Как называли девушек в 18 веке: «Как называются женщины»

Содержание

«Как называются женщины»

Обозначения женщин в русском языке сегодня обсуждают наиболее эмоционально. При этом серьезный разговор на эту тему невозможен без элементарной лингвистической базы, уверена Ирина Фуфаева. В книге «Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция» (издательство «Corpus») лингвист показывает, что феминитивы — одна из самых нестабильных частей русского языка, которая не сводится к «словам про профессии». Оргкомитет премии «Просветитель» включил эту книгу в «длинный список» из 24 книг, среди которых будут выбраны финалисты и лауреаты премии. N + 1 предлагает своим читателям ознакомиться с отрывком, посвященным обозначениям профессий и, в частности, феминитивам допетровской Руси.


Золотарица, ткалья и казначея.

Исконно и скрепно

Любая вариативность в языке вызывает вопрос: что скрепа, а что порча? Что было испокон, а что стало новацией?

Возмущение порчей русского языка феминитивами и столь же страстные речи в защиту их внедрения заставляют думать, что новация — феминитивы. Этот краеугольный камень наивной гендерной лингвистики идеально выразило название дебатов, в которых мне довелось поучаствовать. «Феминитивы: новая эпоха в развитии общества или издевательство над языком?» — так называлось вполне профессионально организованное мероприятие.

Прекрасная дилемма! Примерно как выбор ответа на вопрос: «Перестали ли вы пить коньяк по утрам?»

Хотя стоп! Мы только что прогулялись по заповедникам и знаем, что во многих сферах именно феминитивы традиционны и безальтернативны. Но, может быть, в названиях профессий их женские варианты — это и впрямь новшество? А традиция — это женщина-жнец, женщина-швец, женщина-на-дуде-игрец?

Впрочем, порой на дискуссиях вырисовывается и иное представление — мол, раньше у женщин не было никаких профессиональных занятий, а потому и феминитивы были не нужны.

Их попросту не придумывали, кроме разве что пресловутой прачки.

Напрашивается следующий шаг: нырнуть в прошлое, чтобы выяснить, как все это могло случиться.

Ну что ж. Старинная русская лексика запечатлена в словарях. Например, в Словаре русского языка ХI–ХVII веков, Словаре русского языка XVIII века. Да и в старых словарях, в частности в Толковом словаре живого великорусского языка Владимира Даля или в Словаре Академии Российской. И разумеется, просто в старых текстах. Так что у нас есть возможность заглянуть хотя бы в последние столетия допетровской Руси.


Время Аввакума и Софьи

Время опричнины, покорения и освоения Сибири, Смуты и народного ополчения, воцарения Романовых, церковного раскола, огненных срубов, стрелецкого бунта. Время Ивана Грозного, Ермака, Козьмы Минина, протопопа Аввакума, боярыни Морозовой, Степана Разина, атаманши Алены Арзамасской, царевны Софьи. Оно же — время множества людей, занимавшихся множеством дел. Производивших товары и оказывавших услуги: собственным вольным промыслом, по найму или в качестве подневольной повинности.

От ткачества до рассказывания знатному вельможе увлекательных историй, от посредничества в сделках до выпечки калачей, ремонта дорог и т. п. Кроме того, русский человек ХVI–ХVII веков мог исправлять ту или иную должность в государстве или церкви или быть воином. От всех этих людей и их дел остались в лучшем случае по нескольку слов в переписях, договорах, сметах, как называются женщины ведомостях, росписях монастырских закладов и прочей деловой переписке: Филька Силин кузнечишко, Офимья курятница, Ермолай бочевник, Прасковьица колачница, Иванко пугвичник...


Чем занимались мужчины

Скажем прямо, слова, обозначающие род деятельности, запечатлевшиеся в самых разных деловых бумагах — приказах, переписях, договорах и т. п., — в большинстве относятся к мужскому грамматическому роду. Это не от избегания феминитивов. Все эти слова пока еще не унисекс, они обозначают исключительно мужчин.

Вот Третьячок гайтанник — он изготавливает на продажу шнурки (гайтаны). Ондрюшка голяничник шьет голяницы, то есть кожаные рукавицы. Климко гвоздошник кует или торгует гвоздями, Гаврилко гладильник — мастер глажки. Тимофей глинщик мог бы иначе зваться горшечником (или гончаром). А вот знакомое имя — Козьма Минин, вдохновитель и руководитель Нижегородского ополчения, прекратившего Смуту. Минин именуется говядарем; этим словом могли назвать и пастуха, пасущего крупный рогатый скот, но в данном случае имеется в виду торговец скотом. Федор овчар — владелец большого стада овец, а крепостной Евтюшка овчар — простой пастух. Анкидишко овощник торгует овощами и фруктами. Государев бахарь Клим Орефин рассказывает царю сказки.

Аксамитник, бархатник, камочник производят разные виды тканей или торгуют ими, армячник, балахонец, кафтанник проделывают то же самое с разными видами одежды

.

Алмазник шлифует драгоценные камни. Бахромщик — делает бахрому. Барышник выступает посредником в торговых сделках, баранщик, пирожник, блинник — мастера разных видов выпечки. Басемщик — чеканщик. Белильник белит холсты или торгует белилами (косметикой то есть). Клюковник — изготавливает клюки (посохи). Каретник делает кареты, шлейник и седельник — лошадиную упряжь, коновал — лошадиный врач. Бердник делает берда — орудие труда для ручного ткачества, гребень для прибивания утка к ткани, бронник — воинские доспехи. Кашевар — артельный повар. Коваль, ковач, ковачь, кузнец — разные названия для одного и того же занятия.

Винокуры, пивовары, браговары, бочари (они же бочары, бочкари, бочевники, бондари), квасники — все эти слова не нуждаются в истолковании. Так же как дегтярь, садовник, кабатчик, портной, сапожник, кожевник. Так же как названия строительных специальностей: известники, кирпичники, печники, плотники, каменщики. При этом каменщики и

кирпичники могли быть и не вольными мастерами, а отправленными на стройку крепостными крестьянами; бродовщик — крестьянин, несущий повинность по исправлению дорог. А вот браковщик — специалист высокого класса по приемке леса (древесины).

Левкасчик или левкащик — тот, кто грунтует ткани, иконные доски, различные изделия и т.п.

А знаете, кто такой золотарь? Нет, это не тот, о ком вы подумали. Шутливое обозначение такого малого предпринимателя «кто нужники чистит» еще не родилось. Это просто золотых дел мастер, ювелир, позолотчик. По-другому — златодетель, златоделец, златарь. «Наум Залотарь ремесло у нево серебреное» (1656). «На том же подворье в особои горнице живет серебряник и золотарь Серебряной палаты Алексей Ларионов» (1695). «Золотописец Карп Золотарев» — сын ювелира или позолотчика, ставший художником, пишущим твореным золотом.

Эта малая часть названий различных видов деятельности в Московском государстве ХVI–ХVII веков дает возможность судить об их огромном разнообразии.


А как насчет женщин?

В тех же документах обильно встречаются и феминитивы, пусть их и в несколько раз меньше.

Гарусником называли производителя или торговца гарусом (вид пряжи). Если этим делом занималась женщина, ее именовали гарусницей. Крупеник и крупеница готовят и торгуют блюдами из круп. Другие парные названия: кружевница и кружевник, калачник и калачница («оброк на Прасковьице калачнице»), курятница и курятник (в данном случае курятник — не клетушка для кур, а «индивидуальный предприниматель», занимающийся их разведением).

Канительник и канительница расшивают ткань канителью — тонкой витой золотой или серебряной нитью. Вдова Ксенья капустница, так же как капустник, выращивает и продает капусту, а Ефросинья Иванова дочь кисельница варит и тоже продает кисель. Как правило, овсяный.

Наряду с банщиком можно встретить банщицу — владелицу бань.

Швея — форма женского рода к древнерусскому швей от шить (шити

). При этом, очевидно, слово швея могло обозначать и мужчин, то есть быть и существительным общего рода. По крайней мере, сложное существительное золотошвея, как и золотошвей, и золотошвец, в Словаре русского языка ХI–ХVII веков помечено мужским родом, значение — мастер, расшивающий одежду, головные уборы золотом; мастер-канительщик, в примерах только мужчины.

Дворник в ту эпоху — совсем не человек с метлой. Во-первых, это сторож-привратник; во-вторых, слуга феодала с возложенными на него воинскими обязанностями; в-третьих, хозяин подворья или гостиного двора. Первое и третье может относиться и к женщине. Она в таком случае — дворница. «В Каргополе ж дворницы за работу, что она работала, варила и хлебы пекла... дано 4 алтына 2 денги»*.

*Архив Онежского Крестного монастыря. 1667.

Женщины даже не ограничивались традиционными в нашем понимании занятиями. Феминитивы золотарица и левкасчица могут показаться фантастической выдумкой, но это историческая и лингвистическая реальность.

«Дано золотарице Костихе на сусальное золото три золотых угорских, а взяты у митрополита из кельи» (1600). Костиха — мастерица-позолотчица.

«Левкащица Марья Степанова дочь левкасила в Оружейную полату две цки большие образные» — то есть две доски (1689).

Старинное заимствование мастер встречается еще в Лаврентьевской летописи (ХIII век). Мастер мог быть бахромным, бочечным, денежным, златым, соляным, струговым и т. п. А слово мастерица зафиксировано с ХVI века. Например, мастерица золотных дел — золотошвейка.

Бельница, она же беляница, — мастерица, выделывающая бель (пряжу). В большой мастерской отдельные прядильные операции могли выполнять узкие специалистки: кужельницы и загребенницы. По росписи «великого государя хлебного и денежного жалования», назначаемого «ткальям и пряльям и бральям и швеям и беляницам», можно понять, что эти мастерицы могли быть не только подневольными крепостными девками или работать на дому, но и хорошо оплачиваемыми наемными работницами в царских мастерских.

Ткалья — ткачиха, бралья — тоже ткачиха, но высокой квалификации. Она ткала браную ткань, скатерти, то есть узорную, где нити утка другого цвета брались по счету, и в результате получались те самые красные петухи и цветы на белом полотне, которыми мы любуемся. Прялья — иначе пряха.

Православие пронизывает всю жизнь русского человека. Церковь — еще и крупнейший экономический институт, монастыри — важные хозяйственные единицы. Среди названий представителей духовенства фигурируют игумен и игуменья (руководительница женского монастыря), черноризец и черноризица, они же чернец и черница, они же инок и инокиня, то есть монах и монахиня. На крылосе поют крылошанки, управляет ими уставщица, или головщица. Проскурница отвечает за выпечку просфор. Белец и белица — монастырские послушник и послушница, не совершившие пострига. Жизнью скитов руководят

старцы и старицы. Главная старица — большуха. Монастырским хозяйством ведают: в мужском монастыре — отец келарь, в женском — мать келарея. Что же касается казны, то ею в женской обители ведает казначея. Этот феминитив к казначей тоже давно исчез, однако такая женская должность имелась не только в монастырях, но и при дворе царицы, где ее исполняла одна из приближенных боярынь. «К царице Евдокии Лукьяновне… 5 вершков сукна… приняла казначея Домна Давыдова».

Другие придворные женские должности, упоминаемые, например, писателем ХVII века Григорием Котошихиным: постельница, судья, крайчая (или кравчая). Кравчий подавал блюда государю на царских пирах, а кравчая — государыне, на женских застольях на половине царицы. Ключница — тоже экономка, но светская, а не монастырская — прочно запечатлелась в словаре советского человека благодаря культовому фильму 1973 года «Иван Васильевич меняет профессию» по пьесе Михаила Булгакова (1934–1936): «Водку ключница делала?» Мужской вариант — ключник. Благодаря близости к хозяйству он мог иметь особые отношения с хозяйкой: «Ванька-ключник, злой разлучник, мужа разлучил с женой».

То есть и в этой сфере называть женщин специальными словами, не такими, как мужчин, — исконно, скрепно и до определенного момента вообще единственно возможный вариант. Кроме разве что редкого случая использования существительного судья в значении придворной женской должности — то есть как слова общего рода. Обычно, конечно, это слово относилось к мужчинам, в том числе и много позже.

Мелкий, но показательный момент: в отличие от некоторых других славянских языков, даже в самые феминитивные времена от слова судья в русском языке феминитива не было, язык пошел по другому пути: ситуативного изменения грамматического рода слова. А судейкой в XVII веке, между прочим, назывался выборный судья из крестьян в условиях земского самоуправления, и эта форма — уменьшительная и мужского рода.

В итоге представление, что женские профессиональные занятия возникли чуть ли не в ХХ веке, тоже оказывается мифом. Как и представление о том, что женщины и мужчины занимались радикально разными делами. Скорее наоборот, существование крупеников, кружевников, гороховников, квашенинников, кисельников и т. п. удивляет тем, что в ряде сфер такого разделения не было.

Перейдем к занятиям хоть и востребованным, но не очень легальным и даже гонимым.

Православная церковь неустанно преследовала странствующих актеров — скоморохов. Этих людей указы именуют глумцами, игрецами, глумотворцами. В этой сфере тоже есть феминитивы! Глумицы, плясицы. Судя по документам, женитьба на таких женщинах — мина замедленного действия. Если впоследствии супруг принимал на себя сан священнослужителя, его могли лишить сана за сам факт добрачных занятий супруги.

Как минимум не реже мужчин женщины зарабатывали гаданием и ворожбой — тут мало что изменилось, разве что слова экстрасенс в старину не было. Зато были гадательницы, баяльницы (от баять в значении ворожить) и ворожеи, они же ворожейки.

Воистину женское занятие — акушерство. В XVII веке соответствующая специалистка может называться просто бабой или бабкой, а может — приемной бабкой, повивальной бабкой. В любом случае ее работа не ограничивается принятием родов, она должна знать «болезни родильные и животные», то есть быть специалистом-гинекологом.

При этом вообще-то лечба с православной точки зрения занятие сомнительное. Оно граничит с ворожбой: чары и лечбы. Именно в таком контексте в сборнике поучений для домашнего чтения «Измарагд», то есть «Изумруд», упоминается лечица: «Некие ж человецы, аще и мало болети лучится им, бога оставлеши и собирают волхвы, лечицы, наузы» (список XVI века рукописи XIV века). Лечица — женская пара к слову лечец, то есть врач. Науз, к слову, — талисман от злых духов.

Стоит привести и характеристики человека не по профессии, а по временному занятию, состоянию, поведению. В конце концов, быть автором или авторшей, комментатором или комментаторшей поста в соцсети — тоже временная характеристика человека.

Занятные феминитивы эпохи: благовестница (ср. благовестник), богомолица (ср. богомолец), богатодавицабогатодавец — то есть щедрый пожертвователь), бесчинницабесчинник), злодеицазлодеец — тот, кто деет, то есть делает, зло). Заложница или подложница — наложница, любовница. Врагоугодницей и еретицей называли польскую авантюристку Марину Мнишек.

Слова жилец и жилица — такие советские, словно из рассказов Михаила Зощенко и коммунального быта, в то время могут иметь, помимо привычного значения, еще и значение житель (-ница): посацкая жилица Анна Тимофеева, старой жилец Степанко Иванов скорняк.

Сегодня у нас есть странноватая пара продавец и продавщица. Странноватая потому, что суффиксы у этих слов как бы от чужих пар, но отсутствующих. А вот в старорусском языке мы видим нормальную пару продавец — продавица.

Как вы думаете, когда в русском языке появилось слово руководительница? Вотпрямщас, с наступлением новой эпохи? А может, году так в 1970-м? Ну или в 1870-м… Отнюдь. Этот феминитив присутствует в тексте 1670 года. Правда, относится не к реальной женщине: «Руководительница и помощница пресвятая Богородица».

Короче говоря, с феминитивами в эту эпоху все обстоит просто отлично. Можно сказать, благословенное время видимости женщин. А как с остальным типа равноправия, возможности определять свою судьбу, равного участия в жизни государства?

Прямо скажем — не ахти. Собственно, как и у остальных жителей Московского государства.

Знатный ты боярин или крепостной крестьянин — обращаясь к вышестоящему, ты должен ритуально принижать себя с помощью специальных суффиксов: холопишко, кузнечишко, сотничишко, Ивашко, Васька и т. п. В случае чего тебя ждут дыба, разнообразные затейливые пытки и способы казни.

Женщины бесправны вдвойне. Боярские жены, сестры и дочери — даже больше, чем простые крестьянки и горожанки, потому что почти всю жизнь проводят в так называемом теремном заключении (автоматический редактор норовит исправить на «тюремное»).

Терем в эту эпоху — не антуражный сказочный домик и не сеть быстрого питания с блинами и варениками, а действительно домашняя тюрьма для женской половины семьи — что-то вроде моногамного гарема. У знатных девушек нет ни малейшего шанса увидеть будущего мужа раньше венчания.

Наличие в языке специальных слов для обозначения людей женского пола никак не связано с общественным статусом этих людей.

Подробнее читайте:
Фуфаева, И. Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция / Ирина Фуфаева. — Москва: Издательство ACT: Corpus, 2020. — 304 с.

Как выходили замуж в Средневековье – Москва 24, 13.

11.2014

Кто и зачем придумал брак? Как в древние времена люди выбирали свою вторую половинку? Как хранили свое целомудрие? И как наказывали искусительниц и блудниц? Почему и сейчас девушки предпочитают выходить замуж по старым обычаям? Об этом читайте специальном материале телеканала "Москва Доверие".

Хранительница очага

Брак, когда муж и жена любят друг друга, а их права и обязанности равны, сегодня нам кажется нормой, иначе быть просто не может. Но еще пару столетий назад женщины об этом даже не могли мечтать, у них вообще никаких прав не было. Все, что дозволялось женщинам, так это работать по хозяйству.

"Вся жизнь женщины сводилась к управлению этим хозяйством. Фактически, у женщины зачастую просто не было времени даже выйти на улицу", - говорит кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ имени Ломоносова Иван Давыдов.

На протяжении веков мужья распоряжались женами как своей собственностью: легко могли запереть их на замок или сжить со свету, обвинив в измене или воровстве.

"Если речь идет об измене, скажем, простолюдинки, то ее могли просто и повесить, как за воровство яблока, допустим, на главной площади или на окраине города", - утверждает художник-галерист Валерий Переверзев.

Ян Стен. Свадьба Тобиаса и Сарры

Слово мужа в семье всегда было законом – таким был образцовый брак. Но кто и когда решил, что так должно быть, и зачем люди вообще придумали жениться?

Еще 200 лет назад этот обряд был обычным делом – невесты прощались со своим девичеством, семьей, с тем образом жизни, к которому уже никогда не смогут вернуться. Согласно народному обычаю, каждая невеста на Руси должна была искренне оплакать свою беззаботную юность. Этот древний ритуал на протяжении многих веков соблюдался неукоснительно.

После замужества девушка навсегда перейдет в чужой дом и начнет совсем другую жизнь. О ее новом статусе будет говорить даже прическа.

"Очень важным был момент, когда невесте меняли прическу. То есть ей расплетали косы, шла к венцу она всегда с распущенными волосами, а потом ей закручивали волосы, надевали на нее женский головной убор, сверху надевали платок, волосы навсегда прятались под этим головных убором, считалось, что замужней женщине уже волосы свои показывать нельзя публично.

И вот тут она уже превращалась в замужнюю женщину, именно с этого момента, а не, так сказать, с брачной ночи", - рассказывает заместитель директора Государственного республиканского центра русского фольклора Екатерина Дорохова.

Каждая русская невеста проходила через длинную цепочку всевозможных обрядов, и ни одним нельзя было пренебречь. Брак на Руси был центральным событием в жизни каждого человека – особым ритуалом, к которому относились крайне серьезно. Неудивительно, что к замужеству девушки начинали готовиться с детства.

Уже с 10 лет каждая девочка приступала к работе над своим приданым, без него найти себе жениха было очень трудно. Отсутствие своего имущества, как правило, свидетельствовало о бедности девушки, а это автоматически вычеркивало ее из списка завидных невест.

Согласно общепринятым нормам будущая жена была обязана внести немалый материальный вклад в хозяйство мужа. Поэтому большинство девушек проводили всю свою юность за шитьем.

Ян Стен. Свадьба Тобиаса и Сарры

"В первую очередь это подушки, одеяла, полотенца – все это она должна была изготовить своими руками. Она должна была большое количество подарков подарить всем своим будущим родственникам. И вот эти подарки были, в общем, регламентированы. То есть считалось, что жениху обязательно она должна сшить и вышить рубашку. Она дарила большие такие, длинные полотенца, тоже вышитые, его дружкам, их перевязывали этими полотенцами. Кому-то дарила пояса, кому-то – платки", - говорит Екатерина Дорохова.

Чтобы впечатлить будущего мужа, семья невесты в качестве приданого демонстрировала не только шитье, но и домашний скот: чем его больше, тем завиднее невеста. Ну и какое же приданое без по-настоящему ценных вещей, например, сундуков из дерева.

"Все эти предметы, эти коробочки, шкатулки, сундучки, ларец – это все входило в приданое невесты. Сундуки являлись дорогими подарками, распространенными подарками.

Они дарились не только женихом невесте или невестой жениху, отцу выходящей замуж дочери. То есть вот эта традиция делать из сундука подарок – это совершенно нормальное явление. Поэтому они были и подарками, и обязательной составляющей приданого невесте, если она выходила замуж", - объясняет ведущий научный сотрудник Государственного исторического музея Наталья Гончарова.

Павел Федотов. Сватовство майора

Сватовство без невесты

Каким бы богатым имуществом ни обладала девушка, в выборе своего будущего мужа она почти никогда не принимала участия.

"Это действительно были договоры между родственниками, в каких-то ситуациях молодые даже не знали друг друга и не были знакомы. То есть даже я во время полевой своей практики уже застал людей, которые женились, не зная в лицо своих будущих (я разговаривал с женщиной) мужей.

Были браки, когда выдавали молодых девушек за взрослых мужчин, причем не всегда эти браки были неудачными, и довольно часто они действительно были счастливыми", - рассказывает доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Дмитрий Громов.

Как ни странно, но роль главных купидонов на Руси играли не родители, а сваты. Именно этим людям, чаще всего родственникам семьи, отец с матерью поручали выбирать судьбу для своих детей.

При этом сваты никогда не руководствовались предпочтениями молодых, при заключении брачных договоров ни любовь, ни симпатия не имели значения. Главной целью было найти выходца из порядочной и состоятельной семьи, без видимых физических недостатков. В остальном – стерпится-слюбится.

"Сватовство всегда происходило поздно вечером, когда уже было темно, в темное время суток. А кое-где даже ночью. Скажем, вот в лесах брянских есть такие села глухие, вот нам рассказывали, что сваты приезжали после 12 ночи. Всех будили и проходили.

Знаете, вот такая обстановка какая-то таинственная: темно, какие-то люди приезжают, потом они целую ночь сидят, что-то беседуют. Родители, в основном отцы (родные или крестные чаще), ударяли по рукам. То есть они скрепляли таким рукопожатием ритуальным свое согласие на совершение брака", - говорит Екатерина Дорохова.

Павел Федотов. Разборчивая невеста

Потом, от этого момента, вот уже когда они договорились, до, собственно, самой свадьбы проходило где-то от двух недель до месяца.

Замуж на Руси издревле выходили в народных костюмах. Никаких белых пышных платьев еще не было. Сарафаны и рубахи шились в традиционных цветах своего региона. Кстати, носились эти костюмы и после бракосочетания: их было принято надевать по любому торжественному случаю в жизни. Редкие экземпляры из гардероба молодоженов прошлого сохранились в Государственном историческом музее.

"В конце XIX века на традиционный русский костюм очень большое влияние оказала городская мода. Что мы можем видеть как раз на этом венчальном костюме крестьянки из Архангельской губернии? Этот костюм сшит по моде конца XIX века, где-то 1890-х годов.

Влияние городской моды сказалось в том, что уже вместо традиционного сарафана и рубахи девушки надевали нарядные костюмы – юбка, кофточка с поясом, что называлось, в общем-то, парочкой", - рассказывает научный сотрудник Государственного исторического музея Александра Цветкова.

Русская свадьба была делом всей деревни. И гуляния продолжались не один день. Но этот праздник предназначался не для молодых, а для родителей, сватов и многочисленной родни. Жених и невеста на свадьбе не веселились, они молчали, ничего не ели и не пили.

Новоявленного мужа во время свадебного застолья нередко волновала только одна мысль: сможет ли он с достоинством пройти испытание первой брачной ночи? Ведь с появлением потомства в то время не принято было тянуть.

"Тут надо тоже понимать, что женихи в то время были неопытные, и соответственно, после всех событий свадьбы у них действительно могло не получиться чисто по неопытности. Есть вообще подозрение, что в традиционном обществе, и в средневековом в том числе, было что-то вроде такого психического заболевания, такого невроза, связанного вот как раз с боязнью магического воздействия, то есть реально женихи боялись этого, подозревали, что это может быть", - считает Дмитрий Громов.

Брачной ночи придавалось большое значение, по сути, это была первая, одобряемая обществом, возможность вступить в интимные отношения, ведь близость до брака осуждалась. Кстати, в некоторых регионах России существовал обычай, когда девушка должна была доказывать свою невинность.

Григорий Седов. Выбор невесты царем Алексеем Михайловичем

"Очень строго следили, чтобы девушка вела такой образ жизни очень достойный, чтобы с парнями она не гуляла, ничего себе лишнего не позволяла. Обязательно проверяли ее честность на второй день свадьбы. Но, правда, в связи с этим всегда бывает очень много разговоров, как они с женихом там какого-нибудь петуха прирежут, чтобы изобразить, что она была честной", - утверждает Екатерина Дорохова.

Из поколения в поколение

Обычай демонстрации целомудрия молодоженов соблюдался недолго и далеко не во всех регионах нашей страны. На какое-то время об этом и вовсе забыли, пока Петр I не решил вернуть эту традицию для всех придворных дам.

Но самое большое значение нравственности жениха и невесты придавали в средние века в Европе. Церковь, которая имела тогда большое влияние на общество, предписывала вести безгреховный образ жизни до брака.

В Англии даже существовал такой обычай, когда после свадьбы у ложа супругов присутствовал свидетель, который должен был зафиксировать не только консумацию брака, но и подтвердить, что молодожены действительно придерживались строгой морали.

"Вокруг брачного ложа существует очень много мифов и легенд. Такие вещи, как снятие пояса целомудрия, или, например, вот это феодальное право первой брачной ночи.

Что касается специальных людей, которые присутствовали во время брачной ночи, то, скорее всего, была матрона, женщина в возрасте, действительно в ее обязанности входило засвидетельствовать то, что брачная ночь совершилась. Она занималась подтверждением девства самой невесты", - рассказывает магистр истории, соискатель философского факультета МГУ Иван Фадеев.

Сегодня такие свадебные ритуалы кажутся суровыми и довольно унизительными. Впрочем, в истории брака было немало шокирующих обычаев. К примеру, в Древнем Риме муж имел законное право не только полностью распоряжаться жизнью своей жены, но и решать, когда ей умереть.

В те времена судьба женщины была довольно незавидной. Каждая обязана была исполнять любую волю мужа. И не только его: прежде всего, жена зависела от решений патерфамилиса – отца своего супруга и главы всего рода.

Константин Маковский. Под венец

"Это единственный домовладелец, владыка над всем родом, старший из мужчин, и пока он был жив, он, как вождь, решал судьбу каждого члена своего рода. В его руках находилось, в том числе, решение вопроса жизни и смерти новорожденных, причем независимо, эти новорожденные происходили от него или же, скажем, от его сыновей", - говорит Иван Давыдов.

В глубокой древности это была абсолютная власть, которая сравнительно поздно, только в эпоху "законов 12 таблиц", а это где-то VI век до нашей эры, была ограничена. Причем и здесь женщины были поражены в правах. Сохранялась обязательно жизнь первой девочки, а вот с остальными женщинами рожденными могли обойтись весьма жестоко.

Брачные союзы между мужчинами и женщинами на протяжении многих тысячелетий устраивали их родители и родственники. Но когда именно такая модель для заключения браков стала общепринятой? Кто ее придумал? К сожалению, ученые не могут найти ответы на эти вопросы. Мы даже не знаем, когда люди вообще придумали жениться.

"Когда был заключен первый брак на Земле – науке неизвестно. И я думаю, никогда известно не станет. Мы вынуждены ориентироваться на письменные источники, сохранившиеся, в первую очередь, в религиозной традиции. Ну и, согласно Библии, первый брак – это брак Адама и Евы, которые жили в раю, и сам Бог благословил их плодиться и размножаться, населять Землю и владеть ею", - рассказывает Давыдов.

Хотя дата первой свадьбы на Земле нам неизвестна, зарождение некоторых форм брака проследить можно. К примеру, печально известный брак по расчету имеет на самом деле очень солидный возраст: такой тип супружества зародился еще в раннем Средневековье, и тогда это называли династическим или королевским союзом.

Монаршие браки всегда вершились по своим правилам и служили обычно только одной цели – политической. Любой король или царь стремился к выгодным союзам, и самые важные он заключал благодаря брачным договорам с другими правителями.

Сергей Никитин. Выбор невесты

"Любой брачный союз был связан с очень строгими обязательствами, о которых мы не всегда даже можем точно сказать, но совершенно очевидно, что они были. Например, ты всегда мог рассчитывать на поддержку своего зятя, ты всегда мог рассчитывать на то, что твой сват, пусть это даже и венгерский король или польский династ, в случае необходимости, если тебя пытаются свергнуть с престола, например, обязательно тебе придет на помощь и даст военную поддержку", - говорит доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник НИУ ВШЭ Федор Успенский.

Династические браки помогали решать множество проблем в государстве, в том числе и расширять границы. Так в XII веке король Англии Генрих II стал крупнейшим феодалом в Европе только потому, что очень успешно устраивал браки своим многочисленным детям. В результате он присоединил Нормандию, Анжу, Аквитанию, Гиень и Бретань.

Наследники престолов еще во младенчестве неоднократно меняли своих суженых. Например, королева Шотландии Мария Стюарт в возрасте 12 месяцев брачным договором была обещана сыну короля Англии Генриха VIII – принцу Эдварду.

Через пять лет из-за политического конфликта между государствами регент Шотландии заключил новый брачный договор: шестилетняя Мария Стюарт стала невестой дофина Франциска II в обмен на военную поддержку Франции. Нетрудно догадаться, что мнения самих наследников никто не спрашивал.

"Мнение отца, правящего монарха, и его, если угодно, желания, которые определялись политической необходимостью, в первую очередь, они имели куда большее значение, куда больший вес. Средние века – это не та эпоха, где, скажем так, такие индивидуальные чувства являлись чем-то, что принималось во внимание в первую очередь", - говорит Иван Давыдов.

Константин Маковский. Боярский свадебный пир в XVII столетии

Великая княжеская династия Рюриковичей, которая правила Древнерусским государством около 700 лет, также преуспела на ниве династических браков. На протяжении всего Х и XI веков Рюриковичи не только успешно выдавали своих дочерей замуж за видных наследников европейских государств, но и сами брали в жены иностранок. Кстати, породниться с русским княжеским родом в то время считалось очень перспективным.

"Во-первых, династия Рюриковичей и Русь в то время чрезвычайно мощны с военной точки зрения. Русские князья были вооружены, экипированы, может быть, едва ли не лучше других. Поэтому военная поддержка – тут даже обсуждать нечего, на нее можно было рассчитывать и она была очень мощной.

И хотя Русь во многом воспринималась как некая отдаленная территория (не всеми, безусловно, но многими), тем не менее, все-таки, конечно, русская династия обладала известным статусом и известным престижем, поэтому выдать замуж за русского князя свою дочь – это шаг довольно важный", - рассказывает Федор Успенский.

Неравный брак

На протяжении долгих веков игры престолов вершились благодаря династическим союзам, при этом личное счастье монархов никого не интересовало. В средние века вообще мало значения придавали эмоциям и чувствам. Но значит ли это, что все пары были глубоко несчастны в браке? Можно ли вообще построить крепкую семью, не пережив влюбленности в супруга?

"Сексологи очень хорошо знают, что если люди не совпадают по сексуальному фактору, это вообще может никак не отразиться на климате в семье. Люди могут совершенно непонятной сексуальной жизнью жить, далекой от какой-то такой нормативной, вообще никакой не жить, но при этом прекрасно ладить по всем другим факторам. Если вдруг летит какой-то другой фактор, особенно если психологический, сексуальный фактор очень быстро подключается. Так что на самом деле сексуальная функция не так уж и важна, как это ни странно", - говорит кандидат медицинских наук Лариса Штарк.

Удивительно, но модель древних браков многими учеными сегодня признается далеко не самой плохой. К тому же, уверяют нас историки, осмысленная и зрелая любовь между супругами вполне могла существовать, несмотря на отсутствие симпатии и влечения в начале брака. Скорее всего, такой сценарий был нередким.

Василий Пукирев. Неравный брак

Впрочем, как бы то ни было, а брак оставался на протяжении многих веков завидной целью как для мужчин, так и для женщин. Но почему это было так важно? Для девушки союз с мужчиной часто был единственной возможностью получить социальную защиту и сохранить хорошую репутацию. Мужчина при этом почти всегда получал богатое приданое, а иногда и земли, которые принадлежали семье жены.

И все же считается, что прежде всего брак был необходим женщине: хозяйство, во главе которого она становилась, и последующее материнство были единственными сферами жизни, где она могла себя реализовать. Не секрет, что правами и свободами жены во всем мире не были избалованы вплоть до XVIII века.

"Эмансипация женщин начинается с эпохи Возрождения, продолжается в эпоху Просвещения, однако мы можем увидеть и во французском праве эпохи Наполеона отголоски прежней традиции. Скажем, по Кодексу Наполеона женщина не имела права заключать никакие договоры купли-продажи без письменного разрешения мужа на трату денег", - говорит Иван Давыдов.

В дальнейшем, конечно, эта норма была пересмотрена и аннулирована, но если мы будем читать Кодекс Наполеона, мы увидим, что там эта норма сохраняется, дальше идет пометка, что она не применяется, и в конце Кодекса появляется новая фраза, которая регулирует уже современное положение женщины, а именно ее полное равноправие с мужем.

Но в одном женщина не могла добиться равенства с мужчиной: на протяжении всего периода существования института брака ей приходилось мириться с неверностью мужа. Адюльтеры, может быть, не всегда прощались, но браки не распадались.

Все потому, что развод был непозволительной роскошью. Без препятствия женщина могла получить его, только если собиралась до конца дней посвятить себя служению Церкви. Такое право было закреплено за женщиной и во времена Римской Империи, и в средние века, и в эпоху Просвещения.

"Более того, подчеркивается уже христианскими историками, что женщина, добровольно отказавшаяся от брака в пользу христианского служения, приобретала больше социальных прав. Скажем, она имела право свободного передвижения по городу и вне города, если это было связано с ее уже христианской миссией.

Понятно, если она давала обет вечного затворничества уже в монастыре, тогда ее будущая жизнь в монастыре мало чем отличалась от супружеской жизни", - утверждает Давыдов.

Питер Брейгель. Крестьянская свадьба

Черные вдовы

Освободиться от бремени неудачного брака можно было и в случае внезапной кончины мужа. В этом случае вдовы получали свободу и даже возможность повторно выйти замуж. Некоторые жены умело пользовались этим правом, решаясь на убийство своих мужей. Черные вдовы – именно так называли таких женщин.

Например, итальянка Теофания Ди Адамо была представительницей целой древней династии отравительниц. Как и все ее родственницы, она занималась производством ядов под видом косметических средств – одеколонов и пудрениц. Некоторые историки считают, что самыми известными жертвами Теофании стали французский принц герцог Анжуйский и Папа Римский Климент XIV.

Во Франции же самой известной черной вдовой была маркиза де Бренвилье. Она отравила не только своего мужа, но и отца, двух братьев, сестру и даже нескольких своих детей.

Одно из самых известных отравлений XIX века также произошло во Франции. В 1840 году Мари Лафарж отравила мужа мышьяком, но была поймана и осуждена. Дело Лафарж стало первым в мировой судебной практике, когда обвиняемой вынесли приговор на основании токсикологической экспертизы.

Конечно, на преступление решались далеко не все. Многие женщины пытались получить развод официально. Как правило, эти попытки заканчивались ничем. Развести супругов в то время могла только Церковь, но она была в этом не заинтересована.

"Церковь стремилась придать браку особый характер. О причинах этого есть разные мнения среди исследователей, но главное – это то, что Церковь стремится придать браку характер нерасторжимый: утверждалось, что брак носит нерасторжимый характер, и Церковь очень тщательно следила за исполнением тех условий, выполнение которых было необходимо для заключения брака. И зачастую Церковь участвовала, непосредственно отслеживала ситуацию внутри самого брака", - говорит Иван Фадеев.

Казалось бы, в таких вопросах больше шансов было у аристократов с их деньгами, связями и титулами, но и королевам не удавалось расторгнуть брак. Духовная власть предпочитала закрывать глаза даже на вопиющие случаи.

Так произошло со знаменитым браком княгини Евпраксии Всеволодовны из рода Рюриковичей и короля Германии Генриха IV. Не в силах больше терпеть издевательства мужа, княгиня обратилась к духовенству с мольбой освободить ее от этого союза.

Адриен Моро. После свадьбы

"У Церкви должна была быть санкция на развод, какой-то повод, она не может взять, просто так развести людей, во всяком случае в ту эпоху. Вот Церковь устроила что-то вроде слушаний об этом. И эти слушания носят зачастую почти порнографический характер, потому что она говорила о вещах чудовищных действительно. Мы не знаем до сих пор, что из того, что она говорила, правда, а что – нет, у меня нет роли арбитра, чтобы судить, что – правда, а что – нет, и, конечно, сердце мое склоняется все-таки к русской княгине, а не к императору Генриху. Но, тем не менее, в чем-то она его, может быть, и оболгала, потому что настолько чудовищно (там и черная месса, и содомия, и все, что угодно)", - рассказывает Федор Успенский.

Этот брак так и не был расторгнут. Аристократы получали одобрение на развод только в случае, если супруги доказывали, что состоят в близком родстве. К примеру, если они приходились друг другу троюродными или четвероюродными братьями и сестрами. А вот измена супруга никогда не считалась веской причиной для аннулирования брака. Такое поведение даже не осуждалось в обществе.

Стать поводом для осуждения неверность могла только в том случае, если в ней уличали жену, особенно если такое происходило в средневековой Европе. Прелюбодеяние, как известно, было тяжким преступлением и смертным грехом. Но даже когда адюльтеры становились достоянием гласности, духовная власть склонна была винить в этом в первую очередь женщину.

Блудницы и искусительницы

Для Средневековья вообще было характерно особое отношение к слабому полу: каждая женщина, прежде всего, была воплощением зла, блудницей и искусительницей. Мужчина же часто был жертвой, невольно соблазненной ее прелестями. При этом обвиняемая в соблазнении могла быть вовсе не соблазнительной, но для вердикта Церкви это значения не имело.

Блудницу могли очень жестоко наказать. Это орудие пыток называется "железная дева". Она устанавливалась в центре городских площадей на всеобщее обозрение, чтобы горожане знали, какая незавидная судьба ждет прелюбодеек.

"Металлический саркофаг, в который помещалась изменница, по росту вымерялось таким образом, чтобы глаза оказывались на уровне вот этих металлических прорезей. Затем саркофаг закрывали, и шипы пронзали ее туловище. Шипы сделаны так, что не задевают ее жизненно важных органов, чтобы промучилась подольше", - говорит Валерий Переверзев.

История происхождения этого чудовищного орудия пыток довольно таинственная. Никто в точности не знает, где когда и кем был изобретен этот металлический саркофаг. А главное – каким целям он изначально служил. В летописях европейских столиц о "железной деве" упоминания почти нет, а те сведения, которые все же находят, весьма обрывочны и запутаны.

Василий Максимов. Семейный раздел

"Непосредственно "дева" появляется только в XIV-XV веке в Нюрнберге в Германии. Опять же, слухи очень противоречивые. То есть вначале ее используют как нечто закрытое такое, говорят, чтобы увидеть "деву", нужно пройти через семь подвалов, то есть открыть семь дверей, и затем уже можно с ней повстречаться.

Но в том же раннем Средневековье есть свидетельства, что подобный саркофаг именно использовался и для неверных жен, в том числе, на Сицилии, скажем, в том же Палермо", - объясняет Переверзев.

Неограниченные в правах средневековые мужья могли на законных основаниях контролировать интимную жизнь своих жен. Благодаря таким приспособлениям, как пояс верности. Кстати, ключ изготавливался в единственном экземпляре.

Таким образом, отправляясь к примеру в долгую поездку, супруг мог в прямом смысле запереть свою жену и получить стопроцентную гарантию ее преданности. Ведь снять пояс без его согласия и участия было невозможно.

"Пояс верности, все так представляют обычно, может быть, это такой стереотип, и когда делают реконструкции в музеях именно это место в поясе – оно считается главным, оно сделано в виде такого щучьего рта. То есть, знаете, у щуки зубы очень гибкие, загнуты вовнутрь и очень острые.

То есть в рот щуки что-то очень хорошо входит, а назад уже не выходит. Вот всем хочется, чтобы пояс верности был устроен по такому принципу, чтобы он не просто ограждал ее от любовных утех, но чтобы он еще и смог разоблачить, смог, так сказать, поймать прелюбодея", - говорит Валерий Переверзев.

Железный пояс ранил кожу, провоцируя инфекционные процессы. Многие жены мучительно умирали от болезней, так и не дождавшись своих мужей. Но в истории брака известны и другие способы применения пояса верности.

Николай Неврев. Воспитанница

"Некий Конрад Эйхштедт издает книгу в 1405 году, то есть начало XV века, книга, всего лишь навсего, о фортификационных сооружениях европейских. То есть представьте, это всевозможные защиты стен городских, это всевозможные приспособления для отражения атак на эти стены, и так далее.

И в этой книге он впервые зарисовывает пояс, который он видит во Флоренции, этот пояс носят флорентийки от нападения на них, от сексуальных домогательств", - рассказывает Переверзев.

В древности общество было крайне патриархальным, и отношение к изменам во многом было навязано именно мужской психологией. Исследования ученых показали, в сознании мужчины его собственная неверность не воспринимается ужасным поступком, часто он вообще не склонен связывать свои похождения с серьезными чувствами.

Близость с другой женщиной может быть лишь физиологическим актом, и не более того. Но если изменяют ему, то это уже расценивается не как безобидная шалость.

"Мужчины более болезненно обычно воспринимают такие события, как измена супруги, потому что, опять же, мы вспоминаем о биологическом компоненте – рожают женщины. И в этом случае есть своего рода угроза своему воспроизводству: агрессия, то есть посягательство на территорию, на будущее", - утверждает врач-сексолог, психотерапевт Евгений Кульгавчук.

Кстати, такой механизм поведения был присущ мужчинам и в первобытные времена. На заре человечества у мужчин и женщин уже были разные жизненные стратегии. Самка не торопилась с выбором партнера и проводила своего рода отбор, чтобы произвести здоровое и сильное потомство.

Самцу же было важно как можно быстрее продолжить свой род, поэтому женщина воспринималась как собственность. При любом посягательстве на избранницу самец реагировал крайне агрессивно, он должен был жестко отстаивать свое право на продолжение рода. Суровые условия существования древних людей и краткая продолжительность жизни вынуждали их действовать решительно.

Впрочем, особое отношение мужчин к изменам не означает, что женщина относится к ней проще. Как раз наоборот, во все времена измена была глубокой трагедией, которая переживалась тяжело и мучительно. Столь сильный эмоциональный ответ обусловлен физиологией.

Василий Пукирев. Прием приданого по росписи

"Во время сексуальных отношений у женщины больше вырабатывается окситоцина – гормона, отвечающего за привязанность. И женщина буквально врастает своей душой в своего избранника. И в этих случаях, конечно, разводы на психическом здоровье сказываются, потому что это бывают и реактивные депрессии, и тревожно-фобические расстройства, и, конечно, самооценка, очень часто бывает, падает существенно", - считает Евгений Кульгавчук.

Уважение к женщинам

И все же на протяжении всей истории брака оскорбленные чувства жен мало кого волновали. Как только девушка становилась законной супругой, она должна была полностью подчиниться воле мужа. Признаки матриархального общества можно встретить лишь на некоторых территориях обитания восточных славян. Из их древних обычаев следует, что к женщинам там относились с большим уважением, причем не только в браке, но и в обществе в целом.

"Более того, я хочу сказать, что постепенно с возрастом женщина в семье становилась очень важной, главной. И даже кое-где, мне лично с этим приходилось встречаться, есть отголоски таких древних достаточно по происхождению верований, когда мужчина, который достигал определенного возраста, скажем, где-то 60-65 лет, он уже был не нужен.

И нам очень часто рассказывали: "Вот, – говорит, – в прежние времена стариков лабанили". Их просто сажали на саночки, везли к оврагу, палкой так по лбу – и они в овраг этот на саночках их спускали", - рассказывает Екатерина Дорохова.

Такие истории, конечно же, исключение из правил. Даже в эпоху Просвещения, когда женщины получили больше государственных прав и свобод, общественный этикет предписывал им терпеть неверность мужа.

"Женщина заранее понимала, что это произойдет, и шла замуж, понимая, что она должна терпеть и прощать, что это работа как бы, еще одна работа, такой вот тяжелый труд. Поэтому мы встречаем в мемуарах понятие как "ужасная обязанность жены", "ужасная обязанность супруги", - считает кандидат исторических наук, доцент кафедры истории МосГУ Ольга Елисеева.

Здесь происходила вот еще какая печальная ситуация: женщина не имела права показать, что она знает. Если она показывает, что она знает о каких-то грехах своего супруга, то, как учили ее многочисленные матушки, он будет уже делать это на твоих глазах, фактически.

Фирс Журавлев. Перед венцом

Но не стоит думать, что женщина в браке всегда только проигрывала. Находясь в законных отношениях с мужчиной, она получала то, о чем мечтала с детства.

"Женщина, чаще всего, выходит замуж именно для того, чтобы получить огромную силу и огромную власть, которой у нее в девицах не было. Она получает фактически, она становится администратором всего этого немалого хозяйства.

И недаром все, кто описывал русских женщин этого периода, пишут, что они жестче мужчин, они гораздо жестче. Они умеют заставить свою челядь и своих мужиков слушаться себя. Мужчина практически все время служит. Но, тем не менее, чаще всего, женщины остаются в поместьях. Что они там делают? Они управляют", - утверждает Ольга Елисеева.

Кроме того, девушка того времени уже не была безмолвной жертвой и могла отказаться от замужества с тем, кто ей не мил. Чаще всего, при выборе суженого женщины смотрели на чин, поэтому в мужья было принято брать уже очень зрелых мужчин.

"Дело в том, что в Империи система чинов сопровождалась не только всеобщим уважением, не только блюда разносили по чинам, но длина шлейфа у невесты определялась, естественно, чинами ее супруга, высота прически определялась чинами супруга. На серебре или на золоте, или на фарфоре она будет есть, определялось чинами супруга", - говорит Елисеева.

И естественно, когда она видела перед собой орла, героя, красавца, пусть не с очень большими деньгами, но она понимала, что он дальше пойдет вверх по карьерной лестнице, конечно же, это могло служить стимулом для нее.

И все же современные женихи и невесты Европы могут считать себя, пожалуй, самыми счастливыми за всю многовековую историю брака. Никогда еще они не были столь свободными в своих правах и желаниях.

Современность по старым обычаям

Над современными парами больше не довлеет общественное мнение. Нынешние законы, в отличие от средневековых, позволяют довольно быстро и легко развестись. Сегодня влюбленные вообще могут жить в свободных союзах. Но грозит ли такая эволюция взглядов крахом института брака?

Джулио Розати. Свадьба

"Удивительные факты, по статистике женщин в браке больше, а мужчин в браке меньше. Когда социологи начали выяснять, по какой причине, все так называемые гражданские браки женщины оценивали следующим образом: что она замужем. Мужчина же считал, что "я пока живу с этой женщиной", - рассказывает Евгений Кульгавчук.

Как ни странно, но согласно тем же исследованиям, русские девушки, как 100 и 200 лет назад, в глубине души стремятся хоть раз в своей жизни выйти замуж по всем правилам. И люди, работающие в свадебной индустрии, это прекрасно знают.

"На мой взгляд, российские девушки ориентированы на институт брака, чего нет в других странах уже, такого вот явного института брака уже не существует. В Америке у нас феминистки, в Европе тоже, в общем, с этим все в порядке, очень поздно выходят замуж. У нас же девушки фактически с института мечтают стать невестой. Поэтому я думаю, что это именно такое традиционное воспитание, это наш такой уклад. В общем, это в нашем мозгу", - говорит дизайнер свадебных платьев Ольга Лоидис.

Несмотря на популярность свадебного обряда, сегодня брачующиеся иначе видят этот праздник, канувшие в века суеверия и страхи больше не мешают превращать свадьбу в торжество для себя, а не для родственников. Современный жених уже не боится последствий брачной ночи, а невеста не желает прятать свою красоту под платком.

"Наши невесты предпочитают как можно более открытый вырез на груди либо очень сильно вынутую спину. Невесты наши хотят выглядеть на свадьбе как никогда прекрасными, в этот день. И у российских девушек вот эта красота невероятная ассоциируется в первую очередь с обнаженностью", - утверждает Ольга Лоидис.

Несмотря на большую популярность в обществе свободных союзов и инфантилизацию мужского населения, ученые уверены, крах институту брака не грозит. Древняя привычка жениться никуда не денется, и свадьбы, как бы они ни выглядели еще лет через 100, будут справляться еще очень долго. Обычаи, формировавшиеся на протяжении многих тысяч лет, не могут так легко исчезнуть.

Ни мужа, ни детей. Почему в Китае таких девушек называют "объедками"

https://ria.ru/20200627/1573472194.html

Ни мужа, ни детей. Почему в Китае таких девушек называют "объедками"

Ни мужа, ни детей. Почему в Китае таких девушек называют "объедками" - РИА Новости, 27.06.2020

Ни мужа, ни детей. Почему в Китае таких девушек называют "объедками"

Выйти замуж, обеспечить семью материально, произвести на свет наследника и помнить свое место — такую роль отводят слабому полу китайские традиции... РИА Новости, 27.06.2020

2020-06-27T08:00

2020-06-27T08:00

2020-06-27T08:00

мао цзэдун

китай

шанхай

в мире

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e4/06/19/1573474943_0:87:3036:1795_1920x0_80_0_0_9c162723a32e41bb7f7c5f16bf43b402.jpg

МОСКВА, 27 июн — РИА Новости, Софья Мельничук. Выйти замуж, обеспечить семью материально, произвести на свет наследника и помнить свое место — такую роль отводят слабому полу китайские традиции. Принудительные аборты сменяются требованиями рожать, и лишь одно пока незыблемо — мужчин в Поднебесной ценят гораздо больше, чем женщин. Но молодые китаянки отстаивают свои права. С какими трудностями они сталкиваются, разбиралось РИА Новости.С выпускного — в загс"Я уже столько денег на чужие свадьбы просадила, жду не дождусь, когда отобью на собственной", — смеется жительница Харбина Цзин Юэ. Ей немного за тридцать. Почти все ровесницы замужем, кто первый раз, кто — второй. И каждой она дарила "красный конверт" с несколькими сотнями юаней.Но перспектив "отбить вложения" у нее все меньше. Таких, как Цзин, на родине называют "остатками" или "объедками". "Хорошо еще, что родители не давят. Понимают, что я не хочу в спешке заводить семью только ради одобрения других. Мне надо докторскую защищать, да и мир хочу посмотреть. Сверстницы вышли замуж по настоянию родни или потому, что "пора", а теперь мучаются", — делится она соображениями. У ее коллеги Дун Шэнмэй тоже не клеится с личной жизнью: "Мне скоро 27, и я упустила свой шанс". Ситуация Дун — типичная для китаянок.В старшей школе она встречалась с одноклассником, хотя отец и мать категорически возражали. Для китайских родителей учеба детей — превыше всего. Несмотря на неодобрение, пара поступила в университет вместе. Уединялись на выходных в маленьких гостиницах рядом с кампусом. Казалось, все серьезно, но отца и мать по-прежнему раздражало, что дочь "отвлекается" от занятий."Потом он меня бросил. С тех пор отношений у меня нет вообще, зато родители постоянно выносят мозг — когда замуж, когда рожать?" — с досадой говорит девушка. Дун не видит смысла в их требованиях. "Это не только в нашей семье, у многих так. Во время учебы — ни-ни, а как исполнилось двадцать лет (брачный возраст для девушек в Китае. — Прим. ред.) — сплошные причитания: срочно замуж! Мне что, за первого встречного выходить?" — возмущается девушка. И добавляет: в итоге многие так и делают.Знать свое местоУдачное замужество дочери для большинства китайских родителей — не только забота о ее благополучии, но и способ решить финансовые проблемы. За невест часто просят большой выкуп — от десятков до сотен тысяч юаней. И на будущего тестя смотрят как на источник постоянной материальной поддержки. Этот меркантильный подход так прочно укоренился в обществе, что власти в итоге приняли закон: долги и покупки супругов, выходящие по стоимости за рамки базовых нужд домохозяйства, оплачиваются раздельно.Невеста столь "дорога" из-за гендерного перекоса. На сотню девочек в Китае приходится 104-117 мальчиков. Молодой человек без хорошей работы или собственного жилья в Поднебесной — не жених и не продолжатель рода: таких называют "голые ветки". Малайзийский профессор Хуан Югуан из Фуданьского университета Шанхая предлагает решать проблему нетривиально. "Обслуживают же проститутки по десять клиентов в день, значит, и жена способна ублажить более одного мужа", — рассуждает он.В Сети профессора сильно раскритиковали — обвинили в мизогинии и пропаганде секс-рабства, предложили его дочери первой начать такую практику. Вот один из популярных комментариев: "Надо убивать мальчиков во младенчестве. Гарантирую, женщин через двадцать лет станет больше". Дело в том, что девочек в Китае значительно меньше не только по естественным причинам: долгие годы родители избавлялись от дочерей сразу после рождения. В стране даже появилось понятие "чжуннань цинню" — лелеять мальчиков и пренебрегать девочками. У этого есть свои исторические корни.Тяжелая доляКитай — традиционно аграрная страна. В деревнях всегда ценили мужское потомство. Сын и в поле поработает, и невесту-помощницу приведет в дом. Дочь же сначала будет "лишним ртом", а затем еще и уйдет в другую семью. Тратить и без того ограниченные ресурсы на "бесполезное" потомство не хотелось, поэтому в сельских районах практиковали инфантицид девочек — намеренное детоубийство.Ситуация изменилась в XIX веке. На закате империи в период реформ стало очевидно: без женщин модернизация невозможна. Им разрешили получать образование и не бинтовать ступни. Этот обычай, ужасающий иностранцев, превращал нормальные женские ноги в изящные, по мнению китайцев, "лотосы" — с длиной стопы максимум пять-семь сантиметров.Мао Цзэдун объявил: "Женщины держат половину неба". Им позволили владеть землей и предоставили равные с мужьями права в браке — невиданная вольность! А проституцию запретили. Вскоре женщины вышли и на политическую арену.Казалось бы, в коммунистическом Китае победило равенство. Однако это не так. Слабый пол жестоко пострадал от политики "одного ребенка", которую власти КНР проводили с 1970-х годов для борьбы с перенаселением: женщин насильно отправляли на аборты и стерилизацию. И даже сейчас в Китае нельзя сообщать беременным пол ребенка — многие по-прежнему готовы отказаться от девочки.Искоренить патриархальные устои трудно, подтверждают во Всекитайской федерации женщин. Согласно традиционным конфуцианским воззрениям, у всего в мире свое место и порядок есть только там, где соблюдается иерархия. У слабого пола в этой системе положение "под мужем". В Китае до сих пор есть так называемые школы морали, где учат быть "правильными женами" — повиноваться супругу и в буквальном смысле грамотно ему поклоняться. Правда, власти не одобряют такие "образовательные учреждения" и закрывают их под предлогом "несоответствия нормам социальной морали".Все больше китаянок, особенно в городах, отказываются жить "по традициям". Они активно следят за западными трендами — в китайском интернете, например, возникло свое движение #MeToo: под этим хештегом в соцсетях девушки делятся историями о сексуальном домогательстве. Они отстаивают свои права — судятся с клиниками из-за отказа замораживать яйцеклетки. В Китае женщинам до сих пор запрещают откладывать беременность на потом, хотя холостые мужчины имеют право пользоваться спермобанками.До торжества равноправия китаянкам еще далеко. В стране не спешат присоединяться к инициативам активисток, а любое массовое движение привлекает пристальное внимание властей. Китаянкам предстоит пройти долгий путь в борьбе за право на "половину неба".

китай

шанхай

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn24.img.ria.ru/images/07e4/06/19/1573474943_0:0:2732:2048_1920x0_80_0_0_9606882659804a299dcda6f103716a24.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

мао цзэдун, китай, шанхай, в мире

МОСКВА, 27 июн — РИА Новости, Софья Мельничук. Выйти замуж, обеспечить семью материально, произвести на свет наследника и помнить свое место — такую роль отводят слабому полу китайские традиции. Принудительные аборты сменяются требованиями рожать, и лишь одно пока незыблемо — мужчин в Поднебесной ценят гораздо больше, чем женщин. Но молодые китаянки отстаивают свои права. С какими трудностями они сталкиваются, разбиралось РИА Новости.

С выпускного — в загс

"Я уже столько денег на чужие свадьбы просадила, жду не дождусь, когда отобью на собственной", — смеется жительница Харбина Цзин Юэ. Ей немного за тридцать. Почти все ровесницы замужем, кто первый раз, кто — второй. И каждой она дарила "красный конверт" с несколькими сотнями юаней.

Но перспектив "отбить вложения" у нее все меньше. Таких, как Цзин, на родине называют "остатками" или "объедками". "Хорошо еще, что родители не давят. Понимают, что я не хочу в спешке заводить семью только ради одобрения других. Мне надо докторскую защищать, да и мир хочу посмотреть. Сверстницы вышли замуж по настоянию родни или потому, что "пора", а теперь мучаются", — делится она соображениями.

У ее коллеги Дун Шэнмэй тоже не клеится с личной жизнью: "Мне скоро 27, и я упустила свой шанс". Ситуация Дун — типичная для китаянок.

В старшей школе она встречалась с одноклассником, хотя отец и мать категорически возражали. Для китайских родителей учеба детей — превыше всего. Несмотря на неодобрение, пара поступила в университет вместе. Уединялись на выходных в маленьких гостиницах рядом с кампусом. Казалось, все серьезно, но отца и мать по-прежнему раздражало, что дочь "отвлекается" от занятий.

"Потом он меня бросил. С тех пор отношений у меня нет вообще, зато родители постоянно выносят мозг — когда замуж, когда рожать?" — с досадой говорит девушка. Дун не видит смысла в их требованиях.

"Это не только в нашей семье, у многих так. Во время учебы — ни-ни, а как исполнилось двадцать лет (брачный возраст для девушек в Китае. — Прим. ред.) — сплошные причитания: срочно замуж! Мне что, за первого встречного выходить?" — возмущается девушка. И добавляет: в итоге многие так и делают.

Знать свое место

Удачное замужество дочери для большинства китайских родителей — не только забота о ее благополучии, но и способ решить финансовые проблемы. За невест часто просят большой выкуп — от десятков до сотен тысяч юаней. И на будущего тестя смотрят как на источник постоянной материальной поддержки. Этот меркантильный подход так прочно укоренился в обществе, что власти в итоге приняли закон: долги и покупки супругов, выходящие по стоимости за рамки базовых нужд домохозяйства, оплачиваются раздельно.

Невеста столь "дорога" из-за гендерного перекоса. На сотню девочек в Китае приходится 104-117 мальчиков. Молодой человек без хорошей работы или собственного жилья в Поднебесной — не жених и не продолжатель рода: таких называют "голые ветки". Малайзийский профессор Хуан Югуан из Фуданьского университета Шанхая предлагает решать проблему нетривиально. "Обслуживают же проститутки по десять клиентов в день, значит, и жена способна ублажить более одного мужа", — рассуждает он.

В Сети профессора сильно раскритиковали — обвинили в мизогинии и пропаганде секс-рабства, предложили его дочери первой начать такую практику. Вот один из популярных комментариев: "Надо убивать мальчиков во младенчестве. Гарантирую, женщин через двадцать лет станет больше". Дело в том, что девочек в Китае значительно меньше не только по естественным причинам: долгие годы родители избавлялись от дочерей сразу после рождения. В стране даже появилось понятие "чжуннань цинню" — лелеять мальчиков и пренебрегать девочками. У этого есть свои исторические корни.

Тяжелая доля

Китай — традиционно аграрная страна. В деревнях всегда ценили мужское потомство. Сын и в поле поработает, и невесту-помощницу приведет в дом. Дочь же сначала будет "лишним ртом", а затем еще и уйдет в другую семью. Тратить и без того ограниченные ресурсы на "бесполезное" потомство не хотелось, поэтому в сельских районах практиковали инфантицид девочек — намеренное детоубийство.

Ситуация изменилась в XIX веке. На закате империи в период реформ стало очевидно: без женщин модернизация невозможна. Им разрешили получать образование и не бинтовать ступни. Этот обычай, ужасающий иностранцев, превращал нормальные женские ноги в изящные, по мнению китайцев, "лотосы" — с длиной стопы максимум пять-семь сантиметров.

Мао Цзэдун объявил: "Женщины держат половину неба". Им позволили владеть землей и предоставили равные с мужьями права в браке — невиданная вольность! А проституцию запретили. Вскоре женщины вышли и на политическую арену.

Казалось бы, в коммунистическом Китае победило равенство. Однако это не так. Слабый пол жестоко пострадал от политики "одного ребенка", которую власти КНР проводили с 1970-х годов для борьбы с перенаселением: женщин насильно отправляли на аборты и стерилизацию. И даже сейчас в Китае нельзя сообщать беременным пол ребенка — многие по-прежнему готовы отказаться от девочки.

Искоренить патриархальные устои трудно, подтверждают во Всекитайской федерации женщин. Согласно традиционным конфуцианским воззрениям, у всего в мире свое место и порядок есть только там, где соблюдается иерархия. У слабого пола в этой системе положение "под мужем". В Китае до сих пор есть так называемые школы морали, где учат быть "правильными женами" — повиноваться супругу и в буквальном смысле грамотно ему поклоняться. Правда, власти не одобряют такие "образовательные учреждения" и закрывают их под предлогом "несоответствия нормам социальной морали".

Все больше китаянок, особенно в городах, отказываются жить "по традициям". Они активно следят за западными трендами — в китайском интернете, например, возникло свое движение #MeToo: под этим хештегом в соцсетях девушки делятся историями о сексуальном домогательстве. Они отстаивают свои права — судятся с клиниками из-за отказа замораживать яйцеклетки. В Китае женщинам до сих пор запрещают откладывать беременность на потом, хотя холостые мужчины имеют право пользоваться спермобанками.

До торжества равноправия китаянкам еще далеко. В стране не спешат присоединяться к инициативам активисток, а любое массовое движение привлекает пристальное внимание властей. Китаянкам предстоит пройти долгий путь в борьбе за право на "половину неба".

Женское образование в России

В сентябре исполняется 256 лет женскому образованию в России. Однако если полистать монографию Натальи Пушкарёвой «Частная жизнь русской женщины в XVIII веке», то узнаем, что ещё в Древней Руси в 1086 году дочь киевского князя Всеволода Ярославовича Анна открыла девичье училище при Андреевском монастыре, где девочек обучали чтению, письму, пению, швейному делу. Подобное заведение было открыто в Суздале. Но в целом женское образование в истории Древней Руси широкого развития не получило.

И только в «екатерининский век» была осознана необходимость уйти от образования, как сугубо мужской привилегии, за этим и последовала организация первых государственных учебных заведений для юных дворянок – институтов благородных девиц. Этот период (в большей степени) и освещает книжная выставка «Женское образование в России», подготовленная в Областной библиотеке, - рассказывает заведующая читальным залом Областной универсальной научной библиотеки Надежда Панова.

- Мы сосредоточили своё внимание на истории Смольного института благородных девиц. Как рассказывает М.В. Короткова в своей статье «Женское образование в России в 18-19 вв.», появился институт в 1764 году по инициативе деятеля русского Просвещения, личного секретаря императрицы Екатерины II И.И. Бецкова, он же явился автором Устава, определившего требования закрытого учебного заведения. Устав делил всех воспитанниц на четыре возраста, исходя из чего определялась программа обучения и даже форма.

Девочки, поступавшие в учебное заведение, должны были быть не старше шести лет и оставаться там двенадцать лет. Причём с родителей бралась расписка, что они не будут требовать их назад ни под каким предлогом до истечения срока. Документ (устав) есть на выставке, что позволяет познакомиться с ним поближе.

Непременно, следует обратить внимание на двухтомник Е.Н. Водовозовой «На заре жизни». Автору посчастливилось слушать лекции известного историка Н.И. Костомарова, общаться с основоположником научной педагогики в России К.Д. Ушинским и провести юные годы в Смольном институте, пребывание в котором было не всегда радужным.

Смолянкам приходилось рано ложиться и рано вставать, спать на жёстких кроватях в спальнях, где температура не поднималась выше шестнадцати градусов, умываться ледяной водой из Невы. Одно из худших воспоминаний – это еда. Программа обучения включала три класса по четыре года обучения. В расписание входили арифметика, грамота, три иностранных языка, религиоведение, рисование, музыка и др. Но основной упор делали на правила поведения в обществе и слово Божье. Не оставалось без внимания физическое состояние девушек. А ведь именно смолянок называли кисейными барышнями, но совсем не потому, что они были неженками. Причиной была ткань кисея, из которой институткам шили выпускные платья.
При выборе персонала предпочтение отдавалось незамужним женщинам, зачастую со скверным характером. Преподаватели мужчины были большой редкостью, дабы воспитанницы не отвлекались.
Иногда девушек возили на театральные постановки, художественные выставки, праздники при дворе. Художник Дмитрий Левицкий вспоминает, как в 1773 году, состоялась пышно обставленная церемония перевода девиц среднего возраста в старший класс и первый большой выезд воспитанниц в свет. Всё это сопровождалось балами, маскарадами, нашло отражение в произведениях изящной словесности. Сумароков писал:
       «Как сад присутствием их ныне украшался
       Так будет краситься вся русская страна».

А Левицкому Екатерина II заказала портреты воспитанниц. Их надлежало изобразить в театральных костюмах (в институте готовились театральные постановки с участием смолянок). В 1776 году готовые портреты поместили в Петергофе, а репродукции картин Левицкого (портреты смолянок в театральных костюмах) можно найти в альбомах с его работами.

Есть на выставке копии портретов ещё двух выпускниц Смольного института. Дарья Ливен (в девичестве Доротея Бенкендорф) была тайным агентом при муже-дипломате. Не обладая особой красотой, она привлекала внимание канцлеров и премьеров своим острым умом и обаянием. Посещая её салон, писатели, историки, политики говорили, говорили, а Дарья слушала и передавала сведения Александру I. Она была первой русской женщиной-дипломатом и тайным агентом Екатерина Керн (дочь Анны Керн) после окончания осталась в институте классной дамой. И именно там однажды познакомилась с Михаилом Глинкой. Композитор влюбился в девушку, моложе его на 14 лет. Так родился романс «Я встретил вас…» и ещё несколько других музыкальных произведений. Но любовь их не имела счастливого конца. Многие выпускницы Смольного института впоследствии стали известными в свете дамами.

Смольный институт просуществовал полтора века, проведя восемьдесят пять выпусков.

После Октябрьской революции, с 1919 года продолжил свою работу в Сербии.

На примере этого института по всей стране стали появляться другие учебные заведения для женщин. Об их образовании, становлении можно прочитать в документах по истории педагогики в России, у А.Р. Соколова в монографии «Благотворительность в народном образовании» и других документах по педагогике, которые есть в фонде областной библиотеки.

Как быть красавицей • Arzamas

Антропология, История

Историк моды Ольга Вайнштейн рассказывает об идеалах красоты, царивших в Европе в конце XVIII — начале XIX века, и о том, как им соответствовать

 

Как быть красавицей — 2

Во второй половине XIX века

История моды показывает, что эталон женской привлекательности меняется от эпохи к эпохе. Сегодня трудно понять, чем восхищали современников мо­дели Рубенса, а древние греки в ужасе отшатнулись бы от нынешних ху­до­ща­вых красоток. В каждую эпоху канон красоты имеет свою «грам­ма­ти­ку» — кодекс правил, систему понятий и прикладных рецептов. Услов­но можно выделить два типа красоты: первый ориентирован на здо­ро­вье, второй — на болезнь. В истории эти два типа, как правило, чередуются. Идеал здо­ро­вой, цветущей и плодородной красоты обычно торжествует в бла­го­по­луч­ные эпохи; истонченный, одухотворенный, болезненный (его можно назвать готическим) свойственен эстетике Средневековья и европейского дека­данса.

1. Задрапируйтесь под статую

На рубеже XVIII–XIX веков Европа переживала настоящий античный бум, и на этой волне возник поистине удивительный феномен — «нагая мода». Современники также назвали ее «мода à la sauvage» — «мода а-ля дикари», а историки искусства — ампирной или неоклассической.

«Дамы носили греческие одеяния с плотным поясом под грудью. Из-под него вниз струились мягкие пышные складки, руки выше локтя были открыты, волосы стянуты на затылке в узел… Женщины походили на античные статуи, чудом попавшие из классики в современность», — замечает немецкая писа­тельница Каролина де ла Мотт Фуке.

Портрет Мадам Рекамье. Картина Франсуа Жерара. 1805 год Wikimedia Commons

Дама в тунике олицетворяла и свободу, и поэтическую музу, и трагическую любовь, будучи универсальным символом возвышенного. Свободное светлое платье с рукавами-фонариками, шитое из тонкого муслина или газовой ткани, называлось туникой. Дамы носили прическу à la grecque («по-гречески»), лег­кие плетеные сандалии, камеи, браслеты, обручи на голове. Силуэт получался обтекаемый, плавный и в то же время лаконично-строгий. Низкое декольте туники, об­на­женные плечи и руки, а также отсутствие корсета составляли разительный контраст с дамскими нарядами предшествующих десятилетий: «нагая мода» действительно позволяла красавицам демонстрировать свои формы.

Леди и джентльмен, рассматривающие присевшую Венеру, на фоне пейзажа. Рисунок Адама Бака. 1801 год artnet.com

При этом настоящая античная одежда отличалась от того, что носили лю­бительницы «нагой моды». Так что женщины XVIII–XIX веков подражали не настоящим древним гречанкам или римлянкам, а именно статуям.

2. Обнажитесь

Изначальная модель здоровой красоты была заложена в искусстве Древней Греции и с тех пор не раз становилась примером для подражания. Но в каждую эпоху идеал античной телесности воспроизводился с некоторыми вариациями. В середине XVIII века главной сенсацией стали раскопки древнеримских горо­дов — Помпеев и Геркуланума, а окончательно эстетический образ антич­но­сти сформировался благодаря проникновенным статьям немецкого искусство­ве­да Иоганна Винкельмана. Раньше признанными образцами считались статуи Аполлона Бельведерского и Лаокоона в ватиканских коллекциях — теперь мир увидел новые шедевры. Во Франции античное наследие адаптировалось в ра­ботах архитектора Клода Никола Леду, в живописи Жака Луи Давида, «де­ко­ра­тора» Французской революции и наполеоновской империи, и в теа­траль­ном творчестве актера Тальма. Кроме того, с легкой руки французского философа Жан-Жака Руссо с середины XVIII века в Европе стали популярны идеи есте­ствен­ности, возвращения к природе и первоначальной простоте нравов. Отны­не красота связывается с раскрепощенной телесностью, во многом шокирую­щей пуританскую публику: многие парижские модницы дефили­ро­ва­ли по бульварам почти раздетые, шокируя любопытных наблюдателей.

Гравюра из серии «Costume Parisien». 1804 годThe New York Public Library

Известна история, как две полуобнаженные парижские дамы вышли про­гу­лять­ся по Елисейским Полям, но под напором толпы они были выну­жде­ны отступить и возвратиться в свои экипажи. Публика возмущалась: «Как может деликатный человек беззаботно взирать на обнаженных дам, которых ныне мы встречаем повсюду? Руки, некогда прикрытые, теперь обнажены почти до пле­ча, грудь постыдно выставлена напоказ, лодыжки тем более открыты». «Не­ко­торые женщины чудовищным образом демонстрируют спину ниже лопаток, оскорбляя вкусы», — сетовали наблюдатели в 1806 году  C. W. Cunnington. Fashion and Women’s Attitudes in the Nineteenth Century. Dover Publications, 2004..

«Борей показывает то, что не могут здоровье и скромность». Карикатура Джона Коуза. 1801 год The Lewis Walpole Library

Для смягчения общего впечатления порой использовалась прозрачная накидка, прикрывающая фигуру с головы до ног. «Нагая мода» служила неиссякаемым поводом для шуток и эпиграмм. 

3. Носите прозрачную и мокрую одежду

Новая пикантная эротичность облика достигалась в первую очередь благодаря игре просвечивающих поверхностей: «Некоторые из прекрасных дам появля­ют­ся и зимой и летом, спасаясь как от жары, так и от холода, только в од­ном платье из шелка или муслина, накинутом на нижнюю рубашку — если они носят таковую, — но это сомнительно, поскольку рубашкой ныне слишком часто пренебрегают»  C. W. Cunnington. Fashion and Women’s Attitudes in the Nineteenth Century. Dover Publications, 2004.. Подобные сомнения были неслучайны: в дамской моде того времени возникло движение за отмену нижних рубашек, поскольку они не позволяли красиво распределяться складкам туники. Вместо них красавицам предлагалось носить розовое трико.

Ветер сзади. Гравюра Луи Филибера Дебюкура. 1812 год The Clark Art Institute

Чтобы создать эффект мокрой ткани, перед балом женщины слегка увлажняли наряды, так что прилипающая к телу туника ясно обрисовывала фигуру, как у Ники Самофракийской. Подобный прием, по свидетельству Винкельмана, был в ходу у античных скульпторов: «Греческая драпировка выполнялась в большинстве случаев с тонких и влажных одеяний, которые, следовательно, как известно художникам, плотно облегают кожу и тело и позволяют видеть его наготу». В странах с прохладным климатом, например в России, подобные экзерсисы нередко приводили к простудам, даже со смертельным исходом. Так, в возрасте двадцати пяти лет погибла княгиня Екатерина Осиповна Тюфя­ки­на — «жертва моды» в полном смысле слова. 

Портрет молодой женщины в белом. Картина Жака Луи Давида. Около 1798 годаThe National Gallery of Art

4. Почаще демонстрируйте грудь

В эпоху сентиментализма на рубеже XVIII–XIX веков благодаря трудам фило­софов Джона Локка и Жан-Жака Руссо очень популярны идеи естественного воспитания. Кормление грудью становится модным занятием даже среди аристократических дам. Широкое декольте неоклассических туник не только подчеркивало красивый бюст, но и подразумевало возможность груд­ного вскармливания. Сохранилось немало изображений светских красавиц, ко­кет­ли­во демонстрирующих свой бюст во время кормления ребенка. Подоб­ные ассоциации возникали у неискушенных зрителей при встрече с краса­ви­ца­ми, одетыми по последнему веянию «нагой моды»: «„Все эти женщины, веро­ят­но, матери или кормилицы?“ — спросил кто-то. „Нет, — ответил я, — это в большинстве случаев молодые девушки. Все они умеют придавать такую пышность груди, что скоро мы будем видеть грудь женщины раньше лица, спрятанного за ней“».  Э. Фукс. История нравов. Буржуазный век. М., 1994.

Кормящая грудью мать. Картина Маргерит Жерар. 1800-е годыWikimedia Commons / Musée Fragonard

На волне увлечения неоклассической «естественностью» для любительниц от­кровенной моды открывались самые разнообразные возможности: так, фа­сон туники robe à la Psyché (платье а-ля Психея) позволял оставлять одну грудь от­кры­той. Подобный наряд впервые был представлен широкой публике 14 дека­бря 1790 года в парижском балете «Psyché», а затем из театральных ко­стю­мер­ных довольно быстро перекочевал в гардероб светских дам. Предприимчивая портниха мадам Тейяр наладила пошив туник «Психея» — и они пользовались большим спросом. Однако мы не знаем в точности, насколько широкое рас­про­странение получила новая мода.

Портрет Терезы Тальен. Картина Франсуа Жерар. 1800‑е годы Wikimedia Commons / Musée Carnavalet

«Нагая мода», разумеется, предъявляла особые требования к фигуре и в том числе к форме бюста. Поскольку не все дамы могли похвастаться пыш­ной грудью, некоторым приходилось пользоваться особыми приспособлениями. В частности, в моду вошла искусственная грудь, которую делали из воска или из кожи телесного цвета с нарисованными прожилками: «Особая пружина позволяла ей ритмически вздыматься и опускаться. Подобные шедевры, воспроизводившие иллюзию настоящего бюста, пользовались большим спросом и оплачивались очень дорого»   Э. Фукс. История нравов. Буржуазный век. М., 1994..

5. Не пренебрегайте физическими упражнениями

В трактатах по красоте замечали, что для поддержания миловидности женщи­не полезно много времени проводить на свежем воздухе и заниматься по­движ­ными играми, спортивными упражнениями: это придает телу «эластичную и волнистую форму, грациозную, как полевые лилии». В начале XIX века в моду входят длительные прогулки, катание на коньках, прыгалки.

Бадминтон. Карикатура из серии «Хороший вкус». 1802 год Musée Carnavalet

В светской жизни эти изменения проявились не самым приятным образом для старшего поколения. Солидные дамы ворчали: «Вместо медленной, спо­койной походки молодые леди теперь бегают взад-вперед по комнате, как буд­то их при­зывает звон колокольчика, и благодаря такому проворству обеспечи­вают себе лучшее кресло, пока старшие успевают пройти до него половину рас­стояния»  C. W. Cunnington. Fashion and Women’s Attitudes in the Nineteenth Century. Dover Publications, 2004.. 

6. Не пользуйтесь яркой косметикой

В эпоху Великой французской революции на моду влияют репрессии против аристократии. Увлечение античной эстетикой и тенденции минимализма де­лают неактуальными искусственность и декоративную усложненность ари­сто­кратических туалетов и макияжа. Как следствие, в конце XVIII — начале XIX ве­ка происходит радикальный поворот в истории красоты. Вместо пылающих румян, ослепительных белил и напудренных париков в обиходе появляются такие средства, как «вода для восстановления цвета лица» (после пагубного для кожи применения румян) и прозрачная пудра, создающая эффект здоровой, чистой кожи.

Косметика эпохи Регентства janeaustensummer.org

Парфюмер и доктор Огюст Карон в своей книге «Дамский туалет, или Энци­кло­педия красоты» (1806) советует «есть ячменный хлеб», от которого кожа становится белой, и пить настойку иссопа  Иссоп — лекарственное растение, известное как «синий зверобой»., очищающую печень. Из кос­ме­ти­ческих средств он рекомендует только румяна на основе растительных краси­те­лей, но и те советует использовать, проявляя «благородную скупость».

На волне научных идей просвещения в Европе начинают критически раз­би­рать­ся в составе косметических средств. В 1778 году во Франции образуется Ко­ролевское общество медицины. Ученые обследуют 115 косметических средств и дают добро 71 препарату. Критерием служит наличие вредных ингредиентов в составе. Среди забракованных, к примеру, числится crème anglaise (англий­ский крем), содержащий свинец и уксуc.

7. Придайте коже бледность и свежий вид

Тенденция иметь бледную кожу свойственна именно «здоровой красоте»: ведь понимание здоровья в конце XVIII — начале XIX столетия отличалось от со­вре­менных представлений.

Здоровый цвет лица — визитная карточка молодой женщины: «Чистая, кра­сивая кожа свидетельствует о наличии трех восхитительных добродетелей красоты: цельность характера, чистоплотность и веселый нрав», — говорилось в трак­тате «Зеркало граций» (1811). 

Для отбеливания порой используются радикальные средства, и процедуры эти напоминают пытки. Так, в драме XVIII века «Новая косметика» смуглая герои­ня пробует отбелить лицо от загара с помощью горячего масла кешью. При этом она сетует: «Я чувствовала, как будто мне в лицо впивались скорпионы, сороконожки и комары. Это было самое смешное и в то же время болезненное ощущение, которое я когда-либо испытывала». Даже если в данном случае опи­сание подобного «пилинга» — литературный прием, абсолютно реа­ли­стич­ные рецепты аналогичных средств отбеливания заставляют отнестись к этому описанию с доверием. По источникам известно, что женщины этого времени порой пили уксус или носили талисманы, надушенные камфарой, исключи­тель­но чтобы добиться гладкой белой кожи. Возрастные пигментные пятна, веснушки, солнечные ожоги, прыщи, морщинки — против каждой напасти имелись проверенные средства.

Так, с пигментными пятнами боролись с помощью каустической соды  Каустическая сода — гидроксид натрия, или едкая щелочь. и во­ды, дистиллированной из желчи молодых бычков с добавлением небольшого коли­чества растворимой соли. От солнечных ожогов спасались с помощью вуалей и широкополых соломенных шляп. Чтобы придать свежий розоватый оттенок коже, советовали наложить на ночь на лицо измельченную клубнику, а наутро смыть ее кервелевой водой  Кервель — однолетнее растение, другое название — «дикая петрушка».. Против веснушек рекомендовали следующий рецепт: смешать молоко и сок лимона в равных частях, развести в бренди. А вот рецепт популярного крема от морщин: «Смешать луковый сок и сок белой лилии, добавить нарбоннский мед  Нарбонн  город на юго-западе Франции, в регионе Лангедок. и белый воск, нагреть смесь так, чтобы воск растопился. Полученную мазь наносить на лицо на ночь».

Туалет. Карикатура Сэмюэля Уильяма Фореса. 1819 год The Lewis Walpole Library

Цвет лица являлся определяющим критерием женской красоты в начале XIX века. Это своего рода проверочная зона, контрольный участок для оценки красоты и здоровья. В романе Джейн Остин «Эмма» неоднократно обсуждается цвет лица одной из героинь — Джейн Фэрфакс. Придирчивый денди Фрэнк Чер­чилл выступает с критикой: «„Откровенно говоря, мисс Фэрфакс так бледна от природы, что всегда имеет нездоровый вид. Цвет ее лица оставляет желать лучшего“. Эмма, не соглашаясь с ним, взяла цвет лица мисс Фэрфакс под за­щиту. „Да, он и правда не ярок, но это не причина утверждать, будто в нем всегда присутствует нездоровый оттенок, а, главное, ее коже свойственна чистота и прозрачность, благодаря чему лицо ее приобретает неповторимую утонченность“». Тогда Фрэнк возражает Эмме, указывая, «что для него самого отсутствие здорового румянца — непоправимый изъян. Когда в чертах лица нет ничего особенного, румянец красит их».

30 признаков идеальной красавицы

Изначальный французский вариант «Словаря любви», одной из популяр­ней­ших книг XVIII века, был опубликован в 1741 году. Имя автора — французского историка и журналиста Жана Франсуа Дрё дю Радье (1714–1780) — держалось в тайне: книга была напечатана анонимно. На протяжении всей второй по­ло­ви­ны XVIII века выходили многочисленные переиздания «Словаря», а в 1787 году книга была переведена на английский язык. «Словарь любви», например, вклю-чает такие статьи, как «Возраст», «Поцелуй», «Восхищение»» «Любовник», «Женитьба», «Клятва». 

Обложка книги Жана Франсуа Дрё дю Радье «Словарь любви». 1741 год University of Toronto / archive.org

Автор «Словаря» перечисляет тридцать признаков идеальной красавицы:

  1. Молодость.
  2. Рост не слишком высокий и не слишком низкий.
  3. Фигура ни чрезмерно полная, ни чрезмерно худая.
  4. Симметрия и пропорциональность всех частей.
  5. Длинные волосы, вьющиеся или приятные на вид, на ощупь мягкие, как шелк.
  6. Кожа гладкая, нежная и с тонкими жилками.
  7. Цвет кожи — яркие красно-белые оттенки.
  8. Высокий гладкий лоб.
  9. Ровные виски.
  10. Брови, изогнутые дугой, как две линии.
  11. Голубые глаза с хорошо очерченными орбитами, приятный взор.
  12. Нос скорее длинный, чем короткий.
  13. Щеки округлой формы, с мягкими очертаниями, с ямочками.
  14. Приятная улыбка.
  15. Пухлые губы кораллового оттенка.
  16. Маленький рот.
  17. Жемчужно-белые зубы.
  18. Округлый полный подбородок с ямочкой.
  19. Маленькие уши, плотно прижатые к голове.
  20. Шея цвета слоновой кости.
  21. Алебастровая грудь.
  22. Снежно-белые округлости, плотные, с четкой формой и восхитительной ложбинкой.
  23. Белые руки, полные и длинные.
  24. Пальцы, сужающиеся к кончикам.
  25. Ногти жемчужного цвета, овальной формы.
  26. Сладостное дыхание.
  27. Приятный голос.
  28. Непринужденные манеры и безыскусное обхождение.
  29. Благородные очертания фигуры, тонкий силуэт.
  30. Скромная походка и скромное поведение.
 

Как быть красавицей — 2

Во второй половине XIX века

Источники

  • Винкельман И. Избранные произведения и письма.

    М., 1996.

  • Остен Д. Эмма.

    Д. Остен. Собрание сочинений. Т. 3. М., 1989.

  • Паке Д. История красоты.

    М., 2001.

  • Фукс Э. История нравов. Буржуазный век.

    М., 1994.

  • Bell J. The Dictionary of Love. In which is contained, the explanation of most of the terms used in that language, based on the «Dictionnaire d’amour» of J. F. Dreux du Radier.

    London, 1753.

  • Caron A. Toilette des dames, ou Encyclopédie de la beauté; contenant des réflexions sur la nature de la beauté ; sur les causes physiques et morales qui l’altèrent ; sur les moyens de la conserver jusqu’à un âge avancé; sur ce qui la constitue chez nous, et sur les soins à donner à chaque partie du corps un aperçu historique des modes françaises, et des conseils sur la toilette.

    Paris, Debray, 1806.

  • Cunnington C. W. Fashion and Women’s Attitudes in the Nineteenth Century.

    Dover Publications, 2004.

  • De la Motte Fouqué C. Geschichte der Moden 1785–1829.

    Berlin, Union, 1987.

  • Gwilliam T. Cosmetic Poetics: Colouring Faces in the Eighteenth Century.

    Body and Text in the Eighteenth Century. Stanford, California, Stanford U.P., 1994.

  • Melmoth C. (Samuel Jackson Pratt). The New Cosmetic or the Triumph of Beauty, a Comedy.

    London, 1790.

  • Price J. M. Dame Fashion: Paris — London 1786–1912.

    London, 1913.

  • The Art of Beauty: Or the Best Methods of Improving and Preserving the Shape, Carriage and Complexion.

    London, 1825.

  • The Mirror of the Graces: Or the English Lady’s Costume by a Lady of Distinction.

    New York, 1813.

  • The Toilette of Health, Beauty, and Fashion.

    Boston, 1833.

микрорубрики

Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года

Архив

Образование и воспитание дворянских девушек в XVIII нач. ХIХ века Текст научной статьи по специальности «История и археология»

ОБРАЗОВАНИЕ И ВОСПИТАНИЕ ДВОРЯНСКИХ ДЕВУШЕК В XVIII - НАЧ. XIX ВЕКА.

СУРЕНСКАЯ МАРИНА СЕРГЕЕВНА

аспирантка тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина

Аннотация: в статье рассматривается процесс обучения и воспитания дворянских девушек в XVIII - нач. Х1Х века, которое осуществлялось в домашних условиях, либо в государственных учебных заведениях.

Ключевые слова: женское образование, институт благородных девиц, Смольный институт, «Воспитательное общество», образовательная концепция, воспитанницы.

В настоящее время в нашем демократическом государстве юридический статус гражданина не зависит от его половой принадлежности. Сейчас можно говорить о том, что мужчина и женщина имеют равные права и свободы, а также равные возможности для их реализации.

Но так было не всегда, и не так давно женщины стали равны с мужчинами в правах. Говоря, о рассматриваемой нами теме, следует отметить, что не всегда женщины в России имели право на получение образования, так как право на получение образования всегда считалось привилегией мужчин.

Что касается женского пола, то долгое время целью жизни, а одновременно предназначением подавляющего большинства женщин, рассматриваемого периода, было выполнение роли супруги, матери, хозяйки дома. Эти функции, естественно, нельзя сбрасывать со счетов, так как многие женщины играли немаловажную роль в своей семье, а особенно в жизни супруга, помогая, например, в продвижении по карьерной лестнице, способствовали укреплению его общественного положения. Но для того, чтобы качественно осуществлять эту функцию женщине все чаще требовалось наличие образованности. Например, обращаясь к истории, можно вспомнить тот факт, что уже при Петре I такой вопрос, как замужество, был связан с образованием. Своим специальным указом император предписывает: «неграмотных дворянских девушек, которые не могут написать хотя бы свою фамилию, - не венчать»[1].

Однако образование дворянских девушек зависело и от других обстоятелтств, среди которых одним из главных аспектов, влияющим на процесс обучения, выступало имущественное состояние семьи, и как следствие ее положение в обществе, а иногда процессу обучения препятствовала и удаленность поместья от городских центров. Таким образом, дворянские семьи, имеющие сравнительно небольшой достаток, занимались обучением своих детей самостоятельно. Этим процессом в основном занимались старшие сестры, братья или родители. М.К.Цебрикова в своей автобиагрофической статье «Страницы из истории нашего женского домашнего образования» вспоминала, что «русскому языку, т.е грамматике, учила мать, арифметике, географии и истории - отец»[2].

В связи с этим обстоятельством домашнее женское образование существовало и развивалось в рамках свободного семейного уклада. Само понятие «семья» твердо связывалось с детьми, рождение и воспитание которых составляло главный смысл повседневной жизни провинциального дворянства, видевшего в своем, нередко многочисленном, потомстве подтверждение и залог жизненного благополучия. «Политика» в этой деликатной сфере сообразовывалась, прежде всего, с представлениями родителей о подобающем образовании их дочери, содержание которого во многом определялось дворянской культурой. Таким образом, родители не стремились отдалить от себя детей, напротив, они считали своим долгом их «воспитание и приготовление к благородному житию»[3]. Это выражалось, помимо прочего, в постоянном общении, будь то ежедневный приятием пищи или семейные вечера в гостиной, когда в полной мере проявлялось скромное обаяние жизни в провинциальной дворянской усадьбе.

Родители были первыми наставниками девочек в вере. От матери дочь узнавала о существовании Бога, именно она учила ее молиться, соблюдать посты, читать православную литературу. Эти знания были необходимы для духовного и гармоничного развития личности, они хотя бы немного, отстраняли подрастающее поколение от влияния окружающего мира, где приоритетом все чаще служил материализм.

В семье юные дворянки учились от родителей правилам поведения и первым знаниям об окружавшем их мире, а также самому главному - любить свое отечество и служить ему, чтить

свою «малую родину», ценить родных и близких людей, пронося атмосферу домашнего тепла через всю жизнь, чтобы позднее воссоздавать ее для собственных детей.

Кроме знаний необходимых девушке для полноценной и счастливой жизни, родители старались обучить общеобразовательным дисциплинам. Обычно к данным предметам относилось обучение навыкам разговора на одном или двух иностранных языках — чаще, французском и немецком, обучение грамотности, правилам арифметики, начальным сведениям по истории, географии. Также обязательным для молодой дворянки считалось приобретение навыков игры на каком-либо инструменте, рисования, пения, умение грациозно танцевать.

Особую роль в процессе домашнего образования играло чтение, в основном французской литературы. Из книг юные дворянки черпали то, что было понятно их сердцу, соответствовало мечтательности. Образы прекрасных рыцарей, окрыляли юное воображение и согласовывались с душевной чистотой девушки. На примере литературы родители старались провести параллель между отрицательными явлениями поэтического мира, часто схожими с окружающей действительностью, и образами светлыми и непорочными.

Следует отметить, что при всех стараниях и желании родителей заниматься обучением и воспитанием своих детей, часто им не хватало времени на осуществление данной функции и поэтому для девушек нанимали наставниц, т.е. гувернанток, а иногда и учителей.

Так как жизнь дворянской девочки с ранних лет протекала в усадьбе и ограничивалась ее территорией. Приглашенные наставницы девушек, в силу осуществления своей деятельности, обладали знаниями о мире, существующем вне стен «родового гнезда». Они могли поведать девушкам о жизни простых людей, например, о святочных крестьянских играх, свадебных обрядах дворовых людей, или жизни соседнего цыганского табора. Иноземная гувернантка олицетворяла собой другие культурные традиции, результаты, влияния которых должны были формировать в сознании юной дворянки реальные представления об окружающем мире.

Но, к сожалению, приглашение «людей со стороны» невсегда положительно влияло на процесс образования и воспитания юных дворянок. По воспоминанием Г.Ф. Головачева «найти хорошего учителя или учительницу было тогда очень трудно, ибо контингент педагогов наших отечественных был крайне ограничен...»[4].

Вследствии этого обстоятельства, среди воспитателей и учителей дворянских дочерей оказывались иностранцы, которые, к сожалению, часто бывали людьми несоответствующих профессий - актерами, солдатами, иногда даже лакеями, кучерами и парикмахерами. Естестественно, такие люди, не обладавшие педагогическими навыками и, часто даже необходимыми знаниями, мало чему могли научить своих воспитанников. Но даже, если иностранные учителя и были достаточно образованными людьми, тем не менее отсутствие профессиональных знаний сказывалось на преподавании. Конечно, среди иностранных, учителей были и прекрасные педагоги, но их было незначительное меньшинство.

Многое в домашнем воспитании девушек зависило, прежде всего, от материального положения семьи, образованности самих родителей, а также от общего настроя семьи. Этот процесс достигал хороших результатов лишь в тех семьях, где достаточно образованные и просвещенные родители, обладавшие высокими моральными качествами, проявляли заботу о хорошем обучении и нравственном формировании своих детей.

Для наиболее обеспеченных и знатных дворянских семей альтарнативой домашнего образования и воспитания девушек, выступало обучение за границей или в государственных учебных заведениях. Тем самым, начало женского институтского образования в России связано с открытием в середине ХУШ в. Смольного института благородных девиц в Санкт-Петербурге. Впоследствии во второй четверти XIX в. институты благородных девиц были открыты в Казани, Харькове, Нижнем Новгороде, Одессе, Киеве, Оренбурге и других городах.

Тем не менее, наиболее привилегированным институтом для обучения юных дворянок был Смольнйй институт благородных девиц или, как его первоначально называли «Воспитательное общество благородных девиц». Данное учебное заведение было основанно в 1764 г. в Воскресенском Новодевичьем монастыре, находившемся недалеко от деревни Смольной. История создания учебного заведения начинается в начале ХУШ в. На берегу Невы Петром I был построен Смольный двор, где добывалась смола для нужд Адмиралтейства, а при Елизавете Петровне Летний дворец, получивший название Смольного. Позднее здесь был основан Воскресенский женский монастырь и в 1764 г. часть монастырских корпусов была передана Екатериной II «Воспитательному обществу благородных девиц». В 1797 г. по ряду причин монастырские помещения, в которых располагался институт были закрыты, а в остальных его

помещениях было образовано общество дворянских вдов так называемый «Вдовий дом». Но институт вследствии днных обстоятельств не прекратил свое существование. Для него в 1806 — 1808 гг. было выстроено специальное трехэтажное здание.

По первоначальному замыслу «Воспитательное общество» должно было принимать не более двухсот девушек дворянского происхождения с 6-7-летнего возраста, которые и в течение 12 лет были полностью изолированы от семьи, постоянно находясь в институте.

Определяющее роль при создании образовательной концепции института, а также в годы его первоначальной деятельности сыграл государственный деятель Иван Иванович Бецкой (17041795), человек, имевший европейское образование и проживший значительную часть жизни за границей. Он разработал ряд проектов по воспитанию подрастающего поколения. Смольный институт, по замыслу Бецкого, призван был создать новый тип дворянки, отличающейся высокой степенью образованности. Им был создан обширный план умственного, физического и нравственного воспитания девушек обучающихся в институте.

Воспитанницы института делились на 4 группы, каждой из которых соответствовал свой возраст: первая группа - от 6 до 9 лет; вторая группа - от 9 до 12 лет, третья - от 12 до 15 лет; четвертая - от 15 до 18 лет.

Помимо довольно широкой программы общеобразовательных предметов, в нем значительное место занимали эстетические дисциплины такие как рисование, музыка, танцы. Кроме того, эстетические принципы занимали ведущую роль при формировании внешнего вида девушек. Руководство позаботилось о том, чтобы каждой из групп соответствовал определенный цвет выдававшейся воспитанницам форменной одежды: первой - кофейный, или коричневый, второй - голубой, третьей - серый, четвертой - белый.

Организация образовательного процесса в институте было направлено на всестороннее развитие юной дворянке. Тем самым, во многом культурную природу женского институтского образования характеризует соотношение в нем религиозного и светского начал. Во главу угла ставилось религиозное воспитание, целью которого было «заблаговременно посеять и вкоренить в сердцах благоговение, то есть безмолвное почитание христианского благочестия» посредством регулярного посещения церкви и слушания Евангелия. [5]. Для девушек обязательным было соблюдение ежедневных молитвенных правил, заключавшихся в совершении утренней молитвы до начала занятий и вечерней - перед отходом ко сну.

Продолжительность сна зависела от возраста девушек и составляла для первого класса девять часов, для второго - восемь, для третьего - семь с половиной, для четвертого - шесть с половиной. Тем самым юных дворянок приучали к бодрствованию как важному с христианской точки зрения элементу духовной жизни. Все воспитанницы вне зависимости от возраста должны были подниматься утром в одно и то же время, причем очень рано - в шесть часов. Благодаря такому раннему пробуждению и на молитву, что традиционно входило в представление о благочестии русской дворянки, девочки с детства привыкали к неизменному и «жесткому» распорядку дня.

Получение дворянскими девушками в стенах Смольного института элементов духовного воспитания способствовало укоренению в их сердцах особой религиозной настроенности, которую некоторые из них многими усилиями и трудами проносили в себе через всю последующую жизнь. Обращаясь к письмам бывших смолянок, в полной мере отражающих их православное мироощущение и определявшийся этим их образ жизни, можно сделать вывод, что посещения храмов, причащения, дела милосердия были частой деятельностью наряду со светской обыденностью.

Помимо этого, преподавались иностранные языки, русский язык, арифметика, география, история, а в третьей группе - даже архитектура, опытная физика и геральдика. Наравне с основными дисциплинами чтобы сделать воспитанниц хорошими хозяйками и матерями, их обучали шитью, вышиванию, ведению домашнего хозяйства.

Следует отметить и тот факт, что освоение основ чтения и письма на разных языках не только являлось необходимым условием последующего обучения, но и предопределяло его приоритеты. Знание языков и литературы являлось для дворянки основой гуманитарной образованности, предопределявшей в дальнейшем способность к устному и письменному общению как важнейшим проявлениям ее «социальности». Участвуя в процессе коммуникации, она реализовывала важную роль в трансляции социального опыта, включавшего воспитание детей, воспроизводство культурно-бытовых традиций и др.

При этом необходимо отметить свойственное девушкам, получившим институтское образование более качественное, чем у сверстниц, воспитанных дома, знание русского языка. Примерно до 20-х гг. XIX в. дворянки, получавшие домашнее образование по-французски, заметно отличались по своим познаниям в области отечественной словесности от институток, образовательная программа которых включала обязательное изучение родного языка. Этому свидетельствует тот факт, что сохранившиеся в частных дворянских архивах письма воспитанниц и бывших выпускниц институтов написаны в целом с точки зрения современной русской орфографии и пунктуации более грамотно, нежели письма девушек, не имевших институтского образования.

Но, тем не менее, следует отметить, что некоторое сходство с воспитанием в домашних условиях имело место быть. Это выражалось, прежде всего, в том, что у девушек, обучавшихся в институте, также были наставницы сродни гувернанткам. Так как процессу воспитания уделялось большое значение, им занимались больше всего классные дамы, т.е воспитательницы, которые «вели свой класс от поступления в институт до его окончания»[6]. Так как наставницы жили в институте, они имели возможность круглосуточно наблюдать своих подопечных, быти в курсе их интересов и вкусов, семейного положения. Классные дамы следили за поведением воспитанниц, их внешним видом, манерами.

Однако главной целью воспитания, как упоминалось выше, являлось формирование «нового типа» дворянской женщины, образованной, эстетически развитой, способной занять весомое место в светской жизни [7]. Для этого девушкам преподавались рисование, музыка, танцы, а для девушек старшего возраста - правила и теретические основы светского поведения.

Наряду с теорией реализовывалось и практическое приобщение воспитанниц к светской жизни. По желанию императрицы Екатерины II и в самом институте, и в домах петербургских вельмож (Бецкого, Головиных и др.) устраивались балы, спектакли, на которых присутствовали воспитанницы Смольного института. Особенно торжественные вечера, балы, спектакли, в стенах учебного заведения организовывались по окончании учебного года, на которые приглашались придворные, иностранные послы, знатное дворянство, высшие военные чины. Воспитанницы демонстрировали свои успехи в музыке, пении, танцах. Эти навыки помагали воспитанницам, после оканчания института цевелизованно и грамотно вести себя в высших кругах, выйти удачно замуж, а впоследствии помогать своему супругу добиваться новых вершин в карьерном росте.

Несмотря на положительные моменты в организации институтского образования имелись и некоторые недостатки. Они были связанны с постоянным контолем со стороны наставниц девушек, ограничением общения с семьей, а особенно с условиями организации быта учебного заведения. Несмотря на постоянное внимание государства к Смольному институту, всетаки ощущался недостаток финансирования, что приводило к недостаточно хорошей организации быта института. Следствеем такого положения являлось плохое питание и обучение в постоянном холоде, который существовал в классных комнатах.

Вся атмосфера института и старания преподавателей, классных дам и начальства призваны были воспитывать у институток определенный моральный кодекс, основанный на развитии верноподданнических чувств, официальной набожности, сознания привилегированности своего сословия.

Следует сказать и о том, что при этом еще одним несовсем положительным моментом было воспитание верноподданнического мировоззрения, которое нередко перерастало в настоящий культ царя и членов царской семьи. Это выражалось в постоянном внушение детям идеи божественности и величия не только царской власти, но и личности самого монарха. Наряду сэтим пышные празднования так называемых «царских дней» (т.е дней рождения императора и императрицы), посещение института членами царской семьи, организовывавшиеся со всевозможной торжественностью. Наконец, поездки во дворец, которых удостаивались воспитанницы петербургских институтов - все это не могло ие действовать на детскую впечатлительность и не приводить к экзальтированному обожанию монарха и его семьи. Будущие матери дворянских семей впитывали эти чувства с ранних лет и передавали затем своим детям.

Другим несовсем положительным моментом институтского воспитания было стремление оградить девушек от всякого познания «прозы жизни», что должно было якобы способствовать особой чистоте их нравственного облика. На деле это приводило не только к полному непониманию современных общественных и социальных проблем, но и к абсолютной беспомощности в житейских ситуациях. Часто забавная наивность институток нередко

оборачивалась подлинной трагедией, когда девушкам приходилось сталкиваться с той жизненной прозой, от которой так старательно их оберегали в институте и миновать которую невозможно в действительности.

С течением времени количество институтов благородных девиц увеличивалось. В 1797 г. в Петербурге и в 1802 г. в Москве были открыты два Екатерининских института. В них принимали девиц из небогатых и незнатных дворянских семей. После Отечественной войны в 1813 г. в Петербурге на Васильевском острове был учрежден так называемый Патриотический институт, предназначенный для дочерей штаб- и обер-офицеров, принимавших участие в военных действиях. Затем в него стали принимать и детей чиновников. В 1829 г. по образцу Патриотического был создан для дочерей младших обер-офицеров не из потомственных дворянских семей Павловский институт. Он помещался на Фонтанке близ Обуховского моста. Институты благородных девиц были открыты также в Москве, Харькове, Казани, Астрахани, Нижнем Новгороде, Саратове, Одессе, Оренбурге, Киеве, Тифлисе и других городах.

Следует, тем не менее отметить, что несмотря на некоторые отрицательные моменты все же женское институтское образование способствовало гармоничному и всестороннему развитию молодой девушки дворянского происхождения, социокультурной адаптации дворянки, формально открывая перед ней определенные жизненные перспективы и возможности для их реализации. Образованная женщина многими невидимыми нитями, в качестве матери, дочери, жены, воспитательницы или просто гражданки влияла на все стороны жизни своей семьи. Наряду с этим женское институтское образование, что немало важно, служило своеобразным отражением дворянской сословной культуры.

Подводя итог, рассматриваемой темы, можно говорить о том, что в ХУШ - XIX вв. было положено начало женскому профессиональному образования, которое в настоящее время существует и развивается в одной плоскости с образованием сильного пола.

Список использованной литературы:

1. Иконников В.С. Русская женщина накануне реформы Петра Великого и после нее. - Киев, 1874. - с. 68

2. Цебрикова М.К. Страницы из истории нашего женского домашнего образования.// Русская школа, 1893. т. 1, № 5/6, с. 28.

3. Яковкина Н.И. Русское дворянство первой половины XIX века. Быт и традиции.//. - СПб.: «Лань», 1997. - 158 с.

4. Головачев Г.Ф. Отрывки из воспоминаний.// Русский вестник, 1880. Т.149, № 10 - с. 719

5. Даринский А. В. Высшие учебные заведения старого Петербурга. - СПб, 2002 - с. 89

6. Жерихина Е. И. Остров Благотворительности - Смольный - СПб, 2009 - с. 78

7. Чайковская О.Г. Воспитание «новой породы» людей (об одном социальном эксперименте) XVIII в.// Социалогические исследования, 1987., № 2, с 77.

Как в Петербурге XIX века работали легальные бордели, почему секс-работницам запрещали гулять по Невскому и кто защищал права девушек

Как в России пытались бороться с проституцией и почему в итоге ее легализовали, как секс-работницы Петербурга жили в официальных борделях и неофициальных «мастерских», что об этом занятии думали юристы и писатели того времени и почему в СССР решили «перевоспитывать падших женщин»?

«Бумага» поговорила с доктором исторических наук Ириной Синовой, которая работает над книгой о проституции в XIX и начале XX века.

Доктор исторических наук

— Нелегальная проституция на Руси появилась фактически с момента образования государственности [в IX веке]. Это была форма выживания для некоторых женщин, которые шли на такой промысел ради заработка. С точки зрения религиозных норм и правил проституция долгое время осуждалась и скрывалась общественностью. Но при этом мало регулировалась.

Первые профилактические меры ввел царь Алексей Михайлович в XVII веке: он приравнял проституцию к воровству и курению, наказание было таким же, как за кражу, — штраф и тюремное заключение до нескольких месяцев. Далее Петр I издал правовые акты, в которых проституция и содержание притонов рассматривались как преступные деяния. За пользование услугами проституток военных лишали чинов и льгот.

Однако данные указы, насколько мы можем судить, не способствовали снижению уровня проституции. Особенно она была распространена в строящихся и портовых городах, в том числе в Петербурге. Ей сопутствовало распространение венерических заболеваний. При Елизавете Петровне [в середине XVIII века] в городе появилось «лечебное и исправительное заведение для женщин развратного поведения» под названием «Калинкинский исправительный дом с госпиталем при нем» [у Калинкина моста]. Это было одно из первых в Европе лечебно-исправительных учреждений.

В 1843 году по инициативе министра внутренних дел Льва Перовского был учрежден Врачебно-полицейский комитет Российской империи, который ставил проституток на государственный учет. Женщин обязали раз в одну-две недели проходить медицинское освидетельствование, а вместо паспорта им выдавался «заменительный билет». В народе его прозвали «желтым билетом», хотя, например, в архивном фонде Санкт-Петербургского Врачебно-полицейского комитета нет ни одного действительно желтого: лишь белые и блекло-розовые.

По факту это легализовало проституцию: наказание для официально зарегистрированных девушек вскоре отменили. Связывали такое решение как с остро стоящей проблемой распространения венерических заболеваний, так и с изменением общественных устоев и принципов. Понимая масштаб проблемы, легализацию поддержал даже Николай I.

После создания врачебно-полицейских комитетов появились официально зарегистрированные содержательницы домов терпимости (налогооблагаемых публичных домов, где оказывались сексуальные услуги — прим. «Бумаги»). В Петербурге они в основном находились на Сенной площади и соседних улицах. Запрещены дома терпимости были на центральных улицах и около церквей, училищ и школ.

Девушки могли жить в домах терпимости, а могли снимать квартиры, но были обязаны предупреждать хозяев о своем занятии. В других местах, например гостиницах, им было запрещено заниматься своим промыслом.

Для проституток существовали возрастные ограничения. Зарегистрироваться могли только девушки от 16 лет, а содержательницами домов терпимости становились женщины старше 35 лет. В основном возраст проституток был 18–25 лет. По данным доктора П. Е. Обозненко, в 1893–1896 годах на учете состояло до 4,8 тысячи человек. В 1900 году, по данным инспектора врачебно-полицейского комитета, квартирных проституток было 4652. Были, конечно, и не зарегистрированные, но это не несколько тысяч, а всего несколько десятков [работниц].

— Считается, что к началу XX века проституция стала частью повседневной жизни: о ней знали, писали, ее обсуждали. Дома терпимости различались не только по стоимости, но и по категориям клиентов: для солдат, рабочих людей, привилегированных и состоятельных.

Спрос на проституцию [в это время] объясняется большой информированностью горожан [о том, где и как можно получить сексуальные услуги], а также малым количеством форм досуга для всех слоев населения. Публичные дома привлекали клиентов разными способами: многие проститутки, помимо основной деятельности, танцевали, пели и играли на музыкальных инструментах.

У проституток была очень разная жизнь. Писатель Всеволод Крестовский в романе «Петербургские трущобы» описывает судьбу девочки непонятного возраста (судя по описанию и ее «худосочности», ей могло быть 12–14 лет), которая буквально за кусок хлеба занималась своим промыслом. Но были и достаточно привилегированные проститутки: они могли находиться у состоятельных людей на содержании. [Писатель и журналист] Владимир Панаев, например, пишет про петербургских «камелий», которые также жили достаточно хорошо и зачастую сопровождали интеллигенцию.

В основном успех в профессии зависел от [не связанных непосредственно с оказанием сексуальных услуг] навыков: «камелии» были достаточно образованными и состоятельными, другие проститутки — не только необразованными, но зачастую даже неграмотными. Первые могли приспосабливаться и находить богатых клиентов, а вторые нередко с детства становились на этот путь и в дальнейшем опускались всё ниже. Или, приехав из деревни в город, попадали в сложную экономическую ситуацию и вынуждены были продавать себя.

Портреты официально зарегистрированных секс-работниц из архивов полиции Нижнего Новгорода

Проститутки в XIX веке часто заражались венерическими заболеваниями, из-за чего в этой сфере был достаточно высокий уровень смертности. Согласно документам, хранящимся в Архиве Военно-Морского Флота, оплачивать лечение в госпитале в Кронштадте должны были владелицы домов терпимости. Некоторые так и делали, другие по разным причинам скрывались от счетов.

При этом практически нет свидетельств о том, что в официальных домах терпимости в Петербурге XIX века женщин насильно удерживали или принуждали к занятию проституцией. В основном причиной выбора этого рода занятий была миграция из деревни в город, где было легче заработать на жизнь. Многие девушки, которым трудно было устроиться на работу, попадали к нелегальным сутенерам или самостоятельно решали стать проституткой.

Есть данные о том, что некоторых девушек из южных городов насильно увозили в ближневосточные страны вроде Турции. Но это мало касалось Петербурга.

На Нижегородскую ярмарку (крупнейшую ярмарку Российской империи, на которой среди прочего предлагали секс-услуги — прим. «Бумаги») помимо профессиональных проституток приезжали замужние женщины, [которые тоже торговали собой]. Доктор Е. Коган свидетельствовал, что в 1878 году из 336 женщин, зарегистрированных в качестве проституток на Нижегородской ярмарке, постоянно и официально проституцией занимались 41,9 %. Треть от общего числа зарегистрированных составляли женщины, «во внеярмарочное время тайно предающиеся разврату как побочному занятию», еще четверть — женщины, торгующие собой только во время ярмарки. Плюс 9,1 % от общего числа жили у родных, с мужьями, занимались домашним хозяйством.

Вырваться из этого бизнеса было крайне сложно: женщины могли обменять «желтый билет» на паспорт, но найти потом работу было сложно из-за общественного порицания. Многие из-за этого скрывали свой промысел от родных и близких.

Для проституток были установлены законодательные правила, напечатанные на последней странице «желтого билета»: например, они не могли свободно ходить по Большой и Малой Морской улицам, Невскому проспекту (так как это были улицы знати) или высовываться из окон.

— При распространении домов терпимости существовала и нелегальная проституция, которую жестко пресекали арестами и тюремными сроками. Часто несовершеннолетних девушек вовлекали в проституцию в шляпных, швейных мастерских и прачечных.

Одна из таких прачечных даже располагалась на цокольном этаже «Пассажа». Считается, что подобные ремесленные мастерские были «ширмой» для организаторов нелегальной проституции, потому что туда приходили работать наименее обеспеченные подростки.

Нелегальными сутенерами становились владельцы этих заведений, но иногда и ровесники девушек, которые таким образом зарабатывали деньги. Нередко девочек продавали в ремесленные мастерские сами родители или опекуны.

Судьба детей, которых вовлекли в проституцию, складывалась в основном печально: из официальных источников следует, что они либо умирали от венерических заболеваний, либо опускались на дно [социальной жизни].

— В прессе конца XIX века активно велась дискуссия между сторонниками и противниками легализации проституции. Сторонники в основном выступали за то, что легализация помогает держать под контролем распространение венерических заболеваний. Вторые говорили, что это унижение женщин и неравноправие.

Общественное мнение — а оно в то время стало играть очень большую роль — разделилось. На рубеже XIX–XX веков проституция стала одной из наиболее обсуждаемых тем в юриспруденции: велись разговоры о регламентации этой сферы, правах человека и дальнейшем пути. Многие именитые юристы, например профессор Московского университета А. И. Елистратов и юрист В. Ф. Дерюжинский, выступали в печати за права проституток.

В дискуссию включались и женщины, выступающие за равноправие. Они осуждали эксплуатацию и требовали защитить девушек. Так, одна из первых женщин-врачей Мария Покровская, издававшая журнал для женщин, была ярой противницей проституции и требовала для занимающихся ей морально-этической и физической поддержки.

В 1910 году состоялся единственный Всероссийский съезд по борьбе с торгом женщинами и его причинами, где обсуждались «за» и «против» проституции. (В частности, на съезде обсуждался вывоз российских женщин за границу, причины распространения проституции в России, алкоголизм и венерические заболевания, распространенные среди секс-работниц — прим. «Бумаги»).

Даже у достаточно передовых людей того времени было неоднозначное отношение к ситуации. Например, известно, что критик Добролюбов имел долгие отношения с проституткой и планировал жениться на ней. Чернышевский тогда запер его в квартире и не давал выйти до тех пор, пока он не дал ему обещание, что откажется от своих планов.

При этом есть свидетельство, что в Ломоносове городская администрация, объединившись с руководством воинской части, пыталась получить официальное разрешение на открытие публичного дома. В итоге долгой переписки они его получили, но после того, как местные жители резко выступили против (на лето в Ломоносов выезжали дворяне с детьми и там была одна из резиденций императорской семьи), власти выдали отказ.

— После Февральской революции ликвидировали Врачебно-полицейский комитет. Советская власть считала, что проституция недопустима. С первых годов правления Советов давались комсомольские поручения по борьбе с проституцией, осуждали клиентов и организаторов борделей, а также самих женщин. В конце 1920-х годов были созданы трудовые профилактории, в которых «перевоспитывали падших женщин»: обязывали работать, лечили, предоставляли билеты на культурно-просветительские мероприятия.

Показательно, что одним из руководителей первого профилактория в Ленинграде на Большой Подъяческой улице стала супруга [партийного руководителя] Сергея Кирова — Мария Маркус, женщина с двумя классами образования, не обученная ни медицине, ни психологии. Под ее руководством проституток обучали основам большевизма и биографиям революционеров.

Это была не тюрьма, но и не место свободного пребывания. За женщинами устанавливали жесткий контроль. В ленинградском профилактории жило порядка 200 женщин. Они нередко сбегали по ночам, чтобы заниматься своим промыслом, поэтому в вечернее время их удерживали.

В начале 1930-х годов проституция стала уголовно наказуемой. Большая часть женщин тогда ушла в подполье. Согласно официальным данным, уровень проституции снизился, но нужно делать скидку на то, что определенная доля информации умалчивалась советской властью, особенно в 30-е годы.

Об этом периоде в истории проституции достаточно мало данных: публикаций современных исследователей нет, а другая информация была закрыта. Мы можем черпать свидетельства лишь из криминальных сводок, но они не показывают полной картины.

Как жили бездомные Петербурга XIX века, где в царской России ночевали секс-работницы и как революция изменила городские богадельни

paperpaper.ru

Интервью с сотрудником благотворительной организации «Ночлежка» Андреем Чапаевым, изучающим историю ночлежек

Обучение девочек из старших классов

Титания никогда не пойдет в школу. Однако ей не уйти в полном объеме невежество. Ее родители наняли овдовевшую джентльменку средних лет, леди Легкомыслие быть ее гувернанткой. Она поможет в формировании Леди Титания превратилась в послушную, модную молодую женщину, готовую сыграть правила общества. Во время ежедневных уроков Титании с леди Ф. она читает пьесы Шекспира, и она учится играть на клавесине. Большинство что важно, она познает социальные грации, которые так важны для девушки. в ее классе: приличия на балах, что считается модным и т. д.Также, так как для девушек этого времени крайне важно иметь безупречный нравственности, гувернантка Титании учит ее делать морально разумный выбор. В цель - сделать Титанию модной, социально подкованной молодой женщиной, которая может вести последовательные беседы с потенциальными женихами и другими важными аристократы.

Создание хорошего брака было самой важной, если не единственной целью девушки из высших слоев общества в 18 веке. Таким образом, в центре внимания молодого Образование аристократической женщины было сосредоточено на том, чтобы сделать ее замужней насколько возможно.Этих девочек часто, как в случае с Титанией, обучал Французская или английская гувернантка или ожидающие леди. Эти гувернантки часто сами имели хорошее образование, и даже если и имели, молодой женщина, которая слишком много знала, считалась неженственной. Образование девочки часто включает базовое чтение, а также письмо женским такие занятия, как рукоделие и танцы. Девочки тоже могут читать шекспировский пьесы и стихи. В прежние времена даже эти самые девочкам из старших классов обычно не обучали базовым академическим навыкам.Однако, когда молодые аристократы отправились в грандиозное турне, они встретили молодых Француженки, которые могли поговорить о музыка, искусство и литература. Для сравнения, английские дамы казались скучно и неинтересно, потому что они могли говорить только о шарах и мода. В результате британские матери сочли разумным дать им образование. дочерей достаточно, чтобы составить конкуренцию этим француженкам в браке. рынок.

Однако некоторые девушки из высшего и среднего класса пошли в интернаты. школы позвонили семинарии, хотя многие аристократы свысока смотрели на эти учреждения.Один наблюдатель заметил, что семенары - это просто места "где девушки не приобретают ничего, кроме слабостей, безвкусицы и бреда их лучше. " 3 Так же, как дома с гувернантками, этих девочек учили к ничего в этих семенарах. Кроме того, обучение не требовалось для учителя, которые руководили этими семинариями. Женщины, которые бегали и учили в этих учреждения, за редким исключением, были до смешного недостаточно квалифицированными. Таким образом, эти места были прибежищами для "безденежных, несчастных, невежественная авантюристка [и] горничная дамы, стоящая по локоть.« 4 Сцена в известная лондонская женская семинария здесь описано. "Миссис Летиция Таттл, которая не имеет никаких квалификаций, кроме ее стесненные обстоятельства, научили толпу говорливых, молодых существа в модных фразах и комплименты для употребления на детских столах или в дни посещения ». 5 В отдельных школах их коллеги-мужчины преподавали латынь, греческий язык, алгебру и историю. Эти предметы были считалось особенно неженским, и обучение ограничивалось большим количеством женственные занятия.К ним относятся обучение игре на инструментах и шитье. Пение также было включено в учебную программу, потому что многие джентльмены любили, чтобы их спели после обеда. Кроме того, большое внимание уделялось воспитанию нравственности молодой девушки. персонаж, воспитанный дома или в семинарии. Девочки высшего класса были обучены хорошей христианской морали и их обязанностям как ребенок и жена.

Однако в XVIII веке были высокообразованные молодые женщины. Века. Эти девушки обычно принадлежали к высшему классу и имели прогрессивные родители.Однако этим молодым женщинам приходилось скрывать свои интеллектуальные доблесть или риск оказаться изгоем в высшем обществе. Эта интеллектуальная "элита" не был ни особо востребован обществом, ни специально обучен. Эти выдающиеся женщины были результатом случайных обстоятельств или в исключительные случаи особых способностей ». 6

Девочки Эдгара А. Девиса, 1762 г.

Нажмите на фотографию Титании, чтобы вернуться к ней. био. Нажмите на детишек, чтобы вернуться на главную

История женских титулов: госпожа, мисс, миссис или госпожа

«Историкам давно известно, что госпожа указывала на социальный статус, но обычно они предполагают, что это также показывает, что женщина была замужем.Таким образом, они ошибочно пришли к выводу, что к таким женщинам, как подруга Джонсона Элизабет Картер, обращались как к миссис в знак признания различия, чтобы предоставить им такой же статус, как и замужней женщине »

Эриксон предполагает, что эта интерпретация ошибочна. «Миссис была точным эквивалентом мистера. Любой термин описывал человека, который управлял слугами или учениками, в терминах Джонсона - мы могли бы сказать человека с капиталом. Когда мы принимаем понимание этого термина Джонсоном (именно так он использовался в XVIII веке), становится ясно, что «миссис» с большей вероятностью указывало на бизнесвумен, чем на замужнюю женщину.Таким образом, женщины, вступившие в лондонские компании в 18 веке, все из которых были холосты, а многие из них были вовлечены в торговлю предметами роскоши, неизменно назывались «миссис», а мужчины - «мистерами». мастера и хозяйки своего дела ».

В этом налоговом списке 1698 года из Шрусбери записаны первые лица в округе: Уильям Принс Эскр, Мм [мадам] Элизабет Принц Удд [вдова], Мм Мэри Принс Уорд, госпожа [любовница] Мэри, ее дочь, Мм Джудет Принс , Г-н Филип Вингфилд и г-жа Гертруда Вингфилд [которая является либо женой, либо сестрой, либо дочерью г-на Уингфилда, указанного выше].Следующие женщины записываются только по имени и фамилии без префикса. Ms используется здесь для незамужних женщин (Мэри Принс) и для женщины, чье семейное положение не указано (Гертруда Вингфилд). Судя по всему, «мадам» используется здесь для замужних или овдовевших женщин, имеющих социальное положение.

Историки часто ошибочно считали женщин замужними, потому что к ним обращались «миссис», когда они были на самом деле одинокими. «Достаточно легко определить семейное положение известной женщины или тех, кто получил свободу лондонского Сити (поскольку они должны были быть холостыми)», - говорит Эриксон.«Но гораздо труднее определить, были ли женщины, описанные как миссис в приходском списке семей, когда-либо в браке, особенно с такими общими именами, как Джоан Смит».

Исследование Эриксоном списка приходов 1793 года для рыночного городка Бокинг в графстве Эссекс показывает, что 25 глав семей были описаны как миссис. Она говорит: «Женщины-главы семей по определению были либо одинокими, либо вдовами, и, если Бокинг был типичным для других общин , около половины из них были бы вдовами, а другая половина - холостыми.Но две трети этих женщин в Бокинге были назначены фермерами или собственниками бизнеса. Таким образом, миссис более надежно используется для идентификации женщин с капиталом, чем для определения семейного положения. Мисс была только одна женщина: учительница.

Социальные реалии для девочек 18 века


Рассмотрев в целом детство восемнадцатого века на странице «Определение детства 18 века», эта страница будет увеличена, чтобы исследовать различные социальные области, характерные для детства в детстве.Имейте в виду: то, что следует ниже, дает мрачную перспективу. Но я должен также упомянуть, что исключения из общих правил, безусловно, существовали; к сожалению, они выходят за рамки этого конкретного проекта.

Щелкните часть рисунка ниже, чтобы перейти к этому разделу страницы. Когда закончите, перейдите на страницы литературного анализа, чтобы увидеть, как все это разыгрывается в литературе восемнадцатого века, начиная с Moll Flanders .

Нажмите на категории на картинке, чтобы перейти к этой части страницы!


Образование

Государственное школьное образование в том виде, в каком мы его знаем сегодня, развивалось только в девятнадцатом веке.Но до этого мальчиков из высшего среднего класса можно было отправлять в гимназию и колледж. Образование девочек было гораздо более ограниченным.

Образование девочки из среднего или высшего класса обычно заканчивается к двенадцати годам (Glaser 192). Бедные девочки также имели возможность получить базовое образование в форме «благотворительных школ, бесплатных школ, школ дам, прядильных школ и воскресных школ» (Glaser 192). Высшие школы для девочек существовали в восемнадцатом веке, но их учебная программа не была рассчитана на получение гуманитарного образования.Вместо этого школы для девочек обслуживают определенные группы населения для конкретных целей.

Брижит Глейзер выделяет четыре причины, по которым девочка получила образование в восемнадцатом веке. Образование девочек должно:

  1. обеспечить, чтобы девочки оставались довольными своим подчиненным положением в жизни (подчиненным как по своему социальному классу, так и по полу),
  2. позволяют девочкам продвигаться в социальном плане через брак (особенно, если они были из быстро перемещающейся семьи),
  3. предоставляют девочкам навыки и знания, достаточные для того, чтобы управлять домашним хозяйством и обучать своих детей в будущем, а
  4. развивают «декоративные навыки», такие как рисование, танцы или музыка; «доставить удовольствие смотрящему» (Glaser 192).

Этот узкий, но противоречивый взгляд на образование девочек основывался на представлении о том, что слишком много знаний в девушке (то есть в будущей женщине) было нежелательным и мужским (Glaser 193-4). Основное внимание уделялось подготовке девочек к тому, как они в конечном итоге будут призваны служить другим, а также обучению их моральным компасам, чтобы они могли защитить свою добродетель и не сбиться с пути. С этой последней целью, в еще одном противоречии, девочек поощряли читать различные моральные тексты - i.е. , а не романов! (Глейзер 191)

Семья

Нуклеарная семья, а не расширенная семья, была основной единицей в восемнадцатом веке (Джованопулос 45). И в такой семье послушание и обязательство определяли жизненный опыт девушки.

Девочки росли дочерьми, помогая своим матерям по хозяйству, прежде чем стать женами / матерями, воспитывающими собственных детей. Муж молодой женщины «взял на себя квази-родительскую роль», так что послушание девушки просто перешло от родителей к супругу (Brophy 42).

Если девушка по какой-то причине не выходит замуж, она остается дома с родителями (Брофи 42). Никаких альтернативных перспектив независимости для нее не материализовалось. Но независимо от того, девица или нет, забота о престарелых родителях ложилась на дочерей (Брофи 42).

Работа

Работа девушки из среднего или высшего класса заключалась в том, чтобы найти мужа (см. Ниже). С другой стороны, дети из низшего среднего класса и бедняки, как мальчики, так и девочки, могут быть приняты в ученики.

Ученичество обычно начиналось в возрасте от десяти до двенадцати лет, и ученик был по сути прославленным слугой своего хозяина, под чьей крышей и (часто суровым) правилом жил ученик (Джованопулос 49). Девочки могли оставаться ученицами до двадцати лет или до замужества, в зависимости от того, что наступит раньше (Филдинг, 53). Ученичество для бедных было организовано приходом как форма помощи беднякам, но даже немного более богатые семьи желали ученичества для своих детей, чтобы поддерживать семью и предотвращать ужасное безделье (Джованопулос, 49).

Мальчики, возможно, ожидали научиться некоторому ремеслу в качестве подмастерьев, но поскольку девочки не пойдут в торговлю сами, их опыт работы начался и закончился служением. Тем не менее, не было ничего удивительного в том, что девочки обучались акушеркам - профессия, в которой они гипотетически могут получить значительный опыт работы (Джованопулос, 51).

Беднейшие из бедных попадали в работный дом, или то, что можно было бы назвать версией приюта для бездомных восемнадцатого века. В течение девятнадцатого века условия работы в мастерских становились печально известными, но у них были добрые намерения.Будучи также исправительным учреждением для бродяг, работные дома обеспечивали жильем, уходом и некоторым образованием нищих, сирот и пожилых людей. Они также обеспечивали простую работу, способствующую трудолюбию и предотвращающую праздность, такую ​​как обработка льна или прядение шерсти. Работные дома не оправдали своих благих намерений,

«для того, чем эти Дома были задуманы, или чем бы они ни были поначалу, Факт состоит в том, что в настоящее время они в целом не что иное, как Школы порока, семинарии праздности и общие берега гадостей и болезней. »(Филдинг 96).

Брак

Брак в восемнадцатом веке имел первостепенное значение. Не имея возможности обеспечивать себя самостоятельно, без какой-либо подготовки или образования в полезных навыках, хороший брак был для девушки единственным способом выживания, особенно если ее семья не могла содержать ее как деву. Записи показывают, что большинство девушек выходят замуж в подростковом возрасте или в начале двадцатых годов (Джованопулос 47).

Вот временная шкала других важных возрастов на пути девочек к браку (Джованопулос 47):

  • 7 лет: девушка может быть помолвлена ​​или выйти замуж, но брак не может быть завершен
  • 9 лет: Замужняя девушка имеет право на вдовство, если она овдовела
  • 12 лет: Девушка может согласиться или не согласиться на брак
  • 14 лет: мальчик достигает совершеннолетия и может выбирать наследников… юридического эквивалента для девочек не существует, так как возраст не позволял девочке приобретать или отдавать какое-либо имущество

Чтобы расширить последний пункт, закон запрещает ребенку от незамужней матери владеть собственностью, поэтому рожденный незаконнорожденный был незаконнорожденным на всю жизнь (Джованопулос, 46).Обеспечение того, чтобы у девочки был ребенок в браке, стало первостепенной задачей. По иронии судьбы, побег оказался «практически единственным самоуверенным или мятежным действием, которое могло привести к успеху для молодой женщины» (Brophy 67). Тем не менее, побег только высветил проблемы системы брака восемнадцатого века: сбежавшая девушка «по определению имела мужскую помощь и защиту» и «ее родители были вынуждены принять свершившийся факт, потому что даже если законность брака может быть оспорена их дочь, по-видимому, больше не была целомудренной и поэтому погибла »(Брофи 67).

Николь ДеГузман ~ 06.05.15

ЖИЗНЬ ЖЕНЩИН XVIII ВЕКА

Тим Ламберт

Образование для девочек в 18 веке

В 1700-х годах девочки из зажиточных семей учились в школах-интернатах. Бедные девочки иногда ходили в женские школы, где их учили читать и писать. Кроме того, в некоторых городах были благотворительные школы, которые назывались школами синих пальто из-за цвета формы. В Британии женщинам не разрешали посещать университеты, а профессии были для них закрыты.

Лаура Басси (1716–1774) была известной итальянской женщиной-физиком. В 18 веке было много других известных женщин. Русский (1750-1848) был известным астрономом. Мария Кирх (1670-1720) также была известным астрономом. Эмили дю Шатле (1706-1749) была женщиной-физиком и математиком. Мария Агнеси (1718-1799) также была известным математиком. Катарина Маколей (1731–1791) была известным историком. Олимпи де Гуж (1748–1793) был драматургом.

В 1792 году Мэри Уоллстонкрафт опубликовала книгу «Защита прав женщин».Ханна Гласс (1708-1770) была известна своими кулинарными книгами. Анн Сеймур Дамер (1749-1828) была известной женщиной-скульптором. Между тем королева Анна была королевой Британии в 1702-1714 годах. Екатерина Великая была императрицей России в эпоху 1762-1796 годов. В 1777 году во время американской войны за независимость Сибилла Лудингтон совершила героическую поездку.

Работа женщин в XVIII веке

Некоторые женщины играли важную роль в религии в 18 веке. Энн Даттон (1692-1765) была баптистским богословом.Сара Кросби (1729–1804), Сара Райан (1724–1768) и Селина графиня Хантингдонская (1707–1791) были видными участниками методистского движения.

В XVIII веке большинство работ требовало большой физической силы, поэтому их обычно выполняли мужчины. Кроме того, работа по дому отнимала очень много времени. В XVIII веке не было полуфабрикатов и устройств, сберегающих рабочую силу. Большинство замужних женщин не работали вне дома, потому что у них не было времени. Даже женщины из среднего класса были заняты организацией слуг.Однако жизнь девицам может быть тяжелой. Одинокие женщины работали прядильщицами, портными, модистками и прачками. Многие женщины были домашней прислугой. Остальные были акушерками и доярками.

В 17 и 18 веках замужняя женщина не могла владеть собственностью. Однако, когда женщина собиралась выйти замуж, ее семья могла передать ей некоторую собственность. Это называлось отдельной усадьбой. Например, земля могла быть передана ей в доверительное управление, и она имела право удерживать любой доход от нее.Ее муж не имел на это права. Вдовы, планировавшие выйти замуж во второй раз, также могли создать отдельное поместье. Некоторые люди по завещанию оставляли какое-то имущество родственницам женского пола, чтобы они передавались им в доверительное управление в качестве отдельного имущества. У мужа также есть законная обязанность содержать свою жену. Муж также несет ответственность за долги своей жены.

В 18 веке беременность могла быть опасной. Анестетиков не было и женщины иногда рожали. Младенческая смертность была высокой. Примерно каждый четвертый ребенок умер до своего пятого дня рождения.У большинства замужних женщин было несколько детей, но не все выжили.

Женская одежда XVIII века

Женщины носили перья (лиф с полосками китового уса) и заплетенные под платья нижние юбки. Женщины 18 века трусиков не носили. Модницы несли складные вееры. Мода была очень важна для богатых в 18 веке, но одежда бедняков практически не менялась.

В 18 веке в моде была бледная кожа. Так были темные брови.Женщины также обильно использовали румяна. Духи тоже были обычным явлением. В начале 18 века в Кельне создали новый аромат. Позже в этом веке он стал известен как Eau de Cologne. В 18 веке некоторые женщины носили накладные брови из мышиного меха. Они были приклеены к лицу.

Состоятельные женщины любили читать и играть на музыкальных инструментах. Еще они ходили на танцы и в театр. Кукольные представления, такие как «Панч» и «Джуди», также привлекали внимание публики. Кроме того, в конце 18 века цирк стал популярным развлечением.Девочки играли деревянными или тряпичными куклами.

Связанные

% PDF-1.3 % 9 0 obj> эндобдж xref 9 76 0000000016 00000 н. 0000002130 00000 н. 0000002226 00000 н. 0000002475 00000 н. 0000002839 00000 н. 0000003017 00000 н. 0000003396 00000 н. 0000003901 00000 н. 0000004427 00000 н. 0000004938 00000 п. 0000005567 00000 н. 0000006073 00000 н. 0000006126 00000 н. 0000007268 00000 н. 0000007789 00000 н. 0000007840 00000 н. 0000008667 00000 н. 0000009570 00000 н. 0000010404 00000 п. 0000011282 00000 п. 0000011917 00000 п. 0000012730 00000 п. 0000013875 00000 п. 0000014656 00000 п. 0000068031 00000 п. 0000082587 00000 п. 0000082950 00000 п. 0000154820 00000 н. 0000155376 00000 н. 0000173284 00000 н. 0000174802 00000 н. 0000271442 00000 н. 0000271820 00000 н. 0000271906 00000 н. 0000272055 00000 н. 0000272200 00000 н. 0000272780 00000 н. 0000273405 00000 н. 0000273642 00000 н. 0000273945 00000 н. 0000274013 00000 н. 0000274668 00000 н. 0000274917 00000 н. 0000275252 00000 н. 0000275340 00000 н. 0000276694 00000 н. 0000276955 00000 н. 0000277305 00000 н. 0000277419 00000 н. 0000279731 00000 н. 0000280048 00000 н. 0000280430 00000 н. 0000280615 00000 н. 0000281616 00000 н. 0000281872 00000 н. 0000282208 00000 н. 0000282304 00000 н. 0000285937 00000 н. 0000286327 00000 н. 0000286736 00000 н. 0000287008 00000 н. ah ͠ C 7wXi & bNG84

Одежда для девочек 1770-х годов

Этот ребенок одет в стиле середины-конца 18 века.В 21 веке маленькие мальчики не носят платья, но в 18 веке они одевались в такие платья, пока им не исполнилось 5 лет. Маленькие мальчики не носили кепки, как девочки.

Перейти к интерактивной Flash версии

Нижнее белье

Сдвиг

Смена льняная и служит одновременно нижним бельем и ночной рубашкой. У мальчика или девочки их могло быть от трех до пяти, поэтому они не носили чистую каждый день.Трусы еще не изобрели, поэтому под смену ничего не надевали.

Чулки

И дети, и взрослые носили носки, называемые «чулками», которые доходили до колен. Часто они были связаны вручную из шерсти или льна.


Тональная одежда

Прыжки

Этот ребенок носит "прыжки". Прыжки имеют некоторую жесткость из китового уса, дерева или тростника, но не так сильно, как пара стоек.И мальчиков, и девочек заставляли прыгать или держаться в раннем возрасте, потому что взрослые считали, что они поддерживают спину и поощряют правильную осанку.

Туфли

У ребенка будет только одна пара обуви. Они были сшиты вручную мастером по шитью или сапожником и не имели ни правых, ни левых сторон.

Карман

Одежда для девочек без накладных карманов. Карман привязывали к талии девушки, прежде чем она надевала нижнюю юбку или платье.У платьев и нижних юбок были разрезы по бокам, чтобы девочка могла залезть в карман.

Нижняя юбка

Мальчики и девочки носили под платьями нижние юбки - то, что мы назвали бы юбками. Зимой они часто носили больше одного, чтобы согреться в домах, где для обогрева есть только камин.

Колпачок

Юной девушке было практично и стильно носить кепку. Он покрыл грязные, возможно, зараженные вшами волосы и держал их подальше от огня.Выходя на улицу, девушка может надевать капюшон или шляпу поверх кепки.


Одежда повседневного спроса

Платье

И юноши (примерно до 5 лет), и девушки носили платья, похожие на те, которые носят женщины. Эти платья обычно шнуровались на спине и часто имели «ведущие завязки» на плечах. Ведущие струны помогали детям младшего возраста, которые учились ходить, а также их можно было использовать для переобучения активного ребенка.

Шейный платок

Девушки носили платки, заполняющие вырез платья. Они обеспечивали дополнительное тепло зимой и защиту от солнца летом.

Фартук

На девушке фартук, который называется «пиннер». Нагрудник удерживается путем прикрепления его к платью в верхних углах с помощью прямых булавок. (Английские булавки еще не изобрели.)


Верхняя одежда

Накидка

Накидки носили на зиму как мальчики, так и девочки.К ним часто прикрепляли капюшоны, которые могли быть короткими или длинными.


См. Также ...

Детский дом

Фартук

Карман

вверх страницы

Женские имена восемнадцатого века | Issendai.com

После поиска в Интернете страницы с именами английских женщин восемнадцатого века, чтобы дать моим персонажам, и ничего не обнаружив, я сдалась и составила эту страницу самостоятельно.После того, как несколько поколений вышли из моды, некоторые из этих имен вновь обретают свои позиции среди модных молодых родителей - особенно имена из раздела «Прогресс блудницы».

Старые стандарты

Есть определенные имена, которые были неизбежны на протяжении всего периода, а также на протяжении столетий до и после. Хотя они вышли из моды в ХХ веке, мы до сих пор слышим их каждый день.

Мэри
Энн
Элизабет

Королевские имена

В 1714 году королева Анна умерла, и правящий дом Англии перешел из рук шотландцев / французских Стюартов в руки немецких ганновцев.Новый король, Георг I, был грубым старым пердуном, который почти не говорил по-английски. Его сын, Георг II, был немного менее грубым и немного лучше говорил по-английски; а внук Георга II, Георг III, был грубоватым, но любезным и порядочным человеком, прекрасно говорил по-английски, хотя, возможно, с легким немецким акцентом.

С этим приливом Жоржа пришел поток новых имен и возрождение нескольких старых тевтонских имен, давно утерянных. Эти имена быстро распространились по обществу, пока несколько поколений спустя их не носила даже случайная уборщица.

Дочерям Жоржа, родившимся англичанами, дали имя:

.

Амелия
Энн
Огаста
Каролина
Кэролайн
Шарлотта
Доротея
Элизабет
Мэри
Матильда
Луиза
София

Авторы, художники, драматурги, поэты и философы

Эти женщины обычно принадлежали к высшим классам или, по крайней мере, из верхних слоев среднего класса.

Амелия
Анна
Кэтрин
Клара
Элизабет
Фрэнсис
Джудит
Мария (произносится «Мэрайя»)
Мэри
Мерси

Прогресс блудницы

Несколько ступенек ниже по социальной шкале, Джон Клиланд, автор книги Мемуаров женщины удовольствия (более известной как Fanny Hill ), счел эти имена достаточно вызывающими, чтобы дать своим служанкам и содержанкам в середине века:

Эмили
Эстер
Фрэнсис (Фанни)
Ханна
Харриет
Луиза
Марта
Фиби
Полли

Обновлено 15.