Психология деятельности: Психология деятельности: общее понятие и структура

Содержание

Специальность «Психология служебной деятельности»

Специалитет «Психология служебной деятельности»

Специальность «Психология служебной деятельности» направлена на подготовку уникальных специалистов, способных решать психологические задачи в области обеспечения служебной и профессиональной деятельности личного состава правоохранительных органов и МЧС, государственных служащих на различных уровнях власти, сотрудников и руководителей коммерческих компаний.

Студенты получают квалификацию «Специалист».


Основные сведения о программе:

Специальность, в рамках которой реализуется образовательная программа: 37.05.02.«Психология служебной деятельности». 
Форма обучения: очная (дневная)
Продолжительность обучения: 5 лет.


Результаты освоения программы

Теоретические знания о:

  • психологических закономерностях регулирования общественных отношений, поддержания целостности общества
  • профессиональном и социальном развитии личности
  • управлении человеческими ресурсами
  • рекламе и имидже в контексте механизмов общения личности
  • управлении человеческими ресурсами, психологии менеджмента
  • власти, толпе и массовых беспорядках
  • преодолении и разрешении конфликтов в социальных взаимодействиях, включая политику и властные отношения
  • профессиональном здоровье и здоровом образе личности

Практические навыки:

  • осуществление профессионального психологического отбора, диагностики и оценки, прогнозирование успешности сотрудников на рабочем месте
  • анализ личности, социальных групп, организаций
  • оказание помощи по внедрению в организации системы управления с учетом психологических закономерностей
  • психологическая поддержка сотрудников и военнослужащих в ходе выполнения задач служебной деятельности, в том числе в экстремальных ситуациях
  • организация и психологическое сопровождение деловой профессиональной коммуникации

Основные учебные курсы:

  • Основы планирования и проведения тренинга
  • Общая психология
  • Психологическая помощь в чрезвычайных ситуациях
  • Социальная психология общения
  • Психология государственной и политической деятельности
  • Психология менеджмента
  • Политическая психология
  • Психология лидерства
  • Психология профессиональной карьеры
  • Психология власти
  • Психология принятия решений. Тренинг принятия решений
  • Персональный брендинг
  • Психология социально-политического влияния
  • Теория и практика ведения переговоров
  • Психология управления персоналом
  • Психология экстремизма и терроризма
  • Стресс-менеджмент в служебной деятельности. Тренинг профессионального антивыгорания
  • Управление конфликтами в организации
  • Психология лжи
  • Экономическая психология

Виды практик:

учебно-ознакомительная практика, производственная практика, педагогическая практика, научно-исследовательская и квалификационная практика.

Базы практик:

Органы государственной власти, ведомственные структуры, коммерческие организации, среди которых:

  • Законодательное Собрание Санкт-Петербурга
  • АО «Технопарк Санкт-Петербурга»
  • Главное управление МВД России по Санкт-Петербургу
  • ПАО «Газпром Нефть»
  • ООО «Келли Сервисез Си-Ай-Ес»
  • ПАО «Сбербанк России»
  • ПАО «Банк УРАЛСИБ»
  • Представительство МИД России в Санкт-Петербурге
  • Публичное акционерное общество «Ханты-Мансийский банк Открытие»
  • Управление Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
  • Управление Федерального казначейства
  • АНО «Институт современного государственного развития»

Область профессиональной деятельности выпускников

  • психолог
  • психолог в социальной сфере
  • педагог профессионального образования
  • специалист по подбору персонала
  • специалист по оценке и аттестации персонала
  • специалист по развитию и обучению персонала
  • специалист по развитию карьеры персонала
  • специалист по корпоративной социальной политике
  • коуч

Специалисты в области психологии служебной деятельности широко востребованы во многих силовых структурах, органах власти разного уровня, государственных и коммерческих организациях


Программа имеет международную аккредитацию DEVA-AAC (Агентство по гарантиям качества образования Андалусии, Испания)
.  

Свидетельство об институциональной аккредитации

 

Психология служебной деятельности (специалитет) — Псковский Государственный Университет

Абитуриенту Направления подготовки Бакалавриат/специалитет Психология служебной деятельности (специалитет)

Цель образовательной программы –подготовка высококвалифицированных конкурентоспособных психологов для работы в силовых структурах и воинских подразделениях.

Особенности реализации программы:

Цель образовательной программы – формирование профессиональных компетенций, обеспечивающих будущим специалистам конкурентоспособность в сфере психологии менеджмента и организационного консультирования государственных структур, силовых служб, воинских подразделений и промышленных предприятий.

Особенности реализации программы:

  • — привлечение к образовательному процессу действующих высококвалифицированных специалистов-практиков из государственных и силовых структур;
  • — специальность по образованию соответствует квалификационным требованиям для замещения должностей государственной гражданской, правоохранительной и военной службы,  в составе психологических, кадровых и воспитательных подразделений;
  • — места практик позволяют уже в период обучения установить контакты с работодателями Псковской области;
  • — программа специалитета дает возможность выпускникам преподавать психологию в высших образовательных учреждениях.

Образовательная программа основана на сочетании традиционных и инновационных форм обучения. Особенностью программы является ее практикоориентированность, в учебный процесс внедряются информационно-компьютерные технологии, интерактивные методы обучения – психологический тренинг, дискуссии, отработка кейсов, ролевые игры, выполнение проектов и др.

В ходе обучения студенты получают возможность научиться:

  • — оценивать личностные и профессиональные качества сотрудников;
  • — обеспечивать грамотную расстановку кадров на основе психодиагностики и оценки психологической совместимости специалистов;
  • — проводить обучающие программы и тренинги, способствовать адаптации сотрудников к деятельности в экстремальных условиях;
  • — работать со служебными коллективами, поддерживать благоприятный психологический климат группы;
  • — оказывать психологическую помощь пострадавшим, осуществлять работу по профилактике и предупреждению девиантного поведения;
  • — использовать технологии организационно-управленческого консультирования и методы формирования корпоративной культуры.

Образовательная программа основана на сочетании традиционных и инновационных форм обучения. Особенностью программы является ее практикоориентированность, в учебный процесс внедряются информационно-компьютерные технологии, интерактивные методы обучения – психологических тренинг, дискуссии, отработка кейсов, ролевые игры, выполнение проектов и др.

 

В ходе обучения студенты получают возможность научиться

  • оценивать личностные и профессиональные качества сотрудников;

  • обеспечивать грамотную расстановку кадров на основе психодиагностики и оценки психологической совместимости специалистов;

  • проводить обучающие программы и тренинги, способствовать адаптации сотрудников к деятельности в экстремальных ситуациях;

  • работать со служебными коллективами, поддерживать морально-психологическую атмосферу группы;

  • оказывать психологическую помощь пострадавшим, осуществлять работу по профилактике правонарушений среди несовершеннолетних и проводить судебно-психологическую экспертизу.

Основные дисциплины:

Дисциплины, обеспечивающие базовую подготовку психолога: общая психология,

психология личности, клиническая психология, возрастная психология и психология развития, экспериментальная психология, социальная психология.

Дисциплины, имеющие прикладную направленность: психодиагностика,

психологическое консультирование, психологическая интервенция.

Дисциплины  и практики специализации, обеспечивающие качественную подготовку студентов по вопросам психологического обеспечения служебной деятельности, психологических технологий работы с персоналом, психологии управления, коммуникативной компетентности и организационного психологического консультирования.

Выпускники:

Выпускники могут осуществлять профессиональную деятельность в должности психолога в силовых структурах и структурах государственной службы (УВД, УФСИН, МЧС, таможенная служба, прокуратура, следственный комитет, налоговая инспекция, федеральная служба судебных приставов и т.

д.), а также в военкоматах, воинских подразделениях. Возможна дополнительная профессиональная подготовка и работа в качестве полиграфолога, специалиста по судебно-психологической экспертизе. В коммерческом секторе данная специальность может быть востребована в частных охранных предприятиях, инкассаторских службах банков и других организациях, где требуется психологическое сопровождение персонала, занимающегося видами деятельности, связанными с риском. Наши выпускники продолжают свою профессиональную деятельность в составе психологических служб ПАО «МРСК Северо-Запада», ГБУ центра психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи Призма и др.

Работодатели:

  • Псковский филиал Академии ФСИН России
  • УФСИН России по Псковской области 
  • УМВД России по Псковской области
  • Воинские части г. Пскова
  • ФКУ «Военный комиссариат Псковской области»
  • Прокуратура Псковской области
  • Следственное управление Следственного Комитета РФ по Псковской области

Стратегический партнер:

Количество мест и срок обучения:

Очная

5 лет

21 бюджетных мест 

20 платных мест для граждан РФ 

10 платных мест для иностранных граждан

 

ВЕДУЩИЕ ПРЕПОДАВАТЕЛИ

Преподаватели ПсковГУ

Иванова Светлана Павловна – профессор кафедры психологии, доктор психологических наук

Курсы: Гендерная психология, Методика преподавания психологии, Психология семьи, Управление персоналом

Парфенова Надежда Борисовна – доцент кафедры психологии, кандидат психологических наук

Курсы: Математические методы в психологии, Психодиагностика, Психология безопасности, Психология личности, Судебно-психологическая экспертиза

Преподаватели из числа работодателей

Колесникова Наталья Евгеньевна — начальник кафедры социально-гуманитарных и естественнонаучных дисциплин Псковского филиала Академии

ФСИН России, кандидат психологических наук, доцент, полковник внутренней службы

Курсы: Психологическая коррекция и реабилитация, Реадаптация и реабилитация сотрудников, работающих в экстремальных условиях

  • Истомин Артём Анатольевич — кандидат психологических наук, начальник отделения организационно-научной и редакционно-издательской деятельности учебного отдела Псковского филиала Академии ФСИН России, подполковник внутренней службы

Курсы: Психологическое обеспечение служебной деятельности, Психологическая служба в силовых структурах, Пенитенциарная психология

  • Булашова Лариса Сергеевна — кандидат психологических наук, инспектор отдела криминалистики, психолог Следственного управления следственного комитета РФ по Псковской области (психолог)

Курсы: Судебно-психологическая экспертиза, Психологическое сопровождение профессиональной деятельности сотрудников полиции

 

ИСТОРИИ УСПЕХА

Кейсы выпускников

Раъно Турахуджаева – выпускница 2018 года, окончила университет с красным дипломом, в настоящее время работает в Академии государственного

управления при Президенте республики Узбекистан, преподает психологию управления. За годы обучения Раъно активно пользовалась возможностями

академической мобильности, она была на стажировках в Германии, Эстонии, Финляндии.

Цитата: «Для того чтобы стать образованным  и востребованным специалистом, нужно учить иностранные языки, изучать разные культуры, ведь это дает

возможность расширять свой кругозор, а также меняет картину мира».

УЧЕБНЫЙ ПРОЦЕСС 

Структура программы

Общая психология, Психология развития и возрастная психология, Введение в клиническую психологию, Психодиагностика,  Психологическое консультирование, Психологическая коррекция и реабилитация, Психология кадрового менеджмента, Психология толпы и массовых беспорядков, Психология общения и переговоров, Юридическая психология, Экстремальная психология, Психология оперативно-розыскной и следственной деятельности, Реадаптация и реабилитация сотрудников, работающих в экстремальных условиях, Психология криминального поведения, Психологическое сопровождение профессиональной деятельности сотрудников полиции, Психологическое сопровождение профессиональной деятельности военнослужащих, Психологическое сопровождение деятельности сотрудников налоговой и таможенной служб, Судебная психология, Пенитенциарная психология, Судебно-психологическая экспертиза и др.

Методы обучения

Лекции, семинары, тренинги, лабораторные практикумы, дискуссии, мастер-классы, творческие и научно-исследовательские проекты, волонтерская деятельность.

Исследования и проекты

  1. Особенности адаптационного потенциала у военнослужащих на начальном этапе военно-профессиональной службы
  2. Личностные особенности осужденных, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления
  3. Профессионально важные качества личности кандидатов на должности следователей как основа профессионального психологического отбора
  4. Образ власти у студентов — будущих сотрудников правоохранительных органов

 

ТРАЕКТОРИЯ ПОСТУПЛЕНИЯ

для российских граждан

для иностранных граждан

ДОКУМЕНТЫ (ФГОС, ОПОП, ГИА, базовый учебный план, аннотации, рабочие программы практик, методические материалы, иные документы)

 

Контакты (руководитель образовательной программы)

Митицина Елена Александровна — доцент кафедры психологии, зам. декана по учебной работе факультета естественных наук, медицинского и психологического образования

Тел.: 8(8112) 72-09-07

Е-mail: [email protected]

 

ПОДАТЬ ДОКУМЕНТЫ

ЗАДАТЬ ВОПРОС

Психология деятельности

По стальным рельсам мчатся мощные локомотивы. В небо уходит космический корабль. Льется сталь в сталелитейном цехе. Зерно ссыпается на току. Ученый завершает многолетний труд. Все это плоды человеческих рук и ума, воплощение многообразной работы человека.

Деятельность — это осмысленная активность, преображение, творчество. Именно через деятельность и происходит развитие как человека, так и общества. Деятельность — это и отношение человека к окружающему миру, изменение и подчинение его.

Мы можем говорить здесь о специфическом для человека способе отношения к внешнему миру. Все живые существа, кроме человека, пытаются приспособиться к природе. Они могут обнаружить только такие реакции, которые помогают им выжить, руководствуясь инстинктом. В отличие от животного, человек относится к природе не пассивно, а деятельно.

Человеческая активность многолика. Она проявляется в разных сферах и имеет разнообразный характер. Французский философ Вольтер (1694—1778) полагал, что не только в человеке, но и в любом животном существует принцип деятельности, как и во всякой машине. Это, по его словам, первый двигатель. Он как изначальная движущая сила непреложно и вечно управляется волей Верховного Существа, без чего все было бы хаосом, без чего не существовало бы самого мира. «Человек от рождения стремится к действию, как огонь стремится ввысь, а камень — вниз». Психическая жизнь — это непрекращающийся процесс деятельности множества человеческих индивидов.

«Деятельность — есть наше определение», — писал И. Кант. Если бы нам предложили назвать главное определяющее качество человека, мы, возможно, назвали бы деятельность. Конечно, человек обладает разумом, и это возвышает его над природой. Однако разум без человеческой активности практически бесплоден. Замыслы людей реализуются благодаря преобразовательной деятельности человека, которая соотносится с законами природы и общества. Деятельность — это форма активного отношения человека к природе и обществу.

В истолковании русского философа П.А. Флоренского (1882—1937) деятельность обнаруживается во множественном числе: речь идет о деятельностях. Когда мы говорим слово «орудие», то ближайшим образом нам припоминаются молоты, пилы, плуги или колеса. Это в грубейшем смысле слова орудия технической цивилизации. П.А. Флоренский называл их для большей определенности машинами или инструментами. Продукты человеческой деятельности рассматриваются не как технические инструменты, а как «проявления орудие строительной деятельности нашего духа».

Анализ деятельности и составляет решающий пункт и главный метод научного познания, психического отражения, сознания. В изучении форм общественного сознания — это анализ бытия общества; в изучении индивидуальной психики — это анализ деятельности индивидов в данных общественных условиях, которые выпадают на долю каждого из них. «Теория деятельности, созданная С.Л. Рубинштейном и А.Н. Леонтьевым, не только раскрывает структуру и содержание психологической деятельности и ее связь с потребностями, но и помогает понять, каким образом исследование внешней деятельности, поведения, может стать методом исследования внутренних состояний психики».

Всякая деятельность имеет мотивацию. Это динамический процесс физиологического и психологического управления поведением человека, определяющий его направленность, организованность, активность и устойчивость.

Мотив — устойчивая внутренняя психологическая причина поведения человека, его поступков.

Мотив достижения успеха — устойчивая мотивационная черта личности. У человека существует потребность добиваться успехов в различных видах деятельности, особенно в ситуациях соревнования с другими людьми. В то же время человек стремится действовать так, чтобы избежать неудачи, особенно там, где результаты его деятельности воспринимаются и оцениваются другими людьми.

Творчество — процесс человеческой деятельности, в результате которого рождаются новые ценности и новые предметы материального мира. В истории психологии творчество рассматривали как божественную одержимость (Платон), как «животное дыхание бессознательного» (Э. Гартман), как мистическую интуицию (Бергсон), как выражение инстинктов (Фрейд), как раскрытие божественной мощи (Бердяев).

Творчество это то, что идет изнутри, из бездонной и необъяснимой глубины. Творчество есть деятельность, в результате которой рождается нечто новое. Оно отличается при этом неповторимостью, оригинальностью. Можно спросить: а разве любая человеческая деятельность не предполагает новизны? В известной мере, это, конечно, так. Деятельность — это рождение того, что отсутствовало в природе. В этом смысле она всегда отличается новизной, если сопоставлять ее результаты с тем, что есть в природе.

В самой человеческой деятельности можно найти акты необыкновенной изобретательности, радикальной новизны. Есть также деятельность, где творческое начало выражено не так явно. Скажем, человек, который изобрел колесо, был, безусловно, гением. Но ведь людям нужно не одно колесо, которое, возможно, соорудил этот самый безымянный творец. Когда колесо было уже изобретено, надо воспроизводить его в массовом масштабе. Это тоже деятельность, но ее, строго говоря, нельзя назвать творчеством.

Напомним потрясающую строчку: «И звезда с звездою говорит…». Слова здесь простые, известные. Однако сразу рождается в сознании образ безмерного космического пространства. У Лермонтова это жизнеописание небесной переклички. Это также определенное настроение. Ваша душа как бы прикасается к перекличке звезд. Рождается настроение печали, смиренности духа, ощущение одиночества.

Как известно, феномен творчества развернуто исследован русским философом Н.А. Бердяевым в его книге «Философия творчества». Он отмечает, что в Евангелии нет ни одного слова о творчестве. Если бы пути творчества были оправданы и указаны в Священном писании, то творчество было бы послушанием, то есть не было бы творчеством. Тайна творчества сокровенна. «И Бог ждет от человека антропологического откровения творчества, сокрыв от человека во имя богоподобной свободы его пути творчества и оправдание творчества».

В творчестве сам человек раскрывает в себе образ и подобие Божье, обнаруживает вложенную в него божественную мощь. По словам Н.А. Бердяева, идея Творца о человеке головокружительно высока и прекрасна. Так высока и прекрасна божественная идея человека, что творческая свобода, свободная мощь открывать себя в творчестве заложена в человеке, как печать его богоподобия.

Творческая тайна сокрывается человеку и открывается человеком. Творческие порывы сопровождают всю историю человека. Человек совершенно свободен в откровении своего творчества. Мы стоим перед неизбежностью оправдать себя творчеством, а не оправдать свое творчество.

С этих позиций Н.А. Бердяев критикует современную ему науку о познании — гносеологию. По его мнению, критическая гносеология обостряет кризис культуры и творчества, обнажает антагонизм между культурой и творчеством. Критическая гносеология обосновывает и оправдывает все виды творчества дифференцированной культуры, но этим не раскрывает, а закрывает творческую природу человека. Творческий акт оказывается изъятым из первичного бытия и переносится во вторичную сферу сознания. Творчество обращено к иной стороне двойственной природы человека и из иной стороны рождается. По мысли Н.А. Бердяева, от творчества нельзя ждать прироста, восхождения бытия, откровения человека. Творчество в немецкой философии оказывается не раскрытием природы человека, а прикрытием ее.

Н.А. Бердяев считал, что творчество болезненно и трагично в существе своем. Цель творческого порыва — достижение иной жизни, иного мира, восхождение в бытии. Во всяком творческом акте есть абсолютная прибыль, прирост. Подобная суть бытия, совершающийся в нем прирост, достигнутая прибыль без всякой убыли говорят о творящем и творчестве. Творчество в мире возможно лишь потому, что мы творим. Человек обязан обогатить саму божественную жизнь. Творческий акт присущ лишь лицу как свободной и самостоятельной мощи. Творчество человека подобно творчеству Бога, не равно, не тождественно, но подобно. Человек не есть абсолютное и потому не может обладать абсолютной мощью. В своем творчестве человек связан с другими людьми и всем миром существ, но он не всесилен. Познание творческой эпохи — активное, не пассивное, оно предполагает творческое усилие и потому открывает творчество. Творческие порывы нового человека являются симптомом нарождения нового бытия и нового познания.

Н.А. Бердяев отмечает, что творчество неотрывно от свободы. Лишь свободный творит. Творчество рождается из свободы. Творчество необъяснимо. Творчество — тайна. Тайна творчества есть тайна свободы. Тайна свободы бездонна и неизъяснима тайна творчества.

«Творец может быть демоничен, и демонизм его может отпечатлеться на его творении. Но не может быть демонично великое творение, творческая ценность и породивший ее творческий экстаз. Я думаю, что в природе Леонардо да Винчи был демонический яд. Но в творческом акте сгорел демонизм Леонардо, претворился в иное, в свободное от «мира» бытие. В Джиоконде, в Вакхе, в Иоанне Крестителе просвечивает демонизм леонардовской природы. Но обречены ли сгореть в адском огне великие творения леонардовского гения? Нет, в этих творениях уже сгорело зло леонардовской природы, и демонизм его претворился в иное бытие, пройдя через творческий экстаз гения. В Джиоконде есть вечная красота, которая войдет в вечную божественную жизнь. Творческая жизнь есть жизнь вечная, а не тленная».

По словам Бердяева, творчество антагонистично, с одной стороны, совершенству человека, с другой — совершенству культуры. Лишь творческая религиозная эпоха, как полагает философ, выйдет из тисков личного совершенства и совершенства ценностей культуры.

Один из центральных моментов творчества — объяснение, как возникают новые идеи. Способность не проходить мимо случайностей, замечать их и давать им соответствующее истолкование — важная сторона творчества. Когда У. Гершель (1738—1822) в 1781 г. открыл планету Уран, оказалось, что многие астрономы уже наблюдали это небесное тело (не менее 200 зарегистрированных наблюдений), но выяснилось, что некоторые физики встречались с этим видом излучения и рассматривали его как помеху, из-за которой портятся фотографические пластинки.

Разумеется, случай благоприятствует подготовленному уму. Способность к научным открытиям проявляется у людей, с детства отличавшихся любознательностью и получивших такую подготовку и образование, которые не подавили умение видеть события и процессы под неожиданным углом зрения. Творчество — индивидуальный акт, глубоко личный, несомненно, подверженный влиянию предрассудков, предвзятых мнений. Критерии оценки нового в науке одинаковы для всех ученых мира. Новое открытие проверяется путем сопоставления его с уже известными, устоявшимися взглядами в науке. Одно из условий научного открытия — способность обращать внимание на странности, на необычные, пусть кажущиеся незначительными, события. Некоторые считают, что догадка всегда связана со слепой верой, отказом от критического суждения. Однако догадка может быть «дикой», сделанной «наугад», но она может быть основанной на глубоком размышлении.

Научное открытие периодического закона Д.И. Менделеева (1834— 1907), как показал в своих исследованиях академик Б. М. Кедров (1903—1985), было свидетельством творческого мышления. Необходимым условием этого прозрения был обширный фактический материал, который великий химик собирал около 15 лет. Фактической «преградой» к выявлению закона оказался способ субъективного отражения этого материала в сознании. По мнению самого Менделеева, в системе элементов им сопоставлялось лишь сходное, а не различное. И только мысль о сравнении химически более разных элементов по величине атомных весов привела к выделению «ключевого признака» — атомного веса.

Согласно А. Кестлеру (1905—1983), творческий потенциал проявляется в искусстве, науке и юморе. При одинаковой логической структуре этих проявлений (установление скрытых сходств и подобий) различна эмоциональная окраска творческого процесса. Комическое сравнение несет на себе печать агрессивности, поэтический образ окрашен сочувствием и восхищением, а научное рассуждение бесстрастно. Одинаковая структура творческого процесса обусловливает зыбкость границ между наукой и искусством. Математик говорит об «изящном решении», хирург — о «красивой операции», литературный критик о « двумерных персонажах».

Попытки связать творческую одаренность с таинственными явлениями психики предпринимались давно. Так, Е.П. Торренс (род. 1915) в числе особенностей творческой личности назвал «тягу к таинственному». Г. Мёрфи (1895—1979) написал две статьи о соотношении творческого потенциала и парапсихологических феноменов, в частности, привел исторические материалы, свидетельствующие о том, что Марк Твен, Гёте и Шуман обладали парапсихологическими способностями.

Главным условием творчества служит самотворчество. Поскольку человек — исток и смысл всякой творческой акции, то наиболее значимым творчеством можно считать самоактуализацию человека, его личностный рост. Творить себя — значит в каждом своем стремлении и в каждом поступке стремиться к максимуму выражения своей человечности — стремиться к максимально доступной тебе доле святости, добра и любви, постоянно стараться пребывать в бодрствующем состоянии предельной внимательности и открытости ко всему окружающему. Творчество — это не только особая деятельность, это прежде всего способ жизни. И тем не менее все перечисленные условия необходимы, но не достаточны, они не дают никакой гарантии тому, что человек может стать творцом или жить творчески. Пока существует человечество, творчество всегда будет самой таинственной и самой великой загадкой его бытия.

Игра тоже является формой деятельности.  Но она также может служить модусом человеческого бытия. Было бы ошибкой сказать, что феномен игры не получил освещения в философской, культурологической, социологической, педагогической или психологической литературе. Список работ, посвященный различным аспектам игры, выглядит весьма основательно. «Однако до сих пор активно, много и многопланово изучаемая игра остается загадкой для понимания, недостаточно исследованным явлением социальной сферы. Представленная в разных формах, разная по содержанию, по характеру, позициям играющих, она проходит реально через всю жизнь человека. Игра ребенка, игра в театре артиста и зрителя, «игра» в ритуале, спортивная и игра в карты, деловая, компьютерная и игра военная, игра своей роли в общении дома, на работе — имеют разное содержание, структуру, смыслы и т. д. И все-таки есть нечто общее, что определяет единую природу игры как особого типа деятельности, как особого необходимого и важного в организации жизнедеятельности человека явления».

Многие европейские философы и психологи усматривают источник культуры в способности человека к игровой деятельности. Игра в этом смысле оказывается предпосылкой происхождения культуры. Различные версии такой концепции находим в творчестве Г. Гадамера, Е. Финка, Й. Хейзинги. В частности, Г. Гадамер (1900—2002) анализировал историю и культуру как своеобразную игру в стихии языка, внутри которой человек оказывается в радикально иной роли, нежели та, которую он способен нафантазировать.

Голландский историк культуры И. Хейзинга (1872—1945) в книге «Homo Ludens» (1983) отмечал, что многие животные любят играть. По его мнению, если проанализировать любую человеческую деятельность до самых пределов нашего познания, она покажется не более чем игрой. Вот почему автор считает, что человеческая культура возникает и развертывается в игре. Сама культура носит игровой характер. Игра рассматривается в книге не как биологическая функция, а как выявление культуры и анализируется на языке культурологического мышления.

Хейзинга считает, что игра старше культуры. Понятие культуры, как правило, сопряжено с человеческим сообществом. Человеческая цивилизация не добавила никакого существенного признака к общему понятию игры. Все основные черты игры уже присутствуют в игре животных. «Игра как таковая перешагивает рамки биологической или, во всяком случае, чисто физической деятельности. Игра — содержательная функция со многими гранями смысла».

Каждый, по мнению Хейзинги, кто обращается к анализу феномена игры, находит ее в культуре как заданную величину, существовавшую прежде самой культуры, сопровождающую и пронизывающую ее с самого начала до той фазы культуры, в которой живет сам. Важнейшие виды первоначальной деятельности человеческого общества переплетаются с игрой. Человечество все снова и снова творит рядом с миром природы второй, измышленный мир. В мифе и культе рождаются движущие силы культурной жизни.

Хейзинга делает допущение, что в игре мы имеем дело с функцией живого существа, которая в равной степени может быть детерминирована только биологически, только логически или только этически. Игра — это прежде всего свободная деятельность. Она не есть «обыденная» жизнь и жизнь как таковая. Все исследователи подчеркивают незаинтересованный характер игры. Она необходима индивиду как биологическая функция. А социуму нужна в силу заключенного в ней смысла, своей выразительной ценности.

Голландский историк культуры был убежден в том, что игра скорее, нежели труд, была формирующим элементом человеческой культуры. Раньше, чем изменять окружающую среду, человек сделал это в собственном воображении, в сфере игры. «Хейзинга оперирует широким понятием культуры. Она не сводится к духовной культуре, не исчерпывается ею, тем более не подразумевает преобладающей ориентации на культуру художественную. Хотя в силу глубокого идеализма в вопросах истории Хейзинга генезис культуры трактует односторонне, видя основу происхождения культурных форм во все времена в духовных чаяниях и иллюзиях человечества, в его идеалах и мечтах, тем не менее функционирующая культура рассматривается Хейзингой всегда, во все эпохи, как целое, система, в которой взаимодействуют все: экономика, политика, быт, нравы, искусство».

Понятное дело, уязвимость концепции Хейзинги не в идеализме как таковом. Правильно подчеркивая символический характер игровой деятельности, Хейзинга обходит главный вопрос культуроге-неза. Все животные обладают способностью к игре. Откуда же берется «тяга к игре»? Немецкий этнограф Л. Фробениус (1873—1928) отвергает истолкование этой тяги как врожденного инстинкта. Человек не только увлекается игрой, но создает также культуру. Другие живые существа таким даром почему-то не наделены.

Пытаясь решить эту проблему, Хейзинга отмечает, что архаическое общество играет так, как играет ребенок, как играют животные. Внутрь игры мало-помалу проникает значение священного акта. Вместе с тем, говоря о сакральной деятельности народов, нельзя ни на минуту упускать из виду феномен игры. «Как и откуда поднимались мы от низших форм религии к высшим? С диких и фантастических обрядов первобытных народов Африки, Австралии, Америки наш взор переходит к ведийскому культу жертвоприношения, уже беременному мудростью упанишад, к глубоко мистическим гомологиям египетской религии, к орфическим и элевсинским мистериям».

Когда Хейзинга говорит об игровом элементе культуры, он вовсе не подразумевает, что игры занимают важное место среди различных форм жизнедеятельности культуры. Не имеется в виду и то, что культура происходит из игры в результате эволюции. Не следует принимать концепцию Хейзинги в том смысле, что первоначальная игра преобразовалась в нечто, игрой уже не являющееся, и только теперь может быть названа культурой.

Культура возникает в форме игры. Вот исходная предпосылка названной концепции. Культура первоначально разыгрывается. Те виды деятельности, которые прямо направлены на удовлетворение жизненных потребностей (например, охота), в архаическом обществе предпочитают находить в себе игровую форму. Человеческое общежитие поднимается до супербиологических форм, придающих ему высшую ценность посредством игр. В этих играх, по мнению Хейзинги, общество выражает свое понимание жизни и мира.

«Стало быть, не следует понимать дело таким образом, что игра мало-помалу перестает или вдруг преобразуется в культуру, но скорее так, что культуре в ее начальных фазах свойственно нечто игровое, что представляется в формах и атмосфере игры. В этом дву-единстве культуры и игры игра является первичным, объективно воспринимаемым, конкретно определяемым фактом, в то время как культура есть всего лишь характеристика, которую наше историческое суждение привязывает к данному случаю».

В поступательном движении культуры гипотетическое исходное соотношение игры и не игры не остается неизменным. По словам Хейзинги, игровой момент в целом по мере развития культуры отступает на задний план. Он в основном растворяется, ассимилируется сакральной сферой, кристаллизуется в знании и в поэзии, в правосознании, в формах политической жизни. Тем не менее во все времена и всюду, в том числе и в формах высокоразвитой культуры, игровой инстинкт может вновь, как полагает голландский историк, проявиться в полную силу, вовлекая отдельную личность или массу людей в вихрь исполинской игры.

Концепция игрового генезиса культуры поддерживается в современной философии не только Хейзингой. Обратимся к работе известного феноменолога Э. Финка (1905—1975) «Основные феномены человеческого бытия». В типологии автора их пять — смерть, труд, господство, любовь и игра. Последний феномен столь же изначален, сколь остальные. Игра охватывает всю человеческую жизнь до самого основания и существенным образом определяет бытийный склад человека, а также способ понимания бытия человеком.

Игра, по мнению Финка, пронизывает другие основные феномены человеческого существования. Игра есть исключительная возможность человеческого бытия. Играть может только человек. Ни животное, ни Бог играть не могут. Лишь сущее, конечным образом отнесенное к всеобъемлющему универсуму и при этом пребывающее в промежутке между действительностью и возможностью, существует в игре.

Эти утверждения нуждаются в пояснении, поскольку они противоречат привычному жизненному опыту. «Каждый знает игру по своей собственной жизни, имеет представление об игре, знает игровое поведение ближних, бесчисленные формы игры, знает общественные игры, цирцеевские массовые представления, развлекательные игры и несколько более напряженные, менее легкие и привлекательные, нежели детские игры, игры взрослых; каждый знает об игровых элементах в сфере труда и политики, в общении полов друг с другом, игровые элементы почти во всех областях культуры».

Трактуя игру как основной феномен человеческого бытия, Финк выделяет ее значительные черты. Игра в его трактовке — это импульсивное, спонтанно протекающее вершение, окрыленное дей-ствование, подобное движению человеческого бытия в себе самом. Чем меньше мы сплетаем игру с прочими жизненными устремлениями, чем бесцельней игра, тем раньше мы находим в ней малое, но полное свое счастье. По мнению Финка, дионисийский дифирамб Ф. Ницше «Среди дочерей пустыни», зачастую недооцениваемый и неправильно толкуемый, воспевает как раз чары и оазисное счастье игры в пустыне и бессмысленности современного бытия.

Финк считает, что человек как человек играет, один среди всех существ. Игра есть фундаментальная особенность нашего существования, которую не может обойти вниманием никакая антропология. Следовало бы, утверждает автор, когда-нибудь собрать и сравнить игровые обычаи всех времени и народов, зарегистрировать и классифицировать огромное наследие объективированной фантазии, запечатленное в человеческих играх. Это была бы история «изобретений», совсем иных, нежели традиционные артефакты культуры, орудий труда, машин и оружия. Они (эти «изобретения») могут показаться менее полезными, но в то же время они чрезвычайно необходимы.

С игрой у Финка связано происхождение культуры, ибо без игры человеческое бытие погрузилось бы в растительное существование. По мнению Финка, человеческую игру сложно разграничить с тем, что в биолого-зоологическом исследовании поведения зовется игрой животных. Человек — природное создание, которое неустанно проводит границы, отделяет себя от природы. «Животное не знает игры фантазии как общения с возможностями, оно не играет, относя себя к воображаемой видимости». Поскольку для человека игра объемлет все, она и возвышает его над природным царством. Здесь возникает феномен культуры.

Психология игры представлена различными школами психоанализа, аналитической психологии, гештальтпсихологии, генетической эпистемологии Ж. Пиаже (1896—1980), различными течениями гуманистической психологии. Игра как объект изучения четко отделяется от других сфер деятельности и жизнедеятельности человека. Психологический анализ выявил ряд общих особенностей динамики игровых форм на жизненном пути личности, среди которых наиболее отчетливо проявились в игровых биографиях:

  1. изменение количества и разнообразия (нарастание, а затем, начиная с подросткового возраста, снижение) игровых форм жизнедеятельности;
  2. уменьшение по мере взросления времени, занятого игрой;
  3. нарастание индивидуальных различий в игровых формах жизнедеятельности личности по мере взросления человека.

Игра имеет громадное значение для развития личности ребенка. В игре воссоздается общий смысл человеческого труда, норм и способов взаимоотношений людей. В ней в идеальной форме воспроизводится смысл человеческой деятельности и система тех отношений, в которые вступают взрослые люди в их реальной жизни1. Д.Б. Эльконин следующим образом определял значение игры для развития различных психических процессов ребенка:

  • игра является той деятельностью, в которой происходит преодоление «познавательного эгоцентризма», недостаточной ограниченности своей точки зрения от других возможных;
  • игра выступает как такая деятельность, в которой происходит формирование предпосылок к переходу умственных действий на новый, более высокий этап умственных действий на речь;
  • в игре происходит существенная перестройка поведения ребенка — оно становится произвольным.

Одна из особенностей деловой игры состоит в том, что она может выступать в качестве имитационной схемы той ситуации в широком смысле (объекта, поля предметов, системы, процессов и т.п.), которая интересует специалистов2. При этом в качестве модели деловая игра обладает «знаковыми возможностями» широкого диапазона. Если употребление знаковых средств можно четко фиксировать (например, с помощью правил оперирования), то ограничивать и контролировать действия игроков значительно труднее. Отсюда проистекает относительная свобода поведения играющих. Перед ними выбор, свободный в некоторых пределах. Каждое решение игрока ограничивают прежде всего его собственные действия.

Другая особенность деловой игры в том, что в ней органично реализуются формы игрового сознания. Само по себе игровое сознание в плане серьезной деятельности дает немного. Однако в соединении с моделирующей функцией оно становится эффективным инструментом решения ряда деловых проблем и задач. В деловой игре можно создавать разнообразные ситуации, существенно отклоняющиеся от оригинала, но все же удовлетворяющие органической логике его существования. Это могут быть ситуации экстремальных режимов поведения системы, логически мыслимых, но необычных состояний и отношений, различные «предметные монстры» и уроды.

Как отмечает В.М. Розин (род. 1937), во многом искусство концептуализации деловой игры состоит в построении такой игровой реальности, в которой можно разыгрывать разнообразные конфликты и проблемы, относящиеся к данной деловой сфере. «Игра подразумевает одновременную реализацию (а не последовательную смену во времени) практического и условного поведения. Играющий должен одновременно и помнить, что он участвует в условной (не подлинной ситуации)… и не помнить этого… «действует» особая психическая установка играющего, который одновременно верит, и не верит в реальность разыгрываемого конфликта»1. Поскольку деловым играм часто присущ элемент состязательности и против играющего действует «противник», постольку можно утверждать, что игровой материал не пассивен, он изменяется, погружает играющего в новые ситуации, влияет на него.

Учебная деловая игра — это вариативная, динамично развивающаяся форма организации целенаправленного взаимодействия деятельности и общения всех ее участников при осуществлении педагогического руководства со стороны преподавателя. Сущность этой формы составляет взаимосвязь имитационного моделирования и ролевого поведения участников игры в процессе решения ими типовых профессиональных и учебных задач достаточно высокого уровня проблемности. «Деловая игра раскрывает личностный потенциал обучающегося: каждый участник может продиагностировать свои собственные возможности в отдельности и в совместной деятельности с другими участниками. Студенты становятся творцами не только профессиональных ситуаций, но и «создателями» собственной личности. Они решают задачи самоуправления, ищут пути и средства оптимизации профессионального общения, выявляют свои недостатки и предпринимают меры по их устранению. В этом им помогает преподаватель».

Игра предметная — это детская игра с предметами человеческой материальной и духовной культуры, в которой ребенок использует их по прямому назначению.

Игра ролевая — совместная групповая игра, в которой ее участники распределяют, берут на себя и исполняют различные социальные роли: матери, отца, воспитателя, врача, ребенка, ученика и т.п.

Игра символическая — вид игры, в которой реальность воспроизводится в виде символов и знаков, а игровые действия выполняются в абстрактной символической форме. Игра детская, в которой ребенок воспроизводит сюжеты из событий реальной жизни людей, рассказов, сказок и т.п.

Специальность «Психология служебной деятельности» — Пермский государственный национальный исследовательский университет

Профили: Психологическое обеспечение служебной деятельности в экстремальных условиях

ФГОС, ОП, примерные учебные планы
Вступительные экзамены, минимальные баллы
Контрольные цифры приема

Квалификация: психолог
Форма обучения: очная
Длительность обучения: 5 лет

В 2020 году Пермский университет впервые объявляет прием на обучение по специальности «Психология служебной деятельности».

Подготовка по специальности «Психология служебной деятельности» – специализированное психологическое образование, которое формирует умения работать с персоналом государственных и коммерческих организаций. Студенты получают знания методов подбора и оценки персонала, осваивают умения оказывать психологическую помощь сотрудникам, в том числе в особых и чрезвычайных ситуациях. В числе компетенций психолога служебной деятельности – развитие личностных и профессиональных характеристик сотрудников, психологическое консультирование и создание благоприятного психологического климата в коллективе, психологическая поддержка и профилактика психологического здоровья представителей экстремальных профессий.

Студенты специальности «Психология служебной деятельности» получают теоретическую подготовку, соответствующую стандартам классического университетского образования, а также необходимые для будущей профессии практические навыки и компетенции. Специальные дисциплины преподают кандидаты и доктора наук, эксперты-HR, психологи-практики и психотерапевты, работающие в образовательной и медицинской сферах.

Выпускник специальности «Психология служебной деятельности» может работать как:
— Психолог по работе с персоналом,
— Организационный психолог,
— Психолог в структурах МВД, МЧС, ФСИН.

Выпускники данной специальности востребованы в государственных организациях, «силовых» структурах и подразделениях МЧС, коммерческих организациях и промышленных предприятиях.

Психология служебной деятельности | Факультет социальных наук

Программа обучения по специальности «Психология служебной деятельности» ориентирована на подготовку высококвалифицированных кадров для:

  • правоохранительных органов

  • вооруженных сил

  • специальных служб

  • подразделений МЧС

  • органов уголовно-исполнительной системы

  • федеральной службы судебных приставов

  • специальных образовательных учреждений

  • социальных и психологических служб

Профессиональное предназначение психологов силовых структур:

  • психологическое обеспечение служебной деятельности

  • создание условий для эффективного выполнения поставленных командованием оперативно-служебных задач.

Задачи специалистов-психологов:

  • определение психологической пригодности лиц, принимаемых на службу в силовые структуры или на учебу в военные учебные заведения, прогнозирование их психологической готовности к выполнению профессиональных задач

  • психологическая подготовка личного состава к профессиональной деятельности в повседневных и экстремальных условиях

  • психологическая реабилитация сотрудников силовых структур, получивших психические травмы в экстремальных ситуациях, восстановление их работоспособности.

Студенты учатся:

  • грамотно осуществлять профессиональный отбор кадров

  • проводить экспертизу организационных процессов и социальных явлений

  • оценивать и корректировать психоэмоциональное состояние человека

  • разрабатывать и реализовывать программы, направленные на развитие личности, специальных способностей и профессионально важных качеств

  • влиять на процессы межличностного взаимодействия

  • проводить психологические консультации.

Среди изучаемых учебных дисциплин:

  • Психологическое сопровождение  сотрудников силовых ведомств

  • Военная психология и педагогика

  • Психология опасных профессий

  • Психологическая подготовка к деятельности в экстремальных условиях

  • Управление персоналом в экстремальных условиях

  • Криминальная психология

  • Пенитенциарная психология и педагогика

  • Ведение переговоров в экстремальных ситуациях

  • Психология риска и принятия решений

  • Психологическое консультирование

  • Теория и практика психологического тренинга

  • Психологическое обеспечение служебной деятельности

  • Психологическая коррекция и реабилитация

  • Психология отклоняющегося  поведения

  • Психологическая помощь в трудных жизненных ситуациях

  • Психология суицидального риска

Факультет социальных наук активно развивает связи с различными службами, где студенты проходят практику и приобретают профессиональные и исследовательские навыки:

  • Главное управление Федеральной службы исполнения наказаний по Нижегородской области

  • Центр экстренной психологической помощи МЧС России, Приволжский филиал

  • Главное управление МВД России по Нижегородской области

  • Управление Приволжского регионального командования внутренних войск Министерства внутренних дел России

  • Учебно-методический центр по ГОЧС Нижегородской области имени Маршала Советского Союза В.И.Чуйкова

  • Центры психологической помощи и другие организации и службы города и области.

Организации-партнеры программы обучения по специальности «Психология служебной деятельности»

Трудоустройство выпускников:

  • правоохранительные органы

  • структуры МЧС

  • пенитенциарные учреждения

  • военная служба

О поступлении на специальность “Психология служебной деятельности”:

  • Форма обучения и нормативный срок обучения: очная — 5 лет, очно-заочная – 5 лет и 6 месяцев;

  • Вступительные экзамены — русский язык, математика, биология;

  • Профили (специализации) — психологическое обеспечение служебной деятельности в экстремальных условиях; психологическое обеспечение военной, правоохранительной и правоприменительной деятельности.

«Психология служебной деятельности»

В 2014 году в СКФУ на кафедре практической и специальной психологии открывается новая специальность: «Психология служебной деятельности». Выпускникам присваивается квалификация/степень специалиста, обучение продолжается пять лет. В рамках данной специальности будут реализованы специализации: «Психология кадрового менеджмента»; «Психологическое обеспечение служебной деятельности в экстремальных условиях»

Чему научат в процессе обучения по новой специальности?

  • Определять психологическую пригодность лиц, принимаемых на службу (в правоохранительные органы, на военную службу), учёбу в военные учебные заведения, прогнозировать их психологическую готовность к выполнению профессиональных задач;
  • Осуществлять психологическую подготовку личного состава к профессиональной деятельности в повседневных и экстремальных условиях;
  • Оказывать психологическую поддержку сотрудникам и военнослужащим в ходе выполнения служебной деятельности;
  • Составлять психологический портрет профессионала, прогнозировать, анализировать и оценивать психологические условия его работы;
  • Разрабатывать и реализовывать программы по предупреждению нарушений и отклонений в социальном и личностном статусе, психическом развитии сотрудников, военнослужащих;
  • Составлять программы диагностики проблем лиц, нуждающихся в коррекционном вмешательстве;
  • Проводить психологическую реабилитацию лиц, получивших психические травмы в экстремальных ситуациях, восстанавливать их работоспособность;
  • Оказывать психологическую помощь при террористических актах, массовых беспорядках, чрезвычайных ситуациях, стихийных бедствиях, катастрофах и боевых действиях;
  • Оказывать первую медицинскую помощь;
  • Изучать психологический климат в коллективе, проводить работу по поддержанию психологически благоприятной атмосферы;
  • Консультировать должностные лица по психологическим проблемам, связанным с организацией служебной деятельности личного состава, формированием в коллективе социально-психологического климата;
  • Проводить консультации по профориентации, планированию карьеры, профессиональному и личностному росту;
  • Осуществлять психологический отбор кадров для выполнения конкретных задач;
  • Составлять досье сотрудников;
  • Организовывать встречи представителей компании-заказчика с потенциальным сотрудником;
  • Проводить обучение, аттестацию новых сотрудников;
  • Преподавать психологические дисциплины в профессиональных лицеях, колледжах и вузах.

Где в процессе обучения студенты могут получить практические навыки будущей профессии?

Наши будущие студенты смогут проходить практику в правоохранительных органах (прокуратуре, следственном комитете, МВД, миграционной службе, службе по контролю за оборотом наркотиков, таможенной службе, службе исполнения наказаний), в структурах Минобороны России, ведомственных образовательных учреждениях, специализированных медицинских учреждениях, центрах психологической помощи. Также в HR-отделы промышленных предприятий различных отраслей, крупные компании и организации, рекрутинговые агентства, компании, предоставляющие услуги коучинг-сервиса, агентства, специализирующиеся на хед-хантинге, кадровые агентства и службы по подбору персонала.

Какие перспективы трудоустройства?

Современная кадровая политика столкнулась с проблемой набора не только высоко квалифицированных специалистов, но и психологически устойчивых личностей, способных адекватно реагировать в стрессовых условиях. С этой целью во многих организациях появились вакансии психолога, который может определять психологическую пригодность лиц, принимаемых на службу; проводить психологическую подготовку личного состава к профессиональной деятельности в повседневных и экстремальных условиях; проводить психологическую реабилитацию лиц. Ранее таких специалистов не выпускали. Это открывает перед ними широкие возможности при трудоустройстве. Молодые люди будут ориентированы на работу в правоохранительных органах, армии, государственной службе, бизнес-компаниях, учреждениях финансов, кредита, учреждениях социальной помощи населению, образовательных учреждениях и др. Психологи будут главными экспертами в работе кадровых аттестационных комиссий. Так что о переизбытке таких специалистов сегодня говорить не приходится.

Многих родителей и будущих абитуриентов заинтересует вопрос, какие вступительные испытания необходимо пройти для поступления на новую специальность?

Перечень испытаний утвержден Министерством образования РФ, согласно которому абитуриент должен предоставить сертификаты ЕГЭ по следующим дисциплинам: биология, русский язык, математика.

Конфликтология— она из самых молодых и перспективных профессий XXI века. По научным прогнозам, потребность в конфликтологах будет последовательно возрастать, охватывая все новые сферы экономики, политики, бизнеса. Принятие в 2010 году Государственной думой РФ Закона № 193-ФЗ о медиации открывает новые дополнительные перспективы перед выпускниками кафедры.

Конфликтолог занимается профессиональной диагностической, профилактической, аналитической и переговорной деятельностью в органах государственного и муниципального управления, в силовых структурах, в том числе налоговых, судебных, полицейских органах, в социальных службах и психокоррекционных центрах, на производственных предприятиях, в торговых фирмах, консалтинговых и модельных компаниях, банках и иных учреждениях (общественных и политических организациях).

Функции конфликтолога состоят в разрешении возникающих проблем, споров, разногласий, конфликтов в социально-трудовой сфере, а также в сфере межэтнических отношений; в помощи конфликтующим сторонам найти взаимоприемлемые решения. Реализация данной функции предполагает овладение студентом в ходе образовательного процесса комплексом юридических, экономических, психологических, социологических, культурологических знаний, коммуникативных, исследовательских, проективных, консультационных и других техник и технологий.

Возможное трудоустройство: структуры Министерства обороны, правоохранительные органы, МЧС, ФСБ, судебная система; миграционная служба, служба по контролю за оборотом наркотиков, таможенная служба; государственные, муниципальные, частные предприятия, бизнес-компании; учреждения здравоохранения; образовательные учреждения; учреждения социальной помощи населению, страховые компании; санаторно-курортные учреждения; социально-психологические центры; учреждения финансов, кредита и бизнеса; органы муниципального управления.

Психология деятельности

 

Книга представляет собой капитальный научный труд, посвященный центральной проблеме психологии — проблеме деятельности. Этот крупный издательский проект включает в себя пять томов и практически не имеет аналогов в отечественной литературе по масштабу решаемых проблем, комплексности раскрытия проблемы деятельности и объему новых данных об основных психологических закономерностях организации деятельности. Проблема деятельности раскрыта в объективно главных гносеологических аспектах — структурном функциональном, генетическом, личностном и интегративном. В результате получен целый ряд принципиально новых результатов, развивающих и углубляющих существующие в настоящее время теоретические представления об организации деятельности. В частности, сформулирован и развит принципиально новый общеметодологический подход к разработке проблемы деятельности — метасистемный, являющийся качественно новым этапом развития общеметодологического принципа системности. Обоснована необходимость трансформации традиционной структурно-уровневой парадигмы теории деятельности, включающей три уровня организации, в иной – более обобщенный подход, предполагающий дифференциацию пяти основных уровней организации деятельности. Тем самым существующая – традиционная теория деятельности раскрывается как частный случай, как специальная теория по отношению к иной – обобщающей психологической теории деятельности. В ее рамках выявлены и охарактеризованы новые, не описанные до настоящего времени уровни организации деятельности. Выявлены и объяснены основные закономерности функциональной организации деятельности, в связи с чем сформулированы новые представления об особом типе системности — темпоральной.

 

Развита новая психологическая концепция сознания, выступающего важнейшим фактором организации деятельности. Эксплицирована общая система основных процессуальных средств и механизмов динамической организации деятельности. В качестве главных из них выступает установленный и описанный в книге новый класс психических процессов — интегральные процессы регуляции деятельности. Раскрыт и проинтерпретирован общий тип формирования деятельности — как в ходе онтогенетического развития личности, так и в процессе профессиогенеза — системогенетический. Представлены материалы, раскрывающие и объясняющие новые закономерности и механизмы генетически-порождающей роли деятельности по отношению к собственно психическим образованиям и структурам, в частности, – к механизмам функциональной организации сознания, а также к сфере бессознательного. Развита оригинальная концепция онтологии психического, имеющая  специфически деятельностную природу и детерминацию и базирующая на всей совокупности представленных в книге результатов. Основным и наиболее принципиальным итогом всей монографии является то, что в ней сформулирована и развита новая обобщающая психологическая теория деятельности.

Рекомендация (или диплом о присвоении автору ученой степени)

Теория деятельности | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Психология образования: Оценка · Вопросы · Теория и исследования · Техники · Техники X предмет · Special Ed. · Пастораль


Теория деятельности (AT) — это советская психологическая мета-теория, парадигма или концепция, уходящая корнями в социокультурный подход.Его основателями были Алексей Николаевич Леонтьев и С. Л. Рубинштейн (1889-1960). Он стал одним из основных психологических подходов в бывшем СССР, широко использовавшимся как в теоретической, так и в прикладной психологии в таких областях, как образование, обучение, эргономика и психология труда.

История теории деятельности [править | править источник]

Истоки теории деятельности можно проследить до нескольких источников, которые впоследствии привели к появлению различных взаимодополняющих и взаимосвязанных направлений развития.В этом отчете мы сосредоточимся на двух наиболее важных направлениях. Первый связан с Московским институтом психологии и, в частности, с тройкой молодых и одаренных исследователей, Львом Семеновичем Выготским (1896–1934), Александром Романовичем Лурией (1902–77) и Алексеем Николаевичем Леонтьевым (1903–79). ). Выготский основал культурно-историческую психологию — важное направление деятельностного подхода; Леонтьев, один из основных основоположников теории деятельности, продолжал работу Выготского и выступал против нее.Формулировка Леонтьева общей теории деятельности в настоящее время является наиболее влиятельной в постсоветских разработках в области AT, которые в основном касались социально-научных и организационных, а не психологических исследований.

Вторая важная линия развития AT включает таких ученых, как П. К. Анохин (1898–1974) и Н. А. Бернштейн (1896–1966), более непосредственно связанных с нейрофизиологической основой деятельности; его основание связано с советским философом психологии С.Л. Рубинштейн (1889-1960). Эта работа была впоследствии развита такими исследователями, как Пушкин, Зинченко и Гордеева, Пономаренко, Зараковский и другими, что в настоящее время наиболее известно благодаря работам по теории системно-структурной деятельности, проводимым Г.З. Бедным и его сотрудниками.

Выготский [править | править источник]

Вереникина обсуждает вклад Выготского, начиная с замечания, что «жизненная цель Выготского заключалась в создании психологии, адекватной для исследования сознания.Он заявил, что сознание конструируется через взаимодействия субъекта с миром и является атрибутом отношений между субъектом и объектом ». Выготский также дал« концепцию опосредствования элементарного (естественные) психические процессы с помощью психологических инструментов (искусственные устройства для овладения психическими процессами) и интернализации ». Выготский дал первоначальный импульс развитию теории деятельности, представив понятие инструмент как форма «опосредованного действия», которое «внешне ориентировано [и] должно приводить к изменениям в объектах».Лурия объясняет это: «Выготский предположил, что высшие психические процессы имеют социальное происхождение … он предположил, что простейшую форму [сознательного] поведения человека можно найти в использовании инструментов или знаков, когда инструмент (или знак) может Вместо элементарной схемы S R S » для стимула, « R » для рефлекса) он предложил новую схему S x R ), где S обозначает стимул, x обозначает средство (инструмент или знак) и R обозначает рефлекс.»

Таким образом, продолжает Лурия, объяснение сложных явлений, таких как человеческая деятельность, «должно заключаться не в ее сведении к отдельным элементам, а, скорее, в ее включении в обширную сеть существенных связи.»

Леонтьев [править | править источник]

После ранней смерти Выготского Леонтьев возглавил исследовательскую группу по теории деятельности и существенно расширил ее рамки. В этой статье можно лишь кратко рассмотреть работы Леонтьева. взносы. Многие из изложенных ниже особенностей теории деятельности происходят, по крайней мере в своей первоначальной форме, из работ Леонтьева.Леонтьев впервые исследовал психологию животных, глядя на можно сказать, в какой степени у животных есть умственные процессы. Он пришел к выводу, что рефлексионизм Павлова не был достаточным объяснением поведения животных и что животные имеют активное отношение к реальности, что он назвал активностью . В частности, поведение высших приматов, таких как шимпанзе, можно объяснить только созданием обезьянами многоэтапных планов с помощью инструментов.

Леонтьев затем перешел к людям и указал, что люди совершают «действия», которые сами по себе не удовлетворяют потребность, но способствуют ее окончательному удовлетворению.Часто эти действия имеют смысл только в социальном контексте совместной работы. Это привело его к различию между действиями , которые удовлетворяют потребность, и действиями , которые составляют действия.

Леонтьев также утверждал, что деятельность, в которой участвует человек, отражается в его умственной деятельности, то есть (как он выражается) материальная реальность «представляется» сознанию, но только в его сознании. жизненное значение или значение.

Запад [править | править источник]

Теория активности, за исключением нескольких публикаций в западных журналах, оставалась неизвестной за пределами Советского Союза до середины 1980-х годов, когда ее подхватили скандинавские исследователи.(Первая международная конференция по теории деятельности проводилась только в 1986 году. Самая ранняя несоветская статья, процитированная Нарди, — это статья Юрьё Энгестрома 1987 года: «Обучение путем расширения»). Это привело к переформулировке теории деятельности. Куутти отмечает, что термин «теория деятельности» «может использоваться в двух смыслах: относящийся к исходной советской традиции … или относящийся к международному многоголосому сообществу, применяющему оригинальные идеи и развивающемуся в дальнейшем».

Некоторые изменения являются систематизацией работ Леонтьева.Хотя изложение Леонтьева ясное и хорошо структурированное, оно не так хорошо структурировано, как формулировка Юрьё Энгестрома. Каптелинин отмечает, что Энгестрём «предложил схему деятельности, отличную от схемы Леонтьева; содержит три взаимодействующих сущности — индивида, объекта и сообщества — вместо двух компонентов — индивида и объекта — в исходной схеме [Леонтьева] ».

Были внесены некоторые изменения, по-видимому, за счет заимствования понятий из теории взаимодействия человека с компьютером.Например, введено понятие правил , которого нет у Леонтьева. Так же понятие коллективного субъекта было введено в 1970-1980-е годы (Леонтьев называет «совместную трудовую деятельность», но в качестве субъектов деятельности выступает только индивид, а не группы).

Теория деятельности и информационные системы [править | править источник]

Применение теории деятельности к информационным системам основано на работах Бонни Нарди и Кари Куутти. Работа Куутти рассматривается ниже.Подход Нарди, вкратце, следующий: Нарди увидел теория деятельности как «… мощный и проясняющий описательный инструмент, а не строго прогностическая теория. Цель теории деятельности — понять единство сознания и деятельности … Теоретики деятельности утверждают, что сознание — это не набор дискретных бестелесных когнитивных действия (принятие решений, классификация, запоминание), и, конечно же, это не мозг; скорее, сознание находится в повседневной практике: вы — то, что вы делаете.Нарди также утверждала, что «теория деятельности предлагает сильное понятие посредничества — весь человеческий опыт формируется инструментами и знаковыми системами, которые мы используем». Кроме того, она определяет «некоторые из основных проблем теории деятельности: [as] сознание, асимметричные отношения между людьми и вещами и роль артефактов в повседневной жизни ». Она объяснила, что« основной принцип теории деятельности состоит в том, что понятие сознания является центральным для описания деятельности. Выготский описал сознание как явление, объединяющее внимание, намерение, память, рассуждение и речь… »и« Теория деятельности с ее акцент на важности мотива и сознания, которые принадлежат только людям, рассматривает людей и вещи как фундаментально разные. Люди не сводятся к «узлам» или «агентам» в системе; «обработка информации» не рассматривается как нечто, что можно одинаково моделировать для людей и машин ».

Нарди утверждал, что область взаимодействия человека и компьютера «в значительной степени игнорирует изучение артефактов, настаивая на ментальных репрезентациях как на надлежащем месте изучения», а теория деятельности является рассматривается как способ устранения этого дефицита.

В более поздней работе Нарди и др. , сравнивая теорию деятельности с когнитивной наукой, утверждают, что «теория деятельности — это прежде всего социальная теория сознания» и, следовательно, «… теория деятельности хочет дать определение сознанию, т. Е. все умственное функционирование, включая запоминание, принятие решений, классификация, обобщение, абстрагирование и т. д. как продукт нашего социального взаимодействия с другими людьми и использования нами инструментов ». Для теоретиков деятельности« сознание », кажется, относится к любому психическому функционированию, тогда как большинство других подходов к Психология различает сознательные функции от бессознательных.

Объяснение теории деятельности [править | править источник]

В этом разделе представлено краткое введение в теорию деятельности и некоторые краткие комментарии о человеческом творчестве в теории деятельности и о значении теории деятельности для неявного знания и обучения.

Действия [править | править источник]

Теория деятельности начинается с понятия деятельности. Деятельность рассматривается как система человеческого «действия», посредством которой субъект работает над объектом, чтобы получить желаемый результат.Для этого субъект использует инструменты, которые могут быть внешними (например, топор, компьютер) или внутренними (например, план). В качестве иллюстрации, действие может быть работой автоматизированного центра обработки вызовов. Как мы увидим позже, многие субъекты могут быть вовлечены в деятельность, и каждый субъект может иметь один или несколько мотивов (например, улучшение управления поставками, продвижение по службе или получение контроля над жизненно важным источником власти в организации). Простым примером деятельности в центре обработки вызовов может быть телефонный оператор (субъект), который изменяет запись счета (объект) клиента так, чтобы данные биллинга были правильными (результат), используя графический интерфейс к базе данных (инструмент).

Куутти формулирует теорию деятельности в терминах структуры деятельности. «Деятельность — это форма действий, направленных на объект, и действия отличаются друг от друга в соответствии с своим объектам. Преобразование объекта в результат мотивирует существование деятельности. Объект может быть материальным, но может быть и менее осязаемым ».

Куутти затем добавляет третий термин, инструмент, который «выступает посредником» между деятельностью и объектом. «Этот инструмент одновременно и разрешает, и ограничивает: он расширяет возможности субъекта в процесс трансформации с исторически накопленным опытом и навыками, «кристаллизовавшимися» в нем, но он также ограничивает взаимодействие с точки зрения конкретного инструмента или инструмента; другие потенциальные особенности объекта остаются невидимыми для субъекта… ».

Как замечает Вереникина, орудия труда — это «социальные объекты с определенными режимами работы, которые социально развиваются в процессе труда и возможны только потому, что они соответствуют целям общества. практические действия ».

Уровни теории деятельности [править | править источник]

Деятельность моделируется как трехуровневая иерархия. Куутти схематизирует процессы в теории деятельности как трехуровневую систему.

Вереникина перефразирует Леонтьева, пояснив, что «несовпадение действий и операций… появляется в действиях с инструментами, то есть материальными объектами, которые кристаллизуются операции, а не действия или цели. Если перед человеком стоит конкретная цель, например, разобрать машину, он должен использовать множество операций; не имеет значения, как человек операции были изучены, потому что формулировка операции отличается от формулировки цели, которая инициировала действие ».

Уровни активности также характеризуются своими целями: «Деятельность ориентирована на мотивы, то есть на объекты, которые сами по себе побуждают.Каждый мотив — это объект, материальный или идеальный, который удовлетворяет потребность. Действия — это процессы, функционально подчиненные деятельности; они направлены на конкретные осознанные цели … Действия реализуются посредством операций, которые определяется фактическими условиями деятельности ».

Энгестрем разработал расширенную модель деятельности, которая добавляет еще один компонент, сообщество («те, кто разделяет один и тот же объект»), а затем добавляет правила для посредничества между субъектом и сообществом, а также разделение труда для посредничества между объектом и сообществом. .

Куутти утверждает, что «Эти три класса следует понимать широко. Инструментом может быть все, что используется в процессе трансформации, включая как материальные инструменты, так и инструменты для мышления. Правила охватывают как явные, так и неявные нормы, соглашения и социальные отношения внутри сообщества. Разделение труда относится к явной и неявной организации сообщества в отношении процесс трансформации объекта в результат ».

Теория деятельности, таким образом, включает понятие о том, что деятельность осуществляется в социальном контексте или, в частности, в сообществе.Таким образом, вид деятельности вписывается в контекст: устанавливается двумя результирующими понятиями:

  • правила: они явные и неявные и определяют, как субъекты должны вписываться в сообщество;
  • разделение труда: описывает, как объект деятельности относится к сообществу.

Внутренний план действий [править | править источник]

Теория деятельности предоставляет ряд полезных концепций, которые можно использовать для устранения недостатка выражения для «мягких» факторов, которые неадекватно представлены в большинстве структур моделирования процессов.Одно из таких понятий — внутренний план действия. Теория деятельности признает, что каждая деятельность происходит в двух планах: внешнем и внутреннем. Внешний план представляет объективные компоненты действия, а внутренний план представляет субъективные компоненты действия. Каптелинин определяет внутренний план действий как «человеческую способность выполнять манипуляции с внутренним представлением внешних объектов перед тем, как начать действия с этими объектами в реальности.”

Подробнее см. Вереникина.

Рассмотренные выше концепции мотивов, целей и условий также способствуют моделированию мягких факторов. Один из принципов теории деятельности состоит в том, что многие виды деятельности имеют множественную мотивацию («полимотивацию»). Например, программист при написании программы может преследовать цели, согласованные с несколькими мотивами, такими как увеличение его или ее годового бонуса, получение соответствующего профессионального опыта и содействие достижению целей организации.

Теория деятельности далее утверждает, что субъекты группируются в сообщества, причем правила служат посредниками между субъектом и сообществом, а разделение труда — между объектом и сообществом. Предмет может быть частью нескольких сообществ, а само сообщество может быть частью других сообществ.

Творчество человека [править | править источник]

Творчество человека играет важную роль в теории деятельности, согласно которой «люди … по сути своей творческие существа» в «творческом, непредсказуемом характере».Тихомиров также анализирует важность творческой деятельности , сравнивая ее с рутинной деятельностью , и отмечает важный сдвиг, вызванный компьютеризацией в балансе в сторону творческой деятельности.

Обучение и неявное знание [править | править источник]

Теория деятельности предлагает интересный подход к трудным задачам обучения и, в частности, неявного знания . Обучение было излюбленным предметом теоретиков менеджмента, но часто его представляли абстрактно, отдельно от рабочих процессов, к которым должно применяться обучение.Теория деятельности предлагает потенциальную коррекцию этой тенденции. Например, обзор Энгестремом работы Нонака по созданию знаний предлагает усовершенствования, основанные на теории деятельности, в частности, предполагая, что процесс организационного обучения включает предварительные этапы формирования цели и проблемы, которых нет в Нонака. Ломпшер, вместо того чтобы рассматривать обучение как передачу , видит формирование целей обучения и понимание студентами того, что им необходимо усвоить, как ключ к формированию учебной деятельности.

Особое значение для изучения обучения в организациях имеет проблема неявных знаний , которые, по словам Нонака, «являются очень личными и трудно формализованными, что затрудняет общение с другими или делиться ими с другими». Леонтьева Операция дает важное представление об этой проблеме. Кроме того, ключевая идея интернализации была первоначально введена Выготским как «внутренняя реконструкция внешней операции».Впоследствии интернализация стала ключевым термином теории неявного знания и была определена как «процесс воплощения явного знания в неявное знание». Интернализация была описана Энгестремом как «ключевой психологический механизм », открытый Выготским, и далее обсуждается Вереникиной.

Разработка программного обеспечения [править | править источник]

Теория деятельности применяется для решения сложных неуловимых проблем проектирования. Для получения дополнительных сведений см. Computer Supported Cooperative Work Special Issue on Activity Theory and the Practice of Design .

  • Леонтьев А.А. Проблемы развития психики . Английский перевод, Прогресс Пресс, 1981, Москва. (Русский оригинал 1947 г.).
  • Нарди, Бонни А. (ред.) . Контекст и сознание: теория деятельности и взаимодействие человека и компьютера. MIT Press, Кембридж, Массачусетс, 1996.
  • Вереникина И. «Культурно-историческая психология и теория деятельности». В Хасан, Х., Гулд, Э. и Хайленд, П. (ред.) Информационные системы и теория деятельности: инструменты в контексте , 7–18.Университет Вуллонгонг Press, 1998 г., Вуллонгонг.
  • Дэвид Ф. Редмайлс (ред.). Совместная работа с компьютерной поддержкой (CSCW), специальный выпуск по теории деятельности и практике проектирования . 11 (1-2), 2002. См. Также Теорию деятельности и практику дизайна.

de: Tätigkeitstheorie fr: Théorie de l’activité

Психология физической активности | Государственный колледж здравоохранения и развития штата Пенсильвания

Исследования по психологии физической активности сосредоточены на детерминантах и ​​результатах психологических факторов и физической активности в широком контексте и среди различных групп населения.Преподаватели в этой области работают по многим специальностям психологии, включая поведенческую, клиническую, когнитивную, развивающую, экспериментальную, психофизиологическую и социальную. Преподаватели также понимают психологию физической активности в контексте более широкой сферы общественного здравоохранения.

Фокус

Частные темы исследования включают роль различных психологических процессов (внимания, мотивации, саморегуляции, межличностного общения) в реализации двигательных навыков, поведенческие и психофизиологические показатели моторного обучения, влияние физической активности на психологическое благополучие и функции мозга людей на протяжении всей жизни, теоретически разработанные меры по изменению физической активности и здорового поведения, измерение физической активности и психологического здоровья, а также изучение факторов уровня сообщества, окружающей среды и политики, связанных с поведением, связанным с физической активностью.

Удобства

Учреждения в области психологии физической активности включают хорошо оборудованные исследовательские лаборатории для изучения различных исследовательских центров. Системы включают записывающее оборудование для кинематики и сил движений всего тела и различных сегментов, электрофизиологическую установку для исследования электрической активности мозга (ЭЭГ) во время когнитивно-моторных задач, инструменты оценки для измерения физической активности и поведения, связанного со здоровьем, а также средства для проведения поэтапных тестов с физической нагрузкой. и вмешательство.Доступны специальные компьютерные программы для моделирования динамики движения, анализа результатов поведения при физической активности (например, акселерометрия, педометрия, частота сердечных сокращений и т. Д.), Сбора и визуализации данных, а также данных поведенческих наблюдений, записываемых на видео в полевых условиях или в лаборатории. Также доступно транскрипционное оборудование и программное обеспечение для анализа качественных данных.

Наставники

Узнайте больше о преподавателях, которые являются наставниками аспирантов психологии движения и спорта в Университете штата Пенсильвания:

Дополнительный факультет

Дополнительные преподаватели, заинтересованные в этой области:

19 упражнений по позитивной психологии для клиентов или студентов

Люди запрограммированы обращать внимание на негативный опыт.

У нас есть склонность обращать внимание на негативную информацию, учиться на ней и использовать ее гораздо больше, чем позитивную.

Таким образом, многие клиенты не знают, что влияет на счастье в их жизни изо дня в день. В основе позитивной психологии лежит вера в то, что люди могут вести более счастливую, значимую и полноценную жизнь, сместив внимание с негативного на более сбалансированную перспективу.

Обилие доступных упражнений, основанных на исследованиях, гарантирует, что у практикующих есть уникальная возможность помочь клиентам получить больше удовольствия, смысла и удовлетворения.

Многие упражнения по позитивной психологии считаются классикой — и не зря. Хотя такие занятия, как ведение дневника благодарности и медитация любящей доброты, неоднократно показывали, что приводят к положительным результатам, цель этой статьи — предоставить множество новых и новаторских способов включения позитивной психологии в вашу работу с клиентами.

Следующие упражнения могут быть включены в несколько терапевтических настроек, чтобы помочь вашим клиентам испытать фундаментальные принципы позитивной психологии: хорошую жизнь, приятную жизнь и осмысленную жизнь.

Прежде чем вы продолжите читать, мы подумали, что вы могли бы бесплатно загрузить наши 3 упражнения по позитивной психологии . Эти научно обоснованные упражнения исследуют фундаментальные аспекты позитивной психологии, включая сильные стороны, ценности и сострадание к себе, и дадут вам инструменты для улучшения благополучия ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Вы можете бесплатно скачать PDF-файл здесь.

Упражнение 1: Визуальная доска самообслуживания

Ключевые слова: Забота о себе, самосострадание, творчество, вдохновение
Методика лечения: Индивидуальные клиенты и группы
Время: 60 минут
Цель: Повышение самосострадания с помощью веселья и игрового творчества.

Самопомощь — это осознанная практика действий, которые «заботятся» о психическом, эмоциональном и физическом здоровье (здесь вы найдете 26 упражнений для психического здоровья). Было обнаружено, что способность заботиться о себе и удовлетворять личные потребности посредством самообслуживания увеличивает эмпатию, иммунологическое функционирование и ассоциируется с более низким уровнем тревожности и депрессии (Schure, Christopher, & Christopher, 2008).

По словам Бейкера (2003), деятельность по уходу за собой также может улучшить самосознание, саморегуляцию, совладание и уравновешивание себя и других.

Инструкции
Клиенты должны думать о как можно большем количестве потенциальных действий по уходу за собой, стараясь включать только те виды деятельности, которые им понравятся, и которые соответствуют их образу жизни и ценностям. Затем для каждого перечисленного действия клиенты должны найти вдохновляющие и позитивные образы и провести мозговой штурм по словам и фразам, которые соответствуют выбранным ими действиям по уходу за собой.

Затем клиенты могут собрать свою доску визуализации и разместить ее на видном, видимом месте, чтобы она действовала как визуальное представление, отражающее идеи по уходу за собой, и как мотиватор для улучшения и реализации ухода за собой.

Вы можете получить доступ к исчерпывающему изложению этого упражнения и практическим советам практикующего врача на Доске самообслуживания в наборе материалов по позитивной психологии.

Упражнение 2: Поэма в гостевом доме

Ключевые слова: Принятие, отрицательные эмоции, внимательность, эмоциональный интеллект
Методика лечения: Индивидуальные клиенты или группы
Время: 30 минут
Цель: Подчеркнуть, что эмоции мимолетны, и даже неприятные эмоции могут иметь значение .

Поэма Guest House — это метод объяснения осознанности и важности признания и принятия неприятных эмоций. По данным Eisenberg et al. (1997), подавление эмоций было связано как с психологическим, так и с физиологическим ущербом для здоровья.

Действительно, Hayes, Pistorello, & Levin (2012) предположили, что попытки контролировать дискомфортные мысли, чувства и эмоции с помощью преднамеренного избегания лежат в основе многих психологических проблем.

Когда клиенты скрывают свои эмоциональные переживания или пытаются избавиться от неприятных эмоций, они могут вернуться в усиленном виде. Однако, приветствуя их как посетителей, можно уменьшить интенсивность и влияние этих эмоций. В стихотворении быть человеком похоже на гостевой дом, а эмоции олицетворяются в виде временных посетителей, которых следует приветствовать, даже если они неприятны.

Стихотворение также можно использовать, чтобы объяснить клиентам, что эмоции не являются постоянными обитателями их гостевого дома; вместо этого они временные посетители, которых можно приветствовать, остаться на некоторое время, а затем уйти.

Гостевой дом Джелалуддина Руми

Это человеческое существо — гостевой дом.
Каждое утро новый приход.
Радость, депрессия, подлость, какое-то мгновенное осознание приходит как неожиданный гость.
Добро пожаловать и развлекайте их всех!
Даже если они — толпа печали, которая яростно выметает ваш дом, опустошая его,
тем не менее, относитесь к каждому гостю с уважением.
Он может очистить вас для нового удовольствия.
Темная мысль, стыд, злоба.
Встретьте их у двери, смеясь, и пригласите войти.
Будьте благодарны за все, что приходит.
Потому что каждый был послан в качестве проводника извне.

Вопросы для размышления

  • Как вы интерпретируете стихотворение?
  • Какие эмоции посещают вас чаще всего? Как вы думаете, почему это так?
  • Как это могло бы повлиять на вас, если бы вы приветствовали все свои эмоции, а не отрицали их?
  • Какая польза может быть в том, чтобы приветствовать неприятные эмоции?
  • Можете ли вы относиться к чувству, описанному в строке «Яростно выметает ваш дом, освобождая его от мебели»? Вы когда-нибудь чувствовали себя так?
  • Как бы вы могли применить послание The Guest House к своей повседневной жизни?

Упражнение 3: Метафора «Пассажиры в автобусе»

Ключевые слова: Ценности, принятие, эмоции, самокритика
Методика лечения: Индивидуальные клиенты или группы
Время: 10 минут для индивидуальных клиентов / 30-40 минут для групп
Цель: Показать клиентам способы, которыми мысли, чувства, эмоции и воспоминания, кажется, управляют их жизнью.

Метафоры — это эффективные, содержательные способы передачи информации об опыте и заполнения пробела в опыте между тем, что есть или было, и тем, что может быть (Burns, 2017). В терапевтическом контексте метафоры имеют явную цель — помочь клиентам эффективно и действенно достичь своих целей.

Метафора «Пассажиры в автобусе» описывает то, как внутренние переживания, по-видимому, управляют нашей жизнью. Метафора может использоваться для демонстрации возможности жизни, в которой такие переживания не определяют решения; скорее, они принимаются и временно сидят в уме, как пассажиры в автобусе.

Пассажиры в автобусе Метафора
Вы водитель автобуса, автобус символизирует ваш разум, а ваши мысли представлены пассажирами. В пути некоторые пассажиры сидят тихо, в то время как другие делают критические и отвлекающие комментарии или выкрикивают указания, пока вы едете.

Вы можете выбирать, как реагировать на пассажиров, точно так же, как вы можете решать, как реагировать на критические мысли. Вы можете позволить этим пассажирам громко кричать и болтать, при этом сосредоточивая свое внимание на пути к вашей цели.

Пассажиры в автобусе Метафора может быть повторно представлена, если клиент испытывает мысли, чувства или поведение во время последующих сессий, которые могут препятствовать или затруднять его продвижение. Ссылаясь на метафору, практикующий может спросить: «Кто из пассажиров навязчив и отвлекает?»

Вы можете получить доступ к групповому мероприятию «Пассажиры в автобусе» в наборе инструментов «Позитивная психология». Это упражнение, адаптированное для использования в группах, включает в себя подробную информацию о том, как лучше всего настроить упражнение, три различных сценария для рассмотрения клиентами и вопросы для оценки.

Упражнение 4: Сенсорная осведомленность

Ключевые слова: Позитивный опыт, осознание, наслаждение, внимательность
Методика лечения: Группы
Время: 45 минут
Цель: Помочь клиентам определить переживания, от которых они получают удовольствие, комфорт и удовольствие от каждого из них. их пять чувств.

Сенсорная осведомленность — это больше, чем просто реакция на переживания; вместо этого он взаимодействует с текущей сенсорной информацией и обращает на нее внимание.Согласно Джонсу (2011), осознанные практики развивают способность выдвигать сенсорные ощущения на передний план сознания.

При этом в уме создается пространство, которое позволяет нам остановиться и понюхать розы. Моменты близости, шум текущей реки, вид на драматический пейзаж или даже чтение хорошей книги — все это может быть чрезвычайно приятно и утешительно.

Инструкции
Создайте на листе бумаги пять столбцов, обозначив каждую из пяти чувств: осязание, вкус, обоняние, зрение и звук.Затем клиенты должны уделить 15-20 минут тому, чтобы подумать и записать переживания, которые доставляют им удовольствие каждым из их органов чувств.

По завершении этого шага клиенты должны перегруппироваться и обсудить, как конкретный опыт доставляет им удовольствие.

Вопросы для размышления :

  • Были ли вы удивлены чем-нибудь, что вы хотели добавить в свои списки?
  • Ваши списки очень длинные или короткие? Как вы думаете, почему это так?
  • Какие из пунктов вашего списка вы испытываете каждый день?
  • Доставляют ли какие-либо переживания удовольствие, комфорт или удовольствие более чем в одной категории?
  • Как вы можете увеличить количество впечатлений, доставляющих вам удовольствие, комфорт и удовольствие?
  • Можете ли вы взять на себя обязательство испытывать хотя бы один источник чувственного удовольствия от каждого чувства каждый день?

Упражнение 5: Позитивное воспоминание

Ключевые слова: Дегустация, сильные стороны, положительные эмоции, укрепление уверенности
Методика лечения: Индивидуальные клиенты
Время: 5-10 минут
Цель: Помочь клиентам развить положительные эмоции через смакание.

Наслаждение — это осознание удовольствия и способность признавать, ценить и усиливать положительный опыт. Дополнительный аналог совладания с ситуацией, наслаждение может помочь клиентам пережить негативный жизненный опыт (Bryant & Veroff, 2006). Когда клиенты учатся получать удовольствие от маленьких радостей жизни посредством целенаправленного сосредоточения, они начинают распознавать и сохранять хорошие чувства, связанные с этим опытом.

Упражнение «Позитивное воспоминание» может помочь клиентам развить навыки смаковать и вызывать положительные эмоции, заново переживая положительное событие из своего прошлого.

Инструкции
Во время упражнения клиенты должны уделить время тому, чтобы подумать о событии из своего прошлого, которое вызывает положительные эмоции, визуализировать событие как можно более подробно и сосредоточиться на приятных чувствах, которые были испытаны в то время.

Клиент должен сосредоточиться на повторном проживании опыта, чтобы увеличить как продолжительность, так и интенсивность положительных эмоций.

Упражнение 6: Благодарность через умственное устранение

Ключевые слова: Благодарность, внимательность, осведомленность
Методика лечения: Индивидуальные клиенты
Время : 5-15 минут
Цель: Помочь клиентам не принимать вещи как должное и повысить благодарность.

Согласно Ку, Алгоу, Уилсону и Гилберту (2008), аффективные состояния улучшаются в большей степени после мысленного удаления положительных событий по сравнению с активным размышлением о наличии этих событий. Проще говоря, мысленное удаление положительного события может помочь напомнить клиентам о том, насколько им повезло и какой могла бы быть жизнь, если бы этого события никогда не произошло.

Чтобы начать упражнение «Благодарность через умственное устранение», попросите клиента подумать о чем-то хорошем в своей жизни прямо сейчас, а затем найдите момент, чтобы представить, какой была бы жизнь без этого единственного хорошего.Затем клиенты должны записать, как бы их жизнь изменилась без этой единственной хорошей вещи.

Упражнение 7: Пауза самосострадания

Ключевые слова: Положительные эмоции, разговор с самим собой, сострадание к себе, домашнее задание
Методика лечения: Индивидуальные клиенты
Время: 1-3 минуты
Цель: Создать более сострадательное отношение и реакцию в тяжелые времена.

Клиенты с высоким уровнем самосострадания относятся к себе с добротой и заботой, когда они переживают негативные события (Batts Allen & Leary, 2010).Кроме того, практика самосострадания может позволить клиентам легче получать доступ к положительным эмоциям и улучшить показатели удовлетворенности жизнью, социальной связи и субъективного благополучия (Лири, Тейт, Адам, Аллен и Хэнкок, 2007).

Пауза самосострадания может использоваться как отправная точка, чтобы помочь клиентам сформировать более сострадательное отношение к себе. Этот метод лучше всего работает в качестве домашнего задания при повседневных встречах, когда клиенты осознают, что они испытывают какую-либо форму страдания, например, стресс или дискомфорт.

Инструкции
Предложите клиентам сделать паузу на мгновение и сосредоточиться на своем дыхании, когда они вдыхают и выдыхают. Затем клиенты должны положить руки на свое тело, напоминая себе, что, хотя сейчас трудный момент, страдание является частью жизни. Клиентам может быть полезно создавать успокаивающие фразы, которые имеют личный и значимый для них характер, например: «Я принимаю себя таким, какой я есть» или «Могу ли я простить себе эту ошибку так же, как я бы прощал других».

Вы можете найти более подробную разбивку упражнения «Пауза самосострадания», включая практические рекомендации и справочную информацию, в наборе инструментов «Позитивная психология».

Упражнение 8: Поиск выгод

Ключевые слова: Устойчивость, положительные эмоции, травма, рефлексия
Методика лечения: Индивидуальные клиенты
Время: 10-15 минут
Цель: Помочь клиентам сосредоточиться на положительных характеристиках негативных жизненных событий.

Получение положительных результатов от травмирующего события может привести к ряду положительных долгосрочных эффектов. Например, было показано, что понимание того, что сложные жизненные события могут быть полезными, повышает устойчивость, духовность, силу отношений, сострадание и создает новое чувство цели (Affleck & Tennen, 1996).

Инструкции
Предложите клиенту в течение нескольких минут рассказать о травмирующем событии, поощряя свободное выражение любых эмоций и мыслей, которые у него возникают по поводу этого опыта.

По завершении этого шага внимание клиента должно быть сосредоточено на положительных аспектах опыта. Практик может направить этот шаг, задав такие вопросы, как: «Чему вас научил этот опыт?» и «Как этот опыт помог вам лучше подготовиться к решению аналогичных задач в будущем?»

Во время этого упражнения клиента попросят вспомнить травмирующее жизненное событие, которое может вызвать негативные мысли и чувства.Таким образом, рекомендуется следовать советам и руководствам, предоставленным в рамках упражнения по поиску преимуществ, которое можно найти в наборе инструментов позитивной психологии.

Упражнение 9: История жизни, основанная на сильных сторонах

Ключевые слова: Сильные стороны, значение и ценность
Методика лечения: Индивидуальные клиенты и группы
Время: Клиентам должно быть предоставлено достаточно времени для подробного заполнения каждого раздела
Цель: Помочь клиентам найти смысл и ценность исходя из собственного опыта, исследуя свои сильные стороны.

Сильная отчужденность — это недостаток осознания своих сильных сторон или отсутствие направления в использовании своих сильных сторон (Jones-Smith, 2013). Истории из жизни, основанные на сильных сторонах, могут помочь клиентам найти источник их сильных сторон, использовать их для достижения желаемых целей и развить чувство смысла и удовлетворения.

Во время этого упражнения вы попросите клиентов написать историю своей жизни в трех частях: прошлом, настоящем и будущем. Клиенты могут проявлять творческий подход, но важно подчеркнуть, что их внимание должно быть сосредоточено на своих сильных сторонах в каждом из трех разделов.По завершении клиенты должны поделиться тем, что они написали для каждой части своей жизненной истории, с остальной частью группы или с практикующим.

Инструкции / написание подсказок
Прошлое : Напишите историю своего прошлого. Обязательно опишите проблемы, которые вы преодолели, и личные сильные стороны, которые позволили вам это сделать.

Настоящее : Опишите свою жизнь и то, кем вы являетесь сейчас. Чем вы отличаетесь от своего прошлого? В чем ваши сильные стороны сейчас? Как развились ваши сильные стороны? С какими проблемами вы столкнулись? Как вы можете использовать свои сильные стороны, чтобы преодолеть эти трудности?

Будущее : Напишите о своем идеальном будущем.Чем ваша жизнь будет отличаться от нынешней? Как вы можете использовать свои сильные стороны для достижения этого идеального будущего? Как будут расти ваши сильные стороны? Каким человеком вы надеетесь стать? Чем вы будете другим, чем сейчас? Чего бы вы хотели добиться? Наконец, как вы можете достичь этих целей?

Упражнение 10: Знакомство с сильными сторонами и ценностями

Ключевые слова: Коммуникация, ценности, сильные стороны, создание команды
Методика лечения: Группы
Время: 10 минут на клиента
Цель: Познакомить клиентов друг с другом значимым образом, поделившись информацией об их сильные стороны и ценности.

Упражнение «Знакомство на основе сильных сторон и ценностей» может выступать в качестве мотивации и укреплять доверие между членами группы, предоставляя клиентам возможность узнать друг друга глубоко за короткий промежуток времени.

Этот подход, основанный на сильных сторонах, позволяет клиентам рассказывать и пересказывать свои истории и, под руководством терапевта, реинтегрировать те части личности, которые могли ускользнуть от их понимания из-за когнитивной ригидности или неуверенности в отношениях (Rashid, 2014).

В этом упражнении клиентам предлагается подчеркнуть свои сильные стороны и ценности посредством рассказа историй и провести параллели из своей истории с их текущими жизненными ситуациями. В процессе клиенты могут глубже понять свои сильные стороны и ценности в контексте их рассказов.

Вы можете получить доступ к упражнению «Введение на основе сильных сторон и ценностей», где вы также найдете предлагаемые подсказки и руководящие вопросы, советы и методы преодоления общих препятствий.

Упражнение 11: Важные, приятные и значимые занятия

Ключевые слова: Счастье, удовольствие, смысл, домашнее задание
Методика лечения: Индивидуальные клиенты или группы
Время: В зависимости от действий, выполняемых клиентами
Цель: Помочь клиентам найти смысл в приятных занятиях.

Смысл жизни — важный аспект психологического благополучия, имеющий серьезные последствия как для психического, так и для физического здоровья.Согласно Кларку (1991), смысл, который мы приписываем нашей жизни, во многом определяется осмысленной деятельностью. Точно так же Селигман (2002) предположил, что состояние счастья достижимо только с помощью действий, которые соответствуют благородным и значимым целям.

Когда клиенты сосредотачиваются на деятельности, которая приносит пользу другим, и используют свои уникальные сильные стороны, они могут выйти за пределы более высоких планов подлинного счастья (Селигман, 2002). Короче говоря, чтобы найти смысл в своей жизни, нужно сначала принять участие в значимой деятельности.

Инструкции
В этом упражнении клиентам предлагается выполнить три важных, приятных и значимых действия за один день и подробно написать о них. Эти акты должны включать:

  1. Приятное занятие, выполняемое в одиночестве (например, чтение или прослушивание музыки)
  2. Приятное занятие, совершенное с другими людьми (например, игра в карты или встреча за обедом)
  3. Значимое или важное действие (например, посещение изолированного родственника).

Упражнение 12: Ежедневная мотивационная осведомленность

Ключевые слова: Мотивация, осведомленность, действие
Методика лечения: Индивидуальный клиент
Время: 5 минут
Цель: Помочь клиентам развить и повысить осведомленность о своей мотивации в повседневной жизни.

Чтобы начать ежедневное упражнение на мотивационную осведомленность, клиенты должны выделить несколько минут в течение дня, чтобы подумать о вещах, которые их волнуют и побуждают к действию, а затем записать их.При этом у клиентов есть возможность вернуться к занятиям и поразмышлять о том, в какой степени их мотивация самоопределяется.

Упражнение также можно использовать менее формально, например, попросив клиента установить таймеры несколько раз в день и просто выполняя упражнение без записи наблюдений.

Подробнее: 17 инструментов, рабочих листов и мероприятий для мотивации для вас и ваших клиентов

Упражнение 13: Как писать об очень позитивном опыте

Ключевые слова: Рефлексивное письмо, саморефлексия, счастье, домашнее задание
Методика лечения: Индивидуальный клиент
Время: 5-10 минут
Цель: Помочь клиентам улучшить свое настроение, написав о положительном и счастливом опыте моменты в течение трех дней подряд.

Написание очень позитивных впечатлений может привести к значительному улучшению различных показателей благополучия. Например, было показано, что позитивное эмоциональное письмо усиливает позитивное настроение, снижает состояние тревожности, особой тревожности и воспринимаемого стресса, а также положительно способствует развитию у клиента навыков совладания с пациентом (Burton & King, 2004; Isen, 2001).

Инструкции
Ежедневно в течение трех дней клиентов просят выбрать положительный опыт из своей жизни, представить себя в этот момент и подумать о чувствах и эмоциях, которые они испытали.Клиенты должны писать о своем опыте как можно подробнее, уделяя особое внимание положительным чувствам, мыслям и эмоциям, которые присутствовали в то время.

Здесь вы можете получить доступ к упражнению «Написание очень позитивного опыта».

Упражнение 14: План действий по основным сильным сторонам

Ключевые слова: Сильные стороны, цели, домашнее задание
Методика лечения: Индивидуальные клиенты
Время: 30 минут
Цель: Помочь клиентам использовать свои сильные стороны для достижения желаемой цели.

Клиенты должны пройти опрос VIA Character Strengths Survey, прежде чем приступить к работе над своим планом действий (больше положительных психологических опросов можно найти здесь).

Согласно Селигману (2019), одним из наиболее эффективных способов развития и усиления сильных сторон сигнатуры является определение одной целевой силы, постановка конкретной и измеримой цели, связанной с этой силой, и разработка конкретного плана действий для достижения цели.

Например, клиент может выбрать любопытство в качестве целевой силы и запланировать участие в деятельности, которая бросает вызов его существующим знаниям и навыкам.Точно так же клиент, который хочет сосредоточиться на любви к обучению, может стремиться выучить пять новых слов, включая их значение и использование, каждую неделю.

Инструкции
Клиенты должны выбрать одну из пяти своих сильных сторон и записать свои ответы на следующие вопросы:

  • Как мне уже использовать эту силу?
  • В каких сферах жизни я использую эту силу?
  • В каких еще сферах жизни я мог бы использовать это больше?
  • Как еще я мог бы использовать эту силу?
  • Какой у меня план? Что именно я хотел бы сделать? Как часто?
  • Когда это произойдет?
  • Что будет, если я достигну своих целей?

Упражнение 15: Найдите свой собственный пример прощения

Ключевые слова: Прощение, поиск пользы
Методика лечения: Индивидуальные клиенты
Время: 20 минут
Цель: Помочь клиентам сосредоточить внимание на преимуществах прощения.

Селигман и Чиксентмихайи (2000) определили прощение как ключевую положительную индивидуальную черту. Действительно, несколько исследований показывают, что люди, склонные к прощению, демонстрируют признаки улучшения физического и психологического здоровья. Например, Берри, Уортингтон, О’Коннор, Парротт и Уэйд (2005) обнаружили, что прощение благотворно влияет на систолическое кровяное давление, диастолическое кровяное давление и среднее артериальное давление.

Кроме того, прощение отрицательно связано с психологическим стрессом и положительно связано с удовлетворением жизнью и здоровьем во взаимоотношениях (Toussaint, Williams, Musick, & Everson, 2001).

Инструкции
Чтобы начать это упражнение, предложите клиентам описать историю прощения — это может быть детская сказка, басня или сюжет фильма. Затем клиенты должны объяснить, почему они думают, что преступник совершил проступок, и почему жертва решила простить.

Попросите клиента записать, как жертва могла получить пользу от прощения. Затем клиенту следует подумать о случае, когда он кого-то простил, и записать пользу, которую он получил.

Это упражнение адаптировано из Пять шагов к прощению: искусство и наука прощения (Worthington, 2001).

Упражнение 16. Цветные конфеты вращаются вокруг

Ключевые слова: Общение, игра, взаимодействие
Методика лечения: Семьи
Цель: Поощрять общение и обеспечивать понимание индивидуальной и семейной динамики.

Когда семьи участвуют в игровой терапевтической деятельности, им предоставляется возможность общаться и формулировать мысли и чувства, которые им может быть неудобно выражать с помощью традиционных техник (Lowenstein, 2010).Упражнение «Цветные конфеты на ходу» (Arkell, 2010) — это игровой и творческий способ вовлечь членов семьи, особенно на ранних этапах семейной терапии.

Чтобы начать это упражнение, практикующий должен раздать 10-15 цветных конфет (или цветных бусин, если это предпочтительно) каждому члену семьи. Каждый цвет представляет определенный вопрос, например:

Зеленый — Какими словами можно описать себя или свою семью?
Pink — Как вам весело в семье?
Orange — Что бы вы хотели изменить в себе или своей семье?
Красный — О чем вы беспокоитесь?
Желтый — Что вам нравится в вашей семье?

Затем попросите членов семьи отсортировать свои конфеты по цвету и предложите одному человеку выбрать цвет наугад, устно заявив, сколько конфет этого цвета у них перед собой (например, четыре желтых конфеты).Затем этот член семьи должен дать четыре ответа на соответствующий вопрос; в данном случае, четыре вещи, которые им нравятся в их семье.

Затем они могут выбрать следующего члена семьи, который ответит на тот же вопрос, и так далее, пока каждый человек не ответит на все вопросы.

(обратите внимание, что вопросы и направления могут быть адаптированы к потребностям каждой семьи).

Вопросы для размышления

  • Были ли вы удивлены ответами членов вашей семьи?
  • Что вы узнали о своей семье, чего не знали до этого упражнения?
  • Какие действия вы предпримете на следующей неделе, чтобы повеселиться с семьей?
  • Какие действия вы можете предпринять, чтобы внести изменения или улучшения?
  • Какие действия вы можете предпринять всей семьей, чтобы внести изменения или улучшения?

Это упражнение адаптировано из «Техники творческой семейной терапии: игры и занятия с использованием искусства для оценки и лечения семей» (Lowenstein, 2010).

Упражнение 17: Упражнение на прогрессивную мышечную релаксацию для детей

Ключевые слова: Преодоление, релаксация, стресс
Методика лечения: Дети и семьи
Время: 10 минут
Цель: Провести у маленьких детей процесс постепенного расслабления мышц.

Тренинг релаксации может быть полезным инструментом, помогающим клиентам и пациентам справляться с повседневными стрессовыми факторами.

Стрессовые ситуации рефлекторно вызывают немедленную реакцию всей скелетной мускулатуры, что часто приводит к длительному повышенному напряжению и различным патологическим состояниям (Smith, 2007).

Прогрессивное расслабление мышц включает в себя напряжение и расслабление различных мышц по всему телу как способ уменьшить или устранить напряжение и является эффективным способом справиться со стрессом у детей, которым может быть трудно сосредоточиться на традиционных методах расслабления. Следующее упражнение можно использовать, чтобы помочь детям пройти через процесс постепенного расслабления мышц.

Инструкции
Чтобы начать это упражнение, вы должны спросить ребенка, может ли он вспомнить ситуацию, которая заставляет его волноваться или нервничать.Если они не согласны с ситуацией, терапевт может использовать такие подсказки, как: «Как насчет того, чтобы у вас было большое испытание?» или «Как насчет того, чтобы кто-то кричал на вас?», и объясните, что это все моменты, когда они могут использовать это упражнение.

Запись:
«Давайте сделаем это вместе; Я покажу вам, как это сделать. Начните с левой руки и руки. Сделайте глубокий вдох и представьте, что сжимаете лимон в руке. Сожмите его как можно сильнее. Представьте, что вы пытаетесь выжать весь сок.[Удерживайте 5 секунд]. Теперь представьте, что вы уронили лимон на пол, и подумайте или скажите «расслабься». Затем сделайте глубокий вдох и разожмите кулак ».

«Почувствуйте это чувство расслабления в левой руке и руке. А теперь давайте снова потянем ту же мышцу ». [Повторите тот же процесс еще раз].

Затем терапевт проводит ребенка через две серии глубокого расслабления мышц следующих групп мышц:

  1. Правая рука и рука, как указано выше.
  2. Руки и плечи, вытягивая руки вперед, затем над головой и, наконец, расслабляя их боком.
  3. Плечо и шея, подтянув плечи к ушам, а голову — к плечам, как если бы вы пожали плечами.
  4. Челюсть, сильно прикусив зубы.
  5. Лицо и нос, наморщив нос.
  6. Желудок, очень сильно сжимая его и делая живот очень твердым.
  7. Ноги и ступни при сильном нажатии на пол с разведенными пальцами ног.
  8. А теперь представьте, что вы тряпичная кукла, и позвольте всему вашему телу расслабиться. Обратите внимание, как приятно расслабиться.

Вы можете изменить сценарий, чтобы сделать это упражнение более увлекательным, попросив ребенка представить себя сонным котом, которому нужно размять ноги, или вообразить себя, сжимающего пальцы ног в грязной луже.

Это упражнение было адаптировано из Оценка и лечение детей и их семей, подвергшихся физическому насилию, (Kolko & Cupit Swenson, 2002).

Упражнение 18: Метафора тревоги зыбучих песков

Ключевые слова: Принятие, внимательность, тревога
Методика лечения: Дети и семьи
Время: 10 минут
Цель: Проиллюстрировать недостатки эмпирического избегания и преимущества принятия и внимательности при тревоге.

Метафора зыбучих песков может помочь клиентам изучить свои методы решения сложных и неизменных ситуаций. Поступая таким образом, они могут начать понимать, как их попытки избежать или избежать такого опыта могут привести к еще большему вовлечению в него (Stoddard & Afari, 2014).

Проще говоря, кто-то изо всех сил пытается вырваться из зыбучих песков, возможно, не осознает, что лучший курс действий — это войти в полный контакт с зыбучими песками и «справиться с ними», а не бороться с ними.

Инструкции
«Вы идете по пустыне, и внезапно вы ступаете в зыбучие пески и быстро начинаете тонуть. Чем вы сейчас занимаетесь?»

Вы можете направить внимание клиента на его или ее реакцию по мере развития истории. Например, можно стимулировать более эмпирическую реакцию, задав вопрос: «Что происходит, когда вы пытаетесь выбраться из зыбучих песков?» или «Какие мысли приходят тебе в голову, когда ты продолжаешь тонуть?»

После изучения метафоры зыбучих песков с клиентом практикующий может стимулировать дальнейшее обсуждение, комбинируя словарный запас как метафорических, так и реальных ситуаций.Например, «Что вы делаете, когда начинаете погружаться в беспокойство?»

На протяжении всего этого упражнения желательно избегать заявлений о том, что борьба с зыбучими песками похожа на борьбу с тревогой — при этом клиент может учиться на правилах, а не на опыте (Stoddard & Afari, 2014).

Упражнение 19: Последние впечатления

Ключевые слова: Празднование успеха, ценность, положительное признание
Методика лечения: Индивидуальный клиент и группы
Время: 5 минут
Цель: Завершить сеансы с клиентами на положительной ноте.

Эмоциональные состояния влияют на вспоминание переживаний со схожими эмоциональными тонами (Tyng, Amin, Saad, & Malik, 2017). Когда люди настроены позитивно, они склонны вспоминать приятные события, и наоборот. Кроме того, Редельмайер и Канеман (1996) обнаружили, что последнее, что происходит в переживании, имеет тенденцию окрашивать память обо всем переживании. Поэтому жизненно важно заканчивать сеансы с клиентами на положительной ноте.

Согласно Ласли (2015), эффективный способ завершить сеанс — это отметить успехи клиентов — какими бы незначительными они ни были — и признать их ценность.Чтобы сделать это успешно, практикующий должен:

  1. Доставить подтверждение.
  2. Прислушайтесь к удару.
  3. Последующие действия, если клиент не понял подтверждение или получил его только частично.

Инструкции
Для выполнения этого упражнения практикующий должен написать список положительных благодарностей, которые можно передать клиентам устно в конце каждого сеанса. Хотя это хорошая идея, чтобы эти утверждения были конкретными и актуальными для каждого из ваших клиентов, следующие предложения являются хорошей отправной точкой:

  • «Похоже, вы очень связаны со своими ценностями и полностью их уважаете.Молодцы, что вышли из зоны комфорта ».
  • «Вы добились отличных успехов во время сеанса, особенно [поговорите о конкретном понимании или достижении]».
  • «Ваша приверженность к росту непоколебима».
  • «Я хочу признать, что вы берете на себя ответственность, действуя в том, что для вас наиболее важно».
  • «Я поражен вашей храбростью и способностью ___».
  • «Я верю в вашу способность преодолеть этот вызов».
  • «Я благодарен за то, что вы поделились своими истинными чувствами.”

Дополнительные упражнения из блога позитивной психологии

Прочтите эту статью, чтобы узнать больше о упражнениях на сострадание, которые вы можете включить в свою работу с клиентами.

Вы можете найти три упражнения для обучения детей, которые помогут маленьким детям понять свои эмоции и научиться решать проблемы позитивно.

Наш набор материалов по позитивной психологии © содержит более 300 научно обоснованных упражнений по позитивной психологии, интервенций, анкет и оценок для таких практикующих, как вы, которые они могут использовать в своей терапии, коучинге или на рабочем месте.

Получите доступ к ряду групповых упражнений по позитивной психологии, предназначенных для улучшения позитивных чувств, поведения и познания.

В этой статье представлен обзор пяти практических позитивных психотерапевтических упражнений.

Для получения советов и упражнений, связанных с прощением, ознакомьтесь с нашей статьей по этой теме.

Сообщение о доставке домой

Как практик, у вас есть уникальная возможность помочь клиентам ощутить больше смысла и полноты в своей жизни.Я надеюсь, что ресурсы, включенные в эту статью, помогут вам способствовать позитивным изменениям в отдельных клиентах, семьях и группах.

Использовали ли вы какие-либо из этих упражнений в своей работе с клиентами? Оставьте комментарий ниже; мы хотели бы услышать о вашем опыте.

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте скачать наши 3 упражнения по позитивной психологии бесплатно и узнать больше о нашем Инструментарии по позитивной психологии ©.

  • Аффлек, Г.И Теннен, Х. (1996). Создание преимуществ от невзгод: адаптационная значимость и диспозиционные основы. Journal of Personality, 64 , 899–922.
  • Аллен, А. Б., и Лири, М. Р. (2010). Сострадание к себе, стресс и преодоление трудностей. Компас социальной и психологии личности, 4 , 107–118.
  • Аркелл, К. (2010). Цветные конфеты ходить вокруг. В Л. Левенштейне (ред.) Оценка и лечебные мероприятия для детей, подростков и семей. Канада: Чемпион Press.
  • Бейкер, Э. К. (2003). Забота о себе: руководство для терапевта по личному и профессиональному благополучию. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Баркс, К. (1995). Руми: Избранные стихи. Лондон: Penguin Books.
  • Берри, Дж. У., Уортингтон, Э. Л., О’Коннор, Л. Е., Пэррот, Л., Уэйд, Н. Г. (2005). Прощение, мстительные размышления и аффективные качества. Journal of Personality, 73 , 183–225.
  • Брайант Ф. и Верофф Дж. (2007). Смягчение: новая модель положительного опыта.Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.
  • Бернс, Г.В. (2017). 100 историй для повышения счастья и благополучия. Нью-Йорк: Тейлор и Фрэнсис.
  • Бертон, К. М., и Кинг, Л. А. (2004). Польза для здоровья написания очень положительных впечатлений. Журнал исследований личности, 38 , 150-163.
  • Кларк, Ф., Пархэм, Д., Карлсон, М. Э., Франк, Г., Джексон, Дж., Пирс, Д., и Земке, Р. (1991). Трудовая наука: академические инновации на службе будущего трудотерапии. Американский журнал профессиональной терапии, 45 , 300-310.
  • Эйзенберг, Н., Гатри, И.К., Фабес, Р.А., Райзер, М. Мерфи, Б.С., Хольгрен, Р., Машк, П., и Лосоя, С. (1997). Связь регуляции и эмоциональности с устойчивостью и компетентным социальным функционированием у детей начальной школы. Развитие ребенка, 68 , 295-311.
  • Hayes, S. C., Strosahl, K. D., & Wilson, K. G. (1999). Принятие и приверженность терапии. Нью-Йорк: Guilford Press.
  • Хейс, С. К., Писторелло, Дж., И Левин, М. Э. (2012). Терапия принятия и приверженности как единая модель изменения поведения. Психолог-консультант, 7 , 976-1002.
  • Изен, А. М. (2001). Влияние положительного влияния на принятие решений в сложных ситуациях: теоретические вопросы с практическим применением. Журнал потребительской психологии, 11 , 75–85.
  • Джонс, Д. (2011). Внимательность в школах. Психолог, 24 , 736-739.
  • Джонс-Смит, Э. (2013). Терапия, основанная на сильных сторонах: соединяя теорию и практику. Великобритания: Sage Publications.
  • Клингер Э. (2012). Поиск смысла в перспективах эволюционной теории целей и ее клинических последствиях. В P. T. P. Wong (Ed.), The Human Quest for Meaning: Theory, Research, And Applications (pp. 23-56) . Нью-Йорк: Рутледж.
  • Колко, Д.Дж. И Купит Свенсон, К. (2002). Оценка и лечение детей и их семей, подвергшихся физическому насилию: когнитивно-поведенческий подход.Великобритания: Sage Publications.
  • Ласли, М. (2015). Коучинг для трансформации: пути, способствующие личным и социальным изменениям. Нью-Йорк: Откройте для себя прессу.
  • Лири, М.Р., Тейт, Э. Б., Адам, С. Э., Аллен, А. Б., и Хэнкок, Дж. (2007). Сострадание к себе и реакции на неприятные события, имеющие отношение к самому себе: последствия доброго отношения к себе. Журнал личности и социальной психологии, 92 , 887-904.
  • Левенштейн, Л. (2010). Техники творческой семейной терапии: игры, искусство и выразительные упражнения для вовлечения детей в семейные занятия.Онтарио: Чемпион Press.
  • Парк, Н. (2009). Развитие сильных сторон характера: ключи к позитивному развитию молодежи. Восстановление детей и молодежи, 18 , 42-49.
  • Шуре, М. Б., Кристофер, Дж. И Кристофер, С. (2008). Медицина разума и тела и искусство заботы о себе: обучение осознанности консультированием студентов с помощью йоги, медитации и цигун. Журнал консультирования и развития, 86 , 47-56.
  • Селигман, M.E.P., & Csikszentmihalyi, M.(2000). Позитивная психология: Введение. Американский психолог, 55 , 5–14.
  • Селигман, М. Э. П. (2002). Подлинное счастье: использование новой позитивной психологии для реализации своего потенциала для длительного удовлетворения. Нью-Йорк: Свободная пресса.
  • Селигман, M.E.P. (2019). Позитивная психология: личный анамнез. Ежегодный обзор клинической психологии, 15 , 1-23.
  • Смит, Дж. К. (2007). Психология релаксации. В П.М. Лерер, Р.Л.Вулфолк и В.Э. Симе (ред.), Принципы и практика управления стрессом. Лондон: Гилфорд Пресс.
  • Смит, М., Томпсон, А., Холл, Л., Аллен, С., и Ветерелл, М. (2018). Польза позитивного эмоционального письма для физического и психологического здоровья: исследование сдерживающей роли личности типа D (страдающей). Британский журнал психологии здоровья, 23 , 1-15.
  • Stoddard, J.A. И Афари Н. (2014). Большая книга метафор ACT. Окленд, Калифорния: New Harbinger Publications.
  • Туссен, Л.Л., Уильямс, Д.Р., Мусик, М.А., Эверсон, С.А. (2001). Прощение и здоровье: возрастные различия в вероятностной выборке США. Журнал развития взрослых, 8 , 249–257.
  • Тынг, К. М., Амин, Х. У., Саад, М., и Малик, А. С. (2017). Влияние эмоций на обучение и память. Границы в психологии, 8 , 1454.
  • Уортингтон, Э. (2001). Пять шагов к прощению: искусство и наука прощения. Великобритания: Корона.

Психологических мероприятий | Психология | Университет Свободы

События в этом списке являются утвержденными занятиями по психологии для всех классов психологии.Одно занятие можно отнести к нескольким классам. Для занятий, не перечисленных здесь, пожалуйста, получите одобрение своего профессора перед посещением. Ниже приведена форма психологической деятельности, с помощью которой можно сообщить обо всех своих психологических занятиях.

Одобрение деятельности PSYC

Психологическая деятельность должна быть одобрена заведующим кафедрой. Пожалуйста, заполните форму утверждения, если вы хотите, чтобы какое-либо действие было рассмотрено для утверждения. Все запросы на психологические мероприятия должны подаваться через форму не менее чем за десять дней до мероприятия, чтобы дать необходимое время для рассмотрения и утверждения мероприятия как психологического мероприятия.


Участвуйте в исследованиях

Участие в психологических мероприятиях Microsoft Teams

В соответствии с текущими рекомендациями университетов по соблюдению протоколов безопасности COVID, ВСЕ психологические мероприятия будут проводиться в Microsoft Teams. Пожалуйста, войдите в Группу команды Psychology Events, чтобы посетить эти синхронные мероприятия.

Февраль

Семинар Центра академического успеха — Проверьте свои слепые пятна: метапознание и критическое мышление
  • Дата: 9 февраля 2021 г.
  • Место: DeMoss Hall, комната 1284
  • Время 5-6 р.м.
  • Советник факультета: Дэн Беркенкемпер
  • Описание: В этой презентации объясняется эффект Даннинга-Крюгера и важность метапознания. Мы также обсудим эффективные стратегии обучения для улучшения вашего метапознания.

«Почему мировоззрение имеет значение: интеграция и поведенческие науки», представленный д-ром Дэвидом Дженкинсом
  • Дата: 11 февраля 2021 г.
  • Место: DeMoss Hall, комната 4412
  • Время: 6: 30-7: 30 п.м.
  • Советник факультета: д-р Дэвид Дженкинс
  • Описание: Христианское мировоззрение, основанное на Библии, необходимо для нашего понимания того, что значит быть человеком. Представлена ​​модель образа Бога, которая проясняет некоторые значения теории, исследований и практики для специалистов в области поведенческих наук.

9 марта 1067

Вы умнее специалиста по PSYC?
  • Дата: 8 марта
  • Время: 6: 30-7: 30
  • Расположение: Microsoft Teams — см. Ссылку выше.
  • Советник факультета: д-р Мэрилин Гадомски
  • Описание упражнения (может быть изменено): Psi Chi проводит мероприятие, на котором студентов поощряют проверять свое психологическое образование с помощью викторины Kahoot, которая будет включать в себя вопросы по диагностике, общие вопросы по психологии и викторины профессора. Студенты будут отключать свои телефоны или смарт-устройства, пока Kahoot отображается на проекторе. Мероприятие будет в первую очередь проводить Мэри Джо.

«

Жизнеутверждающее служение, предлагающее надежду и исцеление при незапланированной беременности», представленная Сьюзан Кэмпбелл, исполнительным директором Центра беременности Блу-Ридж.
  • Дата: 9 марта 2021 г.
  • Время: 6: 30-7: 30 п.м.
  • Расположение: Microsoft Teams — см. Ссылку выше.
  • Советник факультета: TBA
  • Описание: Наша миссия в Центре беременности Блу-Ридж заключается в том, что мы существуем, чтобы спасать жизни и утешать тех, кто пострадал от незапланированной беременности, в то же время продвигая Евангелие Иисуса Христа.

«Враг на экране: безопасность в кибермире», представленный доктором Джанет Браун и шерифом Майком Брауном
  • Дата: 18 марта 2021 г.
  • Время: 6: 30-7: 30 п.м.
  • Расположение: Microsoft Teams — см. Ссылку выше.
  • Руководитель факультета: доктор Джанет Браун
  • Описание: Считаете ли вы, что вы умнее и технически подкованы, чем сексуальные хищники в Интернете? Угадай еще раз и приступай к этой психотерапевтической деятельности!

Психология Pixar
  • Дата: 22 марта
  • Время: 18:30
  • Предпочтительное расположение: Microsoft Teams — см. Ссылку выше.
  • Советник факультета: д-р Мэрилин Гадомски
  • Описание занятия (может быть изменено): Psi Chi организует мероприятие, на котором студенты узнают об осведомленности о психическом здоровье, посмотрят фильм «Душа» (проголосовали студенты через Instagram) и найдут время для обсуждения психологии и / или любого другого. вопросов.Также будет обсуждаться развитие личности, а также д-р Нокс или д-р Сайтс будут участвовать в обсуждении и делиться мнениями.

9 апреля 1067

Панель культурных перспектив
  • Дата: 12 апреля
  • Время: 18:30 — 19:30
  • Предпочтительное расположение: Microsoft Teams — см. Ссылку выше.
  • Советник факультета: д-р Мэрилин Гадомски
  • Описание мероприятия (может быть изменено): Psi Chi проводит мероприятие, на котором студенты услышат различные взгляды на текущие проблемы, культуру и разнообразие в условиях христианского университета.Мы свяжемся с профессорами / преподавателями, чтобы узнать, кто из них хотел бы участвовать в Группе, и могли бы предложить уникальный взгляд на вышеуказанные темы. Ближе к концу мероприятия будет создан опрос в Instagram, где студенты смогут отправлять любые вопросы группе.

Семинар Центра академического успеха — Съешьте эту лягушку: преодоление промедления
  • Дата: 13 апреля 2021 г.
  • Расположение: Microsoft Teams — см. Ссылку выше.
  • Время 17-18.00
  • Советник факультета: Дэн Беркенкемпер
  • Описание: Эта презентация обращается к одному из злейших врагов студентов колледжа — к прокрастинации! Мы поможем вам изучить ваши привычки в учебе и дадим советы, которые помогут преодолеть вредные привычки, развить новые привычки и стать хозяином своего собственного календаря!

Психология Данди
  • Дата: 19 апреля
  • Время: 10:30
  • Предпочтительное расположение: Microsoft Teams — см. Ссылку выше.
  • Советник факультета: д-р Мэрилин Гадомски
  • Описание занятия (может быть изменено): Psi Chi проводит мероприятие, на котором студенты соберутся, чтобы иметь возможность оценить наш факультет и поблагодарить тех, кто уходит на пенсию. Профессора, которые не могут присутствовать физически, присоединятся через Teams.

Нужна работа или стажировка? представила Одра Копп из Центра карьеры
  • Дата: 20 апреля 2021 г.
  • Расположение: Microsoft Teams — см. Ссылку выше.
  • Время: 18: 30-19: 30.
  • Советник факультета: TBA
  • Описание: В этой презентации будут рассмотрены необходимые шаги, необходимые для получения ведущей работы или стажировки в области поведенческих наук. Основные моменты будут охватывать изучение карьерных путей, составление резюме, налаживание контактов с работодателями и то, как LU Career Services может помочь во всем процессе поиска.

Познакомьтесь с новым Psy.D. Программа: что нужно, чтобы стать клиническим психологом

  • Дата: 21 апреля 2021 г.
  • Расположение: Microsoft Teams — см. Ссылку выше.
  • Время 18: 00-19: 00.
  • Консультанты факультета: Drs. Гэри Сибси, Тимоти Барклай и Дэвид Дженкинс,
  • Описание: У вас есть вопросы о получении Psy.D. степень в области клинической психологии? Это событие, которое стоит посетить. Наши три директора проведут вас через все тонкости работы программы и вдохновят вас на достижение ваших целей, чтобы войти в эту захватывающую область.

Если у вас есть предложения, пишите по адресу [email protected]

границ | Взаимосвязь между окружающей средой физической активности, природой, тревожностью и психологическим благополучием: польза от регулярных физических упражнений

Введение

В последние годы появляется все больше свидетельств того, что время, проведенное на природе, улучшает психологическое здоровье и благополучие (Pretty, 2004; Bowler et al., 2010; Шанахан и др., 2016). Например, Чанг и Чен (2005) обнаружили, что виды из окна на природу и комнатные растения связаны с поведением, связанным с низким уровнем тревожности. Напряжение и тревога увеличивались, когда из окон убирались виды на природу и комнатные растения. Weinstein et al. (2009) обнаружили, что воздействие естественной окружающей среды улучшает заботливое поведение и психологическое благополучие. Митчелл (2013) обнаружил связь между регулярным использованием естественной среды для проведения досуга и более низким риском проблем с психическим здоровьем.Однако связь между природной средой и результатами для здоровья может быть более сложной, чем предполагалось изначально (Ward Thompson and Aspinall, 2011; Mitchell, 2013). Во многих предыдущих исследованиях измерялась краткосрочная польза от вмешательств в области физической активности в естественной среде, и мало что известно о прежних привычках участников к физической активности. Это исследование было направлено на изучение влияния физической активности на психологическое здоровье и благополучие тех, кто уже выполняет рекомендованные еженедельные физические нагрузки.

Роль физической активности в природе

Преимущества физической активности на природе, такой как прогулки в лесу, садоводство и занятия на свежем воздухе, хорошо задокументированы (Pretty et al., 2007; Page, 2008; Ryan et al., 2010; Pasanen et al., 2014). ; Пассмор, Хауэлл, 2014). Физическая активность на природе связана с улучшением настроения (Hartig et al., 2003), улучшением способности внимания (Berman et al., 2008) и когнитивных способностей (Berman et al., 2012). Например, Райан и др.(2010) определили, что присутствие природы во время ходьбы опосредует жизнеспособность. Pretty et al. (2007) обнаружили, что такие физические нагрузки, как верховая езда, прогулки, езда на велосипеде, рыбалка и природоохранные мероприятия, привели к значительному повышению самооценки и общему нарушению настроения. Hartig et al. (2003) обнаружили, что по сравнению с ходьбой в городских условиях ходьба на природе улучшает положительные эмоциональные и когнитивные результаты. Пассмор и Хауэлл (2014) исследовали влияние двухнедельной физической активности на природе на эвдемоническое (значение и самореализацию) и гедоническое (получение удовольствия и избегание боли) благополучие.Они обнаружили, что как эвдемоническое благополучие, так и гедонический тон улучшились после 2-недельного вмешательства. Mayer et al. (2009) провели исследование, в котором сравнивали 15-минутную прогулку на природе с аналогичной прогулкой в ​​городской среде. Эмоциональное благополучие улучшалось благодаря действию на природе по сравнению с городскими условиями.

Хотя многие исследования, в которых изучались преимущества физической активности на природе для психологического здоровья и благополучия, были сосредоточены на улучшении положительных результатов, в некоторых исследованиях рассматривалась польза зеленых упражнений для уменьшения психологического дискомфорта, такого как стресс и беспокойство.Тревога классифицируется как состоящая из двух различных аспектов. Состояние тревоги описывает временную тревогу, испытываемую в прямой связи с непосредственным восприятием угрозы. Тревожность — это относительно прочная характеристика, которая лежит в основе интенсивности и тенденции к реакциям состояния тревоги (Spielberger and Reheiser, 2009). Высокая тревожность может определять возникновение состояния тревожности. Исследования, в которых изучалась взаимосвязь между тревогой и зелеными упражнениями, были сосредоточены на преимуществах коротких периодов зеленых упражнений на состояние тревожности и обнаружили, что экологичность окружающей среды во время тренировки с большей вероятностью будет связана с уменьшением состояния тревожности, чем упражнения на ее улучшение. собственные (Mackay, Neill, 2010).Регулярные упражнения также были связаны с более низким уровнем тревожности (Paluska and Schwenk, 2000), и в результате исследователи предположили, что участие в регулярных физических упражнениях, вероятно, связано с низким уровнем тревожности (Pretty et al., 2007; Martyn). и Браймер, 2016). Исследования также показали, что природа может помочь справиться со стрессом и уменьшить его последствия, которые, если они хронические, могут привести к тревоге (Vyas et al., 2004). Например, исследования показали, что даже один приступ физической активности в естественной среде может иметь долгосрочные преимущества при стрессе (Park et al., 2010; Корпела и др., 2014; Такаяма и др., 2014). Эти исследования показывают, что природа может уменьшить потенциальные долгосрочные вредные последствия хронического стресса и препятствовать тому, чтобы стресс мог привести к тревоге.

Однако, несмотря на количество исследований, показывающих улучшение психологического здоровья и благополучия за счет физических нагрузок, точная роль и влияние окружающей среды в этом процессе все еще остаются неясными (Karmanov and Hamel, 2008; Kjellgren and Buhrkall, 2010; Кенигер и др., 2013; Brymer et al., 2014; Yeh et al., 2016b). Например, Martens et al. (2011) исследовали влияние дикой природы по сравнению с ухоженной лесной средой и обнаружили, что благополучие, положительное влияние и отрицательное влияние показывают более сильные положительные изменения в состоянии ухоженного леса. Это предполагает, что выгоды, получаемые от физической активности в природе, имеют эффект потолка, когда более доступная естественная среда более подходит для усиления положительного воздействия и благополучия, чем дикая среда.Лоурейро и Велозу (2014) обнаружили, что для регулярно выполняющих физические упражнения сочетание упражнений на открытом воздухе и в помещении в значительной степени связано с положительным эффектом и благополучием, предполагая, что для регулярно выполняющих физические упражнения наибольшее влияние на психологическое благополучие может быть физическая активность. Kerr et al. (2006) сравнили лабораторные и естественные условия эмоций бегунов-любителей и бегунов-спортсменов и обнаружили, что оба условия способствовали одинаковому положительному воздействию. Kerr et al. пришли к выводу, что важность условий для упражнений для регулярно выполняющих упражнения может быть переоценена.

Исследования показали, что даже один приступ физической активности умеренного уровня имеет значительную пользу для психологического здоровья и благополучия (Ekkekakis et al., 2000). Поскольку в большинстве исследований, оценивающих преимущества зеленой среды для упражнений, не установлено, соблюдают ли участники в настоящее время рекомендации по физической активности, вполне возможно, что результаты отражают рост физической активности, а природа обеспечивает приятную среду, в которой участники могут регулировать физическую активность в умеренных количествах. до приятных уровней.Природа, как и музыка, может быть одним из многих возможных способов отвлечь внимание на приятные раздражители (Yeh et al., 2016a). И, как и музыка, индивидуальные различия в получателе могут повлиять на эффективность вмешательства природы. В самом деле, один размер может не подходить всем; например, может случиться так, что на преимущества, обнаруженные в исследованиях на сегодняшний день, влияет психологическое состояние участников. Возможно, важным фактором является их опыт связи с природой (Martyn and Brymer, 2016).

Роль связи с природой

Ряд исследований, посвященных изучению преимуществ природы для здоровья, начинает показывать, что индивидуальные различия в аффективных, когнитивных и экспериментальных связях с миром природы влияют на обнаруженные преимущества (Зеленский и Нисбет, 2012). Например, Zhang et al. (2014) обнаружили положительную взаимосвязь между индивидуальным опытом связи с природой и удовлетворенностью жизнью и высокой самооценкой. Исследование, проведенное Cervinka et al.(2011) обнаружили связь между психологическим благополучием и чувством связи с природой. Они также обнаружили значительную положительную корреляцию между связью с природой и жизненной силой. Мартин и Браймер (2016) обнаружили, что связь с природой (природа) в значительной степени коррелировала с более низкими уровнями общей тревожности, когнитивной тревожности состояния и когнитивной тревожности, связанной с особенностями. Кроме того, Мартин и Браймер (2016) продемонстрировали, что родство с природой (в частности, опыт родства с природой) значительно предсказывает более низкие уровни тревожности, тем самым устанавливая важную связь между родством с природой и тревогой.Однако физическая активность здесь не рассматривалась как способствующий фактор. Результаты этих исследований показывают, что взаимодействие человека с природой и связь с ней могут быть важным фактором при изучении воздействия физической активности в естественной среде. Исследование, проведенное в Португалии с участием регулярно занимающихся физическими упражнениями, показало, что преимущества для хорошего самочувствия для тех, кто совмещает занятия на открытом воздухе и в помещении, основаны на чувстве связи с природой (Loureiro and Veloso, 2014). Как указывалось ранее, физическая активность на открытом воздухе может вызывать положительные психологические реакции, однако личный опыт связи с миром природы может быть ключевым фактором в этих отношениях.Однако ни одно исследование не оценивало одновременно влияние связи с природой и физической активностью на открытом воздухе на результаты психологического здоровья.

Настоящее исследование направлено на изучение роли среды физической активности в связи с природой, положительным психологическим здоровьем и тревогой у регулярно занимающихся спортом. Кроме того, это исследование было направлено на расширение работы Мартина и Браймера (2016) путем оценки вклада среды упражнений в установившуюся взаимосвязь между природой и тревогой.Были выдвинуты две гипотезы: (1) Люди, которые регулярно занимаются физической активностью на природе, будут иметь более высокий уровень благополучия и более низкий уровень тревожности, чем те, кто регулярно занимается физической активностью в помещении (2) Природная связь (NR) и Физическая активность на открытом воздухе положительно повлияет на самочувствие и / или уровень тревожности.

Метод

Участников

Участников ( N = 262) составили 102 мужчины и 160 женщин в возрасте от 18 до 71 года ( M = 34.5, SD = 13,1). Критерии включения в исследование заключались в том, что участники были взрослыми (19–64 лет) и соответствовали рекомендациям по физической активности, рекомендованным главным врачом Великобритании (150 минут физической активности в неделю). Набор персонала включал отправку стандартного электронного письма с просьбой добровольцев принять участие в исследовании, посвященном психологическому опыту, полученному в результате физической активности в различных средах, через социальные сети (например, facebook) и профессиональные сети (например, в Facebook).g., linkedin, студенческие службы университета первого автора) в Великобритании и за рубежом. Участников набирали на основе их обычных привычек к занятиям спортом, а не их отношения к миру природы. Участие не было связано с компенсацией. Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями этической процедуры Манчестерского Метрополитенского университета, одобренной этическим комитетом Манчестерского Метрополитенского университета с письменного информированного согласия всех участников.Все участники дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Все участники признали, что им больше 18 лет, и дали свое согласие перед заполнением онлайн-опроса.

Материалы

Онлайн-опрос был разработан с использованием признанного бесплатного веб-инструмента разработки опросов. Обследование включало раздел, посвященный демографии, вопросам о выборе физической активности, среде, в которой эта деятельность осуществляется, а также проверенных показателях психологического здоровья и благополучия.В вопросах физической активности участникам предлагалось указать свою основную физическую активность и вопросы об окружающей среде: (1) открытый вопрос, в котором участникам задавалось, где они выполняли выбранную физическую активность, и (2) была ли окружающая среда центральной для их физической активности по выбору. Было предложено три варианта окружающей среды, и участникам было предложено выбрать один из трех вариантов: в помещении, на открытом воздухе, где природа второстепенна для опыта (случайное означает, что природный мир не важен для опыта), или на открытом воздухе, где природа играет центральную роль в опыте. опыт (центральное значение, когда естественная среда важна и важна для опыта).

Были использованы три существующие количественные шкалы: шкала естественного родства (NRS) (Nisbet et al., 2009), раздел признаков Государственного реестра признаков когнитивной и соматической тревожности (STICSA) (Ree et al., 2008) и Шкала психологического благополучия (PWB) (Ryff, 1989). NRS — это шкала из 21 пункта, которая измеряет эмоциональные, когнитивные и физические отношения человека с миром природы. NRS состоит из трех подшкал: подшкалы с 8 пунктами «Я», которая измеряет личную связь с природой, подшкалы с 7 пунктами «перспектива», которая измеряет внешнее мировоззрение природы, и подшкалы с 6 пунктами «опыт», которая измеряет физическое знакомство. с природой (Nisbet et al., 2009). Каждая подшкала использует 5-балльную шкалу Лайкерта в диапазоне от 1 ( категорически не согласен, ) до 5 ( полностью согласен, ). Общая оценка рассчитывается путем усреднения всех 21 пункта (после обратной оценки соответствующих пунктов), при этом более высокие оценки указывают на более сильную связь с природой. Нисбет и Зеленский (2013) обнаружили, что NR коррелирует с поведением, масштабами окружающей среды и частотой времени в природе, что подтверждает надежность и обоснованность NRS. Альфа Кронбаха указывает на удовлетворительную внутреннюю надежность общей шкалы NR, α = 0.87. Для подшкал альфа была удовлетворительной для опыта родства с природой (NRexp; α = 0,70) и самости по отношению к природе (NRself; α = 0,87). Альфа была ниже 0,7 с точки зрения родства с природой (NRpers; α = 0,60), но это все еще можно считать предельной надежностью (Hair et al., 2006).

Половина характеристик STICSA состоит из 21-балльной шкалы, где каждый элемент оценивается по 4-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от 1 (, совсем не ) до 4 (, очень похоже, ). STICSA дает оценку от 42 до 168, причем более высокие баллы указывают на более высокую тревожность (Ree et al., 2008). Шкала оценивает общее состояние настроения человека и прогнозирует ситуации, в которых разные люди будут проявлять повышенную тревожность (Ree et al., 2008). В рамках шкалы тревожности по признакам тревожность затем подразделяется на две субшкалы, состоящие из 11 соматических и 10 когнитивных элементов. Соматическая тревожность относится к физическим симптомам, которые обычно наблюдаются, таким как головокружение, напряжение и учащенное сердцебиение. Когнитивная тревожность — это общее чувство беспокойства, беспокойства и вторжения неприятных мыслей.Альфа Кронбаха сообщила об удовлетворительной внутренней согласованности для общего STICSA (α = 0,90), для тревожности соматических признаков (SOManx; α = 0,81) и для тревожности по когнитивным признакам (COGanx; α = 0,89).

Шкала психологического благополучия, разработанная Риффом (1989), представляет собой шкалу из 42 пунктов, каждый из которых оценивается по 6-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от 1 ( категорически не согласен, ) до 6 ( полностью согласен, ). Анкета предназначена для оценки того, как люди воспринимают аспекты своего собственного функционирования, e.ж., считают ли они, что то, что они делают в жизни, имеет смысл (Abbot et al., 2006). Шкала состоит из шести отдельных измерений: автономия, владение окружающей средой, личностный рост, позитивные отношения с другими, цель в жизни и принятие себя (Ryff, 1995). Каждое измерение представляет собой отдельный аспект психологического благополучия. Альфа Кронбаха сообщила об удовлетворительной внутренней надежности автономии (α = 0,73), личностного роста (α = 0,70), позитивных отношений (α = 0,75), цели в жизни (α = 0,70) и принятия себя (α = 0.86). Мастерство в окружающей среде было ниже 0,7 (α = 0,60), но это все еще можно считать предельной надежностью (Hair et al., 2006).

Статистический анализ

Специальные аналитические стратегии были использованы для проверки гипотез исследования. Во-первых, была рассчитана описательная статистика для изучения средних значений, стандартного отклонения и допущений среди переменных исследования. Затем целью было оценить, имеют ли люди, которые регулярно занимаются физической активностью на природе, более высокий уровень благополучия, меньшую тревожность и большую привязанность к природе, чем у тех, кто регулярно занимается физической активностью в помещении (гипотеза первая).Были использованы три отдельных MANOVA; первая была сосредоточена на результатах тревожности (COGanx и SOManx), вторая — на результатах благополучия (автономия, владение средой, личностный рост, позитивные отношения, цель в жизни, самопринятие), а третья — на родство с природой (NRself, NRpers и NRexp) по отношению к типам окружающей среды физической активности (внутренняя, внешняя случайная и открытая центральная). Перед анализом пять участников были удалены из набора данных из-за экстремальных показателей (т.е. z имеет значение меньше -3,25 и / или больше 3,25; Табачник и Фиделл, 2001), в результате чего окончательная выборка составила 257. Первоначальный анализ с использованием критерия Колмогорова-Смирнова показал, что данные не были нормально распределены. Учитывая, что этот тест может быть чрезмерно чувствительным с относительно большими образцами (Peat and Barton, 2005), также были исследованы асимметрия и эксцесс, при этом некоторые значения выходили за пределы рекомендуемого интервала от -2 до +2, что указывает на искажение данных (Byrne, 2010). Чтобы компенсировать эту особенность данных, использовалась самозагрузка, которая включала повторную выборку и замену исходного набора данных 1000 раз перед повторным запуском MANOVA.Бутстрапирование часто используется в исследовательских ситуациях с ненормальными данными, и было показано, что он эффективен для создания точных доверительных интервалов для средних значений (см. Wang, 2001). Метод исправления смещения использовался для корректировки оценок параметров, стандартных ошибок и размеров эффекта.

Чтобы проверить, влияют ли природные факторы (NR) и физическая активность на открытом воздухе на тревожность и / или благополучие (гипотеза вторая), после изучения корреляций нулевого порядка была использована серия иерархических регрессий.Иерархический формат был построен таким образом, чтобы расширить предыдущую работу Мартина и Браймера (2016); в частности, путем включения факторов NR для NRself, NRpers и NRexp на первом этапе регрессии в качестве предикторов тревоги (COGanx и SOManx). На втором этапе была включена среда физической активности (с использованием фиктивного кодирования), а на третьем этапе были включены аспекты благополучия (автономия, владение средой, личностный рост, позитивные отношения, цель в жизни, принятие себя).Включение аспектов физической активности и благополучия на последних этапах анализа позволило оценить, внесли ли эти переменные значительный вклад в установившуюся взаимосвязь НР-тревожность Мартина и Браймера (2016). На этапе корреляции были изучены аспекты благополучия по отношению к НР и тревоге. Чтобы учесть ненормальность при вычислении корреляций и иерархических регрессий, был использован бутстрэппинг с 1000 повторных выборок.

Результаты

В таблице 1 представлена ​​описательная статистика подшкал NR, STICSA и благополучия, а также сводная статистика физической активности участников.В окончательной выборке закрытая группа включала 92 участника (38 мужчин, 54 женщины) в возрасте от 17 до 70 лет ( M = 33,86, SD = 12,86). Случайная группа на открытом воздухе состояла из 71 участника (32 мужчины, 39 женщин) в возрасте от 18 до 63 лет ( M = 36,85, SD = 13,44). Центральная группа на открытом воздухе включала 94 участника (30 мужчин, 64 женщины) в возрасте от 18 до 71 года ( M = 33,04, SD = 12,63). Более высокий NR был очевиден для центральной физической активности на открытом воздухе по сравнению с побочной физической активностью в помещении и на улице.По сравнению с выборкой из 305 студентов университета (Martyn and Brymer, 2016), участники в целом получили более низкие баллы по группам окружающей среды для NRself (центральный внешний вид M = 3,34, случайное происшествие на открытом воздухе M = 3,16, в помещении M = 3,17, по сравнению с М = 3,74). Для NRpers выборочные оценки были сопоставимы с Martyn и Brymer (2016) для обеих групп на открытом воздухе (центральная улица M = 3,92, случайная оценка вне помещения M = 3,83 по сравнению с M = 3.98), но были ниже для помещений ( M = 3,73). Аналогичным образом, для NRexp, выборочные оценки были сопоставимы для обеих групп на открытом воздухе (центральная улица M = 3,67, случайная наружная температура M = 3,56, по сравнению с M = 3,70) и была ниже для помещений ( M = 3,37). ).

Таблица 1. Описательная статистика весов, типа физической активности и продолжительности физической активности для каждой группы окружающей среды ( N = 257).

Более высокий уровень тревожности был очевиден при физической активности в помещении, тогда как более низкий уровень тревожности был очевиден при случайной физической активности на открытом воздухе. По сравнению с нормативными данными STICSA ( N, = 278; Grös et al., 2007) участники набрали одинаковые баллы по COGanx для всех групп окружающей среды (центральная улица M = 19,12, случайная наружная температура M = 17,12, внутренняя M = 19,30, по сравнению с M = 17,20). Участники набрали более низкие баллы по SOManx в группе случайных событий на открытом воздухе по сравнению с нормативными данными ( M = 15.95 по сравнению с M = 17,10), но это не относится к центральному внешнему пространству ( M = 17,06) или внутри помещения ( M = 18,17).

Показатели благополучия не сильно различались в трех средах физической активности и были аналогичны нормативным данным (Widdowson et al., 2016). Что касается физической активности, основным видом активности, зарегистрированным для группы в помещении (62%), были упражнения в тренажерном зале (включая силовые тренировки, пауэрлифтинг, круговые тренировки, занятия в тренажерном зале).Для групп на открытом воздухе случайных и центральных групп на открытом воздухе основной физической активностью был бег, с более высокой частотой, зарегистрированной для случайных групп на открытом воздухе (44% по сравнению с 35%). Большинство участников из разных сфер деятельности сообщили, что они занимаются своей основной деятельностью более 120 минут в неделю. Ответы на продолжительность основной деятельности варьировались от минимум 5 месяцев (силовые тренировки; группа в помещении) до 35 лет (верховая езда; центральная группа на открытом воздухе). Интересно, что обычно сообщалось о меньшей продолжительности основных занятий в помещении по сравнению с основными видами деятельности на открытом воздухе.

Гипотеза первая: Связь с природой, тревога и благополучие как функция различных сред физической активности

Применение MANOVA с бутстреппингом выявило значительный основной эффект активности на тревожность, λ Вилкса = 0,95, F (4, 506) = 2,84, p = 0,024, η p 2 = 0,02 (размер небольшого эффекта). Тест Левена не был значимым для COGanx и SOManx ( p = 0,150 и p = 0.127 соответственно), как и M Бокса ( p = 0,085), что указывает на однородность ковариационных матриц (Stevens, 2002). Тесты эффектов между субъектами выявили значительные различия для активности и SOManx, F (2, 254) = 4,92, p = 0,008, η p 2 = 0,04 (небольшой размер эффекта). Оценки Bootstrap с использованием физической активности в помещении в качестве эталонной категории показали, что участники, участвующие в побочной физической активности на открытом воздухе, имели значительно более низкий SOManx, чем участники, участвующие в физической активности в помещении, BCa 95% ДИ -3.42 до -0,99, p = 0,002. Не наблюдалось значительных различий для центральной физической активности на открытом воздухе по сравнению с физической активностью в помещении.

MANOVA с бутстрэппингом сообщил об отсутствии значительного основного влияния активности на аспекты благополучия, λ Уилкса = 0,95, F (12, 498) = 1,08, p = 0,373, η p 2 = 0,02. Кроме того, не наблюдалось значительных эффектов между субъектами в отношении аспектов активности и благополучия.Тест Левена не был значимым для всех переменных благополучия, как и М Бокса ( p = 0,051). Оценки начальной загрузки не сообщаются из-за отсутствия основного эффекта. MANOVA с бутстреппингом выявил значительный основной эффект активности на NR, λ Вилкса = 0,94, F (6, 504) = 2,38, p = 0,028, η p 2 = 0,03 ( небольшой размер эффекта). Тест Левена не был значимым для всех переменных NR, как и М Бокса ( p = 0.116). Тесты эффектов между субъектами выявили значительные различия для активности и NRexp, F (2, 254) = 3,82, p = 0,023, η p 2 = 0,03 (небольшой размер эффекта). Оценки Bootstrap с физической активностью в помещении в качестве эталонной категории показали, что участники, занимающиеся центральной физической активностью на открытом воздухе, имели значительно более высокий NRexp, чем участники, занимающиеся физической активностью в помещении, BCa 95% CI от 0,07 до 0.50, p = 0,016. Не наблюдалось значительных различий для случайной физической активности на открытом воздухе по сравнению с физической активностью в помещении для NRexp.

Гипотеза вторая: родство с природой, тип физической активности и благополучие как предикторы тревоги

Корреляции между общим количеством NR, подшкалами NR, суммой STICSA, подшкалами STICSA и аспектами благополучия были исследованы с использованием метода двумерного бутстрапа для компенсации ненормальности (Rasmussen, 1987). Результаты для каждой корреляции показаны в таблице 2.Были обнаружены значимые отрицательные корреляции между общим значением NR, NRexp и NRself с исходами тревожности. Кроме того, все аспекты благополучия значительно отрицательно коррелировали с исходами тревоги. Только подшкала благополучия автономии имела значительную положительную корреляцию с NR, в частности NRexp, r (255) = 0,13, BCa 95% CI от 0,01 до 0,25, p = 0,044.

Таблица 2. Коэффициенты корреляции для шкал и подшкал с соответствующим 95% BCa CI ( N = 257).

Допущения коллинеарности, гомоскедастичности, независимости ошибок и отсутствия выбросов были оценены до анализа иерархической регрессии без каких-либо заметных проблем. Первая иерархическая регрессия с бутстреппингом изучала NR (стадия 1), физическая активность в помещении (стадия 2) и аспекты благополучия (стадия 3) как предикторы SOManx. На этапе 1 было получено значение R 2 , равное 0,05, что составляет 5% дисперсии тревожности. Однако модель была значимой: F (3, 253) = 4.56, p = 0,004. Этап 2 значительно улучшился по сравнению с этапом 1 за счет включения физической активности в помещении ( F изменение = 5,05, p = 0,026) и составил 7% дисперсии тревожности. Включение аспектов благополучия на этапе 3 значительно улучшило предсказательную силу регрессии ( F изменение = 9,57, p <0,001), при этом модель составляет 24,6% дисперсии тревожности. Оценки Bootstrap показали, что на этапе 3 физическая активность в помещении значительно предсказывала более высокий SOManx ( B = 1.24, BCa 95% CI от 0,17 до 2,33, p = 0,024), а аспект автономии благополучия значительно предсказал более низкий SOManx ( B = –0,12, BCa 95% CI от –0,24 до –0,02, p = 0,026). Интересно, что до этапа 2 NRexp значительно предсказал более низкое SOManx ( B = –1,35, BCa 95% CI от –2,39 до –0,21, p = 0,012).

Вторая иерархическая регрессия с бутстрэппингом изучала NR (стадия 1), центральная физическая активность на открытом воздухе (стадия 2) и аспекты благополучия (стадия 3) как предикторы SOManx.Как и в случае с первой иерархической регрессией, на этап 1 приходилось 5% дисперсии в SOManx ( R 2 = 0,05). Включение центральной физической активности на открытом воздухе на этапе 2 не внесло значительного вклада в регрессионную модель ( F изменение = 0,06, p = 0,80). Включение благополучия на Этап 3 значительно улучшило регрессию в целом ( F изменение = 9,50, p <0.001), а окончательная модель объяснила 23% ( R 2 = 0,23) SOManx. Оценки Bootstrap показали, что на этапе 3 NRexp значительно предсказал более низкий SOManx ( B = -1,06, BCa 95% CI от -1,94 до -0,91, p = 0,036), а аспект автономии благополучия значительно снизился. SOManx ( B = -0,13, BCa 95% CI от -0,23 до -0,03, p = 0,024).

Третья иерархическая регрессия с бутстрэппингом изучала NR (стадия 1), случайная физическая активность на открытом воздухе (стадия 2) и аспекты благополучия (стадия 3) в качестве предикторов SOManx.На этап 1 приходилось 5% дисперсии в SOManx ( R 2 = 0,05). Включение случайной физической активности на открытом воздухе на этапе 2 существенно повлияло на регрессионную модель ( F изменение = 6,95, p = 0,009), при этом модель составляет 8% дисперсии в SOManx ( R ). 2 = 0,08). Включение благополучия на этапе 3 значительно улучшило регрессию ( F изменение = 9.12, p <0,001), а окончательная модель объяснила 25% ( R 2 = 0,25) SOManx. Оценки начальной загрузки на Этапе 3 показали, что случайное происшествие на открытом воздухе значительно предсказывало более низкий SOManx ( B = -1,27, BCa 95% ДИ от -2,42 до -0,14, p = 0,024). NRexp значительно предсказал более низкий SOManx ( B = -0,99, BCa 95% CI от -1,93 до -0,10, p = 0,045), а аспект автономии благополучия значительно предсказал более низкий SOManx ( B = -0 .12, BCa 95% CI от -0,24 до -0,02, p = 0,025) (см. Таблицу 3).

Таблица 3. Иерархическая регрессия, прогнозирующая соматическую тревогу на основе субшкал NR, случайной физической активности на открытом воздухе (кодируется манекеном) и субшкал благополучия ( N = 257).

Иерархический регрессионный анализ, изучающий NR, типы физической активности и благополучие по отношению к COGanx, не выявил каких-либо значительных эффектов на Этапе 1 или Этапе 2 для NR и типов физической активности.В целом, результаты MANOVA показывают, во-первых, что участники, которые занимались физической активностью на открытом воздухе (особенно случайной), имели значительно более низкий SOManx, чем участники, занимавшиеся физической активностью в помещении. Кроме того, участники, занимающиеся центральной физической активностью на открытом воздухе, имели значительно более высокий NRexp, чем участники, занимающиеся физической активностью в помещении. Иерархические регрессии показывают, что автономия, NRexp и физическая активность на открытом воздухе (особенно случайная) предсказывают более низкий SOManx, тогда как физическая активность в помещении предсказывает более высокий SOManx.Эти результаты расширяют предыдущую работу в этой области, выявляя дополнительный вклад видов физической активности и аспектов благополучия в ранее установленную взаимосвязь NR-тревога.

Обсуждение

Это исследование преследовало две основные цели; Во-первых, было исследовано влияние условий физической активности на самочувствие и личностную тревожность у регулярно занимающихся спортом. Вторая цель заключалась в исследовании взаимосвязи между природой, тревожностью и психологическим благополучием у людей, регулярно занимающихся физическими упражнениями.Были выдвинуты две гипотезы: (1) люди, которые регулярно занимаются физической активностью на природе, будут иметь более высокий уровень благополучия и более низкий уровень тревожности, чем те, кто регулярно занимается физической активностью в помещении, и (2) природная связь (NR). ) и физическая активность на открытом воздухе положительно повлияет на самочувствие и / или уровень тревожности. Полученные данные частично подтверждают первую гипотезу, указывая на то, что люди, которые регулярно занимались физической активностью на открытом воздухе, имели более низкий уровень соматической тревожности по сравнению с людьми, которые занимались физической активностью в помещении.Тем не менее, разница между средой для упражнений, в которой природа занимала центральное место в опыте, и внутренней средой была очевидной, но не значительной. Что касается второй гипотезы, результаты показывают, что хотя среда деятельности не оказывала влияния на аспекты благополучия, и только автономия была значимой по отношению к NR; NRexp, автономия и физическая активность на открытом воздухе предсказывали более низкую соматическую тревогу, тогда как физическая активность в помещении предсказывала более высокую соматическую тревогу.

В совокупности это исследование предоставляет дополнительные доказательства того, что чувство эмпирической связи с природой связано с некоторыми аспектами психологического благополучия и низкой соматической тревожностью. Это исследование также предполагает, что для людей, которые соответствуют руководящим принципам физической активности Великобритании для регулярной физической активности, присутствие естественного мира может не быть центральным детерминантом для самооценки уровней тревожности или психологического благополучия. То, как человек относится к миру природы и занятиям на открытом воздухе (даже если природа не играет ключевой роли), кажется более важным.

Что касается первой гипотезы, то результаты показывают, что у регулярно занимающихся физическими упражнениями не было различий в общих уровнях тревожности, когнитивной тревожности или психологическом благополучии во всех средах физической активности. Однако были различия в уровнях соматической тревожности. Хотя в предыдущих исследованиях сообщалось, что физическая активность в естественном мире приносит значительно больше психологической пользы, чем физическая активность в помещении (например, Passmore and Howell, 2014), результаты этого исследования показывают, что для людей, которые регулярно занимаются физическими упражнениями, среда немедленных упражнений минимальное влияние на уровень самочувствия, но может помочь снизить соматическое беспокойство.

Уровни психологического благополучия всех участников этого исследования соответствовали популяционным нормам. Регулярная физическая активность ассоциируется с положительным психологическим благополучием (Penedo and Dahn, 2005). Метаанализ, проведенный Пенедо и Даном (2005), пришел к выводу, что все виды упражнений полезны для ряда результатов физического и психологического благополучия. Регулярная физическая активность была связана с более высоким уровнем удовлетворенности жизнью, повышением качества ее результатов и повышением счастья по сравнению с теми, кто не занимается спортом (Stubbe et al., 2007). Предыдущие исследования, изучающие пользу для здоровья от природных упражнений, чаще всего были сосредоточены на краткосрочных мероприятиях по экологическим упражнениям с участниками, которые, возможно, не занимались регулярно. Это исследование показывает, что для тех, кто регулярно занимается физическими упражнениями, непосредственная физическая среда не кажется ключевым фактором, влияющим на благополучие. Результаты этого исследования аналогичны результатам, полученным Kerr et al. (2006), которые определили, что для обычных бегунов среда выполнения упражнений минимально связана с результатами благополучия.Однако богатый сенсорный опыт, предоставляемый природной средой, может по-прежнему служить желанным отвлечением или мотиватором для тех, кто изо всех сил пытается поддерживать регулярные упражнения, или для тех, кто хочет начать регулярные упражнения.

Регулярная физическая активность также долгое время ассоциировалась с более низким уровнем общей тревожности, независимо от таких факторов, как возраст и пол (Petruzzello et al., 1991; Scully et al., 1998; De Moor et al., 2006). В среднем уровни тревожности по признаку общей тревожности по признаку, когнитивной тревожности и соматической тревожности были сопоставимы с нормативными показателями тревожности для этой когорты и значительно ниже, чем в клинических популяциях.Средние показатели соматической тревожности были значительно ниже для случайной группы на открытом воздухе. Скорее всего, это связано с тем, что когорта в этом исследовании регулярно занималась физическими упражнениями. Независимо от типа используемого показателя тревожности (характеристика или состояние, самоотчет или поведенческий) или независимо от режима упражнений (интенсивность, время, тип), исследования неизменно сообщали о связи между более низкими показателями тревожности и регулярным участием в тренировках. физическая активность (Landers and Petruzzello, 1994; Anderson and Shivakumar, 2013).Анксиолитические эффекты регулярных физических упражнений при тревожном поведении сильнее и продолжительнее, чем у многих традиционных терапевтических процессов (Anderson and Shivakumar, 2013). Это особенно характерно для соматической тревожности, поскольку считается, что регулярные упражнения имитируют многие физиологические реакции на тревогу (например, учащенное сердцебиение, потоотделение, напряжение или слабость мышц и ощущение жара), делая их менее эффективными (Андерсон и Шивакумар, 2013). Тем не менее, значительно более низкие баллы, зарегистрированные для группы случайных занятий на открытом воздухе, и более низкие (но не статистически значимые) баллы для центральной группы на открытом воздухе могут быть связаны с комфортными тренировками при любой погоде и условиях.Возможно, занятия на открытом воздухе ассоциируются с более комфортными соматическими и сенсорными переживаниями. Как и в случае с благополучием, естественная среда может по-прежнему способствовать мотивации и действовать как отвлекающий фактор, который поощряет постоянное участие и, следовательно, анксиолитические преимущества регулярных упражнений.

Гипотеза 2 была частично подтверждена тем, что существовали отрицательные корреляции между NRtotal, NRexp и NRself и тревожностью, а также положительные корреляции между NRexp и подшкалой автономии для психологического благополучия.Подшкала измерения внешнего мировоззрения на природу (NRpers) не коррелировала с благополучием или тревогой. NRexp и автономия были значительно связаны с более низким уровнем тревожности. Другой момент, представляющий особый интерес, заключался в том, что, хотя уровни тревожности для этой когорты были аналогичны нормативным, неклиническим значениям, все же существовали значительные отрицательные корреляции между общей тревожностью по признаку и общей связью с природой, а также между когнитивной тревожностью по признаку, соматической тревожностью по признаку и общим показателем NR , NRexp и NRself.

Кроме того, NRexp, автономия и окружающая среда физической активности на открытом воздухе (особенно случайной) предсказывали более низкую соматическую тревогу, но не когнитивную тревогу. Эти результаты частично согласуются с предыдущими результатами, описанными Мартином и Браймером (2016), которые обнаружили, что NRexp предсказывает более низкую тревожность (хотя и когнитивную), тем самым устанавливая связь между NR и тревогой. Настоящее исследование способствует пониманию этой взаимосвязи, демонстрируя дополнительный эффект внешней физической среды и чувства автономии.В то время как регулярная физическая активность на открытом воздухе может быть полезной для прогнозирования снижения тревожности, ощущение себя частью природы и физический комфорт на природе могут иметь дополнительное влияние. Постоянные упражнения на природе могут не иметь большого значения, если участник чувствует себя частью природы, при условии, что он может заниматься спортом на открытом воздухе. Различия между результатами для NRexp, когнитивной черты и соматической тревожности, очевидные из этого исследования по сравнению с Martyn and Brymer (2016), могут быть связаны с тем, что у когнитивной и соматической тревожности разные предшественники.Когнитивная тревога больше связана с беспокойством и беспокойством, тогда как соматическая тревога связана с физическими симптомами тревоги, такими как бабочки в желудке. Действия, которые больше связаны со снижением когнитивной тревожности, скорее всего, имеют когнитивную природу, например, переосмысление мыслей. Те виды деятельности, которые, скорее всего, способствуют снижению соматической тревожности, скорее всего, ориентированы на использование тела, например, йога и физическая активность. Соматическая тревога предполагает телесный дискомфорт, такой как учащенное сердцебиение, потоотделение и мышечные изменения.Как отмечалось ранее, NRexp отражает физическое знакомство с миром природы даже с теми аспектами, которые неудобны, например, на улице в любую погоду, кемпинг в дикой природе, комары, смерть и разложение (Nisbet et al., 2009). Это предполагает, что высокий NRexp соответствует высокой склонности к стойкому физическому дискомфорту, и поэтому соматический ответ на тревогу может быть менее проблематичным.

Результаты, касающиеся автономии, интересны, и автономия может быть предиктором снижения тревожности, поскольку эта характеристика является синонимом чувства контроля.Действительно, исследования неизменно указывают на то, что чувство контроля связано с более низкой тревожностью в различных подгруппах населения (например, Fischer and Boer, 2011). Кроме того, недавние исследования показали, что автономия позволяет прогнозировать улучшение показателей психического здоровья людей, которые занимаются физической активностью в свободное время (Denovan and Macaskill, 2016), тем самым предполагая, что автономия потенциально усиливает благотворное влияние физической активности на результаты психического здоровья. , что могло произойти с участниками этого исследования.

Что касается отрицательной корреляции между тревогой и NRself, NRself отражает понимание того, что как личности мы являемся частью природы. Считается, что природа вознаграждает духовно. Недавние исследования обнаруживают тесную связь между духовными убеждениями и более низкими показателями тревожности (например, Boscaglia et al., 2005). Люди, принадлежащие к подкатегории NRself, считают себя частью природы и духовно связаны с природой. Это могло бы объяснить взаимосвязь между самим собой и тревожностью, связанной с низкими чертами характера.Практические и клинические последствия этого могут заключаться в попытке улучшить отношения людей с природой, чтобы повысить уровень их психологического благополучия.

Для этой когорты связь с природой связана с меньшим беспокойством, и физически комфортные тренировки на открытом воздухе кажутся важными. Поскольку физическая связь с природой часто вызывает чувство связи с природой (Martyn and Brymer, 2016), упражнения там, где природа связана с переживанием (даже случайно), вероятно, усиливают влияние связи с природой (NRexp) на уровни тревожности.

Ограничения

Перед тем как закончить, авторы признают, что в исследовании использовался поперечный дизайн. Таким образом, результаты, касающиеся наблюдаемых прогностических взаимосвязей между НР и физической активностью с тревогой, предоставляют только корреляционные доказательства. Хотя литература и результаты этого исследования подтверждают направление наблюдаемых взаимосвязей, для будущих исследований важно проводить лонгитюдные оценки, чтобы более полно изучить причинно-следственные связи между переменными.Кроме того, в этом исследовании использовались показатели самооценки, которые могут быть связаны с такими проблемами, как дисперсия общего метода и систематическая ошибка ответа. Наконец, в этом исследовании использовалась выборка с самостоятельным отбором. В результате, вполне возможно, что исследование в значительной степени привлекло участников, которые интересовались природой и регулярно занимались физическими упражнениями.

Заключение

Результаты этого исследования бросают вызов существующему мнению о том, что непосредственная среда, в которой происходят упражнения, является наиболее важным фактором для достижения результатов психологического благополучия.Напротив, результаты этого исследования показывают, что психологическое благополучие одинаково во всех средах упражнений. Тем не менее, как среда выполнения упражнений, так и отношения человека с природной средой важны в отношении уровней тревожности, а чувство связи с природой и физический комфорт в природе тесно связаны с автономией и более низкой тревожностью соматических черт. Будущие исследования должны быть нацелены на определение направления взаимоотношений НР и тревожности.Представленные здесь данные о взаимосвязи между NR, тревожностью и психологическим благополучием (в частности, автономией) действительно предлагают интригующую возможность того, что разработка вмешательств для улучшения NR также может быть полезна для улучшения самочувствия и снижения беспокойства.

Авторские взносы

Дизайн исследования EB, теоретическая направленность, анализ данных и разработка статей. EL Дизайн исследования, сбор данных, анализ данных, разработка статей. Теоретическая направленность ПК, разработка статей, анализ.Анализ данных AD, теоретические перспективы и разработка статей.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Эббот, Р. А., Плобидис, Г. Б., Хупперт, Ф. А., Кух, Д., Уодсворт, М. Е. Дж., И Краудас, Т. Дж. (2006). Психометрическая оценка и прогностическая достоверность пунктов психологического благополучия Риффа в когортной выборке женщин из Великобритании. Health Qual. Результаты жизни 4:76. DOI: 10.1186 / 1477-7525-4-76

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Берман, М. Г., Кросс, Э., Крпан, К. М., Аскрен, М. К., Берсон, А., Делдин, П. Дж. И др. (2012). Взаимодействие с природой улучшает познавательные способности и влияет на людей, страдающих депрессией. J. Affect. Disord. 140, 300–305. DOI: 10.1016 / j.jad.2012.03.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Boscaglia, N., Кларк, Д. М., Джоблинг, Т. В., и Куинн, М. А. (2005). Вклад духовности и духовного совладания с тревогой и депрессией у женщин с недавним диагнозом гинекологического рака. Внутр. J. Gynecol. Рак 15, 755–761. DOI: 10.1111 / j.1525-1438.2005.00248.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боулер Д. Э., Буюнг-Али Л. М., Найт Т. М. и Пуллин А. С. (2010). Систематический обзор доказательств дополнительной пользы для здоровья от воздействия естественной окружающей среды. BMC Public Health 10: 456. DOI: 10.1186 / 1471-2458-10-456

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браймер Э., Дэвидс К. и Маллабон Э. (2014). Понимание преимуществ физической активности на природе для психологического здоровья и благополучия: анализ экологической динамики. J. Ecopsychol. 6, 189–197. DOI: 10.1089 / eco.2013.0110

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бирн, Б. М. (2010). Моделирование структурных уравнений с помощью AMOS: основные концепции, приложения и программирование .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.

Google Scholar

Cervinka, R., Röderer, K., and Hefler, E. (2011). Счастливы ли любители природы? По различным показателям благополучия и связи с природой. J. Health Psychol. 17, 379–388. DOI: 10.1177 / 135

11416873

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чанг, К. Ю. и Чен, П. К. (2005). Реакция человека на виды из окон и комнатные растения на рабочем месте. Horticult. Sci. 40, 1354–1359.

Google Scholar

Де Моор, М. Х. М., Бим, А. Л., Стуббе, Дж. Х., Бумсма, Д. И., и Де Геус, Э. Дж. К. (2006). Регулярные упражнения, беспокойство, депрессия и личность: популяционное исследование. Пред. Med. 42, 273–279. DOI: 10.1016 / j.ypmed.2005.12.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Денован, А., Макаскилл, А. (2016). Справиться со стрессом, сопротивляемостью и отдыхом среди студентов университетов: применение теории «расширяйся и развивай». Студия досуга. 1–14. DOI: 10.1080 / 02614367.2016.1240220

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эккекакис П., Холл Э. Э., Ван Ландуйт Л. М. и Петруццелло С. Дж. (2000). Хождение в (аффективных) кругах: могут ли короткие прогулки усилить аффект? J. Behav. Med. 23, 245–275. DOI: 10.1023 / A: 1005558025163

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фишер Р., Боер Д. (2011). Что важнее для национального благосостояния: деньги или автономия? Мета-анализ благополучия, эмоционального выгорания и беспокойства в 63 странах. J. Pers. Soc. Psychol. 101, 164–184. DOI: 10.1037 / a0023663

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грёш Д. Ф., Энтони М. М., Симмс Л. Дж. И МакКейб Р. Э. (2007). Психометрические свойства опросника состояния-черты когнитивной и соматической тревожности (STICSA): сравнение с опросником состояния-черты тревожности (STAI). Am. Psychol. Доц. 19, 369–381. DOI: 10.1037 / 1040-3590.19.4.369

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

Волос, J., Андерсон, Р., Татам, Р., и Блэк, В. (2006). Многомерный анализ данных, 6-е изд. . Река Аппер Сэдл, штат Нью-Джерси: Prentice Hall.

Хартиг, Т., Эванс, Г. В., Джамнер, Л. Д., Дэвис, Д. С., и Гэрлинг, Т. (2003). Отслеживание восстановления в естественных и городских полевых условиях. J. Environ. Psychol. 23, 109–123. DOI: 10.1016 / S0272-4944 (02) 00109-3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карманов Д., Хамель Р. (2008). Оценка восстановительного потенциала современной городской среды: за пределами природы против дихотомии городов. Landsc. Градостроительный план. 86, 115–125. DOI: 10.1016 / j.landurbplan.2008.01.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кенигер, Л., Гастон, Г., Ирвин, К., Фуллер, Р. (2013). Каковы преимущества взаимодействия с природой? Внутр. J. Environ. Res. Общественное здравоохранение 10, 913–935. DOI: 10.3390 / ijerph20030913

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Керр, Дж., Фудзияма, Х., Сугано, А., Окамура, Т., Чанг, М., и Оноуха, Ф.(2006). Психологические реакции на упражнения в лабораторных и естественных условиях. Psychol. Спортивные упражнения. 7, 345–359. DOI: 10.1016 / j.psychsport.2005.09.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Kjellgren, A., и Buhrkall, H. (2010). Сравнение восстановительного эффекта естественной среды с эффектом смоделированной природной среды. J. Environ. Psychol. 30, 464–472. DOI: 10.1016 / j.jenvp.2010.01.011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Корпела, К., Бородулин, К., Неувонен, М., Паронен, О., и Тюрвяйнен, Л. (2014). Анализируем посредников между отдыхом на природе на природе и эмоциональным благополучием. J. Environ. Psychol. 37, 1–7. DOI: 10.1016 / j.jenvp.2013.11.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ландерс, Д. М., и Петруццелло, С. Дж. (1994). «Физическая активность, фитнес и беспокойство», в Physical Activity, Fitness, and Health , ред. К. Бушар, Р. Дж. Шепард и Т. Стивенс (Шампейн, Иллинойс: Human Kinetics), 868–882.

Лоурейро, А., Велозу, С. (2014). Физические упражнения на свежем воздухе, хорошее самочувствие и связь с природой. Биллинг. J. Environ. Psychol. 45, 299–304. DOI: 10.13140 / 2.1.1219.1526

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маккей, Дж. Дж., И Нил, Дж. Т. (2010). Влияние «зеленых упражнений» на состояние тревожности и роль продолжительности, интенсивности и экологичности упражнений: квазиэкспериментальное исследование. Psychol. Спортивные упражнения. 11, 238–245. DOI: 10.1016 / j.психспорт.2010.01.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартенс, Д., Гутчер, Х., Бауэр, Н. (2011). Прогулки по «диким» и «ухоженным» городским лесам: влияние на психологическое благополучие. J. Environ. Psychol. 31, 36–44. DOI: 10.1016 / j.jenvp.2010.11.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Майер, Ф. С., Франц, К. М., Брюльман-Сенекаль, Э. и Долливер, К. (2009). Почему природа полезна ?: роль связи с природой. Environ. Behav. 41, 607–643. DOI: 10.1177 / 0013

8319745

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Митчелл Р. (2013). Лучше ли физическая активность в естественной среде для психического здоровья, чем физическая активность в другой среде? Soc. Sci. Med. 91, 130–134. DOI: 10.1016 / j.socscimed.2012.04.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нисбет, Э. К., Зеленский, Дж. М., и Мерфи, С. А. (2009). Шкала взаимосвязи с природой: связь людей с природой с заботой об окружающей среде и поведением. Environ. Behav. 41, 715–740. DOI: 10.1177 / 0013

8318748

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Парк, Б. Дж., Цунэцугу, Ю., Касетани, Т., Кагава, Т., и Миядзаки, Ю. (2010). Физиологические эффекты Синрин-ёку (погружение в атмосферу леса или купание в лесу): данные полевых экспериментов в 24 лесах по всей Японии. Environ. Здоровье Пред. Med. 1518–26. DOI: 10.1007 / s12199-009-0086-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пасанен, Т.П., Тюрвяйнен, П., Корпела, К. М. (2014). Взаимосвязь между воспринимаемым здоровьем и физической активностью в помещении, на улице в застроенной среде и на открытом воздухе на природе. Заявл. Psychol. 6, 324–346. DOI: 10.1111 / aphw.12031

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пассмор, Х.А., Хауэлл, А.Дж. (2014). Участие природы увеличивает гедонистическое и эвдемоническое благополучие: двухнедельное экспериментальное исследование. Экопсихология 6, 148–154.DOI: 10.1089 / eco.2014.0023

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пит, Дж., И Бартон, Б. (2005). Медицинская статистика: Руководство по анализу данных и критической оценке . Массачусетс, NE: BMJ Books.

Google Scholar

Пенедо, Ф. Дж., И Дан, Дж. Р. (2005). Упражнения и благополучие: обзор преимуществ для психического и физического здоровья, связанных с физической активностью. Curr. Opin. Психиатрия 18, 189–193. DOI: 10.1097 / 00001504-200503000-00013

CrossRef Полный текст | PubMed Аннотация | Google Scholar

Петруццелло, С.Дж., Ландерс, Д. М., Хэтфилд, Б. Д., Кубиц, К. А., и Салазар, В. (1991). Метаанализ эффекта снижения тревожности от острых и хронических упражнений: результаты и механизмы. Sports Med. 11, 143–182. DOI: 10.2165 / 00007256-19

  • 30-00002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Pretty, J. (2004). Как природа способствует психическому и физическому здоровью. Spirit. Health Int. 5, 68–78. DOI: 10.1002 / shi.220

    CrossRef Полный текст

    Pretty, J., Пикок, Дж., Хайн, Р., Селленс, М., Саут, Н., и Гриффин, М. (2007). Зеленые упражнения в сельской местности Великобритании: влияние на здоровье и психологическое благополучие и последствия для политики и планирования. J. Environ. Plann. Управлять. 50, 211–231. DOI: 10.1080 / 09640560601156466

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Расмуссен, Дж. Л. (1987). Оценка коэффициента корреляции: бутстрап и параметрический подходы. Psychol. Бык. 101, 136–139.

    Google Scholar

    Ри, ​​М.Дж., Френч, Д., МакЛауд, К., и Локк, В. (2008). Различение когнитивных и соматических аспектов состояния и тревожности, связанной с особенностями: разработка и проверка перечня признаков состояния для когнитивной и соматической тревожности (STICSA). Behav. Cogn. Psychother. 36, 313–332. DOI: 10.1017 / S1352465808004232

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Райан, Р. М., Вайнштейн, Н., Бернштейн, Дж., Браун, К. В., Мистретта, Л., и Ганье, М. (2010). Бодрящий эффект пребывания на природе и на природе. J. Environ. Psychol. 30, 159–168. DOI: 10.1016 / j.jenvp.2009.10.009

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ryff, C.D. (1989). Счастье — это все, или нет? Исследование значения психологического благополучия. J. Pers. Soc. Psychol. 57, 1069–1081.

    Google Scholar

    Рифф, К. Д. (1995). Психологическое благополучие во взрослой жизни. Curr. Реж. Psychol. Sci. 4, 99–104.

    Google Scholar

    Скалли, Д., Кремер, Дж., Мид, М., М., Грэм, Р., и Даджен, К. (1998). Физические упражнения и психологическое благополучие: критический обзор. руб. J. Sports Med. 32, 111–120. DOI: 10.1136 / bjsm.32.2.111

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шанахан Д. Ф., Буш Р., Гастон К. Дж., Лин Б. Б., Дин Дж., Барбер Е. и др. (2016). Польза для здоровья от опыта природы зависит от дозы. Sci. Отчет 6: 28551. DOI: 10.1038 / srep28551

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Спилбергер, К.D., и Reheiser, E.C. (2009). Оценка эмоций: тревога, гнев, депрессия и любопытство. Заявл. Psychol. 1, 271–302. DOI: 10.1111 / j.1758-0854.2009.01017.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стивенс, Дж. П. (2002). Прикладная многомерная статистика для социальных наук, 4-е изд. . Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

    Стуббе, Дж. Х., де Моор, М. Х. М., Бумса, Д. И., и де Геус, Э. Дж. К. (2007). Связь между участием в физических упражнениях и благополучием: исследование с участием двух близнецов. Пред. Med. 44, 148–152. DOI: 10.1016 / j.ypmed.2006.09.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Табачник, Б.Г., и Фиделл, Л.С. (2001). Использование многомерной статистики, 4-е изд. . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Аллин и Бэкон.

    Такаяма, Н., Корпела, К., Ли, Дж., Морикава, Т., Цунэцугу, Ю., Парк, Б.-Дж., и др. (2014). Эмоциональное, восстанавливающее и оживляющее воздействие леса и городской среды в четырех местах в Японии. Внутр.J. Environ. Res. Общественное здравоохранение 11, 7207–7230. DOI: 10.3390 / ijerph210707207

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вьяс А., Пиллаи А. Г. и Чаттарджи С. (2004). Восстановление после хронического стресса не может обратить вспять гипертрофию миндалевидных нейронов и усиление тревожного поведения. Неврология 128, 667–673. DOI: 10.1016 / j.neuroscience.2004.07.013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ван, Ф.К. (2001). Доверительный интервал для среднего значения ненормальных данных. Qual. Reliabil. Англ. Int. 17, 257–267. DOI: 10.1002 / qre.400

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уорд Томпсон, К., Аспиналл, П. А. (2011). Природная среда и ее влияние на активность, здоровье и качество жизни. Заявл. Psychol. 3, 230–260. DOI: 10.1111 / j.1758-0854.2011.01053.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вайнштейн, Н., Пшибыльски, А.К. и Райан Р. М. (2009). Может ли природа сделать нас более заботливыми? Влияние погружения в природу на внутренние устремления и щедрость. чел. Soc. Psychol. Бык. 35, 1315–1329. DOI: 10.1177 / 0146167209341649

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Йе, Х., Стоун, Дж., Черчилль, С., Браймер, Э., и Дэвидс, К. (2016a). «Создание условий для физической активности с учетом физических и психологических эффектов», в документе , представленном на 11-й конференции Международной ассоциации спортивной инженерии. Делфт.

    Йе, Х. П., Стоун, Дж. А., Черчилль, С. М., Пшеница, Дж. С., Браймер, Э. и Дэвидс, К. (2016b). Физические, психологические и эмоциональные преимущества зеленой физической активности: перспектива экологической динамики. Sports Med. 46, 947–953. DOI: 10.1007 / s40279-015-0374-z

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Зеленский, Дж. М., Нисбет, Э. К. (2012). Счастье и чувство связи: особая роль родства с природой. Environ. Behav. 46, 3–23. DOI: 10.1177 / 0013

    2451901

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чжан, Дж. У., Хауэлл, Р. Т., и Айер, Р. (2014). Взаимодействие с естественной красотой смягчает позитивную связь между связью с природой и психологическим благополучием. J. Environ. Psychol. 38, 55–56. DOI: 10.1016 / j.jenvp.2013.12.013

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    границ | Функциональная синхронизация: появление скоординированной деятельности в человеческих системах

    Введение

    Люди выполняют удивительный набор действий разной степени сложности, и они делают это на самых разных операционных уровнях.Даже в самый обыденный день люди готовят и потребляют еду, занимаются физическими упражнениями, планируют деятельность, общаются со знакомыми и друзьями, водят машину и ориентируются в дорожном движении, составляют сообщения и письма, играют в игры, приспосабливают свое поведение к потребностям о неформальных и формальных социальных ситуациях, мечтать и думать о своих личных качествах и слабостях. В менее обыденные дни они могут сочинять музыку, писать эссе или сочинять стихотворения, развивать теорию, пытаться разрешить конфликт, координировать свои действия с другими людьми для выполнения сложных задач или играть в Pokémon Go .Каждое из этих действий представляет собой операции, связанные с функцией мозга, движением, восприятием и познанием более высокого порядка, и многие из них также включают социальное взаимодействие и координацию с другими людьми, у которых есть свои личные и межличностные планы.

    Эти виды деятельности и уровни операций обычно исследуются с точки зрения их локальной динамики, устоявшегося подхода к пониманию, который привел к возникновению сильно разрозненной дисциплины психологии. Нейробиология, суждения и принятие решений, а также групповая динамика, например, затрагивают очень разные аспекты человеческого опыта и делают это с небольшим вниманием к возможным основополагающим принципам, обеспечивающим их интеграцию.Принимая во внимание этот недостаток теоретической интеграции, наша цель в данной статье состоит в том, чтобы предположить, что различные виды деятельности и операционные уровни, характеризующие человеческий опыт, могут быть поняты в терминах общего процесса, который имеет потенциал для создания единого представления о психологическом функционировании.

    Основная идея состоит в том, что все операционные уровни человеческой деятельности, от функции мозга до групповой динамики, представляют собой формирование функциональных единиц , которые являются результатом тенденции элементов более низкого уровня к достижению координации и согласованности действий для выполнения задач.Более конкретно, мы предполагаем, что функции в нейронных, психологических и социальных структурах возникают в результате динамического создания функциональных единиц, которые устанавливаются путем сборки набора синхронизирующих элементов нижнего уровня в связную структуру. Эта гипотеза опирается на принципы науки о сложности и нелинейных динамических систем и получает предварительную поддержку со стороны недавних открытий в нейрофизиологии и недавно разработанных моделей в психологических и социальных науках.

    Процессы синхронизации

    Мозг, двигательное поведение, разум, диады и социальные группы явно сильно отличаются друг от друга.Мозг состоит из нейронов, двигательное поведение включает сокращения мышц и движения конечностей, человеческий разум представляет собой выражение мыслей, восприятий и эмоций, диады состоят из взаимодействующих индивидуумов, а группы состоят из множества взаимодействующих индивидуумов. Элементы в каждом случае — нейроны, мышечные движения, мысли и чувства, индивидуумы — четко различаются практически по любому критерию. Однако с другой точки зрения эти явления имеют важные общие черты. Каждая представляет собой сложную систему, состоящую из множества элементов нижнего уровня, и работа каждой системы предполагает взаимное влияние этих элементов.

    Мы предполагаем, что эти сходства между уровнями можно концептуализировать в терминах общих механизмов, с помощью которых любая сложная система выполняет функцию. В широком смысле совместная деятельность элементов — это суть эффективной работы любой системы. Говоря более точно, выполнение функции требует синхронизации определенных элементов и изменения конфигурации этих элементов по мере развертывания функции в ответ на требования задачи.

    Значение синхронизации

    Синхронизацию можно описать с двух точек зрения: на уровне системной динамики и на уровне влияния между элементами системы.На системном уровне синхронизация относится к координации во времени между состояниями или динамикой элементов, составляющих систему (например, Schmidt and Richardson, 2008). Что касается мозга, этот аспект синхронизации проявляется как синфазные отношения в активации нервных элементов или привязка к внешнему колебательному сигналу (Buzsaki, 2006), хотя возможны и наблюдались более сложные формы координации. . Что касается моторного поведения, сокращение различных групп мышц должно быть скоординировано во времени, чтобы слиться в действие (например,г., Бернштейн, 1967; Turvey, 1990; Телен, 1995; Келсо, 1997). Что касается разума, совокупность когнитивных и аффективных элементов должна быть взаимно согласованной, чтобы генерировать психическое состояние более высокого порядка, такое как отношение, убеждение или ценность (например, Thagard and Nerb, 2002). Что касается диадического взаимодействия, открытое поведение и внутренние состояния (например, эмоции, отношения) индивидов должны координироваться во времени, чтобы взаимодействие протекало гладко (например, (Newtson, 1994; Fusaroli et al., 2014). Что касается социальных групп, коллективное выполнение любой задачи требует координации во времени действий отдельных лиц (например, Arrow et al., 2000).

    На уровне элементов синхронизацию можно рассматривать с точки зрения взаимного влияния, когда согласованные сигналы поступают на элемент от других элементов (Singer, 1999; Engel and Singer, 2001; Uhlhaas et al., 2009, и ссылки в нем). В простейших нейронных сетях-аттракторах, например, правильное распознавание входящего паттерна связано с тем, что каждый нейрон получает относительно совпадающие сигналы о своем состоянии от всех нейронов, с которыми он связан (Zochowski et al., 1993). Что касается моторного поведения, каждая мышца, имеющая отношение к поведению, должна получать конгруэнтные сигналы от других соответствующих мышц, чтобы выполнять поведение (например, Bernstein, 1967). Что касается разума, когерентный взгляд или отношение возникает, когда мысли, возникающие в сознании, вызывают в памяти другие мысли, поддерживающие то же мнение или отношение (например, Abelson et al., 1968; Tesser, 1978). В диадах отдельные компоненты поведения каждого человека (например, поза, мимика, постуральные сигналы, тон голоса и содержание речи) объединяются в связное сообщение (например,g., выражая внутреннее состояние, передавая ожидание и т. д.) (например, Fusaroli et al., 2014). Что касается социальных групп, то эффективные коллективные действия зависят от получения каждым членом группы четких сигналов от других членов группы относительно его или ее вклада в групповые усилия (например, Forsyth, 1990). Например, попытка синхронизировать ходьбу одного человека с другим, идущим на параде, является легкой задачей, когда остальные синхронизированы, потому что сигналы от них относительно предлагаемых движений согласованы.Однако, если группа не синхронизирована, сигналы, поступающие от разных людей, противоречат друг другу.

    Обе точки зрения на синхронизацию — временная координация динамики и согласованность в передаче сигналов между элементами — представляют собой связывание динамики (т.е. динамика одного элемента зависит от динамики другого элемента). Такое связывание не обязательно подразумевает выполнение одного и того же действия в одно и то же время, но скорее может включать компенсаторную динамику. Группа, например, может иметь сложные формы синхронизации, если есть разные задачи, которые нужно выполнять.Это очевидно, например, в группе, где каждый участник играет на своем инструменте, но каждый инструмент сообщает другим инструментам, где он находится в музыкальном произведении и какой звук должен издаваться в каждый момент.

    Основная гипотеза о том, что синхронизация играет решающую роль в возникновении функций как внутри, так и между уровнями, согласуется с несколькими направлениями исследований сложных систем, социальной и когнитивной психологии и социальных наук. Настоящая модель, однако, расширяет существующие модели, определяя механизмы, с помощью которых происходит синхронизация элементов.В частности, он определяет динамический сценарий, в котором синхронизация представляет собой прерывистое явление, характеризующееся повторяющейся сборкой и разборкой элементов в соответствии с меняющимися задачами и проблемами, с которыми сталкивается система.

    Сборка функциональных блоков

    Функциональные единицы могут быть мобилизованы тремя способами, которые отражают появление синхронизации. Во-первых, синхронизация может быть результатом структурных связей между элементами системы; некоторые элементы системы могут быть связаны с другими элементами более или менее стабильным образом, что создает потенциал для коммуникации и, следовательно, взаимного влияния.Взаимное влияние через эти связи может установить синхронизацию, даже если связи относительно слабые (Пиковский и др., 2003, и ссылки в нем; Строгац, 2004). Активация каждого из элементов посылает сигналы другим подключенным элементам, что приводит к синхронизации между элементами всей сборки. Каждый случай сборки функционального блока укрепляет связи между элементами, открывая путь для следующего появления той же конфигурации. Фактически, если функциональные единицы возникают на основе структурных связей, они стремятся воссоздать ту же конфигурацию элементов в последовательном возникновении единиц.

    Этот процесс сборки можно наблюдать на уровне мозга, разума и социальных групп. В головном мозге нейронные структуры, которые обладают анатомически систематическими и прямыми связями друг с другом, будут иметь тенденцию к синхронизации. Такие связи облегчают синхронизацию либо путем передачи возбуждающих и тормозных импульсов (Buzsáki and Draguhn, 2004; Buzsaki, 2006), либо путем модуляции внутренних нейронных свойств связанных нейронов (Bogaard et al., 2009; Fink et al., 2012, 2013; Knudstrup et al. al., 2016). В ментальных системах совместное появление когнитивных элементов создает новые ассоциативные связи и укрепляет существующие связи между элементами. На социальном уровне повторяющаяся синхронизация между людьми увеличивает их симпатию друг к другу и укрепляет их межличностные отношения. Семейные и дружеские узы, например, могут служить для синхронизации мыслей и действий вовлеченных людей. Подобным образом близкие друзья могут сотрудничать в достижении различных целей.

    Если взаимодействия между элементами отражаются в структурных связях, стабильность этих связей будет способствовать воссозданию аналогичных (или идентичных) сборок элементов. Если хорошо обученный механизм нарушен, его легко восстановить. Это легко оценить в стабильных социальных группах. Например, если члены семьи отдыхают в разных местах, они могут воссоединиться после того, как их отпуск закончится. Однако, если элементы связаны быстро меняющимися связями динамики, мгновенное изменение функционирования отношений между элементами может способствовать появлению отдельных функциональных единиц.Даже небольшое нарушение вновь образованного механизма может вызвать качественные изменения в его работе. Следовательно, если кто-то или что-то разделит группу людей, которые случайно беседовали на улице, они могут больше никогда не воссоединиться.

    Во-вторых, элементы могут достичь взаимной синхронизации, если они каким-то образом станут заметными одновременно. Этот механизм, вероятно, будет использоваться для синхронизации элементов, которые играют важную роль в достижении цели. Активация этих элементов в процессе внутреннего контроля (например,ж., внимание) может привести к их внезапной синхронизации. На уровне мозга внимание может на мгновение связать динамику элементов (Lopes da Silva, 1991). В качестве примера этого механизма Wróbel (2014) выдвинул гипотезу о том, что во время восприятия внимание опосредуется активацией выбранных нейронных групп посредством колебаний в бета-диапазоне, которые, в свою очередь, синхронизируются для формирования определенных представлений в гамма-диапазоне (Wróbel, 2014). На уровне разума напоминание об элементах, которые имеют отношение к суждению или решению, активирует эти элементы, которые затем, вероятно, будут синхронизированы с суждением или станут основой для решения.В социальных группах люди, обладающие навыками, необходимыми для решения групповой проблемы или достижения цели, часто явно или неявно призываются, способствуя формированию команды, которая синхронизируется для выполнения своей функции.

    Внешние факторы также могут вызывать мгновенную синхронизацию между набором элементов путем их выборочной активации. На уровне мозга сенсорный ввод может активировать отдельные нейронные сборки в мозге, при этом повышенная активация создает потенциал для взаимного влияния между соответствующими сборками.Формирование впечатления иллюстрирует этот механизм на уровне разума. Таким образом, те черты, которые отличают человека в данном контексте, будут интегрированы в результирующее впечатление, в то время как другие черты, вероятно, будут игнорироваться (например, Asch, 1946). Между тем, на социальном уровне, если несколько человек выделяются как наиболее активные и выразительные в большой группе, они, скорее всего, каким-то образом скоординированы, потому что активность каждого наиболее заметна для других. Следовательно, люди, которые активны в данной ситуации, начинают действовать спонтанно и имеют больше шансов создать функциональную единицу — в данном случае подгруппу, выполняющую задачу.Между мгновенной синхронизацией и мгновенным влиянием между элементами существует положительная обратная связь, так что когерентные элементы влияют друг на друга сильнее, а элементы, которые влияют друг на друга, становятся все более синхронизированными (Waddell and ochowski, 2006).

    В третьем механизме состояние или действия каждого элемента предлагает возможный диапазон состояний и действий других элементов. В нейронных сетях это явление описывается как множественных ограничений , и это один из основных механизмов функционирования искусственных нейронных сетей (McClelland and Rumelhart, 1986).Это можно наблюдать на уровне диад и социальных групп; в теории игр он описывается как социальная взаимозависимость, а в экологическом подходе — как категории аффорданса (Гибсон, 2014). Примером взаимозависимости является ситуация, в которой один шаг вправо или влево делает эту позицию недоступной для другого человека. Анализ взаимного ограничения собственных возможностей — важный механизм динамического анализа взаимозависимости в спорте. Например, синхронизация футболистов частично является результатом того факта, что игроки одной команды блокируют своих противников, чтобы помешать им выполнять определенные действия, тем самым снижая их аффорданс (Vilar et al., 2013). Таким образом, синхронизация элементов может возникать не только в результате того, что одни элементы побуждают другие находиться в определенном состоянии, но также в результате элементов, динамически ограничивающих совокупность состояний, которые могут принимать другие элементы. Этот механизм может обеспечивать сложные схемы синхронизации в функциональных блоках.

    Динамика функциональных единиц

    Большинство моделей, подчеркивающих появление функций через синхронизацию элементов нижнего уровня, обычно предполагают статическую структуру, в которой динамика (если таковая имеется) ограничивается простыми внешними или внутренними задачами.Динамические процессы играют более заметную роль в настоящей модели, способствуя устойчивым изменениям в структуре и функционировании рассматриваемой системы. Основная идея состоит в том, что при выполнении функций высшего порядка различные конфигурации элементов составляются и декомпозируются вместе с развитием и достижением функции. После выполнения функции набор элементов может быть разобран и готов к повторной сборке другим способом для выполнения другой функции. Новые функциональные блоки также могут подвергаться декомпозиции с помощью механизма управления; это происходит, когда элементы не могут достичь достаточной согласованности, необходимой для того, чтобы подразделение выполняло свои функции.Другими словами, настоящая модель подчеркивает прерывистый характер синхронизации с повторяющейся сборкой и разборкой функциональных блоков в ответ на меняющиеся задачи, проблемы и ограничения окружающей среды. Таким образом, синхронизация — это не просто следствие функционирования, но также важный компонент саморегулирующего контроля (ochowski and Liebovitch, 1997, 1999; ochowski and Dzakpasu, 2004; Waddell and ochowski, 2006).

    Динамика, лежащая в основе сборки и разборки функциональных блоков, отражает друг друга.В то время как увеличение синхронизации усиливает мгновенное влияние между элементами и, таким образом, создает функциональную единицу, уменьшение синхронизации ослабляет мгновенное влияние между элементами и, таким образом, разрушает функциональную единицу. Независимо от того, является ли исходным фактором ослабление мгновенного воздействия или нарушение синхронизации, функциональная единица распадается. Затем эти элементы могут быть интегрированы в различные функциональные блоки.

    Будет ли система организовывать одни и те же элементы в одни и те же функциональные единицы, зависит от степени, в которой появление функциональной единицы продиктовано структурными свойствами (т.е., связи между элементами) в отличие от временного связывания динамики, вызванного мгновенной синхронизацией. Если элементы влияют друг на друга в первую очередь посредством структурных связей, относительная стабильность связей приведет к повторному появлению похожих, если не идентичных ансамблей элементов. Например, в высшей степени автоматический или заученный ответ может быть временно нарушен, но легко восстановлен в той же форме. Точно так же синхронизирующие нейронные группы формируют разные пространственные паттерны в разных задачах, восстанавливая их координацию всякий раз, когда этого требует выполняемая функция (например,г., Келсо и ДеГузман, 1991). Однако, если элементы связаны в первую очередь быстро меняющимися динамическими связями, мгновенные изменения в функциональных отношениях между элементами могут сделать маловероятным повторное появление исходной конфигурации, вместо этого продвигая совершенно другую функциональную единицу. Например, при выполнении относительно нового действия даже небольшое нарушение может способствовать полному изменению действия (Vallacher and Wegner, 1987).

    Функция накладывает ограничения на синхронизацию.Даже одно и то же действие может включать разные конфигурации элементов нижнего уровня для выполнения определенной функции. Например, при ударе молотка по долоту профессиональные кузнецы бессознательно координируют мышцы рук, чтобы сохранять точность от удара до удара. Однако такой точности нет на уровне отдельной мышцы. В одном ударе определенная мышца может быть задействована больше, чем при другом ударе, при этом другая мышца компенсирует недостаточное взаимодействие мышцы (Bernstein, 1967).

    Синхронизация психологических процессов

    Функциональную роль синхронизации можно увидеть на всех уровнях психологической реальности: функции мозга, восприятие, двигательное поведение, действия высшего порядка, психические процессы, диадическое поведение и коллективные действия в социальных группах.

    Представление стимулов и сознание

    Синхронизация играет решающую роль в том, как мозг выполняет свои функции. Функция мозга требует как сегрегации, так и интеграции информации, сенсорной или извлеченной из памяти.С развитием методов визуализации мозговой активности мы относительно хорошо знаем, как мозг разделяет такую ​​информацию, определяя отдельные области для обработки определенных типов информации. Однако наши знания о том, как мозг интегрирует информацию, гораздо более ограничены. Основная гипотеза связывает интеграцию информации с синхронизацией между регионами, обрабатывающими различные типы информации (например, von der Malsburg, 1994; Singer and Gray, 1995). Синхронизированная активность нейронных сборок в головном мозге теоретически важна для выполнения сенсорных и перцептивных функций (von der Malsburg, 1994).Синхронизированные колебания между областями мозга наблюдались в моторных и когнитивных функциях, особенно в сознательной обработке (von der Malsburg, 1994; Tononi et al., 1998). Ощущение простейшего объекта требует синхронизированной активности нейронных ансамблей (см. Tononi and Edelman, 1998; Sauvé, 1999; Engel and Singer, 2001). Более того, дальняя синхронность между удаленными областями мозга наблюдается при различных формах поведения (Harris and Gordon, 2015). Также считается, что в основе избирательного внимания лежит код корреляции (Niebur et al., 2002; Гомес-Рамирес и др., 2016).

    Чтобы понять, как синхронизация нейронной активности может выполнять роль интеграции информации, нам нужно понять, насколько сложной задачей является объединение входных данных из стольких разрозненных и функционально различных источников. Проблема связывания представляет собой прототипический вызов интеграции информации в мозг. Например, если человек воспринимает синий круг и красный квадрат, как мозг связывает формы и цветовые особенности, чтобы сформировать представление объекта? Другими словами, как мозг узнает, что круг синий, а квадрат красный?

    Сингер и Грей (1995) предположили, что временные характеристики нейронной активности ответственны за связывание, так что все нейронные группы, кодирующие различные характеристики одного и того же объекта, будут синхронизировать свою активность с точностью до миллисекунд.Этот процесс обеспечивает интеграцию нескольких функций и одновременное выполнение нескольких функций восприятия, таких как интеграция функций в несколько отдельных объектов. Это может быть достигнуто путем использования различных временных шаблонов (например, разности частот и фаз) для выполнения каждой функции (то есть интеграции характеристик каждого объекта). Тот же механизм может объяснить иерархическую организацию, когда одна группа нейронов принадлежит более чем одной интегративной единице одновременно (например,g., за счет синхронизации по гармоническим частотам). Гипотеза временной корреляции также объясняет, как интегрированные целостности могут взаимодействовать на более высоких уровнях обработки информации, поскольку синхронизированные нейронные сборки образуют функциональную единицу на более высоком уровне, которая отличается от других нейронных сборок из-за своего особого временного паттерна. Синхронизированные нейронные сборки более заметны, чем несинхронизированные сборки, даже если первые меньше, потому что нейрон с гораздо большей вероятностью будет производить потенциал действия, если входящие сигналы от его входных нейронов синхронизированы.

    Такое связывание должно происходить практически во всех модальностях: слуховое связывание может потребоваться для различения звука одного голоса в толпе, а связывание во времени требуется для восприятия движения объекта. Требуется кросс-модальная привязка, чтобы связать звук удара мяча по летучей мыши с его визуальным восприятием, так что оба могут восприниматься как разные аспекты одного и того же события. Когнитивная привязка, например, должна связывать визуальное восприятие объекта с его семантическим знанием, реконструкцией памяти и кросс-модальной идентификацией (см. Обзор Neuron, 24 , 1999).Синхронизированная активность чаще всего видна (и регистрируется) как синхронные колебания электрической активности между различными областями мозга. Интересно, что синхронные колебания в гамма-диапазоне (ГСО) нервно-электрической активности, как полагают, связывают сенсорные ощущения, чтобы представлять отдельные объекты (Buzsaki, 2006; Buzsaki and Wang, 2012), и внимание опосредуется через активацию выбранных нейронных групп через колебания в бета-диапазон (Wróbel, 2014).

    На каждом уровне обработки информации синхронизированные группы образуют функциональные единицы, которые интегрируются во все более сложные структуры.Эти нейронные группы из разных областей мозга могут соответствовать, например, личным воспоминаниям, аффективным реакциям и так далее по отношению к объекту. Каждая сборка на более низком уровне может быть ответственна за обнаружение определенных характеристик стимула, но именно синхронизированное представление различных сборок дает начало сознательному осознанию объекта. Такая синхронизированная нейронная группа сходна с понятием клеточной сборки , предложенным Хеббом (1949), в котором внутригрупповые связи облегчают активацию всей группы, когда активируется единственный нейрон.Это, в свою очередь, укрепляет внутригрупповые связи, как это выражено фразой «клетки, которые срабатывают вместе, соединяются вместе». Фактически, сила координации частично зависит от истории обучения и представлена ​​изменениями силы синаптических связей (то есть изменениями, которые происходят в относительно медленном временном масштабе), которые сопровождают обучение.

    Гипотеза временной корреляции не требует образования стабильных структурных связей, а скорее предполагает, что временное усиление синапсов (LTP — долгосрочное потенцирование) также может быть ответственным за создание синхронизированной функциональной единицы.Таким образом, функциональные единицы представляют собой динамические образования, появляющиеся на короткое время и вскоре после этого разбирающиеся, что позволяет создавать новые функциональные единицы (Rychwalska, 2013).

    В определенной степени взаимодействие между элементами может также меняться на еще более прерывистой основе из-за изменений в фокусе внимания (например, Friston, 1994; Maunsell, 1995). Другими словами, внимание объединяет различные группы нейронов, которые затем получают возможность синхронизироваться друг с другом.

    Функциональная единица наивысшего уровня в иерархии, которую можно описать в деятельности мозга, возможно, является объединенной сознательной «сценой» (Tononi and Edelman, 1998) — представлением временных рамок в потоке сознания. Такая высокая степень интеграции требует дальних корреляций и сложных временных моделей координации. Другими словами, функциональное связывание между отдельными нейронными сборками должно быть очень гибким, позволяя функциональному кластеру перемещаться через последовательность различных состояний без потери синхронизации (Koch et al., 2016; Пальва, 2016; Уорд, 2016; ср. Накатани и др., 2013). В то же время сама потеря сознания (например, из-за анестезии) обычно связана с «когнитивным отключением» (Mashour, 2013 и ссылки в нем) и, как полагают, опосредована потерей длительной синхронизации в мозге (Lewis et al. др., 2012).

    Психические процессы и структура высшего порядка

    Как только сознательные репрезентации сформированы (в соответствии с описанным выше сценарием), они становятся элементами, подверженными дальнейшим интеграционным процессам, результатом которых являются ментальные структуры более высокого порядка, такие как репрезентации действий, суждения и самооценки.Как и в случае с мозгом, решающую роль в этом процессе играет синхронизация. Если процесс прогрессивной интеграции может поддерживать синхронизацию между подмножеством элементов, он продолжается до тех пор, пока не будет выполнена когнитивная функция (например, суждение, значимое действие, новое понимание себя), которая, в свою очередь, является предметом дальнейших интеграционных процессов. и так далее.

    Значительные исследования показали, что согласованность действительно является основным принципом когнитивной функции и структуры (см. Abelson et al., 1968). В рамках этой структуры были идентифицированы различные механизмы, функция которых заключается в поддержании согласованности перед лицом неконгруэнтной информации или социального влияния (например, уменьшение диссонанса, дисконтирование, избирательная память и т. Д.) (См. Tesser et al., 1996; Суонн, 1997).

    Природа когнитивной функции диктует конкретный показатель, с помощью которого оценивается согласованность. При формировании суждения о ком-либо функция заключается в установлении однозначной поведенческой ориентации по отношению к человеку (ср.Джонс и Джерард, 1967). В самопонимании функция самооценки (ср. Tesser and Campbell, 1983). В представлении действия функция — это эффективное исполнение (см. Валлахер и Вегнер, 1987). В каждом случае проблема согласованности заключается в том, насколько хорошо элементы поддерживают друг друга (т. Е. Координируют) в достижении своей соответствующей функции. Таким образом, последовательное социальное суждение — это такое суждение, в котором все активированные когнитивные элементы согласованы по своему значению для оценки цели.Между тем, в самопонимании согласованная самооценка — это концепция, в которой активированная релевантная для себя информация рисует тот же оценочный портрет. А в действии репрезентация эффективна в той мере, в какой функции действия более низкого уровня синхронизируются для создания плавного исполнения (см. Валлахер и др., 1989; Чиксентмихайи, 1990).

    Когда согласованность между элементами не может быть достигнута в процессе постепенной интеграции, механизмы управления разбирают возникающую структуру и пытаются скоординировать элементы или новый набор элементов.Этот процесс может повторяться до тех пор, пока функция не будет достигнута (т. Е. Не будет достигнута согласованная оценка или будет выполнено эффективное действие), или, в качестве альтернативы, разобранные элементы могут быть реконфигурированы в совершенно другой функциональный блок. Другими словами, новая функция может возникнуть в результате разборки и последующей реконфигурации когнитивных элементов (Vallacher et al., 1998). В действии, например, неспособность поддерживать акт «убеждения кого-то» может привести к изменению конфигурации речевых действий человека как «самовыражения».”

    Таким образом, функционирование разума можно описать как непрерывную сборку и разборку когнитивных элементов в поисках согласованности. Поток сознания может в конечном итоге стать препятствием для прихотей (Джеймс, 1890), но именно эта особенность мышления способствует возникновению структуры и эффективной функции. Постепенная сборка и разборка элементов системы отражается во временной траектории возникающей мысли. В социальном суждении, например, однолистная (оценочно конгруэнтная) информация организована в структуры все более высокого уровня, отражающие возрастающую согласованность, сценарий, который отражается в поляризации отношения, вызванной мыслями (Tesser, 1978).Информация о смешанной валентности, однако, имеет тенденцию приводить к повторной сборке и разборке элементов с различной валентностью в процессе динамической интеграции (см. Vallacher et al., 1994; Vallacher and Nowak, 1997). Процесс прогрессивной интеграции также наблюдался в отношении саморефлексии, когда индивиды, которым приказывают сосредоточиться на деталях своих действий, демонстрируют возрастающие колебания в их самооценках во время саморефлексивного мышления, что указывает на сборку все более высоких -порядок оценочно связных структур (Vallacher, Nowak, 1999; Vallacher et al., 2002).

    С точки зрения синхронизации фундаментальна согласованность когнитивных представлений. Связанные представления будут интегрированы в представления более высокого порядка, в то время как некогерентные будут либо дезинтегрированы, либо их несвязные части будут удалены в процессе интеграции. С этой точки зрения сигналы когерентности являются глобальными кросс-модальными сигналами. Согласованность в одной сенсорной модальности способствует прогрессивной интеграции информации в других модальностях; несогласованность в одной модальности нарушает интеграцию сигнала, имеющую место в другой модальности.Исследования показали, что наблюдение за бессвязными фигурами вызывает ощущение, что музыкальный отбор не следует знакомым принципам, в то время как просмотр связных фигур способствует ощущению, что такая музыка знакома (Ziembowicz et al., 2013; Winkielman et al., 2015).

    Несмотря на глубокие корни этой точки зрения в классических трактовках психики (например, James, 1890; Kohler, 1929; Wertheimer and Riezler, 1944; Asch, 1946), традиционные подходы к моделированию когнитивных функций обычно изображали разум как устойчивый организация знаний.Коннекционизм появился в последние годы как предпочтительный инструмент для исследования того, как системы разрешают конфликты и максимизируют согласованность (ср. Read and Miller, 1998). Таким образом, предполагается, что функция когнитивных сетей заключается в удовлетворении множественных ограничений (представленных соединениями), так что сеть достигает конфигурации, в которой состояния узлов наименее конфликтны. Хотя коннекционистские модели могут решить проблему согласованности, они имеют важное ограничение в отношении моделирования описанного нами сценария.В частности, большинство моделей ограничены одним шагом, так как после достижения согласованного решения система оказывается в ловушке этого состояния и не развивается дальше.

    Контроль действий

    Умы не существуют ради самих себя, оставляя людей «погруженными в мысли» (Tolman, 1951). Психическое содержание и структуры, которые возникают в соответствии с описанным выше сценарием синхронизации, обеспечивают основу для открытого поведения в контексте ограничений, проблем, проблем и личных целей окружающей среды.Поскольку местная среда для действий подвержена заслуживающим внимания и постоянным изменениям, ментальные представления людей также должны быть динамичными, претерпевая реконфигурацию, когда это необходимо для поощрения и поддержания эффективных действий и исправления неэффективных действий. Этот сценарий повторяющейся сборки и разборки ментальных репрезентаций на службе эффективного действия является центральным в теории идентификации действия (Vallacher and Wegner, 1987). Теория утверждает, что эффективное выполнение действия связано с постепенной интеграцией структурных элементов действия более низкого уровня.Эта интеграция элементов в функциональную единицу более высокого уровня способствует соответствующему сдвигу в мысленном представлении человека о том, что он или она делает. Например, начинающий теннисист, вероятно, будет определять свое поведение с точки зрения основных задействованных действий — корректировки положения тела, покачивания ракеткой и т. Д. По мере того, как эти базовые действия становятся достаточно синхронизированными для обеспечения эффективной игры на теннисном корте, идентификация этого действия человеком изменится в соответствии с более интегральным (более высоким) представлением — «игра в теннис», «выполнение упражнений» или, возможно, «соревнование». против соперника.”

    Точно так же, если действие становится неэффективным при идентификации на определенном уровне идентификации, человек, вероятно, перейдет к идентификации более низкого уровня, которая отражает основные структурные элементы действия. Теннисист, которому не удается эффективно играть в теннис, например, может восстановить мысленный контроль над действием, перефокусировав свое сознательное внимание на изменение положения своего тела и покачивание ракеткой. Посредством этого сценария повторяющейся сборки и разборки ментальных репрезентаций действия люди в конечном итоге сходятся на оптимальном уровне идентификации действия, который отражает степень, в которой структурные элементы действия синхронизированы и составляют эффективную функциональную единицу (например,г., Валлахер и др., 1989).

    Акцент на когнитивной репрезентации действия в этом сценарии может показаться противоречащим большому количеству исследований координации поведения (например, Bernstein, 1967; Kelso and DeGuzman, 1991; van Wijk et al., 2012). Исследователи в этой области подчеркнули, что реакции на изменение условий окружающей среды и приобретение навыков не требуют сознательных мысленных представлений. Вместо этого существует прямая связь восприятия и действия, так что возможности окружающей среды регистрируются на уровне восприятия без необходимости в когнитивной интерпретации более высокого уровня.Атмосферы окружающей среды также формируют моторные реакции через соединение поведения и восприятия, так что утонченное и умелое разыгрывание поведения приводит к более тонким различиям в восприятии контекста, в котором разворачивается действие.

    Согласно этой точке зрения, при развитии двигательного навыка определенные движения становятся связанными, так что система в целом теряет степени свободы (например, Bernstein, 1967; Turvey, 1990). Таким образом, хотя сотни мышц задействованы даже в таком действии, как, например, рукопожатие, маловероятно, чтобы центральная нервная система могла когнитивно справиться с контролем каждой мышцы.Бернстайн (1967) предположил, однако, что мышцы образуют специфические для функций синергии — самоорганизующиеся сборки — путем локального связывания и ограничения сокращений друг друга. Эти паттерны взаимного ограничения являются гибкими и изменяются в соответствии с требованиями функции. Например, паттерны координации между мышцами рук при ударе отличаются от схватывания. Модели координации также зависят от контекста. Таким образом, даже при выполнении одной и той же задачи картина координации может быть совершенно иной.Работа с гаечным ключом может потребовать другой конфигурации мышц, когда это происходит в ограниченном пространстве (например, под капотом автомобиля), чем когда это происходит на открытом пространстве (например, на рабочем месте).

    С точки зрения теории идентификации действия навыки, приобретенные на моторном уровне (например, координация конфигураций движений между конечностями), соответствуют самым низким уровням идентификации действия. По мере того, как действие постепенно усваивается или становится привычным, паттерны координации движений становятся бессознательными элементами в единицах более высокого порядка, которые становятся все более доступными для сознательного представления.Однако, как только достигается сознательное представление значения действия на более высоком уровне, автоматизированные элементы нижнего уровня, в принципе, также могут стать предметом сознательного представления. Например, обучение ходьбе происходит без размышлений о том, как двигать ногами; скорее, это предполагает метод проб и ошибок для навигации в физической среде. Хотя ходьба остается в значительной степени автоматической после того, как она усвоена, так что ее элементы (например, смещение веса) не представлены мысленно, могут возникнуть обстоятельства, которые привносят эти элементы в сознание.Таким образом, скользкий пол может сосредоточить сознательное внимание человека на том, как он или она перемещает свой вес и двигает ногами. Таким образом, хотя взаимные ограничения, способствующие развитию моделей координации движений, могут развиваться без сознательного контроля, впоследствии они могут стать предметом сознательного контроля и модификации.

    Дядьки

    В диадах любое взаимодействие (например, беседа) или задача (например, решение проблемы или перемещение ящика) требует синхронизации на различных уровнях, включая моторное поведение и внутренние состояния (эмоции, мысли) (e.г., Новак и др., 2000). Развитие межличностной синхронизации хорошо задокументировано. Например, в разговоре люди спонтанно синхронизируют выражения своего лица (например, Stel and Vonk, 2010). Этот эффект настолько распространен, что люди даже могут имитировать выражение лица неодушевленного объекта, например робота (Hofree et al., 2014). Синхронизация мимики, в свою очередь, способствует соответствующему эмоциональному состоянию каждого члена диады в соответствии с гипотезой лицевой обратной связи (например,г., Laird, 1974; Strack et al., 1988).

    Компьютерное моделирование диадического взаимодействия показало, что взаимосвязь между паттернами синхронизации и внутренними свойствами двух связанных единиц (индивидуумов) принимает разнообразные и часто весьма неожиданные формы (Nowak et al., 2002). Хотя небольшие изменения динамических свойств любой единицы могут способствовать соответственно небольшим различиям в синхронизации, иногда даже очень незначительные изменения этих свойств будут производить качественные изменения, которые можно интерпретировать как фазовые переходы в форме координации.

    Когда мы принимаем во внимание сложную динамику, связанную с каждым человеком, система высшего порядка, созданная двумя людьми, может стать способной к особенно богатым динамическим свойствам, генерируя богатые и сложные паттерны координации. Наблюдаемые формы координации выходят за рамки простой синфазной синхронизации и противофазной синхронизации и включают значительно более сложные формы (Nowak et al., 2005). Сложность двух связанных систем может значительно превышать сложность каждой из компонентных систем (т.е., индивидов) — или он может резко упроститься в сценарии, напоминающем контроль над хаосом (Ott et al., 1990).

    Беседа — особенно важная форма диадического взаимодействия. Fusaroli et al. (2014) утверждают, что функция имеет решающее значение для организации межличностного взаимодействия в диалоге. Помимо простой синфазной синхронизации, участники диалога демонстрируют дополнительную динамику, при которой один человек компенсирует другому в отношении ошибок и возмущений. Эти два человека интегрируются в единицу более высокого порядка, которая, в свою очередь, влияет на их соответствующие когнитивные, лингвистические и моторные процессы, направленные на достижение общей цели.Другими словами, синхронизация происходит на нескольких уровнях, как внутри, так и между людьми.

    Шаблон синхронизации модулируется функцией взаимодействия и контекстом взаимодействия. Таким образом, режим синхронизации, работающий в одном контексте, может не работать в другом контексте. Например, повторение простых высказываний партнера может быть функциональным в сильно структурированной ситуации (например, повторение команд для обеспечения точности общения), но будет неудобным и избыточным, а значит, дисфункциональным, в неструктурированном социальном разговоре.

    Взаимодействия в диалоге служат для распределения когнитивных процессов и действий между людьми в соответствии с требованиями задачи и способностями каждого человека. Таким образом, диада становится единицей более высокого порядка, способной достичь большего, чем то, что может быть достигнуто индивидуальным поведением в одиночку. Функция определяется на уровне возникающего диадического целого, а не на уровне каждого человека. Fusaroli et al. (2014) утверждают, что этот процесс организации межличностных взаимодействий в диалоге структурирован для выполнения совместной функции, а не для отдельных когнитивных систем индивидов.Паттерны взаимодействия характеризуются стабильностью и четкой упорядоченностью динамики обоих индивидов (например, ритма разговора). Функциональность диадического диалога четко видна в размерном сжатии (Bernstein, 1967). Это означает, что коллективная изменчивость в совместных координирующих задачах меньше, чем изменчивость движений каждого индивидуума, по аналогии с координацией, участвующей в выполнении индивидуальным заданием, как описано ранее (стр.10).

    Группы

    Социальная группа — это не только совокупность людей, отношения между ними и социальная структура, но также непрерывный процесс синхронизации жестов, взглядов, действий и общения (см. Arrow et al., 2000). Достижение группового задания зависит от такой синхронизации (см. Forsyth, 1990; Schmidt and Richardson, 2008; Marsh et al., 2009). Принятие решений требует согласования информации и мнений, например, в то время как выполнение групповых действий требует синхронизации действий членов группы.Синхронизация также устанавливает структуру группы. Фактически, социальные отношения можно определить в терминах категорий синхронизации (Baron et al., 1994; Newtson, 1994; Nowak et al., 1998; Marsh et al., 2009; Miles et al., 2009). Синхронизация с другими членами группы приводит к формированию социальных связей и способствует чувству связанности (например, Chartrand and Bargh, 1999; Lakin and Chartrand, 2003; Dijksterhuis, 2005), в то время как неспособность достичь синхронизации вызывает чувство одиночества (Nowak и Валлахер, 2007).

    В стремлении к координации индивидуально обусловленное поведение сливается в регулярные паттерны совместных действий (Guastello and Guastello, 1998; Marsh et al., 2009). Возникновение скоординированного поведения может быть операционализировано как корреляция во времени между внутренними состояниями и поведением отдельных членов группы. Группа более предсказуема (т. Е. Имеет меньше степеней свободы), чем любой из индивидуумов, рассматриваемых по отдельности. Это означает, что поведение членов группы как ограничивает, так и ограничивается поведением других членов.Хотя участники групповой дискуссии, например, берут слово самостоятельно, они делают это в контексте уже сказанного.

    Различные вызовы и задачи могут потребовать разных схем координации. Задача может потребовать отрицательной обратной связи (взаимного гашения реакций), реализованной, например, путем критики или путем уменьшения количества возможных вариантов решения. В качестве альтернативы, задача может потребовать положительной обратной связи, предназначенной для генерирования множества идей, мотивации друг друга к работе или иного вклада в работу группы.Например, когда группа сосредотачивается на принятии окончательного решения между двумя вариантами, обсуждение может включать последовательность утверждений, поочередно выражающих аргументы для каждого из вариантов. Кроме того, в ссылках участников на поставленную задачу может появиться повышенное количество сообщений «мы», поскольку группа функционирует как единое целое, чтобы принять коллективное решение или план действий.

    Мгновенная координация членов группы, участвующих в обсуждении или совместной деятельности, — это синусоидальный процесс: он поднимается и спадает от момента к моменту вместе с работой группы.В определенный момент продолжительности группы поведение ее членов самоорганизуется вокруг задачи, которую необходимо выполнить, или проблемы, подлежащей обсуждению. Члены группы начинают сотрудничество, чтобы выполнить задание или убедить других согласиться с определенным мнением. Временное усиление координации можно описать как появление функциональных единиц, служащих цели выполнения микрозадач. Данная модель координации между участниками нарушается сразу после достижения данной цели или прекращения обсуждения.

    Нет необходимости синхронизировать всю группу; скорее, разные подмножества людей будут синхронизироваться для выполнения задачи, а затем десинхронизируются, когда задача будет завершена (например, Sawyer, 2005). Таким образом, со временем группа может характеризоваться появлением и разборкой различных паттернов взаимодействия, отражающих синхронизацию различных подмножеств членов группы. Ziembowicz (2015), например, продемонстрировал, что в целевых группах мгновенное появление структур диадического взаимодействия, как правило, характеризует возникновение и разрешение межличностного конфликта.Однако взаимодействия с участием более двух человек, как правило, ассоциировались с более позитивным аффектом, более слабым мнением и более глубоким исследованием. Таким образом, различные возникающие социальные структуры выполняют разные функции в социальных группах.

    Координация поведения членов группы происходит через их реакции друг на друга, а также через обмен жестами, взглядами и сообщениями. Но координация также может происходить на более глубоком уровне в отношении эмоций, суждений, убеждений и планов действий (см.Новак и др., 1998). Синхронизация на уровне группы иногда проявляется как эмоциональное заражение, например, при личном контакте (например, Hatfield et al., 1993) или в социальных сетях (например, Kramer et al., 2014). Исследования (Nowak et al., 2005; Johnson, 2006) показали, что синхронизация на поведенческом уровне имеет фундаментальное значение для возможности более глубоких уровней синхронизации. Визуальная синхронизация особенно важна для возникновения взаимных положительных эмоций и сопереживания.

    Выявлено несколько механизмов, способствующих позитивной синхронизации в межличностных отношениях и в группах.Сходство в отношениях, например, является основным принципом межличностного влечения (например, Byrne et al., 1986), способствующим развитию социальных связей между двумя или более людьми. Компьютерное моделирование социального влияния (Nowak et al., 1990) продемонстрировало, что локально определенные принципы влияния (например, социальное воздействие, Latane, 1981) приводят к появлению локально согласованных кластеров единомышленников (например, тех, кто придерживается схожих мнений). или верования). Компьютерное моделирование социальной взаимозависимости также продемонстрировало появление локально согласованных структур, в которых согласованность определяется как сходство в стратегиях межличностных отношений (например,г., Hegselmann, 1998; Новак и Валлахер, 1998, глава 7; Аксельрод, 2006). Также были выявлены механизмы, которые сохраняют и усиливают межличностную и групповую согласованность, такие как отказ от отклонений и появление групповых норм (например, Festinger, 1950; Clore and Gormly, 1974; Latane, 1981).

    Социальные связи, возникающие в результате более глубоких уровней синхронизации, обеспечивают повышенное влияние среди членов группы, аналогично синаптическим связям в мозгу и ассоциациям в психической системе.Однако на координацию в группе влияет множество факторов, помимо социальных связей. Например, физическая близость на мгновение увеличивает эффективное влияние людей. Мгновенная значимость отдельных людей (например, в силу внешнего вида или поведения) также может влиять на временную конфигурацию связей между людьми, усиливая одни и ослабляя другие. Мгновенная согласованность (например, общее настроение или деятельность) также может изменить конфигурацию связей между подмножествами людей.Такая согласованность может быть вызвана, например, каким-либо внешним сигналом, таким как музыка или очень важные события. Между тем в рабочих группах различные структуры общения между членами группы, как правило, связаны с появлением соответственно различных способов решения задач и решения проблем (Leavitt, 1951; Shaw, 1951; Guetzkow and Simon, 1955).

    Даже в контексте существующих социальных отношений не все межличностные или коммуникационные связи активируются одновременно.Например, у человека явно есть стабильные связи со своей семьей, но они неактивны, когда он или она находится в другом социальном окружении (например, на работе). В сочетании с факторами, которые действуют независимо от социальных связей (близость и т. Д.), Это предполагает, что социальные группы, во многом как ментальные и нейронные структуры, имеют аспект сборки и разборки, постоянно реконфигурируя себя в ответ на меняющиеся требования среды и непредвиденные обстоятельства.

    Координация между членами группы обычно связана с эффективными коллективными действиями.Помимо создания прочных и прочных связей (например, сплоченности) в группе (Forsyth, 1990), координация была определена как решающий фактор в оптимизации производительности в рабочих группах (Steiner, 1972) и спортивных командах (Vilar et al., 2013). . В то же время, однако, исследования проследили определенные формы дисфункциональной групповой динамики до глобальной синхронизации между взаимодействующими индивидами. В «групповом мышлении», например, повышенное внимание к групповой сплоченности может подавить инакомыслие и тем самым сократить естественные тенденции к самокоррекции (например,g., критическая обратная связь, стремление к индивидуации), которые в противном случае могли бы предотвратить непродуманные групповые решения и действия (Janis, 1982).

    Хотя существующие отношения между людьми в группе могут способствовать появлению коллективной функциональной единицы, синхронизация на уровне группы может возникать при отсутствии социальных связей. Феномен «деиндивидуализации» (Zimbardo, 1969; Diener, 1980), например, относится к потере индивидуальной идентичности и самосознания в больших, неструктурированных группах, занятых общим действием.Это феноменальное состояние имеет тенденцию вызывать повышенную координацию настроений, мыслей и действий среди всех людей в группе, что может способствовать иррациональному, а иногда и агрессивному поведению. Самым крайним проявлением глобальной групповой синхронизации является паника, когда каждый человек пытается выполнить одно и то же действие (например, выйти через единственную дверь из горящего здания), не применяя более функциональный способ координации (например, очередность). В своей модели коллективных действий Тернер и Киллиан (1957) отметили, что в неструктурированных групповых ситуациях, которые сегодня рассматриваются как питательная среда для деиндивидуализации, часто возникает спонтанное появление групповой нормы, которая синхронизирует и поддерживает действия группы как весь.

    В целом, координация действий индивидов в групповом или коллективном контексте — будь то продуктивная при решении проблем или кажущаяся иррациональной как при групповом мышлении или деиндивидуализации — представляет собой появление функциональных единиц. В этом сценарии люди представляют собой элементы более низкого уровня, которые синхронизируются либо благодаря их взаимному влиянию, либо через общий ответ на внешний сигнал (например, лидер, предполагаемая угроза или возможность). Группы, безусловно, отличаются от нейронных систем, сознательных представлений, индивидуальных действий и диадических взаимодействий, но они соответствуют тому же формальному сценарию, который мы описали для этих других базовых уровней психологического функционирования.

    Синхронизация уровней психологической реальности

    Эту модель можно использовать для понимания появления функциональных единиц более высокого порядка на все более высоких уровнях интеграции, связывающих нейронные, психологические и социальные процессы в более крупную динамическую систему. Идея о том, что схожие динамические принципы действуют на разных уровнях — от нейронного до поведенческого и социального — и что эти уровни влияют друг на друга как снизу вверх, так и сверху вниз, была сформулирована теоретиками сложных систем (например.г., Kelso et al., 2013).

    В восходящем режиме синхронизация элементов создает функциональную единицу, которая затем может функционировать как элемент при дальнейшей синхронизации. Таким образом, синхронизация на уровне мозга лежит в основе создания мыслей и чувств. Синхронизация мыслей и чувств у человека может затем способствовать появлению его или ее суждений и планов действий. После того, как суждения и планы действий созданы внутри человека, эти психические состояния более высокого порядка могут синхронизироваться с суждениями и планами действий других людей, с которыми этот человек взаимодействует.Другим путем паттерны синхронизации между нейронами в головном мозге могут вызывать соответствующие паттерны синхронизации между мышечными движениями (Kelso et al., 2013), поэтому синхронизация нейронных групп в головном мозге может вызывать поведенческую синхронизацию напрямую, минуя когнитивные представление. В обоих случаях личная синхронизация служит платформой для двоичной синхронизации. В продолжение этого процесса синхронизированные диады могут синхронизироваться друг с другом для повышения эффективности работы группы.Например, на танцполе диады, состоящие из хорошо синхронизированных танцевальных партнеров, могут перемещаться по танцполу, координируя свои действия с другими парами и избегая столкновений с ними.

    В этом процессе существует два типа перехода между юнитами нижнего и верхнего уровня. Во-первых, синхронизированные ансамбли элементов объединяются в единый функциональный блок. Например, люди, синхронизирующиеся с задачей, становятся командой, которая затем может стать элементом более высокого уровня организации — рабочей группы.В этой форме синхронизации блоки более высокого порядка можно разложить на составляющие единицы более низкого порядка. Во второй форме перехода шаблон синхронизации между элементами на одном уровне, который может быть описан параметром порядка (Haken, 1987), может стать элементом на более высоком уровне. Грубо говоря, параметр порядка — это глобальная переменная, которая описывает закономерности зависимости между элементами системы. Организация элементов системы, описываемая параметром порядка, становится элементом системы более высокого уровня.Другими словами, один и тот же набор элементов может быть синхронизирован по-разному для получения соответственно разных значений результирующего параметра порядка. Например, особый паттерн синхронизации нейронов порождает определенные мысли и чувства. Таким образом, в отличие от первого типа перехода, именно тип синхронизации, а не конкретное подмножество элементов, порождает единицу более высокого уровня.

    Также бывает, что синхронизация на более высоком уровне может способствовать шаблонам синхронизации на более низком уровне.Социальное взаимодействие, например, вызывает у людей мысли и чувства, которые, в свою очередь, могут влиять на их ожидания и модели внимания, которые затем могут вызывать синхронизацию на уровне нейронной активности. Внимание, например, вызывает синхронизацию бета-частоты, которая повышает чувствительность соответствующего набора нейронов для более быстрой синхронизации по длине волны гамма-излучения в процессе восприятия (Wróbel, 2014).

    Восходящие и нисходящие процессы взаимодействуют друг с другом посредством взаимной обратной связи, что создает синхронизирующую динамическую систему, которая может способствовать постоянному изменению и корректировке внутри и между уровнями.Синхронизирующие элементы на нижнем уровне самоорганизуются в целые с эмерджентными свойствами на более высоких уровнях. Эти возникающие целостности, в свою очередь, влияют на схемы синхронизации элементов нижнего уровня. Например, два человека, взаимодействующие в диалоге, образуют диаду со свойствами, которые нельзя свести к разуму взаимодействующих людей. Диада, как возникающее целое, влияет на движения, язык, познания и эмоции человека, что, в свою очередь, влияет на свойства диады (Fusaroli et al., 2014).

    Измерение синхронизации

    Модель, которую мы представили, дает новое понимание того, как функции выполняются системами на разных уровнях — от разума до социальных групп. Но у модели есть еще одно преимущество: идея о том, что функциональные блоки собираются и разбираются в соответствии с требованиями задачи, указывает на новый способ определения и измерения функций. Мы можем проанализировать, какие конкретные конфигурации координирующих элементов — будь то нейроны, концепции или индивидуумы — необходимы для выполнения определенных функций.

    Функциональные возможности подключения

    Чтобы проанализировать состав функционального блока, мы рассматриваем каждую синхронизированную пару элементов как функциональное звено. В течение определенного периода времени, скорректированного для исследуемой системы, то есть миллисекунды для нейронной активности, секунды для координации воспоминаний или минут для группового обсуждения, мы можем затем объединить такие существующие функциональные связи в сеть. В этом изображении свойства функциональных единиц могут быть проанализированы с помощью сетевого анализа.Например, мы можем измерить плотность функционального блока: если плотность высока (т.е. имеется много координирующих пар), мы можем предположить, что либо выполняемая задача является сложной, либо требует избыточности. Если плотность низкая, мы можем предположить, что либо задача проста, либо выполняющая система имеет четко определенные роли для своих элементов. Другие параметры сети, такие как диаметр или длина пути, могут использоваться аналогичным образом для понимания как динамических требований задачи, так и эффективности системы при ее выполнении.

    На сегодняшний день сетевой анализ является основным методом анализа структуры различных систем. Возможная динамика и функции обычно выводятся из свойств структуры (Watts and Dodds, 2007; Baronchelli et al., 2013; Weng et al., 2013). Однако во многих системах — от мозга через когнитивную систему до целых обществ — одна и та же структура связей позволяет системе выполнять различные, иногда диаметрально противоположные функции. Следовательно, анализа структурной сети недостаточно, чтобы понять, как выполняется функция.Сетевая наука лишь частично признает проблему, анализируя изменяющуюся структуру сетей (Capocci et al., 2006; Holme and Saramäki, 2012). Мы предлагаем дополнить стандартный сетевой анализ анализом функциональных связей, динамически формируемых элементами, координируемыми посредством стабильных структурных связей.

    Динамический подход к сетевому анализу до некоторой степени решил эту проблему, предложив парадигму зависящих от времени или временных сетей (Holme and Saramäki, 2012).Этот подход развился из наблюдения, что большинство проанализированных сетевых систем не «существуют» большую часть времени. Например, огромные сети телефонных контактов образуют связанный компонент (то есть сеть) только в том случае, если они объединены в несколько единиц времени (часы, дни, месяцы). Если проанализировать одну минуту, в лучшем случае сеть будет состоять из множества пар соединенных узлов. То, что до сих пор рассматривалось как сеть, обычно представляет собой просто набор возможных (скрытых) соединений, которые эффективно существуют только в течение ограниченных периодов времени.

    Временной сетевой анализ подходит во всех тех случаях, когда динамика процесса, происходящего в сети, имеет такое же временное разрешение, что и формирование структуры сети. В эту категорию попадают все сети, зависящие от личных контактов (эпидемии, динамика мнений и т. Д.) Или телеконтактов (телефон, социальные сети, текстовые сообщения и т. Д.). В тех случаях, хотя понимание сети скрытых соединений по-прежнему важно, такой анализ следует дополнить анализом динамики изменения соединения, поскольку это серьезно влияет на различные параметры сети (т.е., длины пути, взаимность соединений, подключенных компонентов и т. д.).

    Временной сетевой анализ обнаружил, что эволюция сети с течением времени в телефонных контактах показывает интересную закономерность. Определенные последовательности соединений появляются чаще, чем это должно быть случайно (Braha and Bar-Yam, 2009; Kovanen et al., 2011). Считается, что такие временные сетевые паттерны — динамические мотивы — в телефонных звонках отражают динамику наиболее общих социальных процессов над лежащей в основе стабильной структурой социальных связей знакомства (например,g., планирование встреч и подтверждение обратной связи в триаде: A-> B-> C-> A).

    Динамические мотивы — это первый шаг в анализе не только структуры, но и динамики системы как сети, что может помочь понять, как определенный социальный процесс может быть выведен из изменяющейся структуры сети. Мы продвигаем эту идею намного дальше — мы предлагаем, что определенные пространственно-временные паттерны координирующих элементов могут быть извлечены из взаимодействующих элементов и проанализированы с помощью сетевых мер, чтобы показать, как (относительно стабильная) структура системы дает возможность выполнять множество различных функций на разных уровнях. временные шкалы.

    Функциональная связь в нейронных системах

    До сих пор этот тип анализа использовался для изучения нейронных систем. Там особенно легко отличить структуру от динамики. Структурные связи — это (относительно) стабильные анатомические связи, а функциональные связи — это временные зависимости между активностью различных нервных регионов (Friston, 1994; Baronchelli et al., 2013). Такие связи могут быть извлечены в различных временных и пространственных масштабах: из совпадающих цепочек спайков отдельных нейронов или небольших нейронных сборок, из коррелированных потенциалов локального поля кортикальных столбцов, а также из записей ЭЭГ / МЭГ с фазовой синхронизацией из больших областей коры.Хотя структурные связи ограничивают возможные функциональные связи, отношения не являются однонаправленными. Нейроны, которые срабатывают вместе, соединяются вместе (Hebb, 1949). То есть структурные связи формируются для усиления паттернов координации, возникающих в результате одновременной активации (т. Е. Общих стимулов), иногда различая миллисекундные различия в синхронности (Bi and Poo, 2001; Caporale and Dan, 2008).

    Сетевой анализ функциональной связи был успешно применен к функции мозга (Salvador et al., 2005; Стам и Рейневельд, 2007; Рыхвальская, 2013). Это оказалось полезным методом для понимания и диагностики конкретных патологий функции мозга, таких как болезнь Альцгеймера (Stam et al., 2007), эпилепсия (Ponten et al., 2007) и старение (Meunier et al. , 2009). Что особенно многообещающе, так это то, что анализ функциональной связности отражает и различает конкретные задачи — например, пение от счета (Shirer et al., 2012) или пассивное наблюдение из задач классификации (Krienen et al., 2014).

    В этой области также ясно, как этот метод анализа может быть использован для измерения динамики сборки и разборки функционального блока. Изображая его как динамическую сеть функциональных связей, мы можем анализировать изменение показателей сети во времени и понимать, как меняются требования задач. Функциональные сети связи в мозге со временем меняются (Valencia et al., 2008), что позволяет предположить, что они действительно развиваются в соответствии с потребностями задачи.

    Направления будущего

    Хотя функциональный анализ связности еще не применялся к психическим процессам или групповому функционированию, он может оказаться многообещающим направлением.В коннекционистских моделях активации, распределенных по памяти или семантической сети, например, синхронизация активации концептов может быть легко представлена ​​как функциональная сеть. Синхронная активация различных элементов самооценки также может формировать график, где конгруэнтности изображаются как положительные связи, а несоответствия — как отрицательные.

    При анализе групп анализ социальных сетей — это быстро развивающийся исследовательский подход. Однако редко признавалось, что конфигурации значимы для функционирования социальной системы (Johnson, 2013) или что связи могут формироваться не только через структурные связи (например,ж., Facebook друзей, список контактов в телефоне), но и через функциональные (координированная деятельность). Применение функционального анализа связности к функции группы может пролить свет на то, как коллективные задачи создают ограничения на требуемые шаблоны координации и как эти шаблоны развиваются, чтобы позволить группе гибко переключаться между различными функциями.

    Задача будущих исследований в этой парадигме состоит в том, чтобы определить значимые маркеры координации в соответствующих областях (например,g., познание, социальное взаимодействие), которые могут быть использованы для извлечения функциональных связей со значимым временным разрешением (то есть, позволяя динамическую сборку и разборку функциональных единиц). Одновременная активация определенных концептов в семантической сети может быть измерена путем комбинирования физиологических (например, отслеживания взгляда) методологий с компьютерными методами (например, отслеживанием мыши). В социальной сфере огромные объемы данных, собираемых социальными сетями через новые медиа (так называемые большие данные), которые часто содержат временные метки активности, могут стать ценным источником возможных маркеров скоординированной деятельности.

    Заключение

    Модель, которую мы описали, предлагает способ переосмысления отдельных явлений с точки зрения основных принципов динамики синхронизации. Независимо от того, сосредоточено ли внимание в мозгу, познании, социальном суждении, действии или групповом поведении, эффективное функционирование достигается за счет синхронизации рассматриваемых элементов нижнего уровня (нейронов, мыслей, движений, мнений) для формирования функциональных единиц, соответствующих задаче. под рукой. Согласованность, обеспечиваемая формированием функциональных единиц, часто бывает временной и сохраняется только до тех пор, пока это необходимо для выполнения задачи.Таким образом, при изменении требований к задаче происходит повторная сборка и разборка различных функциональных блоков, каждый из которых обеспечивает координацию, необходимую для выполнения определенного требования задачи. С этой точки зрения нейронные, ментальные, действия и социальные процессы не представляют собой продукт статических структур, а скорее представляют собой динамические системы, которые действуют в соответствии с давлением согласованного функционирования.

    Хотя важность согласованности психологических систем широко признана в разных дисциплинах, механизмы, с помощью которых достигается и поддерживается согласованность, не совсем понятны, и не было попыток определить такие механизмы, которые можно масштабировать на разных уровнях психологического функционирования.Представленная нами модель является попыткой обеспечить такую ​​интеграцию. Хотя есть соблазнительные доказательства в пользу этой интеграции, модель находится на начальной стадии и, следовательно, должна рассматриваться как эвристика для исследовательских программ. При соответствующей степени координации таких исследовательских усилий может появиться всеобъемлющая теория психологических процессов, которая может установить функциональную научную парадигму для понимания человеческого опыта.

    Авторские взносы

    Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

    Финансирование

    Мы благодарим за поддержку гранта Польского национального научного центра NCN 2011/03 / B / HS6 / 05084.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Редактор-обработчик объявил о совместной принадлежности, но не о каком-либо другом сотрудничестве, с автором AR и заявил, что процесс, тем не менее, соответствовал стандартам справедливой и объективной проверки.

    Список литературы

    Абельсон, Р. П., Аронсон, Э., Макгуайр, У. Дж., Ньюком, Т. М., Розенберг, М. Дж., И Танненбаум, П. Х. (1968). Теории когнитивной согласованности: Справочник . Чикаго, Иллинойс: Рэнд-МакНалли.

    Google Scholar

    Эрроу, Х., МакГрат, Дж. Э. и Бердал, Дж. Л. (2000). Малые группы как сложные системы: формирование, координация, развитие и адаптация . Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage Publications.

    Google Scholar

    Аксельрод Р.М. (2006). Эволюция сотрудничества: переработанное издание . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги.

    Google Scholar

    Барон Р. М., Амазин П. Г. и Бик П. Дж. (1994). «Локальная и глобальная динамика социальных отношений», в Динамические системы в социальной психологии , ред. Р. Валлахер и А. Новак (Сан-Диего, Калифорния: Academic Press), 111–138.

    Google Scholar

    Baronchelli, A., Ferrer-i-Cancho, R., Pastor-Satorras, R., Chater, N., and Christiansen, M.Х. (2013). Сети в когнитивной науке. Trends Cogn. Sci. 17, 348–360. DOI: 10.1016 / j.tics.2013.04.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бернштейн, Н. (1967). Координация и регулирование движений. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Pergamon Press Ltd.

    Google Scholar

    Би, Г., и Пу, М. (2001). Синаптическая модификация посредством коррелированной активности: пересмотр постулата Хебба. Annu. Rev. Neurosci. 24, 139–166.DOI: 10.1146 / annurev.neuro.24.1.139

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Богаард А., Родитель Дж., Зоховски М. и Бут В. (2009). Взаимодействие клеточных и сетевых механизмов в формировании пространственно-временного паттерна в нейронных сетях. J. Neurosci. 29, 1677–1687. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.5218-08.2009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Браха, Д., и Бар-Ям, Ю. (2009). «Зависящие от времени сложные сети: динамическая центральность, динамические мотивы и циклы социальных взаимодействий», в Adaptive Networks Understanding Complex Systems , eds T.Гросс и Х. Саяма (Берлин: Springer), 39–50. DOI: 10.1007 / 978-3-642-01284-6_3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бузаки, Г. (2006). Ритмы мозга. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780195301069.001.0001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бирн Д., Клор Г. Л. и Смитон Г. (1986). Гипотеза влечения: влияет ли подобное отношение на что-нибудь? J. Pers. Soc. Psychol. 51, 1167–1170.DOI: 10.1037 / 0022-3514.51.6.1167

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Capocci, A., Servedio, V. D. P., Colaiori, F., Buriol, L. S., Donato, D., Leonardi, S., et al. (2006). Предпочтительная привязанность в росте социальных сетей: Интернет-энциклопедия Википедия. Phys. Rev. E Stat. Нелин. Soft Matter Phys. 74, 036116. DOI: 10.1103 / PhysRevE.74.036116

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Капорале Н., Дэн Ю.(2008). Пластичность, зависящая от времени спайка: правило обучения Хебба. Annu. Rev. Neurosci. 31, 25–46. DOI: 10.1146 / annurev.neuro.31.060407.125639

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Chartrand, T. L., and Bargh, J. A. (1999). Эффект хамелеона: связь между восприятием и поведением и социальное взаимодействие. J. Pers. Soc. Psychol. 76, 893–910. DOI: 10.1037 / 0022-3514.76.6.893

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Clore, G.L.и Гормли Дж. Б. (1974). Знание, чувство и симпатия к психофизиологическому исследованию влечения. J. Res. Чел. 8, 218–230. DOI: 10.1016 / 0092-6566 (74) -6

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Csikszentmihalyi, M. (1990). Flow: Психология оптимальной производительности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

    Динер, Э. (1980). «Деиндивидуализация: отсутствие самосознания и саморегуляции у членов группы», в Психология группового влияния , изд.П. Б. Паулюс (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум), 208–242.

    Google Scholar

    Дейкстерхейс, А. Дж. (2005). «Почему мы социальные животные: дорога к подражанию как социальному клею», в книге «Перспективы подражания ». От неврологии к социальным наукам , редакторы С. Херли и Н. Чейтер (Кембридж, Массачусетс, Массачусетс, США), 207–220.

    Google Scholar

    Финк К.Г., Бут В. и Зоховски М. (2012). «Влияние частотной зависимости кривых фазового отклика на синхронизацию сети», в Phase Responses Curves in Neuroscience Springer Series in Computational Neuroscience , ред.W. Schultheiss, A. A. Prinz и R. J. Butera (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer), 475–487. DOI: 10.1007 / 978-1-4614-0739-3_19

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Финк, К. Г., Мерфи, Г. Г., Зоховски, М., и Бут, В. (2013). Динамическая роль ацетилхолина в синаптической перенормировке. PLoS Comput. Биол. 9: e1002939. DOI: 10.1371 / journal.pcbi.1002939

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Форсайт, Д. Р. (1990). Group Dynamics , 2-е изд.Бельмонт, Калифорния: Thomson Brooks / Cole Publishing Co.

    Google Scholar

    Фристон, К. Дж. (1994). Функциональная и эффективная связь в нейровизуализации: синтез. Хум. Brain Mapp. 2, 56–78. DOI: 10.1002 / HBM.460020107

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гибсон, Дж. Дж. (2014). Экологический подход к визуальному восприятию: классическое издание. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

    Google Scholar

    Гомес-Рамирес, М., Hysaj, K., and Niebur, E. (2016). Нейронные механизмы избирательного внимания в соматосенсорной системе. J. Neurophysiol. 116, 1218–1231. DOI: 10.1152 / jn.00637.2015

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гуастелло, С. Дж., И Гуастелло, Д. Д. (1998). Истоки координации и эффективности команды: взгляд из теории игр и нелинейной динамики. J. Appl. Psychol. 83, 423–437. DOI: 10.1037 / 0021-9010.83.3.423

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Guetzkow, H., и Саймон, Х.А. (1955). Влияние определенных сетей связи на организацию и производительность в целевых группах. Manag. Sci. 1, 233–250. DOI: 10.1287 / mnsc.1.3-4.233

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хакен, Х. (1987). «Подход к самоорганизации», в книге «Самоорганизующиеся системы : появление порядка », изд. Ф. Э. Йейтс (Лондон: Plenum Press), 417–437. DOI: 10.1007 / 978-1-4613-0883-6_22

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хэтфилд, Э., Качиоппо, Дж. Т., и Рэпсон, Р. Л. (1993). Эмоциональное заражение. Curr. Реж. Psychol. Sci. 2, 96–100. DOI: 10.1111 / 1467-8721.ep10770953

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хебб, Д. О. (1949). Организация поведения. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Wiley.

    Google Scholar

    Hegselmann, R. (1998). «Моделирование социальной динамики с помощью клеточных автоматов», в Компьютерное моделирование социальных процессов , ред. У. Б. Г. Либранд, А. Новак и Р.Хегсельманн (Лондон: SAGE), 37–64.

    Google Scholar

    Хофри Г., Руволо П., Бартлетт М. С. и Винкельман П. (2014). Соединение механического и человеческого разума: спонтанная мимика физически присутствующего андроида. PLoS ONE 9: e99934. DOI: 10.1371 / journal.pone.0099934

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Янис И. (1982). Групповое мышление: Психологические исследования политических решений и фиаско. Бостон, Массачусетс: Houghton Mifflin.

    Google Scholar

    Джонсон, Дж. (2006). Может ли сложность помочь нам лучше понять риски? Управление рисками. 8, 227–267. DOI: 10.1057 / palgrave.rm.8250023

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джонсон, Дж. (2013). Гиперсети в науке о сложных системах. Сингапур: World Scientific.

    Google Scholar

    Джонс, Э. Э., и Джерард, Х. (1967). Основы социальной психологии. Оксфорд: Wiley.

    Google Scholar

    Келсо, Дж. А. С. (1997). Динамические паттерны: самоорганизация мозга и поведения. Кембридж: MIT Press.

    Google Scholar

    Келсо, Дж. А. С., и Де Гузман, Г. К. (1991). «Механизм прерывания для связного и гибкого мозга и поведенческих функций», в учебниках по моторной нейробиологии НАТО ASI Series , ред. Дж. Реквин и Г. Э. Стельмах (Дордрехт: Спрингер), 305–310. DOI: 10.1007 / 978-94-011-3626-6_25

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кнудструп, С., Зоховски М. и Бут В. (2016). Динамика всплеска сети при гетерогенной холинергической модуляции нейронных возбуждающих свойств и гетерогенной синаптической связности. Eur. J. Neurosci. 43, 1321–1339. DOI: 10.1111 / ejn.13210

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Колер В. (1929). Гештальт-психология. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Liveright.

    Google Scholar

    Кованен, Л., Карсай, М., Каски, К., Кертеш, Дж., И Сарамяки, Дж.(2011). Временные мотивы в сетях, зависящих от времени. J. Stat. Мех. 2011: 11005. DOI: 10.1088 / 1742-5468 / 2011/11 / P11005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Крамер А. Д. И., Гиллори Дж. Э. и Хэнкок Дж. Т. (2014). Экспериментальные доказательства массового эмоционального заражения через социальные сети. Proc. Natl. Акад. Sci. США 111, 8788–8790. DOI: 10.1073 / pnas.1320040111

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кринен, Ф.М., Йео, Б. Т. Т., и Бакнер, Р. Л. (2014). Реконфигурируемые зависящие от задачи режимы функциональной связи группируются вокруг базовой функциональной архитектуры. Philos. Пер. R. Soc. B Biol. Sci. 369: 20130526. DOI: 10.1098 / rstb.2013.0526

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лэрд, Дж. Д. (1974). Самоатрибуция эмоций: влияние выразительного поведения на качество эмоционального опыта. J. Pers. Soc. Psychol. 29, 475–486. DOI: 10.1037 / ч 0036125

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ливитт, Х. Дж. (1951). Некоторое влияние определенных коммуникативных моделей на групповую работу. J. Abnorm. Soc. Psychol. 46, 38–50. DOI: 10.1037 / h0057189

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Льюис, Л. Д., Вайнер, В. С., Мукамель, Э. А., Донохью, Дж. А., Эскандар, Э. Н., Мадсен, Дж. Р. и др. (2012). Быстрая фрагментация нейронных сетей в начале бессознательного состояния, вызванного пропофолом. Proc. Natl. Акад. Sci. США 109, E3377 – E3386. DOI: 10.1073 / pnas.1210
    9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лопеш да Силва, Ф. (1991). Нейронные механизмы, лежащие в основе мозговых волн: от нервных мембран до сетей. Электроэнцефалогр. Clin. Neurophysiol. 79, 81–93. DOI: 10.1016 / 0013-4694 (91) -5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Марш, К. Л., Ричардсон, М. Дж., И Шмидт, Р.С. (2009). Социальная связь через совместные действия и межличностную координацию. Верх. Cogn. Sci. 1, 320–339. DOI: 10.1111 / j.1756-8765.2009.01022.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Машур, Г. А. (2013). Когнитивное связывание: нейробиологическая парадигма общей анестезии и связанных состояний бессознательного. Neurosci. Biobehav. Ред. 37, 2751–2759. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2013.09.009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маунселл, Дж.Х. Р. (1995). Визуальный мир мозга: представление визуальных целей в коре головного мозга. Наука 270, 764–769. DOI: 10.1126 / science.270.5237.764

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Макклелланд, Дж. Л., и Румелхарт, Д. А. (1986). Параллельная распределенная обработка: исследования микроструктуры познания: основы , Vol. 1. Кембридж: MIT Press.

    Google Scholar

    Менье Д., Ахард С., Морком А. и Буллмор Э.(2009). Возрастные изменения модульной организации функциональных сетей человеческого мозга. Нейроизображение 44, 715–723. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2008.09.062

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Майлз, Л. К., Нинд, Л. К., и Макрэй, К. Н. (2009). Ритм раппорта: межличностная синхронность и социальное восприятие. J. Exp. Soc. Psychol. 45, 585–589. DOI: 10.1016 / j.jesp.2009.02.002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Накатани, К., Раффон, А., и ван Леувен, К. (2013). Эффективность осознанного доступа улучшается с объединением медленных и быстрых нейронных колебаний. J. Cogn. Neurosci. 26, 1168–1179. DOI: 10.1162 / jocn_a_00540

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ньютсон Д. (1994). «Восприятие и связь поведенческих волн», в Динамические системы в социальной психологии , ред. Р. Р. Валлахер и А. Новак (Сан-Диего, Калифорния: Academic Press), 139–167.

    Google Scholar

    Нибур, Э., Сяо, С. С., Джонсон, К. О. (2002). Синхронность: нейронный механизм отбора внимания? Curr. Opin. Neurobiol. 12, 190–194. DOI: 10.1016 / S0959-4388 (02) 00310-0

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Новак А., Самрей Дж. И Латане Б. (1990). От частного отношения к общественному мнению: динамическая теория социального воздействия. Psychol. Ред. 97, 362–376. DOI: 10.1037 / 0033-295X.97.3.362

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Новак, А.и Валлахер Р. Р. (1998). Динамическая социальная психология. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google Scholar

    Новак А., Валлахер Р. Р. (2007). «Динамическая социальная психология: о сложности и координации в межличностных отношениях», в К теории сложности лидерства и организации , ред. М. Уль-Бьен, Р. Марион и П. Хангес (Шарлотта, Северная Каролина: Издательство информационного века ), 49–81.

    Google Scholar

    Новак, А., Валлахер Р. Р. и Борковски В. (2000). Моделирование временной координации поведения и внутренних состояний. Adv. Комплексная сист. 03, 67–86. DOI: 10.1142 / S0219525

    0066

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Новак А., Валлахер Р. Р. и Бернштейн Э. (1998). «Вычислительная социальная психология: нейросетевой подход к межличностной динамике», в Компьютерное моделирование социальных процессов , ред. У. Б. Либранд, А. Новак и Р. Хегсельманн (Thousand Oaks, CA: Sage Publications Ltd), 97–125.

    Google Scholar

    Новак А., Валлахер Р. Р. и Зоховски М. (2002). «Возникновение личности: личная стабильность через межличностную синхронизацию», в «Возникновение личности: личная стабильность через межличностную синхронизацию» , редакторы Д. Червоне и У. Мишель (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press).

    Google Scholar

    Новак А., Валлахер Р. Р. и Зоховски М. (2005). Возникновение личности: динамические основы индивидуальной изменчивости. Dev. Ред. 25, 351–385. DOI: 10.1016 / j.dr.2005.10.004

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пиковский А., Розенблюм М. и Куртс Дж. (2003). Синхронизация: универсальная концепция в нелинейных науках. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

    Ponten, S.C., Bartolomei, F., and Stam, C.J. (2007). Сети малого мира и эпилепсия: теоретический анализ графиков записанных интрацеребрально мезиальных приступов височной доли. Clin. Neurophysiol. 118, 918–927. DOI: 10.1016 / j.clinph.2006.12.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рид, С. Дж., И Миллер, Л. С. (1998). «О динамическом конструировании значения: интерактивная модель активации и конкуренции социального восприятия», в Connectionist Models of Social Reasoning and Social Behavior , ред. SJ Read и LC Miller (Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum Associates Publishers), 27– 68.

    Google Scholar

    Рихвальская, А.(2013). «Понимание познания посредством функциональной связи», в Сложная динамика человека. Понимание сложных систем , ред. А. Новак, К. Винковска-Новак и Д. Бре (Берлин: Springer), 21–34. DOI: 10.1007 / 978-3-642-31436-0_2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сальвадор, Р., Саклинг, Дж., Коулман, М. Р., Пикард, Дж. Д., Менон, Д., и Буллмор, Э. (2005). Нейрофизиологическая архитектура функциональных магнитно-резонансных изображений человеческого мозга. Cereb.Cortex 15, 1332–1342. DOI: 10.1093 / cercor / bhi016

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сойер, Р. К. (2005). Социальное появление: общества как сложные системы. Кембридж: Издательство Кембриджского университета. DOI: 10.1017 / CBO9780511734892

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шмидт Р. К. и Ричардсон М. Дж. (2008). «Динамика межличностной координации», в Координация: нейронная, поведенческая и социальная динамика, понимание сложных систем , ред.Фукс и В. К. Йирса (Берлин: Springer), 281–308. DOI: 10.1007 / 978-3-540-74479-5_14

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шоу, М. Э. (1951). Групповая динамика: Психология поведения в малых группах. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

    Google Scholar

    Ширер, В. Р., Ряли, С., Рыхлевская, Э., Менон, В., и Грейциус, М. Д. (2012). Расшифровка когнитивных состояний, управляемых субъектом, с помощью паттернов связи всего мозга. Cereb. Cortex 22, 158–165.DOI: 10.1093 / cercor / bhr099

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Зингер, W. (1999). Нейронная синхрония: универсальный код для определения отношений? Нейрон 24, 111–125. DOI: 10.1016 / S0896-6273 (00) 80821-1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сингер В. и Грей К. М. (1995). Интеграция визуальных признаков и гипотеза временной корреляции. Annu. Rev. Neurosci. 18, 555–586. DOI: 10.1146 / annurev.ne.18.030195.003011

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стэм, К., Джонс, Б., Нолти, Г., Брейкспир, М., и Шелтенс, П. (2007). Сети малого мира и функциональная связь при болезни Альцгеймера. Cereb. Cortex 17, 92–99. DOI: 10.1093 / cercor / bhj127

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Штайнер И. (1972). Групповой процесс и производительность. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press Inc.

    Google Scholar

    Стел, м., и Вонк, Р. (2010). Мимикрия в социальном взаимодействии: преимущества для подражателей, подражателей и их взаимодействие. руб. J. Psychol. 101, 311–323. DOI: 10.1348 / 000712609X465424

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Страк Ф., Мартин Л. Л. и Степпер С. (1988). Запрещающие и облегчающие условия человеческой улыбки: ненавязчивая проверка гипотезы лицевой обратной связи. J. Pers. Soc. Psychol. 54, 768–777. DOI: 10.1037 / 0022-3514.54.5.768

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Строгац, С. (2004). Sync: зарождающаяся наука о спонтанном порядке. Лондон: Пингвин.

    Google Scholar

    Суонн, В. Б. (1997). Проблема с изменением: самопроверка и верность себе. Psychol. Sci. 8, 177–180. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.1997.tb00407.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тессер, А. (1978). Самостоятельное изменение отношения. Adv. Exp. Soc. Psychol. 11, 289–338. DOI: 10.1016 / S0065-2601 (08) 60010-6

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тессер А. и Кэмпбелл Дж. (1983). Самоопределение и поддержание самооценки. Psychol. Перспектива. Сам 2, 1–31.

    Google Scholar

    Тессер А., Мартин Л. Л. и Корнелл Д. П. (1996). «О взаимозаменяемости механизмов самозащиты», в Психология действия: связь познания и мотивации с поведением , ред.М. Голлвитцер и Дж. А. Барг (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 48–68.

    Google Scholar

    Thagard, P., and Nerb, J. (2002). Эмоциональные гештальты: оценка, изменение и динамика аффекта. чел. Soc. Psychol. Ред. 6, 274–282. DOI: 10.1207 / S15327957PSPR0604_02

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Толман, Э. К. (1951). Целенаправленное поведение животных и человека. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press.

    Google Scholar

    Тонони, Г.и Эдельман Г. М. (1998). Сознание и сложность. Наука 282, 1846–1851. DOI: 10.1126 / science.282.5395.1846

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тонони Г., Сринивасан Р., Рассел Д. П. и Эдельман Г. М. (1998). Изучение нейронных коррелятов сознательного восприятия с помощью нейромагнитных ответов с разметкой частоты. Proc. Natl. Акад. Sci. США 95, 3198–3203. DOI: 10.1073 / pnas.95.6.3198

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тернер Р.Х. и Киллиан Л. М. (1957). Коллективное поведение. Оксфорд: Прентис-Холл.

    Google Scholar

    Улхас П., Пипа Г., Лима Б., Меллони Л., Нойеншвандер С., Николич Д. и др. (2009). Нейросинхронность в корковых сетях: история, концепция и текущее состояние. Фронт. Интегр. Neurosci. 3:17. DOI: 10.3389 / нейро.07.017.2009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Валенсия, М., Мартинери, Дж., Дюпон, С., и Чавес, М. (2008). Динамическое поведение малого мира в функциональных сетях мозга, раскрытое с помощью подхода, связанного с сетями, связанными с событиями. Phys. Rev. E Stat. Нелин. Soft Matter Phys. 77: 050905. DOI: 10.1103 / PhysRevE.77.050905

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Валлахер Р. Р. и Новак А. (1997). Возникновение динамичной социальной психологии. Psychol. Inq. 8, 73–99. DOI: 10.1207 / s15327965pli0802_1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Валлахер, Р.Р., Новак А. (1999). «Динамика саморегуляции», в Перспективы поведенческой саморегуляции: достижения в социальном познании , Vol. XII, изд. Р. Р. Вайер (Махва, Нью-Джерси: издательство Lawrence Erlbaum Associates), 241–259.

    Google Scholar

    Валлахер Р. Р., Новак А., Фрёлих М. и Роклофф М. (2002). Динамика самооценки. чел. Soc. Psychol. Ред. 6, 370–379. DOI: 10.1207 / S15327957PSPR0604_11

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Валлахер, Р.Р., Новак А. и Кауфман Дж. (1994). Внутренняя динамика социального суждения. J. Pers. Soc. Psychol. 67, 20–34. DOI: 10.1037 / 0022-3514.67.1.20

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Валлахер Р. Р., Новак А., Маркус Дж. И Штраус Дж. (1998). «Динамика в координации разума и действий», в Personal Control in Action the Springer Series in Social Clinical Psychology , ред. М. Кофта, Г. Вири и Г. Седек (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer), 27– 59.DOI: 10.1007 / 978-1-4757-2901-6_2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Валлахер Р. Р. и Вегнер Д. М. (1987). Что, по мнению людей, они делают? Идентификация действий и поведение человека. Psychol. Ред. 94, 3–15. DOI: 10.1037 / 0033-295X.94.1.3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Валлахер, Р. Р., Вегнер, Д. М., и Сомоса, М. П. (1989). Вам легко сказать: определение действий и беглость речи. J. Pers. Soc.Psychol. 56, 199–208. DOI: 10.1037 / 0022-3514.56.2.199

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    ван Вейк, Б. К. М., Бик, П. Дж., И Даффертсхофер, А. (2012). Нейросинхронность в двигательной системе: что мы узнали на данный момент? Фронт. Гм. Neurosci. 6: 252. DOI: 10.3389 / fnhum.2012.00252

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вилар, Л., Араужо, Д., Давидс, К., и Бар-Ям, Ю. (2013). Наука о победе в футболе: динамика формирования модели в ассоциативном футболе. J. Syst. Sci. Комплекс 26, 73–84. DOI: 10.1007 / s11424-013-2286-z

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    фон дер Мальсбург, К. (1994). «Корреляционная теория функции мозга», в Модели нейронных сетей II: Временные аспекты кодирования и обработки информации в биологических системах , ред. Э. Думани, Дж. Л. Ван Хеммен и К. Шультен (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Springer) , 95–119.

    Google Scholar

    Уорд, Л. М. (2016). «Синхронизация нейронов, ориентация внимания и первичное сознание», в Multimodal Oscillation-based Connectivity Theory , ed.С. Пальва (Cham: Springer International Publishing), 29–49. DOI: 10.1007 / 978-3-319-32265-0_3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уоттс, Д. Дж., И Доддс, П. С. (2007). Влиятельные лица, сети и формирование общественного мнения. J. Consum. Res. 34, 441–458. DOI: 10.1086 / 518527

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wertheimer, M., and Riezler, K. (1944). Гештальт-теория. Soc. Res. 11, 78–99.

    Google Scholar

    Винкельман, П., Зембович М., Новак А. (2015). Последовательный и плавный ум: как единое сознание конструируется из кросс-модальных входных данных посредством интегрированного опыта обработки. Фронт. Psychol. 6:83. DOI: 10.3389 / fpsyg.2015.00083

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wróbel, A. (2014). «Активация внимания в кортикоталамических петлях зрительной системы», в The New Visual Neurosciences , ред. Дж. С. Вернер и Л. М. Чалупа (Лондон: MIT Press), 339–349.

    Google Scholar

    Зембович, К. (2015). Moje czy Twoje? Struktura Procesu Zabierania Głosu w Zespołach Dążących do Konsensusu Decyzyjnego. к.т.н. докторская диссертация, Варшавский университет, Варшава.

    Зембович М., Новак А. и Винкельман П. (2013). Когда звуки выглядят правильно, а изображения — правильными: кросс-модальная согласованность усиливает претензии на присутствие паттерна. Познание 129, 273–278. DOI: 10.1016 / j.cognition.2013.07.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Зимбардо, П.Г. (1969). Человеческий выбор: индивидуация, разум и порядок против деиндивидуализации, импульса и хаоса. Nebr. Symp. Мотив. 17, 237–307.

    Google Scholar

    ochowski, M., and Dzakpasu, R. (2004). Условные энтропии, фазовая синхронизация и изменение направленности информационного потока в нейронных системах. J. Phys. Математика. Gen. 37, 3823–3834. DOI: 10.1088 / 0305-4470 / 37/12/007

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Зоховски, М., Левенштейн, М., Новак, А. (1993). Воспоминание, которое предварительно забывает. J. Phys. Математика. Gen. 26, 2099–2112. DOI: 10.1088 / 0305-4470 / 26/9/009

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    ochowski, M., and Liebovitch, L.S. (1997). Синхронизация траектории как способ управления динамикой связанной системы. Phys. Ред. E 56, 3701–3704. DOI: 10.1103 / PhysRevE.56.3701

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Теория деятельности — обзор

    Модель континуума записей, объект и процесс

    При разработке модели континуума на основе теории деятельности, основанной на ведении записей середины 1990-х годов, я осознавал необходимость учитывать как объектный подход, так и системный процессный подход к ведению документации.Примерно в то же время, когда я разрабатывал модель 2 континуума документов, канадские архивисты, чьи работы я читал, подробно рассматривали объектный и процессный подходы. Лучиана Дуранти раскрывала то, что, не желая лучшего, я буду называть классическим объектным подходом к ведению документации в архивоведении, и только что завершила обзор архивоведения, опубликованный в Энциклопедии библиотечного дела и информатики . Терри Кук готовил свой трактат, ориентированный на процесс, о развитии архивных идей в двадцатом веке.В этом разделе я рассматриваю некоторые перспективы, которые можно почерпнуть из этих работ. 11

    Дуранти, канадский ученый с формирующимся опытом обучения в Италии, открыла для многих англоязычных архивистов дискуссии о латинских теориях ведения документации и представила свои собственные научные взгляды на итальянские акценты в дипломатической науке. Ее рассказы об архивной науке могут вернуть читателя (ну, во всяком случае, этого) к влиянию на западное мышление греко-римской классической традиции в целом и общей метафизики Аристотеля, в частности, с ее акцентом на изучении существенные аспекты конкретных частностей (аспекты, которые отличают их от других вещей), идентификация общих атрибутов, под которые подпадают частные вещи (их классификация), и влияние пространства-времени на них (их физика). 12

    Она предоставляет форму исследования, в которой рассматриваются характеристики архивных документов, архивов, а также процессов ведения документации и архивирования, уделяя особое внимание влиянию процессов на сам объект ведения документации. Это включает в себя способ связывания документов и их агрегирования в поддерживаемые массивы записей (архивная связь типа, рассмотренного в главе 5 этой книги) и, что более конкретно в электронной среде, способ их защиты от изменений или изменений после того, как они покидают сохраняя заботу о своих создателях и переходя в руки архивных учреждений (архивный лимит).Она уделяет особое внимание темам аутентичности и надежности записей, которые, как было задокументировано Дюранти, вызывали озабоченность в древнейшей итальянской архивной практике, о чем свидетельствуют кодексы Юстиниана старого Рима.

    В течение двадцатого века итальянские теоретики архивов, такие как Казанова, Лодолини, Каруччи и сама Дюранти, продолжали исследовать создание архивов с учетом особенностей итальянского и другого опыта. 13 Казанова, по словам Дуранти, был первым, кто подробно обсудил архивную практику как науку в 1928 году.Он помог систематизировать (по крайней мере, для итальянских архивистов) темы и теории, относящиеся к записям как естественному продукту действий, необходимости вести учетные записи действий, а не частичные, и в результате объединить документы в организованный архив. контролируемых процессов агрегации.

    Классическое прочтение модели — это чтение, выполненное на этом общем метафизическом уровне. Он определяет очень широкие категории и устанавливает отношения, существующие между этими категориями в рамках пяти континуумов.Конкретные детали, вещи — это то, что модель описывает как континуум «контейнеров для хранения записей» — [архивный] документ, запись, архив и архивы , все из которых имеют общую форму, но представляют собой разные комплексы эта форма. Сама форма растягивается, изменяется и расширяется в пространстве-времени, как того и ожидает физика. Потенциал всех объектов ведения документации стать общедоступными документами, частью множественного мира за пределами организации и отдельного человека, обозначен в модели квадратной скобкой вокруг архива в первом измерении континуума контейнеров.Влияние процессов архивного связывания на действия по ведению записей присутствует во внешних измерениях захвата и организации, влияет на то, что делается с объектом, расширяя его атрибуты и изменяя его природу как вещи.

    Прослеживая модель как способ мышления до Аристотеля, я не претендую на ее происхождение, но я указываю на повторяющуюся потребность разных эпох в открытии общей метафизики ведения записей заново для своего времени и технологий.Аристотелевский « является как », то, что выделяет его как эту вещь, всегда будет интересовать тех, кто управляет информационными объектами любого рода, но модель переходит с этой точки зрения на постмодернистскую. становление как становление. Как, например, указывает глава 5 этой книги, постоянное добавление метаданных процесса означает, что архивные связи, связи между записями постоянно обновляются в пространстве-времени. В архивных учреждениях нет конечных продуктов, нет устойчивых и стабильных существ, только многие из них в настоящее время заброшены и забыты (а некоторые из них могут постоянно игнорироваться и забываться?).Объекты учета отличаются процессами формирования и продолжения формирования, а не внутренней природой.

    Второе исследование Терри Кука, которое я рассматриваю в этом разделе, представляет собой исследование идей о становлении архивов, выдвинутых архивистами в течение двадцатого века. В подробном отчете он подвергает сомнению аспекты классического взгляда на архивы как на конечный продукт, находящийся на хранении у архивистов, утверждая, что архивист постепенно превращается во что-то «пост-тюремное», которое больше не воспринимается как смотритель или морозильник, на латинском языке. взгляд на ресурс, который сформировали и поддерживают другие.

    Он просит архивистов отойти от объекта, вещи в общем метафизическом представлении, и создать более динамичный реляционный взгляд на процессы, формирующие объект, включая собственное постоянное участие архивистов в формировании архивов как социокультурного ресурса. Он связывает пост-тюремное мышление с постмодерном, особенно в его обновлении акцента на происхождении как на исследовании динамических отношений между создателями записей, функциями и «записями», сущностью постмодернистского взгляда на становление.Кук ясно дает понять, что он не обсуждает полный отказ от архивного учреждения как физического места приема архивных объектов; он скорее определяет расширенную основу для размышлений об опеке и доступных вариантах ее реализации. 14

    Чтобы увидеть намерения Кука в период после тюремного заключения через модель, а также увидеть связи с постмодернистским мышлением в рамках пост-тюремных идей, которые воплотились в жизнь в период с начала до середины 1990-х годов в таких работах, как его, необходимо поднимите глаза над континуумом контейнеров для хранения записей и прочитайте кружки и линии в динамической реляционной манере, подвергая сомнению значение точек и соединяя их по-разному. Открытые и множественные подходы к хранению могут быть обсуждены с помощью модели после рекурсивного участия все измерения при построении архивов применяются более случайным образом.Особенно важно рекурсивное участие действия в первом измерении, единственном месте в модели, которое приспосабливает то, что делается. Почему мы не можем действовать таким образом, например, чтобы архивы формировались мгновенно одновременно с созданием документа? Другие измерения являются формирующими измерениями, регионами, в которых находятся как атрибуты, формирующие наши действия, так и внешние свидетельства этих действий, в соответствии с теориями структурирования и конструирования в социологии (см. Следующий раздел этой главы).Сможем ли мы установить эти другие измерения достаточно прочно, чтобы они влияли на действия, позволяющие создавать микросекунды старых архивов? Или мы будем продолжать создавать одномерные документы, двухмерные записи или трехмерные архивные формы в течение десятилетий, даже если наши технологии позволяют использовать четырехмерные подходы?

    Постмодернистское прочтение, конечно, также вызовет сомнения и вопросы на каждом этапе, пересечении и во всех отношениях внутри модели. Что за след? Есть ли это в качестве доказательства? Как свидетельства ведения документации соотносятся с юридическими доказательствами? Как доказательства связаны с памятью? Кто на самом деле создает агент? Человек или организация, в которой они работают? В чем разница между человеком как «корпусом» (целостное юридическое лицо, юридическое признание, которое дало нам слово «корпорация») и как субъект? Насколько хорошо созданные документы отражают действия?

    И, конечно, есть также большие вопросы субъективности и вовлеченности, поднятые Куком.Архивариус (когда он носит шляпу архивариуса, как указано в теории деятельности, основанной на ведении документации) вовлечен в социокультурную роль, сосредоточив внимание на объектах ведения документации, продолжающихся процессах их формирования и постоянной роли, которую архивисты могут играть как действующие лица в процессы оценки или как субъекты, создающие механизмы для сбора, организации и формирования множества записей и их широкое распространение. Архивистам в этом режиме нужны инструменты анализа, которые соответствуют функционированию и режиму изменения этих объектов, процессам, которые растягивают и формируют данные и документы в архивы — это было одной из причин разработки модели Как были (и будут) документы, созданные, записанные как записи, организованные как часть корпоративного или индивидуального хранилища записей или перенесенные во множество публичных документов? Поддерживали ли процессы потребности в доказательствах и поиске, чтобы сделать их не только доступными для корпоративной, индивидуальной или общественной памяти, но и в первую очередь для доказательных целей? Это вопросы, которые архивисты, в том числе и, возможно, особенно работающие в справочных комнатах, должны ежедневно задавать своим системам, стратегиям и деятельности.