Общественная психология: Общественная психология и идеология. Социальная философия

Содержание

Общественная психология и идеология. Социальная философия

Общественная психология и идеология

Общественное сознание каждой исторической эпохи (исключая первобытно-общинный строй) имеет два уровня: психологический и идеологический.

Общественная психология есть совокупность чувств, настроений, обычаев, традиций, побуждений, характерных для данного общества в целом и для каждой из больших социальных групп (класса, нации и т. д.). Общественная психология вырастает непосредственно под влиянием конкретно-исторических условий социального бытия. И поскольку эти условия для каждой из больших групп различны, неизбежно различаются между собой и их социально-психологические комплексы. Эти специфические черты особенно ощутимы в классовом обществе[119]. Разумеется, в социально-психологических комплексах противоположных классов имеются в каждой стране и общие черты, связанные с ее историческими особенностями, национальными традициями, культурным уровнем. Не случайно мы говорим об американской деловитости, немецкой пунктуальности, российской необязательности и т. д.

Идеология есть система теоретических взглядов, отражающая степень познания обществом мира в целом и отдельных его сторон, и, как таковая, она представляет более высокий по сравнению с общественной психологией этап, уровень общественного сознания — уровень теоретического отражения мира. Если при анализе психологии социальных групп мы пользуемся эпитетом «общественная», ибо существуют еще психология возрастная, профессиональная и т. п., то понятие «идеология» в таком дифференцирующем эпитете не нуждается: нет идеологии индивидуальной: она всегда носит общественный характер. Необходимо иметь в виду, что понятие «идеология» употребляется в социальной философии в еще одном, более узком смысле — как система теоретических взглядов одной большой социальной группы, прямо или опосредованно отражающая ее коренные интересы. Таким образом, если в первом случае доминирует познавательный аспект, выясняется уровень общественного сознания, то при втором варианте применения акцент смещается в сторону аксиологического (ценностного) аспекта, причем оценка тех или иных социальных явлений и процессов дается с узкогрупповых позиций.

Если общественная психология формируется стихийно, непосредственно под воздействием тех жизненных обстоятельств, в которых находится класс, то идеология преимущественно выступает как продукт теоретической деятельности «особо уполномоченных» данного класса — его идеологов, которые, по выражению Маркса, теоретически приходят к тем же самым выводам, к которым класс в целом приходит практически. Очень важно отметить, что по своему социальному положению идеологи класса могут и не принадлежать к данному классу, но, выражая на языке идеологии интересы класса, идеологи служат ему, составляют его интеллигенцию.

Соотношение между общественной психологией и идеологией предопределено тем, что первая является эмоциональным, чувственным, а вторая — рациональным уровнем общественного сознания.

Известно, что чувственное познание вообще есть недостаточный (поверхностный), но необходимый этаж сознания, поскольку только благодаря ему наш мозг может получить первичную информацию о мире и из нее синтезировать знание о сущности вещей. Общественная психология есть то непосредственное отражение внешних проявлений социальной действительности, которое составляет своеобразный базис для возникновения соответствующей идеологии. Идеология проясняет то, что смутно схвачено психологией, глубоко проникает в сущность явлений.

Отношение между идеологией и общественной психологией весьма сложно. С одной стороны, формируясь, идеология базируется на определенных чертах психологии данной социальной группы. С другой стороны, идеология не есть простое пассивное отражение особенностей общественной психологии. Появившись на свет, она способствует усилению одних психологических черт своего класса и ослаблению, сведению к минимуму других.

В философской и исторической литературе очень часто встречаются понятия «обыденное сознание» и «массовое сознание». И хотя, как следует из названий, понятия эти предназначены для характеристики разных сторон общественного сознания (в первом случае нас интересует степень «онаученности» сознания, во втором же — степень его распространенности в обществе), до настоящего дня они в самой значительной степени совпадают по своему объему и могут быть синкретно определены как эмпирическое, стихийно возникающее в процессе повседневной житейской практики и характерное для основной массы членов общества сознание. Сложнее выглядит их соотношение с общественной психологией и идеологией. Нередко можно встретиться с попыткой свести все содержание обыденного и массового сознания исключительно к социально-психологическому. В особенности это неверно по отношению к современному обществу, обыденное и массовое сознание членов которого уже заметно теоретизировано и идеологизировано.

На всех этапах исторического развития социально-психологический фактор играет активную роль. Можно, например, четко проследить закономерности психологического вызревания социальных революций, равно как и те психологические факторы, которые позволяют стабилизировать послереволюционное общество. Так, при анализе перехода от рабовладения к феодализму Энгельсом была прослежена обратная связь психологического фактора и социально-экономического переворота. «Рабство, — отмечал он, — перестало окупать себя и потому отмерло. Но умирающее рабство оставило свое ядовитое жало в виде презрения свободных к производительному труду. То был безвыходный тупик, в который попал римский мир: рабство сделалось невозможным экономически, труд свободных считался презренным с точки зрения морали. Первое уже не могло, второй еще не мог быть основной формой общественного производства»[120]. Таким образом, переход к новым производственным отношениям («выбор» их) определяется не только экономическим фактором (уровнем производительных сил), но и фактором психологическим: насколько тот или иной уклад морально правомерен или осужден в глазах общества.

общественная психология — это… Что такое общественная психология?

общественная психология

«нижний» уровень общественного сознания, связанный с непосредственным отражением общественного бытия.

О.п. не следует путать с социальной психологией -наукой, изучающей О.п. В О.п. проявляется в первую очередь психология представителей различных классов, наций, других социальных общностей и групп. Основными ее видами являются: политическая, нравственная, правовая, религиозная психика и др. О.п. может проявляться в форме социальных отношений, ценностных ориентации, мнений, чувств, настроений, традиций, обычаев представителей различных общностей.

Этнопсихологический словарь. — М.: МПСИ. В.Г. Крысько. 1999.

  • общение
  • общественное сознание

Смотреть что такое «общественная психология» в других словарях:

  • ОБЩЕСТВЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ — – общественная психика – совокупность групповых, коллективных, массовых психических явлений, состояний и процессов в обществе, образующих систему психосоциального отражения действительности. На основе О.п. возникают и развиваются экономическое,… …   Политическая психология. Словарь-справочник

  • ОБЩЕСТВЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ — нижний уровень общественного сознания, связанный с непосредственным отражением общественного бытия. О.п. не следует путать с социальной психологией наукой, изучающей О.п. В О.п. проявляется в первую очередь психология представителей различных… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Общественная психология (community psychology) — Термин О. п. вошел в лексикон большинства психологов в 1965 г., после конференции, организованной в США с целью определить роль психологии в местном движении за общественную систему психич. здоровья. В итоговых материалах этой конференции… …   Психологическая энциклопедия

  • психология — ▲ общественная наука ↑ относительно, психика психология наука о психике человека и животных. психологизм. сердцевед. психолог (он хороший #. тонкий #). разбираться в людях. физиономист. читать по лицу. читать в глазах. видеть по глазам.… …   Идеографический словарь русского языка

  • Общественная правовая психология — Понятие используется как название одного из разделов ЮП и для обозначения одного из компонентов системной правовой реальности. Право как институциональное образование, как объективное право, складывается как система множества законов, юридических …   Энциклопедия современной юридической психологии

  • Психология личности преступника — ПЛП: 1) частная теория юридической психологии, в которой раскрываются психологические особенности личности (социального качества), человека виновно совершившего уголовно наказуемое деяние; 2) психология этой личности как феномен юридико… …   Энциклопедия современной юридической психологии

  • Общественная наука — Общественные (социальные) науки комплекс дисциплин, объектом исследования которых является общество, социальная реальность, бытие социальных групп и индивидов. По объекту, предмету и методологии изучения часто отождествляются или пересекаются с… …   Википедия

  • Полицейская психология (police psychology) — В своей простейшей форме П. п. появилась в 1916 г., когда Л. Тёрмен попытался использовать существовавшую тогда первую редакцию шкалы интеллекта Стэнфорд Бине для отбора офицеров полиции в Калифорнии. Ничего более серьезного не происходило до… …   Психологическая энциклопедия

  • Советская психология в 1920—1930 годах

    — Эту статью следует викифицировать. Пожалуйста, оформите её согласно правилам оформления статей. Содержание …   Википедия

  • Советская психология в 1920-1930 годах — Содержание 1 Процессы 2 Дисциплины 3 Научные съезды …   Википедия

Книги

  • Психология внимания, Т. Рибо. Санкт-Петербург, 1897 год. Типография Товарищества «Общественная польза» . Владельческий переплет. Сохранность хорошая. Вниманию читателей предлагается книга известного психолога, одного из… Подробнее  Купить за 17250 руб
  • Курсы дистанционного образования. Выпуск 03/2012. Психология воздействия на личность, Коллектив авторов. Периодическое электронное издание «Курсы дистанционного образования» включает в себя публикации результатов научных исследований, учебные и учебно-методическиепособия, лекции, методические… Подробнее  Купить за 250 руб электронная книга
  • Психология личности, Отсутствует. «…В широком плане личность человека является интегральной целостностью биогенных, социогенных и психогенных элементов. Биологическая основа личности охватываетнервную систему, систему желез,… Подробнее  Купить за 89.9 руб электронная книга
Другие книги по запросу «общественная психология» >>

Общественная психология — что это

Чем различаются общественная психология и идеология? Существуют ли вообще какие-то различия между ними? Или суть этих понятий абсолютно идентична, только названия разные? Ответы найдутся в данной статье.

О понятии общественной психологии

Для большинства людей не является секретом то, что психология включает в себя немало различных подвидов. И каждый из них изучает те или иные проблемы, явления, вопросы. Так и общественная психология – э то один из подвидов психологии. Только рассматривает она и углубленно изучает определённые человеческие процессы.

Можно задавать вопросы по поводу этого определения разным людям. И, скорее всего, все они будут отвечать по-разному. Однако наибольший смысл этого определения опирается именно на слово «общественная». Итак, что же обозначает это понятие? Общественная психология – это система традиций, привычек, чувств и эмоций, которые формируются в человеке в результате нахождения его в непосредственной общественной среде. В данное понятие также входят определённые человеческие убеждения на тему политики, нравственности и прав, которые сложились у него в результате влияния общественной массы людей.

Различия понятий

Что же тогда означает понятие идеологии? Правда, между общественной психологией и идеологией существуют некоторые общие признаки, но всё же это разные понятия. Под идеологией понимается индивидуальное восприятие общественной психологии. Тогда чем различаются общественная психология и идеология?

Дело в том, что идеология рассматривает систему взглядов человека на социально обусловленные процессы с теоретической стороны, опираясь на рациональное сознание человека. В то время как общественная психология опирается на эмоциональное сознание, чувства и настроения. Конечно, эту грань между двумя понятиями очень нелегко найти и уж тем более дать ей объяснение, но важно построить своеобразную модель восприятия этих понятий. Прежде чем попытаться дать определение, важно помнить: общественная психологи и идеология – это параллельные понятия.

Общественное влияние

Общественная психология – это совокупность различных противоречивых ощущений, разностороннего восприятия всевозможных процессов в жизни человека. Надо понимать, что все интересы людей складываются исключительно из позиции какого-то конкретного общества, в котором они находятся. На эти интересы и взгляды влияет непосредственно воля данного общества и его интеллект. Да, именно интеллект. Он присущ не только отдельной личности, но и группе лиц, коллективу, обществу в целом.

Конечно, можно относиться к общественному мнению противоречиво, где-то быть несогласным с ним, но так или иначе придётся ему советовать. Именно под воздействием общества формируются привычки, точка зрения, какие-то обычаи, которые человек пронесёт через всю свою жизнь. Это социальное «воспитание» может оказывать положительное влияние на личность человека, но иногда способно сказываться и пагубным образом.

Основы идеологии и общественной психологии

Исходя из этого можно так же понять, чем различаются общественная психология и идеология. Идеология формируется из теоретических основ, определённых действенных программ и механизмов распознавания. Здесь не происходит процесс восприятия информации или социума на уровне чувств и эмоций, здесь прослеживается чёткая опора на теорию. Но, как и общественная психология, идеология является массовым сознанием. Общественная психология сформировалась довольно давно, претерпела ряд изменений в ходе собственной «эволюции» и стала самостоятельной системой, которая развивается даже с помощью слухов или моды. Общественная психология существует на внушении, на навязывании мнений, а идеология – на убеждении, где приводятся конкретные аргументы. Но и в том, и в другом случае просто необходимо устранить все препятствия между коллективом личностей.

Существование в обществе

Общественная психология – философия, дающая абстрактное понимание людям, она может так же вводить в заблуждение или прививать неверный образ восприятия. Однако, находясь в том или ином обществе, коллективе, массе людей, человек невольно вынужден принимать «правила». Его может это угнетать, вызывать негативные чувства, но, скорее всего, он спустя какое-то время с этим свыкнется. Так или иначе любая личность существует в социуме, и его личное восприятие формируется с помощью общества.

Неудивительно, что иногда возникают противоречия с мнением данного общества, но человек продолжает в нём жить и развиваться. Каждый из нас получает какой-либо опыт, знания, навыки, традиции, устои благодаря той или иной социальной группе. Будь то семья, коллектив, общественная масса. Сложно отрицать и тот факт, что человеческие взгляды на политические проблемы или религиозные восприятия также формируются при помощи общества. Конечно, немалое место отводится и индивидуальным характеристикам личности: темпераменту, характеру, уровню восприятия и образованности. Но так или иначе итоговый результат взаимосвязан и с общественным мнением.

Существование вне общества

Понятие «общественная психология» хорошо раскрывает тему развития человека в обществе, его мировоззрение, позиции, мнения. А возможно ли существование и развитие личности вне общества? Конечно, многие скажут, что сейчас существует огромная масса людей, которым приятнее проводить время в одиночестве, закрывшись в четырёх стенах своей квартиры. Несомненно, такая проблема существует в современном обществе и не вызывает положительных эмоций, однако речь не об этом. Данные люди тем или иным образом всё равно входят в контакт с социумом: ходят в магазины, работают, встречаются с узким кругом друзей, наблюдают жизненный процесс других людей.

А что будет, если человека просто «выдернуть» из социума? Большинство людей даже не смогут выжить в одиночку в условиях, к примеру, тайги. Существует понятие люди-маугли, которые полностью утрачивают признаки социального развития: они не способны говорить, издают непонятные звуки, не способны нормально принимать пищу, не умеют читать и писать, нарушаются их психологические характеристики, внешние и физиологические.

Негативные последствия

Общественная психология – это формирование коллективных взглядов и мнений на тот или иной вопрос, процесс. Задумывался ли кто-нибудь, как она влияет на человека? Правильную ли информацию даёт? Или вредит человеку? На самом деле существует несколько этапов общественной психологии. И одним из них является навязывание ошибочного мнения, слухов. Порой очень часто происходят такие процессы, как заведомо ложное обвинение, предоставление неверной или некорректной информации, «наклеивание ярлыков».

Однако в периоды, когда возникает какая-то негативная ситуация среди общественной массы, люди стремятся самостоятельно разобраться во всём. Они видят, что им дают неверную информацию, а иногда пытаются создать другую критическую ситуацию для отвлечения. Такая позиция не нравится никому, и авторитет общественной власти резко падает.

Противоречивые взгляды

Общественная психология – это наука, которая широко применяется во всех сферах жизни человека. Хотя и на этот счёт существует масса мнений. Одни считают, что общественная психология является наукой, другие же – что это вовсе не наука. Одна точка зрения заключается в том, что психология сама по себе почти не использует какие-либо расчёты, эксперименты, измерения. Подобные идеи можно отнести лишь к гуманитарным знаниям. С другой точки зрения всё наоборот. Считается, что в психологии очень активно используются различные экспериментальные методики для того, чтобы подтвердить или опровергнуть ту или иную гипотезу. На самом же деле общественная психология входит в систему наук о человеке. Что действительно подтверждается рядом общепринятых методик, которые широко используются в современном мире. Так где же применяется общественная психология?

Применение общественной психологии

Как уже было сказано, общественная психология – это наука, которая участвует практически во всех сферах жизни человека. И в последнее время потребность в её изучении всё больше растет. Её методы обширно распространяются на политическую сферу, экономическую, религиозную, в средствах массовой информации.

Практически в любом банке имеются даже специалисты, занимающиеся данной работой. Создаются специальные центры с квалифицированными работниками, которые оказывают помощь разным слоям населения. Даже промышленное производство обращается к общественной психологии. Руководители некоторых мелких и крупных организаций готовы проходить специальные курсы, получать дополнительное образование по данной специальности для того, чтобы их процесс взаимодействия с работниками складывался наиболее удачным образом.

Идеология и общественная психология | Политическое образование

СОДЕРЖАНИЕ

 

Идеология и общественная психология

Проблема определения сходств и различий названных явлений имеет давнюю историю. Известно, что по этому поводу высказано немало интересных, справедливых суждений. Вместе с тем, если предметно подойти к определению сходств и различий между идеологией и общественной психологией, то нужно строго следовать методологии сравнительного анализа. Последняя, как известно, прежде всего, ориентирует нас на определение сходств и различий содержаний объектов сравнения. В данном конкретном случае на сравнение содержания идеологии как социального явления с содержанием общественной психологии.

В предыдущих параграфах было высказано отношение к содержанию идеологии. Очевидно, что для того чтобы приступить к сравнительному анализу идеологии и общественной психологии, необходимо определиться с содержанием последней.

Представим его в виде совокупности существенных признаков общественной психологии.

Во-первых, общественная психология, как и идеология, феномен духовной сферы жизни людей. Продукт их духовной деятельности.

Во-вторых, общественная психология, как и идеология, в конечном счете, детерминирована материальными процессами, происходящими в обществе, и, прежде всего, процессом производства материальных благ, создающих базу физического существования людей.

В-третьих, основой общественной психологии являются, прежде всего, чувства людей, чувственная составляющая общественного сознания. Вместе с тем, это не означает, что волевая и интеллектуальная его составляющие не влияют на формирование, развитие и функционирование социальной психологии.

В-четвертых, социальная психология формируется во многом стихийно как отражение в сознании людей, прежде всего, их обыденных потребностей. По сути она является отражением и выражением повседневных интересов людей.

В-пятых, формирование, развитие и функционирование общественной психологии детерминировано не только бытием людей, но процессами, происходящими в общественном сознании и в самой общественной психологии.

В-шестых, основными формами общественной психологии являются формы чувственной ступени познания: ощущения, восприятия, представления, чувственные определения.

В-седьмых, общественная психология – это совокупность противоречивых, разнонаправленных ощущений, восприятий, представлений и чувственных определений, поскольку объектами их отражения являются фактически все процессы в жизни людей.

В-восьмых, субъектом общественной психологии является народ, народонаселение конкретной страны, если речь вести об общественной психологии конкретного общества, конкретной страны.

В-девятых, общественная психология – чувственная основа общественного сознания. Подобное понимание роли общественной психологии по отношению к общественному сознанию требует расстановки акцентов по поводу их отношений друг к другу. Их можно представить следующим образом.

1. Общественная психология – необходимый базовый элемент общественного сознания.

2. Общественная психология – основа формирования общественной воли и интеллекта общества – двух других элементов общественного сознания.

3. Общественная психология испытывает на себе воздействие, как общественной воли, так и интеллекта общества, а это значит, что она развивается не только под воздействием бытия и на базе собственных противоречий,  но и под воздействием общественных воли и интеллекта.

4. Общественные психология, воля, интеллект, как необходимые элементы общественного сознания, существуют и развиваются в единстве, дополняя и обогащая друг друга.

Теперь, когда, как нам представляется, названы основные содержательно–сущностные характеристики общественной психологии, можно их резюмировать в понятии «общественная психология».

Итак, общественная психология – это совокупность стихийно сформировавшихся в общественном сознании людей ощущений, восприятий, представлений, чувственных определений, отражающих процессы их бытия, и выражающих повседневные, обыденные интересы людей конкретного общества.

Определив содержание общественной психологии, правомерно приступить к сравнительному анализу и ее идеологии. Попробуем представить его результаты в виде конкретных позиций.

Позиция 1. И идеология, и общественная психология – феномены общественного сознания.

Позиция 2. Общественная психология – явление чувственной ступени общественного сознания. Идеология – феномен, принадлежащий главным образом к интеллектуальной, содержательно–логической ступени общественного сознания.

Позиция 3. Общественная психология, выполняя роль чувственной основы общественного интеллекта, в то же самое время, является базой идеологии.

Позиция 4. Идеология не только основывается на общественной психологии, но и оказывает на нее обратное воздействие. Можно сказать так: в какой–то мере «интеллектуализирует» ее.

Позиция 5. Объектами и идеологии, и общественной психологии являются фактически все процессы окружающего людей мира. Однако отражаются они идеологией и общественной психологией с разной степенью глубины. Идеология, как правило, нацелена на отражение их сущностей, социальная психология, в лучшем случае, содержаний, а в основном – внешних проявлений содержательно–сущностных признаков явлений.

Позиция 6. Идеология и общественная психология серьезно различаются по своим субъектам. Субъектами идеологии, как правило, являются специально подготовленные к идеологической работе люди, специальные социальные институты. Совсем другая «картина» у социальной психологии. Ее субъектами, как уже отмечалось, фактически являются все люди, ставшие участниками того или иного социального процесса.

Позиция 7. Идеология приоритетно ориентируется на использование научно-обоснованных средств познания. Общественная психология такой ориентации не имеет. Пожалуй, можно констатировать – она строится на основе, главным образом, эмпирических средств познания.

Позиция 8. Идеология предполагает создание общественных институтов для достижения своих целей. Определенную мобилизацию людей на социальные действия, придание им организованности. Социальная психология ориентирована на реализацию своих целей в основном через механизм стихийных действий людей.

Позиция 9. Несмотря на существенные различия между идеологией и общественной психологией нельзя не видеть их взаимопроникновения и взаимодополнения друг друга.

В реальном процессе жизнедеятельности людей они органично слиты. «Водораздел» между ними можно провести лишь в интересах познания сути названных явлений и предметного определения сходств и различий между ними.

 

 

Социальная (или Общественная) Психология | Философский словарь

1. Совокупность чувств, воли, настроений, привычек, традиций, проявляющихся в психологии социальных групп, классов, наций,…

1. Совокупность чувств, воли, настроений, привычек, традиций, проявляющихся в психологии социальных групп, классов, наций, народов благодаря общности социально-экономических условий их жизни, одна из сфер общественного сознания.

2. Наука, изучающая общие и специфические закономерности возникновения, функционирования, изменения и развития общественно-психологических явлений.

С. п. исследует объективные законы взаимодействия психологических и социальных факторов деятельности людей, их социально-психологических отношений. С. п. изучает психологические особенности различных социальных групп, слоев и классов об-ва, свойства (классовые, национальные и др.) и механизм социально-психологических взаимоотношении в различных общественных группах, различные формы коллективного общения и взаимовлияния. Истоки осн. принципов социально-психологической мысли заложены в философских воззрениях Платона, Аристотеля, Гегеля, Фейербаха и др. мыслителей прошлого. Как особая отрасль науки С. п. зародилась в конце 90-х гг. 19 в. В развитии буржуазной С. п. наметились два осн. направления — попытки выделения социально-психологической проблематики в сфере психологии поведения человека (Джеме, У. Мак-Дугалл) и формирование представлений о личности человека как продукте определенной системы общественных связей (Дюркгейм, Леви-Брюль) создание теорий “социальных ролей” (Парсом, Мертон). В рамках буржуазной социологии в 20-х гг. развиваются эмпирические исследования социально-психологических характеристик социальных групп, общественного мнения, процесса социализации личности (У. Томас, П. Лазарсфельд). Экспериментальные методы исследования внутренних структур личности, систем мотивации и ориентировки, социальных установок, реакций на социальные ситуации ведутся на Западе в рамках гештальтпсихологии (К. Левин, С. Аш), бихевиоризма (Ф. Оллпорт, Р. Бейлс), фрейдизма (К. Хорни, Фромм, А. Кардинер). Различным теоретическим и экспериментальным подходам в С. п. в капиталистических странах свойственны игнорирование определяющей роли производственных отношений в об-ве и признание психических факторов доминирующими в социальном развитии. В области технических приемов и эмпирических результатов (особенно в сфере изучения группового поведения) зап. исследователи имеют известный положительный опыт. Марксистская С. п. подходит к рассмотрению социально-психологических явлений с диалектико-материалистических позиций, признает их общественно-историческую обусловленность. Такой подход предполагает выявление не только зависимости развития личности и об-ва от объективной логики исторического развития, но и влияния на него субъективных факторов. Большое значение для развития марксистской С. п. имели работы Плеханова, Лабриолы, исследования советских психологов и педагогов В. М. Бехтерева. К. Н. Корнилова, Л. С. Выготского и др. На нынешнем этапе С. п. широко использует методы исследования, свойственные социологии и обшей психологии (напр., контролируемый групповой эксперимент, анкетирование и интервьюирование, опрос общественного мнения, изучение документов и наблюдение в тестовых ситуациях). Методы С. п. включают аппараты логико-теоретического и эмпирического анализа, а также специальные социометрические процедуры. Составными частями С. п. являются ее прикладные разделы: психология экономической жизни (экономическая психология), психология политической жизни (политическая психология), психология права, нравственности, религии, психология управления, психология быта (семьи, досуга, системы обслуживания и др.).

:: Читать — Оглавление — Книга «Что изучает общественная психология» — Платонов Константин Константинович — ЛитЛайф — книги читать онлайн

К.К. Платонов

Что изучает общественная психология

Введение

Общественная психология в настоящее время привлекает к себе все больше и больше внимания, так как уже общепризнанно, сколь велика может быть ее помощь в решении многих вопросов коммунистического строительства, и в частности в осуществлении задач, поставленных XXIV съездом КПСС.

Особый, повышенный интерес к проблемам общественной психологии связан с потребностью нашего развивающегося, динамического общества в изучении взаимоотношений личности и общества не только в социальной, политической и экономической, но и в психологической сфере. В период строительства коммунизма, когда происходят разительные изменения во всех областях общественной жизни и первостепенное значение придается дальнейшему совершенствованию общественных отношений и воспитанию личности нового человека, выводы и практические рекомендации общественной психологии становятся необходимы не только для теории, но и для повседневной практической работы партийных, комсомольских, профсоюзных организаций, руководителей предприятий, учреждений, педагогов, воспитателей и др. Научный анализ социально-психологических явлений, изменяющихся общественных настроений, потребностей, взглядов, а также изживание заблуждений, предрассудков и предубеждений различных социальных классов, слоев и групп способствует правильной политической ориентации, реальной оценке событий, умению предвидеть и направлять их.

Бесспорно значение общественной психологии и в управлении социальными процессами, в проведении комплексных исследований общества, для осуществления научного руководства социалистическим хозяйством, в решении проблем «ускорения научно-технического прогресса, интенсификации и всемерного повышения экономической эффективности общественного производства…»[1]

Конечно, интерес к человеку, к его психологии существовал всегда и везде. Проявляют его сегодня не только советские, но и буржуазные ученые. Наиболее дальновидные из них видят глубокий кризис морали, распад личности, неуверенность и страх за будущее на Западе. Но у этих исследователей подход и решение вопросов общественной психологии, рассматривающих проблему «человек-общество» с индивидуалистических позиций, коренным образом отличаются от подхода ученых марксистов-ленинцев.

В условиях обострения идеологической борьбы очень важен критический подход к буржуазной социальной психологии как науке, и в частности к проводимым в ее рамках эмпирическим исследованиям, порой основанным на применении интересных частных методов, в том числе и экспериментальных. Практически полезные результаты, безусловно, есть у буржуазной науки, но теоретические выводы из них делаются ошибочные. Это и не удивительно, ведь, не принимая открытых марксизмом законов развития общества, нельзя построить научной теории общественной психологии, о чем убедительно свидетельствуют неудачные попытки решить проблему человека со стороны искренне заблуждающихся буржуазных ученых. Кроме того, огромное и решающее влияние на характер социально-психологических исследований оказывает тот факт, что почти все они проводятся на ассигнования капиталистических монополий. Цели же этих исследований носят антигуманистический характер. Они направлены на манипулирование личностью человека буржуазного мира, на наиболее эффективное приспособление его к структуре капиталистического общества. Эти исследования обнаруживают духовную нищету защитников капитализма.

Советская психологическая наука, опираясь на теорию марксизма-ленинизма, на научные положения исторического материализма, в постановке и решении проблем всегда исходила из практических задач. Жизнь поставила перед советскими психологами многие вопросы. И они их успешно разрешают, о чем свидетельствуют исследования в области психологии труда, военной психологии, работы, опирающиеся на теорию и практику учения о коллективе, разработанную Н.К. Крупской и А.С. Макаренко. Это работы А.Л. Шнирмана, В.В. Шеляга, А.Д. Глоточкина, Е.Д. Варнаковой, М.А. Меньшиковой, И.И. Чангли и других.

Проблемы общественной психологии получили широкую разработку после II съезда психологов, проходившего в 1963 г. в Ленинграде. Ввиду большого значения этой отрасли науки, у нас в стране создано немало специальных кафедр и профилированных лабораторий. Наиболее эффективно социальная психология разрабатывается на психологических факультетах Московского, Ленинградского, Киевского, Минского, Тбилисского, Ярославского университетов, в Институте конкретных социологических исследований АН СССР. Весомый вклад в развитие этих проблем вносят кафедры психологии многих педагогических институтов. Лаборатории отраслевых Научно-исследовательских институтов и многих заводов стала чаще встречаться для обмена опытом. В 1970 году, например, социальные психологи трижды собирались для обсуждения проблем общественной психологии и публиковали свои доклады[2].

Однако многое еще остается нерешенным. Ученые ведут оживленные дискуссии и продолжают обсуждать многие вопросы. Еще нет единого мнения по поводу того, что такое общественная психология. Одни утверждают, что это отрасль науки, изучающая психические явления в группе людей. Другие считают, что это наука. А если наука, то самостоятельная ли она и новая или только раздел уже существующей? Если раздел, то социологии или психологии?

Дискуссии эти начались после опубликования А.Г. Ковалевым в «Вестнике ЛГУ» (1959 г., № 12) статьи «О социальной психологии». Но особенно страстно они разгорелись среди ученых на методологическом семинаре по общественной психологии в Институте философии АН СССР, на котором встретились представители различных взглядов. Многие из этих точек зрения были изложены в дискуссионных статьях на страницах журнала «Вопросы психологии»[3]. Когда эти споры в 1963 г. были вынесены на пленарное заседание[4] и специальный симпозиум II съезда психологов, всем уже было ясно, что внимания к разработке вопросов, поставленных в этом докладе, требуют нужды дальнейшего коммунистического строительства. Это весьма убедительно было показано Б.Ф. Поршневым в статье, опубликованной в журнале «Коммунист»[5] и в сборнике, посвященном проблемам общественной психологии[6].

Закрыть Как отключить рекламу?

Теперь многие ответы на поставленные в период дискуссии вопросы стали если не общепризнанными, то широкопризнанными. Всеми, пожалуй, без исключения советскими психологами сейчас признается существование психических явлений, свойственных индивидууму только тогда, когда он находится в группе других людей, а также психических явлений, не могущих быть у изолированного индивидуума, но свойственных группе людей в целом. Признана всеми и необходимость, даже более того — острая актуальность изучения этих явлений.

Общепризнанно, что отрасль науки, которая изучает эти явления общественной психологии, лежит на «стыке», как теперь говорят (правда иногда забывая, что «стык» — это не соприкосновение, а взаимопроникновение), социологии и психологии и что объектами ее изучения являются указанные выше психические явления. Но до сих пор среди ученых еще идут споры вокруг вопроса: является ли общественная психология самостоятельной наукой или отраслью психологии или социологии[7].

Спор этот может быть решен через понимание и определение предмета общественной психологии. Ведь объекты изучения у разных наук могут быть общие, но предмет у каждой науки свой. Иными словами, науки различаются не по объектам их изучения, а по своим предметам.

Диалектический материализм

225 Общественная психология, обыденное сознание

Идеология вырабатывается не всеми членами общества, а особой группой людей — идеологами, выполняющими «социальный заказ» определенного класса. Но откуда же идеологи черпают, так сказать, свой исходный материал, исходные убеждения и представления об обществе, о человеке и т. д.? Этот «материал» дают им общественная психология, обыденное сознание. В современном обществе важный вклад в формирование идеологии делает наука, прежде всего те дисциплины, которые занимаются познанием общества. Поэтому взаимосвязь науки и идеологии представляет особый интерес для марксистско-ленинской философии (004, 517).

Общественная психология — это совокупность настроений, переживаний, эмоций и взглядов, возникающих у различных социальных групп в ходе их непосредственной жизнедеятельности: в труде, в политической борьбе, в общении и т. д. Она представляет собой прямую, непосредственную форму стихийного отражения общественного бытия.

Каждый член общества одновременно включен в различные социальные группы, например семью, производственный коллектив, профсоюзную и партийную организации, спортивную команду и т. д. Во всех видах групповой деятельности люди вступают в различные отношения друг с другом. В результате этого возникает сложный «сплав», переплетение общественных настроений, оценок. Одни из них, например настроения футбольных болельщиков, относительно неустойчивы, другие более устойчивы. Примерами устойчивых общественно-психологических явлений могут служить: подъем революционного настроения в период Октябрьской революции и гражданской войны, общенародный подъем советского патриотизма в годы Великой Отечественной войны, чувство неуверенности в завтрашнем дне, порождаемое угрозой безработицы и инфляции, психологическая напряженность и проявления техностресса, характерные для определенных слоев, и чувство политической апатии у различных социальных слоев большинства капиталистических стран. Такие общественные настроения непосредственно отражают изменения в самом общественном бытии. Общественная психология во многом зависит и от исторического прошлого данного парода. Это обнаруживается в национальной психологии, которая представляет собой относительно устойчивое отражение конкретного исторического пути развития и формирования данной нации или народности. Особенности национальной психологии ярче всего обнаруживаются в духовной культуре, в языке, в изобразительном искусстве, в организации быта, в национальных традициях, привычках, вкусах и т. д. Однако не следует преувеличивать и обособлять национальные элементы общественной психологии. Так, общественная психология русского народа в эпоху расцвета крепостного права и в социалистическом обществе, в котором мы живем, резко различается. В первом случае она характеризовалась забитостью населения, низким уровнем сознательности, общественной пассивностью и т. д. Во втором — она характеризуется высоким уровнем социальной активности, развитым чувством национального, личного и гражданского достоинства, высоким уровнем культуры, социалистическим интернационализмом. Из этого с очевидностью следует, что содержание общественной психологии изменяется с развитием общественного бытия.

Низший уровень общественного сознания образует так называемое обыденное сознание, или «здравый смысл». Обыденное сознание формируется в ходе освоения явлений, с которыми человек сталкивается в быту, в повседневной жизни. Оно редко дает объяснение этих явлений и ограничивается лишь накоплением определенного повседневного опыта. На уровне обыденного сознания вырабатываются правила повседневного поведения и общения людей. Однако глубокое научное объяснение и понимание общественных явлений обыденное сознание дать не может. Оно относительно консервативно и изменяется медленнее, чем «высшие» этажи общественного сознания. Здесь наиболее отчетливо обнаруживается различие между обыденным сознанием и теоретическим осмыслением общественного бытия, которое вырабатывается на идеологическом уровне.

В условиях социалистического общества именно на уровне обыденного сознания отчетливее всего проявляется отставание общественного сознания от общественного бытия, в то время как на уровне научной марксистско-ленинской идеологии можно проследить процесс так называемого опережающего отражения. Сталкиваясь с временными трудностями экономического или бытового порядка, нехваткой тех или иных предметов, недостатками в системе бытового обслуживания, отдельными проявлениями бюрократизма, нарушениями законности и т. д., обыденное сознание не только отражает эти факты, но и склонно преувеличивать их значение, так как не в состоянии объяснить их подлинные причины и внутреннюю несовместимость с законами развития социалистического общества. Напротив, марксистско-ленинская теория способна объяснить эти явления и показать пути их преодоления.

Между идеологией, различными уровнями общественной психологии, обыденным сознанием в процессе исторического развития возникает сложное взаимодействие. С одной стороны, идеология черпает в них свое фактическое содержание. С другой стороны, влияет на них через пропаганду, средства массовой информации. Изменения в социальной психологии, обыденном сознании во многом зависят от того, какая идеология оказывает на них преобладающее воздействие. Идеология, социальная психология выражаются в различных формах, и это надо постоянно иметь в виду, рассматривая особенности обще­ственного сознания.

Читать дальше >

< К содержанию

12.1 Что такое социальная психология? — Психология 2e

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Определить социальную психологию
  • Опишите ситуативное и диспозиционное влияние на поведение
  • Опишите фундаментальную ошибку атрибуции
  • Объясните предвзятость наблюдателя и актера
  • Опишите своекорыстие
  • Объясните гипотезу справедливого мира

Социальная психология изучает, как люди влияют друг на друга, и оценивает силу ситуации.По данным Американской психологической ассоциации (n.d.), социальные психологи «интересуются всеми аспектами личности и социального взаимодействия, исследуя влияние межличностных и групповых отношений на поведение человека». В этой главе мы рассмотрим, как присутствие других людей и групп людей влияет на поведение, мысли и чувства человека. По сути, люди изменят свое поведение, чтобы соответствовать текущей социальной ситуации. Если мы находимся в новой ситуации или не знаем, как себя вести, мы будем принимать сигналы от других людей.

Область социальной психологии изучает темы как на внутри-, так и на межличностном уровне. Внутриличностные темы (относящиеся к отдельному человеку) включают эмоции и отношения, личность и социальное познание (способы, которыми мы думаем о себе и других). Межличностные темы (относящиеся к диадам и группам) включают помогающее поведение (рис. 12.2), агрессию, предубеждения и дискриминацию, влечение и близкие отношения, а также групповые процессы и межгрупповые отношения.

Рисунок 12.2 Социальная психология занимается всеми видами взаимодействий между людьми, охватывающими широкий диапазон способов взаимодействия: от моментов конфронтации до моментов совместной работы и помощи другим, как показано здесь. (Источник: сержант Дерек Пирсон, армия США)

Социальные психологи сосредотачиваются на том, как люди концептуализируют и интерпретируют ситуации и как эти интерпретации влияют на их мысли, чувства и поведение (Ross & Nisbett, 1991).Таким образом, социальная психология изучает людей в социальном контексте и то, как ситуативные переменные взаимодействуют, чтобы влиять на поведение. В этой главе мы обсуждаем внутриличностные процессы самопрезентации, когнитивного диссонанса и изменения отношения, а также межличностные процессы конформности и послушания, агрессии и альтруизма и, наконец, любви и влечения.

Ситуационные и диспозиционные влияния на поведение

Поведение является продуктом обеих ситуаций (например,g., культурные влияния, социальные роли и присутствие посторонних лиц) и человека (например, личностные характеристики). Подполя психологии имеют тенденцию сосредотачиваться на одном влиянии или поведении над другими. Ситуационизм — это точка зрения, согласно которой наше поведение и действия определяются нашим непосредственным окружением и окружением. Напротив, диспозиционизм утверждает, что наше поведение определяется внутренними факторами (Heider, 1958). Внутренний фактор является атрибутом человека и включает в себя черты характера и темперамент.Социальные психологи склонны придерживаться ситуационистской точки зрения, в то время как личностные психологи придерживаются диспозиционистской точки зрения. Однако современные подходы к социальной психологии принимают во внимание как ситуацию, так и человека при изучении человеческого поведения (Fiske, Gilbert, & Lindzey, 2010). Фактически, область психологии социальной личности возникла для изучения сложного взаимодействия внутренних и ситуационных факторов, влияющих на поведение человека (Mischel, 1977; Richard, Bond, & Stokes-Zoota, 2003).

Основная ошибка атрибуции

В Соединенных Штатах преобладающая культура склонна отдавать предпочтение диспозиционному подходу к объяснению человеческого поведения. Как вы думаете, почему это так? Мы склонны думать, что люди сами контролируют свое поведение, и, следовательно, любое изменение поведения должно быть связано с чем-то внутренним, например, с их личностью, привычками или темпераментом. По мнению некоторых социальных психологов, люди склонны переоценивать внутренние факторы в качестве объяснения или атрибуции поведения других людей.Они склонны полагать, что поведение другого человека является чертой этого человека, и недооценивать влияние ситуации на поведение других. Они, как правило, не могут распознать, когда поведение другого человека обусловлено ситуативными переменными, и, следовательно, состоянием человека . Это ошибочное предположение называется фундаментальной ошибкой атрибуции (Ross, 1977; Riggio & Garcia, 2009). Чтобы лучше понять, представьте себе такой сценарий: Джейми возвращается домой с работы и открывает входную дверь счастливому приветствию от супруги Морган, которая спрашивает, как прошел день.Вместо того, чтобы ответить на любезное приветствие супруга, Джейми кричит: «Оставьте меня в покое!» Почему Джейми кричал? Как кто-то, совершивший фундаментальную ошибку атрибуции, объяснил бы поведение Джейми? Чаще всего говорят, что Джейми злой, злой или недружелюбный человек (черты характера). Это внутреннее или диспозиционное объяснение. Однако представьте, что Джейми просто уволили с работы из-за сокращения штата компании. Изменится ли ваше объяснение поведения Джейми? Ваше измененное объяснение может заключаться в том, что Джейми был расстроен и разочарован увольнением и, следовательно, был в плохом настроении (состоянии).Теперь это внешнее или ситуативное объяснение поведения Джейми.

Фундаментальная ошибка атрибуции настолько сильна, что люди часто не замечают очевидных ситуационных влияний на поведение. Классический пример был продемонстрирован в серии экспериментов, известных как исследование quizmaster (Ross, Amabile, & Steinmetz, 1977). Студенты-участники были случайным образом назначены на роль задающего вопросы (ведущего) или участника викторины. Участники опроса разработали сложные вопросы, на которые они знали ответы, и представили эти вопросы участникам.Правильно ответили на вопросы конкурсанты только 4 раза из 10 (рис. 12.3). После задания респондентов и участников попросили оценить свои общие знания по сравнению со средним учеником. Опрашивающие не оценивали свои общие знания выше, чем участники, но участники оценивали интеллект опрашивающих выше, чем свой собственный. Во втором исследовании наблюдатели за взаимодействием также оценили спрашивающего как обладающего более общими знаниями, чем участник конкурса. Очевидное влияние на производительность оказывает ситуация.Спрашивающие писали вопросы, так что, конечно, у них было преимущество. И участники, и наблюдатели сделали внутреннюю атрибуцию выступления. Они пришли к выводу, что вопрошающие должны быть умнее участников.

Рис. 12.3 В исследовании quizmaster люди, как правило, не обращали внимания на влияние ситуации и ошибочно приходили к выводу, что знания человека, задающего вопрос, превосходили их собственные. (кредит: Стив Юрветсон)

Эффект ореола относится к тенденции позволить общему впечатлению от отдельного цвета так же, как мы относимся к его характеру.Например, мы можем предположить, что физически привлекательные люди с большей вероятностью будут хорошими людьми, чем менее привлекательными. Другой пример того, как может проявляться эффект ореола, предполагает предположение, что кто-то, кого мы воспринимаем как общительный или дружелюбный, имеет более высокие моральные качества, чем тот, кто таковым не является.

Как показано в приведенных выше примерах, фундаментальная ошибка атрибуции считается мощным фактором, влияющим на то, как мы объясняем поведение других. Однако следует отметить, что некоторые исследователи предположили, что фундаментальная ошибка атрибуции может быть не такой серьезной, как ее часто изображают.Фактически, недавний обзор более 173 опубликованных исследований показывает, что несколько факторов (например, высокий уровень идиосинкразии персонажа и насколько хорошо объясняются гипотетические события) играют роль в определении того, насколько важна фундаментальная ошибка атрибуции (Malle, 2006 г.).

Является ли фундаментальная ошибка атрибуции универсальным явлением?

Вы можете вспомнить примеры фундаментальной ошибки атрибуции в вашей жизни. Совершают ли люди во всех культурах фундаментальную ошибку атрибуции? Исследования показывают, что это не так.Люди из индивидуалистической культуры, то есть культуры, которая сосредоточена на индивидуальных достижениях и автономии, имеют наибольшую тенденцию к совершению фундаментальной ошибки атрибуции. Индивидуалистические культуры, которые, как правило, встречаются в западных странах, таких как США, Канада и Великобритания, способствуют сосредоточению внимания на личности. Таким образом, склонность человека считается основным объяснением его поведения. Напротив, люди из коллективистской культуры, то есть культуры, которая фокусируется на общественных отношениях с другими, такими как семья, друзья и сообщество (рисунок 12.4), с меньшей вероятностью совершат фундаментальную ошибку атрибуции (Markus & Kitayama, 1991; Triandis, 2001).

Рис. 12.4 Люди из коллективистских культур, таких как некоторые азиатские культуры, с большей вероятностью будут делать упор на взаимоотношениях с другими, чем сосредотачиваться в первую очередь на отдельном человеке. Такие действия, как (а) приготовление еды, (б) времяпрепровождение и (в) игра, вовлекают людей в группу. (кредит а: модификация работы Ариана Цвегерса; кредит б: модификация работы «conbon33» / Flickr; кредит c: модификация работы Ани Дисселдорп)

Как вы думаете, почему это так? Коллективистские культуры, которые, как правило, встречаются в странах Восточной Азии, Латинской Америки и Африки, сосредоточены на группе больше, чем на личности (Nisbett, Peng, Choi, & Norenzayan, 2001).Этот акцент на других обеспечивает более широкую перспективу, учитывающую как ситуативные, так и культурные влияния на поведение; таким образом, более вероятным становится более детальное объяснение причин поведения других людей. В таблице 12.1 сравниваются индивидуалистические и коллективистские культуры.

Характеристики индивидуалистической и коллективистской культур

Индивидуалистическая культура Коллективистская культура
Ориентация на достижение Ориентация на отношения
Акцент на автономность Сосредоточьтесь на групповой гармонии
Диспозиционная перспектива Ситуационная перспектива
Независимый взаимозависимый
Аналитический стиль мышления Комплексный стиль мышления

Таблица 12.1

Масуда и Нисбетт (2001) продемонстрировали, что виды информации, на которую люди обращают внимание при просмотре визуальных стимулов (например, сцены в аквариуме), могут значительно различаться в зависимости от того, происходит ли наблюдатель из коллективистской или индивидуалистической культуры. Японские участники с гораздо большей вероятностью распознавали предметы, которые были представлены, когда они находились в том же контексте, в котором они изначально рассматривались. Манипулирование контекстом, в котором происходило вспоминание объекта, не имело такого влияния на американских участников.Другие исследователи показали аналогичные различия между культурами. Например, Zhang, Fung, Stanley, Isaacowitz и Zhang (2014) продемонстрировали различия в способах развития целостного мышления между китайскими и американскими участниками, а Ramesh и Gelfand (2010) продемонстрировали, что текучесть кадров больше зависит от соответствия требованиям. между человеком и организацией, в которой они работают, в индийской выборке, но соответствие между человеком и его конкретной работой было более предсказуемым для текучести в американской выборке.

Предвзятость актера-наблюдателя

Возвращаясь к нашему предыдущему примеру, Джейми был уволен, но наблюдатель не узнает. Таким образом, наивный наблюдатель склонен приписывать враждебное поведение Джейми его характеру, а не истинной ситуативной причине. Как вы думаете, почему мы недооцениваем влияние ситуации на поведение других? Одна из причин заключается в том, что у нас часто нет всей информации, необходимой для ситуативного объяснения поведения другого человека.Единственная информация, которую мы можем иметь, — это то, что мы наблюдаем. Из-за этого недостатка информации мы склонны предполагать, что поведение обусловлено диспозиционным или внутренним фактором. Однако когда дело доходит до объяснения собственного поведения, нам доступно гораздо больше информации. Если бы вы пришли домой из школы или с работы в гневе и накричали на свою собаку или любимого человека, как бы вы объяснили это? Вы могли бы сказать, что очень устали или плохо себя чувствуете и нуждаетесь в тишине — ситуационное объяснение. Предвзятость субъект-наблюдатель — это феномен приписывания поведения других людей внутренним факторам (фундаментальная ошибка атрибуции), приписывая собственное поведение ситуативным силам (Jones & Nisbett, 1971; Nisbett, Caputo, Legant, & Marecek, 1973; Choi & Nisbett, , 1998).Как субъекты поведения, мы располагаем дополнительной информацией, чтобы объяснить собственное поведение. Однако, как наблюдатели, у нас меньше информации; поэтому мы склонны по умолчанию придерживаться диспозиционистской точки зрения.

В одном исследовании, посвященном предвзятости актера и наблюдателя, изучались причины, по которым участники мужского пола объясняли, почему им нравится их девушка (Nisbett et al., 1973). На вопрос, почему участникам понравилась их собственная девушка, участники сосредоточились на внутренних, диспозиционных качествах своих подруг (например, на ее приятном характере).Объяснения участников редко включали внутренние причины, такие как характерные черты характера (например, «Мне нужно общение»). Напротив, размышляя о том, почему другу-мужчине нравится его девушка, участники с одинаковой вероятностью давали диспозиционные и внешние объяснения. Это подтверждает идею о том, что акторы, как правило, предоставляют мало внутренних объяснений, но много ситуативных объяснений своего поведения. Напротив, наблюдатели склонны давать более диспозиционные объяснения поведению друга (рис. 12.5).

Рис. 12.5 Предвзятость «актер-наблюдатель» очевидна, когда испытуемые объясняют свои собственные причины симпатии к девушке по сравнению со своими впечатлениями о причинах симпатии к девушке у других.

Самостоятельное смещение

Мы можем понять корыстную предвзятость, более глубоко погрузившись в атрибуцию, убеждение в причине результата. Одна модель атрибуции предлагает три основных измерения: локус контроля (внутренний или внешний), стабильность (стабильный или нестабильный) и управляемость (контролируемый или неконтролируемый).В этом контексте под стабильностью понимается степень изменчивости обстоятельств, приводящих к определенному результату. Обстоятельства считаются стабильными, если маловероятно, что они изменятся. Под управляемостью понимается степень, в которой можно контролировать обстоятельства, связанные с данным результатом. Очевидно, что те вещи, которые мы можем контролировать, будут обозначены как контролируемые (Weiner, 1979).

В результате корыстные предубеждения — это те атрибуции, которые позволяют нам видеть себя в благоприятном свете (например, внутреннее приписывание успеха и внешнее приписывание неудач).Когда вы хорошо справляетесь с заданием, например, сдаете экзамен, в ваших интересах сделать диспозиционную атрибуцию своего поведения («Я умен»), а не ситуативной («Экзамен прошел легко», ). Корыстная предвзятость — это тенденция объяснять наши успехи диспозиционными (внутренними) характеристиками, а наши неудачи — ситуативными (внешними) факторами. Опять же, это зависит от культуры. Это предубеждение служит для защиты самооценки. Вы можете себе представить, что, если бы люди всегда приписывали свое поведение ситуативным характеристикам, они никогда не смогли бы доверять своим достижениям и чувствовать себя хорошо.

Рассмотрим на примере, как мы объясняем победы нашей любимой спортивной команды. Исследования показывают, что мы делаем внутреннюю, стабильную и контролируемую атрибуцию победы нашей команды (рис. 12.6) (Grove, Hanrahan, & McInman, 1991). Например, мы можем сказать себе, что наша команда талантлива (внутренняя), постоянно много работает (стабильно) и использует эффективные стратегии (контролируемые). Напротив, мы с большей вероятностью сделаем внешнюю, нестабильную и неконтролируемую атрибуцию, когда проиграет наша любимая команда.Например, мы можем сказать себе, что у другой команды есть более опытные игроки или что судьи были несправедливы (внешние), другая команда играла дома (нестабильно), а холодная погода повлияла на игру нашей команды (неконтролируемая).

Рисунок 12.6 Мы склонны считать, что наша команда выигрывает, потому что она лучше, но проигрывает по причинам, которые она не может контролировать (Roesch & Amirkham, 1997). (кредит: «TheAHL» / Flickr)

Гипотеза справедливого мира

Одним из следствий тенденции жителей Запада давать диспозиционные объяснения поведения является обвинение жертвы (Jost & Major, 2001).Когда людям не повезло, другие склонны считать, что они так или иначе несут ответственность за свою судьбу. Общая идеология или мировоззрение в Соединенных Штатах — это гипотеза справедливого мира. Гипотеза справедливого мира — это вера в то, что люди получают те результаты, которых они заслуживают (Lerner & Miller, 1978). Чтобы поддерживать веру в то, что мир является справедливым местом, люди склонны думать, что у хороших людей есть положительные результаты, а у плохих — отрицательные (Jost, Banaji, & Nosek, 2004; Jost & Major, 2001).Способность думать о мире как о справедливом месте, где люди получают то, что они заслуживают, позволяет нам чувствовать, что мир предсказуем и что у нас есть некоторый контроль над результатами нашей жизни (Jost et al., 2004; Jost & Major, 2001). Например, если вы хотите добиться положительных результатов, вам просто нужно много работать, чтобы добиться успеха в жизни.

Можете ли вы представить себе отрицательные последствия гипотезы справедливого мира? Одно из негативных последствий — это склонность людей обвинять бедных людей в их тяжелом положении.Какие общие объяснения даются тому, почему люди живут в бедности? Слышали ли вы такие утверждения, как «Бедные ленивы и просто не хотят работать» или «Бедные люди просто хотят жить за счет правительства»? Какие это типы объяснений, диспозиционные или ситуативные? Эти диспозиционные объяснения являются яркими примерами фундаментальной ошибки атрибуции. Обвинение бедных в их бедности игнорирует влияющие на них ситуативные факторы, такие как высокий уровень безработицы, рецессия, плохие возможности для получения образования и семейный цикл бедности (Рисунок 12.7). Другое исследование показывает, что люди, придерживающиеся взглядов на справедливый мир, отрицательно относятся к безработным и людям, живущим со СПИДом (Sutton & Douglas, 2005). В Соединенных Штатах и ​​других странах жертвы сексуального насилия могут оказаться обвиненными в жестоком обращении. Группы по защите интересов жертв, такие как «Прекращение домашнего насилия» (DOVE), посещают суды в поддержку потерпевших, чтобы гарантировать, что вина будут возложены на виновных в сексуальном насилии, а не на самих жертв.

Рисунок 12.7 Люди, придерживающиеся взглядов на справедливый мир, склонны винить людей, живущих в бедности, в своих обстоятельствах, игнорируя ситуативные и культурные причины бедности. (кредит: Адриан Майлз)

Социальная психология как естественный вид

Тенденции Cogn Sci. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010 8 сентября.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC2935896

NIHMSID: NIHMS226284

Джейсон П. Митчелл

Гарвардский университет

Джейсон П.Митчелл, Гарвардский университет;

Адрес для корреспонденции: профессору Джейсону Митчеллу, факультет психологии, Гарвардский университет, Уильям Джеймс Холл, 33 Киркленд-стрит, Кембридж, Массачусетс 02138, СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ, [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна по адресу Тенденции Cogn Sci См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Резюме

Хотя обычно определяется как изучение взаимодействия людей и групп, область социальной психологии включает в себя ряд разрозненных областей, которые вносят лишь косвенный вклад в понимание межличностного взаимодействия, например эмоции, отношения и личность.Хотя может показаться, что эти различные явления имеют мало общего, недавние данные свидетельствуют о том, что темы, лежащие в основе социальной психологии, образуют естественную группу областей с общей функциональной нейроанатомией, сосредоточенной на медиальной префронтальной коре. То, что в этом регионе сходятся референциальные, установочные, аффективные и другие социальные явления, может отражать их общую уверенность в неточных и внутренних оценках, которые отличаются от более точных представлений, лежащих в основе других психологических феноменов.

Что такое социальная психология?

Общее определение социальной психологии предполагает, что поле представляет собой «попытку понять и объяснить, как на мысли, чувства и поведение людей влияет фактическое, воображаемое или подразумеваемое присутствие других». 1 . Однако, как это практикуется сегодня, социальная психология часто фокусируется на когнитивной работе человека изолированно, как и на тех, которые характерны для межличностного взаимодействия. Начиная с движения социального познания в 1970-х годах, социальная психология стала основным источником для изучения трех внутри личностных феноменов, которые мало полагаются на «присутствие других»: (i) структура знания о себе; (ii) отношения и их влияние на выбор; и (iii) субъективное переживание эмоций.Действительно, 4 -е издание издания The Handbook of Social Psychology — широко считающегося окончательной энциклопедией в данной области — посвящает свои первые два тематических раздела такому внутриличностному познанию, откладывая обзор явлений, которые происходят в социальных контекстах, до второго. из двух его томов.

Как эти внутриличностные темы стали центральной областью социальной психологии, якобы науки о понимании людей в межличностном контексте? Почему вместо этого эти темы не составляют основу когнитивной психологии , которая явно пытается смоделировать умственные операции, поддерживающие другие такие внутриличностные способности, как восприятие, внимание и память? Более того, почему несколько явлений с четкими последствиями для межличностного поведения, таких как идентификация лица и язык, стали центральными в когнитивной науке, оставаясь при этом сравнительно второстепенными по отношению к социальной психологии? Хотя связное ощущение себя, стабильное отношение и богатый репертуар эмоционального опыта, несомненно, играют жизненно важную роль в межличностном взаимодействии, неясно, как они влияют на социальное поведение в большей степени, чем некоторые из способностей, которые были относительно игнорированы социальной психологией.

За последние полтора десятилетия исследования с использованием нейровизуализации и нейропсихологических пациентов дали удивительный, но последовательный ответ на вопрос, что связывает эти разрозненные темы в социальной психологии: общая нейронная основа. Эта работа продемонстрировала, что четыре, казалось бы, различных когнитивных феномена — размышление о себе, получение доступа к своим отношениям, переживание эмоций и вывод о содержании разума другого человека — все сходятся в одной области мозга, медиальной префронтальной коре головного мозга (MPFC).Такие наблюдения предполагают, что современная социальная психология — это не просто лоскутное одеяло из разрозненных исследовательских вопросов, а наука о наборе тесно связанных явлений с общей функциональной нейроанатомией. Действительно, нейронное слияние «я», установок, эмоционального опыта и вывода о психическом состоянии подразумевает, что эти явления могут представлять собой общий когнитивный вызов человеческому разуму, на который отвечает общее решение для обработки данных 2 . Социальная психология кажется не результатом исторической случайности, а «естественным видом» — подлинным набором, определяемым глубокими и непредвзятыми характеристиками.

Вклад MPFC в «социальные» явления

Здесь я делаю обзор результатов, которые предполагают повсеместное участие MPFC в четырех темах, представляющих центральный интерес для социальных психологов: самооценка, отношения и оценка, эмоциональный опыт и понимание умов. другие. Цель состоит в том, чтобы дать импрессионистский, а не исчерпывающий обзор удивительной конвергенции таких «социальных» способностей в MPFC, и, соответственно, обсуждение других областей мозга, которые, как известно, вносят вклад в эти явления, отложено (см. Вставку 3).

Вставка 3 Взаимодействие между MPFC и другими областями мозга

Хотя MPFC играет решающую роль в поддержании нескольких явлений, представляющих интерес для социальных психологов, несколько других областей мозга также вносят важный вклад в самооценку (например, медиальная теменная кора). оценка (орбитофронтальная кора и вентральное полосатое тело), ​​ментализация (медиальная теменная кора и двустороннее височно-теменное соединение) и эмоциональные переживания (например, миндалина и передняя островковая часть).Во многих случаях мало что известно о независимом вкладе этих других областей мозга в подобные явления; например, хотя медиальная теменная кора часто наблюдается в сочетании с MPFC во время самореферентной обработки и ментализации, мало что известно о том, как процессы, обслуживаемые этой областью, конкретно вносят вклад в такие явления. В то же время критическая, но нерешенная проблема когнитивной нейробиологии заключается в том, как конкретные вычисления, выполняемые областью мозга, могут варьироваться в зависимости от других областей, активных во время конкретной когнитивной задачи.Например, чем могут отличаться конкретные вычисления, выполняемые MPFC, при более заметном взаимодействии с медиальной теменной корой, чем с передней островковой частью? Важным направлением будущих исследований будет понимание того, как сети взаимодействующих областей мозга вместе обслуживают наши когнитивные способности, вместо того, чтобы сосредотачиваться на отдельных областях мозга по отдельности.

Я-концепция

Более дюжины исследований нейровизуализации изучали нейронную основу Я-концепции, традиционно применяемой социальными психологами (вставка 1), и эти исследования повсеместно связывали обработку ссылок на себя с активностью в MPFC ( ).В большинстве таких исследований участников просили проанализировать свои собственные личностные характеристики, либо сообщив, насколько хорошо они описаны с помощью характерного прилагательного ( любопытный , умный , нетерпеливый ), или ответив на вопросы о их нравы (например, Я вспыльчивый ). Подобная рефлексия по поводу собственной предрасположенности постоянно вызывает большую активность MPFC, чем различные условия контроля, включая оценку личностных черт другого человека 3 10 ; оценка социальной желательности черты личности ( «любопытство» обычно считается положительным или отрицательным? ) 9 , 11 14 ; ответы на вопросы на основе семантических знаний ( на 10 секунд длиннее минуты? ) 15 ; или оценка лексических / орфографических характеристик слов 16 , 17 .Более того, активность MPFC коррелирует с успешным запоминанием информации, обрабатываемой самореферентным образом 18 , предполагая, что эта область поддерживает хорошо задокументированные мнемонические преимущества связывания информации с самооценкой 19 . В соответствии с данными нейровизуализационных наблюдений, пациенты с лобно-височной деменцией — прогрессирующим заболеванием, связанным с непропорционально высокой атрофией при MPFC — демонстрируют глубокие изменения в самооценке, включая нарушение способности судить о собственных чертах личности 20 .

Вставка 1 «Я» в социальной психологии

Исследование «Я» охватывает множество явлений, от референциального мышления и самоинициализированного поведения до саморегуляции и самоуважения. Хотя единого определения «я» не существует, социальная психология уделяет особое внимание одному конкретному аспекту самости: собственному представлению о себе 82 . Я-концепция относится к пониманию человеком того, что она «есть» как личность, то есть какие личностные характеристики она проявляет, какие идиосинкразические способности и склонности определяют ее как личность и в какой степени она относится к себе положительно (т.е., имеет высокую или низкую самооценку). Социально-психологическое исследование самооценки включало: (i) определение того, какую информацию люди используют в качестве основной основы для суждения о том, что они собой представляют; (ii) документирование последствий событий обработки в самореференциальной манере; (iii) демонстрация степени, в которой люди искажают информацию, чтобы поддерживать последовательную самооценку; и (iv) подробное описание попыток людей сохранять высокое уважение к себе.

Приблизительное представление о важности этой темы для социальной психологии можно оценить по распространенности слова «я» в заголовках статей, опубликованных в специализированных журналах.С 1965 по 2008 год «я» появлялось в заголовке примерно каждой восьмой статьи, опубликованной в журнале Journal of Personality and Social Psychology (1056 из 8 539) и Journal of Experimental Social Psychology (255 из 2235). Напротив, за тот же промежуток времени все подзаголовков журнала Journal of Experimental Psychology включали всего 82 статьи со словом «я» в заголовке (из более чем 16000 опубликованных статей; ~ 0,5%) и Cognition опубликовало всего 15 таких статей (~ 0.7%).

Одно из важных направлений исследований «я» было сосредоточено на демонстрации улучшенной обработки информации, закодированной с самореферентной кодировкой. Этот «эффект референции» 19 обычно наблюдается как лучшая память на стимулы, которые участники изначально оценивают по отношению к себе (например, «насколько хорошо слово любопытно описывает вас?»), Чем те, которые они изначально оценивают. по отношению к другому человеку («насколько хорошо слово честный описывает Билла Клинтона?») или о котором они делают семантические суждения («был ли Билл Клинтон 40 президентом Соединенных Штатов?»).Что характерно, хотя по определению эта работа фокусируется на внутреннем по своей сути феномене (Я) и исследует феномен, представляющий центральный интерес для когнитивных психологов (память), он в подавляющем большинстве появился в журналах по социальной психологии (и, в некоторой степени, в клинической психологии), а не в основных изданиях по когнитивной психологии.

Местоположение пиковых активаций MPFC, связанных с «социальными» явлениями. Каждое из четырех изображений отображает среднюю линию канонического правого полушария с координатами пика MPFC, наблюдаемых при исследованиях различных классов психологических феноменов, в первую очередь изучаемых социальными психологами.(а) Я-концепция относится к интроспективному осознанию человеком своих личных качеств и идиосинкразических предрасположенностей 3 18 . (b) Установки влекут за собой положительные или отрицательные оценки объекта, идеи, другого человека или группы и могут быть выражены явным образом посредством языка или раскрыты через реальное поведение 6 , 10 , 22 28 , 30 , 31 (для отношения были нанесены только исследования, идентифицирующие MPFC, а не OFC).(c) Субъективное переживание эмоций относится к субъективному осознанию своих аффективных состояний, таких как степень, в которой человек испытывает счастье, печаль, отвращение или страх 37 48 . (d) Теория разума или ментализация относится к способности делать выводы о мыслях, чувствах и желаниях других людей 53 68 . Хотя каждое из этих явлений внешне отличается от других, все в конечном итоге полагаются на внутреннюю генерацию вероятностных и гибких оценок — а не на точные представления, которые достоверно и стабильно соответствуют внешней реальности — набора функций, ранее связанных с MPFC.

Установки и оценка

Центральным понятием в социальной психологии является установка , определяемая как «психологическая тенденция, которая выражается в оценке определенного объекта с некоторой степенью благосклонности или неприязни» 21 (вставка 2) . Что касается самооценки, серия недавних исследований нейровизуализации показала, что MPFC играет решающую роль в способности получить доступ и явно сообщить о своем отношении (). Достаточно ограниченная область вентрального MPFC предпочтительно задействуется, когда люди отвечают на вопросы о своих предпочтениях (например,g., «Мне нравится стирать, а не ходить в магазин за продуктами»), чем у другого человека 6 , 10 , 22 , 23 . Точно так же явная оценка стимула как положительного или отрицательного дает больший ответ в этой области, чем оценка семантического 24 , 25 , перцептивного 26 , 27 или других неоценочных 28 аспектов стимула. .В соответствии с этими наблюдениями с помощью нейровизуализации пациенты с повреждением вентральной MPFC демонстрируют нарушения в единообразном сообщении о своих предпочтениях. Например, такой человек может оценивать одного человека как более положительный, чем второй, и этот второй человек как более положительный, чем третий, но затем также несовместимо судить о третьем, как о более положительном, чем о первом 29 .

Вставка 2 Отношение, оценка и предпочтения

Как люди формируют мнение о новых объектах и ​​людях? Как мы храним и получаем доступ к таким оценкам? И как нам обновить наше отношение к новой или противоречивой информации? Истоки социальной психологии настолько тесно связаны с этими вопросами, что некоторые ранние комментаторы приравнивали всю эту область к изучению установок и оценок 83 .К 1935 году концепция отношения была провозглашена основным фундаментом, на котором зиждется социальная психология, и на протяжении 1960-х и 70-х годов изучение отношений и изменения отношения доминировало в исследованиях социальной психологии. Даже сегодня ведущий раздел журнала Journal of Personality and Social Psychology посвящен «установкам и социальному познанию». В соответствии с их положением в центре поля, социальные психологи изучили широкий спектр оценочных реакций.Хотя большая часть этой работы была сосредоточена на отношении респондентов к социальным группам, отдельным лицам и социальной политике (например, коммунизму, праву на жизнь или позитивным действиям), исследователи также обычно изучали менее откровенно межличностные поведенческие реакции, такие как те, которые касаются личного поведения или идиосинкразических предпочтений (ценность чистки зубов, вкус анчоусов и т. д.).

Хотя социальные психологи традиционно полагались на то, что респонденты явно сообщают об объекте отношения, более поздние исследования были сосредоточены на бессознательных или неявных формах оценки, которые разворачиваются автоматически и без субъективного осознания.Возникают ли такие неявные оценки в результате тех же процессов, что и сознательные мнения и предпочтения, по-прежнему является предметом некоторых дискуссий в литературе по социальной психологии, хотя недавние результаты нейровизуализации предполагают, что неявные формы оценки могут отличаться от явно выраженных отношений при использовании на нейронную систему, сосредоточенную вокруг миндалины 84 . Такие диссоциации напоминают различия между явной и имплицитной памятью, которые также кажутся двумя разными системами памяти, которые полагаются на разные нейронные системы.

В то время как социальные психологи часто полагались на то, что респонденты четко формулируют об объекте отношения — то есть на их сообщенных предпочтений, — несколько других исследовательских традиций изучали предпочтения, поскольку они выявили наблюдаемых выборов индивида (вставка 2). Эти литературные источники подтверждают функциональную важность вентральных аспектов MPFC для оценки желательности стимула. Было обнаружено, что активность в этом регионе коррелирует с предпочтением участниками одного вкуса перед другим, что было выявлено в слепом «вкусовом тесте» 30 , а также с их относительным предпочтением немедленного или отсроченного денежного вознаграждения в парадигме межвременного выбора ( е.g., решив получить 20 долларов сейчас, а не большую сумму через неделю) 31 . Более того, начиная с хорошо известного случая с Финеасом Гейджем, нейропсихологические исследования неоднократно демонстрировали, что повреждение вентральной MPFC ухудшает способности как оценивать конкурирующие направления действий 32 , так и пересматривать более ранние оценки стимула 33 .

Эмоциональный опыт

Как социальная, так и клиническая психология в основном занимаются пониманием природы эмоционального опыта , то есть субъективной осведомленности об аффективных состояниях и последствиях такого опыта для поведения.Такие исследователи затрагивают самые разные темы: от источника субъективных эмоциональных переживаний до дезадаптивных эффектов эмоций, которые определяют многие клинические расстройства, и до взаимосвязи между эмоциями и «более холодными», менее эмоциональными ментальными операциями. Кроме того, в обширной литературе исследуется эмоциональное выражение, каталогизируется отдельные типы выражений лица, которые сопровождают различные эмоции, и исследуется, как воспринимающие распознают эмоции других 34 .

Хотя несколько областей мозга вносят хорошо охарактеризованный вклад в переживание и распознавание определенных эмоций (например, передняя островковая часть для отвращения и миндалевидное тело для страха и беспокойства) 35 , несколько недооцененным открытием стала общность реакции. в MPFC во время эмоционального переживания. В обзоре 55 экспериментов по нейровизуализации, проведенных за 2002 год 36 , MPFC была областью мозга, наиболее часто связанной с аффективной обработкой, независимо от конкретной эмоции, на которую она нацелена (отвращение, страх, печаль, гнев, счастье).Интересно, что манипуляции, вызывающие особенно богатые эмоциональные переживания, чаще всего вызывали MPFC 37 48 (). Например, модуляция MPFC особенно вероятна, когда человек участвует в расширенной аффективной обработке, которая позволяет получить подлинное, субъективное переживание эмоции, например, вспоминая вызывающие воспоминания автобиографические воспоминания или просматривая эмоционально заряженные фильмы (в отличие от пассивного просмотра аффективных слов или неподвижных изображений). фотографии).Это наблюдение предполагает, что MPFC может вносить особый вклад в эмоции, подчиняя субъективному опыту эмоционального состояния человека. Совсем недавно нейропсихологические исследования подтвердили важную роль MPFC в эмоциях, продемонстрировав, что поражения в этой области ухудшают эмоциональные переживания, а также распознавание эмоциональных выражений 49 . Вместе эти результаты предполагают, что, хотя определенные области мозга, такие как миндалина и островок, могут играть решающую роль в определенных эмоциях, MPFC играет широкую, хотя и не полностью определенную, роль в эмоциональном переживании в более общем плане.

Понимание умов других

Несмотря на частые набеги на чисто внутриличностные явления, социальные психологи давно изучали вопрос о том, как воспринимающие понимают поведение других. За более чем три десятилетия, начиная с 1960-х годов, появилась обширная литература по вопросам атрибуции , например, как определить, лучше ли поведение человека (Мэри кусает ногти) приписать его внутренним психическим состояниям и склонностям (она должен быть нервным человеком) или ситуативным влияниям и ограничениям (она ждет результатов важного экзамена; подробный обзор социально-психологических исследований атрибуции см. Ref 50 ).Совсем недавно исследователи начали концентрироваться на одном аспекте атрибуции, исследуя, как воспринимающие в первую очередь генерируют свои первоначальные заключения о психических состояниях других (например, как можно сделать вывод, что Мэри нервничает с самого начала?), Способность называется «ментализация» или «теория разума».

Во всех смыслах и целях исследования нейровизуализации единодушно указали на участие MPFC в задачах, требующих от воспринимающих мыслей о мыслях или чувствах других ().Недавние обзоры функциональной нейроанатомии, лежащей в основе социального познания 51 , 52 , каталогизировали широкий спектр контекстов, в которых активность MPFC сопровождает ментализацию. Более высокий отклик в этом регионе наблюдается, когда (i) воспринимающие рассматривают рассказы или карикатуры, понимание которых требует вывода о психических состояниях их главных героев (по сравнению с пониманием физической причинности) 53 55 ; (ii) отвечать на вопросы о знаниях другого человека 56 59 ; (iii) смотреть абстрактные мультфильмы, подразумевающие присутствие психического агента 60 62 ; или (iv) играть в соревновательную игру против человека (по сравнению с компьютером) соперника 63 , 64 .Более того, подобная модуляция MPFC была связана с задачами, первоначально разработанными в социально-психологической литературе по атрибуции, такими как задачи, разработанные для предпочтения диспозиционной атрибуции над ситуационной 65 или во время явных попыток сформировать впечатление о личности другого человека 66 68 . Нейропсихологические результаты также подтверждают, что, по крайней мере, для нетривиальных задач теории разума, повреждение MPFC ухудшает способность воспринимать психические состояния других людей 69 , 70 .А аутизм, который характеризуется серьезными нарушениями понимания психических состояний других людей, был связан по крайней мере двумя исследованиями с аномальной активностью в MPFC 71 , 72 (хотя функциональная нейроанатомия, лежащая в основе этого расстройства, далека от полной понял).

Социальная психология как исследование «нечеткого» познания

В той мере, в какой общая функциональная нейроанатомия подразумевает совместную когнитивную обработку 2 , перекрывающаяся основа MPFC для Я-концепции, отношений, эмоционального опыта и ментализации предполагает, что эти, казалось бы, все различные явления основываются на общем наборе основных умственных операций.Но что означает тот факт, что MPFC, в частности, обслуживает эти социальные явления, а не какую-либо другую область мозга, о природе лежащих в их основе процессов? Интересно, что MPFC был задействован в ряде дополнительных возможностей, которые требуют небуквальной, контрфактической или вероятностной обработки, таких как понимание образных лингвистических конструкций, таких как метафора и аналогия 73 , 74 , моделирование гипотетических будущих событий 75 , и рассуждения о двусмысленных моральных конфликтах 76 , 77 .В отличие от этого, MPFC не только редко участвует в большинстве других когнитивных действий, но и обычно демонстрирует пониженную реакцию на (то есть «деактивацию»), когда участники выполняют задачи, связанные с семантической памятью, исполнительной функцией, восприятием и многими другими. другие типы процессов, изучаемые когнитивной психологией 78 . Утверждалось, что такая деактивация означает приостановку режима обработки, сфокусированного на внутреннем уровне, который в противном случае помешал бы вниманию к внешней среде 75 , 78 .

В совокупности эти нейронные наблюдения подтверждают мнение о том, что «социальные» явления можно отличить от других видов когнитивной обработки по их зависимости от качественно отличного класса ментальных репрезентаций. Большинство когнитивных способностей требуют точных представлений, которые достоверно соответствуют внешнему миру: люди обычно удивляются и приходят в ужас, когда они создают неточные или ошибочные представления о внешнем мире; например, неправильно дотянуться до бокала и опрокинуть его, намереваясь сказать одно слово, но выпалить другое, или чувствуя уверенность в воспоминаниях, которые оказываются ложными или искаженными.Напротив, когда дело доходит до нашей самооценки, отношения, эмоционального опыта и понимания умов других людей, мы с готовностью справляемся — и даже можем настаивать на — значительно меньшей точности и аккуратности. Хотя мы примерно знаем, что определяет нас как личность, насколько нам что-то нравится или не нравится, силу нашего текущего эмоционального опыта или то, что происходит в голове другого человека, функциональная полезность этих социальных процессов не зависит от способность определить точное представление, которое в точности соответствует действительному «факту дела» во внешнем мире.Вместо этого социальные явления требуют способности оперировать «нечеткими» мысленными оценками, которые являются неточными, вероятностными, внутренними и подлежат пересмотру. В то время как такие способности, как контроль моторики, язык и восприятие, требуют генерации дискретных, конкретных представлений, мы обычно переживаем самих себя, наши отношения, наши эмоции и умы других больше как постоянно меняющиеся и неопределенные приближения. Реализуя эти нечеткие переживания, присваивая им определенные ярлыки (с помощью языка, шкал Лайкерта и т. Д.)) либо резко нарушает нормальное функционирование, как в случае аффективной обработки 79 , либо дает ошибочное или неадекватное понимание их работы, что касается нашей самооценки, отношений и социальных выводов 80 .

Возможным исключением могут быть наши выводы о психических состояниях, которые иногда могут относиться к конкретной информации, которую другой человек может знать или не знать. Действительно, большое количество исследований в области социального познания рассматривало задачи, предполагающие «правильные» ответы о знаниях другого человека (например, задача «Салли-Энн» на ложные убеждения).Интересно, что эти задачи наиболее тесно связаны с активностью в области вне MPFC, височно-теменного соединения 81 . Напротив, многие из наших выводов о психическом состоянии могут быть сосредоточены на более нечетких и более вероятных оценках опыта других. Например, мы можем сделать вывод, что кто-то грустит, но редко нужно оценивать точно, насколько дисфоричен. Или мы можем считать, что кто-то обладает определенной личностной чертой (интеллектом), но редко учитываем точно до до какой степени.

Заключение

Все более широко применяя методы когнитивной нейробиологии, социальные психологи обнаружили ранее неожиданное соответствие между многими важными явлениями, лежащими в основе этой области. Такие наблюдения подчеркивают уникальную силу методов функциональной локализации, таких как нейровизуализация, для выявления связей между исследователями, которые когда-то считали себя изучающими разрозненные эмпирические вопросы, но теперь мы понимаем, что исследовали различные проявления общей основной системы.Это вдохновленное нейронами «смешивание», казалось бы, несопоставимых явлений обещает не только помочь подчеркнуть то, что отличает социальную психологию от других, но и предполагает необходимость переосмыслить предположение о том, что эта область изучает явления на «более высоком» или более «макроуровне», чем когнитивная психология. . Вместо того, чтобы отождествлять изучение социальных явлений с определенным уровнем анализа, эти результаты предлагают взгляд на социальную психологию как на уникальную отрасль когнитивной науки, специализирующуюся на изучении четкой и естественной группировки приблизительных, изменчивых и порожденных внутренними процессами — в другими словами, «нечеткие» — когнитивные операции.

Вставка 4 Вопросы и направления на будущее

  • Хотя исследования показали, что многие концепции, представляющие интерес для социальных психологов, основаны на MPFC, мало что известно о нейронной основе многих других важных социально-психологических явлений, таких как самооценка, мотивация. , убеждение и стереотипы. Остается открытым вопрос, поддерживает ли MPFC также эти другие направления социально-психологического исследования, или такие явления полагаются на отдельные формы когнитивной обработки.

  • Большинство нейровизуализационных и нейропсихологических исследований выявленных предпочтений затрагивают особенно низшие области MPFC, которые простираются в орбитофронтальную кору (OFC) 85 . Различие между оценочной обработкой, обеспечиваемой вентральным MPFC и OFC, еще полностью не изучено.

  • Как ни парадоксально, но понятие «нечеткое» познание само по себе расплывчато и неточно. Хотя это, вероятно, будет несколько спорным, использование этого термина отражает отсутствие в настоящее время более подходящего термина, с помощью которого можно было бы описать предполагаемое различие между « социальной » обработкой, обслуживаемой MPFC, и другими формами обработки, которые представляли основной интерес для когнитивные психологи.Важным направлением будущих исследований будет выявление точных контуров атрибутов, лежащих в основе социально-психологических феноменов, и их отличий от других областей когнитивной науки.

Благодарности

Подготовка статьи поддержана грантами NSF и NIA автору. Спасибо Махзарину Банаджи, Венди Берри Мендес, Рэнди Бакнеру, Дэну Гилберту, Эбби Климе, Нилу Макрэ, Линдси Пауэлл, Ребекке Сакс, Дайане Тамир, Дэну Вегнеру и Джамилю Заки за полезные комментарии и обсуждение, а также Дэйву Джонсону и Джессике Ширмер за их помощь. при подготовке рукописи.

Ссылки

1. Allport GW. Исторические основы современной социальной психологии. Справочник по социальной психологии. 1968: 1–80. [Google Scholar] 2. Хенсон Р. Прямой вывод с использованием функциональной нейровизуализации: диссоциации против ассоциаций. Trends Cogn Sci. 2006; 10: 64–69. [PubMed] [Google Scholar] 3. D’Argembeau A, et al. Самореференционная рефлексивная деятельность и ее связь с отдыхом: исследование ПЭТ. Нейроизображение. 2005. 25: 616–624. [PubMed] [Google Scholar] 4. D’Argembeau A, et al. Отдельные области медиальной префронтальной коры связаны с обработкой самореференций и перспективным восприятием.J Cogn Neurosci. 2007; 19: 935–944. [PubMed] [Google Scholar] 5. Келли WM и др. В поисках себя? Связанное с событием исследование фМРТ. J Cogn Neurosci. 2002; 14: 785–794. [PubMed] [Google Scholar] 6. Pfeifer JH и др. «Я знаю, что ты такой, но кто я ?!»: нейронные основы самопознания и поиска социальных знаний у детей и взрослых. J Cogn Neurosci. 2007. 19: 1323–1337. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 7. Zhu Y, et al. Нейронная основа культурного влияния на саморепрезентацию. Нейроизображение. 2007. 34: 1310–1316.[PubMed] [Google Scholar] 8. Gutchess AH и др. Старение, самооценка и медиальная префронтальная кора. Soc Neurosci. 2007. 2: 117–133. [PubMed] [Google Scholar] 9. Чжан Л. и др. В поисках китайского себя: исследование фМРТ. Sci China C Life Sci. 2006. 49: 89–96. [PubMed] [Google Scholar] 10. Дженкинс А.С. и др. Подавление повторения вентромедиальной префронтальной активности во время суждений о себе и других. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2008; 105: 4507–4512. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11.Фоссати П. и др. В поисках эмоционального «я»: исследование фМРТ с использованием положительных и отрицательных эмоциональных слов. Am J Psychiatry. 2003; 160: 1938–1945. [PubMed] [Google Scholar] 12. Saxe R и др. Перекрывающиеся и неперекрывающиеся области мозга для теории разума и саморефлексии у отдельных субъектов. Soc Cogn Affect Neurosci. 2006; 1: 229–234. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 13. Schmitz TW, et al. Метакогнитивная оценка, релевантность и правая префронтальная кора. Нейроизображение. 2004; 22: 941–947.[PubMed] [Google Scholar] 14. Schmitz TW, et al. Нейронные корреляты точности самооценки после черепно-мозговой травмы. Нейропсихология. 2006; 44: 762–773. [PubMed] [Google Scholar] 15. Johnson SC и др. Нейронные корреляты саморефлексии. Головной мозг. 2002; 125: 1808–1814. [PubMed] [Google Scholar] 16. Ochsner KN, et al. Нейронные корреляты прямого и отраженного самопознания. Нейроизображение. 2005. 28: 797–814. [PubMed] [Google Scholar] 17. Vanderwal T, et al. Я, мать и абстрактный другой: исследование рефлексивной социальной обработки с помощью фМРТ.Нейроизображение. 2008; 41: 1437–1446. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 18. Macrae CN, et al. Медиальная префронтальная активность предсказывает память для себя. Cereb Cortex. 2004. 14: 647–654. [PubMed] [Google Scholar] 19. Саймонс К.С., Джонсон Б.Т. Эффект референции в памяти: метаанализ. Psychol Bull. 1997; 121: 371–394. [PubMed] [Google Scholar] 20. Миллер Б.Л. и др. Нейроанатомия личности: данные пациентов с лобно-височной деменцией. Неврология. 2001; 57: 817–821. [PubMed] [Google Scholar] 21.Игли А.Х., Чайкен С. Структура и функция отношения. В: Gilbert DT, et al., Редакторы. Справочник по социальной психологии. 4. Макгроу Хилл; 1998. С. 269–322. [Google Scholar] 22. Эймс Д.Л. и др. Принятие точки зрения другого человека увеличивает нейронную обработку самореференций. Psychol Sci. 2008. 19: 642–644. [PubMed] [Google Scholar] 23. Mitchell JP, et al. Диссоциативные медиальные префронтальные вклады в суждения подобных и непохожих других. Нейрон. 2006. 50: 655–663. [PubMed] [Google Scholar] 24. Каннингем В.А. и др.Неявная и явная оценка: FMRI корреляты валентности, эмоциональной интенсивности и контроля при обработке отношений. J Cogn Neurosci. 2004; 16: 1717–1729. [PubMed] [Google Scholar] 25. Zysset S, et al. Передняя лобно-срединная кора и оценочное суждение: исследование фМРТ. Нейроизображение. 2002; 15: 983–991. [PubMed] [Google Scholar] 26. Гуснард Д.А. и др. Медиальная префронтальная кора и референциальная психическая активность: отношение к режиму работы мозга по умолчанию. Труды Национальной академии наук США.2001; 98: 4259–4264. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 27. Паулюс депутат, Франк Л. Активация вентромедиальной префронтальной коры имеет решающее значение для суждения о предпочтениях. Нейроотчет. 2003. 14: 1311–1315. [PubMed] [Google Scholar] 28. Turk DJ и др. От лицевого сигнала до ужина на двоих: нейронные субстраты по личному выбору. Нейроизображение. 2004. 22: 1281–1290. [PubMed] [Google Scholar] 29. Стипендиаты LK, Farah MJ. Роль вентромедиальной префронтальной коры в принятии решений: суждение в условиях неопределенности или суждение как таковое? Cereb Cortex.2007. 17: 2669–2674. [PubMed] [Google Scholar] 30. МакКлюр С.М. и др. Нейронные корреляты поведенческого предпочтения напитков, знакомых в культуре. Нейрон. 2004. 44: 379–387. [PubMed] [Google Scholar] 32. Damasio AR. Ошибка Декарта. Гроссет / Патнэм; 1994. [Google Scholar] 33. Стипендиаты LK, Farah MJ. Различные основные нарушения в принятии решений после повреждения вентромедиальной и дорсолатеральной лобной доли у людей. Cereb Cortex. 2005; 15: 58–63. [PubMed] [Google Scholar] 34. Hall JA, Bernieri FJ. Межличностная чувствительность: теория и измерения.Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс; 2001. [Google Scholar] 35. Адольфс Р. Нейронные системы распознавания эмоций. Curr Opin Neurobiol. 2002; 12: 169–177. [PubMed] [Google Scholar] 36. Phan KL, et al. Функциональная нейроанатомия эмоций: метаанализ исследований активации эмоций в ПЭТ и фМРТ. Нейроизображение. 2002. 16: 331–348. [PubMed] [Google Scholar] 37. Baker SC и др. Взаимодействие между настроением и когнитивными функциями изучается с помощью ПЭТ. Psychol Med. 1997. 27: 565–578. [PubMed] [Google Scholar] 38. Борегар М. и др.Функциональная нейроанатомия большой депрессии: исследование фМРТ с использованием парадигмы эмоциональной активации. Нейроотчет. 1998. 9: 3253–3258. [PubMed] [Google Scholar] 39. Догерти Д.Д. и др. Гнев у здоровых мужчин: исследование ПЭТ с использованием сценариев. Биол Психиатрия. 1999; 46: 466–472. [PubMed] [Google Scholar] 40. Kimbrell TA, et al. Региональная активность мозга во время преходящей самоиндуцированной тревоги и гнева у здоровых взрослых. Биол Психиатрия. 1999; 46: 454–465. [PubMed] [Google Scholar] 41. Reiman EM, et al.Нейроанатомические корреляты внешне и внутренне генерируемых человеческих эмоций. Am J Psychiatry. 1997; 154: 918–925. [PubMed] [Google Scholar] 42. Lane RD, et al. Нейроанатомические корреляты счастья, печали и отвращения. Am J Psychiatry. 1997; 154: 926–933. [PubMed] [Google Scholar] 43. Лиотти М. и др. Дифференциальные лимбико-корковые корреляты печали и тревоги у здоровых субъектов: последствия для аффективных расстройств. Биол Психиатрия. 2000; 48: 30–42. [PubMed] [Google Scholar] 44. Mayberg HS, et al.Взаимная лимбико-корковая функция и отрицательное настроение: сходные результаты ПЭТ при депрессии и нормальной грусти. Am J Psychiatry. 1999; 156: 675–682. [PubMed] [Google Scholar] 45. Pardo JV, et al. Нейронные корреляты самоиндуцированной дисфории. Am J Psychiatry. 1993; 150: 713–719. [PubMed] [Google Scholar] 46. Partiot A, et al. Активация мозга при генерации неэмоциональных и эмоциональных планов. Нейроотчет. 1995; 6: 1397–1400. [PubMed] [Google Scholar] 47. Шин Л.М. и др. Активация передних паралимбических структур во время создания образов, связанных с чувством вины.Биол Психиатрия. 2000; 48: 43–50. [PubMed] [Google Scholar] 48. Тисдейл Дж. Д. и др. Функциональное МРТ-исследование когнитивной генерации аффекта. Am J Psychiatry. 1999; 156: 209–215. [PubMed] [Google Scholar] 49. Heberlein AS, et al. Вентромедиальная лобная доля играет решающую роль в распознавании эмоций лица. J Cogn Neurosci. 2008. 20: 721–733. [PubMed] [Google Scholar] 50. Гилберт Д.Т. Обычная персонология. В: Gilbert DT, et al., Редакторы. Справочник по социальной психологии. 4. Макгроу Хилл; 1998. С. 89–150.[Google Scholar] 51. Амодио Д.М., Фрит CD. Встреча умов: медиальная лобная кора и социальное познание. Обзоры природы Неврология. 2006. 7: 268–277. [PubMed] [Google Scholar] 52. Blakemore SJ, et al. Социальная когнитивная нейробиология: куда мы идем? Trends Cog Sci. 2004. 8: 216–222. [PubMed] [Google Scholar] 53. Fletcher PC и др. Другие умы в мозгу: функциональное визуализационное исследование «теории разума» в понимании рассказов. Познание. 1995; 57: 109–128. [PubMed] [Google Scholar] 54. Gallagher HL, et al.Чтение мыслей в мультфильмах и рассказах: ФМРТ-исследование «теории разума» в вербальных и невербальных задачах. Нейропсихология. 2000; 38: 11–21. [PubMed] [Google Scholar] 55. Брюне Э. и др. ПЭТ-исследование приписывания намерений невербальной задаче. NeuroImage. 2000. 11: 157–166. [PubMed] [Google Scholar] 57. Руби П., Десети Дж. Во что вы верите в сравнении с тем, во что вы думаете, они верят: нейровизуализационное исследование концептуального взгляда на перспективу. Eur J Neurosci. 2003. 17: 2475–2480. [PubMed] [Google Scholar] 58.Saxe R, Powell LJ. Важна мысль: определенные области мозга для одного из компонентов теории разума. Psychol Sci. 2006. 17: 692–699. [PubMed] [Google Scholar] 59. Saxe R, Wexler A. Осмысление другого разума: роль правого височно-теменного соединения. Нейропсихология. 2005; 43: 1391–1399. [PubMed] [Google Scholar] 60. Castelli F, et al. Движение и разум: исследование с функциональной визуализацией восприятия и интерпретации сложных паттернов внутренних движений. NeuroImage. 2000; 12: 314–325. [PubMed] [Google Scholar] 62.Уитли Т. и др. Понимание одушевленных агентов: Определенные роли для социальной сети и зеркальной системы. Psychol Sci. 2007. 18: 469–474. [PubMed] [Google Scholar] 63. Риллинг Дж. К. и др. Нейронные корреляты теории разума в межличностных взаимодействиях. Нейроизображение. 2004; 22: 1694–1703. [PubMed] [Google Scholar] 64. Gallagher HL, et al. Представление намеренной позиции в соревновательной игре. NeuroImage. 2002; 16: 814–821. [PubMed] [Google Scholar] 65. Харрис LT и др. Атрибуции в мозге: диспозиционные выводы нейровизуализации, выходящие за рамки теории разума.Нейроизображение. 2005. 28: 763–769. [PubMed] [Google Scholar] 66. Mitchell JP, et al. Медиальные префронтальные диссоциации при обработке информации о личности и недиагностики. Социальная когнитивная и аффективная нейробиология. 2006; 1: 49–55. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 67. Mitchell JP, et al. Кодирование специфических эффектов социального познания на нейронные корреляты последующей памяти. J Neurosci. 2004. 24: 4912–4917. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 68. Mitchell JP, et al.Формирование впечатлений людей от неодушевленных предметов: социально-когнитивная обработка в медиальной префронтальной коре. NeuroImage. 2005. 26: 251–257. [PubMed] [Google Scholar] 69. Stone VE, et al. Вклад лобной доли в теорию разума. J Cogn Neurosci. 1998. 10: 640–656. [PubMed] [Google Scholar] 70. Stone VE, et al. Избирательное нарушение рассуждений о социальном обмене у пациента с двусторонним поражением лимбической системы. Труды Национальной академии наук США. 2002; 99: 11531–11536.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 71. Кеннеди Д. П. и др. Неспособность деактивировать: функциональные нарушения покоя при аутизме. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2006; 103: 8275–8280. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 72. Гилберт С.Дж. и др. Аномальная функциональная специализация в медиальной префронтальной коре при высокофункциональном аутизме: анализ сходства с несколькими вокселями. Brain 2009 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 73. Bottini G, et al. Роль правого полушария в интерпретации образных аспектов языка.Исследование активации позитронно-эмиссионной томографии. Головной мозг. 1994; 117 (Pt 6): 1241–1253. [PubMed] [Google Scholar] 74. Грин А.Е. и др. Фронтополярная кора опосредует абстрактную интеграцию по аналогии. Brain Res. 2006; 1096: 125–137. [PubMed] [Google Scholar] 75. Бакнер Р.Л., Кэрролл, округ Колумбия. Самопроекция и мозг. Trends Cogn Sci. 2007; 11: 49–57. [PubMed] [Google Scholar] 76. Грин Дж. Д. и др. ФМРТ-исследование эмоциональной вовлеченности в моральное суждение. Наука. 2001; 293: 2105–2108. [PubMed] [Google Scholar] 78.Гуснард Д.А., Райхл М.Э. Поиск исходных данных: функциональная визуализация и мозг человека в состоянии покоя. Обзоры природы Неврология. 2001. 2: 685–694. [PubMed] [Google Scholar] 79. Уилсон Т. Д., Школьник JW. Слишком много думать: самоанализ может снизить качество предпочтений и решений. J Pers Soc Psychol. 1991; 60: 181–192. [PubMed] [Google Scholar] 80. Нисбетт Р. Э., Уилсон Т. Д.. Рассказывать больше, чем мы можем знать: устные отчеты о психических процессах. Psychol Rev.1977; 84: 231–259. [Google Scholar] 81. Сакс Р. Уникальное человеческое социальное познание.Curr Opin Neurobiol. 2006. 16: 235–239. [PubMed] [Google Scholar] 82. Баумейстер РФ. Самость. В: Gilbert DT, et al., Редакторы. Справочник по социальной психологии. 4. Макгроу Хилл; 1998. С. 680–740. [Google Scholar] 83. Allport GW. Отношения. Справочник по социальной психологии. 1935; 2: 798–844. [Google Scholar] 84. Каннингем WA, Zelazo PD. Отношения и оценки: перспектива социальной когнитивной нейробиологии. Trends Cogn Sci. 2007; 11: 97–104. [PubMed] [Google Scholar] 85. Монтегю PR, Бернс GS. Нейронная экономика и биологические основы оценки.Нейрон. 2002; 36: 265–284. [PubMed] [Google Scholar]

Социальная психология | Кафедра психологии

О программе

Программа социальной психологии определяется преподавательским составом, студентами (в прошлом и настоящем), а также возможностями обучения и исследований, которые доступны студентам Чикагского университета. Среди особенностей Программы можно выделить следующие.

  • Во-первых, Программа социальной психологии по замыслу является относительно небольшим, интенсивно интерактивным и коллективным центром обучения и исследований.
  • Во-вторых, компоненты обучения предоставляют студентам возможность приобрести концептуальные и методологические инструменты, необходимые для изучения социально-психологических явлений посредством междисциплинарного многоуровневого анализа.
  • В-третьих, программа обеспечивает основу для понимания синергетических отношений между теорией и методами научных исследований.

В центре учебной программы находятся пять основных принципов: научная компетентность и честность; стипендия как образ жизни; личная и социальная ответственность; установка приоритета; и суверенитет каждого студента.Эти принципы реализуются в рамках программы через структуру курсовой работы, исследовательской деятельности, профессиональных услуг и наставничества. Программа обучения предоставляет возможности, и студенты выбирают, какие возможности им использовать.

Наследие программы

Программа социальной психологии Чикагского университета имеет богатую историю, которая всегда делала упор на инновационный концептуальный анализ сложных социальных проблем. Первый курс социальной психологии (названный «Современная социальная психология») читал в Чикагском университете Джордж Герберт Мид в 1900 году.Передовая статья в томе 1, номер 1 психологического бюллетеня , вышедшего 15 января 1914 года, была озаглавлена ​​Уильямом Джеймсом «Чикагская школа», в которой он рассмотрел работы Джона Дьюи, Джорджа Герберта Мида, Джеймс Роуленд Энджелл и А.В. Мур. В 1965 году первое собрание Общества экспериментальной социальной психологии (SESP) было проведено в Чикагском университете, а в 2007 году SESP снова принимала Программа социальной психологии Чикагского университета. от небольшого университетского комитета до межведомственной программы обучения аспирантов, проводимой на факультете психологии.

Социальная психология • Департамент психологии UCLA

Сведения о выпуске по социальной психологии

Программа для выпускников по социальной психологии включает в себя выдающийся преподавательский состав и многочисленные исследовательские возможности в лабораторных и полевых условиях в культурно разнообразном и многогранном мегаполисе. Сферы деятельности наших преподавателей обширны и сосредоточены на фундаментальных исследованиях близких, межгрупповых отношений и социальной когнитивной нейробиологии.Кроме того, интересы факультета включают политическую психологию, позитивную психологию, спортивную психологию, стресс и преодоление стресса, а также вопросы, касающиеся культуры, этнической принадлежности, пола и эволюционной психологии. Отличительной чертой нашей программы является давняя традиция интереса к социальным проблемам и возможность применения строгих теоретических исследований для решения таких проблем.

Знакомство с социальной психологией можно получить из двух четвертей курсов в течение первого года работы в аспирантуре, за которыми следуют семинары по близким отношениям, межгрупповым отношениям и социальному познанию.Студенты концентрируются на одном исследовательском проекте на первом и втором курсе (Psych 251), кульминацией которого является получение степени магистра. По мере того, как обучение продвигается после этого, студенты социальной психологии обычно работают с несколькими преподавателями, чтобы сосредоточить все большее внимание на своих собственных конкретных темах в исследованиях и опыте в связанных с ними методах.

Методологическая и статистическая подготовка охватывает экспериментальный план и процедуры, методы обследования и полевых исследований, а также одномерные и многомерные методы, включая использование моделирования структурных уравнений и иерархического линейного моделирования.Студенты социальной психологии обычно второстепенные в области измерения, психологии здоровья или политической психологии, но могут выбирать из множества факультетов несовершеннолетних.

Большинство преподавателей социальной психологии еженедельно проводят небольшие лабораторные встречи с аспирантами, докторантами и приглашенными профессорами, на которых приобретается важный учебный опыт, помимо индивидуального руководства исследованиями и курсовой работы. Семинары и двухнедельные коллоквиумы с выступлениями выдающихся приглашенных докладчиков, студентов и преподавателей также предлагаются и завершают курс обучения.

Департамент психологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе также разработал ведущие программы в области здравоохранения и политической психологии, которые хорошо интегрированы с программой социальной психологии. Наряду с обычным факультетом социальной психологии на факультете психологии, в рамках социальной программы задействован ряд сотрудников факультетов социальной психологии, которые являются преподавателями других факультетов и школ. Социальная программа также поддерживает тесные связи с Институтом социальных исследований, Международным центром развития талантов, школами образования, медицины, общественного здравоохранения, медсестер и менеджмента UCLA, а также Центром поведения, эволюции и культуры UCLA.Эти связи способствуют взаимодействию с преподавателями и студентами других дисциплин (например, антропологии, коммуникации, политологии, психиатрии и социологии) и позволяют студентам включать междисциплинарные исследования по широкому кругу социальных и медицинских наук в свое последипломное образование по социальной психологии.

Дополнительная информация по социальной психологии

Принципов социальной психологии — 1-е международное издание — Простое книжное производство

© 2011 Charles Stangor

Содержание учебника было подготовлено Чарльзом Стангором и распространяется под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 Непортированная лицензия, за исключением следующих дополнений, которые принадлежат © 2014 Dr. Rajiv Jhangiani и Dr. Hammond Tarry и находятся под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 International License:

  • Включение новых исследований и теоретических разработок.
  • Обновлены анекдоты, открывающие главы, и примеры из реальной жизни, чтобы сделать их более актуальными для современных студентов.
  • Изменены примеры, ссылки и статистика, чтобы отразить более международный контекст.
  • Добавлены обзоры некоторых концепций, теорий и ключевых исследований, не включенных в исходное издание.
  • Добавлен список целей обучения в начале каждой главы.
  • Добавлен глоссарий ключевых терминов в конце учебника в качестве справочника для студентов.

Кроме того, были внесены следующие изменения, но сохранена исходная непортированная лицензия Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0:

  • Объединение отдельных глав «Социальное обучение» и «Социальное воздействие» для создания единого «Социального познания» » глава.

Лицензия CC позволяет вам сохранять, повторно использовать, копировать, распространять и редактировать эту книгу в некоммерческих целях — полностью или частично — бесплатно при условии, что авторы указаны следующим образом, и любое совместно используемое содержимое сохраняет ту же лицензию. :

Принципы социальной психологии — 1-е международное издание Раджива Джангиани, Хаммонда Тарри и Чарльза Стангора используется под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 Международная лицензия.

Если вы распространяете всю или часть этой книги, рекомендуется добавить следующее заявление на страницу об авторских правах, чтобы читатели могли бесплатно получить доступ к оригинальной книге:

Загрузите бесплатно из Британской Колумбии. Открытый сборник учебников.

Образец цитирования в стиле APA:

На этот учебник можно ссылаться. В стиле цитирования APA это будет выглядеть следующим образом:

Jhangiani, R. and H. Tarry. (2014). Принципы социальной психологии — 1-е международное издание .Виктория, Британская Колумбия: BCcampus. Получено с https://opentextbc.ca/socialpsychology/

Атрибуция изображения на обложке:

Посетите BCcampus Open Education, чтобы узнать об открытом образовании в Британской Колумбии.

Электронная книга ISBN: 978-1-77420-015-5

Печатный ISBN: 978-1-77420-014-8

Социальная психология — Психологические науки

Добро пожаловать на программу социальной психологии в Университете Пердью! Имея долгую историю выдающихся достижений, мы гордимся тем, что являемся одной из ведущих в мире программ обучения социальной психологии.Наши преподаватели являются всемирно известными экспертами в основных областях социальной психологии, включая социальное познание, социальное влияние, предрассудки и дискриминацию, групповую динамику и межличностные отношения. Выпускники нашей программы являются лидерами в своей области.

Ссылки слева или ниже содержат общую информацию об аспирантуре по специальности социальная психология, конкретную информацию о аспирантуре и о том, как подать заявку на нашу программу, а также информацию о том, как связаться с социальным факультетом и текущими социальными студентами.Наша выпускница по социальной психологии в Purdue делает акцент на исследованиях как на главном центре обучения. Студентам предлагается принять участие в исследованиях на раннем этапе обучения, участвуя в исследовательских проектах факультета и / или выполняя индивидуальные исследовательские проекты под руководством преподавателей. Также доступен преподавательский опыт, который считается важным аспектом обучения в аспирантуре. Аспирантура по социальной психологии ориентирована на докторантуру.Тем не менее, все студенты должны получить степень магистра. степень как одно из требований докторской программы. Ожидается, что студенты завершат программу в течение 5 лет. Для студентов, поступающих на программу со степенью магистра, предлагается 4-летняя программа. Преподаватели и научные сотрудники доступны на протяжении всех лет обучения; и выдающиеся студенты участвуют в конкурсах на получение университетских стипендий.

* Крис Агнью, Ксимена Арриага, Тери Кирби, Марго Монтейт и Текла Моргенрот будут набирать новых студентов на 2022-2023 учебный год.

Аспирантура

  • Кристофер Р. Агнью, доктор философии
  • Ксимена Б. Арриага, Ph.D.
  • Уильям Г. Грациано, доктор философии
  • Эрин П. Хеннес, Ph.D.
  • Дженис Р. Келли, доктор философии
  • Тери А. Кирби, Ph.D.
  • Марго Дж. Монтейт, доктор философии
  • Фекла Моргенрот, доктор философии
  • Джеймс М. Тайлер, доктор философии
  • Киплинг Д. Уильямс, доктор философии

Докторанты

Филиал факультета

Запись вежливости:

Назначения адъюнктов:

Ведомственные мосты Темы

Социальная психология

Социальная психология — это неформальный трек в рамках M.A. Программа по психологии, не указанная в стенограммах учащихся.
Если вы являетесь потенциальным соискателем, интересующимся областью социальной психологии, вам следует подать заявление непосредственно в программу MA Psychology Program и указать социальную психологию в качестве области ваших интересов.

Социальная психология Описание

Социальная психология изучает ситуационные влияния на поведение отдельных лиц и групп, а также определяет психологические процессы для объяснения такого поведения.Например, вас интересует, как предрассудки и стереотипы развиваются и влияют на поведение в различных группах и культурах? Или почему ценности или убеждения людей не кажутся логичными с учетом предоставленных фактов? Известный факультет социальной психологии Нью-Йоркского университета преподает и проводит исследования в области социального познания и неявных бессознательных процессов, которые предлагают основные объяснения такого поведения. Вам интересно, как самооценка влияет на мотивацию, достижение цели и восприятие других? Факультет социальной психологии исследует задействованные когнитивные и перцептивные факторы.Нью-Йоркский университет является ведущим специалистом в области социальной нейробиологии, включая использование фМРТ и методов отслеживания взгляда для сопоставления локализации и активности мозга с конкретным социальным поведением, решениями и эмоциями. Студенты магистратуры начинают с прохождения основных курсов программы и, имея прочную основу, могут запросить докторские курсы и иметь возможность работать в исследовательских лабораториях факультета, которые исследуют эти темы. Студенты магистратуры приглашаются на еженедельные коллоквиумы факультета психологии и форумы, посвященные обеду из коричневых сумок, вместе с преподавателями и докторантами.

Карьера

Академический . Студенты магистратуры были конкурентоспособными при поступлении в докторантуру. программам в этой области даны высокие достижения в курсовой работе по самым актуальным подходам к дисциплине и исследованиям при работе в факультетских лабораториях. Выпускники программы MA продолжили обучение по программам докторантуры в престижных школах.

Примечание: программа MA отличается от программы Ph.D. программа по социальной психологии. Приложение к этому Ph.D. Программа требует отдельного приложения и оценивается другим комитетом. Соискатели Ph.D. программа может запросить рассмотрение программы магистратуры, если она не принята в докторантуру. программа.

Работа . Выпускники, специализирующиеся в области социальной психологии, особенно с продвинутыми навыками количественного анализа, получили работу в качестве руководителей лабораторий и младших научных сотрудников в академических учреждениях, в качестве специалистов по обработке данных в исследовательских фирмах, занимающихся маркетинговым анализом и брендингом, а также исследованиями, касающимися принятия решений потребителями. и совсем недавно в компаниях, занимающихся социальными сетями, где изучается групповая динамика, приводящая к «вирусному» поведению в Интернете.

Учебная программа по социальной психологии
См. Ссылку «Требования программы» для получения информации о необходимых базовых и базовых курсах — 15 кредитов

Рекомендованные основные курсы по социальной психологии (2 могут засчитываться в счет основных требований, другие рассматриваются как факультативные)
  • Психология социального поведения
  • Аффективная неврология
  • Развитие ребенка
  • Теории личности

Факультативы, наиболее актуальные по социальной психологии
  • Групповая динамика
  • Психология разнообразия
  • Психология рыночного разнообразия
  • Психология социальных сетей
  • Психологическое влияние детского телевидения и СМИ
  • Культура, мысли и эмоции
  • Когнитивная психология (выполняет требование Core A)
  • Когнитивная неврология (считается факультативным, если аффективная нейронаука выбрана как Ядро B)
  • Эмоция и ее развитие
  • Психология преступного поведения и пенитенциарная система
  • Психология насилия
  • Личность и организационное поведение
  • Психоз в социальном контексте
  • Прочие, определенные путем извещения
  • С разрешения, к.