Маленький альберт эксперимент: Великие психологические эксперименты: «Маленький Альберт»

Содержание

Великие психологические эксперименты: «Маленький Альберт»

Алексей Паевский, Снежана Шабанова
«Троицкий вариант» №9(103), 8 мая 2012 года

Продолжая серию рассказов о «классических», или «знаменитых», психологических экспериментах, нужно заметить, что многие из них не могли бы быть поставлены в наше время. Современные этические правила, требующие безусловного предотвращения как физической, так и психической травмы у испытуемого, не позволили бы провести ни эксперимент Стэнли Миллграма (ТрВ-Наука, №86), ни Стэнфордский тюремный эксперимент Филиппа Зимбардо (ТрВ-Наука, №102).

Поведение — наше всё

Эксперимент, поставленный основателем бихевиоризма Джоном Бродесом Уотсоном (John Broadus Watson) и вошедший в историю психологии под названием «маленький Альберт», тоже можно поставить в один ряд с этими опытами.

Полный тезка биографа Шерлока Холмса родился в 1878 году. В 1913 году он заявил о создании нового направления в психологии — бихевиоризма.

Согласно этой теории, предметом психологии является поведение, а не психика человека. Поведение же, согласно этой теории, зависит от внешних стимулов и внешней среды, а не от внутренних психических процессов.

Бихевиоризм быстро набрал силу, и в 1916 году, на один год, Уотсон был избран президентом Американской психологической ассоциации (86 лет спустя на этой должности побывал и автор Стэнфордского тюремного эксперимента).

Маленький Альберт

В самом конце 1919 года Уотсон и его ассистентка и любовница Розали Рейнер ставят эксперимент, который призван показать правоту бихевиористической теории. Их задача — вызвать посредством внешних стимулов сложную психическую эмоцию там, где ее раньше не было.

Уотсон и Рейнер выбрали для экспериментов 11-месячного младенца «Альберта Б.». Он был нормально развитым ребенком, флегматичным, а главное — доступным для исследований: его мать работала нянькой в местном приюте для детей-инвалидов.

Сначала экспериментаторы проверили реакции Альберта, показывая ему белую крысу, разнообразные маски, горящую газету и хлопковую пряжу. Ни один из этих предметов не выявил страха у малыша.

Затем Уотсон с ассистенткой приступили к формированию реакции страха. Одновременно с тем, как ребенку давали поиграть с белой крысой, экспериментатор сильно бил молотком по стальной метровой полосе так, чтобы малыш не видел молотка и полосы. Громкий звук пугал Альберта. Разумеется, достаточно быстро ребенок стал пугаться и самой крысы — без удара. Первая фаза эксперимента закончилась — условный рефлекс страха на крысу действительно закрепился у малыша.

Потом была взята пауза на пять дней. Альберт снова оказался у экспериментаторов. Они проверили его реакцию: обычные игрушки не вызывали негативной реакции. Крыса же всё еще пугала малыша. Теперь нужно было проверить — случился ли перенос реакции страха на других животных и похожие предметы. Выяснилось — ребенок действительно боится кролика (сильно), собаки (слабо), мехового пальто, хлопковой пряжи (минимально), шевелюры исследователя, маски Санта-Клауса.

Дальше Уотсон и Рейнер (по их словам) планировали продемонстрировать и возможность снять (переопределить) вызванные реакции страха, но не смогли, поскольку ребенка забрали из больницы, где проводились исследования. Впрочем, в самой первой статье об эксперименте говорится, что психологи прекрасно знали, когда заберут малыша, и лишь указывается, как они хотели бы снять страх [1]. Только в последующих публикациях и интервью они говорили, что ребенка забрали «внезапно».

Впрочем, сейчас за подобные методы «лечения страха» психолог в США мог бы получить очень длинный тюремный срок за изнасилование и педофилию — ведь эти методы включали не только конфету, предлагаемую малышу одновременно с крысой, но и стимулирование половых органов ребенка.

Интересно, что в статье Уотсон не только писал о правоте своей теории, но еще и не преминул пнуть теорию Зигмунда Фрейда.

«Через двадцать лет фрейдисты, если их гипотезы не изменятся, анализируя страх Альберта перед пальто из меха морского котика (при условии, что он придет к ним на сеанс), возможно, будут упрашивать его пересказать им содержание его сна и скажут, что Альберт в возрасте трех лет пытался играть с волосяным покровом на лобке своей матери и получил за это взбучку. (Мы никоим образом не отрицаем, что это могло бы вызвать условную реакцию в любом другом случае.) Если бы психоаналитик в достаточной степени подготовил бы Альберта к признанию такого сна в качестве объяснения его избегательных тенденций и если бы психоаналитик обладал властью и личным авторитетом для того, чтобы добиться своей цели, то Альберт, возможно, был бы полностью убежден в том, что его сон действительно раскрыл все факторы, приведшие к возникновению этого страха».

Начало конца

Уотсон торжествовал, но, как ни странно, эксперимент оказался началом конца бихевиоризма.

Во-первых, последующие «подгонки» и «приглаживания» результатов эксперимента показали, что методологически у эксперимента не всё хорошо. Оказалось, Уотсон время от времени «подкреплял» реакции страха на втором этапе и мешал ребенку включать компенсаторные механизмы (Альберт сосал палец и успокаивался, Уотсон вытаскивал палец изо рта).

Во-вторых, дальнейшая судьба Альберта осталась неизвестной — как и долгосрочный эффект «закрепления» страха.

В-третьих, впоследствии повторить эксперимент не удалось никому. В том числе и самому Уотсону: через шесть месяцев после публикации ему пришлось покинуть университет Джона Хопкинса в связи с этическим скандалом. Правда, никого не волновала судьба малыша — роман женатого Уотсона с аспиранткой возмутил общество гораздо сильнее. Психологу пришлось уйти в рекламу.

Этим экспериментом Уотсон пытался доказать свой тезис, сейчас раздерганный на цитаты в учебниках: «Дайте мне дюжину здоровых, нормально развитых младенцев и мой собственный особый мир, в котором я буду их растить, и я гарантирую, что, выбрав наугад ребенка, смогу сделать его по собственному усмотрению специалистом любого профиля — врачом, адвокатом, торговцем и даже попрошайкой или вором — вне зависимости от его талантов, наклонностей, профессиональных способностей и расовой принадлежности его предков».

Правда, мало кто цитирует продолжение: «Я делаю выводы, недостаточно подкрепленные фактами, и я признаю это, но то же самое делают и защитники противоположной точки зрения, причем они занимались этим в течение тысячелетий».

Watson J. В., Rayner R. Conditioned emotional reactions // J. exp. Psychol. 1920. №3(1). P. 1–14.

Великие психологические эксперименты: настоящий доктор Уотсон и ненастоящий Альберт: med_history — LiveJournal

После некоторых сомнений мы решили опубликовать в блоге несколько текстов о великих психологических экспериментах, которые были написаны одним из соавторов этого блога вместе с коллегой и супругой, медицинским журналистом Снежаной Шабановой для разных изданий. Раз уж о психиатрии пишем — чем психология хуже, тем более, что говорят, что «все болезни от нервов», да?
И вот вам первый текст — об эксперименте «маленький Альберт».

Cреди «великих психологических экспериментов», давно и прочно вошедших в классические учебники, можно встретить много таких, которые в наше время невозможно было бы повторить – из-за этических запретов. Ведь современные правила требуют от экспериментатора в первую очередь предотвратить как физические, так и психологические травмы испытуемого. А, значит, и знаменитый «тюремный эксперимент» Филиппа Зимбардо, и эксперимент Стэнли Миллграма современный психолог провести бы не смог. В числе таких, невозможных нынче экспериментов, можно привести и исследование, известное в анналах, как «Маленький Альберт». Впрочем, последний – не только потому, что он был крайне неэтичен. Но и потому, что это – типичный пример того, как нельзя проводить эксперименты с научной, а не только с этической точки зрения. Как говорится, хотите наблюдать психологический эксперимент с ужасным дизайном – пожалуйте в конец 1919 года, в Университет Джона Хопкинса.

Но обо всем по порядку.

В конце XIX-начале XX века в англоязычном мире были очень популярны рассказы, написанные от лица английского доктора, которого звали Джон Уотсон (впрочем, в «Человеке с рассеченной губой» Конан-Дойл почему-то именует его Джеймсом). Чуть позже в США взошла звезда другого доктора Уотсона – на этот раз реально существующего Джона Бродеса Уотсона, в 1913 году провозгласившего рождение нового направления в психологии (самой по себе весьма молодой тогда науки). Уотсон заявил о создании бихевиоризма. По его мнению, внутренние психические процессы человека не имеют никакого значения. Важно лишь поведение человека, которое, в свою очередь, зависит от внешней среды и внешних стимулов.

«Дайте мне дюжину здоровых, нормально развитых младенцев и мой собственный особый мир, в котором я буду их растить, и я гарантирую, что, выбрав наугад ребенка, смогу сделать его по собственному усмотрению специалистом любого профиля — врачом, адвокатом, торговцем и даже попрошайкой или вором — вне зависимости от его талантов, наклонностей, профессиональных способностей и расовой принадлежности его предков», — затасканная цитата из Уотсона достаточно точно характеризует его теорию. Кстати, вдохновлялся Уотсон трудами нашего соотечественника, нобелевского лауреата Ивана Петровича Павлова — в особенности, его работами по условному рефлексу.

Бихевиоризм быстро стал популярен. В 1915 году Уотсон даже стал президентом Американской психологической ассоциации (АПА) – одного из самых влиятельных профессиональных объединений психологов в мире. Он продолжал разрабатывать приложения работ Павлова к человеческому поведению и даже сделал это темой своего президентского послания в АПА
Но теория остается теорией, и Уотсону хотелось доказать свою правоту на практике – во что бы то ни стало. К сожалению, «во что бы то ни стало» перевесило чистый эксперимент.
В самом конце 1919 года в университете Джона Хопкинса, в котором тогда работал Уотсон, исследователь и его ассистентка (и любовница по совместительству) Розали Рейнер начали работать с 11-месячным младенцем, которого потом в статье назвали «Альбертом Б.». Этот, якобы нормально развитый ребенок, мать которого работала в местном приюте, что делало его постоянно доступным для опытов, должен был подтвердить торжество теории Уотсона.

Задача ставилась просто – при помощи внешних стимулов вызвать тип поведения и эмоции там, где их раньше не было.

Первоначально ребенку показывали белую крысу и похожие на нее предметы – маски, хлопковую пряжу, мех. Ребенок не боялся всего этого.

Потом, в то время, когда малыш играл с крысой, над его головой Уотсон с силой бил молотком по длинной стальной полосе. «Альберт» не видел ни молотка, ни полосы и пугался звука. Через несколько повторений малыш стал бояться крысы.

После пятидневной паузы обычные игрушки малыша не вызывали у него страха, но крысы он все еще боялся.

Но при этом выяснилось, что реакция страха перенеслась и на другие предметы, более или менее напоминающие крысу – белого кролика, меховое пальто, собаку, маску Санта-Клауса.
По словам исследователя, реакция закреплялась минимум на месяц. Потом ребенка забрали из госпиталя. Дальнейшую его судьбу Уотсон не проследил.

Казалось бы, полный успех. Об этом пишет и Уотсон в своей статье «Conditioned emotional reactions»[1], параллельно пиная популярный в то время психоанализ.

«Через двадцать лет фрейдисты, если их гипотезы не изменятся, анализируя страх Альберта перед пальто из меха морского котика (при условии, что он придет к ним на сеанс), возможно, будут упрашивать его пересказать им содержание его сна и скажут, что Альберт в возрасте трех лет пытался играть с волосяным покровом на лобке своей матери и получил за это взбучку. (Мы никоим образом не отрицаем, что это могло бы вызвать условную реакцию в любом другом случае.) Если бы психоаналитик в достаточной степени подготовил бы Альберта к признанию такого сна в качестве объяснения его избегательных тенденций и если бы психоаналитик обладал властью и личным авторитетом для того, чтобы добиться своей цели, то Альберт, возможно, был бы полностью убежден в том, что его сон действительно раскрыл все факторы, приведшие к возникновению этого страха».

Но на самом деле, бихевиоризм сильно пострадал из-за этого эксперимента. Потому что внимательное рассмотрение критиками методики и результатов работы Уотсона поставили теорию под сомнение.
Нужно начать с того, что в более поздних материалах о «маленьком Альберте» Уотсон и Рейнер писали, что ребенка из университетского госпиталя забрали внезапно. А так они якобы собирались «переопределить» эмоции ребенка, «стереть» его фобии (при этом по Уотсону это полагалось делать, не только давая конфету младенцу при виде крысы, но и стимулируя его половые органы!).

Однако в самом первом сообщении четко говорится – исследователи прекрасно знали, когда «Альберт» покинет госпиталь. Но их больше всего волновало, сколько продержится эффект.

Потом выяснилось, что время от времени Уотсон все-таки «закреплял» эффект с ударом молотка по стальной полосе – так что о заявленной о длительности эффекта сложно говорить. Более того, иногда ребенок не пугался крысы так, как удара (с плачем и быстрым уползанием), а встречал ее радостным гугуканием, хотя и отползал на всякий случай на определенное расстояние.

Кроме этого, «Альберт» пытался сам бороться со своим страхом, сося собственный палец. Уотсон не позволял это, вытаскивая палец изо рта и доставляя дополнительный дискомфорт малышу.
В результате уже в следующем году сложилась интересная ситуация. В современном мире доктор Уотсон вылетел бы из любого серьезного университета, а то и сел бы в тюрьму именно за подтасовки эксперимента, этические нарушения и причинения страданий ребенку. Ну и за педофилию, в случае попыток оказать ему психологическую помощь «по рецепту Уотсона». На фоне всего этого на то, что его ассистентка стала его любовницей при наличии жены, никто сейчас и внимания не обратил бы.
Но в те годы… Главенствовала знаменитая установка из фильма «Тот самый Мюнхгаузен» — сейчас все имеют любовниц, но жениться на них – аморально!

Именно из-за романа профессора с аспиранткой Джона Уотсона в 1920 году «попросили» из университета Джона Хопкинса, и именно из-за этого его не брал на работу ни один другой университет. Впрочем, он не афишировал свой роман – обо всем догадалась жена Уотсона, которую, как и у конандойловского доктора, звали Мэри. Она даже проделала один из трюков Шерлока Холмса, чтобы вывести своего мужа на чистую воду: во время совместного обеда у Рейнеров Мэри Уотсон симулировала болезнь и попала в спальню любовницы своего мужа, где и обнаружила письма Уотсона к Рейнер…

Что же стало с малышом, у которого психологи так и не «переопределили» реакции – тогда никого не интересовало.
Впрочем, это вообще оставалось неизвестным достаточно долго. Только в 2012 году исследователям удалось установить: Альберт на самом деле был никаким не Альбертом: малыша звали Дуглас Меритт, и судьба ждала его весьма печальная. Впрочем, в этом как раз Уотсон не виноват, хотя публикация Алана Фридлунда, Холла Бека, Уильяма Голди и Гэри Айронса в журнале «История психологии» Американской психологической ассоциации – той самой, президентом которой был Уотсон — бросает еще большую тень на сам эксперимент. И на своего экс-президента.

Дело в том, что, как выяснилось, ребенок страдал гидроцефалией – заболеванием, характеризующимся избыточным скоплением жидкости в головном мозге и приводящем к разнообразным неврологическим нарушениям. От гидроцефалии ребенок и умер 10 мая 1925 года в возрасте чуть более шести лет. И самое неприятное: сейчас можно считать доказанным, что Уотсон и Рейнер прекрасно знали о неврологических проблемах у малыша и отдавали отчет, что испытуемый – совсем не адекватная модель для исследований.

Сама же история Уотсона и Рейнер может считаться сравнительно счастливой – они прожили вместе 15 лет, до смерти Розали. А Джон, отстраненный от науки, тоже не пропал – он пошел… в рекламу, где весьма преуспел. Так что современная реклама, щедро снабженная разнообразными психологическими приемами – это привет от доктора Уотсона.

1. Watson J. В., Rayner R. Conditioned emotional reactions // J. exp. Psychol. 1920. № 3 (1). P. 1-14.

Текст был опубликован в журнале «Вокруг Света»

Паблик блога в facebook — https://www.facebook.com/medicinehistory

Жестокая психология — Телеканал «Наука»

Психология — наука о психических процессах, состояниях и свойствах человека. Эксперименты психологов помогают двигать эту науку вперед, но со стороны могут показаться очень жесткими и даже опасными для психики участников. Мы выбрали пять самых неоднозначных опытов, которые нарушают современные этические правила, разработанные для ученых.

Маленький Альберт

До какой степени человек готов подчиняться чужому авторитету? Это решил проверить опытным путем американский психолог Стэнли Милгрэм в начале 1960-х. На эксперимент его вдохновили признания на суде сотрудника гестапо Адольфа Эйхмана, который не считал себя виновным в гибели множества людей, а говорил, что просто исполнял приказы. «Я был обязан выполнять правила войны и служил своему знамени», — сказал он перед повешением.

Милгрэм создал своего рода «филиал» гестапо в лаборатории. Добровольцы выступали в роли учителей: они выдавали задания нерадивому ученику, которого изображал актер. За каждый неправильный ответ «учитель» должен был карать «ученика» ударом тока, с каждым разом увеличивая силу разряда на 15 В. Всего перед добровольцем было 30 переключателей от 15 до 450 В с предупреждающими надписями: от «слабый удар» до «крайне интенсивный» и «опасный». На двух последних стояла надпись «XXX». Актер разыгрывал муки от удара током, причем его сценарий был расписан в зависимости от силы разряда. В одном из опытов он находился в другой комнате и лишь стучал в стенку, когда разряд достигал 300 В. В другом играл более активно: вскрикивал, начиная с 75 В, на отметке 150 В просил завершить эксперимент и жаловался на сердце, на 270 В кричал и молил остановиться, на 300 В начинал хрипеть, а начиная с 345 В замолкал и не подавал признаки жизни. Все это время «учителя» подначивал экспериментатор, который повторял заранее придуманные фразы: «Пожалуйста, дальше», «Условия эксперимента требуют, чтобы вы продолжали», «Чрезвычайно важно, чтобы вы продолжали» и «У вас нет другого выбора, вы должны продолжать». Если «учитель» особо беспокоился об «ученике», ему отвечали: «Несмотря на то что удары током могут быть болезненными, они не приведут к долговременным повреждениям тканей» и «Нравится ли ученику это или нет, вы должны продолжать, пока он не выучит правильно все пары слов». Каждому добровольцу давали $4,5 за участие в эксперименте, но подчеркивалось, что они выдаются за приход в лабораторию и полагаются участнику независимо от его поведения.

Что показал эксперимент? Неожиданную для психологов жестокость добровольцев. Из 40 мужчин-участников 63% подавали разряд в 450 В. Они следовали команде экспериментатора до самого конца: опыт прекращался после трехкратной подачи максимального разряда. Сам Милгрэм ожидал, что участники остановятся на 135 В. А его коллеги-психиатры предсказывали, что до отметки «ХХХ» дойдет максимум один человек из тысячи. Даже слова о слабом сердце «ученика» не разжалобили добровольцев. Милгрэм провел серию повторных опытов и получил результат от 65% до 93% безоговорочного подчинения требованиям экспериментатора. Этот опыт считается классическим в психологии и доказывает огромное влияние авторитета.

Тюремный эксперимент

Еще один американский психолог Филипп Зимбардо, школьный товарищ Милгрэма, провел в 1971 году эксперимент куда более жестокий. Он организовал настоящую тюрьму в подвале факультета психологии в Стэнфордском университете. Сделано это было по заказу Военно-морского флота США, который хотел найти объяснение постоянным конфликтам, бунтам и садистскому поведению охранников в морских тюрьмах. Добровольцев нашли через газету, предложив им на две недели стать узниками за плату $15 в день (примерно $90 по современному курсу). Среди 24 тщательно отобранных, психологически устойчивых участников с помощью подбрасывания монетки распределили роли: кому быть заключенным, а кому охранником. Задерживать «узников» в назначенный день пришли настоящие полицейские, арест производился в грубой форме: с обыском и наручниками, на глазах у соседей. Они были помещены в тесные мрачные камеры, где провели шесть дней. И заключенные, и тюремщики носили одежду, которая не оставляла никаких индивидуальных примет. У стражников — униформа, свистки, дубинки, темные очки (для исключения визуального контакта). У узников — безликая короткая роба без нижнего белья, цепочка на лодыжке, нелепая шапка из нейлона и номер, который на время эксперимента стал именем. Сам Зимбардо объявил себя «директором» тюрьмы и разрешил тюремщикам все, кроме физического насилия.

«Создайте у заключенных чувство тоски, чувство страха, ощущение произвола, что их жизнь полностью контролируется нами, системой, вами, мной и у них нет никакого личного пространства… Мы будем разными способами отнимать их индивидуальность. Все это в совокупности создаст у них чувство бессилия. Значит, в этой ситуации у нас будет вся власть, а у них — никакой», — напутствовал их Зимбардо

Эксперимент очень быстро стал жестоким. Каждый третий охранник проявил садистские наклонности. Над узниками глумились, их запирали, ограничивали в еде, стравливали между собой, заставляли спать на голом бетонном полу и мыть туалеты без перчаток, а также устраивали изнурительные переклички и физические упражнения. Заключенные пытались бунтовать, устраивали голодовку, но стихли, когда им было сказано о том, что среди них информатор, и пустили в ход другие угрозы. В какой-то момент Зимбардо узнал о плане побега и потребовал у полиции переместить узников в настоящую тюрьму, а получив отказ, был очень зол и возмущен — настолько он вжился в роль директора. Эксперимент был прерван по просьбе его аспирантки и невесты Кристины Маслак, которая одна из 50 свидетелей сочла происходящее неэтичным.

С точки зрения психологии этот опыт доказал, что человек действует не только благодаря внутренним убеждениям, но и под влиянием навязанной ему социальной роли и идеологии. Ситуация и авторитет кого-либо могут повлиять на поведение индивида больше, чем его собственные моральные установки.

Мнимые больные

В 1973 году психолог Дэвид Розенхан организовал психологический эксперимент в психбольницах. Он сам и 11 добровольцев были госпитализированы в 12 учреждений в пяти разных штатах США после того, как сообщили врачам о голосах в голове. Все они жаловались, что слышат неразборчивый голос, который произносит что-то похожее на три слова: «пустой», «полый», «стук». Эти слова были выбраны неслучайно: согласно опубликованным данным, этого было недостаточно для диагностирования психоза, имелись лишь признаки экзистенциального кризиса. Хотя пациенты после госпитализации сразу же прекращали симулировать галлюцинации и вели себя нормально, их продержали в психбольницах от 7 до 52 дней, в среднем по 19 дней, и все это время лечили медикаментами: 11 человек от шизофрении и одного от маниакально-депрессивного психоза. Когда их наконец выписали, диагноз был один: «шизофрения в стадии ремиссии». Таким образом, по мнению Розенхана, врачи расписались в своей беспомощности, сразу назвав заболевание неизлечимым и поставив на здоровом пациенте пожизненное клеймо.

Интересно, что врачи не распознали симулянтов, а 35 настоящих пациентов клиник утверждали, что эти люди здоровы, и даже догадались, что это исследователи или журналисты. Это было несложно: псевдопациенты вели записи, не таясь. Лекарства они спускали в унитаз. Участники эксперимента отметили, что многие сотрудники больниц ведут себя грубо, равнодушно и в среднем врачи уделяют каждому пациенту менее 6,8 минуты в день.

«Данные свидетельствуют об огромной роли стигматизации в психиатрической диагностике. Нет ничего такого, что единожды заклейменный шизофреником псевдопациент может сделать, чтобы преодолеть эту стигму. Стигма основательно окрашивает впечатления других о нем и его поведении», — сделал вывод из этого опыта Розенхан, заявивший своим исследованием о неэффективности психбольниц и несостоятельности врачей отличить здорового человека от больного

О ненадежности психиатрической диагностики свидетельствует и последующий эксперимент Розенхана. Психолог договорился с известной психбольницей о том, что туда в течение трех месяцев поступит один или несколько фальшивых пациентов. На самом деле он не послал никого. Но врачи, осведомленные о первом эксперименте, были очень мнительны и объявили симулянтами 41 из 193 поступивших пациентов. Симптомы еще 42 человек им показались сомнительными. После публикации итогов исследования Розенхана разгорелся скандал и долго не утихали споры о его этичности.

Разжигание агрессии

Канадский психолог Альберт Бандура, потомок украинских и польских эмигрантов, активно занимался моделированием детской и подростковой агрессии. В опыте 1961 года, проведенном совместно с коллегами Доротеей и Шейлой Росс, он проверил, насколько дети склонны перенимать модель поведения взрослых. Воспитанников детского сада при Стэнфордском университете по очереди заводили в комнату, где в одном углу были их любимые игрушки, а в другой сидел агрессивный взрослый, который, поиграв минуту в конструктор, начинал всячески издеваться над 150-сантиметровой куклой Бобо. Он не только бил ее, но и садился на нее верхом, стучал по голове молотком, пинал и подбрасывал, приговаривая: «Врежем ему по носу», «Он точно крепкий парень» и т. п.

Через десять минут ребенка забирали и отводили в комнату для культивации его собственной агрессии: она была полна игрушек, но играть запрещалось, причем экспериментатор сообщал о запрете, когда ребенок уже пару минут поиграл с выбранным объектом. Говорилось, что «эти игрушки для других детей», а ему можно поиграть, с чем он сам захочет в другой комнате. Расстроенного малыша переводили в третье помещение, где были куклы, машинки, мячик, раскраски, игрушечный сервиз и предметы из первой комнаты: кукла Бобо, молоток и конструктор. Все игрушки выкладывались в одной и той же последовательности перед каждым ребенком. Далее психологи следили: будет ли ребенок копировать действия взрослого из первой комнаты?

У исследователей было три гипотезы. Первая: дети скопируют агрессивные действия взрослого. Их поведение будет отличаться от двух других групп, где дети просто играли в любимые игрушки (взрослого не было, но сообщалось, что это ему принадлежат кукла Бобо, молоток и конструктор) и где видели, как взрослый спокойно играет с конструктором. Вторая: те, кто наблюдал за играми спокойного взрослого, не будут проявлять агрессию. Третья: среди 36 мальчиков и 36 девочек, участвовавших в опыте, дети будут склонны повторять поведение экспериментаторов своего пола. Четвертая: мальчики будут вести себя более агрессивно, чем девочки. Все четыре гипотезы подтвердились. Дети действительно копируют поведение взрослых. Исследование вошло в историю психологии под названием «Эксперимент с куклой Бобо».

Интересная тема? Читайте также наш материал «7 долгосрочных экспериментов».

Бихевиоризм: эксперимент над младецем

В 1945 году у американского психолога-бихевиориста Берреса Фредерика Скиннера родилась дочь, и он решил помочь жене ухаживать за ней, поместив ребенка в просторный контейнер, передняя стенка которого заменена на стекло, — «ящик Скиннера». В контейнере поддерживалась комфортная для младенца температура, поэтому родители не пеленали дочь. Соответственно, сокращалось количество стирки, а девочка могла все время двигаться. Вопреки расхожему мнению, ребенок проводил в «ящике» далеко не все время и вырос вполне здоровым. Сегодня некоторые родители тоже используют находку Скиннера

После развенчания эксперимента Уотсона бихевиоризм держался еще долго, но в том виде, в каком его понимал ученый, это направление сегодня не существует. Современные психологи давно не считают, что поведение — единственное, на основании чего можно делать выводы о человеке, и поэтому походы к ним имеют смысл.

Борьба за нравственность

Сегодня Уотсон вылетел бы из любого серьезного университета, а то и сел бы в тюрьму за подтасовки эксперимента, этические нарушения и причинения страданий ребенку. На фоне этих «достижений» тот факт, что ассистентка женатого Уотсона была его любовницей, никого бы не заинтересовал. Но в те времена именно из-за романа с аспиранткой звезду психологии в 1920 году «попросили» из университета и больше никуда не взяли. Психолог женился на ассистентке, они счастливо прожили вместе 15 лет до смерти Розали, однако путь в науку для Джона был закрыт навсегда. Но исследователь пошел… в рекламу, где весьма преуспел. Так что ролики и плакаты, щедро снабженные психологическими приемами, — это привет от доктора Уотсона.

История мальчика после прекращения эксперимента оставалась неизвестной вплоть до 2012 года.

Исследователи выяснили, что на самом деле Альберта звали Дуглас Мерритт, и его ждала печальная судьба. Ребенок страдал гидроцефалией — заболеванием, при котором в головном мозге скапливается избыток жидкости. От этой болезни, приводящей к различным неврологическим нарушениям, мальчик и умер 10 мая 1925 года в возрасте чуть более шести лет.

И самое неприятное, что Уотсон и Рейнер прекрасно знали о проблемах малыша и отдавали отчет, что испытуемый — совсем не адекватная модель для исследований. Но ради доказательства теорий, в истинности которых психолог не сомневался, он пошел на подлог. Попытки убедить всех (и себя) в собственной правоте любой ценой не такая уж редкость в науке и сегодня, так что нередко фальсификации результатов экспериментов — это не злой умысел, а личная трагедия ученых.

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 12, декабрь 2013

Эксперимент «Маленький Альберт». Психология. Люди, концепции, эксперименты

Читайте также

Альберт Бандура (1925-)

Альберт Бандура (1925-) Альберт Бандура родился в Канаде, в городке настолько маленьком, что в местной школе было всего двадцать учеников и два учителя. После окончания школы он работал с бригадой строителей на территории Юкона на починке дорог Аляски. Бандура искренне

АЛЬБЕРТ ЭЙНШТЕЙН

АЛЬБЕРТ ЭЙНШТЕЙН 1) ЛОГИКА (“догматик”)2) ВОЛЯ (“дворянин”)3) ЭМОЦИЯ (“сухарь”)4) ФИЗИКА (“лентяй”)Много странного было, на первый взгляд, в характере Эйнштейна. Он, например, мог жениться на девушке только потому, что ему понравился ее голос.

Милева Марич была невзрачна,

Альберт Бандура (род. в 1925 году) Научение путем наблюдения за другими

Альберт Бандура (род. в 1925 году) Научение путем наблюдения за другими Альберт Бандура родился 4 декабря 1925 года в маленьком канадском городке Мундаре. Его отец прокладывал пути для трансканадской железной дороги, а мать работала в местном магазине. Учился мальчик

Альберт Эллис (1913–2007) Основатель психотерапии нового типа

Альберт Эллис (1913–2007) Основатель психотерапии нового типа Альберт Эллис родился 27 сентября 1913 года в Питтсбурге. Отношения с родителями у него были не слишком близкие; его мать страдала биполярным расстройством, из-за чего Эллису самому пришлось заботиться

49.

 Естественный эксперимент и лабораторный эксперимент

49. Естественный эксперимент и лабораторный эксперимент Естественный эксперимент проводится только в естественных, привычных для субъекта условиях труда, там, где обычно проходит его рабочий день и трудовая деятельность. Это могут быть рабочий стол в офисе, купе вагона,

МАЛЕНЬКИЙ ЛУНАТИК

МАЛЕНЬКИЙ ЛУНАТИК 4- летний сын каждую ночь вылезает из своей кроватки и приходит спать к родителям. Его унесешь, а он через некоторое время опять приходит, как лунатик. Утром ничего не помнит. Что это за явление и надо ли с ним как-то бороться? Николай С., Владимир

Глава 8. Социально — когнитивное направление в теории личности: Альберт Бандура и Джулиан Роттер

Глава 8.

Социально — когнитивное направление в теории личности: Альберт Бандура и Джулиан Роттер Трудно преувеличить то влияние, которое основные принципы теории научения оказали на психологию и теорию личности. Концепции классического и оперантного научения,

Альберт Бандура: социально — когнитивная теория личности Биографический очерк

Альберт Бандура: социально — когнитивная теория личности Биографический очерк Альберт Бандура (Albert Bandura) родился в маленьком городе в провинции Альберта, Канада, в 1925 году. Сын фермера, поляка по происхождению, он посещал объединенную начальную и среднюю школу, в которой

ЭМОЦИИ МАЛЕНЬКОГО МАЛЬЧИКА ПО ИМЕНИ АЛЬБЕРТ

ЭМОЦИИ МАЛЕНЬКОГО МАЛЬЧИКА ПО ИМЕНИ АЛЬБЕРТ Базовые материалы:Watson, J.

В. & Rayner, R. (1920). Conditioned emotional responses. Journal of Experimental Psychology, 3,1-14.Приходилось ли вам задумываться о том, откуда появляются ваши эмоциональные реакции? Если да, то вы не одиноки в этом. На протяжении всей истории

Альберт Эйнштейн и другие

Альберт Эйнштейн и другие Огюст Конт – родоначальник позитивизма некогда распределил все науки по степени их сложности. Математика =» физика =» астрономия =» химия =» биология =» социология. Характерны в таком расположении наук уменьшающаяся общность и возрастающая

Глава 22. Альберт Бандура и социально-когнитивная теория

Глава 22. Альберт Бандура и социально-когнитивная теория Д. ЧернышевОдин из самых значительных персонологов современности — это, несомненно, Альберт Бандура, американский ученый канадского происхождения. «Люди не ведут себя как флюгера, постоянно меняя направление в

Альберт Гор: его борьба

Альберт Гор: его борьба Недавно на русском языке вышла прекрасная книга Альберта Гора: американского интеллектуала, неудачного кандидата в президенты в 2000 году. Книга называется «Неудобная правда: Кризис глобального потепления». Не успела она лечь на прилавки – и тут же

Парадокс опытов над животными: ставим эксперимент на животном, чтобы доказать, что нельзя ставить эксперимент на животном

Парадокс опытов над животными: ставим эксперимент на животном, чтобы доказать, что нельзя ставить эксперимент на животном Противники опытов над животными исходят из того, что мыши и шимпанзе попадают в сферу моральных соображений, а помидоры и робособаки — нет. Причина в

Приложение Альберт Эйнштейн: портрет гуманиста

Приложение Альберт Эйнштейн: портрет гуманиста В 1905 году научный журнал «Анналы психики» получил серию статей, написанных человеком, далеким от университетских лабораторий. Это был молодой человек двадцати шести лет, который явил врожденную способность развивать

Эксперимент «Маленький Альберт»

Эксперимент «Маленький Альберт» или «Крошка Альберт» — эксперимент, проведенный Джоном Б. Уотсоном и его ассистентом Розали Рейнер в конце 1919 года на территории университета Джона Хопкинса. Главные цели эксперимента — доказать истинность бихевиористической теории и посредством внешних стимулов вызвать психическую реакцию там, где её раньше не было у психически стабильного ребёнка.

Процесс эксперимента был снят на видео и позже опубликован.

Процесс

Уотсон и Райнер выбрали для проведения эксперимента девятимесячного ребёнка из приюта. В начале исследования Альберт прошел ряд базовых эмоциональных тестов: ребёнку поочерёдно показывали ручную белую крысу, белого кролика, белую вату, маску Санта-Клауса с белой бородой, горящую газету и хлопковую пряжу. Испытуемый не испытывал чувства страха перед этими предметами. Через два месяца Уотсон и Райнер приступили к формированию реакции страха у Альберта. Ребёнка поместили в центре комнаты, рядом с ним положили белую крысу, с которой ему разрешали поиграть. В тот момент, когда Альберт касался крысы, Уотсон бил железным молотком по металлической пластине, находясь в этот момент за спиной ребёнка. Это было сделано для того, чтобы малыш не видел, откуда исходит звуковой сигнал. После неоднократных повторений Альберт начал избегать контактов с крысой, при виде животного он начинал плакать и быстро отползал в сторону. Первый этап эксперимента был завершен закреплением рефлекса страха у ребёнка на крысу. Крыса, которая первоначально являлась нейтральным стимулом, стала вызывать эмоциональной отклик.

После пятидневной паузы исследование продолжилось. Необходимо было провести проверку — произошел ли перенос реакции страха на другие предметы, которые демонстрировались Альберту наряду с белой крысой. Выяснилось, что ребёнок действительно испытывал сильный страх по отношению к белому кролику, хлопковой пряже и маске Санта-Клауса, однако реакция выражалась в разной степени и не на все предметы. Позже Уотсон и Райнер планировали устранить все вызванные реакции страха, но ребёнка забрали из больницы, где проводилось исследование.

Результаты эксперимента

Подробные результаты эксперимента были опубликованы в февральском выпуске журнала «Экспериментальная психология» за 1920 год. Позже Уотсон провел серию лекций, описывающих процесс проведения исследования.

Что касается этических соображений, то на момент проведения эксперимента не существовало никаких препятствий по его осуществлению на законодательном уровне. Тем не менее, в 1970х, когда стало известно, что психологи злоупотребляют подобными экспериментами, была создана специальная комиссия NCPHS, целью которой является защита прав людей, участвующих в психологических экспериментах. В соответствии со стандартами данной комиссии, эксперимент «Маленький Альберт» не был бы разрешен к проведению.

Личность «Маленького Альберта»

Достоверной информации о том, как сложилось дальнейшая судьба ребёнка, нет, но согласно некоторым источникам истинной личностью «Крошки Альберта» является Уильям Баргер. Его мать работала в той больнице, где проводился эксперимент, а племянница Баргера заявила, что дядя всю жизнь боялся собак, за что подвергался насмешкам со стороны членов семьи. Исследователи, занимающиеся данным вопросом отметили, что нет никакого способа проверить, является ли данная фобия побочным эффектом эксперимента, а также заявили, что Уильям Баргер не знал о своей роли в качестве подопытного.


Маленький Альберт | homosapiens

Все начиналось с того, что Джон Уотсон, забросивший изучение философии, выбрал себе нового научного руководителя и вместе с ним решил заняться экспериментами над собаками, направленными на исследование их мозга.

Уже в 1903 году в Чикагском университете он защитил свою первую докторскую диссертацию — «Обучение животных: Экспериментальное исследование физического развития белой крысы, сопряжённого с ростом нервной системы». В последующем она стала первой современной книгой, описывающей поведение крыс.

В 1913 году в Нью-Йорке Джон Уотсон прочитал достаточно известную лекцию «Психология с точки зрения бихевиориста». Влияние бихевиоризма как научного психологического течения стремительно возрастало. В 1915 года Джона Уотсона назначили президентом Американской психологической ассоциации.

В своих учениях он отрицал сознание как предмет научного исследования,  говоря о психических явлениях как о формах поведения, которые являются совокупностью реакций организма на внешние раздражители или стимулы из окружающей среды. В понимании Джона Уотсона цель психологического изучения  – это возможность предсказать реакцию, определить суть воздействующего стимула, взять контроль над поведением.

 

В 1920 году Джон Уотсон со своей молодой аспиранткой Розали Рейнер решили шагнуть дальше исследования собак и крыс. Так и начался психологический эксперимент, который вошел в историю психологии под названием «Маленький Альберт» или «Крошка Альберт». Поставленный ими эксперимент показал процесс формирования страхов и его природу изнутри. Итак, основные моменты данного эксперимента.

 

Испытуемым в данном эксперименте был выбран мальчик — маленький Альберт. Он был сиротой, которого почти с самого рождения забрали из приюта для проведения экспериментов и сделали своего рода подопытной крысой. В начале научного эксперимента ему было девять месяцев. На нем ученый и его молодая ассистентка наблюдали, а вернее сказать провоцировали, формирование боязни, страха, фобии у мальчика относительно белой крысы,  с которой ранее он так любил играть.

 

В общем, суть эксперимента — привить страх к крысе, которого ранее не было. Как это происходило? В течение двух месяцев в процессе проведения эксперимента маленькому Альберту показывали ручную белую крысу, белого кролика, белую вату, маску Санта-Клауса с белой бородой и т. п. Через два месяца ребенка посадили на коврик посередине комнаты и дали возможность поиграть с крысой. Вначале малыш абсолютно не боялся крысы и играл с ней совершенно спокойно.

 

Спустя некоторое время Джон Уотсон добавил к происходящим показам громкие, тяжелые, устрашающие удары железным молотом по металлической пластине. Эти удары происходили прямо за спиной бедного малыша именно в тот момент, когда он прикасался к крысе. После неоднократных повторений подобных ударов маленький Альберт начал избегать взаимодействия с крысой.

 

Через неделю опыт продолжили. На этот раз ход эксперимента был таков — по металлической пластине ударяли пять раз, помещая при этом крысу прямо в колыбель к ребенку. Малыш начинал дико плакать даже при одном виде белой крысы, применять неоднократные попытки убежать.

 

Прошло еще пять дней. Джон Уотсон решил проверить, каким будет отношение ребенка к похожим объектам. Оказалось, что маленький Альберт боялся уже не только белой крысы, но и белого кролика, белой ваты, маски Санта-Клауса с белой бородой. При всем при этом показ не был сопровожден громкими или другими неприятными звуками.

 

На основании проведенного эксперимента Джон Уотсон сделал вывод о распространении реакций страха с предмета, который его вызывает, на остальные внешне похожие предметы, так как маленький Альберт, после того, как ему была привита боязнь к крысе, испытывал страх относительно всех пушистых и мягких предметов. Данный феномен в бихевиоральном направлении психологии получил название «Перенос». Далее Джон Уотсон выдвинул предположение, что большинство страхов, фобий, антипатий, депрессий и разного рода тревожных состояний формируются еще в глубоком детстве.

 

Вся соль и жесткость данного психологического эксперимента заключалась в том, что, к сожалению, Джон Уотсон так и не смог избавить крошку Альберта от мучившего его беспричинного страха, который закрепился  на всю оставшуюся жизнь.

 

В последующем маленького Альберта усыновили. Джон Уотсон, как ученый и экспериментатор, подвергся безжалостной критике психологов и психоаналитиков за проявленную во время проведения эксперимента некомпетентность, ведь, если привил ребенку страх, так будь добр, и убери его. Но, увы, увы и еще раз увы …

Маленький эксперимент Альберта

Эксперимент Маленький Альберт был известным психологическим экспериментом, проведенным бихевиористом Джоном Б. Уотсоном и аспирантом Розали Рейнер. Ранее российский физиолог Иван Павлов проводил эксперименты, демонстрирующие процесс кондиционирования у собак. Ватсон продвинул исследования Павлова на шаг вперед, показав, что эмоциональные реакции могут быть классически обусловлены у людей.

Веривелл / Джессика Ола

Подробный обзор

Участником эксперимента был ребенок, которого Уотсон и Райнер назвали «Альберт Б.»но сегодня широко известен как Маленький Альберт. Когда Маленькому Альберту было 9 месяцев, Уотсон и Рейнер подвергали его ряду раздражителей, включая белую крысу, кролика, обезьяну, маски и горящие газеты, и наблюдали за реакцией мальчика.

Сначала мальчик не боялся показанных ему предметов.

В следующий раз, когда Альберт столкнулся с крысой, Ватсон издал громкий звук, ударив молотком по металлической трубе. Естественно, что ребенок заплакал, услышав громкий шум.После многократного спаривания белой крысы с громким шумом, Альберт начал ожидать пугающего шума всякий раз, когда он видел белую норму. Вскоре Альберт заплакал, просто увидев крысу.

Уотсон и Райнер писали: «В тот момент, когда была показана крыса, ребенок начал плакать. Почти сразу же он резко повернулся налево, упал на [его] левый бок, встал на четвереньки и начал так быстро уползать прочь. что его с трудом поймали, не дойдя до края стола.«

Классический кондиционер

Эксперимент Маленького Альберта представляет собой пример того, как классическое кондиционирование может использоваться для обусловливания эмоциональной реакции.

  • Нейтральный стимул : стимул, который изначально не вызывает реакции (белая крыса).
  • Безусловный стимул : стимул, вызывающий рефлексивную реакцию (громкий шум).
  • Безусловная реакция : естественная реакция на данный стимул (страх).
  • Условный стимул : стимул, который вызывает реакцию после многократного сочетания с безусловным стимулом (белая крыса).
  • Условный ответ : ответ, вызванный условным раздражителем (страхом).

Обобщение стимулов

В дополнение к демонстрации того, что эмоциональные реакции могут быть обусловлены у людей, Уотсон и Райнер также заметили, что произошло обобщение стимулов. После кондиционирования Альберт опасался не только белой крысы, но и множества подобных белых объектов.Его опасения касались и других пушистых предметов, включая шубу Рейнора и Ватсона с бородой Санта-Клауса.

Критика и этические вопросы

Хотя эксперимент является одним из самых известных в психологии и включен почти в каждый вводный курс психологии, он широко критикуется по нескольким причинам. Во-первых, экспериментальный план и процесс не были тщательно продуманы. Уотсон и Райнер не разработали объективных средств для оценки реакции Альберта, вместо того чтобы полагаться на свои собственные субъективные интерпретации.

Эксперимент также вызывает множество этических проблем. Маленький Альберт пострадал во время этого эксперимента — он вышел из эксперимента с ранее несуществующим страхом. По сегодняшним меркам эксперимент с Маленьким Альбертом недопустим.

Что случилось с маленьким Альбертом?

Вопрос о том, что случилось с Маленьким Альбертом, долгое время был одной из загадок психологии. Прежде чем Уотсон и Рейнер смогли попытаться «вылечить» Маленького Альберта, он и его мать уехали.Некоторые представляли, как мальчик превращается в мужчину со странной боязнью белых пушистых предметов.

Недавно была раскрыта истинная личность и судьба мальчика, известного как Маленький Альберт. Как сообщается в American Psychologist , семилетние поиски под руководством психолога Холла П. Бека привели к открытию. После отслеживания и определения местоположения оригинальных экспериментов и подлинной личности матери мальчика было высказано предположение, что Маленький Альберт на самом деле был мальчиком по имени Дуглас Мерритт.

Однако у этой истории нет счастливого конца. Дуглас умер 10 мая 1925 года в возрасте шести лет от гидроцефалии (скопление жидкости в мозгу), которой он страдал с рождения. «Наши семь лет поисков были дольше, чем жизнь маленького мальчика», — писал Бек об открытии.

В 2012 году Бек и Алан Дж. Фридлунд сообщили, что Дуглас не был тем здоровым, нормальным ребенком, которого Ватсон описал в своем эксперименте 1920 г. Они представили убедительные доказательства того, что Ватсон знал о неврологическом состоянии мальчика и намеренно скрывал его.Эти результаты не только бросили тень на наследие Ватсона, но также углубили этические и моральные вопросы этого известного эксперимента.

В 2014 году выводы Бека и Фридлунда были подвергнуты сомнению, когда исследователи представили доказательства того, что мальчик по имени Уильям Баргер был настоящим Маленьким Альбертом. Баргер родился в тот же день, что и Мерритт, у кормилицы, которая работала в больнице. та же больница, что и мать Мерритта. Хотя его звали Уильям, всю свою жизнь он был известен под вторым именем Альберт.

Хотя эксперты продолжают спорить об истинной личности мальчика, ставшего центром эксперимента Ватсона, нет никаких сомнений в том, что Маленький Альберт оставил неизгладимое впечатление на область психологии.

Теперь мы знаем, что случилось с Маленьким Альбертом

Похоже, что одна из величайших загадок психологии разгадана. «Маленький Альберт», ребенок, стоящий за знаменитым экспериментом по эмоциональной обусловленности Джона Ватсона в 1920 году в Университете Джонса Хопкинса, был идентифицирован как Дуглас Мерритт, сын медсестры по имени Арвилла Мерритт, которая жила и работала в больнице кампуса во время эксперимента. получает 1 доллар за участие своего ребенка.

В ходе исследования Уотсон и аспирантка Розали Рейнер подвергли 9-месячного малыша, которого они окрестили «Альбертом Б», белой крысе и другим пушистым предметам, с которыми ребенок любил играть. Позже, когда Альберт играл с белой крысой, Ватсон издавал громкий звук у головы ребенка. После ряда испытаний кондиционирования Уотсон и Райнер снова представили животных и пушистые предметы без пугающего шума. Через обусловливание животные и предметы, которые когда-то были источником радости и любопытства, стали спусковым крючком страха.

У Ватсона не было причин раскрывать истинную личность Альберта, и он никогда не избавлялся от обусловленности ребенка. (Примерно в то же время Уотсон был уволен из университета из-за романа с Рейнером.) С тех пор судьба и личность Маленького Альберта были постоянным вопросом среди ученых-психологов, включая психолога Аппалачского государственного университета Холла П. Бека, доктора философии, который с командой коллег и студентов искал ответы. В течение семи лет Бек и его соратники просматривали исторические материалы, консультировались со специалистами по распознаванию лиц, встречались с родственниками мальчика, который, по их предположениям, был Альбертом.

В конце концов, кусочки головоломки сошлись. Атрибуты Дугласа и его матери соответствовали практически всему, что было известно об Альберте и его матери. Как и мать Альберта, мать Дугласа работала в детской больнице на территории кампуса под названием Harriet Lane Home. Как и Альберт, Дуглас был белым мужчиной, который покинул дом в начале 1920-х годов и родился в то же время года, что и Альберт. Более того, сравнение изображения Альберта с портретом Дугласа выявило сходство лиц.

К сожалению, команда также обнаружила, что Дуглас умер в возрасте 6 лет от приобретенной гидроцефалии, и не смогла определить, сохранился ли страх Дугласа перед пушистыми объектами после того, как он покинул Хопкинс.

Команда, в которую также входили Шарман Левинсон, доктор философии из Американского университета в Париже, и Гэри Айронс, внук Арвиллы Мерритт, опубликовали свои результаты в октябрьском номере American Psychologist (том 64, № 7). «Статья не только удовлетворяет давнее любопытство, но и отражает растущий интерес к судьбе участников исследования», — говорит Кэти Фэй из Архива истории американской психологии Университета Акрона.По ее словам, участники таких знаменитых и противоречивых исследований «стали невольными героями, чьи истории снова и снова повторяются в учебниках психологии». «Таким образом, людям становится очень любопытно: кем они были и как они относились к эксперименту?»

Бек рад, что его ученики ответили на некоторые из этих вопросов, но настоящий бонус, по его мнению, — это то, что они получили в процессе исследования.

«Поиск вывел их за рамки запоминания лекций и учебников и впервые в творческий мир психологических исследований», — говорит он.«В конце концов, это было для них даже важнее, чем найти Альберта».

—Т. ДеАнгелис

Младенец, использованный в пресловутом эксперименте со страхом, потерян не более

Хелен Томсон

Крыса или кролик, мне это не нравится

(Изображение: с разрешения Бена Харриса)

Вы наверняка слышали о собаках Павлова, привыкших ожидать еды при звуке колокольчика.Возможно, вы не слышали, что над младенцем был однажды проведен более страшный эксперимент — возможно, один из самых неэтичных в психологии.

В нем 9-месячный ребенок, сначала не обращавший внимания на присутствие животных, был приучен испытывать страх при виде крысы. Младенцу подарили животное, когда кто-то ударил молотком по металлическому столбу над его головой. Это повторялось до тех пор, пока он не заплакал при виде любого пушистого объекта — живого или неодушевленного.

Видео: Как ребенка учили бояться

Эксперимент «Маленький Альберт», проведенный в 1919 году Джоном Ватсоном из больницы Университета Джона Хопкинса в Балтиморе, штат Мэриленд, был первым, показавшим, что человек может быть подвержен классической обусловленности.Судьба Альберта Б. с тех пор интересовала исследователей.

Холл Бек из Аппалачского государственного университета в Буне, Северная Каролина, был одним из самых упорных исследователей этого дела. В документах Уотсона говорилось, что Альберт Б. был сыном кормилицы, работавшей в больнице. Бек потратил семь лет на изучение потенциальных кандидатов и в 2009 году с помощью анализа лица пришел к выводу, что Маленький Альберт был Дугласом Мерриттом, сыном сотрудницы больницы Арвиллы.

Жизнь оборвалась

Дуглас родился в тот же день, что и Альберт, и несколько других моментов совпадают с записями Уотсона.К сожалению, медицинские записи показали, что у Дугласа были серьезные неврологические проблемы, и он умер в раннем возрасте от гидроцефалии или воды на мозге. Согласно его записям, это, похоже, привело к таким проблемам со зрением, что временами его считали слепым.

Бек и его коллеги повторно проанализировали зернистые видеозаписи экспериментов Уотсона, в которых, как они утверждают, Маленький Альберт демонстрирует поведенческие нарушения, которые были «в высшей степени ненормальными». Сюда входило необычное отсутствие интереса к животным, когда они были ему впервые представлены, и некоторая проблема с восприятием.Они проконсультировались с двумя клиницистами, которые предположили, что у Альберта были признаки неврологического повреждения, которые соответствовали медицинским записям Мерритта, обнаруженным позже. Мог ли Ватсон знать об этом нарушении и солгал, когда сказал, что выбрал Альберта, потому что он был здоровым, психологически стабильным ребенком?

Если верно, то «значение откровения Бека заключалось в том, что оно указывало на масштаб и характер сомнительных практик исследователя намного больше, чем предполагалось ранее», — говорит Алекс Хаслам, психолог из Университета Эксетера, Великобритания.

Но не всех покорили. «Когда Бек заявил, что открыл Маленького Альберта, я был так взволнован, — говорит Расс Пауэлл из Университета МакЭвана в Альберте, Канада, — но затем я начал обнаруживать несоответствия».

Все складываются

Пауэлл и его коллеги решили пересмотреть дело. Они сосредоточились на другой женщине, которая работала в больнице — подростке Перл Барджер, которую, как они утверждают, Бек снял со счетов, не найдя доказательств того, что у нее был ребенок, находясь там.

Команда

Пауэлла обнаружила новую генеалогическую документацию Перл Баргер, женатого и известного как Перл Мартин. Перепись населения в США позже показала, что Перл Мартин родила от мужа троих детей, однако один родился в 1919 году, до того, как они поженились. Этого ребенка звали Уильям Альберт Баргер, но в больничных записях указано, что он носил второе имя. «Альберт Б., — говорит Пауэлл, — все сложилось».

Помимо названия, команда утверждает, что между Альбертом Баргером и Литтл Альбертом есть более существенные сходства, чем между Дугласом Мерриттом и Литтл Альбертом.Хотя оба мальчика родились в один день с Альбертом Б., Баргер был намного ближе по весу и выписался из больницы в одном возрасте.

А как насчет неврологического нарушения, увиденного на видео? Попросив совета у исследователей, знакомых с поведением детей, Пауэлл утверждает, что поведение младенца при первом столкновении с животными на самом деле не было ненормальным, а соответствовало предыдущему исследованию Уотсона, которое показало, что большинство младенцев не боятся животных, которых они никогда раньше не видели.Он также отмечает, что Альберт хватается за маленький шарик в одном видео, что не соответствует проблемам со зрением, отмеченным в медицинских записях Мерритта.

Если верно, это означает, что Ватсон действительно проверил здорового, стабильного ребенка, как заявлено.

Настоящий Альберт Би?

Алан Фридлунд из Университета Санта-Барбары, который работал с Беком над своей статьей, поддерживает первоначальное открытие. «Мы попросили двух клинических экспертов посмотреть на Альберта в кино», — говорит Фридлунд. Он также утверждает, что вес тела не имеет значения, если не учитывать рост, и что низкий рост Альберта соответствует гидроцефалии.

Фридлунд говорит, что Пауэлл и его коллеги допустили множество ошибок в своей медицинской интерпретации. «Без совета внешних экспертов они стали жертвой откровенного предвзятого подтверждения», — говорит он. «В следующей статье мы проясним доказательства, исключающие Уильяма Барджера как кандидата Альберта».

Хаслама пока что убедила интерпретация Пауэлла & двоеточие; «Важный момент не в том, что Бек, вероятно, ошибался, — говорит он, — а в том, что мы торопились присвоить статус изгоя и без того немодного Ватсона.”

Но что с Альбертом Баргером? Он умер в 2007 году после долгой счастливой жизни, говорит его племянница. Она говорит, что семья понятия не имела, что он может быть Маленьким Альбертом, и что его мама скрывала тот факт, что он родился вне брака. Она описывает его как интеллектуально любопытного человека, который был бы в восторге, узнав, что он участвовал в такого рода экспериментах. Любопытно, что у него было отвращение к животным — настолько сильное, что домашних собак приходилось держать в отдельной комнате, когда он приходил, — хотя она говорит, что это могло быть из-за того, что однажды он стал свидетелем того, как собака погибла в результате несчастного случая.

«Мы никогда не сможем ни подтвердить, ни опровергнуть возможность того, что его отвращение к животным могло быть, в какой-то мере, продолжающимся эффектом условной процедуры», — говорит Пауэлл. «Возможно, это весьма неоднозначный результат неудачно спланированного эксперимента, проведенного почти столетие назад». Но, добавляет он, если Баргер действительно Маленький Альберт, это говорит о том, что утверждение Уотсона о том, что его эксперименты принесут относительно небольшой вред в долгосрочной перспективе, к счастью, было правильным.

Ссылки на журналы & двоеточие; Бумага Бека и двоеточие; Американский психолог , DOI.org / b9bsvx
Бумага Пауэлла и двоеточие; Американский психолог , doi.org/v2k

Еще по этим темам:

Эксперимент с маленьким Альбертом: извращенное исследование 1920 года, заставившее ребенка бояться Санта-Клауса и кроликов

Область психологии сильно отличается от прежней. В настоящее время Американская психологическая ассоциация разработала кодекс поведения для экспериментов, который гарантирует конфиденциальность, согласие и общее психическое благополучие испытуемого.Раньше этого не было.

В то время вы могли, например, обмануть субъектов, заставив их думать, что они до смерти казнили человека электрическим током, как это было в печально известном эксперименте Милгрэма 1961 года, в результате которого люди были травмированы и унижены осознанием того, что в глубине души они не более чем безвольные марионетки перед лицом власти. Вы также можете попытаться превратить группу ничего не подозревающих сирот в заикающихся, методично подрывая их самооценку, как пытались сделать люди, руководившие метко названным «Исследованием монстров» 1939 года.Но, если вы действительно хотите попасть в болото моральных сомнений, не смотрите дальше экспериментов с Маленьким Альбертом, в результате которых ребенок ненавидел собак, Санта-Клауса и все такое.

В 1920 году профессор Джонса Хопкинса Джон Б. Уотсон был очарован исследованиями Ивана Павлова об условных раздражителях. Как известно, Павлов звонил в колокольчик каждый раз, когда кормил своих собак. Сначала еда вызывала у собак слюноотделение, но после заклинания сочетания колокольчика с обедом у собак в конечном итоге выделялась слюна от одного звука колокольчика.Это называется условной реакцией. Ватсон хотел посмотреть, сможет ли он вызвать у ребенка условную реакцию.

Входит 9-месячный Альберт Б., он же Маленький Альберт. В начале эксперимента Альберту среди прочего подарили белую крысу, собаку, белого кролика и маску Санта-Клауса. Парень ничего не боялся и был действительно увлечен крысой. Затем каждый раз, когда ребенок касался животных, ученые ударяли по металлическому пруту позади него, создавая поразительно громкий хлопок.Этот звук испугал ребенка, и вскоре, как собаки Павлова, Маленький Альберт испугался крысы, маски Санты и даже шубы. Особенно запутанным в эксперименте было то, что Ватсон даже не применил оба метода, чтобы обратить вспять нанесенную психологическую травму.

Трудно сказать, что случилось с бедным младенцем Альбертом, отчасти потому, что никто на самом деле не уверен в истинной личности ребенка. Он мог бы быть Дугласом Мерриттом, как утверждали психологи Холл П. Бек и Шарман Левинсон в 2009 году.Если это так, то ребенок умер в 1925 году в возрасте 6 лет от гидроцефалии. Или он мог быть Уильямом Альбертом Баргером, как утверждали Расс Пауэлл и Нэнси Дигдон в 2012 году. Он скончался в 2007 году в возрасте 87 лет. Сообщается, что он всю жизнь питал отвращение к собакам, хотя нельзя определить, было ли это длительным эффектом. эксперимента.

Позже Уотсон оставил академиков ради рекламы.

Вы можете посмотреть видео эксперимента выше.

через Mental Floss

Связанное содержание:

Бесплатные онлайн-курсы психологии

Как думать как психолог: бесплатный онлайн-курс от Стэнфорда

Посмотреть кадры из психологического эксперимента, потрясшего мир: исследование послушания Милгрэма (1961)

Оригинальный тест Роршаха Германа Роршаха: что вы видите? (1921)

Джонатан Кроу — писатель и режиссер из Лос-Анджелеса, чьи работы публиковались в Yahoo !, The Hollywood Reporter и других изданиях.Вы можете следить за ним на @jonccrow. И загляните в его блог Veeptopus, где есть множество фотографий барсуков и еще больше фотографий вице-президентов с осьминогами на головах. Магазин Veeptopus уже здесь.


Анализируя «Маленького Альберта» | SiOWfa15: Наука в нашем мире: достоверность и противоречие

Страх — это то, что мы все когда-то испытывали. Это вызвано ожиданием боли или неузнаваемым событием.Страх — это эмоция, вызванная миндалевидным телом, частью мозга, отвечающей за эмоциональные реакции. На протяжении всей жизни эта часть нашего мозга будет реагировать на разные вещи. Возможно, в младенчестве вы боялись кого-то из своих родственников, а с возрастом, возможно, боялись темноты. Возможно, вы, студент колледжа, боитесь экзаменов. Когда мы чего-то боимся, это кажется естественной реакцией, и это так — человеческая природа — страх быть спровоцированным определенными вещами.Но можно ли научить страху? Можно ли использовать силу естественной реакции в конкретной ситуации? И, наконец, есть ли у нас этический способ выяснить это? Этично это или нет, но я познакомлю вас с экспериментом «Обусловленность маленького Альберта».

«Эксперимент Маленького Альберта» произошел в начале 20-го, 90-го, 90-го, 90-го века, в исполнении Джона Б. Уотсона и его аспирантки в Университете Джона Хопкинса Розали Рейнор. Они выдвинули гипотезу, что, следуя процедуре классического кондиционирования , , они могут заставить «маленького Альберта» бояться вещей, которые обычно проходят без страха со стороны детей.

«Примерно в возрасте девяти месяцев Уотсон и Рейнер подвергли ребенка воздействию ряда раздражителей, включая белую крысу, кролика, обезьяну, маски и горящие газеты, и наблюдали за реакцией мальчика. Сначала мальчик не боялся показанных ему предметов. В следующий раз, когда Альберту обнажили крысу, Ватсон громко вскрикнул, ударив молотком по металлической трубе. Естественно, что ребенок заплакал, услышав громкий шум. После многократного объединения белой крысы с громким шумом Альберт начал плакать, просто увидев крысу.»(Психология.about.com)

Научить взрослого бояться чего-то вроде белого пушистого зверя будет намного труднее, чем младенца. По большей части взрослые знают, как рационализировать, чтобы решить, действительно ли ситуация представляет для них угрозу или нет. Это выходит за рамки умственных способностей младенца, поэтому было намного легче научить этому страху «маленького Альберта». Я считаю, что гипотеза о том, что человека можно приучить к страху, окончательно подтвердила этот эксперимент. Хотя думаю, что гипотеза очень возрастная.Третьей важной переменной для подобного эксперимента определенно может быть возраст. Как я упоминал ранее, взрослый будет иметь совершенно другие результаты, чем младенец, что делает возраст очень важным компонентом в таком эксперименте.

Уотсон и Рейнер также высказали серьезные этические проблемы. Во-первых, они не могли обратить вспять влияние своих экспериментов на ребенка. Он уехал с матерью еще до того, как у них появился шанс. Что стало с «маленьким Альбертом»? Последствия могли оказать на него в дальнейшей жизни странное и тревожное воздействие.Как я сказал ранее, эксперимент, проводимый с младенцем, был жизненно важен, поскольку взрослый отреагировал бы совершенно иначе. Но если обусловленность была настолько сильной, что сохранялась с ним, это могло иметь последствия и во взрослой жизни. Воспоминания младенческого возраста трудно вспомнить, некоторые психологи даже дали имя неспособности вспомнить ранние события; инфантильная амнезия. Но в последнее время растет уверенность в том, что эмоциональные события можно вспомнить намного проще: «… возросло понимание роли эмоций в модуляции памяти, что сопровождалось открытием того, что определенные структуры мозга, такие как миндалевидное тело, специализируются на эмоциональное обучение.Более того, некоторые исследователи обнаружили, что высокий уровень стресса на самом деле может улучшить воспоминание. Связь между эмоциями, стрессом и памятью заставила ученых задуматься о том, может ли быть меньше инфантильной амнезии, связанной с травмирующими событиями детства ». (Brainconnection.brainhq.com) Тестирование на взрослом« маленьком Альберте »было бы лучшим способом проверить эту гипотезу, но, скорее всего, окажется таким же неэтичным, как и в младенчестве. Но независимо от этических норм сделать это было бы невозможно, поскольку он умер всего в 6 лет.

В заключение Ватсон и Райнер пришли к выводу, что их гипотеза верна, и они могут заставить «маленького Альберта» бояться чего-то иррационального. Хотя их эксперимент был пронизан третьими переменными, такими как возраст и умственные способности. Эксперимент также широко рассматривается как неэтичный: они научили младенца бояться иррациональных вещей, таких как белые пушистые животные, которых он раньше не боялся. Если бы ребенок прожил более 6 лет, эксперимент мог бы доказать, что жизнь меняет жизнь, поскольку они не пытались обратить вспять или уменьшить эффекты эмоциональной обусловленности.Хотя эксперимент считается чрезвычайно спорным, почти 100 лет спустя он все еще обсуждается в большинстве курсов психологии в Соединенных Штатах. Воспоминания о воспитании маленького Альберта продолжают жить.

Вот ссылка на реакцию Маленького Альберта на различных животных и, наконец, белую маску, которую носит Ватсон, в основном из-за его искусственного страха перед белыми или пушистыми вещами.

Что случилось с Маленьким Альбертом?

Одна из величайших загадок психологии — личность Маленького Альберта.

В 1920 году Джон Б. Уотсон и Розали Рейнер обусловили страх перед крысами у ребенка, которого они назвали «Альберт Б.» (теперь известный как Маленький Альберт). К тому времени, когда Альберт покинул исследование в возрасте чуть более одного года, исследователи сообщили, что этот страх распространился на собаку и других пушистых животных и предметы. Никто не знает, что в итоге случилось с Альбертом, потому что его личность оставалась загадкой более 90 лет. В последние годы исследователи полагают, что они сузили его личность.

В 2012 году группа американских исследователей во главе с Аланом Фридлундом и Хэлом Беком объявила, что они обнаружили новые доказательства того, что «Маленький Альберт», скорее всего, Дуглас Мерритт, ребенок с неврологическими нарушениями, который умер вскоре после исследования.Выводы о том, что Уотсон и Рейнер использовали в своем исследовании ребенка с неврологическими нарушениями — и скрыли этот факт в своих опубликованных отчетах об исследовании — могут иметь далеко идущие последствия, связанные с этикой в ​​психологии, и могут повлиять на результаты исследований, основанных на почти столетнем опыте. на оригинальное исследование Ватсона и изменить способ обсуждения самого исследования Ватсона в учебниках.

Но после просмотра статьи в журнале Фридлунда и Бека и просмотра снятых Уотсоном видеозаписей исследования Маленького Альберта в 1920 году преподаватели психологии Расс Пауэлл и Нэнси Дигдон (на фото выше) начали собственное исследование, которое привело их к устранению несоответствий, обнаруженных в Фридлунде. и аргументы Бека и в конечном итоге оспаривают доказательства того, что Мерритт — Маленький Альберт.

«Мы рано начали замечать эти небольшие несоответствия, — говорит Расс. К ним относятся несоответствие между медицинскими заключениями о том, что Мерритт был физически болен, и видеозаписями, на которых изображен здоровый и здоровый младенец.

Второй кандидат

Расс и Нэнси связались с ученым-исследователем Ватсона Беном Харрисом (теперь соавтором их статьи), и с его знаниями и поддержкой они начали устранять несоответствия в более ранней статье. Попутно они нашли лучшего кандидата в Маленького Альберта.

«Всегда в глубине души я думал, что было бы интересно узнать, кто такой Маленький Альберт», — говорит Расс.

«Часто не очень хорошо просто выбрасывать то, что было найдено, если у вас нет ничего, что можно было бы заменить вместо этого, — добавляет Нэнси, — особенно если кажется, что многие люди были очень взволнованы тем, что нашли Маленького Альберта. . »

«Они могут быть не очень восприимчивы к критике без замены».

Нахождение материнской жилы

Изучая предысторию и семейную историю трех возможных матерей ребенка, Расс сузил свои поиски до Перл Барджер.Разумеется, он обнаружил, что у нее трое детей, одного из которых звали Альберт.

«У меня были и другие зацепки, но это было действительно интересно», — говорит Расс.

Изучив записи переписи, он обратился к Кристоферу Смитсону, генеалогическому исследователю из Балтимора, который смог найти разрешение на брак Перл Барджер с Чарльзом Мартином и регистр рождений ребенка, родившегося в марте 1919 года. , как и у Мерритта, соответствовал младенцу, зарегистрированному в исследовании Уотсона.

Расс прилетел в Балтимор, чтобы сравнить медицинские записи Дугласа Мерритта и Альберта Барджера в архивах больницы Джонса Хопкинса.

Одна из ключевых вещей, которую он заметил, заключалась в том, что девятимесячный ребенок на кадрах Уотсона пухлый с розовыми щеками и соответствует сообщению Уотсона о том, что Маленький Альберт был очень хорошо развитым ребенком. В медицинских записях Баргера указано, что Альберт в то время весил 22 фунта, тогда как в медицинских записях Мерритта указано, что Дуглас весил всего 15 фунтов, что для ребенка этого возраста значительно меньше веса.

«Трудно совместить 15-фунтового ребенка с пухлым младенцем, который был показан в фильме», — говорит Нэнси.

Помимо даты рождения, Баргер имел ряд других характеристик.

«Мы связались с племянницей Альберта, единственной выжившей родственницей Перл Барджер, и она рассказала о нем кое-что интересное, — говорит Расс. «То, что она сказала, до некоторой степени соответствовало бы тому, что он был Маленьким Альбертом».

Племянница Баргера отметила, что ее дядя, умерший в 2007 году, не любил животных, особенно собак, которые были одним из животных, использованных в исследовании, хотя невозможно сказать, было ли это на самом деле результатом исследования.Но она также описывает его как довольно легкомысленного человека, который прожил долгую и удовлетворительную жизнь, что противоречит широко распространенному мнению о том, что Маленький Альберт, должно быть, был психологически поврежден в результате эксперимента.

Эффект пульсации

Нэнси представила свои выводы на конференции по истории поведенческих наук в 2013 году, где их исследования были хорошо приняты. Они отправили статьи в несколько журналов, и пока они ждут даты публикации некоторых, их результаты были опубликованы в Chronicle of Higher Education , а рассказ об их исследованиях был опубликован в Edmonton Journal .

«Это представление о Дугласе Мерритте с неврологическими нарушениями как о Маленьком Альберте получило широкое распространение, и оно скоро войдет в учебники, — говорит Расс. «Таким образом, наше исследование может вызвать некоторые проблемы у многих людей».

Подобно тому, как статья 2012 года вызвала резонанс во всей области психологии, то же самое произойдет и с работой Расса и Нэнси — хотя, как предполагает Нэнси, в гораздо менее сенсационном плане.

«Наша история довольно скучна, — говорит она, — поскольку она в значительной степени согласуется с тем, что сообщили Уотсон и Рейнер.В нашем повествовании нет нового скандала или сокрытия, в отличие от версии Альберта Фридлунда и Бека. Будет интересно посмотреть, какая версия наберет наибольшую популярность: сенсационная история о неврологически больном Альберте или относительно скучная история, которая тесно связана с историческими записями Маленького Альберта.


Получайте новости Университета МакЭвана на свой почтовый ящик. Подпишитесь на нашу еженедельную электронную рассылку .

Новости по теме:

О маленьких мальчиках и пушистых зверях — или что случилось с Маленьким Альбертом? — Ракушки и галька

Иван Флис

В каждой научной дисциплине есть свои знаменитые эксперименты.То же самое и с психологией. Наряду с известными психологическими экспериментами, одно исследование часто упоминается как точка опоры бихевиористской революции в американской психологии — история маленького мальчика по имени Альберт и попытка научить его страху.

Эксперимент с маленьким Альбертом был тщательно проанализирован и встроен в фольклор этой дисциплины — маленький мальчик в комнате, пугающийся лязгающим звуком и пушистыми животными. Помимо актуальности эксперимента для истории дисциплины, судьба мальчика-экспериментатора Уотсона и Рейнера по имени Альберт с тех пор вызывает интерес многих психологов.«Что случилось с маленьким Альбертом после эксперимента?» Стал обычным вопросом. Этические нормы психологических исследований, введенные с 1920-х годов, полностью изменились, как и наше понимание того, что квалифицируется как приемлемое психологическое исследование — но достаточно ли этого, чтобы избавить нас от мучительного ощущения того, что Альберт оказался в ситуации, которой никогда не должно было случиться? Может быть, психологи пытаются найти оправдание или хотя бы утешение в том, что случилось с Маленьким Альбертом?

Это делает эксперимент Маленького Альберта чрезвычайно интересным отрывком из истории психологии — если бы мы могли выяснить, что случилось с мальчиком после экспериментов, смогли бы мы развеять наши этические проблемы? Можем ли мы поместить эти опасения далеко в исторический контекст эксперимента Уотсона и Рейнера? Или история маленького Альберта все еще актуальна для этической и методологической постановки психологических экспериментов сегодня?

Прежде чем обсуждать любопытный исторический интерес к судьбе Альберта, давайте взглянем на сам эксперимент Уотсона и Рейнера.

Эксперимент

Джон Б. Уотсон и Розали Рейнер хотели проверить четыре гипотезы:

  1. Можем ли мы научить ребенка ассоциировать звук, производимый ударом по стальному пруту, с животным, заставляя Альберта бояться животного, когда он слышит звук?
  2. Если боязливая реакция может быть обусловлена ​​таким образом, может ли она быть передана другим животным или объектам?
  3. Перестанет ли ребенок ассоциировать лязг с животными по прошествии некоторого времени?
  4. Если по прошествии некоторого времени реакция страха не исчезла, какие методы можно использовать для ее устранения?

Чтобы проверить эти гипотезы, Уотсон и Рейнер попытались вызвать страх в мальчике, которого они назвали Альбертом.В начале экспериментов маленькому Альберту было девять месяцев и, по мнению экспериментаторов, он был сыном кормилицы, работавшей в больнице. Во-первых, они предъявили Альберту ряд стимулов, на которые он не выказал пугающей реакции (по крайней мере, по мнению экспериментаторов): крыса, кролик, собака и обезьяна; и различные предметы: хлопок, маски и горящая газета. Это было сделано для того, чтобы убедиться, что он не боялся ничего из этого. Однако они добавили один стимул, к которому Альберт проявил страх: удар молотком по стальному пруту за его спиной с громким лязгом.

В последующие месяцы экспериментаторы пытались кондиционировать мальчика, постоянно поднося крысу и стуча молотком по стальному пруту позади него. После нескольких сеансов Альберт начал боязливо реагировать на саму крысу, предположительно связав громкий звук, который напугал его, с крысой, которая изначально не вызывала страха. Позже Альберту предъявили ряд различных стимулов. Среди них он показал реакцию страха на крысу, кролика, собаку и шубу из тюленьей кожи.Спустя 31 день после последнего кондиционирования Альберт все еще проявлял страх, когда ему предъявляли выбранные стимулы. После этих последних наблюдений мать Альберта отстранила его от эксперимента. Уотсон и Рейнер не объясняют явным образом, почему мальчика исключили из эксперимента, кроме заявления, что он выписался из больницы и что они знали, что он уйдет за месяц.

Результаты эксперимента были выдвинуты как доказательство того, что страх может быть обусловлен, и предположили, что это одна из вероятных причин фобий.Статья Уотсона и Райнера 1920 года завершилась сильным ударом, направленным на фрейдистов, доминирующих в психопатологических теориях в то время: «Эмоциональные расстройства у взрослых не могут быть связаны только с сексом. Их необходимо проследить по крайней мере по трем побочным линиям — к обусловленным и перенесенным реакциям, установленным в младенчестве и ранней юности во всех трех фундаментальных человеческих эмоциях »(1920, с. 14).

В конце концов, Ватсон и Рейнер не ответили на все свои начальные вопросы (и даже предоставленные ими ответы были предметом иногда горячих дискуссий в последующие годы), но эксперимент все же оставил след в коллективном сознании дисциплины.Возникло много этических вопросов: оправдано ли учить ребенка бояться чего-либо только ради критики теорий Фрейда? Интересно, что, задав этот вопрос, метод Ватсона сразу же получил научную легитимность, потому что он подразумевает, что Альберта действительно учили страху. Ставя под сомнение этику, можно безоговорочно признать, что поведенческая обусловленность Ватсона была эффективной.

21 век детектив

Помимо широко обсуждаемых этических, методологических и теоретических вопросов, которые исследование Маленького Альберта открыло среди психологов в последующие десятилетия (или, может быть, из-за них), в последние пару лет ряд ученых (снова) начали обсуждать Часто задаваемые вопросы во время перерывов на кофе на конференциях по психологии: что на самом деле случилось с Маленьким Альбертом? Страдал ли он от долгосрочных последствий исследования? Какой была его жизнь после того, как мать забрала его из больницы? Эти вопросы представляют очевидный исторический интерес, но тогда — имеют ли они также отношение к окончательному упокоению дисциплинарного скелета в шкафу? Было ли психологическое исследование эмоционально травмировано этим мальчиком, или он вырос совершенно невредимым из-за условий Ватсона и Рейнера?

Наиболее подробное исследование истинной личности ребенка проведено Беком, Левинсоном и Айронсом.В 2009 году они опубликовали статью под названием В поисках маленького Альберта: путешествие в лабораторию для новорожденных Джона Б. Ватсона . Помимо игнорирования соратника Уотсона в названии, как это делают большинство психологов, ученые подробно рассказали о настоящей детективной истории, пытаясь установить личность девятимесячного мальчика, жившего в университетской больнице почти девяносто лет назад.

Они сначала исследуют Beck et al. нужно было определить, когда именно было проведено исследование. В документах недостаточно точных дат.Уотсон и Рейнер относительно ясно представляли график и сколько времени это займет, но не то, когда оно действительно началось. Поэтому наши детективы сначала попытались указать возможные даты проведения исследования как можно точнее — сравнив, когда была опубликована статья, когда Уотсон приобрел необходимое оборудование (он снимал части эксперимента, а для этого ему требовалось фотоаппарат!), и когда университеты получили рассматриваемый том журнала. Их вывод заключался в том, что «[хотя] мы не смогли установить месяц публикации, мы не нашли доказательств того, что Watson не завершил сбор данных в конце марта или начале апреля 1920 года.»(Стр. 608).

[youtube http://www.youtube.com/watch?v=FMnhyGozLyE]

Установив свободные временные рамки, они должны были определить, сколько кормилиц проживало в больнице в то время и у скольких из них были дети, которым на тот момент было примерно девять месяцев. Больничные записи не заходили так далеко, поэтому они отважились на довольно частичную (целенаправленную!) Реконструкцию с помощью данных переписи за 1920 год. Из трех кормилиц лучше всего соответствовала профилю Арвилла Мерритт и она сын Дуглас.Арвилла работала кормилицей в больнице, а Дуглас родился 9 марта. Следовательно, Арвилла, вероятно, кормила грудью (что делало ее подходящей для работы кормилицей) во время эксперимента Уотсона и Райнера. Дуглас также соответствовал трем известным характеристикам маленького Альберта: он был мужчиной, европеоидом и родился со 2 по 16 марта.

Beck et al. также предоставить дополнительные доказательства, идущие в направлении, по крайней мере, не исключать Дугласа как Альберта: сравнение фотографии Дугласа с ребенком в Watson и видео эксперимента Рейнера, предположения о том, как и почему Уотсон придумал псевдоним Альберт Б. .и анализ вероятности того, что еще один мальчик будет соответствовать профилю Альберта так же, как и Дуглас.

Убедившись в представленных доказательствах, что Дуглас действительно является Альбертом, следователи реконструировали то, что случилось с Дугласом после того, как он покинул больницу Джона Хопкинса. Конец расследования был весьма неприятным для психологов, ожидавших освобождения от дисциплинарной вины Альберта, страдавшего от долгосрочных последствий эксперимента: «После того, как он покинул дом Харриет Лейн, здоровый ребенок, показанный в фильме Уотсона (1923), заболел.Согласно свидетельству о смерти (Департамент здравоохранения, Бюро статистики естественного движения населения, 1925 г.), у Дугласа в 1922 г. развилась гидроцефалия. Приобретенная гидроцефалия часто вызывается таким заболеванием или состоянием, как энцефалит, менингит или опухоль головного мозга (Turkington, 2002). ” (стр.613).

Мы наконец узнали, что случилось с Альбертом? И какое это имеет значение?

Этот детектив, опубликованный в 2009 году, касается жизни маленького мальчика 1919 года рождения, вызвал немало дискуссий среди психологов.Ряд авторов представили контрдоказательства и интерпретации, утверждая, что Дуглас не мог быть Альбертом (Powell, 2010; Reese, 2010), затем Бек, Левинсон и Айронс подтвердили свои утверждения (2009b), в то время как другие авторы присоединились к нашим основным исследователям и обратились к еще больше размышляют о достоверности эксперимента Маленького Альберта, учитывая, что, если он действительно был Дугласом Мерриттом, некоторые недавно обнаруженные медицинские записи указывали, что ребенок страдал «врожденной обструктивной гидроцефалией, ятрогенным стрептококковым менингитом / вентрикулитом, а также атрофией сетчатки и зрительного нерва». (Фридуланд, Бек, Голди и Айронс, 2012 г.).

Действительно ли наш Альберт Дуглас Мерритт? Был ли он крепким здоровым ребенком, как описано Уотсоном и Рейнером, или неврологическим дефектом, как утверждают современные исследователи? Если он был нарушен с самого начала исследования, эксперимент с Маленьким Альбертом теряет большую часть своей убедительной силы в продвижении программы бихевиористского исследования, становясь скорее рекламным ходом, чем здравым и убедительным исследованием.

Нет убедительных доказательств, чтобы ответить на эти вопросы. Тем не менее, мы все еще можем наблюдать, как сочетание этических, методологических и психологически значимых дискуссий, сплетенных вокруг эксперимента на протяжении десятилетий, вызвали интерес к судьбе маленького мальчика, рожденного кормилицей в университетской больнице в начале 20-х годов годов. -го века.Благодаря приукрашенным описаниям в учебниках и пересказу истории во всей психологической литературе, прежде всего этическое беспокойство о том, страдал ли Альберт от долгосрочных последствий, приобрело грандиозный характер и до сих пор обсуждается психологами и историками психологии.

Психологи нашли оправдание в идентификации Дугласа как Альберта? Может быть. Ребенок умер всего через несколько лет после экспериментов в больнице Джона Хопкинса — он не прожил достаточно долго, чтобы страдать от долгосрочных психологических последствий, таких как фобии.С другой стороны, выдвижение аргумента о том, что он с самого начала был неврологическим дефектом, приводит к еще одному бугимэну: Уотсон и Рейнер сознательно обманывают исследовательское сообщество, говоря, что он здоров.

Имея это в виду, современные исследования личности и судьбы Альберта представляют собой исторический фон сомнительных практик, которым резко контрастируют современные «высокие» стандарты поведения. Предлагает ли это отпущение грехов? Не так много, но это действительно утешение в святом прогрессе науки.Мы похоронили пугала благодаря нашим комитетам по этике и строгому контролю над экспериментами на людях, а истории о варварстве исследований оставлены на произвол судьбы причудливым анекдотам из истории этой дисциплины — захудалые матрасы в университетских больницах и недобросовестные исследователи с фотоаппаратами — это вещь прошлое. Может быть, психологи нашли прощение не в судьбе Альберта, а во вновь укрепившемся мифе о прогрессе.

о-о-о

Иван Флис — выпускник факультета психологии Центра хорватских исследований Загребского университета, а с января 2013 года — аспирант по истории и философии науки в Центре Декарта Утрехтского университета.Его работа посвящена развитию количественных методологий в психологии в послевоенный период. Он также любит думать, писать и говорить о публикациях в открытом доступе, высшем образовании и исследованиях в целом.

Список литературы

Бек Х. П., Левинсон С. и Айронс Г. (2009a). В поисках Маленького Альберта: путешествие в детскую лабораторию Джона Б. Ватсона. Американский психолог , 64 (7), 605–614. DOI: 10.1037 / a0017234

Бек, Х.П., Левинсон С. и Айронс Г. (2009b). Свидетельства подтверждают роль Дугласа Мерритта в роли Маленького Альберт-Холла. Американский психолог , 64 (7), 605–14.