Молодежные субкультуры в современной россии – —

Субкультуры современной России

Сегодня целый комплекс противоречивых проблем, неоднозначность процессов, происходящих в молодёжной среде и в нашем обществе в целом, вызывают бурные споры. К сожалению, наш государственный аппарат (который, собственно, породил российский феномен — "неформалов") продолжает удивлять мыслящую половину человечества своим ничтожным вниманием к молодёжным проблемам или попытками решать их административными методами. Повлиять на эту ситуацию в государственном масштабе нам вряд ли удастся, но в наших силах не повторять подобных ошибок и не способствовать им, а для этого надо, как минимум, познакомиться с тем, что молодёжь требует и чем вызваны подобные требования.

«Мировоззрение - это система взглядов на объективный мир и место в нём человека», включающая также «отношение человека к окружающей его действительности и к самому себе, а также обусловленные этими взглядами основные жизненные позиции». Мировоззрение играет решающую роль в отношении человека к миру. Определяющим признаком мировоззрения являются не знания сами по себе, а выработка на основе этих знаний отношения к миру.

Неотъемлемый компонент мировоззрения — убеждения, существенная черта которых — приверженность идее, которую человек признаёт справедливой и правильной. Например К. Маркс писал, что коммунистические идеи, которые овладевают мыслью, «подчиняют себе наши убеждения», к ним «разум приковывает нашу совесть,— это узы, из которых нельзя вырваться, не разорвав своего сердца... ».

Характер мировоззрения определяется в конечном счёте уровнем общественного развития, состоянием науки, просвещения. Решающим условием развития мировоззрения (кстати, оно может формироваться стихийно или целенаправленно) человека является его активное участие в жизни общества.

Система норм и ценностей, отличающих группу от большинства обществ, называется субкультурной. Она формируется под влиянием таких факторов, как возраст, этническое происхождение, религия, социальная группа или место жительства. Ценности субкультуры воздействуют на формирование личности члена группы. Они не означают отказа от национальной культуры, принятой большинством, но обнаруживают лишь некоторые отклонения от нее. Однако большинство, как правило, относится к субкультуре с неодобрением или недоверием.

Иногда группа активно вырабатывает нормы или ценности, которые явно противоречат господствующей культуре, ее содержанию и формам. На основе таких норм и ценностей формируется контркультура. Известный пример контркультуры — хиппи 60-х годов или «система» в России 80-х годов.

Элементы как субкультуры, так и контркультуры обнаруживаются в культуре современной молодежи в России.

Особенностью нынешней ситуации, в которой осуществляется формирование духовного облика подростков, заключается в том, что этот процесс происходит в условиях ослабления политического и идеологического прессинга, расширения социальной самостоятельности и инициативы молодежи. Он сопровождается переоценкой ценностей, критическим осмыслением опыта предшествующих поколений, новыми представлениями о своем профессиональном будущем и будущем общества.

Характерные черты молодёжи – стремление ко всему новому, необычному, интерес к технике, желание быть «на ровной ноге» с взрослыми, стремление к активной деятельности. Именно в подростковом возрасте происходит ломка многого из того, что являлось привычным, уже сложившимся у подростка. Это касается почти всех сторон его жизни и деятельности. Особенно заметные изменения претерпевает характер учебной деятельности, – в подростковом возрасте начинается систематическое усвоение основ наук. Это требует изменения привычных форм работы и перестройки мышления, новой организации внимания, приёмов запоминания.

Изменяется и отношение к окружающему: подросток уже не ребёнок и требует иного к себе отношения.

Подростковый возраст, особенно с 13-15 лет – это возраст формирования нравственных убеждений, принципов, которыми подросток начинает руководствоваться в своём поведении. В этом возрасте появляется интерес к мировоззренческим вопросам, таким, как возникновение жизни на Земле, происхождение человека, смысл жизни.

Формированию у подростка правильного отношения к действительности, устойчивых убеждений необходимо придавать первостепенное значение, т.к. именно в этом возрасте закладываются основы сознательного, принципиального поведения в обществе, которые дают о себе знать и в будущем. Нравственные убеждения подростка складываются под влиянием окружающей действительности. Они могут быть ошибочными, неправильными, искаженными. Это имеет место в тех случаях, когда они складываются под влиянием случайных обстоятельств, дурного влияния улицы, неблаговидных поступков.

В тесной связи с формированием нравственных убеждений молодых людей складываются их нравственные идеалы. Этим они существенно отличаются от младших школьников. Как показали исследования, идеалы у подростков проявляются в двух основных формах. У подростка младшего возраста в качестве идеала выступает образ какого-либо конкретного человека, в котором он видит воплощение высоко ценимых им качеств. С возрастом у молодого человека наблюдается заметное «движение» от образов близких людей к образам лиц, с которыми он непосредственно не общается.

Старшие подростки начинают предъявлять более высокие требования к своему идеалу. В связи с этим они начинают осознавать, что окружающие, даже очень любимые и уважаемые ими, в большинстве своем самые обыкновенные люди, хорошие и достойные уважения, но не являются идеальным воплощением человеческой личности. Поэтому в 13-14 летнем возрасте особенное развитие приобретают поиски идеала за пределами близких родственных отношений.

В развитии познания молодёжи окружающей действительности наступает такой момент, когда объектом познания становится человек, его внутренний мир. Именно в подростковом возрасте возникает направленность на познание и оценку морально-психологических качеств окружающих.

Наряду с ростом такого интереса к другим людям у подростков начинают формироваться и развиваться самосознание, потребность в осознании и оценке своих личностных качеств.

Формирование самосознания – один из важнейших моментов в развитии личности подростка. Факт формирования и роста самосознания накладывает отпечаток на всю психическую жизнь подростка, на характер его учебной и трудовой деятельности, на формирование его отношения к действительности. Потребность самосознания возникает из потребностей жизни и деятельности. Под влиянием растущих требований со стороны окружающих у подростка возникает потребность оценить свои возможности, осознать, какие же особенности его личности помогают им, наоборот, мешают быть на высоте предъявляемых ему требований.

Большую роль в развитии самосознания молодого человека играют суждения других. Усложнение требований, которые предъявляются подростку в процессе его деятельности, развитие его самосознания, общий рост сознательного отношения к действительности приводит к качественно новому этапу в его развитии. У подростка появляется и приобретает довольно заметное значение стремление к самовоспитанию – стремление сознательно воздействовать на себя, формировать такие качества личности, которые он рассматривает как положительные, и преодолевать у себя отрицательные черты, бороться со своими недостатками.

В подростковом возрасте начинают складываться и закрепляются черты характера. Одной из наиболее характерных особенностей подростка, связанные с ростом его самосознания, является стремление показать свою

«взрослость». Молодой человек отстаивает свои взгляды и суждения, добиваясь того, чтобы взрослые считались с его мнением. Он считает себя достаточно взрослым, хочет иметь одинаковые с ними права.

Переоценивая возможность своих возрастных способностей, подростки приходят к убеждению, что они ничем не отличаются от взрослых людей.

Отсюда их стремление к самостоятельности и известной «независимости», отсюда – болезненное самолюбие и обидчивость, острая реакция на попытки взрослых, недооценивающих их права и интересы. Следует отметить характерную для подросткового возраста повышенную возбудимость, некоторую неудовлетворенность характера, сравнительно частые, быстрые и резкие смены настроения.

Значительное развитие в подростковом возрасте приобретают волевые черты характера. Под влиянием повышенных требований, предъявляемых подростку, у него развивается способность длительно преследовать сознательно поставленные цели, уметь преодолевать препятствия и трудности на этом пути.

Анализируя всё выше сказанное можно обобщить и выявить следующие возрастные особенности характерные для подросткового периода: 1. Потребность в энергетической разрядке; 2. Потребность в самовоспитании; активный поиск идеала; 3. Отсутствие эмоциональной адаптации; 4. Подверженность эмоциональному заражению; 5. Критичность; 6. Бескомпромиссность; 7. Потребность в автономии; 8. Отвращение к опеке; 9. Значимость независимости как таковой; 10. Резкие колебания характера и уровня самооценки; 11. Интерес к качествам личности; 12. Потребность быть; 13. Потребность что-то значить; 14. Потребность в популярности; 15. Гипертрофия потребности в информации

У подростков появляется желание изучать свое «Я», понять, на что они способны. В этот период они стремятся себя утвердить, особенно в глазах сверстников, уйти от всего детского. Все меньше ориентируются на семью и обращаются к ней. Но зато возрастает роль и значение референтных групп, появляются новые образы для подражания. Подростки, потерявшие ориентир, не имеющие поддержки среди взрослых, стараются найти идеал или образец для подражания. Зачастую таким образцом становится или некий собирательный образ, или старший товарищ, или взрослый, которого устраивает роль «учителя». Этим иногда пользуются представители разных сект, асоциальных группировок.

mirznanii.com

Молодежная субкультура в современной России — Мегаобучалка

Понятия «культуры» и «субкультуры». Слово «культура» происходит от латинского «культивировать» или «возделывать», и именно в таком понимании («искусство земледелия») оно употреблялось до начала XVIII в. Позже его стали относить и к людям, отличавшимся изящными манерами, начитанностью, музыкальностью и т.п. В обыденной лексике, на уровне массового сознания, слово «культура» и по сей день ассоциируется с хорошим воспитанием, посещением театров и музеев, художественной эрудицией.

Современное научное определение культуры значительно шире. Под культурой понимаются убеждения, ценности и выразительные средства, которые являются общими для какой-то группы людей и служат для упорядочения опыта и регулирования поведения членов этой группы.

1 Воспроизводство и передача культуры последующим поколениям лежат в основе процесса социализации—усвоения ценностей, верований, норм, правил и идеалов предшествующих поколений.2

Система норм и ценностей, отличающих группу от большинства обществ, называется субкультурной. Она формируется под влиянием таких факторов, как возраст, этническое происхождение, религия, социальная группа или местожительство. Ценности субкультуры не означают отказа от национальной культуры, принятой большинством, они обнаруживают лишь некоторые отклонения от нее. Однако большинство, как правило, относится к субкультуре с неодобрением или недоверием.

Иногда группа активно вырабатывает нормы или ценности, которые явно противоречат господствующей культуре, ее содержанию и формам. На основе таких норм и ценностей формируется контркультура. Известный пример контркультуры— хиппи 60-х годов или «система» в России 80-х годов.3

Элементы как субкультуры, так и контркультуры обнаруживаются в культуре современной молодежи в России.

Факторная обусловленность культуры молодежи. В

современных условиях чрезвычайной подвижности всех социальных процессов в российском обществе культуру молодежи следует рассматривать в нескольких плоскостях, равно обусловливающих уровень и направленность культурной самореализации, которая понимается нами как содержательная сторона культурной деятельности молодого человека, воплощение в предметных действиях мотивов, потребностей, умений культурного характера. К числу основных факторов, обусловливающих состояние молодежной культуры, относятся следующие.



1. Социум. Системный кризис, затронувший социальную структуру общества с началом перестройки и усугубившийся в связи с распадом СССР и переходом к рыночной экономике, закономерно привел к смене социальных ориентиров, переоценке традиционных ценностей. Конкуренция на уровне массового сознания советских, национальных и так называемых «западных» ценностей не могла не привести к состоянию социальной аномии и фрустрации населения, непосредственным образом повлиявшему на ценностный мир молодежи, крайне противоречивый и хаотичный. Поиск своего пути в новых социально-экономических условиях, ориентация на ускоренное статусное продвижение и в то же время прогрессирующая социальная неадаптивность—все это обусловило специфический характер культурной самореализации молодого человека.

2. Современная российская культура как на институциональном, так и на субъектно-деятельностном уровнях сегодня находится в кризисном состоянии, как и само общество. С одной стороны, значимость культурного развития населения для успешной реализации социальных проектов и выхода из кризиса не в полной мере осознается органами управления, с другой—коммерциализация культурного процесса, все более заметный отход от норм и ценностей «высокой» культуры к усредненным образцам агрессивной массовой культуры, наиболее явственно проявляющийся в электронных средствах массовой информации, также не может не отразиться на системе установок, ориентации и культурных идеалов молодого человека.

3. Уровни гуманитарной социализации. Попытки реализации целостной программы гуманитарной социализации в государственном масштабе не увенчались успехом. Сегодня единая система гуманитарного воспитания практически отсутствует, а частные инициативы в этой сфере, осуществляемые в экспериментальных или негосударственных учебных заведениях, охватывают лишь немногочисленные группы молодежи крупных российских городов. В большинстве же школ гуманитарная социализация ограничивается стандартным набором гуманитарных дисциплин и так называемой «внеучебной работой», которая не столько приобщает молодых людей к культурным ценностям, сколько отвращает от них в пользу рекреативно-развлекательной самореализации. Нередко гуманитарная социализация носит коммерческий характер (так называемое «элитное образование»), и характер гуманитарной социализации все заметнее обусловлены уровнем доходов родителей школьника или самого молодого человека.

4.Возрастные особенности молодежи. Юношеский возраст (15-18 лет), а в какой-то мере и весь период взросления отличают черты порывистости, неустойчивости желаний, нетерпимости, дерзости, усугубляемые переживаниями амбивалентности социального статуса (уже не ребенок, еще не взрослый). Именно эта специфика приводит юношей в однородные по возрасту и социальной принадлежности группы сверстников, которые удовлетворяют типичные юношеские потребности в стиле поведения, моде, досуге, межличностном общении.4 Группы сверстников выполняют социально-психологическую терапевтическую функцию—преодоления социального отчуждения. Естественно, в подобных группах складываются собственные культурные нормы и установки, обусловленные, в первую очередь, эмоционально-чувственным восприятием действительности и юношеским нонконформизмом.

5. Особенности поколения. Именно в этой плоскости речь идет о молодежной субкультуре, обладающей не столько возрастными, сколько генерационными особенностями. В этом феномене наиболее отчетливо проявляются свойственно молодежные формы сознания и поведения.5

Говоря о молодежной субкультуре в России, необходимо учитывать наличие существенных региональных и национальных различий. Кроме того, начиная с 90-х годов, усугубляется ценностное и имущественное расслоение молодежи. Так, в частности, вряд ли корректно говорить в социально-психологическом смысле, например, о «петербургской молодежи» как единой группе населения. Безусловно, как поведение, так и ценности,например, молодого бизнесмена, с одной стороны, и молодого безработного,—с другой, не могут не отличаться друг от друга. Тем не менее существует некое субкультурное «ядро», которое присуще в той или иной мере всему молодому поколению России.

Особенности молодежной субкультуры. Под молодежной субкультурой понимается культура определенного молодого поколения, обладающего общностью стиля жизни, поведения, групповых норм, ценностей и стереотипов.

Ее определяющей характеристикой в России является феномен субъективной «размытости», неопределенности, отчуждения от основных нормативных ценностей (ценностей большинства).

Так, у немалого числа молодых людей отсутствует четко выраженная личностная самоидентификация, сильны поведенческие стереотипы, обусловливающие деперсонализацию установок. Позиция отчуждения в его экзистенциональном преломлении просматривается как в отношении к социуму, так и в межгенерационном общении, в контркультурной направленности молодежного досуга.

Социальное отчуждение проявляется чаще всего в апатии, безразличии к политической жизни общества, образно говоря, в позиции «стороннего наблюдателя». На уровне самоидентификации проявление каких-либо определенных политических установок минимально. Вместе с тем эмоциональность, легковерность и психологическая неустойчивость молодых людей умело используются политическими элитами в борьбе за власть.

«Участие в политической жизни»в шкале ценностных суждений, предложенных в ходе анкетного опроса учащимся старших классов петербургских школ, заняло последнее место (это занятие привлекает лишь 6,7% опрошенных). Только каждый четвертый из старшеклассников (25,5%) готов жить для других, даже если придется поступиться своими интересами, в то же время почти половина выборки (47,5%) полагает, что «в любом деле нельзя забывать о собственной выгоде».

«Политикой» интересуется лишь 16,7% опрошенных, отсюда закономерно проистекают и неопределенные политические позиции старшеклассников: лишь треть из них (34,4%) имеет сложившиеся политические убеждения (по самооценке), в то время как вдвое большее число либо вообще ими не обладает, либо никогда не задумывалось об этом (соответственно 29,5 и 37,1%). Отказ от определенного мнения, выраженный в виде суждений «не задумывался об этом» и «меня не интересует», в целом отличает примерно треть молодежной выборки, причем не только по данному исследованию старшеклассников, но и по опросам студенческой молодежи последних лет.

Известно, что молодежь—наиболее неустойчивая часть электората, реже других социально-демографических групп населения выступает в качестве реципиента политической информации, почти не читает ежедневных газет. В процессе опроса студентов одного из гуманитарных вузов Петербурга выяснилось, что более 60% опрошенных не знают, кто такие Рыбкин и Шумейко, 52,1% не имеют представления о том, какую партию представляет в Думе Г. Зюганов, четко идентифицировались в сознании только фамилии Ельцина, Гайдара, Руцкого и Жириновского, причем последний воспринимался «сам по себе», безотносительно к своей партии.

Существует мнение, что аполитичность молодежи-закономерный результат чрезмерной идеологизации воспитания прошлых лет, а активная политизированность граничит с социопа-тией. Вряд ли можно согласиться с подобной позицией: если в стабильном обществе приоритеты частной жизни закономерны и естественны, то в ситуации системного кризиса социальная индифферентность молодых чревата необратимыми последствиями для будущего страны. Не менее тревожно и то, что политизация отдельных групп молодежи приобретает черты политического и национального экстремизма.

Усугубляется и межгенерационное отчуждение, включающее широкий спектр неприятии—от разрушения внутрисемейных контактов (по критериям взаимопонимания и взаимного доверия) до противопоставления «нас» (как ценностного, так и дея-тельностного) всем предшествующим, «советским» поколениям.

Определенная генерационная комплиментарность (противопоставление образа «мы» и «они») традиционна, достаточно вспомнить хотя бы хрестоматийный роман И.С.Тургенева «Отцы и дети». Однако сегодня генерационная комплиментарность молодого поколения нередко выливается в полное отрицание всех «папиных» ценностей, включая историю собственного государства. Эта позиция особенно уязвима, если иметь в виду собственную аполитичность молодых людей, их устраненность от участия в решении социальных проблем для общества, а не только групповых или корпоративных (сотрудничество)—для себя.

Генерационное отчуждение выступает в качестве психологического антонима («мы» и «они»). Особенно явственно это противопоставление прослеживается на уровне собственно культурных (в узком смысле) стереотипов молодежи: есть «наша» мода, «наша» музыка, «наше» общение, а есть—«папино», которое предлагается институциональными средствами гуманитарной социализации. И здесь обнаруживается третий (наряду с социальным и межгенерационным) аспект отчуждения молодежной субкультуры—культурное отчуждение.

У итальянских социологов есть термин «агрессия субкультур», которым они обозначают отрыв молодого поколения от многообразия культурного наследия.

Многих думающих людей обоснованно беспокоят «разрушительные мотивы» в музыке. Формируется поколенческая идеология с девиантными тенденциями.6

Контркультурные черты молодежной субкультуры.Именно на этом уровне субкультура молодого поколения приобретает заметные контркультурные элементы: досуг, особенно юношеством, воспринимается как основная сфера жизнедеятельности, и от удовлетворенности им зависит общая удовлетворенность жизнью молодого человека. Общее образование для школьника и профессиональное для студента как бы отходят на другой план перед реализацией экономических («зарабатывать деньги») и досуговых («интересно провести свободное время») потребностей.

На уровне досуговой самореализации молодежную субкультуру отличают следующие черты, распространенные в различных социальных и возрастных когортах с разной степенью интенсивности.

1. Преимущественно развлекательно-рекреативная направленность. Наряду с коммуникативной (общение с друзьями) досуг выполняет в основном рекреативную функцию (около одной трети старшеклассников отмечают, что их любимое занятие на досуге—«ничегонеделание»), в то время как познавательная, креативная и эвристическая функции не реализуются вовсе или реализуются недостаточно. Рекреативные досуговые ориентации подкрепляются основным содержанием теле-и радиовещания, распространяющим ценности преимущественно массовой культуры.

2. «Вестернизация» (американизация) культурных потребностей и интересов. Ценности национальной культуры, как классической, так и народной, вытесняются схематизированными стереотипами—образцами массовой культуры, ориентированными на внедрение ценностей «американского образа жизни» в его примитивном и облегченном воспроизведении.

Любимыми героями и в определенной степени образцами для подражания становятся, по данным опросов, героини так называемых «мыльных опер» (для девушек) и видеотриллеров типа Рэмбо (для юношей). Однако вестернизация культурных интересов имеет и более широкую сферу приложения: художественные образы экстраполируются на уровень группового и индивидуального поведения молодых людей и проявляются в таких чертах социального поведения, как прагматизм, жестокость, стремление к материальному благополучию в ущерб профессиональной самореализации.

3. Приоритет потребительских ориентации над креативными. Потребительство проявляется как в социокультурном, так и в эвристических аспектах. По данным опросов студентов петербургских вузов (1989-1991 гг.) потребление в рамках художественной культуры заметно превышает креативные установки в социокультурной деятельности. Еще более эта тенденция присутствует в культурной самореализации учащейся молодежи, что косвенно обусловлено и самим потоком преобладающей культурной информации (ценности массовой культуры), способствующей фоновому восприятию и поверхностному закреплению ее в сознании. Творческая самореализация, как правило, выступает в маргинальных формах.

4. Слабая индивидуализированность и избирательность культуры. Выбор тех или иных культурных ценностей чаще всего связан с групповыми стереотипами достаточно жесткого характера (не согласные с ними легко попадают в разряд «отверженных»), а также с престижной иерархией ценностей в неформальной группе общения (референтной группе).

Групповые стереотипы и престижная иерархия ценностей обусловлены половой принадлежностью, уровнем образования, в определенной мере местожительством и национальностью реципиента, однако в любом случае суть их одна: культурный конформизм в рамках неформальной группы общения и неприятие других ценностей и стереотипов, от более мягкого в среде студенческой молодежи до более агрессивного в среде учащихся средней школы. Крайним направлением этой тенденции молодежной субкультуры являются так называемые «команды» с жесткой регламентацией ролей и статусов их членов, для которых характерно девиантное поведение и криминогенный стиль общения.

5. Внеинституциональная культурная самореализация. Данные исследований показывают, что досуговая самореализация молодежи осуществляется вне учреждений культуры и относительно заметно обусловлена воздействием одного лишь телевидения—наиболее влиятельного институционального источника не только эстетического, но и в целом социализирующего воздействия. Однако большая часть молодежных и подростковых передач ТВ отличается крайне низким художественным уровнем и никак не разрушает, а скорее, напротив, подкрепляет те стереотипы и ту иерархию ценностей, которые уже сформировались на уровне референтной группы—наиболее эффективного культурного коммуникатора.

6. Отсутствие этнокультурной самоидентификации. Эта тенденция, в высокой мере отличающая прежде всего русскую молодежь, обусловлена не только вестернизацией массового молодежного сознания, но и характером гуманитарной социализации в ее институциональных формах. Интериоризация норм и ценностей, проходящая именно в этот возрастной период, базируется либо на традиционно советской, либо западной модели воспитания, в любом случае—вненациональной, в то время как интериоризация этнокультурного содержания практически отсутствует. Народная культура (традиции, обычаи, фольклор и т. п.) большинством молодых людей воспринимается как анахронизм. Между тем именно этническая культура является цементирующим звеном социокультурной трансмиссии. Попытки внесения этнокультурного содержания в процесс социализации в большинстве случаев ограничиваются приобщением к православию, между тем как народные традиции, безусловно, не ограничиваются одними лишь религиозными ценностями. Кроме того, этнокультурная самоидентификация состоит а прежде всего в формировании положительных чувств в отношении к истории, традициям своего народа, т. е. того, что принято называть «любовью к Отечеству», а не в знакомстве и в приобщении к одной, пусть даже самой массовой, конфессии.

Отсутствие у русской молодежи этнокультурной идентичности как раз приводит, с одной стороны, к более легкому проникновению в молодежное сознание вестернизованных ценностей, с другой же—к проявлениям этатического (державного) национализма.

Возникновение такой, а не иной, с указанными особенностями молодежной субкультуры обусловлено целым рядом причин, среди которых наиболее значимыми представляются следующие.

1. Молодежь, несмотря на определенную и вполне естественную генерационную замкнутость, живет в общем социальном и культурном пространстве, и поэтому кризис общества и его основных институтов не мог не отразиться на содержании и направленности молодежной субкультуры. Именно поэтому не бесспорна разработка любых специально молодежных программ, за исключением социально-адапционных или профори-ентационных. Любые усилия по коррекции процесса социализации неизбежно будут наталкиваться на состояние всех социальных институтов российского общества и прежде всего системы образования, учреждений культуры и средств массовой информации. Каково общество—таков а и молод ежь, а следовательно, и молодежная субкультура.

2. Кризис института семьи и семейного воспитания, подавление индивидуальности и инициативности ребенка, подростка, молодого человека как со стороны родителей, так и педагогов, всех представителей «взрослого» мира, не может не привести, с одной стороны, к социальному и культурному инфантилизму, а с другой—к прагматизму и социальной неадаптированности (в некоторых случаях опосредованно) — и к проявлениям противоправного или экстремистского характера. Агрессивный стиль воспитания порождает агрессивную молодежь, самими взрослыми приуготовленную к межгенерационному отчуждению, когда выросшие дети не могут простить ни воспитателям, ни обществу в целом ориентации на послушных безынициативных исполнителей в ущерб самостоятельности, инициативности, независимости, лишь направляемых в русло социальных ожиданий, но не подавляемых агентами социализации.

3. Коммерциализация средств массовой информации, в какой-то мере и всей художественной культуры, формирует определенный «образ» субкультуры не в меньшей степени, чем основные агенты социализации—семья и система образования. Ведь именно просмотр телепередач наряду с общением, как уже говорилось, —наиболее распространенный вид досуговой самореализации. Во многих своих чертах молодежная субкультура просто повторяет телевизионную субкультуру, которая лепит под себя удобного зрителя.

Молодежная субкультура есть искаженное зеркало взрослого мира вещей, отношений и ценностей. Рассчитывать на эффективную культурную самореализацию молодого поколения в больном обществе не приходится, тем более что и культурный уровень других возрастных и социально-демографических групп населения России также постоянно снижается.

 

Примечания

 

1 Смелзер Н. Социология. М., 1994. С. 41.

2Пoдpoбнee см.: Арнольдов А.И. Введение в культурологию. М., 1993; Иконникова С. Н. Диалог о культуре. Л., 1987.

ЗПoдpoбнee см.: Левичева В.Ф. Молодежный Вавилон. М., 1989. Шепанская Т.Б. Символика молодежной субкультуры: опыт исследования системы. СПб., 1993.

4Пoдpoбнee см.: Сикевич З.В. Молодежная культура; за и против. Л., 1990.

5Пoдpoбнee см.: Интеллигенция и нравственность/ Под ред. Л.И.Коханович, В. Т. Лисовского. М., 1990; Молодежь России—социальное развитие/ Редколл. В.И.Чупров (Отв. ред.) и др. М., 1992;

6 Молодежь России: тенденции, перспективы/ Под ред. И.М.Ильинского, А.В.Шаронова. М., 1993; Л и со в кий А. В., Л и со веки и В. Т. В поисках идеала. Диалог поколений. Мурманск, 1994.

7 Салтанович И.П. Формирование оптимальной музыкальной среды—важнейший фактор духовного развития// Молодежь в условиях социально-экономических реформ / Научи, ред. В. Т. Лисовский. СПб., 1995. С.37-38.

 

megaobuchalka.ru

Особенности молодежных субкультур в России

ОСОБЕННОСТИ МОЛОДЕЖНЫХ СУБКУЛЬТУР В РОССИИ

Изучение молодежных субкультур является важным направлением социологии молодежи. С 60-х годов XX в. к этой проблематике обращаются ведущие социологи разных стран

Мира. В России анализ молодежных субкультурных феноменов до

конца 80-х годов велся в очень узких рамках. Это объяснялось тем, что

данные феномены в силу устоявшихся научных парадигм воспринимались как социальная патология, а такого рода тематика в основном носила закрытый характер и ее

разработка не могла свободно проводиться тем или иным исследователем или

исследовательским коллективом. Сказывалось и то, что субкультуры, характерные Западу, были мало представлены в формах социальной и культурной активности молодого поколения.

С конца 80-х годов возросло внимание исследователей к молодежным субкультурам как в России, так и за рубежом . Разделы по молодежной суб-

культуре выделялись в изданиях учебного характера. Так, в учебнике "Социология моло-

дежи" (СПб., 1996) в разделе, написанном З.В. Сикевич, под молодежной субкультурой

понимается "культура определенного молодого поколения, обладающего общностью стиля жизни, поведения, групповых норм, ценностей и стереотипов" [6, с. 335]. Автор настаивает на том, что молодежная субкультура - характеристика именно целого поколения, что «существует некое субкультурное "ядро", которое присуще в той или иной мере всему молодому поколению».Высказанная точка зрения имеет немало сторонников, о чем свидетельствует, например, воспроизведение цитированных положений в другом

учебном пособии [7, с. 165].

На мой взгляд, относить целое поколение к субкультурному движению нельзя, более реалистична позиция М.Фуко, который настаивал: во имя

методологической строгости мы должны уяснить, что можем иметь дело только с

общностью рассеянных событий . В применении к данным обстоятельствам совре-

менной России это тем вернее, что привычный для общества западного типа образ молодежной субкультуры здесь довольно слабо представлен - по большей части именно как рассеянные события, общность которых устанавливается исследовательским конструированием реальности. Если исходить из положения, что в России молодежные группы формируются как стремление к смене установок (своих и общества) и в поведении отражают тягу к общественному обновлению на основе философского осмысления социальных ценностей и особого образа жизни, то материалы исследований последних лет покажутся обескураживающими: субкультурные феномены в западном смысле едва заметны. Их известность в обществе во многом результат "эффекта Си-Эн-Эн": представления как особо значимых событий и явлений в средствах массовой информации.

Что же предопределяет российскую специфику субкультурных образований в молодежной среде, а точнее - их слабую развитость в традиционном для Запада понимании? Три

фактора, как нам представляется, здесь играют основную роль.

Первый - социальная и экономическая неустойчивость российского общества на протяжении последних полутора десятилетий и обнищание основной части населения. В 2000 г. согласно данным Госкомстата России, молодежь (16-30 лет) составляла в численности населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума 21,2%, а в своей возрастной группе доля бедных была 27,9%. Среди безработных молодежь в возрасте до 29 лет тогда же составила 37,7% . Хотя в последующие года

отмечался некоторый экономический подъем, принципиально картина не изменилась. Для

значительной части молодежи проблема физического выживания отодвигает на задний

план потребности, реализуемые в формах молодежных субкультур.

Второй фактор - особенности социальной мобильности в российском обществе. Каналы

восходящей социальной мобильности в 90-е годы претерпели коренные изменения, и моло-

дежь получила возможность достигать престижное социальное положение в очень короткие

сроки. Первоначально (в начале десятилетия) это привело к оттоку молодежи из системы

образования, особенно высшего и послевузовского: для быстрого успеха (понимаемого как

обогащение и достигаемого в основном в сфере торговли и услуг) высокий уровень

образования был скорее помехой, чем помощью. Но позже вновь усилилась тяга к полу-

чению образования как гаранта личного жизненного успеха. Кроме того, действует фактор

уклонения юношей от службы в армии.

Возможность быстро достичь успеха, стать богатым, в действительности слишком часто

основанная на криминале, является, тем не менее, основой для социальных установок и

ожиданий значительной части российской молодежи. Этим во многом вытесняется иденти-

фикация с субкультурными ценностями в западном смысле, поскольку такая идентификация

в российских социокультурных условиях противоречит реализации установок на мате-

риальное благополучие.

Третий фактор - аномия в российском обществе в дюркгеймовом смысле, т.е. утеря тех

нормативно-ценностных оснований, которые необходимы для поддержания социальной

солидарности и обеспечения приемлемой социальной идентичности. В молодежной среде

аномия ведет к парадоксальному сочетанию актуальных оценок и глубинных ценностных

предпочтений.

В плане актуальных оценок особенно значимо отношение молодежи к органам госу-

дарственной власти и высшим должностным лицам. В середине 90-х годов негативные

оценки повсеместно преобладали, но и исследования последнего времени фиксируют отно-

сительно низкие показатели доверия молодежи к государственным структурам. Позитивный

сдвиг наметился в отношении к Президенту России (по мониторингу ВЦИОМ, ноябрь

2001 г., В.В. Путин вызывает доверие у 39,1% респондентов в возрасте до 29 лет [10, с. 65]).

Но, во-первых, эта тенденция слишком кратковременна, во-вторых, та или иная оценка

Президента не ведет автоматически к повышению доверия к власти в целом или ее отдель-

ным институтам. Важным итогом недоверия к власти является установка большинства

молодых россиян, что можно полагаться только на собственные силы.

На фоне социальной аномии широчайшее распространение приобретает преступность

среди российской молодежи. С 1990 г. по 2000 г. число лиц, совершивших преступления,

увеличилось почти в два раза (с 897,3 тыс. до 1741,4 тыс. человек), а в возрастной группе 18—

24-летних в 2,5 раз (с 189,5 тыс. до 465,4 тыс. человек). В 2000 г. к лицам, совершившим

преступления, были отнесены 932,8 тыс. молодых россиян (14-29 лет) - более половины

(53,6%) всех преступников [9, с. 273]. Что это означает для современного состояния

молодежной среды в России? Расчет показывает, что число молодых россиян, хотя бы раз

совершивших преступление (по установленным фактам), в данный момент составляет

примерно 6 млн. человек, или одну пятую часть молодежи в возрасте 14-30 лет.

Эти обстоятельства имеют непосредственное отношение к специфике молодежных суб-

культур в России. Если попытаться выявить черты, свойственные различным субкультур-

ным образованиям в молодежной среде, то (1 ) связь с субкультурами криминала окажется

одной из наиболее часто представленных - наряду с (2 ) влиянием западной молодежной

моды, (3) феноменом романтической компенсации повседневной рутины, а также (

4) воспроизводством некоторых черт советского прошлого. Эти четыре характеристики

могут выступать как основа типологизации молодежных субкультур в России, и в отборе

суб культурных феноменов для описания и анализа мы в основном ориентировались на них.

Криминализация молодежных субкультур . Истоки этого процесса носят общесоциаль-

ный характер. Большое число молодых людей осуждены за преступления и отбывают

наказание в местах лишения свободы. Общее число осужденных в возрасте до 30 лет в

период между 1990 и 2000 гг. составило 5576,3 тыс. человек [9, с. 274]. При суммировании

80

мы не учитывали рецидивы, но все же ясны масштабы явления. Часть вернувшихся из мест

заключения активно участвуют в формировании молодежных групп криминального

характера. В середине 90-х годов в России, по официальным данным, насчитывалось более

5 тыс. таких групп [11]. Подобного рода группировки, а в еще большей мере носители тю-

ремного опыта - важные каналы проникновения делинквентных субкультур в молодежную

среду, но все же проблема этим не исчерпывается. Масштабы организованной преступности

в России таковы, что значительная часть молодежи оказывается прямо или косвенно свя-

занной с криминальными структурами, имеет контакты с ними в сферах бизнеса, политики,

развлечений и т.д. Организованная преступность фактически составляет параллельную

реальность, и принятые в ее среде социокультурные ориентиры приобретают ценностное

значение в молодежной среде. Из этих ориентиров особое значение имеет культ физи-

ческой силы, ориентация на здоровый образ жизни как одну из высших жизненных

ценностей. В наших исследованиях зафиксированы случаи, когда молодые люди добро-

вольно лечатся от наркомании, мотивированные тем, что это обязательное условие их

возвращения в преступную группировку.

Сегодня криминализированы многие молодежные сообщества, сформировавшиеся

вокруг спортивных комплексов и тренажерных залов, любительских объединений каратэ,

кикбоксинга, других видов единоборства, которые в определенных случаях используются

криминалом как боевые отряды при "разборках", резерв охраны и телохранителей. В своем

большинстве такие объединения имеют легальный фасад спортивной организации, связь с

криминалом может быть не известна многим участникам. Субкультурными признаками

такого рода групп становятся конкуренция накачанных мышц (искаженная форма

бодибилдинга), тренировочный костюм как наиболее приемлемая в любых ситуациях

mirznanii.com

Статья на тему: Молодёжные субкультуры в условиях современного образования.

Молодёжные субкультуры в современной России и их взаимодействие с обществом.

Тема субкультур – одна из интереснейших. Она обширна,  многогранна, жизненна и наблюдается каждый день. К началу XXI в. субкультурный бум в нашей стране угас. Но это не означает, что неформальные молодежные объединения исчезли.

Субкультура –  свод накопленных ценностей и порядков группы людей, объединённых специфическими интересами, определяющими их мировоззрение, часть общественной культуры. Её составляющими и одновременно признаками  оказываются знание (картина мира в узком смысле), ценности, стиль и образ жизни, навыки, умения. Критерием сформированности субкультуры является совокупность названных параметров.

Знание (картина мира в узком смысле) –  под этим понятием имеется ввиду вся совокупность знаний и представлений человека об окружающей действительности, отталкиваясь от которых он выстраивает целостный образ социального мира и своего места в нем. На основе созданного образа происходит ориентация в жизненном пространстве.

Ценности – один из компонентов социальной системы, наделенный особым значением в индивидуальном или общественном сознании. Ценностью может быть любой объект (материальный или идеальный) — как реальный, так и воображаемый.

Стиль и образ жизни –  эта категория объединяет в себе такие компоненты, как стиль жизни, образ жизни, социальные роли и статусы. Стиль жизни будет пониматься как социально-психологическая категория, выражающая определенный тип поведения людей. К стилю и образу жизни, который будет характеризовать, и отличать субкультуру как таковую, относят тот стиль и образ жизни (стиль жизни, условия жизни, роли и статусы), который присущ определенной социальной группе в целом и конкретному индивиду (члену субкультуры) в частности.

Под молодежной субкультурой понимается культура определенного молодого поколения, обладающего общностью стиля жизни, поведения, групповых норм, ценностей и стереотипов. Их называют неформалами, ибо они выбиваются из формализованных структур нашей жизни, не вписываются в привычные правила поведения.

Молодежные субкультуры очень разные – ведь многообразны те интересы и потребности, ради удовлетворения которых тянутся друг к другу подростки и молодые люди, образуя группы, течения, направления.

         Молодежь представляет будущее страны, ибо общество воспроизводит себя биологически и социально через молодое поколение. Жизнеспособность любого общества зависит именно от его молодежи. Вот почему так важно изучать ее настроения и поведение, ярко проявляемые в молодежных субкультурах. Эти неформальные образования в какой-то мере служат своеобразным барометром, позволяющим измерять нравственный, идеологический и социально-психологический климат в обществе. В какой-то мере появление тех или иных молодежных объединений сигнализирует о нерешенных проблемах страны, выступая тем самым болевыми точками на социальном организме.

Каждому из нас в каком-либо общественном месте удавалось хоть раз встретить человека, который отличался, прежде всего, необычным внешним видом. Это и есть неформал – представитель одной из современных субкультур;  попытка показать свою индивидуальность, бросить вызов миру с его бесконечными серыми буднями.

В чем состоят причины довольно широкого распространения в современном обществе молодежных субкультур? Хотелось бы отметить, что всегда существовало определенное различие между поколениями, которое еще более становится ощутимым в современном мире, ибо современный социум – сверхдинамичная система. Следует также обратить внимание на тот факт, что молодежь обладает рядом социально - психологических особенностей. Она эмоциональнее, ей присуща тяга к свободе и независимости. В учебном коллективе, даже в семье, подросток нередко чувствует себя стесненным рамками обязанностей и социальных ожиданий, зависимым от преподавателя или родителей. В этом случае участие в деятельности неформальной группы компенсирует отсутствие личной независимости и свободы в традиционных структурах. Также стоит отметить, что подростки испытывают потребности в самовыражении, самореализации, чувстве собственной значимости и стремятся в рамках той или иной субкультуры удовлетворить эти потребности. Однако необходимо подчеркнуть, что нередко причинами вхождения подростков в субкультуры является просто дань моде, отсутствие осознанной цели, подражание течениям и направлениям западной неформальным объединениям.

Таким образом, главными причинами появления и распространения той или иной  молодежной субкультуры являются следующие:

 1. Социально - экономические (безработица, скучная, малоинтересная работа).

 2. Морально - нравственные (различия между поколениями).

 3. Психологические (молодежь эмоциональнее, динамичнее, независимее. У большинства еще нет семьи, профессии, того круга многочисленных обязанностей и обязательств, в который с возрастом попадает всякий взрослый человек).

  4. Морально - этические (стремление молодежи создать свой особый мир ценностей, обрести осмысленный и значимый досуг, круг единомышленников, возможности самовыражения).

         Субкультура может отличаться от доминирующей культуры манерой поведения, одеждой. Основой субкультуры могут быть стиль музыки, образ жизни, определённые политические взгляды.

В рамках молодежной субкультуры  и молодёжных объединений принято выделять три направления:

1. Асоциальные: стоят в стороне от социальных проблем, но не представляют угрозу обществу. Как правило, это неформальные объединения, названия которых отражают особенности внешнего вида или поведения молодёжи. Нередко они связаны с определенным музыкальным стилем. Например, рокеры считают своей музыкой ранний рок-н-ролл, символом которого был Элвис Пресли.

2. Антисоциальные: протест может принимать социально опасные, агрессивные формы. Они открыто противостоят органам власти. Среди них немало приверженцев фашистской идеологии. Современные фашисты выступают против мигрантов, число которых в России резко возросло. Мигранты образуют свою субкультуру, некое маргинальное образование, которое увеличивается по размерам и может вытеснить представителей коренной национальности. Примером  антисоциальных объединений является движение скинхедов. Согласно социологическим исследованиям, в России сейчас не менее 35 тысяч скинхедов, которые выступают под лозунгом "Россия для русских".

3. Просоциальные: приносят пользу обществу. Члены этих объединений борются за сохранение окружающей среды от загрязнения и уничтожения, спасают памятники культуры, безвозмездно помогают реставрировать их, заботятся об инвалидах и престарелых людях. Примером такого рода объединений являются "зеленые" –  экологические организации, активность и популярность которых неуклонно растет.

Субкультуры не стоят на месте, они развиваются и изменяются,  все шире охватывая человечество. Молодежь ищет себя, стремится к самовыражению, желает иметь свое собственное суждение по любому вопросу. Иногда это приводит к крайнему противопоставлению по отношению к базовой культуре общества.

Молодежная субкультура создается самими молодыми людьми для молодых, она эзотерична, конкретные ее варианты понятны лишь знающим и посвященным.  Это явление элитарное, через которое проходят немногие молодые люди. Отклоняясь  от традиционной культуры, явление субкультуры нацелено на включение молодых людей в общество.

Средняя российская семья сегодня  не способна качественно выполнять свою социализирующую роль, наблюдается резкое падение ее воспитательных функций. Такие же процессы происходят и в школе.

Сегодняшняя молодёжь, принимая от родителей материальную помощь, не принимает родительского образа жизни, взглядов и поведения. На почве подобных межгенерационных и социальных противоречий и произрастает современная молодёжная субкультура –  «вся из контрастов, из острых углов, из клубка нравственных и эстетических проблем».

Одной из важнейших задач социальных структур общества является перенаправление деструктивной энергии молодежи в конструктивную. Для этого необходимо принимать участие в решении молодежных проблем, откликаясь на них душой и сердцем, ибо равнодушие – главный враг для понимания другого человека.

Если народ имеет то правительство, которое он заслуживает, то народ и правительство имеют дело с той молодёжью, которую они сами воспитывают – любое проявление невнимания к молодёжным проблемам способно (возвращаясь, подобно бумерангу, с другой стороны в самый непредвиденный момент) создать ещё большие проблемы для настоящего и будущего общества.

Приложение.

Самые распространенные подвиды субкультур современной России.

Виды субкультур

Общее описание

Подвиды

Описание подвидов

Музыкальные                        

        

                        

                        

        

Субкультуры, основанные на поклонниках различных жанров музыки

Альтернативщики

Готы

Металлисты

 Панки

Рокеры

Хип-хоп (рэперы)

поклонники альтернативного рока,  рэпкор

поклонники готик-рока

поклонники хэви-метал  и его разновидностей

поклонники панк-рока

поклонники рок-музыки

поклонники рэпа и хип-хопа

Имиджевые                                

        

Субкультуры, выделяемые по стилю в одежде и поведению

Скинхеды

Эмо

Нудисты

Стиляги

поклонники эмокор

Политические и мировоззренческие

Субкультуры, выделяемые по общественным убеждениям

Милитари

Антифа

По хобби        

        

                        

        

                

Субкультуры, сформировавшиеся благодаря хобби

Неформалы        

Хиппи        

Байкеры

Райтеры

Трейсеры

Хакеры

Любители мотоциклов

 Поклонники граффити

Любители паркура

Любители компьютерного взлома (чаще нелегального)

По другим увлечениям                        

        

Субкультуры, основанные на кино, играх, мультипликации, литературе

Отаку

Геймеры

Футбольные хулиганы

Поклонники аниме (японской мультипликации)

Поклонники компьютерных игр

nsportal.ru

Молодежные субкультуры в современной России

Исследования молодежных субкультур. Изучение молодежных субкультур издавна составляет важное направление социологии молодежи. С 60-х годов ХХ века к этой проблематике обратились ведущие социологи разных стран мира, в отечественной же социологии анализ молодежных субкультурных феноменов до конца 1980-х годов велся в очень узких рамках и не был сколько-нибудь значимой областью молодежных исследований. Частью это происходило из-за того, что такие феномены в силу утвердившихся научных парадигм воспринимались как социальная патология, а подобного рода тематика в основном носила закрытый характер и ее разработка не могла вестись по свободному выбору того или иного исследователя или исследовательского коллектива. Частью важно и то, что субкультуры, свойственные Западу, были мало представлены (по крайней мере на поверхности) в формах социальной и культурной активности молодого поколения.

С конца 1980-х годов внимание исследователей к молодежным субкультурам России стало более заметным — как у нас[1], так и за рубежом[2]. В 2000-е годы исследовательская активность в этом направлении усилилась. Некоторые авторы стремятся прояснить субкультурные характеристики молодежи в рамках отдельных территорий (например, к такому пути по мотивам вполне практическим склонны исследователи НИЦ «Регион» Ульяновского госуниверситета, руководимого проф. Е. Л. Омельченко[3]; внимание к субкультурам молодежи на региональном уровне проявляют исследователи Санкт-Петербурга[4]). Другие идут по пути описания большого и разнородного материала, который сгруппирован на основе определенной теоретической ориентации[5].

Разделы по молодежной субкультуре выделяются в изданиях учебного характера. Специально этому вопросу посвящено объемное учебное пособие С. И. Левиковой[6], опубликовавшей в последние годы немало работ по данной проблематике. В учебнике под редакцией В. Т. Лисовского параграф «Молодежная субкультура в современной России» написан З. В. Сикевич. Обращает на себя внимание то, что здесь под молодежной субкультурой понимается «культура определенного молодого поколения, обладающего общностью стиля жизни, поведения, групповых норм, ценностей и стереотипов»[7]. Автор настаивает на том, что молодежная субкультура — характеристика именно целого поколения, что «существует некое субкультурное «ядро», которое присуще в той или иной мере всему молодому поколению»[8]. Надо думать, эта точка зрения имеет немало сторонников, о чем свидетельствует, например, воспроизведение цитированных положений З. В. Сикевич в учебном пособии Ю. Г. Волкова, В. И. Добренькова и др. «Социология молодежи»[9].

С нашей точки зрения, трактовать субкультурные феномены как присущие (хотя бы в смысле их «ядра») всем молодым россиянам — значит стать на путь абстрактных схем. В действительности более плодотворна и реалистична позиция М. Фуко, который настаивал: во имя методологической строгости мы должны уяснить, что можем иметь дело только с общностью рассеянных событий[10]. В применении к конкретным обстоятельствам современной России это тем вернее, что привычный для общества западного типа образ молодежной субкультуры здесь довольно слабо представлен — по большей части именно как рассеянные события, общность которых устанавливается исследовательским конструированием реальности. Если исходить из ожидания, что в России молодежные группы формируются как стремление к смене установок (своих и общества) и в поведении отражают эту тягу к общественному обновлению на основе философского осмысления социальных ценностей и особого образа жизни, то материалы исследований последних лет покажутся обескураживающими: субкультурные феномены в западном смысле едва заметны. Их известность в обществе во многом результат «эффекта CNN»: представления как особо значимых событий и явлений в средствах массовой информации.

Молодежные субкультуры: российская специфика. Что же предопределяет российскую специфику субкультурных образований в молодежной среде, а точнее — их слабую развитость в традиционном для Запада понимании? Три фактора, как нам представляется, здесь играют основную роль.

Первый — социальная и экономическая неустойчивость российского общества на протяжении последних полутора десятилетий и обнищание основной части населения. В 2000 г., согласно данным Госкомстата России молодежь (16–30 лет) составляла в численности населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума 21,2%, а в своей возрастной группе доля бедных была 27,9%[11]. Среди безработных молодежь в возрасте до 29 лет тогда же составила 37,7%[12]. Хотя в последующие два года отмечался некоторый экономический подъем, принципиально картина не изменилась. Для значительной части молодежи проблема физического выживания отодвигает на задний план потребности, реализуемые в формах молодежных субкультур.

Второй фактор — особенности социальной мобильности в российском обществе. Каналы восходящей социальной мобильности в 1990-е годы претерпели коренные изменения, и молодежь получила возможность достигать престижное социальное положение в очень короткие сроки. Первоначально (в начале десятилетия) это привело к оттоку молодежи из системы образования, особенно высшего и послевузовского: для быстрого успеха (понимаемого как обогащение и достигаемого в основном в сфере торговли и услуг) высокий уровень образования был скорее помехой, чем помощью. Но позже вновь усилилась тяга к получению образования как гаранта личного жизненного успеха. Кроме того, действует фактор укрывания юношей от службы в армии.

Возможность быстро достичь успеха, стать богатым, в действительности слишком часто основанная на криминале, является, тем не менее, основой для социальных установок и ожиданий значительной части российской молодежи. Этим во многом вытесняется идентификация с субкультурными ценностями в западном смысле, поскольку такая идентификация в российских социокультурных условиях противоречит реализации установок на материальное благополучие.

Третий фактор — аномия в российском обществе в Дюркгеймовом смысле, т. е. утеря тех нормативно-ценностных оснований, которые необходимы для поддержания социальной солидарности и обеспечения приемлемой социальной идентичности. В молодежной среде аномия ведет к парадоксальному сочетанию актуальных оценок и глубинных ценностных предпочтений.

В плане актуальных оценок особенно значимо отношение молодежи к органам государственной власти, к высшим должностным лицам. В середине 1990-х годов негативные оценки повсеместно преобладали, но и исследования последнего времени фиксируют относительно низкие показатели доверия молодежи к государственным структурам. Позитивный сдвиг наметился с начала 2000-х годов в отношении к Президенту России (по мониторингу ВЦИОМ, в ноябре 2001 г. В. В. Путин вызывал доверие у 39,1% респондентов в возрасте до 29 лет[13]). Но та или иная оценка Президента не ведет автоматически к повышению доверия к власти в целом или ее отдельным институтам. Важным итогом недоверия к власти является распространение уверенности молодых россиян в том, что можно полагаться только на собственные силы.

На фоне социальной аномии широчайшее распространение приобретает преступность среди российской молодежи. С 1990 по 2000 г. состав лиц, совершивших преступления, численно увеличился почти в два раза (с 897,3 тыс. до 1741,4 тыс. человек), а в возрастной группе 18–24-летних в 2,5 раз (с 189,5 тыс. до 465,4 тыс. человек). В 2000 г. к лицам, совершившим преступления, были отнесены 932,8 тыс. молодых россиян (14–29 лет), т. е. более половины (53,6%) всех преступников[14]. Что это означает для современного состояния молодежной среды в России? Расчет на базе официальной государственной статистики показывает, что число молодых россиян, хотя бы раз совершивших преступление (по установленным фактам), в данное время составляет примерно 6 млн. человек, или одну пятую часть молодежи в возрасте 14–30 лет.

Эти драматические обстоятельства имеют непосредственное отношение к специфике молодежных субкультур в России. Если попытаться выявить черты, свойственные различным субкультурным образованиям в молодежной среде, то (1) связь с субкультурами криминала окажется одной из наиболее часто представленных — наряду с (2) влиянием западной молодежной моды, (3) феноменом романтической компенсации повседневной рутины, а также (4) воспроизводством некоторых черт советского прошлого. Эти четыре характеристики могут выступать как основа типологизации молодежных субкультур в России, и в отборе субкультурных феноменов для описания и анализа мы в основном ориентировались на них.

Криминализация молодежных субкультур. Истоки этого процесса носят общесоциальный характер. Большое число молодых людей осуждены за преступления и отбывают наказание в местах лишения свободы. Общее число осужденных в возрасте до 30 лет в период между 1990 и 2000 г. составило 5576,3 тыс. человек[15]. При суммировании мы не учитывали рецидивы, но все же ясны масштабы явления. Часть вернувшихся из мест заключения активно участвуют в формировании молодежных групп криминального характера. В середине 1990-х годов в России по официальным данным насчитывалось более 5 тыс. таких групп[16]. Такого рода группировки, а в еще большей мере носители тюремного опыта — важные каналы проникновения делинквентных субкультур в молодежную среду, но все же проблема этим не исчерпывается. Масштабы организованной преступности в России таковы, что значительная часть молодежи оказывается прямо или косвенно связанной с криминальными структурами, имеет контакты с ними в сферах бизнеса, политики, развлечений и т. д. Организованная преступность фактически составляет параллельную реальность, и принятые в ее среде социокультурные ориентиры приобретают ценностное значение в молодежной среде.

Из этих ориентиров особое значение имеет культ физической силы, ориентация на здоровый образ жизни как одну из высших жизненных ценностей. В наших исследованиях зафиксированы случаи, когда молодые люди добровольно лечатся от наркомании, мотивированные тем, что это обязательное условие их возвращения в преступную группировку.

mirznanii.com

Молодежные субкультуры в современной России

Криминализированы многие молодежные сообщества, сформировавшиеся вокруг спортивных комплексов и тренажерных залов, любительских объединений каратэ, кикбоксинга, других видов единоборства, которые в определенных случаях используются криминалом как боевые отряды при «разборках», резерв охраны и телохранителей. В своем большинстве такие объединения имеют легальный фасад спортивной организации, связь с криминалом может быть не известна многим участникам. Субкультурными признаками такого рода групп становятся конкуренция накаченных мышц (искаженная форма бодибилдинга), тренировочный костюм как наиболее приемлемая в любых ситуациях одежда, довольно часто — золотые перстни и другие знаки принадлежности к иерархии преступного мира.

Нередко солидарность криминальной молодежной группы укрепляется совместными действиями по «оздоровлению» общества.

В 1980-е годы в этом плане опасения вызывали различные локальные группировки, название одной из которых было в общественном сознании стало знаком всего этого явления. Речь идет о люберах. Люберы — одна из молодежных групп криминального характера, получившая широкую известность (в основном через публикации в СМИ) как своего рода модель агрессивного поведения молодежи в условиях социальной аномии. В городе Люберцы близ Москвы эта группа сформировалась как спонтанное объединение молодежи младших возрастных групп, отсюда и название. Особенностью социальной практики, выражавшейся люберами, является то, что в ней произошло соединение своеобразно понятой установки на здоровый образ жизни и агрессивного ответа на жизненную неустроенность и повсеместное нарушение социальной нормы в период «перестройки». Последнее обстоятельство реализовалось у люберов в т. н. практике «ремонта» — совместных действиях по «оздоровлению» общества, а на деле целенаправленном преследовании тех, кто, по мнению любералов, портит общество (группа подростков вылавливает и избивает бомжей, проституток, алкоголиков и т. д. в качестве «меры перевоспитания»). «Успешные» рейды укрепляли солидарность криминальной молодежной группы на ценностях насилия. В самом внешнем виде люберов, их одежде (например, многие носили штаны с вшитыми железными чашечками) выражалась готовность к немедленному физическому столкновению. Группы люберов появлялись в Москве, других городах, искали «врагов», устраивали побоища. Для их усмирения часто использовались специальные контингенты милиции.

Хотя крупных скандалов вокруг люберов, вроде их целенаправленного выезда в 1987 г. в Ленинград для очистки города от металлистов, панков, хиппи, уже с середины 1990-х годов не отмечалось, ряд молодежных групп сохраняет соответствующую идентичность, и слово «люберы» осталось общеизвестным обозначением агрессивных молодежных банд, вошло в песни (например, песня российского рок-музыканта Ю. Шевчука «Мама, я любера люблю», песня группы «Гражданская оборона» «Эй, брат любер» и др.). Первые спонтанные практики «ремонта» позже преимущественно стали характеризовать некоторые экстремистские праворадикальные группы с более высоким уровнем организации и субкультурной определенности (скинхеды, баркашевцы). «Ремонт» проявляется и сегодня. Особенно большую тревогу общества вызвали в начале 2000-х годов погромы в Москве торговцев с Кавказа, где практика «ремонта» явно носила организованный характер и где ударной силой стали подростки (возможно, футбольные фанаты, но источник событий находится в правоэкстремистской части политического спектра и в уголовном мире). Середина 2000-х годов стала временем расовых преступлений, совершаемых некоторыми молодежными группами и отдельными лицами совершенно сознательно.

В настоящее время все больше криминализация молодежных сообществ осуществляется структурами организованной преступности на планомерной основе — как подготовка своего кадрового резерва. Летом, например, действуют десятки палаточных лагерей для подростков, созданные преступными группировками в разных регионах России под видом легальных форм юношеского отдыха. Известны факты, когда преступные группировки с той же целью берут шефство над детскими домами.

Влияние западных молодежных субкультурных феноменов. По этому признаку охарактеризовать российские молодежные субкультуры очень сложно не столько из-за изобилия быстро возникающих и исчезающих форм, сколько из-за того, что в российской среде некоторые из них являются простым заимствованием, в то время как другие могут отражать скорее сходство мотивов действий. В самом деле, российские скинхеды, возникшие как оформленное движение в начале 90-х годов ХХ века (всплеск численности скинхедов относят к периоду после событий сентября-октября 1993 г.), хоть и по форме близки к западным аналогам, но порождены прежде всего внутренними проблемами страны. (Рассмотрение скинхедов в рамках субкультурной проблематики упростило бы задачу анализа. Они должны изучаться в более широком социальном контексте как одна из угроз безопасности России, но объем и сложность этой темы не позволяет ее здесь осветить удовлетворительно.) В общем, имеются разные дистанции российских субкультурных феноменов от западных образцов. Рассматриваемые ниже субкультурные формы показывают эту разницу: от фактически «наших» футбольных болельщиков, где западное влияние не осознается большинством участников, до рейверов и хип-хоп культуры, где «нашего» (российского) довольно мало.

Футбольные болельщики. Близкую к криминальным субкультурам группу составляют фанаты (фаны) футбольных команд. Сообщества футбольных фанатов — одна из наиболее распространенных форм субкультурной молодежной активности в современной России, имеющая давнее происхождение. Многие формы поддержки команд своими болельщиками сложились еще в 1930-е годы, когда футбол был любительским в полном смысле слова и футболисты работали в трудовых коллективах (иначе говоря, в среде своих болельщиков). Позже, по мере профессионализации футбола в России, возникла современная практика организованных выездов фанатов для поддержки команды на играх в других городах (например, фаны московской футбольной команды «Динамо» относят первый такой выезд на игру в другом городе к 1976 г.). В этих формах любительской активности сообщество фанов автономно от поддерживаемой команды.

Специфика этой субкультурной формы состоит в ситуативности идентификации, что требует от участников минимума усилий и не затрагивает глубоко образ жизни. Опрошенные нами в мае 2000 г. фанаты футбольных команд (37 юношей-москвичей) не знали истории этих спортивных коллективов, им достаточно было актуальных знаний о недавних и предстоящих матчах. Разумеется, сама игра на футбольном поле их вдохновляет, но более значимы (как можно судить из интервью) моменты общей эмоциональной разрядки, возможности «оторваться», проявлять свои чувства в полной мере (орать, буянить).

Компенсаторное назначение буйства на стадионе и вандализма после матча очевидно. Но субкультурный смысл футбольных фан-сообществ этим, разумеется, не исчерпывается. Молодые болельщики получают возможность в кругу своих сверстников моделировать свое поведение как групповое и в то же время не испытывающее давления основных социально-контрольных инстанций (родители, школа и т. п.). В этом существенное отличие футбольных фан-сообществ от, например, сообществ поддержки, группирующихся вокруг театров (в театральном сленге «сыры» — нечто вроде клакеров, но обычно без меркантильного интереса; здесь слабо выражена возрастная дифференциация и возрастные конфликты).

Футбольные фанаты — сложное по организации сообщество. В среде фанатов московского «Спартака» (в котором насчитывается по крайней мере 85 тыс. человек: такое число организованных болельщиков отмечалось на некоторых наиболее важных матчах) выделяются, в частности, такие группы, как «Ред-уайт хулиганс», «Гладиаторы», «Восточный фронт», «Северный фронт» и др. Группировка, удерживающая контроль над всем сообществом, — «Правые». В нее входят в основном молодые люди, отслужившие в армии. «Правые» выезжают на все матчи команды, их основная функция — заводить стадион, организовывать реакцию болельщиков («волну» и т. д.), но также и командовать «военными действиями» — битвами с болельщиками враждебных команд и милицией. Выезды в другие города очень часто связаны с драками — нередко уже на вокзальной площади. Группы, приезжающие на матч в другой город, координируют свои действия по сотовой связи, быстро обеспечивают поддержку тем, кто отражает нападение местных футбольных хулиганов. В целом хулиганствующая масса молодых людей хорошо управляема вожаками (предводителями) из «Правых».

В обозначениях «своих» также прослеживается иерархическая организационная структура. Основное средство отличия — шарф («розетка», «роза»). Обычный шарф выдержан в цветах футбольной команды (у спартаковских фанов — сочетание белого и красного) и может иметь различные надписи (у спартаковских болельщиков, например: «Let’s go Spartak Moscow»). Варианты «хулиганского» шарфа содержат оскорбление противнику и вызов (например, спартаковский ромб, перекрещенный шпагами, внизу надпись: «Смерть врагам!» и изображение непристойного жеста). Те, кто участвовал в более чем 10 выездах на матчи команды в другие города, вправе носить особый — с индивидуальным номером — шарф, который изготовляется по заказу в Великобритании. Иметь такой шарф — значит, относиться к элите (группе «Правых»). Потеря номерного шарфа (обычно в драке, стычке с милицией) влечет за собой потерю права принадлежать к элитной группировке, вернуться в которую возможно после получения выполненного на заказ нового шарфа.

В рамках фановского движения сочетаются разные установки и стили жизни. Группа спартаковских болельщиков «Гладиаторы» руководствуются философией «чистого образа жизни». Физически хорошо развитые (ценности и практика бодибилдинга), ее участники избегают драк, но защищают «маленьких» — самую юную часть фанатов, новичков. В то же время среди фанатов выделяется группа, которую «свои» презрительно называют «Колдырь бой-фронт», — 17–18-летние и старше болельщики-алкоголики («колдырь» на сленге — пьяница, пьет что попало).

mirznanii.com