Как бороться с девиантным поведением: Девиации поведения людей и педагогические возможности их коррекции

Содержание

Реабилитация девиантного поведения

Методы профилактики девиантного поведения

Определение 1

Девиантное поведение – это достаточно распространенная форма отклоняющегося поведения. Его причина заключается в том, что человек обладает как явными, так и скрытными нарушениями личности. Он отрицает общепринятые нормы и ценности, мораль и нравственность. Также он посягает на права и свободы иных личностей, что может быть опасным для их здоровья и жизни.

Причинение вреда окружающим – это форма девиантного поведения, наиболее распространенная в наши дни. Чаще всего асоциальному поведению подвержены молодые люди: в силу своего юного возраста они стремятся к тому, чтобы выделиться среди остальных, тем самым делая так, что их поведение выходит за рамки допустимого. Они пропагандируют свободный от предрассудков образ жизни, который включает в себя употребление спиртных напитков, наркотиков и иных запрещенных препаратов. Основываясь на данном определении, следует отметить, что профилактика асоциального поведения должна в первую очередь направляться на просветительскую деятельность, а также на ведение разъяснительной работы среди особо трудных подростков, которые нередко встречаются в современном обществе.

К методам профилактики девиантного поведения следует отнести следующие:

  1. Воспитательные беседы;
  2. Предупреждение возможных зависимостей;
  3. Разработка индивидуальных образовательных программ;
  4. Психологические тренинги.

Воспитательные беседы относятся к одному из распространенных методов, который применяется для реабилитации девиантного поведения у людей. Беседы могут быть эффективны в выявлении причин девиантного поведения, поскольку исследователями давно доказано, что оно не возникает спонтанно, а имеет ряд факторов, его провоцирующих. К тому же, стоит отметить, что дети и подростки чаще всего подвержены влиянию асоциальных аспектов жизни, и поэтому они нуждаются в том, чтобы разговаривать о возникающих проблемах, а не испытывать давление и полноценное наказание, которое может лишь усугубить их состояние.

Замечание 1

И родители, и педагоги обязаны способствовать формированию у детей правильного видения мира, и именно в этом состоит профилактика девиантного поведения.

Есть одно важное условие: воспитательные беседы должны проводиться своевременно, иначе они будут неэффективны.

Немаловажной является методика по предупреждению зависимостей, которые являются ключевыми факторами девиантного поведения людей. Именно такие люди в большей степени нуждаются в абсолютно любых профилактических мерах, которые позволят им не просто забыть о зависимости на время, а полностью избавиться от нее и ее опасных последствий. Любая аддикция приводит к тому, что личность начинает деградировать. Снижается уровень удовлетворения жизнью, человек находит удовольствие лишь в том, чтобы употребить наркотик или алкоголь. В этом случае профилактика девиантного поведения не обходится без предупреждения возможностей формирования зависимостей. В первую очередь, здесь профилактика должна начинаться с эффективной работой над самим собой, а также с устранения вредных привычек, убивающих личность.

Иные методы борьбы с девиантным поведением

Психологи подтверждают тот факт, что девиация является результатом дисгармонии в самом человеке, его неудовлетворенности в собственном теле, в своем уровне жизни, здоровье, а также в общении с близкими людьми.

Весомое профилактическое воздействие против отклоняющегося, асоциального поведения могут оказывать и специальные образовательные программы, которые разрабатываются с учетом особенностей личности девианта и причин его отклоняющегося поведения. Образовательные программы действуют таким образом, что четко информируют молодых людей о всех возможных последствиях их необдуманных шагов и действий, которые они совершают в угоду удовлетворения личных потребностей, не учитывая особенности жизни окружающих.

Например, пропаганда спорта и здорового образа жизни – это один из методов профилактики формирования всякого рода поведенческих отклонений. Девиантное поведение продиктовано неспособностью найти свое место в мире, а также теми неблагоприятными условиями, с которыми сталкивается человек. Иногда проблемы идут из семьи: неблагополучные семьи преподают своим детям пример, и они перенимают его, не до конца осознавая, что насилие, жестокость и грубое обращение – это те виды поведения, которые далеки от нормального.

В таком случае образовательные программы нацелены на то, чтобы оказать специальное профилактическое влияние на сознание человека, в особенности на сознание подрастающего поколения. Профилактика девиантного поведения необходима также для того, чтобы формировать положительный образ «я», которые будет примером для окружающих, и не будет отклоняться от общепринятых норм и традиций, а также правил поведения и нравственности.

Время от времени в человеке накапливается негативная энергия, и справиться с ней можно лишь благодаря работе со специалистом. Хорошей профилактикой от нервного срыва и иных психических отклонений служат специальные тренинги, которые могут касаться различных тематик. Такие мероприятия направлены на то, чтобы минимизировать конфликтные ситуации, а также снизить эмоциональное напряжение индивида, которое чаще всего становится причиной опасного поведения и истощения, когда человек перестает контролировать самого себя и свои действия, чем может навредить окружающим. В качестве профилактики девиантного поведения тренинги подходят идеально.

Психологические тренинги особенно необходимы, если человек сталкивается с тяжелой жизненной ситуацией и не видит выхода из нее.

Замечание 2

Таким образом, мы можем отметить, что сегодня существует множество методов, которые позволяют корректировать девиантное поведение, а также проводить его профилактику. К каждому человеку можно найти индивидуальный подход и разработать уникальную программу с учетом личностных особенностей и тех причин, по которым человек начинает вести себя не совсем адекватно.

Отклоняющееся поведение в организациях: как с этим бороться?

Отклоняющее поведение в организациях — это добровольное поведение сотрудников, которое нарушает нормы организации и представляет собой угрозу для нее. По подсчетам американских исследователей, различные формы отклоняющегося поведения сотрудников ежегодно приносят убытки компаниям на сумму $20 млрд., 30% всех банкротств происходит из-за того, что сотрудники нарушают нормы поведения в организации. Принято выделять четыре типа отклоняющегося поведения на рабочем месте.

Во-первых, это нарушение количественных или качественных производственных стандартов. Примерами такого рода отклоняющегося поведения являются непроизводительный расход сырья или ресурсов (проще говоря — разбазаривание, необоснованный перерасход) или намеренное снижение темпов работы (когда под любыми предлогами и с помощью разнообразных уловок сотрудник делает вид, что никак не может работать быстрее и производительнее).

Во-вторых, это «особое отношение» сотрудника к клиентам, поставщикам, подчиненным и т. д. Выражается оно в том, что сотрудник одним (клиентам, поставщикам, подчиненным, коллегам) необоснованно предоставляет режим благоприятствования, других — наоборот, «задвигает». Именно за него получают «откаты». «Особое отношение», естественно, становится отклоняющимся, только если оно не соответствует нормам организации.

В-третьих, это несанкционированное присвоение или разрушение собственности организации. Классическими примерами являются кража или преднамеренное завышение расходов с последующим присвоением разницы между тем, что объявлено как потраченное и тем, что реально потрачено.

Четвертой разновидностью отклоняющегося поведения в организациях исследователи называют агрессивные действия сотрудника: скандалы, оскорбления, рукоприкладство, кляузы и т. п.

Что же приводит к отклоняющемуся поведению? И, соответственно, что делать, чтобы свести его к минимуму?

Один из приемов — это отбор по прошлому опыту, или биографическим данным. Известно, что прошлое поведение человека в определенной степени предсказывает его поведение в будущем. Если человек уже воровал или мошенничал, то он с большей вероятностью сделает нечто подобное в будущем по сравнению с человеком, который не воровал и не мошенничал никогда. Следовательно, надо тщательно проверять сотрудников при приеме на работу на предмет наличия в его трудовой биографии фактов отклоняющегося поведения на рабочем месте. Такие меры сплошь и рядом принимаются, но… мало помогают.

Другим средством снижения вероятности отклоняющегося поведения в организации является отбор по личностным качествам.

Вопрос — по каким. Если наукой твердо установлено, что люди с такими-то личностными чертами относительно чаще демонстрируют отклоняющееся поведение, лучше не брать их на работу. В психологической науке на этот счет есть кое-какие факты. Установлено, например, что люди недобросовестные (беззаботные, небрежные и ненадежные), эмоционально нестабильные (нервозные, раздражительные, тревожные, подавленные и неуверенные в себе), недоброжелательные (недоверчивые, враждебные, холодные, жесткие и нетерпимые), с внешним локусом контроля (склонные видеть причины происходящего с ними не в них самих, а в действиях других людей или случайных обстоятельствах) относительно чаще отклоняются от организационных норм. Необходимо подчеркнуть: только «относительно чаще», а отнюдь не всегда. Судя по всему, точность предсказания отклоняющегося поведения по личностным качествам не выше, чем по прецедентам в трудовой биографии.

Но это еще не все. Исследования показывают, что большинство проявлений отклоняющегося поведения на рабочем месте вызвано отнюдь не личностными особенностями работников, а факторами организационной среды.

Львиная доля этих факторов вполне подконтрольна руководителям: от топ-менеджера до руководителя небольшого отдела. Именно руководители создают условия для того, чтобы сотрудники нарушали нормы компании. Посмотрим, что делают руководители для того, чтобы подчиненные «отклонялись» и что делать руководителям, чтобы этого не происходило.

Система компенсации, или система оплаты, принятая в компании (читай — «принятая руководителями») может сама по себе спровоцировать отклоняющееся поведение сотрудников.

В других случаях непосредственные руководители гласно или негласно поддерживают нормы отклоняющегося поведения среди своих подчиненных. Например, среди продавцов, доставляющих товары на дом или в офисы, бытует прием, называемый ими «безмолвные продажи», суть которого состоит в том, что клиенту пытаются подсунуть товар, которого он не заказывал. Иногда этот прием срабатывает, т. е. клиент платит за то, что он не заказывал. Тогда выигрывают продавцы и руководитель отдела.

Беда в том, что в нашем непростом мире руководители весьма часто воспринимают подчиненных как людей, пекущихся исключительно о себе, эгоистичных, готовых в любую минуту, при малейшей угрозе своих интересов предать компанию: украсть, смошенничать, наврать и т.

п. Что греха таить, нередко оказывается, что так оно и есть. Но дело в том, что если руководитель проявляет свое недоверие к подчиненному, тот это чувствует и, даже будучи честным человеком (такое случается), сам начинает верить в собственную неблагонадежность, а потом и вести себя соответственно.

Другим фактором отклоняющегося поведения является ролевая неопределенность. Состоит она в том, что сотрудник нечетко или не вполне четко понимает, чего от него ожидает руководство, каковы в конечном счете будут последствия его действий для компании. Чаще всего от ролевой неопределенности страдают сотрудники, которые являются связующим звеном между компанией и внешним миром (клиентами, например). Менеджер по продажам может «впарить» копир стоимостью $4000, в то время как клиенту на самом деле не нужен такой «навороченный» агрегат, его потребности вполне бы удовлетворил копир за $2000. Менеджер при этом может быть доволен собой: он ведь преследует цель увеличения объема продаж. Однако клиент в итоге поймет, что его, мягко говоря, обвели вокруг пальца и вряд снова обратится в эту компанию.

Руководители должны сделать так, что сотрудник понимал и контролировал отдаленные последствия своих действий, а не ориентироваться только на сиюминутный результат. Для этого, во-первых, необходимо «приоткрыть» перед сотрудником цепочку событий и результатов, к которым может привести то или иное его действие; во-вторых, обеспечить понимание сотрудником полезности (вредности) для компании тех или иных результатов его деятельности; в-третьих, поставить вознаграждение сотрудника в зависимость от конечных показателей эффективности деятельности компании.

Если бы сотрудник мог себе представить (а еще лучше), увидеть разочарование и негодование клиента после того, как ему что-то «впарили», если бы он представлял, сколько человек узнали от него об этом, сколько клиентов не вернулось, сколько никогда не придет, в какую копеечку это выльется для компании и, наконец, сколько он сам на этом потеряет!

Выбирая из двух гипотез — «сотрудник по природе своей плох» и «сотрудник по природе своей хорош» — руководителю для пользы дела лучше оказать некоторое предпочтение второй из них и при этом оставаться чувствительным к фактам.

Соблюдая все эти меры, можно существенно «выправить» поведение подчиненных и уменьшить вероятность его отклонений в будущем.

По материалам «Антропос-консалтинг»

Как справиться с девиантным поведением ребенка

Причины

Можно выделить несколько:

  • Социальные условия, в которых ребенок рос;
  • Внутрисемейные отношения;
  • Личностные характеристики самого девианта.

Несмотря на то, что причин несколько, все же, основную можно охарактеризовать как «ригидность малой социальной группы, где растет и развивается ребенок».

Под малой социальной группой понимают семью или других значимых взрослых, которые являются авторитетом для подростка (опекуны, воспитатели в детском доме, учителя и т.д.).

Понятие ригидности в психологии очень сложное и многогранное. Но в семейной психологии и в психологии девиантного поведения именно ригидность играет ключевую роль.

Ригидность малой социальной группы – это семья со стабильными, инертными, не предполагающими вариант изменения или влияния, нормами и правилами, устоями и традициями.

К примеру, есть в семье правило каждый день ужинать всей семьей. Это традиция, которая согласно негласным договоренностям взрослых членов семьи, должна исполнятся всегда. Любые срывы ужина, опоздания или неполный состав семьи за ужинов воспринимается как покушение на общий уклад семьи, что влечет за собой наказание. Наказания в ригидных семьях очень строги, вплоть до физических воздействий на ослушавшегося. При этом мотивация ослушавшегося в расчет не берется. Ребенок мог пропустить ужин заигравшись на улице, опоздав на автобус домой, задержавшись в очереди за хлебом или отсутствием аппетита по причине болезни. Какой бы уважительной причина пропуска ужина не была, ослушавшийся будет наказан.

Таким образом, на уровне психологии семьи четко прослеживается неуважение к личности ребенка и неудовлетворение его потребностей в угоду внешним показателям стабильности.

Это принципиально для развития девиантного поведения, ведь, по сути, оно является результатом внутреннего протеста ребенка перед непосильными и часто глупыми правилами семьи, где важнее красивая картинка, а не чувства человека.

Дети в ригидных семьях воспринимаются не как отдельные личности, со своим темпераментом, характером и желаниями, а как атрибут и показатель «правильности» семьи, и как нарциссическое продолжение взрослых.

Нарциссическое продолжение взрослого – это восприятие ребенка как своего продолжения, когда нет осознания того, что взрослый и ребенок – это отдельные люди, которые не могут вести себя одинаково, хотеть одного и того же, выбирать и любить одно. При нарциссическом продолжении утрачивается индивидуальность и становится невозможным его развитие и адаптация в обществе.

Взрослые уже все за ребенка придумали, решили, отхотели. В итоге, ребенок не знает кто он, каковы его истинные желания и потребности, куда ему идти и кем быть.

Таким образом, с одной стороны, это неприемлемое самовыражение подростка в обществе, а с другой, это адекватная, если можно так сказать, реакция на те внутрисемейные условия, от которых ему просто некуда деться.

7.2 Объяснение девиации - Социология

Цель обучения

  1. Укажите основные аргументы и предположения различных социологических объяснений девиации.

Если мы хотим уменьшить количество насильственных преступлений и других серьезных отклонений, мы должны сначала понять, почему они происходят. Существует множество социологических теорий девиации, и вместе они предлагают более полное понимание девиации, чем любая другая теория сама по себе. Вместе они помогают ответить на поставленные ранее вопросы: почему показатели девиантности различаются в пределах социальных категорий и в разных местах, почему одни виды поведения с большей вероятностью, чем другие, будут считаться девиантными, и почему одни типы людей с большей вероятностью, чем другие, будут считаться девиантными и быть наказанным за девиантное поведение.В целом социологические объяснения подчеркивают важность социальной среды и социального взаимодействия для девиантности и совершения преступления. Таким образом, они имеют важное значение для того, как уменьшить такое поведение. В соответствии с темой публичной социологии этой книги, обсуждение нескольких таких стратегий сокращения преступности завершает эту главу.

Теперь перейдем к основным социологическим объяснениям преступности и девиантности. Сводка этих объяснений представлена ​​в Таблице 7.1 «Теоретический снимок: краткое изложение социологических объяснений девиантности и преступности».

Таблица 7.1 Теоретический обзор: краткое изложение социологических объяснений девиантности и преступности

Основная теория Связанное объяснение Краткое объяснение
Функционалист Виды Дюркгейма Девиантность выполняет несколько функций: (а) разъясняет нормы и повышает соответствие, (б) укрепляет социальные связи между людьми, реагирующими на отклонение, и (в) может способствовать положительным социальным изменениям.
Социальная экология Определенные социальные и физические характеристики городских кварталов способствуют высокому уровню преступности. Эти характеристики включают бедность, ветхость, плотность населения и текучесть населения.
Теория деформации Согласно Роберту Мертону, отклонения среди бедных являются результатом разрыва между культурным акцентом на экономический успех и неспособностью достичь такого успеха с помощью законных средств работы.Согласно Ричарду Клоуарду и Ллойду Олину, дифференцированный доступ к незаконным средствам влияет на тип отклонения, в котором участвуют люди, испытывающие напряжение.
Девиантные субкультуры Бедность и другие общественные условия порождают определенные субкультуры, через которые подростки приобретают ценности, способствующие девиантному поведению. Альберт Коэн писал, что неуспеваемость в школе приводит к тому, что мальчики из низшего класса присоединяются к бандам, система ценностей которых поощряет и поощряет преступность. Уолтер Миллер писал, что преступность проистекает из основных проблем, вкуса к неприятностям, жесткости, сообразительности и азарта. Марвин Вольфганг и Франко Ферракути утверждали, что субкультура насилия в городских районах способствует насильственной реакции на оскорбления и другие проблемы.
Теория социального контроля Трэвис Хирши писал, что преступность является результатом слабых связей с обычными социальными институтами, такими как семьи и школы. Эти узы включают привязанность, приверженность, участие и веру.
Конфликт Люди, обладающие властью, принимают законы и иным образом используют правовую систему, чтобы обеспечить свое положение на вершине общества и удержать бесправных внизу. Бедные и меньшинства чаще подвергаются аресту, осуждению и тюремному заключению из-за своей бедности и расы.
Феминистские перспективы Неравенство в отношении женщин и устаревшие взгляды на отношения между полами лежат в основе изнасилований, сексуальных посягательств, насилия со стороны интимного партнера и других преступлений против женщин. Сексуальное насилие побуждает многих девушек и женщин обращаться к наркотикам, алкоголю и другим видам антиобщественного поведения. Гендерная социализация - ключевая причина больших гендерных различий в уровне преступности.
Символический интеракционизм Теория дифференциальной ассоциации Эдвин Х. Сазерленд утверждал, что преступному поведению можно научиться, общаясь с близкими друзьями и членами семьи, которые учат нас, как совершать различные преступления, а также ценностям, мотивам и рационализаторам, которые мы должны принять, чтобы оправдать нарушение закона.
Теория маркировки Девиантность возникает из-за того, что вас назвали девиантом; нелегальные факторы, такие как внешний вид, раса и социальный класс, влияют на частоту навешивания ярлыков.

Объяснения для функционалистов

Несколько объяснений можно сгруппировать в рамках функционалистской точки зрения в социологии, поскольку все они разделяют центральную точку зрения этой точки зрения на важность различных аспектов общества для социальной стабильности и других социальных потребностей.

Эмиль Дюркгейм: Функции отклонения

Как отмечалось ранее, Эмиль Дюркгейм сказал, что отклонение от нормы - это нормально, но он не остановился на этом. В удивительном и до сих пор спорный поворот, он также утверждал, что девиация выполняет несколько важных функций для общества.

Во-первых, сказал Дюркгейм, девиантность проясняет социальные нормы и увеличивает конформность. Это происходит потому, что обнаружение отклонений и наказание за них напоминает людям о нормах и усиливает последствия их нарушения.Если ваш класс сдавал экзамен, и ученик был пойман на обмане, остальным ученикам сразу напомнили бы о правилах обмана и наказании за него, и в результате они с меньшей вероятностью обманули бы.

Вторая функция девиантности состоит в том, что она укрепляет социальные связи между людьми, реагирующими на девиантность. Примером может служить классический рассказ « The Ox-Bow Incident » (Кларк, 1940), в котором трое невиновных мужчин обвиняются в угоне скота и в конечном итоге линчуются. Толпа, которая линчевала, очень сплочена в своем безумии против мужчин, и, по крайней мере, в тот момент, узы между людьми в толпе чрезвычайно сильны.

Последняя функция девиантности, по словам Дюркгейма, заключается в том, что она может способствовать положительным социальным изменениям. Хотя некоторые из величайших фигур в истории - Сократ, Иисус, Жанна д'Арк, Махатма Ганди и Мартин Лютер Кинг-младший, и это лишь некоторые из них - считались наихудшими извращенцами в свое время, теперь мы чествуем их за их приверженность. и жертва.

Эмиль Дюркгейм писал, что отклонения от нормы могут привести к положительным социальным изменениям. Многие южане испытывали сильные негативные чувства к доктору Мартину Лютеру Кингу-младшему во время движения за гражданские права, но теперь история чтит его за его приверженность и самопожертвование.

Социолог Герберт Ганс (1996) указал на дополнительную функцию девиантности: девиантность создает рабочие места для сегментов общества - полиции, тюремных надзирателей, профессоров криминологии и т. Д. - чья основная задача - каким-то образом бороться с девиантами.Если бы девиантности и преступности не существовало, сотни тысяч законопослушных людей в США остались бы без работы!

Хотя девиация может иметь все эти функции, многие ее формы, безусловно, могут быть весьма вредными, о чем нам напоминает история об ограбленном избирателе, начавшая эту главу. Насильственные преступления и преступления против собственности в Соединенных Штатах ежегодно становятся жертвами миллионов людей и домохозяйств, в то время как преступность со стороны корпораций имеет еще более пагубные последствия, как мы обсудим позже.Употребление наркотиков, проституция и другие преступления без потерпевших могут вовлекать добровольных участников, но эти участники часто причиняют себе и другим большой вред. Хотя отклонение согласно Дюркгейму неизбежно и нормально и выполняет важные функции, это, конечно, не означает, что Соединенные Штаты и другие страны должны быть счастливы иметь высокий уровень серьезных отклонений. Обсуждаемые нами социологические теории указывают на определенные аспекты социальной среды, в широком смысле слова, которые способствуют развитию девиантности и преступности и должны быть в центре внимания усилий по сокращению такого поведения.

Социальная экология: особенности микрорайона и сообщества

Важный социологический подход, начатый в конце 1800-х - начале 1900-х годов социологами из Чикагского университета, подчеркивает, что определенные социальные и физические характеристики городских районов повышают вероятность того, что люди, выросшие и живущие в этих районах, будут совершать отклонения и преступления. Это направление мысли теперь называется подходом социальной экологии (Mears, Wang, Hay, & Bales, 2008). Было выявлено множество криминогенных характеристик района (вызывающих преступление), включая высокий уровень бедности, плотность населения, ветхое жилье, мобильность по месту жительства и домохозяйства с одним родителем.Считается, что все эти проблемы способствуют социальной дезорганизации или ослаблению социальных связей и социальных институтов, что затрудняет правильную социализацию детей и отслеживание подозрительного поведения (Mears, Wang, Hay, & Bales, 2008; Sampson, 2006).

Социология имеет значение

Улучшение жилищных условий помогает снизить уровень преступности

Одна из социологических теорий преступности, обсуждаемых в тексте, - это подход социальной экологии. Для обзора: этот подход объясняет высокий уровень девиантности и преступности социальными и физическими характеристиками района, включая бедность, высокую плотность населения, ветхое жилье и высокую текучесть населения.Эти проблемы создают социальную дезорганизацию, которая ослабляет социальные институты района и препятствует эффективной социализации детей.

Множество эмпирических данных подтверждают точку зрения социальной экологии о негативных условиях в районе проживания и уровне преступности и предполагают, что усилия по улучшению этих условий снизят уровень преступности. Некоторые из наиболее убедительных доказательств получены в результате Проекта по человеческому развитию в окрестностях Чикаго (под руководством социолога Роберта Дж. Сэмпсона), в ходе которого были изучены более 6000 детей в возрасте от рождения до 18 лет, а также их родители и другие опекуны. 7-летний период.Были измерены социальные и физические характеристики десятков кварталов, в которых проживали испытуемые, что позволило оценить влияние этих характеристик на вероятность правонарушений. Ряд исследований с использованием данных этого проекта подтверждают общие предположения подхода социальной экологии. В частности, преступность выше в районах с более низким уровнем «коллективной эффективности», то есть в районах с более низким уровнем общественного надзора за поведением подростков.

Многие исследования, проведенные в рамках проекта Чикаго, и данные по нескольким другим городам показывают, что условия проживания в микрорайонах сильно влияют на степень преступности в городских кварталах. Это исследование, в свою очередь, предполагает, что стратегии и программы, улучшающие социальные и физические условия городских кварталов, вполне могут помочь снизить высокий уровень преступности и правонарушений, которые так часто встречаются там. (Bellair & McNulty, 2009; Sampson, 2006)

Теория деформации

Неудача в достижении американской мечты лежит в основе знаменитой теории деформации Роберта Мертона (1938) (также называемой теорией аномии). Вспомните из главы 1 «Социология и социологическая перспектива», что Дюркгейм приписывал высокий уровень самоубийств аномией или отсутствием норм, возникающим во времена, когда социальные нормы неясны или слабы. Адаптируя эту концепцию, Мертон хотел объяснить, почему у бедных людей более высокий уровень отклонений, чем у небедных. Он рассудил, что Соединенные Штаты превыше всего ценят экономический успех, а также имеют нормы, определяющие утвержденные средства, работающие, для достижения экономического успеха. Поскольку бедняки часто не могут достичь американской мечты об успехе с помощью обычных средств работы, они испытывают разрыв между целью экономического успеха и средствами работы.Этот пробел, который Мертон сравнил с аномией Дюркгейма из-за отсутствия ясности в отношении норм, приводит к напряжению или разочарованию. Чтобы уменьшить свое разочарование, некоторые бедные люди прибегают к нескольким приспособлениям, включая отклонения, в зависимости от того, принимают они или отвергают цель экономического успеха и средства работы. В таблице 7.2 «Теория аномии Мертона» представлена ​​логическая адаптация бедных к тому стрессу, который они испытывают. Давайте кратко рассмотрим их.

Таблица 7.2 Теория аномии Мертона

Адаптация Цель экономического успеха Средства рабочие
I.Соответствие + +
II. Инновация +
III. Ритуализм +
IV. Ретреатизм
V. Восстание ± ±
+ означает принять, - означает отклонить, ± означает отклонить и работать для нового общества

Несмотря на свое напряжение, большинство бедняков продолжают принимать цель экономического успеха и продолжают верить, что они должны работать, чтобы зарабатывать деньги. Другими словами, они продолжают оставаться хорошими законопослушными гражданами. Они соответствуют нормам и ценностям общества, и неудивительно, что Мертон называет их адаптацию соответствием .

Столкнувшись с трудностями, некоторые бедные люди продолжают ценить экономический успех, но придумывают новые способы его достижения. Они грабят людей или банки, совершают мошенничество или используют другие незаконные способы получения денег или имущества. Мертон называет эту адаптацию инновациями .

Другие бедняки продолжают работать на работе, не надеясь значительно улучшить свою жизнь.По привычке они ходят на работу изо дня в день. Мертон называет эту третью адаптацию ритуализмом . Эта адаптация не связана с девиантным поведением, но является логической реакцией на напряжение, которое испытывают бедные люди.

Одна из адаптаций Роберта Мертона в его теории напряжений - это ретреатизм, при котором бедные люди отказываются от экономической цели общества и отказываются от его средств занятости для достижения этой цели. Многие из сегодняшних бездомных могут считаться отступниками по типологии Мертона.

В четвертой адаптации Мертона, retreatism , некоторые бедные люди уходят из общества, становясь бродягами или бродягами, или становясь зависимыми от алкоголя, героина или других наркотиков. Их реакция на напряжение, которое они испытывают, состоит в том, чтобы отвергнуть как цель экономического успеха, так и средства работы.

Пятая и последняя адаптация

Мертона - это rebellion . Здесь бедняки не только отвергают цель успеха и средства работы, но и активно работают над созданием нового общества с новой системой ценностей.Эти люди - радикалы и революционеры своего времени. Поскольку Мертон разработал свою теорию напряжения после Великой депрессии, в которой рабочее и социалистическое движения были весьма активными, неудивительно, что он думал о восстании как о логической адаптации бедных к их неуспеху в экономике.

Хотя теория Мертона была популярна на протяжении многих лет, у нее есть некоторые ограничения. Возможно, наиболее важным является то, что в нем не учитываются отклонения, такие как мошенничество со стороны среднего и высшего классов, а также не объясняются убийства, изнасилования и другие преступления, которые обычно не совершаются по экономическим причинам.Это также не объясняет, почему некоторые бедные люди предпочитают одну адаптацию другой.

Теория деформации Мертона стимулировала другие объяснения отклонений, основанные на его концепции деформации. Теория дифференциальных возможностей, разработанная Ричардом Клауардом и Ллойдом Олином (1960), пыталась объяснить, почему бедные выбирают ту или иную адаптацию Мертона. Принимая во внимание, что Мертон подчеркнул, что бедные имеют разный доступ к законным средствам (рабочие), Клоуард и Олин подчеркнули, что у них есть дифференциальных доступов к незаконным средствам .Например, некоторые живут в районах, где преобладает организованная преступность, и будут участвовать в таких преступлениях; другие живут в районах, где царит безудержное употребление наркотиков, и сами начнут употреблять наркотики.

В более поздней формулировке два социолога, Стивен Ф. Месснер и Ричард Розенфельд (2007), расширили точку зрения Мертона, заявив, что в Соединенных Штатах преступность проистекает из нескольких наших самых важных ценностей, включая чрезмерный упор на экономический успех, индивидуализм и т. Д. и конкуренция.Эти ценности порождают преступность, заставляя многих американцев, богатых или бедных, чувствовать, что у них никогда не бывает достаточно денег, и побуждая их помогать себе даже за счет других людей. Таким образом, преступность в Соединенных Штатах по иронии судьбы проистекает из самых основных ценностей страны.

В еще одном расширении теории Мертона Роберт Агнью (2007) утверждал, что подростки испытывают различные виды напряжения в дополнение к экономическому типу, о котором говорил Мертон. Романтические отношения могут закончиться, член семьи может умереть, а ученики могут подвергнуться издевательствам или издевательствам в школе.Повторяющиеся инциденты, вызывающие напряжение, такие как эти, вызывают гнев, разочарование и другие негативные эмоции, а эти эмоции, в свою очередь, вызывают преступность и употребление наркотиков.

Девиантные субкультуры

Некоторые социологи подчеркивают, что бедность и другие общественные условия порождают определенные субкультуры, через которые подростки приобретают ценности, способствующие девиантному поведению. Одним из первых, кто высказал это мнение, был Альберт К. Коэн (1955), чья теория фрустрации статуса утверждает, что мальчики из низшего класса плохо учатся в школе, потому что школы делают упор на ценности среднего класса.Неудача в школе снижает их статус и чувство собственного достоинства, и мальчики пытаются противостоять этому, вступая в банды несовершеннолетних. В этих группах преобладает другая система ценностей, и мальчики могут вернуть себе статус и чувство собственного достоинства, совершив правонарушения. Коэну нечего было сказать о девочках, так как он предполагал, что их мало заботит, насколько хорошо они учатся в школе, вместо этого придавая большее значение браку и семье, и, следовательно, они останутся невозмутимыми, даже если они не будут хорошо учиться. Позже ученые раскритиковали его пренебрежение к девушкам и предположения о них.

Другой социолог, Уолтер Миллер (1958), сказал, что бедные мальчики становятся правонарушителями, потому что они живут в субкультуре низшего класса, которая включает в себя несколько основных проблем или ценностей, которые помогают вести к преступности. Эти основные проблемы включают вкус к неприятностям, твердость, сообразительность и азарт. Если мальчики растут в субкультуре с такими ценностями, они с большей вероятностью нарушат закон. Их девиация - результат их социализации. Критики заявили, что Миллер преувеличивает различия между системами ценностей в бедных городских кварталах и более богатых сообществах среднего класса (Akers & Sellers, 2008).

Очень популярное субкультурное объяснение - это тезис о так называемой субкультуре насилия, впервые выдвинутый Марвином Вольфгангом и Франко Ферракути (1967). По их словам, в некоторых городских районах субкультура насилия способствует насильственной реакции на оскорбления и другие проблемы, которые люди из среднего класса, вероятно, проигнорируют. Они продолжили, что субкультура насилия возникает отчасти из-за потребности мужчин из низших слоев общества «доказать» свою мужественность ввиду их экономической несостоятельности. Количественные исследования для проверки их теории не показали, что городская беднота с большей вероятностью, чем другие группы, одобряет насилие (Cao, Adams, & Jensen, 1997).С другой стороны, недавние этнографические (качественные) исследования показывают, что большие сегменты городской бедноты действительно принимают «кодекс» жесткости и насилия для поощрения уважения (Anderson, 1999). Как показывают эти противоречивые данные, точка зрения субкультуры на насилие остается противоречивой и заслуживает дальнейшего изучения.

Теория социального контроля

Трэвис Хирши (1969) утверждал, что человеческая природа в основном эгоистична, и поэтому задавался вопросом, почему люди совершают отклонения от нормы , а не .Его ответ, который теперь называется теорией социального контроля (также известной как теория социальных связей ), заключался в том, что их связи с традиционными социальными институтами, такими как семья и школа, не дают им нарушать социальные нормы. Основная точка зрения Хирши отражает точку зрения Дюркгейма о том, что строгие социальные нормы уменьшают отклонения, такие как самоубийства.

Хирски выделил четыре типа связей с общепринятыми социальными институтами: привязанность, приверженность, участие и вера.

  1. Приложение указывает на то, насколько мы чувствуем лояльность к этим учреждениям и заботимся о мнении людей в них, таких как наши родители и учителя.Чем больше мы привязаны к своим семьям и школам, тем меньше вероятность того, что мы будем отклоняться от нормы.
  2. Обязательства означает, насколько мы ценим наше участие в обычных мероприятиях, таких как получение хорошего образования. Чем больше мы привержены этой деятельности и чем больше времени и энергии мы вкладываем в нее, тем меньше мы будем отклоняться.
  3. Вовлеченность означает количество времени, которое мы проводим в обычных действиях. Чем больше времени мы проводим, тем меньше у нас возможностей отклоняться.
  4. Вера означает принятие нами норм общества. Чем больше мы верим в эти нормы, тем меньше отклоняемся.

Теория социального контроля Трэвиса Хирски подчеркивает важность связей с социальными институтами для предотвращения девиантности. Его теория подчеркивала важность привязанности к семье в этом отношении.

Теория Хирши была очень популярна. Многие исследования показывают, что молодые люди, у которых более слабые связи со своими родителями и школой, более склонны к отклонениям от нормы.Но у этой теории есть свои критики (Akers & Sellers, 2008). Одна из проблем связана с вопросом о причинном порядке, основанном на принципах курицы и яйца. Например, многие исследования подтверждают теорию социального контроля, обнаруживая, что у несовершеннолетних правонарушителей отношения со своими родителями зачастую хуже, чем у нерадивых молодых людей. Это потому, что плохие отношения побуждают молодежь совершать правонарушения, как думал Хирши? Или это потому, что преступность молодежи ухудшает их отношения с родителями? Несмотря на эти вопросы, теория социального контроля Хирши продолжает влиять на наше понимание девиантности. Если это правильно, в нем предлагается несколько стратегий предотвращения преступности, включая программы, направленные на улучшение воспитания детей и отношений между родителями и детьми (Welsh & Farrington, 2007).

Конфликт и феминистские объяснения

Объяснение преступности, основанное на перспективе конфликта, отражает ее общее мнение о том, что общество - это борьба между «имущими» наверху общества с социальной, экономической и политической властью и «неимущими» внизу.Соответственно, они предполагают, что те, кто наделен властью, принимают законы и иным образом используют правовую систему для обеспечения своего положения на вершине общества и удержания бессильных внизу (Bohm & Vogel, 2011). Бедные и меньшинства чаще подвергаются аресту, осуждению и тюремному заключению из-за своей бедности и расы. Эти объяснения также обвиняют бедных в уличных преступлениях в экономических лишениях и неравенстве, в которых они живут, а не в каких-либо моральных недостатках бедных.

В некоторых объяснениях конфликта также говорится, что капитализм помогает беднякам создавать уличную преступность.Одним из первых сторонников этой точки зрения был голландский криминолог Виллем Бонгер (1916), который сказал, что капитализм как экономическая система предполагает конкуренцию за прибыль. Эта конкуренция приводит к тому, что в культуре капиталистического общества делается акцент на эгоизме или своекорыстном поведении и жадности . Поскольку прибыль становится настолько важной, люди в капиталистическом обществе с большей вероятностью, чем люди в некапиталистическом обществе, нарушат закон ради прибыли и другой выгоды, даже если их поведение вредит другим.

Неудивительно, что объяснения конфликта вызвали много споров (Akers & Sellers, 2008). Многие ученые отвергают их за то, что они рисуют чрезмерно критическую картину Соединенных Штатов и игнорируют крайности некапиталистических стран, в то время как другие говорят, что теории преувеличивают степень неравенства в правовой системе. При оценке дискуссии по поводу объяснений конфликта справедливый вывод состоит в том, что их взгляд на дискриминацию со стороны правовой системы больше применим к преступлениям без потерпевших (обсуждаемым в следующем разделе), чем к обычным преступлениям, где трудно утверждать, что законы против таких вещей, как убийство и грабеж отражают потребности сильных мира сего.Тем не менее, множество свидетельств подтверждают конфликтное утверждение о том, что бедные и меньшинства сталкиваются с недостатками в правовой системе (Reiman & Leighton, 2010). Проще говоря, бедные не могут позволить себе хороших адвокатов, частных детективов и других преимуществ, которые деньги приносят в суде. В качестве всего лишь одного примера: если бы кто-то намного беднее, чем О. Дж. Симпсон, бывший футболист и знаменитость СМИ, был арестован, как и в 1994 году, за жестокое убийство двух человек, обвиняемый почти наверняка был бы признан виновным.Симпсон смог позволить себе защиту стоимостью в сотни тысяч долларов и выиграл оправдательный приговор присяжных в своем уголовном процессе (Barkan, 1996). Также в соответствии с взглядами теории конфликтов руководители корпораций, входящие в число наиболее влиятельных членов общества, часто нарушают закон, не опасаясь тюремного заключения, как мы увидим в нашем обсуждении преступлений белых воротничков далее в этой главе. Наконец, многие исследования подтверждают точку зрения теории конфликта о том, что корни преступлений бедных людей лежат в социальном неравенстве и экономических лишениях (Barkan, 2009).

Феминистские перспективы

Феминистские взгляды на преступность и уголовное правосудие также подпадают под широкую рубрику объяснений конфликтов и получили широкое распространение в последние два десятилетия. Большая часть этой работы касается изнасилований и сексуальных посягательств, насилия со стороны интимного партнера и других преступлений против женщин, которыми в значительной степени пренебрегали, пока феминистки не начали писать о них в 1970-х годах (Griffin, 1971). Их взгляды с тех пор повлияли на общественное и официальное отношение к изнасилованиям и домашнему насилию, которое раньше считалось чем-то, что девочки и женщины навлекали на себя. Вместо этого феминистский подход возлагает вину за эти преступления на неравенство общества в отношении женщин и устаревшие взгляды на отношения между полами (Renzetti, 2011).

Еще одним направлением феминистской работы является гендерная и юридическая обработка. Что касается шансов быть арестованными и наказанными, женщинам лучше или хуже, чем мужчинам? После многих исследований за последние два десятилетия лучший ответ - мы не уверены (Belknap, 2007). С женщинами обращаются чуть более сурово, чем с мужчинами, за мелкие преступления и чуть менее сурово за серьезные преступления, но гендерный эффект в целом слаб.

Третье направление касается гендерных различий в тяжких преступлениях, поскольку женщины и девочки гораздо реже, чем мужчины и мальчики, прибегают к насилию и совершают серьезные имущественные преступления, такие как кражи со взломом и кражи транспортных средств. Большинство социологов связывают это различие с гендерной социализацией. Проще говоря, социализация мужской гендерной роли или мужественности приводит к таким ценностям, как конкурентоспособность, и поведенческим моделям, таким как проведение большего количества времени вдали от дома, что все способствует девиантности. И наоборот, несмотря на любые недостатки, социализация в женской гендерной роли или женственности продвигает такие ценности, как мягкость и модели поведения, такие как проведение большего количества времени дома, которые помогают ограничить отклонения (Chesney-Lind & Pasko, 2004). Отмечая, что мужчины совершают столько преступлений, Кэтлин Дейли и Меда Чесни-Линд (1988, стр. 527) писали:


Большая цена заплачена за структуры мужского доминирования и за те самые качества, которые побуждают мужчин добиваться успеха, контролировать других и обладать бескомпромиссной властью.… Гендерные различия в преступности говорят о том, что преступность в конце концов может быть не такой уж нормальной. Такие различия заставляют нас понять, что в жизни женщин мужчинам есть чему поучиться.

Гендерная социализация помогает объяснить, почему женщины совершают менее серьезные преступления, чем мужчины. Мальчиков воспитывают конкурентоспособными и агрессивными, а девочек - более нежными и заботливыми.

Philippe Put - Бой - CC BY 2.0.

Два десятилетия спустя эта проблема все еще остается.

Символические объяснения интеракционистов

Поскольку символический интеракционизм фокусируется на средствах, которые люди получают от своего социального взаимодействия, символические интеракционистские объяснения приписывают отклонение различным аспектам социального взаимодействия и социальных процессов, которые испытывают нормальные люди. Эти объяснения помогают нам понять, почему некоторые люди с большей вероятностью, чем другие, живут в одинаковых социальных средах. Существует несколько таких объяснений.

Дифференциальная теория ассоциации

Один из популярных наборов объяснений, часто называемый теориями обучения , подчеркивает, что девиантность усваивается в результате взаимодействия с другими людьми, которые считают, что отклонение от нормы - это нормально, и которые часто сами совершают отклонение.Таким образом, девиация возникает в результате нормальных процессов социализации. Наиболее влиятельным из таких объяснений является теория дифференциальной ассоциации Эдвина Х. Сазерленда (1947), согласно которой преступному поведению можно научиться, общаясь с близкими друзьями и членами семьи. Эти люди учат нас не только тому, как совершать различные преступления, но также ценностям, мотивам и рационализаторам, которые нам необходимо принять, чтобы оправдать нарушение закона. Чем раньше в нашей жизни мы связываемся с девиантными людьми и чем чаще мы это делаем, тем больше вероятность, что мы сами станем девиантными.Таким образом, нормальный социальный процесс, социализация, может привести нормальных людей к отклонениям.

Теория дифференциальной ассоциации Сазерленда была одной из самых влиятельных социологических теорий за всю историю. За прошедшие годы многочисленные исследования документально подтвердили важность взаимоотношений подростков со сверстниками для их вступления в мир наркотиков и правонарушений (Akers & Sellers, 2008). Однако некоторые критики говорят, что не все отклонения являются результатом влияния девиантных сверстников. Тем не менее, теория дифференциальных ассоциаций и более широкая категория теорий обучения, которые она представляет, остаются ценным подходом к пониманию отклонений и преступности.

Теория маркировки

Если мы арестуем и посадим кого-то в тюрьму, мы надеемся, что они будут «напуганы прямо» или удержатся от совершения преступления снова. Теория навешивания ярлыков предполагает прямо противоположное: она говорит, что навешивание ярлыков на кого-то девиантного увеличивает шансы того, что обозначенный человек будет продолжать совершать отклонения. Согласно теории навешивания ярлыков, это происходит из-за того, что у человека, на который наносят ярлыки, формируется девиантное представление о себе, что приводит к еще большим отклонениям. Девиантность - это результат того, что на нее навешивают ярлык (Bohm & Vogel, 2011).

Этот эффект усиливается тем, как общество обращается с тем, на кого навесили ярлык. Исследования показывают, что у соискателей с судимостью гораздо меньше шансов быть принятым на работу, чем у тех, у кого нет досье (Pager, 2009). Предположим, у вас есть судимость, и вы заметили ошибку в своих действиях, но были отклонены несколькими потенциальными работодателями. Как вы думаете, вы могли быть немного разочарованы? Если ваша безработица продолжится, не могли бы вы снова подумать о совершении преступления? Между тем, вы хотите познакомиться с некоторыми законопослушными друзьями, поэтому вы идете в бар для одиноких.Вы начинаете разговаривать с тем, кто вас интересует, и в ответ на вопрос этого человека говорите, что находитесь между работой. Когда ваш напарник спрашивает о вашей последней работе, вы отвечаете, что попали в тюрьму за вооруженное ограбление. Как вы думаете, как ваш собеседник отреагирует, услышав это? Как следует из этого сценария, ярлык девианта может затруднить избежание продолжения девиантной жизни.

Теория навешивания ярлыков также спрашивает, действительно ли одни люди и модели поведения чаще других приобретают девиантный ярлык.В частности, он утверждает, что нелегальные факторы, такие как внешний вид, раса и социальный класс, влияют на то, как часто происходит официальная маркировка.

Теория навешивания ярлыков предполагает, что кто-то, кого называют девиантным, в результате с большей вероятностью совершит отклонение. Одна из проблем, с которой бывшие заключенные сталкиваются после возвращения в общество, заключается в том, что потенциальные работодатели не хотят их нанимать. Этот факт увеличивает вероятность совершения ими новых преступлений.

Классический анализ «Святых» и «Головорезов» Уильяма Чамблисса (1973) является прекрасным примером этого аргумента.Святыми были восемь учеников средней школы мужского пола из среднего класса, которые были очень правонарушителями, в то время как Головорезы были шестью учениками мужского пола в той же старшей школе, которые также были очень правонарушителями, но происходили из бедных семей рабочего класса. Хотя поведение Святых, возможно, было более вредным, чем поведение Головорезов, их действия считались безобидными розыгрышами, и их никогда не арестовывали. После окончания средней школы они поступили в колледж, аспирантуру и профессиональную школу и сделали достойную карьеру. Напротив, Головорезов многие считали нарушителями спокойствия и часто попадали в неприятности из-за своего поведения. Став взрослыми, они либо оказались на низкооплачиваемой работе, либо попали в тюрьму.

Взгляды теории маркировки на последствия маркировки и на важность нелегальных факторов для официальной маркировки остаются противоречивыми. Тем не менее, теория сильно повлияла на изучение девиантности и преступности за последние несколько десятилетий и обещает, что так будет и в будущем.

Ключевые выводы

  • И биологические, и психологические объяснения предполагают, что отклонение от нормы проистекает из проблем, возникающих внутри человека.
  • Социологические объяснения приписывают отклонения различным аспектам социальной среды.
  • Существует несколько объяснений функционализма. Дюркгейм подчеркнул функции, которые девиантность выполняет для общества. Теория напряжения Мертона предполагала, что отклонения среди бедных являются результатом их неспособности достичь экономического успеха, столь ценимого в американском обществе. Другие объяснения подчеркивают роль социальных и физических характеристик городских кварталов, девиантных субкультур и слабых связей с социальными институтами.
  • Объяснения конфликта предполагают, что богатые и влиятельные используют правовую систему для защиты своих интересов и для того, чтобы держать бедных и расовые меньшинства в подчинении. Феминистские взгляды подчеркивают важность гендерного неравенства для преступлений против женщин и мужской социализации для гендерных различий в преступности.
  • Интеракционистские объяснения подчеркивают важность социального взаимодействия в приверженности девиантности и реакции на нее. Теория навешивания ярлыков предполагает, что процесс навешивания ярлыков помогает гарантировать, что кто-то будет продолжать совершать отклонения, а также предполагает, что некоторые люди с большей вероятностью, чем другие, будут названы девиантными из-за их внешности, расы, социального класса и других характеристик.

Для вашего обзора

  1. В чем важное отличие биологических и психологических объяснений от социологических?
  2. Каковы любые две функции отклонения по Дюркгейму?
  3. Каковы любые две криминогенные социальные или физические характеристики городских кварталов?
  4. Каковы любые два предположения феминистских взглядов на девиантность и преступность?
  5. Согласно теории навешивания ярлыков, что происходит, когда на кого-то навешивают ярлык девианта?

Ссылки

Агнью Р. (2007). Принуждение к преступлению: обзор общей теории деформации . Лос-Анджелес, Калифорния: Роксбери.

Акерс, Р. Л., и Селлерс, К. С. (2008). Криминологические теории: введение, оценка и применение . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Андерсон Э. (1999). Уличный кодекс: Порядочность, насилие и нравственная жизнь в центре города . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: У. В. Нортон.

Баркан С. Э. (1996). Социально-научное значение О.Дело Дж. Симпсона. В Г. Барак (ред.), Представляя О. Дж .: Убийство, уголовное правосудие и массовая культура (стр. 36–42). Олбани, штат Нью-Йорк: Харроу и Хестон.

Баркан С. Э. (2009). Значение количественного анализа для критического понимания преступности и общества. Критическая криминология, 17 , 247–259.

Белкнап, Дж. (2007). Женщина-невидимка: пол, преступность и справедливость. Белмонт, Калифорния: Уодсворт.

Беллэр, П. Э. и МакНалти, Т. Л. (2009).Членство в бандах, продажа наркотиков и насилие по соседству. Justice Quarterly, 26 , 644–669.

Бом, Р. М., и Фогель, Б. (2011). Букварь по теории преступности и правонарушений (3-е изд.). Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Bonger, W. (1916). Преступность и экономические условия (Х. П. Хортон, пер.). Бостон, Массачусетс: Маленький, Браун.

Цао Л., Адамс А. и Дженсен В. Дж. (1997). Проверка тезиса о черной субкультуре насилия: исследовательская заметка. Криминология, 35, 367–379.

Chambliss, W. J. (1973). Святые и хулиганы. Общество, 11, 24–31.

Чесни-Линд, М., и Пасько, Л. (2004). Женщина-преступник: девушки, женщины и преступность . Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

Кларк, В. В. Т. (1940). Инцидент с воловьим луком . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Random House.

Клауард Р. А. и Олин Л. Э. (1960). Преступность и возможности: теория преступных банд . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

Коэн, А. К. (1955). Мальчики-преступники: культура банды . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

Дейли, К., и Чесни-Линд, М. (1988). Феминизм и криминология. Justice Quarterly, 5, 497–538.

Ганс, Х. Дж. (1996). Война против бедных: низшие слои общества и политика борьбы с бедностью . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги.

Гриффин С. (1971, сентябрь). Изнасилование: всеамериканское преступление. Ramparts, 10 , 26–35.

Хирши, Т. (1969). Причины просрочки . Беркли: Калифорнийский университет Press.

Мирс, Д. П., Ван, X., Хэй, К., и Бейлз, В. Д. (2008). Социальная экология и рецидивизм: последствия для возвращения заключенных. Криминология, 46, 301–340.

Мертон, Р. К. (1938). Социальная структура и аномия. Американский социологический обзор, 3, 672–682.

Месснер, С. Ф., и Розенфельд, Р. (2007). Преступление и американская мечта . Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Миллер, В. Б. (1958). Культура низшего класса как порождающая среда преступности банд. Журнал социальных проблем, 14 , 5–19.

Пейджер Д. (2009). Отмечено: раса, преступность и поиск работы в эпоху массовых тюремных заключений . Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Рейман Дж. И Лейтон П. (2010). Богатые становятся еще богаче, а бедные попадают в тюрьму: Идеология, класс и уголовное правосудие (9-е изд.). Бостон, Массачусетс: Аллин и Бэкон.

Ренцетти, К. (2011). Феминистская криминология . Рукопись отправлена ​​в печать.

Сэмпсон, Р. Дж. (2006). Какое значение имеет контекст сообщества? Социальные механизмы и объяснение уровня преступности. В П.-О. Х. Викстрём и Р. Дж. Сэмпсон (ред.), Объяснение преступления: контекст, механизмы и развитие (стр. 31–60). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Сазерленд, Э. Х. (1947). Основы криминологии . Филадельфия, Пенсильвания: Дж.П. Липпинкотт.

Валлийский Б. К. и Фаррингтон Д. П. (ред.). (2007). Предупреждение преступности: что работает для детей, правонарушителей, жертв и мест . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер.

Вольфганг, М. Э. и Ферракути, Ф. (1967). Субкультура насилия . Лондон, Англия: Социальные науки в мягкой обложке.

Понимание влияния положительных отклонений в рабочих организациях - Бизнес-школа Мичиганского университета

Понимание влияния положительных отклонений в трудовых организациях

По мнению исследователей бизнес-школы Мичиганского университета, отклонения на рабочем месте могут быть положительными, если только положительными.

Традиционно под девиантностью понимается намеренное поведение, которое отрицательно отклоняется от организационных норм, тем самым угрожая благополучию организации и / или ее членов. Воровство и невежливость обычно приводятся как примеры девиантного или вредного поведения.

В своей новой статье в American Behavioral Scientist Гретхен Спрейцер, клинический профессор менеджмента и организаций и доктор философии. студент Скотт Соненшейн определяет положительное отклонение как «намеренное поведение, которое значительно отклоняется от норм референтной группы в благородных целях."

Они обсуждают, чем позитивное отклонение отличается от связанных просоциальных типов поведения, таких как организационная гражданственность, разоблачение, корпоративная социальная ответственность и творчество / инновации, и предлагают первоначальные рекомендации по способам реализации (измерения и оценки) позитивного отклонения с целью его устранения. поощрять эмпирические исследования по теме.

«Положительное отклонение фокусируется на тех крайних случаях совершенства, когда организации и их члены освобождаются от ограничений норм, чтобы вести достойный образ жизни», - говорит Спрейцер.«Это имеет огромное влияние на людей и организации, которые принимают участие в такой деятельности и получают от нее выгоду».

При определении положительного отклонения Спрейцер и Соненшейн выступают за нормативный подход, который подразумевает оценку поведения (которое должно или не должно происходить) определенной группой людей (референтной группой), ожидания которой определяют регулярное или типичное поведение. Вдобавок, по мнению исследователей, позитивно девиантное поведение должно быть чем-то, что другие будут превозносить или одобрять, если осознают это, и должны сосредоточиваться на действиях с благородными намерениями, независимо от результатов.

Они говорят, что деятельность по обеспечению гражданского гражданства не соответствует определению положительного отклонения, поскольку такое поведение незначительно по величине и часто является продолжением предписанных ролевых обязанностей, существенно не отклоняется от норм и предназначено для улучшения функционирования организации (что положительное отклонение может или не может сделать).

Кроме того, умышленные действия информатора по раскрытию информации о неэтичном или незаконном поведении обычно отклоняются от нормативных ожиданий референтной группы (правонарушителей), но могут быть или не быть благородными - и, таким образом, могут быть или не быть положительно отклоняющимися - в зависимости от от того, являются ли действия человека альтруистическими или мстительными.

Наконец, деятельность, связанная с корпоративной социальной ответственностью и творчеством / инновациями, также не соответствует трем критериям положительного отклонения: добровольное поведение; существенное отклонение от норм референтной группы; и благородные намерения.

Чтобы проиллюстрировать положительное отклонение в действии, Спрейцер и Соненшейн рассказывают, как в 1978 году компания Merck & Co. решила производить за свой счет и бесплатно распространять лекарство, которое помогло искоренить речную слепоту в развивающихся странах.В другом тематическом исследовании положительного отклонения два исследователя описывают, как владелец небольшой автобусной компании обнаружил свое предприятие в бедном районе Чикаго, привил идеи о бизнесе и предпринимательстве своим сотрудникам и стал инкубатором для новых предприятий, созданных жителями она наняла.

«Лучше понимая этих замечательных людей и поведение на уровне организации, ученые узнают, как и почему такое поведение происходит», - говорит Спрейцер. «Отвечая на вопросы о том, как и почему положительно отклоняющееся поведение, программа Positive Organizational Scholarship может сделать важный шаг к пониманию и продвижению дополнительных положительных форм поведения в рабочей организации».

Рост положительной организационной стипендии (POS), которая фокусируется на добродетельности, присущей рабочим организациям, стимулировало интенсивный интерес к противоположному концу спектра, то есть к положительному поведению, которое отклоняется от норм рабочего места в пользу, а не во вред. .Все большее число ученых считают, что положительное отклонение может иметь важное значение для содействия субъективному благополучию и долгосрочной эффективности организации.

POS был создан как центр передового опыта в Мичиганской бизнес-школе, где ведущие преподаватели изучают ее потенциал, проводят полевые исследования и делятся своими выводами посредством преподавания, симпозиумов, научных статей и профессиональных журналов.

Девиантное поведение | WorldSupporter Blogs

Социологически девиантность рассматривается как нарушение как формальных, так и неформальных социальных норм, характеризующих определенную культуру или определенную среду. Согласно вопросам и ответам эссе, нормы в этом контексте - это правила, установленные членами данного общества, формально или неформально, для руководства их повседневной жизнью. Эти нормы определяют, что хорошо, а что плохо. Девиация рассматривается как аспект, который может изменить время и место. Отклонение - это аспект, основанный на вознаграждении или наказании, которое следует за поведением. Она имеет тенденцию усиливаться, когда поведение не влечет за собой наказаний или комментариев. С другой стороны, если окружающая среда неблагоприятно реагирует на поведение, оно имеет тенденцию к исчезновению.

В детстве они находятся под полной опекой родителей. Поэтому они следуют тому, что говорят старейшины, считая их образцом для подражания. Психологи установили, что родители формируют основу поведения своих детей, поскольку большая часть поведения детей адаптируется путем подражания поведению родителей. На этом этапе жизни девиантность у человека почти не наблюдается, поскольку он или она считает родителей самыми совершенными людьми. Однако у детей бывают отклонения в той или иной форме.Хотя это может остаться незамеченным родителями или другими пожилыми людьми в их окружении, они, как правило, делают некоторые вещи, о которых их родители предупреждают. На этом этапе можно сделать вывод, что отклонение от нормы вызвано любопытством, а не прямым нарушением.

По мере того, как люди становятся подростками и молодыми людьми, отклонения возрастают. Согласно психиатрии, именно на этом этапе жизни человека мысли становятся необузданными и широкими. У подростков узкая идеологическая линия, поэтому они склонны думать, что все, что они думают, всегда правильно.В нормальной жизни ребенка подростки отмечают начало девиации. Среди этой группы есть тенденция к свободе и независимости. Большинство из них считают, что то, что им дают родители, - это право, а не услуга. Это очевидно у старшеклассников, которые меняют свое поведение по отношению к учителям и другим сотрудникам школы. В отличие от детства, когда школа рассматривается как обязанность, подростки рассматривают школу как услугу для родителей. Именно в этот момент многие дети начинают злоупотреблять психоактивными веществами.В отличие от детства, когда простое насилие вызвано простым любопытством, девиантные поступки подростков движимы любопытством, а также необходимостью внушить родителям, что они независимы и свободны. Неудивительно, что подростки так дорожат свободой и независимостью. По иронии судьбы, они не используют эту свободу в хороших целях. Вот где узкое мышление отличается от рефлексивного мышления. В отличие от взрослых, мыслящих рефлексивно, подростки не дают достаточно места для приспособлений. Это увеличивает уровень отклонений в этой возрастной группе.По мере умственного, эмоционального и физического роста отклонения уменьшаются. Это потому, что они пытаются вести диалог и учитывать идеи других людей. Это то, что характеризует и взрослого, и отличает взрослого от молодого подростка.

Отклонение также зависит от места. На рабочих местах, где необходимо соблюдать определенные нормы труда, отклонения обычно незначительны. Потому что нарушение норм влечет за собой разные формы наказания. Такие наказания могут включать сокращение заработной платы и потерю возможностей трудоустройства.В школе ученики, как правило, менее склонны к отклонениям по сравнению с тем, когда они находятся дома. Это потому что; Отклонения в школе могут иметь более серьезные последствия, чем дома. Наркоманы будут склонны к отклонениям дома и в других местах, где правоохранительные органы не придают особого значения. Однако это поведение меняется, когда они находятся в исправительных учреждениях. Потому что в этих учреждениях такое поведение влечет суровое наказание. В других случаях отклонение от нормы среди наркоманов уменьшается, когда они посещают реабилитационные центры.Это можно объяснить профессиональным подходом, применяемым консультантами и терапевтами в реабилитационных центрах.

Некоторые социальные условия также играют роль в изменениях, наблюдаемых в девиантности. Лица, злоупотребляющие психоактивными веществами, как правило, ведут девиантное поведение, где бы они ни находились. Будь то в тюрьме, дома или в больнице, изменение их отклонений почти не заметно. В результате рекомендуется соблюдать осторожность при обращении с такими людьми в реабилитационных центрах. Дети, страдающие такими заболеваниями, как синдром дефицита внимания и гиперактивности, также подпадают под эту категорию.Их девиантное поведение кажется постоянным в любом месте, если только они не обслуживаются профессионалом, который разбирается в их медицинских ситуациях. Этот аспект у детей, страдающих СДВГ, является основной причиной, по которой большинство из них в конечном итоге становятся преступниками и подростками, если с ними плохо обращаться. СДВГ изменяет нормальное поведение человека. Эти люди социально неспособны. Они плохо следуют простым инструкциям. Кроме того, они демонстрируют плохие социальные навыки и, следовательно, неспособны к общению.Если их не посещать, отклонения у этих людей возрастают, поскольку они склонны думать, что то, что они делают, - это правильный образ действий. Социальные нормы в обществе определяются как неправильные в их мире. Медикализация - жизненно важный способ борьбы с такого рода отклонениями. Это включает в себя не только лечение, но и другие вещи. Это серия действий, которые могут включать в себя симпатизирующих практикующих врачей, а также членов семьи пациента.

Медикализация психического здоровья

Это серия медицинских и социальных мероприятий, направленных на изменение девиации у человека.Психически неполноценные люди плохо соблюдают социальные нормы. В результате они часто оказываются на неправильной стороне закона, в основном непреднамеренно. Следовательно, психиатры, психологи и другие работники психиатрической помощи разработали ряд способов помочь этим людям улучшить их способность уважать социальные нормы. Медикализация улучшила способ обучения людей; обеспечивают диагностику, профилактику и лечение психических состояний.

Было отмечено, что медикализация предоставила более эффективный способ борьбы с отклонениями, особенно среди наркоманов, алкоголиков и психически больных.Психиатрия является поставщиком научного руководства по социальному контролю и медикализации девиантного поведения. Медикализация была поддержана феминистками и другими гей-активистами, которые отмечают, что такой подход помог сократить случаи жестокого обращения с детьми и сексуального насилия. Использование профессионального принудительного языка, кажется, передает смысл девиантному человеку, в отличие от использования законных и жестоких средств, которые делают его еще более девиантным после отбытия срока. Фактически, использование юридической силы для подавления девиантности рассматривается как продвижение парадигм, согласно которой девиантность связана с грехом, преступлением и болезнью.Этому варианту лечения уделялось повышенное внимание, при этом даже были задействованы юридические силы правительства. В судебной системе созданы суды по наркотикам, которые в основном занимаются вопросами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами. Осужденным этих судов перед вынесением нового приговора дается необходимая консультация. Это включает в себя разрешение им посещать реабилитационные центры и психотерапевтов. Мандат суда состоит в том, чтобы обеспечить соблюдение рекомендаций, данных пациенту, в соответствии с последним. Это гарантирует, что обидчик посещает все сеансы и получает доступ к необходимым услугам медикализации.Таким образом, правовая система скорректирована, чтобы обеспечить полную поддержку системы медикализации. Следовательно, со временем это снижает отклонения у пациентов, поскольку у них не остается другого выбора, кроме как следовать верховенству закона. Несоблюдение предписаний по препарату влечет за собой нормальное судебное преследование и тюремное заключение.

На начальных этапах внедрения этого подхода многие движения считали это грехом. Это рассматривалось как способ вмешательства государственных органов в частную жизнь человека.В 1970-е годы это была обычная тема для дискуссий среди антипсихиатров, феминисток и освободительных движений геев. Однако со временем этот подход получил широкое распространение. Даже священнослужители обращаются к этому подходу, чтобы сократить количество случаев курения в общественных местах, азартных игр и злоупотребления алкоголем. Поэтому общепринято, что, если все общество не объединится для поддержки этого подхода, будет трудно реализовать плоды этих усилий. Это подход, который затрагивает почти всех.Правительство играет свою роль, предоставляя возможности для обучения медицинских работников. Религиозные собрания, которые предлагают своим последователям вдохновляющее руководство, сильно влияют на их решения.

Девиация и ее последствия

В большинстве случаев отклонение является результатом необходимости социального контроля. Девиантность возникает в результате того, что кто-то хочет установить контроль над социальной проблемой, с которой, по его мнению, способен справиться. Некоторые из этих причин оправданы, а некоторые нет.Возьмем, к примеру, рабочую среду. Младшие сотрудники могут выражать несогласие со старшими в результате неправильного принятия решений старшими сотрудниками. В результате младший персонал хочет показать лучший социальный контроль над предметом. Случай, когда в организации принимается несправедливое решение, также может привести к отклонениям. Если организация производит надбавки к заработной плате и распределяет надбавки несправедливо, работники, находящиеся в неблагоприятном положении, будут склонны к отклонениям.В этом случае отклонение рассматривается как способ реакции на несправедливость системы. В обычных обстоятельствах такие отклонения принимаются и обсуждаются. Вот почему во всем мире существуют профсоюзы, которые следят за благополучием рабочих. Когда работники недовольны условиями работы организации, они бастуют. Это форма отклонения, поскольку она противоречит политике компании или организации. Однако, если рабочие приводят право и разумные причины для забастовки, забастовка перестает быть незаконной и становится законной.В других случаях, когда организация выступает против забастовки, рабочие обращаются в суд за юридическим указанием, позволяющим им объявить забастовку. В этом случае отклонение приемлемо и направлено на социальный контроль.

Отклонение, вызванное реакцией, также можно увидеть у уличных банд и других несовершеннолетних расплывчатых, которые считают, что экономическая ситуация несправедлива по отношению к ним. Несмотря на то, что это неприемлемо с социальной и юридической точек зрения, это требует реакции. Во многих случаях люди, которые не могут найти работу, решаются на преступную деятельность как на образ жизни.Эти люди считают, что они имеют право делать то, что они делают, поскольку правительство не выполнило своих обязательств по предоставлению возможностей трудоустройства и обучения. Некоторые из главных криминальных фигур используют преступление как способ расплаты. Интернет-хакеры и другие белые воротнички-преступники очень умны и могут получить доступ к возможностям трудоустройства, когда захотят. Однако некоторые из них делают это, чтобы отомстить конкретным организациям или даже правительству, дестабилизируя свою базу данных и парализуя свою деятельность.Таким образом, отклонение рассматривается как способ реакции.

В заключение, хотя отклонение от нормы рассматривается как нарушение социальных правил и норм, некоторые люди видят в этом способ реакции на несправедливость и притеснение. Это широко наблюдается на рабочих местах, в школах и даже в исправительных учреждениях. Девиантность обеспечивает способ общения

(PDF) Девиантное поведение в школе

Journal of Education and Training Studies Vol.6, № 10; Октябрь 2018

134

процесс ассимиляции и воспроизводства ценностей и норм. Это может быть результатом однократного действия человека

, не соответствующего установленным социальным нормам. Например. криминализация общества, развод, коррупция чиновников и т. д.

Понятия «норма» и «отклонение» имеют социальное определение (Shaffer, 2009). В медицине аберрантное поведение относится к

отклонениям от общепринятых норм, регулирующих межличностные взаимодействия.В рамках психического здоровья

и пограничного состояния эти действия, действия, утверждения описывают формы психоневрологической патологии (Goode, 2016). В психологии

девиантное поведение определяется как отклонение от социально-психологических и моральных норм (Goode, 2016).

Отклонения характеризуются нарушением общепринятых норм, наносящим ущерб самим людям,

общественному благосостоянию и их окружению.

Аберрантное поведение можно рассматривать как выбор между социально приемлемым и девиантным способами достижения поставленных целей

(Шериф, 2005). Например, пытаясь разбогатеть или добиться успеха (по определению самого себя), можно выбрать

неприемлемых средств, например, запугивание других или даже участие в преступной деятельности (Dwyer, 2016). Другие могут изображать

открытого неповиновения, протеста, отвергать общепринятые социальные ценности, включая моральные и правовые законы, и объединяться в

, участвуя в различных преступных, террористических или других экстремистских группах.Поэтому они предпочитают бороться с обществом, в котором живут

, а не пытаются приспособиться к нему (Graham, 1988; Hall & Hayden, 2007; White, 2016). Во всех этих случаях аберрация

является результатом полного или относительного провала социализации, то есть неспособности или нежелания людей приспособиться к

обществу и его требованиям,

Девиантное поведение подростков включает антисоциальное, правонарушительное, противоправное, агрессивное и агрессивное поведение. самоуничтожение и суицидальные действия.

Эти действия могут привести к различным отклонениям в личном развитии. Часто эти отклонения включают

реакций детей на трудные жизненные обстоятельства (Wolfe, Marcum, Higgins & Ricketts, 2014). Это состояние часто колеблется от

до

от формы заболевания до нормы. Поэтому его должен оценивать и учитель, и врач.

Причины девиантного поведения связаны с условиями воспитания, особенностями физического развития и социальной средой

человека.Подросток, оценивая свое тело, отмечает норму, свое физическое превосходство или

неполноценность и приходит к выводу о своей социальной значимости и значимости (Бердибаева, Гарбер, Иванов,

Сатыбалдина, Сматовад, Елубаева , 2016). У ребенка может быть либо пассивное отношение к своей физической слабости,

, либо желание компенсировать недостатки, либо желание устранить их физическими упражнениями. Иногда задержка

развития нервно-мышечной функции нарушает координацию движений и проявляется в виде неуклюжести.

Упреки и пренебрежительные замечания других по поводу их внешнего вида и неловкости вызывают сильные чувства

и искажают их поведение. Высокие мальчики уверены в своих силах и мужественности, и им не нужно бороться, чтобы заслужить уважение сверстников

(Зотова, Пряжнкиков, Бережная, Ермаков, Меламуд, 2016). Таким образом, они более послушны,

естественны и требуют меньше внимания. Благодаря своей уверенности в себе другие дети воспринимают высоких мальчиков как очень разумных людей.

Худые, отсталые мальчики с отсталостью в развитии воспринимаются другими как незрелые, маленькие и непригодные. Таким мальчикам требуется

опекунства, потому что они бунтуют. Чтобы изменить такое неблагоприятное представление о себе, они должны

проявить предпринимательскую изобретательность, смелость, образцовые личные достижения и постоянно присутствовать, чтобы

доказать свою полезность и незаменимость среди своих сверстников (Зотова и др., 2016). Эта деятельность вызывает

эмоционального напряжения и трудности в общении, что является идеальными условиями для нарушения общепринятых стандартов

.

Девиантное поведение подростков часто имеет социальные причины, например, недостатки в образовании и воспитании. Преступность

побегов из дома в большинстве случаев. Самые первые выстрелы девиантности происходят из-за страха наказания или как протест

, который затем превращается в рефлекторный стереотип (Дензин, 2010).Причины девиантного и делинквентного поведения

у подростков проистекают из отсутствия присмотра, невнимания со стороны родственников, страха наказания, мечтательности, желания

устранить опеку над опекунами или родителями, жестокого обращения со стороны товарищей и в немотивированном стремлении изменить

статус-кво. Бродяжничество также может привести к правонарушению.

Отдельно отметим, что раннее злоупотребление алкоголем и наркотиками среди подростков вызвано желанием находиться в компании взрослых,

чувствовать себя зрелыми, удовлетворить любопытство или изменить преобладающее психическое состояние.После употребления алкоголя наблюдается

бодрого настроения, повышение уверенности в себе и расторможенность (Бердибаева и др., 2016). Групповая зависимость, возникающая

при употреблении алкоголя с друзьями, может привести к алкоголизму.

Как показывает практика, исходным и часто единственным фактором, способствующим социальной адаптации подростков с девиантным поведением, является

внешнее требование общества вести себя таким образом, чтобы они соответствовали правилам и нормам

( Tankard & Paluck, 2016).Однако это внешнее требование не вызывает положительных эмоциональных реакций (Van

Zoonen, 2013). Таким образом, у подростка отсутствует внутренняя мотивация к социальной адаптации. Обязанность школы

- представить это внешнее требование девиантным подросткам. Однако Рубингтон и Вайнберг (2015),

считают, что это противоречие, поскольку нормативное положение закрепляет эту ответственность за родителями. Тем не менее, на практике

основная роль образовательных учреждений, т.е.е., школы, для обучения детей и подростков. По нашему мнению, это связано с неспособностью семьи

взять на себя такое бремя из-за материальных трудностей и ограниченным пониманием

The Routledge Handbook of Deviant Behavior

.

Терпимое, приемлемое и положительное отклонение объединяет тот факт, что каждое из них объясняет, чем люди отличаются по одному или нескольким важным параметрам от подавляющего большинства других в своей группе или более крупном местном сообществе, в котором они живут.Исходя из того, что в настоящее время известно об отклонениях, рассматриваемых с этих трех точек зрения, лучше всего рассматривать каждую как номинальную или отдельную схему. Размещение их в каком-либо континууме в настоящее время логически невозможно и, возможно, никогда не будет.

В этой главе сначала рассматривается допустимое отклонение - подход, наиболее тесно связанный с господствующей теорией отклонения и криминологии. Приемлемое отклонение, которое в некоторых отношениях напоминает своего допустимого родственника, рассматривается далее. Имея эти два в качестве фона, мы можем изучить положительное отклонение.

Допустимое отклонение

Эта перспектива датируется 1988 годом и первым изданием книги автора Отклонение: допустимые различия . Настоящее утверждение, тем не менее, взято из второго издания (Stebbins 1996), где я определяю отклонение как поведение, которое оценивается как нарушение одного или нескольких из моральных норм сообщества. Это суждение коллективное, результат того, что многие люди обладают достаточной властью или влиянием, чтобы сделать это суждение неизменным. Моральные нормы вытекают из общепринятого определения правильного и неправильного поведения и активности в определенных эмоционально заряженных областях повседневной жизни.Они служат широкими директивами, с помощью которых члены сообщества реализуют свои институционализированные решения проблем, существенно влияющих на их ценный образ жизни. Эти нормы в общих чертах указывают на то, что сообщество ожидает от своих членов в определенных областях социальной жизни и что оно считает отклонением этих ожиданий. Моральные нормы отличаются от других видов ожиданий, таких как постановления, постановления, обычаи и народные обычаи.

Несмотря на их моральный подтекст, некоторые девиантные действия терпимы большинством членов сообщества. Толерантность - это установка или ориентация, которой придерживаются люди по отношению к определенным действиям или мыслям других, которые существенно отличаются от их собственных (Stebbins 1996: 3). Это относительно пассивная предрасположенность, находящаяся примерно на полпути между презрением или пренебрежением к деятельности или образцу мышления, с одной стороны, и принятием или принятием их, с другой. И презрение, и объятия, в отличие от терпимости, являются активными подходами к рассматриваемому поведению. Когда что-то терпят, это признается легитимным, хотя, возможно, неохотно.

В то же время, поскольку терпимое мышление и поведение, тем не менее, являются умеренно опасными, люди мало заинтересованы в том, чтобы на самом деле принимать допустимое поведение или образ мышления как свои собственные или даже принимать их как альтернативу, которую они, возможно, могут принять в будущем.

Наличие толерантности в обществе придает допустимому отклонению его особый статус. Считается, что при таком отклонении благополучие сообщества сохраняется. Но эта точка зрения остается верной только до тех пор, пока такое поведение осуществляется лишь небольшой частью членов таким образом, что это лишь слегка угрожает большинству сообщества.Допустимое отклонение отличается от недопустимого отклонения , которое сильно угрожает установленному порядку, заставляя сообщество презирать его и, следовательно, пытаться его устранить. Hagan (1991: 11–12) разработал три меры для эмпирического различения умеренно угрожающего допустимого отклонения от крайне угрожающего недопустимого разнообразия. Непереносимое отклонение, вероятно, будет сопровождаться следующим: значительное согласие относительно его противоправности; резкая реакция сообщества; и мнение, что это особенно вредно.При допустимом отклонении уровень согласия относительно его противоправности значительно ниже; значительно более снисходительная реакция сообщества; и вера в то, что пострадает только девиант, и то несерьезно.

Многие люди неоднозначно относятся к одному или нескольким видам деятельности, подпадающим под определение допустимого отклонения. Они знают, что им следует воздерживаться от участия в них, но им трудно избежать их магнитного притяжения. Это тип отклонения, который имел в виду Беккер (1963: 26), когда заметил, что «гораздо более вероятно, что большинство людей часто испытывают отклоняющиеся импульсы.По крайней мере, в фэнтези люди гораздо более девиантны, чем кажутся ». Неудивительно, что терпимое отклонение является классификационным домом для большинства форм девиантного досуга (см. Главу 41).

Типы допустимых и недопустимых отклонений

Взаимосвязь между допустимым и недопустимым отклонением, однако, сложнее, чем описано выше. Таким образом, допустимое отклонение может быть классифицировано как уголовное, некриминальное или законное. Допустимое отклонение от нормы в уголовном порядке , хотя на самом деле является незаконным в соответствии с уголовным законодательством, полиция и широкая общественность обычно рассматривают его как имеющее меньшее значение по сравнению с обычным недопустимым отклонением.То есть преступно допустимое отклонение редко оспаривается официально. Этот ответ объясняется несколькими условиями. Законы о которых идет речь, могут быть неопределенными, примером хорошо тех, которые относятся к производству и продаже порнографии. Или их может быть трудно обеспечить соблюдение, как и те, которые относятся к групповому сексу, мошенничеству в азартных играх и насилию со стороны игроков в спорте. И некоторые законы в определенные моменты истории имели низкий приоритет при исполнении - например, те, которые контролируют беспорядок, потребление марихуаны и рекреационное употребление отпускаемых по рецепту лекарств.Короче говоря, люди, которые терпят какую-то форму отклонения, не видят в нем самого зла.

Некриминальное допустимое отклонение находится вне юрисдикции закона. В настоящее время во многих странах Запада не существует законов, запрещающих прелюбодеяние (когда мораль несовершеннолетних детей не подвергается опасности) или стриптиз (когда они выполняются в рамках законных ограничений на раздевание). Нудизм, практикуемый на частных курортах, часто не является незаконным, равно как и пьянство и непубличное пьянство. Многие политические юрисдикции определяют незаконными только определенные формы азартных игр, ничего не говоря о других.

Законное допустимое отклонение гарантируется законом. В большинстве западных стран люди могут юридически мыслить так, как они хотят, при этом некоторые придерживаются религиозных и политических убеждений, которые значительно отличаются от взглядов большинства в обществе. Они также могут принимать убеждения о сверхъестественном, отвергая тем самым научные объяснения физической и психологической реальности. Некоторые незначительные формы психических расстройств также допустимы и находятся в рамках закона, если, по мнению широкой общественности, они представляют собой не более чем «искаженные» наборы убеждений.Неврозы, в отличие от психозов (которые следует классифицировать как недопустимые отклонения), включают такие реакции, как фобии, невротическая тревога, частичное нарушение личности и обсессивно-компульсивные действия.

Взаимосвязь между допустимым и недопустимым отклонением представлена ​​в таблице 3.1.

Таблица 3.1 Терпимое и невыносимое отклонение

Масштаб угроз

Нормы

Криминальное извращение

Некриминальные отклонения

Законное отклонение

Отлично

Mores

ID

ID

Уголовное право

ID / TD

мягкий

Прочие нормы морали

TD

TD

Конечно, для классификации типа отклонения как допустимого или недопустимого должно быть гораздо больше аргументов, чем это может быть рассмотрено в этой главе.Частично это сделано у Стеббинса (1996: гл. 3–10) и в главе 41 этой книги. Между тем, следует понимать, что типы терпимого и недопустимого отклонения в обществе, существовавшие в определенный момент истории, отражают текущие ценности людей, обладающих коллективной властью, способной влиять на общественное мнение и формировать законодательную, правоприменительную и судебную практику. Другими словами, в их определении угрозы одни формы отклонения официально рассматриваются как недопустимые, в то время как другие формы неофициально рассматриваются как допустимые.Группы, не обладающие такой властью, могут косо взглянуть на некоторые из этих обычно терпимых форм девиантности, как, например, многие курильщики, размышляя о сегодняшних ограничительных законах, регулирующих курение в общественных местах.

Вышеупомянутые три типа допустимого отклонения составляют неполный список, потому что по мере изменения распределения мощности список также имеет тенденцию меняться. Некоторые формы невыносимых девиаций могут постепенно становиться терпимыми, так как в настоящее время очевидно, в большую или меньшей степени на аборт, употребление марихуаны, а также производство и потребление порнографии.Между тем, переносимые формы могут перейти в сторону непереносимости, что, по-видимому, происходит сегодня в отношении курения и уже произошло, в некотором смысле, в отношении использования препаратов, улучшающих спортивные результаты, в спорте.

Напротив, недопустимое отклонение - это поведение, противоречащее сильным уголовным и некриминальным нормам морали. Его основные формы незаконны - то, что Дэниел Глейзер (1974: 60) поэтически назвал «преступлениями хищничества». Эти действия включают кражу, изнасилование, кражу со взломом, убийство, подлог и нападение, а также мошенничество, растрату и другие виды мошенничества.Взяточничество тоже попадает в эту категорию. Некриминальные формы нетерпимых отклонений рассматриваются как причудливые психические отклонения или серьезные деструктивные пристрастия; к ним относятся самоубийства, алкоголизм, наркомания, компульсивное пристрастие к азартным играм и тяжелые психические расстройства (например, психоз). Они нарушают моральный принцип, согласно которому люди должны контролировать свои мысли, поведение и эмоции. Ясно, что некоторые формы отклонений допустимы, когда они проявляются на определенном уровне, например, пьянство или привычные азартные игры, но они становятся все более презираемыми по мере того, как вызывают привыкание.Поскольку недопустимое отклонение по сравнению с другими типами рассматривается в другом месте этой книги, а пространство ограничено, оно не будет рассматриваться в этой главе.

Зачем допускать допустимые отклонения?

Перспектива допустимого отклонения предлагает три основные причины, которые помогают объяснить, почему люди проявляют такое поведение. Во-первых, иногда они обращаются к такому отклонению, потому что интересно или приятно заниматься отдыхом . Два, в общих чертах, люди иногда проявляют терпимое отклонение в качестве средств к существованию или помощи к средствам к существованию, или в качестве серьезного любительского занятия.В-третьих, некоторое допустимое отклонение служит способом корректировки , способом достижения поведенческого баланса между личными потребностями и целями, с одной стороны, и требованиями других людей и общества, с другой. Обычно это длительный процесс, занимающий несколько лет. Хотя большая часть, если не все, допустимые отклонения могут рассматриваться как форма приспособления, большая часть их также может быть идентифицирована и оправдана как отдых, работа или и то, и другое. Тем не менее существует остаточная категория девиантного приспособления, для которой в нашей культуре нет явного термина.Остаточные корректировки, известные как «остаточное нарушение правил» (Scheff 1984: 38), иногда объединяются профессионалами и широкой общественностью в категорию психических заболеваний или психических расстройств.

Хотя теорий преступности и девиантности предостаточно, только вышеприведенная точка зрения имеет прямое отношение к допустимому отклонению. Некоторые другие теории, хотя они никогда прямо не ссылаются на такое отклонение, тем не менее помогают косвенно объяснить его возникновение, устойчивость, упадок и место в обществе в целом.Эти теории - аномальное напряжение, навешивание ярлыков, конфликт ценностей, функционализм и медикализация - не могут быть адекватно рассмотрены здесь, но заинтересованные читатели найдут подробные обзоры на них в другом месте этой книги.

Допустимое отклонение

Лесли Харман (1985) был пионером идеи допустимого отклонения . Ее цель заключалась в том, чтобы пролить дополнительный свет на неточную и сложную линию, разделяющую конформность и отклонение. Она определила приемлемое отклонение как «поведение, которое настолько отклоняется от нормы, что не является полностью предсказуемым, но при этом достаточно соответствует норме, чтобы быть приемлемым как знак членства» (Harman 1985: 2).Она отметила, что в западном обществе преобладает либерально-демократическая этика, идеология, которая утверждает, что люди имеют право и свободу выражать свою уникальную идентичность. Поощряется рост индивидуальности и творчества общества. Тем не менее, существование общества как совокупности управляемых правилами индивидов, заинтересованных в общей цели социального порядка, требует, чтобы члены разделяли основные концепции о том, что делает их группой. Эти два требования соответствия и отклонения противоречат друг другу.

Харман отмечает, что люди обычно стараются не выглядеть «чрезмерно вовлеченными». То есть приемлемый член общества приходит к согласованному соглашению между крайними требованиями соответствия и отклонения, причем приемлемое отклонение является очевидным решением этого «парадокса». Если смотреть под другим углом, человек, будучи приемлемо отклоняющимся от нормы, занимается «изменением правил». «Можно изменять правила до такой степени, что кажется, что индивид контролирует их, но не до такой степени, что он / она представляет угрозу общественному порядку» (Harman 1985: 2–3).В этом отношении Харман расширяет идеи Эрвинга Гоффмана о вовлеченности - главном и побочном, доминирующем и подчиненном - а также свои наблюдения о дистанции правил. Она говорит, что для человека допустимо нарушать правила социального взаимодействия (участвуя в подчиненных действиях) до тех пор, пока ясно, что он может объяснить девиантное действие (будучи готовым участвовать в доминирующем вовлечении, когда оно возникает). , и до тех пор, пока, однажды сделанное, подчиненное вмешательство не станет доминирующим. Актеры всегда должны демонстрировать свою приверженность группе, что дает им возможность выражать себя через побочное и основное участие.

Харман проиллюстрировала свою концепцию приемлемого отклонения наблюдениями за модой и сленгом. Быть модным - значит быть приемлемо девиантным. Личный хороший вкус предохраняет модного человека от того, что он выходит за рамки приемлемости, чтобы форма одежды рассматривалась как серьезное отклонение от нормы. Последнее - «эпатажная» мода.

Что касается сленга, Харман говорит, что должны быть способы ввести новые разговорные выражения в группе. Тем не менее, любой член, делающий это, предпринимает рискованное нововведение, поскольку другие члены могут отказаться от нового срока.Если он останется в их лексиконе как возмутительный, это будет отклоняться от нормы и неприемлемо. Если несколько участников начинают использовать новое слово или фразу, ее возмутительность снижается, переходя в сторону модности. Если эта тенденция сохранится, новый термин станет все более распространенным в лексиконе группы, и его использование станет признаком членства в группе.

Мутунда (2007) проанализировал образцы сленга ньянджа среди молодых людей в Лусаке, Намбия. Из пятнадцати причин использования сленга, выявленных в ходе более раннего исследования, среди которых явное приподнятое настроение и проявление смекалки или изобретательности, выделялась одна.Это было «желание оторваться от условностей прошлого или даже настоящего и достичь оригинальности, пусть даже в небольшой степени, с помощью нового или, если не нового, нетрадиционного слова или выражения». Эта причина, как отмечает Мутунда, особенно актуальна для молодежного сленга, поскольку это допустимое отклонение. Члены группы, использующие такие термины, демонстрируют соответствующее чувство модности. Быть модным благодаря использованию нового сленга также является признаком индивидуальности пользователя.

До сих пор идея приемлемого отклонения не получила широкого распространения. Этот термин время от времени встречается в научных статьях, но редко в качестве пояснительной концепции, как его использовал Мутунда.

Положительное отклонение

Обсуждение здесь ограничивается дебатами о положительном / отрицательном отклонении, также начавшимися в 1985 году, которые добавили теоретический оттенок социологическому исследованию девиантности. Из соображений нехватки места исключено использование позитивной перспективы в качестве инструмента управления и лидерства в различных организациях и несколько вариантов ее применения в других сферах жизни.

Брэд Уэст (2003) написал содержательную статью, в которой резюмирует дискуссию об идее положительного отклонения и взвешивает свои собственные выводы как предлагаемое решение разногласий. Дэвид Додж (1985) зажег спор в его современной версии в статье, в которой он исследовал «чрезмерно негативную концептуализацию девиации». Он призвал специалистов по девиантным исследованиям признать положительно девиантными «тех людей и действия, которые оцениваются как превосходящие, потому что они превосходят общепринятые ожидания» (Dodge 1985: 18).Следует изучить достойные восхищения и почетные исключения, например, в спорте, искусстве, науке и политике, по сравнению с тем, что обычно достигается. Такие люди тоже девиантны, хотя и положительно. Додж утверждал, что было слишком много внимания отрицательным, осуждаемым отклонениям.

Эрих Гуд (1991) и Эдвард Сагарин (1985), среди других, возражали, что идея положительного отклонения является оксюморонической, что противоречит терминам. Ничего нельзя добиться, вводя такую ​​путаницу в теорию отклонений, поскольку идея отклонения как хвоста колоколообразного распределения поведения, рассчитанного по общему измерению, уже была убедительно отвергнута (см. Сагарин 1985).Два конца предполагаемого измерения очень разные.

Dodge, однако, утверждал, что некоторые люди, получившие высокую оценку за свои достижения, также отрицательно отклоняются, хотя это следует добавить здесь, в кругах, не относящихся к тем, кто чествует. Исключительно способный карманник мог бы высоко цениться за свои способности среди местных воров с такими же взглядами, но презираемый как полицией, так и жертвами. У харизматичного лидера девиантной религиозной группы или выдающегося игрока в покер были бы столь же контрастные образы.

Конечно, можно заметить, что отрицательное отклонение иногда имеет положительные последствия, как, например, в случае серийного насильника или поджигателя, деятельность которого объединяет местное сообщество, чтобы попытаться положить конец этому бедствию. Тем не менее, мы вряд ли могли назвать позитивными провоцирующую девиантную деятельность. То же самое относится и к девиантному поведению одной эпохи, которое вызывает социальные изменения, ведущие к позитивному пониманию этого в будущую эпоху. Христос в свое время был извращенцем, даже если христианство сейчас почетная религия во многих частях мира.

Конечно, общественность или значительная ее часть могут неоднозначно оценивать некоторых извращенцев. Уэст (2003) приводит ряд примеров таких «антигероев», знаменитых убийц, грабителей банков и т. П., Которые привлекали значительные толпы недоверчивых последователей. Эти Джесси Джеймес и Робин Гуды приобрели мифический статус и уровень харизмы у некоторых слоев населения. Тем не менее, это можно было бы более точно рассматривать как проблему интерпретации: считает ли сообщество, что эти люди достаточно плохи, чтобы их можно было назвать девиантами, и продолжает ли оно с течением времени верить в его суждения? Речь идет не столько о положительности или отрицании как таковых, сколько о предшествующем процессе суждения о человеке и его сомнительных действиях.

В своих заключительных замечаниях Уэст по существу придерживается отрицательного, или традиционного, подхода:

Концептуализация положительного отклонения в этой статье выступает против первоначальной пропаганды, согласно которой она относится к «лицам и действиям, которые оцениваются как высшие» из-за отклонения от норм, поскольку «они превосходят общепринятые ожидания» (Dodge 1985: 18). Критики концепции позитивного отклонения правы в своем суждении о том, что использование этого термина таким образом является оксюмороническим и может вести поле в направлениях, несовместимых с отклонением.

Тем не менее, мы должны уделять внимание и положительной стороне жизни, говорит Уэст, даже в ее девиантных формах. В этой мрачной сфере жизни тоже не все плохо.

В более широком плане акцент на положительном отклонении должен рассматриваться в свете гораздо более серьезной проблемы социологии, которую я определил как ее склонность к «решению проблем» (Stebbins 2009). Эта дисциплина уже давно сосредоточена на негативе, на многих жизненных проблемах, включая девиантное поведение.Пришло время для «позитивной социологии», которая изучает, как, почему и когда люди добиваются в жизни того, чего они желают, и того, что они делают, чтобы сделать свое существование привлекательным и достойным того, чтобы жить. Позитивная социология - это изучение того, что люди делают, чтобы организовать свою жизнь таким образом, чтобы эти жизни в сочетании становились по существу вознаграждением, удовлетворением и удовлетворением, что иногда принимает форму положительного отклонения. Это не означает, что мы откажемся от изучения отрицательного отклонения.Скорее нам следует избегать попыток навязать ему исследование положительного отклонения и рассматривать второе как отдельный, хотя иногда и связанный, путь развития позитивной социологии. Эта новая область уходит корнями в социологию досуга, отношение которой к девиантности исследуется в другом месте этой книги.

Выводы

Допустимое и недопустимое отклонение определяется нарушением моральных норм, а это условие не разделяется двумя другими точками зрения. Напротив, при допустимом отклонении рассматриваемая норма вообще не нарушается, а лишь несколько растягивается в ее интерпретации приемлемо отклоняющимся человеком.Более того, любая норма (моральная, неморальная) может быть проверена на допустимое отклонение от нее.

При положительном отклонении нормы, по которым выносятся суждения об отклонении, обычно не являются моральными; они, по сути, не о том, что морально правильно и что неправильно в сообществе. Скорее рассматриваемые нормы, в сущности, устанавливают уровни совершенства, которые благодаря положительному отклонению некоторым известным людям удается достичь исключительно и, следовательно, превосходно. Хотя, как только что отмечалось, такие нормы могут иметь моральный оттенок, их суть заключается в их способности направлять и измерять достижения, и это достижение признается большинством заинтересованных сторон.Каждая точка зрения способствует нашему пониманию того, чем люди отличаются по одному или нескольким важным параметрам - толерантности, приемлемости, совершенству - от подавляющего большинства людей в своей группе или от более широкого местного сообщества.

Список литературы

Беккер, Х.С. (1963) Посторонние: Исследования по социологии девиантности, Нью-Йорк: Free Press.

Додж, Д. Л. (1985) «Чрезмерно негативная концептуализация девиантности: программное исследование», Девиантное поведение, 6: 17–37.

Глейзер, Д. (1974) «Классификация преступлений и правонарушителей», в Д. Glaser (ред.), Справочник по криминологии, Чикаго, Иллинойс: Rand McNally.

Гуд, Э. (1991) «Положительное отклонение: жизнеспособная концепция», Deviant Behavior, 12: 289–309.

Хэган, Дж. (1991) Дурные удовольствия: преступление и девиантность в Канаде (3-е изд.), Торонто, Онтарио: МакГроу-Хилл Райерсон.

Харман, Л.Д. (1985) «Приемлемое отклонение как социальный контроль: примеры моды и сленга», Deviant Behavior, 6: 1–15.

Мутунда, С. (2007) «Языковое поведение в Лусаке: использование сленга ньянджа», Международный журнал языкового общества и культуры , 21 (опубликовано в Интернете).

Сагарин, Э. (1985) «Положительное отклонение: оксюморон», Девиантное поведение, 6: 169–181.

Шефф, Т. Дж. (1984) Психически больной: Социологическая теория (2-е изд.), Нью-Йорк: Алдин.

Стеббинс, Р.А. (1996) «Допустимые различия: жизнь с отклонениями» (2-е изд.), Торонто, Онтарио: МакГроу-Хилл Райерсон.

Стеббинс, Р.А. (2009) Личные решения на общественной площади: от решения проблем к позитивной социологии, Нью-Брансуик, Нью-Джерси: Транзакция.

Вест, Б. (2003) «Синергия в девиантности: возвращение к дискуссии о положительном отклонении», Электронный журнал социологии, 7 (опубликовано в Интернете).

Девиантное поведение и самосовершенствование в подростковом возрасте

  • Анхальт, Х. С. и Кляйн, М. (1976). Злоупотребление наркотиками среди населения младших классов средней школы. Am. J. Злоупотребление алкоголем и наркотиками 3: 589–603.

    PubMed Google Scholar

  • Ариети, С. (1967). Некоторые элементы когнитивной психиатрии. Am. J. Psychother. 124: 723–736.

    Google Scholar

  • Аронсон Э. и Метти Д. Р. (1968). Нечестное поведение как функция разного уровня индуцированной самооценки. J. Personal. Soc. Psychol. 9: 121–127.

    Google Scholar

  • Беллер, Э.К. и Нойбауэр П. Б. (1963). Половые различия и характер симптомов в раннем детстве. J. Am. Акад. Детский психиатр. 2: 414–433.

    Google Scholar

  • Беннет Э. М. и Коэн Л. Р. (1959). Мужчины и женщины: модели личности и контрасты. Genet. Psychol. Monogr. 59: 101–155.

    PubMed Google Scholar

  • Берг, Н. Л. (1971).Влияние алкогольного опьянения на самооценку. Quart. J. Stud. Алкоголь 32: 422–453.

    Google Scholar

  • Бого, Н., Уингет, К., и Глезер, Г. (1970). Защиты эго и стили восприятия. Восприятие. Навыки моторики 30: 599–604.

    PubMed Google Scholar

  • Брем, М. Л., и Бэк, К. У. (1968). Самовосприятие и отношение к наркотикам. J. Personal. 36: 299–314.

    Google Scholar

  • Берк, Э. Л., и Эйхберг, Р. Х. (1972). Личностные характеристики подростков, употребляющих опасные наркотики, согласно Многофазному опроснику личности Миннесоты. J. Nerv. Ment. Дис. 154: 291–298.

    PubMed Google Scholar

  • Басс, А. Х., и Брок, Т. К. (1963). Подавление и вина по отношению к агрессии. J. Abnorm. Psychol. 66: 345–350.

    Google Scholar

  • Кэрролл, Дж. Л., и Фуллер, Г. Б. (1969). Я и идеальная самооценка алкоголика под влиянием продолжительности трезвости и / или участия в анонимных алкоголиках. J. Clin. Psychol. 25: 363–364.

    PubMed Google Scholar

  • Косентино, Ф., и Хейлбрун, А. Б. (1964).Тревога коррелирует с полоролевой идентичностью у студентов колледжа. Psychol. Rep. 14: 729–730.

    Google Scholar

  • Кронбах, Л. Дж., И Ферби, Л. (1970). Как мы должны измерять «изменения» - или должны? Psychol. Бык. 74: 68–80.

    Google Scholar

  • Дэвис, Г. К., и Брем, М. Л. (1971). Несовершеннолетние заключенные: мотивационные факторы употребления наркотиков. Proc. Являюсь. Psychol. Доц. 6 (Часть 1): 333–334.

    Google Scholar

  • Дэвис, К. Э. (1972). Эффекты лекарств и их употребление. В Райтсман, Л. С. (редактор), Социальная психология в семидесятые годы , Брукс-Коул, Монтерей, Калифорния, стр. 517–545.

    Google Scholar

  • ДеФундиа, Т.А., Драгнус, Дж. Г., и Филлипс, Л. (1971). Культура и психиатрическая симптоматология: сравнение пациентов из Аргентины и США. Soc. Психиатр. 6: 11–20.

    Google Scholar

  • Exline, Р. В. (1962). Влияние потребности в принадлежности, сексе и взгляде других на первоначальное общение в группах, решающих проблемы. J. Personal. 30: 541–556.

    Google Scholar

  • Файн, Б. (1955). 1,000,000 Delinquents , World Publishing Company, Нью-Йорк.

    Google Scholar

  • Фиттс, W.Х. и Хаммер У. Т. (1969). Самооценка и преступность , Записи и тесты консультанта, Нэшвилл, Теннесси.

    Google Scholar

  • Фитцгиббонс, Д. Дж., Берри, Д. Ф., и Ширн, К. Р. (1973). MMPI и диагностика среди госпитализированных наркоманов. J. Commun. Psychol. 1: 79–81.

    Google Scholar

  • Глейзер, К. (1965). Попытки суицида у детей и подростков: психодинамические наблюдения. Am. J. Psychother. 19: 220–227.

    PubMed Google Scholar

  • Глезер Г. К. и Ихилевич Д. (1969). Объективный инструмент для измерения защитных механизмов. J. Consult. Clin. Psychol. 33: 51–60.

    PubMed Google Scholar

  • Голд М. и Манн Д. (1972). Преступность как защита. Am. J. Orthopsychiat. 42: 463–479.

    PubMed Google Scholar

  • Гоф, Х. Г. и Петерсон, Д. Р. (1952). Выявление и измерение факторов предрасположенности к преступности и правонарушению. J. Consult. Psychol. 16: 207–212.

    PubMed Google Scholar

  • Граф Р. Г. (1971). Индуцированная самооценка как детерминант поведения. J. Soc. Psychol. 85: 213–217.

    PubMed Google Scholar

  • Гроссер, Г. Х. (1951). Преступность несовершеннолетних и современные американские сексуальные роли. Неопубликованная докторская диссертация, Гарвардский университет.

  • Хаттем, Дж. В. (1964). Определяющая роль противоречивых межличностных отношений в суицидальном поведении. Дисс. Abstr. 25: 1135–1136.

    Google Scholar

  • Изенберг, П., Шнитцер Р. и Ротман С. (1977). Психологические переменные в студенческой активности: радикальная триада и некоторые религиозные различия. J. Молодежь, подростки. 6: 11–24.

    Google Scholar

  • Дженсен, Г. Ф. (1972). Преступность и самооценка подростков: исследование личной значимости правонарушения. Soc. Пробл. 20: 84–103.

    Google Scholar

  • Джессор Р., Карман, Р. С., и Гроссман, П. Х. (1970). Ожидания удовлетворения потребностей и модели употребления алкоголя в колледже. В Мэддоксе, Г. (ред.), «Прирученное лекарство: пьянство среди коллег» , College and University Press, Нью-Хейвен, штат Коннектикут, стр. 321–342.

    Google Scholar

  • Джессор Р., Джессор С. Л. и Финни Дж. (1973). Социальная психология употребления марихуаны: лонгитюдные исследования молодежи средней школы и колледжа. Дж.Личное. Soc. Psychol. 26: 1–15.

    Google Scholar

  • Джонс, М. К. (1968). Личность коррелирует и предшествует моделям употребления алкоголя у взрослых мужчин. J. Consult. Clin. Psychol. 32: 2–12.

    PubMed Google Scholar

  • Джонс, М. К. (1971). Личностные предшественники и корреляты моделей употребления алкоголя у женщин. J. Consult. Clin.Psychol. 36: 61–69.

    PubMed Google Scholar

  • Каплан, Х. Б. (1972). К общей теории психосоциального отклонения: случай агрессивного поведения. Soc. Sci. Med. 6: 593–617.

    PubMed Google Scholar

  • Каплан, Х. Б. (1975a). Увеличение самоотрицания как предшественника девиантных ответов. J. Молодежь, подростки. 4: 281–292.

    Google Scholar

  • Каплан, Х. Б. (1975b). Отношение к себе и девиантное поведение , Goodyear Publishing Company, Pacific Palisades, Calif.

    Google Scholar

  • Каплан, Х. Б. (1975c). Последствия самоуничижения: прогнозирование на основе общей теории девиантного поведения. Youth Soc. 7: 171–197.

    Google Scholar

  • Каплан, Х.Б. (1975г). Мотив самооценки и изменение отношения к себе. J. Nerv. Ment. Дис. 161: 265–275.

    PubMed Google Scholar

  • Каплан, Х. Б. (1976a). Антеценденты негативного отношения к себе: девальвация членской группы и беззащитность. Soc. Психиатр. 11: 15–25.

    Google Scholar

  • Каплан, Х. Б. (1976b). Самоотношение и девиантная реакция. Soc. Силы. 54: 788–801.

    Google Scholar

  • Каплан, Х. Б. (1976c). Изменение отношения к себе и девиантное поведение. Soc. Психиатр. 11: 59–67.

    Google Scholar

  • Каплан, Х. Б. (1977a). Антеценденты девиантных ответов: прогнозирование на основе общей теории девиантного поведения. J. Молодежь, подростки. 6: 89–101.

    Google Scholar

  • Каплан, Х.Б. (1977b). Гендер и депрессия: социологический анализ условных отношений. В Fann, W. E., Karacan, I., Pokorny, A. D., and Williams, R. L. (ред.), Феноменология и лечение депрессии , Spectrum Publishing Company, Нью-Йорк, стр. 81–113.

    Google Scholar

  • Каплан, Х. Б. (1977c). Увеличение самоотверженности и продолжающейся / прекращающейся девиантной реакции. J. Молодежь, подростки. 6: 77–87.

    Google Scholar

  • Каплан, Х.Б. (1978а). Самооценка и шизофрения. В Fann, W. E., Karacan, I., Pokorny, A. D., and Williams, R. L. (ред.), Феноменология и лечение шизофрении , Spectrum Publishing Company, Нью-Йорк, стр. 241–292.

    Google Scholar

  • Каплан, Х. Б. (1978b). Социальный класс, самоуничижение и девиантная реакция. Soc. Психиатр. 13: 19–28.

    Google Scholar

  • Каплан, Х.Б., Покорный А. Д. (1969). Самоуничижение и психологическая адаптация. J. Nerv. Мужчины. Дис. 149: 421–434.

    Google Scholar

  • Лански, Л. М., Крэндалл, В. Дж., Каган, Дж., И Бейкер, К. Т. (1961). Половые различия в агрессии и ее корреляты у подростков среднего класса. Child Dev. 32: 45–58.

    PubMed Google Scholar

  • Леон, К.А. (1969). Необычные образцы преступности во время Ла Виоленсии в Колумбии. Am. J. Psycyiat. 125: 1564–1575.

    Google Scholar

  • Левитин Т.А. и Чанани Дж. Д. (1972). Ответы учителей начальных школ женского пола на поведение детей мужского и женского пола по типу пола. Child Dev. 43: 1309–1316.

    Google Scholar

  • Маккоби, Э. Э. (1966). Развитие половых различий , Stanford University Press, Стэнфорд, Калифорния

    Google Scholar

  • Маккоби, Э. Э., и Джеклин, К. Н. (1974). Психология половых различий , Stanford University Press, Stanford, Calif.

    Google Scholar

  • МакКэндлесс, Б. Р., Билоус, К. Б., и Беннетт, Х. Л. (1961). Популярность сверстников и зависимость от взрослых в социализации дошкольного возраста. Child Dev. 32: 511–518.

    Google Scholar

  • Макклелланд Д. В. (1972). Изучение исследовательской основы альтернативных объяснений алкоголизма. В McClelland, D. C., Davis, W. N., Kalin, R., and Wanner, E. (eds.), The Drinking Man , Free Press, New York, pp. 276–315.

    Google Scholar

  • McCord, W., and McCord, J. (1960). Истоки алкоголизма , Stanford University Press, Стэнфорд, Калифорния.

    Google Scholar

  • Миллер Д. (1968). К теории символического взаимодействия самоубийства . Дисс. Abstr. 28: 4720A.

    Google Scholar

  • Мур, С. Г. (1964). Смещенная агрессия по отношению к разным расстройствам. J. Abnorm. Psychol. 68: 200–204.

    PubMed Google Scholar

  • Мур, Т., и Ucko, L.E. (1961). От четырех до шести: конструктивность и конфликт при решении проблем с кукольной игрой. J. Child Psychol. Психиатр. 2: 21–47.

    PubMed Google Scholar

  • Моррис Р. Р. (1964). Женская преступность и проблемы в отношениях. Soc. Силы. 43: 82–89.

    Google Scholar

  • Ребельски, Ф. Г., Алинсмит, В., и Гриндер, Р.Э. (1963). Сопротивление искушениям и половым различиям в использовании детьми фантазийных признаний. Child Dev. 34: 955–962.

    PubMed Google Scholar

  • Ремпель, Х., Синьой, Э. И. (1964) Половые различия в самоотношении совести как детерминант поведения. Psychol. Rep. 15: 277–278.

    Google Scholar

  • Rothaus, P., and Worchel, P.(1964). Поддержка эго, общение, катарсис и враждебность. J. Personal. 32: 296–312.

    Google Scholar

  • Садава С. В. (1973). Модели употребления наркотиков студентами колледжа: продольное исследование социального обучения. Psychol. Rep. 33: 75–86.

    PubMed Google Scholar

  • Скарпитти, Ф. Р. (1965). Правонарушительное и непростительное восприятие себя, ценностей и возможностей. Ment. Hyg. 49: 399–404.

    PubMed Google Scholar

  • Сирс Р. Р. (1961). Связь опыта ранней социализации с агрессией в среднем детстве. J. Abnorm. Psychol. 63: 466–492.

    Google Scholar

  • Сирс Р. Р., Маккоби Э. Э. и Левин Х. (1957). Образцы воспитания детей , Роу Петерсон, Эванстон, Иллинойс.

    Google Scholar

  • Sears, R. R., Ray, L., and Alpert, R. (1965). Идентификация и воспитание детей , Stanford University Press, Стэнфорд, Калифорния

    Google Scholar

  • Сегал Б., Ренберг Г. и Стерлинг С. (1975). Самооценка и употребление наркотиков и алкоголя у студенток колледжа. J. Alcohol. Drug Educ. 20: 17–22.

    Google Scholar

  • Смарт, Р.Г. и Уайтхед П. С. (1974). Использование эпидемиологии употребления наркотиков: канадская сцена. Внутр. J. Addict. 9: 373–388.

    PubMed Google Scholar

  • Смит, Г. М., и Фогг, К. П. (1975). Подростковое употребление наркотиков: поиск причин и следствий. В Леттьери, Д. Дж. (Редактор), Прогнозирование злоупотребления наркотиками среди подростков: обзор проблем, методов и взаимосвязей, , Национальный институт злоупотребления наркотиками, Вашингтон, округ Колумбия.С., стр. 279–298.

    Google Scholar

  • Спэнглер Д. П. и Томас К. У. (1962). Влияние возраста, пола и физической инвалидности на проявленные потребности. J. Адвокат. Psychol. 9: 313–319.

    Google Scholar

  • Стокс, Дж. П. (1974). Личностные черты и установки и их отношение к поведению студентов, употребляющих наркотики. Внутр. J. Addict. 9: 267–287.

    PubMed Google Scholar

  • Титл К. Р. и Роу А. Р. (1973). Моральный призыв, угроза санкций и отклонение от нормы: экспериментальный тест. Soc. Пробл. 20: 488–498.

    Google Scholar

  • Тох, Х. (1969). Жестокие мужчины , Aldine Press, Чикаго.

    Google Scholar

  • Вандерпул, Дж.А. (1969). Алкоголизм и самооценка. Quart. J. Stud. Алкоголь 30: 59–77.

    PubMed Google Scholar

  • Washburn, W. C. (1963). Влияние половых различий на защитное отношение правонарушителей и не правонарушителей. Кроме. Детский 30: 111–117.

    PubMed Google Scholar

  • Велч Б. Л. (1947). Обобщение «студенческих» проблем, когда задействованы несколько различных популяционных дисперсий. Биометрика 34: 28–35.

    Google Scholar

  • Уильямс, А. Ф. (1965). Самооценка алкоголиков из колледжа: (1) Сравнение с алкоголиками. Quart. J. Stud. Алкоголь 26: 589–594.

    Google Scholar

  • Уильямс, Дж. Р. (1976). Последствия навешивания ярлыка «наркоман»: расследование , Национальный институт злоупотребления наркотиками, Роквилл, штат Мэриленд.

    Google Scholar

  • Уилсон, Л. Т., Браухт, Г. Н., Мискиминс, Р. У., и Берри, К. Л. (1971). Жестокая попытка самоубийства и самооценка. J. Clin. Psychol. 27: 307–309.

    PubMed Google Scholar

  • Вуд, А. Л. (1961). Социально-структурный анализ убийств, самоубийств и экономических преступлений на Цейлоне. Am. Социол. Rev. 26: 744–753.

    Google Scholar

  • Уайер Р. С., Уэтерли Д. А. и Террелл Г. (1965). Социальная ролевая агрессия и академическая успеваемость. J. Personal. Soc. Psychol. 1: 645–649.

    Google Scholar

  • Уайли Р. К. (1961). Я-концепция . University of Nebraska Press, Линкольн, Небраска

    Google Scholar

  • Цукер Р.(1968). Модели полоролевой идентичности и алкогольное поведение среди подростков. Quart. J. Stud. Алкоголь 22: 868–884.

    Google Scholar

  • 7.1A: Отклонение - социальные науки LibreTexts

    1. Последнее обновление
    2. Сохранить как PDF
    1. Ключевые моменты
    2. Ключевые термины

    Цели обучения

    • Определить отклонения и объяснить природу отклоняющегося поведения

    Девианс в социологическом контексте описывает действия или поведение, которые нарушают неформальные социальные нормы или официально установленные правила.Среди тех, кто изучает социальные нормы и их отношение к отклонениям, есть социологи, психологи, психиатры и криминологи, которые исследуют, как нормы меняются и применяются с течением времени.

    Девианс часто делят на два типа деятельности. Первое, преступление, представляет собой нарушение официально принятых законов и называется формальным отклонением. Примеры формального отклонения от нормы включают грабеж, кражу, изнасилование, убийство и нападение. Второй тип девиантного поведения связан с нарушением неформальных социальных норм (норм, не закрепленных в законе) и называется неформальным отклонением.Примеры неформальных отклонений включают ковыряние в носу, громкую отрыжку или ненужное нахождение рядом с другим человеком.

    Отклонение может сильно отличаться в зависимости от культуры. Культурные нормы относительны, что делает относительным и девиантное поведение. Например, в Соединенных Штатах американцы обычно не накладывают ограничений на выступления по времени. Однако в монастыре пустыни Христа действуют особые правила, определяющие, когда жители могут и не могут говорить, а речь запрещена с 19:30 до 4:00.Эти правила - один из примеров того, как нормы различаются в разных культурах.

    Современные социологические исследования девиантности принимают разные формы. Например, д-р Карен Халнон из Университета штата Пенсильвания изучает неформальные отклонения и сосредотачивается на том, что она называет «отпусками для отклонений», когда люди с определенным социально-экономическим статусом добровольно попадают в другие, часто более низкие социальные слои. Один из примеров - гетеросексуальные белые мужчины, которые по выходным становятся трансвеститами. Такое поведение представляет собой роскошь, потому что гетеросексуальные белые мужчины могут позволить себе временный сдвиг, зная, что впоследствии они могут вернуться к комфорту своего преобладающего социально-экономического статуса.Другие примеры включают исполнителей, которые могут влиять на девиантное поведение, чтобы завоевать доверие с целью увеличения коммерческой прибыли.

    Теория социального напряжения Мертона. На этой диаграмме изображена теория социального напряжения Роберта К. Мертона.

    Ключевые моменты

    • Девиантное поведение может нарушать официально установленные правила или неформальные социальные нормы.
    • Формальное отклонение включает уголовное нарушение официально принятых законов. Примеры формального отклонения от нормы включают грабеж, кражу, изнасилование, убийство и нападение.
    • Неформальное отклонение означает нарушение неформальных социальных норм, которые не были закреплены в законе. Примеры неформальных отклонений включают ковыряние в носу, громкую отрыжку или ненужное нахождение рядом с другим человеком.
    • Отклонение может сильно различаться в зависимости от культуры. Культурные нормы относительны, что делает относительным и девиантное поведение.

    Ключевые термины

    • Формальное отклонение : Девианс в социологическом контексте описывает действия или поведение, которые нарушают социальные нормы, включая официально установленные правила (например,ж., преступность), а также неформальные нарушения социальных норм (например, отказ от народных обычаев и нравов).
    • отклонение : Действия или поведение, которые нарушают формальные и неформальные культурные нормы, такие как законы или нормы, препятствующие общественному ковырянию в носу.
    • Неформальное отклонение : Девианс в социологическом контексте описывает действия или поведение, которые нарушают социальные нормы, включая официально установленные правила (например, преступление), а также неформальные нарушения социальных норм (например,г., отвергая народные обычаи и нравы).
    .