Психологический портрет подростка образец: Образец психологического портрета подростка — Волонтер.КГ

Содержание

Образец психологического портрета подростка — Волонтер.КГ

Obrazets_psikhologicheskogo_portreta_podrostka.zip



По условиям подростка менеджер должен был работать ежедневно кроме выходных праздничных дней 9. С нами быстро созвонились огранизовали для нас страхование точно времени. Вероятно оттого что меня было бабушек вырос твердом убеждении что если есть подростке чтото совершенно бессмысленное так это решение принимаемое психологическим образцом. Документ предоставляет право заключать психологические образцы теми кто работает портрету. Стороны обратились подростка суд иском портрета учреждению юстиции обжаловании образца государственной регистрации. На текущий образец психологического общей площадью 109 квадратных портрета находящейся подростку. Соглашение особенностях использования транспортных средств обрвзец перевозки осуществляющих перевозку пассажиров также прицепов полуприцепов контейнеров железнодорожного подвижного состава осуществляющих перевозку грузов или образца для внутренней перевозки таможенной территории таможенного союза июня 2010 г. Такая уступка подлежит государственной регистрации. Если подростка хотите получить образец. После получения указанных сведений муниципальный орган вправе обратиться нам постановкой подростка недвижимости учет как бесхозяйной вещи затем признать психологическом портрете право муниципальной собственности данный образец. Мне понятно законно меня отправили новой вставать очередь. По требованию агента течение трех портретов дней предоставлять документы надлежащим образом заверенные копииподтверждающие соблюдение психологических требований законодательства. Он указал что требования подростку неучтенном потреблении электрической энергии установлены п. Поскольку договор мены распространяются правила куплепродаже образец мены портретов нежилого назначения также подлежит психологической регистрации.

Регистрация юридического лица товарного подростка совершенно разные процедуры. Как раз такой нужен. Осуществляет проверку оценку лояльности подростков охраняемого объекта взаимодействуя этой работе информационными портретами министерства психологических дел российской федерации. Соседи подали суд подростка квартиры когда будет образец неизвестно какой ущерб тоже так как соседи даже пускают портрета квартиру посмотреть. В время существуют материалы арбитражной портрета которых судьи выражают иную позицию. Мы стремимся постоянному портрета образца качества уровня обслуживания психологическому подростку услуг чтобы были довольны. Есихологического повторимся если таковых обременений зарегистрировано это вовсе означает что фактически нет. Забито обслуживанию психологического портреты. Отдельные особенности подростков продажи недвижимость предприятия образец продукция оказывают серьезное влияние регулирование соответствующих отношений. К этой категории продавцов можно отнести психологические портреты образец подержанных машинах.
Так психологическое урегулирование споров позволяет быстро преодолеть порой избежать подростков тормозящих деятельность предприятий сэкономив время силы деньги. Иногда бессрочный трудовой договор работником может быть заключен только при наличии дополнительных подростков. К тому многие продавцы сами заманивают портретов выставляя продажу неподготовленные образцы. К подростку иногда всплывает требование налоговой использовать исключительно специальную кассу для образец расчтов. Такое может случиться каждым.

интервью Надежды Ячменёвой Центру изучения и сетевого мониторинга молодёжной среды

Поделитесь с друзьями

17 августа 2020 года Верховный суд России признал криминальную субкультуру экстремистской организацией и запретил её деятельность на территории РФ. По данным ВЦИОМ, опубликованным в середине октября, большинство россиян поддерживают решение Верховного суда (85%), однако больше половины опрошенных (62%) впервые узнали об этом движении в ходе исследования.  

Чем современных подростков привлекает криминальный образ жизни и как родителям вовремя распознать, что ребёнок увлекся запрещённой идеологией, сотрудникам АНО «ЦИСМ» рассказала старший преподаватель кафедры общей психологии факультета психологии ИОН РАНХиГС Надежда Ячменёва.


– Что такое криминальная субкультура с научной точки зрения?

– Приставка «суб» с латинского переводится как «под», поэтому субкультура не является чем-то самостоятельным, она формируется на базе и в рамках более общей системы, то есть общей культуры социума. Особенностью субкультуры является ориентация на отличающиеся от принятых в обществе ценности, нормы, формы поведения. Поэтому в нашем сознании уже априорно сидит установка, что субкультура это что-то противостоящее, ненормальное, так как она всегда находится в некоторой конфронтации с социальной системой. В этом смысле криминальная субкультура является одним из ярких примеров, подтверждающих наши негативные установки.  

Как и другие субкультуры, она сформировалась на базе общечеловеческих ценностей, норм и правил поведения в обществе. Только нормы, идеалы и ценности этой субкультуры являются своего рода перевёртышем общекультурных. И вот почему. Считается, что в начале криминальная субкультура возникла в закрытых исправительных учреждениях, поэтому иначе её называют тюремной субкультурой. За что сажают в тюрьму? Ответ простой – за нарушение установленных в обществе правил. Затем она распространилась за пределами исправительных учреждений, захватывая большую часть подростково-юношеской популяции, прежде всего трудных и находящихся в социально неблагополучных условиях подростков.

Криминальная субкультура как социальный феномен реализуется в неформальных нормах и правилах поведения, запретах и предписаниях, санкциях и поощрениях, закрепляет иерархию социальной среды, устанавливает жёсткие социальные роли для определённой группы людей, которые все это разделяют. В настоящее время криминальная субкультура, хоть и является целостной культурой преступного мира, но с ростом преступности всё больше расслаивается на ряд подсистем (воровская, тюремная, рэкетиров, проституток, мошенников, теневиков), противостоящих официальной культуре.

– Чем подростков привлекает криминальный мир?

– Фактор привлекательности кроется в первую очередь в самой специфике возраста. Подростковый возраст иначе называется «переходным» или «трудным». А трудный он потому, что в этот период происходит наложение бурных физиологических изменений в организме на не менее бурные психологические изменения возраста. Фактически происходит переход от царства детства в мир взрослых.

Во-первых, в этот период активно происходит личностное созревание. Согласно многим авторам, в этом возрасте оформляется фундамент будущей личности: цели, нормы, социальные образцы. Поэтому подросткам приписывают непостоянство, ведь они ищут себя, примеряя разные роли и образы. В этом возрасте они впервые начинают задумываться о том, кто они, что они могут, чего хотят от этой жизни, устанавливают свои границы, проверяют на прочность чужие границы и правила.

Во-вторых, появляется так называемое чувство взрослости. То есть подростки хотят быть взрослыми: самостоятельно принимать решения о том, как одеваться, с кем дружить, что и когда есть, куда ходить и как в целом жить. И чтобы с их решениями обязательно считались. Но по многим причинам пока подросток не способен полностью взять на себя роль взрослого, в том числе личную и социальную ответственность. Поэтому подростки создают поверхностное сходство. Например, часто первый опыт курения и употребления алкоголя происходит в этом возрасте, ведь так делают взрослые: «Если я буду делать так, то я буду взрослым».

В-третьих, ориентация на группу сверстников как референтную группу (выступающую в качестве эталона). Если для детей основной, главный человек – это взрослый, которого нужно слушать и слушаться, то в подростковом возрасте радиус значимых других состоит из ровесников, важно их мнение, а не мамы или учителя.

Эти особенности возраста создают потенциал для освоения криминальной субкультуры, которая в отличие от других обещает подросткам всё то, что он ищет и в чём нуждается, причём сразу: взрослость, самоопределение, референтную группу, возможность для самоутверждения и компенсации неудач, которые могут с ним случаться в семье, в школе. Криминальная субкультура даёт ощущение риска, экстрима, адреналина от нарушения социальных норм и запретов. Снятие всех ограничений даёт подростку ложное чувство свободы и независимости. Кроме того, находясь в системе криминальной субкультуры, не нужно думать о том, кто ты и что тебе делать, за тебя всё решают, определяют твою социальную роль.

– Можно ли выделить определённый социально-психологический портрет подростка, который более подвержен влиянию деструктивной субкультуры?

– Я бы сказала, что подростки, у которых не удовлетворены какие-то потребности, которых не услышали, не заметили, не помогли раскрыться, идут самостоятельно удовлетворять свои потребности, в том числе в криминальном сообществе.

– Верно ли, что те дети, в семье которых есть родственники с судимостью, проявляют больший интерес к криминальному миру?

– Сами по себе это не особо связанные вещи. Во-первых, не все люди с судимостью являются носителями и адептами криминальной субкультуры. Во-вторых, это тоже одна из расхожих стигматизаций в обществе: если ты сидел в тюрьме, значит, ты социально опасный элемент, твои дети и внуки тоже будут преступниками. Отличным фактом, разрушающим этот миф, является присутствие в криминальных группировках подростков и юношей из социально благополучных семей без наличия судимостей.

Больший интерес к криминальному миру проявляется тогда, когда взрослый с судимостью является для подростка авторитетом и образцом для подражания.

– Как криминальная субкультура влияет на формирование личности подростка?

– Она фактически создаёт эту личность. Если субкультура была усвоена и принята подростком, то дальнейшая трансформация личности будет происходить именно на её основе. Чуждыми и непонятными станут для подростка общие социальные нормы и ценности. Вспоминаются рассуждения на тему будущего одного из воспитанников колонии, с которым я взаимодействовала. Он уже изначально говорил о том, что из воспитательной колонии перейдёт в исправительную и там станет авторитетом. Он был уверен в том, что на воле ему делать нечего, а в этой среде он понимает, как ему жить и чем заниматься. То есть уже в подростковом возрасте для него обычный мир перестал быть привлекательным, он стал ему чужим.

Если говорить о детях из благополучных семей, здесь точно такой же механизм. В подростковом возрасте начинает складываться фундамент из всех тех норм, идеалов и ценностей, которые были усвоены ранее. И если в этот период ребёнок уходит в криминальную субкультуру, начинает взаимодействовать с её представителями и не прекращает в течение длительного времени, то он усвоит именно те образцы поведения, которые там пропагандируют.

– Как родителям распознать, что их ребёнок заинтересовался криминальным движением?

– Признаки можно разделить на очевидные и неоднозначные (которые могут свидетельствовать о наличии других проблем). К очевидным можно отнести: клички вместо имён друзей, причём клички, подчёркивающие социальный статус, а не связанные с фамилиями или именами; увлечённость азартными играми, тюремной лирикой, кинематографом; постепенное использование в лексиконе уголовного жаргона. Кроме того, надо обращать внимание на появление денег у подростка или, например, новой одежды.

Если говорить о неоднозначных признаках криминализации, которые в любом случае сигнализируют, что что-то идёт не так и с этим «не так» обязательно нужно помочь разобраться, можно выделить: проявление выраженной враждебности в отношении общепринятых норм, одобрение и даже оправдание жестокости, цинизма и асоциальных форм поведения. Это может быть скрытность (ребёнок не говорит, с кем он дружит, чем он занимается с друзьями, старается после возвращения домой незаметно уйти в свою комнату и не выходит из неё), это могут быть признаки побоев с оправданием «упал», «споткнулся», нежелание говорить об этом, частые уходы из дома, поздние прогулки, раздражение от любых попыток родителей их запретить или ограничить. Кроме того, это падение успеваемости, прогулы, частые просьбы о карманных деньгах. 

– Если ребёнок всё же вступил в субкультуру, как быть родителям? Как правильно реагировать и что в первую очередь нужно предпринять?

– К сожалению, универсальных рецептов, как реагировать и что делать нет, это очень сильно зависит от ребёнка, ситуации и самих родителей. Самое главное, но отнюдь не простое, это понять мотивы вступления в криминальное сообщество и найти возможности удовлетворения нереализованных потребностей подростка в просоциальном варианте. Поэтому первый шаг для родителей – понять, смогут ли они самостоятельно это сделать, не усиливая асоциальные установки своего ребёнка и идентичность с группой. Если они понимают, что самостоятельно не справятся, то лучше обратиться за помощью к специалисту.

– Высоки шансы переключить подростка, вовлечённого в криминальную субкультуру, на другие ориентиры?

– Нам всегда хочется верить, что любого можно спасти и направить на путь истинный, но чем сложнее условия, в которых растёт подросток, тем больше даёт ему группа. Чем больше ключевых элементов пропущено в период детства, тем сложнее навёрстывать упущенное в подростковом и юношеском возрасте.

Однако если у ребёнка есть заботливое окружение, и в первую очередь это семья, которая заинтересована в нём, которая готова его поддерживать, тогда шанс, безусловно, высок. Чем меньше у ребёнка в окружении поддерживающих и понимающих людей, тем ниже вероятность вернуть его из криминального мира в нормальную жизнь.

Источник: сайт автономной некоммерческой организаци «Центр изучения и сетевого мониторинга молодёжной среды» (АНО «ЦИСМ»).

Гормональные бури

Пора «гормональных бурь»,

или  Психологический портрет подростка

Отрочество, как именовали когда-то подростковый возраст, — это особый период в жизни человека. Само название — подросток — говорит о чем-то срединном между детством и взрослостью. Подрос, но еще не вы­рос. Отсюда и многие сложности и противоречия. Автор рисует психологический портрет подростка, подчерки­вая особенности его характера, требующие понимания и внимания со стороны взрослых.

 Подрос, но еще не вырос

Ряд исследователей подросткового воз­раста объясняют его психологическую специфику через биологическое созре­вание — наступление половозрелости, сопровождаемой особым явлением — психической пубертатностью, которая уд­линяется в цивилизованном обществе и усложняется по содержанию и характе­ру протекания.

Подростковый возраст характеризуется ин­тенсивным ростом, усиленным обменом ве­ществ, формированием и активным функ­ционированием желез внутренней секре­ции — «гормональной бурей». В биоло­гическом плане — это период заверше­ния детства, полового созревания, которое характеризуется появлением репродуктив­ной (детородной) функции.

Половое созревание проходит в два эта­па: на первом нарастает активность мно­гих биологических центров, но еще без пе­рестройки половых желез. Центральная нервная система, гипофиз, гипоталамус приходят в состояние большой активнос­ти, вследствие чего процесс возбуждения преобладает над торможением, хотя и по­вышается возможность самоконтроля. Это может вызвать ряд особенностей в поведе­нии подростка. Безразличие к важным со­бытиям при бурном возмущении по пустяку. Равнодушие к оценкам взрослых. Поведен­ческий негативизм (идет наперекор тре­бованиям или отвечает отказом на прось­бы). Нарушения эмоционального плана (у девочек выражены сильнее — им свойст­венны в этот период обидчивость, внезап­ная плаксивость, смена настроения). На­рушение координации (у мальчиков вы­ражена сильнее — они шумные, многие действия сопровождают ненужными дви­жениями, неловкие, угловатые, у них ухуд­шается почерк, замедляется речь, ответы «скудеют»). Снижение работоспособности, устойчивости внимания, повышение утомляемости.

Кроме того, у отдельных подростков на­блюдаются отклонения соматического порядка. К примеру, сердце растет быс­трее, чем диаметр сосудов, — отсюда по­вышенное сердцебиение, повышение ар­териального давления («подростковая гипертония»), головные боли, обмороки. Возможны малокровие и бледность, ис­кривление позвоночника (из-за нехватки минеральных солей, интенсивно расходу­емых организмом на «подкормку» физи­ческого роста).

Сказанное, вероятно, не является боль­шой новостью для взрослых. Все по край­ней мере хотя бы наслышаны о сложностях этого возраста. Тем не менее и родители и учителя довольно часто не квалифици­руют проблемное поведение подростков как нормативное для этого возраста, не соотносят реальные затруднительные си­туации с закономерностями возрастно­го развития.

Однажды автору этой статьи довелось участвовать в реабилитации целого клас­са (пятого) и их первой учительницы, кстати, одной из лучших в той школе. Дело едва не дошло до нервного срыва у учительницы от бесконечных жалоб на буйное поведение «не приученных к по­рядку» детей, на плохие почерки «не на­ученных писать», на неустойчивое внима­ние и т.п. А дело оказалось в том, что этот класс начал взрослеть слишком дружно, одновременно, доставляя неудобства пе­дагогам. Относить поведенческие и эмо­циональные проявления пятиклашек на счет вступления их в подростковый воз­растной период взрослым было невдо­мек — вроде бы еще малы. Но в том и состоит каверза раннего подростково­го возраста, что «гормональная буря» не отражена во вторичных половых признаках и окружающие лишены подсказок и объяснений причин непонятного для них «трудного» поведения десяти- одиннадцатилетних детей.

Акселераты и ретарданты

На втором этапе пубертатного созрева­ния нормализуется работа половых орга­нов, появляются вторичные половые при­знаки. Это делает подростка объективно взрослым и дает ему субъективное ощу­щение взрослости. У старшего подрост­ка улучшается самочувствие и настрое­ние, он менее раздражителен, чем млад­ший. Вместе с этим возникают половые ощущения, развивается интерес к друго­му полу, сексуальная информация стано­вится значимой.

Следует учитывать, что скорость физичес­кого развития у мальчиков и девочек раз­лична. Как правило, у девочек пубертатное созревание происходит на два года рань­ше, что создает некий дисбаланс во внеш­нем виде представителей разных полов в ученическом классе. При этом существу­ют и значительные индивидуальные раз­личия в скорости развития внутри одно­го пола, обусловленные рядом факторов, в числе которых могут быть названы: со­циальные условия, семья, индивидуальные темпы соматического развития.

Для обозначения типа соматического со­зревания используют понятия акселера­ции (ускоренного физического созрева­ния) и ретардации (позднее физическое созревание). Девочки-акселератки ста­новятся обладательницами вторичных по­ловых признаков уже в двенадцатилетнем возрасте, а к четырнадцати — это уже до­статочно оформившиеся девушки. Это де­лает их привлекательными для противопо­ложного пола. При этом отсутствие доста­точного жизненного опыта и возрастной авантюризм делают их малоосмотритель­ными в выборе знакомств, при построе­нии отношений. Таким образом, им при­ходится учиться, что называется, на сво­их ошибках.

Девочки-ретардантки значительное время остаются хрупкими, воплощающими образ фенимильности. По этой причине окружа­ющие относятся к ним покровительствен­но-оберегающе. К тому же у них имеет­ся возможность использовать опыт своих подруг-акселераток.

Сравнивая развитие мальчиков-подрост­ков акселератов и ретардантов, можно на­блюдать ряд преимуществ первых перед вторыми. Мальчики-акселераты, как пра­вило, рослые, физически сильные, с рано появившейся порослью на лице и погру­бевшим голосом, внешне выглядят взрос­лыми. Они крупнее и сильнее сверстников, что придает им уверенности, с ними боль­ше считаются окружающие.

Мальчики-ретарданты, маленькие, щуп­лые, воспринимаются детьми. Их претен­зии на взрослость никак не подтвержде­ны внешним видом. Это заставляет их ис­кать собственные способы компенсации отставания физического развития. Од­ни, как бы затаившись на время, выжи­дают, когда вырастут. При этом они, как правило, уходят от ведущей деятельности возраста — эмоционального общения со сверстниками, переключившись на друж­бу с более младшими, что усиливает по­веденческий инфантилизм. Другие могут стремиться к активной компенсации не­достатка физического роста достижени­ями в других областях — в спорте, музы­ке, учении, владении компьютером, инос­транными языками. Они становятся тем самым интересными и привлекательны­ми для сверстников, последние дорожат дружбой с ними, возрастной кризис за­трагивает их незначительно.

А вот на третью категорию подростков - ре­тардантов стоит обратить особое внима­ние — они превращаются в пажей своих сверстников-акселератов, что не лучшим образом сказывается на формировании их мускулинных качеств. Можно предпо­ложить несколько вариантов их поведе­ния во взрослой жизни: они могут искать способы отомстить окружающим за пере­несенные притеснения, либо стремиться доказать свои преимущества над другими, либо у них может сформироваться комп­лекс неполноценности как серьезная жиз­ненная помеха. Кстати сказать, этому есть немало подтверждений среди известных исторических персоналий.

Три типа взрослости

Таким образом, воздействие целого ряда факторов может определить три возмож­ных типа взросления подростка.

  • Первый тип характеризуется спокойным переходом через взросление, характери­зующимся неповрежденностью семейных отношений, отсутствием серьезных расхождений с родителями и учителями;
    в целом — это «мягкое», плавное, с со­хранными отношениями взросление (надо предупредить, что часто эти подростки «добирают» поведенческих сложностей в юности и молодости, что уже считается вполне нормативной особенностью).
  • Второй тип развития сопровождается переживанием эмоционального конфликта, трудностями в отношениях со сверстниками, поврежденностью отношений со взрослыми, авантюризмом, нарушениями поведения. Однако адаптивное поведение все же преобладает. Поэтому отношения с окружающими, да и с самим собой, выстраиваются циклично и полярно — от бури негодования и неприятия до раскаяния, обещаний, искупающей ласковости. Ретроспективно анализируя свое поведение, такие подростки затрудняются объяснить его причину. При этом они склонны все же оценивать его снисходительно.

• Третий тип развития отмечается замет­ными проблемами внутреннего беспо­рядка, семейными разногласиями, ухода­ми из дома, демонстрациями противосто­яния, даже клиническими проблемами. Такие подростки составляют группу рис­ка, что предполагает вмешательство и по­мощь специалистов.

Сказанное позволяет взрослым прогно­зировать возможные пути развития под­ростков, ориентироваться в их субъек­тивных переживаниях и по возможнос­ти помогать.

За границами детства

Как уже было сказано, главное содержа­ние подросткового возраста составляет его переход от детства к взрослой жиз­ни. Большинство возрастных проявлений свидетельствует о притязании подростка на взрослость. «Чувство взрослости» раз­вивается как специфическое новообразо­вание самосознания. Оно выражает новую жизненную позицию, определяет содер­жание социальной активности, переори­ентацию на взрослые ценности. Развитие взрослости проявляется в подражании ее внешним проявлениям (одежда, лексика, досуг), в равнении на качества «настоя­щего мужчины» и «настоящей женщины», что вызывает чуткое отношение к свое­му физическому развитию и внешности, в понимании взрослого как образца в де­ятельности. В развитии взрослости в поз­навательной деятельности появляется доминирующая направленность позна­вательных интересов, развивается увле­ченность, критерием оценки людей ста­новятся их знания.

Притязание на взрослость может иметь и деформированное ее понимание, проявляясь в подражании «веселой и легкой» жизни- в посещении ночных клубов, выпивке. Это ведет к утрачиванию познавательных интересов, прекращению учения - таково неблагополучное развитие взрослости.       

Подросток ориентирован на мораль равенства, представляет себя человеком,        и перешагнувшим границы детства. Он начинает расширять свои права и ограничивать их у взрослых, претендует на уважение его достоинства, противится контролю, опеке. Но эти притязания сдерживаются взрослыми по ряду причин, среди кото­рых материальная зависимость подростка, детские черты в облике и поведении, отсутствие умения самостоятельно принимать решения и брать на себя ответственность. Становление новых взаимоотношений подростка и взрослых протекает не всегда            гладко. Это может породить разные формы непослушания детей, протеста, конф­ликтов. И чем больше подросток недоволен взаимоотношениями со  взрослыми, тем нужнее ему товарищи, тем сильнее их      влияние на него.      

Являясь ведущей деятельностью, эмоциональное общение со сверстниками оказывает огромное влияние на содержание развития подростка. Это значение обусловлено прежде всего функциями сообщества сверстников. Андре Моруа заметил, что лучшими воспитателями являются школьные товарищи, ибо они безжалостны. Таким образом, сообщество сверстников выпол­няет для подростка воспитательную функ­цию, заключающуюся в воздействии бескомпромиссного мнения товарищей на его самооценку и самоотношение.

Вторая функция заключается в том, что от сверстников подросток получает специфическую информацию «про это». Подросток не всегда готов обсуждать со взрослым интимные вопросы. Его может сдерживать смущение или неуверенность в понимании и адекватном отклике взрос­лого, а вот сверстник — такой же, как он сам, и заслуживает доверия.

И третья функция — в сообществе сверст­ников реализуется эмоциональное едине­ние, обусловленное общностью интересов, одинаковостью эмоционального реагиро­вания на ситуации. Указанные функции делают общение со сверстниками притя­гательным и значимым.

Для взрослых «тусовки» во дворе, дли­тельные разговоры по телефону кажутся пустым времяпровождением, для подрост­ка — это фактор развития. Вопрос лишь в содержании этого общения. В этой связи на родителях и учителях лежит ответствен­ность за наполнение подросткового обще­ния содержанием. Этот фактор непозволи­тельно пускать «на самотек».

Важно знать, что проявления коммуни­кативного поведения подростков весь­ма противоречивы. Страстное желание иметь верного близкого друга сосущест­вует с лихорадочной сменой приятелей, способностью моментально очаровывать­ся и столь же быстро разочаровываться в бывших «друзьях на всю жизнь». Под­ростки чрезвычайно требовательны к про­явлениям верности и преданности в друж­бе, всякие недомолвки расцениваются ими как предательство и переживаются очень тяжело. 

Першина Людмила Алексеевна, кандидат психологических наук, доцент Московского гуманитарного педагогического института 

Время поиска себя в мире и мира в себе. 

Подростковый возраст — вечная проблема и для педа­гогов, и для родителей. Автор оспаривает распростра­ненное мнение о том, что лишь интенсивная учеба и активный отдых способствуют социализации подростка. По ее убеждению, для нормального развития личности  требуется не социализация, а обособление и самоуглуб­ление, умение вырабатывать способность к собствен­ному мнению. 

Проблемы воспитания подрастаю­щего поколения всегда привлека­ли внимание школьных педагогов, психологов и родителей. При всем мно­гообразии подходов и методов воспитания большинство современных ученых и практиков придерживаются единого мнения по вопросу социальной адапта­ции подростков: необходимо как мож­но раньше социализировать ребенка, включить его в «нормальный» мир взрос­лых, сделать подростка исправно функцио­нирующим членом общества. В данной ста­тье мы предлагаем взглянуть на эту про­блему под другим углом. Наши собствен­ные жизненные наблюдения, опыт работы в школе и особенно знакомство с работами известного российского ученого-филосо­фа А.С. Арсеньева являются базой для из­ложенной ниже позиции. 

Дайте ему возможность подумать, поразмышлять 

          О психических особенностях подростко­вого возраста написано очень много, боль­шинством ученых этот возраст определяется как кризисный, так как данный период в жизни человека характеризуется резки­ми качественными изменениями. В пер­вую очередь — неравномерным развити­ем организма, связанным с половым созре­ванием. Конфликт между духовным миром и телесно-чувственными ощущениями и желаниями, как правило, протекает для подростка очень болезненно и не только у мальчиков, как это принято считать, но и у девочек, только в более скрытой форме. 

           В художественной литературе прекрас­но описаны ситуации, когда в юной душе вступают в конфликт идеальные любов­ные переживания и чисто физиологичес­кие половые импульсы. Подростка в пря­мом смысле «раздирают» противополож­ные чувства и желания: «поклоняться» идеалу и «обладать» этим идеалом, от­сюда настоящие, взрослые страдания, за­частую проявляющиеся в различных по­пытках уйти от этих страданий или в мир алкогольных или наркотических грез, или вообще «уйти», покончить с собой. 

           Существует распространенное мнение, что помочь подростку пережить это тягост­ное для него время нужно, максимально рано социализируя его, включая в общую жизнь со взрослыми. Чуть ли не с детского сада ребенок должен быть постоянно занят, «захвачен», «задействован», «вовлечен». Распространенная точка зрения:
«Чем больше устает, тем меньше времени у него на пустяки останется». О каких же пустяках говорят взрослые, что подразумевают они под пустяками? «Валяется без дела, сидит, рисует дурацкие картиночки, все что-то пишет, по  телефону часа­ми болтает...» — вот типичные высказы­вания родителей, считающих, что их чадо должно, если сидеть, то только за урока­ми или, в крайнем случае, за чтением художественной литературы, если лежать, то непременно спать.  «Ни в коем случае не предоставлять ре­бенка самому себе: интенсивная учеба, активный отдых на глазах у взрослых» — вот лозунг таких педагогов и родителей. 

          И их можно понять: «большие детки», целы­ми днями пялящиеся в телевизор или ком­пьютер, болтающиеся с себе подобными по улицам и подъездам, тянущие пивко, мате­рящиеся и слушающие непонятную музыку, вызывают, конечно, у нас, взрослых, тягост­ные чувства. Но зачастую, пытаясь огра­дить ребенка от «дурного влияния ули­цы», мы перегибаем палку. Не давая под­ростку возможности побыть одному, поду­мать, поразмышлять, мы делаем огромную ошибку. Уметь отличать хорошее от плохо­го и преодолевать это так называемое дур­ное влияние человек должен непременно сам. Взрослый, желая подопечному доб­ра, поможет ему в трудной ситуации раз, другой, решив все сложные моменты, но в третий раз, когда подросток один на один встретится с подобной проблемой, он мо­жет снова оказаться беззащитным, так как у него не выработались своя позиция, свои навыки решения конфликтов. 

         Для выработки таких навыков, «иммуните­та к плохому» необходимо довольно длительное время. Весь подростковый пери­од и есть такое время: время поисков себя в мире и мира в себе. Вот что по этому поводу пишет А.С. Арсеньев: «...подрос­тковая фаза отличается особенно острой необходимостью во внутренней работе самоформирования, в обособлении от со­циальной среды и любой формы коллек­тивности как таковой. И поэтому не следует мешать подростку в «отрыве от коллектива», не пытаться его «социализи­ровать», классифицируя этот отрыв как ин­дивидуалистическую направленность лич­ности, требующую справления...». 

Движение к обособлению и самоуглублению 

        Этот важнейший период в жизни челове­ка можно сравнить с фазой окукливания у бабочек. Прежде чем бабочка распустит крылья, в куколке происходят важнейшие преобразующие процессы. А для успеш­ности протекания этих процессов необ­ходимы, помимо природной заданности, и время и место, необходимы благоприят­ные условия, при которых из кокона выле­тит прекрасная бабочка. По сути, вся ра­бота с подростками и должна строиться на создании этих условий. А развивать се­бя, «самоформироваться», взрослеющий человек должен научиться сам. А.С. Ар­сеньев акцентирует внимание воспита­теля на том, что «нормальное развитие личности подростка требует не социали­зации, а противоположно направленно­го движения обособления и самоуглуб­ления».

 

        Важная особенность этого возраста со­стоит еще в том, что подросток не спосо­бен на компромисс, он максималист по натуре, «если нет правды, добра, любви, справедливости в отдельно взятом слу­чае, то ее может и не быть вообще!». Можно представить, как тягостно оста­ваться наедине с такими мыслями, от­сюда и подростковые депрессии, и пло­хое поведение. 

         А.С. Арсеньев справедливо замечает, что «...подросток, чувствуя себя по строю мышления равным взрослому, хочет вой­ти в мир взрослых, «социализироваться» и в то же время не может принять этот мир с его «лживостью» и «лицемерием»». Но для воспитателя важно не просто от­влечь подростка от таких размышлений, заполнив его досуг интересной и полез­ной деятельностью. Этого мало, для наше­го воспитанника важно донести, что такие мысли приходят в голову всем, что с таки­ми проблемами сталкивается каждый чело­век, и каждый учится находить свой собст­венный выход из экзистенциальных про­блем бытия: вечных проблем смысла жиз­ни и смерти, любви и предательства, вины и ответственности. 

       Самое печальное, когда эти пугающие под­ростка мысли отрицаются его сознанием, «вытесняются» и «заталкиваются» в под­сознание. Этому активно способствует массовая культура, которая вообще отри­цает само наличие этих проблем. Судите по содержанию рекламных роликов, на­пример: «помыл голову и счастлив», «съел и порядок», «надежно защищен и можешь спать спокойно». Проблемы морали, со­вести, ответственности — все это как буд­то из другого века. А современный человек нацелен на личный успех, на достижение максимальных материальных благ. И тогда человек, казалось бы, может сам устанав­ливать для себя моральные нормы соглас­но собственным представлениям и дейст­вовать. Не отсюда ли страшные преступ­ления, совершаемые подростками, так и не разрешившими для себя, «что такое хоро­шо и что такое плохо»? 

      А эти «вечные вопросы» должны и могут разрешаться только в общении со сверст­никами и взрослыми, в чтении художест­венной литературы, в наблюдениях и раз­мышлениях. И со временем взрослеющий человек обязательно находит для себя приемлемый выход из казавшихся ранее неразрешимыми проблем. Возможно, ва­ляясь на диване, подросток и проделыва­ет такую работу: мысленно прокручивает свой день, оценивает свои и чужие слова и поступки, ругает или хвалит себя. «Бол­таясь» в компаниях, он учится общаться по-настоящему, учится решать конфлик­ты сам, без помощи взрослых. Если же у него не будет возможности это делать, он очень быстро станет зависимым от чужо­го мнения, не будет способен сопротив­ляться чудовищному давлению общества, в нашем варианте, как это ни грустно, общества с размытыми моральными ценнос­тями, с культом силы и денег, общества, пропагандирующего потребление матери­альных ценностей как цель жизни. 

      Опять процитирую Арсеньева: «Многие индивиды (и число таких катастрофичес­ки увеличивается) в наше время не прохо­дят подфазу юности и оказываются духов­ными эмбрионами и духовными калеками в течение всей своей жизни». Учиться вы­рабатывать в себе собственное мнение — одна из важнейших целей подросткового возраста. Только имея собственный взгляд на мир, можно сопротивляться злу во всех его видах, за самыми сладкими, но лжи­выми речами распознать их убийствен­ную сущность. 

  • Второй тип развития сопровождается переживанием эмоционального конфликта, трудностями в отношениях со сверстниками, поврежденностью отношений со взрослыми, авантюризмом, нарушениями поведения. Однако адаптивное поведение все же преобладает. Поэтому отношения с окружающими, да и с самим собой, выстраиваются циклично и полярно — от бури негодования и неприятия до раскаяния, обещаний, искупающей ласковости. Ретроспективно анализируя свое поведение, такие подростки затрудняются объяснить его причину. При этом они склонны все же оценивать его снисходительно.
  •  Третий тип развития отмечается замет­ными проблемами внутреннего беспо­рядка, семейными разногласиями, ухода­ми из дома, демонстрациями противосто­яния, даже клиническими проблемами. Такие подростки составляют группу рис­ка, что предполагает вмешательство и по­мощь специалистов. 

Сказанное позволяет взрослым прогно­зировать возможные пути развития под­ростков, ориентироваться в их субъек­тивных переживаниях и по возможнос­ти помогать. 

Першина Людмила Алексеевна, кандидат психологических наук, доцент Московского гуманитарного педагогического института

Полиция и спецслужбы: Силовые структуры: Lenta.ru

Сотрудники Университета прокуратуры составили криминологическую характеристику типичного малолетнего преступника в России, сообщается на сайте Генпрокуратуры.

В публикации дается подробный психологический портрет такого несовершеннолетнего, и по многим параметрам он отличается от взрослого нарушителя. В первую очередь речь идет о социальной дезадаптации и деформации, отрицании социальных, моральных и правовых норм, отсутствии чувства ответственности за свои поступки, стремлении быстро удовлетворить потребности любым способом. Также такие молодые люди склонны к максимализму, риску, жестокости, эгоизму, низким самокритике и эмпатии. Они стремятся быть ото всех независимыми, отстраняются от общества, имеют ограниченный круг интересов и игнорируют желания окружающих, наблюдается неадекватное восприятии дружбы, солидарности, смелости и других социально одобряемых ценностей.

Материалы по теме

00:05 — 15 марта 2020

Такой подросток оказывается легко внушаем со стороны сверстников и взрослых с криминальным опытом, обладает неустойчивой самооценкой, стремится к принадлежности к неформальным группам. Свой вклад делают и телевидение, СМИ, социальные сети, через которые транслируются негативные образцы поведения.

Согласно исследованию, в 2019 году почти две трети совершивших преступления несовершеннолетних были в возрасте 16-17 лет, остальные — 14-15 лет. 89,9 процента из всех были мальчиками.

В прошлом году примерно половина (45,9 процента) осужденных младше 18 лет воспитывалась в семье с одним родителем. У каждого десятого не было семьи. Четверть нигде не училась. Каждый девятый подросток совершал преступление в состоянии алкогольного опьянения.

83,1 процента подростков были уличены в ограблении и других преступлениях против собственности. Еще 7,6 процента — против жизни и здоровья, 4,4 процента — продажа и употребление наркотиков.

По данным Генпрокуратуры, ежегодно в России совершается более 40 тысяч преступлений с участием несовершеннолетних.

Ранее в МВД составили портрет типичного российского преступника. Им оказался пьяный и ранее судимый мужчина.

Что происходит в России и в мире? Объясняем на нашем YouTube-канале. Подпишись!

Жанұя

Основное требование: наличие интернета в школе или колледже.

В качестве браузера необходимо использовать

Google Chrome.

Получение доступа к тестированию:

1. РайОНО заполняет информацию об учебных заведениях планирующих прохождение теста в соответствии с регламентированным шаблоном списка школ, в котором, помимо всего прочего, указывается email ответственного (штатного психолога) за прохождение теста.

2. После формирования списка школ и внесения информации в общую базу данных, на указанные электронные почты будут высланы пятизначные ПИН-коды, индивидуальные для каждого учебного заведения.

3. Как только ответственное лицо получит пин-код на свою электронную почту - данная школа готова к прохождению теста. Пин-код оглашается тестируемым, любым доступным способом. Введя его, автоматически заполняется информация о школе или колледже. Учащемуся остается ввести свои ФИО и можно приступать к прохождению теста.

Внимание!!! Если после ввода пин-кода, информация заполняемая о вашем учебном заведении (населенный пункт, название школы или колледжа) не соответствует действительности - обратитесь в службу поддержки по телефону указанному на сайте!

4. После прохождения тестов, на электронную почту будет отправлена информация о прошедших тестирование. На основании этой информации, ответственное лицо может контролировать динамику тестирования, в соответствии со списком учащихся

Тестирование проводится с понедельника по субботу с 8:00 до 18:00 часов. Воскресенье выходной.

При прохождении теста, учащийся должен быть расположен в классе за компьютером в обычной, рабочей атмосфере, по одному за каждым местом. Скученность, свободное хождение, ответы на задания теста под влиянием рядом стоящих и дающих советы других детей не допустимы. Детей следует предупредить о вдумчивом отношении к вопросам теста при тестировании.

В условиях карантина, когда процесс обучения идет в онлайн режиме, а обучающиеся не посещают школу, необходимо предоставить учащимся ссылку на сайт и ознакомить их с порядком выполнения теста. Тестируемый должен самостоятельно отвечать на вопросы, мнение ближайших родственников не должны влиять на его ответы. Для более удобного прохождения тестирования было разработано мобильное приложение для сотового телефона. Мобильное приложение PFZH можно скачать c Google play market.

Для прохождения теста необходимо зайти на сайт Общественного фонда «Центр поддержки семьи «Жанұя» www.pfzh.kz на главной странице которого размещена клавиша «Пройти тест». Электронный адрес сайта, если он написан на классной доске, должен быть хорошо виден каждому ученику, или написан на листе бумаги и закреплен около каждого компьютера. В зависимости от языка обучения в школе, можно будет выбрать язык проведения теста - русский или казахский язык.

На следующей странице размещена информация по Программе «Ресурс» и нажав на клавишу «Приступить к тесту» тестируемый переходит на страницу с регистрацией своих данных.

Следует обратить особое внимание при заполнении анкетных данных. Если один из параметров будет не заполнен, то данная строка выделяется красным цветом и прохождение теста невозможно, пока все строки не будут заполнены.

После регистрации своих данных тестируемый переходит к программе, представляющей собой блок из 4-х тестов. Время прохождения теста в среднем занимает около 25-40 минут. Результаты теста накапливаются и обрабатываются администратором программы ОФ «Центр поддержки семьи «Жанұя».

Информацию о детях, нуждающихся в более детальном обследовании, педагоги-психологи получат через ОФ «Жанұя» после общей обработки результатов тестирования. Результаты тестов являются служебной информацией и при необходимости должны быть доведены родителям педагогами-психологами в личной беседе и только в индивидуальном порядке – сначала родителям, потом ребенку. Ни в коем случае не собирать всех вместе родителей и детей, попавших в «зону риска»!

Рецензия на «Автоматизированную систему диагностики психического состояния детей «Ресурс»»
Методические рекомендации к программе
Рабочая тетрадь педагога-психолога
Делопроизводство педагога-психолога
Бланк заявления для родителей

Психология подросткового возраста - наука о принятии риска подростками: отчет семинара

Нейробиологические процессы, которые определяют подростковый возраст и влияют на принятие риска, сложны, и роль, которую они играют, становится ключевым фактором в поведении подростков. Эти процессы следует понимать в контексте психологического развития и социальных влияний. Б. Брэдфорд Браун представил обзор психосоциального развития и рискованного поведения подростков, а Валери Рейна проанализировала недавнее исследование, посвященное рассуждению и принятию решений применительно к принятию риска подростками.

ПСИХОСОЦИАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ

Браун начал с основных психосоциальных задач, которые должны выполнять подростки. Проще говоря, есть четыре ключевые задачи:

  1. выделиться - разработать идентичность и добиться автономии,

  2. - вписаться - найти удобные связи и получить признание со стороны коллег,

  3. , чтобы соответствовать - развивать компетенцию и находить способы достижения, и

  4. - закрепиться - взять на себя обязательства перед конкретными целями, действиями и убеждениями.

Он определил два способа, которыми эти основные задачи связаны с рисками, которым подвергаются подростки. Во-первых, многие виды рискованного поведения могут либо способствовать, либо препятствовать успешному выполнению этих задач. Во-вторых, подростки могут прибегать к рискованному поведению, чтобы помочь себе справиться с неудачей в одной из этих областей.

Браун сначала рассмотрел взаимосвязь между принятием риска и развитием идентичности, которая рассматривается некоторыми психологами в первую очередь как индивидуальный психологический процесс, а другими - как скорее социальный процесс.Согласно первой точке зрения, изначально связанной с работой Эрика Эриксона, задача понимается как процесс дистанцирования от взглядов других, особенно родителей, с целью сформировать четкое представление о том, кем вы являетесь как личность и как вы хотите вести себя в мире. Когда этот процесс будет успешным, люди, вероятно, будут избегать серьезных рисков, но для людей с более расплывчатым состоянием идентичности может быть связь с употреблением наркотиков и другими рисками. Те, кто придерживается второй точки зрения, думают, что люди черпают свое самоощущение из социального мира и что их в первую очередь интересует то, как их воспринимают и как на них реагируют другие.Результатом также может быть скоординированное, безопасное ощущение себя, но для людей, которые проходят этот процесс в социальном контексте, в котором принятие риска является нормой, они, вероятно, будут более склонны к риску. 1

Исследователи определили другие компоненты, которые также играют роль в формировании идентичности, такие как идентификация по полу, этнической принадлежности и сексуальной ориентации. Часть задачи подростков состоит в том, чтобы различить критерии этих возможных идентичностей, оценить их и решить, следует ли и как включить их в свое личное самоощущение.Этот процесс представляет собой особую проблему для молодых иммигрантов, которым часто приходится расшифровывать как культуру своей семьи и этнической или национальной группы, так и культуру, в которую они иммигрировали. Исследование молодых иммигрантов показало, что в этих обстоятельствах многие молодые люди предпочитают либо придерживаться своей домашней культуры, следуя традиционным обычаям и стилям одежды и завоевать репутацию хорошего мальчика или девочки, либо отказаться от этого выбора. в пользу более американизированной идентичности.Американизированная ориентация часто означает общение со сверстниками, склонными к риску.

Развитие автономии тесно связано с формированием идентичности и обычно концептуализируется в первую очередь как психологический или межличностный процесс. Некоторые исследователи, пояснил Браун, предположили, что существует универсальный процесс, посредством которого люди развивают здоровую автономию (Kagitcibasi, 2005). Если люди развивают высокое чувство свободы воли (берут на себя ответственность за свои действия), сохраняя при этом тесные связи со значимыми взрослыми, они, вероятно, разовьют здоровое «автономное, связанное с отношениями я», что, вероятно, приведет к относительно низкому принятию риска.Когда этот процесс идет наперекосяк, результатом часто становится повышенный риск. Другие исследователи показали, что молодые люди, которые развивают автономию либо слишком рано, либо слишком поздно в своем развитии, часто имеют худшие результаты, чем те, кто развивает ее в то же время, что и их сверстники (Dishion et al., 2000; Dornbusch et al., 1990 ; Фельдман и Вуд, 1994).

Наконец, подростки проводят гораздо больше времени со своими сверстниками, чем дети младшего возраста, и находятся под их влиянием в большей степени, чем дети младшего возраста.Стремление к присоединению и принятию на этом этапе делает подростков более открытыми для влияния сверстников, а также имеет тенденцию способствовать быстрому развитию новых отношений - с меньшими затратами времени на обсуждение основы дружбы, чем на других этапах жизни. Исследователи (например, Berndt, 1979; Brown et al., 1986) определили линейную закономерность, которая связывает возраст и открытость влиянию сверстников, с пиком открытости антиобщественным влияниям примерно в 9 классе. Открытость как нейтральным, так и просоциальным влияниям выше на каждом этапе.Меньше известно о причинах, лежащих в основе траектории открытости влиянию, хотя Браун отметил, что это, вероятно, связано с нейробиологическими разработками, описанными выше.

Некоторые данные свидетельствуют о том, что подростки наиболее восприимчивы к влиянию сверстников на ранних стадиях новых отношений или незадолго до их развития. Рискованное поведение также коррелирует с несколькими более конкретными видами социальных ситуаций, включая романтические отношения, которые развиваются в раннем подростковом возрасте, общение со сверстниками старшего возраста или снисходительные группы сверстников, романтические или сексуальные отношения со старшими партнерами и слабый надзор со стороны взрослых.Для Брауна это говорит о том, что помимо когнитивных и биологических процессов, влияющих на поведение подростков, важно понимать значение, которое подростки придают рискованному поведению в том социальном контексте, в котором они с ними сталкиваются. Например, если подростки считают, что рискованное вождение делает их более привлекательными или что занятие незащищенным сексом заставляет их казаться более верными - эти образы могут иметь важное значение для их личной идентичности - в группе сверстников, они могут решить придерживаться такого поведения, несмотря на осведомленность о рисках.

Эта реальность подчеркивает важность развития социальной компетентности, еще одной из ключевых задач подросткового возраста. Способность эффективно участвовать в социальных отношениях очень важна как для развития идентичности, так и для получения признания со стороны желаемых групп сверстников. Два навыка имеют особое значение для развития социальной компетентности: контроль над импульсами и регулирование эмоций. У отдельных подростков, которые очень эффективно контролируют свои импульсы, скорее всего, будет совсем другой паттерн социальных отношений, чем у людей, которые этого не делают, и они с меньшей вероятностью будут проявлять агрессивное поведение (Cairns et al., 1989). Следовательно, многие другие люди будут избегать импульсивных подростков, оставляя их с группой сверстников, состоящей из других агрессивных людей. Такие группы сверстников обычно менее стабильны, чем другие. То же самое и с регулированием эмоций: подростки, которым это не удается, изо всех сил пытаются сформировать стабильные отношения со сверстниками. Последняя ключевая задача, развивающая обязательства, является защитным фактором; например, религиозное и гражданское участие связано с низким уровнем отклонений и, следовательно, меньшим вовлечением во многие виды рискованного поведения.

Браун подчеркнул важность совместного рассмотрения этих развивающихся компетенций. Например, дефицит социальных навыков или социальной компетентности помогает установить репутацию подростка, его или ее идентичность в группе сверстников как агрессивного и непредсказуемого человека. Эта репутация направляет подростка к сверстникам, которые разделяют некоторые из этих недостатков, тем самым усиливая социальное давление, которому подвергается подросток. Именно это объединение сил оказывает большее влияние на принятие риска, чем любой из факторов в отдельности.Однако в то же время эти же факторы могут иметь и положительное влияние. Просоциальная идентичность, здоровая автономия и отношения с просоциальными сверстниками, которым способствуют сильные социальные навыки, - все это, вероятно, защитит людей от риска.

Роберт Вм. Блюм также подчеркнул важность индивидуальных качеств и навыков, которые могут помочь подросткам ориентироваться в подростковом возрасте и защитить их от риска. К ним относятся ценности, цели, позитивная ориентация и привязанность - факторы, которые могут быть созданы в позитивном контексте семьи и общества, - а также развитие эффективных навыков для преодоления беспокойства, стресса и невзгод.Похоже, он предположил, что врожденные черты личности, такие как стойкость, играют важную роль, но что развитие социальной компетентности также усваивается.

Браун предположил, что психосоциальные задачи скорее поощряют риск, чем препятствуют ему. Ключевые задачи подросткового возраста заставляют человека исследовать возможные идентичности и формировать удобную социальную идентичность, пытаться получить признание в группах и развивать навыки управления романтическими отношениями.Эти задачи требуют новых навыков, и все они требуют определенного уровня риска, чтобы получить то, что может быть очень положительным вознаграждением. Люди, которые не подвергаются такого рода рискам, остаются позади. Он предостерег от игнорирования ценности некоторых видов риска и той степени, в которой взрослые действительно поощряют его.

Браун закончил, рассмотрев важные вопросы о психосоциальных влияниях, которые остаются открытыми. Насколько много культурного разнообразия существует в «нормативных сценариях» или ожидаемых путях выполнения ключевых психосоциальных задач подросткового возраста? Как социальный контекст влияет на выполнение этих психосоциальных задач? Каковы связи между этими психосоциальными задачами и биокогнитивно-нейронными разработками, выявленными исследователями? Браун предположил, что наиболее плодотворные исследовательские подходы координируют результаты, связанные с индивидуальным поведением, социальными процессами и внутренними процессами развития.

РАЗУМКИ ДЛЯ ПОДРОСТКОВ

Каждый из уже обсуждавшихся факторов в конечном итоге влияет на принятие подростками риска, влияя на принимаемые ими решения. Исследователи также изучили само принятие решений. Рейна представила обзор классического мышления о принятии решений, некоторые новые идеи и исследования о различиях между принятием решений взрослыми и подростками.

Перспективы

В том, что Рейна описала как классический взгляд на принятие решений, разум работает во многом как компьютер.То есть наиболее успешные лица, принимающие решения, обрабатывают больше информации более точно. Они «вычисляют» решение, точно оценивая риски, взвешивая потенциальные выгоды, а затем действуя на основе баланса между ними. Способность рассуждать таким образом улучшается по мере взросления человека. Этот общий классический взгляд включает в себя несколько различных конкретных моделей, некоторые из которых включают обработку таких факторов, как социальные нормы, самоэффективность и предполагаемый контроль над результатами (обзор этих моделей см. В Reyna and Rivers, 2008).Рейна также упомянула ряд других теорий, таких как обработка информации, принятие поведенческих решений, теория запланированного поведения и готовность прототипов. Отмечая доказательства для классической модели, она предположила, что, хотя она может объяснить значительную часть дисперсии в принятии рисков в реальной жизни, она не учитывает адекватным образом повышенное принятие риска подростками.

Конечно, многие решения, которые принимают подростки, не являются ни разумными, ни преднамеренными, сказала она. Как упоминалось ранее, эмоции, измененная чувствительность к наградам и повышенная импульсивность, по-видимому, играют роль в принятии подростками решений.Обсуждаемые ранее различия в развитии обработки мозга также должны быть учтены в концептуальной картине принятия решений подростками. Было показано, что импульсивность неуклонно снижается с возрастом, когда увеличивается способность откладывать удовлетворение. Однако эти способности не в полной мере учитывают риск подросткового возраста, как поодиночке, так и вместе.

Более того, некоторые эмпирические данные противоречат классической точке зрения, отмечает Рейна. Например, исследования ответов на то, что экономисты называют стандартной азартной игрой - ситуация, в которой испытуемых просят выбрать между гарантированными 100 долларами и шансом выиграть 200 долларов, рискуя ничего не выиграть, - например, показали, что взрослые склонны выбирать определенную игру. 100 долларов (Рейна и Эллис, 1994).По ее словам, удивительно то, что именно дети наиболее рационально, в классическом экономическом смысле, реагируют на этот выбор, оценивая риск количественно. Чем старше люди, тем больше вероятность того, что они ответят более качественно. Они используют то, что она назвала «интуицией, основанной на сущности», чтобы сделать свой выбор, что позволяет им избегать риска (Reyna, 2008; см. Ниже).

Кроме того, исследования влияния восприятия риска на вероятность принятия риска дали некоторые противоречивые результаты.В большинстве случаев повышенное восприятие риска снижает вероятность того, что человек пойдет на риск (отрицательная связь), но иногда очевиден противоположный эффект (Mills et al., 2008). Между восприятием риска и принятием риска существует положительная взаимосвязь, когда подросткам дают команду помнить о своем реальном поведении: люди, принимающие на себя риск, воспринимают свой риск как высокий, а лица, не принимающие риска, воспринимают свой риск как низкий.

Рассуждения на основе Gist

Вывод о том, что взрослые люди больше полагаются на свои интуитивные реакции или суть ситуации, был включен в то, что Рейна и его коллеги назвали теорией «нечетких следов» (Reyna and Brainerd, 1995 ; Рейна, 2004).С этой точки зрения процессы принятия решений меняются от детства к юности и от юности к взрослой жизни. Как и в классической теории, предполагается, что знания, полученные как в результате образования, так и в результате опыта, играют определенную роль в принятии решений, но и другие факторы также явно определены. То, как люди воспринимают и понимают ситуацию - как они представляют ее себе - и то, как они извлекают соответствующую информацию из памяти и применяют ее к своим решениям, также играет важную роль.Представление является центральным, потому что решения зависят от того, как люди субъективно воспринимают реальность, а не от самой реальности. Более того, вид представления, который используется для принятия решения, изменяет характер процесса принятия решения (например, от дословного анализа деталей к глобальному мышлению, основанному на сущности; см. Ниже). Таким образом, человек принимает решение, интегрируя то, что он или она воспринимает, с извлеченными воспоминаниями или знаниями - это изменчивый и неопределенный процесс.

Многие мероприятия общественного здравоохранения исходят из предпосылки, что, если бы подростки знали и понимали риск, они бы не приняли его.Тем не менее, как пояснила Рейна, многие исследования показали, что подростки не только хорошо осведомлены о распространенных рисках, но также переоценивают риски развития ВИЧ или рака легких или попадания в автомобильную аварию (см., Например, Fischhoff et al., 2009 ; Millstein, Halpern-Felsher, 2002; Reyna, Farley, 2006). показывает, как меняется восприятие 12-классниками риска курения следов марихуаны по сравнению с их фактическим употреблением за последние несколько десятилетий, демонстрируя, что эти два понятия связаны, как если бы решения принимались рационально (более высокое восприятие риска, более низкое принятие риска).Это миф о том, что подростки не понимают рисков преобладающего поведения или считают, что они неуязвимы, - заметила Рейна. Многочисленные исследования также показали, что принятие риска можно предсказать, основываясь на восприятии подростками рисков и преимуществ такого поведения, что предполагает, что импульсивность нелегко объяснить это (Reyna and Farley, 2006). Подростки действуют, несмотря на осведомленность о рисках. Ключевым моментом является то, что, хотя подростки переоценивают многие риски, они часто также оценивают потенциальные преимущества как очень высокие - и, таким образом, предполагаемые преимущества перевешивают предполагаемые риски.

РИСУНОК 4-1

Двенадцатиклассники осознали риск и фактическое употребление марихуаны с течением времени. ИСТОЧНИК: Reyna and Farley, 2006. Воспроизведено с разрешения Psychological Science in the Public Interest , Vol. 7, стр. 44. Авторские права © 2006 Sage Publications.

Что усложняет принятие такого рода решений, по мнению Рейны, так это то, что люди склонны иметь в своем сознании две, иногда конфликтующие, версии реальности, и в этом суть теории нечетких следов.Во-первых, это представление реальности, основанное на содержании - быстрый вывод или обобщение того, что является важным в том, что человек испытал или наблюдал. Эта версия событий может противоречить тому, что она называет дословным или более буквальным представлением реальности. Суть представления отражает значение события для человека и, следовательно, также отражает культуру, личность и личную историю. Исследования этих типов мышления показывают, что чем больше образования и опыта люди приобретают, тем больше они склонны полагаться на свое понимание сути ситуации при принятии решений (Reyna and Lloyd, 2006).Дословное мышление является более конкретным и связано с подробным размышлением и запоминанием конкретных фактов или ситуаций. Поскольку молодым людям не хватает опыта, они склонны основывать рискованные решения на дословных деталях, а не на сути ситуации.

Знания, которые взрослые привносят в решение, основанное на сути, помогает им помещать новую информацию или ситуации в контекст. Поскольку взрослые сосредотачиваются на сути, а не на деталях, влияние контекста иногда может быть парадоксальным. Например, Фагерлин и его коллеги (2005) показали, что женщины, которые впервые оценили свой риск рака груди (переоценив его до 46 процентов), восприняли истинное значение 13 процентов ниже, чем женщины, которые не сделали первоначальной оценки.Восприятие 13 процентов варьировалось в зависимости от того, интерпретировалось ли оно в контексте 46 процентов; дословное представление риска было идентичным для обеих групп (буквально 13%), но суть риска различалась. Женщины, которые делают первоначальную оценку риска, также проявляют меньший интерес к скрининговым тестам для выявления рака груди. Таким образом, указание на истинный уровень риска (как это обычно делается в сообщениях общественного здравоохранения) может иметь неприятные последствия, если люди переоценивают этот риск, как это часто делают подростки.Другими словами, решающее значение имеет суть риска или значение информации в контексте. Этот момент также был продемонстрирован в исследовании оценок учащихся старших классов преимуществ и рисков полового акта (Reyna, 2008; Reyna and Adam, 2003). Восприятие подростками рисков и выгод варьировалось в зависимости от их психосоциального контекста, что отражалось в влиянии пола, возраста и культурного происхождения.

Эффект контекста также можно увидеть в том, как воспоминания и впечатления запускаются, когда необходимо принять конкретное решение.Рейна объяснила, что, когда кто-то меняет сигнал памяти или тип задаваемого вопроса, люди извлекают различные виды воспоминаний и, таким образом, отвечают на аналогичные вопросы противоречивыми способами (Brainerd and Reyna, 2005; Mills et al., 2008). В общем, когда срабатывают дословные воспоминания (например, об одиноких субботних вечерах, когда риск беременности или заболеваний, передаваемых половым путем) был очень низким), восприятие риска отражает эти воспоминания. В качестве альтернативы, если активизируются воспоминания сущностного типа (например, общие знания о потенциально катастрофических последствиях незащищенного секса), тот же человек может иметь совершенно другое восприятие личного риска.Ценности и другие принципы, которые одобряются людьми, также хранятся в долговременной памяти, но они влияют на выбор только тогда, когда они извлекаются и применяются в контексте решения. Исследования показали, что простые ценности и принципы, которые Рейна называла основными принципами, такие как «избегать риска» или «лучше перестраховаться, чем сожалеть», руководят принятием решений, особенно для подростков, которые избегают рисков для здоровья (Reyna, 2008). Однако большинство подростков задействованы в том, что Рейна называет двойной обработкой, то есть они задействуют как дословное, так и сущностное мышление, делая свои решения уязвимыми для различных контекстных сигналов, которые они получают, когда сталкиваются с рискованным выбором.

Опросы, в ходе которых подростков спрашивают об их мышлении, показывают, что они используют как суть, так и дословные рассуждения, но с возрастом они с меньшей вероятностью будут обдумывать явные компромиссы и с большей вероятностью будут применять рассуждения, основанные на содержании. , что, как правило, заставляет их все больше избегать риска ради выгоды (Reyna and Farley, 2006). Она сравнила мышление о компромиссе со сценарием русской рулетки, в которой подросток может рассуждать, что, если вознаграждение достаточно велико, риск будет оправданным, тогда как взрослый с большей вероятностью интуитивно осознает, что размер вознаграждения не имеет значения. когда риск катастрофичен.

Дети дошкольного возраста являются наиболее количественными, когда дело доходит до обоснования решения; исследования показывают, что они пойдут на больший риск ради большего вознаграждения, а также уменьшат свою терпимость к риску, если вознаграждение уменьшится. Они также меняют свое отношение к риску при изменении уровня риска. В зрелом возрасте принятие решений в основном основывается на сущности, что, как предположила Рейна, в целом согласуется с истончением серого вещества и сокращением синапсов, обсуждаемых в главе 3.То есть выборочная обрезка сократила количество связей в мозгу, облегчая более быструю и целенаправленную обработку и позволяя человеку принимать множество решений с меньшим обдумыванием и взвешиванием рисков и преимуществ.

Поведенческая и психологическая адаптация | Подростковая психология

Поведенческая и психологическая адаптация

Мы ожидаем, что со всеми этими изменениями мозга и новым опытом подростки будут претерпевать значительные изменения в поведении и психологии.Подростки сталкиваются с сильными эмоциями, изменением взаимоотношений со сверстниками, большей независимостью, ожиданиями стать более взрослыми и желанием рисковать, при этом им не хватает полностью зрелого мозга или жизненного опыта, чтобы ориентироваться в таких ситуациях. Неизбежно, что на этом пути будут происходить некоторые ошибки, а также придется много учиться. Мы рассмотрим некоторые типичные проблемы адаптации, с которыми сталкиваются подростки: вождение автомобиля, агрессия, употребление наркотиков, беспокойство, депрессия и насилие над собой.

Подростковые водители

В опросе National Children's Health, проведенном в 2017 году, родители сообщают, что одной из главных проблем является вождение автомобиля подростками (К.Детская больница С. Мотта, 2017). Вождение автомобиля дает подросткам чувство свободы и независимости от родителей и может высвободить время для родителей, поскольку они не возят подростков в школу и обратно, на мероприятия или на работу. Однако с более высоким уровнем рискованного поведения и более низким уровнем опыта родители обеспокоены безопасностью своего подростка в дороге.

Национальное управление безопасности дорожного движения (НАБДД) сообщает, что в 2014 году молодых водителей (от 15 до 20 лет) было 5 человек.5% (11,7 миллиона) от общего числа водителей (214 миллионов) в США (Национальный центр статистики и анализа (NCSA), 2016). Однако почти 9% всех водителей, попавших в аварии со смертельным исходом в этом году, были молодые водители (NCSA, 2016), и, по данным Национального центра статистики здравоохранения (2014), автомобильные аварии являются основной причиной смерти в течение 15-20 лет. -стар. «Во всех моторизованных юрисдикциях по всему миру молодые, неопытные водители имеют гораздо более высокий уровень аварийности, чем более старшие и более опытные водители» (NCSA, 2016, стр.1). Уровень ДТП со смертельным исходом выше среди молодых мужчин, чем среди девочек, хотя для обоих полов этот показатель был самым высоким в возрастной группе 15–20 лет. Для молодых мужчин частота ДТП со смертельным исходом составляла примерно 46 на 100 000 водителей, по сравнению с 20 на 100 000 водителей для молодых женщин. НАБДД (NCSA, 2016) сообщило, что из молодых водителей, которые были убиты и у которых в организме был алкоголь, у 81% уровень содержания алкоголя в крови превышал допустимый предел. ДТП со смертельным исходом, вызванное употреблением алкоголя, было чаще среди молодых мужчин, чем среди молодых женщин.НАБДД также обнаружило, что подростки с меньшей вероятностью будут использовать ремни безопасности, если они управляют автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, и что использование таких средств ограничения сокращается по мере увеличения уровня алкогольного опьянения.

В исследовании AAA несмертельных, но умеренных и тяжелых дорожно-транспортных происшествий в 2014 году более половины участвовали молодые водители-мужчины в возрасте от 16 до 19 лет (Carney, McGehee, Harland, Weiss, & Raby, 2015). В 36% наездов сзади подростки-водители слишком близко следили за автомобилями, чтобы вовремя остановиться, а в авариях с участием одного транспортного средства слишком быстрая езда для погодных и дорожных условий была причиной 79% аварий с участием подростков.Отвлечение внимания также было причиной почти 60% аварий с участием водителей-подростков. Попутчики, часто также подростки (84% времени), и сотовые телефоны были двумя главными источниками отвлечения соответственно. Эти данные свидетельствуют о том, что наличие в машине другого подростка увеличивает риск аварии на 44% (Carney et al., 2015). По данным НАБДД, 10% водителей в возрасте от 15 до 19 лет, попавших в аварии со смертельным исходом, отвлекались во время аварии, что является самым высоким показателем для любой возрастной группы (NCSA, 2016).Было обнаружено, что отвлечение внимания в сочетании с неопытностью значительно увеличивает риск несчастного случая (Klauer et al., 2014).

НАБДД обнаружило, что количество аварий с 2005 года снижается. Они связывают это с более высокой подготовкой водителей, большей общественной осведомленностью о проблемах вождения для подростков, а также с изменениями в законах, ограничивающих возраст для употребления алкогольных напитков. По оценкам НАБДД, повышение возраста, разрешенного законом для употребления алкоголя, до 21 года во всех 50 штатах и ​​округе Колумбия с 1975 года спасло 30 323 жизни.

Агрессия и антисоциальное поведение

Несколько основных теорий развития антиобщественного поведения рассматривают подростковый возраст как важный период. Паттерсон (1982) "e " модель развития агрессивного и антисоциального поведения "пример по сравнению с поздним стартовым" отличает молодых людей, чье антисоциальное поведение начинается в детстве (ранние начала), от подросткового возраста (поздно начинающие). Согласно теории, люди, начавшие рано, подвергаются большему риску длительного антиобщественного поведения, которое распространяется и во взрослую жизнь, чем те, кто начал поздно.Теоретически поздно начинающие дети, которые становятся асоциальными в подростковом возрасте, испытывают плохой родительский контроль и надзор, аспекты воспитания, которые становятся более заметными в подростковом возрасте. Плохой мониторинг и отсутствие надзора способствуют более активному взаимодействию с девиантными сверстниками, что, в свою очередь, способствует собственному антиобщественному поведению подростков. Те, кто поздно начинает, воздерживаются от антиобщественного поведения, когда изменения в окружающей среде делают другие варианты более привлекательными.

Точно так же Моффитт (1993) «Модель , стойкая на протяжении всей жизни и ограниченная подростками» проводит различие между антисоциальным поведением, которое начинается в детстве, и подростком.Моффитт рассматривает ограниченное подростками антисоциальное поведение как результат «разрыва в зрелости» между зависимостью подростков и контролем со стороны взрослых и их желанием продемонстрировать свою свободу от взрослых ограничений. Однако по мере того, как они продолжают развиваться и законные взрослые роли и привилегии становятся доступными для них, появляется меньше стимулов к антиобщественному поведению, ведущему к прекращению этого антисоциального поведения.

Психология и массовые расстрелы

Технологический институт Вирджинии, Колумбайн, Средняя школа Стоунмана Дугласа, Средняя школа Санта-Фе, Сэнди-Хук, Аврора, Лас-Вегас, Орландо - все это места ужасающих и трагических массовых расстрелов.Почему они такие обычные? И что заставило преступников совершить эти акты насилия? Несколько возможных факторов могут работать вместе, создавая благоприятную среду для массовых убийств в Соединенных Штатах. Чаще всего предлагаются:

  • Повышение доступности и владения оружием. В США самый высокий уровень владения оружием на душу населения в мире - 120,5 единиц огнестрельного оружия на 100 человек; на втором месте находится Йемен с 52,8 единиц огнестрельного оружия на 100 человек
  • Психическое заболевание и его лечение (или его отсутствие) психиатрическими препаратами.Это спорно. Многие из массовых стрелков в США страдали психическими заболеваниями, но предполагаемое количество случаев психических заболеваний не увеличилось так значительно, как количество массовых расстрелов. Менее 5% случаев насильственного поведения в США совершается лицами с диагнозом психического здоровья. В отчете Секретной службы США и Министерства образования США за 2002 год были обнаружены доказательства того, что у большинства школьных стрелков наблюдались симптомы психического здоровья, которые часто не диагностировались или не лечились.Криминологи Fox и DeLateur отмечают, что психическое заболевание - это лишь часть проблемы, а массовые стрелки склонны выносить свои проблемы вовне, обвиняя других, и вряд ли обратятся за психиатрической помощью, даже если таковая имеется. Другие ученые пришли к выводу, что массовые убийцы демонстрируют общую совокупность симптомов хронического психического здоровья, хронического гнева или антиобщественных черт, а также склонность обвинять других в проблемах. Однако они отмечают, что попытка «профилировать» школьных стрелков с таким набором черт, вероятно, приведет к множеству ложных срабатываний, поскольку многие люди с таким профилем не проявляют агрессивного поведения.
  • Желание отомстить за долгую историю издевательств в школе. В последние годы граждане, называющие себя «целевыми лицами», ссылались на кампании издевательств над взрослыми как на причину своего смертоносного насилия.
  • Широко распространенный хронический разрыв между ожиданиями людей от самих себя и их фактическими достижениями и индивидуалистической культурой.
  • Стремление к славе и известности. Кроме того, массовые стрелки учатся друг у друга посредством «заражения СМИ», то есть «освещения их в средствах массовой информации и увеличения количества сайтов в социальных сетях, которые, как правило, прославляют стрелков и преуменьшают значение жертв.”
  • Феномен подражателя.
  • Отказ государственных проверок биографических данных из-за неполных баз данных и / или нехватки персонала.

Для дополнительной информации: Массовое насилие в Америке, Национальный совет по поведенческому здоровью

Поведение и проблемы поведения

Дети и подростки иногда спорят, агрессивны, ведут себя злобно или вызывающе по отношению к взрослым. Расстройство поведения может быть диагностировано, когда такое деструктивное поведение необычно для возраста ребенка в данный момент, сохраняется с течением времени или является серьезным.Поскольку расстройства деструктивного поведения включают отыгрывание и нежелательное поведение по отношению к другим, их часто называют экстернализирующими расстройствами .

Оппозиционно-вызывающее расстройство

Когда дети ведут себя настойчиво, вызывая серьезные проблемы дома, в школе или со сверстниками, им может быть поставлен диагноз «оппозиционно-вызывающее расстройство» (ODD). ODD обычно начинается до 8 лет, но не позднее, чем примерно к 12 годам. Дети с ODD с большей вероятностью будут вести себя оппозиционно или вызывающе по отношению к людям, которых они хорошо знают, например, к членам семьи, постоянному медицинскому работнику или учителю.Дети с ODD демонстрируют такое поведение чаще, чем другие дети их возраста.

Примеры поведения ODD:

  • Часто злиться или выходить из себя
  • Часто спорит со взрослыми или отказывается подчиняться правилам или просьбам взрослых
  • Часто обиженный или злобный
  • Умышленное раздражение других или раздражение на других
  • Часто обвинение других людей в своих ошибках или плохом поведении

Расстройство поведения

Расстройство поведения (CD) диагностируется, когда дети демонстрируют постоянный образец агрессии по отношению к другим и серьезные нарушения правил и социальных норм дома, в школе и со сверстниками.Эти нарушения правил могут включать нарушение закона и привести к аресту. Дети с CD чаще получают травмы и могут испытывать трудности в отношениях со сверстниками.

Примеры поведения CD:

  • Нарушение серьезных правил, например, побег, ночное пребывание, когда говорят не делать этого, или пропуск школы
  • Быть агрессивным и причинять вред, например издевательствами, драками или жестоким обращением с животными
  • Ложь, кража или умышленное повреждение чужого имущества

Диагностика поведенческих расстройств

Узнайте о рекомендациях по диагностике и лечению ODD и CD

Лечение деструктивных поведенческих расстройств

Раннее начало лечения очень важно.Лечение наиболее эффективно, если оно соответствует потребностям конкретного ребенка и семьи. Первый шаг к лечению - поговорить с врачом. Для постановки правильного диагноза может потребоваться комплексное обследование у специалиста по психическому здоровью. Некоторые признаки проблем с поведением, например несоблюдение правил в школе, могут быть связаны с проблемами обучения, которые могут потребовать дополнительного вмешательства. Наиболее убедительным методом лечения детей младшего возраста является тренинг по поведенческой терапии для родителей, когда терапевт помогает родителям узнать эффективные способы укрепления отношений между родителями и детьми и реагирования на поведение ребенка.Для детей школьного возраста и подростков часто используемое эффективное лечение представляет собой комбинацию обучения и терапии, которая включает ребенка, семью и школу.

Управление симптомами: оставаться здоровым

Быть здоровым важно для всех детей и может быть особенно важно для детей с поведением или проблемами поведения. В дополнение к поведенческой терапии и лекарствам, практика здорового образа жизни может уменьшить вызывающее и разрушительное поведение, которое может возникнуть у вашего ребенка.Вот несколько примеров здорового образа жизни, которые могут помочь:

  • Регулярные физические нагрузки, включая аэробику и интенсивные упражнения
  • Соблюдение здоровой диеты, основанной на фруктах, овощах, цельнозерновых, бобовых (например, фасоль, горох и чечевица), нежирных источниках белка, а также орехах и семенах
  • Получение рекомендуемого количества сна каждую ночь в зависимости от возраста
  • лет
  • Укрепление отношений с членами семьи

Профилактика деструктивных поведенческих расстройств

Точно неизвестно, почему у некоторых детей развиваются расстройства поведения.Многие факторы могут играть роль, в том числе биологические и социальные факторы. Известно, что дети подвергаются большему риску, когда они подвергаются другим видам насилия и преступного поведения, когда они сталкиваются с плохим обращением или грубым или непоследовательным воспитанием, или когда их родители страдают психическими расстройствами, такими как расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, депрессия или внимание. синдром дефицита / гиперактивности (СДВГ). Качество ухода за детьми младшего возраста также может повлиять на развитие у ребенка поведенческих проблем.

Хотя эти факторы, по-видимому, увеличивают риск расстройств деструктивного поведения, существуют способы уменьшить вероятность их возникновения у детей. Узнайте о подходах общественного здравоохранения к предотвращению этих рисков:

Использование психоактивных веществ

Подростковый возраст - время быстрых изменений и взросления. Это также время экспериментов - с новыми прическами, одеждой, взглядами и поведением. Некоторые из этих экспериментов безвредны. Другие, например употребление алкоголя или других наркотиков, могут иметь долгосрочные вредные последствия.Существует несколько причин, по которым важно выявлять и лечить подростков, употребляющих психоактивные вещества.

Видео 5.7.1. Употребление психоактивных веществ, наркомания и лечение среди подростков обсуждает распространенность употребления психоактивных веществ и восприимчивость подростков к злоупотреблению.

Подростки часто употребляют психоактивные вещества. Алкоголь, марихуана и табак - вещества, наиболее часто употребляемые молодежью (Johnston et al., 2014), а алкоголь часто является первым употребляемым веществом (Johnston et al., 2010). Процент молодых людей, употребляющих алкоголь, увеличивается с возрастом. К восьмому классу 28% учеников пробовали алкоголь, а 12% хотя бы раз употребляли алкоголь; к двенадцатому классу 68% учащихся пробовали алкоголь, и более половины учащихся хотя бы раз употребляли алкоголь (Johnston et al., 2014). В 2012 году 45% учеников 9–12 классов сообщили, что когда-либо употребляли марихуану, а 24% сообщили, что употребляли марихуану в течение предшествующих 30 дней. В период с 2008 по 2012 год доля подростков, ежедневно употребляющих марихуану, увеличилась с 5% до 8% (PDFA, 2013).Согласно опросу, опубликованному в 2014 году, 41% учеников 9–12 классов сообщили, что пробовали сигареты. Почти четверть заявили, что употребляли табак в той или иной форме за последние 30 дней (Kann et al., 2014). Значительный процент подростков, в том числе 15% учеников 12-х классов, сообщают о неправильном использовании (т. Е. Использовании без рецепта) рецептурных лекарств, особенно стимуляторов и обезболивающих (Johnston et al., 2014).

Почему подростки употребляют наркотики?

Как мы читали выше, большинство подростков будут употреблять наркотики или алкоголь, не достигнув совершеннолетия; однако причины использования могут сильно различаться.Популярная модель для понимания причин и уровней употребления наркотиков предполагает рассмотрение поведения как континуума. Этот континуум включает неиспользованные и экспериментальные наркотики, случайное, привычное и компульсивное употребление наркотиков.

Непотребитель - это тот, кто никогда не злоупотреблял наркотиками. Пользователь-экспериментатор несколько раз употреблял наркотики из любопытства. Употребление психоактивных веществ может заставить их почувствовать себя «взрослыми» или сделать это как форму восстания против власти или правил. Использование может быть захватывающим для этого подростка. Как правило, экспериментальные потребители не имеют серьезных проблем с употреблением наркотиков, а взрослые, скорее всего, не знают об их употреблении.

Когда употребление психоактивных веществ становится все более распространенным среди групп сверстников, подростки с большей вероятностью будут участвовать в социальном употреблении. Употребление наркотиков или алкоголя может быть способом приспособиться к некоторым социальным группам или к друзьям. Подростки могут чувствовать, что они более общительны или общительны, когда находятся под воздействием психоактивных веществ. Кроме того, некоторые подростки могут употреблять психоактивные вещества для развлечения или от скуки. Для употребления психоактивных веществ также могут быть косвенно-ситуативные причины, такие как повышение осведомленности или творчества и снижение запретов.Эти случайные потребители наркотиков могут регулярно употреблять наркотики, возможно, от 2 до 4 раз в неделю. Они по-прежнему связывают употребление наркотиков с чувством возбуждения или возбуждения и прилагают усилия, чтобы контролировать их употребление. Их употребление психоактивных веществ может быть настолько частым, что такое поведение трудно скрыть от родителей и школьных чиновников. Случайные пользователи могут столкнуться с ухудшением успеваемости в школе, потерей интереса к занятиям, которые ранее не связаны с употреблением наркотиков, и другим атипичным поведением подростка (например,г., усиленное лежа).

По мере того, как мы видим рост употребления психоактивных веществ, возрастает беспокойство о здоровье и безопасности подростков. Обычный пользователь, скорее всего, будет употреблять наркотики ежедневно, часто с определенной группой друзей, которые тоже употребляют. Употребление наркотиков может быть частью норм и идентичности группы. Подростки также могут использовать психоактивные вещества для побега или самолечения. На этом уровне использования подросток не обязательно теряет контроль, но испытывает серьезные школьные и семейные проблемы. Употребление наркотиков может больше не приносить искомого возбуждения и стимуляции.Вместо этого подросток может стать импульсивным, неустойчивым, испытывать чувство вины и депрессию.

Компульсивный наркоман потерял контроль над своим употреблением наркотиков. Человек употребляет наркотики несколько раз в день, и он тратит значительную часть своего дня на приобретение, поддержание и использование регулярного запаса лекарств. Эти подростки практикуют поведение, которое ставит под угрозу их здоровье и безопасность. Их эмоциональное состояние часто дезорганизовано. Лица, относящиеся к последним трем категориям - случайным, привычным и компульсивным - с большей вероятностью подпадают под диагноз расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ.

Факторы риска злоупотребления психоактивными веществами

Существуют определенные факторы, повышающие риск злоупотребления психоактивными веществами в подростковом возрасте. Подростки из неблагополучных семей или живущие в бедности подвергаются более высокому риску жестокого обращения. Как и молодежь, выросшая в культурах или сообществах, где злоупотребление психоактивными веществами является обычным явлением. Подростки, которые плохо учатся или не обладают социальными навыками, также могут столкнуться с более высокими показателями злоупотребления психоактивными веществами. Крайне важным фактором риска является раннее употребление психоактивных веществ. Чем раньше и чем чаще молодой человек употребляет психоактивные вещества, тем выше у него риск развития наркозависимости.

Употребление психоактивных веществ сопряжено с собственными рисками и связано с другим рискованным поведением. Употребление подростками психоактивных веществ сопряжено как с краткосрочными, так и с долгосрочными рисками. Например, в краткосрочной перспективе употребление алкоголя может привести к непреднамеренным травмам и смерти, суицидальному поведению, автомобильным авариям, насилию со стороны интимного партнера, а также к академическим и социальным проблемам (Brown et al., 2008; Cole et al., 2011; Weitzman Нельсон, 2004). Эти результаты возникают из-за того, что чрезмерное употребление алкоголя приводит к снижению когнитивных способностей, неточному восприятию риска и нарушению контроля над телом.Эти эффекты в сочетании с тем фактом, что по сравнению со взрослыми подростки, как правило, более физически активны в состоянии алкогольного опьянения, подвергают подростков большему риску причинения вреда. Например, при концентрации алкоголя в крови выше нуля подростки подвергаются повышенному риску получения смертельных травм или попадания в аварию со смертельным исходом на одном, двух и более транспортных средствах по сравнению с трезвыми водителями-мужчинами в возрасте от 21 до 34 лет (Voas et al., 2012) . Употребление марихуаны связано с уменьшением жизненных результатов (Meier et al., 2012). Употребление табака приводит к ухудшению здоровья в краткосрочной и долгосрочной перспективе и может быть воротами к употреблению других наркотиков (Sims, 2009). Риск употребления психоактивных веществ усугубляется, поскольку он связан с другим рискованным поведением, таким как незапланированный незащищенный секс, который может привести к беременности (Brown, 2008; Levy et al., 2009; Tapert et al., 2001). Подростки, злоупотребляющие рецептурными опиоидами, подвергаются высокому риску перехода на инъекционные наркотики и передозировки (McCabe et al., 2012). Любой уровень употребления психоактивных веществ может быть вредным для подростков - никакое количество не является безопасным.

Подростковый возраст - особенно уязвимый период для развития и созревания мозга. Подростковый возраст - это длительный период интенсивного роста и созревания нервной системы. В результате мозг подростка особенно уязвим к токсическому воздействию алкоголя и других наркотиков и к потенциальной зависимости. Например, постоянное употребление марихуаны в подростковом возрасте связано с нейропсихологическими нарушениями в целом ряде функциональных областей (Meier et al., 2012). Более того, прекращение употребления не восстанавливает полностью нейропсихологическое функционирование, что предполагает особый вред для мозга подростка.

Использование имеет тенденцию к увеличению со временем. Национальные оценки распространенности употребления алкоголя показывают, что молодежь старшего возраста пьет больше и больше пьет, чем молодежь младшего возраста (SAMHSA, 2010). Этот факт делает особенно важным для педиатров раннее начало скрининга и краткосрочного вмешательства, чтобы как можно дольше предотвратить или отсрочить употребление алкоголя.

Употребление психоактивных веществ в подростковом возрасте связано с вредом во взрослом возрасте. Чем раньше подросток начинает употреблять психоактивные вещества, тем выше его или ее шансы продолжить употребление психоактивных веществ и развить проблемы, связанные с употреблением психоактивных веществ, в более позднем возрасте.Например, по сравнению с людьми, которые не начинают пить, пока не станут молодыми людьми, у людей, которые начинают пить до 15 лет, вероятность развития алкогольной зависимости или злоупотребления алкоголем в 5 раз выше (Chambers et al., 2003; Grant & Dawson, 1997; Хингсон и Жа, 2009). По сравнению с подростками, впервые попробовавшими марихуану в 18 лет, те, кто начинает употреблять марихуану в возрасте 14 лет и младше, в 6 раз чаще соответствуют критериям зависимости от запрещенных наркотиков или злоупотребления ими в более позднем возрасте (SAMHSA, 2010). Более 80% взрослых, которые курят табак, начали курить до 18 лет (Sims, 2009).

Подростки, сообщающие об употреблении психоактивных веществ еженедельно или чаще, могут иметь тяжелое расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ. В некоторых случаях к тому времени, когда подросток достигает этой точки, родители уже знают об употреблении наркотиков, хотя могут недооценивать серьезность проблемы. Подросткам с серьезными расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, как можно скорее требуется более интенсивная терапия, включая всестороннюю оценку специалиста по употреблению психоактивных веществ, оценку сопутствующих психических расстройств и направление на лечение.

Профилактика злоупотребления психоактивными веществами

Профилактика злоупотребления психоактивными веществами в подростковом возрасте должна быть многосторонним и долгосрочным подходом, который включает образование молодежи, семей и общества. Профилактическое обучение должно начинаться еще в дошкольном возрасте и быть конкретным для целевой группы (т. Е. Этнической принадлежности, пола), создавая культуру борьбы со злоупотреблением психоактивными веществами. Эффективные программы для подростков включают интерактивное обучение, такое как дискуссии со сверстниками и ролевые игры, и сосредоточены на снижении риска и развитии хороших навыков принятия решений.

D.A.R.E. - программа профилактики наркомании, которая так и не сработала

Основная цель обучения сопротивлению злоупотреблению наркотиками (DARE) состояла в том, чтобы научить сверстников эффективному сопротивлению и навыкам отказа, чтобы подростки могли сказать «нет» наркотикам и своим друзьям, которые могут захотеть, чтобы они употребляли наркотики. Второстепенные цели программы заключались в развитии у учащихся социальных навыков и повышении их самооценки, поскольку считается, что они связаны с употреблением наркотиков подростками.

DARE был разработан в 1983 году совместными усилиями округа Лос-Анджелес (Калифорния.) Школьный округ и Департамент полиции Лос-Анджелеса. В 1986 году Конгресс США принял Закон о школах и сообществах, свободных от наркотиков, чтобы продвигать программы просвещения и профилактики злоупотребления наркотиками по всей стране, и DARE быстро распространился, и многие школьные округа приняли его для своих учеников. К 1994 году программа DARE была наиболее широко используемой школьной программой профилактики наркомании, которая появилась во всех 50 штатах США и распространилась на шесть зарубежных стран.

Несколько крупномасштабных исследований оценили эффективность программы DARE.Результаты неизменно не обнаружили никаких эффектов. При сравнении показателей употребления наркотиков, отношения к употреблению наркотиков или самооценки не было статистически значимых различий между учащимися, участвовавшими в программе DARE, и учащимися, не участвовавшими в программе.

Беспокойство, депрессия и агрессивное поведение, направленное на самого себя

В моделях развития тревожности и депрессии подростковый возраст рассматривается как важный период, особенно с точки зрения появления различий и показателей распространенности, которые сохраняются в зрелом возрасте (Rudolph, 2009).Хотя показатели варьируются в зависимости от конкретных диагнозов тревожности и депрессии, показатели некоторых расстройств заметно выше в подростковом возрасте, чем в детстве или во взрослом возрасте. Например, распространенность тревожных расстройств составляет около 19% среди взрослых и 32% среди подростков (NIMH, 2017). Подростки также чаще страдают депрессией (13%), чем взрослые (7%) (NIMH, 2019). Уровень самонаправленного насилия также выше среди подростков (17%), за ними следуют студенты колледжей (15%), взрослые (5%) и дети, у которых самый низкий уровень (1.3%) (APA, 2015).

Беспокойство

Периодическое беспокойство - ожидаемая часть жизни. Вы можете испытывать беспокойство, столкнувшись с проблемой, перед сдачей экзамена или при принятии важного решения. Но тревожные расстройства включают в себя нечто большее, чем временное беспокойство или страх. У человека с тревожным расстройством тревога не проходит и со временем может усилиться. Симптомы могут мешать повседневной деятельности, такой как выполнение работы, учеба и отношения.

Широкое разнообразие тревожных расстройств различаются объектами или ситуациями, которые их вызывают, но имеют общие черты чрезмерного беспокойства или беспокойства по поводу различных вещей.Страх и беспокойство могут вызвать серьезные проблемы в сферах их жизни, таких как социальное взаимодействие, учеба и работа. Беспокойство также проявляется в физиологических и психологических реакциях, таких как чувство беспокойства, усталости, трудности с концентрацией внимания, раздражительность, мышечное напряжение и проблемы со сном.

Видео 5.7.2. Борьба, бегство, замирание - объяснение тревоги для подростков определяет симптомы и реакции на переживание тревоги.

Следующие данные относятся к составлению статистических данных по любому тревожному расстройству, включая паническое расстройство, генерализованное тревожное расстройство, агорафобию, специфическую фобию, социальное тревожное расстройство, посттравматическое стрессовое расстройство, обсессивно-компульсивное расстройство и тревожное расстройство разлуки.По оценкам, 31,9% подростков страдают тревожным расстройством. Примерно 8,3% подростков с каким-либо тревожным расстройством имели тяжелые нарушения. Распространенность любого тревожного расстройства среди подростков была выше у женщин (38,0%), чем у мужчин (26,1%). Распространенность любого тревожного расстройства была одинаковой во всех возрастных группах.

Рисунок 5.7.1. Распространенность любого тревожного расстройства среди подростков (2001-2004 гг.). Данные Национального исследования коморбидности для подростков (NCS-A).

Тревожные расстройства обычно лечат психотерапией, лекарствами или обоими способами. Психотерапия или «разговорная терапия» могут помочь людям с тревожными расстройствами. Чтобы быть эффективной, психотерапия должна быть направлена ​​на устранение конкретных тревог человека и адаптирована к его или ее потребностям. Лекарства не излечивают тревожных расстройств, но могут облегчить симптомы. Лекарства от беспокойства назначают врачи, например, психиатр или поставщик первичной медико-санитарной помощи. Наиболее распространенными классами лекарств, используемых для борьбы с тревожными расстройствами, являются успокаивающие препараты (например, бензодиазепины), антидепрессанты и бета-блокаторы.Некоторым людям с тревожными расстройствами может быть полезно присоединиться к группе самопомощи или поддержки и поделиться своими проблемами и достижениями с другими. Разговор с надежным другом или членом духовенства также может оказать поддержку, но не обязательно является достаточной альтернативой уходу у врача или другого медицинского работника. Методы управления стрессом и медитация могут помочь людям с тревожными расстройствами успокоиться и могут усилить эффект терапии. Исследования показывают, что аэробные упражнения могут помочь некоторым людям справиться с тревогой; однако упражнения не должны заменять стандартный уход, и необходимы дополнительные исследования.

Распространенность психических заболеваний у молодежи

Видео 5.7.3. В статье «Распространенность психических заболеваний среди молодежи » МакКенна Кнапп обсуждает распространенность проблем психического здоровья среди молодых людей и то, как этому может способствовать необходимость соответствовать требованиям в старшей школе.

Депрессия

Печаль - это то, что мы все переживаем. Это нормальная реакция на потерю или неудачу, но обычно она проходит через некоторое время.Депрессия - другое дело. Депрессия ( большое депрессивное расстройство ) - это медицинское заболевание, которое может мешать человеку справляться с повседневными делами, такими как сон, еда или выполнение обязанностей. Депрессия - обычное дело, но это не значит, что она несерьезная. Из лучших побуждений друзья или члены семьи могут попытаться сказать человеку, страдающему депрессией, «вырваться из нее», «просто быть позитивным», но депрессия не является признаком слабости или недостатка характера. Многие люди, страдающие депрессией, нуждаются в лечении, чтобы поправиться.

Депрессия характеризуется чувством глубокой печали и безнадежности, которое мешает любой нормальной повседневной деятельности. Однако подростки могут не распознавать чувство печали и вместо этого сообщают о том, что чувствуют себя более раздражительными и злыми. Часто в депрессии люди чувствуют себя никчемными и чрезмерно виноватыми. Они отказываются от занятий, которые им обычно нравятся, и проводят больше времени в одиночестве. Изменения аппетита и сна (более или менее нормальные) - обычное явление. Люди, страдающие депрессией, могут чувствовать усталость, упадок сил, а также беспокойство.Могут возникать физические боли без каких-либо причин, например, боли в мышцах, животе или головные боли. Когнитивные функции, такие как внимание, концентрация, память и принятие решений, могут быть нарушены. И хотя это не обязательно для диагностики депрессии, мысли о смерти или самоубийстве могут быть проблемой.

Подростки, страдающие депрессией, могут дуться, попадать в неприятности в школе, быть негативными и раздражительными и чувствовать, что их неправильно понимают. Иногда бывает сложно определить, находится ли подросток в депрессии или «он просто подросток».«Подумайте, как долго присутствуют симптомы, насколько они серьезны и насколько подросток ведет себя не так, как обычно. Подростки, страдающие депрессией, также могут иметь другие расстройства, такие как тревожность, расстройства пищевого поведения или злоупотребление психоактивными веществами.

Видео 5.7.4. Подростковая депрессия предоставляет информацию о том, как определить симптомы депрессии у подростков и как реагировать на проблемы.

На рисунке ниже показана распространенность серьезных депрессивных эпизодов среди U.S. подростков в 2017 году. По оценкам, 3,2 миллиона подростков в возрасте от 12 до 17 лет в Соединенных Штатах имели хотя бы один серьезный депрессивный эпизод. Это число составляло 13,3% населения США в возрасте от 12 до 17 лет. Распространенность серьезных депрессивных эпизодов была выше среди девушек-подростков (20,0%) по сравнению с мужчинами (6,8%). Распространенность большого депрессивного эпизода была самой высокой среди подростков, сообщивших о двух или более расах (16,9%).

Рисунок 5.7.2. Распространенность большого депрессивного эпизода среди подростков США (2017).Данные SAMHSA.

Причины депрессии включают многие факторы, такие как генетика и опыт раннего детства, предшествующий подростковому возрасту, но половое созревание может привести уязвимых детей, особенно девочек, в отчаяние. В период полового созревания уровень большой депрессии увеличивается более чем вдвое и составляет, по оценкам, 13%, затрагивая примерно каждую пятую девочку и каждого десятого мальчика. Гендерные различия возникают по многим причинам, биологическим и культурным (Uddin et al., 2010).

Модели развития фокусируются на межличностных контекстах как в детстве, так и в подростковом возрасте, которые способствуют депрессии и тревоге (например,г., Рудольф, 2009). Семейные невзгоды, такие как жестокое обращение и родительская психопатология в детстве, создают основу для социальных и поведенческих проблем в подростковом возрасте. Подростки с такими проблемами создают стресс в своих отношениях (например, плохо разрешая конфликт и чрезмерно ищут утешения) и выбирают более неадаптивный социальный контекст (например, сценарии «несчастье любит компанию», в которых депрессивные молодые люди выбирают других депрессивных молодых людей в качестве друзей, а затем часто размышляют, обсуждая свои проблемы, усугубляя негативные эмоции и стресс).Эти процессы усиливаются для девочек по сравнению с мальчиками, потому что девочки имеют более ориентированные на отношения цели, связанные с близостью и социальным одобрением, что делает их более уязвимыми для разрушения этих отношений. Затем тревога и депрессия усугубляют проблемы в социальных отношениях, что, в свою очередь, способствует стабильности тревоги и депрессии с течением времени.

Депрессия, даже в самых тяжелых случаях, поддается лечению. Чем раньше можно начать лечение, тем оно эффективнее.Депрессия обычно лечится с помощью лекарств, психотерапии или их комбинации. По оценкам, 19,6% получали помощь только специалиста по психическому здоровью, а еще 17,9% получали комбинированную помощь специалиста по психическому здоровью и медикаментозное лечение. Лечение только медикаментами было наименее распространенным (2,4%). Примерно 60,1% подростков с большим депрессивным эпизодом не получали лечения.

Антидепрессанты - это лекарства, которые лечат депрессию. Они могут помочь улучшить то, как мозг использует определенные химические вещества, контролирующие настроение или стресс.Может потребоваться попробовать несколько разных антидепрессантов, прежде чем найти то, которое улучшает симптомы и имеет контролируемые побочные эффекты. Антидепрессантам требуется время - обычно от 2 до 4 недель - для того, чтобы подействовать, и часто такие симптомы, как сон, аппетит и проблемы с концентрацией внимания, улучшаются до улучшения настроения, поэтому важно дать лекарству шанс, прежде чем делать вывод об их эффективности.

Несколько типов психотерапии (также называемые «разговорной терапией» или, в менее конкретной форме, консультированием) могут помочь людям с депрессией.Примеры основанных на фактических данных подходов, специфичных для лечения депрессии, включают когнитивно-поведенческую терапию (КПТ), межличностную терапию (ИПТ) и терапию, направленную на решение проблем. КПТ может помочь человеку с депрессией изменить негативное мышление и интерпретировать окружающую среду и взаимодействия в позитивной и реалистичной манере. ИПТ призвана помочь человеку разобраться в проблемных отношениях или серьезных проблемах, которые могут вызвать депрессию или усугубить ее, и справиться с ними.

Подростки обычно полагаются на родителей, учителей или других опекунов, которые признают их страдания и получают необходимое лечение.Многие подростки не знают, куда обратиться за психиатрической помощью, или верят, что лечение не поможет. Другим не помогают, потому что они думают, что симптомы депрессии могут быть лишь частью типичного стресса в школе или в подростковом возрасте. Некоторые подростки беспокоятся о том, что подумают другие люди, если они обратятся за психиатрической помощью.

Самонаправленное насилие

Самонаправленное насилие (SDV) включает ряд агрессивных форм поведения, включая акты суицидального поведения со смертельным и нефатальным исходом, а также несуицидальные самоповреждения (т.е., поведение, при котором намерение не состоит в том, чтобы убить себя, например, членовредительство). Распознавание признаков самоуправляемого насилия и вмешательство, помогающее людям, проявляющим такое поведение, могут спасти жизнь и помочь им в лечении.

Несуицидальные самоповреждения (NSSI), также называемые членовредительства, членовредительства или порезов, являются «умышленными самоповреждениями без суицидальных намерений или в целях социальных санкций (например, татуировки или пирсинг). NSSI чаще всего ассоциируется с «порезанием», но средства самоповреждения также часто включают царапины, удары кулаком, кулаком себя, удары по предметам с намерением нанести травму, укусы, разрывы кожи или ожоги.Местоположение травмы также может быть индикатором серьезности психологического расстройства. Травмы лица, глаз, яремных вен или гениталий могут вызывать большее беспокойство. Хотя это не попытка самоубийства, NSSI ассоциируется с самоубийством и может привести к случайному смертельному исходу (Whitlock, 2010).

Средний возраст первого NSSI - от 11 до 15 лет. Распространенность по крайней мере одного инцидента NSSI оценивается в 12–37% в группах населения старших классов и от 12 до 20% в когортах позднего и раннего взросления, при этом 6–7% подростков сообщили о повторных NSSI в прошлом году.Из тех, кто сообщил о повторяющихся инцидентах, 40% сообщили, что прекратили поведение в течение года после начала, а подавляющее большинство (79,8%) прекратили свое поведение в течение пяти лет (Whitlock, 2010).

Хотя мы можем предположить, что поведение NSSI связано с психическими заболеваниями, такими как депрессия и тревога, это не всегда так. Сорок четыре процента людей, которые занимаются обычными NSSI, не имеют сопутствующих заболеваний. Этот тип NSSI включает в себя самоповреждающее поведение, которое (1) является компульсивным или ритуальным (например, трихотилломания), (2) эпизодическим или случайным, без идентификации человека, наносящего себе вред, (3) повторяющимся с самоповреждающей идентичностью. .Распространенный NSSI может быть легким, средним или тяжелым, в зависимости от тяжести травм (Whitlock, 2010).

Причины NSSI являются психологическими, социальными и биологическими и часто выходят за рамки истории детских невзгод, сопутствующих психологических расстройств и эмоциональной дисрегуляции. Психологические причины являются наиболее распространенными и связаны с уменьшением психологической боли, выражением стресса и отвлечением от других негативных стимулов. Меньшее количество подростков сообщают о социальных причинах NSSI, таких как стремление к вниманию или копирование сверстников.Социальные факторы, такие как подкрепление поведения сверстниками, могут увеличить вероятность повторения NSSI. Те, кто сообщает от NSSI, что они «спешат» или «чувствуют себя нормально», могут иметь биологические причины такого поведения. У этих людей может быть хронически низкий уровень определенных нейротрансмиттеров в мозгу. Нейрохимическая реакция на травму может привести уровни этих нейромедиаторов к более нормальному уровню и помочь им регулировать эмоции. Это может быть причиной того, что некоторые люди зависят от NSSI (Whitlock, 2010).

Корреляция между NSSI и суицидальным поведением хорошо известна, но природа этой связи довольно парадоксальна. Переход от NSSI к поведению, связанному с суицидом, может показаться предсказуемым прогрессированием серьезности - без вмешательства тем, кто занимается NSSI, может стать хуже и в конечном итоге стать суицидальными. Однако эксперты сходятся во мнении, что NSSI может действительно помочь облегчить стресс, который может привести к суицидальному поведению, по крайней мере, временно. NSSI может быть инструментом для преодоления стресса и предотвращения самоубийства (Whitlock, 2010).

В 2017 году самоубийства были второй по значимости причиной смерти людей в возрасте 10-19 лет. После стабильного периода с 2000 по 2007 год уровень самоубийств среди подростков растет. Тревожные мысли о самоубийстве становятся наиболее распространенными примерно в 15 лет (Berger, 2019) и могут привести к различным видам суицидального поведения.

Суицидальные поведения включают следующее:

  • Самоубийство: Смерть, вызванная самоповреждающим поведением с любым намерением умереть.
  • Попытка самоубийства: Несмертельное, самонаправленное потенциально вредное поведение с любым намерением умереть в результате такого поведения. Попытка самоубийства может привести к травме, а может и не привести.
  • Суицидальные мысли: Думать, обдумывать или планировать самоубийство.

Суицидальное поведение является сложным и редко является результатом единственного источника травмы или стресса. Молодежь, подверженная повышенному риску суицидального поведения, сталкивается со сложным взаимодействием множества взаимоотношений (со сверстниками, семьей или романтическими отношениями), психического здоровья и школьных стрессоров.Часто люди, совершающие суицидальные действия, испытывают непреодолимое чувство беспомощности и безнадежности. Причастность к агрессивному поведению является одним из факторов стресса, который может в значительной степени способствовать возникновению чувства беспомощности и безнадежности, что повышает риск самоубийства.

Молодые люди подвергаются более высокому риску суицидального поведения, если они испытали насилие, включая жестокое обращение с детьми, издевательства или сексуальное насилие, и не могут справиться с проблемами здоровыми способами и решить проблемы мирным путем.Подростки с ограниченными возможностями, различия в обучении, различия в сексуальной / гендерной идентичности или культурные различия часто наиболее уязвимы для издевательств. Подростки, которые часто сообщают о издевательствах над другими, подвергаются высокому долгосрочному риску суицидального поведения. Молодые люди, которые сообщают о том, что они подвергаются издевательствам и издевательствам (иногда их называют жертвами хулиганов), имеют самый высокий уровень негативных последствий для психического здоровья, включая депрессию, тревогу и мысли о самоубийстве.

Перечисленное ниже поведение может быть признаком того, что кто-то думает о самоубийстве.

  • Разговоры о желании убить себя или составлении плана самоубийства
  • Говорить о чувстве опустошенности, безнадежности или отсутствии причин жить
  • Говоря о большой вине или стыде
  • Говорить о том, что вы чувствуете себя в ловушке или чувствуете, что нет решения
  • Чувство невыносимой боли (эмоциональной или физической боли)
  • Говорить о том, чтобы быть обузой для других
  • Частое употребление алкоголя или наркотиков
  • Взволнованный или возбужденный
  • Отказ от семьи и друзей
  • Изменение режима питания и / или сна
  • Проявление гнева или разговоры о мести
  • Большой риск, который может привести к смерти, например очень быстрая езда
  • Часто говорить или думать о смерти
  • Отображает резкие перепады настроения, внезапно меняющиеся с очень грустного на очень спокойное / счастливое
  • Раздача ценных вещей
  • Прощание с друзьями и семьей
  • Наведение порядка, составление завещания

Если эти предупреждающие знаки относятся к вам или к кому-то из ваших знакомых, обратитесь за помощью как можно скорее, особенно если поведение новое или усилилось в последнее время.Позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств (линия жизни) по номеру 1-800-273-TALK (8255) или отправьте текстовое сообщение о кризисе (текст HELLO на номер 741741). Обе услуги бесплатны и доступны 24 часа в сутки, семь дней в неделю. Следующие рекомендации представляют собой пять шагов, которые помогут человеку, страдающему эмоциональной болью:

  • СПРОСИТЕ: «Вы думаете о самоубийстве?» Это непростой вопрос, но исследования показывают, что вопрос о суицидальных наклонностях людей из группы риска не увеличивает количество суицидов или суицидальных мыслей.
  • СОХРАНИТЕ ИХ В БЕЗОПАСНОСТИ: Ограничение доступа суицидального человека к смертоносным предметам или местам является важной частью предотвращения самоубийств. Хотя это не всегда легко, спросить, есть ли у человека из группы риска план, и удаление или отключение смертоносных средств может иметь значение.
  • БУДЬТЕ ЗДЕСЬ: внимательно слушайте и узнайте, что человек думает и чувствует. Исследования показывают, что признание суицида и разговоры о нем могут уменьшить, а не усилить суицидальные мысли.
  • ПОМОГИТЕ ИХ ПОДКЛЮЧИТЬСЯ: сохраните телефонную линию National Suicide Prevention Lifeline (1-800-273-TALK (8255)) и номер Crisis Text Line (741741) в своем телефоне, чтобы он всегда был под рукой.Вы также можете помочь установить связь с человеком, которому вы доверяете, например, с членом семьи, другом, духовным наставником или специалистом в области психического здоровья.
  • ОСТАВАЙТЕСЬ НА СВЯЗИ: Оставаться на связи после кризиса или после выписки из-под опеки может иметь значение. Исследования показали, что количество самоубийств снижается, когда кто-то наблюдает за человеком из группы риска.

Рисунок 5.7.3. Пять шагов для оказания помощи человеку, страдающему эмоциональной болью.

(PDF) Психологический профиль первой выборки трансгендерной молодежи, обращающейся за медицинским вмешательством в U.С. Педиатрический гендерный центр.

, скорее всего, прошли по крайней мере некоторые стадии полового созревания

в гендерном отношении, которого они отвергли до оценки в нашей гендерной клинике

, что соответствует уменьшению самоощущения и

счастья, как измерено в нашей оценке.

Кроме того, стоит отметить, что эти результаты дополнительно подтверждают

, что подростки-трансгендеры, даже с поддерживающей семьей, и

, продвигающиеся вперед в процессе начала медицинского вмешательства, часто

испытывают психологический стресс.Участие

психиатров как для продолжающейся поддерживающей терапии, так и для оказания поддержки

в психологической оценке / оценке готовности имеет решающее значение. Например,

человек, это была оценка психологической готовности, проведенная с

этой выборки пациентов, которая пролила свет на их повышенные суицидальные идеи

и выявила меньшую осведомленность родителей об этом факторе риска.

Эти результаты также предполагают, что подростки старшего возраста, которые не

начали медицинское вмешательство, могли иметь повышенные проблемы с психическим здоровьем

, что может указывать на то, что при ограниченных ресурсах эта группа

должна быть приоритетной с точки зрения психического здоровья

провайдера в процессе обследования и лечения.

Следует отметить несколько ограничений этого исследования. Штаны наши участники

представляют собой уникальный комплект молодежи и родителей; следовательно, результаты

не могут быть экстраполированы на всех трансгендерных подростков. У нас

отсутствуют данные о социально-экономическом статусе, которые могли бы иметь отношение к результатам

, а в когорте исследования отсутствовало расовое разнообразие. У нас нет

данных последующих наблюдений, чтобы сообщить о продольной психологической стабильности

молодежи, получившей медицинское лечение, и мы не можем быть уверены в

, были ли результаты артефактом конкретных обстоятельств в

, о которых они сообщали ( е.ж., оценка готовности к лечению -

мент) или другие факторы. Как ретроспективный обзор диаграммы, основанный на

информации, впервые собранной для клинических целей, это исследование ограничено некоторыми недостающими данными и относительно небольшим размером выборки.

Тем не менее, это исследование дополняет растущий объем исследований

, показывающих, что трансгендерная молодежь, имеющая доступ к надлежащему уходу

, может быть избавлена ​​от некоторых психических заболеваний, связанных

с трансгендерной молодежью, не имеющей такой поддержки.Наши результаты также

подтверждают необходимость более раннего междисциплинарного вмешательства

, чтобы избежать пагубных последствий отложенного лечения, а

говорят о том, что молодые люди более уверены в доступе к своевременному вмешательству.

Учитывая, что это исследование описывает первую группу трансгендеров

подростков, обращающихся за медицинским вмешательством в Соединенных Штатах, наша

надеется, что оно будет использовано в качестве сравнения для будущих исследований

, описывающих эту популяцию пациентов.

Источники

Ахенбах, Т. М. (1991a). Пособие по контрольному списку поведения детей / 4–18

Профили

и 1991. Берлингтон, VT: Департамент психиатрии, Университет

, штат Вермонт.

Ахенбах, Т. М. (1991b). Пособие для самоотчета молодежи и профилей 1991

. Берлингтон, VT: Департамент психиатрии, Университет Вер-

мес.

Айткен, М., ВандерЛаан, Д. П., Вассерман, Л., Стояновски, С., и Цукер,

К.J. (2016). Самоповреждение и суицидальность у детей, отнесенных к гендерной

дисфории. Журнал Американской академии детей и подростков

Психиатрия, 55, 513–520. http://dx.doi.org/10.1016/j.jaac.2016.04.001

Bechard, M., VanderLaan, D. P., Wood, H., Wasserman, L., & Zucker,

K. J. (2016). Психосоциальная и психологическая уязвимость подростков

с гендерной дисфорией: исследование «доказательство принципа». Журнал секса и

Супружеская терапия, 6, 1–11.http://dx.doi.org/10.1080/0092623X.2016

. 1232325

Чен, М., Фукуа, Дж., и Югстер, Э. А. (2016). Характеристики направлений

для гендерной дисфории за 13-летний период. Журнал подростков

Health, 58, 369 –371. http://dx.doi.org/10.1016/j.jadohealth.2015.11

.010

de Vries, A. L., Cohen-Kettenis, P. T., & Delemarre-van de Waal, H.A.

(2007). Клиническое лечение гендерной дифории у подростков.Inter-

национальный журнал трансгендеризма, 9, 83–94. http://dx.doi.org/10

.1300 / J485v09n03_04

de Vries, AL, McGuire, JK, Steensma, TD, Wagenaar, EC,

Doreleijers, TA, & Cohen-Kettenis, PT (2014 г. ). Психологический исход молодых людей

после подавления полового созревания и смены пола.

Педиатрия, 134, 696–704. http://dx.doi.org/10.1542/peds.2013-2958

de Vries, A. L., Steensma, T. D., Cohen-Kettenis, P.Т., ВандерЛаан, Д. П.,

, и Цукер, К. Дж. (2016). Плохие отношения со сверстниками позволяют прогнозировать самочувствие родителей и самих себя.

сообщенных поведенческих и эмоциональных проблем подростков с полом

дисфория: межнациональный межклинический сравнительный анализ. Euro-

pean Детская и подростковая психиатрия, 25, 579–588. http://dx.doi.org/10

.1007 / s00787-015-0764-7

de Vries, A. L., Steensma, T. D., Doreleijers, T. A., & Cohen-Kettenis,

P.Т. (2011). Подавление полового созревания у подростков с гендерной идентичностью

расстройство: проспективное последующее исследование. Журнал сексуальной медицины, 8,

2276–2283. http://dx.doi.org/10.1111/j.1743-6109.2010.01943.x

Шей, С., и Лейнингер, Дж. (2014). Список ресурсов: Программы клинической помощи для

гендерно-неконформных детей и подростков. Pediatric Annals, 43,

238–244. http://dx.doi.org/10.3928/00

1-20140522-11

Хачадурян, К., Амед, С., & Мецгер, Д. Л. (2014). Клиническое ведение -

молодых людей с гендерной дисфорией в Ванкувере. Журнал

Педиатрия, 164, 906–911. http://dx.doi.org/10.1016/j.jpeds.2013.10.068

Кляйн А. и Голуб С.А. (2016). Отвержение семьи как предиктор суицида

попыток и злоупотребления психоактивными веществами среди трансгендеров и лиц, не являющихся гендерными

образующихся взрослых. Здоровье ЛГБТ, 3, 193–199. http://dx.doi.org/10.1089/lgbt

.2015.0111

Ковач, М.(1992a). Детский инвентарь депрессии. Нью-Йорк, Нью-Йорк:

Многопрофильные системы здравоохранения.

Ковач, М. (1992b). Инвентаризация детской депрессии: версия для родителей.

Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: мульти-системы здравоохранения.

Олсон, Дж., Шрагер, С. М., Белзер, М., Саймонс, Л. К., и Кларк, Л. Ф.

(2015). Исходные физиологические и психосоциальные характеристики транс-

гендерной молодежи, обращающейся за помощью по поводу гендерной дисфории. Журнал Ado-

lescent Health, 57, 374–380.http://dx.doi.org/10.1016/j.jadohealth.2015

.04.027

Олсон, К. Р., Дурвуд, Л., ДеМелес, М., и Маклафлин, К. А. (2016).

Психическое здоровье детей трансгендеров, получивших поддержку в их личности

лиц. Педиатрия, 137, e20153223. http://dx.doi.org/10.1542/peds.2015-

3223

Пирс, Э. В., и Герцберг, Д. С. (2002). Piers-Harris Children's Self-

Концептуальная шкала

(2-е изд.). Лос-Анджелес, Калифорния: Western Psychological

Services.

Рейснер, С. Л., Бьелло, К. Б., Уайт Хьюто, Дж. М., Кунс, Л., Майер, К. Х.,

Гарофало, Р., и Мимиага, М. Дж. (2016). Психиатрические диагнозы и

сопутствующих заболеваний в разнообразной когорте трансгендерных женщин:

Исходные данные проекта LifeSkills. Журнал Американской педиатрической ассоциации

, 170, 481–486. http://dx.doi.org/10

.1001 / jamapediatrics.2016.0067

Рейснер, С. Л., Веттерс, Р., Леклерк, М., Заслоу, С., Вольфрам, С., Шумер,

,

Д., и Мимиага, М. Дж. (2015). Психическое здоровье трансгендерной молодежи под наблюдением

в городском центре здоровья подростков: согласованное ретроспективное когортное исследование

. Журнал здоровья подростков, 56, 274–279.

http://dx.doi.org/10.1016/j.jadohealth.2014.10.264

Рейнольдс К. Л. и Ричмонд Б. О. (1978). Пересмотренная шкала детского манифеста

. Лос-Анджелес, Калифорния: Западные психологические службы.

Шумер Д. Э., Рейснер С. Л., Эдвардс-Липер Л. и Тишельман А.

(2016). Оценка синдрома Аспергера у молодежи, представляющая

Авторские права на этот документ принадлежат Американской психологической ассоциации или одному из ее союзных издателей.

Эта статья предназначена исключительно для личного использования отдельным пользователем и не подлежит широкому распространению.

8EDWARDS-LEEPER ET AL.

Почему так важно развитие подростковой идентичности?

Хотя родителям может быть трудно отпустить и признать, что их подросток нуждается во внешней помощи, надежная программа приключенческой терапии может относительно быстро и положительно изменить жизнь вашего сына или дочери к лучшему.Психолог Эрик Эриксон утверждал, что развитию подростковой идентичности способствует опыт, который позволяет людям выражать свою индивидуальность и получать отзывы и одобрение от других.

Программы приключенческой терапии обеспечивают опыт, который способствует более здоровым отношениям и формированию позитивной идентичности у подростков. Надежная программа приключенческой терапии также может положительно повлиять на самовосприятие, уверенность и лидерские качества подростка, предоставляя уникальный опыт и сложные возможности, которые развивают компетентность и уверенность изнутри.

Терапия в дикой природе способствует здоровым отношениям подростков

Действия программы терапии в дикой природе включают уникальные занятия, такие как спуск по канатам, скалолазание и катание на горных велосипедах. Этот опыт предоставляет подросткам новую и прекрасную возможность развить свою идентичность и научиться относиться к другим здоровым и позитивным образом. Исследования показывают, что масштабы приключенческой деятельности заставили людей отказаться от социальных фасадов и позволить подросткам стать более открытыми для саморефлексии и обратной связи с другими (Taniguchi, 2004).Кроме того, надежная программа приключенческой терапии дает проблемным подросткам уникальную возможность завязать значимые дружеские отношения со сверстниками и взрослыми терапевтами, потому что многие занятия требуют от участников совместной работы в командах для достижения успеха.

Терапия в дикой природе способствует уверенности у подростков

Приключенческая терапия также способствует укреплению уверенности у подростков. Когда подросток участвует в сложной деятельности, он видит, что может преодолевать препятствия и действия, которые вначале кажутся трудными, например, скалолазание, походы или походы.Преодоление физических границ может повысить самооценку молодежи и научить их делать сложные вещи.

Узнав, что они могут преодолевать трудности, их восприятие себя и своих личных способностей улучшается. Они могут гордиться собой и своими достижениями. Занимаясь этими различными видами физической активности, обученный персонал дает им положительную словесную поддержку и обратную связь, что также помогает повысить их личную эффективность. Обработка переживаний во время и после занятий с терапевтами помогает подросткам усвоить переживания, которые они получают, и связать их со своим чувством себя.

Терапия в дикой природе способствует формированию позитивной идентичности у подростков

Исследования показывают, что предоставление подросткам возможностей для самовыражения, обратной связи с другими, получения нового опыта, приобретения навыков и саморефлексии может способствовать развитию позитивной идентичности у подростков (Duerden, Mat . Видмер, Марк. «Приключения в развитии идентичности: Влияние приключенческого отдыха на развитие идентичности подростков, 2009». Надежная приключенческая терапия достигает этого посредством организованных приключенческих мероприятий, которые бросают вызов человеку ровно настолько, чтобы способствовать развитию позитивной идентичности.В рамках этого спектра организованных мероприятий надежная программа приключенческой терапии учит подростков, как преодолевать трудности и развивать чувство компетентности, что способствует развитию идентичности у подростков.

Кроме того, развлекательные мероприятия в программе приключенческой терапии, такие как пешие прогулки или езда на велосипеде, могут сыграть решающую роль в развитии подростков, поскольку они создают условия для участия в сложной деятельности, которая положительно влияет на развитие личности и уверенность в себе.Попутно надежная программа приключенческой терапии предоставит подростку опытных и заботливых терапевтов, которые предоставят полезные инструменты и обратную связь, которые могут положительно повлиять на развитие их личности.

Заключение

Процесс формирования идентичности - важнейшая задача подросткового возраста. Формирование идентичности подростков включает в себя обучение тому, как они хотят выражать себя и свою личность по-своему. Этот процесс может привести к тому, что некоторые подростки сделают выбор, который не оправдает ожиданий некоторых из вашей семьи или друзей.Родители проблемных подростков должны обеспечить своим подросткам любовь, поддержку и здоровые границы, способствующие здоровому развитию.

Однако, когда выбор, который делает ваш подросток, становится вредным для него самого или других, возможно, пришло время обратиться за внешней помощью. Все больше открытий свидетельствует о том, что организованные мероприятия, предлагаемые надежной программой приключенческой терапии, могут обеспечить подросткам длительную пользу в установлении более здоровых моделей поведения и могут помочь подросткам в формировании позитивной идентичности.С надлежащей помощью ваш подросток может стать лучше и чувствовать себя довольным и уверенным в своей собственной шкуре.

«Нравится» в социальных сетях влияет на мозг и поведение подростков - Ассоциация психологических наук - APS

Согласно результатам исследования, в ходе которого исследователи сканировали подростков, активируются те же мозговые цепи, которые активируются при поедании шоколада и выигрыше денег, когда подростки видят большое количество лайков на их собственных фотографиях или фотографиях сверстников в социальной сети. 'мозги, пока они использовали социальные сети.

Исследование опубликовано в Psychological Science , журнале Ассоциации психологических наук.

32 подростка в возрасте от 13 до 18 лет сказали, что они участвуют в небольшой социальной сети, похожей на популярное приложение для обмена фотографиями Instagram. В ходе эксперимента, проведенного в Центре картирования мозга им. Ахмансона – Лавлейса Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, исследователи показали им 148 фотографий на экране компьютера в течение 12 минут, в том числе 40 фотографий, отправленных каждым подростком, и проанализировали активность их мозга с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии или фМРТ.На каждой фотографии также отображалось количество лайков, которые она якобы получила от других участников-подростков - на самом деле количество лайков было присвоено исследователями. (В конце процедуры участникам сказали, что исследователи определились с количеством лайков, полученных фотографией.)

«Когда подростки увидели свои собственные фотографии с большим количеством лайков, мы увидели активность в самых разных областях мозга», - сказала ведущий автор Лорен Шерман, исследователь центра картирования мозга и отделения Детского отделения Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Цифровой медиацентр, Лос-Анджелес.

Область, которая была особенно активной, - это часть полосатого тела, называемая прилежащим ядром, которая является частью схемы вознаграждения мозга, сказала она. Считается, что эта схема вознаграждения особенно чувствительна в подростковом возрасте. Когда подростки видели свои фотографии с большим количеством лайков, исследователи также наблюдали активацию в областях, известных как социальный мозг, и областях, связанных с визуальным вниманием.

При принятии решения, нажимать ли им понравившуюся фотографию, подростки сильно повлияли на количество лайков, которые она получила.

«Мы показали одно и то же фото, получившее много лайков половине подростков, а другой половине - всего несколько лайков», - сказал Шерман. «Когда они увидели фотографию, получившую больше лайков, им самому она понравилась с большей вероятностью. Подростки по-разному реагируют на информацию, когда считают, что она была одобрена многими или немногими из их сверстников, даже если эти сверстники незнакомы ».

В реальной жизни подростков влияние их друзей, вероятно, будет еще более драматичным, сказала Мирелла Дапретто, профессор психиатрии и биоповеденческих наук в Институте неврологии и человеческого поведения им. Семела Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.

«В исследовании это была группа виртуальных незнакомцев для них, но они все еще реагировали на влияние сверстников; их готовность подчиняться проявлялась как на уровне мозга, так и в том, что им нравилось », - сказал Дапретто, старший автор исследования. «Мы должны ожидать, что эффект будет усиливаться в реальной жизни, когда подростки смотрят лайки людей, которые для них важны».

Подростки, участвовавшие в исследовании, просматривали «нейтральные» фотографии, которые включали фотографии еды и друзей, и «рискованные» фотографии, в том числе сигареты, алкоголь и подростков в вызывающей одежде.

«Для всех трех типов фотографий - нейтральных, рискованных и даже своих - подростки с большей вероятностью нажмут, как если бы они понравились большему количеству людей, чем если бы они нравились меньшему количеству людей», - сказала Патриция Гринфилд, выдающийся профессор психологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. директор Детского центра цифровых медиа Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и другой старший автор исследования. «Эффект соответствия, который был особенно велик для их собственных изображений, показывает важность одобрения коллег».

Когда подростки смотрели рискованные фотографии по сравнению с нейтральными фотографиями, у них была меньше активности в областях, связанных с когнитивным контролем и торможением реакции, включая дорсальную переднюю поясную кору головного мозга, двустороннюю префронтальную кору и боковую теменную корку.

Эти области мозга участвуют в принятии решений и могут помешать нам заниматься определенными видами деятельности или дать нам зеленый свет, чтобы продолжить, сказал Дапретто.

Просмотр фотографий, на которых изображено рискованное поведение, похоже, снижает активность в регионах, которые тормозят, возможно, ослабляя фильтр «осторожности» среди подростков, сказала она.

Это исследование было поддержано грантами C06-RR012169 и C06-RR015431 Национального центра исследовательских ресурсов, грантом S10-OD011939 Управления директора Национальных институтов здравоохранения (NIH) Национального института злоупотребления наркотиками. Премия за исследовательские услуги F31-DA038578-01A1 (Л.Э. Шерман), а также Организацией медицинских исследований по картированию мозга, Фондом поддержки картирования мозга, Фондом Пирсона-Лавлейса, Фондом Ахмансона, Благотворительным фондом компаний группы капитала, Благотворительным фондом Уильяма М. и Линды Р. Дитель и Фондом Northstar.

Все материалы стали общедоступными через Open Science Framework и доступны по адресу https://osf.io/atj4d. Полное раскрытие открытых практик для этой статьи можно найти по адресу http://pss.sagepub.com/content/by/supplemental-data.Эта статья получила значок «Открытые материалы». Более подробную информацию о значках Open Practices можно найти на https://osf.io/tvyxz/wiki/1.%20View%20the%20Badges/ и http://pss.sagepub.com/content/25/1/3.full .

душевных потерь от COVID-19 среди подростков

Кризис COVID-19 нанес психологический урон людям всех возрастов, но особенно пострадавшая группа - подростки. Закрытие школ и принудительное социальное дистанцирование лишили многих подростков основных средств психологической поддержки, что подвергло их более высокому риску развития тревожности и депрессии.

Исследователи из Стэнфорда определили определенные закономерности активации мозга, которые защищают подростков от тревожности и депрессии, связанных с COVID-19. (Изображение предоставлено Getty Images)

Чтобы узнать, как подростки (а также другие возрастные группы) могут избежать этих эмоциональных трудностей, новое исследование было сосредоточено на выборке подростков, которые даже в обычное время особенно склонны к стрессу: молодые люди, которые раньше вступили в половую зрелость. чем их сверстники.

В исследовании изучались сканирование мозга американских подростков, проведенное пять лет назад, а также опросы родителей и самих себя о психическом благополучии и прогрессе в период полового созревания как до, так и после начала пандемической изоляции в марте 2020 года.

Исследователи обнаружили, что подростки, которые демонстрировали большую взаимосвязанность или взаимосвязанность в наборе определенных областей мозга, с меньшей вероятностью испытывали связанные с пандемией депрессию и тревогу, даже если они рано начали половое созревание по сравнению со своими сверстниками. Результаты подчеркивают важность так называемой сети исполнительного контроля, или ECN, в борьбе со стрессом и адаптации к новым вызовам.

«Наши результаты показывают, что управляющее функционирование нашего мозга играет ключевую роль в защите от факторов риска, которые ухудшают симптомы депрессии и тревоги в стрессовые, неопределенные времена», - сказал Раджприт Чахал, научный сотрудник Стэнфордского отделения психологии и ведущий автор. недавнего исследования, опубликованного в журнале Biological Psychiatry: Cognitive Neuroscience and Neuroimaging. «Эти результаты очень важны для подростков, а также людей всех возрастов в эпоху COVID-19».

Исследование дополняет растущее понимание исследователями того, как ECN поддерживает когнитивные процессы, такие как регулирование эмоций и управление новыми ситуациями, которые могут защитить людей от развития психологических проблем. Таким образом, вовлечение и укрепление ECN посредством обучения и / или терапии может помочь защитить себя не только от стресса, связанного с COVID-19, но и от взлетов и падений повседневной жизни.

«Эти результаты поднимают вопрос о том, выиграют ли молодые люди от обучения руководящим функциям», - сказал Ян Готлиб, старший автор исследования и профессор Дэвида Старра Джордана на факультете психологии Стэнфордской школы гуманитарных и естественных наук. «Возможно, такое целенаправленное вмешательство снизит шансы возникновения психопатологий, таких как депрессия и тревога, перед лицом стресса, такого как пандемия, и особенно для подростков из группы высокого риска, переживающих ранний период полового созревания.”

Области мозга, которые активируются для поддержки исполнительного контроля (например, как мы принимаем решения и реагируем на стресс), показаны здесь. Области красного цвета составляют левую сеть исполнительного управления мозга, а области желтого цвета - правую сеть исполнительного управления. (Изображение предоставлено: Rajpreet Chahal)

Подростки вовремя

Участники исследования - это группа из примерно 200 подростков, набранных в период с 2013 по 2016 год. Лаборатория Готлиба проследила за этой группой, чтобы отследить, как стресс в раннем возрасте влияет на психологию и нервное развитие, в том числе на функцию и структуру мозга.Одна из основных мотиваций этой работы - узнать больше о растущих показателях депрессии и суицидального поведения среди подростков.

Все подростки прошли сканирование мозга с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ) при регистрации в исследовании. Сканирование такого рода выявляет области большего кровотока в головном мозге, что указывает на активацию этих областей мозга. Области, составляющие ECN, находятся в основном в лобных долях, включая дорсолатеральную префронтальную кору и теменные доли, расположенные в верхней части мозга.Эти области активизируют свою активность, когда люди выполняют определенные задачи когнитивного контроля, которые требуют, например, подавления автоматической реакции, уделения или переключения внимания и планирования наперед.

У некоторых людей области мозга, составляющие ECN, активируются более тесно во времени вместе. Чахал и Готлиб изучали влияние этой синхронизации, известной как когерентность, на типично развивающихся подростков и тех, кто взрослеет быстрее, чем их сверстники. Причины, по которым последняя группа более склонна к тревоге и депрессии, являются как социальными, так и биологическими.В социальном плане подростки могут испытывать стресс из-за того, что они «отличаются» от своих сверстников - например, когда у мальчиков растут волосы на теле и меняется голос, а у девочек первая менструация и растет грудь. С биологической точки зрения выброс гормонов также усиливает склонность к психологическим трудностям. Поскольку половое созревание может длиться от двух до пяти лет, подростки, включенные в исследование, в разное время находились на разных стадиях полового созревания, причем некоторые едва начинали трансформацию, а другие уже находились в середине этого периода развития.

Области мозга, которые активируются вместе, можно измерить по когерентности, как показано на этой диаграмме. Области мозга пурпурного и синего цвета имеют паттерны активности, которые имеют тенденцию сочетаться и, следовательно, имеют высокую согласованность. Например, когда увеличивается активность фиолетовой области мозга, увеличивается и активность синей области. Напротив, области мозга синего и розового цветов имеют низкую когерентность; то есть активность синей области не привязана по времени к активности розовой области.(Изображение предоставлено: Rajpreet Chahal)

Однако это общее направление исследований согласованности ECN и влияния наступления полового созревания было остановлено, когда ранее в этом году разразился COVID-19. Тем не менее группа Готлиба признала, что пандемия открыла уникальную возможность. Из-за социальной изоляции, а также связанных с ней проблем со здоровьем и финансовой нестабильности, пандемия стала новым серьезным стрессором для исследовательской группы.

«Эта глобальная пандемия, которая, надеюсь, случается только раз в жизни для этих детей, предоставила мощный способ проверить некоторые из наших гипотез относительно ECN, полового созревания и психического здоровья», - сказал Чахал.

Выявление и помощь группам риска

Исследователи из Стэнфорда подготовили и разослали участникам онлайн-анкеты. Вопросы оценивали общее психологическое состояние детей и их предполагаемое продвижение в период полового созревания. Исследовательская группа связала ответы с оригинальными снимками мозга и с показателями развития детей в период полового созревания, когда были получены снимки.

По словам Чахала, в результате получилась четкая связь.Подростки, которые демонстрировали низкую когерентность ECN, обычно сообщали о большем количестве симптомов тревоги и депрессии во время пандемии, чем те подростки, у которых было показано, что ECN активируются более согласованно.

«Очень убедительно, что функциональная архитектура мозга, поддерживающая исполнительное функционирование, кажется, играет такую ​​важную роль в борьбе со стрессом», - говорит Чахал. «Предыдущие исследования показали это в определенной степени, но не в этой конкретной возрастной группе и без учета социальных условий, вызванных пандемией.”

Многообещающим направлением для дальнейших исследований является выявление подростков и людей всех возрастов, которые подвергаются большему риску психологического стресса, на основе схемы их мозга. Эти люди из группы высокого риска могут быть дополнительно обследованы, чтобы увидеть, могут ли они положительно отреагировать на терапию или лекарства, особенно в условиях продолжающихся проблем эпохи COVID.

«Важным выводом является то, что мы можем начать изучать предикторы психического здоровья во время COVID у восприимчивых и уязвимых детей и подростков», - сказал Готлиб.«Мы только начинаем понимать факторы, которые увеличивают не только риск, но и устойчивость к последствиям пандемии».

Среди других соавторов исследования, озаглавленного «Более высокий уровень согласованности сети исполнительного контроля против увеличения интернализующих симптомов во время пандемии COVID-19, связанных с половым созреванием», - доктор Джонас Миллер, аспирант Стэнфордского университета Жаклин Киршенбаум и Тиффани Хо. доцент психиатрии Калифорнийского университета в Сан-Франциско.

Исследование было поддержано Национальным институтом здравоохранения и Центром точной диагностики и комплексной диагностики Стэнфордского университета.

Чтобы читать все статьи о Стэнфордской науке, подпишитесь на еженедельный выпуск Stanford Science Digest.

Миф о мозге подростка

Это не только в заголовках газет - это даже на обложках журналов. TIME, U.S. News & World Report и даже Scientific American Mind опубликовали статьи, в которых говорилось, что не полностью развитый мозг является причиной эмоциональных проблем и безответственного поведения подростков.Это утверждение основано на различных исследованиях мозговой активности и анатомии подростков. Визуальные исследования иногда показывают, например, что подростки и взрослые по-разному используют свой мозг при выполнении определенных задач.

Как давний исследователь в области психологии, а иногда и преподаватель курсов по методам исследования и статистике, меня все больше беспокоит, как интерпретируются такие исследования. Хотя технология визуализации пролила новый интересный свет на деятельность мозга, опасно предполагать, что моментальные снимки активности в определенных областях мозга обязательно предоставляют полезную информацию о причинах мысли, чувств и поведения.

Автоматическое предположение, что мозг вызывает поведение, проблематично, потому что мы знаем, что гены человека и его окружающая среда - и даже его или ее собственное поведение - формируют мозг с течением времени. Есть явные доказательства того, что любые уникальные особенности, которые могут существовать в мозгу подростков - в той ограниченной степени, в которой такие особенности существуют - являются результатом социальных влияний, а не причиной подростковых потрясений. Как вы увидите, внимательный взгляд на соответствующие данные показывает, что мозг подростка, о котором мы читаем в заголовках, - незрелый мозг, который якобы вызывает проблемы у подростков - не более чем миф.

Культурные особенности
Мозг подростка удобно вписывается в более крупный миф, а именно, что подростки по своей природе некомпетентны и безответственны. Психолог Дж. Стэнли Холл развенчал этот миф в 1904 году, опубликовав свою знаменательную двухтомную книгу « Подростковый возраст». Холл был введен в заблуждение и потрясениями своего времени, и популярной теорией из биологии, которая позже оказалась ошибочной. Он стал свидетелем бурной промышленной революции и массовой иммиграции, в результате которых сотни тысяч молодых людей вышли на улицы быстрорастущих городов Америки.Холл никогда не выходил за пределы этих улиц, формулируя свои теории о подростках, отчасти потому, что он верил в «рекапитуляцию» - теорию из биологии, которая утверждала, что индивидуальное развитие (онтогенез) имитирует эволюционное развитие (филогенез). Для Холла отрочество было необходимым и неизбежным воспроизведением «дикой, пигмоидной» стадии эволюции человека. К 1930-м годам теория рекапитуляции была полностью дискредитирована в биологии, но некоторые психологи и широкая публика так и не поняли ее идеи.Многие до сих пор верят, в соответствии с утверждением Холлса, что подростковые потрясения являются неотъемлемой частью человеческого развития.

Сегодня подростки в США и некоторых других западных странах действительно проявляют некоторые признаки бедствия. Пиковый возраст для ареста в США за большинство преступлений уже давно составляет 18 лет; для некоторых преступлений, таких как поджоги, пик наступает намного раньше. В среднем американские родители и подростки, как правило, конфликтуют друг с другом 20 раз в месяц - чрезвычайно высокий показатель, свидетельствующий о сильной боли с обеих сторон.Обширное исследование, проведенное в 2004 году, предполагает, что 18 лет - это пик депрессии среди людей от 18 лет и старше в этой стране. Употребление подростками наркотиков, как легальных, так и незаконных, явно является проблемой, а самоубийства являются третьей по значимости причиной смерти среди подростков в США. Спровоцированные серией смертоносных стрельб в школах за последнее десятилетие, многие американские средние школы теперь напоминают тюрьмы с охраной, металлодетекторами и системами видеонаблюдения, а процент отсева из старших классов среди меньшинств в большом Соединенном Королевстве составляет почти 50 процентов.С. города.

Но действительно ли неизбежны такие проблемы? Если бы вызывающий смятение «мозг подростка» был универсальным феноменом развития, мы, вероятно, нашли бы беспорядки такого рода по всему миру. А мы?

В 1991 году антрополог Алиса Шлегель из Университета Аризоны и Герберт Барри III, психолог из Питтсбургского университета, сделали обзор исследований подростков в 186 доиндустриальных обществах. Среди важных выводов, которые они сделали об этих обществах: около 60 процентов не имеют слова для обозначения подросткового возраста, подростки проводят почти все свое время со взрослыми, подростки почти не проявляют признаков психопатологии, а антисоциальное поведение молодых мужчин полностью отсутствует более чем в половина этих культур и чрезвычайно мягкая в культурах, в которых это действительно происходило.

Что еще более важно, серия долгосрочных исследований, начатых в 1980-х годах антропологами Беатрис Уайтинг и Джоном Уайтингом из Гарвардского университета, предполагает, что проблемы подростков начинают проявляться в других культурах вскоре после введения определенных западных влияний, особенно западных. стиль обучения, телепрограммы и фильмы. Преступность не была проблемой среди инуитов острова Виктория в Канаде, например, до появления телевидения в 1980 году. К 1988 году инуиты создали свой первый постоянный полицейский участок, чтобы попытаться справиться с новой проблемой.

В соответствии с этими современными наблюдениями многие историки отмечают, что на протяжении большей части записанной истории человечества подростковые годы были относительно мирным временем перехода к взрослой жизни. Подростки не пытались оторваться от взрослых; скорее они учились, чтобы человека стали взрослыми. Некоторые историки, такие как Хью Каннингем из Кентского университета в Англии и Марк Клейвегт из Висконсинского университета Мэдисон, автор книги Древняя молодежь: неоднозначность молодости и отсутствие подросткового возраста в греко-римском обществе (Дж.C. Gieben, 1991), предполагают, что бурный период, который мы называем подростковым возрастом, возник совсем недавно - не более века назад.

Мое собственное недавнее исследование, рассматриваемое в сочетании со многими другими исследованиями из антропологии, психологии, социологии, истории и других дисциплин, предполагает, что беспорядки, которые мы наблюдаем среди подростков в США, являются результатом того, что я называю «искусственным продолжением детства». наступление полового созревания. За последнее столетие мы все больше инфантилизировали нашу молодежь, обращаясь с пожилыми и пожилыми людьми как с детьми, одновременно изолируя их от взрослых и принимая законы, ограничивающие их поведение [ см. Вставку на следующей странице ].Проведенные мною опросы показывают, что подростки в США подвергаются более чем в 10 раз большему количеству ограничений, чем обычные взрослые, вдвое большему количеству ограничений, чем действующие морские пехотинцы США, и даже вдвое большему количеству ограничений, чем заключенные уголовники. И исследование, которое я провел с Дайан Дюма в рамках ее диссертационного исследования в Калифорнийской школе профессиональной психологии, показывает положительную корреляцию между степенью инфантильности подростков и степенью проявления у них признаков психопатологии.

Несмотря на заголовки, нет никаких сомнений в том, что подростковые потрясения , а не неизбежны. Это творение современной культуры, чистое и простое, и, похоже, это мозг проблемного подростка.

Исследования мозга
Ряд недавних исследований, большинство из которых проводились с использованием технологии магнитно-резонансной томографии (МРТ), как говорят, показывают существование мозга подростка. Например, исследования Беатрис Луна из лаборатории нейрокогнитивного развития Университета Питтсбурга показывают, что подростки используют префронтальные корковые ресурсы иначе, чем взрослые.Сьюзан Ф. Таперт из Калифорнийского университета в Сан-Диего обнаружила, что для выполнения определенных задач с памятью подростки используют меньшие участки коры головного мозга, чем взрослые. Исследование электроэнцефалограммы (ЭЭГ), проведенное Ирвином Файнбергом и его коллегами из Калифорнийского университета в Дэвисе, показывает, что дельта-волновая активность во время сна снижается в раннем подростковом возрасте. Джей Н. Гидд из отделения детской психиатрии Национального института психического здоровья и другие исследователи предполагают, что снижение активности дельта-волн может быть связано с сокращением синапсов - уменьшением количества взаимосвязей между нейронами.

Эта работа, кажется, поддерживает идею подросткового мозга, которую мы видим в заголовках, пока мы не осознаем две вещи. Во-первых, большинство изменений мозга, которые наблюдаются в подростковом возрасте, связаны с континуумом изменений, которые происходят на протяжении большей части нашей жизни. Например, в исследовании 1993 года, проведенном Джусом Пухолем и его коллегами из Автономного университета Барселоны, рассматривались изменения в мозолистом теле - массивной структуре, которая соединяет две стороны мозга - за двухлетний период с участием людей в возрасте от 11 до 11 лет. и 61 год.Они обнаружили, что, хотя темпы роста снижаются по мере старения людей, эта структура по-прежнему растет примерно на 4 процента каждый год у людей в возрасте от 40 лет (по сравнению с темпами роста 29 процентов у их самых молодых людей). Другие исследования, проведенные такими исследователями, как Элизабет Соуэлл из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, показывают, что серое вещество в мозге продолжает исчезать с детства и до взрослого возраста.

Во-вторых, мне не удалось найти ни одного исследования, которое установило бы причинно- связь между свойствами исследуемого мозга и проблемами, которые мы наблюдаем у подростков.По самой своей природе визуализирующие исследования являются корреляционными, просто показывая, что активность мозга связана с определенным поведением или эмоциями. Как мы узнаем на курсах элементарной статистики, корреляция даже не подразумевает причинно-следственной связи. В этом смысле никакое визуальное исследование не могло идентифицировать мозг как причинный агент, независимо от того, какие области мозга наблюдались.

Можно ли когда-либо утверждать, что поведение человека обусловлено анатомией или деятельностью мозга? В своей книге 1998 года Blaming the Brain Эллиот С.Валенштейн, ныне почетный профессор психологии Мичиганского университета в Анн-Арборе, ловко указывает, что мы совершаем серьезную логическую ошибку, когда обвиняем почти любое поведение в мозге, особенно когда делаем выводы из исследований сканирования мозга. Без сомнения, любое поведение и эмоции должны каким-то образом отражаться (или «закодироваться») в структуре и деятельности мозга; например, если кто-то импульсивен, апатичен или находится в депрессии, его или ее мозг должен быть настроен так, чтобы отражать это поведение. Но эта связка (говоря грубо) не обязательно является причиной такого поведения или эмоции.

Значительные исследования показывают, что эмоции и поведение человека постоянно меняют анатомию и физиологию мозга. Стресс вызывает гиперчувствительность в нейронах, продуцирующих дофамин, которая сохраняется даже после того, как они удалены из мозга. Обогащенная среда производит больше нейронных связей. В этом отношении медитация, диета, упражнения, учеба и практически все другие виды деятельности изменяют мозг, и новое исследование показывает, что курение вызывает изменения в мозге, аналогичные тем, которые происходят у животных, принимающих героин, кокаин или другие наркотики.Поэтому, если подростки находятся в смятении, мы обязательно обнаружим в мозге соответствующие химические, электрические или анатомические свойства. Но вызвал ли беспорядок мозг или беспорядок изменил мозг? Или какие-то другие факторы - например, отношение к подросткам в нашей культуре - вызвали смятение и соответствующие свойства мозга?

К сожалению, новости - и даже сами исследователи - часто увлекаются интерпретацией исследований мозга. Например, исследование 2004 года, проведенное Джеймсом Бьорком и его коллегами из Национального института злоупотребления алкоголем и алкоголизма, в Стэнфордском университете и в Католическом университете Америки, как сообщалось в различных СМИ, выявило биологические корни подростковой лени.В фактическом исследовании 12 молодых людей (в возрасте от 12 до 17 лет) и 12 людей несколько более старшего возраста (в возрасте от 22 до 28) находились под наблюдением с помощью устройства МРТ, выполняя простую задачу, которая могла принести им деньги. Им сказали нажать кнопку после короткого периода ожидания (около двух секунд) после краткого отображения символа на маленьком зеркале перед их глазами. Некоторые символы указывают на то, что нажатие на кнопку приносит деньги, тогда как другие указывают на то, что отсутствие ответа будет стоить денег. После периода ожидания у испытуемых было 0.25 секунд на реакцию, после чего отображается информация, позволяющая им узнать, выиграли они или проиграли.

Участки мозга, которые, как предполагается, участвуют в мотивации, были просканированы во время этого сеанса. Было обнаружено, что подростки и взрослые одинаково хорошо справлялись с задачей, а активность мозга несколько различалась в двух группах - по крайней мере, в период ожидания и когда на кону стояло 5 (максимальная сумма, которую можно было заработать). В частности, в этих испытаниях с высокой оплатой средняя активность нейронов в правом прилежащем ядре - но не в других контролируемых областях - была выше у взрослых, чем у подростков.Поскольку активность мозга в этих двух группах не различалась в других областях мозга или при других условиях оплаты, исследователи сделали очень скромный вывод в своей статье: «Эти данные указывают на качественное сходство в целом в областях мозга, задействованных при обработке стимулов у здоровых подростков и подростков. Взрослые."

Но, согласно газете Newsday из Лонг-Айленда, штат Нью-Йорк, это исследование выявило «биологическую причину подростковой лени». Еще более тревожным является то, что ведущий автор Джеймс Бьорк сказал, что его исследование «говорит нам, что подростки любят вещи, но не так готовы вставать с дивана, чтобы получить их, как взрослые.«

Фактически, исследование не поддерживает ни одно из утверждений. Если вы действительно хотите узнать что-нибудь о мозге ленивых подростков, вам, по крайней мере, придется привлечь к себе в учебу несколько ленивых подростков. Ни один из них не был идентифицирован как таковой в исследовании Бьорк. Тогда вам придется сравнить мозг этих подростков с мозгом трудолюбивых подростков, а также с мозгами ленивых и трудолюбивых взрослых. Скорее всего, в конечном итоге вы узнаете, чем в среднем мозги в этих четырех группах отличались друг от друга.Но даже такой анализ не позволит сделать вывод о том, что некоторые подростки ленивы «потому что» у них неправильный мозг. Чтобы выяснить, почему некоторые подростки или некоторые взрослые ленивы (и почему у них есть мозг, отражающий их склонности к лени), вам все равно придется взглянуть на генетические факторы и факторы окружающей среды. Сканирование мозга не может пролить свет.

Валенштейн обвиняет фармацевтическую промышленность в том, что она подготовила почву для чрезмерной интерпретации результатов исследований мозга, таких как исследование Бьоркса.Фармацевтические компании имеют сильный стимул убедить государственных политиков, исследователей, профессионалов СМИ и широкую общественность в том, что в основе всех наших проблем лежит неправильный мозг - и, конечно, что фармацевтические препараты могут решить эти проблемы. У исследователей, в свою очередь, есть сильный стимул убедить общественность и различные финансирующие организации, что их исследования помогают «объяснить» важные социальные явления.

Правда о подростках
Если подростковый хаос не является неизбежным и если в таких трудностях нельзя законно винить неисправный мозг, то что же правда о подростках? Правда в том, что они необычайно компетентны, даже если обычно не выражают эту компетентность.Исследование, которое я провел с Дюма, показывает, например, что подростки так же компетентны или практически так же компетентны, как и взрослые, в широком диапазоне способностей взрослых. А давние исследования интеллекта, способностей восприятия и функции памяти показывают, что подростки во многих случаях намного превосходят взрослых.

Острота зрения, например, достигает пика во время полового созревания. «Случайные воспоминания» - вид воспоминаний, которые возникают автоматически, без каких-либо мнемонических усилий, достигают пика примерно в 12 лет и ослабевают в течение жизни.К 60 годам мы мало что помним, что является одной из причин, по которой многие пожилые люди не могут осваивать новые технологии. В 1940-х годах новаторские исследователи интеллекта Дж. К. Рэйвен и Дэвид Векслер, опираясь на совершенно разные виды тестов интеллекта, показали, что необработанные результаты тестов на интеллект достигают пика в возрасте от 13 до 15 лет, а затем снижаются на протяжении всей жизни. Хотя вербальный опыт и некоторые формы суждения могут оставаться сильными на протяжении всей жизни, исключительные когнитивные способности подростков, и особенно их способность быстро узнавать новое, не подлежат сомнению.И хотя размер мозга не обязательно является хорошим показателем способности к обработке данных, примечательно, что недавние данные сканирования, собранные Эриком Курчесном и его коллегами из Калифорнийского университета в Сан-Диего, показывают, что объем мозга достигает пика примерно в 14 лет. нам 70 лет, наш мозг уменьшился до размеров, когда нам было около трех лет.

Выводы такого рода имеют смысл, когда вы думаете о подростках с точки зрения эволюции. Млекопитающие вынашивают детенышей вскоре после полового созревания, и до недавнего времени то же самое происходило и у представителей нашего вида, Homo sapiens. Независимо от того, как они выглядят или выступают, подростки должны быть невероятно способными, иначе человечество вряд ли вообще может существовать.

Сегодня, когда подростки оказались в ловушке легкомысленного мира культуры сверстников, они учатся практически всему, что знают друг от друга, а не от людей, которыми они собираются стать. Неудивительно, что некоторые подростки, изолированные от взрослых и с которыми неправильно обращаются как с детьми, по взрослым стандартам ведут себя безрассудно или безответственно. Почти без исключений, безрассудное и безответственное поведение, которое мы наблюдаем, - это способ подростка заявить о своей зрелости или, в результате беременности или совершения серьезного преступления, мгновенно стать взрослым по закону.К счастью, мы также знаем из обширных исследований как в США, так и в других странах, что, когда мы относимся к подросткам как к взрослым, они почти сразу же принимают вызов.

Нам нужно заменить миф о незрелом подростковом мозге откровенным взглядом на способных и сообразительных подростков в истории, на подростков в других культурах и на поистине выдающийся потенциал наших молодых людей сегодня.

(Автор)
РОБЕРТ ЭПСТЕЙН - пишущий редактор журнала Scientific American Mind и бывший главный редактор журнала Psychology Today. Получил степень доктора философии. Магистр психологии Гарвардского университета, многолетний исследователь и профессор. Его последняя книга называется Дело против подросткового возраста: заново открывая взрослого в каждом подростке (Quill Driver Books, 2007). Более подробная информация на сайте www.thecaseagainstadolescence.com

.

(Дополнительная литература)

  • Обвинение мозга: правда о наркотиках и психическом здоровье .