Как называли девушек в 18 веке – 32 главные красавицы мировой истории!

32 главные красавицы мировой истории!

Красивая женщина — двигатель прогресса, а знаменитая красавица часто бывает причиной важных геополитических пертурбаций.

1.Клеопатра

Можно подумать, ты что-то про нее не знаешь. Ну, сделаем вид, что ты упал с луны, и расскажем. Жила в I веке до н. э. Владычица Египта. Любовница Цезаря и Марка Антония. Прославленная своей красотой любительница молочных ванн и притираний из растворенного жемчуга. Умерла вследствие технических неполадок со змеей. Кстати, изображения на монетах — единственные стопроцентно доказанные портреты царицы. И все они выглядят примерно так.

2.Лина Кавальери


Оперная певица. Жила на рубеже XIX и XX веков. Считалась одной из самых красивых женщин эпохи. Открытки с ее изображениями продавались миллионами, а любое мыло считало долгом украшать свою рекламу знаменитой «песочно-часовой» фигурой пышногрудой певицы, которая славилась способностью затягивать корсет так, что ее талия не превышала 30 сантиметров.

3.Фрина


Афинская гетера, жившая в IV веке до нашей эры, любимая модель многих скульпторов и художников, в том числе Праксителя. Прославилась красотой и огромными деньгами — их она требовала с тех кавалеров, которые ей не нравились.

4.Клео де Мерод


Французская танцовщица, родившаяся в конце XIX века и ставшая одной из самых знаменитых женщин мира благодаря своей красоте. Получила титул «Царица красоты» французского журнала «Иллюстрасьон», который составил первый в мире рейтинг мировых красавиц в 1896 году.

5.Нинон де Ланкло


Французская куртизанка и писательница XVII века, одна из самых свободомыслящих женщин своей эпохи. Мы написали — XVII века? Необходимо добавить: всего XVII века. И еще успела захватить краешек восемнадцатого, став абсолютным рекордсменом среди ветеранов куртизанского движения.

6.Прасковья Жемчугова


Редким золушкам в реальности удается окольцевать принцев, но в истории есть минимум один случай, когда граф, миллионер и сиятельнейший из вельмож своего времени женился на собственной рабыне. В конце XVIII века Параша Жемчугова, крепостная актриса графа Шереметева, стала супругой своего хозяина, скандализировав российское общество.

7.Диана де Пуатье


Жившая в XVI веке фаворитка Генриха II, ради которой король фактически разорил своих подданных. Король был намного младше своей возлюбленной, влюбился он в Диану фактически в младенчестве и всю жизнь оставался верен ей если не физически, то по крайней мере душевно. Как писали современники, «при всей ненависти к Диане народа, эта ненависть все равно меньше любви к ней короля».

8.Анна Болейн


Английская кратковременная королева XVI века, вторая супруга Генриха VIII, из-за которой англичане стали протестантами. Матушка Елизаветы Великой была известна своей красотой и легкомыслием и кончила жизнь на эшафоте, обвиненная мужем в многочисленных изменах ему и Англии.

9.Мессалина


Жила в начале I века н. э, была супругой императора Клавдия и пользовалась репутацией самой похотливой женщины Рима, если верить свидетельствам Тацита, Светония и Ювенала.

10.Императрица Феодора


В VI веке н. э. Феодора стала супругой наследника императорского трона, а потом и императора Византии Юстиниана. Но прежде чем стать набожной и почтенной царицей, Феодора многие годы занималась пантомимой и акробатикой в цирке, заодно немного продавая себя особенно восхищенным ценителям циркового искусства.

11.Барбара Радзивилл


Юная литовская вдова, в XVI веке ставшая тайной женой будущего короля литовского и польского Сигизмунда II Августа. Считалась самой красивой женщиной королевства.

12.Симонетта Веспуччи


Если ты видел картину «Рождение Венеры» Боттичелли, то ты прекрасно знаешь эту знаменитую флорентийскую модель XV века. Проще перечислить, кто из художников той эпохи не рисовал рыжую Симонетту. А герцоги Медичи (с некоторыми из них модель имела доверительные отношения) официально обязали указывать ее в документах как «Несравненную Симонетту Веспуччи».

13.Агнес Сорель


Французская мадемуазель XV века, многолетняя фаворитка Карла VII, которая рожала королю дочерей, благотворно, по мнению современников, влияла на его политику, а в свободное от этих занятий время позировала художникам — например, Фуке, когда он изображал мадонн для церквей и частных заказчиков.

14.Нефертити


Главная супруга фараона Эханатона, правившего в Египте в XIV веке до н. э. Сохранились многочисленные бюсты и статуи красавицы Нефертити. Но мумия царицы пока так и не найдена, поэтому неизвестно, насколько она была похожа на свои весьма привлекательные портреты, которые буквально свели с ума множество поэтов и писателей начала XX века, увидевших эти произведения в европейских музеях.

15.Маркиза де Ментенон


Молодую вдову поэта Скаррона пригласила ко двору Людовика XIV фаворитка короля — мадам де Монтеспан, чтобы бедняжка Скаррон занималась воспитанием королевских бастардов. Король был так восхищен ее педагогическими приемами, что пожелал испытать их на себе. К великому негодованию всего двора, он не просто сделал новую любовницу маркизой Ментенон, но потом еще и втихаря женился на ней.

16.Маркиза де Монтеспан


Жившая в XVII веке фаворитка Людовика XIV сама происходила из знатнейшего герцогского рода, так что французский двор охотно терпел близ короля столь высокопоставленную любовницу. Тем более что маркиза была хороша собой (по тогдашним меркам, по крайней мере) и достаточно умна, чтобы не лезть особо в государственные дела.

17.Зинаида Юсупова


Самая богатая и самая красивая женщина Российской империи XIX века. Более того, будучи единственной наследницей всего рода князей Юсуповых, она по особому распоряжению царя кроме многомиллионного приданого принесла мужу титул князя Юсупова. Как ты думаешь, сколько у нее было поклонников? Победителем этой утомительной гонки стал граф Сумароков-Эльстон — генерал, человек храбрый и с большими усами.

18.Уоллис Симпсон


Каждый из нас иногда задается вопросом, чего он стоит в этой жизни. У дважды разведенной американки Уоллис Симпсон ответ на этот вопрос был. Она стоит немножко больше Британской империи. По крайней мере, так решил король Британии Эдуард VIII, отрекшийся в 1936 году от престола ради того, чтобы жениться на Уоллис: занимая престол, он не имел права жениться на разведенной женщине.

19.Мадам Рекамье


Пятидесятилетний банкир Жан Рекамье, который в 1793 году женился на шестнадцатилетней Жюли, знал, что делал. Он не стал лезть к своей красавице с пошлым сексом, а пригласил к ней лучших учителей, которых только можно было найти в революционной Франции. Еще через пару лет он щедро финансировал ее дом, ее наряды и ее светскую жизнь, поощряя юную супругу привлекать к себе толпы друзей и поклонников из тогдашней элиты. Благодаря ставшему знаменитым политическому, литературному и научному салону мадам Рекамье, банкир сделался одним из самых влиятельных людей Европы.

20.Ян-гуйфэй


Драгоценная супруга китайского императора Мин-хуана, который больше известен под посмертным именем Сюань-цзун (правил в VIII веке). Нищая девочка из крестьянской семьи Ян свела императора с ума настолько, что фактически всю власть в государстве он отдал в руки ее многочисленной родни, а сам развлекался с Ян-гуйфэй поеданием сросшихся апельсинов и прочей китайской изысканностью. Закономерным результатом стали государственный переворот и гражданская война.

21.Вероника Франко


В Венеции много туристов было и в XVI веке. Привлекали в этот город господ из дальних земель не столько венецианские каналы, сколько «благочестивые куртизанки» — так официально именовались самые шикарные продажные женщины города, которые были изысканны, образованны, свободны в общении и разоряли своих кавалеров самым благородным образом. Одной из знаменитейших благочестивых куртизанок была Вероника Франко.

22.Аспазия


Афинская гетера, ставшая женой правителя Афин Перикла (V век до н. э.). Гетера в женах властителя сама по себе была диковинкой, другой же особенностью Аспазии являлось то, что многочисленные авторы ни слова не говорят о том, что она была красива или сексуальна. Нет, все хором славят ее выдающийся ум. Известно, например, что сам Сократ очень любил навещать Аспазию и слушать ее философские рассуждения.

23.Айседора Дункан


Звезда начала XX века, американская танцовщица, которая ввела традицию «естественного» танца назло официальным балетам на пуантах и прочим классическим ужасам. Естественность требовала и естественных одеяний, поэтому танцевала Айседора обычно босой, небрежно укутанной в разнообразные развевающиеся простынки, не мешавшие зрителям следить за движениями ее тела. Была женой русского поэта Сергея Есенина.

24.Китти Фишер


Самая дорогая куртизанка Британии XVIII века: ночь с ней стоила минимум сто гиней (за эту сумму можно было купить десять породистых лошадей). При этом с мужчин, которые ей не нравились, Китти брала суммы в десять раз большие. Ее огромная любовь к деньгам сопровождалась страшным мотовством. Символом Китти стало изображение котенка, вылавливающего из аквариума золотых рыбок, — в нем одновременно обыгрывались ее имя, фамилия и характер.

25.Хэрриэтт Уилсон


В первой половине XIX века скандальная жизнь Лондона существовала в основном за счет шести сестер Уилсон, занимавшихся великосветской проституцией. Самой удачливой из них стала София, которой удалось выйти замуж за лорда Бервика, а самой известной — Хэрриэтт. Трудно найти известного политика той эпохи, который сумел не оказаться в постели Хэрриэтт. Будущий король Георг IV, лорд-канцлер, премьер-министр, герцог Веллингтон — все они имели с Хэрриэтт близкую связь. Официально она считалась писательницей: публиковала за свой счет чудовищно непопулярные и скучные готические романы.

26.Мата Хари


Голландская барышня Маргарита Гертруда Зелле взяла себе псевдоним Мата Хари после того, как, пожив в неудачном браке с первым мужем в Индонезии, сбежала от супруга и стала исполнять стриптиз. Официально стриптиз в исполнении Маты именовался «мистическим восточным танцем, угодным Шиве». Во время Первой мировой войны была шпионом, двойным агентом Франции и Германии, после чего была неприлично поспешно расстреляна французами в 1917-м. До сих пор господствует версия, что таким образом кто-то из высокопоставленных лиц Франции пытался скрыть свою связь с Матой и собственные военные преступления.

27.Туллия д’Арагона


Итальянская куртизанка XVI века, поочередно потрясавшая собой Рим, Флоренцию и Венецию. Кроме собственно сексуальных побед над самыми выдающимися талантами и умами итальянского Возрождения, Туллия была знаменита как поэтесса, писательница и философ. Например, ее «Диалоги о бесконечности любви» были одним из самых популярных произведений века.

28.Каролина Отеро


Французская танцовщица и певица конца XIX века, выдававшая себя за цыганку, хотя на самом деле была чистокровной испанкой (но тогда это было не модно). Пользовалось огромным успехом у венценосных особ. Минимум семь королей и императоров были ее тайными любовниками. В том числе известно, что российский император Николай II был крайне неравнодушен к Каролине.

29.Лиана де Пужи


Французская танцовщица и писательница рубежа XIX—XX веков, также слегка торговавшая собой за чрезвычайно крупное вознаграждение (самой Лиане больше нравились девушки, так что романы по любви у нее были в основном с коллегами-красавицами). Марсель Пруст списал с Лианы одну из своих героинь — Одетту де Креси. Мадемуазель де Пужи дружила практически со всеми интеллектуалами своей эпохи. Выйдя замуж за румынского аристократа, стала княгиней и ушла на покой.

30.Графиня ди Кастильоне


Родившаяся в 1837 году итальянка Вирджиния Ольдоини стала первой мировой топ-фотомоделью. Сохранилось более 400 ее дагеротипов. Будучи дворянкой из старинной фамилии, вышла в 16 лет за графа Кастильоне, но тихой семейной жизни предпочла судьбу великосветской куртизанки и политика. Была любовницей Наполеона III.

31.Оно-но Комати


Японская поэтесса и придворная дама IX века, входящая в список «36 величайших поэтов Японии». Иероглифы, обозначающие ее имя, стали синонимом словосочетания «красивая женщина». В то же время Оно-но Комати была символом холодности и жестокосердия. Известно, например, что она заставляла своих возлюбленных стоять зимой перед ее дверями в легкой одежде целую ночь напролет, после чего слагала печальные стихи по поводу их ранней смерти от простуды.

32.Императрица Си Ши


В VI веке до н. э. правителю китайского царства У, Фучаю, недоброжелатели из соседних царств прислали подарок — невероятную красавицу Си Ши в сопровождении свиты из прекрасных служанок. При виде Си Ши у Фучая ум заехал за разум. Он велел создать для нее парк с дворцом и зависал в этом дворце круглые сутки. Разумеется, вскоре его царство было завоевано мерзавцами, придумавшими этот хитроумный план.

interesno.cc

О русских девушках-крестьянках 18-19 веков : История : Виртуальная школа БАКАЙ

Русские художники и писатели 18-19 веков создали множество прекрасных образов девушек из народной среды. Красивые, скромные, работящие, терпеливые – во всей красе предстают они перед нами.

При этом крестьянские девушки жили совсем не так, как их ровесницы из другой социальной среды – дочери помещиков и горожан. Как подметил историк А.А. Зимин: в 18-19 веках в России существовали словно два разных мира: мир господ и мир крестьян. Такое расслоение общества наметилось на рубеже 17-18 столетий, когда прозападные реформы Петра I произвели настоящий культурный переворот в стране. В 19 веке дворянство, купечество, мещане, рабочие оказались готовы к принятию европейской культуры – статичность, замкнутость, верность старине остались для них в прошлом.

Русское крестьянство сумело сохранить патриархальный уклад жизни. Каноническое православие и пережитки древней языческой культуры, на которых был основан крестьянский менталитет, почти не были подвержены новомодным течениям. Напротив, нововведения воспринимались в крестьянском мире как нарушение заведенного Господом порядка, стабильности. которое ведет к неразберихе и бедам.

Конечно, в крестьянскую среду постепенно вливались городские слова, предметы быта и одежды, заимствованные у городских и помещичьих сословий, но система моральных ценностей, основанная на православии и мудрости поколений, долгое время оставалась незыблемой.

Вообще девичество в крестьянском обиходе называлось «пора», а «быть в поре» — значит быть готовой к выбору брачного партнера, то есть к замужеству.

Начало периода девичества как правило связывалось с появлением у девочки первых менструаций. Обычно это событие отмечалось специальными ритуалами с целью подчеркнуть новый социальный статус девочки. Которая превращается в женщину, и усиления её репродуктивных способностей. Например, во Владимирской губернии обливали водой или сажали на снег, приговаривая: «Очищайся. Раба Божия, первым снегом».

Однако половое созревание еще не означало, что девочка стала девушкой. Ей предстояло из нескладного подростка превратиться в зрелую «славницу», поскольку в 15-16 лет наступал самый главный период девичества. Который должен был завершиться замужеством. Девушек в этом возрасте часто величали «невестами», с уважением называли по имени-отчеству. Девушки в эту пору, по мнению народа, должны обладать «славнутостью», то есть нравится мужчинам и вообще всем людям. «Славнутость» — весьма широкое понятие, которое включает в себя внешнюю красоту, обаяние, умение одеваться, весит себя по правилам и «честное имя». Особенную внешнюю привлекательность девушке придавали, согласно общественному мнению, крепкое телосложение (дородность), высокая грудь, крутые бедра, круглое гладкое лицо с белой кожей и длинная русая коса. При этом близкий современному обществу эталон женской красоты в дворянской среде(тонкая талия, худоба, хрупкое телосложение, бледная кожа) в русской деревне воспринимались как физическая незрелость, признаки болезни и бесплодия.

Крестьянские девушки, желая приблизиться к идеалу красоты активно использовали все имеющиеся в их арсенале средства – от народной косметики до специальных магических заговоров «на красоту».

Кроме того, «славутность» подразумевала не только внешнюю красоту девушки, но и её душевные качества, необходимые для удачного замужества. Доброжелательность, учтивость, общительность (в меру), умение петь и плясать – все эти характеристики девушки позволяли ей быстрее понравиться жениху и его родителям. Чересчур дерзкая, бойкая, или, напротив, слишком робкая девушка, по крестьянским представлениям не могла быть готова к браку и материнству.

Девушке-славнице нужно было иметь безупречную репутацию, блюсти себя. Девушки, чьё доброе имя среди местных жителей не подвергалось сомнению, пользовались большим уважением в деревне. Славницы обычно были во главе праздничных гуляний молодежи, занимали почетные места на посиделках, их первыми набирали в хоровод.

Когда девичья пора заканчивалась, а свадьба так и не состоялась, то девушка могла остаться без мужа – «пропасть». Затянувшаяся «девичья пора» рассматривалась как время остановки роста – «перезрелости». Таких девушек называли «засидками», «вековухами». В разных областях России возраст, с которого девушка уже считалась «засидкой» колебался от23 до 27 лет, но повсеместно отношение к девушке, так и не вышедшей замуж, было резко отрицательным – ведь она не выполнила вовремя свой долг перед Богом и людьми. При этом, осуждая засидку, крестьянская община старалась помочь ей покончить с девичеством, выдать замуж «хоть за вдовца, хоть за проезжего молодца».

В то же время прощание с девичеством было очень ожидаемым, но и печальным событием. Ведь жизнь незамужних молодых девушек была более свободной и интересной, чем быт семейной женщины. Девушке разрешалось вставать несколько позднее остальных членов семьи, и возвращаться с посиделок домой можно было затемно – это было в порядке вещей и не осуждалось. Крестьяне считали, что относительно вольная жизнь, которой пользовалась девушка до свадьбы, необходима для её развития, накопления жизненного опыта, приобретения самостоятельности, ведь все эти качества будут необходимы ей в роли жены, хозяйки и матери, когда она станет замужней женщиной. При этом от девушек требовали послушания, трудолюбия, уважения к себе и другим, а также сохранения целомудрия до свадьбы.

Опубликовано:27/07/2001
Автор:ВШБ
Читателей:10588


school.bakai.ru

Красавицы 17-18 века: kolybanov — LiveJournal

Красавицы 17-18 века.

Нинон де Ланкло -знаменитая французская куртизанка, одна из самых очаровательных женщин и известных женщин XVII столетия, хотя называть её куртизанкой не вполне справедливо, т.к. она не делая из этого профессии и деньги не играли для неё никакой роли, она не торговала своими прелестями,, а дарила их тем, кто ей нравился, и сразу бросала любовника, как только он ей наскучил. Однажды Нинон отказала кардиналу Ришельё, который предложил пятьдесят тысяч экю, если она согласится стать его любовницей.

«Изящная, превосходно сложённая брюнетка, с цветом лица ослепительной белизны, с лёгким румянцем, с большими синими глазами, в которых одновременно сквозили благопристойность, рассудительность, безумие и сладострастие, с ротиком с восхитительными зубами и очаровательной улыбкой, Нинон держалась с благородством, но без гордости, обладая поразительной грацией». Так описывал уже тридцатилетнюю куртизанку один из её современников.
:
Причём она оставалась весьма привлекательной до весьма преклонных лет. Граф Шуазель, впоследствии маршал Франции, влюбился и стал ухаживать за Нинон, когда ей минуло шестьдесят лет, хотя был на двадцать лет моложе. Когда Людовик 14 — «король-солнце» пожелал увидеть знвменитую Нинон, то выразил сожаление, что «эта удивительная женщина отказалась украшать его двор блеском своей иронии и весёлостью». Действительно, когда всесильная фаворитка Ментенон предложила ей место при дворе, Нинон ответила: «При дворе надо быть двуличной и иметь раздвоенный язык, а мне уже поздно учиться лицемерию… Кстати, Нинон можно считать стала «крестной матерью» Вольтера. За год до смерти она познакомилась с десятилетним мальчиком по имени Аруэ, начинающим поэтом, разглядела в нём талант и по завещанию оставила ему 2000 франков на покупку книг. Вольтер до конца дней сохранил о « красивой тёте» самые тёплые воспоминания.

Первые две из представляемых красавиц 18 века, прославились не только необычайной красотой, но и в какой-то степени оказали влияние на внешнюю политику. Первая жила в Екатерининскую эпоху, вторая -во времена Наполеона Бонапарта.

Софья Витт — Потоцкая .


В 13 лет эту маленькую нищую гречанку вместе с сестрой продала собственная мать. Старшая сестра стала наложницей, купившего их коменданта Каменец-Подольского Иосифа Витта, но довольно скоро ему наскучила, тогда Витт обратил внимание на Софью, которая подросла и начала становится необыкновенной красавицей. Но не тут –то было, у Софьи была не только красота (и видимо немалая в ней уверенность), но и характер. В итоге нищая бродяжка стала не наложницей, а женой сначала коменданта Витта, а затем вельможного и баснословно богатого польского пана С. Потоцкого. Между ними ещё пленила своими чарами фельдмаршала Салтыкова и даже светлейшего князя Потёмкина. В какой-то степени она посодействовала тому, что Польша была присоединена к России, т.к. именно от Потоцкого зависело подписание соответствующего акта. «Хитрый лис» Потёмкин направил в Варшаву Софью Витт, практически сделав на неё ставку, и не прогадал. Станислав Потоцкий без памяти влюбился в красавицу и фактически между свободой Родины и Софьей выбрал последнюю. Для любимой женщины Потоцкий устроил фантастической красоты парк, так и называемый «Софиевкой» , открытие которого было приурочено ко дню рождения Софьи. Гости были поражены роскошью. Выход графини был главным чудом — она появилась при свете тысячи фейерверков, в окружении «наяд», одетая в греческий хитон с алмазной диадемой на распущенных волосах. А в тёмном небе горели и сверкали буквы С и П — Софья Потоцкая.

Графиня же такой любви не оценила и вскоре изменила мужу с его сыном — неисправимым игроком Юрием. Граф не пережил двойного предательства, а Софья осталась богатой и свободной. С молодым любовником она рассталась только когда он проиграл всё своё состояние и наделал огромных долгов. Под конец жизни Софья занималась делами и даже благотворительностью. Её жизнь была похожа на авантюрный роман, а смерть на мистическую легенду. После землетрясения в Умани, храм, где была похоронена Софья разрушился и среди развалин мерцал гроб, видимо вынесенный на поверхность подземными толчками. В народе же говорили, что земля не принимает графиню-грешницу. В конце-концов прах Потоцкой упокоился на деревенском кладбище.

Эмма Гамильтон – жена английского посла в Неаполе лорда Гамильтона , которой стала исключительно благодаря своей неземной красоте, так как была совсем неблагородного происхождения . До встречи с Гамильтоном Эмма была натурщицей и актрисой ( представляла «живые картины» по произведениям искусства) и была очень популярна, к числу поклонников её искусства причисляют даже Гёте.

Познакомившись с английским адмиралом Нельсоном, Эмма полюбила его на всю оставшуюся жизнь, как и он её. Будучи дружна и имея некоторое влияние на королеву Неаполитанскую, а через неё и на короля Фердинанда, она в немалой степени помогла британскому флоту в борьбе с Наполеоном. Но после гибели Нельсона осталась с маленькой дочерью без всякой поддержки и умерла в нищете. Этой необыкновенной и очаровательной женщине посвящен ряд книг и фильмов, а также песня в исполнении А. Малинина.

Романтичный и в то же время трагический образ Леди Гамильтон в одноимённом фильме создала одна из самых красивых актрис — Вивьен Ли.

Княжна Мария Кантемир – дочь молдавского господаря Дмитрия Кантемира, сестра поэта Антиоха Кантемира и последняя любовь Петра 1.

Детские годы провела в Стамбуле, где её отец по давней традиции фактически находился в заложниках у турецкого султана. Тем не менее Мария получила по тем временам прекрасное образование : Обучалась древнегреческому, латинскому, итальянскому языкам, основам математики, астрономии, риторики, философии, увлекалась античной и западноевропейской литературой и историей, рисованием, музыкой. В конце 1710 семья вернулась в Россию. С Петром 1 Мария впервые познакомилась в доме отца, в подмосковном имении. После переезда в Санкт-Петербург, она стала любовницей царя, чему не препятствовал ее отец, мечтавший породниться с государем и с его помощью освободить Молдавию от османского ига. А Пётр 1 хотел получить от Марии наследника, чего не могла допустить царица Екатерина, сделавшая всё возможное, чтобы этот ребёнок не появился на свет. После рождения мёртвого мальчика Мария с отцом уехали в своё Орловское имение, где господарь вскоре скончался. А в скором времени не стало и Петра 1. Совсем недавно на центральном телевидении был показан фильм о любви императора и молдавской княжны, в котором образ Марии воссоздала Елизавета Боярская.

Александра Петровна Струйская ( урождённая Озерова) — её неземные черты, переданы на портрете кисти Ф. Рокотова , Скорее всего портрет, а вернее парные портреты молодожёнов, были заказаны художнику сразу после свадьбы Струйских , а значит Александре Петровне на нем около 18 лет.

Портрет Струйской вдохновил поэта Николая Заболоцкого на одно из его лучших стихотворений «Любите живопись, поэты».
… Ты помнишь, как из тьмы былого,
Едва закутана в атлас,
С портрета Рокотова снова
Смотрела Струйская на нас?
Ее глаза — как два тумана,
Полуулыбка, полуплач,
Ее глаза — как два обмана,
Покрытых мглою неудач…
Когда потемки наступают
И приближается гроза,
Со дна души моей мерцают
Ее прекрасные глаза.

Мадам Рекамье ( Жюли Бернар)– несомненно, самая красивая женщина Франции эпохи французской революции, родившаяся в 1777 году у мелкого чиновника и его красивой жены. Когда девушке ещё не исполнилось 16 лет, она вышла замуж за банкира Жака Рекамье, который был старше ее на 26 лет. Отношения между супругами были скорее дружескими, Рекамье предоставил своей молодой супруге полную свободу, которой она пользовалась достаточно разумно. Получив в подарок от мужа красивый дом в Париже, она организовала свой салон, ставшийся вскоре очень популярным.

Обаяние Жюли, её ум и политические взгляды привлекли к ней в салон многих знаменитых людей. Один из современников господин Лемонье так о ней писал : «Мадам Рекамье не носит никогда бриллиантов, ее туалет изысканной простоты не допускает ничего, кроме жемчуга… Ее красота имеет ту особенность, что она более притягательная, чем ослепляющая с первого взгляда. Чем больше ее видишь, тем красивее ее находишь». Жюли обладала удивительной грацией, особым внутренним музыкальным ритмом и без сомнения её красота не знала себе равных в Европе. По моде того времени она носила прозрачные платья, не скрывавшие её безупречные формы, напоминавшие античную статую. Но внешность не главная причина, почему ее салон на протяжении нескольких десятилетий был одним из главных литературно-политических, интеллектуальных центров Франции, да пожалуй и всей Европы. Она обладала не только красотой и обаянием, но и удивительным талантом притягивать к себе неординарных личностей. В её салон в разные года были вхожи самые знаменитые люди той эпохи: ученый Андре — Мари Ампер, Евгения Богарнэ , Бернадот — будущий король Швеции, писатели Проспер Мариме и Стендаль, художники Ж-Л. Давид и Эжен Делакруа. Это был цвет французского искусства и науки, имена, вошедшие в мировую культуру, всех их сумела объединить Мадам Рекамье.
У нее появляются друзья, среди них Оноре де Бальзак и Виктор Гюго, а также знаменитая мадам де Сталь, с которой потом Жюльетту связывали долгие годы дружбы. Удивительная красота Жюли привлекала к ней многих поклонников, в т.ч. принца Августа Прусского. Принц влюбился в Жюльетту, и это был человек, в ответ на чью любовь впервые сильнее забилось её сердце. Принц Август хотел жениться на Жюли, желала этого и она, но порвать с мужем, жалея его, уже ставшего старым и почти нищим, так и не смогла.
В 1803 году Наполеон высылает мадам де-Сталь из Парижа, и Жюльетта открыто переходит в оппозицию власти : «Человек, который изгоняет такую женщину … не может быть в моем представлении ничем иным, как безжалостным деспотом. С этого времени все мое существо против него».
Фуше, один из ее тогдашних друзей, очень желал представить ее ко двору и даже намекал мадам Рекамье на возможность более интимных отношений между нею и императором. Прекрасная Жюли гордо отвергла такую перспективу. Но её очарование настолько велико, что даже придворный художник Наполеона Ж.Л. Давид не устоял против того, что бы нарисовать портрет женщины, вошедшей во французскую историю непримиримой противницей Наполеона Бонапарта. Его самый знаменитый «Портрет Мадам Рекамье» находится сейчас в Лувре. Позже она вдохновила другого великого художника — Франсуа Жерара, а затем и скульптора, г. Шинара, создавшего прекрасный бюст Мадам Рекамье.
В 1811 года Бонапарт выслал мадам Рекамье из Парижа. В 1813 году в Италииона близко сходится с королевой Гортензией и Каролиной Мюрат, и в Риме ее французский салон обладает такой же притягательной силой, как и в Париже. Среди его посетителей тут были Баланш и скульптор Канова, сделавший ее бюст, который он после переделал в Дантовскую Беатриче.
Когда Жюли, исполнилось 40 лет она неожиданно забыла о своем принципе строить свои отношения с мужчинами на основе только дружбы и влюбилась, страстно и надолго. Это был известный писатель Рене Шатобриан.
. «Красота, не знающая себе равной в Европе, назапятнанная честь и благородный характер,— какое другое богатство нужно в этой печальной жизни» — это слова о ней Мадам де-Сталь . Гораздо позже другая знаменитая женщина – Анна Ахматова- напишет: « И снова мадам Рекамье хороша и Гёте, как Вертер юн»


А ещё именем мадам Рекамье стал называться тип кушетки, на которой она лежит на знаменитой картине Жака Луи Давида.

Серия сообщений «Красавицы разных столетий»:

Самые красивые женщины всех времён и народов

Часть 1 — Самые красивые женщины всех времён и народов.
Часть 2 — Красавицы средних веков и возрождения
Часть 3 — Красавицы 17-18 века.
Часть 4 — Красавицы Европы 19 века
Часть 5 — Красавицы России ( 1 половина 19 века)

Часть 26 — Неугасимая звезда.
Часть 27 — Блеск и нищета Беллы Отеро.
Часть 28 — Четыре красавицы Древнего Китая.

kolybanov.livejournal.com

Девушки на Руси: kot_begemott — LiveJournal

Соскучился по Шангиной. Любимая книга. Дай, ещё поцитирую. Текста много, так что все русские песни и часть текста, касающегося заговоров пришлось сократить. Все иллюстрации из книги.
Интересно, что слишком дерзкие и слишком скромные девушки не пользовались успехом в традиционной культуре. Ну, и о том, что девушек баловали, тоже интересно почитать.

«…Незыблемой оставалась прежде всего система нравственных ценностей, основанная на многовековом народном опыте и православной вере, и в своих главных чертах она была единой для всех сословий. Представления о назначении человека на земле, о правильном и неправильном жизненном пути передавались от поколения к поколению, в соответствии с ними воспитывали детей. В «Поучении Владимира Мономаха своим детям» (XII в.) княжичам предписывалось «иметь душу чистую и непорочную… беседу короткую, при старых Молчать, при мудрых слушать, старшим покоряться». В таком же духе наставляли своих детей все русские люди.

В «Домострое» – памятнике XVI века – говорилось, что девушки и юноши должны «душевную бо чистоту иметь и без страсти телесное: ступание кротко, глас умилен, слово благочинно, пищу и питие не мятежно, при старейших молчание, при мудрейших послушание, к преимящим повиновение, к равным себе и меньшим любовь иметь нелицемерную, от злых и плотских отлучаться, мало говорить, но много понимать, не дерзить словом, не избыточествовать беседою… стыдливостью украшаться».

Считалось, что каждому человеку от Бога предписано вступить в брак и продолжить свой «род-племя». В девочке старались воспитать прежде всего «женство» – качество, благодаря которому она сможет выполнить свое предназначение на земле.

Роль жены, матери, хозяйки дома считалась очень почетной. Русская пословица гласит: «Добра жена – венец мужу своему и беспечалие». Быть «доброй женой» означало умело вести домашнее хозяйство, заботиться о муже, родить здоровых детей. В «Домострое» в главе «Похвала женам» говорится: «Если дарует Бог кому жену добрую, дороже это каменья многоценного; таковая из корысти не оставит, делает мужу своему жизнь благую».

В традиционной культуре предполагалось, что процесс формирования в ребенке необходимых качеств следует начинать еще до его рождения. Во время беременности женщина, мечтавшая о дочке, должна была смотреть только на красивые вещи и красивых людей, чтобы родилась красивая девочка. Полагалось есть клюкву и бруснику, чтобы дочка была румяной, укроп – чтобы у нее оказались красивые глаза и пушистые ресницы. Будущей матери нельзя было браниться и много спать, иначе дочка родится злой и ленивой.

Сразу после появления ребенка на свет следовало громко объявить его пол, чтобы ребенок знал о своей половой принадлежности. Выбирая девочке из святцев имя, старались найти наиболее благозвучное и красивое или же давали ей имя особенно почитаемой святой, прославившейся добрым нравом и подвигами благочестия. В крестьянских семьях девочку растили не только доброй и красивой, но и трудолюбивой. Пуповину ей отрезали на прялке, чтобы она хорошо освоила главную женскую работу, заворачивали новорожденную в материнскую рубаху, чтобы ей передались все лучшие качества матери.


Крестьяне Боровского уезда Тульской губернии. Фото А. О. Карелина. 1870

В день отлучения девочки от груди перед ней раскладывали веретено, пяльцы, челнок и разрешали ей взять любой из этих предметов, символизировавших женское начало: к какому из этих предметов девочка потянется рукой, в том деле и будет особенно искусна.

В шесть-семь лет волосы девочки заплетали в косу, а поверх рубахи ей надевали сарафан. Этот ритуал отмечал новый этап в ее жизни: теперь она принадлежала к женскому сообществу и под руководством матери начинала готовиться к роли «доброй жены». Девочку обучали шить, вышивать, вязать, прясть, готовить еду, жать, доить коров, нянчить детей – то есть всем тем работам, которые положено выполнять крестьянской женщине.


Венецианов. Девушка с гармошкой

Одновременно начиналось религиозное воспитание и приобщение девочки к обрядовой жизни крестьянской общины. В «Домострое», в главе «Как дочерей воспитывать и с приданым их замуж отдать», отцу давались советы: учи дочь свою «страху Божьему, и вежеству, и рукоделию», «положи на нее грозу свою и блюди ее от телесных грехов, да не посрамит лица твоего, да в послушании ходит, да не свою волю имеет».

Переход девочки из подросткового возраста в девичество почти повсюду сопровождался специальными обрядами, которые фиксировали ее новый социально-возрастной статус. Обычно они проводились в ходе весенне-летнего цикла календарных праздников как торжественное представление потенциальной невесты деревенскому сообществу. Это происходило на Пасху, в Вознесение или в другие дни, согласно местной традиции. В северных губерниях Европейской России на Пасхальной неделе «выкуневшие», «растовые» девочки, одетые в свои первые девичьи наряды, взявшись под руки, возглавляли праздничное молодежное шествие по улицам села. Зрители встречали девичье пополнение похвальными словами.

В южнорусских селах повзрослевшие девочки в Пасху приходили на площадь перед церковью в поневах – поясной одежде замужних женщин и стояли там, демонстрируя себя гуляющим. В южных уездах Рязанской губернии родители, нарядив девушку в понёву, катали ее в повозке по улицам, предлагая всем в качестве невесты: «Надо ли?» В Орловской губернии в Вознесение девушки, надев понёвы, вместе отправлялись в лес, где устраивали трапезу и веселились, а затем гуляли по селу, показывая себя в женских нарядах. В Тульской губернии мать перед тем, как отправить дочь на гулянье, предлагала ей прыгнуть со скамьи в поневу: «Прынь, дитятко, прынь, милое, в вечный хомут, бабью понёву». В некоторых селах понёву для младшей сестры готовила старшая, она же и надевала ее на сестру. После гулянья понёву с девушки снимали и надевали еще раз уже после свадьбы – навсегда.

По достижении девушкой 15–16 лет наступала самая важная фаза девичества – «расцвета и спелости», которая длилась около пяти лет и должна была закончиться замужеством. Девушек в этом возрасте часто называли «невестами» (то есть буквально «неизвестными», «непознанными мужчинами»), «славницами» («славнухами», «славенками»), величали по имени и отчеству, выражая тем самым уважение к ним и уверенность в том, что они выполнят свое предназначение на земле: вступят в брак и родят здоровых детей.

Девушки «в самой поре» обладали, по мнению русских, особым свойством – «славутностью» («славой»), благодаря которому они нравились представителям противоположного пола и вообще всем людям. «Славутность» – было довольно сложное понятие, включавшее в себя целый набор качеств: приятный внешний облик, обаяние, умение хорошо одеваться, вести себя по правилам, принятым в обществе, и, конечно, «честное» имя. «Славутность» считалась свойством, которое расцветает вместе с девичеством. Однако лишь некоторые счастливицы обладали высокой «славутностью», что позволяло им активно участвовать в любовной игре, составлявшей суть жизни молодежи, и выйти замуж за достойного человека.

Красивый внешний облик ценился как одна из необходимых составляющих «славницы». На протяжении жизни многих поколений у русских людей сложился определенный стереотип девичьей красоты. «Красавой», «красулей», «картинкой нарисованной» обычно называли девушку «доброго надлежащего роста», крепкого телосложения, с высокой грудью, крутыми бедрами, круглым, гладким, белым лицом, румяную, белозубую, чернобровую и с длинной русой косой. О внешне привлекательной девушке говорили, что она «девка из себя видная, румяная, толстая – страсть красивая!» (Русские крестьяне. Т. 3. С. 81). Такой образ красавицы декларируется в русском фольклоре.


Девушки в праздничных костюмах. Фото. Начало XX в. Архангельская губ.

Каждая девушка, естественно, хотела обрести столь необходимую ей красоту или хотя бы приблизиться к идеалу. Для этого девушки прибегали к разнообразным ухищрениям. Чтобы лицо было белое и без веснушек, его мыли сывороткой, парным молоком, огуречным рассолом или мазали березовой смолой. Чтобы волосы становились гуще и не выпадали, их расчесывали гребнем, смоченным соком крапивы. Чтобы зубы были белые, и не пахло изо рта, жевали серку (смолу лиственницы) или ели в больших количествах яблоки.

Если на лице были угри и рябины, то их мазали волчьим салом или мазью, приготовленной из яичного белка и колоса пшеницы, взятого во время цветения, – «рябье будет гладко». Верили, что лицо будет белым и румяным, если мыть его настойкой василька; а чтобы грудь была большая и пышная, надо есть много горбушек или тереть ее мужской шапкой.

Русские девушки в своем желании соответствовать идеалу красоты белили лицо, красили щеки, чернили брови, распрямляли вьющиеся волосы помадой. Богатые девушки покупали косметику в лавках и на ярмарках, бедные довольствовались домашними средствами. Лицо обычно покрывали свинцовыми белилами, мукой, растертыми стеариновыми свечами. Щеки натирали бодягой, сухим корнем или свежими ягодами ландыша, настойкой из красного сандала, сахара и водки, корнем растения купела, называвшимся у крестьян «соломонова печать», «божья ручка», свеклой, а также розовым анилином – фуксином. Брови наводили сурьмой, углем.

Наложение краски было довольно своеобразным. Белила покрывали, все лицо толстым слоем, так что оно напоминало маску, брови делали «соболиными», то есть очень широкими и длинными, а румянец накладывали во всю щеку, иногда в виде кружочков, полосок, мелких ромбиков.

Девушки старались придать красоту своим волосам, помня о том, что «девичья коса – всем ребятам сухота». Они заплетали их в косу в три прядки, приплетая для толщины льняную кудель. В праздничный день косу плели в 6–8, а иногда и в 12 и даже 18 прядок, используя яркие разноцветные ленты, тесьму, гарусные нитки, унизанные бисером. Сверху коса была плотной и толстой – почти в ширину шеи, снизу тонкой. Волосы обычно покрывали специальной помадой, чтобы они ровно лежали на голове и блестели

Внешней красоты пытались достичь также с помощью магических действий. Каждая девушка знала простые заговоры «на красоту» – от бабушки, матери или из рассказов подруг. Девушки верили, что можно стать красивой, если при умывании натираться 12 раз мылом и при этом произносить: «Вода – с лица, краса – на лицо, лицо – как белый свет, а щеки – как шипишный цвет!» (Русские заговоры и заклинания. С. 117). Утром в Страстной четверг умывались водой, в которую была положена серебряная монетка, и говорили: «Как чисто серебро свитит и сияет, так бы и у меня, рабы Божьей (имя), свитило и горило лицико», а в Святки, стоя перед зеркалом, повторяли несколько раз: «Кажись, мое белое лицо, белее свету белого, разгорайтесь, мои алые щечки, краснее солнца ясного» (Там же. С. 113).

Но «славутность» предполагала не только красивую внешность, но и такое поведение, которое свидетельствовало бы, что девушка обладает качествами, необходимыми для вступления в брак и поддержания его устойчивости. Особенно ценилась «умнота», то есть умение правильно вести себя в различных жизненных ситуациях. Девушка, не отличавшаяся этим качеством, войдя в большую семью мужа, могла учинить в ней раздор.

«Славнице» полагалось быть доброжелательной, ласковой, послушной, вежливой, учтивой, в меру скромной и в меру раскованной. Эти качества позволяли ей расширить круг своих потенциальных женихов, заручиться симпатией их родителей.

Считалось, что «неругачая», спокойная, терпеливая девушка сможет достойно прожить жизнь, не вступая ни с кем в конфликты, не жалуясь на судьбу. Слишком робкая, застенчивая девушка, не обладавшая темпераментом, по крестьянским представлениям, не могла быть готова к замужеству и рождению ребенка. Про такую говорили, что она только «лавку обтирает». Если девушка была слишком дерзкой, бойкой, раскованной, то она своим поведением могла поставить под угрозу устойчивость будущего брака. Парни обычно «браковали больно бойких».

Естественно, от девушки требовалось и умение хорошо работать, чтобы в ее будущей семье был достаток. Сваха, расхваливая невесту родителям жениха, произносила такие слова: «Моя девка умнёшенька, прядет тонёшенько, ткет чистёшенько, белит белёшенько».

Эти качества привлекали и парней. Парень Василий Полянский из Костромской губернии так рассуждал о том, какая девушка ему может прийтись по душе в качестве будущей жены: «Мне нужно хозяйку: красоту-то не лизать, с хорошей наживешь, а с плохой что и есть проживешь!» (Русские крестьяне. Т. 1. С. 57).


Венецианов. Крестьянская девушка за вышиванием

Чтобы понравиться парням, девушка должна была обладать веселым нравом, умением плясать, петь, вести остроумные разговоры, то есть быть «счастливой, таланливой, гульливои, забавливой». Костромской парень по прозвищу Карамай, обсуждая вопрос о своей женитьбе, говорил: «Что это за баба будет? И выйти на народ не с чем. Мне надо такую, чтобы показать было что… Ну что от нее: ни песен, ни басен» (Там же. С 57).

Однако в своей «гульливости» девушке не следовало заходить далеко. «Славутность» предполагала безупречную репутацию.

Девушке полагалось блюсти себя и сохранять честное имя, то есть не прослыть «совсем заблудящейся» и не утратить девственности до свадьбы. Утрата девственности влекла за собой и утрату «славутности». «Какая же это девка, когда себя уберечь не могла!» – говорили крестьяне.

Девушки, чья добрая репутация не вызывала ни у кого сомнения, пользовались в деревнях большим уважением: чем больше в деревне «славниц», тем больше чести ее жителям. «Славницы» обычно возглавляли праздничные гулянья молодежи, занимали почетные места на зимних посиделках и игрищах, их первыми набирали в хоровод, из них составляли первые пары в кадрили. Если мать отправляла свою дочку в гости к родственникам в дальнюю деревню, чтобы она «мир посмотрела и себя показала», то обязательно приглашала поехать с ней нескольких «славниц», чтобы все знали, с кем ее дочка знается.


Суриков. Портрет Матвеевой. (На девушке надеты повязка и душегрея)

Естественно, каждая девушка мечтала поднять свой статус до уровня «славницы». Верили, что «получить почет» можно с помощью заговора. Вот, например, какой заговор произносила девушка из села, расположенного на берегу реки Пинега, отправляясь на гулянье: «У отцовских доцерях да у деревенских молотцах раба Божия (имя) как волк в овцах, и все девки овецьки, а я одна волцок. И как на хлеп, на соль цесть и слава, и на меня бы такова была цесть и слава во всяко время, во всякий час, во всякое игрище» (цит по: Астахова А. М. С. 48). В начале XX века девушка Прасковья записала в «ворожейную тетрадку» такие «слова на славу»: «Севодне великий праздник Ильи Пророку, его всяк знат и почитат, и идет великая слава. И шла бы великая слава об рабе Божией Параскевы, всяк знал и почитал, и хвалили. Где мой суженой-ряженый [ни был бы] ехал свататьсе! Не мог бы ни двенадцати часов часовать, ни минуты бы миновать, об рабы Божией Параскевы ехал свататься! На мои слова замок и ключ» (Русская свадьба. Т. 2. С. 257).

Если «девичья пора» заканчивалась, а замужество так и не предвиделось, то девушка рисковала остаться без мужа – «погибнуть», «пропасть». Затянувшееся девичество рассматривалось как время остановки роста – «сидения», «переспевания». Девушку сравнивали с коробочкой мака, которая никак не может рассыпаться на зернышки, называли ее «засидкой», «надолбой».


Косники. XIX в. Европейская Россия. Косник – украшение, закреплявшееся на конце девичьей косы

В разных местностях возраст, с которого девушка уже считалась «засидкой», определялся по-разному: например, в южнорусских областях девушке полагалось вступить в брак до 18 лет, в центральных и среднерусских областях, на большей части территории Русского Севера до 22–23 лет, в отдельных северных районах до 25–27 лет. Но повсюду отношение к девушке-«засидке» было резко неодобрительным, ведь она не смогла или не захотела вовремя выполнить свой долг перед Богом и людьми.

Крестьянская община, осуждая «засидку», была заинтересована в продолжении «крестьянского рода-племени» и старалась помочь ей покончить с девичеством, выдать замуж «хоть за вдовца, хоть за проезжего молодца». В некоторых селах вплоть до середины XIX века сохранялся древний обычай возить «засидевшуюся» девушку по селу на санках или в корыте, останавливаясь перед домами, где жили парни, с криками «Поспела, поспела!» или «Кому нужна надолба?». Чтобы девушка вступила в брак, на Масленицу осуществлялись и специальные магические действия. Например, при помощи короткого бревна, палки, колодки, снопа.


Д. Г. Левицкий. Портрет Агафьи (Агаши) Левицкой, дочери художника. 1785

В Воронежской, Орловской, Смоленской губерниях колодку привязывали к ноге девушки: она должна была таскать колодку за собой во время гулянья: «Калодку привязывают, шоб жених привязался и замуж вышла девка» (цит по: Агапкина Т. А. 2002. С. 237). В конце XIX века вместо бревна здесь стали использовать связку баранок, которую вешали на шею «засидке», или бант, прикреплявшийся к одежде. На Русском Севере бревно бросали с порога в красный угол избы, где жила такая девушка. На Урале во время масленичного катания девушке бросали в сани сноп (то есть «жениха»).

По представлениям крестьян, эти действия должны были стимулировать столь желанный брак. Прощание с девичеством в русской традиции всегда было и долгожданным событием, и печальным. В старинных свадебных песнях девичество определялось как «жизнь вольная», яркая, светлая и радостная.

Жизнь девушек, действительно, была и более вольной, и более насыщенной событиями, чем жизнь людей, обремененных семьей. В богатых домах девушки занимали отдельное помещение – светлицу, горенку или небольшую холодную клеть с входом из сеней. В свадебных песнях девичья горенка называлась «клеточка-перерубица», «малое безлюдыще», «тихое уютоньице». Там в сундуках и «коробеюшках замчённых» девушки хранили свою одежду и приданое, стояли прялки, пяльцы для вышивания, лежала подушка с коклюшками для плетения кружев и другие принадлежности для рукоделия, а также имелся столик с зеркалом и ящичками для белил, румян, сурьмы.

Распорядок дня девушек также был несколько иной, чем у остальных взрослых членов семьи. Девушка могла дольше спать утром (особенно если в доме были снохи), вставая, когда «по селам все петухи поют, а по избушкам печки топятся, а по церквям-то Богу молятся, а по часовенкам-то спасаются». Вечером она могла свободно отправиться к подружкам или на посиделку, куда приходили парни, а вернуться домой лишь поздней ночью. В летнее время и в праздники девушке разрешалось гулять до утренней зари, и это не считалось чем-то предосудительным.

Родители старались дать дочерям свободу: возможность «нагуляться», «навеселиться». В то же время родители требовали от нее послушания, покорности, уважения к себе и к другим членам деревенского сообщества, трудолюбия, сохранения целомудрия до свадьбы. Девушка, покидая отцовский дом, в специальных причетах благодарила отца за «вольную жизнь».

По мнению крестьян, относительная свобода, которой пользовалась девушка, была важна для ее развития, приобретения жизненного опыта, выработки самостоятельности в делах и поступках и в результате – для правильного выполнения ею роли жены, хозяйки и матери в будущей семейной жизни.

Полный текст: http://www.booksite.ru/fulltext/girls/rus/san/1.htm#1

kot-begemott.livejournal.com

Правила этикета для российских девушек. Какими они были в старину? | Культура

«Домострой» требовал от главы семейства: «Если дочь у тебя, и на нее направь свою строгость, тем сохранишь ее от телесных бед: не посрамишь лица своего, если в послушании дочери ходят, и не твоя вина, если по глупости нарушит она свое девство, и станет известно знакомым твоим в насмешку, и тогда посрамят тебя перед людьми. Ибо если выдать дочь свою беспорочной — словно великое дело совершишь, в любом обществе будешь гордиться, никогда не страдая из-за нее».

Даже в период преобразований, проводимых в стране Петром I, принципиальных изменений в формировании требований этикета для девушек не произошло. В наставлении для молодых дворян «Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению», подготовленном и изданном по распоряжению Петра в 1717 году, рекомендации по поведению девиц остались на уровне патриархального «Домостроя».

Отсутствие должной регламентации поведения девиц в обществе, кстати, не соответствовало сложившейся обстановке. Благодаря нововведениям Петра, девицы получили неизмеримо больше свобод, чем у них было еще несколько лет назад. Они облачились в модные европейские платья с декольте, научились танцевать, стали активно посещать различные развлекательные мероприятия и ассамблеи. Естественно, что у них появилось значительно больше возможностей для общения с кавалерами.

С. Хлебовский, «Ассамблея при Петре I», 1858 г.
Фото: Источник

Пожалуй, именно в петровский период девицы были наиболее раскрепощены, так как новых правил поведения девушек в обществе еще не придумали, они только начинали зарождаться, а вывозить дочерей в свет отцы семейств были обязаны, иначе можно было серьезно пострадать — царь не терпел, когда его распоряжения не исполнялись, и был скор на расправу. Возрастных ограничений в тот период еще не существовало, Берхгольц, описывая петербургское общество времен Петра, отмечал, что девочки 8−9 лет принимали участие в ассамблеях и увеселениях наравне со взрослыми.

Молодые кавалеры новшествам в поведении женщин и девиц были, несомненно, рады. Зато старшее поколение встречало их насторожено. М. М. Щербатов, издавший в XVIII веке книгу «О повреждении нравов в России», отмечал «Приятно было женскому полу, бывшему почти до сего невольницами в домах своих, пользоваться всеми удовольствиями общества, украшать себя одеяниями и уборами, умножающими красоту лица их и оказующими их хороший стан … жены, до того не чувствующие свои красоты, начали силу ее познавать, стали стараться умножать ее пристойными одеяниями, и более предков своих распростерли роскошь в украшении».

Владимир Первунинский, «В звуках вальса»
Фото: Источник

Для девиц подражание европейским правилам поведения было увлекательной игрой, так как в домашнем кругу еще сохранялись значительные остатки патриархальных нравов. Только вырвавшись из домашнего круга на светский прием или ассамблею, девица могла вести себя так, как того требовали европейские правила. Хотя и в утрированном виде, но очень точно это подмечено в фильме «Сказ про то, как царь Петр арапа женил».

Так как для девушек и дам поведение в обществе стало своеобразной игрой, то его и наполнили собственно игровыми элементами. Для общения появились «языки» вееров, мушек, букетиков, поз, масса различных мелких условностей, которые общепринятыми правилами не регламентировались, но о которых все знали и старались выполнять. Стоит отметить, что официально регламентировать поведение женщин и девиц в обществе особо не стремились. Эти правила складывались по большей степени стихийно в подражание европейскому этикету. Особенно активно это происходило в период правления российских императриц. Любопытно, что в этих правилах все же переплетались и европейская куртуазность, и российская патриархальность.

Граф Л. Ф. Сегюр, проведший несколько лет в России во времена правления Екатерины II, писал, что русские «женщины ушли далее мужчин на пути совершенствования. В обществе можно было встретить много нарядных дам, девиц, замечательных красотою, говоривших на четырех и пяти языках, умевших играть на разных инструментах и знакомых с творениями известнейших романистов Франции, Италии и Англии».

Фото: Источник

В дворянских семьях теперь стали уделять значительное внимание подготовке дочерей к взрослой жизни. Требовалось для этого не так уж и много — научить бегло говорить минимум на одном-двух иностранных языках, уметь читать, желательно по-французски или по-английски, танцевать и поддерживать светскую беседу. Матери этим практически не занимались, возложив заботы о дочерях на гувернанток и бонн. К семейной жизни целенаправленно девушек готовили редко, зато к общению с будущими женихами — обстоятельно.

Если во времена Петра замуж девушку могли выдать в 13−14 лет, то к ХIХ веку невестой девушку считали с 16, реже — с 15 лет. Именно в этом возрасте девиц начинали официально вывозить в свет. Девушек и до этого возили в гости, но круг их общения ограничивался играми со сверстниками или специальными детскими балами и концертами. Зато в 16 лет происходило событие, которого все девицы ждали с нетерпением — первый официальный выезд в свет на бал, в театр или на прием.

В свет впервые девушку, как правило, вывозил отец, реже мать или старшая родственница. Девушка должна была выглядеть изящно, но скромно — светлое легкое платье с небольшим декольте, отсутствие или минимум украшений (небольшие сережки и нитка жемчуга), простая прическа. Выезд в свет старались начать с бала или приема, когда девушку официально можно представить знакомым и друзьям семейства. Естественно, что многие из тех, кому девицу представляли, знали её и ранее, но ритуал необходимо было соблюсти.

Урок танца в Смольном институте
Фото: wikipedia.org

С этого момента девушка становилась официальной участницей светской жизни, ей начинали присылать приглашения на различные мероприятия так же, как и её матери. В официальных случаях принимали девушку в соответствии с чином отца, что было закреплено в «Табели о рангах». Если отец имел чин I класса, дочь получала «ранг… над всеми женами, которые в V ранге обретаются. Девицы, которых отцы во II ранге, — над женами, которые в VI ранге» и т. д.

К началу XIX века порядок поведения девушки на балу и общения с кавалерами был четко регламентирован. Отступления от правил не допускались, иначе можно было скомпрометировать не только себя, но и семью. Об этом я уже подробно писал в статье, посвященной дворянским балам — ярмаркам невест. Добавлю только, что до 24−25 лет девушка могла выезжать в свет только с родителями или родственниками. Если выйти замуж по какой-то причине не удалось, то с этого возраста она могла выезжать и самостоятельно. Но еще до 30 лет девушка (для вдов и разведенных были свои правила) не могла без присутствия старшей родственницы принимать у себя мужчин или ездить к ним с визитами, даже если они ей в деды годились.

Массой условностей было обставлено сватовство и поведение девушки в общении с женихом после помолвки. Собственно, мнение девушки о потенциальном женихе спрашивали не часто, обычно решение принимали родители. Но считалось желательным, чтобы жених был заранее представлен потенциальной невесте и имел возможность с ней несколько раз пообщаться, естественно, под присмотром кого-то из старших членов семьи.

Для женихов ситуация складывалась не из легких. Говорить о своих чувствах девушке, что допускалось это только в завуалированной форме, когда над душой стоит будущая теща или тетушка потенциальной невесты, задача не из легких. Поневоле косноязычным станешь, а ведь требуется вести изящную светскую беседу, да еще и иносказательно в любви признаться.

Даже после помолвки жених не мог оставаться с невестой наедине и сопровождать её на балы или светские мероприятия. Приезжала на все мероприятия невеста с кем-то из родственников, но там её мог принимать под свою опеку жених и быть с ней неотлучно, статус помолвленных это позволял. Но уезжала невеста домой только с родственниками, если жениха приглашали её сопровождать, он ехал в отдельном экипаже.

После обручения девушка вступала в новую жизнь, теперь о многих условностях девического поведения можно было забыть. Её светскими взаимоотношениями начинал руководить муж. Поведение в обществе замужних дам имело немало своих особенностей, но о них в следующей статье.



Фото: Источник

shkolazhizni.ru

Светские и общественные отношения мужчин и женщин.

Женщина  — это рабыня,
заставляющая прислуживать себе, мужчина – повелитель, который повинуется.(с) 
 «Жизнь в свете дома и при дворе».1980. Санкт-Петербург 

Продолжаем «колонку вежливости», а точнее рассказывать о
этикете 19 века. Сегодня мы поговорим с вами о 
отношениях мужчин и женщин,
и правилах 
которыми  руководствовались  вежливые молодые люди  19 века. В отличии от предыдущего материала
сегодня мы не будем  полностью цитировать
первоисточник,  а дадим информацию в
более простом для восприятия виде акцентируя внимание лишь на основные моменты.
Тем же кому интересно почитать  тексты
19-го века может найти книгу «Жизнь в свете дома и при дворе»1980 года издательства   и «приобрести множество приятственных моментов».

«В этикете и отношениях, установленных светом, существует
множество степеней и оттенков. Есть разница в отношениях к совсем незнакомым и
лишь поверхностно знакомым людям; затем следует интимные отношения с друзьям и,
наконец, семейные отношения. Но все эти градации подчиняются одному общему
правилу, состоящему в непременном соблюдении вежливости, любезности и такта, и
в отсутствии эгоизма: руководствуясь этим, легко попасть на настоящую дорогу»

  •  Мужчинам,  увидав в
    театре друзей неприлично делать им знаки, а тем более звать их; им просто слегка
    кланяются, не вставая с места.
  • Увидав  в театре очень
    важное лицо, то для поклона ему следует почтительно привстать
  • Во время антрактов, и мужчины подходят к знакомым дамам, в
    каких бы местах они ни сидели. Беседа при этом не должна быть слишком
    продолжительной
    , так как это считается неделикатным. В следующий антракт
    подходить к этим  же дамам можно только с
    их позволения
  • Если дамы без кавалера следует предложить им провести  их в фойе и проводить при отъезде, но в случае
    отказа не должно настаивать
  • Мужчинам предлагать посторонним дамам угощение нельзя, если не
    существует близкого знакомства домами , или если они не приходятся
    родственницами.
  • Если мужчина сопровождает дам он должен предложить им
    мороженое, прохладительные напитки или конфеты.
  • Мужчина не должен покидать даму, которою он сопровождает,
    чтобы разговаривать с другими женщинами или предлагать им свои услуги.
  • Если он желает выйти в антракт, а она  предпочитает сидеть в ложе, то мужчине
    позволительно отлучиться, лишь на несколько минут, дабы перекинуться
    несколькими словами с приятелем, но он не имеет права останавливаться с другими
    женщинами.
  • Мужчина, идущий под руку с уважаемой женщиной, женой или
    родственницей не дожен кланяться женщинам без общественного положения
  • В театре, как и на улице следует избегать жестикуляции и
    громких разговоров
    , указывать пальцами на знакомых и слишком громко обсуждать
    игру актеров.
  • Дамы не должны принимать 
    угощение от постороннего мужчины.
  • Женщина считается потерявшей свое положение в обществе с
    того момента как она вступила в 
    предосудительные отношения с мужчиной.
  • Если мужчина, сопровождая уважаемую женщину или жену,  поклонился или обратил внимание на женщину
    потерявшую положение в обществе, порядочная женщина должна немедленно покинуть
    его
  • Молодым девушкам приличнее смотреть на актрис, и она должна
    избегать смотреть на любовные сцены и декольтированные костюмы.
  • Мужчинам и женщинам, занимающим в обществе высокое положение
    аплодируют бесшумно: от них достаточно легкого жеста одобрения.
  • Невежливо опаздывать.
  • Мужчина, желающий услужить женщине, сопровождаемой
    кавалером, например предложением стула, во избежание неприятностей должен
    обратиться к спутнику, а не к ней самой.
  • Слишком неразборчивая любезность и услужливость к незнакомым
    людям  предосудительна и неблагоразумна.
  • Если мужчина сопровождает нескольких дам его
    предупредительность, услужливость, любезность должен быть неограниченны. Он
    должен помогать женщинам, услужить и во всем уступать им
  • Стыдно смотреть на мужчину, идущего с пустыми руками рядом с
    женою, несущую свертки или ребенка: он обязан избавлять женщин от всякого
    беспокойства и утомления
  • Многие предсказывают введение в недалеком будущем английской
    моды поклонов, где женщины кланяются первыми: нам не совсем понятен этот
    обычай.
  • Не поклониться женщине встретив в ее публичном месте значит
    оскорбить ее и самого себя. Таким поступком или самого себя признают компрометирующим
    или женщину потерявшей положение в обществе.
  • Женщина должна быть настолько скромна и с держана в
    поступках и словах, чтобы не дать повода к возникновению бесцеремонности
    окружающей ее среды, и настолько смела и тверда, что бы подавить эту бесцеремонность,
    если она все-таки возникла.
  • Мужчины, даже самые грубые, к их чести, всегда оказываются чрезвычайно
    чувствительны к уроку вежливости, полученному 
    ими от женщины с тактом
  • Женщина должна избегать принимать светских знакомых у себя в
    спальне;
    молодая девушка не может позволить себе этого ни под каким предлогом.
    В спальню входит только врач, близкий пожилой родственник, или священник, и то
    если она больна и не может встать.
  • Если женщина больна не сильно и болезнь не требует лежания,
    она может принимать гостей на кушетке; ни капоть, ни неубранная голова не
    допускаются.
  • Женщина не имеет права первой спросить мужчину о его
    здоровье;
    только после того как  он  осведомится о том как  она себя чувствует, она спрашивает о том же
    но вскользь.
  • Всякие разговоры о чувствах 
    исключаются между молодыми людьми и девушками и дамами.
  • При встрече женщиною на улице мужчины, который будет иметь бестактность
    остановить ее или пойти рядом с нею, она тотчас должна найти предлог покинуть
    его,
    зайдя в магазин или взяв экипаж.
  • Уважаемый человек не компрометирует женщину находясь рядом с
    нею
    а наоборот заставляет уважать и ее.
  • Женщина  — это рабыня,
    заставляющая прислуживать себе, мужчина – повелитель, который повинуется.
  • Женщина не поднимает 
    вещей которые роняет мужчина, но заставляет поднять то, что роняет она.
  • Женщина не пропускает его первым в дверь.
  • Женщина не встает при виде мужчины
  • Женщина прислуживает мужчине только за столом.
  • Женщина принимает услуги 
    и любезности  своего кавалера. Она
    вежлива и признательна.
  • Отказавшись от руки знакомого мужчины, женщина оскорбляет
    его. Отказать невозможно.
  • Гуляя с мужем и еще с другим мужчиной по улице или в саду
    женщина должна идти между ними: само собой разумеется, что она  идет под руку только с одним: идти под руку с
    обоими крайне смешно и некрасиво.
  • Выходя из экипажа, даже общественного, женщина вправе
    принимать помощь даже от незнакомого мужчины
    и поблагодарить его любезным
    ловом.
  • Мужчина всегда обязан помогать женщине находящейся в
    затруднении
    .
  • Женщине неловко отказывать мужчине  предлагающего ей помощь.
  • Порядочная женщина некогда не согласится  посещать человека не представившего ей свою
    жену.
  • Во время визитов женщина не может распроститься и уйти
    вместе с одним из посетителей, что бы не подать повода е злословию.
  • Мужчина, входя в вагон, дом или  другое общественное место должен приподнять
    свою шляпу
    или дотронутся до нее несмотря ни на кого в особенности.
  • Женщины не кланяется при входе в публичное место, но если они
    там  одни и им кланяются входящий мужчина
    , то они отвечают легким кивком головы.
  • Во всех закрытых местах, где есть женщины, мужчины должны
    быть без шляп и не должны курить.
  •  Мужчина никогда не
    должен позволять женщине покупать букет в его присутствии:
    он должен поспешить
    заплатить за него  и дама не должна
    мешать ему.
  • Дама из деликатности 
    должна не пожелать покупать цветы, зная к чему это обяжет ее кавалера.

yksdance.blogspot.com

Балы дебютанток XIX века | Блогер Lizbeth на сайте SPLETNIK.RU 14 августа 2015

В связи с очередным «Балом дебютанток» журнала Татлер возник вопрос, а что это вообще за бал такой, какова его история и, особенно, кто являлся дебютантками на подобных балах в период существования в России сословных различий. Про историю таких балов расскажу подробно чуть ниже, но вся она связана с Англией, где и появилось самое понятие «бал дебютанток». А вот то немногое, что известно мне о российской традиции.

Во-первых, ни о каких «балах дебютанток» в царской России не слышали 🙂 Барышень вывозили в свет и представляли ко двору, но «дебютом» официально это никто не называл, это название позаимствовано нынешними ревнителями прекрасного из английских реалий. Моя настольная книга по тому периоду «Хороший тон» 1881 года издания поясняет, что девушку начинали вывозить в свет по окончании курса наук, т.е. между 16 и 20 годами. Первый бал являлся по сути и первым вступлением в свет, моментом, с которого юная особа попадала в число взрослых людей. Ну и могла считаться девицей на выданье, разумеется. 

До этого момента девушка могла посещать т.н. детские балы, которые устраивали для молодежи в частных домах, участие в них принимали еще не вышедшие в свет юноши и девушки под присмотром родителей. О подобных балах у Фогеля упоминал, например, Толстой в «Войне и мире». Учащимся Смольного института благородных девиц выпадал также шанс потанцевать на институтских балах с юнкерами военных училищ, лицеистами и братьями своих подруг, — но это всё равно было по сути полудетским праздником, «дебют» в свете происходил только на открытых светских балах.

Как полагали наивные составители книжек по хорошему тону в 19 веке, «при вступлении в свет молодая девушка должна быть насколько возможно проста и скромна, сдержана в своих движениях, разговорах и туалете и при том вполне владеть всеми теми формами общежития, которые принято считать согласными с хорошим тоном«.

Наряд девушки для первого бала был тоже строго регламентирован установленными в обществе правилами хорошего тона и подразумевал туалет «простой, воздушный, грациозный и белого цвета. Венок или букетик цветов в волосах и у корсажа совершенно достаточны для туалета молодой девушки. Медальон или крестик на тоненькой цепочке или черной бархатке дополняет наряд«. 

В «Войне и мире» просто идеальная дебютантка Наташа Ростова ))

А теперь вернемся к тому, что вообще такое «дебютантка» и «бал дебютанток»? Происхождение у этого слова французское (débutante — «начинающая»), но широкое распространение в интересующем нас смысле оно получило в 19 веке в Англии, когда этим словом стали называть молодых девушек из аристократических семей или семей высшего класса, которые впервые выезжали в свет после завершения курса обучения. Это означало, что девушка уже готова к замужеству, а балы и прочие выходы в свет были надлежащим способом представить ее широкому кругу потенциальных женихов. Возраст, в котором дочь начинали вывозить в свет, определяли родители в зависимости от эмоционального и физического развития ребенка, как правило это случалось в 16-18 лет, самое ранее в 15 лет.

К моменту «дебюта» девушка должна была овладеть несколькими иностранными языками (хотя бы французским), уметь играть на фортепиано и петь, рисовать акварели и вышивать, запомнить имена и титулы всех членов королевской семьи, а также родословные древа знати (очень полезные знания для девушки на выданье, кстати). Одновременно девушка должна была изучить классическую географию и историю, уметь владеть собой, держаться с непринужденным изяществом, уметь поддержать светскую беседу на любую тему и всегда выглядеть сдержанной и грациозной. Легко догадаться, что каждый сезон находилось не так много барышень, сумевших соответствовать этим идеальным представлением о дебютантке. Над этими требованиями, кстати, очень смеялась Джейн Остин устами своей героини в романе «Гордость и предубеждение» ))) 

Первым балом дебютанток стал Бал королевы Шарлотты в 1780 году, организованный королем Георгом III в честь рождения жены. Но то, что начиналось как простое представление придворными дамами юных барышень королеве, в итоге превратилось в выматывающий нервы и семейный бюджет спектакль, полный разнообразных правил, ухищрений и уловок, поскольку любой выезд в свет, тем более, на бал, стоил весьма немалых денег. Для примера, семья рабочего класса из трех человек могла прожить в год на 60-100 фунтов. Вот счет придворной портнихи 19 века, где одно платье обходится ее клиентке более чем в 100 фунтов (!). 

Понятно, что большую часть нарядов того времени шили в домашних условиях или у простых портних, не модисток, но затраты на одежду в любом случае были очень велики. Поэтому вывезти в свет юную барышню — одеть и обуть ее, содержать экипаж и т.д. стоило огромных денег. На практике, многих девушек вывозили в свет в Лондоне не родители, которым это было не по карману, а попечители типа крестных, вдовых родственниц и т.д. Вывезти девушку из хорошей семьи в свет, тем более, представить ко двору, было по сути главным шансом заключить для нее удачный брак в своем кругу, поэтому приходилось изыскивать любые средства для успешного введения дочери в свет. 

Сезон в высшем свете традиционно начинался после Пасхи и заканчивался 12 августа (на следующий день начинался сезон охоты на шотландских куропаток и весь свет покидал Лондон ради этого «очаровательного» развлечения). За сезон удачливая дебютантка могла посетить около 50 разных балов, 60 вечеринок разной тематики, 30 ужинов и 25 завтраков. Надо отметить, что родители ожидали выдать дочь замуж в течение 1-2 сезонов. Девушка, оставшаяся незамужней после 3 сезона, считалась неудачницей и рисковала навсегда остаться старой девой. 

Бал дебютанток в Дублине в 1826 году

Примечательно, что дебют на балу — был самым ярким и желанным для большинства семей событием, но отнюдь не единственным способом представить девушку свету. Для этого годились и камерные вечера с музыкой и танцами, небольшие чаепития в кругу знакомых семьи и даже факт рассылки матерью дебютантки визитных карточек, в которые рядом с именем матери вписывали и имя дебютирующей в свете девушки. Девушек из аристократических семей и дочерей отдельных представителей высшего класса сначала представляли ко двору, и только после этого они получали право выезжать в свет.

Подготовка к представлению ко двору

Многим девушкам из обеспеченных семей «дебютный» бал устраивали родители или близкие родственники; тогда девушка получала право встречать вместе с хозяйкой дома приезжающих гостей. На такие балы приглашали и дебютирующих в свете подруг девушки — для них такой бал тоже был дебютом. И именно такой вот бал и носил с полным правом название «бала дебютанток«.

Дебютантки в ожидании представления

Но самым лакомым местом для выезда с дебютирующей дочерью был лондонский клуб Олмэкс (Almack’s), один из первых в Англии клубов, членство в котором было разрешено одновременно представителям обоих полов. В правление клуба входили 6 или 7 представительниц самых влиятельных и знатных семей, которых называли Патронессами. Именно эти дамы и решали, кого допустить на знаменитые балы клуба по средам, предоставив право купить входной билет на сезон (передавать этот билет другим лицам было запрещено). Считалось, что допуск в Олмэкс был неким «водоразделом» между светом и Светом в высшем (самом пафосном) его значении. Лишиться членства в клубе было настоящим социальным поражением. Стоит отметить, что при приеме в клуб предпочтение отдавалось не наличию денег, а родословной и, самое главное, безупречной репутации. 

Карикатура на балы в Олмэкс

К наряду дебютантки на протяжении всего 19 века предъявляли схожие требования. Это должно было быть вечернее платье, предпочтительно белого цвета, но оттенки слоновой кости и розового также допускались. Самым подходящим юной девушке украшением считался жемчуг, но многие представительницы богатых семейств уже во время дебюта выгуливали роскошные фамильные драгоценности.

Эдвард Хьюз «Дебютантка»

Портрет молодой королевы Виктории

Мать с дочерью-дебютанткой готовятся к выходу

Вот и всё. Несколько сумбурно получилось, но, надеюсь, информация всё равно кому-нибудь покажется интересной. Я два вечера билась над ней, пытаясь не скатиться в нудную и изобилующую подробностями лекцию )) Надеюсь, получилось этого избежать.

P.S. Поясняю, что я ни разу не историк, все сведения почерпнуты в течение моей долгой жизни (и в период подготовки поста) из разных книг, статей и интернет сайтов. Если у кого-то есть добавления, дополнения или исправления, — добро пожаловать!

www.spletnik.ru