Психология эмоции: Общая психопатология | Обучение | РОП

Содержание

Общая психопатология | Обучение | РОП

Эмоции (от лат. emotio — потрясаю, волную) — субъективное переживание нашего отношения к окружающему и к самим себе.

Эмоции (эмоциональные явления) — психофизиологические комплексы процессов и состояний, основным компонентом которых является эмоциональное переживание, т.е. процесс субъективной оценки в форме непосредственного переживания (радости, страха и пр.) значимости воспринимаемых ситуаций и их отношения к потребностям индивида. Помимо субъективного компонента (связанного с переживанием) эмоции включают целый ряд физиологических проявлений (изменение частоты сердечных сокращений, дыхания, диаметра зрачков и пр.), изменение экспрессии (мимики, пантомимики, голоса и др.). Кроме того, как следствие эмоциональной оценки в организме автоматически происходят процессы повышения или понижения готовности к действию, усиления или прекращения текущей деятельности.

Сочетание в эмоциях психологических, соматовегетативных, моторных компонентов обусловлено тем, что в их формировании основное значение имеет лимбическая система — филогенетически древняя система мозга, включающая отделы коры больших полушарий (древнюю и старую кору — гиппокамп, поясную извилину и т.п.) и промежуточного мозга (таламус, гипоталамус и пр.), имеющая обширные связи как с другими отделами коры (новой корой), так и с вегетативной нервной системой.

Эмоции возникли в процессе эволюции как средство определения биологической значимости внешних воздействий и состояний организма. В первую очередь эта значимость отражается в эмоциональном тоне ощущений. Например, вкус сытной пищи сопровождается приятными переживаниями, болевые ощущения — неприятными. Уже на этом уровне эмоции разделяются на два полярных класса: положительные (вызываемые полезными воздействиями, побуждают субъект к их достижению и сохранению) и отрицательные (стимулируют избегание вредных воздействий). В дальнейшем вместе с эволюционным развитием нервной системы эмоции все более и более дифференцировались в различные типы, имеющие свои психофизиологические особенности. У человека помимо эмоций, непосредственно связанных с физиологическими потребностями его организма (голод, жажда, самосохранение и пр.), так называемых

низших эмоций, развиваются и занимают исключительное место в его жизни эмоции, связанные с удовлетворением социальных потребностей (эстетических, моральных, интеллектуальных и др.), так называемые высшие эмоции. Эти сложные эмоции формируются с участием сознания (коры) в результате социокультурных влияний, они в значительной степени могут контролировать и тормозить низшие эмоции (в простейшем примере: голод может направлять наше поведение на поиск пищи, но если рядом есть кто-то более слабый или нуждающийся, то нравственные чувства подскажут, что сначала нужно поделиться пищей с ним).

В ходе своего индивидуального развития (онтогенеза) человек повторяет этапы эволюционного развития эмоций. У новорожденного ребенка отчетливо проявляются эмоции удовольствия или неудовольствия, связанные с удовлетворением его физиологических потребностей. Например, голод, боль, охлаждение вызывают у младенца недовольство с характерными внешними признаками: гримасой страдания и плачем. По мере роста ребенка, вместе с развитием его мозга, постепенно формируется и эмоциональная сфера со своими индивидуальными особенностями, отражающими сочетание приобретенных в социуме стереотипов и врожденных, биологически обусловленных, характеристик. Таким образом, эмоции (и воля) во многом определяют характерологические особенности индивида, его личность.

Функции эмоций:

  • Оценочная — быстрая, обобщенная оценка происходящих событий.
  • Побудительная — формирование поведения на основе оценки собственных потребностей и происходящих событий.
  • Коммуникативная — мимика и пантомимика позволяет передать свои переживания и свое отношение к окружающему (невербальное общение).

Эмоции необходимы как для организации поведения, основанного на инстинктах, так и для приобретения индивидуального опыта: осуществляя функцию положительного и отрицательного подкрепления, они способствуют приобретению полезных и избеганию не оправдавших себя форм поведения.

Более того, эмоции обеспечивают такую форму мышления и поведенческой адаптации, когда актуализирующийся в виде эмоциональных переживаний видовой (наследственный) и приобретенный опыт позволяет индивиду быстро (и без дополнительных затрат времени и сил на рассуждения) принимать решения (например, избегать чего-либо или стремиться к чему-то) и совершать необходимые в данной ситуации действия без рационального обоснования их целесообразности. Такое «эмоциональное», «интуитивное» мышление преобладает не только у низших животных, но даже у человека, несмотря на развитую у него способность к рациональному познанию.

Таким образом, эмоции значительно влияют на нашу жизнь, при этом далеко не всегда сами эмоции и их влияние на поведение в достаточной мере осознаются человеком. В других случаях он может испытывать затруднения с тем, чтобы определить и выразить свои эмоции, описать их словами (алексетимия). Поэтому клиническая оценка эмоций базируется как на субъективном отчете пациента, так и на наблюдениях за проявлениями его эмоциональности в мимике, поведении, мышлении.

Эмоциональные явления очень разнообразны. С практической точки зрения целесообразно выделение следующих типов эмоциональных явлений:

  • Эмоциональные реакции (собственно эмоции) — непосредственные переживания какой-либо эмоции. Они кратковременны и связаны с ситуацией, которая их вызвала. В каждом языке мира существует множество слов, обозначающих разные типы эмоций и градации их качеств, но базовыми (фундаментальными) принято считать всего 6 эмоций: радость, удивление, страх, гнев, грусть, отвращение. Эмоциональные реакции могут иметь разную степень выраженности, поведенческих и физиологических проявлений.
  • Чувства — это результат обобщения ряда высших эмоциональных реакций, связанных с той или иной ситуацией или объектом. Сформировавшиеся чувства становятся детерминантами эмоциональной жизни человека, определяя возникновение и содержание новых эмоциональных реакций (например, чувством любви может быть обусловлено восхищение предметом любви, ревность и т.
    д.). Сильное доминирующее чувство называют страстью.
  • Эмоциональные состояния значительно длительнее и устойчивее по сравнению с эмоциональными реакциями. Настроение — более или менее устойчивое, продолжительное, не имеющее предметности (т.е. направленности на узко определенный предмет или событие) эмоциональное состояние человека, окрашивающее в течение некоторого времени все его переживания (т.е. являющееся общим эмоциональным фоном). Настроение в той или иной степени влияет на все психические процессы, протекающие в данный отрезок жизни человека, общий нервно-психический тонус и поведение. В отличие от чувств, всегда направленных на тот или иной объект, настроение, даже будучи обусловлено определенными причинами, проявляется в особенностях эмоционального отклика человека на любые события. Настроение отражает обобщенную эмоциональную оценку происходящего с ним.
  • Эмоциональные свойства — устойчивые характеристики эмоциональной сферы индивида, особенности эмоционального реагирования, свойственные определенному человеку в целом на протяжении всей его жизни или значительного ее отрезка.
    Эмоциональные свойства можно оценивать по различным параметрам, например, таким как реактивность и возбудимость (быстрота и сила эмоционального реагирования), лабильность («подвижность» эмоций, их изменчивость) и ригидность (устойчивость эмоций) и пр.

Нейробиологический базис эмоций

Как уже было отмечено, в формировании эмоций основное значение имеет лимбическая система. Несмотря на то что структуры, входящие в лимбическую систему, функционируют в тесной взаимосвязи друг с другом и другими отделами нервной системы, современные нейропсихологические исследования свидетельствуют об особых функциях ряда компонентов лимбической системы.

Амигдала (миндалевидное тело) участвует в эмоционально обусловленном обучении; часто ее называют «центром страха, неприятия», так как стимуляция этой области вызывает страх, а разрушение — бесстрашие, прожорливость, гиперсексуальность и пр. Амигдала имеет непосредственную связь как с таламусом, так и с корой головного мозга.

В таламусе происходит первичная, грубая обработка всех поступающих от органов чувств сигналов (за исключением обонятельных). После этого для дальнейшей детальной обработки и предметного узнавания сигнал передается в соответствующие центры коры (корковые анализаторы). Однако сигналы, которые несут информацию об опасности (опасность оценивается на основе видового или приобретенного опыта), гораздо быстрее передаются в амигдалу, а та, в свою очередь, приводит к формированию быстрой реакции испуга, вызывая характерные соматовегетативные изменения и поведенческие реакции. И только спустя какое-то время, когда закончится корковая обработка поступившего сигнала, из коры в амигдалу приходят сигналы, подтверждающие опасность, или, наоборот, не подтверждающие ее. Такой пример изображен на анимации ниже: в саду человек замечает предмет, похожий на змею, быстрая и грубая обработка зрительного сигнала в таламусе приводит к мгновенной активации амигдалы с соматовегетативными (учащение пульса и дыхания и пр.
) и двигательными реакциями (вздрагивание, отдергивание руки, ноги, бегство). Но через какое-то время поступивший сигнал проходит всю обработку в зрительном анализаторе коры, заканчивающуюся предметным узнаванием, человек понимает, что это была не змея, а садовый шланг, и из коры в амигдалу поступает информация о том, что страх был напрасен, после чего все реакции, связанные с испугом, завершаются. В других случаях, наоборот, какой-то новый и необычный сигнал первоначально не распознается подкорковыми структурами как опасный, но после выявления его потенциальной опасности в ходе предметного восприятия в коре из коры в амигдалу следует информация, запускающая такую же реакцию испуга.

Прилежащее ядро (nucleus accumbens) — ядро в вентральной части стриатума (полосатого тела) — участвует в анализе ожидаемой значимости стимулов, обеспечивает подкрепление положительных стимулов. Часто его называют центром удовольствия. Стимуляция этой области вызывает радость и удовольствие (известны эксперименты, когда крысы с вживленными в эту область электродами столь долго и интенсивно нажимали рычаг, вызывающий стимуляцию, что, забывая о принятии пищи и отдыхе, погибали от истощения и переутомления).

Основной медиатор — дофамин.

Передние отделы поясной (цингулярной) извилины обеспечивают эмоциональную оценку несоответствия ожиданиям и подстройку поведения. Разрушение этой зоны приводит к апатии, акинетическому мутизму. Орбитофронтальная кора интегрирует и сравнивает более сложную информацию об ожидаемой значимости.

Островная (инсулярная) кора получает информацию о состоянии тела, в том числе в отношении телесного ощущения эмоций.

Гипоталамус обеспечивает связь центральной нервной и эндокринной системы, в том числе посредством гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы.

Большое значение в эмоциональной жизни человека имеют префронтальные области коры лобных долей. Предполагается, что отделы головного мозга, задействованные в эмоциональной регуляции, могут составлять две параллельно функционирующие системы: а) вентральную (включая амигдалу, инсулу, прилежащее ядро и пр.), которая важна для «восходящей», автономной эмоциональной оценки важных стимулов и порождения эмоциональных состояний; б) дорсальную (дорсальные области передней части поясной извилины, дорсальная область префронтальной коры и др.

), которая играет важную «нисходящую» роль в сознательной, когнитивной регуляции эмоциональных состояний.

Важность связи лимбической системы и префронтальной коры наглядно видна при оценке состояния эмоциональной сферы пациентов, подвергшихся печально известной операции лоботомии (префронтальная лоботомия, лейкотомия). Разобщение связей префронтальной коры и структур лимбической системы в ходе этой операции приводило к уменьшению интенсивности эмоциональных переживаний, как вызванных болезнью (что расценивалось как терапевтический эффект), так и необходимых личности в обычной, повседневной жизни.

Кроме того, необходимо учитывать и межполушарную асимметрию мозговых функций: в целом считается, что в восприятии эмоциональных сигналов и генерации эмоций в большей степени участвует правое (недоминантное) полушарие мозга.

В связи со сложностью и многокомпонентностью мозговых систем, вовлеченных в эмоциональные процессы, последствия очаговых повреждений в лимбической системе могут быть весьма разнообразны. Тем не менее влияние относительно больших поражений более стереотипное. Они, как правило, приводят к общему уплощению эмоций, что отражается в одновременном уменьшении выраженности эмоций обоих полюсов (удовольствия и неудовольствия).


Подробное руководство по эмоциональному маркетингу

Новую статью Ника Коленды — «Подробное руководство по эмоциональному маркетингу» — специально для #tceh перевела Екатерина Шипилова. Читать в оригинале на сайте nickkolenda.com.

 

Ник Коленда — нейромаркетолог, эксперт в психологии и маркетинге. Автор книги «Методы убеждения: Как использовать психологию чтобы влиять на человеческое поведение». Известен также благодаря своему шоу «Чтение мыслей» в сервисе Chat Roulette (посмотрите, например, подборку его сеансов со случайными пользователями — ролик на YouTube, 4 мин., англ.). У Ника есть собственный сайт nikkolenda.com, где он делится умными тактиками в маркетинге на основе психологии.

Эмоции эволюционно заложены так глубоко в нас, что многие действия мы, сами того не осознавая, совершаем под влиянием импульса. Нужное настроение может побудить нас выбрать тот или иной продукт, в состоянии голода мы легче покупаем, причём не обязательно еду, а купить что-то красивое и дорогое (но не такое уж нужное) мы обычно решаемся в ситуации дефицита времени.

Из «Руководства по эмоциональному маркетингу» Ника Коленды вы узнаете, как работают эмоции и как вам использовать их в своих целях.

***

Я всегда хотел написать такое руководство, потому что эмоции — важная тема. Но упорно откладывал, ведь объём информации способен напугать кого угодно. Тем не менее, я, наконец, собрался с духом.

Добро пожаловать в самое полное руководство по эмоциональному маркетингу.

Как Ник Коленда это сделал

Содержание

Глава 1. Эмоциональный маркетинг: что это

Глава 2. Что такое эмоции

Глава 3. Почему люди испытывают эмоции

Глава 4. Как эмоции влияют на решения, которые мы принимаем

Глава 5. Когда использовать эмоциональные призывы

Глава 6. Какие типы эмоций бывают

Глава 7. Какие эмоции вы должны настроить

Глава 8. Как вызывать эмоции

 

Глава 1. Эмоциональный маркетинг: что это

Эмоциональный маркетинг — это маркетинг, который использует эмоции, чтобы влиять на потребителя. Неожиданно, правда?

Вы можете использовать эмоции, чтобы достигать разных целей:

1. Создавать нужное восприятие.

2. Влиять на поведение.

3. Усиливать ощущения.

 

Глава 2. Что такое эмоции

Эмоции — психические состояния, которые выражают наши чувства и отношение к объекту. Это «стандартный» ответ. Есть ещё один, правдивый: мы не знаем.

 

«Даже спустя целый век попыток и научных исследований не выявлено ни одного последовательного характерного признака ни одной эмоции».

Лиза Фельдман Баррет, книга «Что вызывает эмоции: секретная жизнь мозга» (англ.).

В чем проблема? У эмоций нет отдельных «ярлыков» — таких как счастье, злость, грусть. Звучит нелепо, но мы разработали терминологию прежде, чем разобрались в самом понятии.

Сегодня исследователи пытаются изменить терминологию (см. статью Лизы Баррет «Естественны ли эмоции?», англ., 31 страница в PDF). Но, кажется, уже слишком поздно.

Итак, что такое «те штуки», которые мы испытываем? Представьте цветовой спектр.

Здесь мы также используем ярлыки: красный, зеленый, синий. Но названия цветов — лишь общие категории. В действительности у каждого цвета почти бесконечное число вариаций. Существует так много оттенков красного, что было бы неразумно — и почти невозможно — дать название каждому.

Один крошечный «шажок» вправо или влево создаёт целый новый цвет.

То же самое и с эмоциями. До недавнего времени мы думали об эмоциях как о чем-то, что имеет рамки. Это ограничивало наше понимание. На самом деле эмоции безграничны. Нам нужно рассматривать их как спектр (см. книгу Лизы Баррет «Как возникают эмоции»).

 

Глава 3. Почему люди испытывают эмоции

Мы развили эмоции благодаря их адаптивным преимуществам в процессе эволюции (см. книгу Леды Космидэс и Джона Туби «Настольная книга эмоций», англ., 27 страниц в PDF).

Эмоции служили двум целям:

1. Физической адаптации.

Наши предки выжили, потому что их тело адаптировалось к условиям среды:

 

«[Некоторые действия] требуют немедленной реакции — например, при появлении хищника. Другим необходима постепенная, устойчивая реакция — например, регулирование кровотока для поддержания температуры тела».

Роберт У. Левенсон «Кровь, пот и страх. Автономная архитектура эмоций», англ., 19 страниц в PDF, цитата — на стр. 349.

Внутренние реакции со временем повлияли на облик человека. Например, лицо человека в гневе краснеет, а зрачки сужаются. Видимые изменения адаптивны в социальных взаимодействиях.

2. Социальной адаптации.

Мы развили видимые индикаторы эмоций, потому что они помогают общаться, расшифровывать намерения.

  • • Вид рассерженного человека предупреждает нас быть начеку.
  • • Если нужно кого-то напугать, мы можем показать гнев.

Такие подсказки также «заражают» нас эмоционально:

 

«Для социальных видов есть огромное преимущество в том, чтобы иметь механизм, посредством которого эмоции могут быстро и эффективно передаваться от индивида к индивиду. У людей заражение эмоциями выполняет целый ряд функций, включая предупреждение, успокоение и эмпатию».

Роберт У. Левенсон «Кровь, пот и страх. Автономная архитектура эмоций», англ., 19 страниц в PDF, цитата — на стр. 357.

Если наши предки замечали соплеменника, который бежал в испуге, они могли перенять его эмоции, чтобы подготовиться к нападению или бегству.

 

Глава 4. Как эмоции влияют на решения, которые мы принимаем

Теперь забавная часть. Я собрал модель, чтобы резюмировать эффекты эмоций. После этого обещаю всё объяснить.

Итак, типы эмоций — это предшествующая основа или антецеденты. Эмоции приводят к некоторым видам поведения, которые, в свою очередь, ведут к различным последствиям.

Это упрощённая модель. Для углублённого изучения вы можете обратиться к модели AIM (см. статью Джозефа Пола Форгаса «Настроение и суждение: The Affect Infusion Model», англ., 29 страниц в PDF) и теории когнитивной оценки (см. работу Ричарда П. Багоцци, Маэш Гопин и Прашант У. Ниер «Роль эмоций в маркетинге», англ., 23 страницы в PDF).

Антецеденты

Три типа эмоций влияют на наши решения (см. книгу Джоэль Б. Коэн, Мишель Туан Фам, Эдуардо Б. Андраде «Природа и роль аффектов в поведении покупателя», англ. , 98 страниц в PDF).

1. Интегральные эмоции — напрямую связанные с решением. Вы испытываете интегральные эмоции из-за текущих вариантов или ожидаемого результата (например, удовлетворения от выбора варианта «Б»).

2. Случайные эмоции — текущее настроение. Этот принцип также называют «чувства-как-информация», потому что мы используем наши текущие состояния — чувства — для построения суждений — информации.

В классическом исследовании Норберт Шварц и Джеральд Л. Клор («Настроение, несоответствие и суждение о благополучии: информационные и директивные эффекты аффективных государств», англ., 12 страниц в PDF) попросили людей оценить степень удовлетворенности жизнью. В дождливую погоду люди были гораздо менее счастливы. По сути, они задавались вопросом: «Как я чувствую себя сегодня?». Их пасмурное настроение — проистекающее из погоды — влияло на общую оценку.

Связанные с действием эмоции включают характеристики принятия решений.

Если необходимо выбрать один вариант из множества благоприятных, вы можете ощутить ожидаемое сожаление. Эти негативные чувства способны повлиять на решение (например, отложить покупку).

Поведение

Все три эмоции, в свою очередь, ведут к промежуточным эффектам:

1. Область внимания.
2. Информационный фокус.
3. Социальный фокус.
4. Нормативный фокус.
5. Временной фокус.
6. Уровень уверенности.

Область внимания

Эмоции влияют на наши решения, поскольку корректируют сферу внимания.

Негативные эмоции — такие, как страх, — означают суженный объём внимания (см. Саймон Вичари, Руи Мата, Джордж Райзкэмп «Вероятностные выводы под эмоциональным стрессом: как возбуждение влияет на процессы принятия решений», англ., 15 страниц в PDF). Например, если вашего ребенка нет дома, вам трудно сосредоточиться.

Положительные эмоции — как счастье — усиливают внимание (см. Дж. Роуэ, Дж. Б. Хирш, А. К. Андресон, «Положительный аффект увеличивает широту внимательного выбора», англ., 6 страниц в PDF). Когда наши предки были счастливы, они находились в безопасной среде (где расширенный объём внимания помогал им найти ресурсы).

Информационный фокус

Эмоции влияют также на тип информации, на которую мы полагаемся.

Конкретные образы

Мы склонны больше доверять конкретным образам.

Участники исследования Эрика Джонсона «Рамки, вероятностные искажения и страховые решения» (англ., 17 страниц в PDF) предпочитали план страхования, который покрывал смерть от терроризма в сравнении с планом, который покрывал смерть по любой причине. По иронии, второй план подразумевал в качестве страхового случая любую причину смерти, но люди находили его менее привлекательным.

В другом исследовании люди охотнее жертвовали $5 африканской девушке по имени Рокия, чем абстрактному «миллиону людей» (см. статью Деборы А. Смолл, Джорджа Лоуэнштейна, Пола Словик «Сочувствие и бесчувственность: влияние совещательной мысли на пожертвования на выявленные и статистические жертвы», англ. , 12 страниц в PDF). Представить миллион нуждающихся для нас проблематично. Но мы легко можем «увидеть» одного ребёнка в беде.

Уровень трактовки

Эмоции влияют на наш уровень трактовки (см. статью Апарны А. Лабру, Ванессы М. Патрик «Почему счастье помогает увидеть картину в целом», англ., 11 страниц в PDF).

Негативные эмоции (сужают внимание) — триггер низкого уровня трактовки. Мы сосредотачиваемся на базовых подробностях.

Позитивные эмоции (усиливают внимание) — триггер высокого уровня трактовки. Мы сосредотачиваемся на абстрактной информации и общих принципах.

Фокус органов чувств

Эмоции влияют на наше сенсорное восприятие.

Это называется аффект-гейтинг:

 

«…потребители в негативном эмоциональном состоянии чувствительны к тактильным преимуществам продуктов, позитивное эмоциональное состояние повышает чувствительность потребителей к визуальным преимуществам продуктов».

Дэн Кинг, Крис Джанижевски «Аффект-гейтинг» (англ., 16 страниц в PDF).

Такие реакции были адаптивными в процессе эволюции. Мы испытываем негативные эмоции, когда мы в беде. Нам больно. Мы потеряны. Нам нужно тепло. Чтобы выжить, был необходим механизм, который направлял бы нас к положительному физическому прикосновению, контакту в негативных ситуациях. В ответ наш мозг разработал схему, чтобы увеличивать удовольствие от тактильной стимуляции в негативных состояниях.

Положительные эмоции могут быть разными:

 

«…молодые особи млекопитающих в положительном аффективном состоянии — самодостаточные организмы. До тех пор, пока в данном состоянии нейронные схемы побуждают их исследовать окружающую среду, шансы на выживание будут возрастать».

Дэн Кинг, Крис Джанижевски, «Аффект-гейтинг».

Таким образом, когда мы чувствуем себя уверенно, наш мозг увеличивает удовольствие от визуальной стимуляции. Это означает, что мы больше подвержены убеждению через визуальные эффекты (см. статью Мишель Туан Фам и Тамар Авнет «Идеалы и идеи и уверенность VS содержания в убеждении», англ., 17 страниц в PDF).

Взаимодействие с настроением

Эмоции влияют на наши решения, потому что мы фокусируемся на «настроенческой» информации (см. статью Рашми Адавал «Иногда это просто кажется правильным: дифференциальное взвешивание зависимой от влияния и не зависящей от влияния информации продукта», англ., 17 страниц в PDF).

Рассмотрим на примере отпуска. Счастливые люди уделяют больше внимания положительным моментам — отдыху на пляже. Несчастные — отрицательным — стоимости поездки.

Мы придаём большее значение «настроенческой» информации, ошибочно считая её более точной:

 

«Когда посторонний аффект совпадает по валентности с реакциями человека на информацию, он может заставить появляться эти реакции в более подходящий момент, усилив уверенность нашего восприятия в том, что наши ощущения по поводу информации — корректны».

Рашми Адавал «Иногда это просто кажется правильным: дифференциальное взвешивание ...», стр. 3.

К тому же мы постоянно находимся в поиске той информации, которая подходит под наше настроение — особенно когда мы не в духе. Именно поэтому часто люди слушают грустные мелодии, когда им грустно. Музыка заменяет им чуткую дружескую поддержку.

 

«Эстетический стимул, который подходит к нашему настроению, сродни эмпатичному другу, который может подарить чувство, будто вы делитесь настроением, опыт эмоционального контакта, благодаря которому люди чувствуют, что их эмоции поняты; о них заботятся, их поддерживают и одобряют».

Чан Жен Ли, Эдуардо Б. Андрадэ, Стэфан И. Палмер «Межличностные отношения и предпочтения для настроения в эстетическом опыте» (англ., 12 страниц в PDF).

Социальный фокус

Эмоции могут быть направлены как на самого человека, так и на его окружение.

Рассмотрим гордость и удовлетворение:

  • • Гордость усиливает фокус на общество. Мы мотивированы привлечь внимание, о чём свидетельствует выпяченная грудь и вздёрнутый подбородок. Эта эмоция позволяла нашим предкам устанавливать превосходство над другими.
  • • Удовлетворение ослабляет фокус на общество. Когда мы испытываем эту эмоцию, мы пресыщены и предпочитаем безопасную обстановку, чтобы насладиться довольством.

В обоих случаях фокус влияет на наше желание владеть тем или иным продуктом:

 

Регулирующий фокус

Эмоции влияют на склонность приобретать или отвергать.

Рассмотрим грусть и отвращение. Обе эмоции негативны, но вызывают разные эффекты:

  • • С отвращением возникает желание отвергать. Эта эмоция помогала нашим предкам избегать токсических раздражителей.
  • • С грустью возникает желание изменить обстоятельства. Эта эмоция может повысить нашу склонность к принятию.

Отвращение снижает стоимость предмета, потому что люди хотят от него избавиться. Грусть, напротив, увеличивает цену — потому что люди жаждут приобрести новое, чтобы улучшить положение (см. статью Дженнифер С. Лернер, Деборы А. Смолл, Джорджа Лоуэнштейна «Струны сердца и струны кошелька: эффекты переноса эмоций на экономические решения», англ., 6 страниц в PDF).

Даже нейтральные эмоции, такие как голод, стимулируют принятие или отторжение:

 

«…голод, вероятно, активирует общие концепции и поведенческие установки, связанные с приобретением. Эти концепции приобретения, однажды возникшие в памяти, могут влиять на последующие решения о приобретении объектов — даже если они (скажем, зажимы для бумаг) явно неспособны избавить от чувства голода».

Элисон Джинг Ксу, Норберт Шварц, Роберт С. Уаер Дж., «Голод способствует приобретению непищевых объектов», англ., 5 страниц в PDF.

Временной фокус

Эмоции отправляют нас к прошлому, настоящему или будущему.

 

«Временной фокус» влияет на наши решения. Например, когда мы фокусируемся на будущем, у нас лучше развит самоконтроль. В одном из экспериментов люди ели меньшее количество M&Ms, когда исследователи стимулировали у них чувство надежды (см. Карен Пэйдж Винтерич, Келли Л. Хоус, «Полезная надежда: влияние будущих положительных эмоций на потребление», англ., 23 страницы в PDF).

Уровень уверенности

Эмоции имеют разные уровни уверенности.

Рассмотрим гнев и страх (см. статью Лариссы З. Тьеденс, Сьюзан Линтон «Суждение под действием эмоциональной уверенности и неопределённости: влияние конкретных эмоций на обработку информации», англ., 16 страниц в PDF).

  • • Когда мы напуганы, мы меньше уверены в исходе ситуации.
  • • Когда мы испытываем гнев, мы знаем его причину.

Гораздо важнее то, что мы можем толковать чувства уверенности и неуверенности.

  • • Трусливые картёжники испытывают большую неуверенность. Они чувствуют, что их шансы на выигрыш становятся более непредсказуемыми, и перестают играть.
  • • Склонные к проявлению гнева картёжники неправильно истолковывают чувство своей уверенности. Они ощущают себя уверенно из-за причины гнева, а потому путают это чувство уверенности с вероятностью выигрыша.

Последствия

Предыдущие факторы увеличивают влияние в последующих направлениях:

1. Глубина обработки;
2. Скорость принятия решения;
3. Оценка важности;
4. Оценка вероятности;
5. Выбор поведения.

Глубина обработки

Эмоции влияют на наши решения, потому что они воздействуют на степень мыслительной обработки информации.

Один из факторов — уровень уверенности:

  • • Эмоции с глубокой степенью уверенности (гнев) влекут за собой эвристическую обработку информации. Мы чувствуем себя уверенными в наших эмоциях и переносим эти ощущения на уверенность в определенном решений. Нам не нужно долго размышлять, потому что мы заранее уверены в принятом решении.
  • • Эмоции с низкой степенью уверенности (страх) влекут за собой систематическую обработку информации. Мы уже не так уверены в своих эмоциях, а значит, и в самом решении. Возникает потребность тщательно всё изучить.

Другой фактор — валентность (см. статью Пола Герра, Кристин Пэйдж, Брюса Пфайфера, Дерика Ф. Дэвиса «Аффективные влияния на оценочную обработку»).

  • Позитивные эмоции активизируют процесс эвристической обработки информации. Положительные эмоции для нас — сигнал о безопасности нашего окружения, мы чувствуем себя более защищенными в момент принятия решения.
  • Негативные эмоции активизируют процесс систематической обработки информации. Негативные эмоции сигнализируют о небезопасности, нестабильности нашего окружения, мы считаем себя обязанными тщательно обдумывать решения.

Скорость принятия решения

Таким же образом эмоции влияют на наши решения, сокращая время принятия решений.

Наша эмоциональная система закреплена в настоящем (см. исследование Ханны Чанг и Мишель Туан Фам «Аффект как система принятия решений в настоящем», англ., 66 страниц в PDF). Под действием эмоций мы быстрее принимаем решения и выбираем те варианты, которые предоставляют немедленную выгоду. Это имеет смысл. Наши предки развили в себе эмоции для помощи в ситуациях, когда решение нужно прямо сейчас (например, бежать или драться).

Оценка ценности

Эмоции влияют на наши решения, потому что воздействуют на восприятие ценности (см. статью Дженнифер С. Лёрнер, Дэчер Келнер «Помимо валентности: к модели эмоционального влияния на суждение и выбор», англ., 21 страница в PDF).

Относительная ценность

Мы используем два метода для расчёта ценности:

  • Кардинальная полезность — абсолютное значение на количественной шкале.
  • Обычная полезность — относительное значение, сравниваемое с остальными вариантами.

Наши эмоции признают метод обычной полезности (см. статью Мишель Туан Фам, Али Фараджи-Рад, Оливер Тоуба, Леонард Ли «Аффект как обычная система оценки полезности», англ., 15 страниц в PDF).

Работники больше радуются не тогда, когда вы поднимаете зарплату до невообразимых высот, а тогда, когда вы делаете их оклад выше, чем у коллег.

Почему мы фокусируемся на относительности? Опять же, так сложилось в ходе эволюции. Когда наши предки испытывали эмоции, они не высчитывали, сколько им нужно заработать для достойной пенсии. Они сравнивали доступные варианты:

  • • Должен ли я драться или бежать?
  • • Должен ли я охотиться или остаться на месте?
  • • Должен ли я делать «А» или «B»?

Эти решения не требуют точных расчётов. Они требуют лишь оценить: «A» лучше «B»? Или «B» лучше «A»?

Нечувствительность обзора

У эмоций существует проблема с машстабом.

Другими словами:

 

«…когда люди полагаются на эмоции, они чувствительны к наличию или отсутствию стимула (так называемую разницу между нулём и неким значением), но невосприимчивы к большим вариациям оценивания».

Кристофер К. Си, Ювал Роттенштрих «Музыка, панды и грабители: об аффективной психологии ценности» (англ., 8 страниц в PDF).

Кристофер Си и Ювал Роттенштрих измерили желание людей платить за CD-диск Мадонны. Для начала они задали не относящиеся к делу вопросы, чтобы направить мышление участников рациональным или эмоциональным образом. После чего спросили: «Сколько бы вы заплатили за набор из 5 или 10 CD-дисков?».

Люди вычисляют желание заплатить за товар в зависимости от типа мышления:

  • • Представители рациональной группы подсчитали, сколько бы они заплатили за один CD-диск (например, $3). После чего помножили значение на количество CD-дисков (например, $15 за набор из 5 CD-дисков, $30 за набор из 10 CD-дисков).
  • • Представители эмоциональной группы в вычислениях основывались на личном отношении к Мадонне. Вне зависимости от количества дисков в наборе оно оставалось одинаковым, поэтому и интенсивность желания заплатить не изменялось (около $20).

Люди испытывают одни и те же эмоции на различных уровнях — например, если читают историю, основанную на реальных событиях, или полностью выдуманную (см. статью Джейн И. Дж. Эберт, Тон Мейвис «Чтение вымышленных историй и выигрыш отложенных призов: Удивительное эмоциональное влияние отдаленных событий», англ., 17 страниц в PDF). Мы настолько погружаемся в эмоциональные переживания вымышленной истории, что не способны дистанцироваться от информации (произошло ли это в действительности?).

Подобным образом, ожидая удара электрическим током, люди ощущают одинаковый уровень стресса вне зависимости от шанса получения удара в 5%, 50% или 100%. Светящееся изображение удара — всё, что необходимо.

Оценка вероятности

Нечувствительность к масштабу эмоций и конкретные образы влияют на то, как мы оцениваем вероятности.

Представьте, что вам нужно вынуть красный боб из банки с белыми бобами. Что подсказывает вам интуиция, какая из групп более привлекательна?

Скорее всего вы выбрали первую группу — с большим количеством красных бобов, правда?

Вероника Денис-Радж и Сэймор Эпштейн провели такой же эксперимент. Большинство людей выбирали первую группу, даже если знали, что в ней их шансы на успех меньше:

 

Не имеет значения, что ваш шанс выиграть в лотерею — 1 к 100 млн: простое присутствие образа в голове, как вы выигрываете, действует весьма убедительно.

Выбор поведения

Когда люди оценивают предметы последовательно, эмоции больше всего влияют на первый вариант (см. Ченг Кью, Катерина У. М. Йенг «Настроение и сравнительное суждение: влияет ли настроение на всё и, в итоге, ни на что?», англ., 15 страниц в PDF).

Почему это происходит? Мы неправильно аттрибутируем эмоции. Первый вариант мы воспринимаем как источник настроения. Последующие варианты обладают меньшим эффектом, потому что мы уже назвали свои эмоции:

 

«…как только индивиды приписывают аффект одному источнику (первому варианту из предложенных), они с меньшей вероятностью свяжут этот аффект с другими источниками (вторым и третим вариантами)».

Катерина У. М. Йенг, Ченг Кью «Как аффект влияет на выбор: исследование процессов сравнения» (англ., 3 страницы в PDF)

Если нам хорошо, когда мы рассматриваем первую опцию, мы непременно оказываемся связаны с этим вариантом.

Глава 5. Когда использовать эмоциональные призывы

Прежде чем решить, на какие эмоции ориентироваться, необходимо разобраться, нужно ли использовать их вообще.

Эмоциональные призывы будут эффективны в следующих ситуациях:

1. Незамедлительные решения.
2. Независимые решения.
3. Неопределённые решения.
4. Гедонистические опции.
5. Ситуация приобретения.
6. В общении со старшим поколением.

Использование эмоций в незамедлительных решениях

Поскольку наша система эмоций закреплена в настоящем, мы полагаемся на эмоции при принятии срочных решений:

 

Однако срочные решения зависят от контекста. В исследовании Ханны Чанг и Мишель Фам (см. «"Я" следую сердцу и "мы" полагаемся на причины», англ., 21 страница в PDF) студенты представляли, что выпускной экзамен ждёт их либо в следующем месяце, либо в следующем году. В первом случае студенты с большей вероятностью арендовали бы «эмоциональную» квартиру (например, с потрясающим видом из окна), чем «рациональную» квартиру (например, ближе к метро).

Итак, базовая стратегия: если клиент ограничен во времени при принятии решения, настройте его эмоции. Дальше поговорим о других тактиках.

Тактика 1: Сократите время принятия решения для гедонистических продуктов

Если ваш продукт эмоциональный по своей сути — как роскошные туфли — ускорьте процесс принятия решения:

  • • Подчеркните ограниченность количества (например, осталось всего 2 единицы на складе).
  • • Предоставьте временные скидки (например, распродажа только на этой неделе).
  • • Минимизируйте доступность продукта (например, продается только зимой).

Тактика 2: Применяйте эмоциональный призыв перед продажей

Возможно, вы продаёте продукт через автоматизированную систему рассылок в электронной почте. В этом случае поместите эмоциональный призыв ближе к концу вашей цепочки триггерных писем — ближе к моменту принятия решения.

Тактика 3: Размещайте гедонистические продукты у кассы

В розничных магазинах импульсивные покупки обычно гедонистические (жвачка, шоколад, журналы со сплетнями). Это имеет смысл, потому что у людей в запасе ограниченное количество времени для принятия решения. Вы можете использовать подобный подход в электронной коммерции. Когда вы продаёте что-то сверх чека ближе к концу времени, отведённого на оплату, предлагайте товары для удовольствия.

Тактика 4: Сократите время ожидания эмоциональных преимуществ

Поскольку система эмоций закреплена в настоящем, это делает людей нетерпеливыми (см. статью Брэм Ван Дер Берг, Зигфрид Девитт, Люк Уорлоп «Бикини провоцируют нетерпение при межвременном выборе», англ., 13 страниц в PDF).

Предположим, вы продаете продукт, предназначенный для удовольствия (например, стильную одежду), но покупатель ощутит его преимущества через время (период ожидания доставки). Вы можете предоставить другое преимущество (доступ к видео с советами стилистов для приобретённого продукта). Вы обеспечите немедленную выгоду и получите возможность продать и другие товары. Беспроигрышная стратегия!

О, и конечно, предложите ускоренную доставку для эмоциональных покупок.

Использование эмоций в независимых решениях

Эмоциональные призывы более эффективны, когда клиенты делают выбор в одиночку.

В выборе группы людей — с фактором общественных последствий — мы предпочитаем более безопасный вариант:

 

На b2b-рынке, где решения касаются большого числа людей, не полагайтесь только на эмоции. Всегда предоставляйте клиентам практичные причины, чтобы они могли использовать их как «парашют» в разговоре с коллегами (например, «Ну, я купил это из-за [разумной причины]»).

Использование эмоций в неопределённых решениях

Неопределённость может быть хорошей или плохой:

  • Хорошая неопределённость: содержимое подарка.
  • Плохая неопределённость: обвал фондового рынка.

Оба варианта приводят к большей зависимости от эмоций (см. статью Али Фараджи-Рад, Мишель Туан Фам, «Неопределённость увеличивает доверие к аффектам в решениях», англ., 59 страниц в PDF).

Когда люди неуверены, они используют «конструктивное мышление», которое действует как шлюз для входа в эмоцию (см. статью Джозефа Форгаса «Настроение и суждение»).

Тактика использования эмоций в неопределённости: дайте эмоциональный призыв нерешительным клиентам

Когда клиенты упорно нерешительны, мы обычно прибегаем к рациональным аргументам. Однако, несмотря на противоречивость, их неопределённый настрой уже созрел для эмоционального толчка.

Использование эмоций в гедонистических опциях

Это, наверное, очевидно, но на всякий случай. Эмоциональные призывы более эффективны для гедонистических продуктов. Основная причина связана с надстроечной информацией (см. статью Мишель Туан Фам, Мэгги Джуэнес, Патрика Де Пелсмакера «Влияние рекламы на оценку брендов: эмпирические обобщения отзывов потребителей о более чем 1000 рекламных роликов», англ., 43 страницы в PDF).

Использование эмоций в ситуациях приобретения

Эмоциональные призывы более эффективны, когда вы описываете то, что ваш продукт даёт, а не то, что он предотвращает.

Когда мы нацелены на принятие, мы воспринимаем эмоции более точно (см. статью Мишель Туан Фам, Тамар Авнет «Условная зависимость от эвристических аффектов как функция регуляторного фокуса», англ., 12 страниц в PDF). Мы находим эмоциональные преимущества более убедительными и в большей степени полагаемся на периферийную информацию (например, визуальную эстетику), а не на содержательную информацию (см. статью Мишель Туан Фам, Тамар Авнет «Идеалы и идеи и опора на аффект VS содержание в убеждении», англ., 17 страниц в PDF).

Использование эмоций в товарах для старшего поколения

Эмоциональные призывы более эффективны для пожилых демографических групп. И причина этого довольно интересна (см. статью Патти Уильямс, Эйми Дролет «Связанные с возрастом различия в ответах на эмоциональную рекламу», англ., 13 страниц в PDF).

В любом контексте мы рассматриваем время как ограниченное или экспансивное, что меняет наше поведение. Это теория социоэмоциональной избирательности (читайте статью Лауры Л. Карстенсен, Дерека М. Исааковитс, Сьюзан Тюрк Чарльз «Принимая время всерьёз: теория социоэмоциональной избирательности», англ., 18 страниц в PDF).

  • • Когда время экспансивно (например, у молодых людей), мы фокусируемся на целях знания. Мы тратим больше времени на планирование, чтобы подготовиться к будущему.
  • • Когда время ограниченно (например, у пожилых людей), мы фокусируемся на эмоциональных целях. Мы проводим больше времени с близкими, наслаждаясь настоящим.

Вот почему эмоциональные призывы работают лучше для более взрослых групп аудитории.

Интересно, кстати, что восприятие времени весьма податливо. Ваша перспектива меняется в зависимости от контекста. У первокурсников колледжа в запасе много времени, поэтому они предпочитают заводить новых друзей. У старшекурсников перспектива ограниченна. Поэтому они предпочитают проводить время со старыми друзьями (см. статью Барбары Л. Фредериксон «Социоэмоциональное поведение в конце студенческой жизни», для скачивания PDF нужен доступ).

Глава 6. Какие бывают типы эмоций

Майкл Льюис в статье «Появление человеческих эмоций» (англ., 17 страниц в PDF) предлагает три категории эмоций, но я опишу четыре:

1. Рефлексные эмоции.
2. Основные эмоции.
3. Сознательные эмоции.
4. Социальные эмоции.

Хотя эмоции и недискретные категории, я буду использовать конкретные ярлыки.

Рефлексные эмоции (0-3 месяцев)

Когда мы рождаемся, мы испытываем две — только две — эмоции.

  • Удовлетворение. Мы слишком малы, чтобы отличать положительные эмоции между собой, поэтому «удовлетворение» охватывает их все целиком. Если наши потребности будут удовлетворены, тогда и нам будет хорошо.
  • Нужда. Точно так же, когда потребности неудовлетворены, мы испытываем огорчение. И плачем, чтобы сообщить об этом.

Основные эмоции (3-6 месяцев)

Через некоторое время наше тело может различать новые эмоции между удовлетворением и нуждой.

  • Интерес. Выживание человека зависит от исследования мира и обучения (см. статью Джорджа Лоуенштейна «Психология любопытства: обзор и реинтерпретация», англ., 24 страницы в PDF). Не будь интереса, мы бы погибли.
  • Счастье. Мы чувствуем себя счастливыми, когда видим знакомые стимулы.
  • Печаль. Ребёнку, который ищет мать, грусть, сопровождающаяся плачем, помогает её вернуть.

Сознательные эмоции (0,5-2,5 года)

По мере развития нашего сознания мы испытываем и другие эмоции.

  • Страх, который требует большего когнитивного развития:

 

«...чтобы дети проявляли страх, они должны быть способны сравнить событие, которое его вызывает, с другим событием — как внутренним, так и внешним».

Майкл Льюис «Появление человеческих эмоций».

Например, детям необходимо уметь определять, что лицо незнакомца отличается от знакомого лица.

Социальные эмоции (2,5+ года)

По мере развития мы приобретаем самосознание. Мы начинаем взаимодействовать в социальном плане и можем сравнить, отличается ли наше поведение от общепринятого.

  • Гнев. Мы злимся, когда люди не относятся к нам с достаточной важностью. Наши предки создали гнев для улучшения своего благосостояния:

 

«Акты или сигналы гнева сообщают, что, если цель в достаточной мере не увеличит благосостояние индивидуума, индивидуум будет налагать издержки или лишать выгод».

А. Сэлл, Дж. Туби, Л. Космидес «Прочность и логика человеческого гнева».

Исследователи обнаружили нечто интересное. Некоторые люди от природы обладали лучшей способностью торговаться:

  • • Могли просить большую цену за товары или услуги (например, скотоводы).
  • • Могли давать больше преимуществ (например, хороших помощников).

Поскольку у этих людей было больше рычагов воздействия, они чувствовали «право» на большее благосостояние. Они легче испытывали гнев — даже в честных сделках — потому что ожидали большего.

Сейчас мы ощущаем на себе эти эволюционные механизмы. Как и прежде, более сильные мужчины и более привлекательные женщины более склонны к гневу.

Что интересно, физически сильные политики чаще используют военную силу. Основываясь на своей индивидуальной силе, они ошибочно полагают, что другие нации менее вероятно прибегнут к ответным мерам.

  • Сочувствие. Большинство млекопитающих обладает эмпатией. Если отпрыск страдает, родителям нужно ощутить те же эмоции, а заодно и мотивацию для решения проблемы (см. статью Франс Б. М. де Ваал «Возвращение альтруизма в альтруизм: эволюция эмпатии», англ., 25 страниц в PDF).

Со временем эмпатия начала играть большую роль в обществе. Мы добиваемся большего — и живём лучше — когда сотрудничаем с другими.

Мы развили ревность по адаптивным причинам:

  • • Мужчины нуждались в ревности, потому что женская измена снижала вероятность воспроизводства.
  • • Женщины нуждались в ревности, потому что мужская измена снижала вероятность приобретения ресурсов.

Поэтому мужчины и женщины чувствовали разную ревность. Мужчины были более ревнивы к сексуальной неверности, в то время как женщины были более ревнивы к эмоциональной неверности. И, благодаря природе эволюции, это актуально и сегодня (см. статью Дэвида М. Басса, Рэнди Дж. Ларсена, Дрю Уэстен, Дженнифер Семмелрот «Гендерные различия в ревности: эволюция, физиология и психология», англ., 5 страниц в PDF).

После совершения социальной ошибки наши предки нуждались в восстановлении общественных связей. Они развили смущение, характеризующееся покорной осанкой, румянцем и означающее раскаяние в нарушении. Именно так они восстанавливали свою позицию в обществе (см. Дэчер Келнер, Бренда Н. Басвел «Смущение: его отличительная форма и функции умиротворения», англ., 21 страница в PDF).

Подобным образом стыд заставляет людей соответствовать. Наши предки нуждались в способности к стыду, чтобы принимать свою долю ответственности. Да, древние люди были очень злы на тех, кто не соответствовал.

Глава 7. Какие эмоции вы должны настроить

В этом разделе я объясню критерии, которые помогут вам выбрать лучшие эмоции для вашей ситуации.

Две общие стратегии

Большинство рекомендаций содержат один из двух подходов.

Стратегия 1. Чувства как триггер к действию

Зиленберг Марсел, Роб М. А. Нелиссен, Сегер М. Брюгельманс и Питерс Рик в статье «О специфичности эмоций при принятии решений» (по ссылке можно запросить текст исследования на англ.) считают, что чувства соотносятся с действиями. Каждая эмоция служит эволюционной цели. Поэтому, если вам нужно извлечь конкретное поведение, просто настройте эмоции, которые совпадают с этим поведением:

 

Примеры:

  • • Если вы продаете стильную одежду, затроньте гордость. Покупатели будут сосредоточены на чужом мнении.
  • • Если вы хотите увести клиентов у конкурента, вызовите страх. Люди сосредоточатся на побеге.
  • • Если же вы хотите, чтобы люди жертвовали, вызовите вину. Они будут увлечены искуплением прошлых преступлений.

Стратегия 2. Совмещение настроения

Если вы не уверены в том, на какие эмоции нацелить покупателя, выберите чувства, которые соответствуют вашему продукту.

Например, люди чаще выбирают приключенческий отпуск, когда взволнованны. Умиротворённые покупатели чаще выбирают спокойные поездки (см. статью Хаккин Ким, Киван Парк, Норберт Шварц «Будет ли эта поездка действительно захватывающей? Роль случайных эмоций в оценке продукта», англ., 10 страниц в PDF).

Совмещение настроения эффективно из-за того, что мы неправильно распознаём эмоции:

 

Здесь есть исключения, которые я объясню далее.

Валентность: положительная или отрицательная?

Вы можете позиционировать эмоции в двух измерениях: валентность и возбуждение (см. статью Лизы Фельдман Баррет, Джеймса А. Руссела «Независимость и биполярность в структуре сиюминутных аффектов», англ., 18 страниц в PDF).

Обычно следует ориентироваться на конгруэнтные (совмещаемые, соразмерные или совпадающие) эмоции. Однако отрицательные эмоции — исключение. Благодаря эволюции, если люди испытывают негативные эмоции, они ощущают также мотивацию к изменению своих обстоятельств, а потому обращаются к неконгруэнтным (несовпадающим) призывам:

 

«...потребители в негативном настроении предпочитают продукты, которые несовместимы как с уровнем возбуждения, так и с валентностью их нынешнего эмоционального состояния».

Фабрицио Ди Муро и Кайл Б. Мюррей «Пояснение о влиянии настроения на выбор потребителя».

 

Если клиенты в плохом расположении духа, подумайте о выборе противоположных эмоций. В качестве напоминания привожу другие факторы, которые я объяснил ранее.

Возбуждение: низкое или высокое?

Этот выбор зависит от вашей цели.

  • Высокие эмоции вызывают немедленные действия. Люди в напряжении с большей вероятностью будут делиться онлайн-контентом (см. статью Джоны Бергер «Возбуждение увеличивает социальную передачу информации», англ., 3 страницы в PDF).
  • Низкие эмоции способствуют благоприятному восприятию. Когда люди менее возбуждены, они принимают высокие конструкты, которые увеличивают ценность восприятия (см. статью Мишель Туан Фам, Айрис У. Ханг, Джеральда Дж. Горна «Релаксация увеличивает материальную оценку», по ссылке можно запросить доступ к PDF). Люди фокусируются на общей картине, поэтому они уделяют больше внимания желательности (например, привлекательности отпуска), чем осуществимости (например, времени, стоимости).

Временной фокус: прошлое против настоящего или будущего?

Эмоции могут сосредотачиваться на разных временных периодах.

Прошлое

Ориентированные на прошлое эмоции (например, ностальгия) могут быть эффективными. Эти эмоции способны вызывать неосуществлённую потребность:

 

Настоящее

Следующие наиболее полезные эмоции ориентированы на настоящее. Они особенно ценны, если ваш продукт обладает успокаивающими свойствами:

 

«...волнение и спокойствие имеют чёткую временную направленность: люди склонны испытывать возбуждение от чего-либо, что ожидается в будущем, и при этом будут ощущать себя спокойно, переживая настоящий момент».

Кэсси Могильнер, Дженнифер Экер, Сепандар Д. Кэмвэр «Как счастье влияет на выбор» (англ., 16 страниц в PDF).

Этот принцип применяется и к оценке продукта:

  • • Когда мы фокусируемся на будущем, мы предпочитаем захватывающие варианты.
  • • Когда мы сосредоточены на настоящем, мы предпочитаем нечто более спокойное.

Будущее

Если ваш продукт не слишком волнующий, вы должны избегать эмоций, связанных с будущим, например, надежды. Эти эмоции увеличивают самоконтроль (см. статью Карен Пэйдж Винтерич, Келли Л. Хоус, «Полезная надежда: влияние будущих положительных эмоций на потребление», англ., 23 страницы в PDF), что не слишком хорошо для эмоциональных покупок.

Плюс, несмотря на положительную валентность, эти эмоции характеризуются неопределённостью. И мы можем ошибочно переносить нашу неопределённость на другие аспекты решения (например, неопределённое стремление к продукту).

Глава 8. Как вызывать эмоции

Мы ощущаем разные типы эмоций: интегральные, случайные и связанные с задачей. Как их вызвать?

Стратегия: выберите контексты, в которых люди испытывают похожие эмоции

Вместо прямого возбуждения эмоции ищите места, где люди ощущают ваши целевые эмоции (см. статью Хаккин Ким, Киван Парк, Норберт Шварц «Будет ли эта поездка действительно захватывающей? Роль случайных эмоций в оценке продукта»).

Размещение рекламы

При выборе мест размещения объявлений рассмотрите контекст:

Spotify → крутой плейлист

Увеличивает возбуждение, которое повышает склонность к действию.

Hulu → телешоу из прошлого

Затрагивает ностальгию, которая порождает неосуществимую потребность, удовлетворить которую может ваш продукт.

В обоих случаях люди испытывают особые эмоции. Если вы представите свое предложение, люди с большей вероятностью неправильно интерпретируют свои эмоции:

 

Время суток

Людям характерна большая энергия (высокое возбуждение) поздним утром, тогда как ночью они чувствуют усталость (низкий уровень возбуждения).

Вы можете планировать стратегии сегментации, правильно используя эти периоды времени:

  • • Поздним утром ваш сайт может рекомендовать захватывающие продукты (например, спортивное оборудование).
  • • Ночью — успокаивающие продукты (например, одеяла).

Вы также можете настроить рекламные дисплеи в традиционных магазинах, исходя из временных периодов.

Местоположение

Место также влияет на эмоции. Если магазин находится в популярном торговом центре рядом с ресторанами, логично предположить, что многие посетители едят до или после совершения покупок.

  • • Если люди не ели, они голодны (в состоянии приобретения).
  • • Если люди уже ели, они сыты (в состоянии насыщения).

Всегда учитывайте логистику. Даже если в состоянии голода потребители оценивают продукты как более привлекательные, они могут отложить покупку, чтобы не нести пакеты с покупками в ресторан.

Стратегия: эмоциональная схема

В целях прямого возбуждения эмоций следует принять во внимание сетевую теорию.

Наш мозг состоит из ассоциативной сети. Когда мы рассматриваем отношения между двумя понятиями, мы формируем связь между ними. Затем нужно просто активировать одну концепцию, чтобы затронуть другую.

Смотрите мое странное видео для более подробной информации:

Эмоции ничем не отличаются. Мы связываем определённые эмоции с определёнными понятиями. Если вы затронете понятия, вы можете вызвать соответствующие эмоции.

А теперь немного примеров.

Цвет

Эволюция создала связи между цветом и возбуждением:

  • Тёплые цвета — красный, оранжевый, желтый — связаны с солнцем, а значит, увеличивают возбуждение.
  • Холодные цвета — синий, зеленый, фиолетовый — связаны с релаксацией и уменьшают возбуждение.

Читайте гайд Ника Коленды о психологии цвета для большего погружения.

Эволюционные угрозы

В руководстве по визуальному вниманию я объясняю, почему эволюционные угрозы (например, рассерженные люди, тигры) привлекают больше внимания, чем современные угрозы (например, автомобили). Если кратко — угрожающие стимулы также влияют на эмоции.

Пол

Здесь то же самое.

Стратегия: эмоциональная инфекция

Эмоции заразительны, они передаются от человека к человеку. Если вы хотите вызвать эмоции — покажите людей, испытывающих чуство, подобное тому, что нужно вам.

Сторителлинг

Сторителлинг — огромная тема для ещё одной статьи. Истории — мощный инструмент, потому что они вызывают эмпатические механизмы. Мы вводим себя в историю через повествование (см. статью Мелани С. Грин, Тимоти С. Брок «Роль транспортировки в убедительности публичного повествования», англ., 22 страницы в PDF).

Выражения лиц

Выражения лиц — не менее могущественный инструмент, потому что именно по ним мы считываем чужие эмоции (см. статью Пола Экмана «Выражение лица и эмоция», англ., 9 страниц в PDF).

Вывод

Эмоциональный маркетинг — чрезвычайно запутанная штука. Я все ещё вижу много пробелов в исследовании, особенно, что касается «триггеров» эмоций. Какие способы «создать» эмоциональную тему лучше? Как увеличить интенсивность эмоций? И так далее. Но, надеюсь, эта статья стала хорошим шагом вперёд.

Глава 7 Эмоции. Общая психология

Глава 7 Эмоции

7.1. Эмоции и их функции

Довольно сложно представить себе жизнь без эмоций, чувств, настроений. Мы ежедневно переживаем значительное число эмоциональных состояний. С помощью эмоций человек выражает собственные внутренние состояния, а также коммуницирует с другими людьми.

Эмоции — психологические состояния, выражающиеся в форме переживаний, ощущений приятного или неприятного, удовлетворенности или неудовлетворенности человека. Эмоции служат для оценки человеком окружающего его мира – людей, предметов, явлений и событий.

Выделяют пять основных функции эмоций.

– Оценка значимости происходящего. Эмоция дает возможность оценить силу раздражителя, его влияние на человека, оценить критическую или конфликтную ситуацию.

– Побуждение, мотивация к тем или иным действиям с целью удовлетворить свои потребности или желания. Эмоциональные состояния проявляются на физиологическом уровне – например, при выбросе в кровь адреналина. Эмоции служат в качестве побуждающей силы для удовлетворения каких-либо потребностей организма.

– Регуляция деятельности, оценка удавшихся или неудавшихся трудовых действий.

– Предвосхищение, способность опережать развитие событий, предугадывать приятный или неприятный исход.

– Экспрессивная – выражение эмоций в виде мимики, движений, жестов, звуков.

Эмоции обладают несколькими характеристиками, такими как возбуждение или сила, а также «заряженность» эмоции («положительные» и «отрицательные» эмоции).

– Эмоциональное возбуждение – повышение уровня активации центральной нервной системы, характеризующее силу эмоционального состояния. Эмоции характеризуются помимо психической активности еще и активностью двигательной. Наиболее сильные эмоции, как правило, наименее продолжительны. Примером сильного непродолжительного эмоционального состояния может служить аффект (речь о нем пойдет чуть позже). Слабо выраженные эмоции могут длиться достаточно долго (например, зависть или надежда).

– Знак эмоций. Эмоции могут быть отрицательными и положительными. Отрицательные эмоции возникают в случае невозможности реализовать свои цели или задачи, при воздействии на человека вредных внешних факторов. Положительные эмоции возникают при реализации своих задач, удовлетворении потребностей.

Стоит отметить, что в рамках изучения эмоций можно говорить об эмоциональных состояниях, т.е. некоторых устойчивых формах проявления эмоций. Эмоциональные состояния отличаются достаточно большой длительностью, плавностью протекания.

7.2. Эмоциональные состояния

Рассмотрим некоторые основные виды эмоциональных состояний.

– Настроение является отражением эмоционального состояния человека, его чувств. Настроение бывает плохим (характеризуемым усталостью, раздражительностью, пассивностью) или хорошим (при котором человек активен, весел, полон сил). При этом настроение человека может сохраняться в течение длительного периода времени или часто меняться.

– Тревога – эмоциональное состояние, характеризующееся чувством неопределенности, плохими предчувствиями, восприятием безопасных ситуаций как содержащих угрозу. В отличие от чувства страха тревога редко имеет конкретный стимул и зачастую беспочвенна. При этом она играет значительную защитную функцию, выраженную в том, что человек не станет реагировать на стимул, по отношению к которому испытывает чувство тревоги. Склонность часто испытывать тревогу может говорить о том, что человек не уверен в себе, у него низкая самооценка.

– Фрустрация (лат. frustratio – обман, неудача) – эмоциональное состояние, возникающее в ситуации неосуществления какой-либо значимой для человека цели, неудовлетворения значимой потребности и вызываемое непреодолимыми препятствиями в их достижении. Если не устранить причины фрустрации, то человек может впасть в депрессивное состояние, испытывать проблемы с памятью и мышлением. Негативный эффект фрустрации проявляется часто в агрессивном поведении, злости, утрате самоконтроля. Невозможность преодоления отрицательных факторов выливается в поиски компенсации, что проявляется в уходе от реальности, чувстве безысходности.

– Стресс (от англ. stress – напряжение) – реакция организма на экстремальное, сильное воздействие, физическое или психологическое, а также возникающее в ответ на данное воздействие состояние нервной системы или организма в целом. На человека ежедневно воздействует целый ряд сильных раздражителей, называемых стрессорами.

Понятие стресса введено канадским ученым Гансом Хьюго Бруно Селье (1907–1982) – врачом-эндокринологом. По мнению Селье, стресс представляет собой органическое, физиологическое, нервно-психическое расстройство, а именно нарушение обмена веществ, вызванное некоторыми раздражающими факторами. Селье исследовал влияние стрессоров на крыс и других животных, подвергая их неприятным или болезненным стимулам. Он обнаружил, что все животные демонстрируют ряд схожих реакций на стрессоры, который он назвал «Общим адаптационным синдромом» и описал в работе «Синдром, вызванный различными повреждающими агентами» («A Syndrome Produced by Diverse Nocuous Agents»), опубликованной в 1936 г. в журнале «Природа» («Nature»).

Селье выделил три стадии общего адаптационного синдрома.

1. Стадия тревоги. В случае восприятия угрозы от стрессора человек начинает испытывать чувство тревоги, а также дискомфорт от того, что не осознает причину тревоги. При усилении дискомфорта человек стремится снять напряжение (например, после тяжелого трудового дня человек может спать дольше обычного).

2. Стадия сопротивления. В случае увеличения работы стрессора организму необходимо бороться с его негативными эффектами, адаптироваться к неблагоприятным условиям. Для поддержания стабильного состояния и сопротивления стрессорам необходимо значительное усилие.

3. Стадия истощения. На данной стадии человек задействует все ресурсы для противостояния стрессогенным факторам, что приводит к невозможности поддержания нормального функционирования нервной системы и своевременного восстановления физических сил. Запас сил заканчивается, и результатом долговременной стадии истощения могут стать серьезные проблемы со здоровьем, потеря трудоспособности.

В 1974 г. американский психолог Ричард С. Лазарус (1922–2002), профессор Университета Калифорнии, предложил модель, разделяющую стресс на два вида: эустресс, или австресс (eustress), и дистресс.

Эустресс – здоровый, положительный стресс. Слово образовано от греческого эу (eu), что означает «хороший». Соединение этой приставки со словом «стресс» означает «хороший стресс». Впрочем, хорошим является скорее стрессор, так как даже эустресс может нанести вред здоровью человека. Как правило, такой вид стресса вызывается положительными эмоциями, способен мобилизовать человека к адаптации в той или иной среде. Примерами эустресса можно считать праздники или выходные, победу на соревнованиях, получение повышения по службе, романтические отношения и т.д.

Дистресс – негативный тип стресса, оказывающий отрицательное влияние на организм, с которым человек не в силах справиться.

Симптомами стресса могут являться головные боли, упадок сил, переменчивое настроение, вялость.

Стрессорами могут являться:

– сенсорные раздражители – боль, яркий свет, резкий звук, шум;

– жизненные события – смерть и рождение детей, свадьбы и разводы, ссоры в семье;

– факторы, связанные с трудовой деятельностью, – безработица, жесткие планы выполнения работы, конфликты с коллегами;

– жизненный стиль – пьянство, недостаточный сон.

Как правило, выделяют два основных вида стресса – физиологический и психологический. Физиологический стресс вызывается непосредственным воздействием неблагоприятного стимула на организм (например, соприкосновение с раскаленным или ледяным предметом). Психологический стресс подразделяется на информационный и эмоциональный. Информационный стресс возникает в случае информационной перегрузки, когда человек не справляется с задачами, не успевая принимать верные решения в требуемом темпе при высоком уровне ответственности за окончательный результат. Эмоциональный стресс проявляется в случаях угрозы, опасности, обиды и т.д.

Влияние стрессогенных факторов на здоровье человека можно оценить с помощью шкалы Холмса – Раге. Современная шкала содержит список из 41 стрессогенного события, каждое из которых способно привести к заболеванию человека.

В 1967 г. психологи Томас Холмс и Ричард Раге провели исследование более 5000 пациентов, предложив им список из 43 жизненных событий. В результате была установлена высокая корреляция между этими событиями и заболеваниями людей.

В 1970 г. было проведено исследование, целью которого была возможность предсказать возможное заболевание. Шкала была предложена 2500 морякам, которые должны были указать стрессогенные события, которые произошли с ними за последнее полугодие. Наблюдение за состоянием здоровья моряков в течение последующего полугодия позволило установить связь между количеством стрессогенных событий и продолжительностью и сложностью заболевания.

Для получения результата, отражающего влияние стресса на здоровье, необходимо выбрать все события, которые происходили с человеком за последний год. Сумма баллов и окажется необходимым отражением стресса.

Приведем пример некоторых жизненных событий и соответствующих им баллов.

При высоких показателях стресса вероятность заболевания в ближайшие два года достигает 80%. Большое количество баллов служит сигналом, предупреждающим об опасности. Подсчет суммы баллов дает возможность воссоздать картину стресса и определить, какие именно жизненные ситуации негативно влияют на здоровье.

Существует несколько основных способов борьбы со стрессом и управления им:

– изучение и применение методик релаксации;

– употребление успокоительных травяных сборов;

– изменение питания – потребление меньшего количества жирной пищи и большего – фруктов и овощей;

– прогулки на свежем воздухе;

– управление своей агрессией – не срываться на близких людей из-за стрессов на работе;

– уменьшение числа стрессоров и их интенсивности.

– Аффект (лат. affectus — страсть, душевное волнение) – кратковременное, сильно и бурно протекающее эмоциональное переживание, проявляющееся во временной дезорганизации сознания. Аффект является мощной эмоциональной реакцией, полностью захватывающей психику человека и вызывающей некоторые действия. Такие действия могут быть неосознанными, и в таком случае человек не может восстановить их в своей памяти. Во время аффекта способность мыслить рационально и контролировать свои поступки резко снижается. Поступки при аффекте свершаются не по четко обдуманной схеме, основанной на логике. Аффект может проявляться в форме ухода от тревожащей человека ситуации или в форме ступора, но чаще всего проявляется в немотивированной агрессии. Ход аффекта вызывает у человека потерю значительных сил, за счет того, что человек дает выход своим эмоциям.

В развитии аффекта выделяют три основных этапа.

1. Подготовительный этап. Человек становится напряженным, дезорганизуются основные психические процессы.

2. Этап взрыва. Человек теряет контроль над ситуацией и утрачивает самообладание. Эмоциональное перевозбуждение сопровождается плохо контролируемыми действиями. Нарушается ясность сознания.

3. Заключительный этап. Нервное напряжение спадает. Происходит истощение как психических, так и физических сил. Возникает состояние депрессии, слабости.

Страх – неприятное ощущение, эмоциональный ответ на опасность – реальную или нет. Страх может проявляться в виде возбужденного или подавленного эмоционального состояния. Страх может быть описан различными терминами в зависимости от степени выраженности.

Отвращение – эмоциональное состояние, вызываемое объектами, прямое или опосредованное соприкосновение с которыми вступает в противоречие с эмоциями, желаниями, принципами и установками человека.

Испуг – сильное эмоциональное потрясение, вызываемое прямым восприятием чего-либо неожиданного. Как правило, испуг является кратковременным состоянием.

Ужас – крайняя форма страха, наиболее сильное и интенсивное душевное потрясение. Зачастую ужас выражает реакцию на уже свершившееся событие.

Паранойя (от др.-греч. ???? — рядом, около, отклонение от чего-либо, ???'? — мыслить) – мания преследования. Данное психическое расстройство характеризуется длительными периодами необоснованного недоверия к окружающим, а также повышенной восприимчивостью.

У многих возникают проблемы с определением разницы между паранойей и фобией. Например, человек может бояться летать на самолетах, в том числе из-за страха авиакатастрофы. Мы можем назвать это фобией. Однако, если человек объясняет свой страх без должных доказательств и оснований тем, что пилот самолета – алкоголик и самолет упадет по этой причине, мы можем считать такое расстройство именно паранойей.

Признаками паранойи является то, что человек уверен в том, что ему хотят причинить вред, причем умышленно. Наиболее распространенным проявлением паранойи является убежденность в том, что человека преследуют, пытаются отравить или любят люди с более высоким социальным статусом.

Последнее расстройство – «синдром де Клерамбо» (эротомания) – было впервые научно обосновано в 1921 г. В основе данного синдрома лежит убежденность больного человека в том, что в него тайно влюблена персона с более высоким социальным статусом (зачастую известные личности – актеры, политики, спортсмены и т.д.). Покушение на жизнь 40-го президента США Рональда Рейгана, совершенное Джоном Хинкли, было вызвано как раз «синдромом де Клерамбо» и убежденностью в том, что смерть президента «впечатлит» знаменитую актрису Джоди Фостер, заставив ее «признаться в своих чувствах», а также позволит самому Хинкли стать не менее знаменитым и равным ей по статусу. Еще одним известным параноидальным расстройством является «синдром Кандинского – Клерамбо», выражающийся в убежденности больного в том, что его рассудком управляет кто-то другой или «высшие силы».

Фобия (от др.-греч. ????? — страх) – устойчивое проявление страха различных ситуаций, поступков, вещей, людей и т.д. Основным симптомом является желание любой ценой избежать источника страхов. Принято считать, что фобиями страдают порядка 10–20% жителей Земли.

Существует несколько разновидностей фобий.

• Авиафобия – боязнь полетов на самолете.

• Агорафобия – боязнь открытого пространства.

• Акрофобия – боязнь высоты.

• Алгофобия – боязнь боли.

• Арахнофобия – боязнь пауков.

• Аутофобия – боязнь одиночества.

• Афобофобия – боязнь отсутствия фобий.

• Бактериофобия – боязнь заразиться бактериями.

• Гемофобия – боязнь крови или ее вида.

• Гидрофобия – боязнь воды.

• Демофобия – боязнь толпы, большого скопления людей.

• Зоофобия – боязнь животных, чаще всего какого-либо определенного вида.

• Клаустрофобия – боязнь замкнутого пространства.

• Мезофобия – навязчивый страх заражения, попадания инфекции и последующего заболевания.

• Трипанофобия – страх перед уколами.

Помимо собственно психологических расстройств применительно к фобиям можно говорить и о существовании среди них ряда предубеждений, негативных или неприязненных отношений к каким-либо объектам или субъектам.

• Геронтофобия – страх старения или общения со стариками.

• Гомофобия – негативное отношение к гомосексуальности или гомосексуалистам.

• Психофобия – предубеждение против душевнобольных или дискриминация их.

• Ксенофобия – негативное отношение к иностранцам, приезжим.

• Христианофобия и исламофобия – негативное отношение к представителям христианства и ислама.

Число фобий велико, более того – в современном мире их число возрастает. Далеко не все они широко распространены, а некоторые могут показаться абсурдными. Примером составной фобии может являться «гексакосиойгексеконтагексапараскаведекатриафобия» – боязнь числа 666 в конкретный день – пятницу, 13-го.

Агрессия – индивидуальное или коллективное поведение, направленное на умышленное причинение вреда другим людям. Агрессия может быть физической, словесной или психологической. Диапазон агрессивных действий может начинаться от словесных угроз или оскорблений и заканчиваться международными военными конфликтами.

Радость – положительное эмоциональное состояние, связанное с возможностью удовлетворить актуальную для человека потребность.

Удивление – реакция на внезапно возникшие обстоятельства или какое-либо событие, которая может иметь как положительный заряд, так и отрицательный.

Стыд – эмоциональное состояние, выражающееся в осознании несоответствия собственных поступков или мыслей ожиданиям других людей, а также собственным представлениям о подобающем поведении.

Эмоциональные реакции (в отличие от устойчивых эмоциональных состояний) характеризуются высокой скоростью возникновения и быстротечностью.

Эмоциональная реакция возникает как ответ на какой-либо раздражитель (испуг от резкого звука, гнев или радость в случае гола в ворота одной из футбольных команд и т.д.). Интенсивность эмоциональных реакций может варьироваться от крайне слабой и зачастую не воспринимаемой самим человеком до чрезмерно яркой.

Эмоциональные отношения называют также чувствами. Чувства – это устойчивые эмоциональные переживания, связанные с каким-то определенным объектом, имеющим значение для человека. Чувства отличаются от эмоциональных реакций и эмоциональных состояний прежде всего длительностью – они могут длиться годами, а иногда и всю жизнь. Чувства подразделяются на нравственные, эстетические, интеллектуальные.

Нравственные (моральные) чувства – чувства, возникающие при соотнесении воспринимаемых явлений действительности с выработанными обществом нормами. Нравственные нормы складываются в процессе исторического развития общества в зависимости от его традиций, религии, господствующей идеологии и т.д. К нравственным чувствам относятся гуманность, любовь, доброжелательность и т.д. К аморальным – эгоизм, жадность. Хотя стоит заметить, что в современном мире с его представлениями о морали едва ли не все чувства, ранее считавшиеся отрицательными, ныне признаются многими как совершенно естественные.

Интеллектуальные чувства возникают в процессе деятельности человека, формируются на основе его работы и ее успешности. К чувствам интеллектуального характера можно отнести любознательность, работоспособность, самокритичность и т.д.

Эстетические чувства отражают эмоциональное отношение человека к прекрасному. Данный вид чувств проявляется в отношении к природе, искусству.

Литература

1.  Вартанян Г.А., Петров Е.С. Эмоции и поведение. – Л.: Наука, 1989.

2. Василюк Ф.Е. Психология переживания: Анализ преодоления критических ситуаций. – М.: Изд-во МГУ, 1984.

3. Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. – М.: Изд-во МГУ, 1976.

4. Изард К.Э. Психология эмоций. – СПб.: Питер, 1999.

5. Гаврилова Т.П. О воспитании нравственных чувств. – М.: Знание, 1984.

6. Додонов Б.И. В мире эмоций. – Киев: Политиздат, 1987.

7. Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. – М.: Наука, 1983.

8. Ладанов И.Д. Управление стрессом. – М.: Просвещение, 1989.

9. Немчин Т.А. Состояние нервно-психического напряжения. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1983.

10. Ольшанникова А.Е. Эмоции и воспитание. – М.: Знание, 1983.

11. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 1999.

12. Симонов П.В. Эмоциональный мозг. Физиология. Нейроанатомия. Психология эмоций. – М.: Наука, 1981.

13. Селье Г. Стресс без дистресса. – М.: Прогресс, 1982.

14. Тигранян Р.А. Стресс и его значение для организма. – М.: Наука, 1988.

15. Фресс П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология. Сб. статей. – М.: Прогресс, 1978.

16. Якобсон П.М. Эмоциональная жизнь школьника. – М.: Просвещение, 1966.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Новосибирский государственный архитектурно-строительный университет - Сибстрин

Поздравление ректора Ю.Л. Сколубовича с Днем Победы

Сердечно поздравляю ветеранов Великой Отечественной войны, преподавателей, сотрудников и студентов, весь коллектив университета с 76-летием Великой Победы! 9 Мая – священная дата в отечественной истории. Это день нашей общей Победы, день славы, доблести, силы духа. С каждым годом мы все дальше отдаляемся от мая 45-го года. Но память наша не имеет возрастных границ. НГАСУ (Сибстрин) внес достойный вклад в достижение Победы. Из стен нашего вуза на фронты войны было призвано 400 человек: 245 студентов, 36 преподавателей, 3 аспиранта, 116 других сотрудников и рабочих. Все они героически защищали Родину от фашизма, отдавая силы, здоровье и саму жизнь ради Победы. 106 имен высечены на памятнике воинам-сибстриновцам, погибшим в годы Великой Отечественной. В это же время самоотверженным трудом в тылу ученые Сибстрина внесли весомый вклад в развитие строительной...

Творческие коллективы НГАСУ (Сибстрин) поздравляют всех с праздником Великой Победы!

Творческие коллективы Новосибирского государственного архитектурно-строительного университета (Сибстрин) поздравляют всех ветеранов, преподавателей, сотрудников и студентов с праздником Великой Победы! Желаем крепкого здоровья, счастья, благополучия и мирного неба над головой! В качестве подарка Центр по внеучебной и воспитательной работе НГАСУ (Сибстрин) подготовил записи музыкальных и литературных композиций на военную тему. Песни «Ты вернись, сынок», «В синем небе облака» и стихотворение «Баллада о матери» исполнили вокальная студия «Мегаполис» и победительница конкурса видеочтений Анастасия Боканева.

Поздравление ректора НГАСУ (Сибстрин) с 1 мая

Дорогие сотрудники, преподаватели, студенты, выпускники и партнеры! Поздравляю вас с 1 мая – Праздником весны и труда! Первомай всегда был и остается символом весеннего обновления, единства, уважения и почета к труду. Весенний лозунг «Мир! Труд! Май!» вселяет в нас новые силы и светлые надежды, объединяет и наполняет оптимизмом. В этот день хотелось бы поблагодарить наших преподавателей и ученых, которые своей работой прославляют Сибстрин далеко за его стенами. Мы гордимся успехами наших талантливых студентов и молодых ученых, среди которых много победителей олимпиад, конкурсов и фестивалей различного уровня...

НГАСУ (Сибстрин) стал самой массовой площадкой «Диктанта Победы» в Октябрьском районе

29 апреля 2021 года Новосибирский государственный архитектурно-строительный университет (Сибстрин) принял участие во Всероссийской патриотической акции «Диктант Победы». «Диктант Победы» – крупномасштабное событие, которое дает возможность всем желающим гражданам России и других стран проверить свои знания о Великой Отечественной войне. «Диктант Победы» был организован по инициативе «Единой России» в рамках федерального партийного проекта «Историческая память» совместно с Российским историческим обществом, Российским военно-историческим обществом и «Волонтерами Победы». НГАСУ (Сибстрин) впервые присоединился к масштабной патриотической акции, но сразу стал самым многочисленным участником «Диктанта Победы» в Октябрьском районе г. Новосибирска.

Как научиться понимать свои эмоции?

Наши эмоции управляют нами сильнее, чем мы можем себе это представить. Даже отсутствие эмоций также влияет на наши решения и поступки. Поэтому важно развивать свой эмоциональной интеллект, так как от этого зависит направленность ваших мыслей, мотивации, поведения, действий. Если вы не способны понимать очевидные эмоции, то не сможете вовремя предотвратить их разрушительное влияние. Также с помощью идентификации эмоций вы сможете менять свое состояние, избегать внешнего давления. Например, вы чувствуете апатию и раздражение, значит необходимо развеяться, устроить отдых, чтобы не доводить себя до предела.

Как распознать физическое проявление эмоций?

Любое эмоциональное состояние имеет физические признаки. Для того, чтобы быстро определить накатывающее чувство, необходимо наблюдать за своим телом и мимикой. На примере злости рассмотрим основные признаки:

  • дрожь в руках и на лице,
  • сжатые челюсти,
  • напряжение в мышцах,
  • повышенная потливость,
  • головокружение.
Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

Эмоциональное состояние можно описать следующим образом:

  • подавленность,
  • обида,
  • желание уйти, все бросить,
  • грусть.

Возможно, во время злости вы ходите из угла в угол, сжимаете кулаки, повышаете голос. Все эти признаки вам будут сообщать о том, что ситуация выходит из-под контроля. Для того, чтобы научиться распознавать положительные и отрицательные эмоции, можно применить следующие методы:

  • Пополняйте эмоциональный словарь.  Каждую эмоцию необходимо назвать, дать определение. Постарайтесь несколькими терминами описать то, что вы сейчас чувствуете. Вы точно будете удивлены, насколько много эмоций вы испытываете за день. Для большего понимания можно разделить слова на категории. Например, счастье — это облегчение, уверенность, возбужденность.
  • Определяйте уровень интенсивности эмоций. Мы привыкли называть эмоции определенными терминами, не обращая внимание на особенности наших чувств. Например, мы можем слегка рассердиться или сильно разгневаться. Поэтому попробуйте каждый раз выставлять оценки вашему эмоциональному состоянию.
  • Фиксируйте свои эмоции. Согласно исследованиям регулярное записывания эмоций помогает легче с ними справляться. Каждый день фиксируете в блокноте пережитые за день события и эмоции, сопровождающие их. Так вы сможете проанализировать причины эмоционального состояния и быстрее избавиться от него. Особенно этот метод помогает в сложных жизненных ситуациях.

Это была только часть полезной информации из онлайн-курса «Эмоциональный интеллект». Узнайте за 45 минут, чем еще полезен эмоциональный интеллект, насколько он развит у вас, какие эффективные техники по его развитию существуют.

Зачем человеку эмоции? //Психологическая газета

Эмоции – это часть нашей жизни, отказываясь от них, мы обделяем себя. Что влияет на нашу эмоциональную жизнь? В чем ценность эмоциональных переживаний? Эти и другие вопросы мы обсудили с профессором Альфридом Лэнгле, автором экзистенциально-аналитической теории эмоций, которая представлена в его монографии «Что движет человеком?»

Вся наша жизнь сопровождается эмоциями - мы удивляемся, радуемся, тревожимся, грустим. Кто-то привык проявлять свои эмоции, кто-то склонен держать их под контролем, но главное что мы способны их переживать. Невозможно почувствовать настоящую радость без ощущения радости, осознать потерю близкого человека без боли утраты. Через свои эмоции мы проживаем жизнь и если с ними что-то не так, мы теряем способность быть в этом мире по-настоящему.

- Что же такое эмоции и почему они так важны для человека?

- Эмоции – это чувства, внутренние движения, в которых мы переживаем поток нашей жизни. Чувства дают нам понять, каковы на самом деле наши отношения с жизнью, они связывают нас с бытием. Переживая красивый закат или вкусный обед, мы чувствуем приятные эмоции, показывающие, что мы находимся в хороших отношениях с жизнью. Напротив, страдая от утраты или от болезни, у нас возникают негативные эмоции или аффекты, свидетельствующие, что мы в плохих отношениях со своим бытием.

- А в чем заключается разница между эмоциями и аффектами?

- Терминология не является общепринятой в психологии. В экзистенциальном анализе мы разводим их следующим образом, аффект вызван конкретным опытом, конкретным переживанием,  а эмоции приходят изнутри. Например, гнев или агрессия, возникают из-за какого-то внешнего стимула, так захватывающий фильм вызывает аффекты, а мое внутреннее спокойствие – это эмоция, которая приходит из моей собственной души, как радость или любовь. В то же время, эротические чувства являются аффектами, и хорошо, когда аффекты и эмоции встречаются, когда мы любим кого-то и одновременно испытываем эротические чувства к этому человеку.

- Являются ли аффекты и эмоции врожденными?

- Сама способность испытывать аффекты или эмоции является врожденной, это как способность говорить.  Но мы учимся говорить только в рамках определенной культуры, точно также мы учимся эмоциям в той среде, в которой живем, и наши приобретенные навыки накладываются на эту врожденную способность.

- Возможно ли контролировать свои эмоции?

- Да, конечно. Но нам нужно дифференцированно к этому подходить, так как под контролем находится далеко не все. Мы не можем контролировать саму эмоцию, когда она уже возникла и заранее предугадать ее характер. Но мы можем контролировать то, как мы с ней обходимся, по крайне мере, этому  можно научиться.  Ребенок не владеет этой способностью, но в процессе развития он приобретает необходимые навыки обхождения с эмоциями. Но, все же, мы не можем контролировать какое именно чувство, возникнет в той или иной ситуации. И в некоторых случаях эмоции могут быть очень беспокоящими. Например, я иду на вечеринку и ожидаю каких-то приятных эмоций, но вместо этого, сижу там и чувствую себя одиноким, неполноценным, непривлекательным. Я не могу по собственному желанию изменить вектор своих эмоций, они свободны и возникают сами по себе. Но в моих силах контролировать, как я с ними обхожусь, я могу либо не обращать на них внимание, либо позволять им происходить.

- Эмоции – это наши друзья или враги?

- Эмоции как наши глаза. Глаза – это наши друзья или враги? Иногда глазам приходится видеть вещи, которые нам не нравятся. И в таких случаях мы можем сказать, что они – наши враги. В другой раз наши глаза видят приятные вещи и тогда они являются нашими друзьями. Но в действительности глаза и не друзья, и не враги, они нейтральны. Так и наши эмоции имеют нейтральный характер. Эмоции – это форма  восприятия. А способность воспринимать необходима нам так же, как способность видеть. И нам хуже живется без глаз или без эмоций.


- Что происходит с человеком, когда он блокирует свои эмоции?

- Этот человек чувствует себя отделенным от жизни.  Такая жизнь утрачивает глубину и перестает быть наполненной. Хотя в утрате эмоций есть и свое преимущество, без них человек меньше страдает. То, что причиняет боль перестает беспокоить, человек уже этого не чувствует. И это является главной причиной, по которой люди утрачивают свои эмоции. Они защищаются от переживаний, которые ранят их настолько сильно, что это становится невыносимым. И поэтому, они автоматически исцеляют себя, блокируя собственные эмоции.

- Получается, что человек перестает «быть». Блокирование эмоций связано с психологической смертью человека?

- Иногда это выглядит именно так, но во многих случаях, люди, отказавшись от своих эмоций, могут быть вполне социально успешными. Но с их внутренней жизнью все обстоит иначе, они больше не могут полноценно быть в отношениях с собой и с другими. Они становятся холодными, а для партнера это выглядит так, как будто человек эмоционально умер. Это типичная ситуация, при которой возникают психосоматические расстройства, потому что человек утрачивает чувствительность к собственному психологическому и соматическому состоянию. В некоторых случаях это приводит к перегрузке, слишком большому стрессу, который и вызывает подобные симптомы.

- В чем заключается разница между эмоциями и чувствами?

- Мы используем слово чувства, как более общий термин, который включает в себя эмоции и аффекты.


- Некоторые люди очень жизнерадостные, некоторые сдержанные. Существует ли понятие эмоциональной нормы?

- С позиции экзистенциальной психологии, нормальная эмоциональная жизнь – это такая жизнь, которая соответствует мне. При этом у человека есть ощущение собственной свободы, по отношению к своим эмоциям и он чувствует, что они адекватны его реальному состоянию. В противоположном случае, мы говорим о болезненности эмоциональных проявлений. Например, когда человек находится в кругу друзей и все вокруг смеются, но ему грустно, так как происходящее напоминает ему какой-то неприятный эпизод из детства. В этой ситуации человек не открыт реальности и не может пережить то, что в действительности происходит вокруг, он фиксируется на своих эмоциях. При здоровой же эмоциональной жизни человек позволяет эмоциям свободно течь в соответствии с реальностью.

- Как, на ваш взгляд, эмоции связаны с интуицией?

- Интуиция – это тоже своего рода эмоция, благодаря которой в сознании возникают некоторые содержания. В настоящее время интуицию часто называют эмоциональным интеллектом.

- Можно ли полагаться на эмоции при принятии своих решений? И какую роль в этом играет интуиция?

- Все зависит от того, как человек хочет жить. Если он хочет проживать полноценную жизнь, то очень важно доверять своим эмоциям при принятии решений. Если человек предпочитает жить как робот, для того, чтобы функционировать, то эмоции будут ему только мешать.  С экзистенциальной точки зрения, правильнее полагаться на эмоции, принимая решения, потому что мы рассматриваем их, как одну из способностей восприятия. У нас есть не только пять чувств и интеллект для восприятия каких-то содержаний, мы также располагаем эмоциями для переживания действительности. Точно так же, как через глаза мы чувствуем электромагнитные волны, через эмоции мы обнаруживаем качество реальности. Например, взаимоотношения могут быть теплыми или холодными, и эти качества отражаются в эмоциях. Включение эмоций расширяет наши возможности, мы больше узнаем о реальности благодаря нашим чувствам, в отличие от ситуации, в которой мы опираемся только на мышление. Поэтому ориентироваться на эмоции при принятии решений просто жизненно необходимо. Более того, деятельность, которая является результатом таких решений приносит больше удовлетворения.

Что касается интуиции, то это особого рода чувство, которое дает информацию о чем-то, чего еще нет. Это восприятие чего-то не существующего, но возможного, это предвосхищение реальности и эмоциональный взгляд на развитие ситуации, которая наиболее вероятна. Поэтому, если мы учитываем нашу интуицию при принятии решений, они становятся более адекватными реальности. Я знаю многих умных и влиятельных людей, которые занимаются экономикой, это и финансовые аналитики, и директора банков, и брокеры. Они признаются, что часто опираются на свою интуицию при принятии решений,  и примерно в 4 из 5 случаев она их не подводит. Когда же решение принимается на основании рациональных выводов - в 3 из 5 случаев оно оказывается неверным.

- Обычно эмоции сопровождаются мимикой и жестами. Почему же нам бывает трудно понять другого человека?

- Иногда может быть трудно понять других людей, но во многих случаях это совсем не сложно. Мы понимаем когда человек жестами говорит нам «да» или «нет». Если человек машет рукой, то другой понимает, что его зовут подойти ближе. Эти простые жесты являются общими практически для всех. Но в некоторых странах они очень специфичны и могут вызывать непонимание у людей из других культур.  Например, в Персии, когда хозяин жестом предлагает гостям съесть еще что-нибудь и европейский гость это легко принимает, то тем самым он обижает хозяина.  Гость должен отказаться три раза, иначе у хозяина возникает чувство, что гость использует его. Он начинает думать, что к нему пришли не столько для того, чтобы пообщаться, а сколько для того, чтобы поесть. Точно также, когда я протягиваю русской женщине руку для рукопожатия, этот жест ей кажется странным. В тоже время, если я не протягиваю руку, то как австриец чувствую, что веду себя невежливо.


- Почему важно понимать состояние другого человека?

- Когда я понимаю состояние другого, его грусть или радость, то это позволяет мне быть ближе к нему. И если другой человек чувствует тепло от того, что его понимают, то это очень ему помогает, поддерживает его, дает ему силы и углубляет взаимоотношения. Без понимания эмоционального состояния другого взаимоотношения становятся затрудненными, слабыми и запутанными.

- Могут ли эмоции быть опасными для здоровья?

- Я бы не согласился с тем, что эмоции могут быть опасными для здоровья. Но способы, которыми мы обходимся с нашими эмоциями, могут быть опасными, как например, непринятие человеком своих эмоций. Я уже говорил, сама по себе эмоция – это всего лишь форма восприятия, а восприятие в свою очередь, является связью с реальностью. Как может восприятие быть опасным, если оно соответствует реальности? Напротив, если мы не способны воспринимать реальность, это гораздо хуже, потому что мир воздействует на нас вне зависимости от того воспринимаем мы его или нет. Поэтому, я бы сказал, что эмоции никогда не угрожают нашему здоровью и только неправильное обхождение с ними может быть опасным, что, к сожалению, происходит довольно часто. В результате у нас может возникнуть депрессия или тревога, которая является свидетельством того, что мы находимся в плохих отношениях с реальностью. Так называемые, патологические чувства в действительности являются сигналами о том, что что-то в нашей жизни находится под угрозой, что нам не следует продолжать жить также, как мы жили до этого.

- Всегда ли мы можем удержать эмоции под контролем? Почему иногда говорят о слишком эмоциональном человеке, что он вышел из себя?

- Да, мы действительно можем оказаться в ситуации, когда утрачиваем контроль над нашими эмоциями или аффектами. В эволюционном смысле это имеет позитивное значение, потому что часто эмоции оказываются более спасительными для нашей жизни, чем мышление и контролируемое поведение. Во всех ситуациях, когда мы сталкиваемся со слишком мощным стрессом, мы очень медленно приходим к результату, если опираемся только на рациональные выводы. Необходимо провести слишком большую работу по обработке информации, чтобы прийти к представлению о том, какое поведение будет в данной ситуации адекватным. Во всех подобных случаях срабатывает защитная система нашей психики и у нас возникают защитные реакции. Тогда, источником нашего поведения в этих ситуациях являются эмоции или аффекты, которые мы не контролируем. Или другой пример, я встречаю давнего знакомого на улице и в этой ситуации мне не хочется контролировать свои чувства, я хочу испытывать радость и воодушевление. Если бы все свое поведение мы могли бы контролировать, то наша жизнь была бы стерильной и бесплодной. Но конечно, умение жить, состоит и в том, чтобы грамотно обходиться с эмоциями. Необходимо научиться тому, чтобы у человека всегда было маленькое пространство согласиться или не согласиться с теми чувствами, которые он испытывает, так чтобы жить в соответствии с ними. Например, когда я вижу своего друга на улице, я ощущаю чувство радости и даю свое внутренне согласие на то, что происходит. Я говорю: «О, это очень сильное чувство, я удивлен, но готов с удовольствием пережить его, я даю этому чувству право быть». Но в других ситуациях, когда меня переполняют какие-то агрессивные реакции, я также могу использовать эту крохотную возможность принять решение относительно моих чувств и спросить себя -  согласен ли я с этой агрессией или нет. Мастерство состоит в том, чтобы прожить эмоцию с внутренним согласием, или, в тех случаях, когда внутреннего согласия нет - удержать ее. 

- А как, на ваш взгляд, переживание ценностей связано с эмоциональной жизнью человека?

- Мы принимаем ценности как раз посредством своих эмоций. В экзистенциальном подходе ценности рассматриваются, как то, что вызывает у человека положительные эмоции. То, что вызывает негативные чувства не является ценностью. Но почему переживание ценностей связано с эмоциями? Потому что ценности – это то, чем питается жизнь, а эмоция представляет собой восприятие качества той или иной вещи, идеи, реальности. Таким образом, эмоция говорит мне обладает ли необходимым качеством тот или иной объект, чтобы служить питанием для моей жизни.

Завершая наше интервью, мне бы хотелось дать короткое определение эмоций. С экзистенциальной точки зрения, эмоции – это органы восприятия того, что является важным для человеческого бытия.

Альфрид ЛЭНГЛЕ – д-р медицины и философии, психотерапевт, глава школы экзистенциального анализа и логотерапии, президент интернациональнго общества логотерапии и экзистенциального анализа.

Беседовала экзистенциальный психолог Галина Тимонова

Что такое эмоции? - Психологос

Фильм "Статский советник"

Фильм "Ликвидация"

Чувство обиды - это чередование протеста, обвинений, агрессии и переживаний страдания, используемое для привлечения внимания и давления на партнера.
скачать видео

​​​​​​​Если вам нужно определение, даем: "Эмоции - это выразительные движения лица и голоса в сопровождении душевных переживаний на фоне смены функционального состояния организма". На самом деле все сложнее, поскольку, на чем бы ни настаивала наука, люди пользуются словами не строго, не по науке, а по своему усмотрению, в связи с чем слово "эмоции" в жизни имеет несколько - и достаточно различающихся - основных значений.

В первом значении, эмоции - это быстрые и короткие элементы чувств, их ситуативное проявление.

Злость, обвинения и страдания, как вспыхивающие эмоции при глубоком чувстве обиды.

Во втором значении, эмоции - это чувства, выражаемые для предъявления окружающим.

Переживания для себя - скорее чувства. Выплеск чувств на другого, демонстрация чувств, выразительные движения для... - это уже скорее эмоции.

В третьем значении, эмоции - это название всех проявлений аффективной сферы, в этом случае под эмоциями понимаются и чувства, и аффекты, и настроения, и даже желания.

По крайней мере эмоции и чувства легко употребляются в качестве синонимов..

Откуда пришло к нам слово эмоции? В латинском «emoveo» значит — потрясаю, волную, во французском «emotion» переводится как «волнение, возбуждение».

Когда в душе и теле покой, об эмоциях не говорят. Эмоция – это всегда движение: динамика, переход, клокотание. То или иное состояние, если оно не сопровождается выразительными движениями лица – еще не эмоция, но быстрый переход между состояниями, движение и переключения между состояниями – уже может быть эмоцией названо. Эмоции – это движения, но – не всякие, а обязательно выразительные, передающие то или иное отношение, несущие информацию о состоянии человека.

Американский психолог Кэррол Изард настаивает, что с одной эмоцией связано только одно мимическое выражение, которое невозможно спутать с другим. Это не совсем так, детская обиженность имеет десяток различных узнаваемых мимических формочек, но главное здесь в другом – в том, что движение лица в ту или иную мордочку – не случайное, а выражающее определенный смысл.

Эмоции можно наблюдать снаружи, эмоции можно переживать изнутри. Люди говорят об эмоциях человека, наблюдая одни только выразительные движения его лица – радость или сомнение, скуку или заинтересованность. Понятно, что на самом деле настоящей эмоции может в этом случае и не быть: эмоцию можно только показать. Внимательный исследователь знает, что настоящая живая эмоция дополняется состоянием тела, точнее – движениями, быстрым переключением между функциональными состояниями.

Напрягся, расслабился, собрался – снова расслабился и перешел в рассеянность. Вошел в злость, возник страх, расслабился в улыбку…

Изменения физиологических показателей: ЭЭГ, КГР – важный признак того, что эмоция действительно присутствует. Собственно, на этом построен детектор лжи.

Но для многих людей самый главный признак эмоций – это движения внутренние, движения переживаний. Переживания, как сердце эмоций, это внутренние движения тех или иных заряженных событий: трепет ожидания, вспышка радости, терзание сомнениями, импульс ярости, прокручивание потери.

Обратите внимание: внутренние события бывают не мертвыми, а живыми, заряженными взаимодействиями друг с другом и влияющими на другие внутренние процессы в человеке.

Итого

Эмоции - пакет из трех элементов: это выразительные движения лица и голоса, это быстрые сдвиги в теле от одного функционального состояния к другому, и это движения душевных переживаний. В полной, настоящей эмоции с лицом, телом и переживаниями эти три составляющие выражены все сразу и полноценно, но чаще – не все и частично. В любом случае, эмоции – это всегда движения, имеющие выразительный образ.

Отличие эмоций от чувств, настроений, выразительных движений и других близких понятий см.→

Как относиться к эмоциям? Если сильно упрощать, можно сказать, что у женщин эмоций слишком много, а у мужчин - слишком мало, они недоразвиты. Точнее - смотри, что такое левая и правая эмоциональность.

Классификация эмоций, виды эмоций и чувств

Эмоции различаются по своему источнику (кто запускает наши эмоции: мы сами либо те, с кем мы общаемся? или ситуация?), по своему знаку (положительные и отрицательные), по высоте эмоционального тона и по возможности эмоциями управлять... См.→

Эмоции в человеческой жизни

Эмоции для чего-то появились в эволюционном развитии человека. Для чего? Эмоции осваиваются, выучиваются каждым ребенком в процессе его развития. Для чего? Можно ли управлять своими эмоциями, как? Как развивать свою эмоциональную сферу? См.→

Развитие эмоциональной сферы

Подход к развитию эмоциональной сферы личности тот же, что и в развитии других личностных ресурсов. Зная, куда именно двигаться и в каком направлении эмоционально развиваться, человек может либо развивать эмоциональную сферу самостоятельно, либо обратиться к специалистам. В последнем случае важно, чтобы специалисты были высококвалифицированные, а центры - проверенные временем. Крупнейшим тренинговым центром в России является центр «Синтон». Тренинг «Мир эмоций: энергия, счастье, свобода» - один из четырех тренингов, входящих в Синтон-программу, - позволяет эмоционально напитать жизнь, овладеть уникальными техниками управления своим эмоциональным состоянием.


11.1 Переживание эмоций - Введение в психологию - 1-е канадское издание

Цели обучения

  1. Объясните биологическое переживание эмоций.
  2. Обобщите психологические теории эмоций.
  3. Приведите примеры того, как передаются эмоции.

Самые фундаментальные эмоции, известные как базовые эмоции, - это эмоции гнев, отвращение, страх, счастье, грусть и удивление . Основные эмоции имеют долгую историю эволюции человека, и они в значительной степени развились, чтобы помочь нам быстро делать выводы о стимулах и быстро определять правильное поведение (LeDoux, 2000).Основные эмоции в значительной степени определяются одной из старейших частей нашего мозга, лимбической системой, включая миндалевидное тело, гипоталамус и таламус. Поскольку они в первую очередь детерминированы эволюцией, основные эмоции переживаются и проявляются во многом одинаково в разных культурах (Ekman, 1992; Elfenbein & Ambady, 2002; Fridland, Ekman & Oster, 1987), и люди довольно точно оценивают их. выражения лиц людей из разных культур. Просмотрите «Видеоклип: Основные эмоции», чтобы увидеть демонстрацию основных эмоций.

Смотрите: «Распознавайте основные эмоции» [YouTube]: http://www.youtube.com/watch?v=haW6E7qsW2c

Не все наши эмоции исходят из старых частей нашего мозга; мы также интерпретируем наш опыт, чтобы создать более сложный набор эмоциональных переживаний. Например, миндалевидное тело может ощущать страх, когда чувствует, что тело падает, но этот страх можно интерпретировать совершенно иначе (возможно, даже как возбуждение), когда мы падаем на американских горках, чем когда мы падаем с неба в самолет, который потерял мощность.Когнитивные интерпретации , сопровождающие эмоции , известные как когнитивная оценка , позволяют нам испытать гораздо больший и более сложный набор из вторичных эмоций , как показано на рисунке 11.2, «Вторичные эмоции». Хотя они в значительной степени являются когнитивными, наши переживания вторичных эмоций частично определяются возбуждением (по вертикальной оси рисунка 11.2, «Вторичные эмоции») и частично их валентностью - то есть тем, являются ли они приятные или неприятные ощущения (по горизонтальной оси рисунка 11.2, «Вторичные эмоции»),

Рисунок 11.2. Вторичные эмоции. Вторичные эмоции - это те эмоции, которые имеют основной когнитивный компонент. Они определяются как уровнем возбуждения (от легкого до интенсивного), так и валентностью (от приятного до неприятного). [Длинное описание]

Когда вам удастся достичь важной цели, вы можете провести некоторое время, наслаждаясь своими вторичными эмоциями, возможно, переживанием радости, удовлетворения и удовлетворенности. Но когда ваш близкий друг выигрывает приз, который, по вашему мнению, вы заслужили, вы также можете испытать множество вторичных эмоций (в данном случае отрицательные) - например, чувство гнева, печали, обиды и стыда.Вы можете обдумывать событие в течение недель или даже месяцев, испытывая эти отрицательные эмоции каждый раз, когда думаете о нем (Martin & Tesser, 2006).

Различие между первичными и вторичными эмоциями проводится параллельно с двумя мозговыми путями: быстрым и медленным (Damasio, 2000; LeDoux, 2000; Ochsner, Bunge, Gross, & Gabrieli, 2002). Таламус действует как главный привратник в этом процессе (Рисунок 11.3, «Медленные и быстрые эмоциональные пути»). Например, наша реакция на базовую эмоцию страха в первую очередь определяется быстрым прохождением через лимбическую систему.Когда на шоссе перед нами выезжает машина, активируется таламус и немедленно посылает сигнал миндалине. Быстро приближаем ногу к педали тормоза. Вторичные эмоции в большей степени определяются медленным прохождением через лобные доли коры головного мозга. Когда мы завидуем потере партнера сопернику или вспоминаем нашу победу в большом теннисном матче, процесс становится более сложным. Информация перемещается из таламуса в лобные доли для когнитивного анализа и интеграции, а затем оттуда в миндалевидное тело.Мы испытываем возбуждение эмоций, но оно сопровождается более сложной когнитивной оценкой, вызывающей более утонченные эмоции и поведенческие реакции.

Рисунок 11.3 Медленные и быстрые эмоциональные пути. В мозгу есть два эмоциональных пути (один медленный и один быстрый), оба из которых контролируются таламусом.

Хотя эмоции могут казаться вам более легкомысленными или менее важными по сравнению с нашими более рациональными когнитивными процессами, и эмоции, и познания могут помочь нам принимать эффективные решения.В некоторых случаях мы принимаем меры после рациональной обработки затрат и преимуществ различных вариантов выбора, но в других случаях мы полагаемся на свои эмоции. Эмоции становятся особенно важными при принятии решений, когда альтернативы между многими сложными и противоречивыми альтернативами представляют нам высокую степень неопределенности и двусмысленности, что затрудняет полный когнитивный анализ. В этих случаях мы часто полагаемся на свои эмоции при принятии решений, и эти решения во многих случаях могут быть более точными, чем решения, полученные в результате когнитивной обработки (Damasio, 1994; Dijksterhuis, Bos, Nordgren, & van Baaren, 2006; Nordgren & Dijksterhuis, 2009; Wilson & Schooler, 1991).

Теории эмоций Кэннон-Барда и Джеймса-Ланге

Вспомните на мгновение ситуацию, в которой вы испытали сильную эмоциональную реакцию. Возможно, вы проснулись посреди ночи в панике, потому что услышали шум, который заставил вас подумать, что кто-то ворвался в ваш дом или квартиру. Или, может быть, вы спокойно ехали по улице в своем районе, когда перед вами внезапно выехала другая машина, вынудив вас нажать на тормоз, чтобы избежать аварии.Я уверен, что вы помните, что ваша эмоциональная реакция была по большей части физической. Возможно, вы помните, как краснели, колотилось сердце, тошнило в животе или у вас возникли проблемы с дыханием. Вы испытывали физиологическую часть эмоции - возбуждение - и я уверен, что у вас были подобные чувства в других ситуациях, возможно, когда вы были влюблены, сердиты, смущены, разочарованы или очень грустны.

Если вы вспомните сильное эмоциональное переживание, вы можете задаться вопросом о порядке событий, которые произошли.Конечно, вы испытали возбуждение, но было ли возбуждение до, после или одновременно с переживанием эмоции? Психологи предложили три различные теории эмоций, которые различаются предполагаемой ролью возбуждения в эмоции (рис. 11.4, «Три теории эмоций»).

Рисунок 11.4 Три теории эмоций. Теория Кэннона-Барда предполагает, что эмоции и возбуждение происходят одновременно. Теория Джеймса-Ланге предполагает, что эмоция является результатом возбуждения. Двухфакторная модель Шехтера и Зингера предполагает, что возбуждение и познание объединяются для создания эмоций.

Если ваш опыт похож на мой, когда вы размышляли о возбуждении, которое вы испытали в сильных эмоциональных ситуациях, вы, вероятно, думали что-то вроде: «Я боялся, и мое сердце начало биться как сумасшедшее». По крайней мере, некоторые психологи согласны с такой интерпретацией. Согласно теории эмоций, предложенной Уолтером Кэнноном и Филипом Бардом, переживание эмоции (в данном случае «я боюсь») происходит одновременно с переживанием возбуждения («мое сердце быстро бьется»). Согласно теории эмоций Кэннон-Бард , переживание эмоции сопровождается физиологическим возбуждением .Таким образом, согласно этой модели эмоций, когда мы осознаем опасность, частота сердечных сокращений также увеличивается.

Хотя идея о том, что переживание эмоции происходит вместе с сопутствующим возбуждением, кажется интуитивно понятной для наших повседневных переживаний, психологи Уильям Джеймс и Карл Ланге имели другое представление о роли возбуждения. Согласно теории эмоций Джеймса-Ланге , наше переживание эмоции является результатом возбуждения, которое мы испытываем .Этот подход предполагает, что возбуждение и эмоция не независимы, а скорее, что эмоция зависит от возбуждения. Страх не возникает вместе с учащенным сердцебиением, но возникает из-за учащенного сердцебиения . Как сказал Уильям Джеймс: «Нам жаль, потому что мы плачем, злимся, потому что мы ударяем, боимся, потому что мы дрожим» (Джеймс, 1884, стр. 190). Фундаментальный аспект теории Джеймса-Ланге состоит в том, что разные модели возбуждения могут вызывать разные эмоциональные переживания.

Есть исследования, подтверждающие каждую из этих теорий.Работа быстрого эмоционального пути (рис. 11.4, «Медленный и быстрый эмоциональный путь») поддерживает идею о том, что возбуждение и эмоции происходят вместе. Эмоциональные контуры в лимбической системе активируются при переживании эмоционального стимула, и эти контуры быстро вызывают соответствующие физические реакции (LeDoux, 2000). Этот процесс происходит так быстро, что нам может казаться, что эмоции совпадают с нашим физическим возбуждением.

С другой стороны, как и предсказывает теория Джеймса-Ланге, наши переживания эмоций слабее без возбуждения.Пациенты с травмами позвоночника, которые уменьшают ощущение возбуждения, также сообщают об уменьшении эмоциональных реакций (Hohmann, 1966). Существует также, по крайней мере, некоторая поддержка идеи о том, что разные эмоции вызываются разными моделями возбуждения. Люди, которые смотрят на испуганные лица, демонстрируют большую активацию миндалевидного тела, чем те, кто смотрит на гневные или радостные лица (Whalen et al., 2001; Witvliet & Vrana, 1995), мы испытываем красное лицо и краснеем, когда мы смущены, но не когда испытываем другие эмоции. (Лири, Бритт, Катлип и Темплтон, 1992), и когда мы испытываем сострадание, выделяются разные гормоны, чем когда мы испытываем другие эмоции (Oatley, Keltner, & Jenkins, 2006).

Двухфакторная теория эмоций

В то время как теория Джеймса-Ланге предполагает, что каждая эмоция имеет свой образец возбуждения, двухфакторная теория эмоции использует противоположный подход, утверждая, что возбуждение, которое мы испытываем, в основном одинаково для всех эмоций, и что все Эмоции (включая основные эмоции) различаются только нашей когнитивной оценкой источника возбуждения. Двухфакторная теория эмоций утверждает, что переживание эмоции определяется интенсивностью переживаемого нами возбуждения, но что когнитивная оценка ситуации определяет, какой будет эмоция .Поскольку необходимо и возбуждение, и оценка, мы можем сказать, что у эмоций есть два фактора: фактор возбуждения и фактор познания (Schachter & Singer, 1962):

эмоция = возбуждение + познание

В некоторых случаях человеку, который испытывает высокий уровень возбуждения, может быть трудно точно определить, какие эмоции он или она испытывает. То есть человек может быть уверен, что он или она чувствует возбуждение, но значение возбуждения (когнитивный фактор) может быть менее ясным.Некоторые романтические отношения, например, имеют очень высокий уровень возбуждения, и партнеры, в качестве альтернативы, испытывают экстремальные взлеты и падения в отношениях. Сегодня они безумно влюблены друг в друга, а на следующий день вступают в огромную борьбу. В ситуациях, которые сопровождаются сильным возбуждением, люди могут не знать, какие эмоции они испытывают. Например, в отношениях с высоким возбуждением партнеры могут не знать, является ли эмоция, которую они испытывают, любовью, ненавистью или и тем, и другим одновременно. Тенденция людей неверно навешивать ярлыки на источник возбуждения, которое они испытывают , известна как неправильная атрибуция возбуждения .

Рисунок 11.5 Подвесной мост Капилано. Возбуждение, вызванное высотой этого моста, было ошибочно приписано мужчинам, которых привлекла привлекательная женщина, когда они переходили его.

В одном интересном полевом исследовании Даттона и Арона (1974) привлекательная молодая женщина подходила к отдельным молодым мужчинам, когда они пересекали шаткую, длинную подвесную дорожку, висящую на высоте более 200 футов над рекой в ​​Британской Колумбии (рис.5, «Подвесной мост Капилано»). Женщина попросила каждого мужчину помочь ей заполнить анкету класса. Когда он закончил, она написала свое имя и номер телефона на листе бумаги и предложила ему позвонить, если он хочет узнать больше о проекте. Позже женщину позвонили более половины опрошенных на мосту мужчин. Напротив, мужчины, к которым одна и та же женщина подошла на низком прочном мосту, или у которых мужчины брали интервью на подвесном мосту, звонили значительно реже.Идея неправильной атрибуции возбуждения может объяснить этот результат - мужчины чувствовали возбуждение с высоты моста, но они ошибочно приписывали это женщине как романтическое или сексуальное влечение, что увеличивало вероятность того, что они позвонят ей.

Направление исследования: неверное определение возбуждения

Если вы немного подумаете о своем собственном опыте различных эмоций и рассмотрите уравнение, которое предполагает, что эмоции представлены как возбуждением, так и познанием, вы можете начать задумываться, насколько каждая из них определялась.То есть знаем ли мы, какие эмоции мы испытываем, отслеживая свои чувства (возбуждение) или отслеживая свои мысли (познание)? Исследование моста, о котором вы только что прочитали, может начать давать вам ответ: казалось, на мужчин больше влияет их восприятие того, как они должны себя чувствовать (их познание), а не то, что они на самом деле чувствуют (их возбуждение).

Стэнли Шахтер и Джером Сингер (1962) непосредственно проверили это предсказание двухфакторной теории эмоций в хорошо известном эксперименте.Шехтер и Сингер считали, что когнитивная часть эмоции имеет решающее значение - фактически, они считали, что возбуждение, которое мы испытываем, можно интерпретировать как любую эмоцию, при условии, что у нас есть для нее правильный ярлык. Таким образом, они выдвинули гипотезу о том, что если человек испытывает возбуждение, которому нет непосредственного объяснения, этот человек будет «маркировать» это состояние с точки зрения когниций, которые создаются в его или ее окружающей среде. С другой стороны, они утверждали, что людям, у которых уже есть четкий ярлык для своего возбуждения, не будет необходимости искать соответствующий ярлык, и поэтому они не должны испытывать эмоции.

В ходе исследования участникам мужского пола сказали, что они будут участвовать в исследовании влияния нового препарата, называемого супроксином, на зрение. Основываясь на этой истории для прикрытия, мужчинам ввели укол нейромедиатора адреналина, препарата, который обычно вызывает у людей чувство тремора, покраснения и учащенного дыхания. Идея заключалась в том, чтобы дать всем участникам опыт возбуждения.

Затем, в соответствии с случайным распределением по условиям, мужчинам сказали, что наркотик заставит их чувствовать определенные чувства.Людям, находившимся в эпинефрине , сообщили о состоянии , рассказали правду о воздействии препарата - что они, вероятно, испытают тремор, их руки начнут дрожать, их сердца начнут стучать, а их лица могут стать теплыми и красными. Тем не менее, участникам, находившимся в состоянии , не имеющем информации об эпинефрине , сказали что-то неправдивое - что их ноги онемели, у них будет зуд в частях тела и у них может возникнуть легкая головная боль.Идея заключалась в том, чтобы заставить некоторых мужчин думать, что возбуждение, которое они испытывают, было вызвано наркотиком (состояние , информированное о состоянии ), в то время как другие были бы не уверены, откуда это возбуждение (состояние отсутствия информации ).

Затем мужчин оставили наедине с сообщником, которому, по их мнению, была сделана такая же инъекция. Пока они ждали начала эксперимента (который якобы касался видения), сообщник вел себя дико и безумно (Шехтер и Сингер назвали это «эйфорическим» образом).Он скомкал шары, летал на бумажных самолетиках и играл с хула-хупом. Он продолжал пытаться убедить участника присоединиться к его играм. Затем, прямо перед началом эксперимента со зрением, участников попросили указать их текущее эмоциональное состояние по ряду шкал. Одной из эмоций, о которых их спрашивали, была эйфория.

Если вы следите за историей, вы поймете, чего ожидали: мужчины, у которых есть ярлык для своего возбуждения (группа , проинформированная ), не будут испытывать особых эмоций, потому что у них уже есть ярлык для их возбуждения.С другой стороны, мужчины в группе дезинформировали группу , как ожидалось, не были уверены в источнике возбуждения. Им нужно было найти объяснение своему возбуждению, и сообщник дал его. Как вы можете видеть на рисунке 11.6, «Результаты Schachter and Singer, 1962» (слева), они именно это и обнаружили. Участники в дезинформированном состоянии с большей вероятностью испытывали эйфорию (если судить по их поведенческим реакциям с сообщником), чем участники в информированном состоянии.

Затем Шехтер и Зингер провели другую часть исследования, используя новых участников. Все было точно так же, за исключением поведения единомышленника. Вместо того чтобы впадать в эйфорию, он действовал сердито. Он жаловался на то, что ему приходилось заполнять анкету, которую его просили заполнить, что указывало на то, что вопросы были глупыми и слишком личными. В итоге он разорвал анкету, над которой работал, и крикнул: «Мне не нужно им это говорить!» Затем он схватил свои книги и вылетел из комнаты.

Как вы думаете, что произошло в этом состоянии? Ответ тот же: дезинформированные участники испытали больше гнева (опять же, если судить по его поведению в период ожидания), чем информированные участники. (Рисунок 11.6, «Результаты Schachter and Singer, 1962», справа). Идея состоит в том, что, поскольку когниции являются такими сильными детерминантами эмоциональных состояний, одно и то же состояние физиологического возбуждения может быть обозначено разными способами, полностью в зависимости от ярлыка, предоставляемого социальной ситуацией.Как выразились Шехтер и Сингер: «Учитывая состояние физиологического возбуждения, которому человек не имеет немедленного объяснения, он будет« маркировать »это состояние и описывать свои чувства в терминах доступных ему познаний» (Schachter & Singer, 1962, с. 381).

Рисунок 11.6. Результаты Schachter and Singer, 1962. Результаты исследования Schachter и Singer (1962) подтверждают двухфакторную теорию эмоций. Участники, у которых не было четкого обозначения своего возбуждения, переняли эмоции сообщника.

Поскольку она предполагает, что возбуждение является постоянным для всех эмоций, двухфакторная теория также предсказывает, что эмоции могут передаваться или перетекать от одного очень возбуждающего события к другому. Моя университетская баскетбольная команда недавно выиграла чемпионат по баскетболу, но после окончательной победы несколько студентов устроили беспорядки на улицах возле кампуса, разжигая костры и горящие машины. Это кажется очень странной реакцией на такой положительный результат для университета и студентов, но ее можно объяснить перетеканием возбуждения, вызванного счастьем, на деструктивное поведение.Принцип передачи возбуждения относится к явлению, которое происходит, когда люди, которые уже испытывают возбуждение от одного события, имеют тенденцию также сильнее испытывать несвязанные эмоции .

В общем, каждой из трех теорий эмоций есть что поддержать. С точки зрения Cannon-Bard, эмоции и возбуждение обычно субъективно переживаются вместе и распространяются очень быстро. В поддержку теории Джеймса-Ланге есть, по крайней мере, некоторые свидетельства того, что возбуждение необходимо для переживания эмоций, и что модели возбуждения различаются для разных эмоций.И в соответствии с двухфакторной моделью, есть также свидетельства того, что мы можем интерпретировать одни и те же модели возбуждения по-разному в разных ситуациях.

Общение эмоций

В дополнение к внутреннему переживанию эмоций, мы также выражаем свои эмоции другим, и мы узнаем об эмоциях других, наблюдая за ними. Этот коммуникационный процесс эволюционировал с течением времени и очень адаптивен. Один из способов, которым мы воспринимаем эмоции других, - это невербальное общение , то есть общение , в основном состоящее из симпатий или антипатий, которое не включает слова (Ambady & Weisbuch, 2010; Andersen, 2007).Невербальное общение включает в себя тон нашего голоса, походку, позу, прикосновения и выражения лица, и мы часто можем точно определять эмоции, которые испытывают другие люди через эти каналы. В таблице 11.1 «Некоторые распространенные невербальные коммуникаторы» показаны некоторые важные невербальные формы поведения, которые мы используем для выражения эмоций и некоторой другой информации (в частности, симпатия или антипатия, доминирование или подчинение).

Таблица 11.1 Некоторые общие невербальные коммуникаторы.
[Пропустить таблицу]
Невербальный сигнал Описание Примеры
Проксемикс Правила надлежащего использования личного пространства Если стоять ближе к кому-то, это может выразить симпатию или доминирование.
Внешний вид корпуса Выражения, основанные на изменениях в нашем теле Бодибилдинг, увеличение груди, похудание, пирсинг и татуировки часто используются, чтобы казаться более привлекательными для окружающих.
Положение тела и движение Выражения, основанные на внешнем виде нашего тела Более «открытое» положение тела может означать симпатию; более высокая скорость ходьбы может указывать на доминирование.
Жесты Поведение и знаки, сделанные руками или лицом Знак мира сообщает о симпатии; «палец» означает неуважение.
Выражение лица Разнообразие эмоций, которые мы выражаем или пытаемся скрыть через наше лицо Улыбка или хмурый взгляд, пристальный взгляд или избегание взгляда на другого могут выражать симпатию или антипатию, а также доминирование или подчинение.
Параязычный Ключи к разгадке личности или эмоций, содержащихся в наших голосах Произношение, акценты и диалект могут использоваться для обозначения идентичности и симпатий.

Так же, как не существует универсального разговорного языка, нет универсального невербального языка.Например, в Канаде мы выражаем неуважение, показывая средний палец (палец или птицу). Но в Великобритании, Ирландии, Австралии и Новой Зеландии знак V (сделанный тыльной стороной ладони к получателю) служит той же цели. В странах, где говорят на испанском, португальском или французском языках, жест, в котором поднят кулак и хлопает рукой по бицепсу, эквивалентен пальцу, а в России, Индонезии, Турции и Китае знак, в котором рука пальцы согнуты, а большой палец зажат между средним и указательным пальцами и используется для той же цели.

Самый важный передатчик эмоций - это лицо. Лицо состоит из 43 различных мышц, которые позволяют ему создавать более 10 000 уникальных конфигураций и выражать самые разные эмоции. Например, счастье выражается улыбками, которые создаются двумя основными мышцами, окружающими рот и глаза, а гнев создается опущенными бровями и плотно прижатыми губами.

Лицо помогает нам не только выражать эмоции, но и чувствовать эмоции.Гипотеза лицевой обратной связи предполагает, что движение наших лицевых мышц может вызывать соответствующие эмоции . Фриц Страк и его коллеги (1988) попросили участников исследования держать ручку в зубах (имитируя улыбку на лице) или между губами (похоже на хмурый взгляд), а затем попросили их оценить смешность мультфильма. Они обнаружили, что карикатуры считались более забавными, когда перо держали в улыбающемся положении - субъективное переживание эмоций усиливалось действием лицевых мышц.

Эти и им подобные результаты показывают, что наше поведение, включая выражение лица, как влияет, так и находится под влиянием нашего аффекта. Мы можем улыбаться, потому что мы счастливы, но мы также счастливы, потому что улыбаемся. И мы можем встать прямо, потому что мы гордимся, но мы гордимся, потому что мы стоим прямо (Stepper & Strack, 1993).

Ключевые выводы

  • Эмоции - это обычно адаптивные психические и физиологические состояния чувств, которые направляют наше внимание и направляют наше поведение.
  • Эмоциональные состояния сопровождаются возбуждением, нашим переживанием телесных реакций, созданных симпатическим отделом вегетативной нервной системы.
  • Мотивации - это силы, управляющие поведением. Они могут быть биологическими, например голод и жажда; личные, например мотивация к достижению; или социальные, такие как мотивация принятия и принадлежности.
  • Самые фундаментальные эмоции, известные как базовые эмоции, - это гнев, отвращение, страх, счастье, печаль и удивление.
  • Когнитивная оценка также позволяет нам испытывать множество вторичных эмоций.
  • Согласно теории эмоций Кэннон-Барда, переживание эмоции сопровождается физиологическим возбуждением.
  • Согласно теории эмоций Джеймса-Ланге, наше переживание эмоции является результатом возбуждения, которое мы испытываем.
  • Согласно двухфакторной теории эмоций, переживание эмоции определяется интенсивностью переживаемого нами возбуждения, а когнитивная оценка ситуации определяет, какой будет эмоция.
  • Когда люди неправильно обозначают источник возбуждения, которое они испытывают, мы говорим, что они неверно приписали свое возбуждение.
  • Мы выражаем свои эмоции другим посредством невербального поведения и узнаем об эмоциях других людей, наблюдая за ними.

Упражнения и критическое мышление

  1. Рассмотрим три теории эмоций, которые мы обсудили, и приведем пример ситуации, в которой человек может испытать каждый из трех предложенных паттернов возбуждения и эмоции.
  2. Опишите время, когда вы использовали невербальное поведение, чтобы выразить свои эмоции или уловить эмоции других. Какие конкретные невербальные техники вы использовали для общения?

Список литературы

Амбади, Н., и Вайсбух, М. (2010). Невербальное поведение. В С. Т. Фиске, Д. Т. Гилберте и Г. Линдзи (ред.), Справочник по социальной психологии (5-е изд., Том 1, стр. 464–497). Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

Андерсен, П. (2007). Невербальное общение: формы и функции (2-е изд.). Лонг-Гроув, Иллинойс: Waveland Press.

Дамасио, А. (2000). Чувство происходящего: тело и эмоции в создании сознания . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Mariner Books.

Дамасио, А. Р. (1994). Ошибка Декарта: эмоции, разум и человеческий мозг . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гроссет / Патнэм.

Dijksterhuis, A., Bos, M. W., Nordgren, L. F., & van Baaren, R. B. (2006). О правильном выборе: эффект обдумывания без внимания. Science, 311 (5763), 1005–1007.

Даттон Д. и Арон А. (1974). Некоторые доказательства повышенного сексуального влечения в условиях сильного беспокойства. Журнал личности и социальной психологии, 30 , 510–517.

Экман П. (1992). Есть ли базовые эмоции? Психологический обзор, 99 (3), 550–553.

Эльфенбейн, Х.А., и Амбади, Н. (2002). Об универсальности и культурной специфичности распознавания эмоций: метаанализ. Психологический бюллетень, 128 , 203–23.

Fridlund, A. J., Ekman, P., & Oster, H. (1987). Выражение эмоций на лице. В A. Siegman & S. Feldstein (Eds.), Невербальное поведение и общение (2-е изд., Стр. 143–223). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

Хоманн, Г. У. (1966). Некоторые эффекты поражения спинного мозга на эмоциональные переживания. Психофизиология, 3 (2), 143–156.

Джеймс, У. (1884). Что такое эмоция? Mind, 9 (34), 188–205.

Лири, М.Р., Бритт, Т. В., Катлип, В. Д., и Темплтон, Дж. Л. (1992). Социальное покраснение. Психологический бюллетень, 112 (3), 446–460.

Леду, Дж. Э. (2000). Эмоциональные контуры мозга. Annual Review of Neuroscience, 23 , 155–184.

Мартин Л. Л. и Тессер А. (2006). Расширение теории размышлений о прогрессе цели: переоценка и рост цели. В Л. Дж. Санне и Э. С. Чанге (ред.), Суждения с течением времени: взаимодействие мыслей, чувств и поведения (стр.145–162). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Nordgren, L. F., & Dijksterhuis, A. P. (2009). Дьявол кроется в размышлениях: слишком много размышлений снижает последовательность предпочтений. Journal of Consumer Research, 36 (1), 39–46.

Оатли К., Келтнер Д. и Дженкинс Дж. М. (2006). Понимание эмоций (2-е изд.). Мальден, Массачусетс: Блэквелл.

Окснер, К. Н., Бунге, С. А., Гросс, Дж. Дж., И Габриэли, Дж. Д. Э. (2002). Переосмысление чувств: исследование когнитивной регуляции эмоций с помощью фМРТ. Журнал когнитивной неврологии, 14 (8), 1215–1229.

Рассел, Дж. А. (1980). Окружающая модель аффекта. Журнал личности и социальной психологии , 39, 1161–1178.

Schachter, S. & Singer, J. (1962). Когнитивные, социальные и физиологические детерминанты эмоционального состояния. Психологическое обозрение, 69 , 379–399.

Stepper, S., & Strack, F. (1993). Проприоцептивные детерминанты эмоциональных и неэмоциональных чувств. Журнал личности и социальной психологии, 64 (2), 211–220.

Strack, F., Martin, L., & Stepper, S. (1988). Запрещение и облегчение условий человеческой улыбки: ненавязчивый тест гипотезы лицевой обратной связи. Журнал личности и социальной психологии, 54 (5), 768–777. DOI: 10.1037 / 0022-3514.54.5.768

Уэлен, П. Дж., Шин, Л. М., Макинерни, С. К., Фишер, Х., Райт, К. И., и Раух, С. Л. (2001). Функциональное МРТ-исследование реакции миндалины человека на выражение страха и гнева на лице. Emotion, 1 (1), 70–83;

Wilson, T. D., & Schooler, J. W. (1991). Слишком много думать: самоанализ может снизить качество предпочтений и решений. Журнал личности и социальной психологии, 60 (2), 181–192.

Witvliet, C.V. & Vrana, S.R. (1995). Психофизиологические реакции как показатели аффективных измерений. Психофизиология, 32 (5), 436–443.

Авторство изображения

Рисунок 11.2: Адаптировано из Russell, 1980.
Рисунок 11.5: Подвесной мост Capilano от Goobiebilly (http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Capilano_suspension_bridge_-g.jpg), используемый в CC-BY 2.0 (http://creativecommons.org/licenses/by) /2.0/deed.en).

Рисунок 11.6: Адаптировано из Schachter & Singer, 1962.

Длинные описания

Рисунок 11.2, подробное описание: Вторичные эмоции
Уровень возбуждения Неприятно Приятно
Мягкая
  • Несчастный
  • Сад
  • Депрессия
  • Мрачный
  • скучно
  • Друпи
  • Содержание
  • Доволен
  • Вольно
  • Безмятежный
  • Штиль
  • Расслабленный
  • Сонный
  • Устал
Интенсивный
  • Тревога
  • боится
  • Злой
  • интенсивный
  • Раздраженный
  • Разочарованный
  • Проблемные
  • удивился
  • Возбужденный
  • развлекается
  • Счастливый
  • В восторге
  • Рад доволен

[Вернуться к рис. 11.2]

Психология эмоций: от повседневной жизни к теории (9780471485681): Strongman, Kenneth T .: Books

«Поздняя ночь, и вы сидите тихо. Соседи все в отъезде. Внезапно раздается громкий стук в входную дверь, крик, а затем гробовая тишина ... »

Поскольку эмоции и эмоциональные переживания являются повседневным явлением, они всегда были ключевыми темами изучения психологов. Пятое издание «Психологии эмоций» представляет собой классический учебник по этой теме для студентов.Этот учебник предлагает исчерпывающее руководство по всем основным теориям и концепциям эмоций и связывает их с повседневной жизнью, используя примеры, с которыми каждый может идентифицировать себя.

Написанное в привлекательном, доступном стиле, это полностью переработанное издание включает:
* всесторонний обзор и обсуждение основных теорий эмоций
* примеры из реальной жизни, иллюстрирующие ключевые концепции
* темы для обсуждения
* резюме глав
* предложения по дальнейшее чтение.

Применяемый мультидисциплинарный подход понравится тем, кто исследует эмоции в области философии и социальных наук, а также студентам и преподавателям психологии.Каждый, кто изучает или преподает эмоции, найдет «Психологию эмоций» бесценным ресурсом.

«Поздняя ночь, и вы сидите тихо. Соседи все в отъезде. Внезапно раздается громкий стук в входную дверь, крик, а затем гробовая тишина ... »

Поскольку эмоции и эмоциональные переживания являются повседневным явлением, они всегда были ключевыми темами изучения психологов. Пятое издание «Психологии эмоций» представляет собой классический учебник по этой теме для студентов.Этот учебник предлагает исчерпывающее руководство по всем основным теориям и концепциям эмоций и связывает их с повседневной жизнью, используя примеры, с которыми каждый может идентифицировать себя.

Написанное в привлекательном, доступном стиле, это полностью переработанное издание включает:
* всесторонний обзор и обсуждение основных теорий эмоций
* примеры из реальной жизни, иллюстрирующие ключевые концепции
* темы для обсуждения
* резюме глав
* предложения по дальнейшее чтение.

Применяемый мультидисциплинарный подход понравится тем, кто исследует эмоции в области философии и социальных наук, а также студентам и преподавателям психологии.Каждый, кто изучает или преподает эмоции, найдет «Психологию эмоций» бесценным ресурсом.

Об авторе

Кеннет Стронгмен - профессор психологии Кентерберийского университета, Новая Зеландия, а также член Королевского общества Новой Зеландии. Помимо четырех предыдущих изданий этой книги, его публикации включают еще четыре книги и многочисленные статьи, в основном об эмоциях, эмоциональном переживании и его последствиях. Он также много писал на популярном уровне.

«Я крайне противоречивый»: психолог переосмысливает человеческие эмоции | Книги по науке и природе

В начале марта, когда мир начал понимать, что коронавирус не утихнет тихо, профессор психологии Лиза Фельдман Барретт находилась за тысячи миль от дома. «Я поехала в Новую Зеландию, потому что получала почетную степень», - говорит она мне по телефону из тюрьмы в Ньютоне, зеленом пригороде Бостона, штат Массачусетс, где она руководит лабораторией, посвященной изучению эмоций.Она организовала поездку на весенние каникулы, чтобы ее дочь студенческого возраста могла присоединиться к ней и осмотреть достопримечательности. Но когда страны по всему миру начали вводить ограничения, она начала сомневаться. «Я спрашивал себя, действительно ли она приедет, или мы должны идти домой? Мол, насколько это серьезно? " Ее сердце забилось быстрее, когда она взвесила возможности - и она оказалась в состоянии, которое кто-то мог бы назвать страхом, даже паникой. В конце концов она позвонила мужу, но вместо того, чтобы сказать: «Мне страшно», она выпалила: «Я испытываю сильное возбуждение от неуверенности.

Это странный выбор слов, если вы не знакомы с идеями, разрушающими парадигмы, изложенными в ее необычной книге 2018 года Как создаются эмоции . Для Барретта это просто язык, который наиболее точно отражает то, что наука говорит нам о том, как и почему мы чувствуем то, что делаем. Ее семья адаптировалась. «Моя дочь скажет, как многие студенты колледжа:« Я очень волнуюсь », а я посмотрю на нее, и она вздохнет:« Хорошо, мама, у меня неуверенность и сильное возбуждение.Или: «Я действительно в депрессии». А я: «Ты в депрессии?», А она такая: «Хорошо, у меня не хватает бюджета, и я чувствую себя неприятно. Теперь ты счастлив? »

Если это похоже на реакцию робота, чтобы дать встревоженному члену семьи, на самом деле Барретт совсем не холоден. Она производит впечатление милосердной, забавной и немного озорной. Но она считает, что люди имеют неправильные представления об эмоциях - а точнее обо всем сознании - которые могут сделать их жизнь тяжелее. В условиях эмоционального потрясения, вызванного пандемией, ее идеи заслуживают более широкой аудитории.

Гнев считается фундаментальным строительным блоком человеческой природы с характерным физиологическим «отпечатком пальца».

Главным среди этих заблуждений является представление о том, что чувства являются врожденными и универсальными, и их можно постоянно измерять. Так, например, гнев рассматривается как фундаментальный строительный блок человеческой природы с характерным физиологическим «отпечатком пальца»; все, что мы сделали, ушло и назвали это. Но эта идея категорически неверна, говорит Барретт, и теперь ее подтверждают многочисленные научные данные.

«Гнев» - это культурная концепция, которую мы применяем к сильно различающимся моделям изменений в теле, и нет единого выражения лица, надежно связанного с ним, даже у одного и того же человека. (В некоторых культурах нет понятия, которое соответствует «гневу», например, у инуитов утку на северо-западных территориях Канады.) То же самое, что удивительно, верно в отношении «счастья», «возбуждения», «разочарования», как вы это называете. . Никакие эмоции не связаны с одним объективным состоянием тела. Скорее эмоции - это культурные артефакты.

Как такое могло быть? Разве младенцы и малыши не суетятся и не кричат ​​о каком-то препятствии задолго до того, как у них есть слово, чтобы описать это чувство? И разве утку не переживают, что их кровь перекачивается быстрее, а мышцы напрягаются, когда они сталкиваются с трудной проблемой? Ответ: конечно, да, но этот «гнев» - всего лишь одна интерпретация этих событий, культурно специфическая попытка придать им смысл.

Барретт утверждает, что универсальные компоненты человеческого опыта - это не эмоции, а изменения в континууме возбуждения, с одной стороны, и приятности и неприятности, с другой.Термин для этого - «аффект». Это основная черта сознания, и люди в разных культурах учатся по-разному использовать это сырье в эмоциональных переживаниях. Таким образом, у вас может быть сильное возбуждение и высокая степень приятности, и ваш мозг может создавать «экстаз», или низкий уровень возбуждения и высокий уровень неприятностей, и вы можете создавать «страдания». Низкое возбуждение и высокая приятность могут быть «удовлетворением», а высокое возбуждение плюс высокая неприятность могут равняться «страху» (хотя вы также можете создать пример страха, чувствуя себя приятным - скажем, катаясь на американских горках).Другая культура и язык могут быть связаны с аналогичным физиологическим состоянием, но это слово может иметь тонко - или сильно - разные коннотации. У илонготов на Филиппинах, например, сильное возбуждение и высокая приятность могут быть « liget », что Барретт описывает как «интенсивный прилив энергии, когда он активно и часто агрессивно преследует проблемы с другими людьми, например, играя в футбол». .

Чувствуешь лигет? Чарли Гуд из Брентфорда (слева) сражается с Хэлом Робсоном-Кану из "Вест Бромвич Альбион".Фотография: Оли Скарфф / PA

Барретт считает, что если вы поймете, что «страх» - это культурное понятие, способ наложения смысла на сильное возбуждение и сильную неприятность, тогда вы сможете переживать его по-другому. «Знаете, когда у вас сильное возбуждение перед тестом, и ваш мозг воспринимает это как тестовую тревогу, это действительно другое чувство, чем когда ваш мозг воспринимает это как энергичную решимость», - говорит она. «Моя дочь, например, проверяла свой черный пояс по карате.У ее сенсея был черный пояс 10-й степени, так что этот парень похож на большого, сильного и страшного парня. У нее действительно сильное возбуждение, но он не говорит ей: «Успокойся»; он говорит: «Пусть ваши бабочки летают строем». Это изменило ее опыт. Ее мозг мог вызвать беспокойство, но это не так, он придал решимости.

В лекциях, которые Барретт дает для объяснения этой модели, она говорит о мозге как о заключенном в темном безмолвном ящике: черепе. Единственная информация, которую он получает о внешнем мире, - это изменения в освещении (зрение), давление воздуха (звук), воздействие химических веществ (вкус и запах) и т. Д.Ему неизвестны причины этих изменений, поэтому он должен их угадать, чтобы решить, что делать дальше.

Как это сделать? Он сравнивает эти изменения с аналогичными изменениями в прошлом и на основе опыта делает прогнозы относительно текущих причин. Представьте, что вы идете по лесу. Пятнистый световой узор образует перед вами волнистую черную фигуру. В прошлом вы видели многие тысячи изображений змей, вы знаете, что змеи живут в лесу. Ваш мозг уже подготовил множество прогнозов.

Мне больно, когда я не нравлюсь кому-то или обвиняю меня в показухе? Да, это задевает мои чувства, но что с того?
Лиза Фельдман Барретт

Дело в том, что это предсказание - это сознание , которое вы можете представить как непрерывный процесс предположений о мире, которые либо подтверждаются, либо опровергаются свежими сенсорными данными. В случае с пятнистым светом, когда вы делаете шаг вперед, вы получаете информацию, подтверждающую конкурирующее предсказание о том, что это просто палка: предсказание змеи было в конечном итоге опровергнуто, но не раньше, чем оно стало настолько сильным, что нейроны в вашей зрительной коре сработали как хотя один действительно был там, а это значит, что на долю секунды вы его «видели».Итак, мы все время от времени создаем наш мир. Если бы вы этого не сделали, ваш мозг не смог бы достаточно быстро внести изменения, необходимые для вашего выживания. Если бы предсказание «змея» еще не было реализовано, то выброс адреналина, который вам может понадобиться, чтобы прыгнуть с его пути, пришел бы слишком поздно.

Мозг также получает информацию о частоте сердечных сокращений, активности легких, иммунной системе, уровне гормонов и многом другом. «Интероцепция», постоянный мониторинг состояния тела, осуществляется значительно ниже уровня сознательного осознания.Но это абсолютно важно, потому что оно определяет аффект - те чувства приятности или неприятности, возбуждения или отсутствия возбуждения, которые присутствуют всегда и подпитывают наши эмоции.

Мозг обрабатывает входные данные изнутри так же, как и поступающие извне - он делает прогнозы о том, что вызывает эти изменения, на основе того, что он узнал, приписывая им значение в процессе. В фильме « Как создаются эмоции» «» Барретт рассказывает историю свидания, на которое она неохотно согласилась пойти, которое приняло неожиданный оборот, поскольку ее желудок перевернулся, когда она пила кофе с парнем.«Хорошо, я поняла, что ошибалась», - пишет она. «Должно быть, он меня привлекает». Через несколько часов она оказалась в постели с ... гриппом. Что произошло за чашкой кофе, так это то, что ее мозг сделал предсказание о «увлечении» на основе сенсорной информации из ее кишечника в сочетании с ее культурным пониманием этой эмоции и того, как она должна развиваться.

Мозг, утверждает Барретт, постоянно пытается сбалансировать «бюджет тела», ее перевод «причудливого научного термина» - аллостаз.Несбалансированный бюджет тела - слишком большая нагрузка на системы организма, недостаток возможностей для отдыха и восстановления - вторгается в сознание как отрицательный эффект. Это, в свою очередь, может быть истолковано как «падение с чем-то» или «чувство депрессии», в зависимости от того, насколько это плохо, вашего прошлого опыта и культурного контекста.

Лиза Фельдман Барретт. Фотография: Мэри Нокс Меррилл / Северо-Восточный университет

Барретт считает тревогу и депрессию нарушениями обмена веществ, которые возникают из-за ограниченного бюджета тела, равно как и сердечные заболевания, диабет 2 типа и болезнь Альцгеймера.Слишком тяжелая работа, недостаток сна и плохое питание приводят к хроническому дефициту. Но поддержание баланса - это не просто вопрос личной воли. «Если бы вы собирались разработать систему, которая действительно испортила метаболические бюджеты людей, это был бы мир, в котором мы сейчас живем», - говорит она.
У Фельдмана есть недоброжелатели, в первую очередь среди тех, кто все еще придерживается идеи, что эмоции являются врожденными. На самом деле, она отмечает: «Я крайне противоречива ... Мне действительно интересно, когда люди лгут сами себе, и вот что это такое.Мне больно, когда я не нравлюсь кому-то или обвиняю меня в показухе? Да, мне больно, но что с того? Моя работа - быть ученым, верно? Моя работа - попытаться отделить правду от ерунды ».
Это большая работа, и это обычно бесстрашное заявление о намерениях. Как говорится в одной из глав книги «Как создаются эмоции» , Барретт предлагает не что иное, как «Новый взгляд на человеческую природу». Ее следующая популярная работа « Семь с половиной уроков о мозге» , которая должна выйти в конце этого года, кажется более широкой и беззаботной.«Я думала, что людям будет интересно прочитать книгу по нейробиологии на пляже», - объясняет она. Хотя, если учесть, что она писала до сих пор, имейте в виду: вы можете обнаружить, что ваш мир перевернулся с ног на голову, прежде чем настало время для коктейлей.

Книга Давида Шариатмадари «Не верь ни единому слову: от мифов к недоразумениям - как на самом деле работает язык» опубликована издательством Weidenfeld.

10.1 Переживание эмоций - Введение в психологию

Цели обучения

  1. Объясните биологическое переживание эмоций.
  2. Обобщите психологические теории эмоций.
  3. Приведите примеры того, как передаются эмоции.

Самые фундаментальные эмоции, известные как базовые эмоции, - это эмоции гнев, отвращение, страх, счастье, грусть и удивление . Основные эмоции имеют долгую историю в эволюции человека, и они в значительной степени развились для того, чтобы помочь нам быстро принимать решения о стимулах и быстро определять правильное поведение (LeDoux, 2000). Основные эмоции в значительной степени определяются одной из старейших частей нашего мозга, лимбической системой, включая миндалевидное тело, гипоталамус и таламус.Поскольку они в первую очередь детерминированы эволюцией, основные эмоции переживаются и проявляются примерно одинаково в разных культурах (Ekman, 1992; Elfenbein & Ambady, 2002, 2003; Fridland, Ekman, & Oster, 1987), и люди довольно точны в их понимании. оценка выражений лиц людей из разных культур. Просмотрите заметку 10.8 «Видеоклип: основные эмоции», чтобы увидеть демонстрацию основных эмоций.

Не все наши эмоции исходят из старых частей нашего мозга; мы также интерпретируем наш опыт, чтобы создать более сложный набор эмоциональных переживаний.Например, миндалевидное тело может ощущать страх, когда чувствует, что тело падает, но этот страх можно интерпретировать совершенно иначе (возможно, даже как «возбуждение»), когда мы падаем на американских горках, чем когда мы падаем с высоты. небо в самолете, который потерял мощность. Когнитивные интерпретации , сопровождающие эмоции , известные как когнитивная оценка, позволяют нам испытать гораздо более широкий и сложный набор вторичных эмоций , как показано на рисунке 10.2 «Вторичные эмоции». Хотя они в значительной степени когнитивны, наши переживания вторичных эмоций частично определяются возбуждением (на вертикальной оси рисунка 10.2 «Вторичные эмоции») и частично их валентностью - то есть приятными ли они. или неприятные ощущения (по горизонтальной оси рисунка 10.2 «Вторичные эмоции»)

Рисунок 10.2 Вторичные эмоции

Вторичные эмоции - это эмоции, имеющие основной когнитивный компонент.Они определяются как уровнем возбуждения (от низкого до высокого), так и валентностью (от приятного до неприятного).

По материалам Russell, J.A. (1980). Окружающая модель аффекта. Журнал личности и социальной психологии, 39 , 1161–1178.

Когда вам удастся достичь важной цели, вы можете потратить некоторое время, наслаждаясь своими вторичными эмоциями, возможно, переживанием радости, удовлетворения и удовлетворенности. Но когда ваш близкий друг выигрывает приз, который, по вашему мнению, вы заслужили, вы также можете испытать множество вторичных эмоций (в данном случае отрицательные) - например, чувство гнева, печали, обиды и стыда.Вы можете обдумывать событие в течение недель или даже месяцев, испытывая эти отрицательные эмоции каждый раз, когда думаете о нем (Martin & Tesser, 2006).

Различие между первичными и вторичными эмоциями проводится параллельно с двумя мозговыми путями: быстрым и медленным (Damasio, 2000; LeDoux, 2000; Ochsner, Bunge, Gross, & Gabrielli, 2002). Таламус действует как главный привратник в этом процессе (рис. 10.3 «Медленные и быстрые эмоциональные пути»). Например, наша реакция на базовую эмоцию страха в первую очередь определяется быстрым прохождением через лимбическую систему.Когда на шоссе перед нами выезжает машина, активируется таламус и немедленно посылает сигнал миндалине. Быстро приближаем ногу к педали тормоза. Вторичные эмоции в большей степени определяются медленным прохождением через лобные доли коры головного мозга. Когда мы завидуем потере партнера сопернику или вспоминаем нашу победу в большом теннисном матче, процесс оказывается более сложным. Информация перемещается из таламуса в лобные доли для когнитивного анализа и интеграции, а затем оттуда в миндалевидное тело.Мы испытываем возбуждение эмоций, но оно сопровождается более сложной когнитивной оценкой, вызывающей более утонченные эмоции и поведенческие реакции.

Рисунок 10.3 Медленные и быстрые эмоциональные пути

В мозгу есть два эмоциональных пути (медленный и быстрый), оба из которых контролируются таламусом.

Хотя эмоции могут казаться вам более легкомысленными или менее важными по сравнению с нашими более рациональными когнитивными процессами, и эмоции, и познания могут помочь нам принимать эффективные решения.В некоторых случаях мы принимаем меры после рациональной обработки затрат и преимуществ различных вариантов выбора, но в других случаях мы полагаемся на свои эмоции. Эмоции становятся особенно важными при принятии решений, когда альтернативы между многими сложными и противоречивыми альтернативами представляют нам высокую степень неопределенности и двусмысленности, что затрудняет полный когнитивный анализ. В этих случаях мы часто полагаемся на свои эмоции при принятии решений, и эти решения во многих случаях могут быть более точными, чем решения, полученные в результате когнитивной обработки (Damasio, 1994; Dijksterhuis, Bos, Nordgren, & van Baaren, 2006; Nordgren & Dijksterhuis, 2009; Wilson & Schooler, 1991).

Теории эмоций Кэннон-Барда и Джеймса-Ланге

Вспомните на мгновение ситуацию, в которой вы испытали сильную эмоциональную реакцию. Возможно, вы проснулись посреди ночи в панике, потому что услышали шум, который заставил вас подумать, что кто-то ворвался в ваш дом или квартиру. Или, может быть, вы спокойно ехали по улице в своем районе, когда перед вами внезапно выехала другая машина, вынудив вас нажать на тормоз, чтобы избежать аварии.Я уверен, что вы помните, что ваша эмоциональная реакция была по большей части физической. Возможно, вы помните, как краснели, колотилось сердце, тошнило в животе или у вас возникли проблемы с дыханием. Вы испытывали физиологическую часть эмоции - возбуждение - и я уверен, что у вас были подобные чувства в других ситуациях, возможно, когда вы были влюблены, сердиты, смущены, разочарованы или очень грустны.

Если вы вспомните сильное эмоциональное переживание, вы можете задаться вопросом о порядке событий, которые произошли.Конечно, вы испытали возбуждение, но было ли возбуждение до, после или одновременно с переживанием эмоции? Психологи предложили три различные теории эмоций, которые различаются предполагаемой ролью возбуждения в эмоции (рис. 10.4 «Три теории эмоций»).

Рисунок 10.4 Три теории эмоций

Теория Кэннона-Барда предполагает, что эмоции и возбуждение происходят одновременно. Теория Джеймса-Ланге предполагает, что эмоция является результатом возбуждения.Двухфакторная модель Шехтера и Зингера предполагает, что возбуждение и познание объединяются для создания эмоций.

Если ваш опыт похож на мой, когда вы размышляли о возбуждении, которое вы испытали в сильных эмоциональных ситуациях, вы, вероятно, думали что-то вроде: «Я боялся, и мое сердце начало биться как сумасшедшее». По крайней мере, некоторые психологи согласны с такой интерпретацией. Согласно теории эмоций, предложенной Уолтером Кэнноном и Филипом Бардом, переживание эмоции (в данном случае «я боюсь») происходит вместе с нашим переживанием возбуждения («мое сердце быстро бьется»).Согласно теории эмоций Кэннона-Барда, переживание эмоции сопровождается физиологическим возбуждением . Таким образом, согласно этой модели эмоций, когда мы осознаем опасность, частота сердечных сокращений также увеличивается.

Хотя идея о том, что переживание эмоции происходит вместе с сопутствующим возбуждением, кажется интуитивно понятной для наших повседневных переживаний, психологи Уильям Джеймс и Карл Ланге имели другое представление о роли возбуждения. Согласно теории эмоций Джеймса-Ланге, наше переживание эмоции является результатом возбуждения, которое мы переживаем .Этот подход предполагает, что возбуждение и эмоция не независимы, а скорее, что эмоция зависит от возбуждения. Страх не возникает вместе с учащенным сердцебиением, но возникает из-за учащенного сердцебиения . Как сказал Уильям Джеймс: «Нам жаль, потому что мы плачем, злимся, потому что мы ударяем, боимся, потому что мы дрожим» (Джеймс, 1884, стр. 190). Фундаментальный аспект теории Джеймса-Ланге состоит в том, что разные модели возбуждения могут вызывать разные эмоциональные переживания.

Есть исследования, подтверждающие каждую из этих теорий.Работа быстрого эмоционального пути (рис. 10.3 «Медленный и быстрый эмоциональный путь») поддерживает идею о том, что возбуждение и эмоции происходят вместе. Эмоциональные контуры в лимбической системе активируются при переживании эмоционального стимула, и эти контуры быстро вызывают соответствующие физические реакции (LeDoux, 2000). Этот процесс происходит так быстро, что нам может казаться, что эмоции совпадают с нашим физическим возбуждением.

С другой стороны, как и предсказывает теория Джеймса-Ланге, наши переживания эмоций слабее без возбуждения.Пациенты с травмами позвоночника, которые уменьшают ощущение возбуждения, также сообщают об уменьшении эмоциональных реакций (Hohmann, 1966). Существует также, по крайней мере, некоторая поддержка идеи о том, что разные эмоции вызываются разными моделями возбуждения. Люди, которые смотрят на испуганные лица, демонстрируют большую активацию миндалевидного тела, чем те, кто смотрит сердитые или радостные лица (Whalen et al., 2001; Witvliet & Vrana, 1995), мы испытываем красное лицо и краснеем, когда мы смущены, но не когда испытываем другие эмоции (Лири, Бритт, Катлип и Темплтон, 1992), и когда мы испытываем сострадание, выделяются разные гормоны, чем когда мы испытываем другие эмоции (Oatley, Keltner, & Jenkins, 2006).

Двухфакторная теория эмоций

В то время как теория Джеймса-Ланге предполагает, что каждая эмоция имеет свой образец возбуждения, двухфакторная теория эмоции использует противоположный подход, утверждая, что возбуждение, которое мы испытываем, в основном одинаково для всех эмоций, и что все Эмоции (включая основные эмоции) различаются только нашей когнитивной оценкой источника возбуждения. Двухфакторная теория эмоций утверждает, переживание эмоции определяется интенсивностью переживаемого нами возбуждения, но что когнитивная оценка ситуации определяет, какой будет эмоция .Поскольку необходимо и возбуждение, и оценка, мы можем сказать, что у эмоций есть два фактора: фактор возбуждения и фактор познания (Schachter & Singer, 1962):

эмоция = возбуждение + познание

В некоторых случаях человеку, который испытывает высокий уровень возбуждения, может быть трудно точно определить, какие эмоции он испытывает. То есть она может быть уверена, что чувствует возбуждение, но значение возбуждения (когнитивный фактор) может быть менее ясным.Некоторые романтические отношения, например, имеют очень высокий уровень возбуждения, и партнеры, в качестве альтернативы, испытывают экстремальные взлеты и падения в отношениях. Сегодня они безумно влюблены друг в друга, а на следующий день вступают в огромную борьбу. В ситуациях, которые сопровождаются сильным возбуждением, люди могут не знать, какие эмоции они испытывают. Например, в отношениях с сильным возбуждением партнеры могут не знать, является ли эмоция, которую они испытывают, любовью, ненавистью или и тем, и другим одновременно (звучит знакомо?). Тенденция людей неверно навешивать ярлыки на источник возбуждения, которое они испытывают. известна как неправильное приписывание возбуждения.

Рисунок 10.5 Мост через реку Капилано

Возбуждение, вызванное высотой этого моста, было ошибочно приписано мужчинам, которых опрашивала привлекательная женщина, когда они переходили его.

В одном интересном полевом исследовании Даттона и Арона (1974) привлекательная молодая женщина подошла к отдельным молодым мужчинам, когда они пересекали шаткую, длинную подвесную дорожку, висящую на высоте более 200 футов над рекой в ​​Британской Колумбии, Канада.Женщина попросила каждого мужчину помочь ей заполнить анкету класса. Когда он закончил, она написала свое имя и номер телефона на листе бумаги и предложила ему позвонить, если он хочет узнать больше о проекте. Позже женщину позвонили более половины опрошенных на мосту мужчин. Напротив, мужчины, к которым обращалась та же женщина на невысоком прочном мосту, или у которых мужчины брали интервью на подвесном мосту, звонили значительно реже. Идея неправильного приписывания возбуждения может объяснить этот результат - мужчины чувствовали возбуждение с высоты моста, но они ошибочно приписали его женщине как романтическое или сексуальное влечение, из-за чего они с большей вероятностью позвонили ей.

Направление исследования: неверное определение возбуждения

Если вы немного подумаете о своем собственном опыте различных эмоций и рассмотрите уравнение, которое предполагает, что эмоции представлены как возбуждением, так и познанием, вы можете начать задумываться, насколько каждая из них определялась. То есть знаем ли мы, какие эмоции мы испытываем, отслеживая свои чувства (возбуждение) или отслеживая свои мысли (познание)? Исследование моста, о котором вы только что прочитали, может начать давать вам ответ: казалось, на мужчин больше влияет их восприятие того, как они должны себя чувствовать (их познание), а не то, что они на самом деле чувствуют (их возбуждение).

Стэнли Шахтер и Джером Сингер (1962) непосредственно проверили это предсказание двухфакторной теории эмоций в хорошо известном эксперименте. Шехтер и Сингер считали, что когнитивная часть эмоции имеет решающее значение - фактически, они считали, что возбуждение, которое мы испытываем, можно интерпретировать как любую эмоцию, если у нас есть для нее правильный ярлык. Таким образом, они выдвинули гипотезу о том, что если человек испытывает возбуждение, которому у него нет непосредственного объяснения, он будет «маркировать» это состояние с точки зрения познаний, которые создаются в его окружающей среде.С другой стороны, они утверждали, что людям, у которых уже есть четкий ярлык для своего возбуждения, не будет необходимости искать соответствующий ярлык, и поэтому они не должны испытывать эмоции.

В ходе исследования участникам мужского пола сказали, что они будут участвовать в исследовании воздействия нового препарата, называемого «супроксин», на зрение. Основываясь на этой истории для прикрытия, мужчинам ввели укол нейромедиатора адреналина, препарата, который обычно вызывает у людей чувство тремора, покраснения и учащенного дыхания.Идея заключалась в том, чтобы дать всем участникам опыт возбуждения.

Затем, в соответствии с случайным распределением по условиям, мужчинам сказали, что наркотик заставит их чувствовать определенные чувства. Людям, находившимся в эпинефрине , сообщили о состоянии , рассказали правду о действии препарата - им сказали, что они, вероятно, испытают тремор, их руки начнут трястись, их сердца начнут биться, а их лица могут согреться. и покраснел. Тем не менее, участникам в состоянии , не имеющего информации об эпинефрине , сказали что-то неверное - что их ноги онемели, что у них будет ощущение зуда в частях тела и что у них может возникнуть легкая головная боль.Идея заключалась в том, чтобы заставить некоторых мужчин думать, что возбуждение, которое они испытывают, было вызвано наркотиком (состояние , информированное о состоянии ), в то время как другие были бы не уверены, откуда это возбуждение (состояние отсутствия информации ).

Затем мужчин оставили наедине с сообщником, которому, по их мнению, была сделана такая же инъекция. Пока они ждали начала эксперимента (который якобы касался видения), сообщник вел себя дико и безумно (Шехтер и Сингер назвали это «эйфорическим»).Он скомкал шары, летал на бумажных самолетиках и играл с хула-хупом. Он продолжал пытаться убедить участника присоединиться к его играм. Затем, прямо перед началом эксперимента со зрением, участников попросили указать их текущее эмоциональное состояние по ряду шкал. Одной из эмоций, о которых их спрашивали, была эйфория.

Если вы следите за историей, вы поймете, чего ожидали: мужчины, у которых есть ярлык для своего возбуждения (группа , проинформированная ), не будут испытывать особых эмоций, потому что у них уже есть ярлык для их возбуждения.С другой стороны, мужчины в группе дезинформировали группу , как ожидалось, не были уверены в источнике возбуждения. Им нужно было найти объяснение своему возбуждению, и сообщник дал его. Как вы можете видеть на Рисунке 10.6 «Результаты Schachter and Singer, 1962» (слева), они именно это и обнаружили. Участники в дезинформированном состоянии с большей вероятностью испытывали эйфорию (судя по их поведенческим реакциям с сообщником), чем участники в информированном состоянии.

Затем Шехтер и Зингер провели другую часть исследования, используя новых участников. Все было точно так же, за исключением поведения единомышленника. Вместо того чтобы впадать в эйфорию, он действовал сердито. Он жаловался на то, что ему приходилось заполнять анкету, которую его просили заполнить, что указывало на то, что вопросы были глупыми и слишком личными. В итоге он разорвал анкету, над которой работал, и крикнул: «Мне не нужно им это говорить!» Затем он схватил свои книги и вылетел из комнаты.

Как вы думаете, что произошло в этом состоянии? Ответ один и тот же: дезинформированные участники испытали больше гнева (опять же, если судить по его поведению в период ожидания), чем информированные участники. (Рисунок 10.6 «Результаты Schachter and Singer, 1962», правая сторона) Идея состоит в том, что, поскольку когниции являются такими сильными детерминантами эмоциональных состояний, одно и то же состояние физиологического возбуждения может быть обозначено разными способами, полностью в зависимости от предоставленного ярлыка по социальной ситуации.Как выразились Шехтер и Сингер: «Учитывая состояние физиологического возбуждения, которому человек не имеет немедленного объяснения, он будет« маркировать »это состояние и описывать свои чувства в терминах доступных ему познаний» (Schachter & Singer, 1962, с. 381).

Рисунок 10.6 Результаты Schachter и Singer, 1962 г.

Результаты исследования Шахтера и Сингера (1962) подтверждают двухфакторную теорию эмоций. Участники, у которых не было четкого обозначения своего возбуждения, переняли эмоции сообщника.

По материалам Schachter, S. & Singer, J.E. (1962). Когнитивные, социальные и физиологические детерминанты эмоционального состояния. Психологический обзор, 69 , 379–399.

Поскольку она предполагает, что возбуждение является постоянным для всех эмоций, двухфакторная теория также предсказывает, что эмоции могут передаваться или «перетекать» от одного очень возбуждающего события к другому. Моя университетская баскетбольная команда недавно выиграла чемпионат NCAA по баскетболу, но после окончательной победы некоторые студенты устроили беспорядки на улицах возле кампуса, разжигая костры и горящие машины.Это кажется очень странной реакцией на такой положительный результат для университета и студентов, но ее можно объяснить перетеканием возбуждения, вызванного счастьем, на деструктивное поведение. Принцип передачи возбуждения относится к явлению, которое происходит, когда люди, которые уже испытывают возбуждение от одного события, склонны также сильнее испытывать несвязанные эмоции.

В общем, каждой из трех теорий эмоций есть что поддержать.С точки зрения Cannon-Bard, эмоции и возбуждение обычно субъективно переживаются вместе и распространяются очень быстро. В поддержку теории Джеймса-Ланге есть, по крайней мере, некоторые свидетельства того, что возбуждение необходимо для переживания эмоций, и что модели возбуждения различаются для разных эмоций. И в соответствии с двухфакторной моделью, есть также свидетельства того, что мы можем интерпретировать одни и те же модели возбуждения по-разному в разных ситуациях.

Общение эмоций

В дополнение к внутреннему переживанию эмоций, мы также выражаем свои эмоции другим, и мы узнаем об эмоциях других, наблюдая за ними.Этот коммуникационный процесс эволюционировал с течением времени и очень адаптивен. Один из способов, которым мы воспринимаем эмоции других, - это их невербальное общение, то есть общение без слов (Ambady & Weisbuch, 2010; Anderson, 2007). Невербальное общение включает в себя тон нашего голоса, походку, позу, прикосновения и выражения лица, и мы часто можем точно определять эмоции, которые испытывают другие люди через эти каналы. В таблице 10.1 «Некоторые распространенные невербальные коммуникаторы» показаны некоторые важные невербальные формы поведения, которые мы используем для выражения эмоций и некоторой другой информации (в частности, симпатия или антипатия, доминирование или подчинение).

Таблица 10.1 Некоторые общие невербальные коммуникаторы

Невербальный сигнал Описание Примеры
Проксемикс Правила надлежащего использования личного пространства Ближе к кому-то может выражать симпатию или доминирование.
Внешний вид корпуса Выражения, основанные на изменениях в нашем теле Бодибилдинг, увеличение груди, похудание, пирсинг и татуировки часто используются, чтобы казаться более привлекательными для окружающих.
Положение тела и движение Выражения, основанные на внешнем виде нашего тела Более «открытое» положение тела может означать симпатию; более высокая скорость ходьбы может указывать на доминирование.
Жесты Поведение и знаки, сделанные руками или лицом Знак мира сообщает о симпатии; «палец» означает неуважение.
Выражение лица Разнообразие эмоций, которые мы выражаем или пытаемся скрыть через наше лицо Улыбка или хмурый взгляд, пристальный взгляд или избегание взгляда на другого могут выражать симпатию или антипатию, а также доминирование или подчинение.
Параязычный Ключ к разгадке личности или эмоций, содержащихся в наших голосах Произношение, акценты и диалект могут использоваться для обозначения идентичности и симпатий.

Так же, как не существует «универсального» разговорного языка, не существует универсального невербального языка. Например, в Соединенных Штатах и ​​во многих западных культурах мы выражаем неуважение, показывая средний палец («палец» или «птицу»). Но в Великобритании, Ирландии, Австралии и Новой Зеландии знак «V» (сделанный тыльной стороной ладони к получателю) служит аналогичной цели.В странах, где говорят на испанском, португальском или французском языках, жест, в котором поднят кулак и хлопает рукой по бицепсу, эквивалентен пальцу, а в России, Индонезии, Турции и Китае знак, в котором рука пальцы согнуты, а большой палец зажат между средним и указательным пальцами и используется для той же цели.

Самый важный передатчик эмоций - это лицо. Лицо состоит из 43 различных мышц, которые позволяют ему создавать более 10 000 уникальных конфигураций и выражать самые разные эмоции.Например, счастье выражается улыбками, которые создаются двумя основными мышцами, окружающими рот и глаза, а гнев создается опущенными бровями и плотно прижатыми губами.

Лицо помогает нам не только выражать эмоции, но и чувствовать эмоции. Гипотеза лицевой обратной связи предполагает, движение наших лицевых мышц может вызвать соответствующие эмоции . Фриц Страк и его коллеги (1988) попросили участников исследования держать ручку в зубах (имитируя улыбку на лице) или между губами (похоже на хмурый взгляд), а затем попросили их оценить смешность мультфильма.Они обнаружили, что карикатуры считались более забавными, когда перо находилось в положении «улыбка» - субъективное переживание эмоций усиливалось действием лицевых мышц.

Эти и им подобные результаты показывают, что на наше поведение, включая выражение лица, влияет, но также и влияет наш аффект. Мы можем улыбаться, потому что мы счастливы, но мы также счастливы, потому что улыбаемся. И мы можем встать прямо, потому что мы гордимся, но мы гордимся, потому что мы стоим прямо (Stepper & Strack, 1993).

Ключевые выводы

  • Эмоции - это обычно адаптивные психические и физиологические состояния чувств, которые направляют наше внимание и направляют наше поведение.
  • Эмоциональные состояния сопровождаются возбуждением, нашим переживанием телесных реакций, созданных симпатическим отделом вегетативной нервной системы.
  • Мотивации - это силы, управляющие поведением. Они могут быть биологическими, например голод и жажда; личные, например мотивация к достижению; или социальные, такие как мотивация принятия и принадлежности.
  • Самые фундаментальные эмоции, известные как базовые эмоции, - это гнев, отвращение, страх, счастье, печаль и удивление.
  • Когнитивная оценка позволяет нам также испытывать множество вторичных эмоций.
  • Согласно теории эмоций Кэннон-Барда, переживание эмоции сопровождается физиологическим возбуждением.
  • Согласно теории эмоций Джеймса-Ланге, наше переживание эмоции является результатом возбуждения, которое мы испытываем.
  • Согласно двухфакторной теории эмоций, переживание эмоции определяется интенсивностью переживаемого нами возбуждения, а когнитивная оценка ситуации определяет, какой будет эмоция.
  • Когда люди неправильно обозначают источник возбуждения, которое они испытывают, мы говорим, что они неверно приписали свое возбуждение.
  • Мы выражаем свои эмоции другим посредством невербального поведения и узнаем об эмоциях других людей, наблюдая за ними.

Упражнения и критическое мышление

  1. Рассмотрим три теории эмоций, которые мы обсудили, и приведем пример ситуации, в которой человек может испытать каждый из трех предложенных паттернов возбуждения и эмоции.
  2. Опишите время, когда вы использовали невербальное поведение, чтобы выразить свои эмоции или уловить эмоции других. Какие конкретные невербальные техники вы использовали для общения?

Список литературы

Амбади, Н., & Weisbuch, M. (2010). Невербальное поведение. В С. Т. Фиске, Д. Т. Гилберте и Г. Линдзи (ред.), Справочник по социальной психологии (5-е изд., Том 1, стр. 464–497). Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

Андерсен, П. (2007). Невербальная коммуникация: формы и функции (2-е изд.). Лонг-Гроув, Иллинойс: Waveland Press.

Дамасио, А. Р. (1994). Ошибка Декарта: эмоции, разум и человеческий мозг . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гроссет / Патнэм.

Дамасио, А.(2000). Ощущение происходящего: тело и эмоции в создании сознания . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Mariner Books.

Dijksterhuis, A., Bos, M. W., Nordgren, L. F., & van Baaren, R. B. (2006). О правильном выборе: эффект обдумывания без внимания. Science, 311 (5763), 1005–1007.

Даттон Д. и Арон А. (1974). Некоторые доказательства повышенного сексуального влечения в условиях сильного беспокойства. Журнал личности и социальной психологии, 30 , 510–517.

Экман П. (1992). Есть ли базовые эмоции? Психологический обзор, 99 (3), 550–553.

Эльфенбейн, Х.А., и Амбади, Н. (2002). Об универсальности и культурной специфичности распознавания эмоций: метаанализ. Психологический бюллетень, 128 , 203–23.

Fridlund, A. J., Ekman, P., & Oster, H. (1987). Выражение эмоций на лице. В A. Siegman & S. Feldstein (Eds.), Невербальное поведение и общение (2-е изд.С. 143–223). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

Хоманн, Г. У. (1966). Некоторые эффекты поражения спинного мозга на эмоциональные переживания. Психофизиология, 3 (2), 143–156.

Джеймс, У. (1884). Что такое эмоция? Mind, 9 (34), 188–205.
Леду, Дж. Э. (2000). Эмоциональные контуры мозга. Annual Review of Neuroscience, 23 , 155–184.

Лири М. Р., Бритт Т. В., Катлип В. Д. и Темплтон Дж. Л. (1992).Социальное покраснение. Психологический бюллетень, 112 (3), 446–460.

Мартин Л. Л. и Тессер А. (2006). Расширение теории размышлений о прогрессе цели: переоценка и рост цели. В Л. Дж. Санне и Э. С. Чанге (ред.), Суждения с течением времени: взаимодействие мыслей, чувств и поведения (стр. 145–162). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Nordgren, L. F., & Dijksterhuis, A. P. (2009). Дьявол кроется в размышлениях: слишком много размышлений снижает последовательность предпочтений. Журнал потребительских исследований, 36 (1), 39–46.

Оатли К., Келтнер Д. и Дженкинс Дж. М. (2006). Понимание эмоций (2-е изд.). Мальден, Массачусетс: Блэквелл.

Окснер, К. Н., Бунге, С. А., Гросс, Дж. Дж., И Габриэли, Дж. Д. Э. (2002). Переосмысление чувств: исследование когнитивной регуляции эмоций с помощью фМРТ. Журнал когнитивной неврологии, 14 (8), 1215–1229.

Schachter, S. & Singer, J. (1962). Когнитивные, социальные и физиологические детерминанты эмоционального состояния. Психологический обзор, 69 , 379–399.

Strack, F., Martin, L., & Stepper, S. (1988). Запрещение и облегчение условий человеческой улыбки: ненавязчивый тест гипотезы лицевой обратной связи. Журнал личности и социальной психологии, 54 (5), 768–777. DOI: 10.1037 / 0022-3514.54.5.768

Уэлен, П. Дж., Шин, Л. М., Макинерни, С. К., Фишер, Х., Райт, К. И., и Раух, С. Л. (2001). Функциональное МРТ-исследование реакции миндалины человека на выражение страха и гнева на лице. Эмоция, 1 (1), 70–83.

Wilson, T. D., & Schooler, J. W. (1991). Слишком много думать: самоанализ может снизить качество предпочтений и решений. Журнал личности и социальной психологии, 60 (2), 181–192.

Witvliet, C.V. & Vrana, S.R. (1995). Психофизиологические реакции как показатели аффективных измерений. Психофизиология, 32 (5), 436–443.

эмоций - IResearchNet

определение эмоций

Эмоции можно определить как психологические состояния, которые включают мысли и чувства, физиологические изменения, выразительное поведение и склонность к действию.Точная комбинация этих элементов варьируется от эмоции к эмоции, и эмоции могут сопровождаться или не сопровождаться явным поведением. Этот комплекс состояний и поведения запускается событием, которое переживается или вспоминается. Кто-то вас оскорбляет. В зависимости от характера оскорбления и вашего восприятия степени, в которой оно было или не должно было причинить вам боль, вы можете почувствовать гнев или раздражение. Если вы злитесь, ваше лицо может покраснеть, ваше сердце может биться быстрее, ваши кулаки сжимаются, и вам приходят в голову мысли о возмездии.В некоторых случаях вы можете принять меры против человека, который оскорбил вас. Через несколько дней воспоминание об обиде может вновь вызвать по крайней мере некоторые черты первоначальной эмоциональной реакции. Точно так же могут быть даны явные примеры эмоций, например, страха, радости, любви, отвращения и печали. Однако есть также эмоции, которые менее выражены, поскольку они не всегда связаны с изменениями физиологического или мотивационного состояния и не всегда приводят к изменению поведения. Возьмем пример сожаления.Приняв решение или приняв неверный курс действий, можно почувствовать сильное сожаление, но этот субъективный опыт обычно не сопровождается изменениями в физиологии или поведении.

Дальнейшие сложности возникают при рассмотрении психологических состояний, которые кажутся пограничными случаями эмоций: физическая боль, генерализованная или свободно плавающая тревога, сексуальное возбуждение, скука, депрессия, раздражительность, все это можно рассматривать как примеры аффективных состояний. Психологи, изучающие эмоции, склонны проводить различие между аффективными состояниями, имеющими четкий объект, и теми, у которых его нет, утверждая, что эмоция - это термин, который следует использовать для психологических состояний, в которых есть объект.Исходя из этого, хроническая боль, общие состояния скуки, депрессии или раздражительности не будут классифицироваться как эмоции, тогда как сексуальное возбуждение - в той степени, в которой оно имеет ясный объект - будет рассматриваться как эмоциональное состояние. Различие между аффективными состояниями, имеющими объект, и состояниями, не имеющими объекта, заключается в том, что эмоции, с одной стороны, отделяются от настроений (например, раздражительность, скука) и аффективных диспозиций (депрессия, общая тревога), с другой.

Признавая трудности, связанные с попытками прийти к четким определениям того, что составляет эмоцию, теоретики обычно соглашаются рассматривать эмоцию как набор состояний, которые имеют нечеткие границы с другими психологическими состояниями, такими как убеждения, отношения, ценности, настроения и т. Д. и личностные диспозиции.Что не оспаривается, так это то, что набор состояний, называемых эмоциями, определяется хорошими примерами, такими как гнев, страх и страстная любовь. Там, где есть место для сомнений, на нечеткой границе с соседними состояниями или рядом с ними, психологов обычно не волнует, является ли данное состояние эмоцией. Тем самым упрощается трудность определения эмоции.

История эмоций и предыстория

Современная теория эмоций обычно восходит к работам Чарльза Дарвина или Уильяма Джеймса.Работая во второй половине XIX века, эти авторы сосредоточились на вопросах, которые все еще являются предметом исследований и дискуссий почти 150 лет спустя. Дарвин сосредоточился на связи между субъективными эмоциями и явным поведением. Он утверждал, что три принципа объясняют связь между эмоциями и выразительным поведением. Из них первый, принцип полезных ассоциированных привычек, чаще всего связывается с дарвиновскими объяснениями экспрессивного поведения. Здесь аргумент состоит в том, что движения лица, которые изначально служили определенной цели во время эмоциональных переживаний, стали автоматическим сопровождением этих эмоций.Таким образом, хмурый взгляд, который часто сопровождает гнев, может помочь защитить глазницу, сдвигая брови вперед и вместе, или расширение глаз, которое часто сопровождает удивление, может помочь принять больше визуальной информации, когда происходят неожиданные, новые события. Удивительно, но учитывая общую теорию эволюции, которой Дарвин более известен, его работы по эмоциональному выражению не рассматривали это выражение как результат процесса естественного отбора. Скорее, он рассматривал связь эмоции и выражения как усвоенную привычку, которая затем передается потомству.Однако современная эволюционная теория может быть легко применена к этому вопросу, что привело к мнению, что именно адаптивное значение для человека или группы привело к внешнему выражению эмоций. Представление о тесной связи между эмоциональным переживанием и телесным выражением, безусловно, находит отражение в современной теории эмоций.

Джеймс сосредоточился на фундаментальном вопросе о детерминантах эмоций. Джеймс выступал за то, что стало называться периферической теорией эмоций, в которой он утверждал, что восприятие возбуждающего стимула вызывает изменения в периферических органах, таких как внутренние органы (сердце, легкие, желудок и т. Д.).) и произвольные мышцы, и эта эмоция - это просто восприятие этих телесных изменений. Используя собственный пример Джеймса, люди не трепещут и бегут из-за страха; скорее, они боятся, потому что дрожат и бегут. Это поднимает вопрос о том, как происходят телесные изменения. Здесь Джеймс приводил доводы в пользу прямой связи между восприятием и телесными изменениями, используя аналогию с замком и ключом. По мнению Джеймса, соответствие между восприятием стимулов, вызывающих эмоции, и человеческим разумом таково, что стимулы автоматически открывают физиологические изменения в теле, и именно восприятие этих изменений является эмоцией.Идея о тесной связи между восприятием и эмоциями, относительно не опосредованной сознательным познанием, все еще встречается в современной теории эмоций, как и представление о том, что изменения периферической активности тела приводят к изменениям эмоций.

Третья важная составляющая теоретического анализа эмоций в психологии возникла с ростом когнитивизма (то есть пристального изучения психических процессов) в 1960-х годах. Первым сторонником точки зрения, известной как теория оценки, была Магда Арнольд.Она утверждала, что то, что заставляет людей испытывать эмоции, - это не телесные изменения, а, скорее, когнитивный процесс, который делает один вид стимула эмоционально возбуждающим, в то время как другой стимул оставляет людей равнодушными. Разница в том, утверждала она, в том, что эмоционально возбуждающий стимул имеет личное значение и имеет значение для людей. Если стимул не имеет значения для людей, они не станут эмоциональными. Ясно, что то, что важно для одного человека, может оставить равнодушным другого. Этот акцент на субъективном значении в теории оценки побудил исследователей переключить свое внимание с объективных свойств эмоциональных стимулов на субъективные процессы (процессы оценки), с помощью которых воспринимающие придают значение и значение стимулам.Современная теория эмоций очень сильно занимается этим процессом создания смысла.

Обратите внимание, что эти три ключевых источника влияния на современную теорию эмоций довольно точно отображают три предполагаемых компонента эмоции: выражение, физиологическую активность и познание. Прежде чем исследовать каждый из этих трех компонентов более подробно, рассмотрим связь между эмоциями и социальной психологией.

Социальная психология и эмоции

Эмоции - это тема, изучаемая во многих дисциплинах психологии, включая клиническую психологию, биологическую психологию и психологию развития.Тем не менее, если посмотреть на историю психологической теории и исследований эмоций, можно заметить, что социальные психологи сыграли заметную роль. В каком-то смысле это удивительно. Безусловно, существуют эмоциональные реакции, которые мало или не имеют ничего общего с социальным миром, что является главной заботой социальных психологов: подумайте о страхе высоты, змей или медведей гризли. Однако эти эмоции не типичны для того диапазона эмоций, который люди испытывают в повседневной жизни. Как отмечалось ранее, эмоции всегда связаны с чем-то: у них есть объект.Этот объект очень часто бывает социальным. Это человек (соперник за привязанность вашего любимого), социальная группа (организация, которая делает вдохновляющую работу в развивающихся странах), социальное мероприятие (ваша любимая спортивная команда выигрывает трофей) или социальный или культурный артефакт ( музыкальная пьеса). Оказывается, эти социальные объекты с гораздо большей вероятностью, чем несоциальные, являются источником наших повседневных эмоций.

Более того, многие эмоции являются социальными по своей природе или функционально в том смысле, что они либо не были бы испытаны в отсутствие других, либо, кажется, не имели никакой другой функции, кроме как связывать людей с другими людьми.Такие эмоции, как сострадание, сочувствие, материнская любовь, привязанность и восхищение, зависят от физического или психологического присутствия других людей. Страх быть отвергнутым, одиночество, смущение, чувство вины, стыда, ревности и сексуального влечения - это эмоции, которые, кажется, имеют своей основной функцией поиск или укрепление социальных отношений.

Последний момент, касающийся связи между эмоциями и социальной жизнью, заключается в том, что когда люди испытывают эмоции, они имеют сильную тенденцию делиться ими с другими.В исследовании того, что называется социальным обменом эмоциями, исследователи показали, что подавляющее большинство эмоциональных переживаний делятся с другими, делятся с несколькими другими и делятся вскоре после инициирующего события. Более того, этот обмен эмоциями с другими вызывает эмоциональные реакции у слушателей, что само по себе является интересным явлением, поскольку оно зависит от склонности слушателя сочувствовать тому, кто его разделяет. А эмоции, испытываемые слушателями, как правило, передаются третьим лицам - явление, называемое вторичным социальным обменом.Здесь есть интересный парадокс. Люди склонны делиться своими эмоциональными переживаниями, некоторые из которых могут быть болезненными или стыдными, с близкими, потому что они доверяют им не делиться своими секретами с другими. И все же именно эти близкие люди склонны сопереживать другим людям и, следовательно, сами испытывать эмоции в результате прислушивания к тому, что другие рассказывают. Это увеличивает вероятность того, что они будут участвовать во вторичном социальном обмене.

Эти пункты проясняют, что эмоции неизменно имеют социальную природу: они связаны с социальными объектами, их функция кажется социальной и они имеют социальные последствия.Параллельно с этим следует отметить, что предмет социальной психологии неизменно носит эмоциональный характер: такие темы, как близкие отношения, агрессия и враждебность, альтруизм и помогающее поведение, предрассудки и стереотипы, а также отношения и убеждение, влекут за собой концепции и процессы, которые часто явно эмоциональны. Короче говоря, существует тесная связь между эмоциями и социальной психологией, которая, в свою очередь, помогает объяснить важную роль, которую социальные психологи придали теории и исследованиям эмоций.

В этом разделе мы вернемся к трем компонентам эмоций, идентифицированным ранее, а именно к физиологическим изменениям, познанию и экспрессивному поведению, и рассмотрим современные достижения в исследованиях по каждому компоненту.

Эмоции и физиологические изменения

Теория эмоций, предложенная Джеймсом, о которой уже упоминалось, помещает физиологические изменения в центр эмоций. По словам Джеймса, если бы люди могли представить себя воспринимающими эмоциональный стимул без каких-либо сопутствующих телесных изменений, результатом была бы бледная и бесцветная имитация настоящей эмоции.Это кажется правильным в случае таких эмоций, как страх и гнев: какими были бы такие переживания, если бы они были лишены всех сопутствующих физиологических изменений? Для Джеймса это было доказательством необходимой роли такой физической активности. Однако есть несколько возможных проблем с подходом Джеймса, одна из которых заключается в том, что большое разнообразие терминов эмоций, встречающихся в английском и многих других языках, не сочетается с столь же большим разнообразием различимых паттернов физиологической активности во время эмоции.Это одна из пяти проблем, отмеченных Уолтером Кэнноном, который сосредоточил свое внимание на этом аспекте теории Джеймса, касающемся висцеральных изменений в органах, таких как сердце, в отличие от изменений в произвольных мышцах, таких как мышцы лица или конечностей. Еще одна проблема, отмеченная Кэнноном, заключается в том, что внутренние изменения обычно протекают довольно медленно, тогда как эмоциональные реакции могут быть и часто бывают довольно быстрыми. Если это так, то как переживание эмоции может быть восприятием телесных изменений, происходящих при воздействии правильного эмоционального стимула?

Это были некоторые из соображений, которые Стэнли Шахтер принял во внимание при разработке своей двухфакторной теории эмоций.Шехтер ранее проводил исследование того, как люди, испытывающие тревогу и неуверенность, предпочитают находиться в компании других людей, оказавшихся в такой же ситуации, чтобы они могли сравнивать свои собственные эмоциональные реакции с реакциями других людей. Это говорит о том, что социальный контекст может играть важную роль в эмоциях, помогая людям интерпретировать их возбужденное внутреннее состояние. Вместо того, чтобы существовать определенный паттерн телесных изменений, связанных с каждой субъективно различимой эмоцией, Шехтер предположил, что ключевая роль, которую играет телесное изменение, - это активизировать эмоцию; без состояния физиологического возбуждения не возникнет никаких эмоций.В этой связи телесные изменения являются необходимым, но недостаточным условием для возникновения эмоций. Чтобы переживать эмоции, также необходим второй из двух факторов. Этот фактор - познание, и роль, которую он играет в модели Шехтера, - это определение общего состояния возбуждения. Теоретически одно и то же физиологическое состояние возбуждения можно интерпретировать совершенно по-разному и, следовательно, испытывать как совершенно разные эмоции.

Несмотря на свою элегантность, это смелое предсказание двухфакторной теории не получило достаточной экспериментальной поддержки, чтобы теория могла оставаться столь же влиятельной, как в 1970-х и начале 1980-х годов.Что осталось относительно невредимым, так это предположение о том, что люди могут неверно определить причину любого ощущаемого возбуждения, в результате чего они будут терпеть больше боли, если их заставят поверить в то, что по крайней мере часть возбуждения, которое они испытывают при воздействии болезненного стимула, является из-за лекарства (на самом деле плацебо, что означает лекарство, не имеющее подлинного эффекта, например, поддельные таблетки), которое они проглотили. Точно так же, если их заставляют думать, что они приняли транквилизатор (опять же, на самом деле плацебо, поэтому оно не имеет транквилизирующего эффекта), тогда любое возбуждение, которое они испытывают, будет склонно приписываться наиболее вероятному источнику возбуждения.Если наиболее вероятным источником возбуждения является тот факт, что они только что написали эссе, защищающее позицию, противоречащую их убеждениям, и их беспокоит влияние, которое это эссе может оказать на других, они меняют свое отношение даже больше, чем они сами. находились бы в состоянии контроля без транквилизатора, по-видимому, потому, что они считают, что испытывают большой когнитивный диссонанс в результате написания эссе; и самый эффективный способ уменьшить диссонанс - это изменить свое отношение, чтобы оно больше соответствовало позиции, занятой в эссе.

В центре внимания как критики Кэннона Джеймса, так и попытки Шехтера построить теорию, учитывающую эту критику, было состояние возбуждения автономной нервной системы человека. Тем не менее, телесные изменения явно могут включать в себя не только то, как быстро бьется сердце, насколько сухо во рту, и насколько сильно тремор в руках, - все это являются заметными признаками возбуждения вегетативной нервной системы. Теория Джеймса была связана как с активностью произвольных мышц, так и с внутренними изменениями, что очевидно из его утверждения, что мы чувствуем гнев, потому что мы наносим удары (а не наносим удары, потому что мы злимся).Этот аспект теории Джеймса был подхвачен исследователями, интересующимися эффектами манипулирования обратной связью, которую люди получают от своей лицевой или постуральной мускулатуры. Серия исследований показала, например, что люди склонны находить юмористические стимулы более забавными, если их лица заставляют улыбаться во время воздействия этих стимулов, что они находят болезненные стимулы более вредными, если их заставляют принимать более негативные выражения лица во время подвержены этим раздражителям, и что они чувствуют себя более удрученными, если их заставляют принять сутулую позу.Таким образом, современные исследования подтвердили одну особенность теории Джеймса, даже если это свидетельство более согласуется с мнением о том, что восприятие телесных изменений сдерживает (а не опосредует) переживание эмоций.

Познание и эмоции

Хотя познанию отводилась центральная роль в двухфакторной теории Шехтера, эта роль отличалась от той роли, которую оно играет в оценочных теориях эмоций. В теории Шахтера роль познания заключалась в том, чтобы обозначить уже присутствующее возбуждение.В теории оценки роль познания заключается в интерпретации значения и значения разворачивающегося эмоционального события. Представьте, что вы слышите странный шум из кухни на первом этаже посреди ночи. Ощущение, которое вы придаете этому событию в процессе оценки, рассматривается как определяющее, как вы отреагируете эмоционально. Интерпретация шума как вызванного злоумышленником человека вызовет совершенно иной набор эмоций, чем интерпретация шума как вызванного вашей кошкой или ветром, сдувающим что-то с подоконника.Еще одним важным фактором, по мнению теоретиков оценки, является ваше чувство, что вы сможете справиться с любой возможной угрозой своему благополучию. Молодой физически здоровый человек при таких обстоятельствах будет испытывать меньшую опасность, чем пожилой человек или инвалид. Суть представления теории оценки о роли, которую играет оценка, прекрасно изложена в законе ситуативного значения Нико Фриджды, который гласит, что эмоции возникают из значений, которые люди приписывают ситуациям, и что если значение меняется (например, ваша первоначальная мысль, что шум из вашей кухни, созданный злоумышленником, теперь меняется, поскольку вы помните, что ваша кошка была снаружи, когда вы ложились спать, и шум - это звук ее входа в дом), так что тоже будут эмоции (в данном случае от страха к облегчению).

Из-за единственного термина «теория оценки» создается впечатление, что существует одна теория, которой придерживаются все теоретики оценки. На самом деле существует несколько оценочных теорий, каждая из которых разделяет точку зрения о том, что эмоции возникают в результате когнитивных оценок. Они расходятся в деталях того, как это общее предположение превращается в полноценную теоретическую позицию. Некоторые теоретики, такие как Ричард Лазарус, подчеркивают важность относительно небольшого набора основных относительных тем.По сути, это группы настроенных оценок, отражающих суть эмоции. Таким образом, основная тема отношений безвозвратной потери - это тема, которая целостно определяет печаль, тогда как основная тема других отношений вины - это тема, которая целостно определяет гнев. Преимущество этих основных относительных тем состоит в том, что они отражают ключевой относительный смысл ситуации и, следовательно, могут предсказывать физиологические и поведенческие изменения. Другие теоретики оценки, такие как Фриджда, подчеркивают готовность к действию, которую влечет за собой оценка.Даже если человек не действует в соответствии с так называемыми тенденциями к действию, ощущаемая тенденция к агрессии, отступлению, замиранию, слезам, смеху и т. Д. Представляет собой важный элемент переживаемой эмоции. Тем не менее другие теоретики, такие как Клаус Шерер, подчеркивают важность временного измерения оценки. С этой точки зрения оценка - это последовательный процесс, начиная с элементарных проверок, например, является ли стимул новым, приятным и ожидаемым (в указанном порядке), и заканчивая более сложными оценками, например, соответствует ли стимул личным или социальным нормам. .

Существует множество свидетельств того, что индивидуальные эмоции связаны с различными оценками или образцами оценок. Таким образом, нет никаких сомнений в том, что люди способны устанавливать связи между эмоциями и оценками во многом так же, как предлагают теоретики оценки. Менее многочисленны убедительные доказательства того, что оценки причинно связаны с эмоциями. Это оставляет открытым вопрос о том, являются ли оценки причинами, составляющими или даже следствиями эмоций. Это оказывается критическим вопросом, потому что наиболее продолжительная атака теории оценки, инициированная Робертом Зайонком, утверждала, что аффективные реакции (в смысле нравится, приближаться, не нравится, избегать) часто предшествуют когнитивным реакциям (например, положительным или отрицательным). наносит ущерб чьим-то целям), и поэтому не может быть вызван ими.Чистая скорость эмоциональных реакций - важный компонент критики Зайонца, вызывающий сомнения в способности относительно длительных когнитивных процессов опосредовать эти реакции. Также важным для аргумента Зайонца является доказательство того, что люди могут приходить к оценке стимулов, не зная о том, что подвергались им, как в случае простого эффекта воздействия, который снова поднимает вопросы о необходимости оценки стимула перед получением эмоциональной реакции. к нему.

Компромиссная позиция в отношении роли когнитивной оценки в эмоциях - это позиция, которая признает, что существует более одного пути к эмоциональной реакции. Возьмем, к примеру, страх. Современные клинические исследования и исследования на животных показывают, что существует два различных пути, которыми страх может быть вызван в головном мозге, один из которых опосредуется кортикальным слоем (что подразумевает роль оценки), а другой опосредуется миндалевидным телом (подразумевая голодание). ответ, который был бы адаптивным в ситуациях хищник-жертва).Обратите внимание, что этот подкорковый путь восходит к одному из центральных предположений Джеймса, а именно, что существует автоматическая связь между восприятием и телесными изменениями. Аргумент двух путей лучше всего работает с такими эмоциями, как страх, которые имеют очевидные последствия для выживания человека. Менее правдоподобно приводить аргументы в пользу двух вариантов, например, в случае такой эмоции, как чувство вины. Тем не менее, здесь также ведутся споры о том, в какой степени оценка, которую многие теоретики считают необходимым условием вины, а именно осознанная ответственность за причинение вреда другому, действительно необходима.Рой Баумейстер, например, утверждал, что основная причина вины - это потеря любви в ценных отношениях, и что люди, которые переживают эту потерю любви, чувствуют себя виноватыми и, как компонент или следствие этих чувств вины, чувствуют себя ответственными за причиненную боль. испытанный другой стороной в отношениях.

Выражение и эмоции

Очевидно, что эмоции могут выражаться в лице и других частях тела. Если кто-то сильно зол, грустен, напуган или удивлен, другие, скорее всего, смогут увидеть на лице этого человека признаки этой эмоции.Внешнее выражение внутреннего эмоционального опыта, конечно, представляет особый интерес для социальных психологов, потому что оно дает другим возможность понять, что кто-то чувствует, без необходимости объяснять это чувство словами. Иногда утверждают, что невербальные средства передачи эмоций более важны и эффективны, чем вербальные средства. Ясно, что это верно для межличностного общения, при котором один или оба человека не могут общаться вербально, потому что они доязычные (как в случае с младенцами), глухие или просто не могут ни говорить, ни слышать друг друга из-за контекста (как в безмолвном ордене траппистов или в шумной рабочей обстановке).Известно, что младенцев особенно интересуют лица и что люди склонны имитировать невербальное поведение друг друга. Людям больше нравятся другие люди, когда другие имитируют их подобным образом. В той степени, в которой люди делают то же, что и другие, в лице и позе, и в той степени, в которой обратная связь от лица и позы тела смягчает их эмоциональные переживания, вполне вероятно, что люди начинают чувствовать то, что чувствуют другие, тем самым укрепляя понимание и связь с этими другими.Однако все это в значительной степени зависит от того, в какой степени субъективное переживание эмоции переводится в явное выражение. Может быть очевидно, что существуют условия, при которых это действительно происходит, но также очевидно, что люди способны казаться, что чувствуют одно, тогда как на самом деле они чувствуют что-то другое. Чтобы не обидеться, люди делают вид, что им нравится то, что им не нравится; актеры делают вид, что чувствуют то, чего не чувствуют, чтобы создать убедительное изображение персонажа в определенной обстановке.В какой степени телесное поведение является надежным отражением чьего-либо эмоционального состояния?

Пол Экман и его коллеги проверили представление о тесной связи между эмоциями и поведением лица, что и предсказывает концепция Экмана о программе эмоций лица, встроенной системе, связывающей переживаемые эмоции с поведением лица. В их исследовательской программе используются два вида методов. Первый основан на идее Дарвина о том, что способы выражения эмоций универсальны и, следовательно, не зависят от культуры.Чтобы обеспечить больше научной поддержки этой идеи, чем Дарвин смог собрать, Экман и его коллеги сделали фотографии лиц, которые были признаны западными людьми как явно выражающие определенные эмоции, и показали их людям из множества других культур. Наиболее показательны исследования, проведенные в дописьменных культурах, таких как высокогорья Папуа-Новой Гвинеи. Исследователи обнаружили, что члены племен, живущих в этих отдаленных культурах, которые мало знакомы с жителями Запада или с изображениями западных СМИ, могли сопоставить фотографии с короткими рассказами эмоционального характера таким образом, чтобы показать, что они в целом понимали эмоциональный смысл лиц.Это считается доказательством того, что эмоции во всем мире выражаются на лицах одинаково: как еще исследователи могли бы учесть способность людей, живущих в изолированных культурах, приписывать лицам то же значение, что и жители Запада? Однако важно понимать, что эти результаты относятся к ограниченному набору эмоциональных выражений - счастливому, грустному, злому, испуганному, отвращенному и удивленному - и что стимулы, используемые в этом типе исследования, по-прежнему являются фотографиями, сделанными на пике времени. крайняя, культовая версия выражения.Также стоит отметить, что, хотя представители отдаленных племен могли сопоставить фотографии с эмоциональными историями с высокой точностью, их результативность в среднем была хуже, чем у их западных коллег. Принимая во внимание, что выражения лиц, которые их просят оценить в этих исследованиях, являются лицами западных, это повышает вероятность того, что люди могут лучше распознавать эмоции на лицах своей этнической принадлежности, чем на лицах других этнических групп. Недавние исследования показывают, что это так, указывая на существование эмоциональных диалектов, которые легче расшифровать людям, знакомым с этим диалектом.

Второе направление исследований, проведенных Экманом и его коллегами, напрямую изучает степень, в которой различные эмоции сопровождаются измеримыми различиями в поведении лиц. В этом направлении исследователи использовали Систему кодирования движений лица (FACS), систему измерения для кодирования всех видимых движений человеческого лица, разработанную Экманом в сотрудничестве с Уоллесом Фризеном. Такого рода исследования показали, например, что счастье и отвращение, вызванные видеоклипами, связаны с различными движениями лица.Этот, казалось бы, бесспорный вывод стал предметом некоторых дискуссий в литературе. Различные исследователи использовали фильмы и другие типы стимулов, чтобы вызвать эмоциональные состояния, недавним примером является удивление, и не смогли обнаружить, что эти состояния сопровождаются отчетливыми мимическими действиями (поднятие бровей, расширение глаз, отвисание челюсти), которые можно было бы ожидать, если бы понятие программы лицевых аффектов было правильным. Другие исследователи подвергли сомнению предположение о тесной связи между эмоциями и действиями лица, утверждая вместо этого, что действия лица эволюционировали для передачи намерений или мотивов, а не эмоций, для сородичей.Эта аргументация позволяет предсказать, что поведение лица должно варьироваться в зависимости от того, насколько социальная ситуация, а не от того, насколько она эмоциональна. Споры о близости и надежности связи между эмоциями и явным поведением еще далеко не урегулированы, но для большинства комментаторов очевидно, что сила связи переменна. Задача будущих исследователей состоит в том, чтобы определить факторы, смягчающие эту связь.

Социальная жизнь эмоций

Хотя большая часть исследований эмоций имеет отчетливо социально-психологический оттенок, исследователи эмоций начали более подробно рассматривать социально-психологические проблемы, а социальные психологи начали включать эмоциональные концепции и меры в свое исследование основных социально-психологических проблем.Таким образом, с одной стороны, есть исследователи эмоций, которые изучают социальные или застенчивые эмоции, такие как стыд, вина, смущение, зависть и ревность - эмоции, которые зависят от реального или воображаемого социального контекста. Важность этой работы заключается в том, что она рассматривает эмоции как встроенные в социальный контекст и, таким образом, помогает уравновесить молчаливое предположение в большинстве теорий о том, что эмоции, по сути, являются личным опытом, который возникает из оценок социально изолированных людей последствий событий для их личных благополучие.В этой связи также заслуживают внимания исследователи эмоций, изучающие влияние культуры на эмоциональные переживания и выражения. Этот тип исследования ясно показывает, что способы, которыми культуры продвигают определенные виды ценностей (например, честь) или самооценки (например, себя как автономного агента), влияют на условия, в которых переживаются эмоции и общались.

С другой стороны, есть социальные психологи, которые изучают такие явления, как межличностные, групповые или межгрупповые отношения, и обнаружили, что, принимая во внимание эмоциональные процессы, они получают более глубокое понимание этих явлений.Гармонию и разлад в близких личных отношениях можно лучше понять, изучив качество и количество эмоционального общения в этих отношениях. Различия в производительности в рабочих группах можно лучше понять, изучив эмоциональный климат, преобладающий в этих группах. Принятие или неприятие других социальных групп можно лучше понять, приняв во внимание эмоции, которые испытываются по отношению к членам этих групп.

Хотя социальные психологи играли центральную роль в исследованиях эмоций, только относительно недавно эмоции стали центральной темой исследований социальных психологов, но есть все признаки того, что отношения между эмоциями и социальной психологией будут взаимовыгодными.

Артикул:

  1. Экман П. и Розенберг Э. (ред.). (1997). Что раскрывает лицо: базовые и прикладные исследования спонтанного выражения с использованием системы кодирования действий лица (FACS). Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  2. Китайма, С., и Маркус, Х. Р. (ред.). (1994). Эмоции и культура: эмпирические исследования взаимного влияния. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  3. Лич, К. У., & Тиденс, Л. З. (ред.). (2004). Социальная жизнь эмоций.Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.
  4. Паркинсон Б., Фишер А. и Мэнстед А. С. Р. (2005). Эмоции в социальных отношениях: культурные, групповые и межличностные перспективы. Нью-Йорк: Психология Пресс.
  5. Parrott, W.G. (ред.). (2000). Эмоции в социальной психологии: Основные материалы. Филадельфия: Психология Пресс.
  6. Филиппот П., Фридман Р. С. и Коутс Э. Дж. (Ред.). (1999). Социальный контекст невербального поведения. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
  7. Рассел, Дж. А., и Фернандес-Долс, Дж. М. (ред.). (1997). Психология мимики. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
  8. Шерер К. Р., Шорр А. и Джонстон Т. (ред.). (2001). Оценочные процессы в эмоциях: теория, методы, исследования. Лондон: Издательство Оксфордского университета.

Психологическая конструкция эмоций

1. Введение в психологическую конструкцию, Лиза Фельдман Барретт и Джеймс А. Рассел

И.Фундаменты

2. Психические механизмы и психологическая конструкция, Митчелл Хершбах и Уильям Бехтель

3. Десять распространенных заблуждений о психологических теориях построения эмоций, Лиза Фельдман Барретт

II. Психологические теории конструирования

4. Теория концептуального акта: дорожная карта, Лиза Фельдман Барретт, Кристин Д. Уилсон-Менденхолл и Лоуренс В. Барсалу

5. Неврология построения: какие подходы к нейровизуализации могут рассказать нам о том, как мозг формирует сознание, Сюзанна Остервейк, Александра Туротоглу и Кристен А.Линдквист

6. Эмоции как семантические указатели: конструктивные нейронные механизмы, Пол Тагард и Тобиас Шредер

7. Динамика аффекта: итеративная переработка в производстве эмоциональных реакций, Уильям А. Каннингем, Кристен Данфилд и Пол Стилман

8. Моя психологическая конструирующая перспектива с фокусом на сознательном эмоциональном опыте, Джеймс А. Рассел

9. Эмоции как возникающие переменные, Джеймс А. Коан и Марлен З. Гонсалес

III.Core Affect

10. Мозговые механизмы удовольствия: основной аффективный компонент эмоций, Мортон Л. Крингельбах и Кент К. Берридж

11. Мезолимбический допамин и эмоции: комплексный вклад в сложное явление, Джон Д. Саламон, Мерсе Корреа, Патрик А. Рэндалл и Эрик Дж. Нуньес

12. Подход к отображению нейрофизиологического состояния тела и эмоционального опыта, Ян Р. Клекнер и Карен С. Куигли

IV. Комментарий и согласование

13.Может ли модель оценки быть совместимой с психологическим конструктивизмом?, Эндрю Ортони и Джеральд Клор

14. Основные эмоции, психологическая конструкция и проблема изменчивости, Андреа Скарантино

15. Социодинамический взгляд на конструирование эмоций, Майкл Бойгер и Батья Мескита

16. Эволюционные ограничения и когнитивные механизмы в формировании эмоции: идеи от человеческих и нечеловеческих приматов, Дженнифер М. Б. Фугейт

В.Интеграция и отражение

17. Большой конструктивистский проект эмоций, Джеймс А. Рассел

18. Конструирование как интегративная основа для науки об эмоциях, Лиза Фельдман Барретт

Послесловие: Эмоциональная конструкция в мозгу, Джозеф Леду

Индекс

Что такое эмоции? (Психология потребителей 101)

Эмоция - это чувство, связанное с физическими и психологическими изменениями, которые влияют на наше поведение.Например, покупатель, ожидающий вместе со 100 другими людьми, когда откроются двери крупной ежегодной распродажи в своем любимом магазине, скорее всего, будет взволнован. Может быть, ее пульс слегка повышен, так как она ожидает выгодных сделок.

На самом базовом уровне мы можем охарактеризовать эмоцию, как возбуждение, двумя измерениями:

1) Валентность, т.е. положительная или отрицательная эмоция

2) Возбуждение, т.е. уровень энергии, производимой эмоцией

Как эмоциональные факторы влияют на решения потребителей о покупке?

Эмоции влияют на то, что мы должны делать во всех сферах жизни, в том числе при принятии решений о покупке.Различия в валентности и возбуждении эмоции действуют как источник информации, который помогает людям решить, следует ли им продолжить или прекратить, действовать или тщательно обдумать. Положительные эмоции служат сигналом для продолжения поведения, тогда как отрицательные эмоции подсказывают, что нам следует рассмотреть что-то другое. И в то время как эмоции сильного возбуждения побуждают нас действовать, эмоции низкого возбуждения дают нам возможность думать.

Потребитель в приведенном выше примере испытывает положительную высокоэнергетическую эмоцию возбуждения.Она готова действовать. В возбужденном состоянии она с меньшей вероятностью оценит качество товара с большой скидкой, чем если бы она была расслабленной. С другой стороны, потребитель, который наткнулся на толпу, намереваясь подобрать лишь несколько элементарных вещей, может почувствовать себя подавленным или разочарованным. Хотя это тоже эмоции сильного возбуждения, они негативны. Таким образом, этот потребитель настроен действовать, но, скорее всего, таким образом, чтобы вывести его из ситуации, вызывающей негативные чувства. Она может зайти в магазин и просто купить эти несколько вещей, не тратя времени на поиски других проходов, или просто уйти и сделать покупки в менее переполненном магазине.

Какие эмоции чаще всего влияют на покупательское поведение потребителей?

Все эмоции могут повлиять на решение о покупке. Более важен тип покупки и образ мышления, который облегчит покупку. Например, сильные эмоции возбуждения способствуют импульсивным покупкам, потому что потребители готовы к действию. С другой стороны, в некоторых ситуациях может быть полезно слабое возбуждение, что способствует большему мышлению.

Рассмотрим, например, бренд, который не является лидером в категории, но производит отличный продукт. Потребители, которые покупают по привычке и мало думают о покупке, скорее всего, будут более склонны покупать лидера категории. Но потребитель, который более расслаблен или даже скучен (оба - слабые эмоции возбуждения), с большей вероятностью проведет небольшое исследование. В этом состоянии потребитель с большей готовностью будет читать дополнительную информацию о бренде-претенденте и с большей вероятностью будет учитывать фактические характеристики продукта по сравнению с конкурентами.Итак, рассматривая эмоции, бренду необходимо подумать о своем типе продукта, своем положении в конкурентной среде, а также о когнитивном и поведенческом состоянии, которое принесет ему наибольшую пользу.

Какие методы и инструменты могут использовать бренды для измерения эмоций?

Для измерения эмоций можно использовать различные инструменты. Физиологические показатели, такие как кодирование лица или частота сердечных сокращений, безусловно, интригуют, потому что они, по-видимому, напрямую влияют на эмоцию. Однако одной физиологии недостаточно для определения эмоций.Физиологические меры идеально дополняют другие меры, которые обеспечивают контекст того, как человек интерпретирует ситуацию. По этой причине исследователи должны полагаться на установленную меру эмоций, основанную на структуре, которая фокусируется на валентности и уровнях возбуждения эмоций. При этом они должны спрашивать потребителей об основных эмоциях, которые они легко понимают, могут сообщить и которые имеют четкое значение для их поведения.

Какие бренды отлично справляются с использованием эмоций для управления поведением потребителей?

Один из брендов, который приходит на ум, - это Peloton.Peloton подрывает индустрию высокотехнологичных упражнений, о чем свидетельствуют доходы, которые в 2019 году удвоились и составили почти 1,0 миллиард долларов. Peloton может приписать хотя бы часть этого успеха способности бренда оказывать сильное эмоциональное воздействие. Peloton использует такие сильные эмоции, как вдохновение. Их реклама, в которой представлены привлекательные люди, которые достигают своих целей с помощью энергичной музыки во время утренних или поздних тренировок, заставляет потребителя действовать. Эмоции, вызываемые этой рекламой, могут побуждать потребителей игнорировать такие соображения, как стоимость, физическое пространство, необходимое для размещения оборудования в их доме, и отсутствие удобств, которые в противном случае предоставляются в традиционном тренажерном зале.

Как эмоции влияют на идентичность бренда?

Потребители с большей вероятностью идентифицируют себя с брендом, если они связывают его с положительным опытом и эмоциями. Но эмоции, связанные с брендом, также должны соответствовать цели бренда. Например, использование Peloton вдохновения полностью соответствует бренду, учитывая его присутствие в фитнес-пространстве. Однако такой же тип сильного возбуждения, вероятно, не подходит для роскошного спа-салона, который способствует спокойной и расслабляющей обстановке.

Связаны ли потребители с вашим брендом эмоционально? Pragmatic Brain Science Institute ® LRW может помочь вам оценить и определить, как потребители взаимодействуют с вашими продуктами и услугами на эмоциональном уровне. Свяжитесь с LRW сегодня!

.