Причины социальных отклонений: Причины отклонений в поведении детей и подростков

Содержание

Социальные отклонения, их причины и пути преодоления

  1. Норма и патология в социальном развитии человека, причины социальных отклонений.

  2. Основные направления социально-педагогической деятельности по профилактике и преодолению девиантного поведения детей и подростков.

Литература

    1. Беличева С.А. Основы превентивной психологии. — М., 1993.

    2. Овчарова Р. В. Справочная книга социального педагога. — М.:ТЦ Сфера, 2005.

1. Норма и патология в социальном развитии человека, причины социальных отклонений

Под нормой (от лат. norma) понимают правило, точное предписание, установленную меру.

«Социальная норма» («социальные нормы») — это официально установленные или сложившиеся под воздействием социальной практики нормы и правила общественного поведения и проявления человека в условиях жизни общества.

Нормы определяют сложившиеся или установленные (дозволенные или обязательные) стандарты поведения личности в группе, соблюдение которых является для индивида необходимым условием взаимодействия.

В социальных нормах преломляется и отражается предыдущий социальный опыт общества и осмысление современной действительности.

Норма — это обобщение эмпирического опыта взаимодействия людей. Она закрепляется в законодательных актах, должностных инструкциях, правилах, уставах, других организационных документах, а также может выступать в виде неписаных правил среды.

Нормы студентов?

Нормы группируют по основным нормообразующим факторам на: правовые, нравственные, этические, религиозные и др. Нормы служат критерием оценки социальной роли человека в любой конкретный момент и присутствуют в его повседневной жизни и деятельности.

Человек одновременно выполняет несколько социальных ролей — гражданина, специалиста, члена семьи, коллектива и пр.

Социальное отклонение — это несоответствие поведения человека общественным ценностям и нормам, принятым в обществе (его среде жизнедеятельности).

Выделяют такие формы социального отклонения: асоциальное поведение и антисоциальное.

Асоциальное поведение (от греч. а — отрицательная частица «не», «без» и лат. socialis общественный, связанный с жизнью и отношениями людей в обществе) — это такое поведение человека, которое не соответствует нормам, принятым в обществе, но не содержит противоправных действий. (Право — совокупность норм и правил отношений между людьми, опирающаяся на принудительную силу государства и нравственность. Словарь по социальной педагогике. С. 216).

Антисоциальное (от греч. anti — против и социальный) — это противоправное поведение человека.

В социологии выделяют такое явление, характеризующее не соответствующее нормам проявление человека в социальной среде, как аномия. Термин «аномия» предложен французским социологом Д. Дюркгеймом и означает отсутствие норм в поведении, их недостаточность. Американский социолог Р. Мертон в 30-х гг. выдвинул теорию социальной аномии, под которой рассматривал состояние «безправия» в обществе, побуждающее индивида к отклоняющемуся поведению. По его мнению, во всяком обществе господствуют определённые цели и средства их достижения. Нарушение равновесия между целями и средствами их достижения и служит основанием для аномии.

Мертон выделил типы реакции человека при аномии (логически возможные варианты сочетания отношения к целям деятельности и к избираемым при этом средствам их достижения): конформизм, инновативность, ритуализм, ретризм, бунт.

Конформизм (от позднелат. conform is подобный, сходный) — равное (наряду со всем) положительное отношение к целям и средствам их достижения, сложившимся в обществе

Инновативность (от лат. irmovatio возобновление, перемена) — положительное отношение к целям и отрицание ограничений в выборе средств, которое ведёт к новационному поведению, новационной деятельности человека.

Ритуализм — отрицательное отношение к целям, их забвение при сохранении главного акцента па средствах составляет поведение ритуального типа (например, религиозная деятельность, бюрократизм и пр.).

Ретризм отрицание и целей, и любых средств их достижения. Он ведёт к уходу от жизни (алкоголики, наркоманы и т. д.).

Бунт — отказ и от целей, и от средств, принятых в обществе с одновременной заменой их новыми целями и новыми средствами. Он выступает в форме мятежа, переворота и провозглашает революционные перемены в социальных нормах и ценностях.

В социальной педагогике и в социологии выделяют выражение — отклоняющееся поведение. Это поведение человека, не соответствующее принятым в обществе нормам и ролевым предназначениям. Термин «отклоняющееся» (поведение) часто заменяют термином «девиантное» или «делинквентное».

Под девиантным поведением человека подразумевается система поступков или отдельные поступки, действия человека, носящие характер отклонения от принятых в обществе правил. Чаще всего под девиантным поведением понимают отрицательное (негативное) отклонение в поведении человека, противоречащее принятым в обществе правовым и нравственным нормам.

Делинквентное поведение в крайних своих проявлениях характеризуется как уголовно наказуемое и подлежит административным воздействиям.

В 1950-х гг. американский социолог А. Козн выдвинул теорию делинквентных субкультур.

Тема 1. Типы и причины девиантного поведения

Тема 1. Типы и причины девиантного поведения 

1. Понятие «девиантное поведение».

2. Причины девиантного поведения.

3. Типы девиаций.

4. Ранняя профилактика. 

1. Активность людей регулируется, усиливается или, напротив, сдерживается воздействием социальных норм и ценностей, которые предназначены стимулировать сознательную деятельность и блокировать деструктивные намерения. Оценка любого поведения подразумевает его сравнение с какой-то нормой. Нестандартное, отклоняющееся от нормы поведение часто называют девиантным. Во все времена общество пыталось подавлять нежелательные формы человеческого поведения. Существуют три основные разновидности анормативного поведения: девиантное, делинквентное (потенциальная возможность к совершению правонарушения) и криминальное.

Хотя проблема девиантности широко исследуется философами, юристами, социологами, психологами и педагогами, единого понимания того, что такое девиантное поведение, нет.

Девиантность в переводе с латинского – отклонение с дороги. В педагогической литературе под девиантным поведением понимается отклонение от принятых в данном обществе, социальной среде, ближайшем окружении, коллективе социально-нравственных норм и ценностей, нарушение процесса усвоения и воспроизводства социальных норм и культурных ценностей, а также саморазвития  и самореализации в том обществе, к которому человек принадлежит.

Трудновоспитуемые дети и подростки – это те, чье поведение отклоняется от принятых в обществе стандартов и норм.

Помимо негативного смысла у понятия «девиантность» существует и позитивный: отклониться от среднего стандарта можно как в отрицательную, так и в положительную сторону. Социальная опасность девиаций заключается в их способности создавать предпосылки для возникновения более серьезных и вредоносных форм асоциального поведения. Поэтому в ряде случаев девиации причисляются к противоправным деяниям и подлежат нормативному контролю со стороны органов правопорядка.

Социальные отклонения столь же разнообразны, сколь сами социальные нормы. Основные виды девиантного поведения детей и подростков – это систематические прогулы учебных занятий, побеги из дома, ранняя алкоголизация, курение, употребление наркотических и токсических веществ, воровство, азартные игры, сквернословие, курение, хулиганство, искаженные половые влечения, пиромания, драки.

2. Существуют несколько научных подходов к пониманию причин девиантного поведения. В конце XIX – начале ХХ в. были распространены биологические и психологические трактовки причин девиации. Итальянский врач Цезаре Ломброзо считал, что существует прямая связь между преступным поведением и биологическими особенностями человека. Его теория получила широкое распространение, и некоторые мыслители стали его последователями – они тоже устанавливали связь между девиантным поведением и определенными физическими чертами людей. Уильям Шелдон, известный американский психолог и врач, подчеркивал важность строения тела, зависимость от этого тех или иных характерных личностных черт. Физические особенности тела человека также, по его мнению, являются причинами девиаций. Сторонники психологической трактовки связывали девиантное поведение с психологическими чертами (неустойчивостью психики, нарушением психического равновесия и т.п.) Были получены данные о том, что некоторые умственные расстройства, особенно шизофрения, обусловлены генетической предрасположенностью.

Развернутое социологическое объяснение девиантного поведения впервые дал Э. Дюркгейм. По его мнению, основной причиной девиации является аномия, буквально «отсутствие регуляции», «безнормность». По сути, аномия – это состояние дезорганизации общества, когда ценности, нормы, социальные связи либо отсутствуют, либо становятся неустойчивыми и противоречивыми. Все, что нарушает стабильность, приводит к неустойчивости социальных связей (кризис, смешение социальных групп, миграция и т.д.), порождает нарушения общественного порядка, дезорганизует людей, и в результате появляются различные виды девиаций. Э. Дюркгейм считал, что отклонение от норм несет не только отрицательное, но и положительное значение: девиация подтверждает роль норм, ценностей, дает более полное представление о многообразии норм. Наконец, девиация способствует социальному изменению, раскрывает альтернативу существующему положению дел, ведет к совершенствованию социальных норм.

Теория аномии получила дальнейшее развитие у Р. Мертона. Главной причиной девиации он считает разрыв между целями общества и социально одобряемыми средствами осуществления этих целей.

Согласно культурологическим объяснениям, девиация возникает в результате конфликтов между нормами культуры. В обществе существуют отдельные группы, нормы которых отличаются от норм остального общества. Член такой группы усваивает ее нормы и, таким образом, становится конформистом с точки зрения широких слоев общества.

Г. Беккер отверг многие социологические и психологические объяснения девиантного поведения. Его концепция – теория стигматизации (наклеивания ярлыков) – объясняет девиантное поведение способностью влиятельных групп (имеются в виду законодатели, судьи, врачи и пр.) ставить клеймо «девиантов» членам менее влиятельных групп. Беккер высказал мысль, что суждение о том, является ли тот или иной поступок девиантным, обусловлено его характером, а также тем, как его оценивают другие люди.

Конфликтологический подход к девиации представлен группой социологов, которые называют себя «радикальными криминологами». Они отвергают все теории преступности, трактующие ее как нарушение общепринятых законов. Согласно конфликтологам, создание законов и подчинение им является частью конфликта, происходящего в обществе между различными группами. Так, когда возникает конфликт между властями и некоторыми категориями граждан, власти обычно избирают вариант принудительных мер.

Что касается личности школьника, то психологами и педагогами выделены такие конкретные причины их девиантного поведения, как проблемы в семье ребенка (недостаток внимания, контроля со стороны родителей за детьми; негативный пример, который дают родители детям; нищета в семьях; пьянство родителей; снижение их интеллектуального уровня), влияние группы неформального общения с антисоциальной направленностью, отставания в учебе, болезни, недостаточная уверенность в себе, одиночество, непонятость другими. Не менее важное значение имеют и отдельные эмоциональные и интеллектуальные характеристики подростка: повышенная возбудимость, расторможенность влечений, низкий уровень эмоционально-волевого контроля.

К числу важных причин специалисты относят также нестабильность экономики, саму государственную политику по отношению к проблемам детства, семьи, отсутствие позитивных образцов в средствах массовой информации.

3. Существует несколько классификаций типов девиантного поведения, рассмотрим две из них.

В зависимости от того, насколько девиантное поведение расходится с социокультурными традициями общества, как оно влияет на личность самого девианта и затрагивает интересы окружающих его людей, девиации можно разделить на два типа:

а) конструктивные девиации, или поведенческие отклонения, имеющие наряду с разрушающим началом созидательный характер;

б) деструктивные девиации, или поведение преступного характера с преобладающим разрушительным началом.

Девиации первого типа – это естественная реакция на изменившуюся обстановку, попытка приспособиться к новой ситуации и достигнуть желаемого результата без нанесения физического и материального ущерба окружающим и себе. Такие девиации могут впоследствии трансформироваться в новые социальные нормы.

Девиации второго типа следует разделить на два подтипа:

n  отклонения, приводящие к саморазрушению личности (в данном случае человек неадекватно реагирует на необходимость изменений в обществе, сосредоточивает свои усилия не на созидательной деятельности по его совершенствованию, а на разрушению собственного сознания, своего «естества»;

n  субъект наносит материальный и физический ущерб окружающим людям, посягает на общечеловеческие ценности, общество должно в этом случае не просто порицать, лечить, а наказывать.

Существует также типологизация девиантного поведения по Р. Мертону. В соответствии со своей теорией он выделяет типы поведения, которые, с его точки зрения, являются также типами приспособления к обществу.

Первый тип поведения – конформность – предполагает соответствие и культурным целям, и средствам.

Второй тип девиантного поведения – инновация – предполагает согласие с целями, но отрицание социально одобряемых средств их достижения. Например, цель – достижение богатства, а средства к ее достижению – не занятие престижной деятельностью, образование, экономический успех, а предрасположенность к незаконным способам осуществления цели – рэкету, спекуляции, шантажу, торговле наркотиками.

Третий тип – ритуализм – предполагает, наоборот, отрицание целей, но принятие традиционных, одобряемых обществом средств их достижения. Это может служить источником девиантного поведения, например, у бюрократа, абсолютизирующего формальные процедуры.

Четвертый тип – ретретизм – предполагает отрицание и цели, и средств. Более всего ретретизм характерен для лиц, оказавшихся вне общества: бродяг, наркоманов, пьяниц и др., которые отказываются от поиска безопасности, престижа, притязаний на достоинство.

Пятый тип – бунт – предполагает отчуждение от господствующих целей и стандартов и формирование новых целей и средств.

Девиация – это источник беспокойства для окружающих. Американские социологи еще в 30-е гг. обнаружили, что причиной девиации является разрыв между культурными целями общества и социально одобряемыми средствами их достижения. Таким образом, отклонения в поведении подростков следует рассматривать как своеобразный индикатор, реагирующий на самочувствие индивида в том или ином социуме.

4. Прогрессирующая тенденция непрерывного роста различных проявлений девиантного поведения подростков ставит перед обществом в качестве одной из важных задач необходимость концентрации усилий, направленных на предупреждение правонарушений среди подростков и молодежи. Под профилактикой девиантного поведения понимается комплекс мер по выявлению и устранению конкретных недостатков семейного, общественного и школьного воспитания, а также целенаправленную работу с теми подростками, которые имеют отклонения в поведении. Следовательно, предупреждение представляет собой систему социальных, психолого-педагогических профилактических мер. Ранняя (первичная) профилактика включает мероприятия, направленные на ликвидацию неблагоприятных факторов, влияющих на формирование девиантных форм поведения, или на повышение устойчивости личности к этим факторам. Можно выделить следующие основные направления этой работы: 1) совершенствование социальной жизни людей; 2) устранение социальных факторов, способствующих формированию и проявлению девиантного поведения; 3) воспитание социально позитивно ориентированной личности. Знакомство с нормами морали и права, социальными, этическими, нравственными нормами поведения – базовая основа первичной профилактики в школьной среде.

 

Рекомендуемая литература

  1. Беспалова, Т.С. Особенности понимания подростками целей воспитания // Психология. – 2000. — № 2. –С.51-60.
  2. Воспитание трудного ребенка: Дети с девиантным поведением / Под ред. М.И. Рожкова. – М.: Владос, 2001. – 240 с.
  3. Катович, Н.К. Модели воспитания школьников / Н.К. Катович. – Минск: НМЦентр, 2000. – 116 с.
  4. Клейберг, Ю.А. Психология девиантного поведения: Учебное пособие для вузов / Ю.А. Клейберг. – М.:ТЦ Сфера, 2001. – 160 с.
  5. Николайчик, Л. Ф. Помочь ребенку потерять ярлык “трудный” // Сацыяльна-педагагічная работа. – 2003. – № 2. – С. 83-88.
  6. Плоткин, Т.Б., Яковенко, Г.В. Учитель и принимающий наркотики ученик: как обнаружить и чем помочь? // Сацыяльна-педагагічная работа. – 2000. – № 3. – С. 70-75.
  7. Рычкова, М.А. Дезадаптивное поведение детей: Диагностика, коррекция, психопрофилактика / М.А. Рычкова. – М.: «Изд-во ГНОМ и Д», 2000. – 96 с.
  8. Словарь социального педагога и социального работника / Под ред. Н.Н. Калачевой, Я.Л. Коломинского, А.Н. Левко. – Минск: БелЭН, 2001. – 256 с.
  9. Шакурова, М.В. Методика и технология работы социального педагога: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений / М.В. Шакурова. – М.: Владос, 2002. – 217 с.

 

Задания по УИРС, НИРС

1. Составьте и заполните таблицу: 

 Факторы, провоцирующие девиантное поведение

 Проявления и общая характеристика

 

2. Составьте интервью на тему «В чем причина отклонений в поведении подростков?» и проведите его с социальными педагогами в нескольких школах. Результаты обработайте.

Расстройство личности: причины, симптомы, проявление

Раздел находится на стадии наполнения

Расстройство личности, являющееся серьезным нарушением поведения, приводит к изменению характера. Психическое расстройство, часто имеющее хроническое течение, способно стать причиной страданий как самого человека, так и окружающих его людей. Основные признаки отклонения — негибкое реагирование на всевозможные ситуации, мешающее налаживанию нормальных отношений с другими людьми.

Чем вызывается личностное расстройство

Наукой пока не установлены точные предпосылки, приводящие к развитию расстройства личности. Вероятнее всего, причины недуга кроются в генетической предрасположенности или же патологических изменениях, происходящих в период вынашивания плода. К ним относятся:

  • изменение плотности тканей мозга;

  • нарушение био-химической мозговой активности;

  • сбой в работе базальной системы, регулирующей эмоциональное состояние;

  • нарушение деятельности катехоламиновых систем, приводящее к ухудшению прохождения нейросигнала через нервных окончания.

Закладка психической патологии происходит в детском или подростковом возрасте. Развитие отклонения провоцируют социальные ситуации:

  • физическое насилие, которому человек был подвергнут в юном возрасте;

  • воспитание без родителей либо в неполной/неблагополучной семье;

  • тяжелые стрессовые ситуации в связи с проблемами в семье (частые ссоры, развод родителей и др.).

Расстройство личности — нарушение, появляющееся в результате неправильного воспитания у людей, генетически предрасположенных к развитию психического недуга.

Поведенческое расстройство: когда и как оно может проявляться

В зрелом возрасте все поведенческие модели, выражаемые в социуме, отличаются относительной стабильностью, но их закладка происходит еще в раннем детстве. По статистике ВОЗ, с психическим расстройством того или иного характера в течение жизни сталкивается каждый четвертый.

Важно! Расстройство личности, не являющееся результатом прочих отклонений психики, вполне может им предшествовать. В этом и заключается его основная опасность.

Личностное расстройство проявляется нарушением в развитии личности. Отклонение находит свое выражение в период полового созревания и имеет продолжение уже в зрелом возрасте. При таких изменениях психики человеку свойственно испытывать дискомфорт в общении, что часто наблюдается в социальной жизни.

Наши специалисты

Детский психолог

Стаж: 13 лет

Записаться на приём

Психолог

Стаж: 16 лет

Записаться на приём

Психолог, нейропсихолог

Стаж: 11 лет

Записаться на приём

Лечение заболевания «Легкие неврозы» в нашем центре

group Номенклатура Номенклатура Цена Цена

Запишитесь на прием к отоларингологу

Пороки развития

\n
    \n
  • развития и укрепления систем регистрации и эпиднадзора;
  • \n
  • накопления опыта и создания потенциала;
  • \n
  • укрепления научных исследований и научных работ в области этиологии, диагностики и профилактики;
  • \n
  • укрепления международного сотрудничества.
  • \n
\n

Определение

\n

\nВрожденные пороки развития именуются также врожденными пороками, врожденными нарушениями или врожденными деформациями. Врожденные пороки развития можно определить как структурные или функциональные отклонения от нормы (например, метаболические расстройства), которые проявляются в период внутриутробного развития и могут быть выявлены до рождения, во время рождения или на более поздних этапах жизни.

\n

Причины и факторы риска

\n

\nПримерно 50% всех пороков развития нельзя связать с какой-либо конкретной причиной, однако некоторые причины или факторы риска известны.

\n

Социально-экономические факторы

\n

\nНесмотря на то, что низкий доход может оказаться косвенной детерминантой, пороки развития чаще проявляются в семьях и странах с недостаточными ресурсами. Согласно подсчетам, примерно 94% тяжелых пороков развития наблюдаются в странах со средним и низким уровнем дохода, где женщины зачастую не имеют доступа к достаточному количеству и достаточно хорошей пище и могут подвергаться воздействию какого-либо агента или фактора, например, инфекции или алкоголь, который провоцирует или усиливает отклонения от нормы в предродовом развитии. Более того, материнство в зрелом возрасте повышает риск хромосомных аномалий, включая синдром Дауна, в то время как материнство в молодом возрасте повышает риск некоторых врожденных пороков развития.

\n

Генетические факторы

\n

\nКровосмешение (кровное родство) повышает распространенность редких генетических врожденных пороков и почти удваивает риск неонатальной и детской смертности, умственной отсталости и тяжелых врожденных пороков у детей, рожденных парами, являющимися двоюродными родственниками. У некоторых этнических групп, например у евреев-ашкенази и у финнов, наблюдается сравнительно высокая распространенность редких генетических мутаций, приводящих к повышенному риску пороков развития.\n

\n

Инфекции

\n

\nПрисутствие у матерей таких инфекций, как сифилис или корь, является распространенной причиной врожденных пороков в странах с низким и средним уровнем дохода.

\n

Питание матери

\n

\nДефицит йода, солей фолиевой кислоты, ожирение или такие состояния, как сахарный диабет, связаны с некоторыми пороками развития. Например, дефицит фолиевой кислоты повышает риск рождения ребенка с дефектом нервной трубки. Кроме того, повышенное потребление витамина А может повлиять на нормальное развитие эмбриона или плода.

\n

Экологические факторы

\n

\nВоздействие на материнский организм некоторых пестицидов и других химических веществ, а также некоторых лекарственных средств, алкоголя, табака, психоактивных веществ или радиоактивного излучения во время беременности может повышать риск развития у плода или новорожденного ребенка врожденных пороков. Работа или проживание вблизи или непосредственно в месте расположения мусорных свалок, металлургических предприятий или шахт также может быть фактором риска, особенно при воздействии на организм матери других экологических факторов риска или при недостаточности питания.

\n

Профилактика

\n

\nПрофилактические медико-санитарные меры, принимаемые в период подготовки к беременности и в период зачатия, а также дородовое медицинское обслуживание снижают частоту появления некоторых врожденных пороков развития. Первичная профилактика пороков развития включает следующие меры:

\n
    \n
  • Улучшение питания женщин на протяжении репродуктивного периода посредством обеспечения надлежащего потребления витаминов и минералов, в особенности фолиевой кислоты, в результате ежедневного перорального приема пищевых добавок или обогащения основных продуктов питания, таких как пшеничная или кукурузная мука.
  • \n
  • Наблюдение за тем, чтобы беременная женщина не употребляла или употребляла в ограниченном количестве вредные для здоровья продукты, в особенности, алкоголь.
  • \n
  • Предупреждение диабета в период подготовки к беременности и во время беременности при помощи консультирования, борьбы с излишним весом, правильного питания и, в необходимых случаях, введения инсулина.
  • \n
  • Предупреждение во время беременности воздействия содержащихся в окружающей среде опасных веществ (например, тяжелых металлов, пестицидов, некоторых лекарственных препаратов).
  • \n
  • Контроль за тем, чтобы любое воздействие на организм беременной женщины лекарственных средств или облучения в медицинских целях (например, рентгеновскими лучами) было оправданным и было основано на тщательном анализе рисков и пользы для здоровья.
  • \n
  • Расширение охвата вакцинацией женщин и детей, особенно против вируса краснухи. Эту болезнь можно предотвратить путем вакцинации детей. Вакцина против краснухи может также вводиться по меньшей мере за один месяц до наступления беременности женщинам, не получившим вакцины или не переболевшим краснухой в детстве.
  • \n
  • Расширение охвата вакцинацией женщин и детей, особенно против вируса краснухи. Эту болезнь можно предотвратить путем вакцинации детей. Вакцина против краснухи может также вводиться женщинам, не имеющим иммунитета против этой болезни, по меньшей мере, за один месяц до наступления беременности.
  • \n
  • Расширение масштабов и усиление учебной работы с медработниками и другими сотрудниками, причастными к укреплению профилактики пороков развития.
  • \n
\n

Выявление

\n

\nМедицинская помощь до зачатия (в предзачаточный период) и около времени зачатия (в околозачаточный период) включает основные меры по охране репродуктивного здоровья, а также медицинский генетический скрининг и консультирование. Скрининг можно проводить в течение трех периодов, перечисленных ниже.

\n
    \n
  • Скрининг в период подготовки к беременности предназначен для выявления людей, подверженных риску появления определенных нарушений здоровья или риску передачи каких-либо нарушений здоровья своим детям. Скрининг включает изучение медицинской истории семьи и скрининг на выявление переносчика инфекции. Скрининг особенно важен в странах, где широко распространены кровосмесительные браки.
  • \n
  • Скрининг в предзачаточный период: особенности материнского организма могут повышать риск, и результаты скрининга следует использовать для предоставления надлежащей медицинской помощи в зависимости от риска. В этот период можно проводить скрининг матерей молодого и зрелого возраста, а также скрининг на употребление алкоголя, табака и других психоактивных веществ. Для выявления синдрома Дауна в течение первого триместра беременности и тяжелых пороков развития плода в течение второго триместра можно использовать ультразвуковые методы исследования. Проведение дополнительных тестов и амниоцентеза помогает выявлять дефекты формирования нервной трубки и хромосомные нарушения в течение первого и второго триместров беременности.
  • \n
  • Скрининг новорожденных предусматривает проведение клинического обследования, а также скрининга на гематологические, метаболические и гормональные нарушения. Проверка на глухоту и пороки сердца, а также своевременное выявление врожденных пороков может способствовать лечению, направленному на спасение жизни, и предотвратить прогрессирование порока, который может привести к какой-либо форме физической или умственной инвалидности или к инвалидности, связанной со зрением или слухом. В некоторых странах все новорожденные дети перед выпиской из родильного отделения проходят скрининг на выявление патологий щитовидной железы и надпочечников.
  • \n
\n

Лечение и медицинская помощь

\n

\nВ странах с надлежащими службами здравоохранения структурные врожденные пороки можно корректировать при помощи педиатрической хирургии и обеспечивать своевременное лечение детей с функциональными проблемами, такими как талассемия (наследуемое по рециссивному типу заболевание крови), серповидно-клеточные нарушения и врожденный гипотиреоз.

\n

Деятельность ВОЗ

\n

\nВ 2010 году Всемирная ассамблея здравоохранения опубликовала доклад о врожденных пороках. В докладе излагаются основные компоненты создания национальных программ по профилактике и медицинской помощи в случае врожденных пороков, осуществляемых до и после рождения. В докладе также рекомендованы первоочередные действия для международного сообщества по оказанию помощи в создании и укреплении таких национальных программ.

\n

\nГлобальная стратегия охраны здоровья женщин и детей, объявленная в сентябре 2010 года Организацией Объединенных Наций в сотрудничестве с руководящими деятелями правительств и другими организациями, такими как ВОЗ и ЮНИСЕФ, играет решающую роль в осуществлении результативных и эффективных с экономической точки зрения действий по укреплению здоровья новорожденных и детей.\n

\n

\nВОЗ работает также с Национальным центром по врожденным порокам и проблемам развития, входящим в состав Центров США по борьбе с болезнями и профилактике болезней (ЦББ), и другими партнерами по выработке глобальной политики, направленной на обогащение пищевых продуктов солями фолиевой кислоты на уровне стран. Кроме того, ВОЗ работает с партнерами над предоставлением необходимого технического опыта для проведения эпиднадзора в отношении дефектов нервной трубки, мониторинга усилий по обогащению пищевых продуктов солями фолиевой кислоты и по укреплению лабораторного потенциала для оценки рисков в отношении врожденных пороков, предупреждаемых с помощью солей фолиевой кислоты.

\n

\nМеждународный справочно-информационный центр по эпиднадзору и исследованиям в области врожденных пороков является добровольной некоммерческой международной организацией, состоящей в официальных отношениях с ВОЗ. Эта организация собирает данные эпиднадзора в отношении врожденных пороков и программ исследований, проводимых во всем мире, с тем чтобы изучать и предупреждать врожденные пороки, а также смягчать их последствия.

\n

\nДепартаменты ВОЗ по репродуктивному здоровью и научным исследованиям и по питанию для здоровья и развития в сотрудничестве с Международным справочно-информационным центром по эпиднадзору и исследованиям в области врожденных пороков и Национальным центром CDC по врожденным порокам и проблемам развития организуют ежегодные семинары по эпиднадзору и предупреждению врожденных пороков и преждевременных родов. Департамент ВОЗ по ВИЧ/СПИДу сотрудничает с этими партнерами в целях усиления эпиднадзора за пороками развития среди женщин, получающих антиретровирусные препараты во время беременности, в качестве неотъемлемой части мониторинга и оценки национальных программ по борьбе с ВИЧ.

\n

\nАльянс ГАВИ, в число партнеров которого входит ВОЗ, оказывает помощь развивающимся странам в активизации борьбы и ликвидации краснухи и синдрома врожденной краснухи путем иммунизации.

\n

\nВОЗ разрабатывает нормативные инструменты, в том числе руководящие принципы и глобальный план действий по укреплению служб медицинской помощи и реабилитации в поддержку осуществления Конвенции о правах инвалидов. Аналогичным образом ВОЗ оказывает помощь странам в деле включения служб медицинской помощи и реабилитации в общую систему первичной медико-санитарной помощи, поддерживает разработку программ реабилитации на уровне отдельных сообществ и способствует укреплению специализированных центров реабилитации, а также их связей с центрами реабилитации на уровне отдельных сообществ.

\n

Конвенция ООН о правах инвалидов

\n

\nДепартамент ВОЗ по общественному здравоохранению и окружающей среде ведет работу по целому ряду направлений деятельности и разрабатывает меры вмешательства для решения вопросов, связанных с экологическими и социальными детерминантами развития детей. В их число входят: свойственная только детям уязвимость к загрязнению воздуха внутри и вне помещений, загрязнению воды, отсутствию элементарной гигиены, токсичным соединениям, тяжелым металлам, компонентам отходов и радиационному излучению; смешанное воздействие факторов, связанных с социальной средой, профессиональной деятельностью и питанием, а также условия проживания детей (дом, школа).

\n

 

«,»datePublished»:»2020-12-01T22:52:00.0000000+00:00″,»image»:»https://www.who.int/images/default-source/imported/preterm-birth-mother-jpg.jpg?sfvrsn=c5c1adf1_0″,»publisher»:{«@type»:»Organization»,»name»:»World Health Organization: WHO»,»logo»:{«@type»:»ImageObject»,»url»:»https://www.who. int/Images/SchemaOrg/schemaOrgLogo.jpg»,»width»:250,»height»:60}},»dateModified»:»2020-12-01T22:52:00.0000000+00:00″,»mainEntityOfPage»:»https://www.who.int/ru/news-room/fact-sheets/detail/congenital-anomalies»,»@context»:»http://schema.org»,»@type»:»Article»};

Тема 8. Социальные отклонения, их причины и пути преодоления — Студопедия.Нет

Семинарское занятие № 10

Цель:сформировать представления о социальных отклонениях.

Исходный уровень знаний:

· знать понятие нормы и отклонения;

· иметь представление о возможных проявлениях социальных отклонений.

 

Вопросы для изучения:

1. Понятие социальной нормы и социального отклонения.

2. Аномия: виды и общая характеристика.

3. Девиантное поведение.

4. Делинквентное поведение.

5. Основные факторы, обуславливающие формирование отклоняющегося поведения.

6. Основные направления социально-педагогической деятельности профилактике отклоняющегося поведения.

 

Литература

Основная:

1. Социальная педагогика. Под ред. В.А. Никитина. М., 2002. С. 133-153.

Дополнительная:

2. Социальная педагогика. Под ред. А.М. Галагузовой. М., 1999. С. 212-260.

 

Тема 9. Адаптация, дезадаптация и реадаптация человека

Семинарское занятие № 11

Цель:сформировать представления об адаптации и дезадаптации, ее причинах и роли в социальном развитии.

Исходный уровень знаний:

· иметь представление о роли адаптации в жизни ребенка;

· знать основные педагогические понятия.

 

Вопросы для изучения:

1. Адаптация человека как процесс, как проявление и как результат.

2. Качества оказывающие влияние на адаптацию: индивидуальное своеобразие человека, опыт адаптации, настрой, состояние, самоактивность.

3. Адаптивность и адаптивный синдром.

4. Дезадаптация, ее причины.

5. Пути преодоления дезадаптации.

6. Взаимосвязь адаптации и социализации, дезадаптации и десоциализации.

 

Литература

Основная:

1. Социальная педагогика. Под ред. В.А. Никитина. М., 2002. С. 95-112.

Дополнительная:

2. Социальная педагогика. Под ред. А.М. Галагузовой. М., 1999. С. 270-274.

 

Тема 10. Проблемы социально-педагогической деятельности в пенитенциарных учреждениях

Семинарское занятие № 12

Цель:сформировать представления об исправительной педагогике и особенностях работы в пенитенциарных учреждениях.

Исходный уровень знаний:

· иметь представление о пенитенциарной системе;

· знать основные понятия педагогической науки.

 

Вопросы для изучения:

1. Пенитенциарная педагогика: общая характеристика и основные задачи.

2. Основные понятия пенитенциарной педагогики.

3. Основные этапы исправления.

4. Характеристика основных групп осужденных.

5. Принципы перевоспитания осужденных.

6. Основные направления воспитательной работы в пенитенциарных учреждениях.

7. Основные средства педагогического процесса.

8. Формы и методы перевоспитания.

9. Особенности перевоспитания осужденных несовершеннолетних.

10. Особенности перевоспитания осужденных женщин.

11. Особенности перевоспитания осужденных лиц с аномалиями в психике.

12. Особенности перевоспитания осужденных верующих.

 

Литература

Основная:

1. Социальная педагогика. Под ред. В.А. Никитина. М., 2002. С. 154-174.

Дополнительная:

2. Социальная педагогика. Под ред. А.М. Галагузовой. М., 1999.

3. Социальная работа. Под. ред. В.И. Курбатова. М., 2000.

Тема 11. Социально-педагогическая деятельность

В учреждениях образования

Семинарское занятие № 13

Цель:сформировать представления об обязанностях и основных направления работы социального педагога в общеобразовательном учреждении.

Исходный уровень знаний:

· иметь представление об образовательной системе РФ;

· знать основные направления работы социального педагога в школе.

 

Вопросы для изучения:

1. Задачи социального педагога общеобразовательного учреждения.

2. Права и обязанности школьного социального педагога.

3. Направления и формы работы школьного социального педагога.

4. Работа социального педагога с различными представителями школьного контингента.

5. Работа с родителями и педагогическим коллективом школы.

 

Литература

Основная:

1. Социальная педагогика. Под ред. В.А. Никитина. М., 2002.

2. Никитина Н.И. Методика и технология работы социального педагога. М., 2005. С. 114-122.

Дополнительная:

3. Социальная педагогика. Под ред. А.М. Галагузовой. М., 1999.

 

Тема 12. Основные направления педагогической деятельности

В учреждениях здравоохранения и социальной защиты населения

Семинарское занятие № 14

Цель: сформировать представления о роли социально-педагогической помощи в учреждениях здравоохранения и социальной защиты населения.

Исходный уровень знаний:

· иметь представление об учреждениях здравоохранения и социальной защиты населения;

· знать основные педагогические понятия.

 

Вопросы для изучения:

1. Функции социальных служб.

2. Особенности социально-педагогической деятельности в различных социальных центрах (центры помощи семье и детям, социальных служб для молодежи и т.п.).

3. Особенности социально-педагогической деятельности в учреждениях здравоохранения.

 

Литература

Основная:

1. Социальная педагогика. Под ред. В.А. Никитина. М., 2002.

2. Шакурова М.В. Методика и технология работы социального педагога. – М, 2004. С. 61-63, 55-60.

Дополнительная:

3. Социальная педагогика. Под ред. А.М. Галагузовой. М., 1999.

Психофизиологические, психологические и социальные механизмы формирования аддикции

Александрова Т.В., педагог — психолог ГБУ ДО ЦППМСП Василеостровского района

Основным тезисом современного общества является его открытость, а наиболее востребованное качество личности – осознанность, ответственность в ситуации свободы выбора. Но именно сейчас во всех развитых странах широко распространяется альтернативное поведение, получившее название аддиктивного, то есть зависимого от тех или иных вредных привычек.

Прежде чем познакомиться с термином аддиктивное поведение, вспомним термин девиантное поведение. Девиантное поведение (deviatio- отклонение) поведение – термин описывающий поведение, отклоняющееся от неких принятых в обществе стандартов, законов и нравственных правил и подлежит социальным санкциям, которые могут осуществляться государством (судебная система) или общественным мнением.

Зависимость определения девиантного поведения от общества, принятых в нем законов и общественного мнения приводит к тому, что иногда девиантное для данного общества поведение может быть стандартным поведением другого общества. Например, открытое лицо молодой женщины и ее стремление сделать карьеру, являющиеся параметрами нормального поведения женщины в демократическом обществе, могут рассматриваться как девиантное и подвергаться санкциям в государствах, где юридическая система не предполагает за женщинами подобного поведения.

К формам девиантного поведения в нашем государстве относят преступность (то есть все те действия, которые направлены на нарушение законов страны), пьянство, наркоманию, проституцию, суицид и т.д.

Одной из самых современных моделей, описывающих большую часть типов девиаций, является аддиктивная модель поведения.

В психологии термин аддикция происходит (от англ. аddiction – пагубная привычка, порочная склонность, зависимость). Более глубокое исследование этого феномена определило и более широкий взгляд на него как на специфическое поведение, в формировании которого участвуют как социальные условия, так и психологические и физиологические особенности человека.

Спецификой аддиктивного поведения является стремление человека спрятаться от встающих перед ним проблем, изменяя свое психическое состояние либо через прием биологически активных веществ, или через определенную последовательность действий.

Понимание механизма возникновение аддикции возможно лишь при комплексном исследовании физиологических и психологических особенностей аддиктивного поведения и тех социальных причин, которые способствуют его формированию.

Рассмотрим

физиологические причины возникновения аддикции.

В настоящее время описаны структуры мозга, составляющие единую функциональную систему, которая лежит в основе многих видов адаптивного поведения человека и животных и носит название системы подкрепления. Раз достигнув положительного результата, организм запоминает путь к нему и стремится к его повторению вновь и вновь. Люди сеют хлеб, потому что потом соберут урожай, они работают на заводе, потому что получают за это вознаграждение, ставят эксперименты, потому что испытывают удивительное чувство восторга, когда видят воплощенной свою мысль в статье, приборе, действии. И чтобы испытывать эти положительные переживания снова и снова, они повторяют последовательность действий, заканчивающуюся приятными эмоциями.

В естественных условиях такая последовательность у животных способствует выживанию, поскольку они все четче выполняют действия, приводящие к эффекту, и тренируют организм в процессе достижения результата. У человека такая последовательность способствует прогрессу, поскольку позволяет работать там, где результат отставлен, иногда на месяцы, как в сельском хозяйстве, иногда – на годы, как в процессе обучения детей в школе. Во время этого ожидания человек выполняет нечто, что приблизит результат, но сам он еще не виден. Все это способствует тренировке как физической, так и психической сторон человеческой натуры.

Однако на определенном этапе развития общества возникла возможность непосредственно стимулировать систему подкрепления без предварительной работы, напряжения всех сил, ожидания, которые принесли бы положительный результат в будущем. Эта возможность определяется тем, что активность системы подкрепления обеспечивается биохимически (прежде всего, дофаминергическими) механизмами. Следовательно, введение веществ, имитирующих действие дофамина, может оказывать на эту систему такой же эффект, как и продуктивная деятельность. Однако поведение человека в двух этих ситуациях будет принципиально отличным. При продуктивной деятельности поведение человека зависит только от его активности, в другом случае оно прочно связано с веществом или действием, увеличивающим концентрацию этого вещества в мозге, что приводит к потере самостоятельности.

Аддиктивное поведение охватывает зависимость не только от химических веществ. Оно включает любой вид поведения, который приводит к резкому изменению психического состояния и возбуждению системы подкрепления. Например, к нему относится зависимость от еды. Если в прежние времена для активации системы подкрепления через пищу нужно было сначала долго работать, чтобы получить причитающуюся порцию еды, то теперь достаточно подойти к холодильнику, чтобы мозг запомнил путь собственного возбуждения. И затем человек будет подходить к холодильнику не тогда, когда хочет есть, а когда возникает потребность быстро сменить тягостное состояние стресса и получить удовольствие.

Аналогичным образом возможна активация системы подкрепления у сексуального аддикта (снимающего стресс через сексуальное взаимодействие с новым партнером), работоголика (закрывающегося работой от жизненных проблем), кибераддикта, проводящего часы за виртуальным общением в Интернете. Каждый год описываются все новые и новые способы самораздражения системы подкрепления не путем продуктивного действия, обеспечивающего некий позитивный эффект в будущем, а через активацию системы путем ухода от решения проблем, изменяя состояние искусственно: покупая ненужные вещи, погружаясь в романтические грезы дамских романов или искусственные эмоции телевизионных сериалов.

Подобное поведение не может быть широко распространенным в обществах, где люди с трудом добывают себе кусок хлеба. Зависимое поведение возникает при наличии большого количества свободного времени и развитии высокотехнологичных процессов, позволяющих это время высвобождать от работы. Тогда происходит активация системы подкрепления через отказ от решения реальных жизненных проблем и погружение в искусственный мир грез. Следовательно, зависимое поведение закрепляется там, где технологии высвобождают достаточно времени и создают избыточность продукта, что позволяет части людей жить без напряжения за счет деятельности других. Но наиболее благоприятные условия для его формирования возникают тогда, когда повышается требование к личности в силу тех или иных социальных обстоятельств. Среди них могут быть смена социально-экономических условий (в настоящее время мы живем в условиях мирового экономического кризиса), влекущих необходимость гибкости в поведении, а иногда и полного переосмысления жизненных задач, технологичность производства, для которой необходимы высокая квалификация работника и большая ответственность за последствия своих действий.

Общей чертой аддиктивного поведения в современном его понимании является стремление уйти от реальности путем искусственного изменения психического состояния. Каждый год описываются все новые и новые варианты навязчивого поведения.

Социальные причины аддикции.

Большинство отклонений в поведении несовершеннолетних: безнадзорность, правонарушения, употребление психоактивных веществ имеют в своей основе один источник – социальную дезадаптацию, корни которой лежат в дезадаптированной семье.

Семья – основополагающая ячейка, где осуществляется социализация ребенка.

Функции семьи:

  1. Воспитательная
  2. хозяйственно-бытовая
  3. эмоциональная
  4. духовного (культурного) общения
  5. первичного социального опыта
  6. сексуально-эротическую (по книге Альбины Васильевны Гоголевой «Аддиктивное поведение и его профилактика»)

Нарушение тех или иных функций влечет за собой деформацию семейных отношений.

Типы дисфункциональных, неблагополучных семей (Г.Г. Шиханцев, 1998)

Псевдоблагополучная семья

Псевдоблагополучная семья отличается ярко выраженным деспотическим характером, безоговорочным доминированием одного из родителей, полным подчинением ему остальных членов семьи, наличием жестоких взаимоотношений, применением физического наказания как основного средства воспитания.

  1. задерживается формирование «идеального» Я
  2. возникает состояние фрустрации — обида, раздражительность, злобность- агрессивное поведение (причины агрессивного поведения Гиппенрейтор О. В.)
  3. заниженная самооценка

Неполная семья

Мальчики без отцов. Ситуация развода

Проблемные семьи

Отсутствие всякого сотрудничества в семье, частые конфликты, соперничество родителей за главенствующее положение, разногласие в вопросах воспитания.

Аморальные семьи

Пьянство, алкоголизм, скандалы и драки

Криминогенная семья

Согласно криминологическим исследованиям, судимость одно члена семьи (чаще всего это отцы или старшие братья) увеличивает вероятность совершения преступлений другими членами семьи, прежде всего несовершеннолетними, в 4-5 раз. Каждый 4 из осужденных несовершеннолетних проживал с судимыми братьями и сестрами.

Причины социальной дезадаптации несовершеннолетних могут быть и другие (помимо дисфункциональной семьи)

— личностные особенности (возрастные, характерологические, психические)

— школьная дезадаптация

— воздействие асоциальной неформальной среды

— причины социально-экономического и демографического характера

Психологические причины возникновения аддикции

Более подобно мне хотелось бы остановиться на психологических причинах, возникновения аддикции. Как вы думаете какими чертами может обладать аддикт если учесть, что причина неконтролируемого пристрастия к чему-либо находится не в окружающем мире, а внутри человека.

Люди с подобным поведением характеризуются

  • пониженной стрессоустойчивостью,
  • страхом перед жизненными трудностями,
  • отсутствием способности ждать и терпеть,
  • жаждой немедленного осуществления желания.

Б. Сегал выделял следующие психологические особенности лиц с аддиктивными формами поведения

  1. снижение переносимости трудностей повседневной жизни, наряду с хорошей переносимостью кризисных ситуаций.
  2. скрытый комплекс неполноценности, сочетающийся с внешне проявляемым превосходством
  3. внешняя социабельность, сочетающаяся со страхом перед стойкими эмоциональными контактами
  4. стремление говорить неправду
  5. стремление обвинять других, зная, что они невиновны
  6. стремление уходить от ответственности в принятии решений
  7. стереотипность, повторяемость поведения
  8. зависимость
  9. тревожность

В норе, как правило, психически здоровые люди легко («автоматически») приспосабливаются к требованиям обыденной (бытовой) жизни и тяжелее переносят кризисные ситуации.

Кто является антиподом аддиктивной личности. Обыватель- человек, живущий интересами семьи, родственников.

Образно говоря, для психологически зрелой личности мир представляется ареной, на которой можно творить и воплощать своими руками свои желания, правда, ценой преодоления трудностей и часто томительного ожидания. Для аддикта мир выглядит тюрьмой, вырваться из которой позволяет не поступок, а уход от реальности любым доступным способом [Peele, Brodsky, 1975]. Согласно этому представлению, аддикция — это в той или иной мере уклонение от взрослой личной ответственности, свойственной психологически зрелой личности.

Для аддиктов характерно «мышление по желанию»: что бы не происходило в действительности, для них реальным является лишь то, что соответствует их желаниям и представлениям. Они строят свой воображаемый мир, в котором и живут, все более и более входя в конфликт с окружающими людьми, которым этот воображаемый мир недоступен.

Вопросы профилактики формирования зависимого поведения детей и подростков, являются одними из важнейших в воспитательной работе. Первичная профилактика зависимого поведения через альтернативное предложение здорового образа жизни является одним из основных направлений деятельности кабинета профилактики наркозависимости ЦПМСС Василеостровского района. Работа кабинета строится на основании принципов комплексности, индивидуальной ориентированности и систематичности.

Наличие девиантного поведения указывает на нарушенную адаптацию к изменившимся условиям микро- и макросреды. Ребенок своим поведением демонстрирует необходимость оказания ему экстренной помощи, и меры в этих случаях требуются профилактические, психолого-педагогические и воспитательные.

Программа «ПАВлин», имеющая целью формирование культуры здоровья, обеспечивающей предупреждение зависимого поведения.

Занятия по программе «ПАВлин» проходят на базе ДОУ, в группах из 9-12 детей, один раз в неделю. Продолжительность курса – 12 занятий.

Программа «ПАВлин» — не единственная, разработанная в Центре. Создан ряд психолого-педагогических программ центра, направленных на развитие личности подростка. Прежде чем рассмотреть содержание этих программ, хотелось бы остановиться на особенностях подросткового возраста.

Подростковый возраст – время открытий. Подросток критически осмысливает все усвоенное им ранее и заново, самостоятельно выстраивает модель самого себя и модель мира, который его окружает.

Родителям, другим взрослым хочется, чтобы взросление, приобретение социального опыта, формирование умений и навыков эффективного взаимодействия с окружающим происходило в безопасной для подростка социальной среде.

Исторически сложилось так, что практически вся профилактическая работа с детьми приходится на подростковый возраст. Это, несомненно, важно, ведь именно в этот период формируется мировоззрение ребенка, происходит осмысление себя и своего места в этом мире. Однако подростковый период – это сложное время в жизни подростка, сопровождающееся определенными психологическими трудностями, характерными для этого возраста.

К специфическим проблемам подросткового возраста можно отнести:

  • стремление освободиться от опеки взрослых и установленных ими правил и норм;
  • противоречие между потребностью в интимности, с одной стороны, и кооперации, группированию, с другой;
  • наличие тревоги, вызванной открытием субъективного мира и формированием образа Я;
  • наличие тяги к расширению диапазонов ролевого поведения;
  • эмоциональная непосредственность, неуравновешенность;
  • недостаточное развитие абстрактно-логического мышления;
  • отсутствие навыков самоанализа.

В нашем центре осуществляется комплексный индивидуально-ориентированный подход в работе с подростками. Тесное взаимодействие специалистов центра позволяет проработать все сферы: поведенческую, когнитивную и эмоционально-волевую.

Рассмотрим подробнее разработанные в центре психолого-педагогические программы.

Программа «Шаги к взрослению» (коррекция и профилактика дезадаптивного поведения младших подростков). Программа рассчитана на детей 11-12 лет, испытывающих затруднения в отношениях с окружающими.

Посещение предлагаемых программой занятий способствует:

  • обучению навыкам распознавания эмоций, регулирования своего эмоционального состояния;
  • развитию коммуникативных навыков;
  • формированию социально приемлемых форм поведения в коллективе;
  • тренировке навыков бесконфликтного общения;
  • формированию позитивных установок и позитивного образа будущего.

Программа «От Я к МЫ и обратно» (формирование позитивной Я-концепции). Программа рекомендована для подростков 14-15 лет, испытывающих неуверенность в себе, стремящихся понять себя и других, научиться общаться. Посещение занятий программы способствует:

  • осознанию своей личности, своих характерных особенностей, отличающих подростка от других людей, достоинств и недостатков, повышению самооценки;
  • расширению знания подростков о чувствах и эмоциях, развитию способности безоценочного принятия других людей, повышению эмоциональной зрелости;
  • формированию навыков общения, умения слушать, высказывать свою точку зрения, приходить к компромиссному решению, аргументировать и отстаивать свою позицию.

Программа «ЭКВАТОР» — это индивидуально-ориентированная информационно-просветительская учебная программа, ориентированная на подростков 13-15 лет (8-9 кл.) Целью программы «ЭКВАТОР» является внедрение комплекса подходов (социально-педагогического, психолого-педагогического, оздоровительно-профилактического и правового) по первичной профилактике аддиктивных (от англ. аddiction – пагубная привычка, порочная склонность-авт.) форм поведения среди подростков.

Программа состоит из комплекса модулей. Модуль – это пакет вариативных учебно-методических материалов, содержащий теоретические положения и практические задания определенного тематического содержания. Каждый модуль самодостаточен и может использоваться самостоятельно. Вместе с тем, все они связаны единой логикой программы.

Программа представлена четырьмя модулями:

  1. Психолого-педагогический модуль
  2. Социально-педагогический модуль
  3. Оздоровительно-профилактический модуль
  4. Правовой модуль

Опыт реализации программ центра свидетельствует об успешности профилактической работы по формированию у детей и подростков позитивного отношения к миру и высокой сопротивляемости к негативным явлениям.

Словарь

Аддикция (addiction — англ., склонность, пагубная привычка, за­висимость) — специфическое поведение, общей чертой которого явля­ется стремление уйти от реальности путем искусственного изменения психического состояния. Этот путь стереотипизируется и для каждого человека в существенной мере ограничивает сферу взаимодействия с окружающей средой, хотя для разных людей это может быть большой спектр способов изменения своего состояния. В соответствии с тем, какой конкретно способ используется, выделяют зависимость от нар­котиков, курения, алкоголя, еды (часто сладкого), сексуального об­щения, компьютера, азартных игр и т.д.

Аддикция химическая — зависимость от того или иного химиче­ского препарата, изменяющего психическое состояние человека.

Аддикция нехимическая — аддикция, при которой объектом зави­симости становится некоторый поведенческий паттерн, а не вещество, вызывающее изменение психического состояния. Именно на этом ос­новании такой вид зависимости называется поведенческой аддикцией.

Аддикция алиментарная — тип поведения, при котором уход от реальности и изменение психического состояния достигаются посредством удовольствия от приема пищи.

Гэмблинг — (от game — англ. , игра) — зависимость от азартных игр, вид аддикции, при которой уход от реальности и изменение состояния достигаются возбуждением во время азартной игры.

Девиантное (от лат. deviatio — отклонение) поведение — термин, описывающий поведение, отклоняющееся от неких принятых в обще­стве стандартов.

Шоппинг- посещение магазинов и покупки не потому, что не­что необходимо, а для получения удовольствия

Здоровье – это состояние полного физического, духовного и социального благополучия. Определение Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ).

Здоровьеэто такое состояние духа, эмоционально-психологической и физиологической сфер жизнедеятельности человека, которое создает наиболее благоприятные условия для расцвета его личности, его талантов и способностей, для осознания им своей неразрывной связи с окружающим миром, своей ответственности за него (Шаталова Г.С. «Философия здоровья»)

причин девиации — здесь живет г-н Бааде

Девианс и социальный контроль :
Понять, как социальный статус, социальные группы, социальные изменения и социальные институты
влияют на индивидуальное и групповое поведение
● Понимать пол, возраст, состояние здоровья и социально-экономические статус влияет на социальное неравенство.
● Понимание изменений в социальных и политических институтах, отражающих и влияющих на ценности и поведение людей
.

Цели и масштаб:
● Объясните причины отклонений.
● Определите и оцените причины отклонения.
● Определите типы санкций, используемых для контроля социального поведения.
● Определите отклонения и криминальное поведение.
● Анализируйте функции отклонения.

Ключевые слова:

• Социальные институты — Социальные институты — это сложный интегрированный набор социальных норм, организованных вокруг сохранения основных социальных ценностей.

• Социальные изменения — относится к любым значительные изменения с течением времени в образцах поведения, культурных ценностях и нормах

• Социальная группа — два или более человека, которые взаимодействуют друг с другом, имеют схожие характеристики и вместе обладают чувством единства

Социальный статус — статус человека или важность по отношению к другим людям в обществе.

● Система уголовного правосудия — система правоохранительных органов, которая непосредственно участвует в задержании, судебном преследовании, защите, вынесении приговора и наказании тех, кто подозревается или осужден за совершение уголовных преступлений.
● Культурная передача — Теория Отклонение — это часть субкультуры, передаваемой через социализацию, тесно связанную с теорией дифференциальных ассоциаций
● Сдерживание — Запугивание членов общества в соответствии с требованиями правового кодекса
● Отклонение — лицо, нарушившее одно или больше наиболее ценных норм общества, особенно тех, которые ценятся элитой.
● Теория дифференциальной ассоциации — предсказывает, что чем моложе «ученик», он находится в тесных отношениях с девиантным «учителем» и тем больше контактов с другими значимыми людьми, которые «девиантный», то тем больше вероятность, что «ученик» тоже будет отклоняться.Обратное также верно.
● Недееспособность — изгнание преступников из общества с заключением контракта с другими членами общества путем заключения в тюрьму
● Теория навешивания ярлыков — только после того, как ярлык или личность будут присвоены кому-либо другим, занимающим положение в обществе, человек фактически «становится» извращенцем.
● Первичное отклонение — отдельные акты нарушения нормы. Отклонение — это любой вид поведения, отклоняющийся от социальных норм и того, чему учат.
● Рецидив — тенденция к возвращению к предыдущему состоянию или образу поведения, особенно: рецидив преступного поведения
● Реабилитация — ресоциализация преступников в соответствии с правовым кодексом общества
● Возмездие — Общественное требование компенсации от преступников равно их преступлению против общества
● Вторичное отклонение — девиантность как образ жизни и личная идентичность, стадия, на которой человек усваивает девиантную идентичность, интегрируя ее в свою самооценку.
● Социальный контроль — формальные / неформальные средства содействия соответствию правилам группы или общества, либо законам (формальным), либо социальным нормам (неформальным).
● Стигма — нежелательная характеристика, используемая другими для отрицания полного принятия отклоняющихся от нормы, социальных стигма — это крайнее неодобрение (или недовольство) человеком или группой по социально характерным признакам, которые воспринимаются и служат для их отличия от других членов общества.
● Преступление «белых воротничков» — преступление, совершенное респектабельными и высокопоставленными людьми в ходе их профессиональной деятельности.

2: Причины отклонения:
● Структурная деформация
● Маркировка
● Социальный контроль
3: Определите причину
● Структурная деформация
● Маркировка
● Социальный контроль
4: Определение девиантности и преступного поведения
● Культурные элементы
○ Убийства во имя чести, религия, социально-экономический статус и т. Д.
5: Определите типы санкций, используемых для контроля социального поведения
● Неформальные
● Формальные
6 : Функции отклонения
● Функционализм — если он служит определенной цели или имеет функцию, сохраняйте ее, в противном случае она должна исчезнуть
● Теория конфликта — власть имущих против неимущих, все меняется только в случае конфликта,
● Символический интеракционизм — Это более или менее личный взгляд на то, как вещи влияют на человека.
Словарь терминов для формирующей оценки отклонений Вопросы с множественным выбором будут зависеть от знания и применения DOK (Глубина знания) Выбранный ответ

Социолог определяет отклонение как поведение, которое распознается как нарушение ожидаемых правил и норм. Это просто больше, чем несоответствие, однако; это поведение, которое значительно отличается от социальные ожидания. С социологической точки зрения девиантности тонкость, которая отличает его от нашего здравого понимания такое же поведение.Социологи подчеркивают социальный контекст, а не только индивидуальное поведение. То есть отклонение рассматривается с точки зрения группы процессы, определения и суждения, а не просто необычный человек действует. Социологи также признают, что не все модели поведения оцениваются. аналогично всеми группами. То, что отклоняется от одной группы, может не быть считается девиантным по отношению к другому. Кроме того, социологи признают, что установленные правила и нормы созданы социально, а не только морально решено или индивидуально навязывается. То есть отклонение заключается не только в само поведение, но в социальных реакциях групп на поведение другие.
Социологи, изучающие девиантность и преступность, исследуют культурные нормы, как они меняются со временем, как они применяются и что происходит с люди и общества, когда нормы нарушаются. Девиация и социальная нормы различаются в зависимости от общества, сообщества и времени, и часто социологов интересует, почему существуют эти различия и как эти различия различия влияют на людей и группы в этих областях.
Роберт К. Мертон разработал теорию структурной деформации. как расширение функционалистской точки зрения на девиантность.Этот теория прослеживает истоки девиантности к напряженности, которая вызвана разрыв между культурными целями и средствами, доступными для людей. достичь этих целей. вверх в пути это поощряет слишком большие отклонения. Мертон считал, что когда общественные нормы или социально принятые цели (например, американская мечта), место давление на человека, чтобы он соответствовал, они вынуждают человека либо работать в рамках структуры, созданной обществом, либо вместо этого стать членами девиантной субкультуры в попытке достичь этих цели. Мертон назвал эту теорию Теория деформации . Вот наиболее важные характеристики теории.
Примером основной озабоченности Мертона было то, что такие общества, как Соединенные Штаты, не предоставлять средства (доступ к образованию, занятости и т. д.) для достижения культурные цели (американская мечта). Когда люди сталкиваются с разрыв между «тем, что должно быть» и «тем, что есть», этот человек будет чувствовать напрягся и есть выбор между пятью режимами адаптации .
Мертон также разделил людей на пять общих категорий: в отношении их отношения к культурно принятым целям и средствам для достижения этих целей:
  • Конформисты — это люди, верящие как в устоявшиеся культурные цели общества, а также нормативные средства достижения эти цели.Они следуют правилам общества.
  • Ритуалисты — это люди, не верящие в установленные культурные цели общества, но они верят и соблюдают средствами достижения этих целей. Ритуалисты уменьшают напряжение аномии (ненормальности), уменьшая свои собственные стремление к успеху до такой степени, что цели становятся более практичными достижимый
  • Новаторы — это люди, которые принимают культурные цели общества, но отвергают традиционные методы достижения этих цели. Эти люди обычно откровенно пренебрегают традиционные методы, которые были созданы для достижения богатства и обычно те, кого мы считаем преступниками.
  • Ретреатисты — это люди, которые отвергают культурные цели и принятые средства достижения этих целей. Они просто избегают как цели, так и средства, установленные обществом, не заменяя их норм со своими собственными контркультурными силами.
  • Повстанцы не только отвергают обе установленные культурные цели и общепринятые средства достижения этих целей, но они заменяют новые цели и новые средства достижения этих целей.

Название варианта Социально одобренная цель Социально одобренные средства

1. соответствие да да
(это вариант без отклонений, все другие варианты отклоняются)

2. инновации да нет

3. отказ от ритуализма да или нет, в зависимости

4.отступничество отказывается от целей отказывается от средств

5. восстание отвергает и заменители отвергает и заменяет
личные цели личные средства

Теория дифференциальной ассоциации Эдвина Сазерленда произошла от Чикагская школа социологии, которая заметила, что преступление произошло больше часто в районах, где отсутствует социальная организация и институты социальный контроль. Преступление обычно объясняли множеством факторы, такие как социальный класс, возраст, раса, а также городское или сельское положение. Сазерленд разработал свою теорию дифференциальной ассоциации, чтобы объясните, как эти факторы были связаны с преступностью. Было замечено, что когда-то высокий уровень преступности установленный в географическом регионе, модель повторилась, с «новых поколения жителей, поддерживающих эту модель »
Криминальное поведение приобретается во взаимодействии с другими людьми.Благодаря этому взаимодействию и общению люди узнают ценности, отношения, методы и мотивы преступного поведения.

Теория дифференциальной ассоциации подчеркивает взаимодействие людей общаются со своими сверстниками и другими людьми из их окружения. Те, кто общаться с правонарушителями, извращенцами или преступниками, научиться ценить отклонение. Чем больше частота, продолжительность и интенсивность их погружение в ненормальную среду, тем более вероятно, что они стать девиантным. Эта теория действительно фокусируется на том, как люди становятся преступники, а не почему они становятся преступниками.

Трэвис Хирши — Теория социального контроля — эта теория задает другой вопрос, чем большинство других другие; он не спрашивает «почему кто-то совершает отклонения?» а скорее контроль Теория спрашивает: «Почему большинство из нас , а не совершают отклонения?» В другом слова почему большинство из нас большую часть времени действует «правильно»?

— теория отвечает на этот вопрос так — что «нормальное поведение» формируется силой механизмов социального контроля в нашей культуре.Ставить иначе, социальные связи, которые связывают людей, помогают удерживать нас от совершение девиации.

— так каковы основные социальные факторы / компоненты социальной связь между людьми?

1. Вложение — мера связность между людьми
2. Приверженность — мера доли человека имеет в сообществе
3. вовлеченность — мера времени / энергии a человек тратит на деятельность, полезную для общества
4.вера — мера поддержки человеком мораль и убеждения общества

— теория утверждает, что имеет тенденцию к быть обратной корреляцией между эти факторы и девиантное поведение. Что это обозначает? Быть в состоянии это объяснить.

— у теории есть как сильные, так и слабые стороны. Подумать о чем они могут быть.

Теория навешивания ярлыков — Прочтите Святых и Головорезов
(Примечание: название «Теория навешивания ярлыков» может быть немного вводящий в заблуждение так что будьте здесь осторожны.Теоретики ярлыков не любят ярлыки , ясно? Но они говорят, что навешивание ярлыков — это социальный факт, особенно когда мы говорим о социальные институты, такие как правоохранительные органы, агентства социальных услуг и психиатрические учреждения. Поэтому они изучают мощность этикетки в нашем обществе). Также отметим, что эта теория объединяет два теоретических перспективы — теория конфликта и символический интеракционизм. Ты должен быть в состоянии объяснить, что означает последнее предложение, хорошо?

— теория объясняет девиацию как социальный процесс, при котором некоторые люди способны определять других как ненормальных.Подчеркивается, что отклонение является относительным — это не до тех пор, пока кто-то не присвоит кому-то ярлык еще в положении социальной власти, когда человек фактически «становится» девиантный.

Содержит несколько важных терминов, связанных с теорией:
— первичное отклонение — поведение, которое не соответствует к социальным нормам, но поведение может быть временным, мимолетным, исследовательским, тривиальным или особенно, скрытый из большинство других. Человек, совершающий девиантный поступок, не видит он / сама как девиантный; Другими словами, это не интернализируется как часть человек себя концепция

— вторичное отклонение — поведение, которое не соответствует к социальным нормам, но 1) поведение, как правило, со временем становится более устойчивым.Человек продолжает делать девиантное поведение даже после того, как был пойман и наклеен социальным учреждение. В человек принимает девиантный ярлык, встраивая его в себя концепция.

— девиантная карьера — продолжающееся вторичное отклонение, это становится его «работой» и становится его основной экономической деятельностью. Человек принимает девиантное метка.

— Радикальное невмешательство: теория навешивания ярлыков решение, по крайней мере, для ювенильного отклонения. Имеет два части: 1) желательно никого не маркировать, но тем более не несовершеннолетний.Социология знает, что многие подростки уменьшают или прекращают свое отклонение от нормы по мере того, как становятся взрослые и принимать взрослые статусы и роли. Таким образом, маркировка их может предотвратить что «становятся хорошими», когда они становятся взрослыми, и 2) , если кто-нибудь должен быть помечен, честно обозначайте — не обращайте внимания на социальный класс, расу, пол и т. д., и поэтому обозначьте некоторые отдельные люди иначе, чем другие. — теория имеет как сильные стороны, так и слабые стороны. Подумать о чем они могут быть. Теории субкультур — Есть несколько субкультурных теорий. теории, но все они «работают» вот так: человек может быть членом субкультуры внутри большая культура; например, член банды, живущий внутри Америка. В субкультуре определенное поведение может быть «нормальным» / соответствующим. поведение но с точки зрения более широкой культуры поведение считается быть девиантным.

— теория дает понять, что нам нужно спросить, «кто имеет право решать что такое «нормальное» и что такое девиантное поведение? »Эти теории часто связаны с теорией маркировки.

— человек такой субкультуры может почувствовать конфликт ролей или роль штамм пытается уравновесить нормы двух очень разных групп который один член

— теория имеет сильные и слабые стороны. Подумайте, что они могут быть.

Медикализация отклонений

— теория утверждает, что за последние 100 с лишним лет произошел сдвиг в котором социальное учреждение первично связано с маркировка / «обращение» девиантности и девиантов.В прежние времена в Западной Европе и Америка, религиозные институты обладали социальной властью определять / навешивать ярлык на девиантные поведение и «лечить» его (например, экзорцизмом и т. д.). Но теперь наука и особенно медицина как подвид науки заняла большую часть Социальное контрольная обработка девиантов.

— этот сдвиг, как утверждают сторонники теории, более гуманный способ понимания девиантного поведения. Люди не «злые» но они «больны». Однако ярлык «больной» по-прежнему имеет социальную последствия которые «прилипают» к такому названию.Некоторые из этих последствий находятся:

1. снимает с лица ответственность за девиантное поведение
2. клейма практически нет (так утверждает теория) на ярлык больного
3. пока человек выполняет «больная роль» соответственно, он или она может не получать суровая негативная этикетка. Но больная роль — это роль и имеет сложный поведенческий набор, который человек должен следовать, иначе.
4. Ключевая роль больного в том, что нужно признать, что медицинская точка зрения «правильна» и поэтому все, что предписано врачом, должно быть выполнено
5.более оптимистичный взгляд отклонения

— но есть и обратная сторона медикализации отклонение. Что это?

Некоторые параллельные проблемы в JSTOR

Abstract

В данной статье исследуются параллельные разработки теории маркировки и подхода к решению социальных проблем, основанного на конфликте ценностей. Отмечаются сходства в их критике функционализма и этиологической теории, а также их упор на процесс определения. Кроме того, исследуется неспособность обеих формулировок развить отличительные черты их общего понимания.Представлен анализ этого отказа.

Журнал Information

Издается ежеквартально для Общества изучения социальных проблем. В книге «Социальные проблемы» рассматриваются наиболее сложные проблемы современного общества и приводятся важные социологические открытия и теории, позволяющие читателям лучше понять сложную социальную среду. Журнал охватывает следующие области: конфликты и социальные действия; преступность и преступность среди несовершеннолетних; пьянство, наркотики и наркомания; политика и услуги в области здравоохранения; раса и этническая принадлежность; и сексуальное поведение и политика.Social Problems — один из самых уважаемых и широко читаемых профессиональных журналов в области социальных наук, где публикуются доступные, актуальные и новаторские статьи, отражающие критические взгляды самого высокого качества.

Информация об издателе

Oxford University Press — это отделение Оксфордского университета. Издание во всем мире способствует достижению цели университета в области исследований, стипендий и образования. OUP — крупнейшая в мире университетская пресса с самым широким глобальным присутствием.В настоящее время он издает более 6000 новых публикаций в год, имеет офисы примерно в пятидесяти странах и насчитывает более 5500 сотрудников по всему миру. Он стал известен миллионам людей благодаря разнообразной издательской программе, которая включает научные работы по всем академическим дисциплинам, библии, музыку, школьные и университетские учебники, книги по бизнесу, словари и справочники, а также академические журналы.

Какие формы девиантного поведения наиболее распространены среди

Содержание

ГЛАВА ПЕРВАЯ.ВВЕДЕНИЕ
Предпосылки исследования
Постановка проблемы
Цель исследования
Цели исследования
Вопросы исследования
Значение исследования
Ограничение исследования
Определение границ исследования
Организация остальной части исследования

ГЛАВА ВТОРАЯ. ОБЗОР СВЯЗАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Введение
Обзор девиантного поведения
Обычное девиантное поведение среди учеников
Домашние причины девиантного поведения
Связанные со школой причины девиантного поведения
Связанные с сообществом причины девиантного поведения
Девиантное поведение ученика
Девиантное поведение ученика Вывод

ГЛАВА ТРЕТЬЯ.МЕТОДОЛОГИЯ
Введение
Дизайн исследования
Область исследования
Исследуемая группа
Выборка и процедура отбора проб
Инструменты исследования
Сбор данных

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ВЫВОДЫ И РЕЗУЛЬТАТЫ
Социально-демографические характеристики респондентов
Возраст респондентов
Пол респондентов
Вопросы исследования

ГЛАВА ПЯТАЯ. РЕЗЮМЕ РЕЗУЛЬТАТОВ, ВЫВОДОВ И РЕКОМЕНДАЦИЙ
Резюме
Заключение
Рекомендации
Области для дальнейших исследований

ССЫЛКИ

ПРИЛОЖЕНИЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ.ВВЕДЕНИЕ

Предпосылки исследования

Общества процветают благодаря принятым социальным нормам и ценностям, которые они доверили людям. Нарушение этих социальных норм вызывает нарушение нормального функционирования институтов, созданных в этих обществах. Образовательные учреждения являются исключительными, поскольку они сталкиваются с проблемой отклонений даже от строгих правил, установленных администрацией.

Девиантное поведение растет в наших обществах, и школы несут на себе его неблагоприятные последствия, поскольку они рассматриваются как проводники изменений и модификации поведения.Распад закона и социальных организаций является результатом неспособности социальных институтов обуздать девиантность у детей.

Девиансом можно назвать все типы поведения или действий, которые не согласуются с правилами и положениями организационной структуры.

Организация, как определено Эджиогу (1990), — это социальная единица, преследующая определенные цели, для которых они созданы. Типичные организации включают тюрьмы, школы, церкви и дома.В каждой организации участники взаимодействуют друг с другом для достижения желаемой цели. Этот тип непоследовательного поведения можно увидеть дома, в обществе, учреждении или учебном заведении.

Таким образом, социальная организация может быть описана более оперативно как способы, которыми человеческое поведение становится социально организованным, и как структура социальных отношений в нем и как разделяют убеждения и ориентации, которые объединяют членов организации. Школа является социальной организацией, и поэтому у нее есть устоявшаяся модель поведения, ожидаемая в виде правил и положений, которые регулируют официальные действия директора школы, учителей, учеников и любого персонала, который в ней работает.

Несоответствие нормам какой-либо группы или организации — это то, что социолог назвал «девиантным поведением». Это поведение, при котором человек отворачивается от социальных стандартов общества. Среди учеников основных школ является обычным явлением не следовать образцам поведения, установленным для них школьной властью.

В социологии социальная организация — это модель взаимоотношений между отдельными людьми и социальными группами.

Характеристики социальной организации могут включать такие качества, как половой состав, пространственно-временная сплоченность, лидерство, структура, разделение труда, системы коммуникации и так далее.И благодаря этим характеристикам социальной организации люди могут контролировать свою повседневную работу и участие в других видах деятельности, которые являются контролируемыми формами человеческого взаимодействия. Эти взаимодействия включают: принадлежность, коллективные ресурсы, взаимозаменяемость отдельных лиц и зарегистрированный контроль. Эти взаимодействия составляют общие черты основных социальных единиц, таких как семья, предприятия, клубы, государства и т. Д.

Ни один ребенок не может выжить в изоляции. Группа сверстников, с которой они переезжают, родители, школьная среда и наше общество в целом серьезно способствуют решению проблемы отклонений, с которой сталкивается наше сообщество в целом и школы в частности.Плохие родительские отношения вызывают девиантное поведение, потому что некоторые родители в погоне за финансовым успехом оставляют своих детей на произвол судьбы.

Девиантный опыт обучения в школе создает у общества ложное впечатление, будто в школе не учат развитию поведения детей или что школьная администрация слаба.

В Африке отсутствует подробная информация о девиантном поведении молодежи, поскольку в большинстве стран отсутствуют надежные базы данных, хотя такие страны, как Танзания, Намибия и Южная Африка, начинают собирать информацию для картирования будущих тенденций.Тем не менее, есть свидетельства роста правонарушений среди молодежи. Обследования виктимизации в нескольких странах, а также качественные наблюдения показывают, что преступность среди молодых людей (12-25 лет) растет гораздо более высокими темпами, чем на развитом севере. Это, в частности, включает насильственное поведение, преступления, связанные с наркотиками, и деятельность банд (Ogidefa, 2008).

Словарь Макмиллана Скрибнера определяет девианта как человека, поведение которого отличается от того, что группа или общество считает нормальным.

Oxford Advanced Learners Dictionary также описал девиантное поведение как поведение, отличное от того, что люди считают нормальным и приемлемым.

Согласно Wilson, R.K. и другие. (2002: 35) Девиант — это отталкивающий или абсурдный человек, который не соответствует принятым социальным нормам общества.

Центр непрерывного образования Университета Кейп-Кост (2003: 86), со своей стороны, относится к девиантному поведению как к поведению, которое считается противоречащим нормам или тем, что от них ожидается.Они также определили это как нежелательное, нежелательное или дезадаптивное поведение, которое не способствует преподаванию и обучению в классе или школе

Они упоминают некоторые из этих форм поведения, как запугивание, драки, воровство, агрессивность, гиперактивность, невнимательность и поддразнивание.

Исходя из вышесказанного, термин «девиантное поведение» может быть просто обозначен как поведение, которое осуждается или неприемлемо в обществе.

Другими словами, человек будет считаться девиантным в обществе, если он или она нарушает важную норму в определенной культуре.Девиантное поведение характерно для многих школьников в Гане. Это отрицательно сказывается на их успеваемости в школе. Удивительно, но политики, родители и учителя не считают это серьезной проблемой. Из-за этого ученики не могут достичь своей цели — пойти в школу.

Такое поведение является серьезной проблемой в начальной школе Best Brain в Kronom, и это в значительной степени способствовало плохой успеваемости учеников в школе.

Коммерческая деятельность, такая как торговля и несколько белых воротничков, являются основным занятием для жителя общины.Большинство мужчин занимаются ремесленными работами, в то время как женщины занимаются торговлей на основном рынке общины, и лишь немногие из них занимаются торговлей. Вероятно, это связано с тем, что город расположен на шоссе Кумаси-Тамале в районе Ашанти. Из-за этого большинство родителей заняты весь день, оставляя детей одних в доме, чтобы они занимались своими делами.

Это может быть фактором, способствующим девиантному поведению их детей.

Исследователи обнаружили эту проблему при тщательном и постоянном наблюдении во время периода наблюдения, и это побудило их выбрать тему «Факторы, влияющие на девиантное поведение среди учеников четвертой школы Best Brain Primary».Это нацелено на то, чтобы помочь ученикам избавиться от девиантного поведения.

Постановка проблемы

Девиантное поведение учащихся продолжает мешать школьным учебным программам и влияет на успеваемость учащихся. Девиантное поведение может быть связано с домом, школой, обществом и отношением учеников к учебе.

В ходе исследований были изучены причины и последствия девиантного поведения учеников в наших школах. Захангир Хоссейн в своем исследовании девиантного поведения; Исследование причин, опубликованное в NU Journal of Humanities, Social Sciences & Business Studies Vol.1, № 1, декабрь 2014 г., в качестве причин были определены наследственность и естественный отбор. Другие исследования также проводились по управлению недисциплинированностью среди учащихся средних школ. «Статистика подтверждает, что все более ужасные преступления совершаются детьми все более младшего возраста» (Levine, 2007).

Насилие среди молодежи — явление во всех странах, и рост девиантного поведения молодежи вызывает серьезную озабоченность за последние двадцать лет во всем мире. Некоторый рост преступности среди молодежи стал результатом изменений в способах реагирования на насильственное поведение молодежи (Levine, 2007).

Многие случаи девиантного поведения учеников были зарегистрированы и засвидетельствованы в школе.Более распространенные из них, вовлекающие учеников, включают прогулы, ломку и кражу мелких вещей, издевательства, хулиганство и неповиновение властям. Исследователи намеревались провести исследование, чтобы установить предполагаемые факторы, влияющие на девиантное поведение среди учеников начальной школы Best Brain. Это связано с тем, что ученики являются следующим поколением руководителей страны, поэтому девиантное поведение среди них может ввергнуть страну в неконтролируемый кризис в настоящее время и в будущем.В предыдущих исследованиях изучались факторы, влияющие на девиантное поведение школьников в развитых странах. Настоящее исследование направлено на изучение ситуации в Гане и, в частности, в базовой школе Best Brain в Кроном, муниципалитет Суаме, регион Ашанти.

Цель исследования

Основная цель исследования состояла в том, чтобы определить факторы, способствующие девиантному поведению среди учеников четвертой начальной школы Best Brain School, со вторичной целью — наметить стратегии, которые могут быть приняты для решения проблем девиантного поведения среди учеников.

Цели исследования

Исследование было направлено на следующие цели:

1. Выявить наиболее распространенные формы девиантного поведения среди учеников Best Brain School
2. Установить домашние факторы, вызывающие девиантное поведение среди учеников Best Brain School.
3. Установить факторы, связанные со школой, вызывающие девиантное поведение учеников Best Brain School.
4. Выявить связанные с сообществом факторы, вызывающие девиантное поведение среди учеников Best Brain School.

Вопросы исследования

Это исследование основывалось на следующих вопросах исследования:

1. Каковы наиболее распространенные формы девиантного поведения среди учеников Best Brain School?
2. Какие домашние факторы способствуют девиантному поведению учеников Best Brain School?
3. Какие школьные факторы связаны с девиантным поведением учеников Best Brain School?
4. Какие общественные факторы связаны с девиантным поведением учеников Best Brain School?

Значение исследования

Результат этого исследования был направлен на то, чтобы позволить родителям, лицам, определяющим политику, разработчикам и разработчикам учебных программ, а также правительству сформулировать дорожный план, который поможет снизить рост девиантного поведения среди учеников основных школ в Гане. .Со стороны учеников, которые являются лидерами следующего поколения, это будет иметь большое значение в обеспечении или воспитании приемлемого образа жизни и восприятия своего поведения. Опять же, это позволило бы политикам осознать необходимость принятия и обеспечения соблюдения соответствующей политики, которая будет способствовать благополучию молодежи.

В социальном плане он был направлен на поощрение приемлемых социальных стандартов и поощрение очищенной среды, свободной от насилия, коррупции и других социальных проблем, путем обучения молодежи важности соблюдения хорошего поведения.Общество получит от этого огромную выгоду, потому что, когда будет выявлено неприемлемое поведение учеников и роль, которую общество играет в эскалации такого поведения, оно пересмотрит свою культуру и моральные стандарты, вызывающие его, чтобы обуздать его. Благодаря этому их нормы и убеждения будут уважаться, а социальный уровень общества улучшится.

Это также позволит школе лучше разрабатывать программы и коррекционные курсы для учеников с отклоняющимся поведением.Это в значительной степени уменьшит или устранит представление общества о школе как об основном факторах, способствующих девиантности в обществе.

Наконец, исследование добавит к записанной информации о стратегиях, которые могут быть приняты для решения проблемы девиантного поведения среди учеников.

Ограничение исследования

Поначалу будет очень сложно завоевать доверие респондентов, поскольку большинство из них может подумать, что собираемая информация будет использована для их стигматизации.

Опять же, респонденты могут не сотрудничать в полной мере из-за неправильного представления обо всем упражнении. Они также могут чувствовать, что их конфиденциальность будет раскрыта.

Кроме того, исследователи могут столкнуться с проблемой, как заставить родителей понять суть исследования, чтобы они могли полностью сотрудничать с ним.

Определение границ исследования

Работа следователей ограничивается только начальной школой Best Brain. Исследование проводится только в четвертом классе и ориентировано на десять учеников.Несколько учеников могут быть вовлечены в девиантное поведение, но это исследование было направлено только на установление факторов, способствующих девиантному поведению среди учеников начальной школы Best Brain.

Организация остальной части исследования

Это исследование состоит из пяти глав. Во второй главе представлена ​​информация о соответствующей и связанной литературе в области стратегий, которые могут быть приняты для решения проблемы девиантного поведения среди учеников. Эта глава посвящена исключительно обзору теоретической и эмпирической литературы, связанной с исследованием.В третьей главе рассматриваются следующие области; план исследования, область исследования, популяция, процедура выборки, инструменты сбора данных, процедуры сбора и обработки данных. Четвертая глава посвящена анализу собранных данных, а также интерпретации результатов. Результаты также обсуждались. В пятой главе все исследование завершилось обобщением, выводами и рекомендациями, а также определением областей для дальнейших исследований.

ГЛАВА ВТОРАЯ.ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ ПО ТЕМЕ

Введение

В этой главе в исследовании рассмотрена литература, относящаяся к вопросам, которые рассматривались в исследовании. Обзор литературы посвящен исследованиям, связанным с факторами, вызывающими девиантное поведение учеников, включая наличие девиантных факторов, связанных с домом, школой и обществом. Следующее обсуждение было организовано вокруг следующих вопросов:

1. Обзор девиантного поведения
2. Общее девиантное поведение учащихся
3.Домашние причины девиантного поведения
4. Связанные со школой причины девиантного поведения
5. Связанные с общиной причины девиантного поведения
6. Девиантное восприятие учениками своего поведения

Обзор девиантного поведения

Кажется, что рост девиантного поведения — это просто зеркало самого общества, отмеченное растущей заботой о статусе молодых людей. Следовательно, девиантное общество, несомненно, передаст это отклонение своим институтам (Lawrence, Steed, & Young, 1984).Ребенок — это существо, которое рассматривается как девиантное, несговорчивое, трудное, беспокойное, агрессивное, непослушное, неловкое и кровожадное существо (Lawrence et al., 1984). (Лоуренс и др., 1984) подчеркивает точку зрения учителей, утверждая, что в каждом классе есть по крайней мере один девиант или даже целый класс, заполненный ими. Далее он отмечает, что учителя придерживаются такого взгляда на девиантов, потому что они прерывают или мешают учителю учить. Дети, которые говорят вне очереди, не позволяя другим ученикам в течение этого периода молчания отвечать на вопросы, мешают плану учителя и мешают учителю выполнить свою задачу (Lawrence et al., 1984).

Со стороны Центра непрерывного образования Университета Кейп-Коста (2003: 86) девиантное поведение определяется как поведение, которое считается противоречащим нормам или тем, что от них ожидается. Они также называли этот предмет нежелательным, нежелательным или дезадаптирующим поведением, которое не способствует преподаванию и обучению в классе или школе. Они утверждают, что девиантное поведение учеников должно вызывать беспокойство у родителей и учителей, потому что такое поведение

1.Прервите собственное обучение ребенка или общение с учителем и одноклассниками.
2. Может представлять опасность для безопасности ребенка или других лиц.
3. Может привести к потере или повреждению школьного оборудования или личных вещей.

Кроме того, классическая школа криминологии и итальянская школа (наряду с криминальной антропологией, 1963: 97) являются ранними теориями девиантного поведения. Классическая школа исходит из работ Чезаре Б. и Джереми Б. (1963: 97). Беккариа придерживался утилитарного взгляда на общество наряду с теорией социальных контрактов государства.Он утверждает, что роль государства заключалась в максимальном увеличении возможной полезности для максимального количества людей и в минимизации тех действий, которые наносят вред обществу. Он говорит, что девианты совершают действия, которые вредны для общества из-за полезности, которую они приносят частному лицу. Если бы государство сопоставило боль наказаний с полезностью различных девиантных форм поведения, у девианта больше не будет стимула совершать девиантные поступки.

С другой стороны, Ховард Б.(1963: 52) описал девиантное поведение как нарушение социальных норм, в том числе правовых. Но многие социологи отвергают это поведенческое или незрелое определение, а вместо этого рассматривают отклонение как простой ярлык.

Девиантность с этой точки зрения — это то, на что мы реагируем посредством реакции социального контроля. Они утверждают, что девиантное поведение обычно вызывает формальные и неформальные наказания, ограничения или другие меры контроля со стороны общества. Эти формальные и неформальные механизмы контроля включают больше людей, которые должны соответствовать социальным нормам.Однако, несмотря на социальные санкции и контроль, мы иногда наблюдаем вокруг себя девиантное поведение.

Тогда почему некоторые люди проявляют такое девиантное поведение, даже если ожидаются социальные наказания?

Социологи, критиковавшие определение Говарда Беккера, пытались объяснить его в различных аспектах.

1) Девианты не соответствуют ожиданиям и нормам, существующим в обществе.
2) Отклонения или нормы создаются или определяются обществом через общее восприятие людей.Следовательно, то, что является девиантным, не является должным образом присущим вещи или действию.
3) Групповой интерес играет важную роль в определении отклонения.
4) Большой или влиятельный сегмент общества, таким образом, определяет, что является девиантным, а что нет.

Распространенное девиантное поведение школьников

Девиантные действия в школах сегодня стали довольно проблематичными для всех заинтересованных сторон, вкладывающих средства в школу. Рубингтон и Вайнберг (цит. По: Hargreaves, 1975) описывают «отклонение как данный объект» (стр.2). Далее они заявляют, что проблема состоит в том, чтобы найти тех, кого считают девиантами, которые тогда кажутся очень отличными от « нормальных » или не-девиантов, и дают какое-то объяснение того, как они стали тем, кем они являются. они есть. Затем цель сводится к предоставлению причинно-следственного анализа того, как эти люди стали девиантными и почему они, кажется, упорствуют в своем девиантном поведении, несмотря на наложенный на них контроль (Rubington & Weinberg, цитируется по Hargreaves, 1975). Этот причинно-следственный анализ может затем предложить основу для разработки предписывающих политик, направленных на сокращение и устранение отклонений.С другой стороны, Рубингтон и Вайнберг занимают альтернативную позицию, во-первых, утверждая, что девиантность — это вопрос социального определения (цитата из Hargreaves, 1975). Они утверждают, что отклонение не наблюдается, когда люди совершают определенные виды действий, а скорее возникает, когда какой-либо другой человек определяет этот поступок как отклоняющийся (Rubington & Weinberg, цитируется по Hargreaves, 1975). Во-вторых, Беккер (цитируется по Hargreaves, 1975) объясняет, что девиантность создается обществом. (Erikson, 1962; Kitsuse, 1962; Rubington & Weinberg, цит. По Hargreaves, 1975) разделяют схожие взгляды, утверждая, что если человек, считающийся девиантным, нарушает правило (я), то, поскольку правила действительно различаются между культурами, субкультурами и группами людей действия, которые считаются девиантными в одной культуре, не могут считаться девиантными в другой.Таким образом, культура учреждения может на самом деле порождать «отклонения», если индивид не согласовывает свои ценности и убеждения с теми, которые предполагаются учреждением. Согласно Эдвину Лемерту (цитируется по Hargreaves, 1975) «социальный контроль ведет к отклонениям» (стр. 5). На основе этой идеи Лемерт (цитируется по Hargreaves, 1975) разработал концепцию вторичного отклонения. Он определяет это как девиантное поведение или социальные роли, основанные на девиантном поведении, которое в конечном итоге становится средством защиты, атаки или адаптации к проблемам, возникшим в результате реакции общества на начальное отклонение, когда методы, используемые для контроля, наказания или устранения девиантного поведения. поступок формирует, стабилизирует и усугубляет отклонение (Hargreaves, 1975).

[…]

теорий отклонения | Encyclopedia.com

Со времени своего создания как дисциплина социология изучала причины девиантного поведения, исследуя, почему одни люди подчиняются социальным правилам и ожиданиям, а другие — нет. Как правило, социологические теории девиантности приводят к выводу, что аспекты социальных отношений индивидов и социальных сфер, в которых они живут и работают, помогают объяснить совершение девиантных действий. Этот акцент на социальном опыте и на том, как он способствует девиантному поведению, контрастирует с сосредоточением внимания на внутренних состояниях людей в таких дисциплинах, как психология и психиатрия.

Социологические теории важны для понимания причин социальных проблем, таких как преступность, насилие и психические заболевания, и для объяснения того, как эти проблемы могут быть решены. Уточняя причины отклонений, теории раскрывают, как аспекты социальной среды влияют на поведение отдельных лиц и групп. Кроме того, теории предполагают, как изменения этих влияний могут приводить к изменению уровней девиантного поведения. Если теория указывает, что определенный набор факторов вызывает девиантное поведение, то это также подразумевает, что устранение или изменение этих факторов в окружающей среде изменит уровни отклонения.Разрабатывая политику или меры, основанные на социологических теориях, правительственные учреждения или программы, ориентированные на такие проблемы, как преступность или насилие, с большей вероятностью приведут к значительному сокращению преступного или насильственного поведения.

Несмотря на свою важность, теории девиантности расходятся во мнениях относительно точных причин девиантных действий. Некоторые обращаются к структуре общества и группам или географическим областям внутри общества, объясняя отклонение в терминах широких социальных условий, в которых отклонение наиболее вероятно процветает.Другие объясняют девиантное поведение, используя характеристики людей, сосредотачиваясь на тех характеристиках, которые наиболее тесно связаны с обучением девиантным действиям. Другие теории рассматривают девиацию как социальный статус, который одна группа или лицо присваивает другим, статус, который навязывается лицами или группами, находящимися у власти, для защиты своего положения во власти. Эти теории объясняют отклонение с точки зрения разницы во власти между людьми или группами.

В этой главе рассматриваются основные социологические теории девиантности.Он предлагает обзор каждой основной теории, резюмируя ее объяснение девиантного поведения. Однако перед обзором теорий может оказаться полезным описать два различных аспекта теории, которые будут структурировать наше обсуждение. Первый из них, уровень объяснения , относится к сфере применения теории и к тому, фокусируется ли она на поведении и характеристиках индивидов или на характеристиках социальных совокупностей, таких как районы, города или другие социальные области. Теории на микроуровне делают упор на человека, обычно объясняя девиантные действия с точки зрения личных характеристик людей или непосредственного социального контекста, в котором происходят девиантные действия. Напротив, теории макроуровня сосредотачиваются на социальных агрегатах или группах, обращаясь к структурным характеристикам областей при объяснении происхождения девиации, особенно на темпах отклонения среди этих групп.

Теории девиации также различаются по отношению ко второму измерению, причинной направленности .Это измерение делит теории на две группы: теории, объясняющие социальное происхождение нарушений норм, и теории, объясняющие реакцию общества на отклонения. Социальное происхождение теорий сосредоточены на причинах нарушения норм. Обычно эти теории выявляют аспекты социальной среды, которые вызывают нарушения норм; социальные условия, в которых нарушения наиболее вероятны. Напротив, теории социальной реакции утверждают, что девиантность часто является вопросом социальной конструкции, статуса, навязанного одним человеком или группой другим, и статуса, который в конечном итоге может повлиять на последующее поведение обозначенного девианта.Теории социальной реакции утверждают, что некоторые люди и группы могут быть обозначены или помечены как девиантные, и что процесс навешивания ярлыков может заманить в ловушку или поглотить этих людей или группы в девиантной социальной роли.

Эти два измерения предлагают четырехкратную схему классификации типов теорий отклонений. Первые, теории происхождения на макроуровне , сосредотачиваются на причинах нарушений норм, связанных с широкими структурными условиями в обществе. Эти теории обычно исследуют влияние таких структурных характеристик населения или сообществ, как концентрация бедности, уровни интеграции сообщества или плотность и возрастное распределение населения, на ареальные уровни отклонений.Теории имеют очевидные последствия для государственной политики по снижению уровней отклонений. Чаще всего теории подчеркивают необходимость изменения структурных характеристик общества, таких как уровни бедности, которые способствуют девиантному поведению.

Вторая, теории происхождения на микроуровне фокусируются на характеристиках девианта и его или ее ближайшем социальном окружении. Эти теории обычно исследуют взаимосвязь между вовлеченностью человека в отклонения и такими характеристиками, как влияние сверстников и значимых других, эмоциональные ставки человека в соответствии, их убеждения в уместности отклонения и соответствия и их восприятие угрозы наказания за девиантные поступки.С точки зрения их последствий для государственной политики, теории происхождения на микроуровне подчеркивают важность помощи людям в сопротивлении негативному влиянию сверстников, а также усиливают их привязанность к соответствующему образу жизни и деятельности.

Третий тип теорий можно назвать теориями реакций на микроуровне . Они придают большое значение тем аспектам межличностных реакций, которые могут серьезно стигматизировать или навешивать ярлык на девианта и тем самым укреплять ее или его девиантный социальный статус.Согласно этим теориям, реакция на отклонение от нормы может иметь непреднамеренный эффект увеличения вероятности последующего девиантного поведения. Поскольку навешивание ярлыков может повысить уровень отклонений, теории реакции на микроуровне утверждают, что органы социального контроля (например, полиция, суды, исправительные системы) должны придерживаться политики «невмешательства».

Наконец, теории реакции на макроуровне подчеркивают широкие структурные условия в обществе, которые связаны с обозначением целых групп или сегментов общества как девиантных.Эти теории, как правило, подчеркивают важность структурных характеристик населения, групп или географических областей, таких как степень экономического неравенства или концентрация политической власти внутри сообществ или общества в целом. Согласно теориям реакции на макроуровне, могущественные группы навязывают статус девиантных как механизм контроля над теми группами, которые представляют наибольшую политическую, экономическую или социальную угрозу их положению во власти. Теории также предполагают, что общество может добиться снижения уровня отклонений только за счет снижения уровня экономического и политического неравенства в обществе.

Остальная часть этой статьи разделена на разделы, соответствующие каждому из этих четырех «типов» теории отклонений. Статья завершается обсуждением новых направлений теории — разработкой объяснений, которые пересекают и объединяют различные типы теорий, а также разработкой существующих теорий путем более подробного определения условий, при которых эти теории применяются.


ИСТОЧНИКИ ОТКЛОНЕНИЯ НА МАКРОУРОВНЕ

Теории происхождения девиантности на макроуровне обращаются к широким структурным характеристикам общества и групп внутри общества для объяснения девиантного поведения.Обычно эти теории исследуют один из трех аспектов социальной структуры. Первый — это распространенность и последствия бедности в современном американском обществе. Работа Роберта Мертона (1938) об американской социальной структуре и последующая работа Ричарда Клауарда и Ллойда Олина (1960) о городских бандах заложили теоретическую основу для этой точки зрения. Рассуждая, что всепроникающий материализм в американской культуре порождает недостижимые устремления для многих слоев населения, Мертон (1964) и другие утверждают, что среди бедных существует экологическое «напряженное» состояние.Ограниченная доступность законных возможностей для достижения материального благосостояния вынуждает бедных приспосабливаться из-за отклонений, либо путем достижения богатства незаконными средствами, либо путем отказа от материалистических стремлений и полного ухода из общества.

Согласно этому рассуждению, девиантность — это побочный продукт бедности и механизм, с помощью которого бедные могут получить богатство, хотя и незаконно. Таким образом, «напряженные» теории девиантности интерпретируют такое поведение, как незаконная торговля наркотиками, проституция и вооруженное ограбление, как новаторские приспособления к заблокированным возможностям для законного экономического или профессионального успеха.Точно так же теории интерпретируют насильственные преступления с точки зрения разочарования в бедности, как акты агрессии, вызванные этими разочарованиями (Blau and Blau 1982). Большая часть текущих исследований в этой традиции изучает точные механизмы, с помощью которых бедность и экономическое неравенство влияют на уровень девиантного поведения.

Хотя теория деформации когда-то считалась ведущей, она подверглась критике из-за узкой ориентации на бедность как главную причину девиантного поведения.Недавние усилия были направлены на пересмотр и расширение основных принципов теории путем расширения и переформулирования представлений о напряжении. Роберт Агнью (1992) внес наиболее заметные изменения в теорию. Его переформулировка подчеркивает социально-психологические, а не структурные источники напряжения. Агнью также расширяет понятие напряжения, утверждая, что бедность может быть источником напряжения, но это не источник напряжения , а только . Важны три источника напряжения: неспособность достичь положительно оцененных целей, устранение положительных стимулов и конфронтация с отрицательными стимулами.Первый тип напряжения, неспособность достичь положительно оцененных целей, может быть результатом неспособности оправдать свои ожидания или стремления. Напряжение также может возникнуть, если человек чувствует, что с ним обращаются несправедливо или справедливо. Устранение положительного стимула, такого как смерть члена семьи или потеря парня или девушки, также может вызвать напряжение. Наконец, напряжение также может быть вызвано предъявлением отрицательных стимулов, таких как неприятный школьный опыт.Таким образом, хотя эта переформулировка теории деформации сохраняет представление о том, что отклонение часто является результатом деформации, концепция деформации расширяется и включает несколько источников деформации.

Второй набор теорий происхождения на макроуровне исследует роль культуры в девиантном поведении. Не игнорируя структурные силы, такие как бедность, в формировании девиантности, этот класс теорий объясняет, что внутри более крупной культуры могут существовать культуры, которые поддерживают или укрепляют девиантные ценности; девиантные субкультуры, которые вызывают более высокий уровень отклонений среди тех слоев населения, которые разделяют субкультурные ценности.

Субкультурные объяснения берут свое начало в двух различных социологических традициях. Первый — это описание свойств преступных банд, которое определяет особую культуру членов банды, которая поощряет агрессию, поиск острых ощущений и антиобщественное поведение (например, Miller 1958). Второй — это работа о культурном конфликте, в которой признается, что в сложных обществах будут возникать противоречия между нормами поведения различных групп. Торстен Селлин (1938) предполагает, что в гетерогенных обществах может возникнуть несколько различных субкультур, каждая со своим собственным набором норм поведения.Согласно Селлину, законы и нормы, применяемые ко всему обществу, не обязательно отражают культурный консенсус, а скорее, ценности и убеждения доминирующих социальных групп.

Субкультурные теории, возникшие на основе этих двух традиций, утверждают, что девиантность является продуктом связанного набора ценностей и норм, которые способствуют девиантному поведению и одобряются частью населения в целом. Возможно, наиболее заметной среди теорий является работа Марвина Вольфганга и Франко Ферракути (1967) о субкультурах криминального насилия.Вольфганг и Ферракути считают, что в обществе может существовать определенный набор убеждений и ожиданий; субкультура, которая поощряет и поощряет насильственные взаимодействия. Согласно Вольфгангу и Ферракути, эта жестокая субкультура широко распространена среди чернокожих в Соединенных Штатах и ​​может объяснить чрезвычайно высокий уровень преступных убийств среди молодых чернокожих мужчин.

Хотя Вольфганг и Ферракути предлагают мало материала, определяющего точные причины субкультуры, или эмпирических данных, демонстрирующих распространенность субкультурных верований, другие авторы расширили теорию, исследуя взаимосвязь между убеждениями, благоприятствующими насилию, и такими факторами, как структура бедности в Соединенных Штатах. Штаты (Curtis 1975; Messner 1983), история расового угнетения черных (Silberman 1980) и связи с сельским Югом и южной субкультурой насилия (Gastil 1971; Erlanger 1974).Однако даже эти авторы предлагают мало эмпирических свидетельств насильственных субкультур в американском обществе.

Третий класс теорий о происхождении девиантности на макроуровне начался с работы социологов Чикагского университета в 1920-х годах. В отличие от теорий напряжения и субкультур, они подчеркивают важность социальной интеграции кварталов и сообществ — степени, в которой районы стабильны и характеризуются однородным набором убеждений и ценностей — как силы, влияющей на уровень девиантного поведения.По мере увеличения уровня интеграции темпы отклонения снижаются. Основываясь на ранних работах социологов, таких как Клиффорд Шоу и Генри Маккей, теории указывают на структуру социального контроля в кварталах, утверждая, что районы, в которых отсутствует социальный контроль, «дезорганизованы», то есть области, в которых существует виртуальный вакуум социальных норм. Именно в этом нормативном вакууме расцветают отклонения. Следовательно, эти теории рассматривают отклонения как свойство областей или мест, а не конкретных групп людей.

Ранние авторы традиции «дезорганизации» определили индустриализацию и урбанизацию как причины неорганизованных сообществ и кварталов. Наблюдая стремительный рост в таких восточных городах, как Чикаго, эти писатели утверждали, что промышленная и городская экспансия создают зоны дезорганизации внутри городов. Владельцы недвижимости покидают жилые карманы на окраинах деловых и промышленных зон и позволяют зданиям приходить в негодность в ожидании расширения бизнеса и промышленности.Этот процесс естественной преемственности и изменений в городах нарушает традиционные механизмы социального контроля в кварталах. По мере того как собственники покидают переходные районы, появляются более мобильные и разнообразные группы. Но дополнительная мобильность и разнообразие этих групп приводит к меньшему количеству основных отношений — семей и расширенных сетей родства и дружбы. И по мере того, как количество первичных отношений сокращается, неформальный социальный контроль в окрестностях будет уменьшаться. Следовательно, показатели отклонения будут расти.

Недавние исследования с этой точки зрения сосредотачиваются на механизмах, с помощью которых определенные места в городских районах становятся рассадниками девиантных действий (Бурсик и Уэбб 1982; Бурсик 1984; и другие).Например, Родни Старк (1987) утверждает, что высокий уровень плотности населения связан с особенно низким уровнем надзора за детьми. Без присмотра дети плохо учатся в школе и с гораздо меньшей вероятностью разовьют «ставки соответствия», то есть эмоциональные и психологические вложения в академические достижения и другие формы поведения. Без таких ставок дети и подростки с гораздо большей вероятностью обратятся к девиантным альтернативам. Таким образом, по словам Старка, уровень отклонений будет высоким в густонаселенных районах, потому что социальный контроль в виде родительского надзора либо слаб, либо полностью отсутствует.

Точно так же Роберт Кратчфилд (1989) утверждает, что структура рабочих мест в регионах может иметь такой же эффект. Области, для которых характерны, прежде всего, возможности трудоустройства во вторичном секторе — низкая заработная плата, мало возможностей карьерного роста и высокая текучесть кадров — могут иметь тенденцию привлекать и удерживать людей, мало заинтересованных в традиционном поведении — «ситуация компании», в которой отклонения от нормы могут процветать.

Недавние исследования с точки зрения дезорганизации также приняли форму этнографии; качественные исследования городских территорий и динамики сообществ, вызывающих отклонения.Как утверждает Салливан (1989, с. 9), этнографии описывают сообщество «как место взаимодействия, промежуточное между индивидом и большим обществом, где множество ограничений и возможностей всего общества сужены до подмножества, в пределах которого местные индивиды выберите.» В основе аргумента Салливана лежит идея о том, что социальные сети в окрестностях важны для понимания того, способны ли люди находить значимые возможности для работы. Например, молодые люди с меньшей вероятностью станут совершать преступления в тех районах, где они могут воспользоваться семейными и соседскими связями для работы синими воротничками.Из-за более широких возможностей трудоустройства в этих районах даже молодые люди, вовлеченные в преступную деятельность, с меньшей вероятностью будут продолжать криминальное поведение, сопряженное с повышенным риском.

Точно так же Джей МакЛауд (1995) пытается объяснить, как устремления молодежи, живущей в городских районах, были «нивелированы» или уменьшены до такой степени, что у молодежи мало надежд на лучшее будущее. Анализируя работу двух городских банд, МакЛауд утверждает, что семейный и рабочий опыт молодых людей, а также их отношения со сверстниками помогают объяснить, почему преимущественно белая банда имела более низкие устремления и проявляла более преступное и антиобщественное поведение, чем другая банда. преимущественно состоит из афроамериканцев.По словам Маклауда, родители белой молодежи с гораздо меньшей вероятностью дисциплинируют своих детей или поощряют их к достижению и хорошей успеваемости в школе. Кроме того, у белой молодежи больше опыта на рынке труда, чем у афроамериканской молодежи. Это способствовало более пессимистическим взглядам и снижению их будущих устремлений. Наконец, Маклауд утверждает, что погружение белой молодежи в субкультуру, которая подчеркивает отрицание авторитета школы, усиливает их негативное отношение в гораздо большей степени, чем афроамериканская группа сверстников.

Итак, теории о происхождении девиации на макроуровне утверждают, что многие причины девиации могут быть найдены в характеристиках групп внутри общества или в характеристиках географических областей и сообществ. Они предлагают объяснение групповых и территориальных различий в девиантности — например, почему в некоторых городах уровень преступности относительно выше, чем в других городах, или почему у чернокожих более высокий уровень серьезного межличностного насилия, чем у других этнических групп. Эти теории не пытаются объяснить поведение людей или возникновение индивидуальных девиантных действий.Действительно, они считают, что отклонение лучше всего понимать как свойство области, сообщества или группы, независимо от людей, живущих в этом районе или сообществе, или лиц, составляющих группу.

Значение теорий для государственной политики сосредоточено на характеристиках географических областей и сообществ, которые приводят к отклонениям. Влияние изменений на микрорайоны, например, можно уменьшить, если сохранить границы жилых районов. Сохраняя такие границы, сообщества с меньшей вероятностью станут переходными районами, способствующими девиантности и преступности.Кроме того, поддерживая жилую недвижимость, люди вкладываются в свое собственное сообщество, что способствует развитию механизмов неформального социального контроля, снижающих вероятность отклонений. Укрепление школ и других стабилизирующих институтов в микрорайонах, таких как церкви и общественные центры, также может способствовать снижению отклонений. Наконец, создание сетей для поиска работы и трудоустройства в неблагополучных районах может увеличить возможности трудоустройства среди молодежи. Если им удастся увеличить занятость, сети должны уменьшить шансы того, что молодежь обратится к преступной карьере.


ИСТОЧНИКИ ОТКЛОНЕНИЯ НА МИКРОУРОВНЕ

Многие объяснения девиации утверждают, что ее причины уходят корнями в прошлое или личные обстоятельства человека. Теории происхождения на микроуровне были разработаны за последние пятьдесят лет, выявляя механизмы, с помощью которых обычно согласные люди могут стать девиантными. Эти теории предполагают существование однородного, всеобъемлющего набора норм в обществе и продолжают объяснять, почему люди или целые группы лиц нарушают нормы.Внутри этой категории теорий существуют две важные традиции. Первая традиция включает в себя «теории социального обучения» — объяснения, которые сосредотачиваются на механизмах, с помощью которых люди изучают методы и установки, благоприятные для совершения девиантных действий. Вторая традиция включает в себя «теории социального контроля» — объяснения, которые подчеркивают факторы социальной среды, которые регулируют поведение людей, тем самым предотвращая возникновение девиантных действий.

Теория дифференциальной ассоциации Эдвина Сазерленда (1947) заложила основу для теорий обучения.В основе этой теории лежит предположение о том, что девиантное поведение, как и все другие виды поведения, усваивается. Кроме того, это обучение происходит в интимных личных группах — сетях членов семьи и близких друзей. Таким образом, согласно этим теориям, люди учатся отклонениям от самых близких им людей. Сазерленд определил процесс дифференциальной ассоциации, рассуждая о том, что люди становятся девиантными в ассоциации с другими девиантными. Люди учатся у других методам совершения девиантных действий и отношениям, благоприятствующим совершению этих действий.Кроме того, Сазерленд рассуждал, что люди различаются по степени ассоциации с другими девиантными; люди, регулярно контактирующие с близкими друзьями и членами семьи, которые придерживались убеждений в пользу девиантности и совершали девиантные действия, с гораздо большей вероятностью, чем другие, разовьют те же убеждения и совершат девиантные поступки.

Идеи Сазерленда о процессах обучения сыграли важную роль в теориях отклонений на микроуровне. Центральное место в его точке зрения занимает точка зрения, согласно которой убеждения и ценности, благоприятствующие девиантности, являются основной причиной девиантного поведения.Роберт Берджесс и Рональд Акерс (1966), а затем и Акерс (1985) расширили идеи Сазерленда, интегрировав их с принципами оперантной обусловленности. Считая, что процессы обучения лучше всего можно понять с точки зрения конкретных вознаграждений и наказаний за поведение, Берджесс и Эйкерс утверждают, что девиантности усваиваются через ассоциации с другими и через систему поощрений и наказаний, налагаемых близкими друзьями и родственниками за участие. в девиантных действиях. Последующие эмпирические исследования убедительно подтверждают элементы теории обучения (Matsueda 1982; Akers et al.1979; Мацуеда и Хеймер 1987).

Здесь могут быть полезны некоторые примеры. Согласно теории дифференциальной ассоциации, подростки развивают убеждения, благоприятствующие совершению правонарушений, и знания о методах совершения девиантных действий от своих ближайших друзей, как правило, от сверстников. Таким образом, достаточное знакомство со сверстниками, поддерживающими верования в пользу девиантности, которые также знают о совершении девиантных действий, заставит согласного несовершеннолетнего совершить девиантные действия.Таким образом, если влияние сверстников-подростков поощряет курение, употребление алкоголя и другие формы злоупотребления наркотиками — а воздействие этих влияний происходит часто, в течение длительного периода времени и включает в себя отношения, которые важны для соответствующего подростка, — тогда он или она могут развить убеждения и ценности, способствующие совершению этих действий. Как только эти убеждения и ценности разовьются, он или она, вероятно, совершат действия.

Второй класс теорий происхождения на микроуровне, теории контроля, исследует причины отклонений с совершенно другой точки зрения.Теории контроля считают само собой разумеющимся существование связного набора норм, разделяемых большинством людей в обществе, и рассуждают, что большинство людей хотят и обычно будут соответствовать этим преобладающим социальным нормам. В отличие от теорий обучения акцент в этих теориях делается на факторах, которые привязывают людей к соответствующему образу жизни. Узы действуют как социальные и психологические ограничения для человека, обязывая людей соблюдать нормативные требования (Toby 1957; Hirschi 1969). Люди отклоняются от норм, когда эти связи с обычным образом жизни слабы и, следовательно, когда они не имеют ограничивающего влияния на человека.Среди теоретиков контроля Трэвис Хирши (1969) внес наибольший вклад в наши знания о процессах связывания и девиантном поведении. Говоря о причинах правонарушений, он утверждал, что четыре аспекта привязанности особенно важны для теории контроля: эмоциональная привязанность к соответствию другим, психологическая приверженность соответствию, участие в обычных действиях и убеждения, согласующиеся с соответствием преобладающим нормам.

Среди наиболее важных элементов связи — эмоциональные привязанности, которые люди могут иметь по отношению к другим, и обязательства по соответствию — психологические инвестиции или ставки, которых люди придерживаются в соответствующем образе жизни.Те, у кого слабые привязанности, то есть люди, которые нечувствительны к мнению о соответствии другим, и которые мало заинтересованы в соответствии в форме обязательств в отношении профессии, карьеры и образования, с большей вероятностью, чем другие, отклонятся (см., Например, , Патерностер и др. 1983; Торнберри и Кристенсон 1984; Лиска и Рид 1985). По сути, эти люди «свободны» от ограничений, которые обычно связывают людей с нормативным соответствием. И наоборот, люди, обеспокоенные мнением других и имеющие серьезные психологические вложения в работу или учебу, будут видеть потенциальные последствия девиантных действий — отказ друзей или потеря работы — как опасные или дорогостоящие, и, следовательно, будут воздерживаться от этих действий. .

С этим связана и роль санкций в предотвращении девиантных действий. Теоретики контроля, такие как Хирши, считают, что большинство людей утилитарны в своих суждениях о девиантных действиях, и поэтому тщательно оценивают риски, связанные с каждым действием. Теории контроля обычно утверждают, что угроза санкций фактически предотвращает отклоняющиеся от нормы действия, когда риски перевешивают выгоды. В большинстве недавних работ о санкциях и их последствиях подчеркивается важность процессов восприятия при принятии решений о совершении девиантных действий (Гиббс 1975, 1977; Титл 1980; Патерностер и др.1982, 1987; Piliavin et al. 1986; Мацуеда, Пилиавин и Гартнер, 1988 г.). В основе этой точки зрения лежит довод о том, что люди, воспринимающие угрозу санкций как высокую, с гораздо большей вероятностью будут воздерживаться от отклонений, чем те, кто считает угрозу низкой, независимо от фактического уровня угрозы санкций.

Письмо с точки зрения социального контроля пытается развить и расширить основные предположения и положения теории контроля. Майкл Готтфредсон вместе с Хирши разработал общую теорию преступности, которая определяет «низкий самоконтроль», в отличие от ослабленного социального контроля, как основную причину девиантного поведения (Hirschi and Gottfredson 1987; Gottfredson and Hirschi 1990).Утверждая, что все люди по своей природе эгоистичны, стремятся к увеличению личного удовольствия и избегают боли, Готфредсон и Хирши предполагают, что большинство преступлений и, в этом отношении, самые девиантные действия являются результатом выбора максимизировать удовольствие, минимизировать боль или и то, и другое. Преступления происходят, когда возможности максимизировать личное удовольствие высоки и когда вероятность болезненных последствий невысока. Кроме того, люди, которые стремятся к краткосрочному удовольствию, не обращая внимания на долгосрочные последствия своих действий, наиболее склонны к преступному поведению.С точки зрения классической теории контроля, это люди, которые имеют слабую привязанность к подчинению или которые игнорируют или игнорируют потенциально болезненные последствия своих действий. Они «относительно неспособны или не желают откладывать удовлетворение; они безразличны к наказанию и интересам других» (Hirschi and Gottfredson 1987, pp. 959–960).

Основываясь на традиционной теории контроля, Чарльз Титтл (1995) считает, что она помогает объяснить, почему люди подчиняются, но также помогает объяснить, почему они проявляют девиантное поведение.Титтл (1995, стр. 135) утверждает, что «степень контроля, которому подвергается человек, по сравнению с объемом контроля, который он или она может осуществлять, определяет вероятность возникновения отклонения, а также тип отклонения, который может произойти. . » Соответствие возникает, когда люди подвергаются примерно равному контролю и осуществляют его — существует «контрольный баланс». Однако, по словам Титтла, люди, которые подвергаются большему контролю, чем они оказывают, будут мотивированы на отклонение от нормы, чтобы избежать контроля со стороны других.

Роберт Сэмпсон и Джон Лауб (1993) также расширили основные положения теории управления. В своих исследованиях Сэмпсон и Лауб сосредотачиваются на стабильности и изменении антиобщественного поведения людей по мере того, как они растут от несовершеннолетних до взрослых. Сэмпсон и Лауб утверждают, что семья, школа и отношения со сверстниками влияют на вероятность девиантного поведения среди подростков. В частности, Сэмпсон и Лауб утверждают, что структура семьи (например, мобильность по месту жительства, размер семьи) влияет на семейный контекст или процесс (например,g., родительский надзор, дисциплина), что, в свою очередь, делает девиацию среди детей более или менее вероятной. Многие преступники-подростки вырастают и становятся взрослыми преступниками, поскольку их преступность среди несовершеннолетних снижает вероятность формирования социальных связей взрослых с работой и семьей. Однако, несмотря на эту преемственность в антисоциальном поведении от подросткового до взрослого возраста, Сэмпсон и Лауб утверждают, что многие несовершеннолетние правонарушители не совершают девиантных поступков во взрослом возрасте, потому что у них развиваются социальные связи взрослых, такие как привязанность к супругу или приверженность работе.

Итак, теории происхождения на микроуровне обращаются к тем аспектам социальной среды индивида, которые влияют на его или его вероятность отклонения от нормы. Теории обучения подчеркивают важность девиантных сверстников и других значимых людей и их влияние на отношения и поведение, благоприятствующие совершению девиантных действий. Эти теории предполагают, что социальная среда действует как агент изменений, трансформируя в остальном согласных индивидуумов в девиантов под влиянием сверстников.Люди, часто и в достаточной степени подверженные девиантным отношениям с другими, например, заболевая заразной болезнью, сами становятся извращенными. Теории контроля избегают этой модели «заражения», рассматривая социальную среду как совокупность средств контроля и ограничений, скрепляющих человека с соответствующим образом жизни. Девиантность возникает, когда элементы связи — аспекты социального контроля — слабы или нарушены, тем самым освобождая человека от нарушения социальных норм. Санкции и угроза санкций особенно важны для контроля теорий, центральной части расчетов, которые рациональные субъекты используют при выборе совершения или воздержания от совершения девиантных действий.

Политические последствия теорий происхождения на микроуровне очевидны. Если, как утверждают теории обучения, девиантность усваивается через общение с девиантными сверстниками, то способ устранения девиантности состоит в том, чтобы помочь молодежи противостоять девиантному влиянию сверстников и помочь им развить отношение, которое не одобряет девиантное поведение. С другой стороны, теории контроля предполагают, что отклонения можно уменьшить с помощью программ, которые помогают семьям укреплять связи между родителями и детьми. Теория контроля также подразумевает, что программы, которые помогают молодежи развить более сильную приверженность традиционным направлениям деятельности и оценить затраты и выгоды девиантных действий, также приведут к снижению проблемного поведения.


РЕАКЦИИ МИКРОУРОВНЯ НА ОТКЛОНЕНИЕ

В отличие от теорий происхождения на микроуровне, теории реакций на микроуровне не делают никаких предположений о существовании однородного, всеобъемлющего набора норм в обществе. Эти теории используют совершенно другой подход к объяснению девиантного поведения, рассматривая девиантность как предмет определения; социальный статус, который люди или группы навязывают другим. Большинство утверждают, что в обществе не существует единого всеобъемлющего набора норм и что девиантное поведение лучше всего понимать с точки зрения норм и их соблюдения.Эти теории обычно подчеркивают важность процессов навешивания ярлыков — механизмов, с помощью которых действия определяются или маркируются как «девиантные», и последствий ярлыков для человека, обозначенного таким образом. Многие из этих теорий касаются развития девиантного образа жизни или карьеры; -срочная приверженность девиантным действиям.

Одним из наиболее важных авторов в этой традиции является Говард Беккер (1963). Беккер утверждает, что девиантность не является свойством, присущим какой-либо конкретной форме поведения, а скорее свойством, приписываемым этому поведению аудиторией. наблюдая за ними.Беккер (1963, стр. 9) отмечает, что «… отклонение — это не как качество действия, которое совершает человек, а, скорее, следствие применения другими правилами и санкциями к« преступнику ». Девиант — это тот, к кому этот ярлык был успешно применен; девиантное поведение — это поведение, которое люди так навешивают на себя «. Таким образом, Беккер и другие приверженцы этой традиции ориентируются на изучение отклонений от правил и санкций и на применение ярлыков. Их основная забота — это социальная конструкция девиантности, то есть то, как некоторые виды поведения и классы людей становятся «девиантными» другими, наблюдающими и оценивающими поведение.

Опираясь на идею о том, что девиантность — это свойство, присущее поведению, свидетелем которого является социальная аудитория, Беккер (1963) также разработал простую типологию девиантного поведения. Измерения, на которых основана типология, заключаются в том, воспринимается ли индивид как отклоняющийся и нарушает ли поведение какое-либо правило. Соответствующее поведение — это поведение, которое не нарушает никаких правил и не воспринимается как отклоняющееся от нормы. Людей в противоположном сценарии, в которых человек одновременно нарушает правила и воспринимается другими как отклоняющиеся, Беккер назвал чистыми девиантами .Некоторые люди, по словам Беккера, могут восприниматься как отклоняющиеся от нормы, даже если они не нарушают никаких правил. Беккер идентифицировал этих людей как ложно обвиняемых . Наконец, секретный девиант — это тот, кто нарушил правила, но, тем не менее, не воспринимается другими как отклоняющийся.

Не менее важна работа Эдвина Лемерта (1951). Подчеркивая важность навешивания ярлыков на последующее девиантное поведение, он утверждает, что повторяющиеся отклонения могут возникать в результате социальных реакций на первоначальные девиантные действия.Согласно Лемерту (1951, стр. 287), девиантность может часто включать случаи, когда «человек начинает использовать свое девиантное поведение … как средство защиты, атаки или приспособления к … проблемам, создаваемым последующими социальными реакциями. Для него.» Следовательно, причиной девиантной карьеры является негативная социальная маркировка; случаи, когда реакция на первоначальные девиантные действия резкая и усиливает «девиантное» самоопределение. Такое навешивание ярлыков вынуждает человека играть девиантную социальную роль, организуя его или ее идентичность на основе паттерна девиантности, которая структурирует образ жизни и увековечивает девиантное поведение (Becker 1963; Schur 1971, 1985).

Возможно, наиболее значительные достижения в этой традиции внесли свой вклад в познание причин психических заболеваний. Сторонники теорий реакции на микроуровне утверждают, что ярлык «психическое заболевание» может быть настолько стигматизирующим для тех, на кого его навешивают, особенно когда специалисты в области психического здоровья навязывают этот ярлык, что им трудно вернуться к неизменным социальным ролям. В результате процесс маркировки может фактически усугубить психические расстройства. Бывшие психически больные могут оказаться жертвами дискриминации на работе, в личных отношениях или в других социальных сферах (Scheff 1966).Эта дискриминация и широко распространенное мнение о том, что другие обесценивают и дискриминируют психически больных, могут привести к самооценке и страху социальной неприязни со стороны других (Link 1982, 1987). В некоторых случаях эта девальвация и страх могут быть связаны с деморализацией пациента, потерей работы и личного дохода, а также с сохранением психических расстройств после лечения (Link 1987).

Следовательно, теории реакции на микроуровне считают, что девиантное поведение коренится в процессе, с помощью которого люди определяют и маркируют поведение других как девиантное.Теории предлагают объяснения индивидуальных различий в девиантности, подчеркивая важность реакции аудитории на первоначальные девиантные действия. Однако эти теории не пытаются объяснить происхождение первых действий (Scheff 1966). Скорее, они в первую очередь озабочены развитием и сохранением девиантной карьеры.

Теории реакции на микроуровне имеют совсем другие последствия для государственной политики, чем теории происхождения на макро- и микроуровне. Теории реакции на микроуровне утверждают, что необоснованное навешивание ярлыков может привести к отклонению от нормы карьеры.Фактически, реакция на отклонение от нормы может вызвать эскалацию девиантного поведения. Таким образом, чтобы уменьшить отклонения, органы социального контроля должны принять политику невмешательства. Вместо того чтобы формально санкционироваться и заклеймляться как отклоняющиеся от нормы, политика невмешательства должна поощрять отвлечение и деинституционализацию. Формальные санкции должны быть очень избирательными, сосредотачиваясь только на наиболее серьезных и угрожающих девиантных действиях.


РЕАКЦИИ НА МАКРОУРОВНЕ НА ОТКЛОНЕНИЕ

Последний класс теорий рассматривает структуру экономической и политической власти в обществе как причину девиантного поведения.Теории реакции на макроуровне — либо марксистские, либо другие теории конфликта — рассматривают девиантность как статус, навязанный доминирующими социальными классами для контроля и регулирования населения, угрожающего политической и экономической гегемонии. Подобно теориям реакции на микроуровне, эти теории рассматривают девиантность как социальную конструкцию и придают огромное значение механизмам, с помощью которых общество определяет и контролирует целые классы поведения и людей как девиантных, чтобы опосредовать угрозу. Однако эти теории объясняют, что институциональный контроль над девиантами неразрывно связан с экономическим и политическим порядком в обществе.

Марксистские теории подчеркивают важность экономической структуры общества и начинаются с предположения, что доминирующие нормы в капиталистических обществах отражают интересы могущественного экономического класса; владельцы бизнеса. Но современные писатели-марксисты (Quinney 1970, 1974, 1980; Spitzer 1975; Young 1983) также утверждают, что современные капиталистические общества характеризуются большими «проблемными группами» — людьми, которые были вытеснены из рабочей силы и отчуждены от общества.Как правило, проблемные группы населения включают расовые и этнические меньшинства, хронически безработных и крайне бедных. Они являются бременем для общества и особенно для класса капиталистов, поскольку создают форму социальных расходов, которые необходимо тщательно контролировать, если мы хотим сохранить экономический порядок.

Марксистские теории утверждают, что экономические элиты используют такие институты, как правовая система, система охраны психического здоровья и социального обеспечения, для контроля и управления проблемными группами населения общества.По сути, эти институты определяют и обрабатывают проблемные группы общества как отклоняющиеся от нормы, чтобы обеспечить эффективное управление и контроль. В обществах или сообществах, для которых характерно жесткое экономическое расслоение, элиты, вероятно, будут вводить формальный социальный контроль, чтобы сохранить преобладающий экономический порядок.

Теории конфликта подчеркивают важность политической структуры общества и сосредотачиваются на степени угрозы гегемонии политических элит, утверждая, что элиты используют формальный социальный контроль для регулирования угроз политическому и социальному порядку (Turk 1976; Chambliss 1978; Chambliss и Манкофф 1976).Согласно этим теориям, угроза варьируется в зависимости от размера проблемного населения, при этом большие проблемные группы населения значительно больше угрожают политическим элитам, чем небольшие группы населения. Таким образом, элиты в обществах и сообществах, в которых эти проблемные группы многочисленны и воспринимаются как особо опасные, с большей вероятностью будут рассматривать членов проблемных групп как отклоняющихся от нормы, чем в регионах, где такие проблемы невелики.

Большая часть написанного в этой традиции посвящена дифференциальной обработке людей, определяемых как девиантные.Обычно это письмо принимает две формы. Первый связан с ревизионистскими историями, связывающими развитие тюрем, психиатрических больниц и других институтов социального контроля со структурными изменениями в американском и европейском обществах. Эти истории демонстрируют, что эти учреждения часто нацелены на бедных и хронически безработных, независимо от их причастности к преступлениям и другим девиантным действиям, и тем самым защищают и служат интересам доминирующих экономических и политических групп (Scull 1978; Rafter 1985).

Вторая и более обширная литература включает эмпирические исследования расовых и этнических различий в уголовных наказаниях. Среди наиболее важных из этих исследований — анализ Марты Майерс и Сюзетт Таларико (1987) социальных и структурных контекстов, способствующих расовому и этническому неравенству при вынесении приговоров преступникам. Исследования Майерса и Таларико, а также другие исследования, изучающие связи между социальной структурой сообщества и дифференцированной обработкой (Myers 1987, 1990; Peterson and Hagan 1984; Bridges, Crutchfield, and Simpson 1987; Bridges and Crutchfield 1988), демонстрируют уязвимость меньшинств перед дифференцированным подходом. обработки в исторические периоды и в областях, в которых белые воспринимают их как серьезную угрозу политическому и социальному порядку.По сути, меньшинства, обвиняемые в преступлениях в эти периоды и в этих географических регионах, воспринимаются как угроза гегемонии белых и, следовательно, становятся законными объектами общественного контроля.

В дополнение к изучению связи между социальной структурой сообщества и дифференцированной обработкой расовых и этнических меньшинств, исследователи также начали изучать, как восприятие правонарушителей судебными чиновниками может влиять на неравенство в наказаниях. Бриджес и Стин (1998), например, показывают, как различается восприятие должностными лицами суда белых и молодых людей из числа меньшинств, и как эти различия в восприятии влияют на разные рекомендации по вынесению приговора.Офицеры службы пробации часто приписывают правонарушения молодежи из числа меньшинств внутренним характеристикам молодежи (то есть аспектам их личности), а правонарушения белых молодых людей — внешним характеристикам (то есть аспектам их окружающей среды). В результате такой дифференцированной атрибуции молодежь из числа меньшинств воспринимается как более опасная, более подверженная риску повторного совершения правонарушения, чем белые, и с большей вероятностью получит строгие рекомендации в отношении приговоров.

Таким образом, теории реакции на макроуровне рассматривают отклонения как побочный продукт неравенства в современном обществе, социальный статус, навязанный влиятельными группами менее влиятельным.В отличие от теорий реакции на микроуровне, эти теории сосредотачиваются на формах неравенства в обществе и на том, как целые группы внутри общества управляются и контролируются как отклоняющиеся от государственных органов. Однако, как и эти теории, теории реакции на макроуровне практически не пытаются объяснить происхождение девиантных действий, вместо этого утверждая, что статус «девиантных» в значительной степени является социальной конструкцией, предназначенной в первую очередь для защиты интересов общества. самые влиятельные социальные группы. Основная задача этих теорий — объяснить связь между неравенством в обществе и неравенством в маркировке и обработке отклоняющихся от нормы.

Поскольку теории реакции на макроуровне рассматривают девиантность как статус, навязанный влиятельными группами тем, у кого меньше власти, наиболее непосредственным политическим следствием этих теорий является то, что дисбаланс во власти и неравенство должен быть уменьшен, чтобы снизить уровни отклонения и уровни неравенства в санкционировании отклонений. Более эффективный мониторинг государственных органов, которые используются для контроля проблемных групп населения, таких как система уголовного правосудия, также может помочь снизить непропорционально высокую оценку менее влиятельных групп, таких как расовые меньшинства, как отклоняющихся от нормы.

НОВЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ НАПРАВЛЕНИЯ

Постоянно возникающая проблема при изучении девиации — противоречивый характер многих теорий девиации. Теории часто начинаются с существенно разных предположений о природе человеческого поведения и заканчиваются существенно разными выводами о причинах девиантных действий. Некоторые ученые утверждают, что оппозиционный характер этих теорий — теории разработаны и основаны на систематическом отказе от других теорий (Hirschi 1989) — ведет к ясности и внутренней последовательности в рассуждениях о причинах отклонений.Однако другие ученые утверждают, что эта оппозиционная природа вызывает интеллектуальные разногласия — принятие одной теории исключает принятие другой — и «заставляет поле казаться фрагментированным, если не беспорядочным» (Liska, Krohn, and Messner 1989, p. 1).

Связанная с этим и не менее тревожная проблема — противоречивый характер большей части научных данных, поддерживающих теории отклонений. Для каждой теории существует литература исследований, которая поддерживает, и литература, которая опровергает основные аргументы теории.И хотя почти каждая теория отклонения может получить эмпирическое подтверждение на определенном уровне, практически ни одна теория отклонения не является достаточно всеобъемлющей, чтобы противостоять эмпирической фальсификации на каком-то другом уровне. Сложная задача социологов состоит в том, чтобы понять, следует ли и при каких обстоятельствах рассматривать отрицательные результаты как отрицание той или иной теории (Walker and Cohen 1985).

В последние годы эти две проблемы возродили интерес социологов к теории девиаций и в то же время предложили новые направления развития теории.Противоположный характер теорий породил интерес к теоретической интеграции. Многие ученые недовольны классическими теориями, утверждая, что их предсказательная сила чрезвычайно мала (см. Elliott 1985; Liska, Krohn, and Messner 1989). Ограниченная несколькими ключевыми объясняющими переменными, любая теория может объяснить только ограниченный диапазон и количество отклоняющегося поведения. И поскольку большинство ученых полагают, что причины отклонений многочисленны и довольно сложны, большинство также утверждает, что может быть «необходимо комбинировать разные теории, чтобы охватить весь диапазон причинных переменных» (Liska, Krohn, and Messner 1989, p.4).

Поскольку новая теория сочетает в себе элементы различных теорий, она будет иметь большую объяснительную силу, чем теории, из которых она была выведена. Однако значимая интеграция теорий отклонений потребует гораздо большего, чем простая комбинация переменных. Ученые должны сначала согласовать противоположные аспекты теорий, включая многие из лежащих в их основе предположений об обществе, мотивах человеческого поведения и причинах девиантных действий. Например, теории обучения в значительной степени сосредотачиваются на мотивах отклонения, подчеркивая важность убеждений и ценностей, которые «обращают» человека к девиантным действиям.Напротив, теории контроля придают мало значения такой мотивации, вместо этого исследуя те аспекты социальной среды, которые удерживают людей от совершения девиантных действий. Примирение таких различий никогда не бывает легкой задачей, а в некоторых случаях может быть невозможно (Hirschi 1979).

Проблема противоречивых доказательств предполагает родственное, но иное направление теории отклонений. Теории могут значительно различаться в условиях, называемых условиями области действия , в которых они применяются (Walker and Cohen 1985; Tittle 1975; Tittle and Curran 1988).В одних условиях теории могут найти обширную эмпирическую поддержку, а в других — практически нет. Например, теории происхождения на макроуровне, связанные с разочаровывающим воздействием бедности на отклонения, могут быть более применимы к людям, живущим в густонаселенных городских районах, чем к тем, кто живет в сельской местности. Разочарование городской бедностью может быть гораздо более серьезным, чем в сельской местности, даже если фактические уровни бедности могут быть такими же. В результате разочарование в городской бедности с большей вероятностью вызовет девиантную адаптацию в виде насильственных преступлений, злоупотребления наркотиками и пороков, чем бедность в сельской местности.В этом случае «урбанистика» может представлять собой состояние, которое активирует теории напряжения, связывающие бедность с отклонениями. Очевидно, что те же теории просто не могут применяться в сельской местности или в других условиях.

Эффективное развитие теории отклонений потребует гораздо большего внимания к спецификации условий такой области. Вместо того, чтобы комбинировать причинные переменные из разных теорий, как рекомендовали бы интеграционисты, этот подход к развитию теории побуждает ученых более полно исследовать сильные и слабые стороны их собственных теорий.Этот подход потребует более полной разработки существующей теории с явным указанием тех обстоятельств, при которых каждая теория может быть осмысленно проверена и, таким образом, опровергнута. Результатом будет более подробное описание вклада каждой теории в объяснение девиантного поведения.

Эти два направления имеют четкие и очень разные последствия для развития теории девиаций. Теоретическая интеграция предлагает всеобъемлющие модели девиантного поведения, которые пересекаются с классическими теориями и сочетают разные уровни объяснения и причинно-следственные связи.Если удастся примирить фундаментальные различия между теориями, интеграция будет многообещающей. Спецификация условий содержания предлагает более четкое разъяснение существующих теорий, определяя те условия, при которых каждая теория применяется наиболее эффективно. Хотя это направление не обещает общих теорий девиантности, оно дает надежду на более значимые и полезные объяснения девиантного поведения.


ссылки

Агнью, Роберт 1992 «Фонд общей теории деформации преступности и правонарушений.» Criminology 30: 47–88.

Акерс, Рональд Л. 1985 Девиантное поведение: подход к социальному обучению . Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

——, Марвин Д. Крон, Лонн Ланза-Кадуче, и Марсия Радосевич 1979 «Социальное обучение и девиантное поведение: специальный тест общей теории». American Sociological Review 44: 636–655.

Becker, Howard 1963 The Outsiders . Chicago: University of Chicago Press.

Блау, Джудит и Питер Блау 1982 «Столичная структура и насильственные преступления.» American Sociological Review 47: 114–128.

Бриджес, Джордж С. и Роберт Д. Кратчфилд 1988″ Закон, социальное положение и расовые различия в заключении «. Social Forces 66: 699–724.

—— и Эдит Симпсон 1987 «Преступление, социальная структура и уголовное наказание». Социальные проблемы 34: 344–361.

—— и Сара Стин 1998 «Расовые различия в официальной оценке несовершеннолетних правонарушителей: стереотипы атрибуции как посредник. Механизмы.» American Sociological Review 63: 554–570.

Берджесс, Роберт Л. и Рональд Акерс 1966″ Дифференциальная теория подкрепления ассоциаций преступного поведения. « Социальные проблемы 14: 128–147.

Бурсик, Роберт Дж. 1984 «Городская динамика и экологические исследования преступности». Социальные силы 63: 393–413.

—— и Дж. Уэбб 1982 «Изменения в обществе и экологические исследования преступности». Американский журнал социологии 88: 24–42.

Чамблисс, Уильям 1978 На взлете . Блумингтон: Издательство Индианского университета.

——, и Милтон Манкофф 1976 Чей закон, какой порядок ? Нью-Йорк: Вили.

Клоуард, Ричард 1959 «Незаконные средства, аномия и девиантное поведение». Американский социологический обзор 24: 164–176.

——, и Ллойд Э. Олин 1960 Преступность и возможности . Нью-Йорк: Свободная пресса.

Кратчфилд, Роберт Д. 1989 «Расслоение труда и насильственные преступления.» Social Forces 68: 489–513.

Curtis, Lynn 1975 Violence, Race and Culture . Lexington, Mass .: Heath.

Elliott, Delbert 1985″ Предположение о том, что теории можно сочетать с повышенной объяснительной силой : Теоретические интеграции ». В издании Роберта Ф. Мейера, « Теоретические методы в криминологии », . Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage.

Эрлангер, Ховард 1974« Эмпирический статус тезиса о субкультуре насилия ». Социальные проблемы 22: 280–292.

Гастиль, Раймонд 1971 «Убийство и региональная культура насилия». Американский социологический обзор 36: 412–427.

Гиббс, Джек П. 1975 Преступление, наказание и сдерживание . Нью-Йорк: Эльзевир.

——1977 «Социальный контроль, сдерживание и перспективы социального порядка». Социальные силы 62: 359–374.

Готтфредсон, Майкл Р. и Трэвис Хирши 1990 A Общая теория преступности . Пало-Альто, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

Хирши, Трэвис 1969 Причины правонарушений . Беркли: Калифорнийский университет Press.

——1979 «Раздельное и неравное лучше». Журнал исследований преступности и правонарушений 16: 34–37.

——1989 «Изучение альтернатив интегрированной теории». В Стивен Ф. Месснер, Марвин Д. Крон и Аллен Э. Лиска, ред., Теоретическая интеграция в исследовании девиантности и преступности: проблемы и перспективы . Олбани, Н.Y .: SUNY Press.

——, и Майкл Р. Готфредсон 1987 «Причины преступности среди белых воротничков». Криминология 25: 949–974.

Lemert, Edwin 1951 Социальная патология . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Link, Брюс 1982 «Психологический статус пациента, работа и доход: исследование влияния психиатрической метки». Американский социологический обзор 47: 202–215.

——1987 «Понимание эффектов маркировки в области психических расстройств: оценка последствий ожидания отвержения.» American Sociological Review 52: 96–112.

Лиска, Аллен Э., Марвин Д. Кро и Стивен С. Месснер 1989″ Стратегии и требования для теоретической интеграции в исследовании девиантности и преступности «. В Стивене С. . Месснер, Марвин Д. Крон и Аллен Э. Лиска, ред., Теоретическая интеграция в исследовании девиантности и преступности: проблемы и перспективы . Олбани, штат Нью-Йорк: SUNY Press.

MacLeod, Jay 1995 Ain’t No Makin ‘It . Боулдер, цвет: Вествью.

Мацуеда, Росс Л.1982 «Тестирование теории управления и дифференциальной ассоциации: причинно-следственный подход к моделированию». Американский социологический обзор 47: 36–58.

—— и Карен Хеймер 1987 «Раса, структура семьи и преступность: проверка дифференциальной ассоциации и теорий социального контроля». Американский социологический обзор 52: 826–840.

——, Ирвинг Пилиавин и Розмари Гартнер 1988 «Этические предположения и эмпирические исследования». Американский социологический обзор 53: 305–307.

Мертон, Роберт К. 1938 «Социальная структура и аномия». Американский социологический обзор 3: 672–682.

——1964 Социальная теория и социальная структура . Нью-Йорк: Свободная пресса.

Месснер, Стивен Ф. 1983 «Региональные и расовые последствия для уровня убийств в городах: пересмотр субкультуры насилия». Американский журнал социологии 88: 997–1,007.

Миллер, Уолтер Б. 1958 «Культура низшего сословия как порождающая среда преступности преступников». Journal of Social Issues 14: 5–19.

Майерс, Марта 1987 «Экономическое неравенство и дискриминация при вынесении приговора». Social Forces 65: 746–766.

——1990 «Экономическая угроза и расовая принадлежность Неравенство в тюремном заключении: случай послевоенной Джорджии ». Criminology 28: 627–656.

—— и Сюзетта Таларико 1987 Социальные контексты Вынесение уголовного приговора . Нью-Йорк: Springer-Verlag.

Paternoster, Раймонд Л., Линда Зальцман, Гордон П. Уолдо и Теодор Чирикос 1982 «Воспринимаемый риск и сдерживание: методологические артефакты в исследованиях сдерживания». Журнал уголовного права и криминологии 73: 1,243–1,255.

——1983 «Воспринимаемый риск и социальный контроль». Журнал уголовного права и криминологии 74: 457–480.

Петерсон, Рут Д. и Джон Хэган 1984 «Изменение представлений о расе: к отчету об аномальных результатах исследований приговоров». Американский Социологический обзор 49: 56–70.

Пилиавин, Ирвинг, Розмари Гартнер, Крейг Торнтон и Росс Л. Мацуеда 1986 «Преступление, сдерживание и рациональный выбор». Американский социологический обзор 51: 101–120.

Ричард Куинни 1970 Социальная реальность преступности . Бостон: Маленький, Браун.

——1974 Критика правопорядка . Бостон: Маленький, Браун.

——1980 Класс, состояние и преступность . Нью-Йорк: Лонгман.

Рафтер, Николь Хан 1985 Частичное правосудие: женщины в государстве Тюрьмы, 1800–1935 .Бостон: издательство Северо-Восточного университета.

Сэмпсон, Роберт Дж. И Джон Х. Лауб 1993 Преступление в процессе создания : пути и поворотные моменты в жизни . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Шефф, Томас 1966 Психически больной . Чикаго: Алдин.

Schur, Edwin 1971 Маркировка девиантного поведения . Нью-Йорк: Харпер и Роу.

——1985 Обозначение женщин как девиантных: пол, стигма и Социальный контроль .Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Скалл, Эндрю Т. 1978 Музеи безумия . Лондон: Хайнеманн.

Селлин, Торстен 1938 Культура, конфликты и преступность . Нью-Йорк: Совет по исследованиям в области социальных наук.

Шоу, Клиффорд 1930 Джек-роллер . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

—— и Генри Маккей 1942 Преступность несовершеннолетних и Городские районы . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Зильберман, Чарльз 1980 Уголовное правосудие, уголовное насилие .Нью-Йорк: Винтаж.

Спитцер, Стивен 1975 «К марксистской теории девиантности». Социальные проблемы 22: 638–651.

Старк, Родни 1987 «Девиантные места: теория экологии преступности». Криминология 25: 893–910.

Салливан, Мерсер Л. 1989 Получение зарплаты: преступность среди молодежи и Работа во внутреннем городе . Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета.

Сазерленд, Эдвин Х. 1947 Принципы криминологии , 4-е изд.Филадельфия: Липпинкотт.

Торнберри, Теренс П. и Р. Л. Кристенсон 1984 «Безработица и преступное участие: исследование взаимных причинных структур». Американский социологический обзор 49: 398–411.

Титтл, Чарльз Р. 1975 «Сдерживающие факторы или навешивание ярлыков?» Социальные Силы 53: 399–410.

——1980 Санкции и социальное отклонение . Нью-Йорк: Praeger.

——1995 Контрольный баланс: к общей теории отклонения .Боулдер, Колорадо: Westview Press.

——, и Барбара А. Курран 1988 «Непредвиденные обстоятельства диспозиционных диспропорций в ювенальной юстиции». Социальные Силы 67: 23–58.

Тоби, Джексон 1957 «Социальная дезорганизация и ставки в соответствии: дополнительные факторы хищного поведения хулиганов». Журнал уголовного права и криминологии и полицейских наук 48: 12–17.

Терк, Остин Т. 1976 «Право как оружие в социальном конфликте».» Social Problems 23: 276–291.

Walker, Howard, and Bernard P. Cohen 1985″ Scope Statements. American Sociological Review 50: 288–301.

Wolfgang, Marvin E., and Franco Ferracuti 1967 The Субкультура насилия: к интегрированной теории в Криминология . Лондон: Тависток.

Янг, Питер 1983 «Социология, государство и уголовные отношения». В книге Дэвида Гарленда и Питера Янга, ред., Власть наказать .Лондон: Хайнеманн.

Джордж С. Бриджес Скотт А. Десмонд

Взаимодействие возраста с коррелятами и причинами преступлений

  • Агнью Р. (1985). Теория социального контроля и преступность: продольный тест. Криминология 23: 47–61.

    Google Scholar

  • Акерс, Р. Л. (1985). Девиантное поведение: подход к социальному обучению, третье издание , Wadsworth, Belmont, CA.

    Google Scholar

  • Акерс, Р.Л., Мэсси, Дж., Кларк, В., и Лауэр, Р. М. (1983). Действительны ли самоотчеты о подростковых отклонениях? Биохимические измерения, рандомизированный ответ и фиктивный трубопровод в отношении курения. Soc. Силы 62: 234–251.

    Google Scholar

  • Анденаес, Дж. (1974). Наказание и сдерживание , Издательство Мичиганского университета, Анн-Арбор.

    Google Scholar

  • Бахман, Дж.Г. (1970). Молодежь в переходный период, Том II: Влияние семейного происхождения на мальчиков 10-х классов , Институт социальных исследований, Мичиганский университет, Анн-Арбор.

    Google Scholar

  • Блюмштейн, А., Коэн, Дж., И Фаррингтон, Д. П. (1988a). Криминальное исследование карьеры: его значение для криминологии. Криминология 26: 1–36.

    Google Scholar

  • Блюмштейн, А., Коэн, Дж., И Фаррингтон, Д. П. (1988b). Продольное и криминальное исследование карьеры: дополнительные пояснения. Криминология 26: 57–74.

    Google Scholar

  • Брейтуэйт, Дж. (1989). Преступление, позор и реинтеграция , Cambridge University Press, Нью-Йорк.

    Google Scholar

  • Чайкен М. Р. и Чайкен Дж. М. (1984). Типы преступников и публичный порядок. Преступность. 30: 195–226.

    Google Scholar

  • Клаузен, Дж. А. (1986). Жизненный путь: Социологическая перспектива , Прентис-Холл, Энглвуд-Клиффс, Нью-Джерси.

    Google Scholar

  • Конклин, Дж. Э. (1981). Криминология , Макмиллан, Нью-Йорк.

    Google Scholar

  • Курран, Д.А. (1984). Характеристика пожилого вора и влияние санкций на рецидивизм. В Уилбанкс, В., и Ким, П. К. Х. (ред.), Пожилые преступники , University Press of America, стр. 123–135.

  • Даннефер, Д. (1984). Подростковое развитие и социальная теория: переоценка. Am. Социол. Rev. 49: 100–116.

    Google Scholar

  • Эллиотт, Д. С., Аджетон, С. С. (1980). Согласование расовых и классовых различий в самооценках и официальных оценках правонарушений. Am. Социол. Rev. 45: 95–110.

    Google Scholar

  • Фаррингтон Д. П. и Хокинс Дж. Д. (1991). Прогнозирование участия, раннего начала и более поздней продолжительности официально зарегистрированного правонарушения, Crim. Behav. Ment. Здоровье 1: 1–33.

    Google Scholar

  • Фишбейн, М. (1967). Отношение и прогноз поведения. В Fishbein, M. (под ред.), Readings in Attitude Theory and Measurement , Wiley, New York.

    Google Scholar

  • Фишбейн М. и Айзен И. (1975). Вера, отношение, намерение и поведение: введение в теорию и исследования , Addison-Wesley, Reading, MA.

    Google Scholar

  • Gartner, R., and Piliavin, I. (1988). Престарелый преступник и престарелый преступник.В Baltes, P. B., Featherman, D. L., and Lerner, R. M. (eds.), Life-Span Development and Behavior, Vol. 9 , Lawrence Erlbaum Associates, Хиллсдейл, Нью-Джерси, стр. 287–315.

    Google Scholar

  • Гиббс, Дж. П. (1975). Преступление, наказание и сдерживание , Эльзевир, Нью-Йорк.

    Google Scholar

  • Гиббс, Дж. П. (1981). Нормы, отклонения и социальный контроль: концептуальные вопросы , Эльзевир, Нью-Йорк.

    Google Scholar

  • Gottfredson, M., and Hirschi, T. (1986). Истинная ценность лямбда, казалось бы, равна нулю: эссе о профессиональных преступниках, криминальной карьере, выборочном ограничении дееспособности, когортных исследованиях и связанных темах. Криминология 24: 213–234.

    Google Scholar

  • Gottfredson, M., and Hirschi, T. (1988). Наука, государственная политика и карьерная парадигма. Криминология 26: 37–55.

    Google Scholar

  • Gottfredson, M., and Hirschi, T. (1990). Общая теория преступности , Stanford University Press, Stanford, CA.

    Google Scholar

  • Гоув, У. Р. (1985). Влияние возраста и пола на девиантное поведение: биопсихосоциальная перспектива. В Росси, А.С. (ред.), Гендер и жизненный путь , Олдайн, Чикаго, стр.115–144.

    Google Scholar

  • Грин, Д. Э. (1989). Меры противоправного поведения в исследованиях сдерживания на индивидуальном уровне. J. Res. Преступление. 26: 253–275.

    Google Scholar

  • Гринберг, Д. Ф. (1985). Возраст, преступность и социальное объяснение. Am. J. Social. 91: 1–21.

    Google Scholar

  • Гринберг, Д.Ф. (1981). Преступность и возрастная структура общества. В Гринберге, Д. Ф. (ред.), Преступность и капитализм , Мэйфилд, Пало-Альто, Калифорния, стр. 118–139.

    Google Scholar

  • Хэган Дж. И Паллони А. (1988). Преступления как социальные события на жизненном пути: переосмысление криминологического спора. Криминология 26: 87–100.

    Google Scholar

  • Ханушек, Э.А. и Джексон Дж. Э. (1977). Статистические методы для социологов , Academic Press, New York.

    Google Scholar

  • Hindelang, M. J., Hirschi, T., and Weis, J. (1981). Измерение правонарушений , Сейдж, Беверли-Хиллз, Калифорния.

    Google Scholar

  • Хирши, Т. (1969). Причины правонарушений , University of California Press, Беркли, Калифорния.

    Google Scholar

  • Хирши, Т., и Готтфредсон, М. (1983). Возраст и объяснение преступления. Am. J. Sociol. 89: 552–584.

    Google Scholar

  • Kercher, K. (1987). Объяснение взаимосвязи между возрастом и преступностью: биологическая против социологической модели. Представлено на ежегодном собрании Американского общества криминологии; Монреаль.

  • Лагранж, Р.Л. и Уайт Х. Р. (1985). Возрастные различия в делинквентности: проверка теории. Криминология 23: 19–45.

    Google Scholar

  • Лиска, А. Э. (1987). Perspectives on Deviance, Second Edition , Prentice-Hall, Englewood Cliffs, NJ.

    Google Scholar

  • Лёбер Р. и Леблан М. (1990). К криминологии развития. В Тонри М., и Моррис, Н. (ред.), Преступность и правосудие: Обзор исследований, Vol. 12 , University of Chicago Press, Чикаго, стр. 375–473.

    Google Scholar

  • Лёбер Р. и Снайдер Х. Н. (1990). Уровни правонарушений в карьере несовершеннолетних: данные о постоянстве и изменении лямбда. Криминология 28: 97–109.

    Google Scholar

  • Мейер, Р. Ф., и Джонсон, В.Т. (1977). Сдерживание как социальный контроль: законное и внелегальное производство соответствия. Am. Социол. Rev. 42: 292–304.

    Google Scholar

  • Мертон, Р. К. (1957). Социальная структура и аномия. В Мертоне, Р. К. (ред.), Социальная теория и социальная структура , Free Press, Нью-Йорк, стр. 131–194.

    Google Scholar

  • Мюррей, Г. Ф., и Эриксон, П.Г. (1987). Продольное исследование: эмпирическое сравнение предполагаемой и последующей преступности. Soc. Sci. Res. 16: 107–118.

    Google Scholar

  • Нагин Д. С. и Фаррингтон Д. П. (1992). Стабильность криминального потенциала с детства до зрелого возраста. Криминология 30: 235–260.

    Google Scholar

  • Нагин Д. и Патерностер Р.(1991). О связи прошлого с будущими правонарушениями. Криминология 29: 163–189.

    Google Scholar

  • Newman, E. S., Newman, D. J., Gewirtz, M. L., et al. (1984). Пожилые преступники , Ольгешлагер, Ганн и Хайн, Кембридж, Массачусетс.

    Google Scholar

  • Оркатт, Дж. Д. (1987). Дифференциальная ассоциация и употребление марихуаны: более пристальный взгляд на Сазерленда (с небольшой помощью Беккера). Криминология 25: 341–358.

    Google Scholar

  • Осгуд Д. У., Джонстон Л. Д., О’Мэлли П. М. и Бахман Дж. Г. (1988). Общность отклонения. Am. Социол. Rev. 53: 81–93.

    Google Scholar

  • Патерностер Р. и Триплетт Р. (1988). Разбивка самооценок правонарушений и их значение для теории. Криминология 26: 591–625.

    Google Scholar

  • Пети, Т. А. (1989). Выделение индивидуальных и совокупных уровней влияния отклонений: контекстуальный подход , Ph.D. докторская диссертация, Университет Нотр-Дам, Нотр-Дам, Индиана.

    Google Scholar

  • Petersilia, J. (1978). Достоверность данных о преступности, полученных из личных интервью. В Wellford, C. (ed.), Quantitative Studies in Criminology , Sage, Beverly Hills, CA, pp.30–47.

    Google Scholar

  • Райли М. В., Фонер А. и Уоринг Дж. (1988). Социология и возраст. В Smelser, N. (ed.), Справочник по социологии , Sage, Newbury Park, CA, стр. 243–290.

    Google Scholar

  • Роу А. Р. и Титтл К. Р. (1977). Изменения жизненного цикла и криминальная склонность. Sociol. Q. 18: 223–236.

    Google Scholar

  • Роу, Д.К., Осгуд Д. В. и Ничевандер В. А. (1990). Скрытый подход к объединению криминальных карьер. Криминология 28: 237–270.

    Google Scholar

  • Сэмпсон, Р. Дж., И Лауб, Дж. Х. (1990). Преступление и девиантность на протяжении всей жизни: важность социальных связей взрослых. Am. Социол. Rev. 55: 602–627.

    Google Scholar

  • Шлегель Р.Р., Кроуфорд, К. А., и Сэнфорд, М. Д. (1977). Соответствие и посреднические свойства модели Фишбейна: приложение к употреблению алкоголя подростками. J. Exp. Soc. Psychol. 13: 421–430.

    Google Scholar

  • Шавит Ю. и Раттнер А. (1988). Возраст, преступность и ранний период жизни. Am. J. Sociol. 93: 1457–1470.

    Google Scholar

  • Шовер, Н.(1985). Aging Criminals , Сейдж, Беверли-Хиллз, Калифорния.

    Google Scholar

  • Шовер, Н. и Томпсон, К. Ю. (1992). Возраст, разные ожидания и отказ от преступности. Криминология 30: 89–104.

    Google Scholar

  • Смит Д. А. и Вишер К. А. (1980). Секс и участие в девиантности / преступности: количественный обзор эмпирической литературы. Am. Социол. Rev. 45: 691–701.

    Google Scholar

  • Смит Д. А., Вишер К. А. и Джарджура Г. Р. (1991). Размеры правонарушений: объяснение коррелятов участия, частоты и стойкости правонарушений. J. Res. Преступление. 28: 6–32.

    Google Scholar

  • Штеффенсмайер, Д. Дж. (1983). Свойства организации и сегрегация по полу в преступном мире: построение социологической теории половых различий в преступности. Soc. Силы 61: 1010–1032.

    Google Scholar

  • Steffensmeier, D. J., Streifel, C., and Harer, M. D. (1987). Относительный размер когорты и преступность среди молодежи в США, 1953–1984 гг. Am. Социол. Rev. 52: 702–710.

    Google Scholar

  • Steffensmeier, D. J., Allan, E. A., Harer, M. D., and Streifel, C. (1989). Возраст и распространение преступности. Am. J. Sociol. 94: 803–831.

    Google Scholar

  • Сазерленд, Э. Х. (1939). Принципы криминологии, 3-е изд. , Липпинкотт, Филадельфия.

    Google Scholar

  • Тиллман Р. (1987). Размер «преступного населения»: распространенность и частота задержаний взрослых. Криминология 25: 561–579.

    Google Scholar

  • Титтл, К.Р. (1980). Санкции и социальное отклонение: вопрос сдерживания , Praeger, New York.

    Google Scholar

  • Титтл, К. Р. (1988). Две эмпирические закономерности (возможно) в поисках объяснения. Криминология 26: 75–85.

    Google Scholar

  • Титтл К. Р. и Виллемез В. Дж. (1977). Социальный класс и преступность. Soc. Силы 56: 474–502.

    Google Scholar

  • Титл, К. Р., Берк, М. Дж., И Джексон, Э. Ф. (1986). Моделирование теории дифференциальной ассоциации Сазерленда: к эмпирическому разъяснению. Soc. Силы 65: 405–432.

    Google Scholar

  • Тонри М., Олин Л. Э. и Фаррингтон Д. П. (1991). Human Development and Criminal Behavior , Springer-Verlag, New York.

    Google Scholar

  • Винокур-Каплан, Д. (1978). Иметь или не иметь еще одного ребенка: установки, намерения и поведение в области планирования семьи. J. Appl. Soc. Psychol. 8: 29–46.

    Google Scholar

  • Веллфорд, К. Ф. (1973). Возрастной состав и рост зарегистрированных преступлений. Криминология 11: 61–70.

    Google Scholar

  • Wilbanks, W.(1984). Преступник пожилого возраста: частота и характер вариаций пола и расы. В Уилбанкс, В., и Ким, П. К. Х. (ред.), Пожилые преступники , University Press of America, стр. 41–52.

  • Уилбэнкс, В., и Ким, П. К. Х. (ред.) (1984). Elderly Criminals , University Press of America.

  • Уильямс, К. Р. и Хокинс, Р. (1986). Перцептивное исследование общего сдерживания: критический обзор. Law Soc. Rev. 20: 545–572.

    Google Scholar

  • Вольфганг, М., Торнберри, Т. П., и Фиглио, Р. М. (1987). От мальчика к мужчине, от проступка к преступлению , University of Chicago Press, Чикаго.

    Google Scholar

  • Зимринг Ф. Э. и Хокинс Г. Дж. (1973). Сдерживание: правовая угроза в борьбе с преступностью , University of Chicago Press, Чикаго.

    Google Scholar

  • Понимание и изменение социального мира

    Цель обучения

    1. Укажите основные аргументы и предположения различных социологических объяснений девиации.

    Если мы хотим уменьшить количество насильственных преступлений и других серьезных отклонений, мы должны сначала понять, почему это происходит. Существует множество социологических теорий девиации, и вместе они предлагают более полное понимание девиации, чем любая теория сама по себе. Вместе они помогают ответить на поставленные ранее вопросы: почему показатели девиантности различаются в пределах социальных категорий и в разных местах, почему одни виды поведения с большей вероятностью, чем другие, будут считаться девиантными, и почему одни типы людей с большей вероятностью, чем другие будут считаться девиантными и быть наказанным за девиантное поведение.В целом социологические объяснения подчеркивают важность социальной среды и социального взаимодействия для девиантности и совершения преступления. Таким образом, они имеют важное значение для того, как уменьшить такое поведение. В соответствии с темой публичной социологии этой книги, обсуждение нескольких таких стратегий сокращения преступности завершает эту главу.

    Теперь мы переходим к основным социологическим объяснениям преступности и девиантности. Сводка этих объяснений представлена ​​в Таблице 7.1 «Теоретический снимок: краткое изложение социологических объяснений девиантности и преступности».

    Таблица 7.1 Теоретический обзор: краткое изложение социологических объяснений девиантности и преступности

    Основная теория Связанное объяснение Краткое изложение объяснения
    Функционалист Взгляды Дюркгейма Девиантность выполняет несколько функций: (а) разъясняет нормы и увеличивает соответствие, (б) укрепляет социальные связи между людьми, реагирующими на отклонение, и (в) может способствовать положительным социальным изменениям.
    Социальная экология Определенные социальные и физические характеристики городских кварталов способствуют высокому уровню преступности. Эти характеристики включают бедность, ветхость, плотность населения и текучесть населения.
    Теория деформации Согласно Роберту Мертону, отклонение от нормы среди бедных является результатом разрыва между культурным акцентом на экономический успех и неспособностью достичь такого успеха с помощью законных средств работы.Согласно Ричарду Клоуарду и Ллойду Олину, дифференцированный доступ к незаконным средствам влияет на тип отклонения, в котором участвуют люди, испытывающие напряжение.
    Девиантные субкультуры Бедность и другие общественные условия порождают определенные субкультуры, через которые подростки приобретают ценности, способствующие девиантному поведению. Альберт Коэн писал, что неуспеваемость в школе приводит к тому, что мальчики из низшего класса присоединяются к бандам, система ценностей которых поощряет и поощряет преступность.Уолтер Миллер писал, что преступность проистекает из основных проблем, вкуса к неприятностям, жесткости, сообразительности и азарта. Марвин Вольфганг и Франко Ферракути утверждали, что субкультура насилия в городских районах способствует насильственной реакции на оскорбления и другие проблемы.
    Теория социального контроля Трэвис Хирски писал, что преступность является результатом слабых связей с обычными социальными институтами, такими как семьи и школы. Эти узы включают привязанность, приверженность, участие и веру.
    Конфликт Теория конфликтов Люди, обладающие властью, принимают законы и иным образом используют правовую систему, чтобы обеспечить свое положение на вершине общества и удержать бесправных внизу. Бедные и меньшинства чаще подвергаются аресту, осуждению и тюремному заключению из-за своей бедности и расы.
    Феминистские перспективы Неравенство в отношении женщин и устаревшие взгляды на отношения между полами лежат в основе изнасилований, сексуальных посягательств, насилия со стороны интимного партнера и других преступлений против женщин.Сексуальное насилие побуждает многих девочек и женщин обращаться к наркотикам и алкоголю, а также к другому антиобщественному поведению. Гендерная социализация — ключевая причина больших гендерных различий в уровне преступности.
    Символический интеракционизм Теория дифференциальной ассоциации Эдвин Х. Сазерленд утверждал, что преступному поведению можно научиться, общаясь с близкими друзьями и членами семьи, которые учат нас, как совершать различные преступления, а также ценностям, мотивам и рационализаторам, которые мы должны принять, чтобы оправдать нарушение закона.
    Теория маркировки Девиантность возникает из-за того, что вас назвали девиантом; нелегальные факторы, такие как внешний вид, раса и социальный класс, влияют на частоту навешивания ярлыков.

    Объяснения функционалистов

    Несколько объяснений можно сгруппировать в рамках функционалистской точки зрения в социологии, поскольку все они разделяют центральную точку зрения этой точки зрения на важность различных аспектов общества для социальной стабильности и других социальных потребностей.

    Эмиль Дюркгейм: Функции отклонения

    Как отмечалось ранее, Эмиль Дюркгейм сказал, что отклонение от нормы — это нормально, но он не остановился на этом. В неожиданном и до сих пор спорном повороте он также утверждал, что девиантность выполняет несколько важных функций для общества.

    Во-первых, сказал Дюркгейм, девиация проясняет социальные нормы и увеличивает конформность. Это происходит потому, что обнаружение отклонений и наказание за них напоминает людям о нормах и усиливает последствия их нарушения.Если ваш класс сдавал экзамен и учащийся был пойман на мошенничестве, остальным ученикам сразу напомнили бы о правилах обмана и наказании за него, и в результате они с меньшей вероятностью обманули бы.

    Вторая функция девиантности заключается в том, что она укрепляет социальные связи между людьми, реагирующими на девиантность. Примером может служить классический рассказ The Ox-Bow Incident (Clark, 1940), в котором трое невинных мужчин обвиняются в угоне скота и в конечном итоге линчезированы.Толпа, которая линчевала, очень сплочена в своем безумии против мужчин, и, по крайней мере, в тот момент, узы между людьми в толпе чрезвычайно сильны.

    Последняя функция девиантности, по словам Дюркгейма, заключается в том, что она может способствовать положительным социальным изменениям. Хотя некоторые из величайших фигур в истории — Сократ, Иисус, Жанна д’Арк, Махатма Ганди и Мартин Лютер Кинг-младший — и это лишь некоторые из них — считались наихудшими извращенцами в свое время, теперь мы чествуем их за их приверженность. и жертва.

    Эмиль Дюркгейм писал, что отклонения от нормы могут привести к положительным социальным изменениям. Многие южане испытывали сильные негативные чувства к доктору Мартину Лютеру Кингу-младшему во время движения за гражданские права, но теперь история чтит его за его приверженность и самопожертвование.

    Социолог Герберт Ганс (1996) указал на дополнительную функцию девиантности: девиантность создает рабочие места для сегментов общества — полиции, тюремных охранников, профессоров криминологии и т. Д. — чья основная задача — каким-то образом бороться с девиантами.Если бы девиантности и преступности не существовало, сотни тысяч законопослушных людей в США остались бы без работы!

    Хотя девиация может иметь все эти функции, многие ее формы, безусловно, могут быть весьма вредными, о чем нам напоминает история об ограбленном избирателе, начавшая эту главу. Насильственные преступления и преступления против собственности в Соединенных Штатах ежегодно становятся жертвами миллионов людей и домохозяйств, в то время как преступность со стороны корпораций имеет еще более пагубные последствия, как мы обсудим позже.Употребление наркотиков, проституция и другие преступления «без потерпевших» могут вовлекать добровольных участников, но эти участники часто причиняют себе и другим большой вред. Хотя отклонение согласно Дюркгейму неизбежно и нормально и выполняет важные функции, это, конечно, не означает, что Соединенные Штаты и другие страны должны быть счастливы иметь высокий уровень серьезных отклонений. Обсуждаемые нами социологические теории указывают на определенные аспекты социальной среды, в широком смысле слова, которые способствуют развитию девиантности и преступности и должны быть в центре внимания усилий по сокращению такого поведения.

    Социальная экология: особенности микрорайона и сообщества

    Важный социологический подход, начатый в конце 1800-х — начале 1900-х годов социологами из Чикагского университета, подчеркивает, что определенные социальные и физические характеристики городских районов повышают вероятность того, что люди, выросшие и живущие в этих районах, будут совершать отклонения и преступления. Это направление мысли теперь называется подходом социальной экологии (Mears, Wang, Hay, & Bales, 2008). Было выявлено множество криминогенных (вызывающих преступление) характеристик соседства, включая высокий уровень бедности, плотность населения, ветхое жилье, мобильность по месту жительства и домохозяйства с одним родителем.Считается, что все эти проблемы способствуют социальной дезорганизации или ослаблению социальных связей и социальных институтов, что затрудняет правильную социализацию детей и отслеживание подозрительного поведения (Mears, Wang, Hay, & Bales, 2008; Sampson, 2006).

    Социология имеет значение

    Улучшение жилищных условий помогает снизить уровень преступности

    Одна из социологических теорий преступности, обсуждаемых в тексте, — это подход социальной экологии. Для обзора: этот подход объясняет высокий уровень девиантности и преступности социальными и физическими характеристиками района, включая бедность, высокую плотность населения, ветхое жилье и высокую текучесть населения.Эти проблемы создают социальную дезорганизацию, которая ослабляет социальные институты района и препятствует эффективной социализации детей.

    Многие эмпирические данные подтверждают точку зрения социальной экологии на негативные условия проживания в районе и уровень преступности и позволяют предположить, что усилия по улучшению этих условий снизят уровень преступности. Некоторые из наиболее убедительных доказательств получены в результате Проекта по человеческому развитию в окрестностях Чикаго (под руководством социолога Роберта Дж. Сэмпсона), в ходе которого были изучены более 6000 детей в возрасте от рождения до 18 лет, а также их родители и другие опекуны. 7-летний период.Были измерены социальные и физические характеристики десятков кварталов, в которых проживали испытуемые, что позволило оценить влияние этих характеристик на вероятность правонарушений. Ряд исследований с использованием данных этого проекта подтверждают общие предположения подхода социальной экологии. В частности, преступность выше в районах с более низким уровнем «коллективной эффективности», то есть в районах с более низким уровнем общественного надзора за поведением подростков.

    Многие исследования, проведенные в рамках Чикагского проекта, и данные по нескольким другим городам показывают, что условия в районе сильно влияют на степень преступности в городских кварталах. Это исследование, в свою очередь, предполагает, что стратегии и программы, улучшающие социальные и физические условия городских кварталов, вполне могут помочь снизить высокий уровень преступности и правонарушений, которые так часто встречаются там. (Bellair & McNulty, 2009; Sampson, 2006)

    Теория деформации

    Неудача в достижении американской мечты лежит в основе знаменитой теории деформации Роберта Мертона (1938) (также называемой теорией аномии).Вспомните из главы 1 «Социология и социологическая перспектива», что Дюркгейм приписывал высокий уровень самоубийств аномией или отсутствием норм, возникающим в периоды, когда социальные нормы неясны или слабы. Адаптируя эту концепцию, Мертон хотел объяснить, почему у бедных людей более высокий уровень отклонений, чем у небедных. Он рассудил, что Соединенные Штаты превыше всего ценят экономический успех, а также имеют нормы, определяющие утвержденные средства, работающие, для достижения экономического успеха. Поскольку бедняки часто не могут достичь американской мечты об успехе с помощью обычных средств работы, они испытывают разрыв между целью экономического успеха и средствами работы.Этот пробел, который Мертон сравнил с аномией Дюркгейма из-за отсутствия ясности в отношении норм, приводит к напряжению или разочарованию. Чтобы уменьшить свое разочарование, некоторые бедные люди прибегают к нескольким приспособлениям, включая отклонения, в зависимости от того, принимают они или отвергают цель экономического успеха и средства работы. В таблице 7.2 «Теория аномии Мертона» представлена ​​логическая адаптация бедных к тому стрессу, который они испытывают. Давайте кратко рассмотрим их.

    Таблица 7.2 Теория аномии Мертона

    Адаптация Цель экономического успеха Средства работы
    I.Соответствие + +
    II. Инновация +
    III. Ритуализм +
    IV. Ретреатизм
    V. Восстание ± ±
    + означает принятие, — означает отказ, ± означает отказ и работу для нового общества

    Мертон определил пять способов, которыми люди реагируют на этот разрыв между наличием социально приемлемой цели и отсутствием общественно приемлемого способа ее достижения.

    1. Соответствие : Те, кто соблюдают правила, предпочитают не отклоняться. Они преследуют свои цели, насколько это возможно, с помощью общественно приемлемых средств.
    2. Инновации : Те, кто вводит новшества, преследуют цели, которых они не могут достичь законными средствами, используя вместо этого преступные или девиантные средства.
    3. Ритуализм : Люди, совершающие ритуалы, снижают свои цели до тех пор, пока не смогут достичь их социально приемлемыми способами. Эти члены общества сосредоточены на конформинге, а не на достижении далекой мечты.
    4. Ретреатизм : Другие отступают и отвергают цели и средства общества. Некоторые нищие и уличные люди отказались от цели общества — финансового успеха.
    5. Восстание : горстка людей восстает и заменяет цели и средства общества своими собственными. Террористы или борцы за свободу стремятся свергнуть цели общества социально неприемлемыми средствами.

    Несмотря на свое напряжение, большинство бедняков продолжают принимать цель экономического успеха и продолжают верить, что они должны работать, чтобы зарабатывать деньги.Другими словами, они продолжают оставаться хорошими законопослушными гражданами. Они соответствуют нормам и ценностям общества, и, что неудивительно, Мертон называет их адаптацию соответствием .

    Столкнувшись с трудностями, некоторые бедные люди продолжают ценить экономический успех, но придумывают новые способы его достижения. Они грабят людей или банки, совершают мошенничество или используют другие незаконные способы получения денег или имущества. Мертон называет эту адаптацию инновацией .

    Другие бедняки продолжают работать на работе, не надеясь значительно улучшить свою жизнь.По привычке они ходят на работу изо дня в день. Мертон называет эту третью адаптацию ритуализмом . Эта адаптация не связана с девиантным поведением, но является логическим ответом на напряжение, которое испытывают бедные люди.

    Одна из адаптаций Роберта Мертона в его теории напряжения — это ретреатизм, при котором бедные люди отказываются от экономической цели общества и отказываются от его средств трудоустройства для достижения этой цели. Некоторые из сегодняшних бездомных могут считаться отступниками по типологии Мертона, однако большинство бездомных не попадают в эту категорию, потому что они вынуждены оставаться бездомными и не выбирают такой образ жизни.

    В четвертой адаптации Мертона, retreatism , некоторые бедные люди уходят из общества, становясь бомжами или бродягами, или становясь зависимыми от алкоголя, героина или других наркотиков. Их реакция на напряжение, которое они испытывают, состоит в том, чтобы отвергнуть как цель экономического успеха, так и средства работы.

    Пятая и последняя адаптация Мертона — rebellion . Здесь бедняки не только отвергают цель успеха и средства работы, но и активно работают над созданием нового общества с новой системой ценностей.Эти люди — радикалы и революционеры своего времени. Поскольку Мертон разработал свою теорию напряжения после Великой депрессии, в которой рабочее и социалистическое движения были весьма активными, неудивительно, что он думал о восстании как о логической адаптации бедных к их неуспеху в экономике.

    Хотя теория Мертона была популярна на протяжении многих лет, у нее есть некоторые ограничения. Возможно, наиболее важным является то, что в нем не учитываются отклонения, такие как мошенничество со стороны среднего и высшего классов, а также не объясняются убийства, изнасилования и другие преступления, которые обычно не совершаются по экономическим причинам.Это также не объясняет, почему некоторые бедные люди предпочитают одну адаптацию другой.

    Теория деформации Мертона стимулировала другие объяснения отклонений, основанные на его концепции деформации. Теория дифференциальных возможностей, разработанная Ричардом Клауардом и Ллойдом Олином (1960), пыталась объяснить, почему бедные выбирают ту или иную адаптацию Мертона. Принимая во внимание, что Мертон подчеркнул, что бедные имеют дифференцированный доступ к законным средствам (рабочие), Клоуард и Олин подчеркнули, что у них есть дифференцированный доступ к незаконным средствам .Например, некоторые живут в районах, где преобладает организованная преступность, и будут участвовать в таких преступлениях; другие живут в районах, где царит безудержное употребление наркотиков, и сами начнут употреблять наркотики.

    В более поздней формулировке два социолога, Стивен Ф. Месснер и Ричард Розенфельд (2007), расширили точку зрения Мертона, заявив, что в Соединенных Штатах преступность проистекает из нескольких наших самых важных ценностей, включая чрезмерный упор на экономический успех, индивидуализм и т. Д. и конкуренция.Эти ценности порождают преступность, заставляя многих американцев, богатых или бедных, чувствовать, что у них никогда не бывает достаточно денег, и побуждая их помогать себе даже за счет других людей. Таким образом, преступность в Соединенных Штатах по иронии судьбы проистекает из самых основных ценностей страны.

    В еще одном расширении теории Мертона Роберт Агнью (2007) утверждал, что подростки испытывают различные виды напряжения в дополнение к экономическому типу, о котором говорил Мертон. Романтические отношения могут закончиться, член семьи может умереть, а ученики могут подвергнуться издевательствам или издевательствам в школе.Повторяющиеся инциденты, вызывающие напряжение, такие как эти, вызывают гнев, разочарование и другие негативные эмоции, а эти эмоции, в свою очередь, вызывают преступность и употребление наркотиков.

    Девиантные субкультуры

    Некоторые социологи подчеркивают, что бедность и другие общественные условия порождают определенные субкультуры, через которые подростки приобретают ценности, способствующие девиантному поведению. Одним из первых, кто высказал это мнение, был Альберт К. Коэн (1955), чья теория фрустрации статуса утверждает, что мальчики из низшего класса плохо учатся в школе, потому что в школах делается упор на ценности среднего класса.Неудача в школе снижает их статус и чувство собственного достоинства, и мальчики пытаются противостоять этому, вступая в банды несовершеннолетних. В этих группах преобладает другая система ценностей, и мальчики могут вернуть себе статус и чувство собственного достоинства, совершив правонарушения. Коэну нечего было сказать о девочках, так как он предполагал, что их мало заботит, насколько хорошо они учатся в школе, вместо этого придавая большее значение браку и семье, и, следовательно, они останутся невозмутимыми, даже если они не будут хорошо учиться. Позже ученые раскритиковали его пренебрежение к девушкам и предположения о них.

    Другой социолог, Уолтер Миллер (1958), сказал, что бедные мальчики становятся правонарушителями, потому что они живут в субкультуре низшего класса, которая включает в себя несколько основных проблем или ценностей, которые помогают вести к правонарушению. Эти основные проблемы включают вкус к неприятностям, твердость, сообразительность и азарт. Если мальчики растут в субкультуре с такими ценностями, они с большей вероятностью нарушат закон. Их девиация — результат их социализации. Критики заявили, что Миллер преувеличил различия между системами ценностей в бедных городских кварталах и более богатых сообществах среднего класса (Akers & Sellers, 2008).

    Очень популярное субкультурное объяснение — это тезис о так называемой субкультуре насилия, впервые выдвинутый Марвином Вольфгангом и Франко Ферракути (1967). По их словам, в некоторых городских районах субкультура насилия способствует насильственной реакции на оскорбления и другие проблемы, которые люди из среднего класса, вероятно, проигнорируют. Они продолжили, что субкультура насилия возникает отчасти из-за потребности мужчин из низших слоев общества «доказать» свою мужественность ввиду их экономической несостоятельности. Количественное исследование для проверки их теории не показало, что городская беднота с большей вероятностью, чем другие группы, одобряет насилие (Cao, Adams, & Jensen, 1997).С другой стороны, недавние этнографические (качественные) исследования показывают, что большие сегменты городской бедноты действительно принимают «кодекс» жесткости и насилия для поощрения уважения (Anderson, 1999). Как показывают эти противоречивые данные, точка зрения субкультуры на насилие остается противоречивой и заслуживает дальнейшего изучения.

    Теория социального контроля

    Трэвис Хирши (1969) утверждал, что человеческая природа в основном эгоистична, и поэтому задавался вопросом, почему люди совершают девиантность , а не .Его ответ, который теперь называется теорией социального контроля (также известной как теория социальных связей ), заключался в том, что их связи с традиционными социальными институтами, такими как семья и школа, удерживают их от нарушения социальных норм. Основная точка зрения Хирши отражает точку зрения Дюркгейма о том, что строгие социальные нормы уменьшают отклонения, такие как самоубийства.

    Хирски выделил четыре типа связей с общепринятыми социальными институтами: привязанность, приверженность, участие и вера.

    1. Приложение указывает на то, насколько мы чувствуем лояльность к этим учреждениям и заботимся о мнении людей в них, таких как наши родители и учителя.Чем больше мы привязаны к своим семьям и школам, тем меньше вероятность того, что мы будем отклоняться от нормы.
    2. Обязательства означает, насколько мы ценим наше участие в обычных видах деятельности, таких как получение хорошего образования. Чем больше мы привержены этой деятельности и чем больше времени и энергии мы вкладываем в нее, тем меньше мы будем отклоняться.
    3. Вовлеченность означает количество времени, которое мы проводим в обычной деятельности. Чем больше времени мы проводим, тем меньше у нас возможностей отклоняться.
    4. Вера означает принятие нами норм общества. Чем больше мы верим в эти нормы, тем меньше отклоняемся.

    Теория социального контроля Трэвиса Хирски подчеркивает важность связей с социальными институтами для предотвращения отклонений. Его теория подчеркивала важность привязанности к семье в этом отношении.

    Теория Хирски была очень популярна. Многие исследования показывают, что молодые люди, у которых более слабые связи со своими родителями и школой, более склонны к отклонениям от нормы.Но у этой теории есть свои критики (Akers & Sellers, 2008). Одна из проблем связана с вопросом о причинном порядке, основанном на принципах курицы и яйца. Например, многие исследования подтверждают теорию социального контроля, обнаруживая, что подростки-правонарушители часто имеют худшие отношения со своими родителями, чем подростки, не склонные к поведению. Это потому, что плохие отношения побуждают молодежь совершать правонарушения, как думал Хирши? Или это потому, что преступность молодежи ухудшает их отношения с родителями? Несмотря на эти вопросы, теория социального контроля Хирши продолжает влиять на наше понимание девиантности.Если это правильно, в нем предлагается несколько стратегий предотвращения преступности, включая программы, направленные на улучшение воспитания детей и отношений между родителями и детьми (Welsh & Farrington, 2007).

    Конфликт и феминистские объяснения

    Теоретик конфликта считает, что для того, чтобы люди, обладающие властью, сохранили свою власть, они маргинализируют и криминализируют людей, которые угрожают их власти. Неравенство воспроизводится способом определения отклонения. Объяснения преступности, основанные на перспективе конфликта, отражают ее общее мнение о том, что общество — это борьба между «имущими» наверху общества с социальной, экономической и политической властью и «неимущими» внизу.Соответственно, они предполагают, что те, кто наделен властью, принимают законы и иным образом используют правовую систему для обеспечения своего положения на вершине общества и удержания бессильных внизу (Bohm & Vogel, 2011). Бедные и меньшинства чаще подвергаются аресту, осуждению и тюремному заключению из-за своей бедности и расы. Эти объяснения также обвиняют бедных в уличных преступлениях в экономических лишениях и неравенстве, в которых они живут, а не в каких-либо моральных недостатках бедных.

    Пример теории конфликта: преступность и социальный класс

    В то время как преступность часто ассоциируется с обездоленными, преступления, совершаемые богатыми и влиятельными людьми, остаются проблемой в обществе, которая требует недостаточного наказания и требует больших затрат.ФБР сообщило, что жертвы краж со взломом, воровства и угона автомобилей потеряли в 2009 году в общей сложности 15,3 миллиарда долларов (FB1 2010). Для сравнения: когда в 2008 году был арестован бывший советник и финансист Берни Мэдофф, Комиссия по ценным бумагам и биржам США сообщила, что предполагаемые убытки от мошенничества с его финансовой схемой Понци приблизились к 50 миллиардам долларов (SEC 2009).

    Этот дисбаланс, основанный на классовой силе, также присутствует в уголовном праве США. В 1980-х годах употребление крэк-кокаина (кокаина в чистом виде) быстро превратилось в эпидемию, охватившую беднейшие городские общины страны.Его более дорогой аналог, кокаин, ассоциировался с высококлассными потребителями и был предпочтительным наркотиком для богатых. Юридические последствия того, что власти поймали его с крэком и кокаином, резко различались. В 1986 году федеральный закон предусматривал наказание в виде десяти лет тюремного заключения за хранение 50 граммов крэка. Однако эквивалентное тюремное заключение за хранение кокаина требовало хранения 5000 граммов. Другими словами, разница в приговорах составляла от 1 до 100 (редакция New York Times 2011).Это неравенство в суровости наказания за крэк по сравнению с кокаином соответствовало неравному социальному классу соответствующих потребителей. Теоретик конфликта отметит, что те в обществе, у кого есть власть, также принимают законы, касающиеся преступности. Поступая так, они издают законы, которые принесут им пользу, в то время как бессильные классы, у которых нет ресурсов для принятия таких решений, страдают от последствий. Несоответствие наказания крэк-кокаин сохранялось до 2010 года, когда президент Обама подписал Закон о справедливых приговорах, который уменьшил неравенство до 1 к 18 (The Sentencing Project 2010).

    Неудивительно, что объяснения конфликта вызвали много споров (Akers & Sellers, 2008). Многие ученые отвергают их за то, что они рисуют слишком критическую картину Соединенных Штатов и игнорируют крайности некапиталистических стран, в то время как другие говорят, что теории преувеличивают степень неравенства в правовой системе. При оценке дискуссии по поводу объяснений конфликта справедливый вывод состоит в том, что их взгляд на дискриминацию со стороны правовой системы больше применим к преступлениям без потерпевших (обсуждаемым в следующем разделе), чем к обычным преступлениям, где трудно утверждать, что законы против таких вещей, как убийство и грабеж отражают потребности сильных мира сего.Тем не менее, множество свидетельств подтверждают конфликтное утверждение о том, что бедные и меньшинства сталкиваются с недостатками в правовой системе (Reiman & Leighton, 2010). Проще говоря, бедные не могут позволить себе хороших адвокатов, частных детективов и других преимуществ, которые деньги приносят в суде. В качестве всего лишь одного примера: если бы кто-то намного беднее, чем О. Дж. Симпсон, бывший футболист и знаменитость СМИ, был арестован, как и в 1994 году, за жестокое убийство двух человек, обвиняемый почти наверняка был бы признан виновным.Симпсон смог позволить себе защиту стоимостью в сотни тысяч долларов и выиграл оправдательный приговор присяжных в своем уголовном процессе (Barkan, 1996). Также в соответствии с взглядами теории конфликта руководители корпораций, входящие в число наиболее влиятельных членов общества, часто нарушают закон, не опасаясь тюремного заключения, как мы увидим в нашем обсуждении преступлений белых воротничков далее в этой главе. Наконец, многие исследования подтверждают точку зрения теории конфликта о том, что корни преступлений бедных людей лежат в социальном неравенстве и экономических лишениях (Barkan, 2009).

    Феминистские перспективы

    Феминистские взгляды на преступность и уголовное правосудие также подпадают под широкую рубрику объяснений конфликтов и получили широкое распространение в последние два десятилетия. Большая часть этой работы касается изнасилований и сексуальных посягательств, насилия со стороны интимного партнера и других преступлений против женщин, которыми в значительной степени пренебрегали, пока феминистки не начали писать о них в 1970-х годах (Griffin, 1971). Их взгляды с тех пор повлияли на общественное и официальное отношение к изнасилованиям и домашнему насилию, которые раньше считались чем-то, что девочки и женщины навлекали на себя.Вместо этого феминистский подход возлагает вину за эти преступления на неравенство общества в отношении женщин и устаревшие взгляды на отношения между полами (Renzetti, 2011).

    Еще одним направлением феминистской работы является гендерная и юридическая обработка. Что касается шансов быть арестованными и наказанными, женщинам лучше или хуже, чем мужчинам? После множества исследований за последние два десятилетия лучший ответ — мы не уверены (Belknap, 2007). С женщинами обращаются чуть более сурово, чем с мужчинами, за мелкие преступления и чуть менее сурово за серьезные преступления, но гендерный эффект в целом слаб.

    Третье направление касается гендерных различий в тяжких преступлениях, поскольку женщины и девочки гораздо реже, чем мужчины и мальчики, прибегают к насилию и совершают серьезные имущественные преступления, такие как кражи со взломом и кражи автотранспортных средств. Большинство социологов связывают это различие с гендерной социализацией. Проще говоря, социализация мужской гендерной роли или мужественности приводит к таким ценностям, как конкурентоспособность, и поведенческим моделям, таким как проведение большего количества времени вдали от дома, что все способствует девиантности.И наоборот, несмотря на любые недостатки, социализация в женской гендерной роли или женственности продвигает такие ценности, как мягкость и модели поведения, такие как проведение большего количества времени дома, которые помогают ограничить отклонения (Chesney-Lind & Pasko, 2004). Отмечая, что мужчины совершают столько преступлений, Кэтлин Дейли и Меда Чесни-Линд (1988, стр. 527) писали:
    Большая цена платится за структуры мужского доминирования и за те самые качества, которые побуждают мужчин добиваться успеха, контролировать другие и обладать бескомпромиссной властью.… Гендерные различия в преступности говорят о том, что преступность в конце концов может быть не такой уж нормальной. Такие различия заставляют нас понять, что в жизни женщин мужчинам есть чему поучиться.

    Гендерная социализация помогает объяснить, почему женщины совершают менее серьезные преступления, чем мужчины. Мальчиков воспитывают конкурентоспособными и агрессивными, а девочек — более нежными и заботливыми.

    Philippe Put — Бой — CC BY 2.0.

    Два десятилетия спустя эта проблема все еще остается.

    Символические объяснения интеракционистов

    Поскольку символический интеракционизм фокусируется на средствах, которые люди получают от своего социального взаимодействия, символические интеракционистские объяснения приписывают отклонение различным аспектам социального взаимодействия и социальных процессов, которые испытывают нормальные люди. Эти объяснения помогают нам понять, почему некоторые люди с большей вероятностью, чем другие, живут в одинаковых социальных средах. Существует несколько таких объяснений.

    Теория дифференциальной ассоциации

    Один популярный набор объяснений, часто называемый теориями обучения , подчеркивает, что девиантность усваивается в результате взаимодействия с другими людьми, которые считают, что отклонение — это нормально, и которые часто сами совершают отклонение.Таким образом, девиация возникает в результате нормальных процессов социализации. Наиболее влиятельным из таких объяснений является теория дифференциальных ассоциаций Эдвина Х. Сазерленда (1947), согласно которой преступному поведению можно научиться, общаясь с близкими друзьями и членами семьи. Эти люди учат нас не только тому, как совершать различные преступления, но также ценностям, мотивам и рационализаторам, которые нам необходимо принять, чтобы оправдать нарушение закона. Чем раньше в нашей жизни мы общаемся с девиантными людьми и чем чаще мы это делаем, тем больше вероятность, что мы сами станем девиантными.Таким образом, нормальный социальный процесс, социализация, может привести нормальных людей к отклонениям.

    Теория дифференциальной ассоциации Сазерленда была одной из самых влиятельных социологических теорий за всю историю. На протяжении многих лет многочисленные исследования документально подтверждают важность взаимоотношений подростков со сверстниками для их вступления в мир наркотиков и правонарушений (Akers & Sellers, 2008). Однако некоторые критики говорят, что не все отклонения являются результатом влияния девиантных сверстников. Тем не менее, теория дифференциальных ассоциаций и более широкая категория теорий обучения, которые она представляет, остаются ценным подходом к пониманию отклонений и преступности.

    Теория этикетирования

    Если мы арестуем и посадим кого-то в тюрьму, мы надеемся, что они будут «напуганы прямо» или будут удерживаться от совершения преступления снова. Теория маркировки предполагает прямо противоположное: она говорит, что навешивание ярлыка на кого-то девиантного увеличивает шансы того, что этот человек будет продолжать совершать отклонения. Согласно теории навешивания ярлыков, это происходит из-за того, что у человека, на который наносят ярлыки, формируется девиантное представление о себе, что приводит к еще большим отклонениям. Девиантность — это результат того, что на нее навешивают ярлык (Bohm & Vogel, 2011).

    Этот эффект усиливается тем, как общество относится к тому, на кого навесили ярлык. Исследования показывают, что у соискателей с судимостью гораздо меньше шансов быть принятым на работу, чем у тех, у кого нет досье (Pager, 2009). Предположим, у вас есть судимость, и вы заметили ошибку в своих действиях, но были отклонены несколькими потенциальными работодателями. Как вы думаете, вы могли быть немного разочарованы? Если ваша безработица продолжится, не могли бы вы снова подумать о совершении преступления? Между тем, вы хотите познакомиться с некоторыми законопослушными друзьями, поэтому вы идете в бар для одиноких.Вы начинаете разговаривать с тем, кто вас интересует, и в ответ на вопрос этого человека говорите, что находитесь между работой. Когда ваш напарник спрашивает о вашей последней работе, вы отвечаете, что попали в тюрьму за вооруженное ограбление. Как вы думаете, как ваш собеседник отреагирует, услышав это? Как следует из этого сценария, ярлык девианта может затруднить избежание продолжения девиантной жизни.

    Теория навешивания ярлыков также задается вопросом, действительно ли одни люди и поведение с большей вероятностью, чем другие, приобретут ярлык девианта.В частности, он утверждает, что нелегальные факторы, такие как внешний вид, раса и социальный класс, влияют на то, как часто происходит официальная маркировка.

    Теория маркировки предполагает, что кто-то, кого называют девиантным, в результате с большей вероятностью совершит отклонение. Одна из проблем, с которой бывшие заключенные сталкиваются после возвращения в общество, заключается в том, что потенциальные работодатели не хотят их нанимать. Этот факт увеличивает вероятность совершения ими новых преступлений.

    Классический анализ «Святых» и «Головорезов» Уильяма Чамблисса (1973) является прекрасным примером этого аргумента.Святыми были восемь учеников средней школы мужского пола из среднего класса, которые были очень правонарушителями, в то время как Головорезы были шестью учениками мужского пола в той же старшей школе, которые также были очень правонарушителями, но происходили из бедных семей рабочего класса. Хотя поведение Святых, возможно, было более вредным, чем поведение Головорезов, их действия считались безобидными розыгрышами, и их никогда не арестовывали. После окончания средней школы они поступили в колледж, аспирантуру и профессиональную школу и сделали достойную карьеру.Напротив, Головорезов многие считали нарушителями спокойствия и часто попадали в неприятности из-за своего поведения. Став взрослыми, они либо оказались на низкооплачиваемой работе, либо попали в тюрьму.

    Взгляды теории маркировки на последствия маркировки и на важность нелегальных факторов для официальной маркировки остаются противоречивыми. Тем не менее, теория сильно повлияла на изучение девиантности и преступности за последние несколько десятилетий и обещает, что так будет и в будущем.

    Основные выводы

    • Как биологические, так и психологические объяснения предполагают, что отклонения возникают из-за проблем, возникающих внутри человека.
    • Социологические объяснения относят отклонения к различным аспектам социальной среды.
    • Существует несколько функционалистских объяснений. Дюркгейм подчеркнул функции, которые девиация выполняет для общества. Теория напряжения Мертона предполагала, что отклонения среди бедных являются результатом их неспособности достичь экономического успеха, столь ценимого в американском обществе. Другие объяснения подчеркивают роль социальных и физических характеристик городских кварталов, девиантных субкультур и слабых связей с социальными институтами.
    • Объяснения конфликта предполагают, что богатые и влиятельные используют правовую систему для защиты своих интересов и для того, чтобы держать бедных и расовые меньшинства в подчинении. Феминистские взгляды подчеркивают важность гендерного неравенства для преступлений против женщин и мужской социализации для гендерных различий в преступности.
    • Интеракционистские объяснения подчеркивают важность социального взаимодействия в приверженности девиантности и в реакциях на нее. Теория маркировки предполагает, что процесс маркировки помогает гарантировать, что кто-то будет продолжать совершать отклонения, а также предполагает, что некоторые люди с большей вероятностью, чем другие, будут названы девиантными из-за их внешности, расы, социального класса и других характеристик.

    Список литературы

    Агнью Р. (2007). Притеснение к преступлению: обзор общей теории деформации . Лос-Анджелес, Калифорния: Роксбери.

    Акерс, Р. Л., и Селлерс, К. С. (2008). Криминологические теории: введение, оценка и применение . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Андерсон, Э. (1999). Уличный кодекс: порядочность, насилие и нравственная жизнь в центре города . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: У. В. Нортон.

    Баркан, С.Э. (1996). Социальное значение дела О. Дж. Симпсона. В Г. Бараке (ред.), , представляющем О. Дж .: Убийство, уголовное правосудие и массовая культура (стр. 36–42). Олбани, штат Нью-Йорк: Харроу и Хестон.

    Баркан С. Э. (2009). Значение количественного анализа для критического понимания преступности и общества. Критическая криминология, 17 , 247–259.

    Белкнап Дж. (2007). Женщина-невидимка: пол, преступность и справедливость. Белмонт, Калифорния: Уодсворт.

    Беллэр, П. Э. и МакНалти, Т. Л. (2009). Членство в бандах, продажа наркотиков и насилие по соседству. Justice Quarterly, 26 , 644–669.

    Бом, Р. М., и Фогель, Б. (2011). Букварь по теории преступности и правонарушений (3-е изд.). Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

    Bonger, W. (1916). Преступность и экономические условия (Х. П. Хортон, пер.). Бостон, Массачусетс: Маленький, Браун.

    Цао, Л., Адамс, А., и Дженсен, В. Дж.(1997). Проверка тезиса о черной субкультуре насилия: исследовательская заметка. Криминология, 35, 367–379.

    Chambliss, W. J. (1973). Святые и хулиганы. Общество, 11, 24–31.

    Чесни-Линд, М., и Пасько, Л. (2004). Женщина-преступник: девушки, женщины и преступность . Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

    Кларк, В. В. Т. (1940). Инцидент с бычьим луком . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Random House.

    Клауард, Р. А., и Олин, Л.Э. (1960). Преступность и возможности: теория преступных банд . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

    Коэн, А. К. (1955). Мальчики-преступники: культура банды . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

    Дейли, К., и Чесни-Линд, М. (1988). Феминизм и криминология. Justice Quarterly, 5, 497–538.

    Ганс, Х. Дж. (1996). Война против бедных: низшие слои общества и политика борьбы с бедностью . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги.

    Гриффин, С.(1971, сентябрь). Изнасилование: всеамериканское преступление. Ramparts, 10 , 26–35.

    Хирши, Т. (1969). Причины правонарушений . Беркли: Калифорнийский университет Press.

    Мирс, Д. П., Ван, X., Хэй, К., и Бейлз, В. Д. (2008). Социальная экология и рецидивизм: последствия для возвращения заключенных. Криминология, 46, 301–340.

    Мертон, Р. К. (1938). Социальная структура и аномия. Американский социологический обзор, 3, 672–682.

    Месснер, С.Ф. и Розенфельд Р. (2007). Преступление и американская мечта . Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

    Миллер, В. Б. (1958). Культура низшего класса как порождающая среда преступности банд. Журнал социальных проблем, 14 , 5–19.

    Пейджер Д. (2009). Отмечено: раса, преступность и поиск работы в эпоху массовых тюрем . Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

    Рейман Дж. И Лейтон П. (2010). Богатые становятся богаче, а бедные попадают в тюрьму: идеология, класс и уголовное правосудие (9-е изд.). Бостон, Массачусетс: Аллин и Бэкон.

    Ренцетти, К. (2011). Феминистская криминология . Рукопись отправлена ​​в печать.

    Сэмпсон, Р. Дж. (2006). Какое значение имеет контекст сообщества? Социальные механизмы и объяснение уровня преступности. В П.-О. Х. Викстрём и Р. Дж. Сэмпсон (ред.), Объяснение преступления: контекст, механизмы и развитие (стр. 31–60). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Сазерленд, Э. Х. (1947). Принципы криминологии .Филадельфия, Пенсильвания: Дж. П. Липпинкотт.

    Валлийский Б. К. и Фаррингтон Д. П. (ред.). (2007). Предупреждение преступности: что работает для детей, правонарушителей, жертв и мест . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер.

    Вольфганг, М. Э. и Ферракути, Ф. (1967). Субкультура насилия . Лондон, Англия: Социальные науки в мягкой обложке.

    (PDF) СОЦИАЛИЗАЦИЯ И ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

    R e s u m e 1. Главный тезис статьи состоит в том, что социальный капитал важен для интеграции и гражданского общества, потому что он основан на различных контактах и ​​сетях, в которых участвуют люди.Другие проблемы: • образование — главный стимул для социального капитала; • образование — это среда для отклонений, потому что образовательные учреждения объединяют детей с разным социальным происхождением, семейным влиянием, ценностями и статусом. Приведены эмпирические данные, полученные в Европейском социальном исследовании, волны — 2006, 2009 гг. Результаты данной статьи: — -Группы влияют на человека через соседские контакты и связи. — Болгары слабо вовлечены в общественную жизнь и имеют низкую политическую активность.Народ разочарован экономической ситуацией и политической элитой в стране. — Образование — фактор социального капитала и мобильности. — Образовательное учреждение является базой для различных отклонений, таких как отсев, насилие, наркотики, образование и социализация. 2. В статье обозначены некоторые проблемные области, связанные с социализирующей функцией образовательных учреждений. Перед школами и университетами стоит задача дать своим ученикам знания о социальном и механизмах его структуры и функционирования.Недостаточное знание об обществе и его ценностях как достаточности, которое выражается в соответствующем институциональном и моральном порядке, можно рассматривать как причину определенных социальных отклонений. 3. Автор использует данные исследования 650 первокурсников UNWE за два школьных года подряд (2011-2012 и 2012-2013). Исследование было сосредоточено на результатах познания социального, приобретенного этими учащимися в процессе среднего образования. Выводы будут рассматриваться только как гипотезы, которые могут быть включены в будущий репрезентативный опрос.4. Нравственность — один из важнейших социальных регуляторов. Исторически это древнейший естественный социальный регулятор, который всегда существовал и будет существовать в обществе. Есть общая мораль, общая для всех индивидов, принадлежащих к коллекционности. Помимо этой морали существует бесконечное множество других. Каждое индивидуальное моральное сознание по-своему выражает коллективную мораль. Быстрые социальные изменения, растущая социальная фрагментация, отсутствие основы ценностей в процессе глобализации и аномия приводят к дальнейшему увеличению разнообразия моральных ценностей и возможных конфликтов между ними.Моральный упадок общества и особенно молодежи достиг крайности. Школы не могут игнорировать нравственное воспитание. Установление общих моральных ценностей — одна из их важнейших обязанностей. Моральное воспитание — это все, что школы делают, чтобы повлиять на то, как учащиеся думают, чувствуют и действуют в отношении правильного и неправильного. Необходимо переосмыслить методы нравственного воспитания и их успешное применение в конкретной образовательной системе. 5. В статье анализируется влияние постмодернистского общества и постмодернистского образования в частности на девиантное поведение и процесс его нормализации.Благодаря преимуществам концепций габитуса и поля и связанных с ними понятий, которые применяются в анализе, можно не только достичь более глубокого понимания механизма отклонения, но и увидеть, что повышенный уровень отклонения и нормализации подвержены одному и тому же феномену, который возникает для преодоления несоответствия между объективными структурами социальной реальности и интернализованными структурирующими структурами. 6. Люди приобщаются к определенным образцам поведения и нормам субкультуры, воздействию которой они подвержены.Теория обучения пытается объяснить роли, которые дифференциальные ассоциации и идентификация играют в процессе социализации, а также то, как принятые формы поведения подкрепляются и вознаграждаются. Теория социального обучения рассматривает формирование личности как усвоенную реакцию на социальные стимулы. Он подчеркивает социальный контекст социализации, а не индивидуальный ум. Отклонение более вероятно, когда оно 1. Часто подкрепляется и нечасто наказывается; 2. Приводит к большому количеству подкрепления (например, деньгами, социальным одобрением или удовольствием) и небольшому наказанию; 3.С большей вероятностью получит подкрепление, чем альтернативные варианты поведения. Исследования показывают, что люди, получившие подкрепление за свое отклонение от нормы, с большей вероятностью будут участвовать, особенно когда они находятся в ситуациях, аналогичных тем, которые были ранее подкреплены. 7. Статья посвящена проблеме употребления психоактивных веществ в школе и ее роли в создании (и потенциальных возможностях уменьшения) этих социальных отклонений. Школьная среда, а также особенности так называемого «переходного возраста» учащихся являются факторами, которые существенно влияют на возможность доступа к наркотикам (легальным и нелегальным) и их употребления.С другой стороны, директора и учителя чувствуют себя некомпетентными и неуверенными, когда сталкиваются с необходимостью решать эту проблему. Учитывая так называемую «приобретенную беспомощность», они практически отказываются от ответственности, чтобы противостоять проблеме и использовать все доступные ресурсы для сокращения спроса и употребления наркотиков в школах, тем самым замыкая цикл создания проблемы. В первой части статьи будет изложена текущая картина распространения и использования легальных и незаконных психоактивных веществ студентами, а также будут представлены и проанализированы последние данные, сопоставимые на международном уровне.Во втором случае будет проблематизирована роль школы — как школьная среда поддерживает развитие процесса и каковы ее возможности по ограничению спроса, доступности и использования наркотиков среди учащихся. На основе глубинных интервью с директорами и учителями сделают выводы об имеющихся у них возможностях, школьной среде и общем образовательном процессе по сокращению спроса и потреблению наркотиков детьми. 8. В статье анализируются некоторые эмпирические основы того, как бедность может быть мотиватором и фактором риска для признаков ненормального поведения детей в школе.Исходное предположение состоит в том, что, принимая бедность, с которой сталкиваются дети, как признак отрицательной разницы в их социальном статусе, сравнивая ее с положением их сверстников (Риск и виктимогенные криминогенные факторы у детей, 2010), в некоторых случаях создавая предпосылки для событий неприемлемого поведения, таких как как бегство или отсев из школы, нарушение школьных правил (несоблюдение дисциплины, оскорбляющее учителя) и школьных помещений, агрессия одноклассников, практика детского труда и др., что пагубно сказывается на их дальнейшей жизни.9. Современное измерение коммуникации трансформирует аудиторию. Виртуальное общение в некоторых случаях раскрывает девиантное поведение. Людям нужно подтверждать свое мнение тем, которое наиболее популярно и нравится в сообществе. Эта проверка становится фактом при поддержке традиционных СМИ и Интернета. Молодые люди проводят больше времени в Интернете для серфинга и пользуются социальными сетями, приватным местом, чтобы произвести впечатление на себя без нареканий. Но это место может стать рискованным и может дать девиантную идею, которая в какой-то момент может изменить мнение людей и заставить их отреагировать нетипичным и неожиданным образом.Сегодня действительно необходимо провести границу между онлайн-реальностью и реальной жизнью, иначе девиантное поведение, которое у кого-то разблокируется онлайн, может быть легко реализовано в реальной жизни и может привести к ужасным последствиям. 10. Развитие человеческого общества сопровождалось социальными проблемами различного характера и размеров. Вступление в индустриальный и постиндустриальный этапы способствует углублению существующих проблем (бедность, преступность и т. Д.) И возникновению новых (распространенность наркозависимости, коррупции и т. Д.).). В статье раскрывается природа социальных проблем, основаны на различных теоретических подходах к ним. В социологической литературе обычно различают объективистский и субъективистский подходы к социальным проблемам. Первая группа включает подход социальной патологии, подход социальной дезорганизации и функционалистский подход. Ко второй группе относятся подход, основанный на конфликте ценностей, подход к навешиванию ярлыков и стигматизации и конструкционистский подход. Домашнее насилие как социальная проблема интерпретируется в контексте рассмотренных социологических подходов.Разработка политики в области домашнего насилия требует взаимодействия между неправительственными организациями и государственными учреждениями (полиция, суд, социальные службы). Для достижения целей необходимо собирать и анализировать информацию в ходе реализации политики. 11. В статье обсуждаются вариации в поведении, относящемся к окружающей среде, отклонения от так называемых «экологически чистых» моделей. На основе данных, полученных в ходе национального репрезентативного опроса, были выявлены вариации, связанные с образовательными характеристиками социальных агентов. выявлены связи между «экологичными» моделями и образовательным статусом.Были изучены общее отношение к окружающей среде и охране окружающей среды, осведомленность о проблемах, поведение, прямо или косвенно связанное с окружающей средой. Мы обнаружили наличие зависимости между образовательным статусом, интересом к проблемам окружающей среды, осведомленностью в этой области и поведением. Многочисленные различия — это реальность, имеющая свои причины и объяснение, в т.ч. по личностным характеристикам и жизненной ситуации людей из разных групп. Тем не менее, это свидетельствует о существовании реальной возможности за счет повышения уровня образования, а также о ряде других позитивных индивидуальных и социальных эффектов, которые должны быть достигнуты. Шаг к «окружающей среде- 12.В данной статье исследуется роль волонтерства в социализации молодежи. Эта статья опирается на теоретическую концепцию социального капитала в контексте Эмиля Дюркгейма. С другой стороны, этот отчет направлен на то, чтобы заново открыть для себя ценности, на которых строится культура волонтерства.