Психологическое заключение: Как мы пишем заключение психолога

Содержание

Как мы пишем заключение психолога

Нас много раз просили рассказать, как мы пишем заключение психолога. Просили студенты факультета психологии, где мы преподавали, чтобы иметь какой-то образец, которому можно подражать. Просили коллеги психологи, чтобы либо использовать, либо покритиковать. Даже особо вдумчивые клиенты просили, чтобы сравнить наш подход с подходом других психологов.

Мы долго отнекивались. Во-первых, мы не считаем наш способ написания заключения психолога эталонным. Он родился из практики. Просто лично нам, как практическим психологам, этот способ удобен. И клиентам он удобен потому, что всё получается логично и аргументированно. Но можно писать заключение психолога еще десятком других способов, и все эти способы могут быть хорошими.

Во-вторых, совершенно не хочется вступать ни в какие профессиональные дискуссии с коллегами психологами. Мы уже давно ни с кем не дискутируем. Некогда и нет желания. Мы работаем, нам нравится, клиентам помогает – ну, о чем нам дискутировать?! Это же не поиск научной истины, а практическое ремесло помощи людям.

И хочется поменьше об этом говорить, и побольше заниматься любимым делом.

Но тут мы провели мастер-класс по психологическому консультированию и психологической диагностике. Участники мастер-класса попросили изложить основные принципы написания заключения психолога. Так и родилась эта небольшая статья.

Как мы пишем заключение психолога для клиента

Заключение психолога мы пишем в следующих случаях:

1. По официальному запросу сторонних организаций и для предоставления в эти организации. Наиболее типичные случаи – для следственных органов, адвокатов, суда, работодателя, психиатра. Поскольку мы специализируемся на работе с частными лицами, а не с организациями, то такое в нашей практике случается нечасто – несколько раз в год. К заключению психолога в этом случае обязательно нужно прикладывать заверенную копию диплома психолога, копию официальной регистрации как предпринимателя или справку с места работы психолога, а само заключение психолога подписывается специалистом (т. е. самим психологом) и ставится официальная печать организации (или печать индивидуального предпринимателя). Если психолог этого не сделает, сторонняя организация может оспорить легальность получения этого заключения и легальность работы самого психолога. Психологу это не выгодно, клиенту тоже, так что лучше сразу всё сделать правильно, чем потом сталкиваться с проблемами.

2. По просьбе увлеченных энтузиастов психологического самопознания и самопомощи. Обычно таких людей интересуют конкретные психологические характеристики их личности. Например, общий уровень креативности, а также конкретные таланты и способности, перед выбором места учебы или при смене профессии. Это разумно. Человеку лучше знать свои сильные и слабые стороны прежде, чем инвестировать время и деньги в себя и в новую профессию. Также обращаются влюбленные пары перед принятием решения о совместной жизни или перед созданием семьи. Их интересуют психологическая совместимость и скрытые «тараканы» в психике друг друга. Конечно, можно прожить счастливую семейную жизнь и без всякого предварительного тестирования, но то, что люди не хотят полагаться на случайное везение в выборе спутника жизни – это заслуживает всяческого одобрения. Увы, любовь не всегда является гарантией психологической совместимости или психической нормальности. Также иногда обращаются люди с экзистенциальным кризисом, которые перед выбором дальнейшего жизненного пути, хотели бы объективно взглянуть на себя со стороны глазами эксперта психолога. В общем, случаи бывают разные, случаев много, и большинству таких людей заключение психолога оказывается полезным.

3. Для дальнейшей психокоррекции и психотерапии обратившегося к психологу клиента. Бывает, что информация, рассказанная клиентом на консультации психолога, недостаточна. Что-то клиент не помнит, что-то не договаривает или врет, что-то не осознает, а что-то в принципе не может быть рассказано, т.к. это очень глубинное и личное. Тогда психолог проводит психологическую диагностику (психодиагностику), на основании полученных данных пишет заключение психолога, и с помощью результатов этого заключения и проводит дальнейшие процедуры: консультирование, психокоррекцию и психотерапию, помогающие психотренинги и т. п. Преимущество такого подхода состоит в том, что психологическая диагностика дает психологу объективные данные о личности клиента. Снижается эффект осознанного или неосознанного вранья клиента, снижается субъективизм самого психолога, увеличивается качество и количество информации, с помощью которой психолог может помочь человеку. Для дополнительного чтения по теме рекомендуем наши статьи:

«Я не ставлю диагнозов! Нельзя вешать ярлык на человека!», «Я не даю советов!», «Я не даю советов! Ответы на вопросы».

На основании чего пишется заключение психолога?

Заключение психолога пишется на основании строгого психодиагностического обследования клиента, составленного и проведенного по определенным правилам. Нельзя написать заключение психолога на основании своего субъективного взгляда на клиента после психологической консультации. Т.е. технически написать можно, но ценность такого заключения психолога стремится к нулю. Субъективизм психолога, помноженный на лень психолога закономерно приведет к весьма недостоверным выводам.

На факультете психологии существует академическая дисциплина психодиагностика, которую мы настоятельно рекомендуем изучать всем, заинтересованным в написании качественного заключения психолога. Поскольку объем статьи ограничен, мы тезисно остановимся на главных моментах:

1. Не используйте непрофессиональные (любительские) тесты. Они хороши для развлечения, но ценность и пригодность психодиагностической информации, полученной с помощью непрофессиональных тестов, стремится к нулю. Уважающий себя и клиента психолог не использует непрофессиональные тесты.

2. Не заполняйте тесты в неподходящих для этого условиях: между делом на работе, дома (отвлекаясь на членов семьи и домашние дела) и т.п. Поверьте, любого нормального человека можно с легкостью объявить сумасшедшим, если предъявить ему тесты в неподходящих условиях и в неподходящий момент. Т.е. достоверных и пригодных результатов вы точно не получите, если будете заполнять тесты в неправильных условиях.

3. Не существует в мире ни одного единственного теста, на основании которого можно поставить правильный психологический диагноз и написать правильное психологическое заключении. Да, всё это можно сделать (и сделать хорошо!), но только на основании совокупности психодиагностических методик – например, батареи тестов, состоящей из 12-15 правильно друг к другу подобранных тестов. Умение составить правильную целевую батарею тестов, предъявить ее клиенту, получить пригодные для дальнейшей работы достоверные данные, обработать эти данные, написать заключение психолога и правильно трактовать это заключение клиенту, – это есть ремесло психолога. Во многих случаях ремесло, граничащее с искусством.

4. При составлении психодиагностической процедуры следите за тем, чтобы все методики (в нее включенные) преследовали одну главную цель и при этом дополняли друг друга. Проективные методики должны быть дополнены строгими опросниками и, возможно, психофизиологическими пробами, а всё это должно быть обязательно дополнено клинической беседой с психологом по определенной строгой схеме. В общем, изучайте полезную науку психодиагностику. Дополнительно рекомендуем почитать нашу статью

«О психологической диагностике».

Теперь мы пришли к тому, как мы все это оформляем в итоговый документ – заключение психолога. Напоминаем, что предложенный нами способ не эталон и не образец для подражания, а просто практический метод.

1. Первое, что интересует психолога, это то, насколько полученный психодиагностический результат соответствует действительности. Проще говоря, не ошибся ли сам психолог, не наврал ли или не заблуждался ли клиент при заполнении тестов. Существует три базовых параметра, характеризующих пригодность полученных психологом результатов: валидность, достоверность, надежность. Профессиональные тесты (в отличие от любительских) эти параметры отслеживают и контролируют. Первое, что мы пишем в заключении психолога, это то, насколько этому заключению следует доверять. Это вопрос честности и профессиональной репутации психолога. Иногда лучше психодиагностическую процедуру переделать. Это лучше, чем потом краснеть перед клиентом и в своей работе опираться на недостоверные результаты.

2. Дальше психолога интересует, насколько психически нормален обратившийся к психологу человек. В мире огромное количество очень разных людей: психически больных, находящихся в состоянии стресса или патологического аффекта, людей с пограничными состояниями (между нормой и патологией), людей с акцентуациями или психопатией, просто неадекватных людей. Вопрос нормы и патологии не праздный. От точного диагноза зависит, здоровье и счастье обратившегося к психологу человека, а также безопасность самого психолога. Ведь одних людей нужно лечить, других консультировать, одним поможет психокоррекция, а другим психотренинг, с одними нужно долго работать, а другим достаточно доброго мудрого слова. Вот об этой тонкой грани между нормой и патологии, и о рекомендациях (об оптимальной форме психологической помощи для данного конкретного человека) мы и пишем обычно во втором пункте нашего заключения.

3. Дальше мы пишем о нервной базе, т.к. психика человека – это надстройка над его нервной системой. Здесь пишется о балансе возбуждения и торможения, о темпераменте, о циклоидности (степени цикличности нервных процессов). Все это очень важно, т.к., по большому счету, это некорректируемо ни за какие деньги и ни какой компетенцией психолога. Это то, с чем клиенту придётся научиться жить, и задача психолога – выявить это и научить клиента.

4. Потом мы обычно пишем о базовых психических процессах и свойствах: ощущения и восприятие, внимание, память, мышление, интеллект, речь, воля. Это то, что психолог теоретически может скорректировать, но практически это корректируется очень тяжело. Психологический комфорт клиента и успех работы психолога напрямую зависят от того, насколько эти базовые психические процессы и свойства полноценны или дефектны. Вот почему мы уделяем им особое внимание.

5. Дальше мы описываем более гибкие психологические характеристики, например, эмоции, воображение, креативность. Как вы уже заметили, мы двигаемся от базовых характеристик психики к надстроечным, и это здорово упрощает логическое понимание того, что происходит с клиентом психолога.

6. Теперь мы подошли к одному из самых интересных моментов в работе психолога: мы описываем психологический тип клиента (психотип). Существует несколько классификаций психотипов, и все они не идеальны. Поэтому есть смысл выявить психотип клиента психолога по разным классификациям и далее написать свое итоговое видение психологических особенностей данного клиента психолога. Какие классификации психотипа выбрать для анализа – это вопрос субъективных предпочтений психолога. Нам кажутся наиболее адекватными классификации по MMPI (в версии Березина), по СМИЛ (в версии Собчик), по Cattell, по Леонгарду и Шмишеку. Многолетний опыт работы практическими психологами показывает, что они очень адекватны в описании психологического типа личности.

7. Дальше мы конечно не забываем о ценностных ориентациях, установках, стереотипах, предрассудках, вере и суевериях, национальных особенностях и традициях. Всё это образует «многослойный пирог» в личности клиента, обратившегося к психологу. Эти представления о том, что хорошо, а что плохо, что правильно, а что неправильно – влияют на мировосприятие и поведение клиента психолога. Во многом, именно это определяет, насколько человек социально адаптивен, насколько ему хорошо с людьми, и насколько людям хорошо с ним.

8. Потом мы описываем эмоциональный тип, характеристики депрессивности, экзальтированности, тревожности и т.п. Это «перчик» – приправа к основному блюду, т.е. к психологическому типу, к адаптивности и к адекватности клиента психолога.

9. Потом мы начинаем копать вглубь: история детства, пережитые психологические травмы, сформированная сексуальность, социокультурные сексуальные особенности и девиации, сценарии подражания поведению родителей (или других значимых людей в жизни данного клиента психолога). Это бесконечно творческая работа, здесь очень много тонкостей и полутонов, и все это очень желательно отразить в заключении психолога.

10. В итоге мы пишем психологический диагноз, перспективы психологической помощи, оптимальные способы помощи (например, достаточно серии консультаций психолога или нужен курс психотерапии (и какой именно психотерапии) и т.п.), а также при необходимости рекомендуем консультации у других специалистов: психолога другой специализации, психиатра, невролога и т.п.

Как видите, всё это довольно просто, если психолог не ленится и хорошо знает свою профессию. Нужно только тщательно всё проделать, и результат гарантированно будет качественным. А значит клиенту психолога станет хорошо, а самому психологу будет не стыдно за свою работу.

© Авторы Игорь и Лариса Ширяевы. Авторы консультируют по вопросам личной жизни и социальной адаптации (успеха в обществе). Об особенностях аналитической консультации Игоря и Ларисы Ширяевых «Успешные мозги» можно прочитать на странице КОНСУЛЬТАЦИЯ.

Аналитическая психологическая консультация Игоря и Ларисы Ширяевых. Задать вопросы и записаться на консультацию можно по телефону: +7 916 299 74 05. E-mail: [email protected] Будем рады помочь Вам!

 

Заключение психолога - Психологический центр в Москве Хронос

Ответ: Экспертиза детско-родительских отношений – самый часто встречающиеся вид психологической экспертизы в гражданских процессах. Как правило, она необходима в том случае, когда в судебном порядке определяется место жительства ребенка, порядок общения ребенка с одним из родителей, а также при лишении и/или ограничении родительских прав. Такую экспертизу в праве проводить только специалист, имеющий высшее психологическое образование, обладающий соответствующими компетенциями и методами исследования. Главная задача психологической экспертизы – отражение объективной ситуации, поскольку она инициируется судом исключительно в интересах ребенка.

Экспертиза проводится при личной встрече, в комфортной и безопасной обстановке, в присутствии хотя бы одного из родителей. Процесс исследования, как правило, строится в виде беседы, которая включает в себя опросы и тестирование ребенка. В зависимости от возраста ребенка специалист подбирает психологические, социологические, творческие и проективные методы диагностики. Последние часто используются для определения истинного отношения ребенка к родителю, поскольку такие методы исследования практически нивелируют возможность респондента слукавить или заведомо ложно ответить на вопросы психолога. Однако при всей эффективности таких методов исследования они могут иметь вольную интерпретацию или трактоваться неверно. Поэтому регламентирована строгая процедура проведения подобных методов, которая обеспечит достоверность результатов. Помимо этого, в экспертизе необходима комплексная диагностика, состоящая из различных тестов и методик, которые исследуют психоэмоциональное состояние ребенка, особенности детско-родительских отношений, а также отражают наличие негативного воздействия, психологических травм и их источников. Экспертиза также, как правило, отражает желание ребенка относительно места жительства и порядка и частоты встреч с родителем, проживающим отдельно.

Таким образом, результатом экспертизы является психологическое заключение, включающее в себя максимально полные сведения о жизни ребенка и актуальной семейной ситуации, вывод о наличии или отсутствии выраженных патологий, надежность и достоверность методов исследования, заключение о нервно-эмоциональном состоянии, отражающее тип темперамента и баланс нервных процессов, подробный психологический портрет, основанный на базе проведенных методов исследования, заключение о психологическом типе пациента, информация о, выявленных в результате исследования травмах и кризисах, и в заключении – психологический диагноз и рекомендации специалиста.

Психологическое заключение

Loading...

Педагог-психолог Кунакова Н.Ю.

 

Одним из важных направлений работы педагога-психолога в Центре является психологическая диагностика, которая проводится с целью определения уровня развития у ребенка психических процессов, особенностей эмоционально-волевой и личностной сферы, межличностных отношений.

По результатам проведенного психодиагностического обследования педагог-психолог составляет психологическое заключение, в котором должны быть отражены все особенности познавательного, эмоционально-личностного и коммуникативного развития ребенка, анализ соответствия возрастным уровням и этапам развития психики, а также необходимость коррекционно-развивающей или профилактической работы.

Заключение составляется после каждого проведенного диагностического обследования. Это ответ на обращенный к психологу запрос родителей, включающий в себя анализ информации, полученной с помощью психологических методов и методик, соотнесение информации, собранной из разных источников, сопоставление и обобщение всех данных для создания целостного представления о ребенке.

Итогом заключения являются выводы, в которых резюмируются данные, полученные в процессе диагностического обследования и рекомендации.

Психологическое заключение может быть написано в свободной форме, однако использование различных схем заключения, как показывает практика, помогает выделять ключевые факты, дифференцировать существенное и второстепенное. Необходимо учитывать, что получаемые психологические данные отличаются и должны отличаться определенной, допустимой степенью неточности. Выводы всегда относительны, поскольку делаются на основании экспериментов или наблюдений, проведенных по одной или нескольким из возможных методик и с использованием одного из возможных способов интерпретации данных.

В тех случаях, когда возникают сомнения в характере выявленных нарушений, психолог не пытается сам поставить диагноз, а рекомендует родителям обратиться к соответствующим специалистам: логопеду, дефектологу, нейропсихологу.

Цель диагностического этапа сопровождения – подготовить фундамент для решения проблемы. Целостность процесса оказания психологической помощи отражает принцип единства диагностики и коррекции.

Дата публикации — 06.11.2019

Заключение по результатам психологического обследования

ЗАКЛЮЧЕНИЕ по результатам психологического обследования Ф. И. ребенка_____________________________ возраст ________ Психологическое обследование проводилось по запросу (родителя, воспитателя, специалиста, др.)  с  целью (выявления уровня актуального развития, представления на ПМПК, определения  образовательного маршрута, изучения особенностей познавательной / эмоционально­волевой  сферы, др).  Психологическая диагностика проводилась (даты) в индивидуальной форме (посредством наблюдения).  В процессе психологического обследования отмечены следующие особенности эмоционально – волевой  сферы и поведения ребенка. В контакт вступает легко и быстро (не сразу, отказывается), но он носит нестабильный (стабильный,  формальный, поверхностный, проявляет негативизм) характер.                                                    Эмоциональная реакция на ситуацию обследования проявляется в виде возбуждения  (заинтересованности, настороженности, безразличия, неадекватной веселости, агрессивных проявлений,  плача, негативизма).                                                                                                               При поощрении и  одобрении демонстрирует дурашливость, неадекватное поведение (положительные эмоции, радость,  повышение результативности, равнодушие).   После сделанного замечания старается исправить ошибку (отказ от дальнейших действий, раздражается,  замыкается, отсутствуют реакции, негативные, агрессивные реакции).  В случае неудач наблюдается дезорганизация деятельности, проявляющаяся в хаотическом переборе  вариантов, при сохранении стремления довести задание до конца (обращение за поддержкой к взрослому, потеря интереса, расторможенность в виде быстрых неадекватных манипуляций с предметом, пассивный  уход от выполнения задания, неадекватные эмоциональные реакции, уход от выполнения задания в виде  агрессивных действий).  Эмоциональный фон на протяжении всего обследования адекватный (уравновешенный, тревожный,  безразличный).  Отмечаются яркие эмоциональные реакции (эмоциональная напряженность, серьезность с выраженной  нерешительностью, чрезмерная выраженность негативных эмоциональных реакций, слабая выраженность  эмоций, повышенная возбудимость).  Эмоционально уравновешен (частая смена настроений, эмоциональная ригидность).  Общение активное (реактивное, пассивность в общении при сниженной психической активности,  непродуктивная активность в общении).   Саморегуляция и контроль низкие (выражены недостаточно, отсутствуют) из­за низкой концентрации  внимания, несформированной речевой регуляции, недостаточной зрительно – моторной координации.  Критичен к оценке результатов своей работы (понимает свои успехи и неудачи, критичность снижена,  некритичен). Деятельность ребенка характеризуется следующими показателями. Интерес к выполнению заданий в основном стойкий (выраженный интерес вначале, но пропадающий из­за низкой работоспособности или отвлекаемости или неудач, поверхностный, слабый).  Инструкцию понимает и сохраняет до конца задания (трудности вхождения в работу, инструкцию  теряет, не сохраняет до конца, не принимает).  Ориентировочная деятельность носит активный и целенаправленный характер (выраженная активность и  целенаправленность, сниженная внешняя активность при рациональном поиске или малопродуктивном,  хаотичное бессистемное манипулирование). Не может самостоятельно выполнять задание  (самостоятельно начинает и выполняет задание без помощи) вследствие низкой концентрации внимания, неумения построить план действий (боязни допустить ошибку – нужна стимулирующая помощь,  пресыщения деятельностью – нужна организующая помощь, поверхностного или нестойкого интереса).     Деятельность носит нестабильный (стабильный, инертный, бесцельный, хаотичный) характер:  целенаправленность и активность резко падают из­за быстрой переключаемости внимания (неудач или  замечаний, пресыщения деятельностью).  Динамика деятельности неравномерная (равномерная), темп преимущественно быстрый (умеренный при  выполнении всего задания, медлительность, поспешность, расторможенность, заторможенность).  Нормальная работоспособность сохраняется до конца задания (умеренная – пресыщение наблюдается с  середины или к концу задания, мерцательный характер работоспособности, низкая). По характеру  организуемой помощи при выполнении заданий, ребенок  в основном нуждается в организующей,  обучаемой (стимулирующей, разъясняющей, наглядно – действенной, контролирующей) помощи.  Ошибки при выполнении задания отсутствуют (исправляются самостоятельно, не замечаются без помощи взрослого). Речевое сопровождение отсутствует или не относится к выполняемой деятельности (речь  играет планирующую функцию, сопровождающую действие, констатирующую). Результаты изучения психических функций следующие. Наблюдается трудности в различении основных  и оттеночных цветов. Различает геометрические фигуры. Зрительное восприятие формы низкое. Уровень  пространственного восприятия низкий. Уровень развития кратковременной и долговременной памяти  ниже среднего. Не испытывает трудности при составлении рассказов. Фонематическое восприятие  нарушено. Наглядно­действенное мышление: «Почтовый ящик» собирает путем зрительного  соотнесения, целенаправленных проб. Наглядно­образное мышление: «Разрезные картинки» собирает  путем зрительного соотнесения, целенаправленных проб, перебора вариантов. Уровень операции,  абстрагирования низкий. Уровень операции обобщения низкий, наблюдается ярко выраженная  избирательность мышления. Уровень понимания смысла причинно­следственных отношении ниже  среднего. Уровень развития как вербального, так и невербального воображения низкий. Внимание  поверхностное, неустойчивое, организующая помощь эффективна. Манипулятивния функция рук  несколько ограничена. Таким образом, структура выявленных у ребенка нарушении следующая: Незрелость всех форм мышления; Низкая концентрация внимания; Несформированность саморегуляции и контроля поведения; Нарушена ориентировка в понятиях право­лево; Сохранные функции: относительно сохранна мотивационная сфера, сфера общения, моторика. Рекомендации: формирование обобщающих понятий, наглядно­образного и логического мышления. развитие фонематического восприятия. развитие концентрации, переключаемости внимания. развитие зрительного восприятия цвета, формы, величины,  развитие вербального воображения. Развитие эмоциональной, сферы, коммуникативных навыков Коррекция импульсивности Дата __________________                           ФИО, подпись психолога____________________ С заключением ознакомлен(а), с рекомендациями согласен(на)________________________                                                                                                                        подпись родителя

Заключение педагога-психолога по результатам психологического обследования ребенка 3-4 лет

Образец заключения на ребенка 3-4 лет, нормальное развитие

Муниципальное бюджетное образовательное учреждение Детский сад №82

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ

психологического обследования

Анкетные данные: ФИО, 01.08.2015 г.р., возраст на момент обследования 3 года 6 месяцев. С трех лет посещает МБДОУ Детский сад № 82 г.Полевского. Проживает по адресу: ул. Коммунистическая, дом 1. Единственный ребенок в полной социально и психологически благополучной семье.

Жалобы и запрос. Обследован в рамках диагностического  мониторинга развития воспитанников младшей группы. Жалоб у родителей, воспитателей и ребенка нет.  Взрослыми характеризуется как любознательный, серьезный, контактный.

Был обследован с помощью методик «Разрезные картинки»,  «Парные картинки», «Цветные кубики», беседы и наблюдения.

Результаты наблюдения, беседы, анамнестические данные. Мальчик крепкого телосложения, физически развит по возрасту. Опрятный, ухоженный. На контакт идет легко, ситуацию экспертизы воспринимает адекватно. Инструкции соблюдает. Охотно общается с психологом в ходе обследования. Речевая активность и темп деятельности высокие. Инициирует совместную сюжетно-ролевую игру. Игровые действия разнообразные. Речевое сопровождение деятельности активное.  Эмоциональные реакции соразмерные, адекватны ситуации. Речь фразовая, развернутая, словарь обширный для возраста.

Анамнез получен от матери. Родился в срок от первой нормально протекавшей беременности. Ранее развитие по возрасту. В ДОУ пошел в три года, адаптировался в нормальном темпе. В группе активный, охотно общается с ровесниками, инициирует игры. Любит книги. Знает все цвета, основные формы, множество животных, машин, героев мультфильмов и т.п. Дисциплинарные требования соблюдает. Бытовые навыки по возрасту.

Результаты обследования. Все диагностические задания выполнены на уровне возрастной нормы. Речевое развитие и запас знаний на верхней границе возрастной нормы. Речевое развитие и запас знаний на  верхней границе возрастной нормы. Уровень развития наглядно-действенного мышления соответствует возрастной норме. Инициативен, умеет сотрудничать. Развитие игровой деятельности соответствует возрасту. Социальное развитие по возрасту.

Заключение, ответ психолога на запрос. Психологическое развитие соответствует возрастной норме.

Прогноз. Прогноз благополучный.

Рекомендации. Общие рекомендации по воспитанию и поддержанию психологического  здоровья предоставлены семье в письменном виде.

1 апреля 2019 года

Педагог-психолог

МБДОУ ПГО Детский сад № ­­­82

г.Полевской                                                                         _______________________   М.А.Иванова

 

 

 

Психологическое заключение для суда

 

Процедура проводится для оценки психоэмоционального состояния обратившегося. Также оцениваются его мыслительные процессы: внимание, логическое мышление, память. Cоставляется целостный психологический портрет клиента. В нашем центре работают узкопрофильные опытные эксперты, специализирующиеся на взрослой, семейной и детской психологии.

Проведение исследования поможет:

  • Для суда - определить проживание несовершеннолетних после развода родителей.
  • Оценить психическое состояние клиента — при сделках, связанных с имуществом.
  • В судебных процессах убедиться во вменяемости и адекватном поведении личности.
  • Получить заключение о психологическом состоянии ребёнка.

 Проведение судебно психологической экспертизы необходимо для:

  • Судебных процессов;
  • Бракоразводных тяжб;
  • Спорных вопросов общения ребенка с одним из родителей;
  • Выезда за границу;
  • Оформления опекунства;
  • Работы в детских учреждениях и многое другое.

Заключение психолога для суда

Это официальный документ, написанный дипломированным и компетентным специалистом, который рассматривается в первую очередь и является значимым документом в деле. На основании него волнующий вопрос может быть решен в положительную сторону для обратившегося.

На основании законодательства РФ, несовершеннолетним гражданам данные заключения выдаются с согласия родителей или законного представителя ребенка.

В школу тоже может потребоваться данный документ, если ребёнок перенес сильное нервное потрясение, тяжёлое заболевание - чтобы понять насколько он готов к учёбе, к общению с одноклассниками и педагогами.  Или же может потребоваться оценка последствий действий, произошедших с ребенком в учебном заведении  - со стороны педагогов или одноклассников.

 

Специалист центра Paleon при необходимости принимает участие в судебных процессах в качестве профессионального эксперта. Стоимость услуги и сроки выполнения вы можете узнать здесь.

Заказать психологическую экспертизу

или получить консультацию можно 

по телефонам:

+7-499-148-00-48

+7-499-148-40-48 

(пн-пт, 9.00-18.00)

или по e-mail: [email protected]

Хотите знать больше об услуге?

Когда назначается психологическая экспертиза родителям или опекунам.

Психологическая экспертиза для суда: как проходит.

Как проходит психологическое исследование несовершеннолетнего.

Кем назначается судебная экспертиза. Выдача психологического заключения.

основные разделы и принципы написания.

Центр дополнительного профессионального образования «Экстерн» приглашает Вас и Ваших коллег принять участие в открытой онлайн конференции «Социально-психологическое заключение: основные разделы и принципы написания» Социально-психологическое заключение о готовности и способности кандидатов в принимающие родители к приему ребенка на воспитание в семью как итоговый документ работы по подготовке граждан составляется специалистами Центра «Дом Милосердия» с 2012 года. За это время в организации была разработана удобная и ёмкая форма документа, включающая в себя несколько разделов. Заключение является полезным и важным документом, так как позволяет органам опеки и попечительства, а также другим специалистам, имеющим возможность познакомится с ним, получить развернутое описание семьи, которая готовится к размещению приемного ребенка, с указанием существующих рисков и ресурсов конкретных кандидатов как будущих принимающих родителей. Таким образом, перед специалистами, которые готовят Заключение, стоит задача написать его достаточно подробно и корректно. Тема вебинара будет интересна специалистам, которые пишут или которым только предстоит ввести в свою практику написание заключений, а также их руководителям, т.к. будущие изменения в законодательстве предполагают введение социально-психологического заключения в качестве обязательного документа для приема на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей. В ходе вебинара вы узнаете: как осуществляется написание заключений специалистами Центра «Дом Милосердия»; какие разделы включает в себя заключение; какими принципами руководствуются специалисты, когда готовят этот документ; что важно обсудить с кандидатом до того, как он получит готовый документ; какие выводы формулируют специалисты в заключении, какие рекомендации дают кандидатам; как осуществляется работа с семьей в случае ее неготовности к принятию ребенка.

Ведущий вебинара:

Татьяна Кубанова, психолог Центра «Дом милосердия». Работает в сфере семейного устройства с 2013 года. Общий стаж работы в качестве психолога – 13 лет. Является ведущим курса подготовки приемных родителей, занимается индивидуальной работой с потенциальными приемными родителями, имеет опыт работы с биологической семьей в трудной жизненной ситуации. Является автором ряда публикаций по вопросам семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей.

Продолжительность вебинара: 1 час 30 минут

Вебинары по теме:

Традиционный детский дом и центр содействия семейному воспитанию: есть ли принципиальные отличия; в чем они. Теоретические основы и практические приемы работы психолога с семьёй, находящейся в кризисе. Комплексный подход команды специалистов организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в работе с семьей, переживающей острый кризис (работа с детьми дошкольного и младшего школьного возраста) часть 1. Социально-психологическое заключение: основные разделы и принципы написания. Принципы, формы и методы организации деятельности специалистов по сопровождению замещающих (принимающих) семей в соответствии со спецификой запроса. Комплексный подход команды специалистов организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в работе с семьей, переживающей острый кризис (работа с подростками) – часть 2. Семейное устройство ребенка, оставшегося без попечения родителей, как процесс; место и роль организации для детей-сирот в этом процессе.

Заключение и ссылки | Департамент психологии

В мире происходят масштабные изменения, которые влияют на всех нас в отношении доступных нам рабочих мест и того, что мы делаем. Это особенно верно для психологов, потому что два из этих фундаментальных сдвигов непосредственно касаются психологии: один - это сдвиг в сфере услуг, а другой - это зависимость от знаний, которую люди обычно называют экономикой знаний. (Иногда вы увидите рекламу, например, вакансий, связанных с управлением знаниями, о категории вакансий, о которой до недавнего времени не слышали).Следствием этих и других сдвигов, о которых я упоминал, является то, что студентам трудно определить и понять, какие карьерные возможности доступны им в этом отношении. И не только студенты - всем нам это сложно! Если вы посмотрите на объявления о приеме на работу в газетах, то определенно не покажется, что психологически подготовленному выпускнику есть чем заняться.

Но это все так, как ты выглядишь. Вы должны сначала взглянуть на название должности, обычно это довольно хороший показатель того, подходит ли она вам.Затем, конечно, вы смотрите на требования к работе и задачи, которые вам нужно будет выполнить - и вот где вас ждут сюрпризы. Надеюсь, я убедил вас, что виды навыков, которые сейчас требуются для вакансий, рекламируемых в Южной Африке (и, конечно, в других местах), - это именно те навыки, которые дает вам степень по психологии. Это набор навыков и знаний, которые высоко ценятся работодателями во многих сферах трудовой жизни.

Безусловно, существует тенденция к более разнообразной карьере, также, возможно, особенно связанной с психологией.Короче говоря, «вас ждет ряд новых интересных и интересных карьерных возможностей для тех, кто имеет степень бакалавра, магистра или доктора психологии» (Donaldson & Berger, 2006, стр. 17). Действительно, эти авторы говорят, что «возможности для студентов, поступающих в области психологии никогда не было больше, чем сегодня »(стр. 6).

ССЫЛКИ

Я сослался в тексте на веб-сайты и публикации, которые я нашел полезными при составлении этого документа. Здесь я перечисляю некоторые из них еще раз, плюс еще несколько.Очевидно, что в настоящее время доступно огромное количество информации, и я предлагаю вам провести свой собственный поиск в этом ландшафте.

Дональдсон, С.И., Бергер, Д.Э., и Пездек, К. (ред.). (2006). Прикладная психология: новые рубежи и успешная карьера. Махве, Нью-Джерси: Erlbaum Associates. Вы можете получить доступ к двум главам, на которые я ссылался в тексте в Интернете:

http://www.cgu.edu/include/Rise_Applied_Psych_Chap1.pdf (Дональдсон и Бергер)

http: // www.cgu.edu/include/Evaluation_Careers.pdf (Дональдсон и Кристи)

  1. Hayes, N. (1996). Что отличает выпускника психологии от других? Европейский психолог, 1 (2), 130-134.
  2. Кутер Т. и Морган Р. (2012). Карьера в психологии: возможности в меняющемся мире. Независимость, KY: Cengage.
  3. Рихтер, Л.М., Гризель, Р.Д., Дюррейм, К., Уилсон, М., Сурендорф, Н., и Асафо-Агьеи, Л. (1998). Возможности трудоустройства для выпускников психологии в Южной Африке: современный анализ.Южноафриканский журнал психологии, 28, 1-7.
  4. Сайтов:


http://www.unisa.ac.za/contents/faculty/service_dept/docs/[email protected] (Полезный документ UNISA по учебе и карьерным советам)

http://www.childpsych.co.za/ (по педагогической психологии)

http://www.gostudy.mobi/careers/View.aspx?oid=673 (по производственной психологии)

http://ncap.careerhelp.org.za/occupations (поиск конкретных должностей на веб-сайте Министерства высшего образования и обучения)

http: // www.guidinglight.co.za/?s=psychology&Go.x=14&Go.y=8 (описание выполняемой работы тремя психологически подготовленными людьми)

http://www.hpcsa.co.za/PBPsychology (Профессиональный совет по психологии в Южной Африке)

7 Выводы и рекомендации | Психологическое тестирование в службе определения инвалидности

Комитет намеревается, что «заявление о доказательствах действительности результатов», указанное в этой и следующей рекомендации, отражает объективные доказательства, выходящие за рамки клинического мнения исследователя.В дополнение к анализу результатов SVT или PVT, назначенных во время тестирования, и анализа внутренней непротиворечивости данных, доказательства могут включать набор результатов теста, которые не соответствуют предполагаемому состоянию, наблюдаемому поведению, документированной истории и т. Д. . Важно отметить, что обнаружение несоответствия между результатами теста и указанными областями более информативно, чем обнаружение согласованности.

Рекомендация комитета здесь и в следующей рекомендации о том, что SSA «добивается дополнительных доказательств утверждения заявителя» в случаях, когда проверка не достигается, означает, что результаты теста в этих случаях не являются достаточным основанием для определения статуса инвалидности.

СТАНДАРТНЫЕ КОГНИТИВНЫЕ ИСПЫТАНИЯ И ИСПЫТАНИЯ НА ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

Следующие выводы и рекомендации относятся конкретно к использованию стандартизированных когнитивных тестов и связанных с ними PVT при определении инвалидности SSA:

  • Результаты стандартизированных когнитивных тестов имеют важное значение для определения всех случаев, когда заявление заявителя о когнитивных нарушениях не сопровождается объективными медицинскими доказательствами.
  • На результаты когнитивных тестов влияет усилие, прилагаемое испытуемым.Если человек не приложил максимум усилий при прохождении теста, результаты не дадут точной картины его нейропсихологического или когнитивного функционирования. Показатели валидности эффективности, которые включают PVT, анализ внутренней непротиворечивости данных и другие подтверждающие данные, помогают оценщику интерпретировать валидность результатов нейропсихологических или когнитивных тестов человека. По этой причине важно включать оценку валидности результатов во время проведения когнитивного тестирования.Также важно, чтобы валидность оценивалась в ходе когнитивной оценки.
  • PVT предоставляет информацию только о достоверности результатов когнитивных тестов человека, полученных во время той же оценки. Доказательства недействительной успеваемости, основанные на результатах PVT, относятся только к полученным результатам когнитивных тестов и не дают информации о том, действительно ли человек является инвалидом. Недостаточная валидность одного только теста на валидность результатов деятельности не является достаточным основанием для отказа в удовлетворении иска о потере трудоспособности.В таких случаях

Резюме и выводы: перспективы исследования и практики психологического контракта

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (oxford.universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 29 августа 2021 г.

Глава:
. (стр.179) 10 Резюме и выводы: перспективы исследования и практики психологического контракта
Источник:
Понимание психологических контрактов на работе
Автор (ы):

Нил Конвей

Роб Б.Бринер

Издатель:
Oxford University Press

DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780199280643.003.0010

В этой главе содержится краткое изложение и обсуждение того, что было достигнуто в отношении трех целей книги: во-первых, дать всесторонний обзор исследований и теории психологического контракта; во-вторых, критически оценить исследования и теорию психологических контрактов и предложить пути дальнейшего развития этой области; и, в-третьих, рассмотреть, как психологический контракт может быть практически применен в организациях.В этой главе рассматриваются возможные пути развития исследований. Обсуждаются некоторые методологические и теоретические вопросы и эмпирические приоритеты. Глава завершается рассмотрением того, в каком направлении может развиваться концепция психологического контракта. Потенциальный вклад концепции психологического контракта в понимание поведения на работе никогда не будет известен, если не будут признаны и устранены некоторые из его фундаментальных ограничений.

Ключевые слова: психологический контракт, исследование, теория, организация, поведение

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

Oxford Online требуется подписка или покупка.Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этой книге, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста связаться с нами .

Выводы и рекомендации для исследования - Оценка и проверка социальных и психологических маркеров в рандомизированных испытаниях комплексных вмешательств в области психического здоровья: программа методологических исследований

В этом отчете описывается разработка, оценка и распространение статистических и эконометрических методов для разработки объяснительных испытания психологических методов лечения и пояснительный анализ конечных клинических результатов этих испытаний.Мы были озабочены тем, чтобы сделать обоснованные причинно-следственные выводы о посреднических механизмах изменения этих клинических исходов, вызванного лечением. В разделе Глава 1 мы определили четыре вопроса о сложных вмешательствах / методах лечения. Мы снова задаем эти вопросы и соотносим их с методами, которые мы обсуждали в этом отчете.

А работает?

В Chapter 1 мы описали фундаментальные концепции причинно-следственного вывода и то, как они обеспечивают оценки эффективности лечения (ATE), которые лежат в основе рандомизированных исследований.В случае несоблюдения или отклонений от рандомизированного лечения мы определили альтернативный метод оценки, CACE, и описали необходимые допущения для определения CACE.

Как это работает?

В Chapter 2 мы довольно подробно обсудили статистическую оценку механизмов воздействия лечения посредством посреднического анализа, начиная с давно установленных стратегий из психологической литературы, с возможностью использования прогностических маркеров для корректировки искажающих факторов.Мы ввели определения прямых и косвенных эффектов, основанные на потенциальных результатах (контрфактах), вместе с некоторыми подходящими методами их оценки, а затем ввели методы IV, чтобы учесть возможность скрытого смешения между посредником и конечным результатом. В Глава 4 мы расширили идеи, чтобы охватить испытания, включающие продольные структуры данных (повторные измерения предполагаемых посредников, а также клинических исходов).

Какие факторы улучшают его работу?

В Глава 3 мы обрисовали в общих чертах обычный наивный подход к оценке модифицирующих эффектов показателей процесса (соотнесение их значений с клиническими исходами в обработанной группе без ссылки на контрольную группу), а затем описали современные методы, разработанные с использованием IV и главное расслоение.Эти методы оценивают модифицирующее влияние переменной процесса на эффект лечения, а не прогностическое влияние на результат, как оценивают наивные методы. В Глава 4 мы расширили идеи, чтобы охватить испытания, включающие продольные структуры данных (повторные измерения показателей процесса, а также клинических исходов).

В Глава 5 мы рассмотрели проблему дизайна исследования в контексте использования методов IV и основной стратификации, чтобы ответить на вопросы о механизмах воздействия лечения и показателях процесса.Эти планы включали использование предикторов исхода в качестве инструментов, использование модераторов лечебных эффектов для создания инструментов, использование простых многопрофильных испытаний и использование данных параллельных исследований с одним или параллельными медиаторами.

Для кого это работает?

В ходе программы исследований мы все больше сосредотачивались на вопросе о том, для кого лечение лучше всего, и на идее нацелить правильное лечение на нужного пациента в нужное время. Эта концепция освещалась на протяжении всего отчета.Например, использование модераторов в качестве инструментов по существу включает выявление подгрупп лиц, для которых лечение считается наиболее эффективным, с использованием неоднородности результатов лечения в данных. Мы рассмотрели роль таргетной терапии, многоцелевых испытаний и использование параллельных испытаний, чтобы помочь прояснить оценку медиаторов, работающих параллельно. Мы уделили особое внимание роли стратификации (основанной на модераторах лечебного эффекта или прогностических маркерах) в оценке механизмов воздействия лечения, мотивирующих разработку персонализированных методов лечения.В Глава 5 мы представили наш новый предлагаемый дизайн исследования BS-EME как один из вкладов в литературу по стратифицированной медицине, хотя и исключительно с акцентом на тестирование механизма, лежащего в основе стратификации.

Примеры

Мы в основном использовали испытания психологического или психосоциального лечения в качестве мотивирующих примеров на протяжении всего отчета. Мы не приносим извинений за то, что сосредоточили внимание на психическом здоровье, потому что проблемы, возникающие в этой области, значительны и во многих случаях привели непосредственно к представленным методологическим исследованиям.Это особенно верно в отношении вопросов получения надежных измерений посредников (и результатов), смешения между посредником и результатом, а также ошибки измерения посредника.

Однако стоит отметить, что проблемы, выявленные при измерении (например, переменных процесса или потенциальных посредников), не относятся исключительно к психическому здоровью и являются общими и общими для других областей медицинских исследований. Мы утверждаем, что большинство, если не все, самооценки показателей, связанных со здоровьем (таких как интенсивность боли, диета, сон, усталость и т. Д.)), также являются проблематичными, и даже биологические маркеры или клинически наблюдаемые переменные, такие как артериальное давление и холестерин, не защищены от проблем измерения. Мы не подразумеваем, что все проблемы и вызовы, выявленные при испытаниях сложных вмешательств, связаны только с психологическими вмешательствами: скорее, это общие проблемы, и психическое здоровье - одна из дисциплин, которая уделяет этим вопросам значительное внимание.

Заключительные советы для участников испытаний по оценке эффективности и механизмов

Чтобы продемонстрировать как эффективность, так и механизм, вам необходимо:

1.

демонстрируют эффект лечения на первичный (клинический) исход.

2.

демонстрируют эффект лечения на предполагаемый медиатор (механизм).

Эти два шага необходимы, но недостаточны для демонстрации причинно-следственного пути от лечения до медиатора и результата. Вы можете перейти к:

3.

Оценить корреляцию между медиатором и результатом (возможно, обусловливание терапевтической группы).Но будьте осторожны, корреляция может возникнуть из (1) влияния посредника на результат; (2) влияние результата на посредника (возможно, маловероятно, если лечение в первую очередь нацелено на посредника; или (3) общая причина, отличная от лечения (смешивающая). Последствия, конечно, не являются взаимоисключающими. Мы можем , например, имеют и (1), и (3). В этом случае наша цель - оценить (1) при наличии (3).

Общие причины посредника и исхода могут быть характеристиками участник исследования до лечения (т.е. потенциальные ковариаты или прогностические маркеры, которые, в принципе, можно измерить до рандомизации). Также могут быть общие причины (например, сопутствующие заболевания, жизненные события и т. Д.), Которые возникают после начала лечения. С последними справиться намного сложнее. Вместо простой корреляции медиатора и результата вам лучше использовать регрессионную модель для прогнозирования результата как по уровням медиатора, так и по группе лечения (как в B&K 16 ). Это было бы предпочтительнее корреляционного анализа, если посредник является бинарным, а не количественным.Тогда естественным продолжением этого будет:

4.

Регрессивный результат для медиатора и лечения, с учетом всех измеренных исходных ковариат, которые могут иметь прогностическое значение (не беспокойтесь о статистической значимости их эффектов, включая их независимо).

Вы очень редко, если вообще когда-либо, будете в состоянии уверенно заявить, что вы допустили все общие причины. Некоторые из них невозможно измерить, а о других вы, возможно, даже не подумали.Многие ковариаты в вашей регрессионной модели будут подвержены ошибкам измерения. Ваша модель будет улучшением простой корреляции или линейной регрессии результатов для медиатора и лечения (без корректировки ковариант), но это не приведет к полному устранению систематических ошибок.

Теперь пора попытаться учесть неизмеримые общие причины (скрытые факторы, мешающие) через:

5.

Модель IV (например, с использованием 2SLS). Предполагается, что инструмент тесно связан с посредником, но статистически не зависит от результата, обусловленного как посредником, так и общими причинами.Учет измеренных искажающих факторов (исходных ковариат) на обоих этапах двухэтапной процедуры IV повысит точность оценок причинно-следственных связей. Но будьте осторожны, убедительные инструменты найти сложно.

Ключом к поиску полезных и убедительных инструментов является неоднородность лечебного воздействия. Здесь у нас есть доступ к модераторам лечебного эффекта, эффекты которых можно наблюдать с точки зрения их влияния лечебных эффектов как на предлагаемый медиатор, так и на конечный результат (если эти эффекты не наблюдаются в нашем исследовании, то этот подход не будет будьте плодотворны).Но в дополнение к этому нам необходимо предположение, что уменьшение влияния лечения на результат полностью объясняется уменьшением воздействия лечения на медиатор (механизм воздействия лечения). Это зависит от убедительной предшествующей биологической или психологической теории (и, возможно, свидетельств более ранних экспериментальных исследований) в отношении целевого характера вмешательства и убедительной теории, обосновывающей роль модератора (прогнозирующего маркера) в создании действенного инструмента.Очень важен тщательный дизайн. Здесь мы придерживаемся линии мысли, которая отличается от приведенного выше аргумента, но полностью согласуется с ней.

Роль оценки эффективности и механизмов в разработке персонализированной терапии (стратифицированная медицина)

В заключение мы приводим ряд простых утверждений 102 , направленных на то, чтобы побудить участников испытаний серьезно рассмотреть роль маркеров, которые позволяют одновременно оценивать полезность предполагаемого прогностического биомаркера и механизмы лечебного эффекта, мотивирующие его использование.

  1. Персонализированная терапия (стратифицированная медицина) и оценка механизмов воздействия лечения неразрывно связаны.

  2. Стратификация без оценки соответствующих механизмов не вызывает доверия.

  3. В почти определенном присутствии смешения между медиатором и исходом оценка механизмов зависит от стратификации для ее достоверности.

  4. Как стратификацию, так и посредничество лечебного эффекта можно оценить с использованием плана стратифицированного по биомаркерам исследования вместе с подробным исходным измерением всех известных прогностических биомаркеров и других прогностических переменных.

  5. Прямые и косвенные (опосредованные) эффекты следует оценивать с помощью методов IV (IV является прогностическим маркером по лечебному взаимодействию) вместе с корректировками для всех известных прогностических маркеров (искажающих факторов), последние корректировки способствуют повышению точности (как в обычном анализе эффектов лечения), а не снижение систематической ошибки.

Роль оценки терапевтического процесса

Во многих отношениях здесь возникают те же концептуальные и технические проблемы, что и при оценке медиации.Оба занимаются исследованием терапевтических механизмов. Как посредники, так и индикаторы терапевтического процесса подвержены ошибкам измерения, и весьма вероятно, что их эффекты могут быть искажены. Оба могут стать предметом индивидуальной терапии. Разница в том, что переменные процесса не измеряются (не определяются) при отсутствии терапии. Одним из решений, помимо использования более знакомых методов IV, является введение использования основной стратификации.Не просто смотрите на ассоциации между процессом и результатом у пролеченных участников. Это ошибочная логика.

Рекомендации для исследований

Мы заканчиваем некоторыми рекомендациями относительно будущих исследований в этой области, основанных на методах, описанных в этом отчете. Важно отметить, что это растущая область, которая быстро развивается, особенно в контексте персонализированной терапии и анализа причинно-следственной связи, и эти рекомендации не включают все аспекты этих областей.

Явная связь эффективности и оценки механизма

В , Глава 1 , мы сосредоточились на эффективности лечения, прежде чем перейти к рассмотрению механизмов воздействия лечения и переменных процесса по отдельности. Однако на практике они сильно взаимосвязаны. Например, если клиент не посещает какие-либо сеансы терапии, как мы можем ожидать, что его или ее посредник изменится только в результате случайного распределения? Если клиент не посещает терапию, как мы можем измерить терапевтический альянс? И наоборот, возможно, терапевтический альянс низкий, и это приводит к плохой посещаемости терапии? Кажется логичным, что если наша цель состоит в том, чтобы провести тщательный объяснительный анализ этих испытаний, мы должны рассматривать модели с несоблюдением и посредничеством совместно.Мы планируем изучить это, рассматривая комплаенс и механизм как причинно-следственные посредники в рамках Daniel et al . 105

Дизайн испытаний для оценки эффективности и механизма, а также последствия для размера выборки

Достаточны ли размеры выборки, полученные в результате проведения исследования для первичного ITT-анализа, для использования методов, описанных в этом отчете? Мы не исследовали явным образом последствия для размера выборки и поэтому не можем дать окончательный ответ.Например, мы показали, что процедуры IV снижают точность оценок по сравнению со стандартными подходами регрессии. Это обычный компромисс между предвзятостью и точностью. Дальнейшие исследования могут изучить способность обнаруживать опосредованные эффекты определенной степени с помощью внутривенных инъекций.

В нашем моделировании BS-EME мы отметили роль прогностических маркеров в повышении точности оценок (т. Е. Снижении SE). Из ITT-анализа рандомизированных исследований известно, что включение заранее определенных прогностических переменных в модель регрессии результатов повышает точность оценки эффекта лечения.Что интересно в контексте посредничества, так это то, что это выигрыш по всем интересующим параметрам. Это означает, что при фиксированном размере выборки снижение статистической мощности для эффектов посредничества от использования подхода IV будет уменьшено за счет включения прогностических ковариат.

Подобные проблемы возникают при анализе переменных процесса с использованием основной стратификации. Хотя ключевым идентифицирующим аспектом является наличие сильных базовых предикторов принадлежности к классу в группе лечения, размер выборки должен быть достаточно большим, чтобы приспособиться к этому подходу к моделированию.

Мы определили ряд подходов к улучшению дизайна испытаний EME, но следующим этапом является их внедрение в приложения. Разработать идеальное испытание EME сложно, если не невозможно, поскольку исследователям всегда приходится делать непроверяемые предположения. Однако, хотя всегда будет возможность неизмеримого смешения, регистрация как можно большего количества мешающих факторов и их учет в последующем статистическом анализе всегда поможет.Учитывая недавнюю работу Imai et al. 103 , 104 о дизайне экспериментов для анализа посредничества, возможность применять их дизайн в контролируемых клинических испытаниях была бы важным шагом вперед.

Измерение медиаторов (надежность и ошибка измерения)

Как мы уже подчеркивали, измерение является ключевым вопросом во многих областях клинических исследований, а не только в психологии и психическом здоровье. Точно так же получение надежных, воспроизводимых и достоверных показателей без систематической ошибки измерения может быть проблемой, но на которую в конечном итоге опирается оценка любых механизмов.Как мы описали в Chapter 2 , Pickles et al. 80 предложили решение для учета ошибки измерения в посреднике, используя повторные меры посредника в UK PACT. Валерий и др. 106 предложили альтернативный подход, когда посредник является непрерывным для любого результата в рамках обобщенной линейной модели. Необходимы дополнительные исследования влияния ошибки измерения на посредник и решения этой проблемы.

Другие формы переменной результата

Многие из методов, которые мы представили в этом отчете, основаны на линейных моделях. С одной стороны, это естественно, поскольку шкалы непрерывных измерений распространены в психиатрии и психологии, и это дисциплина, из которой взяты наши примеры. С другой стороны, возможность обобщения методов на другие клинические области может быть ограничена. Например, имеется мало литературы по анализу посредничества с исходами выживаемости 107 и особенно с оценкой IV для исходов выживаемости.В будущих исследованиях следует стремиться обобщить методы на альтернативные формы результатов.

Анализ чувствительности

VanderWeele 108 и VanderWeele и Arah 109 предложили общие методы оценки формул смещения для анализа чувствительности для неизмеряемых искажающих факторов для прямых и косвенных эффектов. Учитывая, что мы определили неизмеряемое смешение как ключевое ограничение как в более традиционных подходах к оценке механизмов, так и в некоторых более продвинутых подходах, следует изучить применение этих и других предлагаемых методов анализа чувствительности к нашим клиническим примерам и мотивирующим вопросам.

Психологическая теория - обзор

6 Обсуждение и выводы

Название этой главы заведомо провокационное и, конечно, немного легкомысленное. Однако в предыдущих разделах мы надеемся подчеркнуть, что определение «факта» или «фантазии» дискретных, функционально независимых систем категориального обучения требует очень тщательного рассмотрения и интеграции широкого диапазона доказательств.

Это свидетельство подсказывает нам, что доводы в пользу множественных систем, лежащих в основе вероятностного или детерминированного категорийного обучения, все еще очень открыты для дискуссий и могут быть оспорены тремя основными способами.Во-первых, в нашем обзоре «лучших» эмпирических данных, подтверждающих множественную системную интерпретацию, мы заметили, что интерпретация большей части этого исследования спорна и открыта для альтернативных объяснений (разделы 2 и 3). Во-вторых, мы утверждали, что, поскольку большая часть этого исследования опиралась на открытие диссоциаций, оно опирается на ошибочную логику (раздел 4). Особенностью этой логики является то, что она зависит от невозможности наблюдения эффекта и, следовательно, особенно подвержена ошибкам типа I.Это означает, что исследователей легко ввести в заблуждение, полагая, что они открыли несколько систем обработки, когда они просто не смогли наблюдать значительный эффект.

Наконец, мы утверждали, что двойственная природа теоретических представлений, таких как COVIS, которые связывают психологическую модель категориального обучения с предложенными нейропсихологическими структурами и процессами, может скорее усложнить, чем прояснить наше понимание категорийного обучения на обоих уровнях (Раздел 5). . На фундаментальном уровне тот факт, что данные могут соответствовать математической модели, объединяющей несколько систем, никоим образом не подтверждает существование этих систем у человека, который учится категоризировать.Однако в конечном итоге ответ на вопрос, который мы задаем в названии, требует ясности в отношении того, что составляет объяснение данного явления.

6.1 Варианты объяснения

Психологическая теория - очень сложный проект, и в нем возникают проблемы, которых легко избежать другие научные теории. Каждое поле должно четко указывать, что оно пытается объяснить и как оно пытается это объяснить. Подстановка объяснения объяснением неверна, например, когда следствие становится причиной - например, когда кто-то определяет «эффект Струпа» как причину, по которой люди замедляются из-за противоречивой информации.Они могут пройти мимо уведомления, потому что эффект - это технический термин, а технические термины часто являются пояснениями. Но в психологии мы также должны остерегаться того, чтобы обычные термины, такие как «правило», ошибочно принимали за технические. Поэтому, когда мы хотим объяснить, как человек изучает категорию, и мы хотим сказать «с помощью правил тестирования», мы должны понимать, что мы предложили не техническое объяснение, а обычное (совершенно разумное). Есть только одна разновидность «системы», которая может следовать правилу, и это разумное существо, которое, как можно сказать, следует ему правильно или нет.Вулкан не может извергаться с нарушением правил, хотя его извержение может быть необъяснимым или необычным. Нейрон не может срабатывать правильно, а только нормально. Человек может следовать правилу, а может и забыть.

Объяснения того, что делают люди, чреваты, потому что у нас есть два способа предложить такие объяснения. Как ясно описывают Беннет и Хакер (2003), представьте себе человека, который покупает пару билетов в оперу. Почему он так поступает? Объяснение: «Потому что он хочет сделать жене подарок» совершенно справедливо.Его желания являются неотъемлемой частью процесса покупки билетов (в отличие от покупки их случайно или обманом). Объяснение «Потому что его мозг был в такой-то конфигурации» может быть справедливым, если мы поймем, что мозг не является конститутивным (это не входит в то, что мы подразумеваем под «покупкой билетов»). Вместо этого объяснение мозга - это описание причинно-следственных условий (Trigg & Kalish, в печати) для реализации способности, например, покупать билеты.

Таким же образом формальная модель может быть одного из двух типов. Можно смоделировать конститутивные компоненты поведения, как при моделировании того, как люди делают выбор, принимают решения, проверяют гипотезы, полагаются на эвристику или делают выводы из аргументов (например, Evans, 2008; Gigerenzer & Todd, 1999; Tversky & Канеман, 1981). В случае категориального обучения такая модель могла бы количественно оценить вероятность того, что человек, например, рассмотрит какое-то конкретное простое правило, касающееся отдельных признаков, перед более сложным правилом двух признаков.

Другой вариант объяснения - моделирование причинно-следственных условий поведения, как мы могли бы описать изучение категорий как ассоциацию меток с сохраненными экземплярами. Вся эта модель сводится к отображению измеренных входных данных и измеренных откликов; ответ на вопрос, поднятый в разделе 5.3, о том, что означает слово «должным образом» во фразе «мозг должен функционировать должным образом». Модели восприятия, извлечения памяти и знакомые модели категорийного обучения (например,g., ALCOVE) можно рассматривать как одну из этих разновидностей, поскольку они объясняют механизмы, поддерживающие нашу способность воспринимать, запоминать и учиться. Возможность того, что психология может прийти к этой разновидности моделей, захватывает, и ошибочно принимать ее за первый тип только сбивает с толку.

Множественные теории категоризации, такие как COVIS, всегда относятся к этому запутанному виду, поскольку они смешивают конститутивные и причинные объяснения, как если бы они оба являются одним и тем же объяснением. С одной стороны, у нас есть явная «система», которая на самом деле является системой, которая делает то, что делает человек.Только человек может использовать язык (так что «вербальная система» - это человек), или следовать правилу (для «системы RB»), или представлять что-то себе в явной форме. Объяснения, основанные на этой «системе», могут стать бессмысленными: если объяснение того, как человек изучает правило, состоит в том, что его «вербальная система» усваивает правило, то либо экспланандум просто служит объяснением, либо объяснение является гомункулярным. С другой стороны, модели множественных систем постулируют неявную «систему», которая представляет собой описание того, как наш мозг должен быть организован таким образом, чтобы мы могли научиться тому, как стрелять в баскетбол, или идти налево на волне, или, может быть, отличить Хэтфилда от Маккоя.Разницу между такими объяснениями можно увидеть в том, что произошло бы, если бы они потерпели неудачу. Если бы имплицитная «система» была сломана, мы не могли бы делать то, что делаем, но если бы вербальная «система» была сломана, мы, , вообще не были бы , делающими что-нибудь (что-то может все еще происходить с нами или в нас…). Чтобы теория множественных систем имела смысл (не говоря уже о том, чтобы быть верной или ложной), она должна уважать разницу между тем, кто мы есть и как мы работаем.

Интересным следствием этого различия является то, что его соблюдение не исключает теорий, предлагающих качественно разные способы изучения категориального различия.Формальная модель, которой является COVIS, могла бы даже быть именно такой теорией, если бы она была интерпретирована правильно, то есть если бы она не делала ссылок на «явные» и «неявные» системы и если бы действия системы RB понимались как абстракции функций. . Многие гибридные модели из раздела 5.1 совместимы именно с такой интерпретацией, как и даже простые модели (например, ALCOVE), которые качественно зависят от значений их параметров. Но соблюдение этого различия устраняет логическую возможность теорий множественных систем, которые противопоставляют явные и неявные «системы».

6.2 Объяснительная сила

Одним из явных препятствий на пути к разрешению спора о множественной или единственной системе в категориальном обучении (и во многих других областях) является то, что часто предлагаемые объяснения явлений не принимают во внимание различие между людьми и их мозгом. Более того, как мы изо всех сил старались описать, сторонники множественных систем объяснений часто используют наводящие на размышления, но скорее неубедительные доказательства на одном уровне (например, структуры мозга), чтобы «поддержать» отчеты, представленные на другом уровне (например,г., функциональная организация). Такое сочетание объяснений порождает иллюзорный вид «конвергентных» свидетельств.

Если отступить и рассмотреть доказательства на каждом уровне изолированно, соблазнительная привлекательность мультисистемных учетных записей заметно уменьшится. На уровне мозга ведутся серьезные споры о надежности и силе выводов, которые можно сделать, например, на основе визуализационных исследований работы отдельных систем (например, Coltheart, 2006; Page, 2006; Uttal, 2001).На функциональном уровне дихотомизация процессов и представлений в отдельные системы значительно затруднена эмпирическими доказательствами, которые расходятся с предполагаемыми характеристиками систем (см. Разделы 2 и 3).

Кроме того, как отмечают Керен и Шул (2009), объяснение явлений посредством вызова множественных (чаще всего двойных) систем может «казаться» продуктивным просто потому, что оно служит базовой когнитивной функции желания структурировать и упорядочить наши знания (i .е., по иронии судьбы, категоризация ). Но хорошая схема классификации в сочетании с «хорошей историей» не должна - хотя это часто бывает - повышать нашу уверенность в правильности объяснения. Именно это, на наш взгляд, неуместное чувство уверенности побуждает Полдрака и Ферде (2008) предложить следующую (поразительную) оценку:

… в конце концов, подходы к единой или множественной системе должны оцениваться на основе как объяснительной способности, так и их продуктивности с точки зрения получения новых и интересных результатов.Мы утверждаем, что взгляд на MMS [несколько систем памяти] продолжает приводить к новым и интересным результатам в исследованиях на людях и животных, тогда как взгляд на единственную систему в значительной степени сосредоточен на защите своих основных предположений и атаке на результаты подхода MMS, а чем вдохновляющие новые открытия. Мы считаем, что именно такая производительность убедительно свидетельствует в пользу подхода MMS по сравнению с подходом с одной системой. (стр. 202)

Однако хорошие объяснения должны быть не только продуктивными или плодотворными в смысле «вдохновляющих новых открытий» (как подчеркнули Полдрак и Ферде), но также должны удовлетворять таким критериям, как согласованность, эмпирическая точность, объем, внутренние последовательность, простота, точность прогнозов и формализм (Brewer, Chinn, & Samarapungavan, 1998; Keren & Schul, 2009).Как подчеркивается в предыдущих разделах, многие теории множественных систем терпят неудачу при рассмотрении таких критериев.

6.3 Заключительные мысли

Наша цель в этой главе не состояла в том, чтобы защитить предположения, результаты атак и, как правило, быть непродуктивными. Скорее, это было сделано для того, чтобы высветить фундаментальные проблемы, которые мы видим в популярных в настоящее время мультисистемных оценках категорийного обучения. Поступая таким образом, мы стремились прояснить лежащие в основе предположения, представить сбалансированную интерпретацию результатов и предложить альтернативную продуктивную программу, основанную на методологическом и концептуальном анализе, который мы предложили.Поскольку психологическая теория - очень сложный проект, мы должны быть как можно более уверены в том, как мы интерпретируем свидетельства и как мы строим свои объяснительные отчеты. По причинам, которые мы изложили, мы считаем, что наше теоретическое понимание категориального обучения далеко от окончательного. Задача исследователей в области категоризации (и во многих других областях) состоит в том, чтобы избежать оков мультисистемных «объяснений» и разработать модели и процедуры измерения, которые будут способствовать систематическому исследованию массива данных, которые нам предстоят.

Причинность преступления: психологические теории - выводы - правонарушение, факторы, антисоциальное и индивидуальное действие

Есть много общих черт в существующих психологических теориях правонарушения (Фаррингтон, 1994). Большинство теорий предполагают следующее: (1) существуют стойкие индивидуальные различия в лежащей в основе конструкции, такой как криминальный потенциал или антисоциальная личность; (2) гедонизм или погоня за удовольствиями - главный возбуждающий фактор; (3) существует внутреннее подавление совести или подобный механизм; (4) методы воспитания детей, используемые родителями, имеют решающее значение для развития этой совести в процессе социального обучения; (5) там, где родители представляют антисоциальные модели, также может происходить обучение антиобщественному поведению; (6) совершение правонарушений в любой ситуации по существу включает рациональное решение, в котором вероятные затраты сопоставлены с вероятными выгодами; и (7) импульсивность или плохая способность учитывать и поддаваться влиянию возможных будущих последствий правонарушения, является важным фактором, часто связанным с плохой способностью манипулировать абстрактными концепциями.

Будущие психологические теории правонарушений должны быть более широкими, включая биологические, индивидуальные, семейные, сверстниковые, школьные и соседские факторы, а также мотивационные, сдерживающие, процессы принятия решений и обучения. Возможно предложить последовательные модели, в которых, например, факторы соседства, такие как социальная дезорганизация, влияют на семейные факторы, такие как воспитание детей, которые, в свою очередь, влияют на индивидуальные факторы, такие как импульсивность. Существующие теории нацелены на объяснение всех типов правонарушителей, но могут потребоваться разные теории для объяснения случайных или ситуативных правонарушителей в отличие от постоянных или хронических правонарушителей с антиобщественным образом жизни.Однако важно, чтобы теории не становились настолько сложными, чтобы они могли все объяснить, но ничего не предсказывали.

Теории необходимо тщательно уточнять, чтобы они приводили к проверяемым эмпирическим предсказаниям. В прошлом упор делался на объяснение хорошо известных взаимосвязей между факторами риска и правонарушением, а не на прогнозировании новых результатов. Будущие теоретики должны спланировать программу теоретического развития, в которой теории и свидетельства развиваются вместе в кумулятивной форме, при этом теории направляют исследования, а результаты приводят к более точному определению теорий.

Научный метод и психологические исследования

Как исследователи исследуют психологические явления? Они используют процесс, известный как научный метод, для изучения различных аспектов того, как люди думают и ведут себя. Этот процесс не только позволяет ученым исследовать и понимать различные психологические явления, но также дает исследователям и другим людям возможность поделиться результатами своих исследований и обсудить их.

Что такое научный метод?

Что такое научный метод и как он используется в психологии? Научный метод - это, по сути, пошаговый процесс, которому исследователи могут следовать, чтобы определить, существует ли какая-то связь между двумя или более переменными.

Психологи и другие социологи регулярно предлагают объяснения человеческого поведения. На более неформальном уровне люди ежедневно судят о намерениях, мотивациях и действиях других.

Хотя повседневные суждения, которые мы делаем о человеческом поведении, субъективны и анекдотичны, исследователи используют научный метод для объективного и систематического изучения психологии. Результаты этих исследований часто публикуются в популярных СМИ, что заставляет многих задаться вопросом, как и почему исследователи пришли к таким выводам.

Чтобы по-настоящему понять, как психологи и другие исследователи приходят к этим выводам, вам необходимо больше узнать о исследовательском процессе, который используется для изучения психологии, и об основных шагах, которые используются при проведении любого типа психологического исследования. Зная этапы научного метода, вы сможете лучше понять процесс, через который проходят исследователи, чтобы прийти к заключениям о человеческом поведении.

Причины использовать шаги научного метода

Цели психологических исследований - описать, объяснить, предсказать и, возможно, повлиять на психические процессы или поведение.Для этого психологи используют научный метод проведения психологических исследований. Научный метод - это набор принципов и процедур, которые используются исследователями для разработки вопросов, сбора данных и получения выводов.

Каковы цели научных исследований в психологии? Исследователи стремятся не только описать поведение и объяснить, почему оно возникает; они также стремятся проводить исследования, которые можно использовать для прогнозирования и даже изменения поведения человека.

Ключевые термины, которые необходимо знать

Прежде чем приступить к изучению этапов научного метода, вам следует ознакомиться с некоторыми ключевыми терминами и определениями.

  • Гипотеза: обоснованное предположение о возможной взаимосвязи между двумя или более переменными.
  • Переменная: фактор или элемент, который может изменяться наблюдаемым и измеримым образом.
  • Operational Definition: Полное описание того, как именно определяются переменные, как ими будут управлять и как они будут измеряться.

Шаги научного метода

Хотя научные исследования могут быть разными, это основные шаги, которые психологи и ученые используют при изучении человеческого поведения.

Шаг 1. Проведите наблюдение

Прежде чем исследователь сможет начать, он должен выбрать тему для изучения. После того, как область интереса выбрана, исследователи должны провести тщательный обзор существующей литературы по этому вопросу. Этот обзор предоставит ценную информацию о том, что уже было изучено по этой теме и на какие вопросы еще предстоит ответить.

Обзор литературы может включать изучение значительного количества письменных материалов как из книг, так и из академических журналов, датированных десятилетиями. Соответствующая информация, собранная исследователем, будет представлена ​​во вводной части окончательных опубликованных результатов исследования. Этот справочный материал также поможет исследователю сделать первый важный шаг в проведении психологического исследования - сформулировать гипотезу.

Шаг 2. Задайте вопрос

После того, как исследователь что-то заметил и получил некоторую справочную информацию по теме, следующим шагом будет задать вопрос.Исследователь сформулирует гипотезу, которая представляет собой обоснованное предположение о взаимосвязи между двумя или более переменными.

Например, исследователь может задать вопрос о взаимосвязи между сном и успеваемостью. Учащиеся, которые спят больше, лучше справляются с тестами в школе?

Чтобы сформулировать хорошую гипотезу, важно подумать о различных вопросах, которые могут возникнуть по конкретной теме. Вам также следует подумать о том, как можно исследовать причины.Опровержимость - важная часть любой действительной гипотезы. Другими словами, если гипотеза была ложной, у ученых должен быть способ продемонстрировать, что она ложна.

Шаг 3. Проверьте свою гипотезу и соберите данные

Когда у вас будет прочная гипотеза, следующим шагом научного метода будет проверка этой догадки путем сбора данных. Точные методы, используемые для исследования гипотезы, зависят от того, что именно изучается. Психолог может использовать две основные формы исследования - описательное исследование или экспериментальное исследование.

Описательное исследование обычно используется, когда было бы трудно или даже невозможно манипулировать рассматриваемыми переменными. Примеры описательных исследований включают тематические исследования, натуралистические наблюдения и корреляционные исследования. Телефонные опросы, которые часто используются маркетологами, являются одним из примеров описательных исследований.

Корреляционные исследования довольно распространены в исследованиях психологии. Хотя они не позволяют исследователям определять причинно-следственные связи, они позволяют выявить взаимосвязи между различными переменными и измерить силу этих взаимосвязей.

Экспериментальное исследование используется для изучения причинно-следственных связей между двумя или более переменными. Этот тип исследования включает систематическое манипулирование независимой переменной с последующим измерением воздействия, которое она оказывает на определенную зависимую переменную. Одним из основных преимуществ этого метода является то, что он позволяет исследователям на самом деле определить, действительно ли изменения одной переменной вызывают изменения в другой.

Хотя психологические эксперименты часто бывают довольно сложными, простой эксперимент довольно прост, но позволяет исследователям определить причинно-следственные связи между переменными.В большинстве простых экспериментов используются контрольная группа (те, кто не получает лечение) и экспериментальная группа (те, кто получает лечение).

Шаг 4. Изучите результаты и сделайте выводы

После того, как исследователь разработал исследование и собрал данные, пришло время изучить эту информацию и сделать выводы о том, что было обнаружено. Используя статистику, исследователи могут обобщать данные, анализировать результаты и делать выводы на основе этих данных.

Итак, как исследователь решает, что означают результаты исследования? Статистический анализ может не только подтвердить (или опровергнуть) гипотезу исследователя; его также можно использовать для определения статистической значимости результатов.

Когда результаты считаются статистически значимыми, это означает, что маловероятно, что эти результаты являются случайными.

Затем на основе этих наблюдений исследователи должны определить, что означают результаты. В некоторых случаях эксперимент подтвердит гипотезу, но в других случаях он не подтвердит гипотезу.

Так что же произойдет, если результаты психологического эксперимента не подтверждают гипотезу исследователя? Означает ли это, что исследование было бесполезным? Тот факт, что результаты не подтверждают гипотезу, не означает, что исследование бесполезно или информативно. Фактически, такие исследования играют важную роль в помощи ученым в разработке новых вопросов и гипотез для изучения в будущем.

После того, как выводы сделаны, следующим шагом будет поделиться результатами с остальной частью научного сообщества.Это важная часть процесса, потому что она вносит вклад в общую базу знаний и может помочь другим ученым найти новые направления для исследования.

Шаг 5. Отчет о результатах

Последний шаг в психологическом исследовании - сообщить о результатах. Часто это делается путем написания описания исследования и публикации статьи в академическом или профессиональном журнале. Результаты психологических исследований можно увидеть в рецензируемых журналах, таких как Psychological Bulletin , Journal of Social Psychology , Developmental Psychology и многих других.

Структура журнальной статьи следует определенному формату, установленному Американской психологической ассоциацией (APA). В этих статьях исследователи:

  • Предоставьте краткую историю и предысторию предыдущего исследования.
  • Представьте свою гипотезу
  • Определите, кто участвовал в исследовании и как они были выбраны
  • Дайте рабочие определения для каждой переменной
  • Опишите меры и процедуры, которые использовались для сбора данных
  • Объясните, как была проанализирована собранная информация
  • Обсудите, что означают результаты

Почему так важна такая подробная запись психологического исследования? Четко объяснив шаги и процедуры, используемые на протяжении всего исследования, другие исследователи могут затем воспроизвести результаты.