Опросник sf 36 русская версия: Опросник sf 36 (русскоязычная версия созданная и рекомендованная мцикж)

Содержание

Популяционные показатели качества жизни по опроснику SF-36 (результаты многоцентрового исследования качества жизни «Мираж») Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

Популяционные показатели качества жизни по опроснику ЗБ-Зб

(результаты многоцентрового исследования качества жизни

«МИРАЖ»)

В.Н.Амирджанова*, Д.В.Горячев*, Н.И. Коршунов **, А.П.Ребров ***, В.Н.Сороцкая ****

* ГУ Институт ревматологии РАМН, Москва ** Ярославская государственная медицинская академия *** Саратовский государственный медицинский университет **** Тульская областная больница

Резюме

Цель. Стандартизовать шкалы общего опросника оценки качества жизни (КЖ) ББ-Зб и рассчитать популяционные показатели шкал в зависимости от пола и возраста респондентов.

Материал и методы. Стандартизованные показатели КЖ по всем шкалам опросника Б Б-36 рассчитаны у 3400 респондентов из 5 центров РФ.

Результаты. Мужское население имело лучшие показатели КЖ по всем шкалам опросника ББ-Зб по сравнению с женским (р<0,0001). Показатели КЖ выше средних имели респонденты в возрасте до 45 лет по шкалам физического, ролевого физического функционирования; болевой синдром в этой возрастной группе не оказывал существенного влияния на КЖ. Общее состояние здоровья оценивалось выше среднего уровня респондентами моложе 35 лет независимо от пола, для них были характерны высокие показатели шкал социальной активности и жизнеспособности. Психическое здоровье мужчин оказалось выше средних значений до 75-летнего возраста, у женщин его показатели снижались, начиная с 35-летнего возраста.

Заключение. Референтная база популяционных значений стандартизованных показателей опросника БР-Зб может использоваться для сравнения КЖ пациентов с различными заболеваниями в соответствии с возрастом и полом пациентов, а также для оценки эффективности терапии при проведении научных исследований .

Ключевые слова: 5Т-36, популяционные показатели, качество жизни

Качество жизни (КЖ), являясь комплексной характеристикой физического, психологического, эмоционального и социального функционирования человека, основанной на его субъективном восприятии, человека, в медицинском понимании этого термина всегда связано со здоровьем. Инструменты оценки КЖ — общие и специфические опросники, разработанные экспертами ведущих мировых клинических центров в соответствии с принципами доказательной медицины и требованиями Good Clinical Practis (GCP), создали возможность количественной оценки этого субъективного понятия, что позволило расширить представление врача о состоянии больного в целом. Общие опросники измеряют широкий спектр функций восприятия здоровья и могут быть использованы для оценки

Адрес: 115522 Москва, Каширское шоссе, 34а,

ГУ Институт ревматологии РАМН Тел/факс: 8-499-614-42-85

КЖ любых пациентов, страдающих различными заболеваниями, а также для оценки КЖ популяции.

Одним из наиболее широко распространенных общих опросников для оценки КЖ является Short Form Medical Outcomes Study (SF-36) [1].

Существуют две версии опросника (стандартные и короткие формы): SF-36 v. 1™ и SF-36 v.2™, отличающиеся градацией ответов на отдельные вопросы, при этом версии сравнимы друг с другом. Стандартные формы оценивают КЖ в течение последних 4-х недель, короткие формы, применяющиеся для краткосрочных исследований, оценивают параметры КЖ в течение 1 недели. По данным MedLine за 2006 г., SF-36 в настоящее время используется в 95% научных исследований по изучению КЖ при различных заболеваниях. Показатели КЖ существенно различаются в зависимости от пола и возраста опрошенных лиц, поэтому в авторском руководстве по использованию и интерпретации SF-36 приводятся популяционные данные репре-

зентативной выборки населения США за 1999 г. по всем шкалам опросника в зависимости от пола и возраста респондентов. Русская версия ББ-Зб валидирована Межнациональным центром исследования КЖ г.Санкт-Петербурга [2].При исследовании ее психометрических свойств [2,3] были подтверждены надежность, валидность и чувствительность опросника к изменениям и получены популяционные данные показателей КЖ жителей г. Санкт-Петербурга [4]. Позже были рассчитаны средние популяционные значения шкал 8Р-36 для отдельных регионов РФ (детей и взрослых) в рамках проекта «ИКАР» по изучению КЖ больных бронхиальной астмой и хронической обструктивной болезнью легких [5], а также жителей г. Москвы в исследовании, проведенном ГУ Институтом ревматологии РАМН [6].

Во всех исследованиях проводилась трансформация шкал опросника и подсчет средних значений его шкал, однако распределение большинства из них не было нормальным, стандартные отклонения имели высокие значения, что свидетельствовало о большом разбросе данных. Так, средние значения шкалы ролевого физического функционирования в исследовании КЖ жителей г. С-Петербурга составили 64,9+37,0; шкалы ролевого эмоционального функционирования 66,5± 36,7; в исследовании «ИКАР» 59,7 ±40,92 и 60,7± 40,36 соответственно [2,5]. Использование таких шкал ББ-Зб создает определенные трудности в интерпретации результатов исследований, поэтому возникла необходимость в проведении стандартизации шкал ББ-Зб с получением нормального распределения средних значений и определением стандартизованных популяционных показателей КЖ по опроснику 8Р-36 в зависимости от пола и возраста респондентов.

Материал и методы

Исследование проводилось в рамках многоцентрового проекта «МИРАЖ» (Многоцентровое Исследование Ревматоидного Артрита по качеству Жизни) по специально разработанному протоколу, одобренному Этическим комитетом и соответствующему стандартам международной методологии исследований КЖ. Популяционная выборка набиралась в 2005 г. и состояла из 3400 респондентов (995 мужчин и 2405 женщин) из городского населения 5 крупных городов центральной части РФ с населением более 500 тыс. человек каждый: Москва, Рязань, Саратов, Тула, Ярославль, в возрасте от 18 до 85 лет. Выборочная совокупность была сформирована методом квотно-случайного отбора и обеспечивала репрезентативность результатов исследования взрослого населения по полу, возрасту и территориям. В городах для опроса отбирались 3 типичные зоны: исторический центр, промышленный и «спальный» районы. Методом случайной выборки определялись улица и дом, в которых проводился

опрос. В каждой квартире или доме опрашивался тот человек, дата и месяц рождения которого были ближе всего к дате проведения опроса. Всего опрошено 3400 взрослых человек, что обеспечило необходимую представительность результатов с учетом социального многообразия населения. Сбор данных осуществлялся путем анкетирования респондентов прямым опросом. После разъяснения респондентам целей проводимого опроса давалась информация о том, как планируется использовать результаты исследования, и объяснялись правила заполнения опросника SF-36, затем опросник однократно заполнялся респондентами самостоятельно.

Анкеты, не содержащие сведений о поле и возрасте или имеющие пропущенные ответы на вопросы SF-36 , были исключены из обработки (56 анкет -1,6%), остальные стратифицированы по возрасту (98,4% из запланированных — 3344 анкеты).

Модель, лежащая в основе конструкции шкал и суммарных измерений опросника SF-36 у.2т, имеет три уровня:

— 36 вопросов;

— 8 шкал, сформированных из 2 — 10 вопросов;

— 2 суммарных измерения, которыми объединяются шкалы.

35 вопросов использовались для расчета баллов по 8 шкалам, 1 —для оценки динамики состояния пациентов за прошедшие 4 недели. Каждый вопрос использовался при расчете баллов однократно. Анализ КЖ проводился по следующим шкалам:

1. Физическое функционирование — Physical Functiong (PF) — шкала, оценивающая физическую активность, включающую самообслуживание, ходьбу, подъем по лестнице, переноску тяжестей, а также выполнение значительных физических нагрузок. Показатель шкалы отражает объем повседневной физической нагрузки, который не ограничен состоянием здоровья: чем он выше, тем большую физическую нагрузку, по мнению исследуемого, он может выполнить. Низкие показатели по этой шкале свидетельствуют о том, что физическая активность значительно ограничена состоянием здоровья.

2. Ролевое физическое функционирование — Role Physical (RP) —шкала, которая показывает роль физических проблем в ограничении жизнедеятельности, отражает степень, в которой здоровье лимитирует выполнение обычной деятельности, т.е. характеризует степень ограничения выполнения работы или повседневных обязанностей теми проблемами, которые связаны со здоровьем: чем выше показатель, тем меньше, по мнению респондента или пациента, проблемы со здоровьем ограничивают их повседневную деятельность. Низкие показатели по этой шкале свидетельствуют о том, что повседневная деятельность значительно ограничена физическим состоянием здоровья.

3.Шкала боли — Bodily Pain (BP) — оценивает интенсивность болевого синдрома и его влияние на способность заниматься нормальной деятельностью, включая работу по дому и вне его в течение последнего месяца: чем выше показатель, тем меньше, по мнению респондента или пациента, болевых ощущений они испытывали. Низкие значения шкалы свидетельствуют о том, что боль значительно ограничивает физическую активность исследуемых.

4. Общее состояние здоровья - General Health (GH) — оценивает состояние здоровья в настоящий момент, перспективы лечения и сопротивляемость болезни: чем выше показатель, тем лучше состояние здоровья респондента или пациента.

5. Шкала жизнеспособности — Vitality (VT) — подразумевает оценку ощущения респондентом или пациентом полными сил и энергии. Низкие баллы свидетельствуют об утомлении исследуемых, снижении их жизненной активности.

6.Шкала социального функционирования — Social Functioning (SF) — оценивает удовлетворенность уровнем социальной активности (общением, проведением времени с друзьями, семьей, соседями, в коллективе) и отражает степень, в которой физическое или эмоциональное состояние респондента или пациента их ограничивает: чем выше показатель, тем выше социальная активность за последние 4 недели. Низкие баллы соответствуют значительному ограничению социальных контактов, снижению уровня общения в связи с ухудшением здоровья.

7. Ролевое эмоциональное функционирование

— Role Emotional (RE) — предполагает оценку степени, в которой эмоциональное состояние мешает выполнению работы или другой обычной повседневной деятельности, включая большие затраты времени на их выполнение, уменьшение объема сделанной работы, снижение ее качества: чем выше показатель, тем меньше эмоциональное состояние ограничивает повседневную активность респондента или пациента.

8. Психологическое здоровье — Mental Health (МН) — характеризует настроение, наличие депрессии, тревоги, оценивает общий показатель положительных эмоций.: чем выше показатель, тем больше времени респонденты или пациенты чувствовали себя спокойными, умиротворенными в течение последнего месяца. Низкие показатели свидетельствовали о наличии депрессивных, тревожных состояний, психологическом неблагополучии.

Для всех шкал при полном отсутствии ограничений или нарушений здоровья максимальное значение было равно 100. Чем выше был показатель по каждой шкале, тем лучше было КЖ по этому параметру. Перед подсчетом показателей 8 шкал проводилась перекодировка ответов (процедура пересчета необработанных баллов опросника в баллы КЖ), затем для получения значений каждой шкалы —

суммирование перекодированных ответов согласно методике, представленной авторами опросника в руководстве по применению БР-Зб® \'.2 [1]. Расчет баллов КЖ по каждой из 8 «трансформированных» шкал проводился по формуле

Трансформированная [ £ — Мт]

шкала = -------------х 100

[Мах — Мт]

где : £ — суммарный счет шкалы

Мт — минимально-возможное значение шкалы

Мах -максимально-возможное значение шкалы

Далее рассчитывались средние значения и стандартные отклонения для каждой шкалы.

Результаты

Популяционная выборка была стратифицирована по возрасту в соответствии с распределением городского населения РФ по данным Госкомстата России за 2005 год (табл.1).

Таблица 1

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ВЫБОРКИ НАСЕЛЕНИЯ ПО ПОЛУ И ВОЗРАСТУ

Всего,чел.

Возраст

(годы) число %от респон- объема

дентов выборки

Половой состав (% от объема выборки)

мужчины женщины

18-24 473 151 (16,1) 322 (13,4)

25-34 698 20,9 217(23,1) 481 (20,0)

35-44 664 19,9 180(19,2) 484(20,1)

45-54 783 23,4 188 (20,0) 595 (24,7)

55-64 437 13,1 127(13,5) 310(12,9)

65-74 219 6,5 53 (5,7) 166 ( 6,9)

75 и старше 70 2,1 23 (2,4) 47 (2,0)

Средний возраст респондентов составил 42,3 ± 15,0 лет. Средние значения показателей 8 трансформированных шкал БР-Зб респондентов представлены в табл. 2.

Таблица 2

СРЕДНИЕ ПОКАЗАТЕЛИ ТРАНСФОРМИРОВАННЫХ 8 ШКАЛ вР-Зб (14= 3344)

Шкалы SF-36* М а

PF 77,02 25,21

RP 53,80 42,36

ВР 61,30 26,27

GH 56,56 19,35

VI 55,15 21,97

SF 69,67 23,43

RE 57,23 41,96

МН 58,82 19,97

Средние значения показателей КЖ значительно отличались от 100% уровня «идеального» здоровья, а их распределение не было нормальным для большинства шкал (рисЛ).Для приближения рас-

пределения к нормальному и создания возможности прямой интерпретации показателей КЖ была проведена стандартизация значений каждой шкалы БР-Зб.

ГИСТОГРАММЫ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ШКАП ОПРОСНИКА 5К-36 В ПОПУЛЯЦИИ.

Рисунок 1.

Голограмма;!

Vv.a ОГрЗММЙ BP

К S ф- .13*22. с< 01 . Liifefofs Р'-' 01

Boundary

ВР

Г йотофйУм К-Sd» 1G4M, р<01

0 20 ДО 60 8D

X Catecjory Boundary

VT

Rt

20 40 60 8;

X • Catenary Boundary

£663$. 01

1800 U 00 1200 100Q f 800 600 400 200

Г; 20 40 60 8f

X * Category Boundary

Гй от or pa м ма. SF K'S d~ 13016, p<.01 , Ulietors P< 01 — Bxpeeteo Normal

- Category Boundary

K S d-.07967. p<.01 : Lsiliefors a<01 — Expected Norma!

RP

(iH

sr

Mil

p

K-S d*. 26J

Стандартизация шкал 8Р-36

Для каждого респондента по всем шкалам рассчитывался г-счет по отношению разницы трансформированного значения каждой шкалы с его средним значением в популяции к стандартному отклонению :

РЕ_г = (РБ -77,02303) / 25,21484 ЫЕ_г = (ЯЕ - 53,80532) / 42,36397 ВР_г = (ВР -61,30323) / 26,26724 = (ОН - 56,55861) / 19,34827 УГ_г = (УГ - 55,15550) / 21,97386 ББ г = (БР - 69,66956) / 23,42670 = (ЯЕ -57,23684) / 41,95659 МН г = (МН - 58,81938) / 19,96775

где: РЕ ЯЕ ВР, вН, УГ, БЕ РЕ, МН - трансформированные значения каждой шкалы; _г-счет трансформированных шкал. *10)

МНст= 50 + (МН г *10)

В табл. 3 приведены стандартизованные показатели шкал ББ-Зб 3344 респондентов популяционного контроля.

Стандартизованные популяционные показатели качества жизни по опроснику БР-Зб в зависимости от пола и возраста

Рассчитаны значения стандартизованных показателей КЖ отдельно для мужчин и женщин (табл. 4).

Значения всех показателей КЖ мужчин были выше 50% уровня и статистически значимо отличались от женщин (р<0,000001).

Все респонденты (3344 чел.) были разделены в зависимости от возраста на 7 групп: от 18 до 24 лет (п=473), 25-34 года (п=698), 35-44 года (п=664), 45-54 года (п=783), 55-64 года (п=437), 65-74 года (п=219), 75 лет и старше (п=70). Во всех группах рассчитывались стандартизованные значения каждой шкалы ББ-Зб (см. Приложение). На рис. 2 представлены стандартизованные значения шкал РР и ЯР в зависимости от возраста и пола респондентов.

Рисунок 2

СТАНДАРТИЗОВАННЫЕ ЗНАЧЕНИЯ ШКАЛ ФИЗИЧЕСКОГО (РБ) И РОЛЕВОГО ФИЗИЧЕСКОГО ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ (Б1Р) В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ВОЗРАСТА И ПОЛА РЕСПОНДЕНТОВ

— Шкала РР мужчины Шкала РР женщины Шкала 1ЧР мужчины Шкала 1ЧР женщины

18-

24

25-

34

35-

44

45- 5554 64

65-

74

75

и>

возрастные категории

Таблица 3

СТАНДАРТИЗОВАННЫЕ ПОПУЛЯЦИОННЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ШКАЛ 8Р-36® \’2 (СРЕДНИЕ ЗНАЧЕНИЯ, СТАНДАРТНЫЕ ОТКЛОНЕНИЯ, 25%, 50% И 75% ПРОЦЕНТИЛИ, МИНИМАЛЬНЫЕ И МАКСИМАЛЬНЫЕ

ЗНАЧЕНИЯ), N=3344

РР ИР ВР Шкалы вР-Зб ОН УТ ИЕ МН

Меап 50,00 50,00 50,00 50,00 50,00 50,00 50,00 50,00

25% 45,23 37,30 42,27 44,03 43,10 41,60 36,36 43,58

50% (Ме) 55,15 49,10 49,89 49,19 52,20 52,27 52,25 50,59

75% 57,13 60,90 60,92 57,97 59,03 57,61 60,19 58,60

ББ 10,0 10,0 10,0 10,0 10,0 10,0 10,0 10,0

Міп-Мах 19-59 37-60 26-64 20-72 24-70 20-62 36-60 20-70

В связи с тем, что стандартные отклонения были для всех шкал одинаковыми и равнялись 10, каждый пункт различий или изменения счета имел прямую интерпретацию: один пункт изменений соответствовал одной десятой от стандартного отклонения и был равен 0,10.

Уровень физической активности мужчин был выше, чем женщин во всех возрастных группах; в возрасте от 18 до 45 лет физическая активность респондентов была выше средних значений независимо от пола и постепенно уменьшалась с возрастом. Эта же тенденция прослеживалась и по шкале ролевого физического функционирования.

У респондентов от 18 до 44 лет болевой синдром не оказывал существенного влияния на КЖ. В стар-

Таблица 4

СТАНДАРТИЗОВАННЫЕ ПОПУЛЯЦИОННЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ШКАЛ БК-Зб® У2 (СРЕДНИЕ ЗНАЧЕНИЯ, СТАНДАРТНЫЕ ОТКЛОНЕНИЯ, 25%, 50% И 75% ПРОЦЕНТИЛИ, МИНИМАЛЬНЫЕ И МАКСИМАЛЬНЫЕ ЗНАЧЕНИЯ)

ДЛЯ МУЖЧИН И ЖЕНЩИН

Мужчины (п=939)

РР ЯР ВР йН Шкалы 8Р-36 УТ 8Р ЯЕ МН

Меап 51,75 51,56 51,64 51,47 52,28 51,70 51,31 52,76

25% 49,20 43,20 42,27 44,03 45,38 46,94 44,30 48,59

50% (Ме) 57,13 55,00 53,69 51,78 54,47 52,27 52,25 54,60

75% 59,12 60,90 60,93 59,53 59,03 57,61 60,19 58,60

80 9,71 9,92 10,20 10,15 9,45 9,72 9,83 9,11

Мт-Мах 19-59 37-61 27-65 21-72 27-70 20-63 36-60 21-71

Жешцины(п=2405)

РР ЯР ВР йН Шкалы 8Р-36 УГ 8Р ЯЕ МН

Меап 49,32 49,39 49,36 49,42 49,11 49,34 49,49 48,92

25% 19,25 37,30 26,67 20,77 24,89 20,26 36,36 20,55

50% (Ме) 53,17 49,10 47,22 49,19 49,93 52,27 52,25 48,59

75% 57,13 60,90 58,64 55,40 56,75 57,61 60,19 56,60

80 10,03 9,97 9,84 9,88 10,07 10,03 10,02 10,12

Мт-Мах 19-59 37-60 27-65 21-72 25-70 20-62 36-60 21-70

ших возрастных группах уровень болевого синдрома возрастал и играл существенную роль в оценке здоровья и жизнедеятельности респондентов, причем его стандартизованные значения в возрастной группе 75 лет и старше были одинаковы у мужчин и женщин (рис. 3).

Рисунок 3

СТАНДАРТИЗОВАННЫЕ ЗНАЧЕНИЯ ШКАЛЫ БОЛИ (ВР) В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ВОЗРАСТА И ПОЛА РЕСПОНДЕНТОВ

-мужчины

женшины

возрастные категории

На рис. 4 представлены значения шкал общего здоровья и жизнеспособности группы популяционного контроля.

Общее состояние здоровья респондентами моложе 35 лет оценивалось выше среднего уровня неза-

Рисунок 4

СТАНДАРТИЗОВАННЫЕ ЗНАЧЕНИЯ ШКАЛ ОБЩЕГО ЗДОРОВЬЯ (ОН) И ЖИЗНЕСПОСОБНОСТИ (УГ) В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ВОЗРАСТА И ПОЛА РЕСПОНДЕНТОВ

-®— Шкала ОН мужчины

= - Шкала вН женщины

Шкала \/Т мужчины

Шкала VI женщины

возрастные категории

висимо от пола. Более старшие возрастные группы имели меньшую сопротивляемость к болезням, а респонденты старше 65 лет не видели перспектив лечения из-за ожидаемого ухудшения общего состояния здоровья.

Женщины ощущали себя полными сил и энергии до 35-летнего возраста, мужчины до 45 лет, жизнеспособность респондентов уменьшалась с возрастом независимо от пола, оставаясь на более высоком уровне у мужчин по сравнению с женщинами (р<0,0001). Низкие баллы шкалы жизнедеятельности в старших возрастных группах соот-

ветствовали нарастанию утомления исследуемых, снижении их жизненной активности.

На рис. 5 представлены стандартизованные значения шкал социального функционирования (БГ) и

Рисунок 5

СТАНДАРТИЗОВАННЫЕ ЗНАЧЕНИЯ ШКАЛ СОЦИАЛЬНОГО ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ (Б!7)

И ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ (МН)

В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ВОЗРАСТА И ПОЛА РЕСПОНДЕНТОВ

— Шкала ЭР мужчины

Шкала ЭР женщины

Шкала МН мужчины

Шкала МН женщины

24 34 44 54 64 74

возрастные категории

и>

психологического здоровья (МН) в зависимости от возраста и пола респондентов.

Обращали на себя внимание довольно высокие показатели шкал социальной активности респондентов обоего пола до 35-летнего возраста. Объем социальных связей мужчин был выше средних значений во всех возрастных группах по сравнению с

женщинами (р<0,00001).

Состояние психологического здоровья мужского населения было значительно лучше по сравнению с женским (р<0,00001) во всех возрастных группах. У мужчин психологическое здоровье оставалось выше средних значений до 75-летнего возраста, а у женщин его показатели становились ниже средних значений, начиная с 35-летнего возраста.

Заключение

Анализ стандартизованных показателей КЖ группы популяционного контроля показал, что мужское население в популяции имело лучшие показатели КЖ по всем шкалам опросника ББ-Зб по сравнению с женским (р<0,0001). Показатели КЖ выше средних имели респонденты в возрасте до 45 лет по шкалам физического, ролевого физического функционирования; болевой синдром в этой возрастной группе не оказывал существенного влияния на КЖ. Общее состояние здоровья оценивалось выше среднего уровня респондентами моложе 35 лет независимо от пола, для них были характерны высокие показатели шкал социальной активности и жизнеспособности. Психическое здоровье мужчин оставалось выше средних значений до 75-летнего возраста, у женщин его показатели снижались, начиная с 35-летнего возраста.

Референтная база популяционных значений стандартизованных показателей опросника 8 Б-36 может оказаться полезной для сравнения КЖ пациентов с различными заболеваниями в соответствии с возрастом и полом пациентов, а также оценке эффективности терапии при проведении научных исследований .

ЛИТЕРАТУРА

1. Ware J. Е., Snow К.К., Kosinski М., Gandek В. Sf-36 Health Survey. Manuel and Interpretation Guide, Lincoln,RI'.Quality.Metric Incorporated, 2000, 150

2. Новик А.А, Ионова Т.И. Руководство no исследованию качества жизни в медицине. М., ОЛМА-ПРЕСС, 2002, 314с.

3. Новик А.А, Ионова Т.И. Руководство по исследованию качества жизни в медицине . 2-е изд. под ред. Ю.Л.Шевченко, М., ОЛМАПРЕСС, 2007, 313с.

4. Ионова Т.И, Новик А.А., Тандек Б. и др. Качество

жизни здорового населения Санкт Петербурга . Тез. Докл. Всеросс. Конфер. с международ. участием “Исследование качества жизни в медицине». Санкт-Петербург, 2000, 54-57.

5. Качество жизни у больных бронхиальной астмой и хронической обструктивной болезнью легких .Под ред. А.Т. Чучалина, М., Атмосфера, 2004, 253 с.

6. Койлубаева Г.М. Качество жизни больных ревматоидным артритом и некоторые фармакоэко-номические аспекты заболевания. Дисс. кмн, М., 2005, 195с

Поступила 10.10.07

Приложение 1

СТАНДАРТИЗОВАННЫЕ ПОПУЛЯЦИОННЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ЩКАЛ SF-36 V2

STANDARD FORM 5 ЦЕНТРОВ РФ

СРЕДНИЕ ЗНАЧЕНИЯ, СТАНДАРТНЫЕ ОТКЛОНЕНИЯ, 25%, 50% (МЕДИАНА) И 75% ПРОЦЕНТИЛИ, МИНИМАЛЬНЫЕ И МАКСИМАЛЬНЫЕ ЗНАЧЕНИЯ

Средние значения, про- Шкалы SF-36

центили,стандартное отклонение, размах PF RP ВР GH VT SF RE МН

Mean 50,00 50,00 50,00 50,00 50,00 50,00 50,00 50,00

25% Общие значения 5Q% ,м , мужчины и женщины (п=3344) 75% 45,23 55,15 57,13 37,30 49,10 60,90 42,27 49,89 60,92 44,03 49,19 57,97 43,10 52,20 59,03 41.60 52,27 57.61 36,36 52,25 60,19 43.58 50.59 58.60

SD 10,0 10,0 10,0 10,0 10,0 10,0 10,0 10,0

Min-Max 19-59 37-60 26-64 20-72 24-70 20-62 36-60 20-70

Шкалы SF-36

Средние значения,

процентили,стан-

дартное отклонение, PF RP ВР GH VT SF RE МН

размах

Mean 51,75 51,56 51,64 51,47 52,28 51,70 51,31 52,76

25% 49,20 43,20 42,27 44,03 45,38 46,94 44,30 48,59

Мужчины 50% (Me) 57,13 55,00 53,69 51,78 54,47 52,27 52,25 54,60

(п=939) 75% 59,12 60,90 60,93 59,53 59,03 57,61 60,19 58,60

SD 9,71 9,92 10,20 10,15 9,45 9,72 9,83 9,11

Min-Max 19-59 37-61 27-65 21-72 27-70 20-63 36-60 21-71

Средние значения, Шкалы SF-36

процентили,

стандартное отклоне- PF RP BP GH VT SF RE MH

ние, размах

Mean 49,32 49,39 49,36 49,42 49,11 49,34 49,49 48,92

25% 19,25 37,30 26,67 20,77 24,89 20,26 36,36 20,55

Женщины 50% (Me) 53,17 49,10 47,22 49,19 49,93 52,27 52,25 48,59

(п=2405) 75% 57,13 60,90 58,64 55,40 56,75 57,61 60,19 56,60

SD 10,03 9,97 9,84 9,88 10,07 10,03 10,02 10,12

Min-Max 19-59 37-60 27-65 21-72 25-70 20-62 36-60 21-70

СТАНДАРТИЗОВАННЫЕ ПОПУЛЯЦИОННЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ШКАЛ SF-36 V2 STANDARD FORM 5 ЦЕНТРОВ РФ ДЛЯ 7 ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП ЖЕНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ (СРЕДНИЕ ЗНАЧЕНИЯ, СТАНДАРТНЫЕ ОТКЛОНЕНИЯ, 25%, 50% (медиана) и 75% процентили, минимальные и максимальные значения)

Средние значения, процентили, стандартное отклонение, размах PF RP ВР Шкалы SF-36 GH VT SF RE МН

Меап 54,99 53,44 53,67 54,40 51,69 51,40 50,74 50,93

Возраст 18-24 женщины 25% 55,15 49,10 46,08 47,64 45,38 46,94 44,30 44,58

50% (Ме) 57,13 55,00 54,83 55,40 52,20 52,27 52,24 50,59

(п=322) 75% 59,12 60,90 60,93 60,56 59,03 57,61 60,19 58,60

80 6,03 8,36 9,16 8,98 9,31 9,56 9,75 9,92

Мт-Мах 19-59 37-61 27-65 26-72 25-70 20-63 36-60 23-71

Средние значения, процентили, стандартное отклонение, размах PF RP BP Шкалы SF-36 GH VT SF RE MH

Mean 54,71 53,42 53,18 53,71 52,76 52,82 51,87 51,84

Возпаст 25-34 года 25% 53,17 49,10 46,08 46,61 47,65 46,94 44,30 44,58

50% (Me) 57,13 55,00 54,83 54,36 54,48 52,27 52,25 52,59

женщины 75% 59,12 60,90 60,93 60,56 59,03 62,94 60,19 58,60

(п=481) SD 5,43 8,93 9,17 8,94 9,14 8,85 9,17 9,56

Min-Max 25-59 37-61 27-65 26-72 25-70 20-63 36-60 23-71

Средние значения, Шкалы SF-36

процентили, стан-

дартное отклонение, размах PF RP BP GH VT SF RE MH

Mean 51,38 50,88 50,19 50,55 49,95 50,07 50,65 49,56

Возраст 25% 49,20 37,30 42,27 44,03 43,10 41,60 44,30 42,58

35-44 года 50% (Me) 55,15 55,00 50,27 49,19 52,20 52,27 52,25 50,59

женщины 75% 57,13 60,90 60,93 57,97 59,03 57,61 60,19 56,60

(n=484) SD 8,09 9,78 9,33 9,57 9,86 9,85 9,90 9,52

Min-Max 19-59 37-61 27-65 21-72 25-70 20-63 36-60 27-71

Средние значения, Шкалы SF-36

процентили, стан-

дартное отклонение, размах PF RP BP GH VT SF RE MH

Mean 47,41 47,52 47,25 47,20 47,28 47,40 48,94 47,56

Возраст 25% 41,27 37,30 42,27 41,44 40,82 41,60 36,36 40,58

45-54 года жен- 50% (Me) 51,18 43,20 46,08 46,61 47,65 46,94 52,25 48,59

щины 75% 55,15 60,90 54,83 52,81 56,75 52,27 60,19 56,60

(n=595) SD 9,70 9,82 9,50 9,25 9,97 9,81 10,01 10,22

Min-Max 19-59 37-61 27-65 21-72 25-68 20-63 36-60 21-69

Средние значения, Шкалы SF-36

процентили, стан-

дартное отклонение, размах PF RP BP GH VT SF RE MH

Mean 43,59 44,80 45,67 44,48 46,70 47,35 46,99 46,52

Возраст 25% 37,30 37,30 38,85 38,86 38,55 41,60 36,36 40,58

55-64 года 50% (Me) 45,23 37,30 45,89 44,03 47,65 46,94 44,30 46,58

женщины 75% 53,17 55,00 50,27 49,19 54,48 52,27 60,19 52,59

(n=310) SD 10,38 9,43 9,37 8,60 10,30 10,07 10,28 10,05

Min-Max 19-59 37-61 27-65 23-68 24-70 20-63 36-60 20-69

Средние значения, процентили,стандартное отклонение, PF RP ВР Шкалы SF-36 GH VT SF RE МН

размах

Mean 39,14 43,59 44,12 43,53 44,46 45,75 45,31 45,06

Возраст 25% 31,35 37,30 38,47 38,86 38,55 41,60 36,36 38,57

65-74 года 50% (Me) 39,28 37,30 42,27 44,03 45,38 46,94 44,30 46,58

женщины 75% 49,20 49,10 50,27 47,64 52,20 52,27 52,25 52,59

(п=166) SD 10,98 8,72 8,81 8,96 9,47 10,71 9,59 10,14

Min-Max 19-59 37-61 27-65 21-66 25-64 20-63 36-60 23-67

Средние значения, процентили, стандартное отклонение, размах PF RP BP Шкалы SF-36 GH VT SF RE MH

Mean 31,94 39,43 41,65 41,54 40,87 42,29 42,78 45,26

25% 23,41 37,30 38,47 36,27 34,00 36,27 36,36 36,57

75 лет и старше 50% (Me) 31,94 39,43 41,65 41,54 40,87 42,29 42,78 45,26

женщины 75% 37,30 46,08 46,61 46,61 47,65 52,27 52,25 52,59

(п=47) SD 10,61 5,83 7,60 7,55 7,93 10,53 10,03 10,71

Min-Max 19-57 37-61 27-65 21-62 27-54 20-63 36-60 23-67

СТАНДАРТИЗОВАННЫЕ ПОПУЛЯЦИОННЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ШКАЛ SF-36 V2 STANDARD FORM 5 ЦЕНТРОВ РФ ДЛЯ 7

ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП МУЖСКОГО НАСЕЛЕНИЯ (средние значения, стандартные отклонения, 25%, 50% (медиана) и 75% процентили, минимальные и максимальные значения)

Средние значения, Шкалы SF-36

процентили,стан-

дартное отклонение, размах PF RP BP GH VT SF RE MH

Mean 55,16 53,87 55,64 55,74 54,00 54,85 53,77 54,07

Возраст 25% 55,15 43,20 50,27 47,64 47,65 52,27 52,24 48,59

18-24 года 50% (Me) 57,13 60,90 60,93 56,95 54,47 57,61 60,19 54,60

мужчины 75% 59,12 60,90 62,45 63,15 61,31 62,94 60,19 60,61

(n=151) SD 6,56 8,93 9,69 9,76 8,91 8,67 8,74 9,43

Min-Max 31-59 37-61 27-65 21-72 27-70 20-63 36-60 20-71

Средние значения, Шкалы SF-36

процентили, стан-

дартное отклонение, размах PF RP BP GH VT SF RE MH

Mean 55,39 55,82 55,75 55,43 54,68 54,14 53,74 54,27

Возраст 25% 55,15 55,00 50,27 50,23 47,65 46,94 44,30 48,58

25-34 года 50% (Me) 57,13 60,90 60,93 56,95 56,75 57,61 60,19 54,60

мужчины 75% 59,12 60,90 62,45 63,15 61,31 62,94 60,19 60,61

(n=217) SD 7,16 8,09 8,95 9,72 8,97 9,14 8,50 8,29

Min-Max 19-59 37-61 27-65 29-72 32-70 26-63 36-60 27-71

Средние значения, Шкалы SF-36

процентили, стан-

дартное отклонение, PF RP BP GH VT SF RE MH

размах

Mean 53,26 53,07 53,42 51,12 53,49 52,13 52,51 53,04

Возраст 25% 52,17 43,20 46,08 44,03 47,65 46,94 44,30 48,59

35-44 года 50% (Me) 57,13 55,00 54,83 50,23 54,48 52,27 52,25 54,60

мужчины 75% 59,12 60,90 60,92 57,97 61,31 57,61 60,19 58,60

(п=180) SD 7,99 9,08 9,11 9,07 9,05 8,52 9,08 8,61

Min-Max 19-59 37-61 35-65 29-71 29-70 31-63 36-60 27-70

Средние значения, Шкалы SF-36

процентили,стан-

дартное отклонение, PF RP BP GH VT SF RE MH

размах

Mean 50,65 49,26 48,34 49,13 50,33 49,35 49,42 51,78

Возраст 25% 46,22 37,30 42,27 41,44 43,10 41,60 36,36 45,58

45-54 года муж- 50% (Me) 55,15 49,10 46,08 49,19 49,93 52,27 52,25 52,59

чины 75% 57,13 60,90 58,64 56,95 59,03 57,61 60,19 58,60

(п= 188) SD 9,82 9,98 9,91 9,91 0,10 9,95 10,18 9,41

Min-Max 19-59 37-61 26-65 26-72 32-70 20-63 36-60 23-71

Средние значения, процентили,стандартное отклонение, размах PF RP ВР Шкалы SF-36 GH VT SF RE МН

Mean 46,87 46,36 46,27 46,59 49,41 48,66 48,31 51,02

Возраст 25% 37,30 37,30 38,47 38,86 43,10 41,60 36,36 44,58

55-64 года 50% (Me) 49,20 43,20 46,08 46,61 49,93 46,94 44,30 50,60

мужчины 75% 57,13 60,90 54,83 52,81 56,75 57,61 60,19 56,60

(п=127) SD 10,81 10,05 9,60 9,52 9,80 10,50 10,77 9,60

Min-Max 19-59 37-61 27-65 23-68 27-68 20-63 36-60 27-69

Средние значения, Шкалы SF-36

процентили, стан-

дартное отклонение, размах PF RP BP GH VT SF RE MH

Mean 44,48 46,54 46,50 47,17 49,58 48,95 47,30 51,01

Возраст 25% 35,32 37,30 42,27 44,03 43,10 41,60 36,36 44,58

65-74 года 50% (Me) 45,23 43,20 46,08 46,61 49,93 46,94 44,30 50,60

мужчины 75% 55,15 60,90 50,27 50,23 59,03 57,61 60,20 58,60

(п=53) SD 10,60 10,32 8,31 8,09 9,74 9,25 11,15 8,73

Min-Max 21-59 37-61 30-65 23-72 27-66 31-63 36-60 29-67

Средние значения, Шкалы SF-36

процентили,стан-

дартное отклонение, PF RP BP GH VT SF RE MH

размах

Mean 36,01 43,46 41,36 44,97 46,76 46,94 43,96 49,55

Возраст 25% 23,42 37,30 35,04 38,86 38,55 41,60 36,36 42,58

75 лет и старше 50% (Me) 31,35 37,30 38,85 44,03 47,65 52,27 36,36 50,60

мужчины 75% 51,18 55,00 46,08 50,23 56,75 57,61 52,25 56,60

(п=23) SD 13,77 9,82 8,67 9,37 10,73 12,56 9,72 10,77

Min-Max 19-57 37-61 27-61 31-63 29-64 20-63 36-60 29-67

СТАНДАРТИЗОВАННЫЕ ПОПУЛЯЦИОННЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ШКАЛ SF-36 V2 STANDARD FORM 5 ЦЕНТРОВ РФ ДЛЯ 7

ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП МУЖЧИН И ЖЕНЩИН (N=3344)

(средние значения, стандартные отклонения, 25%, 50% (медиана) и 75% процентили, минимальные и максимальные значения)

Средние значения, Шкалы SF-36

процентили, стан-

дартное отклонение, размах PF RP BP GH VT SF RE MH

Mean 55,04 53,58 54,30 54,82 52,42 52,50 51,71 51,93

Возраст 25% 55,15 49,10 46,08 47,64 47,65 46,94 44,30 46,58

18-24 года 50% (Me) 57,13 55,00 57,12 55,40 54,48 52,27 52,25 52,59

мужчины и женщины 75% 59,12 60,90 62,45 62,11 59,03 62,94 60,19 58,60

(п=473) SD 6,20 8,54 9,37 9,25 9,23 9,43 9,53 9,87

Min-Max 55-59 49-61 46-62 47-62 47-59 46-62 44-60 47-59

Средние значения, Шкалы SF-36

процентили, стан-

дартное отклонение, PF RP BP GH VT SF RE MH

размах

Mean 54,92 54,16 53,98 54,24 53,36 53,23 52,45 52,59

Возраст 25% 53,16 49,10 46,08 47,64 47,65 46,94 44,30 46,58

25-34 года 50% (Me) 57,13 60,90 57,12 55,40 56,75 52,27 52,25 54,60

мужчины и жен-

щины 75% 59,12 60,90 60,93 62,11 61,31 62,04 60,19 60,61

(п=698) SD 6,03 8,75 9,18 9,22 9,13 8,95 9,00 9,25

Min-Max 19-59 37-61 27-65 26-72 25-70 20-63 36-60 23-70

Средние значения, процентили, стандартное отклонение, размах PF RP BP Шкалы SF-36 GH VT SF RE MH

Mean 51,89 51,47 51,07 50,70 50,91 50,63 51,16 50,51

Возраст 25% 49,20 43,20 42,27 44,03 43,10 41,60 44,30 44,58

35-44 года мужчины и жен- 50% (Me) 55,15 55,00 50,27 50,23 52,20 52,27 52,25 50,59

щины 75% 57,13 60,90 60,93 57,98 59,03 57,61 60,19 58,60

(п=664) SD 8,10 9,64 9,37 9,43 9,77 9,55 9,71 9,41

Min-Max 19-59 37-61 27-65 21-72 25-70 20-63 36-60 27-71

Средние значения, Шкалы SF-36

процентили, стан-

дартное отклонение, размах PF RP ВР GH VT SF RE мн

Mean 48,19 47,94 47,51 47,66 48,01 47,87 49,05 48,58

Возраст 25% 43,25 37,30 42,27 41,44 40,82 41,60 36,36 42,58

45-54 года мужчины и жен- 50%(Ме) 51,18 43,20 46,08 46,61 47,65 46,94 52,25 48,59

щины 75% 55,15 60,90 54,83 54,36 56,75 57,61 60,19 56,60

(п=783) SD 9,82 9,88 9,60 9,44 9,85 9,87 10,05 10,18

Min-Max 19-59 37-61 27-65 21-72 25-70 20-63 36-60 21-71

Средние значения, Шкалы SF-36

процентили, стан-

дартное отклонение, размах PF RP BP GH VT SF RE MH

Mean 44,55 45,25 45,84 45,09 47,48 47,73 47,37 47,83

Возраст 25% 37,30 37,30 38,47 38,86 40,82 41,60 36,36 40,58

55-64 года 50%(Ме) 47,21 37,30 46,08 44,03 47,65 46,94 44,30 48,59

мужчины и жен- 75% 53,17 55,00 51,03 49,19 54,48 57,61 60,19 54,60

(п=437) SD 10,60 9,63 9,43 8,92 10,22 10,20 10,43 10,12

Min-Max 19-59 37-61 27-65 23-68 25-70 20-63 36-60 21-69

Средние значения, Шкалы SF-36

процентили,стан-

дартное отклонение, размах PF RP BP GH VT SF RE MH

Mean 40,43 44,30 44,70 44,42 45,70 46,53 45,80 46,50

Возраст 25% 33,33 37,30 38,47 38,86 38,55 41,60 36,36 40,58

65-74 года 50%(Ме) 41,27 37,30 42,27 44,03 45,38 46,94 44,30 46,58

мужчины и женщины 75% 49,20 49,10 50,27 49,19 52,20 52,27 60,19 52,60

(п=219) SD 11,11 9,19 8,73 8,88 9,76 10,45 9,99 10,13

Min-Max 19-59 37-61 27-65 21-72 25-66 20-63 36-60 23-67

Средние значения, Шкалы SF-36

процентили, стан-

дартное отклонение, PF RP BP GH VT SF RE MH

размах

Mean 33,28 40,75 41,55 42,67 42,81 43,81 43,17 46,67

Возраст 25% 23,42 37,30 35,04 38,86 34,00 36,27 36,36 38,57

75 лет и старше 50%(Ме) 31,35 37,30 42,30 41,44 43,10 41,60 36,36 45,58

мужчины и женЩИНЫ 75% 43,25 37,30 46,08 46,61 49,93 52,27 52,25 54,60

(п=70) SD 11,80 7,55 7,91 8,28 9,30 11,36 9,87 10,84

Min-Max 19-57 37-61 27-65 21-63 27-64 20-63 36-60 23-67

Abstract

V.N. Amirdjanova

SF-36 questionnaire population quality of life indices

Objective. To standardize general quality of life (QL) questionnaire SF-36 scales and calculate population scale measures depending on respondents sex and age.

Material and methods. Standardized QL measures of all SF-36 questionnaire scales were calculated in 3400 respondents of 5 centers of Russian Federation stratified according to sex and age.

Results. Male population had better QL measures than female (p<0,0001) in all SF-36 questionnaire scales. QL measures of physical, role and physical functioning scales in respondents younger than 45 years of age were above mean values. In this age group pain did not have a significant influence on QL. Health general state was above mean level in respondents younger than 35 years. Regardless of sex they had higher social activity and vital capacity scale measures. Male mental health was higher than mean values till 75 years of age. In women these measures decreased beginning from 35 years of age.

Conclusion. Reference base of SF-36 questionnaire standardized measures population values can be used for comparison of QL of pts with different diseases according to age and sex as well as for treatment efficacy assessment in scientific studies.

VALIDATION OF THE MACNEW QUESTIONNAIRE FOR THE ASSESSMENT OF HEALTH-RELATED QUALITY OF LIFE IN PATIENTS WITH ISHEMIC HEART DISEASE | Pogosova

1. Asadi-Lari M., Tamburini M., Gray D. Patient’s needs, satisfaction, and health-related quality of life: Towards a comprehensive model. Health Qual Life Outcomes 2004;2: 32.

2. Anker SD, Agewall S, Borggrefe M, Calvert M, Jaime Caro J, Cowie MR, et al. The importance of patientreported outcomes: a call for their comprehensive integration in cardiovascular clinical trials. Eur Heart J. 2014;35:2001-9.

3. Shevchenko JL, ed. Quality of life research in medicine: a textbook for high schools. Moscow: GEOTARMED; 2004. Russian (Шевченко Ю.Л., ред. Исследование качества жизни в медицине: учебное пособие для вузов. М.: ГЭОТАР-МЕД; 2004).

4. Perk J, de Backer BG, Gohlke H, Graham I, Reiner Z, Verschuren M, Albus C,Benlian P, Boysen G, Cifkova R, Deaton C, Ebrahim S, Fisher M, Germano G,Hobbs R, Hoes A, Karadeniz S, Mezzani A, Prescott E, Ryden L, Scherer M, Syvanne M, Scholte op Reimer WJ, Vrints C, Wood D, Zamorano JL,Zannad F. European Guidelines on cardiovascular disease prevention in clinical practice (version 2012). The Fifth Joint Task Force of the European Society of Cardiology and Other Societies on Cardiovascular Disease Prevention in Clinical Practice (constituted by representatives of nine societies and by invited experts). Developed with the special contribution of the European Association for Cardiovascular Prevention & Rehabilitation (EACPR). Eur Heart J 2012; 33: 1635-1701

5. Oganov RG, Boytsov SA. National guidelines for cardiovascular prevention. Kardiovaskulyarnaya Terapiya i Profilaktika 2011; 10 (6) suppl 2: 1-64. Russian (Оганов Р.Г., Бойцов С.А. Национальные рекомендации по кардиоваскулярной профилактике. Кардиоваскулярная Терапия и Профилактика 2011; 10(6) приложение 2: 1-64).

6. Testa MA, Simonson DC. Assessment of quality of life outcomes. N Engl J Med 1996;334:835-40.

7. Ware JE, Jr. SF-36 health survey update. Spine. 2000;25:3130-9.

8. Cella DF, Tulsky DS, Gray G, Sarafian B, Linn E, Bonomi A, et al. The Functional Assessment of Cancer Therapy scale: development and validation of the general measure. J Clin Oncol. 1993;11:570-9

9. Spertus JA, Winder JA, Dewhurst TA, Deyo RA, Fihn SD. Monitoring the quality of life in patients with coronary artery disease. Am J Cardiol. 1994;74:1240-4

10. Rector TS, Kubo SH, Cohn JN. Patients' self-assessment of their congestive heart failure: Part 2. Content, reliability, and validity of a new measure, the Minnesota Living with Heart Failure questionnaire. Heart Failure. 1987;3:198-209

11. Oldridge N, Guyatt G, Jones N, Crowe J, Singer J, Feeny D, et al. Effects on quality of life with comprehensive rehabilitation after acute myocardial infarction. Am J Cardiol. 1991;67:1084-9;

12. Hillers TK, Guyatt GH, Oldridge N, Crowe J, Willan A, Griffith L, et al. Quality of life after myocardial infarction. J Clin Epidemiol. 1994;47:1287-96.

13. Lim LL-Y, Valenti LA, Knapp JC, Dobson AJ, Plotnikoff R, Higginbotham N, et al. A self-administered quality of life questionnaire after acute myocardial infarction. J Clin Epidemiol. 1993;46:1249-56;

14. Valenti L, Lim L, Heller RF, Knapp.J. An improved questionnaire for assessing quality of life after myocardial infarction. Qual Life Res. 1996;5:151-61

15. MacNew.org. MacNew health-related quality of life instrument. 2013 (Accessed 12 March 2014). Available from: http://www.macnew.org/wp/.

16. Oldridge N, Hofer S, McGee H, Conroy R, Doyle F, Saner H, et al. The HeartQoL: Part I. Development of a new core health-related quality of life questionnaire for patients with ischemic heart disease. Eur J Prev Cardiol. 2014;21:90-7

17. Novik AA, Ionova TI. Guide to study the quality of life in medicine. SPb.: Publishing House Neva; Moscow: Olma-Press Star World; 2002. Russian (Новик А. А., Ионова Т. И. Руководство по исследованию качества жизни в медицине. СПб.: Издательский Дом Нева; М.: ОЛМА-ПРЕСС Звездный мир; 2002).

18. Zigmond AS, Snaith RP. The hospital anxiety and depression scale. Acta Psychiatr Scand. 1983;67:361-70

19. Andryushenko AV, Drobizhev MY, Dobrovolsky AV. Comparative assessment scale CES-D, BDI and HADS (d) in the diagnosis of depression in general practice. Zhurnal Nevrologii i Psikhiatrii 2003; 5: 11-7. Russian (Андрюшенко А.В., Дробижев М.Ю., Добровольский А.В. Сравнительная оценка шкал CES-D, BDI и HADS(d) в диагностике депрессий в общемедицинской практике. Журнал Неврологии и Психиатрии 2003; 5: 11-7).

20. Bjelland I, Dahl AA, Haug TT, Neckelmann D. The validity of the Hospital Anxiety and Depression Scale. An updated literature review. J Psychosom Res. 2002;52:69-77.

21. Höfer S, Lim LL, Guyatt GH, Oldridge N. The MacNew Heart Disease Health-related Quality of Life Instrument: A Summary. Health Qual Life Outcomes. 2004;2:3

22. Dixon T, Lim L, Oldridge N. The MacNew health-related quality of life instrument: Reference data for users. Qual Life Research. 2002;11:173-83.

23. Bullinger M, Alonso J, Apolone G, Leplege A, Sullivan M, Wood-Dauphinee S, et al. Translating health status questionnaires and evaluating their quality: the IQOLA Project approach. International Quality of Life Assessment. J Clin Epidemiol. 1998;51:913-23

24. Scientific Advisory Committee of Medical Outcomes Trust. Assessing health status and quality-of-life instruments: attributes and review criteria. Qual Life Res. 2002;11:193-205

25. Cohen J. Statistical Power Analysis for the Behavioral Sciences. Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum Assoc.; 1988

26. Hays RD, Anderson RT, Revicki D. Assessing reliability and validity of measurement in clinical trials. In: Staquet MJ, Hays RD, Fayers P, editors. Quality of Life Assessment in Clinical Trials: Methods and Practice. New York: Oxford University Press; 1998. p. 169-82

27. Oldridge N, Saner H, McGee HM. The Euro Cardio-QoL Project. An international study to develop a core heart disease health-related quality of life questionnaire, the HeartQoL. Eur J Cardiovasc Prev Rehabil. 2005;12:87-94.

Государственное бюджетное учреждение здравоохранения города Москвы Городской клиничеcкая больница 67 имени Л.А. Ворохобова Департамента здравоохранения города Москвы

Благодарность сотрудникам отделений нейрохирургии и гнойной хирургии

Сергей Ашихмин 01.06.2021

Хотел поблагодарить врачей хирургов за спасение меня от тяжелого воспалительного заболевания позвоночника и мягких тканей.В их числе врачей-нейрохирургов Торчинова Сослана Таймуразовича, Аксёнова Андрея Викторовича, Багаева Сергея Бори...

Читать далее

совича и, конечно, руководителя спинального центра Дзукаева Дмитрия Николаевича. Также благодарю врачей гнойной хирургии - Муса Мишеля Камальевича и Хуштова Алана Леонидовича. Отдельная благодарность среднему и младшему медицинскому персоналу отделений нейрохирургии и гнойной хирургии. Спасибо Вам!

Спасибо за профессионализм, моральную и психологическую поддержку, и за душевное отношение!

Валерия Петровна Штукина 01.06.2021

Хочу выразить благодарность врачу-хирургу Худякову Якову Андреевичу за качественно проведенную мне операцию - суперселективную эмболизацию маточной артерии (ЭМА). Яков Андреевич - врач высокой квалификации! Перед плановой операцией он...

Читать далее

тщательно продумывал все её нюансы. Чуткое отношение, поддержка во время операции и после. Врач неоднократно приходил ко мне в палату, контролируя мое самочувствие. Очень внимательный и отзывчивый! Яков Андреевич даже после операции поддерживает со мной связь в виде консультаций по текущим меня вопросам по здоровью. Также хотелось отметить и поблагодарить весь персонал хирургического отделения, который был задействован в проведении операции: ассистент Шестов Д.В., операционная медсестра Сержантова В.А., анестезиолог Костыря Ю.Е. и анестезиологическая медсестра Чирикина К.В. Хочу высказать слова благодарности моему лечащему врачу акушеру-гинекологу Вишневскому Дмитрию Феликсовичу за высокий профессионализм, внимание и доброту. При осмотрах перед операцией он рассказал мне о ходе операции и дал послеоперационные необходимые рекомендации по восстановлению. За период моего нахождения в стационаре, врач неоднократно заходил в палату - интересовался моим самочувствием и поддерживал в течении всего лечения. Хочу отметить доброжелательное и внимательное отношение ко всем пациентам в палате. Отдельную благодарность выражаю заведующей гинекологическим отделением врачу акушеру-гинекологу Хлопковой Светлане Викторовне, которая поддерживала меня во время и после операции. Спасибо всем за профессионализм, моральную и психологическую поддержку, и за душевное отношение! 

Спасибо за профессионализм, моральную и психологическую поддержку

Т. Н. Кириллова 31.05.2021

Выражаю благодарность заведующей женскими консультациями ГКБ №67 Оруджовой Эсмире Афлатуновне. С ее помощью и поддержкой я успешно прошла процедуру ЭКО. Отдельное спасибо врачу-акушеру-гинекологу Мазановой Н. Х. за профессионализм, мо...

Читать далее

ральную и психологическую поддержку в трудные для меня дни, за теплое и душевное отношение к пациентам.  Успехов вам в полезной и благородной работе! 

Апробация и валидация русской версии опросника для оценки качества жизни у больных первичным гиперпаратиреозом — PHPQoL | Гладкова

1. Клинические рекомендации Российской ассоциации эндокринологов. Первичный гиперпаратиреоз. Министерство здравоохранения РФ. М.; 2016.

2. Wilhelm SM, Wang TS, Ruan DT, et al. The American Association of Endocrine Surgeons Guidelines for Definitive Management of Primary Hyperparathyroidism. JAMA Surg. 2016;151(10):959. doi: https://doi.org/10.1001/jamasurg.2016.2310

3. Hyperparathyroidism (primary): diagnosis, assessment and initial management. NICE guideline Published: 23 May 2019. Available for: https://www.nice.org.uk/guidance/ng132

4. Roman S, Sosa JA. Psychiatric and cognitive aspects of primary hyperparathyroidism. Curr Opin Oncol. 2007;19(1):1-5. doi: https://doi.org/10.1097/CCO.0b013e32801173fb

5. Мокрышева Н.Г., Крупинова Ю.А., Бибик Е.Е., Мельниченко Г.А. Когнитивные нарушения при первичном гиперпаратиреозе // Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. — 2019. — Т. 11. — №1. — C. 103-108. doi: https://doi.org/10.14412/2074-2711-2019-1-103-108

6. Pasieka JL, Parsons L, Jones J. The long-term benefit of parathyroidectomy in primary hyperparathyroidism: A 10-year prospective surgical outcome study. Surgery. 2009;146(6):1006-1013. doi: https://doi.org/10.1016/j.surg.2009.10.021

7. Bilezikian JP, Khan AA and Potts Jr JT. Guidelines for the Management of Asymptomatic Primary Hyperparathyroidism: Summary Statement from the Third International Workshop. J Clin Endocrinol Metab. 2009;94(2):335-339. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2008-1763

8. Bilezikian JP, Brandi ML, Eastell R, et al. Guidelines for the Management of Asymptomatic Primary Hyperparathyroidism: Summary Statement from the Fourth International Workshop. J Clin Endocrinol Metab. 2009;99(10):3561-9. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2014-1413

9. Adler JT, Sippel RS, Schaefer S, Chen H. Surgery improves quality of life in patients with «mild» hyperparathyroidism. Am J Surg. 2009;197(3):284-290. doi: https://doi.org/10.1016/j.amjsurg.2008.09.009

10. Brito K, Edirimanne S, Eslick GD. The extent of improvement of health-related quality of life as assessed by the SF36 and Paseika scales after parathyroidectomy in patients with primary hyperparathyroidism – A systematic review and meta-analysis. Int J Surg. 2015;13:245-249. doi: https://doi.org/10.1016/j.ijsu.2014.12.004

11. Caillard C, Sebag F, Mathonnet M, et al. Prospective evaluation of quality of life (SF-36v2) and nonspecific symptoms before and after cure of primary hyperparathyroidism (1-year follow-up). Surgery. 2007;141(2):153-160. doi: https://doi.org/10.1016/j.surg.2006.12.004

12. Murray SE, Pathak PR, Schaefer SC, et al. Improvement of Sleep Disturbance and Insomnia Following Parathyroidectomy for Primary Hyperparathyroidism. World J Surg. 2014;38(3):542-548. doi: https://doi.org/10.1007/s00268-013-2285-1

13. Coker LH, Rorie K, Cantley L, et al. Primary Hyperparathyroidism, Cognition, and Health-Related Quality of Life. Ann Surg. 2005;242(5):642-650. doi: https://doi.org/10.1097/01.sla.0000186337.83407.ec

14. Webb SM, Puig-Domingo M, Villabona C, et al. Development of a new tool for assessing Health-Related Quality of Life in patients with primary hyperparathyroidism. Health Qual Life Outcomes. 2013;11(1):97. doi: https://doi.org/10.1186/1477-7525-11-97

15. Webb SM, Puig-Domingo M, Villabona C, et al. Validation of PHPQoL, a Disease-Specific Quality-of-Life Questionnaire for Patients With Primary Hyperparathyroidism. J Clin Endocrinol Metab. 2016;101(4):1571-1578. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2015-3094

16. Somuncu E, Kara Y. The effect of parathyroidectomy on quality of life in primary hyperparathyroidism: evaluation with using sf-36 and phpqol questionnaire. Endocr J. 2020. doi: https://doi.org/10.1507/endocrj.EJ20-0417

17. Guidelines for Best Practice in Cross-Cultural Surveys. 2016. 842 р.

18. Никитина Т.П., Гладкова И.Н., Ефремов С.М., и др. Разработка русской версии опросника PHPQoL для оценки качества жизни у пациентов с первичным гиперпаратиреозом / Сборник тезисов XXIX Российского симпозиума по эндокринной хирургии с участием эндокринологов «Калининские чтения». Октябрь 25–26 2019 г.; Казань. С. 59-60.

19. Ryhänen E, Heiskanen I, Sintonen H, et al. Health-related quality of life is impaired in primary hyperparathyroidism and significantly improves after surgery: a prospective study using the 15D instrument. Endocrine Connections. 2015;4(3):179-186.

20. Ejlsmark-Svensson H, Sikjaer T, Webb SM, et al. Health-related quality of life improves 1 year after parathyroidectomy in primary hyperparathyroidism: A prospective cohort study. Clin Endocrinol (Oxf). 2019;90(1):184-191. doi: https://doi.org/10.1111/cen.13865

Характеристика качества жизни больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки

1. Аруин Л.И. Новая международная морфологическая классификация гастрита (модификация Сиднейской системы) / Л.И. Аруин // Арх патол. -1997. Т.59, №3. - С.3-7.

2. Василенко В.Х. Язвенная болезнь: (Современные представления о патогенезе, диагностике, лечении) / В.Х. Василенко, А.Л. Гребенев, А.А. Шептулин. М.: Медицина, 1987. - 288 с.

3. Гребенев А.Л. Язвенная болезнь / А.Л. Гребенев, А.А. Шептулин. М.: АО «Медицинская газета», 1995. - 192 с.

4. Григорьев П.Я. Клиническая гастроэнтерология / П.Я. Григорьев, А.В. Яковенко. М.: Медицинское информационное агентство, 2001. - 704 с.

5. Гриневич В.Б. Особенности психостатуса и качества жизни больных язвенной болезнью / В.Б. Гриневич, Ю.П. Успенский, В.Ю. Ганчо, Н.С. Помогаева // Рос. журнал гастроэнтерол., гепатол., колопроктол. 2000. -Т. 10, №5. Прил. №11. - С. 19.

6. Губачев Ю.М. Психосоматические аспекты язвенной болезни. / Губачев Ю.М. Жузжанов О.Т. Симаненков В.И. Алма-Ата:Казахстан,1990. - 216с.

7. Заболеваемость населения Российской Федерации по данным обращаемости в лечебно-профилактические учреждения по классам, группам болезней и отдельным заболеваниям. Статистические материалы // Здравоохранение Российской Федерации. 2002 г. -№1. С. 56-65.

8. Заболеваемость населения Санкт-Петербурга в 1996-2002 гг.: Обзор. / С.-Петерб. мед. информ.-аналит. центр.; [Выполн. Дорофеевым В. М. и др.]. -СПб.: Изд-во Мед. пресса, 2003. 118,1. с.

9. Краткое руководство по гастроэнтерологии / Под ред. В.Т. Ивашкина, Ф.И. Комарова, С.И. Рапопорта. М.: ООО «Издат. дом «М-Вести», 2001. -458 с.

10. Малов Ю.С. Язвенная болезнь / Ю.С. Малов, С.В. Дударенко, С.Б. Оникиенко. СПб.: Научно-практический центр медико-билогических проблем «Петростам», 1994. - 43 с.

11. Малов Ю.С. Язвенная болезнь.Лекция / Ю.С. Малов. Л.: Б.и., 1991. - 43с.

12. Новик А.А. Концепция исследования качества жизни в медицине / А.А. Новик, Т.И. Ионова, П. Кайнд СПб.: Элби, 1999. - 140 с.

13. Новик А.А. Оценка качества жизни больных в медицине / А.А. Новик, С.А. Матвеев, Т.И. Ионова, А.Г. Максимов, А.С. Повзун, Ю.А. Сухонос, А.А. Цепкова // Клиническая медицина. 2000. - Т.78, №2. - С.10-13.

14. Новик А.А. Показатели качества жизни населения Санкт-Петербурга / А.А. Новик, Т.И. Ионова, Б. Гандек, Ю.А. Сухонос, А.В. Киштович, А.А.

15. Цепкова // Проблемы стандартизации в здравоохранении. 2001г. - т.4. -С. 22-31.

16. Новик А.А. Руководство по исследованию качества жизни в медицине / А.А. Новик, Т.Н. Ионова СПб.: Издательский дом «Нева»; М.: «OJ1MA-ПРЕСС Звездный мир», 2002. - 320 с.

17. Помогаева Н.С. Медико-экономические аспекты диагностики и лечения язвенной болезни: Автореф. дис. канд. мед. наук. СПб.; 2000. - 19 с.

18. Рекомендации по лечению гепатита С (Согласительная конференция по лечению гепатита С) Париж, Франция 27-28 февраля 2002 г. // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2003. - Т. 13 №2. - С.4-12.

19. Стандарты (протоколы) диагностики и лечения болезней органов пищеварения. Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 17.04.98 №12.

20. Сухонос Ю.А. Особенности популяционного исследования качества жизни: Автореферат дис. кандидата мед. Наук. СПб.; 2003. - 23 с.

21. Трофимова Т.Н. Лучевая диагностика язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки / Т.Н. Трофимова, Ю.В. Васильков, А.Д. Халиков. Спб.: СПбМАПО, 2002. - 30с.

22. Успенский Ю.П. Качество жизни и состояние психосоматического статуса у больных язвенной болезнью / Ю.П. Успенский, В.Ю. Ганчо, Н.С. Помогаева // Гастробюллетень. СПб., 2000. - №1-2. - С.25.

23. Фишзон-Рысс Ю.И. Гастродуоденальные язвы / Ю.И. Фишзон-Рысс, Е.С. Рысс. Л.: Медицина, 1978. - 230 с.

24. Шептулин А.А. Синдром раздраженного кишечника / А.А. Шептулин // Рус. мед. жури. 1999. -№11.- С. 18-22.

25. Aaronson N. Translation, validation, and norming of the Dutch language version of the SF-36 health survey in community and chronic disease populations / N. Aaronson, M. Muller, P. Cohen // J. Clin. Epidemiol. 1998. -Vol.51, N.ll.-P. 1055-1068.

26. Allen C.J. Reproducibility, validity, and responsiveness of a disease-specific symptom questionnaire for gastroesophageal reflux disease. / C.J. Allen, K. Parameswaran, J. Belda, M. Anvari // Dis Esophagus. 2000. - Vol.13, N4. -P.265-270.

27. Arguedas M.R. Influence of hepatic encephalopathy on health-related quality of life in patients with cirrhosis. / M.R. Arguedas, T.G. DeLawrence, B.M. McGuire// Dig Dis Sci. 2003. - Vol.48 N8. - P. 1622-1626.

28. Barrat C. Quality of life 2 years after laparoscopic total fundoplication: a prospective study / C. Barrat, E. Capelluto, J.M. Catheline, G.G. Champault // Surg Laparosc Endosc Percutan Tech. 2001. - Vol.11 №6. - P.347-350.

29. Barton J.G. Comparison of postoperative outcomes in ulcerative colitis and familial polyposis patients after ileoanal pouch operations / J.G. Barton, M.A. Paden, M. Lane, R.G. Postier // Am J Surg. 2001. - Vol. 182 №6. - P.616-620.

30. Bergner M. The sickness impact profile: development and final revision of a health status measure / M. Bergner, R.A. Bobbit, W.B. Carter // Med Care. -1981. Vol.19. - P.787-805.

31. Gastroenterologists // Scand J Gastroenterol. 2002. - Vol.37 №10. - P.l 16474.

32. Bjorner J.B. The Danish SF-36 Health Survey: translation and preliminary validity studies / J.B. Bjorner, K. Thunedborg, T.S. Kristensen // J. Clin. Epidemiol. 1998. - Vol.51, N11. - P. 991-999.

33. Blomqvist A. Impact of complete gastric fundus mobilization on outcome after laparoscopic total fundoplication / A. Blomqvist, J. Dalenback, C. Hagedorn, H. Lonroth, A. Hyltander, L. Lundell // J Gastrointest Surg. 2000. - Vol.4 №5. -P.493-500.

34. Bolling-Sternevald E. Is it possible to predict treatment response to a proton pump inhibitor in functional dyspepsia? / E. Bolling-Sternevald, K. Lauritsen, N.J. Talley, O. Junghard, H. Glise // Aliment Pharmacol Tlier. 2003. - Vol.18 №1. -P.117-124.

35. Bonfils S. Quality of life in gastroenterology. Interest of a specific questionnaire for duodenal ulcer patients / S. Bonfils // Scand J Gastroenterol. -1994. Suppl.206. - P.37-39.

36. Bonomi A.E. Multilingual translation of the Functional Assessment of Cancer Therapy (FACT) Quality of Life Measurement System / A.E. Bonomi, D.F. Cella, E.A. Hahn // Quality of Life Research. 1996. - Vol. 5. - P. 1-12.

37. Borgaonkar M.R. Quality of life measurement in gastrointestinal and liver disorders / M.R. Borgaonkar, E.J. Irvine // Gut. 2000. - Vol.47 №3. - P.444-454.

38. Bowling A. Measuring disease: a review of disease-specific quality of life measurement scales/ A. Bowling. Philadelphia: Open University Press, 1996. -208 p.

39. Bowling A. Measuring Health: a review of quality of life measurement scales 2nd edition / Bowling A. -Philadelphia: Open University Press, 1997. 160 p.

40. Broering D.C. Quality of life after surgical therapy of small bowel stenosis in Crohn's disease / D.C. Broering, C.F. Eisenberger, A. Koch, C. Bloechle, W.T. Knoefel, J.R. Izbicki // Dig Surg. 2001. - Vol.18 №2. - P. 124-130.

41. Bullinger M. Developing and evaluating cross-cultural instruments from minimum requirements to optimal models / M. Bullinger, R. Anderson, D. Cella // Qual Life Res. 1993. - Vol.1 N2. -P.451-459.

42. Bytzer P. Eradication of Helicobacter pylori compared with Long-Term Acid Supression in Duodenal Ulcer Disease / P. Bytzer // Scand. J. Gastroenterology. 2000. - Vol.35. - P.1023-1032.

43. Bytzer P. Goals of therapy and guidelines for treatment success in symptomatic gastroesophageal reflux disease patients / P. Bytzer // Am J Gastroenterol. -2003. Vol.98 №3 Suppl. - P.S31-S39.

44. Campbell D. Convergent and discriminant validation by the multitrait-multimethod matrix / D. Campbell, D. Fiske // Psychological Bulletin. 1993. -N2.-P.451-459.

45. Capelluto E. Quality of life one year after laparoscopic fundoplication is close to that of a control group: prospective study / E. Capelluto, C. Barrat, J.M. Catheline, G. Champault // Ann Chir. 2001. - Vol.126 №5. - P.440-444.

46. Carrilho-Ribeiro L. Quality of life after cholecystectomy and after successful lithotripsy for gallbladder stones: a matched-pairs comparison / L. Carrilho

47. Ribeiro, D. Serra, A. Pinto-Correia, J. Velosa, M.C. De Moura // Eur J Gastroenterol Hepatol. 2002. - Vol.14 №7. - P.741-744.

48. Casellas F. Factors affecting health related quality of life of patients with inflammatory bowel disease / F. Casellas, J. Lopez-Vivancos, A. Casado, J.R. Malagelada // Qual Life Res. 2002. - Vol.11 №8. - P.775-781.

49. Casellas F. Impact of surgery for Crohn's disease on health-related quality of life / F. Casellas, J. Lopez-Vivancos, X. Badia, J. Vilaseca, J.R. Malagelada // Am J Gastroenterol. 2000. - Vol.95 №1. - P.177-182.

50. Casellas F. Influence of inflammatory bowel disease on different dimensions of quality of life / F. Casellas, J. Lopez-Vivancos, X. Badia, J. Vilaseca, J.R. Malagelada // Eur J Gastroenterol Hepatol. 2001. - Vol.13 №5. - P.567-572.

51. Cella D. Measuring quality of life today: methodological aspects/ D. Cella, D. Tulsky // Oncology. 1990. - N. 4. - P. 29-38.

52. Chambers L. Sensitivity to change and the effect of mode of administration on health status measurement / L. Chambers, M. Haight, G. Norman // Med Care. -1987. -N25. -P.470 -479.

53. Chassany O. Validation of a specific quality of life questionnaire for functional digestive disorders / O. Chassany, P. Marquis, B. Scherrer // Gut. 1999. -Vol.44. - P.273-279.

54. Cheung W.Y. The UK IBDQ-a British version of the inflammatory bowel disease questionnaire, development and validation / W.Y. Cheung, A.M. Garratt, I.T. Russell, J.G. Williams // J Clin Epidemiol. 2000. - Vol.53 №3. - P.297-306.

55. Chong C.A. Health-state utilities and quality of life in hepatitis С patients / C.A. Chong, A. Gulamhussein, E.J. Heathcote, L. Lilly, M. Sherman, G. Naglie, M. Krahn // Am J Gastroenterol. 2003. - Vol.98 N3. - P.630-638.

56. Cohen R.D. Validation of health-related quality of life instruments I R.D. Cohen // Hepatology. 1999. - Vol.29 Suppl.6. - P.7S-8S.

57. Colwell H.H. Development of a health-related quality-of-life questionnaire for individuals with gastroesophageal reflux disease / H.H. Colvvell, S.D. Mathias, D.J. Pasta // Dig Dis Sci. 1995. - Vol.40. - P.584-589.

58. Crawley J. Measuring Change in Quality of Life in Response to Helicobacter pylori Eradication in Peptic Ulcer Disease / J. Crawley, L. Frank, S. Joshua-Gotlib, J. Flynn, S. Frank, I. Wiklund // Dig Dis Sci. 2001. - Vol. 46. - P. 571580.

59. Dent J. Overview: initial and long-term management of gastro-oesophageal reflux disease / J. Dent, N.J. Talley // Aliment Pharmacol Ther. 2003. - Vol.17 Suppl 1. P.53-57.

60. Dimenas E. Methodological aspects of evaluation of Quality of Life in upper gastrointestinal diseases / E. Dimenas // Scand J Gastroenterol. 1993. -Supl.199. - P. 18-21.

61. Dimenas E. Relevance of norm values as part of the documentation of quality of life instruments for use in upper gastrointestinal disease / E. Dimenas, G.

62. Carlsson, H. Glise, В. Israelsson, I. Wiklund // Scand J Gastroenterol. 1996. -Suppl.221. - P.8-13.

63. Drossman D.A. American Gastroenterological Association technical review on irritable bowel syndrome/ D.A. Drossman // Gastroenterology. 1998. - Vol.95. - P.701-708.

64. Drossman D.A. The Rating form of IBD patient concerns: a new neasure of health status / D.A. Drossman, J. Leserman, Z. Li // Psychosom Med. 1991. -Vol.53.-P.701-712.

65. Dupuy H.J. The psychological general well-being (PGWB) index. / In: Wenger N.K., Mattson M.E., Furberg C.F., Elinson J., eds. Assessment of quality of life in clinical trials of cardiovascular therapies. NewYork.: Le Jacq, 1984. -P.170-183.

66. Enck P. Quality of life in patients with upper gastrointestinal symptoms: results from the DIGEST / P. Enck, D. Dubois, P. Marquis // Scand. J. Gastroenterology. 1999. - Vol.34 suppl.231. - P.48-54.

67. EuroQol Group. EuroQol A new facility for the measurement of health-related quality of life / EuroQol Group // Health Policy. - 1990. - Vol.16. -P. 199-208.

68. Fayers P. QLQ C-30 Scoring Manual / P. Fayers, N. Aarson, K. Bjordal, M. Sullivan. EORTC Study Group on Quality of Life. Brussels: 1995. - 50 p.

69. Ferraz M. Cross cultural adaptation of questionnaires: what is it and when should it be performed? / M. Ferraz // J. Rheumatol. 1997. - Vol. 27, N. 12. -P. 2066-2068.

70. Frampton J.E. Ranitidine: a pharmacoeconomic evaluation of its use in acid-related disorders. / J.E. Frampton, D. McTavish // Pharmacoeconomics. 1994. - Vol.6, N1.-P.57-89.

71. Fullerton S. Health-related Quality of Life, patient outcome and managed care: the road ahead. / S. Fullerton, G. Gitnick // Scand J Gastroenterol. 1996. -Suppl.221. - P.39-41.

72. Galmiche J.P. Endoscopy-negative reflux disease / J.P. Galmiche, S.B. des Varannes // Curr Gastroenterol Rep. 2001. - Vol.3 №3. - P.206-214.

73. Galmiche J.P. Laparoscopic fundoplication is the treatment of choice for gastroesophageal reflux disease / J.P. Galmiche, F. Zerbib // Gut. 2002. -Vol.49 №4. -P.472-474.

74. Galmiche J.P. Treating the symptoms of gastro-oesophageal reflux disease: a double-blind comparison of omeprazole and cisapride / J.P. Galmiche, P. Barthelemy, B. Hamelin // Aliment Pharmacol Ther. 1997. - Vol.11 №4. -P.765-773.

75. Gandek B. Methods for validating and norming translations of health status questionnaires: The IQOLA Project Approach / B. Gandek, J. Ware // J. Clin. Epidemiol. -1998. Vol.51, N.l 1. - P. 953-959.

76. Glia A. Quality of life in patients with different types of functional constipation / A. Glia, G. Lindberg // Scand J Gastroenterol. 1997. - Vol.32 №11. -P.1083-1089.

77. Gliese H. Quality of life assessments in the evaluation of gastroesophageal reflux and peptic ulcer disease before, during and after treatment / H. Gliese, B. Hallerback, B. Johansson // Scand. J. Gastroenterol. 1995. - Vol.30, Suppl.208. - P.133-135.

78. Glise H. Health-related quality of life and gastrointestinal disease / H. Glise, I. Wiklund // J Gastroenterol Hepatol. 2002. - Vol.17 Suppl.l. - P.72-84.

79. Glise H. Quality of Life in gastrointestinal disease reports from working groups and conclusions / H. Glise, B. Hallerback // Scand J Gastroenterol. -1993.-Suppl.l 99.-P.47-49.

80. Glise H. Quality of life: a Reflection of Symptoms and Concerns / H. Glise, B. Hallerback, I. Wiklund // Scand J Gastroenterol. 1996. - Vol.31, Suppl.221. -P.14-17.

81. Glise H. Quality-of-life assessments in evaluation of laparoscopic Rosetti fundoplication / H. Glise, B. Hallerback, B. Johansson // Surg Endosc. 1995. -Vol.9 №2.-P.l83-188.

82. Granderath F.A. Quality of life and subjective evaluation of outcome quality 3 years after laparoscopic antireflux surgery / F.A. Granderath, T. Kamolz, U.M. Schweiger, T. Bammer , R. Pointner // Chirurg. 2000. - Vol.71 №8. - P.950-954.

83. Granderath F.A. Quality of life, surgical outcome, and patient satisfaction three years after laparoscopic nissen fundoplication / F.A. Granderath, T.

84. Kamolz, U.M. Schweiger, R. Pointner // World J Surg. 2002. - Vol.26 №10. -P.1234-1238.

85. Greenberg G.R. Oral budesonide for active Crohn's disease/ G.R. Greenberg,

86. B.G. Feagan, F. Martin, L.R. Sutherland, A.B.R. Thomson, C.N. Williams, L.

87. C. Nilsson, T. Persson // N Engl J Med. 1994. - Vol.331. - P.836-841.

88. Groll D. The IBS-36: a new quality of life measure for irritable bowel syndrome. / D. Groll, S.J. Vanner, W.T. Depew, L.R. DaCosta, J.B. Simon, A. Groll, N. Roblin, W.G. Paterson // Am J Gastroenterol. 2002. - Vol.97, N4. -P.962-971.

89. Guyatt G. A new measure of health status for clinical trials in inflammatory bowel disease / G. Guyatt, A. Mitchell, E.J. Irvine, J. Singer, N. Williams, R. Goodacre, C. Tompkins // Gastroenterology. 1989. - Vol.96 №3. - P.804-810.

90. Guyatt G. Measuring change over time: assessing the usefulness of evaluative instruments. / G. Guyatt, S. Walter, G. Norman // J Chronic Dis. 1987. -Vol.40, N2. — P. 171-178.

91. Hallert C. Quality of life of adult coeliac patients treated for 10 years / C. Hallert, C. Granno, C. Grant, S. Hulten, G. Midhagen, M. Strom, H. Svensson, T. Valdimarsson, T. Wickstrom // Scand J Gastroenterol. 1998. - Vol.33 №9.- P.933-938.

92. Harris R.A. Proton pump Inhibitors or Histamine-2 Receptor Antagonists for the prevention of Recurrences of Erosive Reflux Esophagitis: A Cost-Effectiveness Analysis. / R.A. Harris // Am J Gastroenterology. 1997. -Vol.92, N12.-P.2179-2187.

93. Hauters P. Assessment of quality of life after antireflux surgery / P. Hauters, J. Sorrentino, M. Papillon, H. Johanet, R. Janer, S. Auvray, O. Merlier, J. Saba, C. Bertrand, D. Poels, C. Peillon // Ann Chir. 2000. - Vol.125 №10. - P.948-953.

94. Hornquist J. The concept of quality of life / J. Hornquist // Scand J Social Med.- 1989.-N. 18.-P. 69-79.

95. Jones M.P. The Water Load Test: Observations from Healthy Controls and Patients with Functional Dyspepsia / M.P. Jones, S. Hoffman, D. Shah, K. Patel, C.C. Ebert // Am J Physiol Gastrointest Liver Physiol. 2003. - Jan 15; epub ahead of print.

96. Kamolz T. "Floppy" Nissen vs. Toupet Laparoscopic Fundoplication: Quality of Life Assessment in a 5-Year Follow-Up (Part 2) / T. Kamolz, F.A. Granderath, T. Bammer, H. Wykypiel Jr, R. Pointner // Endoscopy. 2002. -Vol.34 №11.-P.917-922.

97. Kamolz T. Failed antireflux surgery: surgical outcome of laparoscopic refundoplication in the elderly. / T. Kamolz, F.A. Granderath, T. Bammer, M. Pasiut, R. Pointner // Hepatogastroenterology. 2002. - Vol.49 №45. - P.865-868.

98. Kamolz T. Health-related and disease-specific quality of life assessment after laparoscopic repeated fundoplication / T. Kamolz, T. Bammer, M. Pasiut, R. Pointner // Chirurg. 2000. - Vol.71 №6. - P.707-711.

99. Kamolz T. The impact of gastroesophageal reflux disease on quality of life / T. Kamolz, R. Pointner, V. Velanovich // Surg Endosc. 2003. - Vol. 17 №6. -P.880-885.

100. Katz S. The science of quality of life / S. Katz // J Chronic Dis. 1987. - N. 40.-P. 459-463.

101. Kazis L.E. Effect sizes for interpreting changes in health status / L.E. Kazis, J.J. Anderson, R.F. Meenar// Med Care. 1989. - Vol.27, Suppl. - P. 178-189.

102. Labenz J. Consequences of Helicobacter pylori cure in ulcer patients / J. Labenz // Baillieres Best Pract Res Clin Gastroenterol. 2000. - Vol.14 №1. -P.133-145.

103. Lee W.J. Gastrointestinal quality of life following laparoscopic vertical banded gastroplasty / W.J. Lee, P.J. Yu, W. Wang, C.M. Lin, P.L. Wei, M.T. Huang // Obes Surg. 2002. - Vol.12 №6. - P.819-824.

104. Leplege A. The French SF-36 Health Survey: Translation, Cultural Adaptation and Preliminary Psychometric Evaluation / A. Leplege, E. Ecosse, A. Verdier, T. Perneger // J. Clin. Epidemiol. 1998. - Vol. 51, N. 11. - P. 1013-1023.

105. Lewin T.R. A cost analysis of HP eradication strategies in a Large Health Maintenance organisation / T.R. Lewin // Am J Gastroenterology. 1998. -Vol.93, N5.-P.743-747.

106. Lichtenstein G.R. Infliximab improves quality of life in patients with Crohn's disease / G.R. Lichtenstein, M. Bala, C. Han, K. DeWoody, T. Schaible // Inflamm Bowel Dis. 2002. - Vol.8 №4. - P.237-243.

107. Lochegnies A. Quality of life assessment after Nissen fundoplication / A. Lochegnies, P. Hauters, P. Janssen, A. Nakad, E. Farchack, M. Defrennes // Acta Chir Belg. 2001. - Vol. 101 № 1. - P.20-24.

108. Lohiniemi S. Gastrointestinal symptoms rating scale in coeliac disease patients on wheat starch-based gluten-free diets / S. Lohiniemi, M. Maki, K. Kaukinen, P. Laippala, P. Collin // Scand J Gastroenterol. 2000. - Vol.35 №9. p.947-949.

109. Lonroth H. Efficacy of, and quality of life after antireflux surgery / H. Lonroth // Eur J Surg. 2000. - Suppl.585. - P.34-36.

110. Loonen H. J. Do doctors know what issues are important to children with inflamatory bowel disease? / H. J. Loonen // Quality of life research. 2000 vol.9 №3. - P.248.

111. Lundell L. Laparoscopic fundoplication is the treatment of choice for gastroesophageal reflux disease / L. Lundell // Gut. 2002. - Vol.49 №4. -P.468-471.

112. Marquis P. Development and psychometric validation of a disease-specific quality of life questionnaire in gastroesophageal reflux / P. Marquis, C. Sapede, D. Bechade // Qual Life Res. 1995. - Vol.4. - P.457-458.

113. Martin C. A 'quality of life questionnaire' adapted to duodenal ulcer therapeutic trials / C. Martin, P. Marquis, S. Bonfils // Scand J Gastroenterol. -1994. Suppl.206. -P.40-43.

114. McMillan S.C. Hospice patient and caregiver congruence in reporting patients' symptom intensity / S.C. McMillan, L.E. Moody // Cancer Nurs. 2003. -Vol.26N2. -P.113-118.

115. Mones J. Quality of life in functional dyspepsia / J. Mones, A. Adan, J.L. Segu, J.S. Lopez, M. Artes, T. Guerrero // Dig Dis Sci. 2002. - Vol.47 №1. -P.20-26.

116. Monteban H., Multinational quality of life data should we pool? / H. Monteban, B. Crawford // Quality of life research. - 1998. - Vol. 7, N. 7. - P. 639.

117. Moskovitz D.N. Use of community resources before inflammatory bowel disease surgery is associated with postsurgical quality of life / D.N. Moskovitz, R.G. Maunder, Z. Cohen, R.S. McLeod, H. MacRae // Can J Gastroenterol. -2000. Vol.14 №2. - P.95-98.

118. Mustalahti K. Gluten-free diet and quality of life in patients with screen-detected celiac disease / K. Mustalahti, S. Lohiniemi, P. Collin, N. Vuolteenaho, P. Laippala, M. Maki // Eff Clin Pract. 2002. - Vol.5 №3. - P.105-113.

119. Nordin K. Health-related quality of life and psychological distress in a population-based sample of Swedish patients with inflammatory bowel disease /

120. К. Nordin, L. Pahlman, К. Larsson, M. Sundberg-Hjelm, L. Loof // Scand J Gastroenterol. -2002. Vol.37 №4. - P.450-457.

121. Novik A.A. Quality of life of the population of St. Petersburg / A.A. Novik, T.I. Ionova, A.A. Tzepkova // Quality of life research. 2000. - Vol. 9, N3. -P.308.

122. Novik A.A. Stratification of patients using QoL parameters by the method of integral profiles / A.A. Novik, T.I. Ionova, A.V. Kishtovich, A.A. Tzepkova, S.V. Mylnikov// Quality of life research. 2003. - Vol. 12, №7. - P. 770.

123. Ong H.S. Pancreaticoduodenectomy with pancreaticogastrostomy: assessment of patients' nutritional status, quality of life and pancreatic exocrine function / H.S. Ong, E.H. Ng, G. Heng, K.C. Soo // Aust N Z J Surg. 2000. - Vol.70 №3. - P. 199-203.

124. Pare P. Validation of the GSFQ, a self-administered symptom frequency questionnaire for patients with gastroesophageal reflux disease / P. Pare, F.

125. Meyer, D. Armstrong, M. Pyzyk, D. Pericak , R. Goeree // Can J Gastroenterol.- 2003. Vol.17 № 5. - P.307-312.

126. Patrick D. Methods for measuring levels of well-being for a health status index / D. Patrick, J. Bush, M. Chen // Health Services Res. 1973. - N8,- P. 228-245.

127. Patrick D. Quality of life in persons with irritable bowel syndrome -Development and validation of a new measure / D. Patrick, D.A. Drossman, I.O. Frederick // Dig Dis Sci. 1998. - Vol.43.- P. 400-411.

128. Pointner R. Laparoscopic refundoplications after failed antireflux surgery / R. Pointner, T. Bammer, P. Then, T. Kamolz // Am J Surg. 1999. - Vol.178 №6.- P.541-544.

129. Quality of life and pharmacoeconomics in clinical trials. Ed. By Bert Spilker 2nd ed. Philadelphia / New York: Lippincott-Raven, 1996.

130. Quigley E.M. Factors that influence therapeutic outcomes in symptomatic gastroesophageal reflux disease / E.M. Quigley // Am J Gastroenterol. 2003. -Vol.98 №3 Suppl. - S24-S30.

131. Rabeneck L. SODA (severity of dyspepsia assessment): a new effective outcome measure for dyspepsia-related health. / L. Rabeneck, K.F. Cook, K.

132. Wristers, J. Souchek, T. Menke, N.P. Wray // J Clin Epidemiol. 2001. -Vol.54 N8. -P.755-765.

133. Revicki D.A. Health-related quality of life outcomes of omeprazole versus ranitidine in poorly responsive symptomatic gastroesophageal reflux disease / D.A. Revicki, S. Sorensen, P.N. Maton, R.C. Orlando // Dig Dis. 1998. -Vol.16 №5.-P.284-291.

134. Revicki D.A. Reliability and validity of the Gastrointestinal Symptom Rating Scale in patients with gastroesophageal reflux disease / D.A. Revicki, M. Wood, I. Wiklund, J. Crawley // Qual Life Res. 1998. - Vol.7 №1. - P.75-83.

135. Revicki D.A. The Impact of Gastroesophafeal Reflux Disease on Health-Related Quality of Life / D.A. Revicki, M. Wood, P.N. Maton, S. Sorensen // Am J Med. 1998. - Vol.104. - P.252-258.

136. Rose M. Validation of the new German translation version of the "Short Inflammatory Bowel Disease Questionnaire" (SIBDQ) / M. Rose, H. Fliege, M. Hildebrandt, J. Korber, P. Arck, A. Dignass, B. Klapp // Z Gastroenterol. -2000. Vol.38 №4. - P.277-286.

137. Sailer M. Randomized clinical trial comparing quality of life after straight and pouch coloanal reconstruction / M. Sailer, K.H. Fuchs, M. Fein, A. Thiede // Br J Surg. 2002. - Vol.89 №9. - P. 1108-1117.

138. Scholten T. Once-daily pantoprazole 40 mg and esomeprazole 40 mg have equivalent overall efficacy in relieving GERD-related symptoms / T. Scholten, G. Gatz, U. Hole. // Aliment Pharmacol Ther. 2003 - Vol.18 №6. - P.587-594.

139. Sennfalt K. Cost-effectiveness of Interferon Alfa-2b With and Without Ribavirin as Therapy for Chronic Hepatitis С in Sweden / K. Sennfalt, O. Reichard, R. Hultkrantz, J.B. Wong, D. Johnsson // Scand J Gastroenterol. -2001,-Vol.36.-P.870-876.

140. Slim K. Quality of life before and after laparoscopic fundoplication / K. Slim, J. Bousquet, F. Kwiatkowski, G. Lescure, D. Pezet, J. Chipponi // Am J Surg. -2000. Vol.180 №1. -P.41-45.

141. Svedlund J. GSRS—a clinical rating scale for gastrointestinal symptoms in patients with irritable bowel syndrome and peptic ulcer disease / J. Svedlund, I. Sjodin, G. Dotevall // Dig Dis Sci. 1988. - Vol.33 №2. - P.129-134.

142. Talley N.J. Absence of benefit of eradicating Helicobacter pylori in patients with nonulcer dyspepsia. / N.J. Talley, N. Vakil, E.D. Ballard 2nd, M.B. Fennerty // N Engl J Med. 1999. - Vol.341 №15. - P. 1106-1 111.

143. Talley N.J. Development of a new dyspepsia impact scale: the Nepean Dyspepsia Index / N.J. Talley, M. Haque, J.W. Wyeth // Aliment Pharmacol Ther.- 1999. -Vol.13. -P.225-235.

144. Talley N.J. Impact of Functional Dyspepsia on Quality of Life / N.J. Talley, A.L. Weaver, A.R. Zinsmeister // Dig Dis Sci. 2001. - Vol.40 №3. - P.584-589.

145. Talley N.J. Quality of life in patients with endoscopy-negative heartburn: reliability and sensitivity of disease-specific instruments / N.J. Talley, S. Fullerton, O. Junghard, I. Wiklund // Am J Gastroenterol. 2001. - Vol.96 №7. -P. 1998-2004.

146. Talley N.J. Randomised controlled trial of pantoprazole versus ranitidine for the treatment of uninvestigated heartburn in primary care. / N.J. Talley, M.G. Moore, A. Sprogis, P. Katelaris // Med J Aust.-2002.-Vol. 177 №8. P.423-427.

147. Topcu O. Comparison of long-term quality of life after laparoscopic and open cholecystectomy / O. Topcu, F. Karakayali, M.A. Kuzu, S. Ozdemir, N. Erverdi, A. Elhan, N. Aras // Surg Endosc. 2003. - Vol.17 N2. - P.291-295.

148. Velanovich V. Long-term quality of life outcome after treatment for Helicobacter pylori gastric infection. / V. Velanovich // Am Surg. 1997. -Vol.63, N6.-P.551-554.

149. Velanovich V. The Effect of Chronic Pain Syndromes and Psychoemotional Disorders on Symptomatic and Quality-of-Life Outcomes of Antireflux Surgery / V. Velanovich // J Gastrointest Surg. 2003. - Vol.7 N1. - P.53-58.

150. Verma S. Helicobacter pylori eradication ameliorates symptoms and improves quality of life in patients on long-term acid suppression. A large prospective study in primary care / S. Verma, M.H. Giaffer // Dig Dis Sci. 2002. - Vol.47 №7. - P.1567-1574.

151. Ware J. Methods for testing data quality, scaling assumptions, and reliability: The IQOLA Project approach / J.Ware, B.Gandek // J. Clin. Epidemiol. 1998. -Vol.51 N. 11.-P. 945-952.

152. Ware J.E. SF-36 health survey: Manual and Interpretation guide/ J.E. Ware, K.K. Snow, M. Kosinski. MA: Boston, 1993. -143 p.

153. Ware J.E. Standards for validating health measures: Definition and content / J.E.Ware // J. Chronic Diseases. 1987. - Vol. 40. - P. 473-480.

154. Ware J.E. The MOS 36-item short form health survey (SF-36): conceptual framework and item selection / J.E. Ware, C.D. Sherbourne // Medical Care. -1992.-Vol. 30.-P. 473-483.

155. Ware J.E. The status of health assessment / J.E.Ware // Public Health. 1995. -Vol. 16.-P. 327-354.

156. Watson M.E. Alosetron improves quality of life in women with diarrhea-predominant irritable bowel syndrome / M.E. Watson, L. Lacey, S. Kong, A.R. Northcutt, D. McSorley, B. Hahn, A.W. Mangel // Am J Gastroenterol. 2001. -Vol.96 №2.-P.455-459.

157. Webster K. Unique contributions of patient and ptovider perfomance status ratings in oncology. / K. Webster // Quality of life research. 2000. - Vol.9, N3. -P.293.

158. Welcker K. Surgery and adjuvant therapy in patients with diffuse peritonitis: cost analysis / K. Welcker, J. Lederle, M. Schorr, M. Siebeck // World J Surg. -2002. Vol.26 №3. - P.307-313.

159. Whalley D. Quality of life in rheumatoid arthritis / D. Whalley, S. McKenna, Z. de Long // Br J Rheumatol. 1997. - Vol.36, N8. - P.884-888.

160. Wiklund I. Quality of life and regulatory issues / I. Wiklund // Scand J Gastroenterol. 1996. -Suppl. 221. - P.37-38.

161. Wilhelmsen I. Quality of life and Helicobacter pylori eradication / I. Wilhelmsen // Scand J Gastroenterol. 1996. - Suppl. 221. - P.18-20.

162. World Health Organisation. Cancer pain relief//Geneva:WHO,1986. P. 5-26.

163. Yacavone R.F. Quality of life measurement in gastroenterology: what is available? / R.F. Yacavone, G.R. Locke 3rd, D.T. Provenzale, G.M. Eisen // Am J Gastroenterol; 2001. - Vol.96 №2. - P.285-97.

164. Zugel N. A comparison of laparoscopic Toupet versus Nissen fundoplication in gastroesophageal reflux disease / N. Zugel, C. Jung, C. Bruer, P. Sommer, K. Breitschaft // Langenbecks Arch Surg. 2002. - Vol.386 №7. - P.494-498.

Качество жизни врачей-гематологов Российской Федерации по данным опросника RAND SF-36

Н.Н. Цыба1, Т.И. Ионова2,3, О.В. Лазарева1, Т.П. Никитина2,3, Н.М. Порфирьева3, А.Н. Петрова1, Т.Ц. Гармаева1,4, А.Г. Туркина1

1 ФГБУ «НМИЦ гематологии» Минздрава России, Новый Зыковский пр-д, д. 4, Москва, Российская Федерация, 125167

2 Клиника высоких медицинских технологий им. Н.И. Пирогова, ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет», Кадетская линия, д. 13-15, Санкт-Петербург, Российская Федерация, 199004

3 РОО «Межнациональный центр исследования качества жизни», ул. Артиллерийская, д. 1, Санкт-Петербург, Российская Федерация, 191014

4 ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов», ул. Миклухо-Маклая, д. 6, Москва, Российская Федерация, 117198

Для переписки: Николай Николаевич Цыба, д-р мед. наук, Новый Зыковский пр-д, д. 4, Москва, Российская Федерация, 125167; тел: +7(495)612-15-10; e-mail: [email protected]; Ольга Вениаминовна Лазарева, канд. мед. наук, Новый Зыковский пр-д, д. 4, Москва, Российская Федерация, 125167; e-mail: [email protected]

Для цитирования: Цыба Н.Н., Ионова Т.И., Лазарева О.В. и др. Качество жизни врачей-гематологов Российской Федерации по данным опросника RAND SF-36. Клиническая онкогематология. 2020;13(4):411–9.

DOI: 10.21320/2500-2139-2020-13-4-411-419


РЕФЕРАТ

Профессия врача отличается огромной социальной значимостью и сопряжена с не меньшей ответственностью. При этом требования к врачам со стороны общества постоянно возрастают. Все более жесткой становится регламентация деятельности врачей всех специальностей. Цель настоящего исследования — изучение качества жизни 104 врачей-гематологов, работающих в разных регионах Российской Федерации. Для исследования качества жизни использовали русскоязычную версию общего опросника RAND SF-36. В группе молодых врачей 35–44 лет выявлены самые низкие показатели по шкале психического здоровья, что может указывать на наличие негативного эмоционального фона и низкого уровня положительных эмоций. Сниженные показатели ролевого эмоционального функционирования у врачей-гематологов по сравнению с условно здоровыми респондентами также могут указывать на наличие негативного эмоционального фона, который может отрицательно влиять на качество оказания медицинской помощи и, возможно, служить одним из факторов развития синдрома профессионального выгорания. Более высокие показатели по шкале боли у врачей-гематологов по сравнению с условно здоровыми респондентами могут указывать на особенности в отношении к боли у врачей в силу их профессиональных установок. Сходные показатели качества жизни врачей-гематологов в разных регионах РФ косвенным образом свидетельствуют о том, что профессиональная деятельность является приоритетным фактором, влияющим на качество их жизни. Полученные результаты и данные литературы указывают на актуальность изучения проблем кадрового потенциала и разработки механизмов, направленных на сохранение кадрового ресурса в системе здравоохранения. Необходимы комплексные социологические, клинические и санитарно-гигиенические исследования качества жизни врачей различных специальностей, что позволит разработать программу повышения качества жизни медицинских работников.

Ключевые слова: качество жизни, врач-гематолог, качество жизни врачей, опросник RAND SF-36.

Получено: 18 мая 2020 г.

Принято в печать: 4 сентября 2020 г.

Читать статью в PDF


ЛИТЕРАТУРА

  1. Новик А.А., Ионова Т.И. Руководство по исследованию качества жизни в медицине. СПб.: Нева; М.: Олма-Пресс, 2002. [Novik AA, Ionova TI. Rukovodstvo po issledovaniyu kachestva zhizni v meditsine. (Guidelines for the study of the quality of life in medicine.) Saint Petersburg: Neva Publ.; Moscow: Olma-Press Publ.; 2002. (In Russ)]

  2. Решетников А.В. Доклад на научно-практической конференции с международным участием «Социологическое осмысление интегрального понятия качество жизни и методология его оценки». М., 2019. [Reshetnikov AV. Report at international scientific-practical conference “Sociological insight into integral conception of quality of life and methodology of its evaluation”. Moscow; 2019. (In Russ)]

  3. Hays RD, Sherbourne CD, Mazel R. User’s Manual for the Medical Outcomes Study (MOS) Core Measures of Health-Related Quality of Life. Santa Monica: RAND Corporation; 1995. Available from: https://www.rand.org/pubs/monograph_reports/MR162.html. (accessed 25.06.2020).

  4. Амирджанова В.Н., Горячев Д.В., Коршунов Н.И. и др. Популяционные показатели качества жизни по опроснику SF-36 (результаты многоцентрового исследования качества жизни «Мираж»). Научно-практическая ревматология. 2008;1:36–48. [Amirdzhanova VN, Goryachev DV, Korshunov NI, et al. Population indicators of quality of life in the SF-36 questionnaire (results of a multicenter study of quality of life “Mirage”). Nauchno-prakticheskaya revmatologiya. 2008;1:36–48. (In Russ)]

  5. Карасева Л.А. Качество трудовой жизни сестринского персонала лечебно-профилактических учреждений. Вестник Самарского государственного университета. Естественно-научная серия. 2006;4(44):188–94. [Karaseva LA. Quality of work life of nursing staff in health prevention centers. Vestnik Samarskogo gosudarstvennogo universiteta. Estestvenno-nauchnaya seriya. 2006;4(44):188–94. (In Russ)]

  6. Жулина Е.Г. Формирование и развитие качества трудовой жизни: теория, методология исследования, социально-экономическое управление: Автореф. дис. … д-ра экон. наук. Саратов, 2011. [Zhulina EG. Formirovanie i razvitie kachestva trudovoi zhizni: teoriya, metodologiya issledovaniya, sotsialno-ekonomicheskoe upravlenie. (Organization and development of quality of work life: theory, methodology of study, social, and economic management.) [dissertation] Saratov; 2011. (In Russ)]

  7. Аксенова Т.А., Горбунов В.В., Пархоменко Ю.В. Артериальная гипертензия, гиперхолестеринемия и другие факторы риска заболеваний сердца у студентов медицинского вуза. Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. 2009;3:60–2. [Aksenova TA, Gorbunov VV, Parkhomenko YuV. Arterial hypertension, hypercholesterolemia, and other risk factors of cardiac disorders in medical students. Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo meditsinskogo universiteta. 2009;3:60–2. (In Russ)]

  8. Комисарова Е.М., Шпагина Л.А., Позднякова С.К. и др. Характеристика липидного спектра крови и состояния сосудисто-тромбоцитарного гемостаза у медицинских работников с артериальной гипертензией. Медицина труда и промышленная экология. 2010;8:22–7. [Komisarova EM, Shpagina LA, Pozdnyakova SK, et al. Characterization of blood lipids and vascular platelet hemostasis in medical professionals with arterial hypertension. Meditsina truda i promyshlennaya ekologiya. 2010;8:22–7. (In Russ)]

  9. Авхименко М.М. Некоторые факторы риска труда медика. Медицинская помощь. 2003;2:25–9. [Avkhimenko MM. Some risk factors for work life of medical professionals. Meditsinskaya pomoshch. 2003;2:25–9. (In Russ)]

  10. Симонова Н.И. Значимость психосоциальных факторов трудового процесса для работников различных профессий в современных условиях. Медицина труда и промышленная экология. 2008;6:41–7. [Simonova NI. Importance of psychosocial factors of work processes for various professionals in the current context. Meditsina truda i promyshlennaya ekologiya. 2008;6:41–7. (In Russ)]

  11. Olson EJ, Drage LA, Auger RR. Sleep deprivation, physician performance, and patient safety. Chest. 2009;136(5):1389–96. doi: 10.1378/chest.08-1952.

  12. Гурьянов М.С. Образ и условия жизни медицинских работников. Вестник РУДН. Серия «Медицина». 2009;4:507–10. [Gur’yanov MS. Lifestyle and living conditions of medical professionals. Vestnik RUDN. Seriya “Meditsina”. 2009;4:507–10. (In Russ)]

  13. Гурьянов М.С. Применение факторного анализа для оценки взаимосвязи здоровья, образа и качества жизни медицинских работников. Медицинский альманах. 2011;1(14):21–3. [Gur’yanov MS. Factor analysis applied for evaluating the interrelationship of health, lifestyle, and quality of life of medical professionals. Meditsinskii almanakh. 2011;1(14):21–3. (In Russ)]

  14. Говорин Н.В., Бодагова Е.А. Социальное функционирование и качество жизни врачей. Забайкальский медицинский вестник. 2012;2:71–7. [Govorin NV, Bodagova EA. Social functioning and quality of life of doctors. Zabaikalskii meditsinskii vestnik. 2012;2:71–7. (In Russ)]

  15. Fujimura Y, Tanii H, Saijoh K. Inpatient satisfaction and job satisfaction/stress of medical workers in a hospital with the 7:1 nursing care system (in which 1 nurse cares for 7 patients at a time). Environ Health Prevent Med. 2011;16(2):113–22. doi: 10.1007/s12199-010-0174-x.

  16. Матвейчик Т.В., Иванова В.И., Вальчук А.Э. Медицинские сестры Беларуси: социологическое исследование. Медицинские новости (Минск). 2005;11:50–3. [Matveichik TV, Ivanova VI, Valchuk AE. Nursing staff in Belarus: sociological study. Meditsinskie novosti (Minsk). 2005;11:50–3. (In Russ)]

  17. Ковалев Е.П. Некоторые результаты компаративного анализа качества жизни врачей в российской провинции. Медицинский альманах. 2019;5–6:7–10. doi: 10.21145/2499-9954-2019-5-7-10. [Kovalev EP. Some results of comparative analysis of quality of life of doctors in the Russian province. Medical Almanac. 2019;5–6:7–10. doi: 10.21145/2499-9954-2019-5-7-10. (In Russ)]

THE INFLUENCE BY QUALITY OF LIFE IN PATIENTS WITH OSTEOARTHRITIS OF KNEE BY SOCIO-DEMOGRAPHIC CHARACTERISTICS AND COMORBIDITY | Makarova

Not enough attention has been paid to the problem of association between socio-demographic indicators in patients with osteoarthritis of the knee, and their quality of life. The purpose is to study the influence of socio-demographic indicators of the quality of life among the patients with knee OA having radiographic stages 0-2. Materials and methods. The patients with knee ostheoarthritis were included into the study. The bases of the study were the main hospitals of Arkhangelsk. Results. 527 patients were included into the study. Their quality of life and socio-demographic characteristics (sex, age, social status, comorbidity) were evaluated. The analysis of the standardized indicators showed decrease of the main general indicators of SF-36 questionnaire in patients with gonarthrisis stages 0-2. The standardized indexes of quality of life evaluated in patients with negative OA stage revealed decrease of SF 81.5 (95 % CI, 67.0-96.0). The first stage of OA had influence by MH 55.8 (95 % CI, 40.3-71.3) and RE 55.9 (95 % CI, 41.4-70.4). Further OA progression into the second stage aggravated MH 48.2 (95 % CI, 19.6-76.8), VT 48.2 (95 % CI, 20.9-75.5). Conclusion. The greatest impact on quality of life has mental health and social functioning.


Остеоартрит (ОА) - гетерогенная группа заболеваний различной этиологии со сходными биологическими, морфологическими, клиническими проявлениями и исходом, в основе которых лежит поражение всех компонентов сустава: хряща, субхондральной кости, синовиальной оболочки, связок, менисков, капсулы, околосуставных мышц. Клинические симптомы ОА наблюдаются у 10- 20 % населения мира. По данным Всемирной организации здравоохранения, более 40 % лиц старше 50 лет страдают ОА [21]. Наиболее частая локали зация ОА - коленные суставы, распространенность симптоматического гонартрита в общей популяции составляет 24 %. По данным эпидемиологического исследования, проведенного в 12 регионах Российской Федерации в рамках межрегиональной программы «Социальные и экономические последствия ревматических заболеваний», распространенность ОА в России - 13,3 %, а в Архангельской области в 2012 году она составила 27,9 случая на 1 000 населения, прирост за 12 лет достиг 56,7 % [14]. Следует отметить, что, по данным A. O. Amoako, G. G. Pujalte 41 Медицинская экология Экология человека 2017.06 [20], в Европе было зарегистрировано 43 млн случаев ОА (клинически подтвержденного, включая рентгенонегативные формы), причем на лиц младше 25 лет приходилось 26,9 млн случаев. Остеоартрит может стать одной из причин развития хронического болевого синдрома, функциональных нарушений, ограничения жизнедеятельности и в более редких случаях преждевременной потери трудоспособности и инвалидности, что значительно снижает качество жизни пациентов. Качество жизни (КЖ) _ комплексная характеристика физического, психологического, эмоционального и социального функционирования человека, которая основана на их субъективном восприятии. В медицинском понимании КЖ всегда связано со здоровьем [6, 7]. Для оценки КЖ используют опросники общего и специфического типов, которые были разработаны экспертами ведущих мировых клинических центров в соответствии с принципами доказательной медицины и требованиями Good Clinical Practice (GCP) [25]. Эти опросники дают возможность количественно оценить такое субъективное понятие, как КЖ, и позволяют существенно расширить представление врача о состоянии больного в целом. По данным Osteoarthritis Research Society International (OARSI) за 2013 год, в настоящее время опросник SF-36 используется в 95 % научных исследований по изучению КЖ при различных заболеваниях [14]. Опросники общего типа измеряют широкий спектр функций восприятия здоровья, они могут быть использованы для оценки КЖ пациентов с различными заболеваниями, в частности ОА. Одним из наиболее широко распространенных общих опросников для оценки КЖ является Short Form Medical Outcomes Study _ SF-36 [25]. По результатам популяционных исследований, показатели КЖ существенно различаются в зависимости от пола и возраста опрошенных лиц, поэтому в авторском руководстве по использованию и интерпретации SF-36 приводятся популяционные данные репрезентативной выборки населения США за 1999 год по всем шкалам опросника в зависимости от пола и возраста респондентов. Валидирование русской версии SF-36 было проведено Межнациональным центром исследования КЖ г. Санкт-Петербурга в 2002 году с учетом популяционных данных для жителей Северо-Западного региона России [15]. Позднее были рассчитаны средние популяционные значения шкал SF-36 для отдельных регионов РФ в рамках проекта «ИКАР» [9, 18] и в исследовании, проведенном Институтом ревматологии РАМН [2, 10]. Однако до настоящего времени не было уделено должного внимания проблеме связи между социальнодемографическими показателями у пациентов с ОА коленных суставов и их КЖ. Целью данного исследования является изучение влияния социально-демографических показателей на качество жизни пациентов с ОА коленных суставов 0_2 стадий. Методы Тип проводимого исследования _ аналитическое поперечное (одномоментное). Исследование было одобрено этическим комитетом Северного государственного медицинского университета (протокол № 10 от 21.12.2011). В него включали больных, проходивших обследование по поводу гонартрита в медицинских учреждениях г. Архангельска: Архангельской областной клинической больнице, городских поликлиниках 1 и 2, Первой городской клинической больнице им. Е. Е. Волосевич. Набор больных осуществлялся в период с 10.2012 по 10.2014. При первичном посещении пациенту предлагали принять участие в исследовании. В случае положительного ответа пациент подписывал информированное согласие на участие в исследовании и согласие на обработку персональных данных. Основным критерием включения был клинически подтверждённый двухсторонний ОА коленных суставов 0_2 стадий по J. Kellgren, J. Lawrence (1957) по критериям R. D. Altmаn et al. [19] (1991) (клинические: боль в коленном суставе, крепитация при активных движениях, утренняя скованность менее 30 мин, увеличение объёма сустава при осмотре) в сочетании с лабораторно-рентгенологическими проявлениями и без них. Критерии исключения были следующими: посттравматический ОА; воспалительные заболевания суставов, в том числе ревматоидный артрит, анкилозирующий спондилит, реактивный артрит, псориатический артрит, артриты, ассоциированные с неспецифическим язвенным колитом и болезнью Крона, микрокристаллические артриты, инфекционные артропатии, внесуставные поражения суставов (связанные с изменениями в связочном и/или мышечном аппарате), системные заболевания соединительной ткани; протезирование коленного сустава в анамнезе; пациенты, находящиеся на гемодиализе по поводу почечной недостаточности; злокачественные новообразования в анамнезе; неспособность передвигаться без посторенней помощи; отказ пациента от участия в исследовании. Для проведения исследования были отобраны 544 человека. Пациентам предлагали заполнить анкету по исследованию качества жизни (SF-36). Данный опросник состоит из 36 пунктов, которые сгруппированы в 8 шкал: 1. Физическое функционирование (Physical Functioning, PF) _ возможность человека выполнять физическую нагрузку в течение своего обычного дня. 2. Ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием (Role Physical Functioning, RP), _ физическая способность человека выполнять свою профессиональную работу или работу по дому. 3. Физическая боль (Bodily Pain, BP) _ интенсивность боли и ее влияние на способность заниматься повседневной деятельностью, включая работу по дому и вне дома. 4. Общее восприятие здоровья (General Health, GH) _ субъективная оценка общего состояния здоровья в момент обследования. 42 Экология человека 2017.06 Медицинская экология 5. Жизненная активность (Vitality, VT) - субъективная оценка настроения, энергичности, жизненных сил. 6. Социальное функционирование (Social Functioning, SF) - эмоциональная и физическая способность общаться с другими людьми. 7. Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием (Role Emotional, RE) - эмоциональная способность человека заниматься профессиональной работой или работой по дому. 8. Психическое здоровье (Mental Health, MH) - субъективная оценка эмоционального состояния. Диапазон значений для каждой шкалы 0-100, где 100 - показатель полного здоровья. Все шкалы сгруппированы на два показателя - физический компонент здоровья (шкалы PF, RP - физическая составляющая, BP, GH) и психологический компонент здоровья (MH, RP - психологическая составляющая, SF, УТ). Результаты представляли в виде балльных оценок по каждой из 8 шкал, чем выше оценка, тем более высокий уровень КА. Обработку данных проводили при помощи программного продукта JRSF-36 v 2.1, вычисление величин для каждого признака проводили согласно поправочным коэффициентам. Сравнение распределения исходных факторов между группами по порядковым переменным проводили при помощи критерия X2 с точным критерием Фишера, если ожидаемое количество наблюдений в сравниваемых группах было менее 6; непрерывных - с помощью t-теста либо его непараметрического аналога теста Mann-Whitney. Непрерывные величины представляли в виде среднего арифметического (М) с приведением 95 % доверительного интервала (95 % ДИ) и стандартного отклонения (SD). Оценка различий средних показателей непрерывных величин рассчитана с помощью двухвыборочного T-критерия Стьюдента для независимых выборок. Статистически значимыми считали различия на уровне р < 0,05. Для оценки силы и направления связи между двумя переменными проводили корреляционный анализ с вычислением коэффициента Пирсона. Статистический анализ проводили при помощи программного пакета SPSS v 17.0. Результаты Исходно были отобраны 544 человека, из них заполнили опросник SF-36 в полном объеме 527 (96,9 %) пациентов, опросник оказался заполнен не полностью или испорчен у 11 (2,0 %), а 6 (1,1 %) респондентов отказались заполнять опросник или не вернули его. Таким образом, дальнейший анализ проводили для 527 пациентов, женщин 267 (50,7 %), мужчин 260 (49,3 %). Распределение стадий ОА по возрастным группам приведено в табл. 1 [13]. На две возрастные группы до 30 и 50-59 лет (31,9 и 29,4 % соответственно) пришлось более 60 % пациентов. Во всех возрастных группах соотношение мужчин и женщин было примерно одинаковым, раз- Таблица 1 Распределение пациентов с гонартритами по стадиям и возрастным группам, абс. число (%) Возрастная группа, годы 0 стадия 1 стадия 2 стадия Всего До 30 168 (91,8)* 0 (0,0) 0 (0,0) 168 (31,9) 30-39 12 (6,5) 59 (25,1) 11 (10,0) 82 (15,6) 40-49 1 (0,5) 119 (50,6) 36 (32,7) 156 (29,4) 50-59 2 (1,2) 52 (22,1) 39 (35,5) 93 (17,6) 60 и старше 0 (0,0)* 5 (2,2) 24 (21,8) 29 (5,5) Всего 183 (100,0) 235 (100,0) 110 (100,0) 527 (100,0) Примечание. * - различия между группами на уровне p < 0,001. ница между группами не достигала статистической значимости (x2 = 1,91; df = 4; р = 0,753), поэтому дальнейшее деление по полу не проводили. Анализ распределения ОА коленных суставов по стадиям показал, что оно было одинаковым для обоих полов: 0, 1, 2 стадии гонартрита верифицированы у 94 (36,2 %), 112 (43,1 %), 54 (20,8 %) мужчин и 89 (33,3 %), 123 (46,1 %), 55 (20,6 %) женщин соответственно, различия между группами статистически не значимы. У всех 168 (100,0 %) пациентов в возрасте до 30 лет не было выявлено рентгенологических признаков гонартрита. Нулевая и первая стадии в возрастных подгруппах 30-39, 40-49, 50-59 лет и 60 и более лет были выявлены у 12 (14,6 %) и 59 (71,9 %), 1 (0,6 %) и 119 (76,8 %), 0 (0 %) и 54 (58,1 %), 0 (0 %) и 5 (17,3 %) пациентов соответственно. Доля второй стадии возрастала с 0 % среди больных до 30 лет до 24 (82,8 %) пациентов в подгруппе 60 лет и старше. При оценке социального статуса пациентов в зависимости от стадии ОА были получены следующие результаты (табл. 2). Таблица 2 Сравнительная характеристика больных остеоартритом коленных суставов по стадиям и социальному статусу, абс. число (%) Социальный статус 0 стадия 1 стадия 2 стадия Всего, Служащие 23 (13,2) 52 (22,8) 25 (24,0) 100 (19,8) Рабочие 32 (18,3) 52 (22,8) 19 (18,3) 103 (20,4) Инженерно технический персонал 18 (10,3) 36 (15,8) 12 (11,5) 66 (13,0) Предприни матели 10 (5,7) 18 (7,9) 9 (8,7) 37 (7,3) Учащиеся 62 (35,6)* 0 (0,0) 0 62 (12,3) Пенсионеры 1 (0,6) 11 (4,8) 10 (9,6) 22 (4,3) Инвалиды 0 (0,0)* 5 (2,2) 10 (9,6) 15 (3,0) Состоящие в центре занятости 9 (5,2) 15 (6,6) 4 (3,8) 28 (5,1) Не работающие 21 (11,1) 39 (17,1) 15 (14,4) 75 (14,8) Всего 174 (100,0) 228 (100,0) 104 (100,0) 527 (100,0) Примечание. * - различия между группами на уровне p < 0,001. 43 Медицинская экология Экология человека 2017.06 Анализируемая выборка больных ОА наиболее часто по социальному статусу была представлена рабочими - 103 (20,4 %) и служащими - 100 (19,8 %), количество инженеров и учащихся было примерно одинаково - 66 (13,0 %) и 62 (12,3 %) соответственно. Существенных различий по полу между социальными категориями не выявлено, за исключением группы учащихся, которая была целиком представлена нулевой стадией. Наименьший средний возраст приходился на группу учащихся 21,6 (95% ДИ: 20,0-23,2), а наибольший отмечен в группе лиц со стойкой утратой трудоспособности - 62,1 (95% ДИ: 57,5-66,7). Инвалидность у всех пациентов не была связана с наличием у них ОА и была обусловлена коморбидными состояниями (табл. 3). У 90 (93,8%) пациентов с нулевой стадией ОА не было выявлено никакой сопутствующей патологии. В структуре сопутствующей патологии преобладали заболевания сердечно-сосудистой системы, на их долю пришлось 22,9 %, из них ишемическая болезнь сердца диагностирована у 34 (10,1 %), а гипертоническая болезнь - 43 (12,8 %) пациентов. Средние показатели трансформированных шкал SF-36 приведены в табл. 4. Поскольку не было выявлено статистически значимых различий между полами для каждой из шкал опросника SF-36, дальнейший анализ шкал был проведен без учета поправок на пол. Отмечена тенденция более высоких показателей по всем шкалам для пациентов с нулевой стадией (более 80 баллов), для первой стадии эти показатели не превышали Таблица 3 Показатели коморбидности у больных гонартритом в зависимости от стадии, абс. число (%) Социальный статус 0 стадия 1 стадия 2 стадия Всего Не выявлены 90 (52,4) 5 (4,5) 1 (1,9) 96 (28,5) Ишемическая болезнь сердца 0 (0,0)* 26 (23,2) 8 (15,1) 34 (10,1) Гипертоническая болезнь 0 (0,0)* 23 (20,5) 20 (37,7) 43 (12,8) Сахарный диабет 5 (2,9) 10 (8,9) 7 (13,2) 22 (6,5) Остеохондроз позвоночника 41 (23,8) 8 (7,1) 3 (5,7) 52 (15,4) Остеоартрит тазобедренного сустава 11 (6,4) 8 (7,1) 4 (7,5) 23 (6,8) Остеоартрит кистей рук 25 (14,5) 6 (5,4) 0 (0,0) 31 (9,2) Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки 0 (0,0)* 15 (13,4) 6 (11,4) 21 (6,2) Полиморбидность 0 (0,0)* 11 (9,9) 4 (7,5) 15 (4,5) Всего 172 (100,0) 112 (100,0) 53 (100,0) 337 (100,0) Примечание. * - различия между группами на уровне p < 0,001. 60 баллов, а для второй были ниже 57 баллов. При анализе шкал опросника отмечено, что уровни КЖ в возрастной группе до 30 лет были наиболее высокими в сравнении с другими возрастными группами, причем различия между группами носили статистически значимый характер (р < 0,001), во всех остальных возрастных группах различия не достигали статистической значимости. Таблица 4 Показатели качества жизни по опроснику SF-36 в зависимости от стадии остеоартрита, пола и возраста, баллы, M (95 % ДИ, SD) Группа Шкала опросника пациентов PF RP BP GH VT SF RE MH 0 стадия 83,6 (72,394,9; 11,3) 82,9 (70,795,1; 12,2) 84,2 (71,696,8; 12,6) 84,2 (71,896,6; 12,4) 82,4 (68,796,1; 13,7) 81,5 (67,096,0; 14,5) 83,5 (71,395,7; 12,2) 82,0 (68,995,1; 13,1) 1 стадия 58,6 (42,874,4; 15,8) 57,2 (41,373,1; 15,9) 58,1 (43,073,2; 15,1) 57,6 (42,572,7; 15,1) 57,3 (41,972,7; 15,4) 57,4 (42,272,6; 15,2) 55,9 (41,470,4; 14,5) 55,8 (40,371,3; 15,5) 2 стадия 53,9 (25,482,4; 28,5) 56,6 (28,584,7; 28,1) 52,0 (26,177,9; 25,9) 53,5 (26,180,9; 27,4) 48,2 (19,776,7; 28,5) 48,2 (20,975,5; 27,3) 51,8 (21,781,9; 30,1) 48,2 (19,676,8; 28,6) Мужчины 67,4 (44,890,0; 22,6) 66,9 (45,488,4; 21,5) 66,4 (44,788,1; 21,6) 65,2 (41,688,8; 23,6) 63,8 (40,087,6; 23,8) 64,2 (42,086,4; 22,3) 65,3 (42,887,8; 22,5) 63,3 (40,486,2; 22,9) Женщины 65,3 (44,186,5; 21,2) 65,1 (43,087,2; 22,1) 65,5 (43,687,4; 21,9) 66,9 (46,687,2; 20,4) 64,6 (42,786,5; 21,9) 63,6 (41,086,2; 22,6) 63,9 (40,887,0; 23,1) 63,5 (41.386,3; 22,8) До 30 лет 83,9 (72,495,4; 11,5)* 82,8 (70,595,1; 12,3)* 84,0 (71,196,9; 12,9)* 84,1 (71,596,7; 12,6)* 82,5 (68,696,4; 13,9)* 81,4 (66,696,2; 14,8)* 83,4 (70,896,0; 12,6)* 81,9 (68,595,3; 13,4)* 30-39 лет 62,8 (42,083,6; 20,8) 59,9 (40,279,7; 19,8) 61,6 (40,382,9; 21,3) 60,5 (39,181,9; 21,4) 60,2 (39,181,3; 21,1) 57,6 (35,479,8; 22,2) 56,1 (34,777,5; 21,4) 58,2 (39,377,1; 18,9) 40-49 лет 55,7 (36,175,3; 19.6) 58,2 (40,176,3; 18,1) 57,6 (39,276,0; 18,4) 57,2 (39,774,7; 17,5) 54,7 (35,673,8; 19,1) 55,5 (37,373,7; 18,2) 57,7 (38,876,6; 18,9) 52,9 (33,872,0; 19,1) 50-59 лет 59,8 (39,680,0; 20,2) 55,8 (32,179,5; 23,7) 54,9 (36,573,3; 18,4) 55,9 (32,379,5; 23,6) 55,4 (34,376,5; 21,1) 55,4 (33,677,2; 21,8) 55,7 (33,278,2; 22,5) 54,4 (31,177,7; 23,3) Более 60 лет 53,1 (25,980,3; 27,2) 60,4 (32,588,3; 27,9) 53,8 (27,680,0; 26,2) 57,1 (35,978,3; 21,2) 48,5 (18,978,1; 29,6) 52,9 (27,678,2; 25,3) 45,9 (20,771,1; 25,2) 55,3 (27,882,8; 27,5) Примечания для табл. 4 - 6: Данные представлены в виде М - среднее, (95 % ДИ - доверительный интервал, SD - среднее отклонение). PF (Physical Functioning) - физическое функционирование, RP (Role Physical Functioning) - ролевое функционирование, BP (Bodily Pain) - физическая боль, GH (General Health) - общее восприятие здоровья, VT (Vitality) - жизненная активность, SF (Social Functioning) - социальное функционирование, RE (Role Emotional) - ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состояние, MH (Mental Health) - психическое здоровье. * - различия между группами на уровне p < 0,001. 44 Экология человека 2017.06 Медицинская экология Влияние социального статуса на КЖ приведено в табл. 5. Качество жизни наиболее снижено у лиц с инвалидностью, причем это отмечено во всех восьми шкалах опросника. В первую очередь пациенты отмечают снижение КЖ по таким шкалам, как физическая боль до 37,7 (95 % ДИ: 15,6-59,8) балла и жизненная активность до 43,8 (95 % ДИ: 17,7-69,9), показатель психическое здоровье также снижен, однако он выше такового у лиц, состоящих в центре занятости, 58,1 (95 % ДИ: 33,7_82,5) и 56,5 (95 % ДИ: 31,6_81,4) балла соответственно. Наиболее высокие показатели КЖ продемонстрировала категория учащихся по тем шкалам, где все показатели были более 80 баллов, но наибольшее значение отмечено по шкале общее восприятие здоровья _ 86,2 (95 % ДИ: 75,6_98,8) и ролевое эмоционально обусловленное функционирование _ 85,4 (95 % ДИ, 74,4_96,4) балла, а наименьшее значение зафиксировано по шкале психическое здоровье _ 80,9 (95 % ДИ: 66,1 -95,7) балла. У остальных социальных групп исследуемых показатели шкал были в среднем более 60 баллов. Показатели качества жизни по опроснику SF-36 и социальный статус, баллы, M (95 % ДИ, SD) Таблица 5 Группа пациентов Шкала опросника PF RP BP GH VT SF RE MH Служащие 61,5 (39,5 - 83,5; 22,0) 65,1 (44,4- 85,8; 20,7) 62,9 (41,4 - 84,4; 21,5) 63,6 (42,4 - 84,8; 21,2) 61,9 (39,1 - 84,7; 22,8) 58,1 (34,4 - 81,8; 23,7) 61,1 (38,4 - 83,8; 22,7) 60,6 (37,1 - 84,1; 23,5) Рабочие 63,5 (41,1 - 85,9; 22,4) 63,5 (41,7- 85,3; 21,8) 65,5 (43,2 - 87,8; 22,3) 65,3 (41,8 - 88,8; 23,5) 61,0 (37,4 - 84,6; 23,6) 62,5 (39,6- 85,4; 22,9) 63,2 (42,0 - 84,4; 21,2) 61,5 (38,1 - 84,9; 23,4) Инженерно технический персонал 64,0 (40,7- 87,3; 23,3) 62,5 (41,7- 83,3; 20,8) 67,7 (46,5 - 88,9; 21,2) 61,3 (37,8 - 84,8; 23,5) 62,4 (38,5 - 86,3; 23,9) 62,2 (40,5- 83,9; 21,8) 63,9 (42,2 - 85,6; 21,7) 61,1 (40,0- 82,2; 21,1) Предприниматели 70,2 (47,0- 93,4; 23,2) 59,8 (39,2 - 80,4; 20,9) 63,7 (41,6- 85,8; 22,1) 63,5 (42,7 - 84,3; 20,8) 66,2 (44,6- 87,8; 21,6) 61,9 (42,6- 81,2; 19,3) 60,5 (37,9 - 83,1; 22,6) 60,7 (38,0 - 83,4; 22,7) Учащиеся 84,5 (74,0- 95,0; 10,5) 82,7 (67,0 - 98,4; 15,7) 82,9 (67,9 - 97,9; 15,0) 86,2 (75,6- 96,8; 10,6) 83,1 (71,2- 95,0; 11,9) 82,8 (68,2- 97,4; 14,6) 85,4 (74,4 - 96,4; 11,0) 80,9 (66,1 - 95,7; 14,8) Пенсионеры 64,9 (48,1 - 81,7; 16,8) 66,0 (42,9 - 89,1; 23,1) 57,8 (40,3 - 75,3; 17,5) 57,5 (37,0 - 78,0; 20,5) 59,5 (36,0 - 83,0; 23,5) 61,7 (39,2 - 84,2; 22,5) 57,7 (36,0 - 79,4; 21,7) 59,2 (40,1 - 78,3; 19,1) Инвалиды 46,0* (20,4-71,6; 25,6) 50,6 (22,7 - 78,5; 27,9) 37,7* (15,6-59,8; 22,1) 56,0 (33,5 - 78,5; 22,5) 43,8* (17,7-69,9; 26,1) 50,5 (29,0- 72,0; 21,5) 42,6* (21,8-63,4; 20,8) 58,1 (33,7 - 82,5; 24,4) Состоящие в центре занятости 65,3 (45,1 - 85,5; 20,2) 66,3 (46,5 - 86,1; 19,8) 63,5 (46,0 - 81,0; 17,5) 62,0 (40,7 - 83,3; 21,3) 59,4 (38,5 - 80,3; 20,9) 66,2 (48,6- 83,8; 17,6) 67,4 (40,9 - 93,9; 26,5) 56,5 (31,6- 81,4; 24,9) Не работающие 65,9 (46,7- 85,1; 19,2) 67,2 (46,5 - 87,9; 20,7) 64,5 (44,3 - 84,7; 20,2) 64,8 (45,4 - 84,2; 19,4) 62,8 (42,2 - 83,4; 20,6) 64,0 (43,4- 84,6; 20,6) 63,3 (41,4- 85,2; 21,9) 63,0 (40,7 - 85,3; 22,3) Таблица 6 Коморбидность и ее влияние на качество жизни у больных гонартритом, баллы, M (95 % ДИ, SD) Группа пациентов Шкала опросника PF RP BP GH VT SF RE MH Отсутствие коморбидности 82,9* (71,9-93,9; 11,0) 82,1* (70,7-93,5; 11,4) 62,3 (47,9 - 76,7; 14,4) 81,7* (66,6-96,8; 15,1) 81,0* (66,1-95,9; 14,9) 80,9* (64,3-97,5; 16,6) 80,6* (65,2-96,0; 15,4) 82,0* (68,5-95,5; 13,5) Ишемическая болезнь сердца 59,8 (39,9- 79,7; 19,9) 54,1 (38,2- 70,0; 15,9) 58,7 (44,9 - 72,5; 13,8) 60,4 (45,2 - 75,6; 15,2) 58,1 (37,0 - 79,2; 21,1) 56,2 (35,7- 76,7; 20,5) 55,4 (35,6- 75,2; 19,8) 53,4 (32,2 - 74,6; 21,2) Гипертоническая болезнь 55,4 (33,1 - 77,7; 22,3) 56,5 (31,2- 81,8; 25,3) 55,1 (33,7 - 76,5; 21,4) 54,0 (29,3 - 78,7; 24,7) 50,2 (28,3 - 72,1; 21,9) 52,8 (30,9- 74,7; 21,9) 51,1 (30,2 - 72,0; 20,9) 52,9 (29,5 - 76,3; 23,4) Сахарный диабет 59,3 (37,1 - 81,5; 22,2) 64,8 (46,1 - 83,5; 18,7) 59,9 (33,1 - 86,7; 26,8) 61,7 (37,8 - 85,6; 23,9) 61,1 (38,7- 83,5; 22,4) 65,9 (47,5- 84,3; 18,4) 69,0 (45,8 - 92,2; 23,2) 62,2 (40,6- 83,8; 21,6) Остеохондроз позвоночника 78,8 (59,9- 97,7; 18,9) 73,2 (49,6- 96,8; 23,6) 79,2 (61,3 - 97,1; 17,9) 76,4 (56,9- 95,9; 19,5) 79,0 (61,1 - 96,9; 17,9) 77,4 (61,3 - 93,5; 16,1) 78,0 (58,9 - 97,1; 19,1) 73,3 (53,2 - 93,4; 20,1) Коксартрит 61,7 (34,3 - 89,1; 27,4) 69,8 (47,9 - 91,7; 21,9) 66,3 (46,4 - 86,2; 19,9) 66,6 (41,9 - 91,3; 24,7) 64,7 (37,8 - 91,6; 26,9) 63,0 (36,8- 89,2; 26,2) 69,8 (46,5 - 93,1; 23,3) 64,4 (37,9 - 90,9; 26,5) Остеоартрит кистей рук 79,1 (62,8 - 95,4; 16,3) 80,9 (64,6- 97,2; 16,3) 80,8 (67,4 - 94,2; 13,4) 84,2 (70,5 - 97,9; 13,7) 73,2 (53,3 - 93,1; 19,9) 76,2 (60,1 - 92,3; 16,1) 77,8 (59,6- 96,0; 18,2) 75,3 (60,3 - 90,3; 15,0) Язвенная болезнь желудка и 12-перстной кишки 52,2 (30,5- 73,9; 21,7) 55,3 (36,8 - 73,8; 18,5) 51,7 (33,1 - 70,3; 18,6) 59,8 (40,9 - 78,7; 18,9) 58,3 (37,6- 79,0; 20,3) 48,3 (30,7- 65,9; 17,6) 56,4 (35,8 - 77,0; 20,6) 53,9 (34,6- 73,2; 19,3) Полиморбидность 53,3 (32,9- 73,7; 20,4) 54,7 (36,2 - 73,2; 18,5) 58,5 (35,2 - 81,8; 23,3) 61,1 (39,8 - 82,4; 21,3) 51,1 (29,1 - 73,1; 22,0) 44,3* (22,9-65,7; 21,4) 54,3 (34,2 - 74,4; 20,1) 39,7* (24,4 - 55,0; 15,3) 45 Медицинская экология Экология человека 2017.06 Оценка влияния коморбидности у больных гонар-тритами на КЖ приведена в табл. 6. У лиц без коморбидности КЖ по всем шкалам опросника SF-36 более 80 баллов, за исключением шкалы физическая боль - 62,3 (95 % ДИ: 47,9-76,7) балла. Самое существенное снижение КЖ отмечено у лиц с язвенной болезнью и полиморбидными состояниями - в среднем около 50 баллов, наиболее значимо страдает шкала психическое здоровье у пациентов с полиморбидностью - 39,7 (95 % ДИ: 24,4 - 55,0) балла. Следует отметить, что среди лиц с коморбидностью 9 (90,0 %) из 10 - это пациенты с инвалидностью. Обсуждение результатов При анализе социально-демографических характеристик пациентов с гонартритом выявлено, что достаточно большая доля пациентов была в возрастной группе до 30 лет 168 (31,9 %), а средний возраст исследуемых составил 39,5 (95 % ДИ: 26,6-52,4) года. В работе Р. П. Матвеева, С. В. Брагиной [12] показано, что доля активного трудоспособного населения (20-55 лет) при обращении к врачу-травматологу амбулаторного приема по поводу ОА коленного сустава составляла 56,3 % от всех обратившихся. В нашем исследовании доля этих возрастных групп составила 76,9 %. Следует учитывать, что в анализ вошли пациенты только с 0-2 стадиями гонартрита, более тяжелые стадии не были включены в исследование. Общеизвестно, что у лиц более молодого возраста больше распространены именно начальные стадии заболевания (0-1 по Kellgren-Lawrence). По данным популяционных исследований с анализом большого количество наблюдений было выявлено, что ОА в первую очередь поражает лиц более старшего возраста: до 30 лет распространённость ОА на 1 000 населения составляет 8,4-10,3, в 30-39 лет - 42,1-51,8; 40-49 лет - 191,9-225,0; 50-59 лет - 297,2-314,5; в 60-69 лет - 879,7-976,3 [1, 23]. При этом следует особо подчеркнуть, что ранее ОА рассматривали как процесс старения хряща. В начале XXI века был уточнен патогенетический механизм развития ОА, что позволило рассматривать это заболевание не как дегенеративно-дистрофическое, а дегенеративно-воспалительное вследствие нарушения баланса между провоспалительными и противовоспалительными процессами, которые могут происходить в любом возрасте, зачастую без выраженной клинической картины [1, 3, 8]. Именно поэтому существует достаточно большая популяция необследованных и неучтенных пациентов с явными признаками ОА [24]. В нашем исследовании установлено, что показатели КЖ существенно не различались по полу, однако есть статистически значимая связь между возрастом, стадией ОА и КЖ. Подобные результаты получены и в ходе исследования популяционных показателей КЖ (многоцентровое исследование «Мираж»), где была выявлена обратная связь показателей КЖ и возраста. Среди исследуемых наиболее высокие показатели КЖ у учащихся (более 80 баллов по стандартизированной шкале) [2]. В нашем исследовании выявлена прямая связь между стадией заболевания и возрастом пациентов с ОА коленных суставов, так в возрастной группе до 30 лет у всех больных отсутствовали рентгенологические признаки гонартрита. Наоборот, у пациентов старше 60 лет преобладала вторая стадия - 24 (82,8 %), корреляционный анализ показал, что возраст был значимо связан со стадией ОА (r2 = 0,795, р < 0,001). За исключением пациентов с инвалидностью и учащихся, у остальных лиц с разным социальным статусом преобладала первая стадия ОА. Вероятнее всего, такое распределение связано с возрастом (на служащих, рабочих, инженеров, предпринимателей, неработающих и состоящих в центре занятости населения приходилось 95 % лиц 30-59 лет). При дальнейшем анализе субпопуляций было установлено, что заболевания костно-суставной системы (остеохондроз позвоночника, остеоартрит кистей рук и тазобедренного сустава) преобладали именно у группы учащихся (указали 31 из 62 респондентов). Также среди учащихся у 28 (45,2 %) обследованных не было сопутствующей патологии, только у 3 (5,0 %) выявлен сахарный диабет. С учетом того, что на первую стадию ОА пришлось 228 (43,2 %) случаев, это объясняет тот факт, что большинство лиц с коморбидными состояниями (ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь, язвенная болезнь и полиморбидные состояния) имели первую стадию ОА. Самые высокие показатели КЖ по SF-36 (более 80 баллов по всем восьми шкалам) были отмечены у пациентов с нулевой стадией ОА, причем наилучшими были показатели в 84,2 балла у интенсивности боли (95 % ДИ: 71,6-96,8) и общего состояния здоровья (95 % ДИ: 71,8-96,6). Минимальный показатель в 81,5 (95 % ДИ: 67,0-96,0) балла был у социального функционирования, что может говорить о том, что начинающиеся заболевания в первую очередь влияют на физическое и/или эмоциональное состояние, которое ограничивает социальную активность такого пациента, сокращая его социальные контакты, уровень общения в связи с ухудшением физического и эмоционального состояния. У пациентов с первой стадией ОА несколько иная картина: на фоне прогрессирующего снижения всех показателей SF-36 в сравнении с нулевой стадией в первую очередь идет снижение показателей психического здоровья 55.8 (95 % ДИ: 40,3-71,3), характеризующееся депрессией, тревогой и резким снижением показателя положительных эмоций; а также ролевого функционирования, обусловленное эмоциональным состоянием, 55.9 (95 % ДИ: 41,4-70,4) балла - эмоциональное состояние начинает вмешиваться у таких пациентов в выполнение работы и повседневной деятельности. Меньше всего страдает физическое функционирование - 58,6 (95 % ДИ: 42,8-74,4) балла. Анализ 46 Экология человека 2017.06 Медицинская экология КЖ пациентов со второй стадией ОА выявил, что дальнейшее прогрессирование заболевания способно усугублять снижение показателей психического здоровья 48,2 (95 % ДИ: 19,6-76,8) балла, а также жизненной активности 48,2 (95 % ДИ: 19,7-76,7) балла и социального функционирования 48,2 (95 % ДИ: 20,9-75,5) балла. Ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием, длительное время остается на достаточно удовлетворительном уровне 56,6 (95 % ДИ: 25,8-84,7) балла. Наибольшее влияние на КЖ учащихся оказывает психическое здоровье, что носит сезонный характер и, как правило, совпадает с периодами сессий в учебных учреждениях. Однако в нашем исследовании серьезных психических расстройств у этой группы обследуемых не отмечено. Поскольку ни у кого из учащихся не было выявлено рентгенологических признаков ОА, показатель физической боли 82,9 (95 % ДИ: 67,9-97,9) балла практически не оказал влияния на их КЖ. Самые низкие показатели КЖ отмечены среди лиц с инвалидностью, причем наиболее значимое снижение отмечено по шкалам физической боли - до 37,7 (95 % ДИ: 15,6-58,9) балла, ролевого эмоционального функционирования - 42,6 (95 % ДИ: 21,8-63,4) балла и жизнеспособности - 43,8 (95 % ДИ: 17,7-69,9) балла. Именно у этой группы лиц чаще регистрировали депрессивные состояния. Учитывая средний возраст пациентов 62,1 (95 % ДИ: 57,5-66,7) года и наличие коморбидных состояний, у таких пациентов можно ожидать меньшую сопротивляемость к болезням и отсутствие перспектив лечения из-за ожидания ухудшения общего состояния здоровья [2]. У этой субпопуляции также преобладала - 10 (66,7 %) пациентов вторая стадия ОА, что оказало существенное негативное влияние на выраженность физической боли 46,0 (95 % ДИ: 20,4 - 71,6) балла. Подобные результаты получены А. А. Новик, Т. И. Ионовой [15], где у лиц с инвалидностью показатели физической боли были снижены на уровень менее 50 баллов и оказывали существенное влияние на физическую активность и объем выполняемой работы. В нашем исследовании в остальных социальных группах значимых различий между шкалами не выявлено. Однако в ряде других исследований было показано, что КЖ зависит от уровня образования и характера трудовой деятельности пациентов [4, 5]. Так, у лиц, занятых умственным трудом, КЖ выше в сравнении с лицами рабочих специальностей, особенно по шкале психологического здоровья. В исследовании A. Lopes еt al. [22] такой связи не обнаружено. Наибольшее влияние на КЖ оказывают комор-бидные состояния, в частности полиморбидность и язвенная болезнь, и в первую очередь реагирует показатель социального функционирования, при по-лиморбидности также существенно снижается уровень психического здоровья [17]. Наши данные согласуются с исследованием В. А. Стародубова, А. В. Староду бовой [16], который при язвенной болезни отмечал снижение показателей КЖ по всем шкалам опросника SF-36, но в первую очередь за счет уменьшения физической и социальной активности. Общеизвестно, что полиморбидные состояния встречаются в основном у лиц старшего возраста. В нашем исследовании у всех 15 пациентов эти состояния были зарегистрированы в возрасте старше 40 лет. По данным Л. Б. Лазебник [11], после 45 лет полиморбидные состояния регистрируются у 60 % пациентов, достигая 95-98 % у лиц старше 60 лет. В нашем исследовании у 90 % пациентов с сопутствующей патологией была инвалидность, не связанная с ОА. У 4 (44,4 %) из 9 больных вторая, а у 5 (55,6 %) третья группа инвалидности. В работе И. А. Васильевой [4] было показано, что именно стойкая утрата трудоспособности приводит к нарушению социальной адаптации лиц, в первую очередь это происходит за счет снижения такого показателя КЖ, как психическое здоровье, и проявляется суицидальными и депрессивными настроениями, а также низкими показателями шкал физической боли и социального функционирования - более 50 % от максимально возможной величины. В нашем исследовании наибольшее снижение происходило у лиц с полимор-бидностью по шкале психического здоровья - 39,7 (95 % ДИ: 24,4-55,0) балла, а также по шкале социального функционирования - до 44,3 (95 % ДИ: 22,9-65,7) балла, различия между группами достигали статистически значимых величин. Несмотря на достаточно низкий показатель уровня физической боли (в среднем 58,5 (95 % ДИ: 35,2-81,8) балла), различия не достигали статистической значимости. Таким образом, впервые проведенный анализ стандартизованных показателей КЖ по общему опроснику SF-36 у пациентов с гонартритами 0-2 стадий выявил снижение по всем шкалам. В первую очередь ОА влияет на психологическое состояние пациента, причем такие пациенты могут не испытывать сильного дискомфорта от физической боли и длительное время активно выполнять социальные функции без их ограничения. Значительное влияние на КЖ оказывает возраст, а полиморбидные состояния, ассоциированные с инвалидностью, существенно снижают такие показатели КЖ, как психическое здоровье и социальное функционирование, что должно быть принято во внимание при оценке состояния таких пациентов. У пациентов с 0-2 стадиями остеоартрита наибольшее влияние на качество жизни оказывают показатели социального функционирования и психического здоровья.

  1. Алексеева Л. И. Современные возможности выбора терапии при остеоартрозе // Ревматология, травматология и ортопедия. 2014. № 2. С. 32-39.
  2. Амирджанова В. Н., Горячев Д. В., Коршунов Н. И., Ребров А. П., Сороцкая В. Н. Популяционные показатели качества жизни по опроснику SF-36 (результаты много центрового исследования качества жизни «Мираж») // Научно-практическая ревматология. 2008. № 1. С. 39-48.
  3. Брагина С. В., Матвеев Р. П. Роль локальной инъекционной терапии в улучшении качества жизни пациентов с гонартрозом // Экология человека. 2015. № 8. С. 48-52.
  4. Васильева И. А. Качество жизни больных при различных заболеваниях // Российский медицинский журнал. 2010. № 3. С. 26-31.
  5. Горин А. А., Денисов А. Ю., Шило В. Ю. Комплексный подход к оценке качества жизни больных. // Клиническая медицина. 2011. № 3. С. 75-84.
  6. Гудков А. Б., Дёмин А. В. Особенности постурального баланса у мужчин пожилого и старческого возраста с синдромом страха падения // Успехи геронтологии. 2012. Т. 25, № 1. С. 166-170.
  7. Дёмин А. В., Гудков А. Б., Грибанов А. В. Особенности постуральной стабильности у мужчин пожилого и старческого возраста // Экология человека. 2010. № 12. С. 50-54.
  8. Иголкина Е. В. Современные представления о формировании механизмов болевого синдрома у пациентов с остеоартрозом. Рациональная фармакотерапия // Современная ревматология. 2014. № 3. С 1-7.
  9. Ионова Т. И., Новик А. А., Тандек Б. и др. Качество жизни здорового населения Санкт-Петербурга // Тезисы докладов Всероссийской конференции с международным участием «Исследование качества жизни в медицине». Санкт-Петербург, 2000. С. 54-57.
  10. Койлубаева Г. М. Качество жизни больных ревматоидным артритом и некоторые фармакоэкономические аспекты заболевания: дис.. канд. мед. наук, Москва, 2005. 195 с.
  11. Лазебник Л. Б. Старение и полиморбидность // Consilium medicum. 2010. № 12, т. 7. С. 125-128.
  12. Матвеев Р. П., Брагина С. В. Социальная характеристика амбулаторных больных остеоартрозом коленного сустава // Экология человека. 2011. № 4. С. 50-55.
  13. Медик В. А., Токмачев М. С. Руководство по статистике здоровья и здравоохранения. М.: Медицина, 2006. 528 с.
  14. Насонов Е. Л., Насонова В. А. Ревматология. Национальное руководство. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2015. 720 c.
  15. Новик А. А, Ионова Т. И. Руководство по исследованию качества жизни в медицине. 2-е изд. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2007. 313 с.
  16. Стародубов В. А., Стародубова А. В. Изучение качества жизни у больных с язвенной болезнью // Бюллетень медицинских интернет-конференций. 2013. № 3. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/izuchenie-kachestva-zhizni-u-bolnyh-s-yazvennoy-boleznyu (дата обращения: 01.02.2016)
  17. Сугоняко Е. А., Петрова М. М., Цуканов В. В. Определение качества жизни у больных с осложненным и неосложненным течением язвенной болезни // Терапия и диагностика заболеваний внутренних органов: матер. второго Сиб. конгр. «Человек и лекарство». Красноярск, 2014. С. 228-230.
  18. Чучалин А. Т. Качество жизни у больных бронхиальной астмой и хронической обструктивной болезнью легких. М.: Атмосфера, 2014. 253 с.
  19. Altman R. D., Brandt K., Hochberg M. Design and conduct of clinical trials in patients with osteoarthritis; recommendations from a task force of the Osteoarthritis research Society // Osteoarthritis Cartilage. 1996. N 4. P. 217-243.
  20. Amoako A. O., Pujalte G. G. Osteoarthritis in Young, Active, and Athletic Individuals // Clin Med Insights Arthritis Musculoskelet Disord. 2014. N 7. P. 27-32. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4039183/ (дата обращения: 01.02.2016)
  21. Canizares M., Power J. D., Perruccio A. V., Badley E. M. Association of regional racial/cultural context and socioeconomic status with arthritis in the population: A multilevel analysis // Arthritis Rheum. 2008. N 59. P. 399-407.
  22. Lopes Ruz A., Ruiz PerezL, Rodriguez Bano J., Arco Jimenez A. Health-related quality of life of patients: Impact of sociodemographic, clinical and psychosocial factors // Qual Life Res.2013. N 16 (8). Р. 36-39.
  23. Murphy L., Schwartz T. A., Helmick C. G., et al. Lifetime risk of symptomatic knee osteoarthritis // Arthritis Rheum. 2008. N 59. P. 1207-1213.
  24. Murphy L. B., Helmick C. G., Schwartz T. A., et al. One in four people may develop symptomatic hip osteoarthritis in his or her lifetime // Osteoarthritis Cartilage. 2010. N 18. P. 1372-1379.
  25. Ware J. Е., Snow К. К., Kosinski М., Gandek В. Sf-36 Health Survey // Manuel and Interpretation Guide, Lincoln, RI’. Quality Metric Incorporated, 2000. 150 p.
Views

Abstract - 257

PDF (Russian) - 130

Cited-By

Article Metrics

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Проверка арабской версии «Краткого опроса о состоянии здоровья, состоящего из 12 пунктов» (SF-12) на выборке взрослых ливанцев | Архив общественного здравоохранения

Дизайн исследования и выборка

В перекрестном исследовании, проведенном в период с июля по ноябрь 2019 г., приняли участие 269 человек, проживающих в общинах. В 2019 году общая численность населения Ливана составляла 6 855 713 человек, распределенных по 24 округам (Каза) восьми провинций Ливана (Мохафаза). Метод кластерной выборки был использован для отбора пропорциональной выборки из ливанских деревень (по две на каждый город) в соответствии со списком, выпущенным Центральным статистическим агентством Ливана.Домохозяйства были выбраны случайным образом в выбранных деревнях из списка, составленного муниципалитетами. Сбор данных проводился с использованием личных интервью с участниками, которые согласились записаться. Право на участие было установлено в возрасте 18 лет и старше. Исключались люди с когнитивными нарушениями (затруднения при заполнении анкеты).

Перед включением участникам были разъяснены цели и методология исследования, и их анонимность была гарантирована. Участие было добровольным, и участники не получали никаких поощрений за участие в исследовании.

Расчет размера выборки

Согласно исследованию Комри и Ли [28], для процесса валидации шкалы необходимо 5–10 наблюдений на каждый элемент. Таким образом, размер выборки, необходимый для проверки шкалы SF-12, составлял 120 участников.

Процедура

Два независимых от исследования персонала выполнили сбор данных посредством интервью с участниками. Опрос проводился на арабском языке (родном языке в Ливане) и состоял из закрытых вопросов.

Анкета

Анкета состояла из двух разделов.В первом разделе собрана информация о социально-демографических характеристиках участников (возраст, пол, семейное положение, статус занятости, ежемесячный доход и уровень образования). Ежемесячный доход был разделен на низкий <1 000 долларов США, средний 1 000–2 000 долларов США и высокий> 2 000 долларов США. Бинарный вопрос был использован для оценки наличия / отсутствия соматического заболевания. Независимый от исследования психолог оценил наличие психического заболевания.

Второй раздел состоял из Краткого обзора состояния здоровья (SF-12).

Шкала SF-12

Эта короткая версия инструмента SF-36 состоит из 12 пунктов и восьми шкал: физическое функционирование (PF), ограничения ролей из-за физических проблем (RP), телесная боль (BP), общее состояние здоровья ( GH), жизнеспособность (VT), социальное функционирование (SF), ограничения ролей из-за эмоциональных проблем (RE) и предполагаемое психическое здоровье (MH). Он имеет 35 возможных переменных индикатора выбора ответа; например, элемент физического функционирования имеет три категории выбора ответа: 1 (да, ограничено много), 2 (да, немного ограничено), 3 (нет, совсем не ограничено).Сводные оценки физического (PCS) и психического здоровья (MCS) рассчитываются с использованием оценок по 12 пунктам в диапазоне от 0 до 100, где ноль отражает самый низкий уровень здоровья, а 100 - самый высокий уровень [29]. Оценка SF-12 была рассчитана с использованием алгоритма оценки, основанного на нормах США, в программном обеспечении SPSS (Статистический пакет для социальных наук) [29]. PCS-12 и MCS-12 были вычислены путем умножения каждой индикаторной переменной на соответствующий физический и умственный регрессионный вес и суммирования 35 индикаторных переменных [29].Отдельные элементы SF-12 были перекодированы, суммированы и преобразованы, пропущенные значения вменялись в соответствии с рекомендациями [29]. Субъекты с отсутствующими баллами по шкале исключались из анализа по списку. Использовалась арабская версия SF-12 [25], и разрешение на ее проверку было получено от автора, профессора Джона Э. Уэра.

Статистический анализ

Данные были проанализированы с помощью программного обеспечения SPSS версии 25. Была проведена описательная оценка. Отсутствующие значения не заменялись, поскольку они составляли менее 5% по каждой переменной.Для непрерывных переменных использовались средние значения и стандартные отклонения, а для категориальных переменных - подсчеты и проценты. Сравнение средних значений проводили с использованием непараметрических тестов (тесты Краскела-Уоллиса и Манна-Уитни), поскольку предположение о нормальности не было нормально распределенным (p-значение критерия Шапиро-Уилка <0,05). Корреляция Спирмена использовалась для линейной корреляции между непрерывными переменными. Значение p <0,05 считалось значимым.

Дискриминантная валидность, конвергентная валидность и номинальная валидность были оценены, чтобы показать, насколько хорошо инструмент измеряет предполагаемую конструкцию.

Достоверность SF-12 оценивалась путем измерения степени, в которой SF-12 различала социально-демографические характеристики, различающиеся в зависимости от пола, возраста и уровня образования. Согласно предыдущим исследованиям, женщины, пожилые люди и люди с более низким уровнем образования имеют более низкие показатели качества жизни.

Конвергентная валидность оценивалась с использованием коэффициента корреляции Пирсона для корреляций шкалы элементов. Ожидалось, что оценки PF, RP, BP и GH будут больше коррелировать с PCS-12, тогда как оценки VT, SF, RE и MH будут больше коррелировать с MCS-12.

Фактическая достоверность - это степень, в которой SF-12 субъективно рассматривается как охватывающая концепцию, которую он призван измерять. Следовательно, ожидается, что SF-12 будет тесно связан с наличием физических и психических заболеваний среди участников.

Кроме того, для оценки структурной достоверности SF-12 был применен исследовательский факторный анализ (EFA) с использованием анализа главных компонентов с ротацией promax. Мера адекватности выборки Кайзера-Мейера-Олкина (KMO) и тест сферичности Бартлетта были рассчитаны для обеспечения адекватности модели.Факторы со значениями собственных значений больше единицы были сохранены, и метод осыпи был использован для определения количества компонентов для извлечения [30]. Учитывались только предметы с нагрузкой более 0,4 [31].

Кроме того, альфа Кронбаха была записана для оценки надежности.

Мы измеряем здоровье | QualityMetric

Состояние ВыбратьALAKAZCACOCTDEDCFLGAHIIDILINIAKSKYLAMEMDMAMIMNMSMOMTNBNVNHNJNMNYNCNDOHOKORPAPRRISCSDTNTXVAWAWVWIWY

Страна SelectArubaAfghanistanAngolaAnguillaÅland IslandsAlbaniaAndorraUnited Arab EmiratesArgentinaArmeniaAmerican SamoaAntarcticaFrench Южный TerritoriesAntigua и BarbudaAustraliaAustriaAzerbaijanBurundiBelgiumBeninBonaire, Синт-Эстатиус и SabaBurkina FasoBangladeshBulgariaBahrainBahamasBosnia и HerzegovinaSaint BarthélemyBelarusBelizeBermudaBolivia, многонациональное государство ofBrazilBarbadosBrunei DarussalamBhutanBouvet IslandBotswanaCentral Африканский RepublicCanadaCocos (Килинг) IslandsSwitzerlandChileChinaCôte d'IvoireCameroonCongo, Демократическая Республика theCongoCook IslandsColombiaComorosCape VerdeCosta RicaCubaCuraçaoChristmas IslandCayman IslandsCyprusCzech RepublicGermanyDjiboutiDominicaDenmarkDominican RepublicAlgeriaEcuadorEgyptEritreaWestern SaharaSpainEstoniaEthiopiaFinlandFijiFalkland острова (Мальвинские ) Франция, Фарерские острова, Микронезия, Федеративные Штаты Габон, Соединенное Королевство, Грузия, Гернси, Гана, Гибралтар, Гвинея, Гваделупа, Гамбия, Гвинея-Бисау, Экваториальная Гвинея, Греция, Гренада, Гренландия. GuatemalaFrench GuianaGuamGuyanaHong Island KongHeard и McDonald IslandsHondurasCroatiaHaitiHungaryIndonesiaIsle из ManIndiaBritish Индийского океана TerritoryIrelandIran, Исламская Республика ofIraqIcelandIsraelItalyJamaicaJerseyJordanJapanKazakhstanKenyaKyrgyzstanCambodiaKiribatiSaint Киттс и NevisKorea, Республика ofKuwaitLao Народная Демократическая RepublicLebanonLiberiaLibyaSaint LuciaLiechtensteinSri LankaLesothoLithuaniaLuxembourgLatviaMacaoSaint Мартин (французская часть) MoroccoMonacoMoldova, Республика ofMadagascarMaldivesMexicoMarshall IslandsMacedonia, бывшая югославская Республика ofMaliMaltaMyanmarMontenegroMongoliaNorthern Mariana IslandsMozambiqueMauritaniaMontserratMartiniqueMauritiusMalawiMalaysiaMayotteNamibiaNew CaledoniaNigerNorfolk IslandNigeriaNicaraguaNiueNetherlandsNorwayNepalNauruNew ZealandOmanPakistanPanamaPitcairnPeruPhilippinesPalauPapua Новый GuineaPolandPuerto Рико, Корейская Народно-Демократическая Республика, Португалия, Парагвай, Палестина, Государство Французская Полинезия, Катар, Реюньон, Румыния, Россия п FederationRwandaSaudi ArabiaSudanSenegalSingaporeSouth Грузия и Южные Сандвичевы IslandsSaint Елены, Вознесения и Тристан-да CunhaSvalbard и Ян MayenSolomon IslandsSierra LeoneEl SalvadorSan MarinoSomaliaSaint Пьер и MiquelonSerbiaSouth SudanSao Томе и PrincipeSurinameSlovakiaSloveniaSwedenSwazilandSint Маартен (Голландская часть) SeychellesSyrian Arab RepublicTurks и Кайкос IslandsChadTogoThailandTajikistanTokelauTurkmenistanTimor-LesteTongaTrinidad и TobagoTunisiaTurkeyTuvaluTaiwan, провинция ChinaTanzania, Объединенная Республика Уганда Украина Малые отдаленные острова США Уругвай Соединенные Штаты Узбекистан Святое море (Ватикан) Сент-Винсент и Гренадины Венесуэла, Боливарианская Республика Виргинские острова, Британские Виргинские острова, США.Южный Вьетнам ВануатуУоллис и Футуна Самоа ЙеменЮжная Африка Замбия Зимбабве

* Пожалуйста, убедитесь, что все поля заполнены правильно. Поля красного цвета недействительны или неполны.

Русскоязычная версия Висконсинского опросника для оценки качества жизни больных мочекаменной болезнью (Wisconsin Stone-QOL (WISQOL)): результаты пилотного исследования

Шестаев А.Ю., Паронников М.В., Протощак В.В., Синельников Л.М., Карпущенко Э.Г., Киселев А.О.

Информация об авторах:

  • Шестаев А.Ю. - д.т.н., доцент, заведующий кафедрой урологии Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова Министерства обороны Российской Федерации, г. Санкт-Петербург, e-mail: [email protected]
  • Пароников М.В. - к.м.н., врач уролог урологической клиники Военно-медицинской академии им. Аера С.М. Кирова Министерства обороны Российской Федерации, Санкт-Петербург, e-mail: [email protected]
  • Протощак В.В. - доктор физико-математических наук, доцент, заместитель заведующего кафедрой урологии Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова Министерства обороны Российской Федерации, Санкт-Петербург, e-mail: [email protected]
  • Синельников Л.М. - кандидат медицинских наук, заведующий урологическим отделением урологической клиники Военно-медицинской академии им.М. Кирова »Министерства обороны Российской Федерации, г. Санкт-Петербург, e-mail: [email protected]
  • Карпущенко Е.Г. - адъюнкт урологического факультета Военно-медицинской академии имени Агера С.М. Кирова Министерства обороны Российской Федерации, Санкт-Петербург
  • Киселев А.О. - клинический ординатор урологической клиники Военно-медицинской академии имени А.С.М. Кирова »Министерства обороны Российской Федерации, г. Санкт-Петербург, e-mail: kisart1993 @ yandex.ru

Целью исследования являлась валидация русскоязычной версии Висконсинского опросника качества жизни (WISQOL) у пациентов с мочекаменной болезнью.

Материал и методы: языковая адаптация оригинального WISQOL включала стандартные этапы: перевод, обратный перевод, пилотное исследование. Из 108 пациентов, прошедших лечение по поводу мочекаменной болезни, заполнили русскоязычные версии анкет WISQOL и SF-36. Респонденты заполняли анкеты до и через 1 месяц после лечения.Проанализированы психометрические свойства WISQOL.

Результаты: внутренняя согласованность (коэффициент Кронбаха: 0,71–0,99) и повторяемость тест-ретестового анализа метода были удовлетворительными для всех областей (социальная, эмоциональная, жизнеспособность и влияние на здоровье). Конвергентная достоверность была определена путем установления корреляции между шкалами WISQOL и SF36. Установлено надежное ненулевое соединение. Анализ чувствительности к изменениям выявил значительное улучшение во всех областях (р <0.05).

Выводы: Русская версия WISQOL - действующий и надежный инструмент с высокой чувствительностью для оценки качества жизни больных мочекаменной болезнью. Анкета WISQOL может использоваться как для оценки эффективности различных методов лечения, так и для повышения качества помощи, оказываемой пациентам с мочекаменной болезнью.

Авторы заявляют об отсутствии возможных конфликтов интересов.

Приставка Размер
Скачать 228.48 КБ

Ключевые слова: Качество жизни, мочекаменная болезнь, Опросник качества жизни Висконсин Стоун

Качество жизни египетских детей с бета-тальссемией | Кровь

Бета-талассемия - это наследственное заболевание, связанное с геном гемоглобина, при котором страдающие люди сталкиваются с многочисленными физическими и эмоциональными проблемами.Хронический гемолиз, анемия и повышенная потребность в переливании крови приводят к обезображивающим деформациям костей, прерыванию повседневной жизни и частым госпитализациям.

Для характеристики психосоциального бремени среди детей с β-талассемией в Египте и изучения корреляции показателей качества жизни с демографическими и социальными переменными в этой популяции.

Методы: Мы провели аналитическое проспективное эпидемиологическое исследование для определения результатов КЖ у детей с большой β-талассемией.Арабский вариант краткой анкеты 36 для обследования состояния здоровья (SF-36) был заполнен родителями (Coons et al., 1998). Анкета включает 8 категорий: физическое функционирование, физическая роль, эмоциональная роль, жизнеспособность, благополучие, социальное функционирование, боль и общее состояние здоровья. Общий балл по этим 8 категориям колеблется от 0 до 100 с обозначениями слабый (<20), плохой (21-40), хороший (41-60), очень хороший (61-80) и отличный (> 81). (Montazert et al., 2005). Анализ данных выполнялся с помощью SPSS 18 (Статистический пакет для научных исследований) для Windows.Была определена корреляция показателей качества жизни с демографическими, клиническими и социальными характеристиками, в том числе: возраст (<50 месяцев, 50-100 месяцев,> 100 месяцев), пол, происхождение (городское или сельское), уровень образования матери и зависимость от регулярного переливания крови (NTD и TD) с использованием критерия хи-квадрат (точный критерий Фишера). тест) корреляции. Сообщалось, что результаты были статистически значимыми, если значение p ≤ 0,05.

Результаты : Всего 64 пациента с гомозиготной β-талассемией.Было 32 мужчины и 32 женщины со средним возрастом 59,48 месяцев (24 - 156). Тридцать шесть случаев были зависимыми от переливания крови (TD), в то время как 28 не были зависимыми от переливания (NTD). Тридцать четыре пациента приехали из городских районов и 30 - из сельской местности. Средние баллы по 8 индексам опросника SF-36 показаны в таблице 1, в то время как средние баллы по 8 индексам теста SF-36 для разных групп переливания крови (не зависимый от крови NBD и зависимый от крови BD). показаны в Таблице 2, где t-критерий для независимых выборок использовался для проверки наличия статистической значимости между двумя группами.

Средняя физическая роль составила 44 (39,22), а средняя эмоциональная роль - 61,39 (38,37). Возраст и пол не повлияли на качество жизни пациентов. Результаты показали значительную связь между более низким уровнем образования матери и хроническим переливанием крови с более низкими показателями физического и эмоционального качества жизни.

Заключение: Дети с β-талассемией имеют низкие показатели качества жизни. Хроническое переливание крови и недостаток образования матери связаны с более низкими оценками качества жизни в этой популяции.Для поддержки детей с β-талассемией в развивающихся странах необходимы программы по работе с населением и просвещение родителей.

Таблица 1:

взаимосвязь между физической ролью и различными характеристиками

Характеристики пациента . p-значение .
Пол 0,345
Возраст 0,354
Переливание крови 0.004 *
Происхождение (город, село) 0,770
Уровень образования матери 0,000 *
* статистически значимые результаты.
Характеристики пациента . p-значение .
Пол 0,345
Возраст 0,354
Переливание крови 0.004 *
Происхождение (город, село) 0,770
Уровень образования матери 0,000 *
* статистически значимые результаты.
Таблица 2:

корреляция между эмоциональной ролью и различными характеристиками

статистически значимые результаты .
Характеристики пациента . p-значение .
Пол 0.239
Возраст 0,343
Переливание крови 0,276
Происхождение (город, село) 0,142
Уровень образования матери 0,00692
статистически значимые результаты .
Характеристики пациента . p-значение .
Пол 0.239
Возраст 0,343
Переливание крови 0,276
Происхождение (город, село) 0,142
Уровень образования матери 0,00692
Таблица 3:

Средние баллы участников по 8 показателям теста SF-36

Эмоциональная роль (12101) (16.07)
Показатели SF-36 . Средние баллы
пациентов с ДНТ (стандартное отклонение)
.
Средние баллы
пациентов с TD (SD) .
t-тест
P-значение .
Физическое функционирование 70,41 (22,12) 47,44 (22,15) 0,000 *
Физическая роль 63,61 (34,77) 28,76 (35,92) 90,00092 62.29 (34,28) 60,69 (41,74) 0,87
Vitality 52,32 (22,34) 38,75 (18,41) 0,01 *
Благополучие 0,34
Социальное функционирование 71,30 (22,90) 60,26 (20,99) 0,049 *
Боль 68,14 (24,51) 61,0810 (24,5101) 61,0810 (24,5101) 90.258
Общее состояние здоровья 55,98 (26,36) 41,72 (22,77) 0,024 *
* статистически значимые результаты.
07)
Индексы SF-36 . Средние баллы
пациентов с ДНТ (стандартное отклонение)
.
Средние баллы
пациентов с TD (SD) .
t-тест
P-значение .
Физическое функционирование 70.41 (22,12) 47,44 (22,15) 0,000 *
Физическая роль 63,61 (34,77) 28,76 (35,92) 0,000 *
Эмоциональная роль 60,69 (41,74) 0,87
Жизнеспособность 52,32 (22,34) 38,75 (18,41) 0,01 *
Благополучие 66,85 (12,52) 63,32 (16102) 0,34
Социальное функционирование 71,30 (22,90) 60,26 (20,99) 0,049 *
Боль 68,14 (24,51) 61,08 (24,5107) Общее состояние здоровья 55,98 (26,36) 41,72 (22,77) 0,024 *
* статистически значимые результаты.

Раскрытие информации

Нет значимого конфликта интересов для объявления.

Digital - Наше последнее мышление | EY

Ожидаемый рост заболеваемости раком может быть отнесен на счет людей, живущих дольше; растущая подверженность факторам риска, особенно в странах с низким и средним уровнем дохода; и ожидаемый рост заболеваемости среди молодых людей.

Хотя мы еще не выиграли войну с раком, мы выигрываем некоторые битвы. За последние 30 с лишним лет показатели выживаемости удвоились, и люди живут с раком дольше, чем когда-либо прежде. Новые методы лечения помогают пациентам отсрочить обострение болезни или снизить вероятность рецидива, одновременно улучшая качество их жизни в целом.

В области науки мы являемся свидетелями того, что эксперты называют «золотым веком» исследований и открытий в области рака. Мы знаем, что рак - это не одна, а множество болезней, а на самом деле их более 200. И наши знания и методы борьбы с этими заболеваниями быстро растут.

Некоторые из самых захватывающих и изменяющих жизнь возможностей для пациентов с раком и другими серьезными заболеваниями связаны с клеточной и генной терапией (CGT). Клеточная терапия направлена ​​на лечение болезни путем восстановления или изменения определенных наборов клеток или использования клеток для проведения терапии по телу.Генная терапия заменяет, инактивирует или вводит гены в клетки. Методы лечения, которые считаются как клеточной, так и генной терапией, изменяют гены в определенных типах клеток и вводят их в организм.

Клеточная и генная терапия не только сложны в создании и применении, но и очень дороги и доступны лишь небольшому количеству людей. EY изучила, как это может помочь преобразовать лечение онкологии и других серьезных заболеваний, обеспечивая высокоэффективное, действенное и безопасное предоставление индивидуализированных методов лечения в коммерческих масштабах.

Команда EY использовала свои сильные стороны с помощью данных, технологий и доверия, чтобы разработать полностью подключенную инфраструктуру данных - Pointellis ™ - с соответствующими возможностями и услугами. Эта цифровая магистраль ускоряет поток информации по всей производственно-сбытовой цепочке, помогая пациентам получать необходимую им помощь, в то же время революционизируя результаты лечения пациентов.

Эта инфраструктура данных ускорит предоставление этих жизненно важных методов лечения, сведет к минимуму дорогостоящие ошибки, предотвратит дублирование системных затрат и сделает их доступными для всех, кто может извлечь из них пользу.

Результаты для здоровья, которые когда-то были невообразимы, теперь достижимы.

«Индивидуальные методы лечения могут значительно улучшить результаты лечения рака и облегчить бремя этих катастрофических заболеваний», - говорит Памела Спенс, руководитель глобальной службы здравоохранения и индустрии здорового образа жизни EY. «Это не только меняет правила игры в лечении рака, но и может применяться при ряде других очень изнурительных заболеваний».

Генная терапия развивалась почти 40 лет, но сейчас она набирает обороты.В 2017 году Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) одобрило первые методы генной терапии. Хотя в 2019 году было получено только одно одобрение, агентство ожидает удвоения новых заявок на генную терапию каждый год. Скотт Готтлиб, бывший комиссар FDA, предсказал, что к 2025 году США будут ежегодно утверждать от 10 до 20 различных генных терапий.

Тем не менее, эволюция парадигмы лечения рака от массового (1 для многих) к индивидуализированному (N из 1) создает значительные проблемы, которые будут множиться по мере увеличения количества вариантов CGT и их использования.

«В этих процедурах используется собственная кровь или ткань пациента, которая трансформируется в индивидуальную терапию, а затем повторно вводится. Здесь нет права на ошибку - система должна доставлять нужное лекарство нужному пациенту в нужное время и в нужном месте каждый раз », - говорит Адлай Голдберг, руководитель отдела глобальных цифровых, социальных и коммерческих инноваций EY в области медико-биологических наук.

Операционные требования для индивидуального ухода

Единственный способ сделать клеточную и генную терапию реальностью в масштабе - это создать экосистему, в которой различные заинтересованные стороны будут работать вместе и обмениваться данными и информацией, которым все они доверяют.Сюда входят пациенты, поставщики медицинских услуг, компании, оказывающие медицинские услуги, страховщики, плательщики и биофармацевтическая промышленность. Ни один игрок - независимо от того, насколько он умен или хорошо финансируется - не может сделать это в одиночку.

По-настоящему индивидуальный уход требует безошибочного результата от начала до конца. Это означает создание отказоустойчивой цепочки создания стоимости с гораздо большей прозрачностью и пониманием в реальном времени того, что происходит с каждым отдельным пациентом на протяжении всего курса лечения в любой момент времени.Как EY подошла к этой задаче? Задавая правильные вопросы.

Отчет о хакерских атаках со стороны России, выпущенный разведывательным сообществом

Президент России Владимир Путин приказал провести кампанию, включающую тайные разведывательные операции и открытую пропаганду, чтобы подорвать веру в выборы в США, унизить Хиллари Клинтон и повысить шансы Дональда Трампа на выборах, говорится в отчете разведывательного сообщества. выпущен в пятницу днем.

«Мы оцениваем, что президент России Владимир Путин приказал в 2016 году провести кампанию влияния, направленную на президентские выборы в США.Цели России заключались в том, чтобы подорвать веру общества в демократический процесс в США, очернить госсекретаря Клинтон и нанести ущерб ее избранию и потенциальному президентству. Мы также оцениваем, что Путин и правительство России явно отдали предпочтение избранному президенту Трампу », - говорится в отчете.

Разведка о русском взломе 03:16


В отчете, подготовленном ЦРУ, ФБР и АНБ и выпущенном в виде 15-страничной рассекреченной версии, говорится, что действия России во время выборов 2016 года были частью давнего желания Москвы подорвать политику США.С. демократический процесс, но их усилия на этот раз активизировались.

«Эти действия продемонстрировали значительную эскалацию непосредственности, уровня активности и масштабов усилий по сравнению с предыдущими операциями», - говорится в отчете, который был представлен президенту Обаме в четверг и о котором г-н Трамп был проинформирован в пятницу.

Российские спецслужбы, как подтверждается в отчете, проводили кибератаки, нацеленные на «обе основные политические партии США». Как сообщалось ранее, оценка подтвердила уверенность спецслужб в том, что ГРУ, военная разведка России, использовала Guccifer 2.0 и DCLeaks.com, чтобы опубликовать данные о жертвах из США, а также передал WikiLeaks материалы, полученные от Национального комитета Демократической партии и высокопоставленных представителей Демократической партии.

Помимо этих взломов, в отчете говорится, что российская разведка получила и сохранила доступ к «элементам нескольких государственных или местных избирательных комиссий США». Тем не менее, по оценке DHS, «типы систем, на которые нацелены или взломаны российские субъекты, не участвовали в подсчете голосов».

Конвей на брифинге Трампа 05:28

Россия также полагалась на свои правительственные агентства, сторонних посредников, финансируемые государством СМИ и «платных пользователей социальных сетей», чтобы вести кампанию по рассылке сообщений против США.С. выборы. Директор национальной разведки Джеймс Клэппер сказал, что это было частью «многогранных» усилий, давая показания перед комитетом Сената по вооруженным силам на слушаниях в четверг.

Актуальные новости

Три агентства ясно дали понять в своем отчете в пятницу, что им поручено только «отслеживать и оценивать намерения, возможности и действия иностранных игроков». Они не оценивали, повлияла ли деятельность России на выборы - они не анализируют «политические процессы в США или общественное мнение в США», говорится в докладе.

Москва, как предполагалось в отчете, извлекла уроки из этой управляемой Путиным кампании, которая будет использована для «будущих усилий по оказанию влияния во всем мире, в том числе против союзников США и их избирательных процессов».

Незадолго до этого в пятницу г-н Трамп был проинформирован о выводах разведывательного сообщества Клэппером, директором ФБР Джеймсом Коми, директором ЦРУ Джоном Бреннаном и адмиралом АНБ Майком Роджерсом. После брифинга в Trump Tower в Нью-Йорке г-н Трамп выступил с заявлением о том, что он назвал «конструктивной встречей и беседой», в котором говорится, что кибератаки «не повлияли на исход выборов».

«В то время как Россия, Китай, другие страны, внешние группы и люди постоянно пытаются прорваться через кибер-инфраструктуру наших государственных учреждений, предприятий и организаций, включая Национальный комитет демократов, это не оказало никакого влияния на исход выборов. включая тот факт, что не было никакого вмешательства в машины для голосования », - сказал Трамп.

Ранее в пятницу руководители разведки проинформировали высокопоставленных законодателей.

«Это было действительно ошеломляющее открытие», - заявила на своей еженедельной пресс-конференции лидер меньшинства Палаты представителей Нэнси Пелоси, штат Калифорния.«Когда вы посмотрите этот отчет, вы с уверенностью увидите, как разведывательное сообщество идентифицировало то, что мы видели».

Вот полный рассекреченный отчет:

.