Психология боя: Психологическая подготовка к бою | Ниппон Кэмпо

Содержание

Психологическая подготовка к бою | Ниппон Кэмпо

 

Страх боя. Управление страхом. Психологическая готовность к бою.  Составляющие психологической готовности к бою: дзансин, ёми, кихаку, кикай, сен и сюки.

Упавший духом гибнет раньше срока

© Омар Хайам

Страх боя

Из всех отрицательных эмоций, которые испытывает человек, больше всего он запоминает эмоцию страха. Эмоция страха является неотъемлемой частью нашей жизни. Не боятся только мертвые или дураки. Здравомыслящему и адекватному человеку в любой незнакомой обстановке, где ему что-то или кто-то угрожает,  всегда становится страшно. И это – нормально. Страх – движущая сила эволюции, именно он позволил человеку выжить в неблагоприятных, в общем-то, для него условиях. Пытаться искоренить эмоцию страха практически невозможно. Но мы можем изменить свое отношение к страху и научиться управлять этой эмоцией,  а это значит – заниматься психологической подготовкой .

Крик помогает победить страх

Управление страхом

В Ниппон кэмпо, как и во многих других Японских боевых системах рукопашного боя применяется ряд методик по изменению отношения к страху и возможности контролировать эту эмоцию. Нет на планете человека, который не знал бы такие слова как «самурай» или «камикадзе». Эти слова давно уже стали синонимами бесстрашия и беспримерной храбрости. Современные японские единоборства используют те же методики психологической подготовки бойцов, что использовались в воспитании самураев и ярким проявлением которых, было массовое проявление самопожертвования камикадзе. Можно много дискутировать на тему целесообразности такого самопожертвования, но факт налицо: камикадзе могли  победить страх, преобразовать и направить эту разрушающую эмоцию на достижение конкретной цели – уничтожение противника.

Кадр из фильма “Телохранитель”. Один против многих.  Корень такого бесстрашия  –  в психологической подготовке

 

Правильная психологическая подготовка, правильное психологическое состояние бойца перед и, особенно,  во время боя – это краеугольный камень будущей победы. Ни физические кондиции человека, ни его технический и тактический арсенал ничего не стоят, если человек  не способен справиться со своими эмоциями, обуздать их, и направить все свои силы на достижение победы в схватке, будь это спортивный бой на татами или драка на улице.

Психологическая готовность Ки-Гамае

В японских единоборствах общим критерием готовности человека к бою является «Сисэй»(Shisei). Понятие «Cисэй» – подразумевает умение человека встретить любую неожиданность или невзгоду с решительностью и готовностью не только физически, но и психологически. Наряду с mi gamae, критерием физической готовности, «Сисэй» включает в себя понятие ki gamae – психологическую готовность к бою. К важнейшим компонентам «ки гамаэ» относятся «дзансин», «ёми», «кихаку», «кикай», «сэн» и «сюки». Все эти компоненты в Японском рукопашном бое Ниппон кэмпо рассматривают как базовые элементы, составляющие психологическую подготовку к бою. Причем нет абсолютно никакой разницы психологической готовности человека, готов он к спортивному бою или к бою насмерть. Именно овладению этими пятью видами искусств и необходимо заниматься, чтобы иметь высокую психологическую готовность к бою.

Дзансин(Zanshin) (яп. 残心) – умение демонстрировать внутренне спокойствие, сохраняя пристальное внимание к любым опасностям внешнего  окружения и обладая бессознательной готовностью реагировать на них. Дословно – “внимание без остатка”. Человек, находящийся в состоянии «дзансин» внешне безучастен. Но, бессознательно контролирует и проявляет внимание ко всему, готовясь заметить любое действие противника и среагировать на него. Состояние «дзансин», можно понять и испытать, только после проведения многочисленных поединков. Без проведения поединков и боев, испытать такое состояние невозможно.

Ёми – способность читать мысли противника

Ёми(Yomi) (японск.) – восприятие, способность читать мысли противника и, тем самым, предвосхищать его действия.  «Ёми» подразумевает не столько умение наблюдать и читать намерения противника, сколько способность интуитивно предчувствовать будущие события, которые логически непредсказуемы. Это навык интуитивно реагировать в нужный момент и нужном месте, что позволяет идеально приспосабливаться к происходящему. Это состояние у мастеров японского рукопашного боя часто переходит в понятие «куфу», состояние необычайной сосредоточенности на каком-либо одном внешнем раздражителе, когда человек игнорирует любые другие второстепенные впечатления, которые могут  отвлекать внимание от главного.

Кихаку(Kihaku) (яп.) – умение концентрировать свою внутреннюю энергию, демонстрируя это противнику и сохраняя при этом уверенность и спокойствие. Человек, обладающий умением «кихаку» выглядит и ведет себя так, что даже не вызывает желания на себя нападать. Такое состояние человека также достигается путем многочисленных тренировок. В «кихаку» человек не только ведет себя так, как будто контролирует все вокруг себя, но действительно это делает. C первого взгляда на него видно, что в случае любой опасности он  будет действовать решительно и до конца.

Кикай(

Kikai) (яп.) – бессознательный контроль любого шанса или удобного момента для проведения атаки противника. Мастер, обладающий «кикай», моментально реагирует на любую невнимательность противника, потерю им концентрации, малейшее его отвлечение. Подобные моменты в бою возникают лишь на какое-то мгновение. Поэтому времени на обдумывание ситуации нет, атака в этот момент должна быть интуитивной. Если сознательно раздумывать и взвешивать шансы, вместо того, чтобы действовать интуитивно, удобный момент будет упущен. «Кикай» – это способность бойца действовать ловить такие моменты, действовать, что называется, по наитию. «Кикай» полезен не только в бою, но и в обычной жизни.

Любой собранный, сконцентрированный человек, который умеет использовать удобные для себя моменты в жизни, получит превосходство над другими, которые не собраны и невнимательны (яп. «suki»/«сюки»), и упускают такие удобные моменты для реализации своих целей. Поэтому нужно постоянно приучать себя быть внимательным и сохранять душевное спокойствие, чтобы уметь своевременно использовать шанс (кикай) и избежать промах. Проблема тут кроется исключительно в психологической подготовке.

Если ученик практикуется лишь в выполнении отдельных приемов и набора техник, забывая, как важно приучиться к самодисциплине и порядку, как важно победить собственную безалаберность и научиться избегать опрометчивых действий, то, попусту потратив уйму времени и энергии, получив травмы, он не добьется сколь-нибудь заметных результатов.

Сен(Sen) (яп.) – инициатива. Стремление справиться с ситуацией, взять ее под контроль. Про виды инициатив мы писали в наших статьях. Скажем только, что умение работать с с различными видами таких тактических ситуаций и задач входит в формирование психологической подготовки в бою и умению работать над своими эмоциями.

Сюки(Suki) (яп.) – момент, когда противник теряет концентрацию или ослабевает его внимание, что дает повод атаковать его.  Эти моменты могут случаться как самостоятельно, так и искусственно создаваться при помощи тактических уловок, финтов и ухищрений.  Обычный человек, преследуемый повседневными стрессами, не может расстаться с ощущениями, что он должен постоянно проявлять активность, чтобы избежать неудач и добиться чего то дельного. Однако чаще все получается как раз наоборот, ведь, вечно суетясь, человек теряет внутренний покой, перестает контролировать себя, забывает о порядке и дисциплине. Ему изменяет чувство меры, он непрестанно озабочен исправлением допущенных ранее ошибок, он силится избежать неприятностей и неудач. И вот, ведя подобный образ жизни, он начинает ощущать внутри разлад, он не может справиться с проблемами, одолевающими его, и от этого все чаще в своей повседневной жизни испытывает стресс и страх. Это и есть состояние «сюки» в повседневной жизни.

В бою нужно стремиться получить у противника такое состояние – разбалансированность, невнимательность, несобранность. В таком случае победа будет от вас в одном шаге, одной атаке, одном заключительном техническом действии.

Победа в бою

 

Преодолеть страх

Чтобы уметь преодолевать страх и это состояние контролировать, ученики должны честно сказать себе – мы боимся, но боится и наш противник. Это наша точка отсчета –  стать честным прежде перед самим собой. Это уже начало подчинения своего страха. Вы должны научиться выполнять свою технику и действия по принципу: глаза – боятся, но руки (и ноги) делают!  Люди, участвовавших в больших соревнованиях, настоящих реальных боях, драках насмерть,  прошедшие стрессы, связанные с выживанием, знают, какой выброс адреналина случается в завязке таких ситуаций. Это состояние уже было ими прочувствованно. Про таких в народе говорят: «у него есть опыт». Такие опытные спортсмены и бойцы понимают, как важно совладать с этим мощным, разрушающим энергетическим выбросом. Имея все необходимые навыки «mi gamae» – физической и технической подготовки, практикующие Ниппон кэмпо используют свой страх как дополнительную энергию,  многократно увеличивающую их силу  в бою, обращают его разрушающую мощь на противника.

Достижение победы в бою возможно только за счет поражения противника. Победа и поражение это стороны одной медали. Победа и поражение в спортивном бою это всего лишь ликование и радость, или досада и разочарование. Победа и поражение на улице или в военном конфликте, это жизнь или смерть, в лучшем случае  – инвалидность, хотя неизвестно, что, вообще-то, лучше. От победы до поражения всего – лишь один шаг. Но, что бы он был успешныv, нужно учиться и самосовершенствоваться каждый день.  

Никто еще не утонул в своем поту, а от потери крови умерли многие. Чем больше пота на занятиях, тем меньше крови в бою!

При копировании материала просим ссылаться на источник nipponkempo.com.ua/article/psihologicheskaya-podgotovka-sportsmena-kempo/. Правила публикации здесь. В противном случае, мы обязательно выявим плагиат и будем обращаться в DMCA Google.

страх # Aрмспорт # Armsport # Armpower.net

Как бороться со страхом? Существует ли какой-либо метод для борьбы

с ним?

Страх является реакцией на ситуацию, которую мы интерпретируем как угрозу. Если кто-то нападает на нас, в нашем организме активируется реакция борьбы или бегства. Это эволюционно выработанный механизм, который позволяет максимально использовать возможности тела для того, чтобы справиться с опасностью – победить врага или избежать контакта с ним. Однако есть также страх, появляющийся в ответ на воображаемую ситуацию, которая ждет нас. Эта реакция начинается за несколько дней до боя и продолжается в течение определенного времени, исчерпывая наши резервы. Для нашего организма это безвыходная ситуация: ум начинает представлять опасность, организм пытается помешать ему выработать реакцию борьбы или бегства, в то время как риск не проходит, поскольку он присутствует только в нашем воображении. Когда дело доходит до борьбы, мы являемся узниками хронической стрессовой реакции, вызванной в самое неподходящее время.
Чтобы лучше справляться со стрессом, стоит использовать базы знаний физиологии организма, полезно применять методы релаксации. Кроме того, базовые знания когнитивной психологии могут помочь контролировать негативную реакцию.

Нужно ли быть храбрым, чтобы контролировать страх?

Мужество – это принятие меры, несмотря на страх, связанный с возможными последствиями этого действия. У нас нет прямого способа управления своими эмоциями: они – то, что мы испытываем. В то время как у нас есть возможность контролировать свое мышление и поведение, от них, а не от эмоций зависят наши действия. Работа со страхом начинается с контроля над собственным мышлением. Если мы не можем справиться с мыслями о поражении, тогда не сможем избежать появления страха, который является ответом на наше воображение.

Я читала, что интеллект и страх неразделимы, и те люди, которые говорят, что ничего не боятся, врут. Ведь не зря в народе бытует мнение, что «ничего не боятся только дураки». Что вы думаете об этом?

Когнитивная психология предполагает, что не ситуация вызывает у нас страх, а то, что мы думаем об этом и как мы ее воспринимаем. Интеллект, понимаемый как способность предвидеть последствия своих собственных действий, делает нас способными представить «наихудший сценарий». Если он используется должным образом, то также может приготовить нас к возможной беде. Тем не менее, в борьбе против стресса мысли о том, «что может пойти не так», не помогают. Сильная вера в успех – это то, что помогает мобилизовать наши ресурсы.

Видимо, когда человек боится, проигрыш практически гарантирован. Как это работает?

Не страх вызывает потерю. Страх является следствием наших мыслей о предстоящей битве. Проблема возникает, когда мы верим в то, что говорит нам разум. Важно помнить, что мысль о поражении – это всего лишь мысль, а не факт. Эффект поединка зависит от нашей подготовки, а также и от отношения к нему. Возможность справиться с негативными мыслями значительно помогает справиться со стрессом, причем не только в спорте.

Страх перед боеместественное явление. Как сделать из него союзника, а не врага?

Если не извлекать из него понятия поражения, оно всегда будет провоцировать слабину. Исследования показали, что определенный уровень стресса необходим для оптимальной производительности. Его отсутствие не дает необходимого импульса, а переизбыток парализует. Держа его на оптимальном уровне, организм получает энергию, необходимую для преодоления задач.
Не стоит относиться к страху, как к тому, чего следует избегать любой ценой. Это невозможно. Результат будет гораздо лучше, если научиться принимать его, несмотря ни на что. Это навык, который можно выработать.

И как бороться с психологическими опасениями потери или травмы?

Тренировкой, надлежащей подготовкой и расстоянием к собственным мыслям. Они, чтобы показать нам возможную опасность, говорят только о ее возможном появлении, а не предвещают будущее. К сожалению, наш ум из всех возможных сценариев выбирает наиболее неблагоприятный и фокусируется на нем, поэтому не всегда стоит прислушиваться к нему. Как я справлюсь, зависит от моего выступления во время поединка, и факторов, находящихся вне моего контроля, на которые я не могу повлиять. Если сосредотачивать внимание на мысли о возможной потере или травме, уменьшается эффективность. Тем не менее, если есть объективные причины получения травмы (полученные ранее травмы или перетренированность), то разумно оценить возможные последствия и, к примеру, в этот раз «выйти из игры», чтобы защитить свое здоровье.

Некоторые бросают после проигрыша спорт. Как воспринимать потери правильно на благо себе?

Имейте в виду, что успех в различных областях жизни построен на чем-то большем, нежели на готовности к поражению, а также на способности делать правильные выводы. Таким образом мы получаем опыт – и это связано со мной как со спортсменом и свидетельствует о моей эмоциональной зрелости. Все зависит от моего отношения к неудаче. Важно также то, на чем я построил свою мотивацию в спорте. От того, как я могу мотивировать себя, зависят приложенные усилия, связанные с тренировками, боями и возможными неудачами.

Петр Богач – психолог, психотерапевт, сертифицированный специалист и когнитивно-поведенческой терапевт. Он работает с зависимыми людьми, страдающими от депрессии и тревожных расстройств. Работает по изменению негативного мышления.

Интервьюировала Иза Малковска

3. Психология реального боя





Часть 1. Теория

Не каждому человеку суждено
быть бойцом. Если дух слаб, то
не помогут ни приемы рукопашного
боя, ни оружие.

И. Лихтенфельд,
создатель системы «Крав-Мага»


Драка - по определению - это схватка без правил. Цель ее в том, чтобы причинить оппоненту максимальный ущерб, подавить физически и морально. Данную цель преследуют обе стороны. И те, кто нападают, и те, кто обороняются.

Готовя себя к самообороне, забудьте о маневренном бое, который телевидение, видеофильмы и пресса предлагают в качестве эталона боевого искусства. Взять, например, пресловутые «бои без правил», популярные в США и России. Если присмотреться, любой турнир этой «драки в огражденном пространстве» как раз дракой и не является. Это типичный маневренный бой спортивного типа. Сходятся двое «крутых парней» и пытаются выяснить, кто из них сильнее, техничнее, быстрее, выносливее. Пальцами в глаза друг другу они не тычут, за волосы не хватают, по горлу и в пах не бьют, пальцы не ломают. Конечно, их спор на площадке достаточно груб, и кровь иной раз хлещет, только все равно это не драка.

Интересно, что делал бы чемпион таких соревнований, если бы противник, вцепившись зубами в нос, свободной рукой начал откручивать ему яйца? А пара болельщиков охаживала бы в это время чемпиона кольями по спине? Между тем «в жизни», «на улице» подобное бывает сплошь и рядом. Реальный бой отличается от маневренного принципиально. Примерно так, как охота на кабана с рогатиной в руках отличается от закалывания борова шилом в сарае. Драка - та же охота на крупного зверя, то есть схватка с опасным противником, где риск очень велик. Но при этом, как на всякой настоящей охоте, достаточно высоки и шансы на успех. Можно утверждать, что степень риска и шанс победы соотносятся между собой поровну.

В таком случае, что является решающим фактором, склоняющим чашу весов в ту или иную сторону? По моему глубокому убеждению (впрочем, не только моему) это психологическое состояние бойца. Не техника, не выносливость, не сила, хотя они тоже важны. Прежде всего - дух!

Если на вас кто-нибудь нападает, значит этот «кто-то» уверен в своем превосходстве. Иначе не посмел бы лезть на рожон. Не имеет значения, какое превосходство подразумевается: физическое, численное, в оружии либо в чем-то другом. Вот эту уверенность и надо выбить из противника в первую очередь. Ведь уверенность, превратившаяся в свою противоположность - крайнюю неуверенность - называется страх. Со всеми вытекающими последствиями.

Давайте вспомним такое неприятное существо как крысу. Насколько крыса уступает взрослому человеку по массе и силе? Видимо, раз этак в сто. Тем не менее, никто не желает связываться с крысой без крайней на то необходимости. Почему? Да потому, что она активно сопротивляется попыткам пришибить ее чем-нибудь. Крыса ловко уклоняется от ударов, а когда ее загоняют в угол, отважно бросается в атаку. Острыми зубами она впивается в руку или, хуже того, прямо в лицо. Человек в ужасе отшатывается и... терпит позорное поражение. В таком случае, что толку от его превосходства в оружии, силе и габаритах? А кто мешает вам действовать подобно крысе? Тем более, что разница в силе и массе вряд ли будет больше, чем в два раза. Острые же зубы вполне можно заменить каким-нибудь предметом.

Чтобы пояснить свою мысль, приведу другой пример. Лет двадцать назад в СССР загранкомандировка в капиталистическую страну была пределом мечтаний для миллионов людей. Посмотреть на быт и нравы «за бугром» казалось очень заманчивым делом. Еще привлекательнее выглядела возможность купить себе, жене и детям кое-что из ширпотреба. Но денег меняли тогда всего-навсего 40 долларов. Не разгонишься. И вот один такой командировочный нарвался в Нью-Йорке на здоровенного негра с ножом, потребовавшего у него всю имеющуюся наличность. Это у нашего-то нищего! Советский «мэн» пришел в столь дикую ярость, что схватил подвернувшуюся под руку металлическую урну для мусора и разделал обалдевшего черномазого, что называется, «под орех»! Было нашему соотечественнику уже за сорок, никакими единоборствами он никогда в прошлом не занимался. Газетчики, оповестившие весь мир об этом происшествии, справедливо подчеркивали: «дух сильнее кулаков!»

Ни один уличный хулиган не хочет стать калекой, тем более - погибнуть. Он лезет к вам из иных побуждений. Научитесь вызывать растерянность и страх у любого противника уже самыми первыми своими действиями. Шипы на запястьях у металлистов, мощные бутсы у рокеров, «боевая раскраска» у панков придуманы именно с этой целью. Они призваны создавать образ бойцов, с которыми лучше не связываться. Однако внешние атрибуты плохи тем, что видны заранее. Если вы научитесь ВНЕЗАПНО превращаться из безобидного обывателя в яростного хищника, результат будет потрясающий! Подобная трансформация всегда вызывает у «наезжающих» нечто вроде шока.

Каким образом можно осуществить такое превращение? Поменяйте местами «охотника» (нападающего) с «жертвой» (роль которой уготована вам). Не вступайте в маневренный бой с противником, не пытайтесь соревноваться с ним по принципу «кто кого переиграет, кто обойдет на вираже?» Исходите из того, что он - сильнее. О каком соревновании, следовательно, может идти речь?! Лучше вообразите себя крысой, которую хотят загнать в угол, чтобы убить. И поступайте соответственно повадкам этого мелкого хищника. Проверено на практике. Очень помогает!

Итак, ваша первая, самая главная, если хотите - единственная задача состоит в том, чтобы не давать противнику делать то, чего он хочет. Поэтому обороняйтесь решительно, смело и жестоко. Проявляя неуверенность, надеясь выбраться из неприятной ситуации «малой кровью», вы добьетесь лишь одного - враг навяжет вам свои условия. Драться придется все равно, но по его правилам и, образно говоря, «на его поле». Рукопашный бой по своей природе молниеносен. Превращая его в возню, вы только оттянете неизбежный финал на какое-то время: ведь противник, как мы условились, обладает превосходством. А «перед смертью не надышишься».

Враг уверен в себе? Он нагло лезет на вас «как на буфет?» Прекрасно! Значит, сейчас он нарвется на крайне неприятный для себя сюрприз. Нарвется именно потому, что не ожидает сколько-нибудь серьезного сопротивления (в чем, кстати, вы должны убеждать его своей позой, словами и жестами). Дескать, немного потрепыхается этот козел (то есть вы), пискнет пару раз, а мы ему врежем хорошенько по сопатке, он и сломается. Можно будет ставить козла на рога, иными словами, всласть над ним измываться. Уверовал противник окончательно в свой успех, тут и пора вам стать крысой, кусающей прямо в лицо. Но уж бой ваш должен быть именно БОЕМ - с большой буквы.

Главные его принципы таковы:

● Лучшая оборона, это атака.

● Атака хорошо проходит тогда, когда она внезапна.

● Лучшая атака та, которая максимально болезненна для противника.

● Лучшее средство причинить боль, это быть максимально жестоким.

● Жестокость невозможна без использования так называемых «запрещенных» приемов или оружия.

● Сражаться с оружием в руках всегда лучше, чем голыми руками.

● Первая атака должна сразу выводить противника из строя.

Таким образом, эффективность любого приема необходимо оценивать степенью его болезненности и тем, с какой надежностью он приводит противника в состояние, не позволяющее ему продолжать бой. Что касается боли, то человек устроен таким образом, что от сильного болевого ощущения на какое-то время теряет способность контролировать свои действия. В этот момент он смотрит, но не видит, слышит, но не понимает, движется, но бестолково. Он весь поглощен своей болью: сгибается, прикрывает пораженное место руками, отпрыгивает назад, катается по земле, стонет либо кричит. Конечно, через несколько секунд противник адаптируется к боли и в какой-то мере восстановит свою боеспособность. Но в эти несколько секунд - огромное время для драки! - он практически не способен защищаться, а вы можете делать с ним все, что захотите. Нанесите ему еще один жестокий удар, и можете считать, что он вышел из боя надолго. У вас есть теперь выбор: убежать или добить окончательно.

Что же касается травмирования (ведь только оно по-настоящему надежно выводит людей из строя), то в этом вопросе не должно быть никаких иллюзий. Приемы, не причиняющие врагу существенных повреждений, неизбежно приведут вас к поражению. Что толку, например, снова и снова бросать противника на землю, если он каждый раз вскакивает на ноги и с еще большей яростью бросается на вас? Какой смысл тыкать в него кулаком, если он только кряхтит в ответ и с удвоенной энергией продолжает вас лупить? В таком случае лучше просто стоять не сопротивляясь, надеясь, что пожалеют, сильно бить не станут. Именно так обычно думает тот, кто сдается без сопротивления. Он просто не уверен в том, что его действия могут причинить здоровенному «амбалу» какой-то ущерб. Или что ему одному удастся справиться сразу с несколькими нападающими.

Сказанное объясняет значение оружия. В самом деле, серьезно ранить человека голой рукой не так-то просто. Особенно, если вы не имеете солидного опыта занятий боевыми искусствами. В таком случае, хорошо бы взять в руку что-нибудь острое, колючее, граненое. Скажем, кусок стекла. Или разбитую бутылку, какой-нибудь ржавый гвоздь, строительную арматуру, ножницы, да хотя бы металлическую вилку. Еще лучше - взять подходящие предметы в обе руки. Вот тогда вы будете вооружены до зубов: оружие в двух руках, плюс локти, колени, стопы (желательно в крепкой обуви), голова как большой ударный предмет, ну и сами зубы. Вон какой арсенал! С таким в самом деле можно натворить дел!

Следующий вопрос - что травмировать, где делать дяде больно? Прежде всего, надо «отключать» конечности. Ведь что бы ни пытался сделать с вами противник, он делает это руками и ногами: бьет, хватает, догоняет, удерживает, махает цепью... Выбейте ему колено, и он осядет на землю, тем более не побежит вдогонку. Располосуйте руки так, чтобы кровь хлестала отовсюду или сломайте пальцы - он не сможет ни ударить, ни схватить, ни пырнуть ножом. И что интересно, даже самая серьезная травма руки или ноги намного гуманнее (в плане последствий), чем повреждение головы либо органов брюшной полости.

Для того, чтобы противник ощутил сильную боль, получил травму, всерьез испугался «взбесившейся крысы», совсем ни к чему работать с ним на дальней дистанции. Чем дальше вы от него, тем выше вероятность ввязаться в маневренный бой. Тогда шансы на победу резко снижаются. Нет, все должно быть наоборот - как можно ближе к противнику, как можно травматичнее удары. Однако делать выпады и рывки в его сторону не обязательно. Ему надо? Пусть он и лезет. Да, вы атакуете. Но цели для атак, (точнее, для контратак) подает сам противник. Самый простой вариант самообороны - это обращать движения нападающих против них же. Кто-то бьет? Немного отклонитесь от линии атаки и ударьте навстречу, по атакующей конечности. Ваш удар, удвоенный силой встречного движения, легко размозжит бицепс любого «качка». Ощущение будет такое, словно ему рубанули по руке топором! Особенно, если в вашей руке в самом деле окажется пусть не топор, так ножка от стула. Или булыжник средних размеров. Тут и силы особой не требуется (важнее точно попасть), и результат совершенно замечательный!

«Стопорящие» встречные удары по атакующей конечности не только крайне болезненны. Они, кроме того, вызывают боязнь повторно пускать в ход «обжегшуюся» руку или ногу. Такова естественная реакция организма на боль.

Разумеется, ударить человека возможно лишь с такого расстояния, на котором и он может ударить вас. Поэтому не надо надеяться на то, что победишь врага, не получив ни одного синяка, Риск остается риском. Однако, несомненно и то, что действуя в духе крысы, яростно бросающейся в лицо, заменив ее острые зубы подручными предметами и дополнив их различными частями собственного тела (особенно ногами), вы снизите этот риск в несколько раз.

И еще один важный момент. Если вы в самом деле желаете победить, никогда не ставьте себя в одинаковые условия с противником. Никаких правил чести! Чем больше хитростей и «подлянок» с вашей стороны, тем лучше. Это ему должно быть неудобно сражаться с вами, неудобно и страшно. А для этого используйте только те средства, в которых вполне уверены. Пусть их немного. Скажем, один-единственный хорошо отработанный удар ступней, по одному удару коленом, локтем, кулаком. Это уже техника, достаточная для того, чтобы разогнать целую шайку. Добавьте сюда оружие, умножьте на несокрушимый бойцовский дух, и вы спокойно размажете по стене всякого, кто посмеет «наехать» на вас.

Посмотрим вокруг, нет ли поблизости живого примера такой тактики. Да вот он в углу, пеленает очередную муху. Нет, он не сражается, он обедает. Паук не соревнуется с крылатыми в скорости полета, не пытается противопоставить свои челюсти жалу осы. И вообще, он не суетится. Он использует СВОИ СРЕДСТВА, не подстраиваясь под противника. Зато использует их на все сто процентов. Он знает сильные стороны будущих жертв, и даже не пытается превзойти их. Именно поэтому они в самом деле становятся жертвами. Подумайте над этим.


Просмотров: 5148

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.


Сотрудничество
Реклама на сайте


Шумов В.В. Учет психологических факторов в моделях боя (конфликта)

Ход и исход боя в значительной степени зависят от морального духа войск, характеризуемого процентом потерь (убитых и раненых), при котором войска еще продолжают сражаться. Всякий бой есть психологический акт, заканчивающийся отказом от него одной из сторон. Обычно в моделях боя психологический фактор учитывают в решении уравнений Ланчестера (условие равенства сил, когда численность одной из сторон обращается в ноль). При этом подчеркивается, что модели ланчестеровского типа удовлетворительно описывают динамику боя только на начальных его стадиях. Для разрешения данного противоречия предложено использовать модификацию уравнений Ланчестера, учитывающую тот факт, что в любой момент боя по противнику ведут огонь не пораженные и не отказавшиеся от сражения бойцы. Полученные дифференциальные уравнения решаются численным методом и позволяют в динамике учитывать влияние психологического фактора и оценивать время завершения конфликта. Вычислительные эксперименты подтверждают известный из военной теории факт, что бой обычно заканчивается отказом бойцов одной из сторон от его продолжения (уклонение от боя в различных формах). Наряду с моделями временно́й и пространственной динамики предложено ис- пользовать модификацию функции технологии конфликта С. Скапердаса, основанную на учете принципов боя. Для оценки вероятности победы одной из сторон в бою учитываются проценты выдерживаемых сторонами кровавых потерь и показатель боевого превосходства. Последний является средним геометрическим параметров, характеризующих всестороннее обеспечение боя, разведку, маневр и огонь. Анализ хода и исхода ряда военных компаний последних десятилетий показал, что процент выдерживаемых военных потерь резко снизился в странах с низким уровнем рождаемости. Наличие технологического превосходства над противником не гарантирует военного успеха, особенно в случае продолжительного конфликта. В этой связи представляются актуальными дальнейшие исследования, позволяющие количественно учесть вклад психологического фактора в ход и исход боя, а также учитывать влияние социально-психологических воздействий.

Ключевые слова: модели боя, функции технологии конфликта, функция представления и восприятия, психология боя, социально-информационное управление и противоборство

Цитата: Шумов В.В. Учет психологических факторов в моделях боя (конфликта) // Компьютерные исследования и моделирование, 2016, т. 8, № 6, с. 951-964

Citation in English: Shumov V.V. Consideration of psychological factors in models of the battle (conflict) // Computer Research and Modeling, 2016, vol. 8, no. 6, pp. 951-964

DOI: 10.20537/2076-7633-2016-8-6-951-964

Просмотров за год: 7. Цитирований: 4 (РИНЦ).

Психология бойца

Психология бойца – это то, что формирует личность чемпиона или неудачника. Психологическая подготовка важна для бойца не меньше, чем изучение боевых приемов, увеличение силы, выносливости или мышечной массы.

Нередки случаи, когда неподготовленный физически человек «вырубает» неготового психологически бойца. За счет решимости, за счет бесстрашия, за счет уверенности в победе и отчаяния компенсируется нехватка физических качеств.

Психология бойца. Основа подготовки к бою

 

Практика

Невозможно не бояться «получить по голове», если вы ни разу не проходили через это. Исключения единичны. Психологическая подготовка – часть опыта, без которого боец не может чувствовать себя комфортно в ринге. Чем больше практики, тем выше психологическая устойчивость.

Позитивные утверждения

 

Контроль мыслей. Правильные мысли способны менять наши поступки, влиять на гормональный фон. Если перед боем вы думаете нечто вроде: «У меня такой сильный противник, смогу ли я победить?», «Мое колено не восстановилось после прошлого боя и точно помешает мне выиграть», «Моя жена волнуется за меня. Как бы не травмироваться, чтобы не подвести ее?» или «Скорее бы все это закончилось. Получу свои деньги и буду отдыхать» – вероятность поражения возрастает в десятки раз. Можно победить «на классе», но только в том случае, если вы на 2 головы превосходите соперника в навыках, и если он не использует следующие утверждения:

  • «Я – чемпион. Я выиграю сегодня»;
  • «Мой противник – просто слабый живой человек. Просто мешок с костями, который упадет от моего коронного удара»;
  • «Я – победитель. За моей спиной сотни жизненных побед. Сейчас я силен как никогда ранее»;
  • «Это не показательное выступление. Это бой на смерть. Из ринга выйдет только один человек. Этим человеком буду я»;
  • «Я иду не выступать, а уничтожать соперника».

Спортсмен, который перед боем два часа вдалбливал в свою голову сильные утверждения, на ринге сможет отыграть огромнейшее превосходство соперника в объективных навыках.

Депривации

 

Спартанцем не стать от жизни в комфортных условиях. Нужен голод, который будет постоянно усиливать тягу к победе. Это может быть:

  • Периодическое голодание. Не только закаляет характер, но и улучшает здоровье.
  • Половое воздержание. Легенды бокса и единоборств перед боем воздерживались по 2-3 месяца. Снижается чувствительность дофаминовых рецепторов, за счет чего обостряются все чувства. Спортсмен сублимирует сексуальную энергию в тренировки и уничтожает противника в ринге.
  • Здоровый, но малокомфортный образ жизни. Гораздо комфортнее спать на мягкой кровати. Комфортнее, но не полезнее, чем сон на жестком матрасе на полу.
  • Депривация сна. Менее эффективный, но тоже действенный способ. Суть в том, что 1-2 раза в 10 дней мы «пропускаем» одну ночь. Спортсмену понадобятся внутренние силы, чтобы удержаться от желания бросить все и уснуть. Эта тренировка поможет вам в бою.

Специальные процедуры

 

Которые развивают вашу мужественность. Психология бойца – это постоянное расширение горизонта. Это попытка ответить на вопрос «Как далеко я могу зайти?». В рамках ответа на данный вопрос эффективны следующие ритуалы:

  • Моржевание. В ледяную воду погружаться не хочется так же, как и получать удары по лицу. Со временем сила воли спортсмена, как и его мужественность, существенно возрастают. От постоянного преодоления своих слабостей. Спортсмен, который регулярно заставляет себя погружаться в ледяную воду, гораздо более мужественен и собран, чем аналогичный боец, не использующий подобных практик.
  • Контрастные обливания или контрастный душ. Не только развивают силу воли, но и улучшают состояние сердечно-сосудистой системы, очищают организм от накопившихся в нем вредных веществ.
  • Хождение по углям и прочие схожие духовные практики.

Ко всем вышеперечисленным методам стоит подходить постепенно, изучить каждый без спешки и только потом внедрять его в жизнь.

 

Вышла новая постановка основателя школы психологического боя «Валаал»

Фото: Скриншот с видео в Youtube

16 октября 2020 14:04:00

2425

14 октября 2020 года вышла очередная постановка клинического психолога, основателя школы психологического боя «Валаал» Валерия Ивановского «Ловец истины»

Это второй видео-спектакль в рамках проекта «Андеграунд 607», Видео опубликовано на YouTube-канале «Валаал», продолжает тему поиска смысла жизни, затронутую в первой постановке Валерия Ивановского «В чем сила?».

«Ловец истины» представляет собой монолог героя о «поиске истины в океане сомнений». Его поиск происходит мучительно, через непонимание происходящего и распутывание сетей из обрывков чувств. Фразы застывают на фоне освещенного ринга, на котором герою и предстоит найти свою истину.

Напомним, проект «Андеграунд 607» создан в рамках школы психологического боя «Валаал» и объединил черты бойцовского ринга и театра. По словам основателя школы, клинического психолога Валерия Ивановского, сочетание психологических практик с боевыми искусствами и театром помогает раскрыть потенциал каждого участника в полной мере. 

Участники проекта были отобраны на заочном конкурсе чтецов. По итогу члены жюри выберут трех финалистов, которые будут приглашены для «очного боя» на ринге. 

26 сентября 2020 года вышел первый спектакль «В чем сила?», затронувший тему поиска смысла жизни. Идея постановки заключается в поиске через поединок и наглядно реализовала идею совмещения театра и боевых искусств.

Ранее «Московская газета» писала об открытии театрального проекта «Андеграунд 607». 

Алёна Лобанова

Теги: «Андеграунд 607», «Валаал», школа психологического боя

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ВОЙНЫ И СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РЕАДАПТАЦИЯ УЧАСТНИКОВ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ | Караяни

Габриэль, Р. Героев больше нет / Р. Габриэль. – Нью-Йорк, 1987.

Головин, Н.Н. Исследование боя. Исследование деятельности и свойств человека как бойца / Н.Н. Головин. – М.: Военная Академия ГШ ВС РФ, 1995. – 303 с.

Данилов, А. Профилактика боевых психологических травм в ВС США / А. Данилов // Зарубежн. воен. обозр. – 1991. – № 9. – С. 11–16.

ДиДжовани, К. мл. Человеческий фактор в боевых операциях: поддержание боевого духа и сокращение психических жертв: пер. с англ. / К. ДиДжовани, мл. – М.: ВУ, 1997.

Дрейлинг, Р. Военная психология / Р. Дрейлинг. // Душа армии. – 1935. – С. 156–166.

Караяни, А.Г. Психологическое обеспечение боевых действий личного состава частей сухопутных войск в локальных военных конфликтах /

А.Г. Караяни. – М., 1998.

Караяни, А.Г. Прикладная военная психология / А.Г. Караяни, И.В. Сыромятников. – СПб.: Питер, 2006. – 480 с.

Корф, Н.А. О воспитании воли военачальников / Н.А. Корф // Российский военный сборник. – 2000. – № 17. – С. 106–113.

Клаузевиц, К. О войне / К. Клаузевиц. – М.: АСТ, 2002. – Т. 1. – 370 с.

Краснов, П. Душа армии. Очерки по военной психологии. Берлин, 1927 / П. Краснов. – М.: ВУ, 1998.

Леви, Л. Эмоциональный стресс / Л. Леви. – М.: Медицина, 1970. – 329 с.

Макнаб, К. Психологическая подготовка подразделений специального назначения / К. Макнаб. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2002 г. – 384 с.

Полянский, В.Н. Моральный элемент в области фортификации / В.Н. Полянский. – СПб., 1910. – 134 с.

Тарабрина, Н.В. Практикум по психологии посттравматического стресса / Н.В. Тарабрина. – СПб.: Питер, 2001. – 272 с.

Шумков, Г.Е. Психика бойцов во время сражений / Г.Е. Шумков // Общество ревнителей военных знаний – 1908. – № 3. – С. 18.

Bruce, E. Levine Teaching "Positive Thinking" to the Troops; How Psychologists Profit on Unending U.S. Wars. – http://chelseagreen.com/blogs/ brucelevine/2010/07/23/teaching-positive-thinking-tothe- troops-how-psychologists-profit-on-unending-uswars/

(время обращения: июнь 2014).

Cosgrove L., Krimsky S., Vijayaraghavan M., Schneider. /ai Financial Ties between DSM-IV Panel Members and the Pharmaceutical Industry.

Psychother Psychosom 2006; 75:154–160.

Eidelson, R. The Army's Flawed Resilience- Training Study: A Call for Retraction: http://royeidelson. wordpress.com/2012/06/11/thearmys- flawed-resilience-training-study-a-call-forretraction/( время обращения: июнь 2014).

Frances, A. A Warning Sign on the Road to DSM-V: Beware of Its Unintended Consequences. Psychiatric Times. Retrieved 2013-03-26.

Pentagon Reworking PTSD Strategy. – http://www.military.com/daily-news/2013/02/19/ pentagon-reworking-ptsd-strategy.html#disqus_thread

(время обращения: июнь 2014).

Психология и физиология смертельного конфликта на войне и в мире Лорен В. Кристенсен, Дэйв Гроссман с бесплатным испытанием.

On Combat рассматривает, что происходит с человеческим телом в условиях смертельной битвы и влияет на нервную систему, сердце, дыхание, зрительное и слуховое восприятие, память, а затем обсуждает новые результаты исследований о том, какие меры могут принять воины. предотвратить такое истощение, чтобы они могли продолжать сражаться, выжить и побеждать.Краткий, но проницательный взгляд на историю показывает эволюцию боевых действий, развитие физических и психологических рычагов, позволяющих людям убивать других людей, с последующим объективным исследованием домашнего насилия в Америке. Авторы раскрывают природу воина, отважных мужчин и женщин, которые тренируют свой разум и тело, чтобы отправиться в то место, откуда другие бегут.

После изучения невероятного влияния нескольких настоящих воинов в битве, On Combat представляет новое захватывающее исследование о том, как тренировать разум, чтобы научиться справляться со стрессом, страхом и даже болью.Расширяя популярную презентацию подполковника Гроссмана о «пуленепробиваемом уме», аудиокнига исследует, что на самом деле происходит с воином после битвы, и показывает, как эмоции, такие как облегчение и самоуничижение, являются естественными и здоровыми способами переживания того, что он выжил. бой. Свежий и очень информативный взгляд на посттравматический стрессовый синдром (ПТСР) подробно описывает, как его предотвратить, как выжить, если он случится, как выйти из него сильнее и как помочь другим, кто его переживает.

On Combat рассматривает критическую важность подведения итогов, когда воины собираются после битвы, чтобы поделиться тем, что произошло, критиковать, поучиться друг у друга и, для некоторых, начать исцеляться от ужаса. Слушатель изучит высокоэффективную технику дыхания, которая не только успокаивает разум и тело воина до и во время битвы, но также может использоваться впоследствии в качестве мощного лечебного устройства, помогающего отделить эмоции от воспоминаний. В заключительных главах обсуждаются христианские / иудейские взгляды на убийство в бою и предлагаются важные идеи, которые подполковник Гроссман поделился на протяжении многих лет, чтобы помочь тысячам воинов понять и смириться со своими действиями в бою. Последняя глава призывает воинов всегда бороться за справедливость, а не за месть, чтобы оставшиеся дни были здоровыми, наполненными гордостью за то, что они выполнили свой долг морально и этично.Эта насыщенная информацией аудиокнига открывает новые горизонты в своем видении, в своих обширных новых исследованиях и поразительных открытиях, а также в своих мощных, разоблачающих цитатах и ​​анекдотах от ведущих людей воинского сообщества, людей, которые столкнулись с токсичной средой смертоносного боя и теперь делиться своей мудростью, чтобы помогать другим.

On Combat прост для понимания и мощен по своим масштабам. Это настоящая классика, которую будут слушать новые и опытные воины долгие годы.

О бою, психологии и физиологии смертельного конфликта на войне и в мире (9780964920545): Дэйв Гроссман, Лорен В.Кристенсен: Книги

В своем описании подполковника Дэйва Гроссмана журнал Slate Magazine сказал: «Гроссман - такая героическая, всесторонне компетентная фигура, что он мог бы выйти из видеоигры». У него пять патентов на свое имя, он опубликовал четыре романа, две детские книги и шесть научно-популярных книг, в том числе свой «вечный бестселлер» «Об убийстве» (продано более полумиллиона копий) и лучшую книгу New York Times. продаю книгу в соавторстве с Гленном Беком.

Он - рейнджер армии США, десантник и бывший профессор психологии Вест-Пойнт.У него черный пояс по ходзюцу, боевому искусству огнестрельного оружия, и он был введен в Зал славы боевых искусств США.

Исследование полковника Гроссмана было процитировано президентом США в общенациональном обращении, и он давал показания в Сенате США, Конгрессе США и многих законодательных собраниях штатов. Он был свидетелем-экспертом и консультантом в судах штата и федеральных судах. Он помогал обучать специалистов по психическому здоровью после резни в школе Джонсборо, а также участвовал в консультировании или судебных делах после массовых убийств амишей в школах Падука, Спрингфилд, Литтлтон и Никель Майнс.

Полковник Гроссман был приглашен для написания статьи «Агрессия и насилие» в Oxford Companion to American Military History, трех статей в «Энциклопедии насилия, мира и конфликтов» Academic Press и представил документы перед национальными съездами Американская медицинская ассоциация, Американская психиатрическая ассоциация, Американская психологическая ассоциация и Американская академия педиатрии.

После выхода в отставку из армии США в 1998 году он был в разъездах почти 300 дней в году на протяжении более 19 лет.

Сегодня полковник Гроссман - директор исследовательской группы киллологов. Он написал и много говорил о террористической угрозе, со статьями, опубликованными в Гарвардском журнале права и гражданской политики и во многих ведущих журналах правоохранительных органов.

Психологических эффектов боя | киллология

Запись в научном справочнике; Гроссман Д. и Сиддл Б.К. «Психологические эффекты боя» в Энциклопедии насилия, мира и конфликтов, Academic Press, 2000.

Щелкните здесь для перевода на испанский

«Психологические эффекты боя»

Дэйв Гроссман и Брюс К. Сиддл

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ БОЯ - это концепция, охватывающая широкий спектр процессов и негативных воздействий, все из которых должны приниматься во внимание при любой оценке ближайших и долгосрочных издержек войны. В этой статье рассматривается широкий спектр психологических эффектов боя, в том числе:

  • Психиатрические пострадавшие в ходе боевых действий

  • Физиологическое возбуждение и страх

  • Физиология рукопашного боя

  • Цена убийства

  • Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)

Введение: наследие лжи

Изучение психологических эффектов боя должно начинаться с признания того, что есть некоторые положительные аспекты боя.На протяжении всей записанной истории эти положительные аспекты подчеркивались и преувеличивались, чтобы защитить самооценку комбатантов, почтить память павших и оправдать их смерть, возвысить и прославить политических лидеров и военачальников, а также манипулировать населением, чтобы поддержать их. войны и посылать своих сыновей на смерть. Но тот факт, что этими положительными аспектами манипулируют и эксплуатируют, не отрицает их существования. Есть причина для сильного притяжения борьбы на протяжении веков, и нет никакого смысла переходить от дисфункциональной крайности прославления войны к столь же дисфункциональной крайности отрицания ее привлекательности.

Способность распознавать опасность и противостоять ей, мощные групповые связи, возникающие во время стресса, впечатляющее зрелище, когда нация сосредоточена и объединяется для достижения единой цели, самоотверженная приверженность абстрактным концепциям и целям, а также способность преодолевать мощные императивы инстинкта выживания и добровольной смерти за других: эти общие аспекты войны представляют собой как важные черты выживания, так и потенциально положительный комментарий к основной природе человека.Но если война действительно способна отражать некоторые обычно скрытые, положительные аспекты человечества, она бесспорно делает это ценой большой и трагической.

Одна очевидная и трагическая цена войны - это жертвы и разрушения. Но есть дополнительная цена, психологическая цена, которую несут выжившие в битве, и полное понимание этой цены слишком долго подавлялось наследием самообмана и преднамеренного искажения фактов. После удаления этого «наследства лжи», которое увековечивает и прославляет войну, нельзя избежать вывода, что бой и убийства, лежащие в основе боя, являются чрезвычайно травмирующими и психологически дорогостоящими усилиями, которые глубоко затрагивают всех, кто участвует в них. Это.

Эту психологическую цену войны легче всего наблюдать и измерить на индивидуальном уровне. На национальном уровне страна, находящаяся в состоянии войны, может ожидать небольшого - но статистически значимого - увеличения количества убийств в семье, вероятно, из-за прославления насилия и, как следствие, снижения уровня «подавления» естественных агрессивных инстинктов, которые Фрейд считал необходимым для существования цивилизации. На уровне группы даже самая элитная единица обычно психологически разрушается, когда было нанесено от 50 до 60% потерь, а интеграция индивида в группу настолько сильна, что это разрушение часто приводит к депрессии и самоубийству.Однако нация (если она не уничтожена войной) обычно устойчива, и группа (если не уничтожена) неизбежно распадается. Но человек, выживший в бою, вполне может в конечном итоге заплатить огромную психологическую цену на всю жизнь. Кумулятивное воздействие этих эффектов на сотни тысяч ветеранов носит всеобъемлющий характер и имеет значительный потенциал для оказания глубокого воздействия на общество в целом.

Психиатрические жертвы на войне

Ричард Гэбриэл отметил, что: «Народы обычно измеряют« издержки войны »в долларах, потерянном производстве или количестве убитых или раненых солдат.«Но» военные учреждения редко пытаются измерить цену войны с точки зрения индивидуальных страданий. Психиатрический срыв остается одним из самых дорогостоящих элементов войны, если его выразить в человеческих терминах ». Действительно, для комбатантов на каждой крупной войне, которая велась в этом столетии, была большая вероятность стать психиатрической жертвой, чем быть убитыми вражеским огнем.

Психиатрический пострадавший - это комбатант, который больше не может участвовать в бою из-за психического (в отличие от физического) ослабления.Психиатрические травмы редко представляют собой необратимое истощение, и при надлежащем уходе их можно вернуть в очередь. (Тем не менее, израильские исследования показали, что после боев психиатрические жертвы сильно предрасположены к более длительным и более изнурительным проявлениям посттравматического стрессового расстройства.)

Фактическая жертва может проявляться по-разному, от аффективных расстройств до соматоформных расстройств, но лечение многих проявлений боевого стресса включает простое удаление солдата из боевой обстановки.Но проблема в том, что военные не хотят просто вернуть психиатрических больных к нормальной жизни, они хотят вернуть их в бой. И эти жертвы, по понятным причинам, не хотят этого делать.

Эвакуационный синдром - парадокс боевой психиатрии. Нация должна заботиться о своих психиатрических жертвах, поскольку они не представляют ценности на поле битвы (действительно, их присутствие в бою может отрицательно сказаться на моральном духе других комбатантов), и их все еще можно использовать в качестве ценных закаленных пополнений, как только они оправились от боевого стресса.Но если комбатанты начнут осознавать, что сумасшедшие комбатанты эвакуируются, количество психиатрических жертв резко возрастет.

Продолжающаяся «близость» к полю боя (через передовое лечение, обычно в пределах досягаемости вражеской артиллерии) в сочетании с «ожиданием» быстрого возвращения в бой - вот принципы, разработанные для преодоления парадокса синдрома эвакуации. Эти принципы близости и ожидания доказали свою эффективность со времен Первой мировой войны.Они позволяют пострадавшему психиатру получить отдых, который является единственным лекарством от его проблемы, но не дают понять еще здоровым товарищам, что безумие - это билет от безумия поля битвы.

Но даже при тщательном применении принципов близости и ожидания количество психиатрических травм по-прежнему огромно. Во время Второй мировой войны 504 000 человек погибли из-за психического коллапса американских боевых частей - этого достаточно, чтобы укомплектовать 50 дивизий.Соединенные Штаты понесли эту потерю, несмотря на попытки отсеять тех, кто умственно и эмоционально непригоден к бою, путем классификации более 800 000 человек 4-F (непригодные к военной службе) по психиатрическим причинам. В какой-то момент во время Второй мировой войны пациенты с психиатрическими больными выписывались из армии США быстрее, чем набирались новобранцы.

Суонк и Маршан, проведенное во время Второй мировой войны исследование комбатантов армии США на пляжах Нормандии, показало, что после 60 дней непрерывных боев 98% выживших солдат стали жертвами психических заболеваний.А остальные 2% были идентифицированы как «агрессивные психопатические личности». Таким образом, не так уж далеко от истины, чтобы заметить, что в непрерывном, неизбежном бою есть что-то, что сводит с ума 98% всех мужчин, а остальные 2% были сумасшедшими, когда попали туда. На рисунке 1 схематически показаны эффекты непрерывного боя.

Следует понимать, что вид непрерывных, затяжных боев, приводящий к столь высокому уровню психиатрических потерь, в значительной степени является продуктом войн 20-го века.Битва при Ватерлоо длилась всего день. Геттисберг продержался всего три дня - и они взяли выходные. Только во время Первой мировой войны армии начали в течение нескольких месяцев вести круглосуточные бои, и именно во время Первой мировой войны впервые было замечено огромное количество психиатрических жертв.

Демократические нации этого столетия лучше, чем большинство других, признавали и справлялись со своими боевыми психическими потерями, а информация из незападных источников чрезвычайно ограничена, но теперь мы знаем, что опыт Америки во Второй мировой войне отражает универсальную цену современные, затяжные войны.Армии по всему миру испытали аналогичные массовые психиатрические жертвы, но многие просто загнали этих жертв в бой штыком, стреляя в тех, кто отказывался или не мог продолжать. Японские подразделения во время Второй мировой войны использовали уникальный набор мощных культурных и групповых процессов, чтобы отсрочить психиатрический срыв, но им удалось лишь временно отложить стоимость боя, цена, которая в конечном итоге вылилась в массовое самоубийство. В конечном итоге потери в современных боях поистине ужасны, и ни одна нация или культура не смогли избежать этого.

Физиологическое возбуждение и страх

Солдат в бою терпит множество унижений. Среди них могут быть бесконечные месяцы и годы пребывания в условиях жары пустыни, душных джунглей, проливных дождей или замерзших гор и тундр. Обычно солдат живет среди роящихся паразитов. Очень часто наблюдается недостаток пищи, недостаток сна и постоянная неуверенность, которая разъедает чувство контроля комбатантов над своей жизнью и окружающей средой. Но как бы они ни были плохи, все эти факторы стресса можно найти во многих культурных, географических или социальных обстоятельствах, и когда компонент войны удаляется, люди, оказавшиеся в этих условиях, не страдают массовыми психическими потерями.

Чтобы полностью осознать интенсивность стресса во время боя, мы должны помнить об этих других факторах стресса, одновременно понимая физиологический ответ организма на бой, что проявляется в мобилизации ресурсов симпатической нервной системы. И затем мы должны понять влияние «обратной реакции» парасимпатической нервной системы, которая возникает в результате предъявляемых к ней требований. Симпатическая нервная система (СНС) мобилизует и направляет энергетические ресурсы организма к действию.Это физиологический эквивалент солдат на передовой, которые фактически сражаются в воинских частях. Парасимпатическая нервная система отвечает за пищеварительные и восстановительные процессы организма. Это физиологический эквивалент телесных поваров, механиков и служащих, которые поддерживают военную часть в течение длительного периода времени.

Обычно тело поддерживает себя в состоянии гомеостаза, что гарантирует, что эти две нервные системы поддерживают баланс между их потребностями в ресурсах тела.Но в чрезвычайно стрессовых обстоятельствах срабатывает реакция «бей или беги», и СНС мобилизует всю доступную энергию для выживания. Это физиологический эквивалент того, чтобы бросить в бой поваров, механиков и клерков. Этот процесс настолько интенсивен, что солдаты очень часто страдают от стрессовой диареи из-за перенаправления энергии от несущественных парасимпатических процессов, и совсем не редкость потеря контроля над мочеиспусканием и дефекацией, поскольку тело буквально «сдувает свой балласт» и перенаправляет всю доступную энергию. в попытке предоставить ресурсы, необходимые для обеспечения выживания.Это отражено в исследованиях Второй мировой войны, в которых четверть ветеранов боевых действий признались, что мочились в штаны в бою, а четверть признались, что испражнялись в штанах в бою.

Комбатант должен заплатить физиологическую цену за столь интенсивный процесс расслабления. «Цена», которую платит организм, является столь же мощной «ответной реакцией», когда нарастают игнорируемые потребности парасимпатической нервной системы. Эта парасимпатическая реакция возникает, как только опасность и возбуждение минуют, и принимает форму невероятно сильной усталости и сонливости со стороны солдата.

Наполеон заявил, что момент наибольшей опасности наступил сразу после победы, и, сказав это, он продемонстрировал мощное понимание того, каким образом солдаты становятся физиологически и психологически недееспособными из-за парасимпатической реакции, которая возникает сразу после наступления атаки. остановился, и солдат ненадолго считает себя в безопасности. В этот период уязвимости контратака свежих войск может иметь эффект, совершенно непропорциональный количеству атакующих войск.

В основном по этой причине поддержание «нераздуваемого» резерва исторически было важным в бою, при этом сражения часто вращались вокруг того, какая сторона может удержаться и развернуть свои резервы последней. Клаузевиц понимал опасность преждевременного истощения и истощения резервных сил (и он дает представление о первопричине истощения), когда предупреждал, что резервы всегда следует поддерживать вне поля зрения сражения.

В непрерывном бою солдат катится на американских горках через кажущуюся бесконечной серию этих всплесков адреналина и их последующих ответных реакций, а естественная, полезная и соответствующая реакция организма на опасность в конечном итоге становится чрезвычайно контрпродуктивной.Неспособные к бегству и неспособные преодолеть опасность с помощью короткой вспышки боя, позирования или подчинения, тела современных солдат в длительном бою исчерпывают свою способность истощать. Они впадают в состояние глубокого физического и эмоционального истощения такой степени, что кажется почти невозможным передать его тем, кто этого не испытал.

Большинство наблюдателей за боевыми действиями объединяют воздействие этого процесса физиологического возбуждения под общим заголовком «страх», но на самом деле страх - это когнитивный или эмоциональный ярлык для неспецифического физиологического возбуждения в ответ на угрозу.Влияние страха и сопутствующего ему физиологического возбуждения значительно, но следует понимать, что страх - это всего лишь симптом, а не болезнь, это следствие, а не причина. Чтобы по-настоящему понять психологические эффекты боя, мы должны точно понимать, что вызывает у людей такую ​​сильную реакцию страха. Становится все более очевидным, что существует два ключевых стрессора, вызывающих психологический урон, связанный с боевыми действиями. Эти факторы стресса: травма, связанная с тем, что вы стали жертвой межличностной агрессии с близкого расстояния; и травма, связанная с ответственностью убить другого человека с близкого расстояния.

Травма межличностной агрессии с близкого расстояния

Во время Второй мировой войны бойня и разрушения, вызванные месяцами непрерывных немецких бомбардировок в Англии и годами бомбардировок союзников в Германии, систематически совершались с целью причинения психологического ущерба гражданскому населению. Днем и ночью в результате намеренно непредсказуемой схемы гражданские лица, родственники и друзья были изувечены, убиты, а их дома разрушены.Это гражданское население испытывало страх и ужас такого масштаба, с которым немногие люди когда-либо столкнутся.

Это непредсказуемое, неконтролируемое царство шока, ужаса и террора - именно то, что психиатры и психологи до Второй мировой войны считали ответственными за огромное количество психиатрических потерь, понесенных солдатами во время Первой мировой войны. Исследование Корпорации по стратегическим бомбардировкам, опубликованное в 1949 году, показало, что у этих групп населения наблюдалось лишь очень небольшое увеличение психических расстройств по сравнению с показателями мирного времени, и что это происходило в основном среди людей, уже предрасположенных к психическим заболеваниям.Эти взрывы, которые были направлены на то, чтобы сломить волю населения, по-видимому, в первую очередь послужили ожесточению сердец и укреплению решимости бороться среди тех, кто их пережил.

Влияние страха, физиологического возбуждения, ужаса и физической депривации в бою никогда не следует недооценивать, но стало ясно, что другие факторы несут ответственность за психиатрические потери среди комбатантов. Один из этих факторов - влияние межличностной агрессивной конфронтации на близком расстоянии.

Американские горки, боевики и фильмы ужасов, наркотики, скалолазание, рафтинг, подводное плавание с аквалангом, прыжки с парашютом, охота, контактные виды спорта и сотни других средств - все это современное общество преследует страх. Страх сам по себе редко является причиной травмы в повседневной жизни в мирное время, но столкновение с межличностной агрессией и ненавистью со стороны сограждан на близком расстоянии - это ужасающий опыт совершенно иного масштаба.

Абсолютный страх и ужас в большинстве современных жизней - это быть изнасилованным, подвергнутым пыткам или избиениям, подвергнуться физическому унижению перед близкими или подвергнуться вторжению в неприкосновенность дома агрессивных и злобных злоумышленников.Диагностическое и статистическое руководство Американской психиатрической ассоциации подтверждает это, когда отмечает посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). . . может быть особенно серьезным или более продолжительным, когда стрессор создан человеком. Посттравматическое стрессовое расстройство в результате стихийных бедствий, таких как торнадо, наводнения и ураганы, встречается сравнительно редко и в легкой форме, но острые случаи посттравматического стрессового расстройства неизменно возникают в результате пыток или изнасилований. В конечном счете, подобно торнадо, наводнениям и ураганам, бомбы с высоты 20 000 футов просто не являются «личными» и значительно менее травматичны как для жертвы, так и для агрессора.

По статистике, смерть или истощение гораздо более вероятны в результате болезни или несчастного случая, чем в результате злонамеренных действий, но статистика не имеет ничего общего со страхом. С точки зрения статистики, курение сигарет - чрезвычайно опасное занятие, которое ежегодно приводит к медленным, ужасающим смертям миллионов людей во всем мире, но этот факт не отговаривает миллионы людей от курения, и во всем мире немногие страны заинтересованы в принятии законов для защиты своих граждан. от этой угрозы.Но присутствие одного серийного насильника в большом городе может изменить поведение сотен тысяч людей, и существует широкая традиция законов, направленных на защиту граждан от изнасилований, нападений и убийств.

Когда змеи, высота или темнота вызывают у человека сильную реакцию страха, это считается фобией, дисфункцией, отклонением от нормы. Но очень естественно и нормально реагировать на атакующего, агрессивного товарища человека фобическим ответом.Это универсальная человеческая фобия. Больше, чем что-либо другое в жизни, это преднамеренная, открытая человеческая враждебность и агрессия, которые нападают на самооценку, чувство контроля и, в конечном итоге, на психическое и физическое здоровье людей.

Солдат в бою попадает прямо в неизбежную среду этой наиболее психологически травмирующей среды. В конечном счете, если комбатант не может получить передышку от боевой травмы, и если он не ранен или не убит, единственный доступный выход - это психологический выход из состояния психиатрической травмы и мысленного бегства с поля битвы.

Физиология рукопашного боя

Понимание стресса рукопашного боя начинается с понимания физиологической реакции на межличностную агрессию на близком расстоянии. Традиционный взгляд на боевой стресс чаще всего ассоциируется с боевой усталостью и посттравматическим стрессовым расстройством, которые на самом деле являются проявлениями, возникающими после боевого стресса и в результате него. Брюс Сиддл определил боевой стресс как восприятие неминуемой угрозы серьезного телесного повреждения или смерти или когда ему поручено защитить другую сторону от неминуемой серьезной травмы или смерти в условиях, когда время реакции минимально.

Изнурительные эффекты боевого стресса были признаны веками. Такие явления, как туннельное зрение, исключение слуха, потеря тонкой и сложной моторики, иррациональное поведение и неспособность ясно мыслить - все это наблюдались как побочные продукты боевого стресса. Несмотря на то, что эти явления наблюдались и документировались в течение сотен лет, было проведено очень мало исследований, чтобы понять, почему борьба со стрессом ухудшает работоспособность.

Ключевой характеристикой, которая отличает боевой стресс, является активация SNS. Социальная сеть активируется, когда мозг воспринимает угрозу выживанию, что приводит к немедленному выбросу гормонов стресса. Этот «массовый разряд» предназначен для подготовки тела к борьбе или бегству. Реакция характеризуется повышением артериального давления и притока крови к большой мышечной массе (что приводит к увеличению силовых возможностей и усилению крупной моторики - например, бегу от противника или атаке на него), сужению мелких кровеносных сосудов на концах придатков ( который служит для уменьшения кровотечения из ран), расширения зрачка, прекращения пищеварительных процессов и мышечного тремора.На рисунке 2 (ниже) схематически представлены эффекты увеличения частоты сердечных сокращений, вызванного гормонами, в результате активации СНС.

Активация SNS происходит автоматически и практически не контролируется. Это рефлекс, вызванный восприятием угрозы. Однажды инициированная, SNS будет доминировать над всеми произвольными и непроизвольными системами, пока предполагаемая угроза не будет устранена или не ускользнет, ​​производительность ухудшится или парасимпатическая нервная система не активируется для восстановления гомеостаза.

Степень активации социальных сетей зависит от уровня предполагаемой угрозы. Например, низкоуровневая активация SNS может быть результатом ожидания боя. Это особенно характерно для полицейских или солдат за несколько минут до того, как они совершат тактическую атаку в потенциально смертоносную среду. В этих условиях у бойцов обычно наблюдается учащение пульса и дыхания, мышечный тремор и психологическое чувство тревоги.

Напротив, активация SNS высокого уровня происходит, когда комбатанты сталкиваются с неожиданной смертельной угрозой, и время на ответ минимально.В этих условиях экстремальные эффекты SNS вызовут катастрофический отказ систем визуального, когнитивного и двигательного контроля. Хотя существует бесконечное количество переменных, которые могут запускать SNS, есть шесть ключевых переменных, которые оказывают непосредственное влияние на уровень активации SNS. Это степень злобного человеческого намерения, стоящего за угрозой; предполагаемый уровень угрозы, варьирующийся от риска получения травмы до возможности смерти; время, доступное для ответа; уровень уверенности в личных навыках и обучении; уровень опыта борьбы с конкретной угрозой; и степень физического утомления, сочетающегося с тревогой.

После активации SNS вызывает немедленные физиологические изменения, из которых наиболее заметным и легко отслеживаемым является учащение пульса. Активация SNS повысит частоту сердечных сокращений в среднем от 70 ударов в минуту (ударов в минуту) до более чем 200 ударов в минуту менее чем за секунду. По мере увеличения боевого стресса частота сердечных сокращений и дыхания будут увеличиваться до катастрофического отказа или до тех пор, пока не сработает парасимпатическая нервная система.

В 1950 г.Работа Л.А. Маршалла «Солдатский груз и мобильность нации» была одним из первых исследований, в котором было выявлено, как ухудшаются боевые характеристики, когда солдаты подвергаются боевому стрессу. Маршалл пришел к выводу, что мы должны отвергнуть суеверие, согласно которому в условиях опасности можно ожидать, что люди будут иметь больше, чем обычно, и что они превзойдут все свои усилия просто потому, что их жизни в опасности. Действительно, во многих отношениях реальность прямо противоположна, и люди, находящиеся в состоянии стресса, гораздо менее способны делать что-либо, кроме как слепо убегать от угрозы или атаковать ее.У людей есть три основные системы выживания: зрение, когнитивные процессы и двигательные навыки. Под стрессом ломаются все три.

Знаменательное исследование Брюса К. Сиддла в PPCT включало мониторинг реакции сотрудников правоохранительных органов на частоту сердечных сокращений при моделировании межличностных конфликтов с использованием имитационного оружия типа пейнтбола. Это исследование неизменно фиксировало увеличение частоты сердечных сокращений до более чем 200 ударов в минуту, с некоторыми пиковыми значениями частоты сердечных сокращений до 300 ударов в минуту.Это были симуляции, в которых бойцы знали, что их жизни ничего не угрожает. В реальной ситуации жизни и смерти комбатант (будь то солдат или офицер правоохранительных органов) сталкивается с абсолютной универсальной человеческой фобией межличностной агрессии и, безусловно, испытает физиологическую реакцию, даже более сильную, чем у субъектов Сиддла. Фундаментальная истина современного боя заключается в том, что стресс от столкновения с межличностной агрессией на близком расстоянии настолько велик, что, если его терпеть месяцами подряд без каких-либо других средств передышки или побега, комбатант неизбежно станет психиатрической жертвой.

Еще больше, чем сопротивление стать жертвой агрессии с близкого расстояния, - это сильное отвращение комбатанта к нанесению агрессии другим людям. В основе этого страха - сопротивление среднего здорового человека убийству себе подобных.

Сопротивление убийству

Психиатрические потери, которые обычно ассоциируются с длительным пребыванием в боевых условиях, заметно сокращаются среди медицинского персонала, капелланов, офицеров и солдат, находящихся в разведывательном патрулировании в тылу врага.Ключевым фактором, который отсутствует в каждой из этих ситуаций, является то, что, хотя они находятся на передовой и противник может попытаться убить их, они не несут прямой ответственности за личное участие в убийствах с близкого расстояния. Даже когда существует равная или даже большая опасность смерти, бой будет намного менее напряженным, если вам не нужно убивать.

Существование сопротивления убийству лежит в основе этой дихотомии между убийцами и теми, кто не убивает. Это дополнительный, последний фактор стресса, с которым должен столкнуться комбатант.Чтобы по-настоящему понять природу этого сопротивления убийству, мы должны сначала признать, что большинство участников ближнего боя буквально «напуганы до глубины души». Как только пули начинают лететь, бойцы перестают думать передним мозгом, который является частью мозга, который делает нас людьми, и начинают думать средним мозгом, или мозгом млекопитающих, который является примитивной частью мозга, которая обычно неотличима от этого. животного.

В конфликтных ситуациях эту примитивную обработку среднего мозга можно наблюдать в существовании мощного сопротивления убийству себе подобных.Во время территориальных и брачных сражений животные с рогами и рогами сталкиваются друг с другом относительно безобидным образом лицом к лицу, гремучие змеи борются друг с другом, а пираньи сражаются со своим собственным видом взмахами хвоста, но против любых других видов эти существа развязывают свои силы. рога, клыки и зубы без ограничений. Это важный механизм выживания, который не дает виду уничтожить себя во время территориальных ритуалов и брачных ритуалов.

Одним из главных современных открытий в области военной психологии является наблюдение, что это сопротивление убийству собственного вида также является ключевым фактором в человеческих боях.Бригадный генерал С.Л.А. Маршалл впервые заметил это во время своей работы в качестве официального американского историка Европейского театра военных действий во Второй мировой войне. Основываясь на своих послевоенных интервью, Маршалл в своей знаменитой книге «Люди против огня» пришел к выводу, что только 15-20% стрелков во время Второй мировой войны стреляли из своего оружия по незащищенным вражеским солдатам. Стрельба из специального оружия, например из огнемета, обычно производилась. Из оружия, обслуживаемого экипажем, такого как пулемет, почти всегда стреляли. И стрельба значительно увеличилась бы, если бы ближайший лидер потребовал, чтобы солдат стрелял.Но если их предоставить самим себе, подавляющее большинство отдельных комбатантов на протяжении всей истории, похоже, не могли или не желали убивать.

Выводы Маршалла были несколько противоречивыми. Столкнувшись с озабоченностью ученых методологией и выводами исследователя, научный метод предполагает воспроизведение результатов исследования. В случае Маршалла все доступные параллельные научные исследования подтверждают его основные выводы. Опросы Ардана дю Пика о французских офицерах в 1860-х годах и его наблюдения за древними сражениями, многочисленные отчеты Кигана и Холмса о неэффективной стрельбе на протяжении всей истории, оценка Ричардом Холмсом скорости стрельбы аргентинцев в Фолклендской войне, данные Пэдди Гриффита о чрезвычайно низкой смертности среди полков наполеоновской и американской гражданской войны, лазерные реконструкции исторических сражений британской армией, исследования ФБР по количеству неиспользованных стрельб среди сотрудников правоохранительных органов в 1950-х и 1960-х годах, а также бесчисленное количество других индивидуальных и анекдотических наблюдений подтверждают фундаментальный вывод Маршалла о том, что человек не является По натуре убийца.

Исключение из этого сопротивления можно наблюдать у социопатов, которые по определению не испытывают сочувствия или раскаяния к своим собратьям. Собаки питбулей разводились выборочно, чтобы гарантировать, что они совершат неестественный акт убийства другой собаки в бою. Точно так же человеческие социопаты представляют 2% Суонка и Маршана, которые не стали психиатрическими жертвами после месяцев непрерывных боев, поскольку их не беспокоило требование убивать.Но социопаты были бы несовершенным инструментом, которым невозможно управлять в мирное время, а социальная динамика очень затрудняет восприятие людьми такой черты. Однако люди очень хорошо умеют находить механические средства для преодоления естественных ограничений. Люди родились без физической способности летать, поэтому мы нашли механизмы, которые преодолели это ограничение и сделали возможным полет. Люди также родились без психологической способности убивать своих собратьев. Итак, на протяжении всей истории мы прилагали огромные усилия, чтобы найти способ преодолеть это сопротивление.С психологической точки зрения историю войн можно рассматривать как серию последовательно более эффективных тактических и механических механизмов, позволяющих или заставляющих комбатантов преодолевать свое сопротивление убийству.

Преодоление сопротивления убийству

К 1946 году армия США согласилась с выводами Маршалла, и Управление кадровых исследований армии США впоследствии произвело революцию в боевой подготовке, которая в конечном итоге заменила стрельбу по мишеням в упор на глубоко укоренившуюся «подготовку» с использованием реалистичных, человеческих, поп-снарядов. вверх по целям, которые падают при попадании.Психологи знают, что этот вид мощного «оперантного кондиционирования» - единственный метод, который будет надежно влиять на примитивную обработку среднего мозга напуганного человека, точно так же, как пожарные учения заставляют испуганных школьников правильно реагировать во время пожара и повторять повторяющийся «стимул». -реагирующая «подготовка в авиасимуляторах позволяет испуганным пилотам рефлекторно реагировать на аварийные ситуации.

На протяжении всей истории составляющими групп, лидерством и расстоянием манипулировали, чтобы позволить комбатантам и заставлять их убивать, но введение кондиционирования в современное обучение было настоящей революцией.Применение и совершенствование этих основных методов кондиционирования увеличило скорострельность с почти 20% во время Второй мировой войны до примерно 55% в Корее и примерно 95% во Вьетнаме. Подобные высокие темпы стрельбы, возникающие в результате применения современных методов кондиционирования, можно увидеть в данных ФБР о скоростях стрельбы правоохранительных органов с момента общенационального внедрения современных методов кондиционирования в конце 1960-х годов. На рисунке 3 представлено схематическое изображение взаимодействия между факторами, способствующими убийству, которыми манипулировали на протяжении всей истории, включая ключевой, современный компонент кондиционирования.

Один из самых ярких примеров ценности и силы этой современной психологической революции в обучении можно увидеть в наблюдениях Ричарда Холмса над Фолклендской войной 1982 года. Великолепно обученные (т.е. «подготовленные») британские силы не имели превосходства в воздухе и артиллерии и постоянно превосходили численностью три к одному, атакуя плохо обученных, но хорошо оснащенных и тщательно окопавшихся аргентинских защитников. Превосходная скорость стрельбы британцев (которая, по оценке Холмса, превышает 90%), являющаяся результатом современных методов обучения, считается ключевым фактором в серии британских побед в этой короткой, но кровопролитной войне.Любую будущую армию, которая попытается вступить в бой без подобной психологической подготовки, скорее всего, постигнет судьба, аналогичная судьбе аргентинцев.

Цена преодоления сопротивления убийству

Чрезвычайно высокая скорострельность, обусловленная современными процессами кондиционирования, была ключевым фактором, позволившим Америке заявить, что сухопутные войска США никогда не проигрывали крупных сражений во Вьетнаме. Но обусловленность, которая преодолевает такое мощное врожденное сопротивление, несет в себе огромный потенциал психологической реакции.В каждом обществе воинов есть «ритуал очищения», чтобы помочь вернувшимся воинам справиться со своей «кровной виной» и убедить их, что то, что они сделали в бою, было «хорошо». Особенности ритуала - сеанс «групповой терапии» и церемония возвращения ветерана в племя. Современные западные ритуалы традиционно предполагают длительные периоды во время марша или отплытия домой, парады, памятники и безоговорочное принятие со стороны общества и семьи.

Таблица I описывает некоторые ключевые факторы в процессах рационализации и принятия опыта убийств, используя пример войск США во Вьетнаме в качестве примера крайних обстоятельств, при которых ритуалы очищения не срабатывали.Например, комбатанты не делают то, что они делают в бою за медали, они в значительной степени мотивированы заботой о своих товарищах, но после битвы медали служат своего рода «Бесплатной картой Выйти из тюрьмы»: могущественным талисманом, который провозглашает для них и для других то, что сделал боец, было благородно и приемлемо. Хотя медали были выданы после Вьетнама, социальная среда была такова, что ветераны не могли носить медали или свою форму публично. Точно так же молодому комбатанту необходимо присутствие зрелых, старших товарищей, к которым он мог бы обратиться за советом и поддержкой, но во Вьетнаме, особенно в пиковые годы войны, средний возраст комбатанта был, вероятно, меньше, чем во время любой другой войны в истории США. .Другие ключевые факторы, уникальные для американского опыта во Вьетнаме, включают отсутствие какой-либо действительно безопасной зоны внутри страны. Кроме того, индивидуальная система замены, которая мешала связям и обеспечивала то, что солдаты часто приходили и уходили как чужие. Использование самолетов для немедленного возвращения ветеранов в Америку, без обычного периода охлаждения и групповой терапии, который длился тысячи лет, когда ветераны плыли или возвращались домой.

Американским ветеранам Вьетнама в ритуале очищения в значительной степени отказывали, и множество исследований продемонстрировали, что одним из наиболее значимых причинных факторов посттравматического стрессового расстройства является отсутствие поддерживающей структуры после травмирующего события, которое в данном случае имело место. когда вернувшийся ветеран подвергся беспрецедентному нападению и осуждению.Традиционные ужасы боя были усилены современными техниками кондиционирования, сочетающими характер войны с беспрецедентной степенью общественного осуждения. Это привело к возникновению посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) среди 3,5 миллионов американских ветеранов Юго-Восточной Азии. По оценкам, от 0,5 до 1,5 миллиона случаев, хотя результаты этих исследований сильно различаются. Эта массовая заболеваемость психическими расстройствами среди ветеранов Вьетнама привела к «открытию» посттравматического стрессового расстройства, состояния, которое, как мы теперь знаем, всегда возникало в результате военных действий, но никогда раньше в таком количестве.Армии по всему миру учли эти уроки Вьетнама, а также во время британской войны на Фолклендских островах, во время вторжения Израиля в Ливан в 1982 году и во время войны США в Персидском заливе уроки Вьетнама и необходимость проведения ритуала очищения были тщательно учтены и применены. Во время афганской войны бывшего СССР эта потребность снова игнорировалась, и возникшие социальные потрясения стали одним из факторов, которые в конечном итоге привели к краху этой нации. Действительно, доктрина Вайнбергера, позже именуемая доктриной Пауэлла, которая утверждает, что Соединенные Штаты не будут участвовать в войне без сильной социальной поддержки, является отражением трагических уроков, извлеченных из психологических последствий боевых действий во Вьетнаме.

ПТСР - психологическое расстройство, возникшее в результате травмирующего события. Посттравматическое стрессовое расстройство проявляется в постоянном повторном переживании травмирующего события, оцепенении эмоциональной реактивности и стойких симптомах повышенного возбуждения, что приводит к клинически значимым страданиям или нарушению социальных и профессиональных функций. Часто между травматическим событием и проявлением посттравматического стрессового расстройства проходит большая задержка. Среди ветеранов Вьетнама в Соединенных Штатах посттравматическое стрессовое расстройство было тесно связано со значительным увеличением количества разводов, увеличением числа случаев злоупотребления алкоголем и наркотиками, а также увеличением количества самоубийств.Действительно, данные Управления по делам ветеранов показывают, что по состоянию на 1996 год ветеранов Вьетнама умерло от самоубийств после войны в три раза, чем от действий врага во время войны, и это число увеличивается с каждым годом.

Но посттравматическое стрессовое расстройство редко приводит к насильственным преступным действиям, и исследования Бюро юстиции США показывают, что ветераны, включая ветеранов Вьетнама, статистически менее подвержены тюремному заключению, чем не ветераны того же возраста. Ключевой гарантией в этом процессе, по-видимому, является глубоко укоренившаяся дисциплина, которую солдат усваивает во время военной подготовки.Однако с появлением интерактивных аркадных и видеоигр типа «наведи и стреляй» возникло серьезное беспокойство по поводу того, что общество подражает военной подготовке, но без жизненно важных гарантий дисциплины. Существуют убедительные доказательства того, что неизбирательное применение техник боевой подготовки в качестве развлечения гражданскими лицами может быть ключевым фактором во всем мире, стремящемся к резкому росту показателей насильственной преступности, включая семикратное увеличение числа нападений с отягчающими обстоятельствами на душу населения в Америке с 1956 года. Таким образом, психологическое воздействие Бои все чаще можно наблюдать на улицах народов по всему миру.

Заключение: культурный заговор

Важно признать, что хорошие цели были и будут достигаться в ходе боевых действий. Многие демократии обязаны своим существованием успешной борьбе. Мало кто станет отрицать необходимость борьбы против нацистской Германии и Императорской Японии во Второй мировой войне. И во всем мире цену цивилизации ежедневно платят воинские части, участвующие в миротворческих операциях, и внутренние полицейские силы, которые вынуждены вступать в ближний бой.Были и будут времена и места, где сражение неизбежно, но когда общество требует, чтобы его полиция и вооруженные силы участвовали в боевых действиях, важно полностью осознавать масштабы неизбежных психологических потерь.

Часто говорят, что «в любви и на войне все хорошо», и это выражение дает ценное представление о человеческой психике, поскольку эти близнецы, табуированные поля сексуальности и агрессии представляют собой две области, в которых большинство людей будут постоянно обмануть себя. и другие.Наша психологическая и социальная неспособность осознать правду о последствиях боевых действий является основой культурного заговора репрессий, обмана и отрицания, которые помогали увековечивать и распространять войну на протяжении всей записанной истории.

В области психологии развития зрелый взрослый иногда определяется как человек, достигший определенной степени проницательности и самоконтроля в двух областях - сексуальности и агрессии. Это также полезное определение зрелости цивилизаций.Таким образом, двумя важными и обнадеживающими тенденциями последних лет стали развитие науки о человеческой сексуальности, получившей название «сексология», и параллельное развитие науки о человеческой агрессии, которую Д. Гроссман назвал «киллологией». Все согласны с тем, что продолжение исследований в этой ранее запретной сфере человеческой агрессии жизненно важно для будущего развития и, возможно, самого существования нашей цивилизации.

Глоссарий терминов..... "Психологические эффекты боя"

  • Синдром эвакуации: парадокс боевой психиатрии. Психиатрических раненых необходимо лечить, но если солдаты начнут понимать, что психиатрических больных эвакуируют, количество психиатрических пострадавших резко возрастет.

  • Страх: когнитивный или эмоциональный ярлык неспецифического физиологического возбуждения в ответ на угрозу.

  • Средний мозг: иногда называемый мозгом млекопитающих, это примитивная часть мозга, которая обычно неотличима от мозга любого другого млекопитающего.Во время сильного стресса когнитивные способности обычно локализуются в этой части мозга.

  • Operant Conditioning: Тренировка, которая подготавливает организм к реакции на определенный стимул определенной произвольной двигательной реакцией. Оперантное кондиционирование очень эффективно при подготовке людей к ответным действиям в крайне стрессовых обстоятельствах.

  • Парасимпатическая нервная система: ветвь вегетативной нервной системы, отвечающая за пищеварительные и восстановительные процессы организма.

  • Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР): психологическое расстройство, возникшее в результате травматического события. Посттравматическое стрессовое расстройство проявляется в постоянном повторном переживании травмирующего события, оцепенении эмоциональной реактивности и стойких симптомах повышенного возбуждения, что приводит к клинически значимым страданиям или нарушению социальных и профессиональных функций. Часто между травмирующим событием и проявлением посттравматического стрессового расстройства проходит длительная пауза. Посттравматическое стрессовое расстройство тесно связано со значительным увеличением количества разводов, увеличением количества самоубийств и увеличением случаев злоупотребления алкоголем и наркотиками.

  • Психиатрическая травма: комбатант, который больше не может участвовать в бою из-за психического (в отличие от физического) истощения.

  • Ритуал очищения: набор символических социальных механизмов, которые помогают вернувшимся ветеранам смириться со своими боевыми действиями и успешно интегрироваться в мирное общество.

  • Симпатическая нервная система (СНС): ветвь вегетативной нервной системы, которая мобилизует и направляет энергетические ресурсы тела к действию.

Библиография ..... "Психологические эффекты боя"

  • Габриэль Р. А. (1987). Больше никаких Героев: Безумие и психиатрия на войне. Нью-Йорк: Хилл и Ван.

  • Грин, Б. (1989). Возвращение домой. Нью-Йорк: Сыновья Дж. П. Патнэма.

  • Гриффит П. (1989). Боевая тактика (американской) гражданской войны. Лондон.

  • Гроссман Д. (1995, 1996).Об убийстве: психологическая цена обучения убивать на войне и в обществе. Нью-Йорк: Литтл, Браун и Ко.

  • Холмс Р. (1985). Акты войны: поведение мужчин в бою. Нью-Йорк: Свободная пресса.

  • Киган Дж. (1976). Лицо битвы. Хармондсворт, Англия: The Chaucer Press.

  • Киган Дж. И Холмс Р. (1985). Солдаты. Лондон: Хэмиш Гамильтон.

  • Маршал, С.А.(1978). Мужчины против огня. Глостер, Массачусетс: Питер Смит.

  • Сиддл, Б. К. (1995). Заточка воина: Психология и наука о тренировках. Милльштадт, Иллинойс: Системы управления PPCT.

  • Суонк, Р. Л., и Маршан, В. Э. (1946). Боевые неврозы: развитие боевого истощения. Архив неврологии и психологии, 55, 236-247.

© Академик Пресс, 1999. Все права воспроизведения в любой форме зарезервированы.

Тактическая психология - Wapentakes

Тактическая психология - страх и здравый смысл в бою

В ближнем бою большая часть умственных способностей солдата задействована в основных функциях предотвращения смерти и травм. Большинство солдат не стремятся убивать других людей, и их способности к восприятию и принятию решений ухудшаются из-за стресса и усталости. Хотя эти факты ослепляюще очевидны, они обычно упускаются из виду в тактической доктрине, обучении и разработке снаряжения.

Тактическая психология - это искусство и наука использования человеческих слабостей - побуждение врага бежать, прятаться или сдаваться. Если все сделано правильно, это увеличивает оперативный темп, спасает жизни с обеих сторон и экономит боеприпасы. Он может остановить войну, ведущую в трясину. Разработав модель участия в бою Brains & Bullets и предоставив данные о человеческих факторах для исследований MOD, Wapentakes накопил непревзойденный опыт в выявлении и количественной оценке критических аспектов тактической психологии.

Включает в себя предыдущую работу:

Human Factors input to Operational Analysis - проект 1990-х годов, в котором изучались страх, удивление и шок. Он также разработал ShockSAF, который позволял компьютерным силам (ботам) на учебных симуляторах испытывать основные эффекты подавляющего огня и фланговые эффекты.

«Тактическая психология во взводных боевых экспериментах» (2014 г.) - исследование Wapentakes для Научно-технологического центра оборонного потенциала. Установлено, что тренировочные системы, используемые в PCE, не позволяли адекватно отображать подавляющий огонь и эффекты флангового соединения.Также определены потенциально серьезные ограничения на существующие модели тушения пожара. Отчет об ограниченном тираже предоставляется по запросу.

Обновление STANAG 4513 (2015) - поддержка пересмотра Dstl определений НАТО для подавления огня. Подтверждены проблемы с моделями подавления, которые могут ухудшить оценку системы оружия промежуточного «универсального» калибра. Отчет об ограниченном тираже предоставляется по запросу.

Ослы, ведомые львами - статья в обзоре британской армии соратников Wapentakes о солдатской ноше.

Мораль и мораль - Это не считается работой. Это неудавшаяся попытка изучить связь между законностью конфликта и боевой эффективностью солдат.

границ | Личностные качества и самооценка в единоборствах и командных видах спорта

Введение

Хотя влияние психологии на спортивные результаты уже давно признано, все больше и больше психологов и спортивных экспертов занимаются различными областями исследований. Их цель - шире и глубже взглянуть на скрытые факторы успеха и неудач в спорте.Кроме того, одна из их целей - справиться с психологическими различиями между спортсменами, занимающимися разными видами спорта, чтобы иметь возможность своевременно вмешиваться. Помимо основных характеристик личности, важным признаком спортсменов-спортсменов также является самооценка.

Самоуважение

Понятие самооценки определяется как предрасположенность, которой обладает человек и которая представляет его / ее суждение о своей собственной ценности (Розенберг, 1965). Куперсмит (1967) определяет самооценку как набор качеств, которые человек наблюдает внутри себя.Согласно современным представлениям, самооценка также определяется как уважение к собственной ценности и важности, как готовность быть ответственным человеком и вести себя ответственно по отношению к другим. Самоуважение появляется, когда человек начинает ценить и высоко ценить свои качества или черты. Другими словами, самооценка - это результат оценки собственной ценности, то есть результат оценочной ориентации на самое сокровенное «я»; это уровень веры в собственные ценности, сила веры в собственные идеи и мысли, а также глубина уверенности в собственных действиях (Baumeister, 2013).Самоуважение не присуще и не передается по наследству, но оно устанавливается и меняется на протяжении всей жизни под влиянием отношений с другими людьми (Baumeister, 2013), особенно с родителями (Qurban et al., 2019).

Розенберг, чья шкала самооценки использовалась для данного исследования, сказал, что чувство собственного достоинства является очень важным фактором в нашей жизни: «Самоуважение направляет и активизирует нас в широком спектре деятельности. Он в значительной степени определяет наши ценности, нашу память и процессы памяти, нашу интерпретацию событий, наши стандарты и ориентиры оценки, наши цели, наш выбор друзей, супруга, группы, организации, профессии и наше окружение в целом.В жизни мало таких влиятельных и проникающих факторов, как самооценка »(Розенберг, 1968, стр. 345).

Оптимальное правило относится к самооценке; когда у человека его слишком мало, он / она функционирует ниже своего потенциала, а когда у него / ее слишком много, он / она приобретает нарциссические черты личности. Высокая самооценка - ключевой фактор успеха, умения справляться с неудачами и субъективного чувства удовлетворенности жизнью. Люди с высокой самооценкой смелее идут на риск, не предъявляют к себе слишком высоких требований и высоко ценят себя.Высокая самооценка означает чувство чести и достоинства по отношению к самому себе, своему выбору и своей жизни. Человек с высокой самооценкой имеет смелость постоять за себя, когда с ним обращаются ниже того уровня, которого, по его мнению, он / она заслуживает. Один человек может быть более компетентным, чем другой, более опытным и с высшим образованием, но если уровень его / ее самооценки ниже, он / она с меньшей вероятностью будет бороться за свой успех. Люди с высокой самооценкой лучше справляются с неудачами по сравнению с людьми с низкой самооценкой, чувствуют себя счастливее в жизни и меньше тревожны (Greenberg et al., 1992).

Предыдущие исследования показали, что у людей с высокой самооценкой лучше физическое и психическое здоровье. Лица, сумевшие развить чувство собственного достоинства, более устойчивы к стрессу, более уверены в себе и не убегают от конфликтов, готовы постоять за себя, но также принимают критику. Более высокая самооценка характерна для людей, которые: менее склонны к депрессии, более довольны, чем большинство других, всегда стремятся достичь своих целей, рассматривают изменения как проблемы и склонны к новому опыту, поэтому иногда ставят перед собой сложные и требовательные цели (Jordan et al., 2005). Такие люди амбициозны и стремятся к постоянному саморазвитию как в эмоциональной, интеллектуальной и творческой сферах, так и в социальной и духовной сферах.

Более поздние открытия, в которых самооценка используется в качестве прогнозирующей переменной, однако, часто противоречивы и указывают на вывод о том, что высокая самооценка вовсе не является гарантией удовлетворенности жизнью и связана с рядом проблемных форм поведения и отклонений. в когнитивной обработке. Таким образом, было указано, что высокая самооценка, , среди прочего, , также связана с самообременением (принятием слишком большой ответственности на себя), агрессивностью (Kernis et al., 1989), предрассудки, дискриминация (особенно по отношению к тем, кто угрожает самооценке) (Jordan et al., 2005), нарциссизм, склонность человека к защитным реакциям и ряд других форм поведения (Baumeister, 2013).

Многие авторы, а также шкалы самооценки основаны на идее самооценки как стабильной черты (Розенберг, 1965). Однако новое направление исследований самооценки состоит в том, что высокую самооценку можно разделить на стабильную и нестабильную (хрупкую) самооценку. Хрупкая высокая самооценка - это когда человек показывает и словами, и поведением, что он / она имеет позитивное отношение к себе / себе (явно), и на бессознательном уровне он / она имеет негативное отношение к себе / себе. (неявно).Такие люди склонны к деструктивному и агрессивному поведению, когда нарушается их самооценка (Jordan et al., 2005). А именно Kernis et al. (2000) показали, что люди с нестабильной высокой самооценкой ведут себя так, как будто их самооценка всегда под вопросом, следовательно, они не могут критиковать, занимать оборонительную позицию во взаимодействии с другими, проявлять больший уровень гнева и враждебности и очень избирательны в принятии отзывов. Кроме того, они хвастаются своими успехами перед друзьями, используя при этом самовозвеличивание и будучи более обремененными собой (Kernis et al., 2000). Чувство собственного достоинства в зрелые годы также основывается на уважении к другим. Люди с высокой самооценкой не воспринимают других людей как угрозу и не думают заранее, что будут отвергнуты, унижены, обмануты или преданы другими, потому что они осознают себя и свои качества. Таким образом, они относятся к другим с уважением, справедливостью и добрыми намерениями.

Высокая самооценка желательна, особенно в индивидуалистических культурах, потому что она является предиктором успеха в различных сферах жизни, но некоторые социальные психологи занимались исследованием отрицательных сторон высокой самооценки.Одно из наиболее значительных исследований касается связи между самооценкой и гневом и враждебностью (Kernis et al., 1989). Группа ученых (Kernis et al., 1989) сравнила уровень и стабильность самооценки с количеством гнева и враждебности, которые испытывают люди. Стабильность самооценки проверялась множеством глобальных тестов самооценки в естественных условиях. Исследователи обнаружили, что предиктором гнева и враждебности является не только уровень самооценки, но и ее стабильность.Высокая, но нестабильная самооценка находится в статистически значимой корреляции с чрезвычайно высокой тенденцией испытывать гнев и вражду или враждебность.

Лица с недостаточной самооценкой сомневаются в своих способностях и набираются смелости идти на риск только тогда, когда уверены, что они полностью компетентны и соответствуют всем условиям. Кроме того, исследования показали, что низкая самооценка приводит к определенным негативным явлениям, таким как делинквентное поведение, депрессия, булимия, склонность к психическим заболеваниям и неудовлетворенность отношениями (Baumeister et al., 2005; Bulik et al., 2007).

Бейкер и Макналти (2013) утверждают, что люди с низкой самооценкой предпочитают безопасность и знакомые ситуации, избегают сложных целей и, таким образом, отражают низкую самооценку. Они не общаются напрямую, они часто боятся открыто сказать то, что думают и чувствуют, в первую очередь потому, что сами не уверены в своих мыслях, а затем потому, что боятся реакции других. Такие люди не переносят неудач. Каждый раз, когда они не достигают своей цели, для них это еще одно доказательство их бесполезности и неудач.Захваченные своим мышлением и схемой самооценки, они обычно даже не рассматривают другие причины неудач. Люди с более низкой самооценкой часто думают, что другие люди тоже не высокого мнения о них, что заставляет их чувствовать себя отвергнутыми, и они редко решаются на установление социальных контактов. Меньшее количество социальных контактов приводит к меньшим возможностям для создания более глубоких межличностных отношений, от которых человек может рассчитывать на социальную поддержку. Таким образом, низкая самооценка влияет на размер и качество социальной сети человека.

Черты характера

Модель «большой пятерки» описывает пять измерений личности: экстраверсию, доброжелательность, сознательность, невротизм и открытость опыту. Экстраверсия предполагает, что люди общительны, в то время как интроверсия подразумевает, что они тихие и сдержанные (John et al., 2008). Экстраверсия характеризуется открытостью, напористостью и высоким уровнем энергии (John et al., 1991). Люди с высоким показателем экстраверсии более открыты, настойчивее, разговорчивее и более общительны, чем люди с низким показателем экстраверсии, которые застенчивы, тихи и отчуждены (Larsen and Buss, 2009).Экстраверсия связана с ценностями достижений и гедонизмом (Roccas et al., 2002), но также и с целями, связанными с увлекательным образом жизни (Roberts et al., 2004).

Приятность означает, что люди готовы сотрудничать и добры, а не грубы (John et al., 2008). Это измерение характеризуется доброжелательностью и доверием. Это можно рассматривать как сочетание дружбы и гармонии (John et al., 1991). Лица с высокими показателями по этому параметру являются теплыми, отзывчивыми и честными, в то время как люди с низкими показателями по этому параметру являются недобрыми, часто грубыми, а иногда даже жестокими (Larsen and Buss, 2009).Приятность связана с гармоничными семейными отношениями, хорошими партнерскими отношениями (Roberts et al., 2004), но также и с просоциальными ценностями (Haslam et al., 2009).

Добросовестность - это упорядоченность, ответственность и надежность; поэтому эту черту также иногда называют надежностью (John et al., 1991). Добросовестные люди трудолюбивы, дисциплинированы, педантичны и много времени уделяют организации. Это люди, которые внутренне мотивированы и прилагают много усилий, чтобы добиться успеха в том, что они делают (Larsen and Buss, 2009).Добросовестность связана с целями достижения (Коста и МакКрэй, 1988), но также и с целями, связанными с межличностными отношениями (Робертс и др., 2004). Таким образом, можно сказать, что сознательные люди ориентированы на достижение целей, выполнение задачи и поэтому надежны и пунктуальны (Larsen, Buss, 2009).

Невротизм характеризуется тревожностью и полной противоположностью эмоциональной стабильности (John et al., 1991), и такие люди склонны к тревоге, депрессии и раздражению (John et al., 2008). Люди с высокими показателями невротизма неуверенны, часто имеют перепады настроения, в то время как эмоционально стабильные люди более спокойны, расслаблены и более стабильны (Larsen and Buss, 2009). Кроме того, высокий балл по невротизму предполагает внушаемость или восприимчивость к внушению, отсутствие настойчивости в отношении препятствий, медлительность и плохую беглость речи или наличие ригидности. Также к характеристикам невротизма относятся чувство неполноценности, нервозность, избегание и непереносимость усилий, неудовлетворенность, чувствительность, раздражительность и обидчивость.С другой стороны, эмоциональная стабильность связана со стратегией, то есть тем, как человек преодолевает стресс и различные жизненные препятствия (Larsen, Buss, 2009). Эмоционально стабильные люди не беспокоятся, за исключением тех случаев, когда рассматриваемые проблемы являются для них лично сильными стрессовыми факторами. Эмоционально устойчивые люди могут испытывать симптомы невроза только в ситуации длительного и сильного стресса (Larsen and Buss, 2009).

Открытость к опыту характеризуется оригинальностью, любопытством и изобретательностью.Этот фактор иногда называют культурой из-за его упора на интеллект и независимость (John et al., 1991). Люди, открытые к опыту, обладают широкими интересами и тонким вкусом к искусству и красоте (John et al., 2008). Лица с высокими баллами по этому параметру обладают творческими способностями, обладают богатым воображением и, поскольку у них широкий круг интересов, любят исследовать неизведанное, в то время как люди с низкими баллами по этому параметру имеют обычную внешность и поведение, ограниченные интересы, склонны к консервативным взглядам. отношения и склонны предпочитать то, что уже известно, неизвестному (Larsen and Buss, 2009).Открытость опыту часто ассоциируется с автономией (Roccas et al., 2002).

Черты характера и самооценка у спортсменов

Хотя, согласно Allen et al. (2013), психологические исследования личности спортсменов находятся в определенном кризисе в области спортивной психологии, существует обширный объем исследований, в которых обнаружены различия между личностными чертами спортсменов, занимающихся разными видами спорта (Peterson et al., 1967; Дауд и Иннес, 1981; Герон и др., 1986; Малинаускас и др., 2014; Olmedilla et al., 2019). Эти исследования показали, что спортсмены, занимающиеся командными видами спорта, имеют более высокий уровень экстраверсии по сравнению со спортсменами, занимающимися индивидуальными видами спорта. Затем спортсмены, занимающиеся командными видами спорта, обладают более низким уровнем сознательности, чем спортсмены, занимающиеся индивидуальными видами спорта (Ниа, Бешарат, 2010; Аллен и др., 2011; Малинаускас и др., 2014). Кроме того, спортсмены, занимающиеся видами спорта с высоким риском, имеют более высокий уровень экстраверсии и более низкий уровень сознательности, чем спортсмены, занимающиеся видами спорта с низким уровнем риска (Castanier et al., 2010). Результаты метаанализа показали, что участники спорта с высоким риском имели более высокий уровень поиска ощущений, экстраверсии и импульсивности и более низкий уровень невротизма, чувствительности к наказанию по сравнению с людьми, которые не занимались такой деятельностью (McEwan et al., 2019). При сравнении спортсменов и не спортсменов результаты указывают на более высокий уровень экстраверсии и более высокий уровень эмоциональной стабильности у спортсменов, чем у не спортсменов (Egan and Stelmack, 2003; McKelvie et al., 2003), а также более высокая открытость опыту (Hughes et al., 2003). Кроме того, было показано, что мастера карате обладают низким невротизмом и высокой сознательностью, в зависимости от уровня мастерства, так что у более опытных спортсменов более устойчивая личность, чем у менее опытных (Piepiora et al., 2018).

В одном исследовании тунисских спортсменов (Ali et al., 2013) результаты показали, что самооценка была выше в группе спортсменов, занимающихся индивидуальными видами спорта, чем у спортсменов, участвующих в командных видах спорта, в то время как агрессивность была выше в командных видах спорта, чем в индивидуальных видах спорта.При сравнении уровней агрессии в отдельных неагрессивных видах спорта, таких как теннис, танцы, плавание, с отдельными единоборствами, результаты показывают, что неагрессивные виды спорта влекут за собой более высокий уровень самооценки и вербальной агрессии, враждебности и гнева (Али и др., 2013). Другие исследования показали противоположные результаты, заявляя о более высоком уровне агрессии в спортивных единоборствах, чем в других индивидуальных видах спорта (Zillmann et al., 1974; Bredemeier et al., 1987). Несмотря на то, что некоторые исследования не показывают разницы в самооценке между индивидуальными и командными спортсменами (Акелайтис и Малинаускас, 2018), более высокий уровень самооценки является важным признаком более эффективных стратегий преодоления стресса в спорте (Káplanová, 2018).Согласно обзору литературы, который показал неоднозначные результаты в этой области, мы проверили различия в личностных качествах и самооценке у спортсменов, занимающихся двумя группами видов спорта: командными видами спорта и единоборствами.

Вопрос исследования

Отличает ли набор (структура, профиль) психологических переменных, составляющих основные параметры личности и самооценки, спортсменов в боевых видах спорта от участников в командных видах спорта?

Методы

Участники

Было опрошено сто сорок девять студентов всех курсов факультета спорта и физического воспитания университетов Нови-Сада и Ниша ( N = 149).Выборка состоит из 87 (58,4%) мужчин и 62 (41,6%) женщин со средним возрастом 20,95 лет ( SD = 1,787). Опрошенные студенты одновременно являются участниками соревнований по видам спорта, которым они тренировались в среднем 10,73 года ( SD, = 3,93). Спортсмены по спортивным единоборствам (27,5% от общей выборки) занимаются борьбой, карате, дзюдо, джиу-джитсу, кикбоксингом, ММА и тхэквондо. Спортсмены по командным видам спорта (72,5% от общей выборки) занимаются футболом, баскетболом, волейболом и гандболом.

Инструменты

Опросник шкалы самооценки использовался для измерения самооценки (SES, Rosenberg, 1965). Шкала состоит из 10 пунктов, а надежность по нашей выборке составляет α = 0,85. В инвентаре BFI (John and Srivastava, 1999) 44 пункта, и он использовался для измерения личностных черт в соответствии с моделью Большой пятерки: экстраверсия (α = 0,78), невротизм (α = 0,70), сознательность (α = 0,76), доброжелательность. (α = 0,76) и открытость опыту (α = 0,73).

Процедура

Исследование было проведено в 2018 году с предварительным одобрением этических комитетов факультетов и добровольным согласием студентов.Тестирование проводилось в форме бумажно-карандашного теста и длилось 30 мин.

Анализ данных

При анализе данных использовались описательные меры, средние различия и канонический дискриминантный анализ.

Результаты

Поскольку одномерные тесты не принимают во внимание взаимосвязь между переменными, анализ дискриминантной функции был также выполнен для шести переменных. Значения групповых центроидов (средние дискриминантные баллы для каждой группы) для участников боевых и командных видов спорта были -0.57 и 0,216 соответственно. Дискриминантная функция, полученная для шести факторов, Уилкса λ = 0,889, хи-квадрат (6) = 16,94, p <0,01. Обратитесь к Таблице 1 для получения информации о порядке ввода шести переменных и их соответствующих стандартизованных коэффициентов дискриминантной функции.

Таблица 1. Средние, стандартные отклонения, t -тесты, стандартизованные коэффициенты дискриминантной функции и корреляции между дискриминантными оценками и переменными исходными оценками для участников боевых и командных видов спорта.

Полученная каноническая дискриминантная функция: Дискриминантный балл = 0,729 * Невротизм + 0,617 * Самоуважение + 0,198 * Открытость - 0,562 * Добросовестность - 0,229 * Добросовестность - 0,121 *.

Согласно групповым центроидам, можно сказать, что спортсмены в боевых видах спорта характеризуются положительным высоким баллом по добросовестности, положительным баллом по доброжелательности и экстраверсии (рис. 1).Они также характеризуются низким невротизмом и самооценкой, а также низкими показателями открытости новому опыту. У участников командных видов спорта противоположные черты.

Рисунок 1. Центроиды групп - расстояние между группами.

Обсуждение

Основная цель нашего исследования заключалась в изучении индивидуальных различий в личностных качествах и самооценке как важных психологических предикторах оптимальной адаптации и спортивных результатов у спортсменов, участвующих в командных видах спорта, и спортсменов, участвующих в боевых видах спорта.

Наибольшая разница в группах была получена по показателю «Добросовестность». Спортсмены в единоборствах более сознательны, чем участники в командных видах спорта. Этот результат предполагает, что спортсмены, занимающиеся единоборствами, в силу самой природы этих видов спорта полагаются на свои собственные силы и уверенность в личных навыках и знаниях. Кроме того, единоборства, помимо соревновательного аспекта, также предназначены для развития самоконтроля, настойчивости и самодисциплины (Bernacka et al., 2016; Kostorz et al., 2017), которые составляют грани черты сознательности (Costa, McCrae, 1988; John et al., 1991; Larsen, Buss, 2009).

Второй результат предполагает, что участники командных видов спорта имеют значительно более высокую самооценку, чем участники соревнований по боевым видам спорта. Этот результат не согласуется с предыдущими исследованиями (Ali et al., 2013), которые показывают, что самооценка выше в командных видах спорта, чем в отдельных видах спорта, или в тех, которые вообще не показывают различий (Акелайтис и Малинаускас, 2018).Однако в нашем исследовании индивидуальные виды спорта являются единоборствами, тогда как в исследовании Ali et al. (2013) эти виды спорта смешаны с другими неагрессивными видами спорта, такими как теннис и тому подобное. Мы предполагаем, что, учитывая, что самооценка зависит от социальных влияний (Baumeister, 2013; Qurban et al., 2019), она более хрупка в индивидуальных видах спорта, в которых нет поддержки со стороны товарищей по команде. Кроме того, это открытие может быть связано с изображением тела спортсменов. Хотя спорт и физическая активность в целом связаны с более позитивным образом тела (Hausenblas and Downs, 2001; Sabiston et al., 2019), нет соответствующих выводов о взаимосвязи образа тела и конкретного вида спорта. Таким образом, мы можем предположить, что более низкая самооценка у спортсменов-единоборцев в нашем исследовании связана с особенностями внешнего вида бойцов. Другое предположение может заключаться в том, что более низкая оценка в подвыборке спортсменов-единоборцев связана с периодом подросткового возраста, в котором сейчас находятся наши респонденты, который часто соответствует более низким аспектам статуса идентичности. Помимо этого, наши результаты можно объяснить в контексте организационных стрессоров, которые могут повлиять на самооценку спортсменов, таких как факторы стресса от тренеров и требования соревнований (Tamminen et al., 2019), но это предположение требует более тщательного изучения.

Невротизм значительно выше у участников командных видов спорта по сравнению с участниками боевых видов спорта. Этот результат основан на том факте, что помимо овладения базовыми навыками защиты, целью тренировок по спортивным единоборствам является работа над сосредоточенностью, чувством покоя - глубокой связью с собой и работой над самоконтролем - контролем над импульсами, потому что в бою все зависит от них самих, нет разделения обязанностей, как в командных видах спорта (Allen et al., 2013; Bernacka et al., 2016; Косторз и др., 2017). Другой возможный способ объяснить наш результат состоит в том, что спортсмены командных видов спорта часто испытывают негативные межличностные столкновения со своими товарищами по команде в отношении командных ролей, трудностей в общении или даже эгоизма (Рейни и Петкари, 2019), которые могут вызвать проявление их более высокого уровня невротизма.

Наши результаты не указывают на статистически значимые различия в экстраверсии, которые были зарегистрированы в других исследованиях (Nia and Besharat, 2010; Allen et al., 2011), а также открытость опыту и дружелюбие, которые также не были зарегистрированы в других выборках.

Заключение

Наше исследование в некоторой степени способствовало изучению различий в индивидуальных различиях между спортсменами, занимающимися командными видами спорта, и спортсменами, занимающимися единоборствами. Полученные данные могут быть полезны в тренировочном процессе и психологической подготовке спортсменов. Точнее, результаты показывают, какие аспекты личности следует акцентировать при работе со спортсменами в боевых искусствах (например, самоуважение), а какие со спортсменами в коллективных видах спорта (например, сознательность).Ограничениями исследования являются неравное количество спортсменов в двух исследуемых группах, а также потенциально недостаточное количество включенных переменных, которые могли бы в последующих исследованиях объяснить полученные различия, такие как проблема идентичности, физического самосознания и т. Д. и мотивация к занятиям спортом. Ограничение, касающееся количества испытуемых, можно преодолеть, включив не только большее количество спортсменов, но и спортсменов, занимающихся различными боевыми искусствами и коллективными видами спорта.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, проанализированные в этой рукописи, не являются общедоступными. Запросы на доступ к наборам данных следует направлять на адрес ŽB, [email protected]

Заявление об этике

Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Протокол был одобрен местным этическим комитетом факультета спорта и физического воспитания Университета Нови-Сада.

Авторские взносы

ŽB, JN, DŠ, PM, IM и PD разработали эксперименты, проанализировали и интерпретировали данные, отредактировали рукопись и утвердили окончательную версию для публикации и несут ответственность за все аспекты работы.ŽB и PD провели эксперименты и написали первоначальный черновик рукописи.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Акелайтис, А.В., Малинаускас, Р.К. (2018). Выражение эмоциональных навыков у спортсменов-мужчин в индивидуальных и командных видах спорта. Педагог Психол.Med. Биол. Пробл. Phys. Train Sports 22, 62–67.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Али, Б. М., Ихраф, А., Халед, Т., Лива, М., и Али, Э. (2013). Влияние пола и вида спорта на агрессию и самооценку тунисских спортсменов. J. Hum. Soc. Sci. Res. 8, 74–80. DOI: 10.9790 / 0837-0847480

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аллен М. С., Гринлис И. и Джонс М. В. (2011). Исследование пятифакторной модели личности и совладающего поведения в спорте. J. Sports Sci. 29, 841–850. DOI: 10.1080 / 02640414.2011.565064

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аллен М.С., Гринлис И. и Джонс М.В. (2013). Личность в спорте: всесторонний обзор. Внутр. Rev. Sport Exerc. Psychol. 6, 184–208. DOI: 10.1080 / 1750984x.2013.769614

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бейкер, Л. Р., и МакНалти, Дж. К. (2013). Когда низкая самооценка поощряет поведение, которое рискует отвергнуть, чтобы усилить взаимозависимость: роль самоконтроля в отношениях. J. Pers. Soc. Psychol. 104, 995–1018. DOI: 10.1037 / a0032137

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баумейстер, Р. Ф. (2013). Самоуважение: Загадка низкой самооценки. Берлин: Springer Science and Business Media.

Google Scholar

Баумейстер, Р. Ф., Де Уолл, К. Н., Чиарокко, Н. Дж., И Твенге, Дж. М. (2005). Социальная изоляция ухудшает саморегулирование. J. Pers. Soc. Psychol. 88, 589–604.DOI: 10.1037 / 0022-3514.88.4.589

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бернацка Р. Э., Савицкий Б., Мазурек-Кусяк А. и Хавлена ​​Дж. (2016). Соответствующая и неконформная личность и стили преодоления стресса у спортсменов-единоборцев. J. Hum. Кинет. 51, 225–233. DOI: 10.1515 / hukin-2015-0186

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бредемайер, Б. Дж., Шилдс, Д. Л., Вайс, М. Р., Купер, Б. А. Б.(1987). Взаимосвязь между суждениями детей о легитимности и их моральными доводами, склонностями к агрессии и занятиями спортом. Soc. Sport J. 4, 48–60. DOI: 10.1123 / ssj.4.1.48

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Bulik, C.M., Hebebrand, J., Keski-Rahkonen, A., Klump, K. L., Reichborn-Kjennerud, T., Mazzeo, S.E., et al. (2007). Генетическая эпидемиология, эндофенотипы и классификация расстройств пищевого поведения. Внутр. J. Eat. Disord. 40 (доп.), S52 – S60.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Кастанье К., Ле Сканфф К. и Вудман Т. (2010). Кто рискует в спорте с высоким риском? типологический личностный подход. Res. В. Упражнение. Спорт 81, 478–485.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Куперсмит, С. (1967). Антецеденты самооценки. Сан-Франциско, Калифорния: У. Х. Фриман.

Google Scholar

Коста П. и МакКрэй Р. (1988). От каталога к классификации: потребности Мюррея и пятифакторная модель. J. Pers. Soc. Psychol. 55, 258–265. DOI: 10.1037 // 0022-3514.55.2.258

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дауд Р. и Иннес Дж. М. (1981). Спорт и личность: влияние вида спорта и уровня конкуренции. Восприятие. Двигательные навыки. 53, 79–89. DOI: 10.2466 / pms.1981.53.1.79

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Иган С. и Стельмак Р. М. (2003). Профиль личности альпинистов на эверест. чел.Индивидуальный. Dif. 34, 1491–1494. DOI: 10.1016 / s0191-8869 (02) 00130-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Герон Э., Ферст Д. и Ротштейн П. (1986). Личность спортсменов, занимающихся различными видами спорта. Внутр. J. Sport Psychol. 17, 120–135.

Google Scholar

Гринберг, Дж., Соломон, С., Пищинский, Т., Розенблатт, А., Берлинг, Дж., Лайон, Д. и др. (1992). Зачем людям нужна самооценка? сходные доказательства того, что самооценка выполняет функцию буферизации беспокойства. J. Pers. Soc. Psychol. 6, 913–922. DOI: 10.1037 // 0022-3514.63.6.913

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаслам, Н., Уилан, Дж., И Бастиан, Б. (2009). Большая пятерка опосредует ассоциации между ценностями и субъективным благополучием. чел. Индивидуальный. Dif. 46, 40–42. DOI: 10.1016 / j.paid.2008.09.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаузенблас, Х.А., и Даунс, Д.С. (2001). Сравнение образа тела спортсменов и не спортсменов: мета.аналитический обзор. J. Appl. Sport Psychol. 13, 323–339. DOI: 10.1080 / 104132001753144437

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хьюз, С. Л., Кейс, Х. С., Штумэмпфл, К. Дж., И Эванс, Д. С. (2003). Личностные профили участников ультрамарафона iditasport. J. Appl. Sport Psychol. 15, 256–261. DOI: 10.1080 / 10413200305385

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джон О. П., Донахью Э. М. и Кентл Р. Л. (1991). The Big Five Inventory - Version 4a and 54. Berkeley, CA: University of California.

Google Scholar

Джон О. П., Науманн Л. П. и Сото К. Дж. (2008). «Сдвиг парадигмы к интегративной таксономии черт большой пятерки: история, измерение и концептуальные вопросы», в Справочнике личности : теория и исследования , ред. О. П. Джон, Р. У. Робинс и Л. А. Первин (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press ), 114–159.

Google Scholar

Джон, О.П., и Шривастава, С. (1999). «Таксономия большой пятерки: история, измерения и теоретические перспективы», в справочнике личности : теория и исследования , ред. Л. А. Первин и О. П. Джон (Нью-Йорк, Нью-Йорк: The Guilford Press), 102–138.

Google Scholar

Джордан, К. Х., Спенсер, С. Дж., И Занна, М. П. (2005). Типы высокой самооценки и предрассудков: как неявная самооценка связана с этнической дискриминацией среди людей с высокой самооценкой. чел.Soc. Psychol. Бык. 31, 693–702. DOI: 10.1177 / 0146167204271580

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Капланова, А. (2018). Самоуважение, беспокойство и стратегии преодоления стресса для управления стрессом в хоккее с шайбой. Acta Gymn. 49, 10–15. DOI: 10.5507 / ag.2018.026

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кернис М., Граннеманн Б. и Барклай Л. (1989). Стабильность и уровень самооценки как предикторы возбуждения гнева и враждебности. J. Pers. Soc. Psychol. 56, 1013–1022. DOI: 10.1037 // 0022-3514.56.6.1013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кернис, М. Х., Парадайз, А. У., Уитакер, Д., Уитман, С., и Голдман, Б. (2000). Хозяин своей психологической области? маловероятно, если у человека нестабильная самооценка. чел. Soc. Psychol. Бык. 26, 1297–1305. DOI: 10.1177 / 0146167200262010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Костож, К., Гнезинская, А., и Nawrocka, M. (2017). Иерархия ценностей и самооценка людей, занимающихся боевыми искусствами и единоборствами. идо мов культура. J. Боевые искусства Антроп. 17, 15–22.

Google Scholar

Ларсен Р. и Басс Д. М. (2009). Психология личности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: McGraw-Hill Publishing.

Google Scholar

Малинаускас Р., Думчене А., Мамкус Г. и Венцкунас Т. (2014). Личностные черты и работоспособность у спортсменов-мужчин и спортсменов, не занимающихся спортом. Percep. Моторные навыки 118, 145–161. DOI: 10.2466 / 29.25.pms.118k13w1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макьюэн Д., Будро П., Курран Т. и Родс Р. Э. (2019). Личностные черты участников спорта с высоким риском: метаанализ. J. Res. Чел. 79, 83–93. DOI: 10.1016 / j.jrp.2019.02.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакКелви, С. Дж., Лемье, П., и Стаут, Д. (2003). Экстраверсия и невротизм у контактных спортсменов, бесконтактных спортсменов и не спортсменов: примечание к исследованию. Атл. Insight 5, 19–27.

Google Scholar

Ниа, М. Э., и Бешарат, М. А. (2010). Сравнение личностных характеристик спортсменов в индивидуальных и командных видах спорта. Proc. Soc. Behav. Sci. 5, 808–812. DOI: 10.1016 / j.sbspro.2010.07.189

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ольмедилья, А., Руис-Баркин, Р., Понсети, Ф. X., Роблес-Паласон, Ф. Дж., И Гарсия-Мас, А. (2019). Соревновательный психологический настрой и восприятие результатов у юных футболисток. Фронт. Psychol. 10: 1168. DOI: 10.3389 / fpsyg.2019.01168

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петерсон, С. Л., Вебер, Дж. К., и Троусдейл, В. У. (1967). Факторы личности женщин в командных видах спорта по сравнению с женщинами в индивидуальных видах спорта. Res. Q. 38, 686–690. DOI: 10.1080 / 10671188.1967.10616513

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пиепиора, П., Витковски, К., и Пиепиора, З. (2018). Профили личности мастеров карате, практикующих разные стили кумитэ. Arch. Будо. 14, 247–257.

Google Scholar

Курбан, Х., Ван, Дж., Сиддик, Х., Моррис, Т., и Цяо, З. (2019). Посредническая роль родительской поддержки: взаимосвязь между занятиями спортом, самооценкой и мотивацией к занятиям спортом среди китайских студентов. Curr. Psychol. 38, 308–319. DOI: 10.1007 / s12144-018-0016-3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рейни, Л., и Петкари, Э. (2019). Тебе нравятся твои товарищи по команде? качество личности и взаимоотношений между товарищами по команде у студенческих спортсменов. Rev. Psicol. Депорте. 14, 56–59.

Google Scholar

Робертс Б. В., О’Доннелл М. и Робинс Р. В. (2004). Развитие целей и личностных качеств в зрелом возрасте. J. Pers. Soc. Psychol. 87, 541–555.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Роккас, С., Сагив, Л., Шварц, С. Х., и Кнафо, А. (2002). Большая пятерка личностных факторов и личных ценностей. чел. Soc. Psychol. Бык. 28, 789–801. DOI: 10.1177/0146167202289008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Розенберг, М. (1965). Общество и самооценка подростков. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Принстонского университета.

Google Scholar

Розенберг, М. (1968). «Психологическая избирательность в формировании самооценки», в Самость в социальном взаимодействии , ред. К. Гордон и К. Герген (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Джон Вили).

Google Scholar

Сабистон, К. М., Пила, Э., Вани, М., и Тогерсен-Нтумани, К. (2019). Образ тела, физическая активность и спорт: предварительный обзор. Psychol. Спортивные упражнения. 42, 48–57. DOI: 10.1016 / j.psychsport.2018.12.010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тамминен, К. А., Сабистон, К. М., и Крокер, П. Р. (2019). Воспринимаемая поддержка со стороны уважения позволяет прогнозировать оценки соревнований и удовлетворенность результатами спортивных состязаний университетских команд: тест организационных факторов стресса в качестве модераторов. J. Appl. Sport Psychol. 31, 27–46. DOI: 10.1080 / 10413200.2018.1468363

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зиллманн Д., Джонсон Р. К. и Дэй К. Д. (1974). Спровоцированная и неспровоцированная агрессивность у спортсменов. J. Res. Чел. 8, 139–152. DOI: 10.1016 / 0092-6566 (74)

-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Психологические издержки войны: военные действия и психическое здоровье

В Психологические издержки войны: военные действия и психическое здоровье (Рабочий документ NBER No.16927), авторы Resul Cesur , Joseph Sabia и Erdal Tekin сообщают, что простая продолжительность развертывания или перерывы между развертываниями гораздо менее значительны для ветеранов, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), чем частота фактических подверженность пожарам. Эти исследователи используют различия в командировках за границу, которые контролируют психическое здоровье до развертывания, чтобы изучить взаимосвязь между боевыми действиями и психическим здоровьем молодых людей.Они обнаружили, что солдаты США, которые несут службу в зонах боевых действий, подвергаются большему риску посттравматического стрессового расстройства и с большей вероятностью получат психологическую или эмоциональную консультацию, чем их коллеги, несущие службу за пределами США в зонах, не связанных с боевыми действиями.

По оценкам авторов, только посттравматическое стрессовое расстройство, вызванное боевыми действиями, налагает на систему здравоохранения США двухлетние затраты в размере от 1,5 до 2,7 миллиардов долларов. Они определяют, что психологические издержки боя являются самыми большими для солдат, которые убивают кого-то (или считают, что убили кого-то), получают ранения в бою или становятся свидетелями смерти или ранения гражданского лица или члена коалиции.Эти войска подвергаются значительно повышенному риску самоубийства или мыслей о самоубийстве, депрессии и посттравматического стрессового расстройства. Интересно, что авторы считают, что наблюдение за убийством, смертью или ранением врага не имеет независимых неблагоприятных психологических последствий. Эти результаты согласуются с гипотезой о том, что сильное чувство вины может сопровождать смерть некомбатантов или однополчан.

Данные, использованные в этом исследовании, взяты из Национального лонгитюдного исследования здоровья подростков (Add Health), проведенного Центром народонаселения Каролины при Университете Северной Каролины в Чапел-Хилл.Add Health - это национально репрезентативное лонгитюдное исследование на уровне школ, в котором в середине 1990-х годов начали проводиться опросы американских подростков с седьмого по двенадцатый классы. Последующие исследования включают относительно большую выборку военнослужащих и женщин и предоставляют информацию о том, были ли военнослужащие и женщины действующей службы направлены в зону боевых действий, назначены в небоевую зону за пределами Соединенных Штатов или служили в действующей армии. пошлина исключительно в США. О насильственных боевых действиях сообщают сами люди, и, поскольку опрос относится к подростковому возрасту, у авторов этой статьи есть информация о психическом здоровье респондента до начала военной службы.

Используемая здесь мера депрессивных симптомов взята из версии шкалы Центра эпидемиологических исследований-депрессии (CES-D); дополнительные показатели психического здоровья определяются ответами респондентов на вопрос о том, «получали ли они психологическое или эмоциональное консультирование в течение последних 12 месяцев» и «говорили ли вам когда-либо врач, медсестра или другой поставщик медицинских услуг, что вы имели или имели пост-травматическое стрессовое растройство?"

Этот анализ дает достоверные оценки причинного воздействия боевой службы на психологическое благополучие молодых людей.Однако авторы предупреждают, что их оценки стоимости посттравматического стрессового расстройства включают только краткосрочные издержки для молодых солдат. Дальнейшие исследования, которые будут сопровождать солдат, возвращающихся к гражданской жизни, смогут предоставить дополнительную информацию о долгосрочных последствиях боевой службы.

- Мэтт Несвиски

секретов спортивной психологии, которые вы можете использовать, чтобы доминировать на любом мероприятии! (Несокращенный) в Apple Books

Наконец-то! Простой способ использовать науку спортивной психологии, чтобы поднять свои результаты! Возможно, вы уже знаете, что профессиональные спортсмены используют силу спортивной психологии для повышения мотивации, контроля нервов и достижения лучших результатов.Проблема в том, что многие из этих техник держатся в секрете, а другие руководства тяжелы и полны жаргона.

Итак, как вы можете использовать простую силу методов спортивной психологии, чтобы революционизировать свои достижения сегодня?

Очевидно, что вам нужно больше, чем просто система; вам нужна правильная система.

Не только наука, лежащая в основе умственной силы, но и супер-простое пошаговое руководство по раскрытию силы вашего мозга.

Мне, как автору бестселлеров и тренеру по боевым искусствам и фитнесу, посчастливилось работать с одними из лучших экспертов со всего мира.Благодаря участию ведущих инструкторов и исследователей я обнаружил простые тактики, которые могут легко использовать все, от фанатов фитнеса, бегунов и спортсменов в тренажерном зале до боевых стилей, таких как бокс, ММА и боевые искусства.

Даже занятый офисный работник может победить в любом соревновании или стрессовом мероприятии за считанные минуты!

Это мысленный бой ... и однажды примененный к тренировкам, он быстро меняет производительность - каждый раз!

Что такое мысленный бой? Мысленный бой - это простой и легкий набор тактик, позволяющих раскрыть всю мощь вашего мозга и тела.

Более того, он дает вам доказанные научные преимущества спортивной психологии без необходимости разбираться в сложной истории и теориях.

В то время как традиционные руководства могут быть тяжелыми, и им сложно следовать, Mental Combat представляет собой простой тактический подход. Идеально подходит для мастеров боевых искусств, любителей фитнеса, любителей тренажерного зала и даже для занятых офисных работников!

Стрессовые, нервные события превращаются в прогулку по парку, если их преобразовать с помощью правильных техник.

Занятый и загроможденный ум фокусируется на лазере.

.