротическое состояние.
Форма глаз искажена – невротическое состояние.

Уши
Большие уши – заинтересованность в информации, в некоторых случаях подозрительность, тревожность.
Отсутствие ушей – замкнутость, нежелание вступать в контакт с другими, слышать чужое мнение.

Рот
Рот, приоткрытый в сочетании с языком: без прорисовки губ – большая речевая активность, с прорисовкой губ – чувственность.
Рот открытый зачерненный – легкость возникновения опасений и страхов, в некоторых случаях недоверие, тревожность.
Рот с зубами или клыками – вербальная агрессия, в некоторых случаях защитная.

Голова
Голова, увеличенная в размере,– оценка эрудиции своей и окружающих.
Голова отсутствует – импульсивность, в некоторых случаях психическое заболевание.
Две или более головы – противоречивые желания, внутренний конфликт.
Форма головы искажена – органическое поражение мозга, в некоторых случаях психическое заболевание.

Дополнительные детали на голове
Перья – тенденция к приукрашиванию и самооправданию.
Рога – защита, агрессия.
Грива, подобие прически – чувственность, в некоторых случаях подчеркивание своей половой принадлежности.

Фигура
Множество составных частей и элементов – мощная энергия.
Малое количество составных частей и элементов – экономия энергии, астения.
Фигура, состоящая из острых углов,– агрессивность. Кругообразная фигура – скрытность, замкнутость, закрытость своего внутреннего мира.

Дополнительные детали и части фигуры
Чешуя, панцирь – потребность в защите.
Шипы, иглы – защитная агрессия.
Тело, покрытое густыми волосами,– значимость сексуальной сферы.
Узор на шкуре – демонстративность.
Раны, шрамы – невротическое состояние.
Вмонтированные механические части – интровертированность, трудности в общении.
Оружие режущее, колющее или рубящее – агрессивность.
Крылья – романтичность, мечтательность, склонность к компенсаторному фантазированию.
Внутренние органы, кровеносные сосуды – ипохондрия, невротическое состояние, в некоторых случаях психическое заболевание.
Половые органы, женская грудь, вымя – высокая значимость сексуальной сферы.

Хвост
Хвост, повернутый вправо,– отношение к своим действиям и поведению.
Хвост, повернутый влево,– отношение к своим мыслям, решениям.
Хвост, поднятый вверх,– положительная, уверенная окраска к этим отношениям.
Хвост, опущенный вниз,– отрицательная окраска к отношениям.
Хвост толстый – значимость сексуальной сферы.
Хвост толстый, покрытый шерстью,– очень высокая значимость сексуальной сферы.
Красивый хвост, например, павлиний – демонстративность.

Ноги
Отсутствие ног, их недостаточное количество – пассивность или неумелость в социальных отношениях.
Избыточное количество ног – потребность в опоре.
Толстые, большие ноги – ощущение своей недостаточной умелости в социальных отношениях, потребность в опоре.

Характер соединения ног с фигурой (корпусом)
Прорисовано тщательно – умение контролировать свои рассуждения, выводы, решения.
Прорисовано небрежно, слабо или совсем нет соединения ног с фигурой – отсутствие контроля.

Описание образа жизни
Соответствует рисунку – развито логическое мышление.
Не соответствует рисунку – в некоторых случаях нарушение логического мышления.
С идеализацией и приукрашиванием – склонность к компенсаторному фантазированию.

Место жизни животного
За границей, острова, субтропики (остров Бали, Кипр)– демонстративность.
Изолированное (космос, другая планета, пещера, колодец, лес и т.п.) – чувство одиночества.
Трудно достижимое место (непроходимый лес, густая чаща деревьев и т.п.) – потребность в защите, в некоторых случаях боязнь агрессии.
Эмоционально неприятное (болото, тина, грязь и т.п.) – невротическое состояние.

Питание
Ничем не питается или питается воздухом, новостями, энергией – интровертность.
Ест все подряд – импульсивность.
Питается несъедобными вещами (гвоздями, палками, камнями и т.п.)– нарушения общения.
Питается эмоционально неприятной пищей (слизью, трухой, тараканами и т.п.)– невротическое состояние.
Питается кровью и органами живых существ (желудок, мозг и т.п.)– невротическая агрессия.
Питается людьми – негативизм, агрессивность.

Занятия, игры
Ломает что-либо (забор, деревья и т.п.)– агрессивность, негативизм, в некоторых случаях психическое заболевание.
Любит много спать – астеническое состояние, накопившаяся усталость.
Играет, гуляет, развлекается – проекция своих желаний.
Занято поисками пищи – ощущение трудностей в жизни.
Не любит сидеть без дела – импульсивность.
Ходит вверх ногами – символ нарушения заведенного порядка, выход за рамки обыденных стандартов или желание такового.

Некоторые особенности описания
Упоминание о размножении – значимость сексуальной сферы; о бесполых формах размножения (почкование и т.п.)– напряженность в сексуальной сфере.
Указание на отсутствие друзей – ощущение своего одиночества; напротив, сообщение о наличии множества друзей – высокая ценность общения.
Упоминание о врагах – боязнь агрессии; о защищенности от любых врагов или акцент на их отсутствии – боязнь агрессии, в некоторых случаях настороженное отношение к окружающим.
Сообщение об обеспечении едой – ощущение бытового неблагополучия, в некоторых случаях значимость материальных ценностей.

По рисункам несуществующего животного как детей, так и взрослых часто можно судить об их скрытой проблеме, о которой чаще всего умалчивается или о которой не подозревают, обращаясь за консультацией совсем по другому вопросу.

Татьяна симпатичная, обаятельная стройная женщина. Очень следит за собой, одевается модно, занимается бизнесом, часто ездит в командировки в Москву, Ростов и другие города; отпуск проводит за границей. Приходит на консультации в основном по вопросам бизнеса, но главной проблемой для нее является отсутствие любви к мужу, с которым она живет уже более 16 лет. Мечтает вырваться из замкнутого круга, но не получается. В рисунке Татьяны это хорошо видно.

Свое животное она назвала Европейский гламурный Крылокот. Животное отдаленно напоминает автора рисунка и отображает ее основную проблему – сексуальную. Чрезмерно пушистый, толстый и поднятый вверх хвост, а также грудь, густо покрытая шерстью, говорят, а вернее, «кричат» о значимости сексуальной сферы в жизни женщины и одновременно указывают на неблагополучие в этой сфере. Полностью зачерненная радужка глаз является показателем внутреннего страха – женщина боится представить, как ее жизнь может сложиться без мужа, вообще боится перемен в жизни. Крылья Крылокота – не что иное, как защитная фантазия Татьяны: ее уход от личных проблем в созданный фантастический мир.

Вот как Татьяна описывает образ жизни своего несуществующего животного:

Европейский гламурный Крылокот обитает в Европе, местах исключительно гламурных – Париже, Милане, Ницце, но отдельные особи встречаются в Краснодаре, Москве, Ростове. Предпочитает праздный и веселый образ жизни. По характеру общительный, веселый, доброжелательный, однако приручается с трудом и очень независим. Размножается редко, пару выбирает придирчиво, тщательно и неторопливо. Питается конфетами и новостями, любит путешествия и новые впечатления.

Это своего рода фантазийное желание – сбежать в края «гламурные» и обрести свободу, питаясь «конфетами и новостями», также выказывает внутреннюю потребность Татьяны уйти от действительности.

Вадим более 25 лет живет с женой, но семейная жизнь не сложилась, и в настоящее время у него все чаще появляется желание изменить ее, начав жить независимо, отдельно. Однако пока обстоятельства не позволяют этого сделать. По характеру Вадим мягкий человек и поэтому особенно тяжело переносит агрессивное поведение жены. Обладает большим энергетическим потенциалом.

Животное нарисовано Вадимом по оригинальной модели. Оно вообще лишено органов, обеспечивающих общение,– ушей, рта,– и имеет полностью замкнутую фигуру, что указывает на интровертированность и трудности в общении. Свое животное Вадим назвал Амикрабос, снабдив его при этом множеством ног для передвижения и покрыв чешуей; всё это показатель того, что Вадим имеет большую потребность в опоре, защите, боится агрессии. Кроме того, частично зачерненная чешуя указывает на низкую устойчивость автора рисунка к стрессам.

Рисунок Вадима сопровождается следующим рассказом:

Животное теплокровное. Среда обитания смешанная: вода и земля. Проживает в тропиках, субтропиках. Питается растениями, размножается делением. Способ передвижения – импульсный, энергетический.

Указание о том, что животное теплокровное, говорит о желании Вадима иметь тепло, семью и тем самым быть похожим на других. «Способ передвижения импульсный, энергетический» – свидетельство трудностей в жизни Вадима, которые он так тщательно скрывает и на преодоление (или сопротивление) которых ему приходится тратить немало энергии.

Женщина невысокого роста, с приветливой и милой улыбкой на лице. Имеет два высших образования; второе, медицинское, получила только год назад. Сейчас она не знает, зачем оно ей и не понимает, для чего столько лет училась. При этом твердо уверена, что ее участь состоит в «вечном обучении». Ее жизнь складывается из череды судьбоносных действий и планов, с помощью которых она желает уйти от действительности. На мой взгляд, это своеобразная программа спасения собственной души, как раз тот случай, когда мы говорим: «Помоги себе сам».

Дело в том, что, прожив с мужем 27 лет, Ирина неожиданно узнала о существовании у него второй семьи: будучи в браке с ней, муж параллельно проживал с молодой женщиной и детьми от него. Тем не менее Ирина смогла простить его и продолжать с ним жить. Это был ее выбор, другое дело, почему имела место подобная ситуация. Попробуем разобраться по рисунку.

Если посмотреть на это несуществующее животное, то с виду оно как будто довольно симпатично, если бы не искаженная форма головы и «руки-крюки», похожие на птичьи лапки.

Свое несуществующее животное Ирина назвала Михотрон. По-моему, название напоминает какой-то механизм, а рисунок самого животного необычного механического мишку. Скорее всего, жизнь Ирины ей самой напоминает жизнь по инерции, схожую с каким-то механизмом, далеким от мира чувств и любви. Конечности, направленные к телу, свидетельствуют об интровертности, когти – на агрессию, а открытый рот без зубов и языка – на легкость в возникновении опасений и страхов в ее жизни. Радужки глаз, частично зачерненные, только подтверждают наличие страха у автора рисунка.

Вот что рассказывает Ирина о своем Михотроне:

Животное живет в лесу, размножается почкованием [очень странно для животного, не правда ли?]. Любит кашу из желудей, которую варит ему гномик. Боится резких шумов. Любит играть в прятки.

Рассказ только подтверждает внутренний страх и тревогу Ирины перед будущим, указывает на некоторую нервозность и уход от действительности, но, тем не менее, раскрывает нам вполне реальные желания женщины. Например, ожидание заботы и внимания. Ее животное «любит кашу из желудей, которую варит ему гномик». То, что Михотрон боится резких шумов, говорит об усталости Ирины и возможном нервном истощении. По словам самой Ирины, она от всего устала. А вот то, что ее Михотрон любит играть в прятки, означает, как ни странно, очередную игру Ирины с судьбой: сейчас она оформляет документы в Америку для постоянного проживания там.

Девочка выглядит спокойной, застенчивой и тихой.

Рисунок расположен внизу листа, что говорит о низкой самооценке девочки и ее переживаниях. Множественные линии выдают тревогу внешне спокойного подростка. Три глаза сильно зачернены – показатель страха, сидящего глубоко в душе. Множество ног, которые являются опорной частью животного, и характер их соединения с фигурой показывают, что девочка способна контролировать свои рассуждения и поступки.

Даша так описывает образ жизни этого животного:

Трехглаз живет в Южной Африке. Питается он обычно рыбами, но, когда голодный, может съесть что угодно. Он очень боится своих соперников – акул и китов. Он любит плавать по дну и ненавидит сидеть без дела. Друзей у него нет, так как он слишком добрый (другим это не нравится).

В рассказе Даши явно проявляется депрессивное настроение («Друзей у него нет, так как он слишком добрый»), страх («Он очень боится своих соперников») и сильная потребность в эмоциональном тепле («Трехглаз живет в Южной Африке). Кроме этого, можно предположить неблагоприятную окружающую среду («Он любит плавать по дну»). Рассказ ребенка о животном почти всегда отражает то, что на самом деле происходит с ним самим в жизни и, зная о том, как значимо для подростка общение со сверстниками, можно теперь представить, как нелегко живется Даше. Рисунок и рассказ девочки показали, что ей требуется психологическая помощь.

Источник

Несуществующее животное расскажет о вашей личности

Мировоззрение – собственный взгляд на мир

Среди множества психологических методик исследования личности особое место занимает проективная методика «Несуществующее животное». Это объясняется тем, что ее интерпретация дает обширную информацию о личности при затрате минимального количества времени на выполнение задания. Тест не только простой, но и очень интересный, доступен как взрослым, так и детям.

Представьте себя в роли психолога

Тест создан отечественным психологом М. З. Дукаревич, исходя из особенностей психомоторной связи. Когда человек рисует, то лист бумаги в это время является особой моделью пространства, в котором с помощью движений доминантной (у большинства людей правой) руки фиксируется отношение к этому пространству, следуя словам И. М. Сеченова о том, что любая мысль заканчивается движением.

Главной целью методики является общее исследование личности, на основе которого психолог выдвигает гипотезу о некоторых ее особенностях, ни в коем случае не делая однозначных выводов о человеке без комплексной диагностики.

Тест «Несуществующее животное» начинается простой инструкцией: «Возьмите лист бумаги, простой карандаш и нарисуйте несуществующие животное, такое, которого на самом деле нет, и никогда не было на планете. Назовите его несуществующим именем».

Время на выполнение рисунка не ограничивается. Иногда люди отказываются выполнять тест, объясняя свой отказ неумением рисовать. В таком случае важно объяснить, что психолог не оценивает художественные способности, что тест несет более глубокий психологический смысл, чем просто умение красиво рисовать.

Методика «Несуществующее животное» проста в исполнении, ведь нарисовать необычное несуществующее животное не только просто, но и увлекательно. Но ее интерпретация требует глубоких знаний психологии человека. Если вы желаете получить качественный достоверный результат после того, как выполните тест, воспользуйтесь основными правилами его интерпретации:

Расположение рисунка на бумаге.

В норме рисунок расположен в средней части листа, который находится в вертикальном положении. Если рисунок расположен в верхней части листа, это говорит о высокой самооценке и недовольством своей роли в обществе, где человек чувствует недостаток признания. Чем ниже расположен рисунок на бумаге, тем ниже его уровень самооценки. Такой человек неуверен в себе, его не волнует признание социальный статус.

Основная часть рисунка.

Нижняя часть рисунка.

Дополнительные детали рисунка.

Это крылья, перья, бантики, еще одни ноги или лапы, кудри, цветы и различные другие украшающие детали. Все эти особенности говорят о уверенности в себе, о высоком уровне энергии, которую человек умеет распределять в разные сферы деятельности. Иногда это выливается в притеснении других людей, о делании концентрировать внимание только на своей личности. Это может быть человек, увлеченный своей профессией, стремящийся к самореализации.

Наличие хвоста говорит об отношении к собственным решениям и действием, к продуктам своей деятельности. Хвост, направленный вправо – отношение к действиям, поведению. Хвост, направленный влево – отношение к мыслям и возможностям. Направленность хвоста вверх или вниз говорит о восприятии человеком этого отношения: вверх – позитивное, вниз – негативное.

Контур рисунка.

Анализируется наличие панцирей, выступов, затемнений, прорисовки четких линий. Эти детали свидетельствуют о стремлении защититься от других людей. Если присутствуют острые углы – это агрессивная защита, если есть затемнения – есть тревога и страх, если линия двойная – есть подозрительность и ощущение опасности.

Можно условно разделить животных на:

Выбор типа животного говорит об отношении к собственной личности, к своему «Я». Человек выбирает тот типа животного, с которым себя идентифицирует. Если животное «очеловеченное», в одежде, с двумя лапами, прямостоящее, с руками вместо лап, то это говорит об инфантильности и незрелости эмоциональной сферы автора.

Название рисунка.

Существует шесть основных типов названий для несуществующего животного:

Источник

Я — псих! Заметки психолога родителям и детям

Нестандартная психология для всех

Проективный тест несуществующее животное — рисунок, интерпретация


Тест «несуществующее животное» достаточно популярен в психологии. По полету фантазии, творческому самовыражению, их незначительным деталям, на которые, как правило, испытуемые не обращают внимание, можно сказать, как человек ощущает себя в этом мире.

В рисунке несуществующего животного проблемы человека проявляются на подсознательном уровне. Тут все важно — нажим, количество деталей, место расположения, прорисовка отдельных частей…

Особенно удобен этот тест для психологической диагностики детей и подростков. Он много может сказать психологу и родителям о том, какие трудности есть у ребенка в общении, в восприятии мира и поможет лучше его понять.

Инструкция к тесту

Придумать и нарисовать НЕСУЩЕСТВУЮЩЕЕ ЖИВОТНОЕ, потом назвать его.

Рисовать лучше мягким карандашом (а не ручкой, не фломастером).

Интерпретация теста » Несуществующее животное»

Так какая же расшифровка возможна к тесту, рисунку несуществующего животного?

Положение рисунка на листе

Центр фигуры (обычно голова)

Глаза на рисунке

Глаза символизируют страхи человека. Они особенно выражены, если видна прорисовка радужки.

Ресницы указывает на демонстративность в характере, желание всеобщего внимания и восхищения.

При хорошей прорисовке органов слуха — очень ценится получаемая информация, особенно мнение других о испытуемом.

Аксессуары к голове

Более большая голова, чем надо — человеком больше ценится рациональное, полезное, во главу угла ставится ум, широкая эрудиция.

Наличие на рисунке рогов говорит о агрессии, защите. Особенно, если они присутствуют вместе с другими агрессивными элементами (ногти, иголки, щетина).

Перышки свидетельствуют о некоторой демонстративности и украшательству себя перед другими.

Шерсть, грива, прическа указывают на чувственность.

Ноги (или элементы их заменяющие)

Элементы над основной частью фигуры

Они делятся на две части — для украшения и сугубо функциональные.

Контур животного

Острые углы, затененность, штриховка — агрессивная защита, довольно большой страх и напряженность, если есть обводка линий по контуру — подозрительность и опаска.
Играет роль и «направление» защиты.

Направление защитных элементов в разные стороны скажет о готовности к защите в любой ситуации, хронической настороженности.

Общие дополнения к тесту Несуществующее животное

Энергия испытуемого зависит от количества деталей, если только необходимые детали — экономия расхода энергии, склонность к астении, хронические заболевания.

Если только один элемент рисунка резко продавлен — это скажет, на что больше направлена тревога, негативные эмоции.

Сексуальная атрибутика на рисунке несуществующего животного говорит о проблеме в сексуальной сфере, невозможности наладить контакт с противоположным полом.

Название несуществующего животного

О конкретных примерах интерпретации теста «несуществующее животное», его расшифровке мы поговорим в следующий раз.

12 идей о “ Проективный тест несуществующее животное — рисунок, интерпретация ”

Я провел этот тест, оказывается его прикольно проводить не только детям, тут и о взрослых многое чего можно узнать.

Конечно, очень информативный тест.

Хороший блог у Вас, смотрю и наслаждаюсь.

Изучение теста «Несуществующее животное» и методики его проведения полказывает, что он прост для освоения и его интерпретация вполне понятна и не изобилует непонятными терминами..

Спасибо! Вашими комментариями дополнил свои пробелы и интуитивные предположения по тесту » несуществующее животное» и его интерпретации.

Существуют модификации теста, которые являются дополнительными к тесту «Несуществующее животное» и применяются с целью уточнения эмоционального состояния рисующего. Это такие тесты как «Злое животное», «Счастливое животное» и «Несчастное животное».

Тест «Несуществующее животное» — один из самых распространенных, популярных и увлекательных рисуночных тестов в мире. Кого не заинтригует задание придумать и нарисовать такое животное, которое никогда не существовало ни в книгах, ни в фильмах, ни в сказках.

Спасибо,Федор,за информацию о модификациях теста несуществующего животного,ранее не знала

Информативная методика, я ее всегда провожу при работе с клиентом, пусть это даже самый взрослый и серьезный человек, он расслабляется, становится не так напряжен, а я, как психолог, много заранее о нем узнаю.

Само животное смотрит вправо, или оно смотрит вправо от наблюдателя? В моё право или в право этого животного?

Вправо от животного.

Толково описано! До того встречала, слишком заумные описаловки теста с несуществующим животным.

Источник

Тест Несуществующее животное - Резерв Cтолица

Проективный тест «Несуществующее животное»

Инструкция: Придумайте и нарисуйте несуществующее животное и назовите его несуществующим именем.
Для работы потребуется:

  • Белый лист бумаги,
  • простой мягкий карандаш (карандашом средней мягкости)
  • ластик

Показатели и интерпретация:

ПОЛОЖЕНИЕ РИСУНКА НА ЛИСТЕ.
В норме рисунок расположен по средней линии стандартного вертикального листа. Положение рисунка ближе к верхнему краю листа (чем больше, тем выраженнее) трактуется как высокая самооценка, недовольство собственным положением в социуме и недостаточность признания со стороны окружающих; претензия на продвижение, тенденция к самоутверждению, претензия на признание.
Положение рисунка в нижней части — обратные показатели: неуверенность в себе, низкая самооценка, подавленность, нерешительность, неуверенность, не заинтересованность в своем coциальном положении, признании, отсутствие тенденции к самоутверждению.

ЦЕНТРАЛЬНАЯ СМЫСЛОВАЯ ЧАСТЬ ФИГУРЫ (голова или заменяющие ее детали).
Голова, повернутая вправо, — устойчивая тенденция к деятельности — почти все, что задумывается или планируется, осуществляется или, по крайней мере, начинает осуществляться, если даже не доводится до конца (человек активно переходит к реализации своих планов, наклонностей). Голова, повернутая влево, — тенденция к рефлексии, размышлению. Испытуемый «не человек действия», лишь незначительная часть замыслов реализуется или начинает реализовываться. Нередки нерешительность, страх, боязнь перед активным действием ( что именно, надо выяснить дополнительно).
Положение в фас, т. е. голова, направленная на рисующего, трактуется как эгоцентризм. На голове расположены детали, соответствующие органам чувств, — уши, рот, глаза.
Глазам придается особое значение. Это символ присущего человеку страха (японский рисунок после Хиросимы). Это значение особенно подчеркивается резкой подрисовкой радужки. Обратите внимание на наличие или отсутствие ресниц. Ресницы — показатель истероидно-демонстративных манер. Для мужчин — женственные черты характера с подрисовкой радужки или зрачка совпадают редко. Ресницы — это также заинтересованность в восхищении окружающих внешней красотой и манерой одеваться, придание этому большого значения.
Значение детали «уши» прямое: заинтересованность в информации, значимость мнения окружающих для себя (дополнительно по другим показателям, по их сочетанию определяется, предпринимает ли испытуемый что-либо для положительной оценки или только дает соответствующие реакции на окружающих: радость, гордость, обида, огорчение, не изменяя при этом своего положения).
Деталь «Рот» можно оценивать следующим образом. Приоткрытый рот в сочетании с языком — болтливость, в сочетании с подрисовкой губ трактуется как чувственность. Иногда и то, и другое вместе. Открытый рот без подрисовки губ и языка, особенно зачерченный, трактуется как легкость возникновения страхов и опасений, недоверия. Рот с зубами — вербальная агрессия, в большинстве случаев защитная: огрызается, защищается, грубит в ответ на осуждение или порицание. Для детей и подростков значение рта округлой формы означает боязливость и тревогу. Увеличенный (по отношению с фигурой в целом) размер головы говорит о том, что испытуемый ценит рациональное начало, а, возможно, и эрудицию в себе и окружающих.
На голове часто расположены дополнительные детали: рога — защита, агрессия (определить в сочетании с другими признаками агрессии — ногтями, щетиной, иглами). Характер этой агрессии — спонтанный или защитно-ответный.
Перья — тенденция к самоукрашению или к самооправданию и демонстративности.
Грива, шерсть, подобие прически — чувственность, подчеркивание своего пола, иногда ориентировка на свою сексуальную роль.

НЕСУЩАЯ ЧАСТЬ ФИГУРЫ (опорная - ноги, лапы, постаменты).
Рассматривается основательность этой части фигуры по отношению к размеру всей фигуры и по форме — основательность, обдуманность, рациональность принятия решений, опора на существенную и значимую информацию, на существенные положения. В противном случае — поверхностность и неосновательность суждений, легкомысленность выводов, иногда импульсивность принятия решений — особенно при полном или частичном отсутствии ног. Обратить внимание на характер соединения ног с корпусом: соединены точно, тщательно или небрежно, слабо, или не соединенные совсем. Это характер контроля за своими рассуждениями, выводами, решениями. Однотипность и однонаправленность, а также повторяемость формы ног любых элементов в одной части — конформность суждений и установок в принятии решений, стационарность, банальность. Разнообразие в положении этих деталей говорит о своеобразии установок и суждений, самостоятельности, небанальности соответственно необычности формы, даже о творческом начале в норме или инакомыслии (ближе к патологии).

ЧАСТИ, ВОЗВЫШАЮЩИЕСЯ НАД УРОВНЕМ ФИГУРЫ
Могут быть функциональные или украшающие. Крылья, дополнительные ноги, щупальца, детали панциря, перья, бантик, что-то вроде завитушек, кудрей, цветков. Первые — это энергия, охват разных областей человеческой действительности, уверенность в себе, самораспространение с неделикатными, неразборчивыми утешениями окружающих, либо любознательность, «соучастие» как можно в большем количестве мероприятий, завоевание себе места под солнцем увлеченность своей деятельностью, смелостью мероприятий — соответственно значению символа (щупальца, крылья и т.д.). Вторые - демонстративность, склонность к обращению на себя внимания, манерность.
Хвосты — выражают отношение к собственным действиям или поступкам, или решениям, размышлениям, вербальной продукцией — по тому, повернут ли хвост вправо (+) на листе или влево (-), судят об окраске этого отношения, которая выражена в направлении хвоста. Вверх — уверенно, положительно, бодро, хвост же, падающий вниз, показывает недовольство собой, подавленность, сожаление, раскаяние и т.д. Особое внимание следует обратить на хвосты, состоящие из нескольких, иногда повторяющихся звеньев. Особенно на пышные, длинные, разветвленные. Их направленность также имеет значение: вправо — по поводу своих действий и поведения, влево — по поводу своих мыслей, решений, пропущенного момента, собственной нерешительности.

КОНТУР ФИГУРЫ
Важно наличие или отсутствие выступов (типа шипов, панциря, игл, прорисовки или затемнения линий контура). Это защита от окружающих. Агрессивная защита, если рисунок выполнен в острых углах, страх или тревога, если есть затемнение контурной линии, опасение и подозрительность, если поставлены щиты, «заслоны», направленные вверх — против людей, реально имеющих возможность наложить запрет, ограничение, осуществить принуждение, т.е. против старших во возрасту, родителей, учителей, начальников, руководителей. Направленность: защиты вниз — против насмешек, непризнания, отсутствия авторитетов у нижестоящих подчиненных, боязнь осуждении. Боковые — дифференцированная опасливость, готовность к защите и самозащите любого порядка и в разных ситуациях. То же самое — элементы защиты, расположенные не по контуру, внутри контура, на самом корпусе животного. Справа — больше в процессе деятельности (реальной), а слева — защита своих мнений, убеждений.

ОБЩАЯ ЭНЕРГИЯ
оценивается количеством изображенных деталей: только ли необходимое, чтобы дать представление о животном (тело, голова, конечности и т.д.) с заполнением контуров без штриховки и дополнительных линий или же имеет место щедрое изображение не только необходимых, но и усложняющих конструкцию деталей (дополнительных). Соответственно, чем выше энергия, тем больше деталей, и, наоборот, отсутствие таковых — экономия энергии, астеничность, органика: хроническое соматическое заболевание. То же подтверждается характером линий: при астении — слабая, паутинообразная. Обратный же характер линии не является полярным (жирная с нажимом), это не энергия, а тревожность. Особенно обратите внимание на резко продавленные линии, видимые даже с обратной стороны (судорожный, высокий тонус мышц рисующей руки — резкая тревожность). Обратить внимание также на то, какая деталь, какой символ выполнен подобным образом, к чему привязана тревожность.

ТЕМАТИЧЕСКИ
животные делятся на угрожающих, угрожаемых и нейтральных. Это отношение испытуемого к своему «Я», представление о своем положении в мире, об идентификации себя по значению с животными. В данном случае, рисуемое животное — представитель самого рисующего.

УПОДОБЛЕНИЕ ЖИВОТНОГО ЧЕЛОВЕКУ
начиная с постановки животного в положение прямохождения (две лапы, вместо четырех и т.д.), кончая одеванием животного в человеческую одежду, включая похожесть морды на лицо, ног и лап на руки — свидетельствуют об инфантилизме, эмоциональной незрелости. Механизм сходен с аллегорическим значением животных и их характеров в сказках, притчах. Фигура круга, особенно ничем не заполненного, символизирует тенденцию к сокрытию, замкнутости своего внутреннего мира, нежелание давать сведения о себе окружающим, наконец, нежелание подвергаться тестированию. Обратить внимание на акцент сексуальных признаков — вымени, сосков, груди при человеческой фигуре. Это отношение к полу, вплоть до фиксации на проблемах секса. Редко и очень необычно обращает на себя внимание вмонтировка механических частей в живую часть животного — постановка на постамент, танковые или транспортные гусеницы, треножник, прикрепление к голове пропеллера, винта, проводов, вмонтирование в глаза электроламп, проводов в тело или конечности, рукояток и клавиш, антенн и т.д. Это наблюдается, главным образом, у больных шизофренией и редко у глубоких шизоидов.

ТВОРЧЕСКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ
выражены обычно количеством сочетающихся в фигуре элементов. Банальность, отсутствие творческого начала принимает форму готового, существующего животного.

НАЗВАНИЕ
может выражать рациональное соединение смысловых частей («Летающий заяц», «Бегемот»). Другие варианты словообразования с книжно-научным, иногда латинским суффиксом или окончанием («Реболетиус», «Воплиолярис»). Первое — paциональность, направленная установка на определенную ориентацию. Второе — демонстративность (разума, эрудиции). Встречаются названия поверхностно-звуковые без всякого осмысления («Гряктер», «Лелые»), знаменующие легкомыслие. Наблюдаются и ироническо-юмористические названия («Рипочурка», «Давашпор», «Пузыриес»), характеризующие соответствующее отношение к окружающему. Инфантильные названия имеют обычно повторяющиеся элементы («Трутру»). Склонностям к фантазированию (чаще всего защитного порядка) выражается непомерно длинным названием.

Приглашаем Вас к Сотрудничеству! С уважением, Кадровое Агентство г. Москва КАДРОВЫЙ РЕЗЕРВ

Глава 3 РИСУНОК НЕСУЩЕСТВУЮЩЕГО ЖИВОТНОГО. Психологические рисуночные тесты

Глава 3 РИСУНОК НЕСУЩЕСТВУЮЩЕГО ЖИВОТНОГО

Типология несущетвующих животных

Вряд ли возможно провести сколько-нибудь последовательную классификацию несуществующих животных. Однако есть несколько широко распространенных вариантов выполнения теста, с которыми полезно познакомиться. Наиболее примитивный вариант — это изображение реально существующего животного, сопровождаемое описанием естественного для него образа жизни. Так, двенадцатилетняя Лилиана Т. в качестве несуществующего животного изобразила крокодила (рис. 68). Рисунок имеет следующее описание: «Крокодил — водоплавающее животное, может передвигаться как на суше, так и в воде. Питается исключительно мясом. Хватает свою добычу и тащит ее под воду. Тело будет лежать там до тех пор, пока не начнет разлагаться, а после съест его. Поедает людей. В основном ест тех людей, которые очень его боятся и бегают от него».

Такой способ выполнения задания противоречит инструкции, поэтому проверяющий попросил Лилиану придумать еще одно животное, причем было подчеркнуто требование, чтобы это было животное, которого на самом деле не существует. Немного подумав, Лилиана нарисовала кобру. Выяснилось, что выполнить инструкцию она неспособна.

Изображение реально существующего животного вместо воображаемого нормально для дошкольного возраста, хотя при хорошем уровне развития даже дошкольник способен хотя бы дать своему животному нестандартное название. В более старшем возрасте это свидетельство особо низкого уровня развития воображения. Подобное выполнение задания нередко встречается при умственной отсталости или при нарушениях обучаемости (задержке психического развития).

В отдельных случаях причиной отхода от инструкции служит не столько отставание в когнитивной сфере, сколько очень высокая тревожность. Тревожному человеку трудно выполнять неопределенные задания. Не понимая, каковы критерии оценки такого задания, он заранее ожидает заведомо отрицательную оценку, что может полностью блокировать содержательную деятельность. Изображение существующего животного в некотором смысле безопаснее придумывания чего-то нового. Поэтому тревожный человек упрощает себе выполнение задания, фактически подменяя поставленную перед ним непривычную задачу более знакомой.

У Лилианы одновременно проявляется действие обеих причин, блокирующих воображение. Во-первых, судя по данным когнитивных тестов, у нее наблюдается нарушение обучаемости. Во-вторых, повышен уровень тревожности. Об этом свидетельствует как штриховка рисунка, так и тема страхов, доминирующая в описании образа жизни животного.

Несколько более высокий уровень выполнения задания, однако тоже с нарушением инструкции — это изображение вымершего животного, например, динозавра, или животного, существующего не в природе , а в культуре: Пегаса, дракона, кентавра, русалки. Так, одиннадцатилетний Сеня В. нарисовал трехголового змея, образ жизни которого вполне соответствует сказочному змею-горынычу (рис. 69).

Такое выполнение задания нормально для детей до 8–9 лет. Позднее оно свидетельствует о бедном воображении и низком общекультурном уровне (часто при педагогической запущенности) или о нарушении обучаемости (задержке психического развития). В данном случае диагностировано нарушение обучаемости.

Наиболее распространенный способ выполнения задания — это изображение животного, не совпадающего ни с одним из реально существующих, но построенного по стандартной модели: горизонтально расположенное тело, голова с глазами и ртом, конечности (ноги, щупальца, руки, крылья). Возможны дополнительные детали — уши, нос, шея, плавники, хобот и прочие части тела обычных животных. Среди подобных животных выделяются два типа: составной и целостный.

Составное животное строится из частей разных реальных животных. Так построены, в частности, крылатая рыба (см. рис. 76) и животное, составленное из человека, собаки, лошади и кошки (см. рис. 71). Названия таких животных обычно более или менее полно отражают их строение. В частности, животное, в котором есть элементы человека и собаки, названо «челса» (человек + собака).

Придумывание и изображение составных животных характерны для людей с рационалистическим подходом к задаче, с низкой творческой направленностью, исполнительской, а не творческой установкой. Такая установка наиболее типична в начале младшего школьного возраста (примерно до восьми лет), однако она не представляет отклонения от нормы даже и у взрослых. При рационалистическом способе создания образа оценка уровня воображения определяется количеством прототипов и степенью их разнородности. Так, комбинация из четырех животных (см. рис. 71) — это, разумеется, более сложное изобретение, чем крылатая рыба (рис. 76). Та же рыба была бы оригинальнее, если бы она была снабжена не крыльями, а, например, заячьими ушами. Целостное несуществующее животное тоже строится в соответствии с общей схемой животного, но без привлечения частей тела конкретных животных, хотя результат и может напоминать дракона, слонопотама, собаку или что-то еще. Название в этом случае не включает указаний на прототипы. Примерами подобных животных могут служить бумбуборусасу (см. рис. 72) и рав (см. рис. 83)

Этот тип образа характерен для художественно-эмоционального подхода к творческой задаче. Чем меньше созданное животное похоже на что-то реально существующее (в природе или в культуре), тем выше оценивается уровень воображения.

Особую группу составляют человекообразные животные. Туловище у них располагается вертикально, внизу — ноги, сверху — голова, с боков — руки (вместо рук или ног могут быть крылья или щупальца). Возможно увеличение числа рук или ног, включение дополнительных органов. Человекообразное животное может быть названо роботом или киборгом (см. рис. 75), может напоминать черта (см. рис. 113), может быть объявлено инопланетянином и пр. Изображение таких животных характерно для высокой потребности в общении. В частности, оно особо типично для подросткового возраста, когда потребность в общении наиболее высока.

Значительно реже встречаются изображения несуществующих животных, по сути представляющих собой механические конструкции или включающие в свой состав отдельные механические части. Примерами могут быть марсианин (см. рис. 86) и странное животное, которое служит домом для людей (см. рис. 87). Подобные изображения характерны для неконформных людей со своеобразным мышлением и нестандартным подходом к миру и к жизни, с низким уровнем социализирован-ности. Часто это люди с шизоидной акцентуацией, с трудностями в сфере общения.

И, наконец, у некоторых людей встречаются животные, построенные по оригинальной модели, не соответствующей ни животному, ни человеку, ни техническим конструкциям. Эти модели могут быть весьма сложными и замысловатыми: многоголовка (см. рис. 84), аура (см. рис. 73), а могут быть предельно простыми (см. рис. 80). Этот способ говорит о творческом складе личности. Он возможен как при преимущественно рационалистическом, так и при преимущественно художественном подходе к действительности, если только у человека есть реальные творческие возможности. У детей младше 9 — 10 лет такой способ построения образа встречается довольно редко. При творческом подходе к задаче уровень воображения оценивается по степени естественности получившегося существа и, в частности, по степени соответствия между его внешним видом и описанием образа жизни.

Наиболее нестандартные животные, снабженные необычными органами или же вообще лишенные органов, часто встречаются у людей с шизоидной акцентуацией.

Если изображение слишком вычурное, то обычно это свидетельствует не столько о творчестве и оригинальности, сколько о стремлении продемонстрировать окружающим свою непохожесть на других, т. е. об оригинальничанье.

Жизнь теряет смысл после социальной изоляции

J Exp Soc Psychol. Авторская рукопись; доступно в PMC 1 июля 2010 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC2717555

NIHMSID: NIHMS108283

См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Четыре исследования (N = 643) подтвердили гипотезу о том, что социальная изоляция снизит глобальное восприятие жизни как значимой. Социальной изоляцией манипулировали экспериментально, заставляя единомышленника отказываться встречаться с участниками после просмотра видеозаписи их введения (Исследование 1) и подвергая участников остракизму в компьютерной игре с подбрасыванием мяча (Исследование 2).По сравнению с условием контроля и условиями принятия, социальная изоляция привела к восприятию жизни как менее значимой. Исключение также было операционализировано как самооценка одиночества, которая была лучшим предиктором низкого значения, чем другие важные переменные (исследование 3). Исследование 4 нашло поддержку модели смысла Баумейстера (1991), продемонстрировав, что влияние исключения на смысл опосредовано целью, ценностями и положительной самооценкой.

Где люди находят смысл жизни? В принципе, люди могут найти смысл в общении с природой или божеством, в философских или религиозных размышлениях, в научных, художественных или технологических нововведениях или в других потенциально уединенных занятиях.Смысл жизни не зависит явно или по сути своей от социальных отношений. Однако на практике кажется вероятным, что люди находят смысл в своих социальных отношениях. В отличие от большинства других животных, люди получают большую часть того, что им нужно, от своей социальной группы, а не непосредственно из окружающей среды. Следовательно, человеческая способность к социальности и участию в культуре, вероятно, эволюционировала для облегчения выживания (Baumeister, 2005; Dunbar, 1993, 1997). Следовательно, социальная изоляция может угрожать людям на таком базовом уровне, что это может ослабить их чувство значимого существования, как предполагает Уильямс (1997; 2002).Связанное с этим предсказание сделали Твенге, Катанезе и Баумейстер (2003), которые предположили, что одним из последствий социальной изоляции является уход от осмысленных мыслей. В настоящем исследовании мы проверили гипотезу о том, что социальная изоляция вызывает глобальное снижение восприятия жизни как значимой.

Значение

Буквально означает относится к нефизической реальности, присущей отношениям между символом или представлением и тем, к чему он относится. Однако под смыслом жизни люди обычно подразумевают не словарное определение жизни, а способ осмыслить свое существование.Эта субъективная оценка значимости своей жизни - это то, как традиционно оценивается смысл (например, Crumbaugh & Maholick, 1964; Mascaro & Rosen, 2006). Например, в анкете «Смысл в жизни» участников просят оценить свое согласие с такими утверждениями, как «Моя жизнь имеет четкое представление о цели» (Steger, Frazier, Oishi, & Kaler, 2006).

Вера в то, что человек живет осмысленной жизнью, связана с позитивным функционированием. Это включает удовлетворение жизнью (Чемберлен и Зика, 1988), удовольствие от работы (Боунбрайт, Клей и Анкенманн, 2000), счастье (Дебатс, ван дер Люббе и Веземан, 1993), положительный аффект (Хикс и Кинг, 2007; Кинг, Хикс, Крулл и Дель Гайсо, 2006) и надежда (Маскаро и Розен, 2005).Восприятие жизни как значимой даже связано с физическим здоровьем и общим благополучием (Reker, Peacock, & Wong, 1987; Ryff, 1989; Ryff & Singer; 1998; Wong & Fry, 1998; Zika & Chamberlain, 1987; 1992). Более высокие уровни воспринимаемого значения также связаны с более низкими уровнями негативного функционирования, включая психопатологию (Crumbaugh & Maholick, 1964), стресс (Mascaro & Rosen, 2006), потребность в терапии (Battista & Almond, 1973), суицидальные мысли (Harlow, Newcomb, & Bentler, 1986) и депрессия (Debats et al, 1993; Mascaro & Rosen, 2005).Стегер (в печати) дает исчерпывающее описание преимуществ восприятия смысла жизни.

На основе обзора эмпирических данных по широкому кругу тем, включая любовь, работу, религию, культуру, самоубийство и отцовство, Баумейстер (1991) пришел к выводу, что человеческий опыт формируется четырьмя потребностями в смысле, которые можно понять. как четыре ингредиента или критерия осмысленной жизни. Во-первых, ощущение цели достигается, когда люди воспринимают свою текущую деятельность как относящуюся к будущим результатам, так что текущие события черпают смысл из возможных будущих условий.Во-вторых, люди желают ощущения эффективности . Люди чувствуют себя эффективными, когда понимают, что у них есть контроль над своими результатами и что они могут что-то изменить к лучшему. В-третьих, люди хотят рассматривать свои действия как имеющие положительное значение , значение или как морально оправданные. То есть люди мотивированы действовать таким образом, чтобы отражать некоторые положительные моральные ценности или, по крайней мере, интерпретировать свое поведение как соответствующее идеалам и стандартам того, что одобряется и приемлемо.В-четвертых, люди хотят чувства положительной самооценки . Они ищут способы доказать, что они люди с желаемыми качествами. Найти способ поверить в то, что вы лучше других, кажется, является распространенной формой этой потребности в значении.

Все четыре потребности в значении должны быть основаны на повседневном опыте (Baumeister, 1991; Sommer, Baumeister, & Stillman, в печати). Другими словами, удовлетворение этих потребностей должно быть достигнуто через реальный жизненный опыт.Таким образом, события, которые напрямую влияют на смысл жизни - возможно, включая социальную изоляцию - также будут влиять на чувство цели, эффективности, ценности и / или положительной самооценки.

Социальное отчуждение

Формирование и поддержание позитивных близких отношений можно правильно охарактеризовать как одну из основных мотиваций для людей (Buss, 1990; Maslow, 1968). Это всепроникающее влечение было описано как потребность принадлежать (Baumeister & Leary, 1995). Мы определяем социальную изоляцию как воспринимаемый дефицит принадлежности.

В прошлом исследовании использовались два основных подхода к изучению социальной изоляции, а в настоящем исследовании использовались оба. Один исследовательский подход сосредоточен на экспериментально управляемом социальном отторжении, при котором участников заставляют поверить, что другие отвергли их (или будут отвергать их) как партнеров по социальному взаимодействию (например, Bushman, Bonacci, Van Dijk, & Baumeister, 2003; DeWall, Twenge, Gitter, & Baumeister, в печати; Maner, DeWall, Baumeister, & Schaller, 2007; Williams, 2002; Williams & Sommer, 1997).Другой подход использовал индивидуальные различия в хроническом одиночестве. Большая часть такой работы основана на самооценках и самооценках (например, Cacioppo et al., 2006). Оба подхода имеют свои достоинства. Экспериментальный подход может использовать контролируемые манипуляции для проверки причинно-следственных гипотез, в то время как подход одиночества использует чувство исключения, переживаемое вне лаборатории, и, таким образом, имеет большую внешнюю валидность, чем лабораторные манипуляции. В настоящей работе мы протестировали влияние исключения на смысл, используя как одиночество, так и социальное отторжение как операционализацию исключения.

Разумеется, разница между одиночеством и отвержением не просто методологическая; люди, которые обычно одиноки, могут испытывать моменты включения, а люди, которые испытывают отторжение, не обязательно одиноки. Тем не менее, между отвержением и одиночеством есть важное сходство, наиболее заметным из которых является то, что оба они являются дефицитом принадлежности; одиночество - это длительное и негативно валентное чувство социальной изоляции (Peplau & Perlman, 1982), тогда как отвержение - это острый, специфический пример социальной изоляции.Частичное совпадение между отвержением и одиночеством было продемонстрировано эмпирически в исследованиях, показывающих, что социальное неприятие часто приводит к чувству одиночества (Boivin, Hymel, & Burkowski, 1995; Cacioppo, Hawkley & Berntson, 2003; de Jong-Gierveld, 1987). Мы считаем как одиночество, так и отвержение важными формами социальной изоляции, так что оценка обоих обеспечивает более полное понимание последствий дефицита принадлежности, чем оценка любой из них по отдельности. Конвергенция различных методов и показателей дает ценную уверенность в том, что выводы не являются артефактами одного метода, а скорее отражают общие закономерности.Если и лабораторное отторжение, и хроническое чувство одиночества сходятся в предсказании низкого чувства значимости в жизни, тогда можно быть уверенным, что гипотеза, связывающая значение с принадлежностью, имеет широкую обоснованность.

Социальная изоляция и ее значение

Почему социальная изоляция должна уменьшать смысл жизни? Повсеместная опора на социальные связи как на биологическую стратегию человечества влечет за собой глубокую мотивацию людей устанавливать связи с другими людьми как фундаментальный аспект почти всех человеческих стремлений.Сам смысл приобретается социально. Следовательно, быть отрезанным от других потенциально может повысить угрозу потери доступа ко всем социально опосредованным смыслам, целям и ценностям.

Предыдущие исследования предполагают, что социальная изоляция уменьшает некоторые осмысленные мысли, хотя обычно это не распространяется на широкое представление о том, имеет ли смысл сама жизнь. Twenge et al. (2003) обнаружили, что социальная изоляция заставляет людей искать убежища в состоянии когнитивной деконструкции, характеризующейся снижением осмысленного мышления, а также летаргией, изменением течения времени, избеганием эмоций и снижением самосознания.В одном исследовании участники, которым сказали, что они исключительно нравятся и популярны, более благосклонно отреагировали на один вопрос о значимости жизни, чем участники, которые были отвергнуты обществом, хотя в дизайне этого исследования отсутствовал нейтральный контроль, и поэтому не было возможности знать, вызвана ли разница принятием или отклонением.

Уильямс (1997, 2002) предположил, что остракизм (повторяющаяся форма социальной изоляции) ухудшает множественные психологические потребности, включая потребность в осмысленном существовании (а также принадлежность, самооценку и контроль).Он и его коллеги представили доказательства того, что остракизм снижает оценку значимости конкретных событий (Sommer, Williams, Ciarocco, & Baumeister, 2001; Van Beest & Williams, 2006; Williams, Cheung, & Choi, 2000; Zadro, Williams, И Ричардсон, 2004). В частности, когда конфедераты постепенно перестают бросать мяч участнику в рамках игры с подбрасыванием мяча, участники склонны оценивать свое участие в игре как относительно менее значимое по сравнению с участниками, которые продолжают участвовать в игре ( е.г., Задро и др., 2004). Хотя такие результаты предполагают некоторую потерю смысла, они могут отражать точное представление участников о том, что они не участвовали в игре.

Недавняя работа с использованием компьютеризированной процедуры подбрасывания мяча (получившая название Cyberball ) сделала шаг в направлении оценки того, влияет ли исключение на глобальное восприятие смысла жизни, оценивая значение как сразу после социальной изоляции, так и снова после задержки (Задро, Боланд, Ричардсон , 2006). Сразу после исключения произошло сокращение составного показателя благополучия, который включал в себя смысловое измерение (например,g., чувствуя себя несуществующим во время игры), а также три других предложенных потребности. Сорок пять минут спустя участники ответили на аналогичные вопросы, за исключением того, что их попросили рассказать о своих нынешних чувствах - тех, которые не связаны напрямую с опытом исключения (например, ощущение несуществования прямо сейчас). Хотя исключение не оказало значительного влияния на составной показатель, наблюдалась взаимосвязь между социальной тревожностью и экспериментальным состоянием, так что люди с высоким уровнем социальной тревожности сообщали значительно более низкие сводные баллы, чем те, кто испытывал низкий уровень социальной тревожности после социального исключения.Эти результаты предполагают, что исключение может повлиять на значение в глобальном масштабе, а не в отношении события исключения, и что влияние исключения на значение, скорее всего, будет наблюдаться сразу после события исключения. Настоящее исследование было направлено на развитие этих результатов и их расширение.

Настоящее исследование

Мы провели четыре методологически различных исследования, чтобы проверить гипотезу о том, что социальная изоляция снижает глобальное восприятие смысла жизни.Исследования 1 и 2 были экспериментальными. Оба исследования включали условия исключения, нейтральности и принятия, что позволило нам отличить потенциальные эффекты отказа от последствий принятия. В исследовании 1 мы реализовали социальную изоляцию, предоставив участникам обратную связь от социального взаимодействия, которое было отвергающим, нейтральным или принимающим. Исследование 2 было концептуальной копией Исследования 1, в котором мы использовали программу Cyberball для управления принадлежностью.

Мы также провели два корреляционных исследования (Исследования 3 и 4), в которых мы измерили индивидуальные различия в хроническом одиночестве.В исследовании 3 мы попытались сравнить влияние исключения на смысл с эффектами, вызванными эмоциональными реакциями, счастьем, оптимизмом и депрессией. В исследовании 4 мы стремились определить основные механизмы между социальной изоляцией и уменьшением значения. В тест модели Баумейстера мы включили показатели цели, эффективности, ценности и самооценки и провели тест с множественными посредниками, чтобы определить, снижает ли социальная изоляция смысл жизни за счет сокращения этих четырех измерений.

Исследование 1

Исследование 1 предоставило первоначальную проверку гипотезы о том, что социальная изоляция вызывает глобальное снижение восприятия значимости жизни. Социальная изоляция была вызвана предоставлением участникам ложной обратной связи, которая была отвергающей, нейтральной или принимающей. Эта процедура была основана на ранее использовавшейся манипуляции социального отторжения (Бушман и др., 2003; Манер и др., 2007; Ворауэр, Кэмерон, Холмс и Пирс, 2003), за исключением того, что в текущую версию мы включили условие принятия .Это позволило нам измерить эффекты исключения относительно условия контроля и принятия, а также проверить, увеличивает ли принятие значение по сравнению с условием контроля.

Метод

Участники

Для получения кредита на частичный курс приняли участие 108 студентов (73 женщины). Девятнадцать дополнительных участников были исключены за выражение подозрений в отношении их предполагаемого партнера.

Материалы и процедура

Участники прибыли в лабораторию с пониманием того, что они будут принимать участие в исследовании по первым впечатлениям.Участникам сказали, что они будут обмениваться сообщениями с партнером того же пола, прежде чем встретиться со своим партнером лицом к лицу. Дав информированное согласие, экспериментатор показал участнику предварительно записанное на видео сообщение, якобы сделанное партнером участника. В видео учащийся бакалавриата (пола участника) обсуждает такие темы, как карьерные устремления. После просмотра видео экспериментатор попросил участника снять аналогичное видео, основанное на тех же вопросах, на которые были даны ответы во вступительной видеозаписи участника.Затем участникам раздали демографические анкеты и форму для оценки своего партнера по исследованию. Экспериментатор вышел из комнаты, якобы, чтобы передать партнеру видео участника.

Примерно через пять минут (точная продолжительность отсутствия экспериментатора была определена путем добавления двух минут к продолжительности видео участника) экспериментатор вернулся и произвел экспериментальную манипуляцию. При случайном распределении участники получали отрицательные, нейтральные или принимающие отзывы.Участникам в отклоненном состоянии сказали, что их партнер отказался встретиться с ними после просмотра их видео. Участникам в контрольном условии сказали, что их партнер внезапно вспомнил о важной встрече и покинул эксперимент до просмотра видео участника. В принятых условиях участникам сказали, что их партнер оценил их очень положительно и с нетерпением ждет встречи с ними.

Затем всем участникам раздали небольшой пакет вопросников.Тем, кто находился в приемлемом состоянии, сказали, что анкеты станут последним шагом перед встречей с их партнером. Участникам в других условиях сказали, что анкеты будут заключительным этапом исследования, поскольку их партнер не мог или не хотел встречаться с ними.

Воспринимаемое значение оценивалось с помощью шкалы ежедневных значений (DMS, Steger, Kashdan, & Oishi, 2007), которая предназначена для определения колебаний значимости состояний. Эта шкала состоит из двух ортогональных субшкал, одна из которых оценивает наличие смысла, а другая измеряет поиск смысла.Зависимой переменной была подшкала присутствия DMS (например, «Насколько значима ваша жизнь сейчас?» Α = 0,78) с оценкой от 1 (совсем нет) до 7 (абсолютно). Участники также заполнили подшкалу поиска (например, «Сколько вы ищете смысла своей жизни?» Α = 0,92). Баллы были усреднены для каждой подшкалы, так что возможные баллы варьировались от 1 до 7. Затем участники заполняли краткий самоанализ настроения (BMIS; Mayer & Gaschke, 1988). Наконец, участники завершили расследование подозрений и были полностью проинформированы.

Результаты

Осмысленность

Дисперсионный анализ (ANOVA) показал, что отвергнутые участники оценили свою жизнь как менее значимую, как измерено с помощью подшкалы присутствия DMS. Баллы по этой подшкале значительно варьировались в зависимости от состояния: F (2 105) = 3,33, p = 0,04. Плановые сравнения показали, что отвергнутые участники оценили жизнь как менее значимую ( M = 6,26; SD = 0,71), чем принятые участники ( M = 6.54; SD = 0,57), F (1,105) = 4,32, p = 0,04; д = 0,43. Аналогичным образом, это означает, что баллы для отклоненных участников были ниже, чем для контрольных участников ( M = 6,62; SD = 0,46), F (1105) = 5,65; п. = 0,02; д = 0,60. Значимость не различалась между принятыми и контрольными условиями ( F <1, нс ), вопреки любому предположению, что манипулирование принятием вызывает усиление чувства значимости.

Условия эксперимента не повлияли на поиск смысла, ( F <1, нс., Отклонено: M = 4,77, SD = 1,26; принято: M = 5,05, SD = 1,24; Контроль: M = 4,89; SD = 1,69). Исключение не стимулировало и не уменьшало склонность к поиску смысла.

Некоторые исследования показали, что пол смягчает эффекты отвержения (Goodwin, Williams, & Carter-Sowell, 2007; Williams & Sommer, 1997), хотя в большинстве случаев это не так (e.г., Maner et al, 2007; Твенге, Баумейстер, Тайс и Штук, 2001; Twenge, Catanese, & Baumeister, 2002). Мы провели ANOVA 2 (пол) × 3 (отклонено, контроль, принято) по подшкале присутствия DMS. Основной эффект имел место для условия [ F (2,102) = 4,01, p = 0,02], но не для пола, F <1, нс. Контраст между отклоненными и принятыми условиями был значительным, F (1102) = 4,97, p = 0,03, как и контраст между отклоненными и контрольными условиями, F (1102) = 6.88, p = 0,01. Принятые и контрольные условия не различались, F <1, нс . Взаимодействие между полом и состоянием не было значимым, хотя тенденция заключалась в том, что на значимые баллы мужчин в большей степени повлияло условие исключения, чем на баллы женщин F (2 102) = 2,34, p = 0,10, см.

Таблица 1

Исследование 1 Средние значения и стандартные отклонения значимости по полу и состоянию

Условие отказа Условие принятия Условие контроля
Мужчины 6.05 (0,72) 6,71 (0,44) 6,50 (0,29)
Женщины 6,37 (0,69) 6,45 (0,63) 6,66 (0,50)
Комбинированный 6,27 (.71) 6,54 (.57) 6,62 (.46)
Настроение

BMIS предоставляет две подшкалы: валентность (хорошее-плохое) и возбуждение. ANOVA показал, что управляемое исключение не оказало значительного влияния на возбуждение, [ F (2,102) = 2,10, p =.13], но это действительно повлияло на валентность, F (2,102) = 3,98, p = 02, при этом принятые участники чувствовали себя более счастливыми, чем отвергнутые. Мы повторили основной анализ, используя валентность настроения в качестве коварианты. Контроль настроения снизил эффект экспериментальных условий ниже значимости, F (2 102) = 2,10, p = 0,13.

Общие различия между отвержением, валентностью и значением побудили нас проверить, опосредует ли валентность отношения между исключением и значением.Однако согласно тесту Собела (1982) валентность настроения не опосредует контраст между отклоненными и принятыми условиями, z = 1,07, p = 0,28. Точно так же контраст между отклоненными и контрольными условиями не был опосредован валентностью, z = 1,44, p = 0,15. Хотя манипуляция отторжения действительно вызвала некоторую отрицательную валентность, низкая оценка смысла отвергнутых участников не была однозначно обусловлена ​​аффективной реакцией на событие.

Обсуждение

Опыт социального неприятия уменьшил глобальное значение.Похоже, это не стимулировало соответствующих поисков нового смысла. Эти результаты не были обусловлены исключительно остаточными эмоциями от исключения, хотя имелась некоторая разница между валентностью настроения, социальной изоляцией и оценкой значимости жизни.

Средний балл по параметру присутствия DMS был высоким во всех условиях ( M = 6,47 по 7-балльной шкале), что указывает на то, что, несмотря на некоторое снижение значимости, участники не выражали того, что они испытали экзистенциальную пустоту или нигилизм. .Строго говоря, результаты показали, что отвергнутые участники не были так сильно согласны (в отличие от категорического несогласия) с утверждениями, подтверждающими значимость их жизни, по сравнению с теми, которые были в других условиях. Тем не менее, даже незначительные численные различия могут иметь потенциально огромное значение (см. Prentice & Miller, 1992), возможно, особенно когда они имеют отношение к осмысленности жизни человека.

Мы не обнаружили, что социальное принятие с помощью лабораторных манипуляций увеличивает ощущение жизни как значимой.Возможно, манипуляция была слабой или принятые участники предполагали, что большинство других также получили положительную обратную связь, и поэтому не ответили на нее так сильно, как на отказ.

Исследование 3 (концептуальное воспроизведение)

Для согласования доказательств мы воспроизвели исследование 1, используя другую манипуляцию социальной изоляцией и другую меру значимости.

Метод

Участниками были 121 студентка (81 женщина), принявшая участие в обмен на частичный зачет курса.После получения информированного согласия их пригласили поиграть в Cyberball, который кажется забавной интерактивной компьютерной игрой с подбрасыванием мяча, но на самом деле это программа, разработанная для исследования социальной изоляции (Williams & Jarvis, 2006). Участники якобы были связаны через Интернет с тремя сокурсниками, участвовавшими в том же упражнении. Фактически, других студентов не было; программа Cyberball контролировала метание мяча трех персонажей. Путем случайного распределения участников распределили по одному из трех условий: контроль, остракизм или высокая степень инклюзии.В контрольном режиме остальные три персонажа бросали мяч друг другу и участнику примерно с одинаковой частотой. В условиях остракизма ни один из управляемых компьютером персонажей не бросил мяч участнику после того, как сделал это ненадолго в начале упражнения. Фактически, подвергшимся остракизму участникам давали небольшой привкус включения, а затем их полностью исключали. В условиях высокого включения участник получил примерно на 22% больше бросков, чем в контрольном состоянии.Дополнительные приемы происходили за счет меньшего количества бросков, полученных одним персонажем, управляемым компьютером, так что участники с высоким уровнем включения явно пользовались большим успехом.

После игры участники заполняли BMIS, а затем - бессмысленную шкалу Кунцендорфа (α = 0,84; KNMS; Kunzendorf & McGuire, 1994; Kunzendorf, Moran & Gray, 1995–1996). Эта шкала оценивает, насколько бессмысленна сама жизнь (например, «Жизнь - это жестокая шутка» и «Не имеет значения, живу я или умру»).

Результаты и обсуждение

Результаты соответствовали исследованию 1. ANOVA с использованием состояния и пола в качестве независимых переменных выявил значительный главный эффект состояния: F (2115) = 4,06, p = 0,02. Основной эффект для пола был незначительным, F (1,115) = 1,51, p = ,22, но взаимодействие между полом и состоянием было значительным, F (2115) = 3,49, p = 0,03 , так что мужчины пострадали от манипуляции сильнее, чем женщины (см.).Запланированные сравнения подтвердили, что подвергшиеся остракизму участники оценили жизнь как более бессмысленную, чем те, кто находился в контрольной группе, F (1115) = 3,83, p = 0,05; d = 0,33, и больше, чем у тех, кто находится в состоянии высокого включения, F (1,115) = 7,79, p = 0,01; d = 0,39. Контрольные условия и условия с высоким включением не различались ( F <1, нс .), Что снова повторяет паттерн, обнаруженный в исследовании 1.

Таблица 2

Исследование 2 Средние значения и стандартные отклонения бессмысленности в зависимости от пола и состояния.

Состояние остракизма Состояние высокой вовлеченности Состояние контроля
Мужчины 1.56 (0,49) 1,34 (0,41) 1,15 (0,18)
Женщины 1,30 (0,27) 1,24 (0,18) 1,28 (0,35)
Комбинированный 1,38 (0,36) 1,27 (.29) 1,25 (0,31)

Как и следовало ожидать, было общее несогласие с представлением о бессмысленности жизни. В результате данные были искажены. Мы повторили анализ, используя логарифмическое преобразование оценок KNMS для корректировки перекоса.Были получены те же результаты, за исключением того, что контраст между остракизмом и состоянием высокой инклюзии был лишь незначительно значимым, p = 0,06.

ANOVA оценок настроения не выявил значимых различий, хотя было умеренное влияние состояния на валентность настроения ( p = 0,10). Главный вывод о том, что остракизм увеличивает бессмысленность, оставался значимым в ANCOVA по баллам бессмысленности, контролирующим валентность настроения, F (2114) = 4,57, p =.01. Одна из причин ограниченной роли настроения в исследованиях 1 и 2 может заключаться в том, что социальная изоляция вызывает прежде всего гнев, а не общие эмоции, которые мы измеряли (Chow, Tiedens, & Govan, 2008).

Исследование 3

Установив, что социальная изоляция с помощью лабораторных манипуляций может вызвать снижение восприятия жизни как значимой, Исследование 3 перешло к изучению эффектов социальной изоляции, переживаемых вне лаборатории. Поскольку одиночество отражает хроническое чувство социальной изоляции, мы предсказали, что одинокие люди будут считать жизнь хронически менее значимой, чем другие люди.

Исследование 3 также стремилось отличить влияние одиночества на значение от других задокументированных предикторов значения. Депрессия связана с низким уровнем смысла (Debats et al., 1993), поэтому мы измерили депрессию. Мы также оценивали настроение, потому что оно зависит от осмысленности (Hicks & King; 2007; King et al., 2006), а также потому, что в исследовании 1 было высказано предположение, что настроение частично объясняет влияние социального неприятия на осмысленность. Оптимизм был измерен, поскольку кажется вероятным, что оптимизм будет связан с точкой зрения, что жизнь имеет смысл, тогда как пессимизм может быть связан с противоположной точкой зрения.

Особый интерес вызывал вопрос о том, может ли хроническое одиночество предсказать поиск смысла. В исследовании 1 не было обнаружено каких-либо эффектов манипулируемого исключения на поиск смысла, но это могло отражать тот факт, что лабораторные манипуляции были относительно незначительными (хотя они действительно уменьшали ощущение жизни как значимого). Хроническое отсутствие принадлежности может стимулировать поиск смысла - или, что в равной степени правдоподобно, оно может вызвать чувство тщетности или беспомощности, которое может уменьшить поиск смысла.

Метод

Участники и процедура

Участниками были 202 студента (77% женщин), участвовавших в исследовании в обмен на частичный зачет курса. После получения информированного согласия участники заполнили серию онлайн-анкет в любое время по своему выбору.

Зависимая переменная
Осмысленность

Опросник «Смысл в жизни» использовался для оценки степени, в которой участники рассматривали свою жизнь как имеющую значение (MLQ; Steger et al., 2006). MLQ почти идентичен шкале ежедневных значений (DMS; Steger et al., 2007), используемой в исследовании 1, главное отличие состоит в том, что MLQ оценивает относительно стабильные ощущения значимости, тогда как DMS измеряет, как участники чувствуют себя «прямо сейчас». . Таким образом, MLQ лучше подходит для измерения эффектов продолжающегося исключения, чем DMS.

MLQ, как и DMS, имеет две ортогональные субшкалы. Подшкала присутствия оценивает степень, в которой человек воспринимает смысл, присутствующий в своей жизни (например,g., «Я понимаю смысл своей жизни» α = 0,88), в то время как подшкала поиска измеряет степень, в которой человек ищет смысл (например, «Я всегда ищу то, что делает мою жизнь значимой» α =. 92).

Независимые переменные
Социальная изоляция

Продолжающаяся социальная изоляция оценивалась с помощью краткой формы шкалы одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (α = 0,81; Hays & DiMatteo, 1987). Примеры ответов: «Я чувствую себя обделенным» и «Я чувствую себя изолированным от других».

Депрессия

Мы измерили депрессию с помощью шкалы депрессии Центра эпидемиологических исследований (α =.77; Андресен, Мальмгрен, Картер и Патрик, 1994). Участников попросили рассказать о том, что они пережили за предыдущую неделю, с такими вопросами, как «Меня беспокоили вещи, которые обычно меня не беспокоят» и «Я чувствовал себя подавленным».

Оптимизм

Мы оценили индивидуальные различия в отношении оптимизма и пессимизма, используя пересмотренный тест жизненной ориентации (α = 0,74; Scheier, Carver, & Bridges, 1994). Примеры вопросов: «В неопределенные времена я обычно ожидаю лучшего» и «Я всегда с оптимизмом смотрю в свое будущее.”

Настроение

Параметры возбуждения (α = 0,58) и валентности (α = 0,86) снова оценивались с помощью BMIS.

Результаты и обсуждение

Осмысленность

Одиночество предсказало наличие смысла, r = -. 35; p <0,001, так что большее одиночество ассоциировалось с меньшим значением. Согласно исследованию 1, не было никакой корреляции между одиночеством и поиском смысла, r = 0,06, нс . Таким образом, опять же, оказывается, что социальная изоляция связана с уменьшением ощущения жизни как значимой, но социальная изоляция не вызывает и не подавляет какую-либо тенденцию к поиску смысла в жизни.

Несколько других независимых переменных были связаны со значимостью. К ним относятся депрессия ( r = -. 24, p = 0,001), счастье ( r = 0,36, p <0,001), оптимизм ( r = 0,21, p = 0,003) и валентность настроения ( р = 0,30, р <0,001). Возбуждение не предсказывало значимости ( r = 0,08, нс .). Таким образом, как и ожидалось, имелся ряд мощных предсказателей смысла, с которыми можно было сравнить относительное влияние одиночества.

Множественный регрессионный анализ

Чтобы определить уникальное влияние одиночества на смысл, мы провели пошаговый множественный регрессионный анализ, в котором измерение присутствия MLQ служило зависимой переменной, а все вышеперечисленные переменные служили независимыми переменными. Результаты показали, что лучшим предиктором восприятия значимости жизни было одиночество, β = -. 34, p <.001; видеть . Затем мы провели иерархическую множественную регрессию, в которой все предикторы, кроме одиночества, были введены на первом этапе; на втором этапе мы добавили одиночество.Добавление одиночества значительно улучшило модель, R 2 = 0,03; F (1, 180) = 5,75, p = 0,018. Мы повторили эту процедуру для всех остальных независимых переменных. Включение депрессии ( F <1) и оптимизма [ F (1,180) = 1,26, p = 0,26] существенно не улучшило модель. Однако счастье, валентность и возбуждение улучшили модель; счастье: рэндов 2 = 0,016, франков (1180) = 3,67, р = 0,06; валентность: R 2 =.021, F (1180) = 4,65, p = 0,032; возбуждение: 2 R = 0,020, F (1,180) = 4,53, p = 0,04. Таким образом, в целом одиночество было самым сильным предсказателем, хотя другие переменные добавляли объяснительную силу.

Таблица 3

Пошаговая множественная регрессия независимых переменных по значимости

3,70 9018.40. ** 9018
Независимые переменные B SE B β t
Одиночество -.48 .10 −.34 ** −4.96
Модель 2
Одиночество −.38 .10 −.27
Валентность .16 .06 .20 * 2,78
Модель 3
Одиночество
−3.94
Валентность .15 .06 .20 * 2,76
Возбуждение .22 .10 .14 904 2 Модель 4
Одиночество −,28 ,11 −,20 * −2,44
Валентность .12
2.11
Возбуждение .24 .10 .16 * 2.37
Счастье .24 .11 .
Пол

Ни основное влияние пола на значимость, β = 0,04, нс, , ни взаимодействие между полом и одиночеством, β = 0,05, нс , не были значительными.

Исследование 4

Целью исследования 4 было рассмотрение средств, с помощью которых исключение уменьшает значение.Согласно анализу Баумейстера (1991), оценка жизни как значимой зависит от чувства цели (видение текущей деятельности как способствующей будущим результатам), эффективности (опыт контроля над своими результатами), ценности (наличие морального обоснования или социально одобряемых мотивов). , и самооценка (быть достойной личностью с желательными качествами). Таким образом, мы ожидали, что механизм, с помощью которого социальное исключение снижает значение, будет заключаться в уменьшении чувства наличия цели, эффективности, ценности и положительной самооценки.Как и в исследовании 3, мы воспользовались естественными различиями в социальном исключении и операциональном исключении посредством самооценки одиночества.

Метод

Участники и процедура

Для получения кредита на частичный курс в исследовании приняли участие 212 студентов (87% женщин). После получения информированного согласия участники заполнили анкету онлайн в удобное для них время.

Зависимая переменная
Осмысленность

Опросник «Смысл в жизни» (подшкала присутствия) снова использовался для оценки степени, в которой участники считали свою жизнь значимой (α =.93).

Независимая переменная
Социальная изоляция

Продолжающаяся социальная изоляция снова была оценена с помощью краткой формы Шкалы одиночества UCLA (α = 0,86).

Переменные посредника
Цель

Мы создали меру цели в жизни, объединив три элемента из подшкалы целей Краузе (2004) (например, «В моей жизни у меня есть цели и задачи»), а также два соответствующих элемента. элементы шкалы инициативы личностного роста (Robitschek, 1998) (например, «Я знаю, как изменить конкретные вещи, которые я хочу изменить в своей жизни»).Альфа Кронбаха в данном примере составила 91 балл.

Значение

Мы использовали подшкалу ценностей Краузе (2004), состоящую из двух пунктов: «У меня есть система ценностей и убеждений, которые определяют мою повседневную деятельность» и «У меня есть жизненная философия, которая помогает мне понять, кто я». Пункты коррелировали друг с другом при r = 0,76.

Эффективность

Мы использовали внутреннее измерение локуса контрольной шкалы для измерения эффективности (α = 0,77; Levenson, 1973). Примеры вопросов: «Стану я лидером или нет, зависит главным образом от моих способностей» и «Моя жизнь определяется моими собственными действиями.

Самооценка

Для измерения самооценки мы использовали критерий самооценки Розенберга (1965), α = 0,89. Примеры пунктов: «В целом я доволен собой» и «Я чувствую, что обладаю рядом хороших качеств».

Результаты

Чтобы проверить, действуют ли четыре потребности в значении как посредники между одиночеством и смыслом, мы провели множественное посредничество, которое позволяет одновременно оценивать несколько косвенных эффектов. Наш аналитический подход был проинформирован Проповедником и Хейсом (2008), которые рекомендуют бутстрапирование с поправкой на предвзятость для измерения множественных косвенных эффектов.Начальная загрузка включает в себя повторное извлечение выборок из набора данных (в данном случае было взято 5000 выборок) и оценку косвенного эффекта (или эффектов в случае множественного посредничества) в каждом повторно выбранном наборе данных. Совокупность всех оцененных косвенных эффектов позволяет построить 95% доверительный интервал для размера эффекта каждого косвенного эффекта. Если значения оцененных величин эффекта в пределах доверительного интервала включают ноль, это указывает на незначительный эффект.Все описываемые нами интервалы являются интервалами с поправкой на смещение (см. Efron, 1987; Efron & Tibshirani, 1993; Williams & MacKinnon, 2008 о преимуществах интервалов с поправкой на смещение).

Суммарный косвенный эффект для всех четырех медиаторов, оцениваемых одновременно, был значительным ( Z = -7,23, SE = 0,02; p <0,01), что согласуется с гипотезой о том, что смысл жизни складывается из цель, ценность, эффективность и самооценка. То есть более высокие уровни одиночества были связаны с более низкими уровнями смысла, опосредованными четырьмя потребностями в значении (Baumeister, 1991).Затем мы исследовали посредников индивидуально, и результаты также подтвердили мнение о том, что социальная изоляция снижает чувство смысла, уменьшая эти четыре потребности. Доверительный интервал для величины эффекта косвенного пути через цель составлял от -,05 до -,01 и не включал ноль, что указывает на то, что это был значимый посредник. Точно так же косвенные пути самооценки (от -,09 до -,03) и ценности (от -,04 до -,01) не включали ноль, что указывает на то, что они были значимыми посредниками, p <.05. Доверительные интервалы эффективности (от -,02 до,00) включали ноль на верхнем пределе и, следовательно, были незначительно значимым посредником, p = 0,07. Таким образом, согласно предсказаниям, все четыре потребности в значении - цель, самооценка, ценность и эффективность (хотя она была маргинальной) - опосредовали отношения между одиночеством и воспринимаемой значимостью. Мы отмечаем, что эти результаты были получены, несмотря на то, что все четыре потребности в значении совпадали между собой (см.), А коллинеарность посредников имеет тенденцию ослаблять множественные косвенные эффекты.

Таблица 4

Корреляции для исключения, значимости и четырех медиаторов

Социальное исключение
Переменные 1 2 3 4 5
2. Значимость −.44 **
3Назначение −.34 ** .44 **
4. Эффективность −.41 ** .6240 .52 **
5. Значения −35 ** .56 ** .39 ** .63 ** 904
6. Собственная стоимость -.69 ** .59 * .35 ** .54 ** .50 **

Хотя были доказательства в поддержку всех четырех посредников, один посредник может объяснить значительно больше расхождений, чем другие. Чтобы определить относительную ценность медиаторов, мы провели сравнения всех медиаторов с поправкой на систематическую ошибку. 95% доверительные интервалы для контрастов самооценки с эффективностью и ценностями не включали ноль, что указывает на то, что самооценка была значительно более сильным посредником, чем эти два.Никакие другие контрасты не были значительными (см.).

Таблица 5

Влияние исключения на значимость через цель, эффективность, ценности и самооценку

Значения
Произведение коэффициентов Bootstrapping Bias-corrected 95% CI
Модель 9 Оценка SE Z Нижняя Высшая
Косвенные эффекты
Цель - 9018.03 .01 −3.30 −.05 −.01
Эффективность −.01 .01 −1.79 −.02 .00
−.02 .01 −2.72 −.04 −.01
Собственная стоимость −.06 .02 −4.12 −.09 −.03
ИТОГО -.11 .02 −7.23 −.15 −.08
Контрасты
Назначение / эффективность −.02 .01 −1.62 .01
Назначение / значения −.01 .01 −.77 −.04 .02
Цель / самоокупаемость .03 1,69 −,02 .08
Эффективность / значения .01 .01 .98 −.01 .03
Эффективность / самооценка .05 . .01 .08
Ценности / Самооценка .04 .02 2,37 .00 .07

02 Общее социальное исключение

9 в восприятии жизни как значимой.Взаимосвязь между социальной изоляцией и низким смыслом оценивалась как с использованием лабораторных опытов отвержения (исследования 1–2), так и естественного чувства одиночества (исследования 3–4). Это проявилось в двух различных манипуляциях с социальным отторжением и трех разных измерениях значимости. И одиночество, и отвержение были связаны с относительно низким значением, предполагая, что предлагаемая связь между исключением и значением имеет широкую ценность. Экспериментальные планы в исследованиях 1 и 2 также допускают причинный вывод, и поэтому разумно сделать вывод, что исключение является прямой причиной снижения ощущения жизни как значимой.

Социальная изоляция - не единственный фактор, определяющий полноценную жизнь. Мы воспроизвели связи между осмысленностью и другими переменными, включая счастье, оптимизм и депрессию. Однако эффект социальной изоляции от них не зависел. Он также в основном не зависел от настроения и эмоций, хотя имелись некоторые общие различия между настроением, изоляцией и смыслом. Это было одинаково для обоих полов, хотя одно исследование показало, что влияние искусственного отторжения на осмысленность было сильнее среди мужчин, чем среди женщин.

Некоторым участникам была дана обратная связь, указывающая на то, что они особенно нравились им (Исследование 1) или были заметно включены в них больше, чем их сверстники (Исследование 2), однако эта обратная связь не увеличивала значения по сравнению с контрольными условиями. Учитывая высокий средний уровень смысла в исследованиях и ожидание общественного признания, это могло быть связано с эффектом потолка. Тем не менее, закономерность предполагает, что влияние социальных отношений на значение сразу проявляется в отсутствии принадлежности.Социальная изоляция, по-видимому, является прямой причиной снижения значимости жизни.

Исследование 4 стремилось определить, как исключение влияет на значение. Наши ожидания основывались на эмпирически обоснованном тезисе Баумейстера (Baumeister, 1991) о составляющих смысла жизни. Согласно этой точке зрения, есть четыре фактора, которыми руководствуются при оценке смысла жизни, и восприятие жизни как значимой основывается на удовлетворении этих четырех факторов. Множественное посредничество показало, что связь между изоляцией и низким смыслом жизни является опосредованной, и все четыре потребности в значении опосредуют эти отношения.Другими словами, социальная изоляция косвенно снижает значение, уменьшая каждый из этих четырех факторов.

Во-первых, исключение уменьшило чувство цели , которое относится к связи текущей деятельности с будущими результатами, а также желанием достичь объективных целей и достичь желаемых состояний субъективного выполнения. Таким образом, исключенные люди с меньшей вероятностью будут стремиться к самореализации или рассматривать свою текущую деятельность как относящуюся к желаемым будущим состояниям, что, в свою очередь, способствует восприятию бесполезности жизни.Во-вторых, исключение снизило эффективность или восприятие того, что человек может контролировать свои результаты (хотя этот результат был незначительно значимым). Неспособность достичь желаемого социального взаимодействия бросает вызов восприятию того, что человек контролирует свою жизнь, а восприятие ограниченного или нулевого контроля над своей жизнью снижает чувство смысла жизни. В-третьих, исключение снижает ценность человека , которая представляет собой веру в то, что человек является нравственным существом, действующим исходя из социально одобренных мотиваций.Исследования показали, что социально исключенные люди демонстрируют меньшее сочувствие (DeWall & Baumeister, 2006), ведут себя более агрессивно (Buckley, Winkel, & Leary, 2004) и с меньшей вероятностью будут вести себя просоциально (Twenge, Baumeister, DeWall, Ciarocco, и Бартельс, 2007), чем другие. Таким образом, сниженное чувство собственной морали может точно отражать антиобщественные мотивации. Получающееся в результате снижение воспринимаемой морали способствует соответствующему снижению восприятия более высокой цели или смысла жизни.В-четвертых, исключение подрывает самооценки , так что человек воспринимает свои черты и способности менее благоприятно. Другими словами, исключение из желаемых социальных взаимодействий приводит к снижению восприятия собственной ценности, что, в свою очередь, приводит к обесцениванию смысла своего существования.

Отмечая, что многие примитивные общества приравнивают изгнание к смерти и используют остракизм как самое суровое наказание, Уильямс (2002) предположил, что исключение со стороны других представляет собой болезненное представление о том, какой была бы жизнь, если бы одного не существовало: другие люди продолжали бы действовать и взаимодействовать без исключенного человека.Чтобы прожить дни или годы среди людей, которые подвергают остракизму, вы действительно должны вызывать возможность того, что один не существует в том смысле, в каком это признают другие. Наши результаты показывают, что даже небольшой дозы такого опыта может быть достаточно, чтобы начать разрушать обычное ощущение жизни как значимой.

Ограничения и направления на будущее

Одно из возможных ограничений текущих результатов относится к нашим манипуляциям, связанным с социальной изоляцией одного или нескольких незнакомцев. В экспериментах 1 и 2 участники были отвергнуты или подвергнуты остракизму одним или несколькими людьми, с которыми они никогда не общались.Возможно, что социальная изоляция от близких партнеров может иметь более сильное влияние на смысл жизни по сравнению с эффектами, которые мы задокументировали с исключением от незнакомцев. Следовательно, наши результаты могут представлять собой консервативную оценку силы связи между социальной изоляцией и осмысленностью.

Хотя теория (Twenge et al., 2003; Williams, 1997; 2002) и два описанных здесь экспериментальных исследования утверждают, что исключение влияет на значение, обратная причинно-следственная связь (т.е., это значение влияет на социальные взаимодействия) также остается возможным. Будущие исследования могут изучить возможность того, что восприятие жизни как значимой способствует гармоничному социальному взаимодействию. То есть отношения между смыслом и социальностью могут быть двунаправленными, так что лишение принадлежности к низкому значению приводит к низкому значению, а низкое значение - к нарушению социальных взаимодействий.

Заключительные замечания

Люди могут искать смысл во многих местах. Однако текущие результаты показывают, что люди находят смысл друг в друге.В четырех исследованиях мы обнаружили, что когда потребности в принадлежности находятся под угрозой - либо из-за социального отторжения, либо из-за постоянного чувства одиночества - люди воспринимают меньше смысла своей жизни по сравнению с тем, когда потребности в принадлежности удовлетворяются.

Благодарности

Настоящее исследование поддержано грантом MH65559 Национального института здоровья.

Сноски

Заявление издателя: Это PDF-файл неотредактированной рукописи, принятой к публикации.В качестве услуги для наших клиентов мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Рукопись будет подвергнута копированию, верстке и рассмотрению полученного доказательства, прежде чем она будет опубликована в окончательной форме для цитирования. Обратите внимание, что во время производственного процесса могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все юридические оговорки, относящиеся к журналу, имеют отношение.

Ссылки

  • Андресен Е.М., Мальмгрен Дж. А., Картер В. Б., Патрик Д. Л.. Скрининг депрессии у пожилых людей: оценка краткой формы шкалы депрессии CES-D (Центр эпидемиологических исследований) Американского журнала профилактической медицины.1994; 10: 77–84. [PubMed] [Google Scholar]
  • Баттиста Дж., Алмонд Р. Развитие смысла жизни. Психиатрия. 1973; 36: 409–427. [PubMed] [Google Scholar]
  • Baumeister RF. Смыслы жизни. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 1991. [Google Scholar]
  • Baumeister RF. Культурное животное: человеческая природа, смысл и социальная жизнь. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2005. [Google Scholar]
  • Baumeister RF, Leary MR. Потребность в принадлежности: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека.Психологический бюллетень. 1995; 117: 497–529. [PubMed] [Google Scholar]
  • Boivin M, Hymel S, Burkowski WM. Роли социальной изоляции, неприятия сверстников и виктимизации со стороны сверстников в прогнозировании одиночества и депрессивного настроения у детей. Развитие и психопатология. 1995; 7: 765–785. [Google Scholar]
  • Bonebright CA, Clay DL, Ankenmann RD. Связь трудоголизма с конфликтом между работой и личной жизнью, удовлетворением жизнью и целью в жизни. Журнал консультативной психологии. 2000; 47: 469–477.[Google Scholar]
  • Бакли К.Э., Винкель Р.Э., Лири М.Р. Эмоциональные и поведенческие реакции на межличностное неприятие: гнев, печаль, обида и агрессия. Журнал экспериментальной социальной психологии. 2004; 40: 14–28. [Google Scholar]
  • Bushman BJ, Bonacci AM, Van Dijk M, Baumeister RF. Нарциссизм, сексуальный отказ и сексуальная агрессия: тестирование нарциссической реактивной модели сексуального принуждения. Журнал личности и социальной психологии. 2003. 84: 1027–1040. [PubMed] [Google Scholar]
  • Buss DM.Эволюция тревоги и социальной изоляции. Журнал социальной и клинической психологии. 1990; 9: 196–210. [Google Scholar]
  • Cacioppo JT, Hawkley LC, Berntson GG. Анатомия одиночества. Современные направления психологической науки. 2003; 12: 71–74. [Google Scholar]
  • Cacioppo JT, Hawkley LC, Ernst JM, Burleson M, Berntson GG, Nouriani B., Spiegel D. Одиночество в номологической сети: эволюционная перспектива. Журнал исследований личности. 2006; 40: 1054–1085. [Google Scholar]
  • Чемберлен К., Зика С.Религиозность, смысл жизни и благополучие: некоторые отношения в выборке женщин. Журнал научного изучения религии. 1988. 27: 411–420. [Google Scholar]
  • Chow RM, Tiedens LZ, Govan CL. Исключенные эмоции: роль гнева в антиобщественной реакции на остракизм. Журнал экспериментальной социальной психологии. 2008; 44: 896–903. [Google Scholar]
  • Crumbaugh JC, Maholick LT. Экспериментальное исследование экзистенциализма: психометрический подход к концепции ноогенного невроза Франкла.Журнал клинической психологии. 1964; 20: 200–207. [PubMed] [Google Scholar]
  • Debats DL, van der Lubbe PM, Wezeman FRA. О психометрических свойствах индекса жизненного взгляда (LRI): показатель осмысленной жизни. Личность и индивидуальные различия. 1993; 14: 337–345. [Google Scholar]
  • де Йонг-Гирвельд Дж. Разработка и тестирование модели одиночества. Журнал личности и социальной психологии. 1987. 53: 119–128. [PubMed] [Google Scholar]
  • DeWall CN, Baumeister RF.Один, но не чувствую боли: влияние социальной изоляции на переносимость физической боли и болевой порог, аффективное прогнозирование и межличностное сочувствие. Журнал личности и социальной психологии. 2006; 91: 1–15. [PubMed] [Google Scholar]
  • DeWall CN, Twenge JM, Gitter SA, Baumeister RF. Важна мысль: роль враждебного познания в формировании агрессивных реакций на социальную изоляцию. Журнал личности и социальной психологии в прессе. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Dunbar RIM.Размер неокортекса как ограничение размера группы приматов. Журнал эволюции человека. 1993. 20: 469–493. [Google Scholar]
  • Dunbar RIM. Уход, сплетни и эволюция языка. Лондон: Faber & Faber; 1997. [Google Scholar]
  • Эфрон Б. Лучшие доверительные интервалы начальной загрузки. Журнал Американской статистической ассоциации. 1987. 28: 587–608. [Google Scholar]
  • Efron B, Tibshirani RJ. Введение в бутстрап. Бока-Ратон, Флорида: Чепмен и Холл; 1993 г.[Google Scholar]
  • Goodwin SA, Williams KD, Carter-Sowell AR. Рефлексивная и рефлексивная реакция на расовый остракизм афроамериканцев; Представлено Психологической ассоциацией Среднего Запада; Чикаго. 2007. Май, [Google Scholar]
  • Harlow LL, Newcomb MD, Bentler PM. Депрессия, самоуничижение, употребление психоактивных веществ и суицидальные мысли: отсутствие цели в жизни как опосредующий фактор. Журнал клинической психологии. 1986; 42: 5–21. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hays RD, DiMatteo MR.Краткая мера одиночества. Журнал оценки личности. 1987. 51: 69–81. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hicks JA, King LA. Значение в жизни и видение картины в целом: положительное влияние и глобальная направленность. Познание и эмоции. 2007; 7: 1577–1584. [Google Scholar]
  • Стрессоры Краузе, связанные с важными ролями, смыслом жизни и состоянием физического здоровья пожилых людей. Журнал геронтологии. 2004; 59B: S287 – S297. [PubMed] [Google Scholar]
  • King LA, Hicks JA, Krull J, Del Gaiso A.Положительный эффект и ощущение смысла жизни. Журнал личности и социальной психологии. 2006; 90: 179–196. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кунцендорф Р.Г., Моран С., Грей Р. Личностные черты и способности тестирования реальности, контроль яркости изображений. Воображение, познание и личность. 1995–1996; 15: 113–131. [Google Scholar]
  • Кунцендорф Р.Г., Макгуайр Д. Депрессия: реальность «отсутствия смысла» в сравнении с иллюзией «отрицательного значения». 1994. Рукопись не опубликована; Шкала без значения и Шкала отрицательного значения опубликованы в приложениях Кунцендорфа, Морана и Грея (1995–1996).[Google Scholar]
  • Левенсон Х. Многомерный локус контроля у психиатрических пациентов. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 1973; 41: 397–404. [PubMed] [Google Scholar]
  • Любомирский С., Леппер Х.С. Мера субъективного счастья: предварительная надежность и проверка конструкции. Исследование социальных показателей. 1999. 46: 137–155. [Google Scholar]
  • Maner JK, DeWall, Baumeister RF, Schaller M. Мотивирует ли социальная изоляция межличностное воссоединение? Решение проблемы дикобраза.Журнал личности и социальной психологии. 2007. 92: 42–55. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mayer JD, Gaschke YN. Опыт и мета-опыт настроения. Журнал личности и социальной психологии. 1988. 55: 102–111. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mascaro N, Rosen DH. Роль экзистенциального смысла в усилении надежды и предотвращении депрессивных симптомов. Журнал личности. 2005. 73: 985–1014. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mascaro N, Rosen DH. Роль экзистенциального смысла как буфера от стресса.Журнал гуманистической психологии. 2006; 46: 168–190. [Google Scholar]
  • Maslow AH. К психологии бытия. Нью-Йорк: Ван Ностранд; 1968. [Google Scholar]
  • Пеплау Л., Перлман Д. Перспективы одиночества. В: Пеплау Л., Перлман Д., редакторы. Одиночество: Справочник по современной теории, исследованиям и терапии. Нью-Йорк: Wiley-Interscience; 1982. С. 1–20. [Google Scholar]
  • Проповедник К.Дж., Хейс А.Ф. Стратегии асимптотики и повторной выборки для оценки и сравнения косвенных эффектов в моделях с несколькими посредниками.Методы исследования поведения. 2008; 40: 879–891. [PubMed] [Google Scholar]
  • Prentice DA, Miller DT. Когда впечатляют небольшие эффекты. Психологический бюллетень. 1992; 112: 160–164. [Google Scholar]
  • Reker GT, Peacock EJ, Wong PTP. Значение и цель в жизни и благополучии: перспектива продолжительности жизни. Журналы геронтологии. 1987. 42: 44–49. [PubMed] [Google Scholar]
  • Робичек К. Инициатива личностного роста: конструкция и ее мера. Измерение и оценка в консультировании и развитии.1998. 30: 183–198. [Google Scholar]
  • Розенберг М. Общество и самооценка подростков. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета; 1965. [Google Scholar]
  • Ryff CD. Счастье - это все, или нет? Исследования о значении психологического благополучия. Журнал личности и социальной психологии. 1989; 57: 1069–1081. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Singer B. Контуры позитивного здоровья человека. Психологический опрос. 1998; 9: 1–28. [Google Scholar]
  • Scheier MF, Carver CS, Bridges MW.Отличие оптимизма от невротизма (а также тревожности, самообладания и самоуважения): переоценка теста жизненной ориентации. Журнал личности и социальной психологии. 1994; 67: 1063–1078. [PubMed] [Google Scholar]
  • Sobel ME. Асимптотические доверительные интервалы для косвенных эффектов в моделях структурных уравнений. В: Leinhardt S, редактор. Социологическая методология 1982. Вашингтон, округ Колумбия: Американская социологическая ассоциация; 1982. С. 290–312. [Google Scholar]
  • Sommer KL, Baumeister RF, Stillman TF.Строительство смысла от жизненных событий: эмпирические исследования личных рассказов. Появляться. В: Вонг П.Т.П., Фрай П.С., редакторы. Справочник личного значения: теория, исследования и применение. 2. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; под давлением. [Google Scholar]
  • Sommer KL, Williams KD, Ciarocco NJ, Baumeister RF. Когда молчание говорит громче слов: исследование интрапсихических и межличностных последствий социального остракизма. Базовая и прикладная социальная психология. 2001. 23: 225–243. [Google Scholar]
  • Steger MF.Обретение смысла жизни: оптимальное функционирование на стыке благополучия, психологии и духовности. Появляться. В: Вонг П.Т.П., Фрай П.С., редакторы. Справочник личного значения: теория, исследования и применение. 2. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; под давлением. [Google Scholar]
  • Стегер М.Ф., Фрейзер П., Оиши С., Калер М. Опросник «Смысл в жизни»: оценка наличия и поиск смысла жизни. Журнал консультативной психологии. 2006; 53: 80–93. [Google Scholar]
  • Steger MF, Kashdan TB, Oishi S.Быть добрым, делая добро: ежедневная эвдемоническая активность и благополучие. Журнал исследований личности, 2007 [Google Scholar]
  • Твенге Дж. М., Баумейстер Р. Ф., ДеУолл К. Н., Чиарокко Нью-Джерси, Бартельс Дж. М.. Социальная изоляция снижает просоциальное поведение. Журнал личности и социальной психологии. 2007. 82: 56–66. [PubMed] [Google Scholar]
  • Twenge JM, Baumeister RF, Tice DM, Stucke TS. Если вы не можете присоединиться к ним, победите их: влияние социальной изоляции на агрессивное поведение. Журнал личности и социальной психологии.2001. 81: 1058–1069. [PubMed] [Google Scholar]
  • Twenge JM, Catanese KR, Baumeister RF. Социальная изоляция ведет к обречению на провал. Журнал личности и социальной психологии. 2002; 83: 606–615. [PubMed] [Google Scholar]
  • Twenge JM, Catanese KR, Baumeister RF. Социальная изоляция и деконструированное состояние: восприятие времени, бессмысленность, летаргия, отсутствие эмоций и самосознание. Журнал личности и социальной психологии. 2003. 85: 409–423. [PubMed] [Google Scholar]
  • van Beest I, Williams KD.Когда инклюзия стоит денег, а остракизм окупается, остракизм все еще причиняет боль. Журнал личности и социальной психологии. 2006; 91: 918–928. [PubMed] [Google Scholar]
  • Vorauer JD, Cameron JJ, Holmes JG, Pearce DG. Невидимые увертюры: страх быть отвергнутым и предвзятость усиления сигнала. Журнал личности и социальной психологии. 2003. 84: 793–812. [PubMed] [Google Scholar]
  • Williams J, MacKinnon DP. Повторная выборка и распространение продуктовых методов для тестирования косвенных эффектов в сложных моделях.Структурное моделирование уравнение. 2008; 15: 23–51. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Williams KD. Социальный остракизм. В: Ковальский Р.М., редактор. Отвратительное межличностное поведение. Нью-Йорк: Пленум; 1997. С. 133–170. [Google Scholar]
  • Williams KD. Остракизм: сила молчания. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 2002. [Google Scholar]
  • Уильямс К.Д., Чунг С.КТ., Чой В. Киберостракизм: последствия игнорирования в Интернете. Журнал личности и социальной психологии.2000. 79: 748–762. [PubMed] [Google Scholar]
  • Williams KD, Jarvis B. Cyberball: программа для использования в исследованиях межличностного остракизма и принятия. Методы исследования поведения. 2006; 38: 174–180. [PubMed] [Google Scholar]
  • Williams KD, Sommer KL. Социальный остракизм со стороны коллег: ведет ли отказ к безделью или компенсации? Вестник личности и социальной психологии. 1997. 23: 693–706. [Google Scholar]
  • Wong PTP, Fry PS, editors. Человеческий поиск смысла: Справочник по психологическим исследованиям и клиническим приложениям.Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; 1998. [Google Scholar]
  • Задро Л., Боланд С., Ричардсон Р. Как долго это длится? Устойчивость последствий остракизма у социально тревожных. Журнал экспериментальной социальной психологии. 2006. 42: 692–297. [Google Scholar]
  • Задро Л., Уильямс К.Д., Ричардсон Р. Как низко вы можете спуститься? Остракизма со стороны компьютера достаточно, чтобы снизить уровень принадлежности, контроля, самооценки и значимого существования, о которых сообщают сами. Журнал экспериментальной социальной психологии.2004. 40: 560–567. [Google Scholar]
  • Зика С., Чемберлен К. Связь неприятностей и личности с субъективным благополучием. Журнал личности и социальной психологии. 1987. 53: 155–162. [Google Scholar]
  • Зика С., Чемберлен К. О связи между смыслом жизни и психологическим благополучием. Британский журнал психологии. 1992; 83: 133–145. [PubMed] [Google Scholar]

Неопределенность и ожидание в тревоге

Аннотация

Неопределенность в отношении возможной будущей угрозы подрывает нашу способность избежать ее или смягчить ее негативное воздействие и, таким образом, вызывает беспокойство.Здесь мы сосредоточим внимание на обширной литературе по нейробиологии тревоги через призму неопределенности. Мы определяем пять процессов, необходимых для адаптивных упреждающих реакций на неопределенность будущей угрозы, и предполагаем, что изменения в нейронной реализации этих процессов приводят к неадаптивным ответам на неопределенность при патологической тревоге. Эта основа может улучшить классификацию, диагностику и лечение клинической тревожности.

Человеческий мозг, как было сказано, является «машиной предвидения, и« создание будущего »- самое важное, что она делает» 1 .Способность использовать прошлый опыт и информацию о нашем текущем состоянии и окружающей среде для предсказания будущего позволяет нам увеличить шансы на получение желаемых результатов, избегая при этом или готовясь к будущим невзгодам. Эта способность напрямую связана с нашим уровнем уверенности в отношении будущих событий - насколько они вероятны, когда они произойдут и какими они будут. Неуверенность снижает, насколько эффективно и результативно мы можем подготовиться к будущему, и, таким образом, способствует возникновению беспокойства.

Хотя эта связь между неуверенностью в отношении будущих негативных событий и тревогой имеет интуитивный смысл, существует разрыв между этой концептуализацией тревоги и большинством нейровизуализационных исследований клинических тревожных расстройств.Основное внимание в этом исследовании уделялось повышенной эмоциональной реактивности на отталкивающие события; однако задачи, обычно используемые в этом исследовании, могут не полностью задействовать психологические процессы, лежащие в основе тревожной патологии, то есть упреждающие когнитивные, аффективные и поведенческие процессы, выполняемые для предотвращения или уменьшения воздействия потенциальной угрозы. Эти упреждающие процессы выполняют адаптивную функцию, когда выполняются на уровне, соизмеримом с вероятностью и серьезностью угрозы, но могут быть дезадаптивными при чрезмерном проведении 2 .Исчерпывающая информация о вероятности, времени и характере будущего негативного события способствует более эффективному распределению этих ресурсов, но такая информация редко доступна из-за неотъемлемой неопределенности будущего.

Здесь мы утверждаем, что общей чертой тревожных расстройств является аберрантная и чрезмерная упреждающая реакция в условиях неопределенности угрозы. Эта точка зрения имеет исторические корни в исследованиях на животных по реакции на стресс и обучении страху, а также к предыдущим влиятельным моделям тревожной патологии.Мы интегрируем и расширяем это исследование в нашей новой модели неопределенности и ожидания тревожности (UAMA), которая подчеркивает пять процессов, задействованных в реагировании на неопределенность угроз, которые неадекватно действуют при тревоге. Мы проиллюстрируем нейронные механизмы, связанные с каждым из этих пяти процессов, и рассмотрим доказательства, связывающие тревожную патологию с нарушениями в распределенном наборе областей мозга, включая миндалину, ядро ​​ложа концевой полоски (BNST), вентромедиальную префронтальную кору (vmPFC), орбитофронтальную область. кора головного мозга (OFC), передняя часть средней поясной извилины (aMCC) и передняя островковая часть.

Беспокойство и неуверенность

Что такое тревога?

Слово «тревога» может относиться к ряду связанных явлений: классу психических расстройств, конкретным образцам поведения в моделях на животных и отрицательному аффекту, подобному чертам характера (вставка 1). Другой взгляд на тревогу определяет ориентированное на будущее эмоциональное состояние , которое в той или иной степени испытывают все люди:

Вполне вероятно, что суммарная частота и интенсивность реакций страха любого конкретного человека на явную и неминуемую физическую или психологическую угрозу ... будет значительно отставать от суммарного количества страха в ответ на ожидание таких событий и бесчисленное множество тревожные «Что, если…» мысленные представления о возможных будущих событиях, которые обычны в повседневной жизни 3 .

Вставка 1

Тревожность и взаимосвязь между тревожными расстройствами и депрессией

Фраза «тревожность по чертам характера» употребляется неправильно, поскольку используется в качестве меры, к которой она чаще всего применяется - Спилбергеровский опросник состояния-черты тревожности (Spielberger's State-Trait Anxiety Inventory (Спилбергер) ( STAI) 195 - показывает одинаково тесную связь с тревогой и депрессией 196,197 . Таким образом, личную тревогу лучше описать как отрицательный аффект (также индексируется другими широко используемыми инструментами 198,199 ) и, вероятно, отражает общий фактор риска эмоциональных расстройств.Хотя другие шкалы самооценки могут отличить тревожные расстройства от депрессии 200–203 , STAI используется в большинстве исследований, изучающих тревожные характеристики в неклинических выборках. Несмотря на отсутствие специфичности, актуальность исследований с использованием STAI подчеркивается его чувствительностью как маркером риска тревожных расстройств.

Шесть тревожных расстройств и депрессии имеют как общие, так и уникальные характеристики 204 205 . В некоторых исследованиях ставится под вопрос, действительно ли генерализованное тревожное расстройство более тесно связано с тревожными расстройствами или депрессией 206 207 .Позиционирование обсессивно-компульсивного расстройства и посттравматического стрессового расстройства в рамках широкого диагностического класса, обозначенного как «тревожные расстройства», также подвергалось сомнению 208 . Были предложены альтернативы классификации тревоги и депрессии DSM-IV 209 210 , но по поводу оптимальной нозологии остаются разногласия.

Поразительная коморбидность депрессии и тревожных расстройств, а также их общие черты и генетическая основа 209 поднимают вопрос о том, насколько они похожи или различны в отношении неопределенности и неконтролируемости.Модели беспомощности депрессии 11 подчеркивают отсутствие контроля над стрессовыми событиями как провоцирующий и поддерживающий фактор депрессии. Также было высказано предположение, что неконтролируемость является общей чертой тревожности и депрессии, и что эти два фактора различаются предсказаниями о негативных событиях 211 : тревога сопровождается неуверенностью в отношении будущих негативных событий, тогда как депрессия сопровождается восприятием этого негативного события. события неизбежны, ведущие к безнадежности 212 .Смешанная тревога и депрессия характеризуются неуверенностью в возникновении негативных событий и чувством беспомощности в отношении контроля над этими событиями 213 .

Эта цитата подчеркивает два важных аспекта беспокойства. Во-первых, повышенная тревожность в ожидании отвращающих событий может быть более важным, чем преувеличенные реакции на эти события для понимания нейробиологической и психологической основы тревожных расстройств. Во-вторых, тревога связана с упреждающими представлениями о возможных (то есть неопределенных ) будущих событиях.

Страх и тревогу можно различить в зависимости от степени уверенности в вероятности, времени или характере будущей угрозы 2,4–8 . Десятилетия исследований на моделях грызунов предоставили потрясающее понимание иерархически организованных систем защиты, лежащей в основе нейробиологии и обстоятельств, при которых задействуются различные защитные реакции 6,9,10 . Экологические сигналы, указывающие на однозначное присутствие непосредственной угрозы, вызывают интенсивное «пугающее» защитное поведение (то есть «драться или бегать»), тогда как более расплывчатые, отдаленные или непредсказуемые сигналы угрозы вызывают «тревожное» поведение оценки риска 11 , которое вероятно, будет сохраняться до тех пор, пока такая неопределенность не будет разрешена.Влиятельная теория тревожности Грея 6 , которая была основана на специфических эффектах анксиолитиков на тревожное, но не пугающее поведение 12 , постулировала центральную роль поведенческой системы торможения в реагировании на неопределенность или конфликт путем увеличения отрицательной валентности стимулов. и поощрение поведения избегания. Более поздние трансляционные исследования с использованием вызванного страхом испуга у крыс и людей предоставили убедительные доказательства нейрофармакологических и нейроанатомических различий между кратковременными «пугающими» реакциями на дискретную угрозу и устойчивыми «тревожными» реакциями на непредсказуемые угрозы 4,13 .Руководствуясь этой предыдущей работой, мы определяем здесь тревогу как ожидаемые аффективные, когнитивные и поведенческие изменения в ответ на неуверенность в отношении потенциальной будущей угрозы.

Этот взгляд на тревогу более ограничен, чем тот, который отражен в литературе по признакам тревожности (вставка 1), но в высшей степени актуален для каждого из шести основных тревожных расстройств, указанных в DSM-IV 14 (генерализованное тревожное расстройство (ГТР). ), паническое расстройство (PD), социальное тревожное расстройство (SAD), посттравматическое стрессовое расстройство (PTSD), специфические фобии и обсессивно-компульсивное расстройство (OCD)).Несмотря на разногласия по поводу классификации патологии тревожности (вставка 1), переживание тревоги, как определено здесь, является центральным элементом дистресса всех этих расстройств. Соответственно, повышенное внимание к нейронным и психологическим механизмам, связанным с неадаптивными упреждающими реакциями в условиях неопределенности угрозы, необходимо для лучшего понимания клинической тревоги.

Неопределенность, непредсказуемость и неконтролируемость

Непредсказуемость и неопределенность очень похожи и часто используются взаимозаменяемо, но имеют несколько разные коннотации.Непредсказуемость часто используется в более количественном смысле, поддающемся экспериментальному манипулированию для описания аспектов окружающей среды или характеристик конкретного стимула, таких как вероятность его появления, когда или где он может произойти, или насколько интенсивным он будет. Обширный объем исследований на моделях грызунов показал, что организмы постоянно предпочитают предсказуемые потрясения и связанные с ними контексты 15–17 , и что предсказуемость смягчает негативные эффекты стресса 18 .Неопределенность - это более широкая и разнообразная конструкция; в области принятия решений (вставка 2), например, неопределенность можно разложить на отдельные уровни, включая сенсорную неопределенность, неопределенность состояния, неопределенность правил и неопределенность результата 19 . Неопределенность лучше отражает субъективные аспекты внутреннего состояния человека и поэтому чаще встречается в литературе по тревожным расстройствам у людей, тогда как непредсказуемость чаще используется в лабораторных исследованиях с контролируемыми условиями.Пока мы обсуждаем обе конструкции, наше основное внимание уделяется неопределенности, которая неразрывно связана с феноменологическим переживанием тревоги, возникающей в результате непредсказуемых будущих событий.

Вставка 2

Неопределенность в нейроэкономике и принятии решений

Исследование нейронных реакций на неопределенность не ограничивается исследованиями тревожности. В исследованиях неопределенности в поведенческой экономике и нейроэкономике проводится различие между принятием решений в условиях риска (когда человек сталкивается с множеством потенциальных результатов с известной вероятностью) и неоднозначностью (когда человек сталкивается с множеством потенциальных результатов с неизвестной вероятностью).Эти исследования обычно делают упор на явные когнитивные вычисления, связанные с различными результатами и их ожидаемой полезностью, с упором на выбор, который делают люди, сталкиваясь с различными видами неопределенности. Напротив, механизмы, обсуждаемые здесь, в значительной степени включают реакцию на неопределенность в отсутствие явного принятия решений. Кроме того, литература по нейроэкономике включает множество исследований, посвященных изучению неопределенности в отношении финансовых и других вознаграждений, которые задействуют различные нейронные механизмы тех, кто участвует в реакции на неопределенность в отношении угрозы.Наша точка зрения в первую очередь относится к исследованиям ожидания неопределенности угрозы в отсутствие принятия решений, таких как модели обучения с подкреплением условного рефлекса страха. Другие подчеркнули потенциал применения нейроэкономических структур для изучения тревожных расстройств и других психических состояний 19,60 214 .

Неопределенность затрудняет правильную подготовку к будущим событиям: необходимо соблюдать баланс между подготовительными действиями, которые более эффективны (но потенциально неадекватны), и более эффективными (но потенциально ненужными).Как указано ниже для UAMA, клинические тревожные расстройства связаны с нарушением ряда процессов, которые склоняют человека к чрезмерно консервативному (то есть эффективному, но не результативному) подготовительному поведению перед лицом непредсказуемой угрозы.

Также к неопределенности относится неконтролируемость (вставка 1). Согласно одному определению неконтролируемость присутствует, когда вероятность или характер данного события остается неизменной, независимо от каких-либо действий, которые может предпринять человек 11,18 .Управляемость будущих событий обычно подразумевает уверенность в их возникновении, тогда как обратное не обязательно. Контроль также можно рассматривать как «веру в то, что в вашем распоряжении есть реакция, которая может повлиять на отвращение к событию» 20 . Таким образом, повышенная уверенность в будущих событиях является предпосылкой для контроля не обязательно над возникновением событий, но над адаптивными упреждающими реакциями, которые могут смягчить негативное влияние этих событий. С другой стороны, неопределенность препятствует осуществлению этой формы контроля и приводит к препаратам, которые являются «расплывчатыми, психологически дорогими и сомнительной эффективностью» 21 .

Ответы на неопределенность в тревоге

Чтобы понять, почему неуверенность в отношении будущей угрозы настолько разрушительна в тревоге, мы предлагаем пять процессов, участвующих в неадекватных ответах на такие условия: завышенные оценки стоимости и вероятности угрозы, повышенное внимание к угрозе и повышенная бдительность, недостаточная безопасность обучение, поведенческое и когнитивное избегание и повышенная реактивность на неопределенность угроз. Каждый процесс может играть адаптивную роль в реагировании на угрозу и уменьшении неопределенности в отношении угрозы (вставка 3).Центральный постулат UAMA состоит в том, что нарушения нейронных цепей, которые способствуют этим адаптивным ответам, лежат в основе дезадаптивных реакций на неопределенность патологической тревожности 2 . Неясно, вызывают ли эти нервные нарушения тревожные расстройства. Существует множество доказательств того, что тревожные расстройства определяются множеством факторов и включают генетические и ранние факторы окружающей среды, которые предрасполагают людей к патологической тревоге в более позднем возрасте. Кроме того, практика тревожных мыслей и поведенческих паттернов еще больше укрепляет нейронные связи.У пациента с тревожным расстройством, вероятно, формируются нервные пути беспокойства, так же как у концертного пианиста через часы ежедневной практики укрепляются нервные пути музыкальности. В этом свете успешное лечение многих из этих пациентов свидетельствует об удивительной нейропластичности человеческого мозга.

Вставка 3

Адаптивные и дезадаптивные реакции на неопределенность угрозы

Чтобы проиллюстрировать адаптивные и дезадаптивные проявления процессов, выделенных в UAMA, рассмотрим следующую виньетку, в которой каждый из пяти процессов UAMA обозначен номером:

Однажды ночью Пит, один дома, слышит шорох в кустах и ​​громкие стуки возле своего дома.Пит сразу же сомневается, являются ли эти звуки доброкачественными (любопытные еноты) или угрожающими (грабители). Адаптивный ответ на эту неопределенность начинается с рациональной оценки вероятности угрозы ( 1 ). В этом районе мало краж со взломом, и подобные звуки никогда раньше не оказывались опасными. Пит выключает телевизор, чтобы уделить больше внимания тому, что может быть снаружи, но эта повышенная бдительность ( 2 ) уравновешивается вниманием к сигналам, указывающим на безопасность ( 3 ).Поскольку система безопасности Пита не работает, а окна и двери заперты, у него есть надежные признаки того, что в его дом никто не входил. Тем не менее, Пит исследует ситуацию, чтобы уменьшить назойливые вопросы ( 4 ). Спускаясь вниз, он видит мусор, разбросанный по мусорным бакам, и предполагает, что вероятным виновником был енот. Несмотря на некоторую неразрешенную неуверенность, Пит может успокоить свое учащенное сердцебиение ( 5 ) и заснуть, зная, что все признаки указывают на безопасность.

По соседству живет Пол, хронический больной с диагнозом ГТР, который слышит те же шумы и испытывает такую ​​же неуверенность.Вместо того, чтобы объективно взвесить вероятность альтернативных исходов, Пол немедленно представляет, как грабители входят в его дом ( 1 ). Неконтролируемые беспокойства и каскадные каскады мыслей «а что, если…» проходят в его голове, и он генерирует все более сложные сценарии того, какое зло может постигнуть его. Он становится все более восприимчивым к каждому движению ветвей или скрипу половиц своего старого дома ( 2 ). Благодаря исключительному вниманию Пола к потенциальной угрозе, он никогда не замечает, что его система безопасности молчит ( 3 ).Обеспокоенный своей безопасностью, Пол вместо расследования запирает дверь спальни ( 4 ). Избегая изучения ситуации, Пол остается с большей неразрешенной неуверенностью, чем Пит, в отношении источника шума. Он пытается заснуть, но его учащенное сердцебиение и потные ладони мешают ему расслабиться ( 5 ). Не узнав, что ситуация безопасна, Пол с большей вероятностью предположит худшее, когда в следующий раз услышит шум в ночи.

Предлагаемая здесь структура не является попыткой отвергнуть или заменить другие модели тревожной патологии, а скорее включает идеи с разных точек зрения и дисциплин 2,4,5,7,11,15,22–30 .Фактически, каждый из пяти процессов, представленных здесь, их нейробиологические корреляты и их связь с тревожной патологией ранее обсуждались в разной степени. UAMA расходится с другими моделями, ставя пять процессов на равные, а не сосредотачиваясь на одном первичном процессе. Точно так же представлена ​​широкая сеть областей мозга, а не выделение той, которая особенно заметна при тревоге. Основное внимание в этом обзоре уделяется исследованиям последнего десятилетия, в которых использовались все более изощренные методы визуализации и экспериментальные парадигмы для изучения тревоги в человеческом мозге.Тем не менее, UAMA хорошо осведомлен о десятилетиях исследований на животных моделях и людях, подчеркивающих разрушительное и стрессовое воздействие неконтролируемых и непредсказуемых неблагоприятных событий 2,4,15,16,18,31 .

Важно отметить, что есть процессы, помимо пяти, предложенных здесь, которым уделялось внимание в предыдущей работе, в первую очередь нарушение обучения страху. Обуздание страха стало краеугольным камнем трансляционных исследований, которые внесли огромный вклад в наше понимание страха и тревоги и их нейробиологии.Влиятельные модели обучения предполагают, что окружающие или интероцептивные сигналы более легко связаны с угрозой у тревожных людей 22,30,32,33 или что нарушение распознавания страха приводит к состоянию внутренней неопределенности, даже если окружающая среда объективно предсказуема, таким образом, вызывая беспокойство 7,34,35 . Аберрантное обучение является критическим фактором тревожной патологии, которая способствует или взаимодействует с несколькими процессами UAMA.

В конечном счете, теоретический прогресс этой статьи заключается не в определении новых процессов, которые имеют решающее значение для тревожной патологии, а скорее в консолидации и интеграции множества точек зрения и областей исследований, которые обычно рассматриваются в относительной изоляции друг от друга.Сосредоточив эту работу через призму неопределенности, мы создаем объединяющую тему, вокруг которой может быть построена интегрированная нейробиологическая и психологическая модель тревожной патологии.

Завышенные оценки стоимости и вероятности угрозы

Адаптивное реагирование на неопределенность в отношении потенциальных будущих угроз основывается на точных оценках вероятности и стоимости таких событий. У людей с высокой тревожностью обнаруживаются нейронные изменения, которые способствуют предвзятым оценкам вероятности или стоимости неопределенных негативных событий, что приводит к чрезмерно пессимистическим ожиданиям.При представлении гипотетических сценариев негативных событий, обычных или редких, очень тревожные люди часто демонстрируют «предвзятость суждения», то есть завышенные оценки стоимости или вероятности таких событий. Такие предубеждения наблюдаются у лиц с высоким уровнем тревожности 36–38 (вставка 1) и у лиц с GAD 39,40 , SAD 41,42 и усиленными симптомами посттравматического стрессового расстройства 43 . Есть свидетельства того, что завышенные оценки затрат больше способствуют возникновению тревожной патологии, чем повышенные оценки вероятности 38,41 .В сочетании с универсальной тенденцией переоценивать очень малые вероятности 44 , это предвзятость суждения может привести к существенному упреждающему стрессу, когда тревожные люди сталкиваются даже с малейшей возможностью отрицательного исхода 45 (вставка 4).

Вставка 4

Оценка угрозы: «холодное познание» против «субъективных ощущений»

Существует важное различие между «холодными, когнитивными» оценками вероятности и стоимости и субъективными оценками или «чувствами» относительно потенциальной угрозы. 45 .Тревожные люди преимущественно демонстрируют завышенные субъективные прогнозы или чувства по поводу угрозы. Например, в то время как предубеждения в суждениях при высоком уровне тревожности наблюдаются, когда субъекты сообщают оценки вероятности с использованием словесных обозначений (то есть от «совсем не вероятно» до «очень вероятно»), в нескольких опубликованных исследованиях, которые не обнаружили таких предубеждений, испытуемых просили сообщить оценки вероятности с использованием точных числовых привязок 38 215 . Точно так же люди с ГТР сообщали о более высоких субъективных ощущениях относительно вероятности негативных событий, чем их логические, объективные оценки 39 .Эти данные подтверждаются клиническими наблюдениями за пациентами, которые постоянно беспокоятся о возможном возникновении отрицательных исходов, несмотря на то, что осознают, что такие исходы, объективно говоря, весьма маловероятны 24 .

Посредством моделирования будущих событий (или «прогнозирования») люди могут генерировать воплощенные предсказания эмоциональных воздействий событий до их наступления 154 . Гипотеза «риск как чувство» 45 предполагает, что предвосхищающие эмоции часто приводят к выбору и поведению, которые отличаются от тех, которые считаются объективно «оптимальными» с точки зрения максимизации выгод и минимизации вреда.Прогнозы, основанные на этих упреждающих эмоциях, вероятно, генерируются неявно и могут не достигать сознательного осознания, хотя они все же могут оказывать мощное влияние на подготовку к будущему. Медиальный OFC и передний островок участвуют в оценке субъективной ценности потенциальных событий и передаче этой информации в другие области, чтобы повлиять на последующий выбор и действие 152,153 . Нарушения этой схемы могут привести к более яркому или интуитивному моделированию потенциальных событий и предвзятому отношению тревожных людей к угрозе в условиях неопределенности.

Ошибочные суждения у тревожных людей указывают на аномалии в нейронных цепях, связанных с вычислением ожидаемого значения (). Дорсомедиальные префронтальные области (включая области Бродмана 8 и 10 и aMCC) вносят вклад в оценку вероятности 46–48 , тогда как активность в орбитофронтальной коре (OFC) отражает ожидаемую стоимость будущих событий 49,50 . Помимо демонстрации активации первичных аппетитных и отталкивающих подкреплений 51 , OFC также представляет собой интегрированную ценность сложных исходов более высокого уровня 52 или ожидаемую ценность будущих состояний 53 .Несмотря на то, что он имеет слабые проекции на основные моторные области, OFC влияет на процессы принятия решений, передавая информацию об ожидаемой ценности конкурирующих альтернатив в регионы, участвующие в выборе и выполнении действий, такие как полосатое тело, латеральный PFC и кора поясной извилины 54 .

Нейронные области и схемы, участвующие в UAMA

A. Завышенные оценки стоимости и вероятности угрозы отражают нарушения в дорсомедиальной префронтальной коре (dmPFC), ростральной поясной извилине (rCing), орбитофронтальной коре (OFC), вентральном полосатом теле (VS ) и передний островок (AI). B. Повышенная активность миндалины (Amyg) приводит к усилению модуляции зрительного и другого сенсорного ввода базальным передним мозгом (BF) [Au: можем ли мы обозначить область, на которую стрелка от BF указывает на «сенсорную кору»?] и повышенная угроза внимания. Взаимодействие между миндалевидным телом, OFC и VS еще больше увеличивает ожидаемую угрозу и внимание к угрозе. C. Недостаточное обучение безопасности отражает нарушение тормозной вентромедиальной цепи PFC (vmPFC) -амигдала. D. Поведенческое и когнитивное избегание отражает взаимодействия между миндалевидным телом и цепями, участвующими в принятии решений и выборе действий, включая OFC, дорсолатеральный PFC (dlPFC), полосатое тело, переднюю часть средней поясной коры (aMCC) и передний островок. E. Гиперактивность ядра ложа концевой полоски (BNST) и миндалины в ответ на устойчивую, непредсказуемую угрозу модулирует защитную реакцию, опосредованную гипоталамусом (Hy), мостом, периакведуктальным серым (PAG) и другим средним мозгом / стволом мозга конструкции. Дисфункция передней части островка связана с повышенной непереносимостью неопределенности и дополнительно способствует развитию BNST и гиперактивности миндалины. F. Дисфункция aMCC или нарушение структурной связи между aMCC и взаимосвязанными регионами не позволяет людям идентифицировать и выполнять адаптивные ответы на неопределенность и способствует сбоям, выделенным в A – E.Боковые области коры показаны синим, медиальные области коры - зеленым, а подкорковые области - оранжевым. Функциональные пути в A – E обозначены красными стрелками (возбуждающая) и синими стрелками (тормозящая). Известные структурные связи в F обозначены фиолетовыми стрелками (направление указано стрелками). ST = спиноталамический тракт; VTA = вентральная область покрышки.

Расчет ожидаемого значения - это динамический процесс, и повышенные ожидания угроз у тревожных людей также могут отражать сбои в процессах обучения с подкреплением, которые используются для обновления ожиданий угроз.Сигналы ошибки прогнозирования, генерируемые дофаминергическими нейронами среднего мозга 55 , отражают несоответствие между прогнозируемыми и фактическими результатами и приводят к более точным прогнозам в будущем как для положительных, так и для отрицательных стимулов 56 . Модели обучения с подкреплением были применены к исследованиям условного рефлекса страха с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ), выявляя активность, соответствующую аверсивным ошибкам прогнозирования, в вентральном полосатом теле, передней островке и ростральной поясной коре головного мозга 57–59 .Нарушение передачи сигналов об ошибке аверсивного прогнозирования при тревожных расстройствах приводит к неспособности надлежащим образом скорректировать ожидания, когда прогнозируемые негативные события не происходят 28,60 .

Повышенное внимание к угрозе и повышенная бдительность

Тревога также включает изменения в процессах внимания, которые способствуют обнаружению угрозы 61 , что приводит к усиленному восприятию вреда: «Диапазон стимулов, которые могут вызывать тревогу при генерализованном тревожном расстройстве, может увеличиваться почти до любого стимул воспринимается как опасность » 62 .Эта тенденция рассматривать неоднозначные стимулы как угрожающие, называемая «предвзятостью интерпретации», наблюдалась, когда пациентам с ГТР предъявлялись двусмысленно описанные сценарии или произносимые слова с несколькими значениями 40,63,64 . В SAD 65,66 сообщалось о предубеждениях интерпретации, связанных с определенными расстройствами, для неоднозначных социальных сценариев и выражений лица; неоднозначные интероцептивные сигналы в PD 67 ; и основы предложений, которые можно дополнить, чтобы сформировать связанные с боем слова у ветеранов с посттравматическим стрессовым расстройством 68 .Учитывая эти искажения интерпретации, наряду с повышенным вниманием к объективно угрожающим стимулам («смещение внимания») 61 , повышенные оценки угрозы в условиях неопределенности могут отражать адаптивные упреждающие реакции на мир, который кажется более опасным для тревожных людей.

Предвзятое внимание к угрозе и наблюдения сверхбдительности в отношении тревожных расстройств указывают на гиперактивность миндалины 2 (). Повышенная метаболическая активность в покое и кровоток в миндалине наблюдались у участников с PD 69 , PTSD 70,71 (но см. 72,73 ) и SAD 74 .У приматов, кроме человека, метаболизм миндалины в состоянии покоя коррелирует с комбинированным поведенческим и гормональным анализом тревожного темперамента 75,76 . В дополнение к этим изменениям в состоянии покоя, метаанализ исследований функциональной визуализации при БП, ПТСР и САД показал повышенную активность миндалевидного тела, вызванную заданием, в разных диагнозах и парадигмах 77 . При ГТР исследования эмоционального ожидания 78 и имплицитной регуляции эмоций 79 сообщили о гиперактивности миндалины в экспериментальных условиях, что свидетельствует о неизбирательно повышенной активации миндалины.Особое значение для нашего акцента на неуверенность и ожидание имеет сообщение о повышенной активности миндалины у социально тревожных людей, собирающихся выступить с публичной речью 80 , и у клинически тревожных детей, ожидающих обратной связи от сверстников 81 .

Повышенная активность миндалины при тревоге имеет последствия для различных аспектов обучения страху, опосредованного различными субрегионами миндалины. Влиятельные перспективы обусловливания страха 22,23,33 подчеркивают преувеличенное ассоциативное обучение для сигналов окружающей среды и неблагоприятных исходов 35 , процесс, который критически затрагивает базолатеральную миндалину (BLA) 82 .Центральное ядро ​​миндалины (CeA) играет дополнительную роль в ограничении внимания, которое сдерживает такое обучение 83,84 . Согласно модели обучения Пирса-Холла 85 , сигналы окружающей среды, которые ранее сочетались с неожиданными (т. иметь высокую ассоциативность). У грызунов активность CeA отражает ассоциативность реплики 83,84 .Исследование обратного обучения у людей аналогичным образом обнаружило более сильную реакцию миндалины на сигналы, которые сочетались с неожиданными результатами в недавних испытаниях 59 . CeA в значительной степени проецируется на холинергические базальные структуры переднего мозга, которые могут избирательно модулировать сенсорную обработку и, следовательно, улучшать обучение после неожиданных событий через свои восходящие холинергические проекции в области коры 86 .

У сильно тревожных людей тоническая и неизбирательная активация миндалины 2,69–71,74,75,77–81 приводит к снижению чувствительности к ассоциативности сигналов, неэффективному использованию ресурсов внимания по отношению к наиболее важным характеристикам окружающая среда и нарушение обучения ассоциациям "стимул-результат".В результате тревожный человек склонен интерпретировать условия неопределенности как угрожающие; более того, нарушение дискриминирующего обучения может привести к внутреннему состоянию неуверенности в отношении угрозы, несмотря на объективно предсказуемые условия 34 . Миндалевидное тело имеет богатые двунаправленные связи с брюшным полосатым телом и OFC 87,88 , что придает субъективную ценность потенциальным будущим событиям. Вместе эти регионы образуют сеть, в которой повышенное внимание к угрозе, которому способствует миндалевидное тело, вероятно, повлияет на значение, приписываемое будущим событиям, а различия в оценке, обусловленные полосатым телом и OFC, вероятно, повлияют на развертывание внимания.Хотя миндалевидное тело подчеркивается почти во всех нейробиологических описаниях тревожной патологии, акцент часто делается на ее роли в выражении страха 2,22 . Было бы более полезно рассматривать повышенную активность миндалины как отражение повышенной бдительности 29 в условиях неопределенности.

Недостаточное обучение технике безопасности

Сигналы экологической безопасности являются надежными индикаторами того, что угроза не возникнет, и, таким образом, избавляют людей от состояния предвосхищающей тревоги 18,27 .В условиях неопределенности слабые или несуществующие связи между сигналами и негативными результатами затрудняют идентификацию сигналов безопасности, особенно для сильно тревожных людей 89 , чье предвзятое внимание к угрозе препятствует детальному различительному анализу сигналов окружающей среды. Повышенная реактивность на объективно безопасные условия наблюдалась при тревожных расстройствах с использованием дискриминирующих парадигм обусловливания страха 35 . Помимо случайных предъявлений условного стимула (CS +) и безусловного стимула (US), эти парадигмы включают еще один сигнал (CS-), который предъявляется в отсутствие US и, следовательно, связан с безопасностью.Неспособность продемонстрировать различительные физиологические реакции на CS + и CS-, отражающие повышенную боязливую реакцию на CS-, сообщалось в PD 90,91 , PTSD 92,93 и смешанных детских тревожных расстройствах 94 . Применение задач условной дискриминации 95 при тревожных расстройствах может прояснить, отражают ли эти результаты нарушение обучения безопасности или неспособность подавить боязливую реакцию после успешного обучения безопасности.

Исследования на грызунах и людях выявили вентральный контур PFC – миндалины, участвующий в изучении и реагировании на безопасность в потенциально опасных условиях (). У крыс электрическая стимуляция инфралимбической коры снижает экспрессию опосредованных миндалевидным телом условных реакций страха 96 , а инактивация этой области ухудшает приобретение и воспроизведение угасания страха 97 . Исследования нейровизуализации у людей выявили сопоставимую роль vmPFC в ответе на сигналы, предсказывающие безопасность 58,98–100 .При клинических тревожных расстройствах измененная функция и связь vmPFC и миндалины были связаны с недостаточным угасанием страха, одной из доминирующих моделей посттравматического стрессового расстройства 101 . Нарушение воспоминаний о исчезновении при посттравматическом стрессовом расстройстве было связано со снижением активации vmPFC 102 , о чем также сообщалось у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством, подвергшихся травматическим или отталкивающим стимулам 77,103,104 . По сравнению с контрольной группой, люди с ГТР показали менее дискриминантную активность vmPFC для сигналов, визуально похожих на усиленный CS +, что отражает обобщение выученного страха на безопасные сигналы 105 .Беспорядочно повышенная активация миндалевидного тела во время ожидания нейтральных и отталкивающих картинок в GAD 78 также предполагает неспособность пациентов подавлять активность миндалины в ответ на безопасные нейтральные сигналы. Примечательно, что пациенты с повышенными упреждающими реакциями на прегенуальную АСС (только превосходящую vmPFC) показали наибольшее уменьшение симптомов после лечения венлафаксином 78 , что согласуется с другими исследованиями предикторов предикторов терапевтического ответа при тревоге 106 и депрессии. 107,108 .Таким образом, некоторое сохранение регуляторной функции ACC / vmPFC имеет прогностические преимущества при тревоге и расстройствах настроения. В дополнение к этому исследованию фМРТ, диффузионно-тензорная визуализация (DTI) выявила микроструктурные изменения крючковидного пучка у людей с GAD 109 , SAD 110 и повышенной тревожностью 111 .

Дополнительные находки и анатомические соображения ставят под сомнение простую модель, в которой vmPFC ингибирует миндалевидное тело и снижает ответные реакции, связанные со стрессом 112 .У ветеранов Вьетнама было обнаружено, что поражения vmPFC защищают от посттравматического стрессового расстройства 113 . В нескольких исследованиях сообщалось об увеличении активации vmPFC и прегенных ACC при посттравматическом стрессе 114,115 . Кроме того, поражения OFC макака (простирающиеся латерально от vmPFC) могут уменьшить тревожное поведение, возможно, за счет изменения активности BNST 116 . Необходимы дальнейшие исследования, чтобы прояснить роль vmPFC в тревоге и выяснить, объясняют ли изменения в определенных секторах vmPFC или их связь с миндалевидным телом эти разрозненные результаты 112 .

Поведенческое и когнитивное избегание

Избегающее поведение и мысли, включая беспокойство, не позволяют тревожным людям столкнуться с доказательствами, которые могут противоречить негативным предсказаниям о будущем 25,26,117 . Согласно классической теории двух процессов 23,30 , преувеличенная обусловленность страха сигналами экологической угрозы приводит к оперантному обучению избегающему поведению для уменьшения страха. В то время как предполагается, что эти процессы неявно действуют на животных моделях, распространение этого мышления на тревожные расстройства человека предполагает, что избегание может еще больше повысить ожидаемую угрозу в условиях неопределенности.Поскольку события, которых избегают или вызывают беспокойство, обычно не происходят, поведенческие и когнитивные тенденции избегания негативно подкрепляются, и у тревожных людей формируется ложное убеждение, что они предотвратили эти негативные результаты 39 .

Согласно принципам теории эмоциональной обработки и экспозиционной терапии 26 , эффективные психологические вмешательства при расстройствах страха и тревожности требуют активации индивидуальной «структуры страха», которая открывает дверь для новой информации о безопасности, чтобы конкурировать с существующими убеждениями или воспоминаниями. страха.Таким образом, терапия, основанная на воздействии, функционально и нервно подобна лабораторному обучению вымиранию и непосредственно нацелена на избегающее поведение. SAD, PTSD и OCD характеризуются поведенческим избеганием ситуаций, связанных с потенциальной угрозой или вредом. Пациенты с БП развивают убеждение, что они могут участвовать в мыслях или действиях, направленных на поиск безопасности, которые предотвращают панические атаки, в то время как на самом деле такие действия защищают CS + от угасания 30,118 , что соответствует животным моделям обучения избеганию 119 .Участвуя в беспокойстве, люди с ГТР и другими тревожными расстройствами избегают сильных негативных эмоций по поводу возможных последствий, которых опасаются, но также упускают возможность исправить неточные представления о вероятности и последствиях таких событий. Стимулирование пациентов к преодолению их склонностей к избеганию - будь то влечет ли это за собой сложные мысли об угрозе в когнитивно-поведенческой терапии 24 (КПТ) или подверженность опасным сценариям в экспозиционной терапии 26 - является важным первым шагом в снижении повышенного ожидания угрозы в лицо неуверенности.

Парадигмы обучения активному избеганию на животных моделях продемонстрировали важность схем, вовлекающих полосатое тело и базальную миндалину в приобретении выученного поведения избегания 120–122 , и показали, что ингибирование CeA инфралимбической корой необходимо для подавления реакции замораживания на CS + и позволяет адаптивно избегать US 123 . Первоначальные визуальные исследования на людях указывают на ключевую роль в активном избегании миндалины и взаимосвязанных областей, участвующих в принятии решений и последующих действиях, включая OFC и латеральный PFC, вентральный и дорсальный стриатум и aMCC 124–126 ().Кроме того, повышенные ожидания в отношении эмоционального воздействия потенциально вызываемых опасениями последствий в результате дисфункции передней части островка позволяют избегать ситуаций, связанных с неопределенностью угрозы 28,125 . Успешное лечение поведения избегания при фобии пауков привело к снижению активности в передней островке островка и aMCC 127,128 и к увеличению активности дорсолатерального PFC 128 . По мере развития исследований активного избегания при тревожных расстройствах одновременное исследование недостаточного угасания страха будет очень информативным для понимания взаимодействия между избеганием и нарушенным обучением безопасности.

Повышенная реактивность на неопределенность угрозы

Поскольку предвидение будущего почти всегда связано с некоторой неопределенностью, нейронные процессы, влияющие на реактивность и отношение к неопределенности, имеют решающее значение для определения адаптивных реакций на это состояние. У всех видов физиологическая реакция на угрозу усиливается, когда есть неуверенность в ее природе, вероятности или времени 15,16,129–134 . Люди демонстрируют более сильную реакцию испуга на сигналы, которые могут предшествовать шоку низкой или высокой интенсивности, чем на сигналы, которые всегда предшествуют шоку высокой интенсивности 129 , для сигналов, предшествующих шоку, в 20% или 60% испытаний, чем для сигналов, которые предсказывают шок на 100%. достоверность 130 , а в условиях временной непредсказуемости 131 .Более того, аверсивные события, которые нельзя полностью предсказать, оказывают большее негативное влияние на настроение, состояние тревожности и физиологические индексы реактивности, чем полностью предсказуемые 132–134 . Воздействие непредсказуемо рассчитанных нейтральных тонов также вызывает большую активность миндалины и тревожное поведение как у мышей, так и у людей, чем предсказуемо рассчитанные по времени тоны 135 , что подчеркивает идею о том, что сама по себе неопределенность - без неблагоприятных исходов - может усилить тревогу.

По сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы, люди с PD 90 и PTSD 92 показали повышенную реакцию испуга во время непредсказуемого во времени межстимульного интервала (ISI), но не для предсказуемого состояния угрозы.Отчетливые расширенные области миндалины опосредуют поведенческие, вегетативные и эндокринные реакции на предсказуемые и непредсказуемые угрозы через нисходящие проекции на области гипоталамуса, среднего мозга и ствола мозга 6,10,13 . В то время как медиальный CeA координирует быстрые, фазовые реакции страха на неизбежные и относительно определенные стрессоры, BNST активируется в условиях устойчивой, непредсказуемой угрозы 4,13 . Эта функциональная диссоциация отражается в различных ответах на бензодиазепины, которые снижают поведенческие проявления страха перед устойчивой, но не фазовой угрозой у грызунов 4 , по крайней мере частично из-за снижения активности BNST 136 .У людей бензодиазепины также уменьшали испуг, вызванный страхом, до непредсказуемых 137 , но непредсказуемых угроз 138 . Паучьи фобии показали большую активность BNST, чем контрольная группа, во время непредсказуемого во времени ожидания изображений пауков 139 . Об активации BNST также сообщалось у здоровых популяций во время устойчивой, непредсказуемой во времени угрозы 140–142 , с особенно повышенной активностью у людей с высокой тревожностью 143 .

Индивидуальные различия в реактивности на неопределенность угрозы также отражаются в субъективных отчетах. Непереносимость неопределенности (МЕ) определяется как неспособность принять возможность того, что негативное событие может произойти в будущем, независимо от вероятности его наступления 144 . Для людей с высоким уровнем самооценки IU неопределенность приводит к истощению ресурсов внимания и нарушениям когнитивного, поведенческого и эмоционального функционирования 144 . Показатели МЕ повышены в GAD 144,145 , SAD 146 , OCD 146 и депрессии 146 .

Многие визуализирующие исследования показали важность передней части островка () в ответе на неопределенность 48,133,147,148 . Например, активность переднего островка отслеживала уровни риска и ошибки прогнозирования риска во время принятия решений 48 и была связана с менее рискованными решениями в неопределенных условиях 147 . Пациенты с поражением передней островковой доли не были чувствительны к предпочтительности ставок с коэффициентами 149 , предполагая, что эта область влияет на принятие решений, сигнализируя о последствиях неблагоприятных ставок.Повышенная активация передней части островка наблюдалась во время ожидания негативных событий в отсутствие принятия решений 133,142,150 , при этом в некоторых исследованиях сообщалось об особенно повышенных ожидаемых ответах островка в условиях неопределенности угрозы 141,151 . Интегрируя данные об ожидании и неопределенности с установленной ролью этой области в интероцепции и субъективном эмоциональном осознании 152,153 (вставка 5), мы постулируем, что передний островок генерирует упреждающие эмоциональные реакции на гипотетические будущие события 154 , которые отвечают на вопрос «Как это? собираешься чувствовать? ».Этот процесс способствует субъективным прогнозам вероятности и стоимости будущей угрозы 45 (вставка 4). Эта роль становится особенно важной, когда будущие события менее предсказуемы, поскольку ожидаемые состояния чувств способствуют адаптивному принятию решений и подготовительным когнитивным или поведенческим действиям в таких условиях 148 .

Box 5

Передний островок и субъективное эмоциональное восприятие

Островок - это полоса коры, заключенная в складки сильвиевой щели, которая простирается от префронтальной до задней теменно-височной области мозга (см. Рисунок, часть а ).Его анатомическое положение обеспечивает обширные связи с кортикальными и подкорковыми областями, включая латеральные PFC и OFC, vmPFC, поясную извилину, миндалину, BNST и вентральное полосатое тело 177,178 (). На островок накладывается задне-передний функциональный градиент, в котором возникают все более богатые и сложные представления о состоянии тела 153 . Задний островок - это первичная соматосенсорная кора, которая получает интероцептивную и экстероцептивную информацию, касающуюся боли, температуры, прикосновения, зуда, вкуса и внутренних изменений 153 .Поскольку эта основная сенсорная информация передается в средние и передние области островка, она интегрируется с гомеостатической, мотивационной, эмоциональной и когнитивной информацией из множества корковых и подкорковых областей. На вершине этой восходящей иерархии передняя островковая часть участвует в восприятии субъективных интероцептивных состояний и может быть вовлечена в более широком смысле в поддержку субъективного эмоционального осознавания или «глобального чувственного состояния» во времени 153 . Гиперактивация передней и средней части островка является одним из наиболее частых результатов нейровизуализации при различных тревожных расстройствах и во время кондиционирования страха 77 (см. Рисунок, часть b : гиперактивация показана красным цветом (передняя и средняя части островка обведены кружком). ), а гипоактивация - синим).NTS = солитарное ядро ​​тракта. Часть b адаптирована с разрешения из 77 .

Повышенная активность и измененная связность передней части островка помогают объяснить негативные эмоциональные состояния, связанные с неуверенностью у сильно тревожных людей, а также повышенные субъективные оценки или чувства относительно потенциальной будущей угрозы. Эта область проявляла гиперактивность в ожидании негативных картинок у людей с посттравматическим стрессовым расстройством 155 , GAD и SAD 156 и высокой тревожностью 157 .Фобия пауков показала повышенную активность передней части островка, в то время как изображения пауков появлялись непредсказуемо во времени 139 . Кроме того, повышенный уровень МЕ был связан с повышенной реакцией передней и средней части островка на аффективно неоднозначные лица 158 .

Таким образом, предполагается, что преувеличенные физиологические и субъективные эмоциональные реакции на неуверенность в тревоге отражают изменения BNST и передней островковой доли. Дисфункция передней части островка приводит к негативно предвзятым прогнозам об эмоциональных последствиях неопределенных будущих событий и неспособности извлекать уроки из ошибок в этих прогнозах 28 , что приводит к диссоциации между повышенным субъективным чувством угрозы и объективно точными расчетами «когнитивной» угрозы 39 (вставка 4).Эти предвзятые ожидания угрозы способствуют устойчиво повышенной активности BNST в условиях неопределенности, что приводит к поведенческим и физиологическим проявлениям тревоги. Возникающие в результате негативные эмоции ожидания делают неопределенность особенно «невыносимой» для тревожных людей 144 .

Преобразование неопределенности в действие

В отличие от условий относительной определенности, в которых автоматические или привычные процессы позволяют ориентироваться в среде и достигать цели, неопределенность приводит к потенциальному конфликту между конкурирующими вариантами или мотивационными факторами.Грей предположил, что перегородочно-гиппокампальная система реагирует на такой конфликт повышением бдительности и подавлением двигательной функции, что позволяет проводить оценку риска, что, в свою очередь, приводит к поведенческому избеганию 6 . Еще одним регионом-кандидатом на смягчение конфликта, порожденного неопределенностью, является aMCC. Недавно предложенная «гипотеза адаптивного управления» , 126, утверждает, что aMCC объединяет мотивационную, аффективную и интероцептивную информацию, чтобы обеспечить поучительный сигнал, который влияет на последующие действия в условиях неопределенности.AMCC анатомически хорошо подходит для выполнения такой роли, с широко распространенными эфферентными и афферентными связями с регионами, представленными для пяти процессов UAMA ().

Эту центральную роль aMCC в реагировании на неопределенность поддерживают реципрокные связи с передним островком 159,160 , которые позволяют повторно представить информацию, касающуюся интероцептивных и субъективных эмоциональных состояний, в aMCC 153 . Проекции спиноталамического столба, базального ядра миндалины и дофаминергических областей среднего мозга предоставляют aMCC информацию о боли и других отрицательных подкрепляющих факторах 126 .Через свои проекции на моторные центры, миндалевидное тело и ядра среднего мозга, включая периакведуктальный серый цвет, aMCC модулирует вегетативную активность 161,162 и направляет соответствующие защитные реакции 163 . Афферентные проекции из множества медиальных и латеральных префронтальных областей сходятся на aMCC, который может действовать как реле между этими регионами и миндалевидным телом 164 . Наконец, проекции на дорсолатеральный PFC и теменные области облегчают выбор ответа или сигнализируют о необходимости повышенных ресурсов внимания 126 .Взятые вместе, нарушение функции aMCC или его связей будет иметь пагубные последствия для оптимального реагирования в ситуациях, связанных с неопределенностью: преувеличенные вегетативные реакции и поведенческая реактивность, нарушенное ассоциативное обучение страху и безопасности, повышенное избегание, измененное распределение ресурсов внимания и повышенная бдительность.

Имеются обширные свидетельства того, что структура, функция и взаимосвязь aMCC изменяются при клинической тревоге. Лица с посттравматическим стрессовым расстройством показали уменьшенный объем aMCC 165 , а также повышенную активность aMCC до погашенного CS + 102 в контексте, в котором ранее применялись электрические разряды 166 и во время задач по когнитивному вмешательству 167 .Повышенный исходный метаболизм aMCC у ветеранов с посттравматическим стрессовым расстройством и их монозиготных близнецов 73 предполагает, что гиперактивность aMCC представляет собой генетически обусловленный фактор риска развития посттравматического стрессового расстройства. Лица с SAD показали снижение функциональной связи между aMCC и передней островковой частью при просмотре испуганных лиц 168 , а определенные фобии, подверженные условиям устойчивой, непредсказуемой во времени угрозы, показали гиперактивность aMCC 139 . Структурная визуализация показала уменьшение объема aMCC в PD 169 , а два случая хирургической резекции aMCC были связаны с последующими паническими симптомами 170 .Цинглотомия (нацеленная на aMCC) привела к значительному уменьшению симптомов у пациентов с ОКР 171 , а aMCC показала наиболее последовательное уменьшение объема серого вещества в метаанализе структурных МРТ-исследований ОКР 172 . Тревога связана с аномальным функциональным соединением aMCC и миндалины 163,173 . Наконец, у тревожных подростков с повышенными показателями МЕ увеличилась активация aMCC во время принятия решений в условиях неопределенности 174 .

Несмотря на обширные доказательства аномалий aMCC при клинической тревоге, необходимы дополнительные исследования для проверки гипотезы о том, что дезадаптивный поведенческий, когнитивный или эмоциональный контроль напрямую связан с дисфункцией aMCC. Исследование функциональной активации, функциональной связи и структурной связи у одних и тех же субъектов поможет прояснить точную роль aMCC и ее многочисленных связей в неадаптивных упреждающих реакциях на неопределенность угрозы в тревоге.

Направления будущих исследований

UAMA базируется в основном на трех линиях доказательств: нейронные реакции на неопределенность у здоровых людей; поведенческие, самоотчетные или периферические физиологические реакции на неопределенность тревожных расстройств; и нейробиологические нарушения, не связанные напрямую с неопределенностью тревожных расстройств.Данных о сближении этих трех направлений мало. Исследование функциональной визуализации при тревоге в значительной степени оценило нейронных реакций на стимулы, вызывающие симптомы, или отрицательные эмоциональные стимулы, которые, как мы считаем, не задействуют те процессы, которые являются наиболее важными для клинической тревоги. Тревога - это эмоция, ориентированная на будущее, и предвкушение или «предварительный просмотр» будущего вызывает тревогу в основном потому, что будущее по своей сути неопределенно. В исследованиях на здоровых людях использовались парадигмы, которые вызывают тревогу ожидания в результате воздействия устойчивой, непредсказуемой угрозы 100,140–143 .Эти парадигмы затрагивают области мозга, вовлеченные в патологические реакции на неопределенность, включая миндалевидное тело, передний островок, BNST, ростральную поясную извилину и vmPFC. Мы предлагаем, чтобы эти и другие парадигмы были расширены, чтобы специально нацелить гипотетические нарушения на пять процессов, выделенных выше, в соответствии с несколькими вопросами ниже.

Отражает ли повышенная тревожность в ответ на устойчивую, непредсказуемую угрозу ненормально повышенную активацию BNST 4 ? Комбинация изображений с высоким разрешением, профилей дифференциального временного ответа 141, 142 , методов вероятностного отслеживания волокон 175 и фармакологической фМРТ позволит улучшить локализацию расширенных подразделений миндалины.

Связаны ли предвзятые ожидания угрозы при тревоге напрямую с повышенной активностью миндалины и, как следствие, повышенной бдительностью? Для парадигмы с различными условными сигналами / исходами можно ожидать, что тревожные люди будут демонстрировать предвзятые ожидания угрозы пропорционально повышенным ответам миндалины в непредсказуемых контекстах 135 . Функциональный анализ связности может быть использован для выяснения того, связаны ли повышенные ответы миндалевидного тела в условиях неопределенности с недостаточным ингибированием vmPFC, измененной связью с aMCC , 163, или и тем, и другим.

У тревожных людей наблюдается дефицит обучения с подкреплением? Если да, то являются ли такие дефициты специфическими для неблагоприятных исходов? Нарушение передачи сигналов об отрицательной ошибке прогнозирования (то есть, отсутствие ожидаемых неблагоприятных событий) приведет к длительному состоянию неопределенности, несмотря на отсутствие прогнозируемых неблагоприятных событий. Парадигмы обратного обучения могут идентифицировать аномалии в областях мозга, участвующих в передаче сигналов аверсивного прогнозирования (вентральное полосатое тело, передняя островковая часть и ростральная поясная извилина) 57–59 .

Имеются ли свидетельства тревоги по поводу дефицита «соматической» аверсивной ошибки предсказания, сигнализирующей о 28 ? Это могло бы помочь объяснить повышенное предвосхищение вероятности угрозы, несмотря на точные «когнитивные» вероятностные оценки (вставка 4). Является ли такая дисфункция результатом неточной интероцептивной обратной связи с островком относительно ошибок в прогнозировании соматических состояний или неспособности обновить прогнозы, основанные на точной интероцептивной обратной связи?

Отражает ли повышенная реакция на объективно безопасные сигналы нарушение обучения технике безопасности или дефицит подавления страха? Задачи условной дискриминации 95 и функциональная визуализация могут различать эти возможности.Модифицированные парадигмы обучения безопасности или исчезновения страха, которые предоставляют возможность избегать CS 117 , можно использовать для исследования взаимосвязей между избеганием, обучением безопасности и исчезновением страха.

В более общем плане причинно-следственную связь необходимо оценивать с использованием продольных дизайнов в группах высокого риска. Увеличивают ли повышенные ожидания угрозы, недостаточная идентификация безопасности и повышенная реакция на неопределенность риск развития тревожного расстройства? Или эти сбои являются следствием жизни с тревогой? Связано ли успешное лечение с нормализацией поведенческих и нервных реакций на неопределенность угрозы?

Оценка того, какие процессы UAMA не повреждены, а какие нет.нарушение может дать представление о нозологии аффективной патологии и продвинуть биологически обоснованный, индивидуализированный диагноз и лечение 176 . Адаптивные реакции на неопределенность требуют гибкой координации между этими различными процессами, и изменения в любой области будут иметь последствия для функций дополнительных областей, особенно с учетом сильных взаимных структурных связей и функциональной совместной активации многих областей, описанных здесь 4,87, 88,126,177,178 .Оценка функциональной и структурной целостности этих сетей, вероятно, предоставит более информативную картину тревожной патологии, чем измерение любой отдельной области 179–181 .

Страница не найдена | Издательство Йельского университета

- Любой -Искусство и архитектура-Галерея американского искусства Аддисон-Афро-афро-американец-Америка-Древняя архитектура-Художественный институт Чикаго-Азия и Юго-Восточная Азия-Центр выпускников Бардов-Библиотека редких книг и рукописей Бейнеке-Британские-Карикатуры и Графическое искусство-Каталоги Raisonné и Reference-Центральная и Восточная Европа-Институт искусства Кларка-Кливлендский музей искусства-Сохранение и технические исследования-Современное искусство (после 1960 г.) -Далласский музей художественно-декоративного искусства, ювелирных изделий и текстиля-Дизайн и графика Дизайн-Детройтский институт искусств-Мода и история костюма-Французский генеральный-Гарвардские художественные музеи-Ирландское-итальянское-Японское общество-Еврейский музей-Художественный музей Кимбелла-Латинская Америка-Средневековье-Коллекция Менил-Меркаторфондс-Музей искусств Метрополитен-Мидл и Ближневосточный современный музей изящных искусств, Хьюстон-музейные исследования-Национальная художественная галерея, Д.C.-Национальная художественная галерея, Вашингтонская национальная галерея, Лондон-Национальная галерея, Вашингтон - Исследования в области истории искусства-Нидерландов и Нидерландов-Океании-Центр Пола Меллона-История искусства Пеликана-Певснер Архитектурные гиды-Художественный музей Филадельфии -Коллекция Филлипса-Фотография-Доколумбовый и индейский музей-Художественный музей Принстонского университета-Рейксмузеум Амстердам-Скандинавский-испанский-Городская история и ландшафтные исследования-Музей изящных искусств Вирджинии-Художественный музей Уодсворта Атенеум-Музей американского искусства Уитни-Йельский центр Художественная галерея Британского художественного Йельского университетаБиография-Автобиография-Общие-Письма-МемуарыБизнес-Бизнес-История бизнесаКлассика-Общие-Экономика-Экономическая история-Финансы-Общие-Общие-Общие-Здоровье и Медицина-Здоровье потребителей-Общая-История-Медицина-Иммунология-Нейробиология-История-Афроамериканские исследования -Африканские исследования-американская история-американистика-древняя история-азиатские исследования-атлантическая история-британские исследования-культурная история-восемнадцатый век y Исследования-История окружающей среды-Европейская история-Французские исследования-Общие-германские исследования-История медицины-Исследования Холокоста-Разведка и шпионаж-Международные исследования-Ирландские исследования-Исламоведение-Итальянские исследования-Еврейская история-Журналистика-Латиноамериканские исследования-Морское дело История-Средневековье-Средневековье / Исследования Возрождения-Исследования Ближнего Востока-Военные исследования-Исследования коренных американцев-Исследования Ближнего Востока-Новая Англия-Нью-Йорк-Популярная культура-Ренессанс-Рабство-Славянские исследования-Южные исследования-Испанские исследования-Викторианские исследования-Вестерн Исследования-Женские Исследования-Всемирная история Язык-Арабский-Библейский иврит-Камбоджийский-Китайский-Французский-Немецкий-Греческий-Хауса-Иврит-Игбо-Ирландский-Итальянский-Японский-Кхмерский-Курдский-Латинский-Методы-Другой-Персидский-Польский-Португальский -Русский-испанский-урду-вьетнамский-идиш-йоруба-закон-конституционное право-этика-общая-юридическая история-литературные исследования-книги о книгах-культурная критика-драма-эссе-художественная литература-литературная критика-литература-поэзия-исполнительское искусство-танец-фильм Исследования-G eneral-джаз, музыка, опера, театр, философия, этика, общая риторика, политическая наука, американская политика, сравнительная политика, текущие события, евразийские исследования, европейская политика, общая политика, общая политика, международные отношения, исламские исследования, политические исследования, политическая философия, политическая Теория Психология-Развитие ребенка-Общий-Психоанализ-Психология старения Справка-Общие справочные-Библиотечные исследования-Путешествия Религия-Библейские исследования-Буддизм-Христианство-Сравнительная религия-Этика-Общий-Индуизм-История религии-Исламоведение-Иудаистика-Религиозная мысль- Даосизм, наука, астрономия, когнитивные науки, компьютерные исследования, электронная инженерия, исследования окружающей среды, эволюция, география, геология, история науки, ландшафтные исследования, науки о жизни, морские науки, океанография, математика, естественная история, орнитология, физические науки, науки о растениях / Садоводство-Общественное здравоохранение-Технологии-Web / Интернет-Зоология Социальные науки-Антропология-Археология-Криминология-Образование-Этнические исследования-Исследования в области питания -Изучение геев и лесбиянок-гендерные исследования-трудовые исследования-лингвистика-социальная работа-социология-спорт-городские исследования

обыкновенных угрей: болезнь западной цивилизации | Акне | JAMA дерматология

Фон В западных обществах обыкновенные угри - это почти универсальное кожное заболевание, которым страдает от 79% до 95% подростков.У мужчин и женщин старше 25 лет от 40% до 54% ​​имеют определенную степень угревой сыпи на лице, а клинические проявления акне на лице сохраняются до среднего возраста у 12% женщин и 3% мужчин. Эпидемиологические данные свидетельствуют о том, что уровень заболеваемости акне значительно ниже в незападных обществах. Здесь мы сообщаем о распространенности акне у двух незападных групп населения: жителей островов Китаван в Папуа-Новой Гвинее и охотников-собирателей аче в Парагвае. Кроме того, мы анализируем, как элементы в незападной среде могут влиять на развитие прыщей.

Наблюдения Из 1200 обследованных субъектов Китавана (в том числе 300 в возрасте 15-25 лет) не наблюдалось ни одного случая акне (1-й степени с множественными комедонами или 2-4-й степени). Из 115 обследованных субъектов Аче (в том числе 15 в возрасте 15-25 лет) в течение 843 дней не наблюдалось ни одного случая активного акне (степени 1-4).

Выводы Поразительная разница в уровне заболеваемости акне между незападническими и полностью модернизированными обществами не может быть объяснена исключительно генетическими различиями между популяциями, но, вероятно, является результатом различных факторов окружающей среды.Выявление этих факторов может быть полезно при лечении угрей у западных популяций.

АКНЕ ЗАНИМАЕТСЯ от 40 до 50 миллионов человек в США. 1 Хотя угри в основном поражают подростков, они также встречаются у детей и взрослых. Одно исследование выявило некоторую степень угревой сыпи на лице у 54% женщин и 40% мужчин старше 25 лет. 2 В этой же группе клинические угри на лице поражали 12% женщин и 3% мужчин и сохранялись до среднего возраста.Канлифф и Гулд 3 сообщили о подобных результатах 20 лет назад. В педиатрической практике распространенность акне увеличивается с возрастом. У детей в возрасте от 10 до 12 лет от 28% до 61% населения имеют клинически диагностированные угри, тогда как от 79% до 95% подростков от 16 до 18 лет страдают. 4 -6 Даже у значительного процента детей (в возрасте 4-7 лет) диагностированы угри. 5 Таким образом, в западном мире акне - это повсеместное кожное заболевание, поражающее в первую очередь подростков, но также и значительную часть взрослых старше 25 лет.

Несколько исследований оценивали распространенность акне в незападных обществах. Однако в непромышленных обществах есть убедительные доказательства того, что заболеваемость акне ниже, чем в западных популяциях. Шефер, 7 , врач общей практики, который почти 30 лет лечил инуитов (эскимосов), когда они переходили к современной жизни, сообщил, что у инуитов не было прыщей, когда они жили и ели своим традиционным образом, но при В результате аккультурации распространенность прыщей стала аналогичной тому, что было в западном обществе.

До Второй мировой войны Окинава была изолированным островным форпостом в Южно-Китайском море, и ее коренные жители вели сельскую жизнь, практически не обладая атрибутами индустриального общества. Обширные медицинские анкеты, проведенные американскими врачами среди местных врачей, практикующих от 8 до 41 года, показали, что «у этих людей не было вульгарных угрей». 8 Дерматологическое обследование 9955 школьников (в возрасте от 6 до 16 лет), проведенное в сельском районе Бразилии, показало, что только 2.У 7% этой детской популяции были прыщи. 9 Дерматологическое обследование 2214 перуанских подростков педиатрами показало, что распространенность прыщей (1–4 степени) у перуанских индейцев была ниже (28%), чем у метисов (43%) или белых (45%). 10

В Южной Африке дерматологи обнаружили более низкую частоту появления прыщей среди банту 11 , чем среди белых 12 , проживающих в Претории. У подростков банту (в возрасте 15-19 лет; n = 510) уровень заболеваемости акне составлял 16%, 11 , тогда как среди белых подростков (n = 1822) заболеваемость составляла 45%. 12 Для всей выборки банту всех возрастов (n = 3905) общая встречаемость прыщей составила 2%, 11 , тогда как в общей выборке белых людей всех возрастов (n = 16 676) частота появления прыщей составила 2%. было 10%. 12 Среди зулусов предполагалось, что прыщи стали проблемой только тогда, когда эти люди переехали из сельских африканских деревень в города. 13 Все эти исследования показывают, что распространенность акне среди сельских, незападных жителей ниже, чем в полностью модернизированных западных обществах.

Здесь мы сообщаем об отсутствии акне у 2 незападных популяций: у китаванцев, живущих на Тробрианских островах недалеко от Папуа-Новой Гвинеи, и у охотников-собирателей аче из Парагвая. Кроме того, мы оцениваем, как элементы незападной среды могут влиять на развитие прыщей.

Китава - остров, принадлежащий к группе коралловых атоллов, известных как острова Тробриан, в провинции Милн-Бей, Папуа-Новая Гвинея.Китава имеет площадь 25 км 2 и является домом для 2250 коренных жителей, которые занимаются садоводством и рыбаками. Электричество, телефоны и автомобили отсутствовали в 1990 году. Большинство китаванцев проживают в деревнях с населением от 20 до 400 человек. Некоторые западные товары поступают с материковой части Новой Гвинеи, но влияние западного образа жизни было минимальным.

Сердечная смерть и инсульт среди китаванцев крайне редки. 14 Избыточный вес, гипертония и недоедание также отсутствуют. 14 , 15 Китаваны имеют низкие уровни инсулина в сыворотке крови, 16 активность ингибитора 1 активатора плазминогена плазмы, 17 и лептина, 18 , что предполагает высокую чувствительность к инсулину на протяжении всей жизни. Другой характерной чертой является умеренно высокий уровень физической активности, примерно в 1,7 раза превышающий базовую скорость метаболизма у мужчин. 16 Трое из четырех мужчин и женщин Китавана курят ежедневно.Инфекции, несчастные случаи, осложнения беременности и старение - самые частые причины смерти. Ожидаемая продолжительность жизни оценивается в 45 лет для новорожденных и 75 лет и старше в возрасте 50 лет. Средний возраст наступления менархе составляет 16 лет. 19

Клубни, фрукты, рыба и кокосовые орехи составляют основу рациона жителей Китавы. Западная еда практически не влияет на пищевые привычки в большинстве домашних хозяйств. Потребление молочных продуктов, алкоголя, кофе и чая было близко к нулю, а потребление масел, маргарина, злаков, сахара и соли было незначительным.Расчетное потребление углеводов было высоким, почти 70% дневной энергии, в то время как общее потребление жиров было низким (20% дневной энергии). Практически все пищевые углеводы поступали в виде клубней, фруктов и овощей с низким гликемическим индексом.

В течение 7 недель в 1990 году один из нас (S.L.) посетил все 494 дома в Китаве и провел общее медицинское обследование 1200 пациентов в возрасте 10 лет и старше, включая 300 пациентов в возрасте от 15 до 25 лет.Д-р Линдеберг - врач общей практики, формальное обучение которого включало выявление камедонических, папулопустулезных и конглобатных угрей. Как практикующий врач из Швеции, он регулярно осматривает европейских пациентов с акне от 1 до 4 степени.

Все субъекты были обследованы специально на кожные заболевания, включая угри. Однако обследования также были предназначены для выявления ряда других распространенных западных болезней. Субъекты обследовались при дневном свете на достаточно близком расстоянии, чтобы обнаружить прыщи или рубцы.У субъектов мужского пола исследовали лицо, грудь и спину, тогда как у субъектов женского пола исследовали только лицо и шею. Для классификации прыщей использовалась следующая система: степень 1, присутствуют комедоны (открытые или закрытые), присутствует небольшое количество папул; степень 2, присутствуют комедоны и папулы, присутствует небольшое количество пустул; степень 3, присутствуют комедоны, папулы и пустулы, присутствует небольшое количество узелков; и степень 4 - присутствуют комедоны, папулы, пустулы, узелки и кисты.

Ни одной папулы, пустулы или открытого комедона не наблюдалось во всей обследованной популяции (N = 1200).Хотя о закрытых комедонах не сообщалось, возможно, они присутствовали, но не были обнаружены. Единичные синяки, шрамы, папулы или пустулы инфекционного происхождения были довольно распространенными, включая тропические язвы, которые быстро заживали после лечения пенициллином V. Также встречался ряд внутримышечных абсцессов.

Ахе охотники-собиратели

Аче в восточном Парагвае были постоянными охотниками-собирателями и занимали территорию площадью 20 000 км 2 между реками Парагвай и Парана до контакта с западной цивилизацией в середине 1970-х годов.После контакта люди аче поселились небольшими общинами рядом с их традиционными кормовыми угодьями и теперь придерживаются смешанной экономики, связанной с охотой, собирательством и сельским хозяйством. Многие аспекты социоэкологии Аче были изучены за последние 20 лет. 20 -23

С конца 1970-х годов многочисленные свидетельства продемонстрировали, что контакт с западной цивилизацией не обязательно был полезен с точки зрения здоровья в целом. 22 За период контактов популяция аче уменьшилась на 30% в результате смертей, в первую очередь от инфекций дыхательных путей. Однако хронические заболевания, распространенные в городских сообществах (например, диабет, астма, гипертония и другие сердечно-сосудистые заболевания), по-прежнему отсутствуют или встречаются редко. 22 , 24

Диета аче включает дикие, собранные в пищу продукты, продукты местного производства и продукты западного происхождения, полученные из внешних источников.По энергии их рацион состоит из 69% культур, 17% диких животных, 8% западных продуктов, 3% домашнего мяса и 3% собранных лесных продуктов. 25 , 26 Культигены состоят в основном из сладкого маниока, за которым следуют арахис, кукуруза и рис, тогда как западные товары - это в основном макаронные изделия, мука, сахар, чай йерба и хлеб. 23

Население неоднократно обследовалось в течение 843 дней (с сентября 1997 г. по июнь 2001 г.), в частности на предмет акне и других кожных заболеваний и заболеваний.И. Уртадо, доктор медицины, врач общей практики Венесоланского института научных исследований, Каракас, Венесуэла, первоначально обследовал все 115 предметов. Формальное обучение д-ра Уртадо включало обнаружение и диагностику прыщей с использованием Международной конференции консенсуса по системе классификации прыщей 27 со следующими категориями: легкая , от нескольких до нескольких комедонов, папул и пустул, узелков; умеренная , от нескольких до многих комедонов, папул и пустул, от нескольких до нескольких узелков; и тяжелая , многочисленные комедоны, папулы и пустулы, множество узелков.Лицо, грудь, шея и спина всех испытуемых обследовались с близкого расстояния при ярком освещении.

Каждые 6 месяцев после первоначальной оценки идентичные последующие осмотры проводились 1 из 6 семейных врачей, которые также прошли формальную подготовку по обнаружению и распознаванию акне с использованием либо Международной конференции консенсуса по системе классификации акне 27 , либо В выборке Китаван использовалась 4-х уровневая классификационная схема.Все субъекты регулярно обследовались медицинским работником на предмет каких-либо проблем со здоровьем, и все недуги регистрировались в журнале, включая сыпь, кожные инфекции и другие дерматологические расстройства. Один из нас (M.H.) собрал все медицинские данные за период наблюдения, включая дерматологические данные, использованные в настоящем исследовании. За период наблюдения в выборку вошли в среднем 115 человек (59 мужчин и женщин от 16 лет и старше и 58 мальчиков и девочек до 16 лет), в том числе 15 человек в возрасте от 15 до 25 лет.

Ни одного случая активного вульгарного акне (легкой, средней или тяжелой 27 или степени от 1 до 4) не наблюдалось у всех 115 субъектов в течение 843-дневного периода исследования любым из 7 врачей, проводивших обследование. У одного 18-летнего мужчины были шрамы от прыщей. Ни одной папулы, пустулы или открытого комедона не наблюдалось во всей популяции. Хотя о закрытых комедонах не сообщалось, вполне возможно, что они могли присутствовать и остаться незамеченными.Как и в случае с образцом Китавы, кожные инфекции и внутримышечные абсцессы были обычным явлением и хорошо поддавались лечению антибиотиками, такими как эритромицин и тетрациклин.

Генетические и экологические аспекты

Из 300 китаванцев, подверженных наибольшему риску развития акне (в возрасте 15-25 лет), не наблюдалось ни одного случая акне.В аналогичном западном населении некоторая степень угревой сыпи на лице будет обнаружена по крайней мере у 120 человек. 2 , 4 -6 В западных странах развитие акне имеет наследственные и экологические компоненты. Семейные исследования показали, что наследственные факторы важны для определения предрасположенности к акне, 28 , тогда как исследования близнецов показали, что, хотя секреция кожного сала находится под генетическим контролем, развитие клинических поражений модифицируется факторами окружающей среды. 29

Ясно, что нельзя исключить генетическую предрасположенность к акне при интерпретации наших наблюдений. Однако маловероятно, что эффективное отсутствие прыщей у народов Китавана и Аче было полностью результатом генетической устойчивости к акне, поскольку другие южноамериканские индейцы 10 и жители островов Тихого океана 30 , этническое происхождение которых схоже с этническим происхождением аче и китаванцев, но у тех, кто живет в более западных условиях, уровень заболеваемости акне значительно выше, чем у тех, о которых мы сообщаем.Следовательно, наши наблюдения наводят на мысль, что элементы, общие для окружающей среды Аче и Китавана, но не присутствующие в западных условиях, могут действовать вместе с генетическими факторами, предотвращая появление прыщей.

Предположительная этиология обыкновенных угрей

Угри, как хорошо известно, возникают в результате взаимодействия трех факторов: (1) гиперкератинизация и обструкция сальных фолликулов, вызванная аномальной десквамацией фолликулярного эпителия; (2) усиление выработки кожного сала, вызванное андрогенами; и (3) колонизация фолликула Propionibacterium acnes, , которая вызывает воспаление. 31 , 32 Конечный механизм, ответственный за факторы 1 и 2, не совсем понятен. 32 , 33 Вероятно, что любой элемент окружающей среды, лежащий в основе развития акне, должен действовать посредством модуляции известных непосредственных или конечных (генетических) причин.

Диета и гиперинсулинемия

Хотя диета нечасто считается этиологическим фактором развития акне, 34 она представляет собой хорошо известный фактор при острой 35 и хронической 36 , 37 гиперинсулинемии.Недавние данные продемонстрировали, что гормональный каскад, запускаемый гиперинсулинемией, вызванной диетой, вызывает эндокринный ответ, который одновременно способствует нерегулируемому росту тканей и усилению синтеза андрогенов. Следовательно, диеты с гиперинсулинемией могут представлять собой ранее неизвестный фактор окружающей среды в развитии акне через их влияние на рост фолликулярного эпителия и кератинизацию, а также на опосредованную андрогенами секрецию кожного сала.

Гиперинсулинемия и свободные igf-1 и igfbp-3

Хроническая и острая гиперинсулинемия запускают гормональный каскад, который способствует нерегулируемому росту тканей, одновременно повышая уровни свободного инсулиноподобного фактора роста 1 (IGF-1) и снижая уровни белка 3, связывающего инсулиноподобный фактор роста (IGFBP-3). 38 -41 Поскольку свободный IGF-1 является мощным митогеном практически для всех тканей организма, 42 повышенные концентрации свободного IGF-1 имеют высокий потенциал для стимуляции роста во всех тканях, включая фолликул.

В поддержку идеи о том, что вызванное инсулином повышение уровней свободного IGF-1 может способствовать появлению акне посредством гиперкератинизации, приводятся данные, показывающие, что IGF-1 необходим для пролиферации кератиноцитов у людей 43 , а у трансгенных мышей - сверхэкспрессия IGF-1. приводит к гиперкератозу и гиперплазии эпидермиса. 44 Кроме того, женщины с акне в подростковом возрасте поддерживают повышенные сывороточные концентрации IGF-1 45 и обладают легкой инсулинорезистентностью. 46

Снижение уровней IGFBP-3, стимулируемое повышенными уровнями инсулина в сыворотке 38 , 39 или острым приемом углеводов с высокой гликемической нагрузкой 47 , также может способствовать нерегулируемой пролиферации клеток в фолликуле. В нокаутных клетках мышей, лишенных рецептора IGF, IGFBP-3 действует как фактор ингибирования роста. 48 Соответственно, IGFBP-3 ингибирует рост, предотвращая связывание IGF-1 с его рецептором. Гиперинсулинемия косвенно увеличивает количество рецепторов эпидермального фактора роста за счет повышения уровней неэтерифицированных жирных кислот в плазме, 49 , а также индуцирует продукцию трансформирующего фактора роста β1. 50 Повышенные концентрации этих цитокинов подавляют локализованный синтез IGFBP-3 кератиноцитами, тем самым увеличивая доступность свободного IGF-1 для его рецепторов кератиноцитов, 51 , что, в свою очередь, способствует пролиферации кератиноцитов.Следовательно, гиперкератинизация сальных фолликулов может быть синергетическим результатом повышения уровней свободного IGF-1 и / или снижения концентраций IGFBP-3.

Igfbp-3 и рецепторы ретиноидов

Инсулино-опосредованное снижение уровней IGFBP-3 может дополнительно способствовать нерегулируемому росту фолликулов, влияя на ядерный ретиноидный сигнальный путь.Ретиноиды - это натуральные и синтетические аналоги витамина А, которые подавляют пролиферацию клеток и способствуют апоптозу. 52 Природные ретиноиды организма ( транс ретиноевой кислоты и 9- цис -ретиноевой кислоты) действуют путем связывания двух семейств ядерных рецепторов: рецепторов ретиноевой кислоты (RAR) и ретиноидных рецепторов X (RXR). Ретиноидные рецепторы, в свою очередь, активируют транскрипцию генов, связываясь в виде гетеродимеров RAR-RXR или гомодимеров RXR-RXR с элементами ответа ретиноевой кислоты, расположенными в промоторных областях генов-мишеней, функция которых заключается в ограничении роста во многих типах клеток. 53

Белок 3, связывающий инсулиноподобный фактор роста, является лигандом для ядерного рецептора RXRα и усиливает передачу сигналов, опосредованную гомодимером RXR-RXR. 54 Исследования на грызунах с нокаутом показывают, что ген RXRα необходим для действия двух лигандов эндогенной ретиноевой кислоты ( транс--ретиноевой кислоты и 9- цис--ретиноевой кислоты), 55 , 56 и Агонисты RXRα и IGFBP-3 ингибируют рост многих клеточных линий. 57 Кроме того, RXRα является основным рецептором RXR в коже. 58 Следовательно, низкие уровни IGFBP-3 в плазме, вызванные гиперинсулинемией, могут снизить эффективность естественных ретиноидов организма по активации генов, которые обычно ограничивают пролиферацию фолликулярных клеток.

Гиперинсулинемия, igf-1, андрогенез и выработка кожного сала

Производство кожного сала, необходимого для развития угрей, 32 стимулируется андрогенами. 31 , 32 Следовательно, гиперинсулинемия может способствовать развитию угрей благодаря своему хорошо известному андрогенному эффекту. Инсулин и IGF-1 стимулируют синтез андрогенов в тканях яичников 59 , 60 и яичек 61 , 62 . Кроме того, инсулин и IGF-1 подавляют синтез в печени глобулина, связывающего половые гормоны (SHBG), 63 , 64 , тем самым увеличивая биодоступность циркулирующих андрогенов для тканей. Поперечные исследования демонстрируют обратную взаимосвязь между сывороточным SHBG и инсулином 65 и IGF-1. 66 -68 Кроме того, выработка кожного сала стимулируется не только андрогенами, 31 , 32 , но также инсулином 69 и IGF-1. 70 Прямые инъекции рекомбинантного IGF-1 человеку вызывают андрогенез и акне. 71 Более высокие концентрации андрогенов в сыворотке, 72 инсулина, 45 и IGF-1 46 концентрации связаны с наличием прыщей у женщин. Взятые вместе, эти данные предполагают, что эндокринный каскад, вызванный гиперинсулинемией, усиливает синтез кожного сала и развитие угрей.

Синдром поликистозных яичников

Угри - характерная особенность пациентов с синдромом поликистозных яичников, которые также часто являются гиперинсулинемическими, инсулинорезистентными и гиперандрогенными. 73 У этих пациентов обычно сохраняются повышенные сывороточные концентрации андрогенов и IGF-1 и более низкие концентрации SHBG. 73 -75 Уровни андрогенов можно снизить, а симптомы заболевания облегчить путем улучшения чувствительности к инсулину за счет снижения веса 76 или использования фармацевтических препаратов, таких как метформин 77 , которые улучшают метаболизм инсулина. Многочисленные исследования 78 -80 показали, что толбутамид, антигипергликемический препарат, подобный метформину, терапевтически эффективен при лечении угрей.

Особенности питания и инсулинорезистентность в незападных обществах

Диеты Аче и Китаван состоят из минимально обработанной растительной и животной пищи и практически лишены типичных западных углеводов, которые приводят к высоким гликемическим нагрузкам, которые могут резко 35 или хронически 36 , 37 повышать уровень инсулина (Таблица 1 ).Недавно окультурившиеся популяции охотников-собирателей, перешедшие на западную диету, часто страдают гиперинсулинемией и инсулинорезистентностью и имеют высокий уровень диабета 2 типа, 81 , 82 , тогда как охотники-собиратели и менее вестернизированные группы населения, живущие в своей родной среде, редко проявляют эти симптомы. , 83 -85 включая другие неаккультурируемые племена южноамериканских индейцев. 86 Ни у жителей острова Китаван, ни у охотников-собирателей аче не проявляются классические симптомы инсулинорезистентности.Китаванцы не имеют избыточного веса или гипертонии, 14 , 15 , и они поддерживают низкие концентрации инсулина в сыворотке крови, 16 ингибитор активатора плазминогена 1, 17 и лептин, 18 , которые являются индикаторами высокой чувствительности к инсулину.

Гликемическая масса рафинированных и нерафинированных традиционных продуктов питания западных стран *

Диетические вмешательства с использованием углеводов с низким гликемическим индексом могут иметь терапевтический потенциал при лечении акне из-за положительного эндокринного эффекта этих диет.Диеты с низким гликемическим индексом связаны со снижением риска диабета 2 типа, 87 , а диетические вмешательства с использованием углеводов с низким гликемическим индексом улучшают чувствительность к инсулину. 88 Кроме того, крупномасштабное вмешательство 89 продемонстрировало, что диеты, богатые продуктами с низкой гликемической нагрузкой, снижают уровень тестостерона в сыворотке и глюкозы натощак, улучшая метаболизм инсулина и повышая концентрацию SHBG. 89 Эти эндокринные изменения согласуются с изменениями, которые, как известно, способствуют нормальной пролиферации фолликулярных клеток и уменьшают выработку кожного сала.Возможно, что диеты с низким гликемическим индексом могут иметь терапевтический потенциал в уменьшении симптомов акне, болезни, практически неизвестной жителям аче и китаванцев.

Принята к публикации 16 марта 2002 г.

Автор, ответственный за переписку: Лорен Кордейн, доктор философии, Департамент здравоохранения и физических упражнений, Государственный университет Колорадо, Форт-Коллинз, Колорадо 80523 (электронная почта: [email protected]).

1.белый GM Последние результаты эпидемиологических данных, классификации и подтипов вульгарных угрей. J Am Acad Dermatol. 1998; 39 (2, пт 3) S34- S37Google ScholarCrossref 2. Гулден VStables GICunliffe WJ Распространенность прыщей на лице у взрослых. J Am Acad Dermatol. 1999; 41577-580Google Scholar3.Cunliffe WJGould DJ. Распространенность вульгарных угрей на лице в позднем подростковом возрасте и у взрослых. BMJ. 1979; 11109–1110Google ScholarCrossref 4.Радемейкер MGarioch JJSimpson NB Акне у школьников: дерматологов больше не беспокоит. BMJ. 1989; 2981217-1219Google ScholarCrossref 5.Kilkenny MMerlin KPlunkett AMarks R Распространенность обычных кожных заболеваний у школьников Австралии, III: обыкновенные угри. Br J Dermatol. 1998; 139840-845Google ScholarCrossref 6.Lello JPearl AArroll BYallop JBirchall Н.М. Распространенность вульгарных угрей у старшеклассников Окленда. N Z Med J. 1995; 108287-289Google Scholar8.Steiner Вскрытия трупов на Окинаве: анатомические и патологические наблюдения. Arch Pathol. 1946; 42359-380Google Scholar9.Bechelli LMHaddad NPimenta WP и другие. Эпидемиологическое обследование кожных заболеваний у школьников, проживающих в Долине Пурус (штат Акко, Амазония, Бразилия). Dermatologica. 1981; 16378-93Google ScholarCrossref 10.Freyre EARebaza RMSami DALozada CP Распространенность лицевых прыщей у перуанских подростков и ее связь с их этнической принадлежностью. J Здоровье подростков. 1998; 22480-484Google ScholarCrossref 11.Park RG Возрастное распределение распространенных кожных заболеваний у банту в Претории, Трансвааль. Br J Dermatol. 1968; 80758-761Google ScholarCrossref 12.Findlay GH Возрастная частота распространенных кожных заболеваний у белого населения Трансвааля. Br J Dermatol. 1967; 79538-542Google ScholarCrossref 13.Cunliffe WJCotterill Ю.А. Угри: клиника, патогенез и лечение.Ладья Aed. Основные проблемы дерматологии Филадельфия, Пенсильвания WB Saunders Co1975; 13–14Google Scholar14.Lindeberg SLundh B Очевидное отсутствие инсульта и ишемической болезни сердца на традиционном меланезийском острове: клиническое исследование в Китаве. J Intern Med. 1993; 233269-275 Google ScholarCrossref 15. Линдеберг Снильссон-Эле PTerént AVessby BScherstén B. Факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний в меланезийском населении, очевидно, не страдающем инсультом и ишемической болезнью сердца: исследование Китава. J Intern Med. 1994; 236331-340Google ScholarCrossref 16. Lindeberg SEliasson MLindahl Бахрен B Низкий уровень инсулина в сыворотке у традиционных жителей островов Тихого океана: исследование Китава. Метаболизм. 1999; 481216-1219Google ScholarCrossref 17.Lindeberg SBerntorp ECarlsson REliasson MMarckmann P Гемостатические переменные у жителей островов Тихого океана, по-видимому, не страдающих инсультом и ишемической болезнью сердца. Thromb Haemost., 1997; 7794-98, Google Scholar, 18, Линдеберг. С.С. Содерберг Сахрен BOlsson T Большие различия в уровнях лептина в сыворотке крови между незападными и западными популяциями: исследование Китава. J Intern Med. 2001; 249553-558Google ScholarCrossref 19.Schiefenhövel WBell-Krannhals I Wer teilt, hat teil an der macht: Systeme der yams-vergabe auf den Trobriand Inseln, Папуа-Неугвина. Mitt Anthropol Gesell Wien. 1986; 11619-39.Хоукс К.Каплан HHill Куртадо М. Аче в поселении: контрасты между земледелием и собирательством. Hum Ecol. 1987; 15133-161Google ScholarCrossref 21.Hurtado AMHill К.Каплан Хуртадо I Компромисс между добычей пищи самками и уходом за детьми среди собирателей Хиви и Аче. Hum Nature. 1992; 3185-216Google ScholarCrossref 22.

Hill Куртадо AM История жизни аче: экология и демография собирателей .Нью-Йорк, Нью-Йорк Алдин де Грюйтер 1996;

23.Гурвен Маллен-Араве WHill Куртадо AM «Это прекрасная жизнь»: свидетельство щедрости аче Парагвая. Evol Hum Behav. 2000; 21263-282Google ScholarCrossref 24.Hurtado AMHill KRRosenblatt WBender JScharmen T Продольное исследование исходов туберкулеза среди иммунологически наивных уроженцев Аче из Парагвая. Am J Phys Anthropol. В печати Google Scholar 25.

Макмиллан G Ache Жилое группирование и поиск пищи в обществе [диссертация]. Университет Альбукерке Нью-Мексико, 2001 год;

26. Каплан HHill KLancaster JHurtado А.М. Эволюция интеллекта и история жизни человека. Evol Anthropol. 2000; 9156-184Google ScholarCrossref 27.Pochi Пешалита А. Р. Штраус JS и другие. Отчет Консенсусной конференции по классификации акне: Вашингтон, округ Колумбия, 24 и 25 марта 1990 г. J Am Acad Dermatol. 1991; 24495-500Google ScholarCrossref 28. Goulden VMcGeown CHCunliffe WJ Семейный риск появления прыщей у взрослых: сравнение между родственниками первой степени родства затронутых и незатронутых людей. Br J Dermatol. 1999; 141297-300Google ScholarCrossref 29.Walton SWyat EHCunliffe WJ Генетический контроль выделения кожного сала и прыщей: двойное исследование. Br J Dermatol. 1989; 121144-145Google ScholarCrossref 30.Флейшер А.Б.Фельдман SRBradham Услуги врача в офисе DD, предоставляемые дерматологами в США в 1990 году. J Invest Dermatol. 1994; 10293-97Google ScholarCrossref 31.Eichenfield Л.Ф.Лейден JJ Acne: современные концепции патогенеза и подход к рациональному лечению. Педиатр. 1991; 18218-223 Google Scholar 34. Зеленый JSinclair RD Восприятие вульгарных угрей в ответах на письменные экзамены студентов-медиков последнего года обучения. Australas J Dermatol. 2001; 4298-101Google ScholarCrossref 35.Holt SABrand Miller JCPetocz P Индекс инсулина продуктов питания: потребность в инсулине, вызванная порциями обычных продуктов питания по 100 кДж. Am J Clin Nutr. 1997; 661264-1276Google Scholar36.Daly MEVale CWalker Мальберти KGMathers JC Диетические углеводы и чувствительность к инсулину: обзор доказательств и клинических последствий. Am J Clin Nutr. 1997; 661072-1085Google Scholar 37.Zammit VAWaterman IJTopping DMcKay G Инсулиновая стимуляция секреции триацилглицерина в печени и этиология инсулинорезистентности. J Nutr. 2001; 1312074-2077Google Scholar38.Nam SYLee EJKim KR и другие. Влияние ожирения на общий и свободный инсулиноподобный фактор роста (IGF) -1 и их связь с IGF-связывающим белком (BP) -1, IGFBP-2, IGFBP-3, инсулином и гормоном роста. Int J Obes Relat Metab Disord. 1997; 21355-359Google ScholarCrossref 39. Attia NTamborlane WVHeptulla р и другие. Метаболический синдром и регуляция инсулиноподобного фактора роста I при подростковом ожирении. J Clin Endocrinol Metab. 1998; 831467-1471Google Scholar 40.Brismar KFernqvist-Forbes EWahren JHall K Влияние инсулина на выработку печенью инсулиноподобного белка, связывающего фактор роста-1 (IGFBP-1), IGFBP-3 и IGF-1 при инсулинозависимом диабете. J Clin Endocrinol Metab. 1994; 79872-878Google Scholar41.Holly JMP Физиологическая роль IGFBP-1. Acta Endocrinol. , 1991; 12455-62, Google Scholar, 42. Ферри. RJCerri RWCohen P Белки, связывающие инсулиноподобный фактор роста: новые белки, новые функции. Horm Res. 1999; 5153-67Google ScholarCrossref 43.Rudman С.М.Филпотт MPThomas Г.А.Кили T Роль IGF-I в коже человека и ее придатках: морфоген, а также митоген? J Invest Dermatol. 1997; 109770-777Google ScholarCrossref 44.Bol KKKiguchi KGimenez-Conti IRupp TDiGiovanni J Сверхэкспрессия инсулиноподобного фактора роста-1 вызывает гиперплазию, кожные аномалии и спонтанное образование опухолей у трансгенных мышей. Онкоген. 1997; 141725-1734Google ScholarCrossref 45. Aizawa HNiimura M Повышенный уровень инсулиноподобного фактора роста I (IGF-1) в сыворотке крови у женщин с акне в подростковом возрасте. J Dermatol. 1995; 22249-252Google Scholar46.Aizawa HNiimura M Умеренная инсулинорезистентность во время перорального теста на толерантность к глюкозе (OGTT) у женщин с акне. J Dermatol. 1996; 23526-529 Google Scholar47.

Лю VR Гликемический индекс и система инсулиноподобных факторов роста [диплом с отличием]. Сидней, Австралия, Отделение питания человека, Департамент биохимии, Сиднейский университет, 2000;

48. Валентини BBhala ADeAngelis TBaserga RCohen P Белок-3, связывающий человеческий инсулиноподобный фактор роста (IGF), ингибирует рост фибробластов с целевым разрушением гена рецептора IGF-I. Мол эндокринол. 1995; 9361-367Google Scholar 49.Vacaresse NLajoie-Mazenc IAuge N и другие. Активация пути рецептора эпителиального фактора роста ненасыщенными жирными кислотами. Circ Res. 1999; 85892-899Google ScholarCrossref 50.Schleicher ЭД Вайгерт C Роль пути биосинтеза гексозамина в диабетической нефропатии. Kidney Int Suppl. 2000; 77S13- S18Google ScholarCrossref 51. Эдмондсон SRMurashita MMRusso VCWraight CJWerther GA Экспрессия белка-3, связывающего инсулиноподобный фактор роста (IGFBP-3) в кератиноцитах человека, регулируется EGF и TGFβ1. J. Cell Physiol. 1999; 179201-207Google ScholarCrossref 53.Yang QMori IShan L и другие. Биаллельная инактивация гена рецептора В2 ретиноевой кислоты путем эпигенетического изменения при раке молочной железы. Am J Pathol. 2001; 158299-303Google ScholarCrossref 54.Liu BLee HYWeinzimer SA и другие. Прямое функциональное взаимодействие между белком-3, связывающим инсулиноподобный фактор роста, и ретионоидным X-рецептором-альфа регулирует передачу сигналов транскрипции и апоптоз. J. Biol Chem. 2000; 27533607-33613Google ScholarCrossref 55. Wendling OChambon PMark M Рецепторы ретиноидов X необходимы для раннего развития мышей и плацентогенеза. Proc Natl Acad Sci U S A. 1999; 96547-551Google ScholarCrossref 56.Chiba HClifford Дж. Метцгер DChambon P Отдельные гетеродимеры рецептора ретиноида Х-рецептора ретиноевой кислоты по-разному участвуют в контроле экспрессии генов-мишеней ретиноидов в клетках эмбриональной карциномы F9. Mol Cell Biol. 1997; 173013-3020Google Scholar 57. Grimberg ACohen P Роль инсулиноподобных факторов роста и их связывающих белков в контроле роста и канцерогенезе. J. Cell Physiol. 2000; 1831- 9Google ScholarCrossref 58.Thacher С.М.Васудеван Дж. Чандраратна Р.А. Терапевтические применения лигандов ретиноидных рецепторов. Curr Pharm Des. 2000; 625-58Google ScholarCrossref 59.Barbieri RLSmith Срян KJ Роль гиперинсулинемии в патогенезе гиперандрогении яичников. Fertil Steril. 1988; 50197-212Google Scholar 60.Cara JF. Инсулиноподобные факторы роста, белки, связывающие инсулиноподобный фактор роста, и выработка андрогенов яичниками. Horm Res. 1994; 4249-54Google ScholarCrossref 61, Бебакар WMHonour JWFoster DLiu YLJacobs HS Регулирование функции яичек инсулином и трансформирующим фактором роста бета. Стероиды. 1990; 55266-270Google ScholarCrossref 62.De Mellow JSHandelsman DJBaxter RC Кратковременное воздействие инсулиноподобных факторов роста стимулирует выработку тестостерона интерстициальными клетками яичек. Acta Endocrinol. 1987; 115483-489Google Scholar63.Crave JCLejeune HBrebant CBaret CPugeat M Дифференциальные эффекты инсулина и инсулиноподобного фактора роста I на продукцию плазменных стероид-связывающих глобулинов клетками гепатобластомы человека (Hep G2). J Clin Endocrinol Metab. 1995; 801283-1289Google Scholar 64.Singh А.Гамильтон-Фэрли Д.Койстинен р и другие. Влияние инсулиноподобного фактора роста типа I (IGF-I) и инсулина на секрецию глобулина, связывающего половые гормоны, и связывающего IGF-I белка (IBP-I) клетками гепатомы человека. J Endocrinol. 1990; 124R1- R3Google ScholarCrossref 65.Pugeat MCrave JCElmidani M и другие. Патофизиология глобулина, связывающего половые гормоны (ГСПГ): отношение к инсулину. J Стероид Biochem Mol Biol. 1991; 40841-849Google ScholarCrossref 66.Vermeulen А. К.ауфман Дж. М. Джагулли В.А. Влияние некоторых биологических показателей на уровни глобулина и андрогенов, связывающих половые гормоны, у стареющих или страдающих ожирением мужчин. J Clin Endocrinol Metab. 1996; 811821-1826Google Scholar 67.Pfeilschifter JScheidt-Nave CLeidig-Bruckner г и другие. Взаимосвязь между компонентами циркулирующего инсулиноподобного фактора роста и половыми гормонами в популяционной выборке мужчин и женщин в возрасте от 50 до 80 лет. J Clin Endocrinol Metab. 1996; 812534-2540Google Scholar 68.Erfurth Э.М.Хагмар ЛЕСааф MHall K Уровни в сыворотке инсулиноподобного фактора роста I и белка, связывающего инсулиноподобный фактор роста 1, коррелируют с уровнями свободного тестостерона и глобулина, связывающего половые гормоны, у здоровых мужчин молодого и среднего возраста. Clin Endocrinol (Oxf). 1996; 44659-664Google ScholarCrossref 69.Zouboulis CCXia LAkamatsu ЧАС и другие. Модель культуры себоцитов человека позволяет по-новому взглянуть на развитие себореи и угрей и управление ими. Дерматология. 1998; 19621-31Google ScholarCrossref 70.Deplewski DRosenfield RL Гормон роста и инсулиноподобные факторы роста по-разному влияют на рост и дифференцировку сальных клеток. Эндокринология. 1999; 1404089-4094Google Scholar 71.Klinger Банин SSilbergeld АЭшет RLaron Z Развитие гиперандрогении во время лечения инсулиноподобным фактором гормона роста-I (IGF-I) у пациенток с синдромом Ларона. Clin Endocrinol (Oxf). 1998; 4881-87Google ScholarCrossref 72.Thiboutot DGilliland KLight JLookingbill D Метаболизм андрогенов в сальных железах у пациентов с акне и без них. Arch Dermatol. 1999; 1351041-1045Google Scholar 73.Falsetti LEleftheriou G Гиперинсулинемия при синдроме поликистозных яичников: клиническое эндокринно-эхографическое исследование у 240 пациентов. Gynecol Endocrinol. 1996; 10319-326Google ScholarCrossref 74.Nestler JE Инсулиновая регуляция андрогенов яичников человека. Hum Reprod. 1997; 12 (приложение 1) 53-62Google ScholarCrossref 75. Тьерри ван Дессель HJLee PDFaessen GFauser BCGiudice LC Повышенные уровни свободного инсулиноподобного фактора роста I в сыворотке крови при синдроме поликистозных яичников. J Clin Endocrinol Metab. 1999; 843030-3035Google Scholar76.Pasquali RCasimirri FVicennati V Контроль веса и его благотворное влияние на фертильность у женщин с ожирением и синдромом поликистозных яичников. Hum Reprod. 1997; 12 (приложение 1) 82-87Google ScholarCrossref 77.Ehrmann DA Инсулинснижающие терапевтические возможности при синдроме поликистозных яичников. Endocrinol Metab Clin North Am. 1999; 28423- 438Google ScholarCrossref 78.Коэн JLCohen А.Д. Пустулезные угри, стафилодермия и их лечение толбутамидом. CMAJ. 1959; 80629-632Google Scholar 80.Singh IGaind MLJayram D Толбутамид в лечении кожных заболеваний. Br J Dermatol. 1961; 73362-366Google ScholarCrossref 81 Даниэль MRowley KGMcDermott RMylvaganam AO'Dea K Заболеваемость диабетом среди австралийских аборигенов: последующее 8-летнее исследование. Уход за диабетом. 1999; 221993-1998Google ScholarCrossref 82.Ebbesson SOSchraer CDRisica ВЕЧЕРА и другие. Диабет и нарушение толерантности к глюкозе в трех популяциях эскимосов Аляски: Проект Аляска-Сибирь. Уход за диабетом. 1998; 21563-569Google ScholarCrossref 83.Merimee TJRimoin DLCавалли-Сфорца LL Метаболические исследования у африканских пигмеев. J Clin Invest. 1972; 51395-401Google ScholarCrossref 84.O'Dea K Заметное улучшение углеводного и липидного обмена у австралийских аборигенов с диабетом после временного возврата к традиционному образу жизни. Диабет. 1984; 33596-603Google ScholarCrossref 86.Spielman RSFajans SSNeel JVPek SFloyd JCOliver WJ Толерантность к глюкозе у двух неаккультурных индейских племен Бразилии. Diabetologia. 1982; 2390-93Google ScholarCrossref 87.Salmeron JAscherio ARimm EB и другие. Пищевые волокна, гликемическая нагрузка и риск NIDDM у мужчин. Уход за диабетом. 1997; 20545-550Google ScholarCrossref 88.Frost GLeeds ATrew GMargara RDornhorst Чувствительность к инсулину у женщин с риском ишемической болезни сердца и последствия диеты с низким гликемическим индексом. Метаболизм. 1998; 471245-1251Google ScholarCrossref 89.Berrino Ф.Беллати CSecreto г и другие. Снижение биодоступности половых гормонов за счет всестороннего изменения диеты: рандомизированное исследование диеты и андрогенов (DIANA). Эпидемиологические биомаркеры рака Пред. 2001; 1025-33Google Scholar

Эффект социального заражения от употребления марихуаны среди подростков

Абстрактные

Фон

Исследование употребления психоактивных веществ подростками неизменно выявляет тесную взаимосвязь между поведением подростков и поведением их сверстников.Однако влияние сверстников трудно оценить, и причинно-следственные интерпретации следует проводить с осторожностью, поскольку люди в большинстве случаев выбирают, с кем связываться. В этой статье мы стремимся эмпирически количественно оценить причинную роль социальных сетей сверстников в объяснении употребления марихуаны подростками.

Методы и результаты

Используя данные национальной репрезентативной выборки подростков, мы используем многомерную структурную модель с фиксированными эффектами на уровне школы, чтобы учесть проблемы, связанные с контекстными эффектами, коррелированными эффектами и выбором сверстников, чтобы устранить потенциальные искажения в оценках влияния сверстников.Наши показатели по группе сверстников основаны не только на кандидатуре близких друзей (N = 6 377), но и на основе одноклассников (N = 19 335). Использование марихуаны в группах сверстников было построено на основе собственных отчетов сверстников об их потреблении марихуаны. Контролируя характеристики родительского уровня и другие демографические параметры, мы обнаруживаем, что увеличение на 10% доли близких друзей и одноклассников, употребляющих марихуану, увеличивает вероятность того, что человек решит употреблять марихуану, на 5%.

Заключение

Наши результаты показывают, что влияние сверстников являются важными детерминантами употребления марихуаны даже после учета потенциальных предубеждений. важность влияния сверстников.Эффективная политика, направленная на сокращение употребления марихуаны среди подростков, должна учитывать эти значительные эффекты сверстников.

Образец цитирования: Али М.М., Амиальчук А., Дуайер Д.С. (2011) Эффект социального заражения от употребления марихуаны среди подростков. PLoS ONE 6 (1): e16183. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0016183

Редактор: Доминик Хартл, Университет Людвига-Максимилиана, Мюнхен, Германия

Поступила: 7 августа 2010 г .; Принято: 15 декабря 2010 г .; Опубликовано: , 10 января 2011 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями декларации Creative Commons Public Domain, которая предусматривает, что после размещения в общественном достоянии эта работа может быть свободно воспроизведена, распространена, передана, модифицированы, созданы на основе или иным образом использованы кем-либо в законных целях.

Финансирование: У этих авторов нет поддержки или финансирования, чтобы сообщить о них.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Введение

Потребление нелегальных наркотиков среди подростков является серьезной проблемой общественного здравоохранения в Соединенных Штатах [1], [2]. Исследование Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC), проведенное в 2009 году, показало, что около 10% всех опрошенных молодых людей сообщают об употреблении запрещенных наркотиков в возрасте до 13 лет, причем марихуана является наиболее распространенным видом запрещенных веществ, которыми злоупотребляют.Кроме того, среди учащихся средних и старших классов наблюдается тенденция к более раннему началу употребления наркотиков [3]. Помимо того, что употребление наркотиков связано с плохими исходами, такими как заболевания печени, заболевания легких, нейропсихологический дефицит и повышенное обращение за медицинской помощью [4], употребление наркотиков подростками также связано с рискованным поведением, таким как насилие, правонарушения, самоубийства, незащищенный секс и другое антиобщественное поведение [ 1].

Исследование употребления психоактивных веществ подростками неизменно выявляет тесную взаимосвязь между поведением подростков и поведением их сверстников [5] - [10].С точки зрения политики, потенциальное существование и величина эффектов социальных сетей представляют интерес, поскольку «эффекты сверстников могут способствовать усилению эффектов вмешательств» [11]. Однако влияние сверстников трудно оценить, и причинно-следственные интерпретации следует проводить с осторожностью, поскольку люди в большинстве случаев выбирают, с кем связываться [12]. Другими словами, оценки без учета выбора сверстников не могут точно определить, изменяется ли поведенческий выбор индивида каким-либо образом в зависимости от поведения контрольной группы [13].Отбор сверстников подразумевает, что корреляция в поведении может быть объяснена сходством между людьми, тогда как влияние сверстников подразумевает, что корреляция обусловлена ​​поведением сверстников. Отделение влияния сверстников от ложных ненаблюдаемых факторов, связанных с отбором сверстников [7], важно, если мы хотим точно предсказать успех политики, направленной на сокращение употребления наркотиков среди подростков. Таким образом, если существуют общие основные атрибуты отдельных лиц в группе сверстников, которые определяют поведение больше, чем влияние сверстников, политика, направленная на использование влияния сверстников, может не реализовать желаемых эффектов [9], [10].

Основываясь на существующей литературе о влиянии сверстников, мы расширяем наш анализ, эмпирически определяя роль социальной сети сверстников для объяснения поведения подростков, связанного с употреблением марихуаны (наиболее распространенный тип употребления запрещенных наркотиков). Наши оценки сверстников основаны не только на выдвижении близких друзей, но и на одноклассниках в рамках класса. Это позволяет нам выявить различия в эффектах, которые могут оказывать разные составы контрольных групп. Также важно отметить, что наша вторая референтная группа не основана на выборочной сортировке сверстников [5] и может быть более актуальной для целей политики, поскольку большинство вмешательств (например, программа DARE), направленных на снижение рискованного поведения подростков, осуществляется в школьный уровень.Далее мы реализуем двухэтапные подходы к моделированию методом наименьших квадратов с фиксированными эффектами на уровне школы, чтобы удалить потенциальные искажения из оценок сверстников и дать им причинную интерпретацию.

Оценка социальных сетей

Стандартная линейная регрессия с использованием среднего одновременного измерения по контрольной группе (например, по уровню школы, по месту работы или по ближайшим друзьям, идентифицированным отдельными людьми) в качестве заместителя для социальных взаимодействий, легко оценить. Однако у таких показателей сетей сверстников или социальных взаимодействий есть немало проблем с интерпретацией [13].Согласно Мански (1993) [13], значительный эффект индикатора сверстников может быть следствием трех различных интерпретаций. Хотя могут быть небольшие различия, определение эффективных политик будет зависеть от того, что является движущей силой значительного эффекта коллег. Три интерпретации, которые предлагает Мански (1993) [13], следующие:

а. Эндогенный эффект.

Этот эффект возникает, когда индивидуальное поведение реагирует на поведение других в их контрольной группе.Например, человек с большей вероятностью будет употреблять марихуану, если среди контрольной группы высокий уровень употребления марихуаны, потому что участие друзей в такой деятельности может развить социальную норму, которая может вынудить человека употреблять наркотики, чтобы соответствовать своему вкусу. коллега [14]. Влияние исходит от поведения самих сверстников - и их поведение влияет друг на друга. В этом случае нацеливание на изменение поведения человека было бы эффективной политикой - и имело бы мультипликационный эффект.Таким образом, даже если только некоторые из людей будут участвовать в вмешательстве, влияние будет распространяться на их коллег.

г. Экзогенный или контекстный эффект.

Это происходит, когда индивидуальное поведение реагирует на экзогенные характеристики контрольной группы. Например, предположим, что среди взрослого населения в сообществе высок уровень злоупотребления психоактивными веществами, и доминирующее влияние на употребление наркотиков сверстниками оказывает злоупотребление психоактивными веществами со стороны родителей (могут существовать другие общие родительские факторы, которые вызывают злоупотребление психоактивными веществами, помимо злоупотребления психоактивными веществами, но оно используется как ключевой пример).Распространение происходит даже у людей, родители которых не злоупотребляют психоактивными веществами, так что эффект сверстников превалирует над любым родительским эффектом. Но нацеливание только на подростков не приведет к корню проблемы и не будет иметь эффекта мультипликатора, о котором говорилось выше, поскольку дети родителей, злоупотребляющих психоактивными веществами, будут продолжать употреблять марихуану, несмотря на поведение своих сверстников.

г. Коррелированный эффект.

Это происходит, когда люди в одной группе ведут себя одинаково, потому что у них одинаковые ненаблюдаемые характеристики или они сталкиваются с аналогичными институциональными характеристиками.Например, дети из схожего социально-экономического положения будут относиться друг к другу, а дети со схожей склонностью к употреблению наркотиков будут с большей вероятностью злоупотреблять наркотиками из-за этих схожих характеристик. Опять же, если один из них перестанет употреблять наркотики из-за вмешательства, это вряд ли повлияет на других, поскольку что-то незамеченное заставляет их всех иметь более высокую склонность к употреблению наркотиков.

В итоге, учитывая эти альтернативные интерпретации значительного эффекта сверстников, стандартные регрессии индивидуальной вовлеченности в конкретную деятельность по группам не позволяют различить эндогенные, экзогенные и коррелированные эффекты, и успешная политика будет варьироваться в зависимости от того, что движет коллегой. эффект.Эта трудность идентификации, названная Мански (1993) [13] «проблемой рефлексии», возникает из-за того, что групповое поведение по определению является совокупностью индивидуального поведения, то есть групповое поведение влияет на индивидуальное поведение и наоборот из-за одновременности выбора. Таким образом, с целью разработки эффективной политики важно очистить эти предубеждения от оценок влияния сверстников, чтобы определить, является ли влияние сверстников более важным, чем их выбор [15].

В этой статье мы можем продвинуться в определении роли равноправных сетей в поведении, связанном с употреблением наркотиков, на нескольких различных фронтах.Во-первых, мы принимаем структуру, которая моделирует не только употребление марихуаны, но также учитывает проблему отражения; а именно двухэтапная регрессия по методу наименьших квадратов с фиксированными эффектами на уровне школы, чтобы справиться с потенциальной предвзятостью из-за выбора сверстников и пропущенных переменных. Во-вторых, состав наших референтных групп основан на двух различных показателях. Одна референтная группа формируется в результате назначения человеком своих ближайших друзей. Другая референтная группа состоит из тех, кто учится в той же школе и в том же классе, что и респонденты (далее - сверстники по классу).Эти показатели сверстников основаны не на самоотчетах отдельных лиц, которые могут быть подвержены потенциальным предубеждениям [16], а основаны на ответах самих сверстников. Мы предполагаем, что друзья в ближайшей социальной сети человека (назначенные) будут оказывать такое же влияние, как и более экзогенные сверстники на уровне своего класса, подразумевая, что влияние сверстников более важно, чем выбор сверстников.

Данные

Мы используем данные волны I (1994 г.) Национального лонгитюдного исследования здоровья подростков (Add Health).Add Health состоит из данных о подростках в 132 школах по всей стране между 7–12 классами. Это репрезентативная выборка школ США с учетом региона, урбанизации, размера школы, типа школы и расы / этнической принадлежности. Родители также были опрошены в первой волне данных, и этот компонент опроса является ключевым в том, как мы решаем проблему ненаблюдаемых коррелированных переменных, которые могут искажать оценку эффекта сверстников. Основным преимуществом набора данных является то, что Add Health попросила респондентов назвать своих пяти ближайших друзей-мужчин и пять ближайших друзей-женщин, и, поскольку большинство этих друзей также участвовали в опросе, мы смогли построить равные показатели употребления марихуаны на основе ответов. самих друзей.

Среднее количество назначенных друзей на одного человека составляет 2,54, и примерно 85% друзей из той же школы, что и респондент. Таким образом, выборка нашего анализа с назначенными сверстниками состоит из 6 377 подростков, по крайней мере, с одним назначенным другом, проинтервьюированным в Add Health. Размер выборки нашего анализа сверстников на уровне класса состоит из 19 335 человек. В таблице 1 представлена ​​описательная статистика по первой волне данных.

Меры по использованию марихуаны подростками.

Зависимая переменная нашего анализа - это дихотомический индикатор употребления марихуаны, обычно используемый в литературе [5], [11], [17]. Респондентов спросили: «Сколько раз за последние 30 дней вы употребляли марихуану?» Чтобы ответить на вопрос об употреблении наркотиков, студенты слушали записанный на пленку вопрос через наушники и вводили свои ответы в ноутбук [18]. Записанные на магнитофон вопросы использовались во избежание предвзятого отношения к собеседованию или реакции родителей, а ноутбук - для уверенности учащихся в конфиденциальности их ответов.Показатель участия был установлен равным 1, если подросток ответил на этот вопрос положительно, и 0 в противном случае.

Меры по употреблению марихуаны сверстниками.

Мы построили разные показатели употребления наркотиков сверстниками для каждой контрольной группы. Для назначенных друзей мы создали переменную, относящуюся к проценту друзей, которые принимали марихуану за последние 30 дней. Показатель употребления наркотиков сверстниками на уровне своего класса представлял собой процент учащихся (исключая респондента) в классе и школе респондента, которые употребляли марихуану за последние 30 дней.

Родительские меры и демография.

Опрос родителей, проведенный Add Health, позволил нам контролировать ряд характеристик родителей, включая употребление алкоголя, курение родителей, образование родителей, проживает ли подросток с обоими биологическими родителями и получает ли семья социальные пособия. Кроме того, в анализе учитывались такие параметры родителей, как выбор родителями места проживания в зависимости от школьного округа и возраста подростка на момент первого переезда.К другим элементам контроля, которые мы включаем, относятся социально-демографические факторы, такие как возраст, раса / этническая принадлежность, пол, считают ли они религию важной и есть ли у них братья и сестры. Одним из факторов риска раннего начала употребления наркотиков является отсутствие значимых отношений с родителями или отсутствие взаимной привязанности [8], [19]. Чтобы учесть этот фактор, мы также контролируем, удовлетворен ли подросток отношениями, которые он или она поддерживает со своей матерью и отцом. Кроме того, мы также контролируем индикаторы агрессивного поведения, например, ведет ли подросток громко, шумно или непослушно в общественных местах и ​​участвовал ли подросток в серьезной драке за последние 12 месяцев.В литературе указывается, что такое агрессивное поведение сильно коррелирует с началом употребления наркотиков [1], [2].

Материалы и методы

Заявление об этике

Мы зарегистрированные и утвержденные пользователи набора данных Add Health. В рамках процесса сбора данных мы прошли проверку IRB и получили одобрение - как от Институционального наблюдательного совета Университета Стони Брук (2005 г.), так и от Университета Толедо (2007 г.). Мы никоим образом не используем людей или животных напрямую.Мы успешно прошли обучение по обзору исследований на людях, а также по HIPAA.

Эмпирическая модель

Мы оцениваем модель влияния сверстников, в которой поведение подростков, употребляющих марихуану i в школе s во время t , Y ist (показатель участия в употреблении марихуаны), определяется выражением (1), где F ist относится к нашим критериям употребления марихуаны сверстниками, относящимся либо к назначению подростком близких друзей, либо их одноклассников. X ist - это вектор личных или демографических характеристик, а P ist - вектор родительских и семейных характеристик. S ist - это вектор школьных фиктивных переменных, которые контролируют ненаблюдаемый тип школы (фиксированные эффекты на уровне школы) или смешивающие факторы, которые являются общими для всех лиц в одной школе. Например, сюда могут входить факторы окружающей среды, такие как более низкие альтернативные издержки употребления марихуаны, связанные с легкостью доступа или уровнем бедности в сообществе человека [1], [12].

Нас в первую очередь интересует эндогенный эффект β 1 , который показывает степень влияния сверстников на решение человека потреблять марихуану. Если β 1 оценивается как положительное, то любое политическое вмешательство, которое изменяет поведение индивида в рамках контрольной группы или социальной сети при употреблении марихуаны, повлияет на поведение нелеченных подростков, употребляющих марихуану, которые находятся в данной группе. та же социальная сеть [13].Как указывалось ранее, оценочный коэффициент β 1 будет смещен, если коррелированные эффекты и контекстные эффекты не контролируются. Оценка наших моделей с S ist , фиксированными эффектами на уровне школы, потенциально смягчает коррелированные эффекты. Однако в этом эмпирическом анализе также необходима двухэтапная регрессия по методу наименьших квадратов из-за проблемы отражения. Проблема отражения, как обсуждалось в разделе 2, возникает из-за того, что поведение сверстников влияет на индивидуальное поведение и наоборот.Мански (1993) [13] продемонстрировал, что большинство оценок β 1 не могут быть идентифицированы без использования инструментальных переменных или других аналогичных методологий. Это связано с тем, что фундаментальное предположение о непротиворечивости оценки методом наименьших квадратов, дающей β 1 причинной интерпретации, нарушено. В члене ошибки ε есть что-то, что коррелирует как с F, так и с Y, так что E (ε | F) ≠ 0. Средство оценки инструментальной переменной (IV) обеспечивает согласованную оценку в предположении, что инструменты (z) являются переменными, которые коррелированы с регрессором F, удовлетворяющим условию E (ε | z) = 0 [20].Оценщик инструментальной переменной можно получить с помощью двухэтапного метода наименьших квадратов (2SLS), который представляет собой всего лишь двухэтапную модель, которая сначала имеет дело с точным захватом компонента равноправной переменной, который мы хотим (этап 1), и помещением этого очищенного - индикатор вверх переменной сверстника в регрессию употребления наркотиков (этап 2).

Ключом к реализации техники IV является поиск инструментов, обладающих двумя свойствами. Во-первых, они влияют (вызывают изменение) на переменную, о влиянии которой мы хотим знать; в нашем случае - равноправная мера.Во-вторых, эти инструменты не должны иметь прямого воздействия на показатель результата ( Y ist в уравнении 1), поэтому они не должны зависеть от скрытых факторов, определяющих этот результат. Для нашего инструмента мы предлагаем четыре переменные: - (i) процент сверстников, которые удовлетворены отношениями, которые у них есть со своими родителями (ii) процент сверстников, у которых есть легкий доступ к алкоголю дома, (iii) процент сверстников которые имеют легкий доступ к сигаретам дома и (iv) процент сверстников, живущих с обоими биологическими родителями.Эти переменные однорангового уровня напрямую влияют на поведение коллег, но не предсказывают индивидуальное поведение. Интуиция, лежащая в основе инструментов, заключается в том, что, хотя люди, живущие с обоими биологическими родителями, менее склонны к употреблению наркотиков, доля друзей человека, живущих с обоими биологическими родителями, будет напрямую влиять только на друга, но не на человека. Подобная интуиция применима и к другим инструментам. В сочетании с фиксированными эффектами на уровне школы процедура IV или 2SLS позволит нам получить согласованные оценки влияния сверстников.Мы также проводим тест для проверки действительности наших инструментов.

Результаты

Мы начнем с представления результатов OLS о влиянии употребления марихуаны сверстниками на индивидуальное употребление марихуаны. Оценки коэффициентов в линейных вероятностных моделях методом наименьших квадратов являются согласованными оценками, если стандартные ошибки скорректированы с учетом наличия гетероскедастичности [21]. Мы сообщаем оценки стандартной ошибки, устойчивые к любой форме гетероскедастичности. Линейная вероятность также сходится к нормальной, когда выборки большие [22].В таблице 2 представлены наши результаты OLS с использованием данных волны I (1994 г.) для назначенных сверстников и сверстников. Для полноты картины мы приводим оценки всех контрольных переменных и обсуждаем их влияние на участие в потреблении марихуаны.

Результаты указывают на положительное и статистически значимое влияние употребления наркотиков сверстниками на индивидуальное поведение. Мы видим, что увеличение числа близких друзей, употребляющих марихуану на 10%, увеличит вероятность употребления марихуаны более чем на 2% (коэффициент = 0.279, p-значение = 0,000), а увеличение употребления марихуаны среди сверстников на 10% связано с увеличением индивидуального употребления марихуаны на 4,4% (коэффициент = 0,44, p-значение = 0,000). Мы также можем видеть, что подростки старшего возраста, те, кто учится в более старших классах, с большей вероятностью будут употреблять марихуану. Однако мы не находим каких-либо значительных расовых различий в употреблении марихуаны. Религиозность обратно пропорциональна употреблению наркотиков. Среди характеристик родительского уровня - удовлетворенность отношениями с родителями, которые оказывают наибольшее негативное влияние на употребление марихуаны.Фактически, за исключением эффекта сверстников, эти показатели оказывают наибольшее влияние на участие подростков в употреблении марихуаны. Проживание в семье с двумя родителями также снижает участие. Агрессивное поведение, такое как хулиганство в общественных местах и ​​серьезные физические драки, также положительно коррелирует с употреблением марихуаны. Эти демографические характеристики и характеристики родительского уровня имеют одинаковую величину для обеих спецификаций моделей, что вполне ожидаемо.

Эти оценки коллег, однако, не могут быть интерпретированы как обозначающие причинно-следственную связь по причинам, изложенным в Разделе 2.Таким образом, мы применяем стратегию оценки IV, чтобы определить причинное влияние поведения сверстников на индивидуальное поведение. Наши результаты IV представлены в таблице 3, и, поскольку другие контрольные переменные демонстрируют аналогичные эффекты, мы указываем только коэффициенты нашей основной интересующей переменной. Мы также реализовали тест сверхидентификации и вычислили статистику J Хансена [23], чтобы проверить достоверность наших инструментов. Это проверка совместной нулевой гипотезы о том, что исключенные инструменты являются действительными инструментами, т.е.е., некоррелированная с ошибкой и правильно исключенная из оценочного уравнения. Тест не может отклонить их достоверность, поэтому все пять инструментов проходят тест по всем спецификациям модели.

Из наших результатов мы видим, что величина взаимных оценок фактически увеличивается в соответствии со спецификациями IV. Это указывает на то, что после исправления проблемы отражения влияние сверстников становится более важным. Это согласуется с литературой по эффектам сверстников, в которой используются аналогичные методики [11].Однако эти модели IV были оценены без контроля ненаблюдаемых факторов на уровне школы или факторов окружающей среды (коррелированных эффектов), которые могут одновременно влиять на индивидуальные результаты и результаты сверстников, что приводит к смещению оценочных коэффициентов.

Наша оценка IV с фиксированными эффектами на уровне школы показывает меньшие по величине коэффициенты. Участие сверстников в употреблении марихуаны по-прежнему является статистически значимым как для назначенных, так и для сверстников на уровне класса. Это указывает на то, что при неизменном всем остальном увеличение употребления марихуаны среди близких друзей человека на 10% приведет к увеличению вероятности индивидуального употребления марихуаны примерно на 5% (коэффициент = 0.505, значение p = 0,000). Аналогичный эффект наблюдается и у одноклассников (коэффициент = 0,491, значение p = 0,000).

Этот результат согласуется с нашей гипотезой о том, что после учета выбора сверстников, факторов окружающей среды и проблемы рефлексии роль социальных сетей в влиянии на участие людей в употреблении наркотиков будет оставаться статистически значимой. Наши оценки также показывают, что влияние сверстников может быть более важным, чем их выбор. Если бы выбор сверстников был важен, мы ожидали бы, что эффекты для назначенных сверстников будут меньшими по величине или отсутствовать в соответствии со спецификацией фиксированных эффектов IV.Поскольку показатели сверстников на уровне класса не основываются на выборочной сортировке сверстников [5], сходство их величин с указанными друзьями в соответствии с нашей предпочтительной спецификацией (IV с фиксированными эффектами на уровне школы) означает важность влияния сверстников. Более того, влияние друзей немного превышает влияние одноклассников, что означает, что друзья потенциально являются более заметной группой сверстников, чем одноклассники. Остальные факторы остаются важными без статистически значимой разницы в интерпретации или относительной важности.

Обсуждение

В этой статье мы оценили модели употребления марихуаны подростками, чтобы определить роль социальных сетей или групп сверстников в склонности к употреблению марихуаны. В частности, мы использовали двухэтапный метод наименьших квадратов с методологией фиксированных эффектов на уровне школы, чтобы удалить потенциальные искажения из оценок влияния сверстников. Наша стратегия оценки позволила нам учесть контекстные эффекты, коррелированные эффекты и проблему отражения, которые присутствуют при эмпирическом измерении социального влияния.

Наши результаты показывают, что влияние сверстников является важными детерминантами употребления марихуаны и может быть использовано в качестве потенциального инструмента политики для снижения уровня потребления наркотиков среди подростков. В частности, наши результаты показывают, что увеличение доли близких друзей и одноклассников, употребляющих марихуану, на десять процентов увеличит вероятность индивидуального употребления марихуаны примерно на пять процентных пунктов. Эти результаты показывают, что меры общественного здравоохранения на уровне школы могут быть более рентабельными, чем предполагалось по предыдущим оценкам, поскольку поведение, способствующее укреплению здоровья, у одного человека может распространяться на других.Однако мы хотели бы предупредить читателей, что наше исследование, обращаясь к двунаправленному влиянию сверстников, напрямую не проверяет симметрию в этом поведении. В будущих исследованиях следует проверить, распространяется ли сокращение злоупотребления психоактивными веществами на его или ее сверстников. Мы также нашли доказательства того, что влияние близких друзей и более экзогенных одноклассников весьма схожи по величине в соответствии с нашей предпочтительной спецификацией, что подтверждает теорию, предсказывающую важность влияния сверстников [7], [15].Еще одним важным открытием стала важность контроля ненаблюдаемых факторов окружающей среды, подтверждающих корреляцию между этими факторами и показателями коллег. Оценки без учета таких факторов окружающей среды в большинстве случаев приводили к более значительным оценкам эффектов влияния сверстников.

Эта работа не только предоставляет дополнительные доказательства в поддержку существующей литературы, документирующей влияние эффектов сверстников на злоупотребление психоактивными веществами, но также улучшает точность величин предполагаемых эффектов и расширяет то, как эти эффекты варьируются в зависимости от состава группы сверстников.В большинстве предыдущих исследований не проводился анализ, основанный на различных показателях группы сверстников, а скорее был сосредоточен либо только на школе и сверстниках уровня [11], либо на воспринимаемых показателях сверстников ([7], [8], [17] ]. Хотя Clark and Loheac (2007) [5] использовали как назначенных сверстников, так и сверстников, они полагались на запаздывающие значения поведения сверстников для учета проблемы отражения. Однако это могло быть проблематичным, поскольку неясно, какой оптимальный период лага должен быть.Также по сравнению с предыдущими исследованиями наши оценки выглядят консервативными.Это могло быть в первую очередь связано с включением фиксированных эффектов на уровне школы в наши двухэтапные модели наименьших квадратов. Фиксированные эффекты на уровне школы могут заключаться в улавливании факторов окружающей среды, связанных с ненаблюдаемой школьной средой, поскольку школьный опыт подростков оказывает определенное влияние на их употребление наркотиков [1]. В соответствии с Fletcher et al. (2008) [1] это означает, что экологические меры необходимы для сокращения употребления наркотиков подростками посредством поощрения политики, которая способствует объединению школ, чувству вовлеченности и вовлеченности, а также улучшению отношений между учителем и учеником.Наши результаты также показывают, что меры политического вмешательства на уровне школы могут быть более эффективными, чем предполагалось ранее, поскольку наличие влияния сверстников (одноклассников) на уровне класса может способствовать усилению воздействия вмешательств. Учитывая важность родительских качеств, вмешательств на уровне школы может быть недостаточно. Но результаты показывают, что хорошо спланированные мероприятия на школьном уровне должны оказать значительное влияние. Однако, как указывалось ранее, эффективность школьной политики будет зависеть от того, будет ли снижение рискованного для здоровья поведения распространяться и на их сверстников, и будущие исследования должны быть направлены на подтверждение этого.

Хотя мы можем решить некоторые проблемы, связанные с оценкой социальных сетей, существуют некоторые ограничения. Во-первых, как и любая эмпирическая стратегия, используемая с данными наблюдений, наша стратегия инструментальных переменных в сочетании с использованием фиксированных эффектов на уровне школы подвергается критике, и поэтому разумно рассматривать наши результаты как демонстрирующие сильную связь в употреблении наркотиков среди сверстников. вместо демонстрации причинно-следственной связи. Если будущие исследования с использованием альтернативных стратегий подтвердят наши выводы, это может привести читателей к выводу о причинно-следственной связи.Наше исследование указывает только на это, учитывая, что предположения о наших инструментах остаются в силе. Во-вторых, несмотря на то, что мы следуем большей части литературы при измерении зависимой переменной [5], [7], [8], [11], возможно, что влияние сети сверстников варьируется в зависимости от различных показателей потребления марихуаны. . Например, сверстники могут по-разному влиять на подростков, которые употребляют наркотики чаще, чем на тех, кто время от времени употребляет наркотики. Возможным продолжением исследования могло бы стать изучение того, как эффекты сверстников различаются при различной интенсивности или частоте употребления наркотиков.Другая область интереса - выявление возрастных групп, которые могут подвергаться более высокому риску влияния сверстников, которое распространяется и во взрослую жизнь.

Благодарности

Мнения, выраженные здесь, принадлежат авторам и не обязательно отражают точку зрения Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. В этом исследовании используются данные Add Health, программного проекта, разработанного Дж. Ричардом Удри, Питером С. Бирманом и Кэтлин Маллан Харрис и финансируемым за счет гранта P01- HD31921 Национального института детского здоровья и развития человека при совместном финансировании со стороны 17 других агентств.Особая благодарность Рональду Р. Риндфусу и Барбаре Энтвисл за помощь в разработке оригинального дизайна. Лица, заинтересованные в получении файлов данных из Add Health, должны связаться с Add Health, Центр народонаселения Каролины, 123 W. Franklin Street, Chapel Hill, NC 27516-2524 ([email protected]).

Автор Вклад

Проанализированы данные: MMA AA DSW. Предоставленные реагенты / материалы / инструменты анализа: MMA AA DSW. Написал статью: MMA AA DSW.

Ссылки

  1. 1.Флетчер А., Бонелл С., Харгривз Дж. (2008) Влияние школы на употребление наркотиков молодыми людьми: систематический обзор интервенционных и наблюдательных исследований. Журнал здоровья подростков 42: 209–220.
  2. 2. Brook JS, Morojele NK, Pahl K, Brook DW (2006) Предикторы употребления наркотиков среди подростков Южной Африки. Журнал здоровья подростков 36: 26–34.
  3. 3. Chen CY, Storr CL, Anthony JC (2009) Употребление наркотиков в раннем начале и риск проблем с лекарственной зависимостью.Зависимое поведение 34: 319–322.
  4. 4. Ааронс Г.А., Браун С.А., Коу М.Т., Майерс М.К., Гарланд А.Ф. и др. (1999) Подростковый алкоголь и злоупотребление наркотиками и здоровье. Журнал здоровья подростков 24: 412–421.
  5. 5. Clark A, Loheac Y (2007) Это был не я, это были они! Социальное влияние на рискованное поведение подростков. Журнал экономики здравоохранения 26 (4): 763–784.
  6. 6. Evans N, Gilpin E, Farkas AJ, Shenassa E, Piere JP (1995) Восприятие подростками нормы здоровья своих сверстников.Американский журнал общественного здравоохранения 85 (8): 1064–1069.
  7. 7. Саймонс-Мортон Б., Чен Р.С. (2006) Сверхурочные отношения между употреблением психоактивных веществ в раннем подростковом возрасте и сверстниками. Зависимое поведение 31: 1121–1223.
  8. 8. Etile D (2005) Умеренное влияние употребления психоактивных веществ сверстниками на структуру семьи - Ассоциация употребления психоактивных веществ подростками: количество против качества воспитания. Зависимое поведение 30: 963–980.
  9. 9. Али М.М., Двайер Д.С. (2009) Оценка влияния сверстников на курение подростков: продольный анализ.Журнал здоровья подростков 45 (4): 402–408.
  10. 10. Али М.М., Дуайер Д.С. (2010) Влияние социальных сетей на потребление алкоголя среди подростков. Зависимое поведение 35 (4): 337–342.
  11. 11. Lundborg P (2006) Не те друзья? Эффекты сверстников при употреблении подростками психоактивных веществ. Журнал экономики здравоохранения 25: 214–233.
  12. 12. Бауман К.Э., Эннет С.Т. (1996) О важности влияния сверстников на употребление наркотиков подростками: соображения, которыми обычно пренебрегают.Зависимость 91 (2): 185–198.
  13. 13. Мански К. (1993) Идентификация эндогенных социальных эффектов: проблема отражения. Обзор экономических исследований 60 (3): 531–542.
  14. 14. Duncan GJ, Boisjoly J, Kremer M, Levy DM, Eccles J (2005) Эффекты сверстников при употреблении наркотиков и сексе среди студентов колледжа. Журнал аномальной детской психологии 33 (3): 375–385.
  15. 15. Norton E, Lindrooth R, Ennett S (1998) Контроль за эндогенным влиянием психоактивных веществ на употребление алкоголя и табака подростками.Экономика здравоохранения 7: 439–453.
  16. 16. Энгельс Р., Шолте Р., Лисхаут С., Кемп Р., Овербек Г. (2006) Репутация группы сверстников и курение и потребление алкоголя в раннем подростковом возрасте. Зависимое поведение 31: 440–449.
  17. 17. Кавагути Д. (2004) Влияние сверстников на употребление психоактивных веществ среди американских подростков. Журнал экономики народонаселения 17: 351–367.
  18. 18. Boonstra H (2001) «Исследование« Add Health »: происхождение, цели и дизайн», Отчет Гутмахера о государственной политике, 4: 3, июнь 2001 г.
  19. 19. Микели Д.Д., Формигони М. (2002). Являются ли причины первого употребления наркотиков и семейные обстоятельства предикторами будущих моделей употребления? Зависимое поведение 27: 87–100.
  20. 20. Ньюхаус Дж, Макклеллан М (1998) Эконометрика в исследовании результатов: использование инструментальных переменных. Ежегодный обзор общественного здравоохранения 19: 17–34.
  21. 21. Ангерст Дж, Крюгер А (1999) Эмпирические стратегии в экономике труда. В: Ashenfelter O, Card D, редакторы.Справочник по экономике труда. Амстердам: Эльзевир. С. 1277–1366.
  22. 22. Миттельхаммер Р.К., судья G, Миллер Д.Д. (2000) Эконометрические основы . Издательство Кембриджского университета.
  23. 23. Хаяси Ф. (2000) Эконометрика. Принстон: Издательство Принстонского университета.

Отсутствующие отцы и сексуальные стратегии

По мере приближения Дня отца многие из нас могут задумываться о наших отношениях с отцами.Для некоторых из нас это могут быть воспоминания о рыбалке и бейсболе. У других это может вызвать чувство разочарования и гнева из-за того, что наши отцы отсутствовали в нашей жизни. Независимо от того, были ли ваши отношения с отцом чем-то, чем нужно дорожить или что вы сразу же забудете, отцы играют уникальную и важную роль в развитии своих детей, особенно дочерей.

Хорошо проведенное время
По сравнению с самцами других видов, человеческие самцы (или «мужчины», как их чаще называют) вкладывают исключительное количество времени, энергии и ресурсов в заботу о своем потомстве (Гири, 2000, 2005).Большое количество исследований показывает, что это время потрачено не зря. Например, многочисленные исследования обнаружили связь между присутствием отца и снижением риска заболевания и младенческой смертности по сравнению с детьми из семей с одним родителем (Figueredo et al., 2006; Geary, 2000, 2005). По мере того, как дети начинают исследовать окружающий мир, участие отца связано с повышением уверенности в себе для исследования окружающей среды и принятия риска (Paquette & Bigras, 2010). Поскольку отцы больше, чем матери, часто побуждают детей раздвигать границы (Brussoni & Olsen, 2011), участие отца также связано с меньшим страхом неудачи (Teevan et al., 1986) и более высокая самооценка (Harper & Ryder, 1986) по сравнению с детьми, которые растут без своего биологического отца. Вложение времени и денег родителями-мужчинами также связано с рядом желаемых социальных результатов, включая более высокие академические достижения в детстве, более высокий социально-экономический статус (SES) во взрослом возрасте и повышенную социальную мобильность (Amato, 1998; DeBell, 2008; Geary, 2005; Kaplan et al., 1998; Mulkey et al., 1992).

Неудивительно, что в то время как присутствие отца оказывает положительное влияние на результаты развития, отсутствие отца надежно связано с множеством сомнительных психологических предрасположенностей и социальных последствий.Например, исследования показали, что дети из домов без отца менее способны откладывать получение удовольствия, чем дети из семей с двумя родителями (Mischel et al., 1989). У них также больше межличностных проблем, более слабая психологическая адаптация и больше депрессии и тревоги, чем у мальчиков и девочек из полных семей (Jane Costello et al., 2006). В молодом возрасте они потребляют больше алкоголя (Kenny & Schreiner, 2009), с большей вероятностью попадут в тюрьму (Anderson et al., 2002) и демонстрируют более враждебное поведение по сравнению с молодежью, растущей со своим биологическим отцом.Наконец, многие из этих рисков, по-видимому, повышаются для детей и подростков, которые - помимо отсутствия отца - лишены позитивных отношений со своей матерью (Mason et al., 1994), имеют низкий социально-экономический статус (Abdalla, 1992). или живут с психически больными матерями (Jensen
et al., 1989).

Теория отцовских инвестиций
Хотя отсутствие отца имеет важные последствия для благополучия всех полов, большая часть литературы сосредоточена на влиянии отсутствия отца на результаты развития и репродуктивной функции девочек по мере их приближения и вступления во взрослую жизнь.Большая часть этой работы основана на теории отцовских инвестиций (PIT), которая представляет собой эволюционную основу, предсказывающую, что отцы играют важную роль в регуляции полового развития дочери (Trivers, 1972; Draper & Harpending, 1982; Ellis , 2004; Эллис и др., 2003; Эллис и др., 2012).

PIT утверждает, что естественный отбор разработал мозг девочек для обнаружения и кодирования информации о социальном поведении и инвестициях их отцов в качестве основы для калибровки их собственных репродуктивных стратегий.Согласно этой точке зрения, если девочка растет в доме с отцом, вкладывающим большие средства, это дает ей сигнал о том, что (а) она живет в такой среде, которая благоприятствует крупным родительским вкладам со стороны матерей и отцов и (б) что выгода от родительских инвестиций (с точки зрения долгосрочного репродуктивного успеха) высока. В таких условиях женщинам выгодно вкладывать значительные средства в собственное развитие до достижения половой зрелости и начала воспроизводства, потому что это улучшит их способность создавать потомство с высокой конкуренцией.С другой стороны, если девочка растет в доме, где отсутствуют отцовские инвестиции, считается, что это посылает противоположный сигнал: в этой среде нельзя полагаться на мужские инвестиции, а выгоды от инвестиций в отдельное потомство недостаточны, чтобы перевесить цена отказа от дополнительных репродуктивных возможностей. В этих типах систем спаривания женщинам с эволюционной точки зрения выгодно менять свое половое развитие и процесс принятия решений таким образом, чтобы продвигать стратегию спаривания «количество важнее качества» (Draper & Harpending, 1982, 1988), которая характеризуется преждевременным половым развитием развития и более ранний возраст первого размножения.

Многие данные свидетельствуют о том, что отсутствие отца приводит дочерей в сторону ускоренного развития, сексуальности и репродукции. Например, исследователи неоднократно демонстрировали, что раннее отцовское вложение является важным фактором, определяющим время полового созревания, поскольку дочери менее вовлеченных отцов испытывают более ранние менархе по сравнению с девочками, растущими с более активными отцами (Ellis et al., 2003; Ellis et al., 1999; Quinlan, 2003). Более того, девочки без отца демонстрируют множество последствий, с которыми часто сталкиваются девочки в раннем возрасте, включая повышенную сексуальную распущенность, более высокие показатели подростковой беременности, более ранний первый половой акт и репродуктивную функцию, а также трудности с установлением стабильных долгосрочных отношений с наиболее выраженными последствиями. наблюдается у девочек, отцы которых отсутствовали с раннего возраста (Belsky et al., 1991; Чизолм и др., 2005; Дрейпер и Харпендинг, 1982; Куинлан, 2003). Например, Эллис и его коллеги (2003) исследовали связь между отсутствием отца и сексуальным поведением девочек в демографически разнообразной выборке девочек за 13-летний период. Результаты показали, что девочки-подростки, у которых отсутствовал отец в раннем возрасте, в два раза чаще имели половые сношения и в семь раз чаще забеременели к 17 годам по сравнению с девочками, отцы которых присутствовали на раннем этапе их развития.Более того, эти эффекты, по-видимому, характерны для девочек, отцы которых отсутствуют добровольно, а дочери вдов избавлены от этих последствий (Draper & Harpending, 1982; Hetherington, 1972).

Хотя многие исследования выявили связь между присутствием / отсутствием отца и принятием сексуальных решений дочерями, мы, как ученые, должны быть осторожны при выводе причинно-следственной связи между двумя переменными без проведения эксперимента. Действительно, вопрос о том, оказывают ли отцы причинное влияние на сексуальную психологию дочерей, все еще широко обсуждается из-за отсутствия рандомизированных экспериментальных исследований.Учитывая, что приписывание женщин испытать присутствие или отсутствие отца перед измерением их социально-сексуального поведения вызовет некоторые очевидные этические дилеммы (не говоря уже о многочисленных практических проблемах), мы недавно решили попробовать следующее лучшее: попросить женщин написать о времени, когда их отец был отсутствуют (или присутствуют) на важном жизненном событии, а затем измеряют различные особенности их принятия сексуальных решений. С этой целью мы провели пять экспериментов, проверяющих влияние напоминаний об отсутствии отца на принятие сексуальных решений женщинами (DelPriore & Hill, 2013).

Наши результаты предоставили последовательную экспериментальную поддержку причинно-следственной связи между отцовскими вложениями и принятием сексуальных решений дочерями. Женщины студенческого возраста, описавшие время отсутствия своего биологического отца, продемонстрировали большую активацию сексуальных представлений и более снисходительное сексуальное отношение. Например, женщины, описавшие отсутствие отца, с большей вероятностью завершили серию двусмысленных корней слов словом сексуального характера (например, завершив _A K _ D как «ОБНАРУЖЕННЫЙ», а не «ЗАПЕЧЕННЫЙ»), чем женщины, описавшие время, в которое они жили. отец присутствовал и поддерживал в трудную минуту.

Помимо активизации сексуальных представлений, отсутствие отца-праймера повлияло на явное отношение женщин к случайному сексу. В частности, женщины выразили большее согласие и большую готовность вступать в случайные половые отношения после описания отсутствия своего отца. Они также сообщили, что хотят заниматься сексом с большим количеством знакомых мужчин и ожидают, что в будущем будут заниматься сексом с большим количеством мужчин, - эффекты, которые нельзя было объяснить отрицательными эмоциями, которые могли быть вызваны воспоминаниями об отсутствии их отца.

Более того, эти женщины более негативно относились к использованию презервативов, что не наблюдалось среди мужчин студенческого возраста, описавших присутствие своего отца. Хотя они сообщали о большей готовности пойти на сексуальный риск, женщины, описавшие отсутствие своего отца, больше не были готовы рисковать - или предаваться немедленному удовлетворению - в других сферах (например, они не более склонны сообщать о трудностях с экономией денег или удержанием себя в руках). строгая диета).В соответствии с многочисленными предыдущими исследованиями, результаты наших экспериментов также были специфичны для описаний отсутствия отца. Другими словами, женщины, описавшие отсутствие своей матери или близкого друга, не продемонстрировали аналогичных сдвигов в предполагаемом принятии сексуальных решений.

Следующие шаги и ограничения
Хотя это исследование предполагает, что участие отца может быть ключевым фактором социально-сексуального развития дочерей, существует ряд ограничений в том, что известно об этом влиянии.Например, хотя PIT утверждает, что участие отца дает женщинам уникальную информацию о местных системах спаривания (например, о качестве и доступности партнеров-мужчин), которую женщины используют для принятия решений и поведения в отношении сексуальных отношений, это предположение никогда не подвергалось явной проверке. Важным следующим шагом в этой исследовательской программе является изучение того, действительно ли сигналы отцовского разобщения влияют на ожидания женщин в отношении уровня инвестиций, которые они могут получить от будущих партнеров, и / или необходимости вложений мужчин.Хотя наличие таких сознательных сдвигов не критично для теории отцовского инвестирования, если они будут наблюдаться, эти результаты станут мощным подтверждением этой теоретической точки зрения. Изучение влияния отцовского отсутствия / разобщения на восприятие женщинами мужчин, систему брачных отношений, а также вероятность и необходимость получения мужских инвестиций представляет собой важный следующий шаг в исследовании НДФЛ.

Кроме того, возможно, что взаимосвязь между отцовским вкладом и принятием сексуальных решений дочерями может быть связана с общесемейной проблемой окружающей среды.Это причинные факторы, которые различаются между семьями, но разделяются внутри семей (например, социально-экономический статус, религия). С одной стороны, общесемейный экологический беспорядок может вызвать низкие отцовские вложения, а с другой - привести к более быстрым репродуктивным стратегиям у дочерей. Например, бедность связана не только с повышенным уровнем разрыва семьи / отсутствия отца, но и с повышенным уровнем рискованного сексуального поведения (RSB). Если бедность (или какой-либо другой фактор окружающей среды в масштабах всей семьи) является основной причиной взаимосвязи между некачественными отцовскими инвестициями и более быстрыми репродуктивными стратегиями дочерей, то «эффекты» отцовских инвестиций на самом деле являются ложными (т.е. они возникают из третьей переменной окружающей среды).

Точно так же возможно, что влияние отцовских инвестиций на репродуктивные стратегии дочерей может происходить из-за генетического смешения в масштабах всей семьи. Поведенческие генетики называют этот тип ассоциации корреляцией "ген – среда". Родители, которые следуют более быстрым репродуктивным стратегиям, могут передавать своим детям гены более быстрых репродуктивных стратегий (Lummaa & Clutton-Brock, 2002). В соответствии с быстрой репродуктивной стратегией (например,г. низкая стабильность парных связей, низкий уровень родительских вложений), такие родители также подвергаются повышенному риску физического отсутствия или разобщенности. Таким образом, дочери, у которых есть некачественные отцовские инвестиции, могут разработать более быструю репродуктивную стратегию из-за более высокой генетической нагрузки на черты, связанные с быстрой стратегией. В самом деле, любой фактор - экологический или генетический - который является общим для родителей и потомков, который влияет на репродуктивные стратегии и коррелирует с некачественными отцовскими инвестициями, может объяснить отношения между этими переменными.

Также необходимы исследования, чтобы изучить влияние отцовского участия на калибровку стилей привязанности дочерей (Bowlby, 1969). Бельский (1997) постулирует, что стиль привязанности, выработанный у потомства в первые пять-семь лет жизни, основанный на взаимодействии родителей и детей, включая отзывчивость на физические и эмоциональные потребности ребенка и общую родительскую теплоту, может быть неотъемлемым компонентом окружающей среды. разработка быстрых и медленных репродуктивных стратегий.Например, надежно привязанные мужчины и женщины обычно используют более медленную стратегию спаривания, при которой они вкладывают значительные средства в меньшее количество потомков, в то время как те, у кого стиль привязанности ненадежно-устойчивый и ненадежно-избегающий, имеют низкие родительские инвестиции, демонстрируют более гибкий подход к спариванию, больше детей и гораздо меньше вкладывать в их развитие. Таким образом, дочери, родители которых, особенно отцы, обладают ненадежным стилем привязанности, предсказуемо имеют более молодой возраст при первом половом акте и первом деторождении.Передача стилей привязанности от поколения к поколению хорошо задокументирована психологами развития и, безусловно, может представлять собой общесемейное окружение, которое, как было показано, влияет на репродуктивные стратегии (Belsky, 1997).

Обречены без папы?
Хотя исследования показывают, что участие отца связано со многими желательными результатами, это не означает, что ваши дети обречены на неоптимальную траекторию развития, если вы мать-одиночка.Паттерны, которые возникают при изучении данных, это просто паттерны. Они не учитывают огромную вариативность, наблюдаемую между людьми в одних и тех же обстоятельствах. Если вам нужны доказательства этого, подумайте о том, что дети, выросшие без отцов, выросли и стали лауреатами Пулитцеровской премии, лауреатами Нобелевской премии и даже президентом Соединенных Штатов. Отцы имеют значение, но наличие отца не гарантирует успеха, а взросление без отца - не рецепт неудач.

Кроме того, важно отметить, что некоторые исследования показывают, что влияние отцовского разобщения на результаты развития детей частично опосредовано материнской депрессией и финансовыми проблемами, которые могут быть неотъемлемой частью ухода отца (Culpin et al. , 2014).

Реакция матери на эти факторы может сыграть важную роль в смягчении (или усугублении) влияния пропавшего отца на развитие ребенка. Также могут быть шаги, которые матери могут предпринять - например, знакомить своих детей с другими поддерживающими мужчинами ролевыми моделями, такими как учителя и родственники, - чтобы уменьшить влияние отсутствия отца на развитие.Исследования по этой теме необходимы, чтобы дать одиноким родителям руководство о том, как лучше всего настроить своих детей на успех, когда они происходят из нетрадиционных семейных структур.

Значение отцовства постоянно меняется по мере изменения общества. Это важный момент, поскольку его часто игнорируют в обсуждениях семьи, которые, как правило, сосредотачиваются на изменении ролей женщин. По мере того, как мы вносим эти изменения, важно, чтобы наши новые определения отцовства отражали важную роль, которую отцы могут играть в развитии своих детей.Это особенно верно, когда речь идет о дочерях и их социально-сексуальном развитии. Хотя результаты этого исследования не дают конкретных ответов на многие из этих вопросов, они все же предполагают, что отцы могут иметь важное влияние на сексуальность своих дочерей во взрослом возрасте. По мере того, как мы продолжаем обновлять наши определения семьи и отцовства, будет важно изучить, как эти изменения влияют на развитие.

Познакомьтесь с автором s
«Прогуливаясь по коридорам наших средних школ, разные пути развития, сделанные одноклассницами, заинтриговали нашу исследовательскую группу даже в раннем возрасте.В то время как некоторые девушки предпочитали посвящать свое время друзьям или внеклассным занятиям, другие девушки выбирали «более быстрый путь», тусовались с парнями постарше (и иногда забеременели перед выпускным). Эти ранние наблюдения пробудили наш взаимный интерес к пониманию широкого разнообразия результатов развития и поведения при половом акте. Используя наши знания в области теории эволюции, мы начали систематически исследовать многочисленные способы, которыми среда в раннем детстве формирует дальнейшие жизненные траектории.Хотя кажется очевидным, что детские переживания человека будут влиять на то, кем они являются во взрослом возрасте, менее очевидным является то, что многие из социально нежелательных результатов, связанных с неблагоприятными обстоятельствами ранней жизни, такими как подростковая беременность и рискованные половые отношения, имеют хороший эволюционный смысл. в контексте, в котором они развиваются. Разработка успешных вмешательств для предотвращения многих проблем со здоровьем, которые чрезмерно распространены в бедных семьях и семьях без отца, требует ознакомления с последними исследованиями о важной роли, которую раннее окружение играет в формировании процесса принятия решений и поведения во взрослом возрасте.'

Доктор Сара Э. Хилл
- адъюнкт-профессор психологии Техасского христианского университета, Форт-Уэрт, Техас
[адрес электронной почты защищен]

Рэнди П. Проффитт Лейва
- аспирант Техасского христианского университета по программе экспериментальной психологии
[адрес электронной почты защищен]

Д-р Даниэль Дж. ДельПриоре
- научный сотрудник Университета Аризоны, Тусон, Аризона
[адрес электронной почты защищен]

Ссылки

Абдалла, Дж.(1992). Враждебность как функция отсутствия отца. Дерасат Нафсей, 2 (2), 351–369.
Amato, P.R. (1998). Больше, чем деньги? Вклад мужчин в жизнь своих детей. Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.
Андерсон, Э.А., Колер, Дж. К. И Letiecq, B.L. (2002). Отцы с низким доходом и программы «Ответственное отцовство»: качественное исследование опыта участников. Семейные отношения, 51 (2), 148–155.
Belsky, J. (1997) Привязанность, совокупление и воспитание: эволюционная интерпретация.Природа человека, 8 (4), 361–381.
Бельский Дж., Стейнберг Л. и Дрейпер П. (1991). Детский опыт, межличностное развитие и репродуктивная стратегия: эволюционная теория социализации. Развитие ребенка, 62 (4), 647–670.
Bowlby, J. (1969). Привязанность и потеря: Vol. 1. Вложение. Нью-Йорк: Основные книги.
Брюссони М. и Олсен Л. (2011). Достижение баланса между риском и защитой: отношение и практика отцов к профилактике детского травматизма. Журнал развития и поведенческой педиатрии, 32, 491–498.
Чисхолм, Дж. С., Куинливан, Дж. А., Петерсен, Р. В. и Коул, Д. А. (2005). Ранний стресс определяет возраст начала менархе и первых родов, привязанность к взрослым и ожидаемую продолжительность жизни. Природа человека, 16 (3), 233–265.
Culpin, I., Heron, J., Araya, R. et al. (2014). Отсутствие отца и время начала менархе у девочек-подростков из когорты Великобритании: посредническая роль материнской депрессии и серьезных финансовых проблем. Journal of Adolescence, 37 (3), 291–301.
ДеБелл, М. (2008). Дети, живущие без отцов: оценки населения и показатели образовательного благополучия.Исследование социальных показателей, 87 (3), 427–443.
DelPriore, D.J. И Хилл, С. (2013). Влияние отцовского разобщения на принятие сексуальных решений женщинами: экспериментальный подход. Журнал личности и социальной психологии, 105 (2), 234–246.
Дрейпер П. и Харпендинг Х. (1982). Отсутствие отца и репродуктивная стратегия: эволюционная перспектива. Журнал антропологических исследований, 38, 255–273.
Дрейпер П. и Харпендинг Х. (1988). Социобиологический взгляд на развитие репродуктивных стратегий человека.В K.B. Макдональд (ред.) Социобиологические перспективы человеческого развития (стр. 340–372). Нью-Йорк: Спрингер.
Эллис, Б.Дж. (2004). Сроки полового созревания у девочек: комплексный подход к истории жизни. Психологический бюллетень, 130 (6), 920.
Эллис, Б.Дж., Бейтс, Дж. Э., Додж, К.А. и другие. (2003). Подвергает ли дочерей отсутствие отца особому риску ранней половой жизни и подростковой беременности? Развитие ребенка, 74 (3), 801–821.
Эллис, Б.Дж., Макфадьен-Кетчум, С., Додж, К.А. и другие.(1999). Качество ранних семейных отношений и индивидуальные различия в сроках полового созревания у девочек: продольный тест эволюционной модели. Journal of Personality and Social Psychology, 77 (2), 387.
Эллис, Б.Дж., Шломер, Г.Л., Тилли, Э.Х. И Батлер, Э. (2012). Влияние отцов на рискованное сексуальное поведение дочерей: исследование братьев и сестер под контролем генетики и окружающей среды. Развитие и психопатология, 24 (1), 317–332.
Гири, округ Колумбия (2000). Эволюция и непосредственное выражение человеческого отцовского вклада.Психологический бюллетень, 126 (1), 55.
Гири, округ Колумбия (2005). Эволюция отцовского инвестирования. В Д. Буссе (ред.) Справочник по эволюционной психологии (стр. 483–505). Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.
Фигередо, А.Дж., Васкес, Г., Брумбах, Б.Х. и др. (2006). Теория согласованности и истории жизни: от генов до мозга и репродуктивной стратегии. Обзор развития, 26 (2), 243–275.
Харпер, Дж. Ф. и Райдер, Дж. М. (1986). Родительские привязанности, чувство собственного достоинства и принятие сверстников у подростков мужского пола без отца.Австралийский журнал секса, брака и семьи, 7, 17–26.
Хетерингтон, Э.М. (1972). Влияние отсутствия отца на развитие личности дочерей-подростков. Психология развития, 7 (3), 313–326.
Джейн Костелло, Э., Эрканли, А. и Ангольд, А. (2006). Есть ли эпидемия детской или подростковой депрессии? Журнал детской психологии и психиатрии, 47 (12), 1263–1271.
Дженсен, П.С., Гроган, Д., Ксенакис, С. И Бэйн, М.В. (1989). Отсутствие отца: влияние на детскую и материнскую психопатологию.Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии, 28 (2), 171–175.
Каплан, Х.С., Ланкастер, Дж. Б. и Андерсон, К. (1998). Человеческие родительские инвестиции и фертильность: истории жизни мужчин в Альбукерке. В А. Бут и А. С. Краутер (ред.) Мужчины в семьях (стр. 55–109). Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.
Кенни, Д.Т. и Шрайнер, И. (2009). Предикторы потребления алкоголя высокого риска среди молодых правонарушителей по приказу сообщества. Психология, государственная политика и право, 15 (1), 54.
Ламмаа В. и Клаттон-Брок Т. (2002). Раннее развитие, выживание и размножение у человека. Тенденции в экологии и эволюции, 17 (3), 141–147.
Мейсон, К.А., Коус, А.М., Гонсалес, Н., Хирага, Ю. (1994). Проблемы подросткового поведения: влияние сверстников и сдерживающая роль отсутствия отца и отношений между матерью и ребенком. Американский журнал общественной психологии, 22 (6), 723–743.
Mischel, W., Shoda, Y., Rodriguez, M.I. (1989). Задержка удовлетворения у детей.Наука, 244 (4907), 933–938.
Малки, Л.М., Крейн, Р.Л. и Харрингтон, А.Дж. (1992). Неполные семьи и достижения. Социология образования, 48–65.
Пакетт Д. и Биграс М. (2010). Рискованная ситуация: процедура оценки активационных отношений отца и ребенка. Развитие и уход за детьми в раннем возрасте, 180 (1–2), 33–50.
Quinlan, R.J. (2003). Отсутствие отца, родительская забота и женское репродуктивное развитие. Эволюция и поведение человека, 24 (6), 376–390.
Тиван, Р.К., Диффендерфер Д. и Гринфельд Н. (1986). Потребность в достижении и социометрический статус. Психологические отчеты, 58, 446.
Trivers, R.L. (1972). Родительские вложения и половой отбор. В Б. Кэмпбелл, (ред.) Половой отбор и происхождение человека, 1871–1971 (стр.136–179). Чикаго: Алдин-Атертон.

Расстройство сна и бодрствования, не связанное с 24-часовым периодом - NORD (Национальная организация по редким заболеваниям)

Вся жизнь на Земле развивалась в условиях 24-часового цикла день-ночь (свет-темнота).Организмы выработали механизмы, позволяющие рассчитывать свои клеточные и метаболические процессы в соответствии с этим суточным ритмом. В результате почти во всех клетках человеческого тела существуют биологические часы, основанные на цикле синтеза ДНК и белка. Активность часового гена была обнаружена в лейкоцитах и ​​клетках сердца, мозга, печени и многих других тканей.

Индивидуальные сотовые часы работают в цикле, близком к 24 часам. Это известно как циркадный ритм («около» - около дня, «диан» - на день).Но поскольку часы неточные, часы отдельных ячеек могут отклоняться друг от друга или от земного цикла день-ночь. Чтобы синхронизировать эти часы, в мозгу расположены главные часы. Точно так же, как дирижер оркестра удерживает музыкантов, играющих синхронно друг с другом, эти главные часы удерживают клеточные часы тела в одном временном цикле.

Основные часы расположены в так называемом супрахиазматическом ядре (SCN), расположенном в части мозга, называемой гипоталамусом, которая регулирует многие основные функции организма.SCN состоит из примерно 20 000 тесно связанных в сеть клеток, ритмы которых скоординированы, так что частота активации клеток изменяется вместе в почти 24-часовом ритме. Затем активация клеток SCN передается прямо или косвенно во многие другие области мозга, которые затем передают этот тактовый сигнал остальному телу нейрохимическими и гормональными средствами.

Два наиболее хорошо охарактеризованных ритма, управляемых тактовым сигналом, - это температурный цикл тела и выработка гормона мелатонина.SCN регулирует температуру тела через связи с другими областями гипоталамуса. Температура тела волнообразно колеблется, достигая максимума днем ​​и минимума (или надира) ночью.

SCN также посылает нервный сигнал, который следует по сложному полисинаптическому пути через шейные спинномозговые ганглии, чтобы регулировать активность шишковидной железы, которая отвечает за производство мелатонина. Мелатонин, который иногда называют «гормоном тьмы», вырабатывается в темное время суток.Он секретируется шишковидной железой в спинномозговую жидкость, а затем перемещается с кровотоком, чтобы достичь клеток тела. Он действует на специфические рецепторы мелатонина, напрямую регулируя функции клеток. Он также усиливает температурный цикл, способствуя ночному снижению температуры тела. Помимо прочего, это снижение температуры тела помогает подготовить мозг и тело ко сну.

Хотя SCN служит для координации часов клеток по всему телу, все еще существует необходимость согласовывать часы SCN с 24-часовым периодом Земли.Если предоставить его самому себе, SCN сохраняет ритм, близкий к 24 часам, но не точно. У здоровых людей собственный период часов SCN в среднем составляет около 24,2 часа. Если бы не было способа скорректировать этот цикл, чтобы он равнялся 24 часам, часы в SCN каждый день сдвигались бы на несколько минут, пока они не перестанут показывать правильное время или не останутся «увлеченными».

Основным средством поддержания правильной настройки часов SCN является выдержка в светлых и темных тонах. Специализированные клетки сетчатки глаза, которые отличаются от клеток, используемых для зрения, регистрируют воздействие света и темноты и передают этот сигнал по нервному пути, известному как ретиногипоталамический тракт, в SCN.Когда глаза подвергаются воздействию света в ранние утренние часы, это посылает сигнал, переводящий часы в SCN на более раннее время, тем самым обеспечивая необходимое ежедневное увлечение. Когда поздно ночью свет падает на глаза, в SCN отправляется сигнал задержки. График влияния света в разное время дня и ночи известен как кривая фазовой характеристики и может использоваться для прогнозирования влияния света на биологические часы. Если часы SCN работают дольше 24 часов, они имеют тенденцию задерживаться относительно цикла день-ночь, но утреннее освещение сбрасывает их.Если часы SCN работают меньше 24 часов, ночное освещение немного задержит их. Таким образом, часы SCN синхронизируются с дневным и ночным циклом света и темноты. У здоровых людей обычное воздействие утреннего света помогает поддерживать циркадные ритмы.

Клетки сетчатки, которые регистрируют свет для циркадных функций, используют пигмент, известный как меланопсин, в качестве светового сенсора. Поскольку меланопсин особенно чувствителен к синему свету, свет этого цвета сильнее влияет на циркадные ритмы.Красный, оранжевый и желтый свет имеют гораздо меньшее влияние. Зеленый свет также может влиять на ритм при определенных обстоятельствах.

Одним из наиболее важных ритмов тела, контролируемых SCN, является цикл сна-бодрствования. Этот цикл контролируется двумя процессами, известными как гомеостатический процесс и циркадный процесс. Во время сна мозг и тело восстанавливают себя и накапливают энергию и метаболические ресурсы для повседневной деятельности. В течение дня, пока человек бодрствует, эти ресурсы постепенно расходуются.Постепенная потеря энергии в течение дня вызывает желание уснуть, чтобы восстановить эту энергию. Это известно как гомеостатический сон. Если бы был задействован только гомеостатический процесс, человек просыпался бы полностью заряженным, а затем постепенно снижался бы в течение дня, как разряженная батарея. Это означало бы неравномерный уровень бдительности в течение дня с опасно низкой бдительностью днем ​​и вечером. Чтобы уравновесить это, SCN также регулирует бдительность так называемым циркадным процессом.По прошествии дня, когда энергия иссякает, SCN компенсирует это, посылая более сильный сигнал бдительности в мозг и тело. Этот сигнал настороженности достигает пика за два часа перед сном. Эта зона максимальной бдительности известна как «запретная зона для сна», поскольку сигнал бдительности делает сон в этой зоне практически невозможным. Когда наступает обычное время отхода ко сну, SCN начинает ослаблять сигнал бдительности, чтобы дать телу возможность уснуть. Чтобы предотвратить раннее пробуждение, еще до того, как ночной сон закончится, сигнал циркадной настороженности в течение ночи еще больше снижается.

Это сложное взаимодействие между циркадным и гомеостатическим процессами позволяет человеческому организму иметь относительно высокий уровень бдительности в течение дня (за исключением периодического дневного сна) и позволяет 7-9-часовой период сна. консолидированный сон ночью.

Когда все работает хорошо, световые сигналы, регистрируемые в глазах, поддерживают SCN в соответствии с 24-часовым циклом день-ночь, а SCN, в свою очередь, координирует часы в шишковидной железе и в клетках по всему телу.Все часы синхронизируют 24-часовой цикл друг с другом, как у хорошо дирижированного оркестра. Затем сигнал циркадной активности сочетается с гомеостатическим процессом, в результате чего человек может спать всю ночь и сохранять бдительность в течение дня.

Но есть ряд вещей, которые могут пойти не так с этой системой и привести к циркадным расстройствам, таким как N24.

1. Слепота. Наиболее изученная причина N24 - это то, что происходит у слепых людей.Полностью слепые (не воспринимающие свет) люди не будут регистрировать световые сигналы, необходимые для точной настройки биологических часов на 24-часовой рабочий день. Если часы SCN начинают отклоняться от 24 часов, у слепого человека нет естественного способа восстановить его синхронизацию без медицинской помощи. Поскольку врожденный ритм SCN не всегда точно составляет 24 часа, циркадная система хронометража слепого человека со временем будет медленно дрейфовать. Они будут циклически переключаться между периодами ночного сна и периодами дневного сна.В подавляющем большинстве случаев ритм сна постепенно замедляется, поэтому период составляет более 24 часов, но есть несколько случаев постепенного улучшения и периода менее 24 часов. Продолжительность циркадного периода у слепых с N24 обычно находится в диапазоне от 23,8 до 25 часов.

2. Изменение светочувствительности. У некоторых зрячих людей может быть повышенная чувствительность или нечувствительность к воздействию света на циркадную систему. Области глаза и мозга, производящие зрение, могут хорошо функционировать, но отдельный клеточный путь, передающий циркадный световой сигнал, может не работать.Если они совершенно нечувствительны к циркадным эффектам света, их состояние с циркадной точки зрения не отличается от состояния слепого человека. Если они нечувствительны к свету, свет может оказывать некоторое влияние на их ритмы, но он может быть недостаточно сильным, чтобы скорректировать циркадный дрейф в их конкретной среде освещения.

И наоборот, некоторые пациенты с расстройством отсроченной фазы сна, состоянием, связанным с N24, оказались сверхчувствительными к воздействию света.Если вечером они подвергаются обычному комнатному освещению, это может привести к чрезмерной задержке их циркадных ритмов. Если эта задержка становится кумулятивной, результатом будет N24.

3. Окружающая среда. Воздействие света из окружающей среды также может иметь значение. Здоровые люди, когда их содержат в изоляции без указания времени и разрешают включать и выключать свет по своему усмотрению, часто впадают в не-24-часовой ритм. Продолжительность ритма не только больше, чем 24,2-часовой цикл SCN, но и может достигать 25 часов и более.Это связано с тем, что самостоятельно выбранная освещенность в конце дня имеет эффект задержки. Однако это не может быть единственной причиной N24, поскольку свет не приводит к N24 у всех людей в неизолированной среде. Напротив, люди с N24 не могут поддерживать 24-часовой график даже в неизолированной среде с обычными временными ориентирами.

4. Гормональные факторы. В некоторых случаях гормон мелатонин может участвовать в развитии или сохранении N24. Некоторые пациенты с N24 вырабатывают меньше мелатонина, чем обычно, что может быть проблематичным, поскольку мелатонин помогает связать сон с циклом день-ночь.С другой стороны, слишком много мелатонина также может вызвать проблемы. Сообщалось, что антидепрессант флувоксамин, который значительно увеличивает уровень мелатонина за счет ингибирования его метаболизма, вызывает DSPD, который тесно связан с N24. У некоторых людей есть отклонения в их способности метаболизировать мелатонин, что может привести к повышению дневного уровня, что может привести к дисфункции циркадных часов.

5. Различия в работе часов сотовой связи. Другие исследования причин нарушений циркадного ритма были сосредоточены на самих клеточных часах.Исследования на здоровых людях показывают корреляцию между периодом клеточных часов и фазой увлечения. У утренних людей более короткий период времени, чем у вечерних. N24 может быть продолжением экстремальной «вечерности», при которой клеточный ритм может быть слишком далеким от 24 часов для нормального воздействия света, чтобы исправить его, ситуация, известная как «выход за пределы диапазона увлечения».

Период биологических часов человека можно измерить двумя способами. Сначала можно изучить период в обычных условиях жизни испытуемого.В этих условиях период нормального человека составляет 24 часа. Время их цикла сна и бодрствования не меняется со временем. Человек с N24 по определению будет иметь период более 24 часов, иногда до 25-26 часов.

В нормальных условиях на циркадные часы влияют внешние факторы, особенно свет. Но в особых экспериментальных условиях (постоянный распорядок и принудительная десинхронизация) ученые могут нейтрализовать эти внешние эффекты и найти то, что называется внутренним периодом часов.Это время, которое часы отсчитывали бы, если бы они были изолированы от внешних воздействий. Для нормальных людей внутренний период часов составляет около 24,2 часа. Ежедневное воздействие обычного света компенсирует разницу в 0,2 и позволяет нормальным объектам оставаться в 24-часовом дне.

В трех небольших исследованиях изучали собственный период у пациентов с N24. Одно исследование с участием 6 пациентов выявило период в 24,5 часа, исследование с участием 4 пациентов - 24,9 часа, а в описании случая с одним пациентом также было обнаружено 24.5-часовой период. Таким образом, этим пациентам N24 требуется корректировка не менее 0,5–0,9 часа в день, чтобы оставаться в 24-часовом цикле. Нормального освещения может быть недостаточно для выполнения этой настройки. В сочетании с другими факторами, отталкивающими время от времени, это может сделать невозможным переход на 24-часовой рабочий день.

В других исследованиях также изучались часы в мышечных клетках (фибробластах), извлеченных и выращенных в культуре. Период клеток в культуре коррелирует с внутренним периодом человека, у которого были взяты образцы клеток.Это показывает, что тактовый период определяется на клеточном уровне. Для пациентов N24 это говорит о том, что по крайней мере у некоторых из них может проявляться фундаментальная неисправность биохимической основы циркадных часов, что приводит к более длительному внутреннему периоду.

В то время как внутренний период пациентов N24 длиннее среднего, он перекрывается с периодом, обнаруженным у нескольких субъектов экстремального вечернего типа, у которых нет клинического N24. Таким образом, хотя длительный внутренний период, несомненно, является основным фактором, способствующим развитию N24, могут быть также задействованы дополнительные факторы, которые определяют разницу между экстремальным вечерним хронотипом и свободным течением N24.

6. Различия в регуляции сна. Другой возможный набор причин N24 связан с гомеостатической и циркадной регуляцией сна. В среднем пациенты с N24 имеют немного большую потребность во сне, чем обычно. В некоторых случаях это может быть крайним. В то время как здоровый человек может спать 8 часов и бодрствовать 16 часов, если кому-то нужно 12 часов сна, а затем он бодрствует в течение обычных 16 часов, его день в общей сложности продлится 28 часов. Изменение цикла сна, в свою очередь, изменит время воздействия света, сохраняя цикл N24.Точно так же, если у кого-то дефицит гомеостатического стремления ко сну, он может спать нормальные 8 часов, но ему потребуется 20 часов бодрствования, прежде чем накопится достаточное гомеостатическое давление, позволяющее уснуть, что снова приводит к 28-часовому дню.

Время сна по отношению к внутренним циркадным ритмам, также известное как фазовый угол между сном и циркадными ритмами, во многих случаях N24 является ненормальным. Здесь фазовый угол описывается с точки зрения взаимосвязи между временем сна и циркадным ритмом температуры тела.У здоровых людей температура тела начинает падать незадолго до начала сна и достигает минимума в конце периода сна - обычно примерно за 2 часа до пробуждения. Люди с N24, как правило, засыпают очень поздно по сравнению с их температурным циклом, поэтому время между температурным минимумом и временем пробуждения (смещение сна) может составлять 4 часа и более, в крайних случаях даже до 8 часов. Поскольку реакция организма на воздействие света и темноты синхронизируется с внутренними ритмами (такими как внутренняя температура), а не с циклом сна как таковым, N24 с ненормальной взаимосвязью между сном и циркадными ритмами будут спать в течение части своих часов с опережением фазы. и не получать свет, необходимый им каждый день, чтобы сбросить часы.В то же время, поскольку они просыпаются поздно по сравнению с их температурным циклом, они подвергаются воздействию света во время части фазовой задержки кривой фазовой характеристики. Это имеет тенденцию подталкивать их циркадный ритм к более продолжительному, чем обычно, дню. Это усиливает эффект уже длительного внутреннего периода пациентов N24.

Циркадная регуляция сонливости также важна. Даже у здоровых людей есть «запретная зона для сна», которая возникает за час или два до нормального отхода ко сну и связана с сигналом максимальной циркадной активности.У людей с N24 эта запретная зона возникает слишком поздно днем ​​и слишком сильна, чтобы позволить спать в 24-часовом цикле.

Этот паттерн может усиливаться определенными эффектами сна и бодрствования при настороженности. Когда люди просыпаются после продолжительного сна, они часто находятся в состоянии пониженной активности, известном как инерция сна. У людей с N24 это состояние вялости и сонливости может быть очень сильным и сохраняться в течение многих часов. Чем дольше они бодрствуют, тем бдительнее становятся.(Это может быть объяснено наблюдением, что цепи клеток мозга становятся более возбудимыми с более длительным бодрствованием.) Когда приходит время для них спать (если они пытаются придерживаться 24-часового цикла), их бдительность достигает высокой точки и их повышенное состояние энергии, даже если оно кратковременное, не позволит им заснуть в обычное время. Кроме того, пациенты с N24 могут не захотеть уснуть в это время, потому что они, наконец, почувствуют себя бодрыми, бодрыми и продуктивными.

7.Разработка. Еще одним фактором является развитие мозга, в частности циркадных центров и центров сна. При распространенных нарушениях развития, таких как аутизм, отмечается относительно высокая частота встречаемости N24 и других нарушений циркадного ритма и сна. Предполагается, что циркадные центры и центры сна мозга не развивались должным образом или на них влияют другие нейрохимические или анатомические нарушения. Возможно, что другие N24, у которых нет общих нарушений развития, могут иметь нарушение развития, ограниченное сном и циркадными центрами мозга.

8. Травма. Было отмечено, что физическое повреждение головного мозга, например, в результате травмы головы, приводит к образованию N24 у ранее здоровых людей. Предполагается, что травма головы повреждает сон и циркадные центры мозга, такие как гипоталамус или шишковидная железа. Точно так же опухоли головного мозга приводят к развитию N24. Расстройства циркадного сна были отмечены у выживших после опухолей моста и гипоталамуса. Краниофарингиомы особенно часто приводят к нарушениям сна.В некоторых случаях повреждение происходит из-за самой опухоли, а в других случаях - из-за воздействия лучевой терапии на голову. В одном случае аневризма около SCN привела к переходному N24. Также было сообщение о N24 после химиотерапии лимфомы Ходжкина.

Под заголовком физических отклонений любой фактор, который приводит к полной слепоте, будь то в результате генов, болезни или травмы, может привести к вторичному N24.

9. Ятрогенный. N24 также может возникать в результате попыток лечения более распространенного расстройства - расстройства задержки фазы сна (DSPD).Одним из широко используемых методов лечения DSPD является хронотерапия, при которой пациента инструктируют постепенно откладывать время отхода ко сну и бодрствования до трех часов в день, пока они не перейдут круглосуточно к более социально приемлемому графику сна и бодрствования. По сути, это означает временное принятие расписания N24. К сожалению, у некоторых пациентов после того, как установлен режим приема N24, его нарушить становится практически невозможно. Они заменили одно нарушение циркадного ритма, DSPD, на еще более инвалидизирующее, N24.Есть несколько причин, по которым паттерн N24 трудно вырваться из однажды установленного. Один из них связан с временем сна относительно температурного ритма, упомянутого выше. Другой связан с тем, что называется пластичностью циркадной системы. Это означает, что после того, как организм был помещен в определенный цикл, включая не 24-часовой цикл, циркадные часы запоминают этот цикл и пытаются его продолжить. Риск N24 после хронотерапии известен с 1990-х годов, но многие врачи по-прежнему не осознают этого риска, рекомендуя хронотерапию.

10. Генетика. Появляется все больше свидетельств генетического компонента N24. В большинстве случаев это не просто наследственное генетическое заболевание (наследование Меделя). У большинства пациентов с N24 нет родителей или близких родственников с этим заболеванием. Однако, похоже, есть несколько генетических факторов, которые могут предрасполагать кого-то к развитию N24.

Одно исследование обнаружило специфические генетические изменения (однонуклеотидные полиморфизмы, SNP) в гене BHLHE40 у 4 пациентов с N24.Поскольку этот ген кодирует компоненты клеточных часов, такие мутации могут влиять на функцию часов, приводя к аномалиям, отмеченным в N24.

Отдельное исследование 67 пациентов N24 обнаружило связь с полиморфизмом в гене PER3 . PER3 также кодирует важный компонент циркадных часов. Те же самые полиморфизмы были связаны с экстремальным вечерним хронотипом - генетической предрасположенностью к лучшему функционированию в конце дня, тенденция, которая также отмечается у людей не 24 года.Считается, что вариации в гене PER3 (как SNP, так и количество повторов) влияют на период автономной работы (у животных), гомеостатическое стремление ко сну (у людей) и реакцию на свет (у людей). Предполагается, что все эти факторы с некоторыми доказательствами являются аномальными для N24.

DSPD, состояние, связанное с N24, было связано с наличием мутации в гене CRY1, который играет роль в циркадных часах, в исследовании одной семьи.