Психология лжи: Книга: «Психология лжи. Обмани меня, если сможешь» — Пол Экман. Купить книгу, читать рецензии | Telling lies. Clues to Deceit in the Marketplace, Politics and Marriage | ISBN 978-5-4461-0918-0

Содержание

Читать онлайн «Психология лжи. Обмани меня, если сможешь», Пол Экман – ЛитРес

© 2009, 2001, 1992, 1985 by Paul Ekman

© Перевод на русский язык ООО Издательство «Питер», 2018

© ООО Издательство «Питер», 2018

© Серия «Сам себе психолог», 2018

* * *

Памяти Эрвина Гоффмана, удивительного друга и соратника

Моей жене Мэри Энн Мейсон, верной наперснице и терпеливому критику

Если что-то выглядит именно так, как и должно выглядеть по нашему представлению, то за этим, скорее всего, кроется обман; там же, где обман кажется совершенно явным, скорее всего, никакого обмана нет.

Эрвин Гоффман. Стратегическое взаимодействие

Нам более пристала не столько мораль, сколько необходимость выжить. На любом уровне, от самого отчаянного стремления спрятаться до поэтического восторга, лингвистическая способность скрывать, обманывать, напускать туману, выдумывать незаменима для сохранения равновесия человеческого сознания и развития человека в обществе…

Георг Штайнер. После Вавилонского столпотворения

Если бы ложь, подобно истине, была одноликою, наше положение было бы значительно легче. Мы считали бы в таком случае достоверным противоположное тому, что говорит лжец. Но противоположность истине обладает сотней тысяч обличий и не имеет пределов.

Монтень. Опыты (Глава IX. «О лжецах»)

Благодарности

Я благодарен отделению клинических исследований Национального института психического здоровья за поддержку моих изысканий в области невербального общения с 1963 по 1981 год. Фонд научных исследований Национального института психического здоровья оказывал поддержку как в развитии моей исследовательской программы на протяжении последних 20 лет, так и в создании этой книги (MH 06092). Также хочу поблагодарить Фонд Гарри Ф. Гугенхейма и Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. Мак-Артуров за поддержку исследований, описанных в главах 4 и 5. И еще выражаю свою благодарность Уоллесу В. Фризену, c которым проработал бок о бок более 20 лет и который имеет равное со мной право на все открытия, описанные в этих главах; многие из идей, развитых в этой книге, впервые возникли во время наших с ним бесед.

Большое спасибо и Сильвану С. Томкинсу, другу, коллеге и учителю за то, что он вдохновил меня написать эту книгу, а также за его комментарии и предложения по прочтении рукописи. Много полезного я почерпнул и из критических замечаний моих друзей, которые читали рукопись, каждый со своей точки зрения: врача Роберта Блау, адвоката Стэнли Каспара, писателя Джо Карсона, отставного агента ФБР Росса Муллэни, политического деятеля Роберта Пикуса, психолога Роберта Орнштайна и консультанта по менеджменту Билла Уильямса. Особую благодарность выражаю моей жене Мэри Энн Мэйсон, моей первой, самой терпеливой читательнице, за конструктивную критику.

Хотелось бы особо отметить вклад Эрвина Гоффмана, с которым мы обсуждали многие из идей этой книги. Он рассматривал проблемы лжи под совершенно другим углом, но его очень радовала непротиворечивость наших взглядов, несмотря на крайнюю противоположность подходов. Мне принесли бы большую пользу его комментарии, но он умер настолько неожиданно, что я даже не успел выслать ему рукопись. В результате этого несчастья все мы лишились замечаний, о которых теперь можно лишь догадываться.

Введение

15 сентября 1938 года. Готовится один из самых позорных и смертоносных обманов. В первый раз встречаются Адольф Гитлер, рейхсканцлер Германии, и Невилл Чемберлен, премьер-министр Великобритании. Весь мир замер в ожидании – быть может, в последней надежде избежать еще одной мировой войны. (Всего шесть месяцев прошло с тех пор, как гитлеровские войска вошли в Австрию, присоединив ее к Германии. Англия и Франция при этом ограничились лишь выражением своего протеста.) А 12 сентября, за три дня до встречи с Чемберленом, Гитлер требует присоединения к Германии части Чехословакии и провоцирует беспорядки в этой стране. Гитлер уже провел тайную мобилизацию германской армии для нападения на Чехословакию, но привести ее в полную боевую готовность можно было только к концу сентября.

Если бы Гитлеру удалось задержать мобилизацию чехословацкой армии хотя бы на несколько недель, он имел бы преимущество неожиданности нападения. Чтобы выиграть время, Гитлер скрывает свои военные планы от Чемберлена, дав ему слово, что мир может быть сохранен, если чехи согласятся с его требованиями. Чемберлен одурачен; он пытается убедить чехов не проводить мобилизацию, пока есть надежда договориться с Гитлером. После этой встречи Чемберлен пишет своей сестре: «Несмотря на замеченные мною жесткость и жестокость его лица, у меня сложилось впечатление, что это человек, на которого можно положиться, если он дал слово»[1].

Отстаивая свою точку зрения перед сомневающимися в правдивости Гитлера, Чемберлен пятью днями позже в своей парламентской речи поясняет, ссылаясь на личную встречу с Гитлером, что последний «говорит именно то, что думает»[2].

Пятнадцать лет назад, начав изучать феномен лжи, я даже не предполагал, что мои исследования будут касаться обманов такого рода. Я думал, они будут полезны лишь в работе с душевнобольными. Начались же мои исследования в этой области после одного случая. Как-то раз на учебных занятиях с терапевтами я поделился своими соображениями о том, что, если жесты в каждой культуре имеют свое значение, мимика всегда универсальна. Мне был задан вопрос: можно ли по невербальному поведению пациента изобличить его во лжи?[3]

Обычно в этом нет необходимости, но она возникает, когда пациенты, попавшие в стационар из-за попытки самоубийства, начинают утверждать, что им стало намного лучше. Каждый доктор рискует в этом случае быть обманутым, и пациент при выходе из больницы может совершить очередную суицидную попытку. За такими простыми практическими задачами стоит один из основных вопросов человеческого общения: может ли человек полностью контролировать свои реакции, особенно в состоянии сильного потрясения, или его невербальное поведение все равно выдаст то, что скрыто за словами?

Я исследовал видеозаписи бесед с пациентами психиатрической клиники в поисках примеров проявления лжи в их поведении. Эти записи были сделаны с другой целью – с целью выделения мимики и жестов, которые могли бы помочь при определении тяжести и типа психического расстройства. Теперь же, когда я сосредоточился на обманах, мне показалось, что во многих из них видны признаки обмана. Однако не так-то просто было доказать это. Только один случай не вызывал никаких сомнений – благодаря тому, что произошло после беседы.

Мэри – домохозяйка, ей 42 года. Из трех попыток самоубийства последняя оказалась весьма серьезной; по чистой случайности ее обнаружили до того, как она успела умереть от передозировки снотворного. Ее история ничем особым не отличается от множества историй других женщин, переживающих кризис среднего возраста. Дети выросли и больше не нуждались в ней. Муж казался погруженным в свою работу. Мэри чувствовала себя никому не нужной. На момент поступления в клинику она страдала от бессонницы, не могла больше заниматься домашней работой и большую часть времени плакала. В первые три недели ей назначили медикаментозное лечение и групповую психотерапию. После этого, казалось, она стала выглядеть лучше: оживилась, не заговаривала больше о самоубийстве. В одной из отснятых нами бесед Мэри говорила доктору, что чувствует себя намного лучше, и просила отпустить ее на выходные домой.

Однако, когда ее уже собирались отпустить, неожиданно призналась, что солгала с целью выйти из больницы, так как все еще отчаянно хотела покончить с собой. После трех месяцев пребывания в клинике состояние Мэри действительно улучшилось, хотя годом позже был еще один рецидив. Однако в стационарном лечении она больше не нуждалась и, по-видимому, в последующие годы чувствовала себя хорошо.

 

Видеозапись разговора с Мэри обманула большинство молодых и даже многих опытных психиатров и психологов, которым я ее показывал[4].

Мы изучали фильм сотни часов, прокручивая его снова и снова, отсматривая каждый жест и выражение лица на замедленной скорости для того, чтобы выявить все возможные признаки обмана. И вот в коротенькой паузе, возникшей перед ответом на вопрос врача о ее дальнейших планах, мы заметили на лице пациентки проблеск отчаяния, настолько мимолетный, что пропустили его, когда смотрели пленку первые несколько раз. У нас возникла мысль, что скрываемые чувства могут проявляться в таких вот кратких микровыражениях, и мы стали их искать и нашли много других микровыражений, обычно мгновенно прикрываемых улыбкой. Нам также удалось выявить микрожесты. Рассказывая врачу о том, как хорошо она справляется со своими проблемами, Мэри порой слегка пожимала плечом, это был всего лишь фрагмент жеста, его часть: она слегка приподнимала одну руку, немного разворачивая ее. Или ее руки были спокойны, но на мгновение приподнималось одно плечо.

Нам казалось, что мы нашли и другие невербальные признаки обмана, но мы не были полностью уверены, что они не являются плодом нашего воображения. Ведь даже совершенно невинное поведение кажется подозрительным, если вы заведомо знаете, что человек лжет. Только с помощью объективных наблюдений, на которые никак не влияет знание о том, лжет человек или нет, можно удостовериться в правильности наших выводов. Безусловно, для желающего обнаружить ложь, для верификатора[5] было бы проще, если бы поведение, выдающее ложь у одного человека, позволяло выявить ее и у любого другого; однако признаки обмана могут оказаться индивидуальными для каждого человека. Необходимо было исследовать множество людей для того, чтобы убедиться, что найденные нами признаки обмана не являются специфической принадлежностью лишь тех людей, с которыми мы работали. Мы построили эксперимент по типу обмана, использованного Мэри, в котором испытуемым строжайше предписывалось скрывать свои интенсивные отрицательные эмоции в те моменты, когда они непосредственно лгут. Им показывали очень неприятный фильм, в котором были сцены хирургических операций с обилием крови, и испытуемые не должны были обнаруживать свои истинные чувства, более того – должны были убедить собеседника, не знающего содержания фильма, что наслаждаются великолепными картинами природы. (Наши выводы описаны в главах 3 и 4.)

Не прошло и года – мы еще были на начальной стадии наших экспериментов, – как меня разыскали люди, заинтересованные в выявлении иных видов лжи, и в по следующие годы, по мере публикования в научных журналах наших статей о поведенческих признаках обмана в ситуации «врач – больной», область исследования расширилась. Можно ли мои находки и методы использовать при изобличении людей, подозреваемых в шпионаже? Нельзя ли обучить офицеров охраны вычислять террориста, собирающегося совершить убийство, по его походке и жестам? Можем ли мы предоставить ФБР методики, позволяющие научить полицейских безошибочно отличать лжецов от правдивых? И меня уже не удивляли просьбы помочь нашим дипломатам во время переговоров избежать обмана со стороны их зарубежных коллег или определить по фотографии Патриции Херст, сделанной во время ограбления банка, была она добровольной или невольной участницей ограбления[6].

За последние пять лет этот интерес стал уже интернациональным. Ко мне подходили с вопросами представители дружественных держав, а когда я читал лекции в СССР[7], со мной даже беседовали официальные лица, представлявшие некий «электротехнический институт».

Мне не доставлял удовольствия этот ажиотаж, так как я опасался нечистоплотного или слишком рьяного и некритического использования моих открытий. Мне казалось, что мои исследования невербальных признаков обмана не должны иметь ничего общего ни с криминалистикой, ни с политикой, ни с дипломатией. Впрочем, это было всего лишь ощущением, не имеющим никаких разумных объяснений. Для того чтобы обосновать его, мне нужно было выяснить, почему люди всегда совершают ошибки, говоря неправду. Ведь не всякая ложь неудачна. Иногда обман бывает выполнен безупречно. И все же, хотя такие явные признаки обмана, как застывшее выражение лица, непроизвольный жест, мимолетные изменения в голосе, не неизбежны, несмотря на их совершенную необязательность, я уверен, что объективные признаки обмана существуют. И чаще всего обманщики изобличают себя именно своим поведением. Но, по моему глубокому убеждению, знать, когда ложь будет успешной, а когда нет, как обнаружить признаки обмана, а в каких случаях не стоит и пытаться этого сделать, – значит очень хорошо понимать различия в видах лжи, в типах лжецов и в подходах верификаторов.

Например, и в случае Гитлера с Чемберленом, и в случае Мэри с врачом на карту была поставлена сама жизнь. Оба для прикрытия своих планов на будущее использовали в качестве основы имитацию чувств, которых не испытывали. Но различие между ними огромно. Гитлер, по моему представлению, является превосходным примером прирожденного актера. К тому же, помимо данного ему природой таланта, Гитлер, по сравнению с Мэри, обладал гораздо большим практическим опытом в области надувательства.

Преимущество Гитлера было еще и в том, что он лгал тому, кто хотел быть обманутым. Чемберлен был добровольной жертвой, очень желавшей поверить, что Гитлер не будет нападать на Чехословакию в случае удовлетворения его требований о пересмотре границ. Иначе Чемберлен вынужден был бы признать, что его политика примирения провалилась, и это ослабило бы позиции его страны. Примерно на таком же случае заострила свое внимание политолог Роберта Вольштеттер, анализируя мошенничество в гонке вооружений. Обсуждая нарушение Германией Англо-германского морского соглашения 1936 года, она отметила: «…и обманывающий, и обманываемый… делали ставку на возможное заблуждение противника. Обе стороны нуждались в сохранении иллюзии, что соглашение невозможно нарушить. Опасения Великобритании относительно гонки вооружений успешно использовались Гитлером и привели к Англо-германскому морскому пакту, в котором Великобритания (без обсуждения с Францией и Италией) пересмотрела Версальский договор. Эти опасения помешали Лондону предусмотреть возможность нарушения нового соглашения»[8].

Во многих случаях жертва не замечает просчетов лжеца, предпочитая трактовать неясности поведения в выгодном для себя свете, тайно попустительствуя лжи, желая избежать неприятной ситуации разоблачения обмана. Игнорируя совершенно очевидные признаки того, что у жены есть любовник, обманутый муж, по крайней мере, может избежать унизительной клички «рогоносец» и перспективы возможного развода. Даже если муж узнал о неверности жены, он может потворствовать ее лжи, избегая возможности удостовериться в супружеской измене и поставить все точки над i. Пока все не высказано, у него остается надежда, неважно, насколько она мала, что он ошибся в своих подозрениях и жена вовсе не изменяла ему.

Безусловно, не каждая жертва столь охотно дает себя обмануть. Временами нет никакой необходимости игнорировать ложь или потворствовать обману. Некоторым людям выгоднее разоблачить обман, они от этого даже выигрывают. И следователь, и банковский служащий, отвечающий за выдачу кредитов, только потеряют, если будут обмануты; оба хорошо выполняют свою работу только в том случае, если умеют отличать правду от лжи. Впрочем, зачастую человек, обманываясь (или разоблачая обман), как приобретает, так и теряет что-либо. Хотя, конечно же, всегда что-либо перевешивает. Врач, лечивший Мэри, немногим рисковал, поверив ей. Допустим, Мэри избавилась от депрессии – он может поздравить себя с выбором эффективной терапии. В случае же ее лжи врач терял гораздо меньше, чем приобретал в случае правдивости пациентки. В отличие от Чемберлена, он не рисковал всей своей карьерой; у него не было необходимости отчитываться перед общественностью и добиваться, несмотря ни на что, согласия со своим решением. А если бы Чемберлен раскрыл обман, это могли счесть политической ошибкой; делать это в 1938 году было уже слишком поздно – если на слово Гитлера нельзя положиться, если нет возможности предотвратить его внезапное нападение, то карьеру Чемберлена можно считать законченной: война, которую он надеется предотвратить, начнется.

Помимо того что Чемберлену было выгодно верить Гитлеру, обман удался еще и потому, что Гитлер не испытывал особо сильных эмоций. Ведь чаще всего обмануть не удается именно потому, что признаки скрываемых эмоций все-таки прорываются наружу. И чем более сильные и разнообразные эмоции приходится скрывать обманывающему человеку, тем более вероятности, что ложь будет обнаружена. Гитлер, конечно же, не испытывал чувства вины – эмоции, имеющей двойную проблему для лгущего, – с одной стороны, сквозь обман могут просочиться признаки этого чувства, а с другой – угрызения совести, вызванные чувством вины, могут побудить лгущего сделать такие ошибки, которые приведут к его разоблачению. Но Гитлер, обманывая представителя государства, одержавшего оскорбительную военную победу над Германией[9], не чувствовал за собой никакой вины. В отличие от Мэри, Гитлер не разделял социальных ценностей своей жертвы. Он не уважал Чемберлена и не восхищался им. Мэри же, напротив, должна была скрывать сильные эмоции для того, чтобы ее ложь удалась. Ей надо было подавлять отчаяние и тоску, толкающие ее к совершению самоубийства. И у Мэри было достаточно причин, чтобы испытывать чувство вины по поводу ее лжи врачам: она любила их, верила им и знала, что они действительно хотят ей помочь.

 

В связи со всем этим обычно намного легче заметить признаки обмана в поведении суицидальных пациентов или неверных супругов, чем в поведении дипломатов или двойных агентов. Но не всякий дипломат, преступник или агент спецслужб – превосходный обманщик. Они иногда совершают ошибки. И проведенное мною исследование позволяет надеяться на возможность получения объективных признаков обмана. Суть моей работы, адресованной всем, кто заинтересован в разоблачении лжи, особенно в области криминалистики или политики, не в том, чтобы научить разоблачать ложь даже при отсутствии явных поведенческих признаков, а в том, чтобы помочь быть более осторожными, то есть более ясно отдавать себе отчет в своих сильных и слабых сторонах.

Хотя уже существуют некоторые данные о поведенческих признаках обмана, они еще твердо не установлены. Результаты же моих исследований лжи и того, в каких случаях обман не удается, ничуть не противоречат данным экспериментов других исследователей, а также историческим и художественным описаниям. Правда, прошло еще недостаточно времени для того, чтобы понять, выдержат ли все эти теории испытание критикой и последующими экспериментами. Однако я решил не ждать, пока все ответы будут найдены, и написать эту книгу, так как жизнь не стоит на месте, и там, где цена ошибки высока, существует настоятельная необходимость в знании надежных признаков обмана. Некие «специалисты», вообще незнакомые со всеми pro et contra данной теории, уже предлагают свои услуги по определению лжи при отборе присяжных и при приеме на работу. Некоторые полицейские и профессиональные операторы детектора лжи уже наработали свои методы обнаружения обмана. У работников таможенной службы существует специальный курс по определению невербальных признаков контрабанды. Мне даже говорили, что моя работа используется в этом тренинге, но в ответ на неоднократные просьбы посмотреть материалы я слышал только бесконечное: «Как-нибудь мы это непременно устроим», в то время как около половины всех тех методических пособий, которые я видел, просто неверны. Также невозможно узнать, какие методики используют агенты разведывательных служб, поскольку вообще любая их деятельность находится под строжайшим секретом. И мне известно, что они интересовались моими работами лишь потому, что шесть лет назад меня приглашали в Министерство обороны и интересовались более подробной информацией о моих исследованиях, о их возможностях и недостатках. Впоследствии до меня дошли слухи, что они продолжают работать с моими материалами; я даже узнал имена некоторых людей, которые могли быть с этим связаны, но мои письма к ним либо оставались без ответа, либо эти ответы были крайне невразумительны. Однако меня очень беспокоит то, что и общество, и обычно столь придирчивая научная критика даже не сомневаются в квалификации этих «специалистов». Надеюсь, эта книга сделает более понятными как для этих так называемых специалистов, так и для всех тех, кто заинтересован в их работе, достоинства и недостатки любых методик, направленных на раскрытие обмана.

Эта книга адресована не только тем, у кого на карту поставлена сама жизнь. Я пришел к выводу, что исследование лжи может помочь понять многое в человеческих взаимоотношениях вообще. Областей, в которых ложь или, по крайней мере, возможность лжи не используется, очень немного. Родители обманывают своих детей, чтобы скрыть от них вещи, к которым дети, по их мнению, еще не готовы. Так же точно и дети, подрастая, скрывают от своих родителей то, что считают недоступным родительскому пониманию. Лгут друг другу приятели (даже ваш лучший друг не говорит вам всего), преподаватели и студенты, врачи и больные, мужья и жены, свидетели и присяжные, адвокаты и их клиенты, продавцы и покупатели.

Ложь настолько естественна, что ее без обиняков можно отнести почти ко всем сферам человеческой деятельности. Некоторые могут содрогнуться от такого утверждения, поскольку считают ложь достойной всяческого осуждения. Я не разделяю этого мнения. Положение, что ни в каких человеческих отношениях не должно быть лжи, слишком примитивно. Также не утверждаю я и того, что всякий обман должен быть обязательно разоблачен. В советах обозревателя Энн Ландерс своим читателям говорится, что правдой порой пользуются, как дубиной, причиняя жестокую боль. Ложь тоже может быть жестокой, но не всегда. Иногда ложь бывает человеколюбивой, порой даже вне зависимости от намерений лгущего. А некоторые общественные взаимоотношения доставляют удовольствие именно благодаря своей мифологичности. Однако никакому лжецу не следует ссылаться на то, что жертва сама желает быть обманутой. И никакой верификатор не должен предполагать, что у него есть право раскрывать любой обман. Обман бывает безвредным, а порой даже гуманным. Иногда раскрытие обмана может оскорбить жертву или третье лицо. Однако говорить обо всем этом более подробно следует лишь после обсуждения множества других вопросов. Начнем же с определения лжи, описания двух основных форм лжи и двух видов признаков обмана.

1. Feiling K. The Life of Neville Chamberlain. London: Macmillan, 1947, p. 367. Я крайне обязан книге Роберта Джервиса «Логика образов в международных отношениях» (Jervis R. The Logic of Images in International Relations. Princeton, N. J.: Princeton University Press, 1970) как за идеи, касающиеся обманов в международной политике, так и за то, что она привлекла мое внимание к работам Александра Гроcа. Эта цитата проанализирована в статье Гроcа: Оn the Intelligence Aspects оf Personal Diplomacy// Orbis, 7 (1964).

2. Речь в Палате общин 28 сентября 1938 г. – Chamberlain N. In Search of Peace. New York: Putnam and Sons, 1939, p. 210. Цит. по А. Гросу.

3. Эта работа освещалась в серии статей конца 60-х годов, а также в книге, изданной мной под заглавием «Дарвин и мимика» (Darwin and Facial Expression. New York: Academic Press, 1973).

4. Эта тема рассматривается в моей первой статье, посвященной проблеме обмана: «Невербальная утечка информации и признаки обмана» (Ekman P., Friesen W. V. Nonverbal Leakage and Clues to Deception. Psychiatry, 32 1969, p. 88–105).

5. В оригинальном тексте употреблено словосочетание «lie catcher» (букв. ловец лжи). Поскольку Пол Экман обозначает этим словосочетанием не только всех тех, кто заинтересован в изобличении любых видов лжи (от профессиональных полицейских и операторов детекторов лжи до обманутых супругов и просто граждан, сталкивающихся с ложью в повседневной жизни), но и людей, занимающихся научными исследованиями феномена лжи, мы сочли целесообразным ввести нейтральный термин «верификатор», позволяющий учесть максимальное количество возможных коннотаций этого понятия. (Прим. ред.)

6. Патриция Херст был похищена в 1974 году из своего дома радикальной террористической группировкой «Симбионистская освободительная армия». Находясь под влиянием террористов, она приняла участие в ограблении банка. На суде была признана виновной, но после двух лет, проведенных в тюрьме, освобождена по настоянию президента Джимми Картера. (Прим. ред.)

7. Лекции читались в Москве и Ленинграде в 1979 г. (Прим. ред.)

8. Wohlstetter R. Slow Pearl Harbors and the Pleasures of Deception //Intelligence Policy and National Security. Ed. R. L. Pfaltzgraff, Uri Ra’anan and W. Milberg. Hamden, Conn.: Archon Books, 1981, pp. 23–34.

9. Имеется в виду поражение Германии и ее союзников в Первой мировой войне, приведшее в результате успешных совместных военных действий Великобритании, Франции и США к полной капитуляции Германии в ноябре 1918 года. (Прим. ред.)

Читать книгу «Психология лжи. Обмани меня, если сможешь» онлайн полностью📖 — Пол Экман — MyBook.

© 2009, 2001, 1992, 1985 by Paul Ekman

© Перевод на русский язык ООО Издательство «Питер», 2018

© ООО Издательство «Питер», 2018

© Серия «Сам себе психолог», 2018

* * *

Памяти Эрвина Гоффмана, удивительного друга и соратника

Моей жене Мэри Энн Мейсон, верной наперснице и терпеливому критику

Если что-то выглядит именно так, как и должно выглядеть по нашему представлению, то за этим, скорее всего, кроется обман; там же, где обман кажется совершенно явным, скорее всего, никакого обмана нет.

Эрвин Гоффман. Стратегическое взаимодействие

Нам более пристала не столько мораль, сколько необходимость выжить. На любом уровне, от самого отчаянного стремления спрятаться до поэтического восторга, лингвистическая способность скрывать, обманывать, напускать туману, выдумывать незаменима для сохранения равновесия человеческого сознания и развития человека в обществе…

Георг Штайнер. После Вавилонского столпотворения

Если бы ложь, подобно истине, была одноликою, наше положение было бы значительно легче. Мы считали бы в таком случае достоверным противоположное тому, что говорит лжец. Но противоположность истине обладает сотней тысяч обличий и не имеет пределов.

Монтень. Опыты (Глава IX. «О лжецах»)


Благодарности

Я благодарен отделению клинических исследований Национального института психического здоровья за поддержку моих изысканий в области невербального общения с 1963 по 1981 год.

Фонд научных исследований Национального института психического здоровья оказывал поддержку как в развитии моей исследовательской программы на протяжении последних 20 лет, так и в создании этой книги (MH 06092). Также хочу поблагодарить Фонд Гарри Ф. Гугенхейма и Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. Мак-Артуров за поддержку исследований, описанных в главах 4 и 5. И еще выражаю свою благодарность Уоллесу В. Фризену, c которым проработал бок о бок более 20 лет и который имеет равное со мной право на все открытия, описанные в этих главах; многие из идей, развитых в этой книге, впервые возникли во время наших с ним бесед.

Большое спасибо и Сильвану С. Томкинсу, другу, коллеге и учителю за то, что он вдохновил меня написать эту книгу, а также за его комментарии и предложения по прочтении рукописи. Много полезного я почерпнул и из критических замечаний моих друзей, которые читали рукопись, каждый со своей точки зрения: врача Роберта Блау, адвоката Стэнли Каспара, писателя Джо Карсона, отставного агента ФБР Росса Муллэни, политического деятеля Роберта Пикуса, психолога Роберта Орнштайна и консультанта по менеджменту Билла Уильямса.

Особую благодарность выражаю моей жене Мэри Энн Мэйсон, моей первой, самой терпеливой читательнице, за конструктивную критику.

Хотелось бы особо отметить вклад Эрвина Гоффмана, с которым мы обсуждали многие из идей этой книги. Он рассматривал проблемы лжи под совершенно другим углом, но его очень радовала непротиворечивость наших взглядов, несмотря на крайнюю противоположность подходов. Мне принесли бы большую пользу его комментарии, но он умер настолько неожиданно, что я даже не успел выслать ему рукопись. В результате этого несчастья все мы лишились замечаний, о которых теперь можно лишь догадываться.

Введение

15 сентября 1938 года. Готовится один из самых позорных и смертоносных обманов. В первый раз встречаются Адольф Гитлер, рейхсканцлер Германии, и Невилл Чемберлен, премьер-министр Великобритании. Весь мир замер в ожидании – быть может, в последней надежде избежать еще одной мировой войны. (Всего шесть месяцев прошло с тех пор, как гитлеровские войска вошли в Австрию, присоединив ее к Германии. Англия и Франция при этом ограничились лишь выражением своего протеста.) А 12 сентября, за три дня до встречи с Чемберленом, Гитлер требует присоединения к Германии части Чехословакии и провоцирует беспорядки в этой стране. Гитлер уже провел тайную мобилизацию германской армии для нападения на Чехословакию, но привести ее в полную боевую готовность можно было только к концу сентября.

Если бы Гитлеру удалось задержать мобилизацию чехословацкой армии хотя бы на несколько недель, он имел бы преимущество неожиданности нападения. Чтобы выиграть время, Гитлер скрывает свои военные планы от Чемберлена, дав ему слово, что мир может быть сохранен, если чехи согласятся с его требованиями. Чемберлен одурачен; он пытается убедить чехов не проводить мобилизацию, пока есть надежда договориться с Гитлером. После этой встречи Чемберлен пишет своей сестре: «Несмотря на замеченные мною жесткость и жестокость его лица, у меня сложилось впечатление, что это человек, на которого можно положиться, если он дал слово»

[1].

Отстаивая свою точку зрения перед сомневающимися в правдивости Гитлера, Чемберлен пятью днями позже в своей парламентской речи поясняет, ссылаясь на личную встречу с Гитлером, что последний «говорит именно то, что думает»[2].

Пятнадцать лет назад, начав изучать феномен лжи, я даже не предполагал, что мои исследования будут касаться обманов такого рода. Я думал, они будут полезны лишь в работе с душевнобольными. Начались же мои исследования в этой области после одного случая. Как-то раз на учебных занятиях с терапевтами я поделился своими соображениями о том, что, если жесты в каждой культуре имеют свое значение, мимика всегда универсальна. Мне был задан вопрос: можно ли по невербальному поведению пациента изобличить его во лжи?

[3]

Обычно в этом нет необходимости, но она возникает, когда пациенты, попавшие в стационар из-за попытки самоубийства, начинают утверждать, что им стало намного лучше. Каждый доктор рискует в этом случае быть обманутым, и пациент при выходе из больницы может совершить очередную суицидную попытку. За такими простыми практическими задачами стоит один из основных вопросов человеческого общения: может ли человек полностью контролировать свои реакции, особенно в состоянии сильного потрясения, или его невербальное поведение все равно выдаст то, что скрыто за словами?

Я исследовал видеозаписи бесед с пациентами психиатрической клиники в поисках примеров проявления лжи в их поведении. Эти записи были сделаны с другой целью – с целью выделения мимики и жестов, которые могли бы помочь при определении тяжести и типа психического расстройства. Теперь же, когда я сосредоточился на обманах, мне показалось, что во многих из них видны признаки обмана. Однако не так-то просто было доказать это. Только один случай не вызывал никаких сомнений – благодаря тому, что произошло после беседы.

Мэри – домохозяйка, ей 42 года. Из трех попыток самоубийства последняя оказалась весьма серьезной; по чистой случайности ее обнаружили до того, как она успела умереть от передозировки снотворного. Ее история ничем особым не отличается от множества историй других женщин, переживающих кризис среднего возраста.

Дети выросли и больше не нуждались в ней. Муж казался погруженным в свою работу. Мэри чувствовала себя никому не нужной. На момент поступления в клинику она страдала от бессонницы, не могла больше заниматься домашней работой и большую часть времени плакала. В первые три недели ей назначили медикаментозное лечение и групповую психотерапию. После этого, казалось, она стала выглядеть лучше: оживилась, не заговаривала больше о самоубийстве. В одной из отснятых нами бесед Мэри говорила доктору, что чувствует себя намного лучше, и просила отпустить ее на выходные домой.

Однако, когда ее уже собирались отпустить, неожиданно призналась, что солгала с целью выйти из больницы, так как все еще отчаянно хотела покончить с собой. После трех месяцев пребывания в клинике состояние Мэри действительно улучшилось, хотя годом позже был еще один рецидив. Однако в стационарном лечении она больше не нуждалась и, по-видимому, в последующие годы чувствовала себя хорошо.

Видеозапись разговора с Мэри обманула большинство молодых и даже многих опытных психиатров и психологов, которым я ее показывал

[4].

Мы изучали фильм сотни часов, прокручивая его снова и снова, отсматривая каждый жест и выражение лица на замедленной скорости для того, чтобы выявить все возможные признаки обмана. И вот в коротенькой паузе, возникшей перед ответом на вопрос врача о ее дальнейших планах, мы заметили на лице пациентки проблеск отчаяния, настолько мимолетный, что пропустили его, когда смотрели пленку первые несколько раз. У нас возникла мысль, что скрываемые чувства могут проявляться в таких вот кратких микровыражениях, и мы стали их искать и нашли много других микровыражений, обычно мгновенно прикрываемых улыбкой. Нам также удалось выявить микрожесты. Рассказывая врачу о том, как хорошо она справляется со своими проблемами, Мэри порой слегка пожимала плечом, это был всего лишь фрагмент жеста, его часть: она слегка приподнимала одну руку, немного разворачивая ее. Или ее руки были спокойны, но на мгновение приподнималось одно плечо.

Нам казалось, что мы нашли и другие невербальные признаки обмана, но мы не были полностью уверены, что они не являются плодом нашего воображения. Ведь даже совершенно невинное поведение кажется подозрительным, если вы заведомо знаете, что человек лжет. Только с помощью объективных наблюдений, на которые никак не влияет знание о том, лжет человек или нет, можно удостовериться в правильности наших выводов. Безусловно, для желающего обнаружить ложь, для верификатора[5] было бы проще, если бы поведение, выдающее ложь у одного человека, позволяло выявить ее и у любого другого; однако признаки обмана могут оказаться индивидуальными для каждого человека. Необходимо было исследовать множество людей для того, чтобы убедиться, что найденные нами признаки обмана не являются специфической принадлежностью лишь тех людей, с которыми мы работали. Мы построили эксперимент по типу обмана, использованного Мэри, в котором испытуемым строжайше предписывалось скрывать свои интенсивные отрицательные эмоции в те моменты, когда они непосредственно лгут. Им показывали очень неприятный фильм, в котором были сцены хирургических операций с обилием крови, и испытуемые не должны были обнаруживать свои истинные чувства, более того – должны были убедить собеседника, не знающего содержания фильма, что наслаждаются великолепными картинами природы. (Наши выводы описаны в главах 3 и 4.)

Не прошло и года – мы еще были на начальной стадии наших экспериментов, – как меня разыскали люди, заинтересованные в выявлении иных видов лжи, и в по следующие годы, по мере публикования в научных журналах наших статей о поведенческих признаках обмана в ситуации «врач – больной», область исследования расширилась. Можно ли мои находки и методы использовать при изобличении людей, подозреваемых в шпионаже? Нельзя ли обучить офицеров охраны вычислять террориста, собирающегося совершить убийство, по его походке и жестам? Можем ли мы предоставить ФБР методики, позволяющие научить полицейских безошибочно отличать лжецов от правдивых? И меня уже не удивляли просьбы помочь нашим дипломатам во время переговоров избежать обмана со стороны их зарубежных коллег или определить по фотографии Патриции Херст, сделанной во время ограбления банка, была она добровольной или невольной участницей ограбления[6].

Книга «Психология лжи. 4-е издание» Экман П

  • Книги
    • Художественная литература
    • Нехудожественная литература
    • Детская литература
    • Литература на иностранных языках
    • Путешествия. Хобби. Досуг
    • Книги по искусству
    • Биографии. Мемуары. Публицистика
    • Комиксы. Манга. Графические романы
    • Журналы
    • Печать по требованию
    • Книги с автографом
    • Книги в подарок
    • «Москва» рекомендует
    • Авторы • Серии • Издательства • Жанр

  • Электронные книги
    • Русская классика
    • Детективы
    • Экономика
    • Журналы
    • Пособия
    • История
    • Политика
    • Биографии и мемуары
    • Публицистика
  • Aудиокниги
    • Электронные аудиокниги
    • CD – диски
  • Коллекционные издания
    • Зарубежная проза и поэзия
    • Русская проза и поэзия
    • Детская литература
    • История
    • Искусство
    • Энциклопедии
    • Кулинария. Виноделие
    • Религия, теология
    • Все тематики
  • Антикварные книги
    • Детская литература
    • Собрания сочинений
    • Искусство
    • История России до 1917 года
    • Художественная литература. Зарубежная
    • Художественная литература. Русская
    • Все тематики
    • Предварительный заказ
    • Прием книг на комиссию
  • Подарки
    • Книги в подарок
    • Авторские работы
    • Бизнес-подарки
    • Литературные подарки
    • Миниатюрные издания
    • Подарки детям
    • Подарочные ручки
    • Открытки
    • Календари
    • Все тематики подарков
    • Подарочные сертификаты
    • Подарочные наборы
    • Идеи подарков
  • Канцтовары
    • Аксессуары делового человека
    • Необычная канцелярия
    • Бумажно-беловые принадлежности
    • Письменные принадлежности
    • Мелкоофисный товар
    • Для художников
  • Услуги
    • Бонусная программа
    • Подарочные сертификаты
    • Доставка по всему миру
    • Корпоративное обслуживание
    • Vip-обслуживание
    • Услуги антикварно-букинистического отдела
    • Подбор и оформление подарков
    • Изготовление эксклюзивных изданий
    • Формирование семейной библиотеки

Расширенный поиск

Экман П.

Иллюстрации

Рекомендуем посмотреть

Экман П.

Психология лжи. Обмани меня, если сможешь. #экопокет

416 ₽

480 ₽ в магазине

Купить

Экман П.

Психология эмоций

324 ₽

370 ₽ в магазине

Купить

Экман П., Фризен У.

Узнай лжеца по выражению лица

416 ₽

480 ₽ в магазине

Купить

Кэмпбелл Д

Тысячеликий герой

887 ₽

980 ₽ в магазине

Купить

Питерсон Д.

12 правил жизни: противоядие от хаоса

909 ₽

1 000 ₽ в магазине

Купить

Клир Д.

Атомные привычки. Как приобрести хорошие привычки и избавиться от плохих

857 ₽

940 ₽ в магазине

Купить

Кэмпбелл Д

Тысячеликий герой

416 ₽

480 ₽ в магазине

Купить

Хелмстеттер К.

Чашка кофе для себя. Или 5 минут в день на пути к счастливой жизни

623 ₽

690 ₽ в магазине

Купить

Кавашима Р.

Прокачай мозг с помощью новой методики суперсчета от Рюта Кавашимы

493 ₽

550 ₽ в магазине

Купить

Примаченко О. В.

К себе нежно. Книга о том, как ценить и беречь себя

664 ₽

800 ₽ в магазине

Купить

Савельев С. В.

Изменчивость и гениальность. 5-е издание

1 760 ₽

2 120 ₽ в магазине

Купить

Эстес К. П.

Бегущая с волками. Женский архетип в мифах и сказаниях

1 311 ₽

1 580 ₽ в магазине

Купить

Примаченко О. В.

С тобой я дома Книга о том, как любить друг друга, оставаясь верными себе

697 ₽

840 ₽ в магазине

Купить

Мэнсон М.

Дневник пофигиста. Тонкое искусство пофигизма на практике

556 ₽

670 ₽ в магазине

Купить

Вавилова Е. С.

Нетворкинг для разведчиков. Как извлечь пользу из любого знакомства

448 ₽

540 ₽ в магазине

Купить

Аму М.

Что излучаете, то и получаете. Мудрая книга ответов на твои вопросы

515 ₽

620 ₽ в магазине

Купить

Маск М.

Женщина, у которой есть план. Правила счастливой жизни

739 ₽

890 ₽ в магазине

Купить

Смит Д.

Почему никто не сказал мне об этом раньше? Проверенные психологические инструменты на все случаи жизни

681 ₽

820 ₽ в магазине

Купить

Эгер Э. Е., Швалль-Вейганд Э.

Выбор. О свободе и внутренней силе человека

415 ₽

500 ₽ в магазине

Купить

Мэнсон М.

Тонкое искусство пофигизма. Парадоксальный способ жить счастливо

556 ₽

670 ₽ в магазине

Купить

Загрузить еще

Психология лжи — Психология человека

Ложь лишь недостаточность истины.
Лев Платонович Карсавин

Ложь является настолько частым явлением в нашей жизни, что проще выявить те случаи, когда люди как намеренно, так и случайно, так сказать, по инерции не лгут друг другу, нежели, когда лгут. При этом у большинства людей сформировано негативное отношение ко лжи, как, впрочем, и ко всему остальному, что дает одному человеку преимущество над другим. Но ложь была, есть и вероятнее всего всегда будет являться неотъемлемой частью нашей жизни, как бы мы к ней не относились, потому что она является частью нашей природы. А сегодня, во времена всеобщей информатизации, ее особенно много, ведь в цивилизованном мире ложь и обман являются альтернативой насилию, которого раньше было гораздо больше, и оно в значительной мере определяло отношения между людьми. Сегодня же люди предпочитают использовать друг друга преимущественно с помощью лжи и обмана. Поэтому каждый человек, желающий разбираться в жизни и людях, обязательно должен знать о лжи все. Психология лжи научит вас распознавать ложь других людей и самим правильно ею пользоваться. В этой статье я постараюсь раскрыть для вас эту тему максимально полно и точно.

Мы живем в мире лжи, в котором есть ложь злая и вредная, а есть добрая и хорошая, полезная для многих людей. Во всей этой лжи нужно уметь ориентироваться. Нельзя отвергать ложь или повсеместно ее использовать, да еще и в одной и той же форме – это может привести к большим проблемам. С ложью нужно уметь грамотно обращаться и психология лжи – раскрывающая и изучающая эту тему, помогает это сделать. Главное – не оценивать ложь, а понимать ее. Надеюсь, большинство из вас отнесутся к этой статье непредвзято, чтобы не оценивать ее с точки зрения уже имеющихся у вас убеждений, отвергая одно и принимая другое, а дополнить имеющиеся у вас знания новыми знаниями и сделать на их основании более глубокие выводы. Итак, для начала, давайте с вами быстренько выясним, что такое ложь.

Что такое ложь

Считается, что ложь – это намеренное искажение так называемой истины, или проще говоря неправда. Но если вдуматься, то такое понятие как истина, слишком уж непростое в понимании и определении, чтобы можно было говорить о ее искажении. Во-первых, истину знают далеко не все, а во-вторых, каждый видит ее по-своему, а уж правда и вовсе у всех своя. Поэтому часто люди не столько истину намеренно искажают, сколько видят ее такой, какой хотят видеть и понимают ее так, как в состоянии понять, и соответствующим образом ее отражают в своих словах и поступках. То есть, люди лгут – они искажают информацию, иной раз даже не понимая этого.

Также, в отличие от того же обмана, ложь может быть во благо, когда, к примеру, один человек не хочет обидеть другого человека, поэтому говорит ему не то, что видит, а то, что тот хочет услышать. Обман всегда используется ради корысти, а вот ложь может быть во спасение, во благо. Поэтому, с моей точки зрения, ложь – это непросто необходимый в нашей жизни прием общения и эффективное средство влияния на людей, но и неизбежная и вполне естественная форма общения. Говоря еще проще, ложь – это инструмент доступный каждому, но не каждый умеет им грамотно пользоваться. Но тем не менее ложь нам всем необходима, так как пока мы без нее жить не умеем. Так что умение лгать – это жизненно необходимый навык. Ниже я объясню вам, почему.

Почему люди лгут

Люди лгут, во-первых, постоянно, во-вторых, они это делают ради получения выгоды, из-за страха и спонтанно, ненамеренно, а в-третьих, люди часто лгут крайне неумело и непродуманно. С выгодой, думаю, все понятно – если умело вводить других людей в заблуждение, то можно добиться от них каких-то нужных вам действий, каких-то уступок, каких-то выгодных вам решений. Мы можем видеть такую ложь повсюду – нам лгут с помощью телевизора, газет, интернета, других источников информации. В частности, реклама это постоянно делает, намеренно вводя нас в заблуждение своей неполной или абсолютно недостоверной информацией, чтобы добиться от нас определенных решений и действий. Политики тоже постоянно нам лгут ради личной выгоды, причем лгут они намного чаще, чем говорят правду, не зря ведь еще Платон писал, что политик и лжец – это синонимы. Ну и сами мы частенько лжем во время общения друг с другом, как по мелочам, так и по-крупному, чтобы с помощью лжи извлечь какую-то выгоду или от чего-то себя уберечь. Если вы считаете, что к вам это не относится, что вы человек абсолютно честный, который никогда или практически никогда никому не лжет, то вы можете или не принимать мои слова на свой счет, или получше проанализировать свое поведение и свои слова за последнее время, чтобы постараться обнаружить в них ложь. Обычно, когда люди начинают внимательно изучать свое поведение и свои слова, то обнаруживают, иногда с удивлением, что не такие уж они и честные, как им всегда казалось. Но стыдится этого не стоит, так как ложь – это естественная и необходимая часть нашей жизни, мы не можем и не должны жить без лжи, ибо в этом мире этого сделать невозможно, во всяком случае пока.

Что касается лжи вызванной страхом, то такая ложь – это защитная реакция организма, это защитная реакция нашего ума, которая призвана уберечь нас от какой-то угрозы посредством искажения информации. Дети вот к примеру, часто лгут ради защиты от взрослых, так как физически они слабее и ложь является для них единственным спасением, порой от того же насилия. А поскольку с насилием, выраженным в той или иной форме многие люди постоянно сталкиваются в своей жизни, то без лжи им себя от него защитить очень сложно, а то и вовсе невозможно. Скажем, в том же суде порой просто невозможно быть честным, даже если вам это выгодно, так как правда, какой бы правдивой она не была, суд, судью, присяжных, может не интересовать вообще, поэтому приходится играть с правосудием в кошки-мышки, с помощью хороших адвокатов, чтобы не стать его жертвой. Мы не можем позволить себе такую роскошь, как правда, не можем постоянно и со всеми быть кристально честными, ибо люди не только начнут использовать нашу честность против нас, начав пользоваться нами, но и не простят нам некоторой правды. К тому же, некоторые формы истины являются, скажем так, очень ценным ресурсом, который необходимо оберегать, уж если не ото всех, то от некоторых людей точно. А для этого приходится людям лгать. Ведь, скажем, если вы честно расскажете другим людям о своих слабостях или о своих проблемах, то многие из них могут использовать эту информацию против вас. Например, нельзя о некоторых своих семейных проблемах рассказывать всем подряд, потому что люди могут воспользоваться вашими проблемами в своих интересах и в ущерб вам. Скажем, нуждающаяся в мужчине женщина может увести мужа у своей подруги, если узнает о ее семейных проблемах и нужным образом воспользуется ими себе во благо. Поэтому о некоторых своих проблемах не нужно рассказывать никому, кроме специалистов, которые умеют их решать, а чрезмерно любопытным людям, интересующимся чужой жизнью, можно и нужно лгать, чтобы не позволить им узнать о вас больше необходимого. Да и сами люди порой не хотят, чтобы им говорили правду, например, о них самих. Страх перед правдой, с какой стороны к нему не подойди, часто вполне обоснован. Поэтому, когда люди видят, что им угрожает опасность – они лгут, кто как может. А другие люди наоборот – отвергают правду и требуют лжи.

Ну а что касается той лжи, которая вырывается из нас случайно, ненамеренно, автоматически, то это, пожалуй, самая распространенная форма лжи в нашей жизни. Понимаете, друзья, мы часто говорим друг другу не о том, что есть на самом деле, а о том, что мы хотим, чтобы было. Мы часто лжем не ради выгоды и не из-за страха, а ради поддержания той реальности, как в своей собственной голове, так и в головах других людей, которую мы хотим видеть в своей жизни. Например, человека можно спросить – как у него дела, и он ответит, что нормально, хорошо, отлично, тогда как в действительности это не так. В действительности у него могут быть серьезные проблемы в жизни. Но дело не в том, что он не хочет из-за страха и недоверия к вам делиться с вами своими проблемами, а в том, что он не хочет о них думать, не хочет их замечать, не хочет их обсуждать – он избегает их. Человек часто лжет не столько другим, сколько самому себе. Мы так нуждаемся во лжи, так нуждаемся в иллюзиях, что часто сами себе лжем, если этого не делают другие люди.

При этом я бы не стал говорить о том, что с этой точки зрения психология лжи – это психология слабого человека, бегущего от реальности. Ведь нередко наша ложь превращается в правду, когда мы избегая негативной реальности создаем себе другую, более подходящую нам реальность, например, убегая от своих проблем или думая о себе лучше, чем есть на самом деле. И в конечном счете, мы действительно можем прийти к новой, более приемлемой для нас реальности. Истина, скажем так, вещь очень непростая, она может быть истиной до определенного момента, пока мы не узнаем больше или не сделаем что-то, что разрушит одну истину и создаст другую, новую. К примеру, если человек потерпел неудачу, совершив ряд серьезных ошибок, то его вполне можно назвать неудачником и это утверждение будет истинным. Но если этот же человек проведет работу над своими ошибками и сделает правильные выводы из своей неудачи, использовав ее в качестве урока, а не в качестве оправдания своей неспособности чего-то достичь, то эта неудача станет для него дорогой к успеху, и тогда уже назвать этого человека неудачником язык не подымится. Следовательно, истина претерпит изменения и из неудачника человек превратится в победителя – это будет новой истиной. Но опять-таки, она не будет конечной, ибо в дальнейшем может оказаться, что достигнутый человеком успех в том или ином деле станет следствием серьезной неудачи в другом деле, а значит, считать этого человека победителем будет не совсем правильно. Ну и так далее, — по мере развития событий, наше к ним отношение можем меняться, наше их восприятие может меняться, а значит и наше понимание истины может меняться. Поэтому делая временные срезы из своей жизни и изучая их, мы можем констатировать разные по смыслу истины, которые при одном взгляде на них будут являться для нас истинной, а при другом ложью.

Все это говорит нам о том, что даже одну и ту же информацию мы можем считать одновременно истиной и ложной в зависимости от нашей ее интерпретации и тех выводов, которые мы из нее делаем. Мы можем видеть в человеке вора, если он взял чужое добро, а можем видеть в нем благородного рыцаря, этакого Робина Гуда, если он взял добро у того, кто сам присвоил его себе нечестным способом, отобрав это добро у других людей. Явление, вроде одно и тоже, а истина или правда, кому как больше нравится, разная. Вот и скажи потом, что правда всегда одна, равно как и истина. Истина и правда, друзья – это продукты наших мыслей, поэтому далеко не всегда истина одного человека, совпадает с истинной другого человека.

Как распознать ложь

Чтобы распознать любую ложь, необходимо самому быть искусным лжецом, понимающим, как далеко могут зайти люди, сознательно или неосознанно искажая информацию. А для этого, необходимо много знать и многое понимать. Ведь чтобы гарантированно распознать неправду, необходимо знать правду, это, согласитесь, логично. К примеру, если врач вам скажет, что такое-то лекарство поможет вам избавиться от ваших проблем со здоровьем, то откуда вам знать, правду он вам говорит или нет? Даже если вы заметите его нервозность и массу других признаков, свидетельствующих о том, что человек лжет, даже если его слова будут не совсем логичными, то это не означает, что врач вас обманывает, ибо вполне возможно, что он говорит вам правду, но не всю. Возможно, существует более дешевый, но не менее эффективный аналог назначаемого им лекарства и при этом этот аналог гораздо более надежен, потому что проверен временем, но из-за финансовой заинтересованности врач вам о нем не сообщает. Получается, что он вам говорит правду и одновременно лжет, или говоря более правильно – он говорит вам не всю правду. Поэтому он может быть не логичным, может нервничать, потеть, в общем, вести себя как настоящий лжец, но при этом говорить вам полуправду, которую вы не сможете интерпретировать как ложь, не зная всей правды. А вот если вы будете знать о том, что есть другое лекарство, более подходящее вам, как по цене, так и по качеству, а также будете понимать, что врач может назначать вам те лекарства, за которые ему приплачивают производители этих лекарств, то вы в точности распознаете его ложь, вернее, ту часть предоставляемой им информации, которую можно назвать ложью. Поэтому знания и логика – вот ваше оружие против лжи.

Также стоит сказать, что в нашей жизни так много лжи, так много несоответствующей действительности информации, что говорить о ней, о лжи, как о чем-то нехорошем просто бессмысленно. Иной раз сложнее распознать правду, нежели ложь, так как в наше время всюду много лжи и мало правды. Это становится понятным при тщательном анализе практически любой информации, рассчитанной на широкую аудиторию. Вот считается, что ложь необходимо прятать среди правды, чтобы она была воспринята людьми, то есть, нужно делать своего рода бутерброд, где толстый верхний слой – это правда, нижний тонкий слой – это тоже правда, а посередине спрятан тонкий кусочек лжи. Но я считаю, что это устарелый подход ко внедрению лжи в умы людей. В наше время уже правда является тем самым тонким кусочком, который зажат двумя толстенными кусками лжи, которая тем эффективнее, чем сложнее ее проверить. В наше время люди слишком загружены работой и информацией, чтобы проверять эту информацию на достоверность. Сегодня проходит даже самая невероятная ложь, в которую люди верят также охотно, как они это делали тысячи лет назад, будучи абсолютно неграмотными. Только сегодня проблема людей, которых пичкают ложью, заключается не в неграмотности, а в отсутствии времени на то, чтобы всю поступающую к ним информацию проверять, или хотя бы даже просто обдумывать ее, чтобы распознать в ней явную ложь.

Поэтому искусство обмана совершенствуется и те же политики уже не стесняются выдумывать откровенные сказки, состоящих на девяносто и более процентов лжи, чтобы нужным образом повлиять на людей. А если говорить о рекламе, то лично мне очень сложно найти такую рекламу, которая бы вообще не лгала людям. Так что лжи в нашей жизни много, очень много, а правды становится все меньше и меньше. Даже в науке, где служение истине является одним из главных требований к ученому, который обязан соблюдать научную этику, обязан оберегать ложь, появляется все больше, как осознанной, так и неосознанной лжи, которая, что самое страшное – остается безнаказанной. Сегодня мы с вами живем в океане лжи, в котором встречаются островки правды, островки истины, они-то и являются для нас спасением.

Как правильно лгать

Чтобы правильно лгать – надо лгать красиво и складно. Бытует мнение, и я с ним абсолютно согласен, что большинство людей сами хотят быть обманутыми. Многим людям правда – не нужна. Вернее, им нужна их собственная правда, их интересует удобная для них истина. Поэтому чтобы успешно лгать таким людям – нужно просто говорить им то, что они хотят от вас услышать, и в контексте этого доносить до них какие-то свои мысли, в которые вы хотите, чтобы люди поверили. Красота и логичность здесь очень важны, так как они позволяют людям, как через эмоциональную, так и через сознательную сферу качественно усвоить информацию. Главное, что люди хотят верить в то, что им приятно видеть и слышать, а значит, они готовы к восприятию лжи. Верят же люди, что кто-то другой, но не они сами, может сделать их жизнь такой, какой они хотят ее видеть. Люди в это верили, верят и будут верить, так как большинство из них не настолько самостоятельны, чтобы сами о себе заботиться. Народ – это ребенок, который хочет, чтобы о нем заботились. Такой ребенок живет в каждом из нас, поэтому люди хотят верить в то, что им нравится и охотно принимают соответствующую их мечтам и желаниям ложь.

Для осуществления вышеуказанной задачи, то есть, для создания красивой и складной лжи, необходимо научиться придумывать красивые и правдоподобные сказки, в которые не только другие люди, но и вы сами готовы будете поверить. Хотите обмануть других – обманите вначале самого себя, и когда вы сами поверите в свою сказку, большинство других людей тоже в нее поверят. Но помните, чтобы люди поверили в вашу сказку – это должна быть сказка не столько о вас, сколько о них. О себе вы тоже можете лгать, иной раз это позволяет многого достичь в жизни, ведь люди охотнее общаются и сотрудничают с теми, кто в их представлении является выдающейся и очень интересной личностью. Но все же людям намного приятнее верить в то, что имеет непосредственное отношение к ним самим, к их жизни, к их мечтам, желаниям, проблемам, и в то, что может сделать их жизнь лучше. Поэтому придумывайте такие сказки, которые нарисуют в головах людей образ красивого будущего, в котором они хотели бы оказаться, согласно их желаниям и мечтам. Такая ложь для некоторых людей, как бальзам на душу.

Ну а для создания красивой и приятной лжи в форме сказки, равно как и для ее распознавания – необходимы знания, а также хорошо развитое мышление, умение красиво говорить и/или красиво писать, умение красиво и интересно о чем-то рассказывать, и обязательно складно рассказывать, чтобы в представленной лжи была логика, чтобы все в ней было четко связано друг с другом, и чтобы вся ложь была яркой и красочной, такой, какой не может быть даже самая лучшая правда. Поэтому хорошо образованные люди умеют очень хорошо лгать, а менее образованные люди не способны эту ложь распознать, так как они просто не в состоянии представить себя на месте лжеца, чтобы понять, насколько ложь может быть масштабной, глубокой и в некоторых случаях циничной. Причем чем менее образован человек, тем больше он нуждается в, что называется, полной лжи, когда ему все подробно разжевано и разъяснено, и ему ни над чем думать не надо, нужно просто поверить лжецу. Людей же поумнее целесообразнее наталкивать на нужные мысли, а не внушать им их. Таких людей проще обмануть такой информацией, над которой нужно подумать, поломать голову, чтобы самому найти какие-то ответы и прийти к определенным выводам. Но в любом случае, обладая более обширными знаниями, намного проще защититься от лжи и самому использовать ее для решения своих проблем и задач. У умных, образованных людей ложь получается складная, системная, красивая, логичная, понятная, эффективная. Так что чем больше человек знает и чем лучше он мыслит, тем лучше он лжет.

Отношение ко лжи

В нашем обществе, я считаю, сформировалось слишком обобщенное и потому неоправданно негативное отношение ко лжи. В целом большинство людей считают ложь злом. Этому нас учат с детства, внушая нам, что обманывать нехорошо, что надо всегда говорить правду. Однако далеко не вся ложь является злом и уж тем более говорить всегда правду – не нужно, так как она сделает вас уязвимыми перед другими людьми. Но даже та ложь, которая причиняет вред людям, является злом относительным, направленным в некоторых ситуациях на борьбу с еще большим злом.

Ведь в нашем мире, даже в цивилизованной его части, несмотря на культуру, законы, правила, право, чаще всего признается не сила права, а право силы, когда сильный всегда и во всем прав, и именно сильный решает, что правильно, а что нет. А чтобы противостоять силе, которая может проявляться в разных формах, в том числе и в виде насилия, необходимо также иметь какую-то силу, с которой невозможно не считаться. Какой может быть эта сила? Это может быть сила интеллекта, которая выражается во многих формах, в том числе и в форме лжи, способной запутать и сбить с толку кого угодно. Человек может лгать и эта ложь будет злом, но при этом она убережет его от еще большего зла в виде того же насилия. Иногда людям приходится отвечать ассиметрично на те угрозы, которым они подвергаются и ложь помогает им в этом. Нельзя требовать от людей того, чтобы они всегда и перед всеми отвечали за свои слова и были кристально честными, ибо это усилит неравенство между людьми. Попробуйте – уличите тех же политиков во лжи, или адвокатов, или владельцев крупных информационных ресурсов, а вернее, не столько даже уличите их в ней, сколько заставьте их отвечать за свою ложь, заставьте их нести за нее ответственность. Да они вас просто задавят административными ресурсами – они сделают вас виноватым во всем и накажут вас за попытку лишить их инструмента влияния на людей. И что в таком случае вам остается? Ну уж точно не уповать на несправедливость, ибо как я уже сказал – право сильного, вот что в этом мире справедливо. И если вы слабы – становитесь сильнее, а не ищите справедливости там, где ее нет. Поэтому ложь – это оружие против тех, кто силой и той же ложью, пытается и часто успешно, подчинить себе волю других людей. Поэтому не нужно ее осуждать – нужно учиться ею пользоваться.

Напоследок хочу сказать вам, уважаемые читатели, что психология лжи, как и психология обмана – должна изучаться вами без каких-либо предубеждений относительно таких явлений, как обман и ложь. Шаблонность мышления вредит любому развитию, вредит она и пониманию роли лжи в нашей жизни. Помните, что если вам с детства талдычили, что обманывать плохо, то это не означает, что это действительно так. Все относительно в этом мире. Иногда действительно врать некоторым людям в некоторых ситуациях по некоторым вопросам – это очень плохо. И если вы это делаете, то вряд ли такая ложь приведет вас к чему-то хорошему. Все-таки, что не говори, а зло часто возвращается к тому, кто его породил, это закон природы. Но иногда без лжи, без обмана, просто невозможно обойтись, без них не то что жить, выжить невозможно. Поэтому в определенных ситуациях ложь просто необходима, и человек имеет полное право использовать ее, как для защиты, так и для нападения.

При этом надо понимать, что лгать нужно уметь, ложь обязательно нужно проводить через фильтры нравственности и разума, чтобы не быть банальным, очевидным, глупым врунишкой, который своей ложью только настраивает людей против себя, а не какую-то существенную пользу из нее извлекает. Процесс обучения этому умению не быстрый и не простой. Но если у вас будет хороший учитель, который научит вас придумывать красивые и правдоподобные сказки для каждого конкретного человека или для общества в целом, то вы быстро станете отменным лжецом, и ваша ложь будет полезна не только для вас, но и, как это не странно прозвучит, для других людей тоже.

Книгу психология лжи в Украине. Цены на книгу психология лжи на Prom.ua

Работает

Комплект книг Пол Экман Психология лжи+ Джо Наварро Я вижу о чем вы думаете

На складе в г. Сумы

Доставка по Украине

490 — 600 грн

от 2 продавцов

490 грн

Купить

Bookslife

Работает

Комплект книг Пол Экман Психология лжи+ Джо Наварро Я вижу о чем вы думаете, твердый переплет

На складе в г. Сумы

Доставка по Украине

920 грн

Купить

Bookslife

Работает

Книга «Психология лжи» — автор Пол Экман. Твердый переплет

На складе

Доставка по Украине

280 грн

255 грн

Купить

Status

Работает

Книга «Я в порядке и другая ложь». Автор — Това Ли

На складе в г. Харьков

Доставка по Украине

295 грн

Купить

Букса — интернет-магазин книг и подарков

Работает

Книга «Все врут. Как распознать ложь и научиться врать самому». Автор — Кузина Светлана Валерьевна

На складе в г. Харьков

Доставка по Украине

200 грн

Купить

Букса — интернет-магазин книг и подарков

Работает

Комплект книг Экман Психология лжи+Наварро Я вижу о чем вы думаете+ Фулфер Искусство чтения по лицу

Заканчивается

Доставка по Украине

690 грн

Купить

Bookslife

Работает

Комплект книг Экман Психология лжи+Наварро Я вижу о чем вы думаете+ Фулфер Искусство чтения по лицу

Заканчивается

Доставка по Украине

670 грн

Купить

Bookslife

Работает

Книга Психология лжи. Обмани меня, если сможешь — Автор Пол Экман

Доставка из г. Харьков

199 грн

Купить

APshop

Работает

Психология лжи + Я вижу о чем вы думаете комплект книг в твердом переплете

Под заказ

Доставка по Украине

770 грн/комплект

Купить

Книжный Дом Instagram @domknig.prom.ua

Работает

КНИГА — Психология лжи — Пол Экман. Обмани меня, если сможешь

Доставка по Украине

250 грн

Купить

Інтернет-магазин «КнигоТур»

Работает

Экман П. Книга Психология лжи. Обмани меня, если сможешь

Доставка по Украине

314 грн

Купить

книжная лавка «Your book»

Работает

Комплект из 2 книг Психология лжи+Узнай лжеца по выражению лица

Доставка из г. Сумы

1 150 грн/комплект

Купить

Книжный интернет-магазин «Комплект Книг»

Работает

Комплект из 2 книг Психология лжи и обмана+Психология лжи

Доставка из г. Сумы

1 120 грн/комплект

Купить

Книжный интернет-магазин «Комплект Книг»

Работает

Комплект из 4 книг Психология лжи и обмана+Узнай лжеца по выражению лица+Я вижу о чём вы думаете+Психология лж

Доставка из г. Сумы

2 230 грн/комплект

Купить

Книжный интернет-магазин «Комплект Книг»

Работает

Книга Я в порядке и другая ложь. Автор — Това Ли (МИФ)

На складе в г. Житомир

Доставка по Украине

270 грн

Купить

СТРОДО

Смотрите также

Работает

Книга Все врут! Как распознать ложь и научиться врать самому. Автор — Кузина Светлана (АСТ)

На складе

Доставка по Украине

310 грн

Купить

СТРОДО

Работает

Комплект из 2 книг Я вижу о чём вы думаете+Психология лжи

Доставка из г. Сумы

1 160 грн/комплект

Купить

Книжный интернет-магазин «Комплект Книг»

Работает

Комплект из 2 книг Узнай лжеца по выражению лица+Психология лжи и обмана

Доставка из г. Сумы

1 070 грн/комплект

Купить

Книжный интернет-магазин «Комплект Книг»

Работает

Психология Лжи. Обмани меня если сможешь. Пол Экман

На складе в г. Черновцы

Доставка по Украине

по 185 грн

от 2 продавцов

185 грн

Купить

bigbook_world

Работает

Теорія брехні. Пол Екман

На складе

Доставка по Украине

165 грн

Купить

bigbook_world

Работает

Психология лжи и обмана. Как разоблачить лжеца

Доставка из г. Житомир

360 грн

Купить

Діоген

Работает

Психология лжи | Обмани меня если сможешь | Пол Экман

На складе в г. Днепр

Доставка по Украине

195 грн

Купить

Книголюб

Работает

Вижу вас насквозь Евгений Спирица

Доставка по Украине

380 грн

Купить

«Po4itayka» Інтернет-Магазин Книг по хорошим цінам. Частина грошей іде на підтримку ЗСУ.

Работает

Пол Экман Психология лжи Обмани меня + Евгений Спирица Психология лжи и обмана Как разоблачить лжеца

На складе

Доставка по Украине

750 — 880 грн

от 2 продавцов

750 грн

Купить

Книжный Дом Instagram @domknig. prom.ua

Работает

Психология лжи. Обмани меня если сможешь. Пол Экман

На складе

Доставка по Украине

250 грн

Купить

Книжный Дом Instagram @domknig.prom.ua

Работает

Экман Психология лжи

На складе в г. Сумы

Доставка по Украине

299 грн

Купить

Bookslife

Работает

Евгений Спирица Психология лжи и обмана. Как разоблачить лжеца

Доставка по Украине

480 грн

Купить

«Po4itayka» Інтернет-Магазин Книг по хорошим цінам. Частина грошей іде на підтримку ЗСУ.

Работает

Психология лжи. Обмани меня, если сможешь. Экман П.

Доставка по Украине

380 грн

Купить

Магазин психологической книги «Soulbooks»

Работает

Психология лжи. Обмани меня если сможешь. Пол Экман. Мягкий переплет

На складе

Доставка по Украине

235 грн

205 грн

Купить

NikoShop

Пол Экман ★ Психология лжи читать книгу онлайн бесплатно

Здесь есть возможность читать онлайн «Пол Экман: Психология лжи» — ознакомительный отрывок электронной книги, а после прочтения отрывка купить полную версию. В некоторых случаях присутствует краткое содержание. Город: СПб, год выпуска: 2010, ISBN: 978-5-49807-580-8, издательство: Питер, категория: Философия / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

любовные романы фантастика и фэнтези приключения детективы и триллеры эротика документальные научные юмористические анекдоты о бизнесе проза детские сказки о религиии новинки православные старинные про компьютеры программирование на английском домоводство поэзия

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • Описание
  • Другие книги автора
  • Правообладателям
  • Похожие книги

Психология лжи: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Психология лжи»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Правда ли, что современный человек в среднем лжет трижды за десять минут разговора? Как реагировать на то, что ложь проникла во все сферы человеческой жизни? Что делать, если не удается распознать ложь по словам и голосу? В книге Пола Экмана вы найдете исчерпывающие ответы на эти вопросы. Помните, что скрыть обман чрезвычайно сложно. Универсальные микровыражения и микрожесты всегда выдают лжеца, независимо от социального статуса и национальной принадлежности. Научитесь замечать то, чего не видят другие. Книга адресована всем, кто заинтересован в разоблачении лжи: политикам и бизнесменам, врачам и юристам, психологам, педагогам, менеджерам, домохозяйкам, всем, кто не хочет становиться жертвой обмана и психологических манипуляций в профессиональной и личной жизни.

Пол Экман: другие книги автора


Кто написал Психология лжи? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Уважаемые правообладатели!

Эта книга опубликована на нашем сайте на правах партнёрской программы ЛитРес (litres.ru) и содержит только ознакомительный отрывок. Если Вы против её размещения, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на [email protected] или заполните форму обратной связи.

Психология лжи — читать онлайн ознакомительный отрывок

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Психология лжи», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Поставьте закладку, и сможете в любой момент перейти на страницу, на которой закончили чтение.

Шрифт:

GeorgiaGeorgiaTahomaArialVerdanaSymbol

Интервал:

Закладка:

Сделать

1234567…153

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

Книга, которую Вы держите сейчас в руках, уважаемый читатель, весьма своеобразна по своей тематике. В ней впервые на строгой научной основе рассматривается поведение человека в ситуациях, когда он стремится обмануть другого человека. Подобных работ до сих пор не издавалось в нашей стране.

Автор этой книги — известный американский психолог Пол Экман, профессор Калифорнийского университета в Сан-Франциско. Он приобрел всемирную известность своими исследованиями невербального поведения, уделяя при этом особое внимание проблемам распознавания эмоциональных состояний человека. Изложение полученных им данных можно найти в любом современном американском учебнике по социальной психологии. Заметим кстати, что имя автора этой книги известно в нашей стране не только профессиональным психологам, но и массовому читателю. Не так давно у нас был опубликован перевод небольшой, но очень емкой книги П. Экмана «Почему дети лгут?» (М.: Педагогика — Пресс, 1993)[1]. В ней анализировались мотивы, побуждающие ребенка ко лжи, и давались соответствующие советы родителям. Несомненно, что не только родители, но также педагоги и психологи нашли немало полезного для себя в этой книге. Во всяком случае, она моментально исчезла с книжных прилавков.

Пол Экман несколько раз бывал у нас — и в СССР и в России, читал месячный курс лекций в Ленинградском университете в 1979 году. Мне довелось тогда присутствовать на одном из его выступлений на факультете психологии. В то время американские психологи были у нас очень редкими гостями. Но не только по этой причине наша самая большая аудитория была переполнена и многие студенты стояли в проходе. (Подавляющее большинство из них вообще впервые видели американского профессора-психолога.) Вызывало острый интерес и казалось необычным содержание его лекции. Экман говорил о возможности выделения наблюдаемых признаков лжи и их распознавания в ситуациях непосредственного общения. В отечественной психологии подобных исследований не проводилось (в соответствии с господствовавшей у нас марксистской идеологией советский человек был не склонен ко лжи). Лекция Экмана длилась около часа и почти столько же времени заняли его ответы на вопросы — настолько захватывающей показалась всем проблематика, изучаемая американским профессором. С увлечением рассказывающий о своих исследованиях Пол Экман предстал перед нами как деятельный, полный жизненной энергии человек, всемерно стремящийся к общению и с коллегами, и со студентами.

На сегодняшний день Пол Экман является крупнейшим специалистом по вопросам распознавания лжи, и содержание предлагаемой Вашему вниманию книги служит тому убедительным подтверждением. Главное ее достоинство — исключительно обстоятельный, можно сказать даже, скрупулезный анализ проблемы выявления признаков лжи в ситуациях межличностного общения. Экман, как истинный ученый, высказывая уверенность в больших возможностях науки, в то же время никоим образом не преувеличивает достижений психологии на сегодняшний день. «И проведенное мною исследование, — пишет он, — позволяет надеяться на возможность получения объективных признаков обмана». Прежде чем обратиться к детальному рассмотрению этих признаков, Экман констатирует: «Ложь настолько естественна, что ее без обиняков можно отнести почти ко всем сферам человеческой деятельности». Согласимся с этим, несмотря на упреки со стоны моралистов.

Представьте себе мир, в котором бы все люди резали правду-матку, невзирая на лица и вообще были бы предельно откровенны друг с другом. Так, при встрече один приятель говорил другому: «Сегодня ты очень плохо выглядишь», поступающий на работу человек заявлял бы с порога о своей нелюбви к дисциплине, врач советовал пациенту не тратиться на лекарства, поскольку у него неизлечимая смертельная болезнь, следователь раскрывал бы свои версии подозреваемому в преступлении, а дипломат делился бы с иностранными коллегами всеми планами своего правительства. Вряд ли такой мир мог бы вообще существовать. С детства мы опутаны множеством условностей, сопровождающих наше общение с другими людьми. Каждый человек понимает это, и вряд ли кто из нас считает для себя обязанным говорить всегда «правду, одну только правду и ничего кроме правды». Есть правда, которая причиняет боль, и есть ложь во спасение. Не вызывают же у нас удивление строки А. С. Пушкина:

Читать дальше

1234567…153

Шрифт:

GeorgiaGeorgiaTahomaArialVerdanaSymbol

Интервал:

Закладка:

Сделать

Похожие книги на «Психология лжи»

Представляем Вашему вниманию похожие книги на «Психология лжи» списком для выбора. Мы отобрали схожую по названию и смыслу литературу в надежде предоставить читателям больше вариантов отыскать новые, интересные, ещё не прочитанные произведения.


Пол Экман

Пол Экман

Александр Вемъ

Ден Крам

Виктор Шейнов

Александр Тарасов

Обсуждение, отзывы о книге «Психология лжи» и просто собственные мнения читателей. Оставьте ваши комментарии, напишите, что Вы думаете о произведении, его смысле или главных героях. Укажите что конкретно понравилось, а что нет, и почему Вы так считаете.

Правда в новейшей теории лжи

Источник: Mangostar/Shutterstock

Ложь стала популярной темой, когда обычные люди пытаются выяснить, кому можно доверять в своих политических лидерах и научных экспертах. Вы слышите комментарий к «Большой лжи», относящийся к утверждению республиканцев о том, что президентские выборы в США в 2020 году были сфальсифицированы. Вы, вероятно, также слышали много споров о вакцине против COVID-19. Согласно теориям заговора о коронавирусе, есть утверждения, что вакцина может фактически изменить вашу ДНК, позволить правительству отслеживать вас или просто не сработать.

Ближе к дому, в вашей жизни могут быть люди, которые придерживаются этих убеждений, или вы можете чувствовать себя смущенным относительно того, имеют ли они какое-либо обоснование. Помимо этой потенциальной «мега» лжи, может быть и гораздо меньшая, но все же коварная ложь, в совершении которой кажутся виновными ваши друзья, родственники или коллеги. Вы слышите оправдания, в которые не уверены, что верите, заявления, которые кажутся несколько преувеличенными, и даже сплетни о других, которые кажутся одновременно жестокими и диковинными. Друг говорит вам, что у другого друга роман. Но вы достаточно хорошо знаете этого друга, чтобы воспринять новости с долей скептицизма. Или вы должны? Возможно, вы упустили некоторые очевидные признаки того, что ваш потенциально обманывающий друг не так надежен, как вы думали.

Новая теория обмана

По словам Джеффри Вальчака и Натали Кокрелл (2021) из Технического университета Луизианы, когда исследователи рассматривают обман под микроскопом в лабораторных условиях, они обычно определяют поведение лжи как «умышленное заблуждение и подавление правды». Например, участник выбирает набор из 5 картинок из 10 и либо лжет, либо говорит правду, когда его просят ответить, есть у него картинка или нет. случаются в реальной жизни, когда люди пытаются использовать то, что они знают о своих целях, в качестве основы для фабрикации Например, то, что этот сплетник рассказывает вам о партнере друга, не просто «неверно», а на самом деле является попыткой манипулировать вас заставить поверить в что-то плохое об этом человеке как подлую и завистливую уловку. 0003

Теория обмана, которую проверяют исследователи Технологического института Луизианы, призвана объяснить как преднамеренные ошибки (такие как изображения), так и «преднамеренное создание ложных убеждений у других для достижения социальных целей» (т. е. сплетни).

ADCAT Модель, описанная Вальчаком и Кокреллом, расшифровывается как «Теория Активации-Решения-Конструкции-Действия». Вместо того, чтобы просто учитывать то, что вы могли бы считать ленивой ложью, например намеренно дать неправильный ответ, ADCAT объясняет, что происходит, когда люди лгут в социальных контекстах с «высокими ставками». Чтобы избежать серьезных негативных последствий. Примеры этой лжи с высокими ставками включают в себя выдумку чего-то на собеседовании, чтобы скрыть неприглядную правду из прошлого. — ночная интрижка или трата слишком больших денег на маленький подарок для себя.0003

Четыре компонента обмана

Разбирая части ADCAT, исследователи Технологического института Луизианы описывают каждую из них следующим образом:

Активация: партнер, вам сначала нужно извлечь эту информацию из вашей долговременной памяти. Если вы считаете, что эта информация может быть компрометирующей, вам придется сделать дополнительный шаг, опустив детали или просто придумать что-то, что звучит правдоподобно и не доставит вам неприятностей. Возможно, на собеседовании вас спрашивают о периоде времени, не указанном в вашем резюме. Теперь вам нужно подумать о какой-то причине, отличной от того, что, как вы думаете, интервьюер может счесть проблемой, например, взять отпуск на несколько лет только для того, чтобы путешествовать. Дополнительная «когнитивная нагрузка» означает, что вы не будете отвечать автоматически, а вместо этого может потребоваться минута или две, чтобы понять, что сказать.

Решение : На этом этапе, придумав свое прикрытие, вы должны решить, использовать ли его в своем ответе на вопрос интервьюера. Сколько вы потеряете, если признаетесь, что просто хотели какое-то время бездельничать без каких-либо обязательств? Или, говоря правду, вы можете казаться веселой и авантюрной стороной? Согласно ADCAT, если цена честности выше награды, вы будете лгать. Вы назовете другую причину, например, уход за больным родственником. Отчасти, однако, вы также пытаетесь судить о том, как отреагирует интервьюер. «Потенциальная ложь, которая считается неправдоподобной для целей, будет сильно пресекаться», — отмечает исследовательская группа LA Tech.

Конструкция: В соответствии с «принципом правдоподобия», если вы решите солгать, вы измените правду в соответствии с тем, во что, по вашему мнению, поверит другой человек, пытаясь привести ее в соответствие с некоторыми установленными социальными нормами. . Уход за больным родственником соответствует культурным ожиданиям. Однако если вы думаете, что у вас это не получится, вы будете собирать свою ложь из обрывков информации о своем прошлом и о том, что вы знаете об уходе. Опять же, это требует времени. Поэтому, если вы знаете, что вам придется что-то объяснять, вы можете заранее подготовить свою ложь, чтобы ваш ответ был быстрым и убедительным. Тем не менее, один маленький вопрос, и все ставки сняты, как вы скоро увидите.

Действие: Теперь, когда ваша ложь готова, вам нужно придумать, какую манеру поведения придать, чтобы слова возымели ожидаемый эффект. Большинство людей считают, что лжецы кажутся жесткими, изворотливыми и неудобными, поэтому они стараются казаться расслабленными, когда придумывают свою ложь. Риск заключается в том, что, по словам авторов, они «слишком саморегулируются», в результате чего другие относятся к ним с подозрением. , Вальчик и Кокрелл набрали 81 участника бакалавриата для эксперимента, в котором они инструктировали студентов давать правдивые или ложные ответы на основе комбинации фактической и автобиографической информации.Исследователи создали три условия, различающиеся в инструкциях, чтобы быть правдивыми или обманчивыми.Вы можете получить представление о том, что испытали участники этого исследования, поставив себя на их место в следующих условиях:

Правдивый: Участники ответили на указание отвечать «быстро и правдиво» на такие вопросы, как:

  1. Является ли форма Земли квадратной?
  2. Свиньи — это разновидность птиц?
  3. Вы сейчас учитесь в колледже?
  4. Сколько часов в сутках?

Преднамеренная ошибка : Читайте каждый вопрос по одному слову за раз. Когда вы дойдете до конца вопроса, дайте заведомо неверный ответ:

  1. Яблоки относятся к мясу?
  2. Притягивает ли нас гравитация к Земле?
  3. Сколько хвостов у большинства собак?
  4. Работают ли лампочки на электричестве?

Ложь правдоподобно: Когда вы дойдете до последнего слова вопроса, представьте, что вы общаетесь с другим взрослым, который не знает правды, и вы хотите обмануть, отвечая правдоподобной ложью:

  1. Несут ли коровы яйца ?
  2. Как называется обычный фрукт?
  3. У вас есть пупок?
  4. Является ли Калифорния частью Соединенных Штатов?

Какой тип лжи вы придумали в этих двух последних условиях? Сколько времени вам понадобилось, чтобы придумать ответы? Исследовательская группа использовала время, необходимое для ответа, и соблюдение инструкций в качестве ключевых переменных результатов исследования.

Как и предсказывали авторы, время ответа участников соответствовало ADCAT, потому что они дольше всего отвечали в условиях правдоподобной лжи, особенно когда вопросы были не просто «да» или «нет». Важно отметить, что по сравнению с предыдущими исследованиями участники также находились в состоянии преднамеренной ошибки дольше, чем в состоянии говорить правду, но не так долго, как участники в состоянии правдоподобной лжи.

Пытаясь солгать, когда вы отвечали на эти вопросы, вы также заметили, что было не так просто придумать ложь любого типа? Как бы вы солгали на вопрос «У меня есть пупок?» Есть ли какое-либо условие, при котором этот ответ может быть «нет»? Что это может быть? Действительно, просматривая данные о соблюдении требований участниками, исследовательская группа отметила, что люди на самом деле не всегда могли следовать указанию солгать, когда ложь была бы такой вопиющей.

Как использовать ADCAT для обнаружения обмана

Теперь обратимся к тому, как вы могли бы использовать модель ADCAT в своих собственных экспериментах по установлению правды. Результаты показывают, что вы должны уделять пристальное внимание тому, сколько времени требуется другому человеку, чтобы дать ответ, особенно тому, что следует быть прямым вопросом. Вы также можете сами подумать о том, что может побудить кого-то солгать. Если это добровольная ложь (например, сплетня), будьте готовы задавать подробные уточняющие вопросы, особенно такие, которые не являются простыми ответами «да» или «нет». Это заставит человека придумывать еще больше лжи, которая все дальше и дальше отклоняется от правды, а также становится все более непоследовательной.

Когда вы получите ответ человека, посмотрите, пытается ли он прочитать вашу реакцию. В таком эмоционально нагруженном и потенциально важном случае, как измена друга, не позволяйте своему лицу выражать сильную реакцию, поскольку это даст преступнику больше подсказок, которые помогут ответить на эти вопросы. Явным следствием ADCAT является то, что лжецы используют так называемую «теорию разума», чтобы попытаться понять, как проложить себе путь через предполагаемые «факты», которые они предоставляют. Также может быть полезно прочитать язык тела потенциального лжеца, особенно если он слишком старается выглядеть расслабленным.

Подводя итог, можно сказать, что распознать ложь всегда сложно. Вы добьетесь большего успеха, проникнув в мыслительные процессы тех, кто пытается втянуть вас в свою версию правды.

Изображение в Facebook: Mangostar/Shutterstock

О лжи и жестокой правде

1. Введение

В обширном массиве литературы показано, что люди несут психологические издержки, связанные со ложью другим, и выявлены различные факторы, снижающие эти издержки 1 . Важнейшим модератором лживого поведения являются заботы людей о социальном имидже (см. Бенабу и Тироль, 2006; Андреони и Бернхейм, 2009). Например, Khalmetski and Sliwka (2019) разработали модель, которая предсказывает частичную ложь из-за стоимости изображения в парадигме прокатки штампов Fischbacher и Föllmi-Heusi (2013). Их результаты показывают, что люди с сильной чувствительностью к репутации прикрывают свою ложь тем, что не всегда лгут максимально и, таким образом, снижают затраты на свой социальный имидж. Другие исследования подтверждают эти выводы в различных версиях парадигмы штамповки, показывая, что затраты на социальный имидж опосредуют затраты на ложь (Gneezy et al., 2018; Bašic and Quercia, 2020). Хотя это исследование показывает, что затраты на имидж обеспечивают сильную мотивацию не лгать, в литературе недостаточно изучено влияние затрат на социальный имидж в условиях, когда ложь имеет негативные последствия для других, но альтернативой лжи является честное антиобщественное поведение. В этом исследовании мы изучаем обстоятельства, при которых реализация антиобщественного результата посредством лжи может быть предпочтительнее, чем реализация без лжи.

Основополагающим экспериментальным исследованием взаимодействия лживого поведения и его последствий является Gneezy (2005). Это исследование показывает, что люди проявляют меньшую готовность действовать антисоциально по отношению к другому человеку, когда действие включает в себя ложь, по сравнению с тем, когда она не 2 . Чтобы установить этот результат, Gneezy (2005) сравнивает решения в игре «отправитель-получатель» с решениями в игре «диктатор». В игре отправитель-получатель игроки сталкиваются с двумя вариантами: один платит больше отправителю, а другой платит больше получателю. Получатели выбирают вариант, определяющий заработок обоих игроков, но у них нет информации о структуре выплат. Их единственная информация связана с сообщением, отправленным отправителем. Незаметно для получателя отправители могут отправить либо (i) нечестное сообщение, которое обманом заставляет получателя поверить в то, что вариант, который благоприятствует отправителю, является их лучшим выбором, либо (ii) правдивое сообщение, раскрывающее вариант, благоприятствующий получателю. В игре «диктатор» игроки сталкиваются с той же структурой выплат и информацией, что и в игре «отправитель-получатель». Однако диктаторы просто выбирают вариант определения заработка обоих игроков. Gneezy (2005) обнаружил, что отправители посылают нечестные сообщения реже, чем диктаторы выбирают вариант, который им выгоден.

Хотя диктаторы могут реализовывать те же результаты, что и отправители в игре отправитель-получатель, эти игры существенно различаются. Во-первых, в игре «диктатор» получатели не принимают активного участия в принятии решений. Следовательно, в отличие от отправителей, диктаторы не оказывают намеренного влияния на поведение своих противников, связанное с выплатой. Во-вторых, меняется обрамление действия. Диктаторы делают выбор, который напрямую определяет выплаты, а отправители просто передают информацию. В последнем случае имеется больше морального пространства для маневра, поскольку отправители могут убедить себя в том, что получатели решили слушать их и, следовательно, несут ответственность за результат9.0109 3 . А именно, получатель в игре отправитель-получатель, возможно, более заметен, чем получатель в игре диктатора, что может означать, что затраты на социальный имидж играют более заметную роль в первом, чем во втором. Эти различия затрудняют объяснение различий между выбором диктаторов и отправителей исключительно тем фактом, что выбор отправителей предполагает ложь.

Вместо игры «диктатор» мы используем модифицированную игру «отправитель-получатель» в качестве базовой линии. Точнее, в этом Hard Truth игра отправитель-получатель, получатели не являются пассивными, поскольку их выбор определяет оплату обоих игроков. Разница в том, что отправители могут отправлять только те сообщения, которые правдиво раскрывают доходы получателя. Другими словами, мы допускаем аналогичное взаимодействие между игроками (передача информации), а также активное принятие решений получателем и варьируем только тип сообщений, доступных отправителю. Этот дизайн позволяет нам сделать более прямую оценку эффекта лжи в идентичных условиях.

Далее мы изучаем разницу в готовности отправителей солгать по сравнению с горькой правдой, варьируя значимость стоимости социального имиджа. В частности, в дополнение к анонимной (компьютеризированной) передаче сообщений в нашей процедуре Baseline мы используем процедуру Face to Face , при которой отправители лично доставляют сообщение получателю. Хотя личность отправителя не раскрывается, социальные контакты с получателем, по-видимому, увеличивают стоимость социального имиджа отправителя 4 . Наконец, мы запускаем обработку «Лицом к лицу и информация» , где, в дополнение к личной доставке сообщения, получатели полностью информируются о распределении выигрыша в игре 5 . Эта информация привносит в игру интересное измерение. В этой трактовке нет двусмысленности в намерениях отправителя, поскольку получатели знают, сколько денег они заработают, если отправитель раскроет просоциальный вариант или антисоциальный вариант 6 . Таким образом, разница между нечестным сообщением и суровой правдой заключается в том, что в последнем получатели узнают, поступил ли с ними отправитель несправедливо, в тот момент, когда они получают сообщение. Напротив, если сообщение нечестно, получатели узнают, несправедливо ли поступил с ними отправитель (и тот факт, что отправитель солгал), позже, когда им сообщат их заработок. Другими словами, недобросовестное сообщение позволяет отправителю замаскировать свои действия в момент личного контакта. Если личный контакт повышает важность социальных издержек имиджа, такая трактовка позволяет нам изучить ситуацию, в которой ложь может на самом деле означать меньшие издержки имиджа, чем суровая правда.

2. Материалы и методы

2.1. Схема эксперимента

В ходе эксперимента участников случайным образом распределяют по парам, чтобы они играли в игру отправитель-получатель. В каждой паре одному участнику назначается роль отправителя , а другому — роль получателя .

Получатель определяет заработок обоих участников, выбирая один из десяти вариантов. Существует один просоциальный вариант, который платит 10 евро каждому участнику, один антисоциальный вариант, который платит отправителю 17 евро минус сумма 9.0121 x ∈ [0 евро, 6,5 евро] и 3 евро получателю, а также восемь опционов с доминированием по Парето, которые платят 4 евро отправителю и 0 евро получателю. В начале игры компьютер случайным образом помечает десять вариантов уникальной буквой от A до J. Только отправитель знает, как помечен каждый вариант. Таблица 1 представляет собой пример назначения письма и того, как эта информация представляется отправителю.

Таблица 1 . Пример таблицы выплат в играх отправитель-получатель (суммы в евро).

Задача отправителя — передать сообщение получателю. Доступны два сообщения. В условии Ложь первое сообщение, Сообщение I, точно раскрывает метку просоциального варианта и гласит: «Вариант [письмо с оплатой получателю 10 евро] принесет вам больше денег, чем другие варианты , 10 евро. ” Второе сообщение, Сообщение II, нечестно, поскольку раскрывает ярлык антиобщественного варианта, но утверждает, что это лучший вариант для получателя: «Вариант [письмо с оплатой получателю 3 евро] принесет вам больше денег, чем другие варианты , 3 евро». В условии Hard Truth Сообщение I и Сообщение II просто указывают сумму, которую получит получатель. А именно, Сообщение I гласит: «Вариант [письмо с оплатой получателю 10 евро] принесет вам 10 евро», а Сообщение II гласит: «Вариант [письмо с оплатой получателю 3 евро] принесет вам 3 евро 7 ».

Наша цель в этих играх отправитель-получатель состоит в том, чтобы мы могли информировать получателей о структуре выплат, сохраняя при этом стимул отправителей раскрывать свои предпочтения (в отличие от Gneezy, 2005; см. Sutter, 2009).). Другими словами, мы выбрали выигрыши и количество вариантов с доминированием по Парето, чтобы гарантировать, что достаточное количество получателей последует за сообщением, чтобы отправители имели основной стимул выбрать сообщение, соответствующее их предпочтительному результату как в Ложь , так и в Жесткая правда условия 8 .

Мы используем схему эксперимента 2×3 с двумя условиями ( Ложь и Жесткая правда ) и тремя вариантами лечения. В обработке Baseline получатели не знают о выигрышах, связанных с просоциальными и антисоциальными вариантами, а отправители передают свое сообщение анонимно через компьютер. Эта обработка имеет информационную структуру, аналогичную играм отправитель-получатель, основанным на дизайне Gneezy (2005). Другие методы обработки предназначены для увеличения стоимости изображения отправителей.

В режиме Лицом к лицу отправители доставляют сообщение получателю лично. В частности, отправителей просили записать выбранное сообщение на чистом листе бумаги и дождаться, пока экспериментатор подойдет к их столу. Экспериментатор дважды проверял, соответствует ли написанное сообщение выбранному сообщению, а затем проводил отправителя к столу получателя. Отправитель передал лист получателю и вернулся на свое место. В процессе доставки экспериментатор следил за тем, чтобы между отправителями и получателями не было никакой другой связи.

В процедуре «Лицом к лицу и информация », в дополнение к доставке личного сообщения, получатель информируется в инструкциях о выплатах, доступных в 10 вариантах (но остается слепым в отношении того, как компьютер маркирует каждый вариант) 9 . Обратите внимание, что, поскольку получатели знают структуру выплат, мы не можем использовать те же сообщения, что и в других обработках, потому что сообщение о том, что вариант «принесет вам больше денег, чем другие варианты , 3 евро», может быть немедленно идентифицирован как ложь. во время доставки сообщения. По этой причине мы немного изменим формулировку сообщений 9-го0121 Лежащее состояние. В частности, Сообщение I гласит: «Вариант [письмо с оплатой получателю 10 евро] принесет вам 10 евро», а Сообщение II гласит: «Вариант [письмо с оплатой получателю 3 евро] принесет вам 10 евро 10 ».

Мы используем метод стратегии для точного измерения готовности отправителей послать антиобщественное сообщение. В частности, отправители выбирают между Сообщением I и Сообщением II в каждой из 14 строк Таблицы 2. После этого компьютер случайным образом выбирает одну строку, чтобы определить, какое сообщение отправляется. Когда получатели видят сообщение, они не информируются о том, какая строка была выбрана компьютером. В то время как Message I всегда платит 10 евро, выплата Message II составляет 17 евро, мин. сумма x , который мы систематически варьируем от 0 до 6,5 евро с шагом 0,5 евро. Основываясь на значении x , при котором отправитель переключается с сообщения II на сообщение I, мы можем рассчитать минимальную денежную компенсацию, которую отправители должны получить за отправку антисоциального сообщения вместо просоциального сообщения. Другими словами, денежный эквивалент психологических издержек отправителя за антиобщественные действия. Соответственно, мы называем эту минимальную компенсацию антиобщественными издержками отправителя 9 .0122 . В частности, отправители, которые выбирают Сообщение I для всех 90 121 x 90 122 > 90 121 c 90 122, классифицируются как имеющие антисоциальные издержки, равные 6,75–90 121 c 90 122 евро (т. − с ]) 11 .

Таблица 2 . Списки выбора отправителей (суммы в евро).

2.2. Процедуры

Мы провели эксперимент в период с февраля по июнь 2015 года в Лаборатории экспериментальной экономики (LEE) Университета Жауме I в Кастельоне, Испания, с участием 240 студентов бакалавриата, включая 121 мужчин и 119женщины с разных факультетов. Участники были набраны с использованием ORSEE (Greiner, 2015). Мы провели 12 сеансов, каждый продолжительностью около 1,5 ч 12 .

По прибытии участники были случайным образом распределены по компьютерам. После этого экспериментатор зачитывал вслух инструкции по проведению эксперимента, а участников просили ответить на ряд контрольных вопросов (образец инструкций доступен в дополнительных материалах). Участники могли задавать вопросы в любой момент. Эксперимент проводился с использованием z-Tree (Fischbacher, 2007).

Как только отправители выбрали сообщение для каждого из 14 значений x (см. Таблицу 2), компьютер случайным образом выбрал одно из этих значений и отобразил текст выбранного сообщения на экране отправителя. В процедурах «Лицом к лицу» и «Лицом к лицу и информация » отправители записывали сообщение на листе бумаги и шли вместе с экспериментатором, чтобы передать сообщение получателю. Все участники были проинформированы о процессе доставки и знали, что общение с другими участниками запрещено. Когда все отправители вернулись на свои рабочие места, получателей попросили ввести на экран компьютера полученное сообщение и выбрать один из 10 вариантов.

Кроме того, мы выяснили мнение отправителей относительно вероятности того, что получатели реализуют полученное сообщение. В частности, после того, как отправители доставили выбранное сообщение, но до того, как они узнали окончательный результат, мы попросили их указать «из 10 игроков 2 [получателей], сколько из них последуют полученному сообщению?» Отправителям платили 0,25 евро за правильное угадывание 13 .

После завершения эксперимента участники получили оплату наличными. Средний заработок составлял около 15 евро, включая выяснение убеждений и плату за участие в 5 евро.

2.3. Ожидаемое поведение

В соответствии с литературными данными мы ожидаем получить результаты, аналогичные Gneezy (2005) в лечении Baseline . А именно, более низкая готовность выбрать антиобщественное сообщение, когда оно нечестно, чем когда оно правдиво, что подразумевает, что за ложь приходится платить. Другими словами, мы ожидаем, что средние антисоциальные издержки отправителей выше в Ложь , чем в Жесткая правда .

Оставшиеся две обработки позволяют нам проверить влияние увеличения стоимости социального имиджа на ложь и передачу суровой правды. Сначала мы вводим затраты на социальный имидж из-за личной доставки сообщения в Лицом к лицу обращение, при котором отправители антиобщественных сообщений должны встретиться лицом к лицу с получателем. В трактовке «Лицом к лицу и информация » мы еще больше увеличиваем стоимость социального имиджа, потому что получатели полностью осознают природу сообщения и, следовательно, намерения отправителя, когда сообщение доставляется лично.

Литература показывает, что затраты на социальный имидж влияют на поведение как в ситуациях с ложью (например, Gneezy et al., 2018; Bašic and Quercia, 2020), так и без нее (эффекты социального имиджа в играх диктатора см., например, Andreoni and Бернхайм, 2009 г.; Ригдон и др. , 2009 г.; Окенфельс и Вернер, 2012) 14 . Однако в предыдущей работе ничего не говорится о том, выше ли эти затраты на изображение с ложью или без нее. Если видимость нечестности приводит к большим издержкам имиджа, чем желание сообщить суровую правду, то разрыв между условием Ложь и условием Жесткая правда будет увеличиваться по мере того, как мы движемся от Базового уровня к Лицом к лицу. Лицо , где простой физический контакт с получателем может вызвать проблемы с социальным имиджем, а затем Лицом к лицу и информация , где получатель также может оценить действия отправителя. И наоборот, если стоимость изображения выше в условии Жесткая правда , чем в условии Ложь , тогда мы увидим, что различия в обработке сужаются.

3. Результаты

Наша выборка состоит из 120 получателей и 114 отправителей: 57 отправителей в состоянии Жесткая правда (по 19 отправителей в каждом из трех вариантов) и 57 отправителей в условии Ложь 9Состояние 0122 (19 отправителей в Baseline , 18 в Face to Face и 20 в Face to Face & Information ) 15 . Описательная статистика основных переменных для лечения и состояния показана в дополнительной таблице 1. Мы оцениваем средние эффекты лечения выборки, используя регрессии OLS с надежными стандартными ошибками. Зависимой переменной являются антисоциальные издержки отправителей в разделе 3.1 и убеждения отправителей о вероятности того, что получатели последуют сообщению в разделе 3.2. Независимые переменные соответствуют фиктивным переменным лечения и состояния. Регрессии приведены в дополнительной таблице 2. Кроме того, мы сообщаем о результатах непараметрических тестов. Всего заявлено p — значения основаны на двусторонних тестах.

3.1. Антисоциальные издержки отправителей

На рисунке 1 показано кумулятивное распределение антисоциальных издержек отправителей в условиях Ложь и Жесткая правда по трем вариантам лечения. На рис. 2 показаны средние антисоциальные издержки отправителей в двух состояниях в зависимости от лечения. Эти цифры говорят о том, что отправители более склонны лгать получателю, чем сообщать горькую правду. На самом деле, объединяя наблюдения за тремя видами лечения, мы обнаруживаем, что средние антисоциальные издержки в 9Состояние 0121 Ложь , 3,36 евро, значительно ниже, чем средняя антисоциальная стоимость в состоянии Жесткая правда , 4,34 евро ( p = 0,021). Средняя разница между условиями значительна, так как соответствует 0,43 стандартных отклонения 16 .

Рисунок 1 . Совокупное распределение антисоциальной стоимости отправителей в зависимости от состояния и лечения. (А) Базовый уровень. (Б) Лицом к лицу. (C) Лицом к лицу и информация.

Рисунок 2 . Средняя антисоциальная стоимость отправителей и 95% доверительные интервалы в зависимости от состояния и лечения. (А) Базовый уровень. (Б) Лицом к лицу. (C) Лицом к лицу и информация.

Далее рассмотрим каждую обработку отдельно. В лечении Базовый уровень мы обнаруживаем, что, вопреки нашим ожиданиям, средняя антисоциальная стоимость ниже в Ложь , чем в Жесткая правда , на 0,77 евро или 0,37 стандартного отклонения. Хотя эта разница не является статистически значимой ( р = 0,257). Другими словами, мы не находим доказательств того, что ложь влечет за собой дополнительные издержки по сравнению с издержками правдивых, но антиобщественных действий.

Аналогичный результат мы находим в процедуре Face to Face . А именно, более низкая средняя антиобщественная стоимость в Ложь по сравнению с Жесткая правда . Как и выше, разница между двумя условиями, 0,57 евро или 0,25 стандартных отклонений, не является статистически значимой ( p = 0,453).

Наконец, смотрим на Лицом к лицу и информация лечение, при котором затраты на социальный имидж предположительно самые высокие. Как и в других методах лечения, средние антисоциальные издержки в Ложь ниже, чем в Жесткая правда . В отличие от других методов лечения, при стандартном отклонении 1,55 евро или 0,64 эта разница заметно больше и статистически значима ( p = 0,040).

3.

2. Убеждения отправителей

Одно из объяснений более низкой готовности отправлять горькую правду, чем нечестные сообщения, заключается в том, что отправители ожидают, что значительно меньшая часть получателей последует за сообщением, которое они получат в .Состояние 0121 Жесткая правда по сравнению с состоянием Ложь . Чтобы исследовать это объяснение, мы анализируем убеждения отправителей о вероятности того, что получатели последуют полученному сообщению. Среднее мнение отправителей для каждого состояния и лечения показано на рисунке 3 17 . На рисунке показано, что среднее убеждение существенно не отличается в зависимости от условий при любом из методов лечения. В соответствии с этим наблюдением мы не находим статистически значимых различий в убеждениях отправителей между Жесткая правда и Ложь состояния в любом из трех методов лечения ( p >0,353) 18 .

Рисунок 3 . Средняя уверенность отправителей в вероятности того, что получатель последует за сообщением, в зависимости от состояния и лечения. (А) Базовый уровень. (Б) Лицом к лицу. (C) Лицом к лицу и информация.

Чтобы дополнительно проверить, объясняют ли убеждения отправителей разницу между состояниями, мы провели дополнительные регрессии МНК с антисоциальными издержками отправителей в качестве зависимой переменной. В качестве независимых переменных мы включаем фиктивную переменную, равную единице, если отправитель находится в Ложное условие (и ноль в противном случае) и уверенность отправителей (т. е. доля получателей, которые, как они ожидают, последуют сообщению). Таблица 3 содержит оценочные коэффициенты регрессии, объединяющие данные по всем вариантам лечения, а также для каждого лечения в отдельности. Кроме того, в качестве дополнительной проверки надежности таблица включает регрессии, в которых мы также учитываем демографические характеристики отправителей (т. е. их пол и возраст). В целом убеждения отправителей не объясняют разницу между Ложь и Жесткая правда 19 .

Таблица 3 . Регрессии антисоциальных издержек отправителей в зависимости от состояния и убеждений отправителей.

4. Выводы

Мы исследуем, при каких обстоятельствах антиобщественное действие, включающее в себя ложь, может быть предпочтительнее идентичного в остальном антиобщественного действия, которое является правдивым. Мы используем серию игр отправитель-получатель, в которых отправители реализуют просоциальный или антисоциальный результат, посылая получателю просоциальное или антисоциальное сообщение. В одном случае антиобщественное сообщение предполагает ложь получателю, а в другом — сообщение правдиво. Кроме того, мы систематически изменяем условия доставки сообщения, чтобы варьировать стоимость социального имиджа отправителя.

В целом, мы не находим доказательств ни в одном лечении, что ложь влечет за собой психологические издержки выше, чем антиобщественные действия. На самом деле, в лечении с самыми высокими затратами на социальный имидж, в лечении Лицом к лицу и информации , мы обнаруживаем обратное. Отправители предпочитают добиваться антиобщественного результата ложью, а не правдой. Однако мы должны отметить, что потенциальной оговоркой к этому последнему результату является статистическая мощность этого сравнения. экс-пост 9Анализ мощности 0122 с использованием наблюдаемых средних значений и стандартных отклонений показывает, что средний эффект лечения в условиях Ложь и Жесткая правда в лечении Лицом к лицу и информация имеет мощность 0,52 при уровне значимости 5%. Поэтому было бы преждевременно делать вывод о том, что психологические издержки лжи на 90 121 ниже, чем на 90 122 горькой правды. Будущая работа должна собрать больше доказательств, подтверждающих этот эффект. Сказав это, тот факт, что во всех трех вариантах лечения антисоциальные затраты отправителей на достижение антисоциального результата путем лжи никогда не превышают затраты на достижение того же результата с помощью правдивого сообщения, более убедительно показывает, что готовность лгать чувствительна к стоимость имиджа не лживой альтернативы.

Мы считаем, что наш эксперимент подчеркивает необходимость понимания влияния стоимости социального имиджа на различные решения. В условиях, когда действия имеют последствия для других, издержки социального имиджа присутствуют независимо от того, включает ли антиобщественное действие ложь или нет. Следовательно, стоимость социального имиджа, связанного с тем, что его воспринимают как нечестного, необходимо сравнить с ценой социального имиджа, связанной с тем, что его воспринимают как человека, готового говорить суровую или неудобную правду. Наши результаты показывают, что дискомфорт, испытываемый при личной доставке антиобщественного сообщения, когда получатель может немедленно интерпретировать содержание сообщения, выше, чем дискомфорт, который в конечном итоге воспринимается как нечестный.

Наша установка предполагает, что важно учитывать время социального контакта и момент, когда другие узнают природу чьих-то действий, когда они могут оценить их как хорошие или плохие. Личная доставка сообщения, когда получатели полностью информированы, подразумевает, что антиобщественное правдивое сообщение может быть оценено как плохое в момент социального контакта. Эта одновременность может сделать затраты на социальный имидж более заметными. Напротив, нечестное антиобщественное сообщение будет оценено не сразу, а позже, когда получатель узнает результат реализованного сообщения. Такое разделение во времени позволяет отправителю «спрятаться за ложью» в момент социального контакта. Таким образом, даже если отправитель знает, что сообщение в конечном итоге будет раскрыто как ложь, издержки социального имиджа, связанные с показом нечестности, возникают в момент, когда издержки социального имиджа, вероятно, будут менее заметными. Мы считаем, что этот последний результат заслуживает дальнейшего изучения. Мы обнаруживаем, что антисоциальные издержки лжи значительно ниже, чем у 9 горькой правды.0121 Лицом к лицу и информация обращение, которое поддерживает эту интерпретацию. Однако мы также обнаруживаем меньшую разницу в том же направлении в лечении Face to Face 20 . Учитывая, что в «Лицом к лицу» суровая правда не раскрывает чьих-либо намерений, могут быть и другие причины, кроме «скрытия», чтобы предпочесть ложь суровой правде.

Заявление о доступности данных

Данные для этого исследования доступны по адресу https://doi.org/10.3886/E143161V1. Репликационные материалы включены в Дополнительный материал, дальнейшие запросы можно направлять соответствующим авторам.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были проверены и одобрены Колумбийским университетом IRB (протокол IRB-AAAO9551). Участники дали письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, непосредственный и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Финансирование

Скорая помощь выражает благодарность компании Tamkeen за финансовую поддержку в рамках премии CG005 Научно-исследовательского института Абу-Даби Нью-Йоркского университета. 9В частности, мы выбрали денежные вознаграждения, чтобы у отправителей был строгий стимул отправить сообщение, соответствующее их предпочтительному результату, если они ожидают, что более 10% получателей последуют их сообщению. Чтобы увидеть это, обозначьте полезность отправителя, если антисоциальная опция реализована как U ( A ), ее полезность, если просоциальная опция реализована как U ( P ), и ее полезность, если доминируемая опция реализован как U ( D ). Кроме того, пусть b ∈ [0, 1] будет убеждением отправителя в том, что получатель следует за сообщением. В этом случае ожидаемая полезность отправителя сообщения I равна bU ( P ) + (1− b )(1/9) U ( A ) + (1− b ) (8/9) U ( D ), а отправка Сообщения II – bU ( A ) + (1− b )(1/9) U ( P ) + (1− б )(8/9) У ( 9Это различие подразумевает небольшое изменение характера лжи между обработками. В то время как в Baseline и Face to Face отправитель лжет о возможности заплатить получателю «больше денег, чем другие варианты», в Face to Face & Information отправитель лжет о заявленной сумме «10 евро». который, как знает получатель, заплатит больше, чем другие варианты. В качестве альтернативного экспериментального дизайна можно было бы использовать сообщения от «Лицом к лицу» и «Информация 9».Тест на разность среднего эффекта условия дает незначительный результат ( p = 0,362).

Ссылки

Абелер, Дж., Беккер, А., и Фальк, А. (2014). Репрезентативные доказательства ложных расходов. J. Государственная экономика 113, 96–104. doi: 10.1016/j.jpubeco.2014.01.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Абелер Дж., Носензо Д. и Раймонд К. (2019). Предпочтение говорить правду. Эконометрика 87, 1115–1153. doi: 10.3982/ECTA14673

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Алемпаки Д., Доган Г. и Саккардо С. (2019). Обман и взаимность. Экспл. Экон. 22, 980–1001. doi: 10.1007/s10683-018-09599-3

CrossRef Full Text | Google Scholar

Андреони, Дж., и Бернхейм, Б.Д. (2009). Социальный имидж и норма 50-50: теоретический и экспериментальный анализ эффектов аудитории. Эконометрика 77, 1607–1636. дои: 10.3982/ECTA7384

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бартлинг Б. и Фишбахер У. (2012). Перекладывание вины: о делегировании и ответственности. Ред. эконом. Стад. 79, 67–87. doi: 10.1093/restud/rdr023

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Башич З. и Кверсия С. (2020). Влияние беспокойства о себе и социальном имидже на ложь . Дискуссионный документ 2020–2018, Институт Макса Планка по исследованиям коллективных благ.

Google Scholar

Бенк С., Хао Л. и Рубен Э. (2019). Изменение нормативных взглядов: почему группы ведут себя более антисоциально, чем отдельные лица . Рабочий документ, Нью-Йоркский университет Абу-Даби.

Google Scholar

Бенабу Р. и Тироль Дж. (2006). Стимулы и просоциальное поведение. утра. Экон. Ред. 96, 1652–1678. doi: 10.1257/aer.96.5.1652

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каппелен А.В., Соренсен Э.Т. и Тунгодден Б. (2013). Когда мы лжем? Ж. эконом. Поведение Орган. 93, 258–265. doi: 10.1016/j.jebo.2013.03.037

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Конрадс Дж. и Лотц С. (2015). Влияние каналов связи на нечестное поведение. Дж. Бехав. Эксп. Экон. 58, 88–93. doi: 10.1016/j.socec.2015.06.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эрат С. и Гнизи У. (2012). Невинные обманы. Управ. науч. 58, 723–733. doi: 10.1287/mnsc.1110.1449

CrossRef Полный текст | Академия Google

Фишбахер, У. (2007). z-Tree: цюрихский набор инструментов для готовых экономических экспериментов. Экспл. Экон. 10, 171–178. doi: 10.1007/s10683-006-9159-4

CrossRef Full Text | Google Scholar

Фишбахер, У. , и Фёлльми-Хеуси, Ф. (2013). Замаскированная ложь — экспериментальное исследование обмана. Дж. Евро. Экон. доц. 11, 525–547. doi: 10.1111/jeea.12014

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Гибсон Р., Таннер К. и Вагнер А. Ф. (2013). Предпочтение правдивости: неоднородность среди людей и внутри них. 901:21 утра. Экон. Ред. 103, 532–548. doi: 10.1257/aer.103.1.532

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Гнизи, У. (2005). Обман: роль последствий. утра. Экон. Ред. 95, 384–394. doi: 10.1257/0002828053828662

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Гнизи У., Каджакайте А. и Собель Дж. (2018). Неприятие лжи и размер лжи. утра. Экон. Ред. 108, 419–453. doi: 10.1257/aer.20161553

Полный текст CrossRef | Академия Google

Гнизи, У., Рокенбах, Б., и Серра-Гарсия, М. (2013). Измерение отвращения ко лжи. Ж. эконом. Поведение Орган. 93, 293–300. doi: 10.1016/j.jebo.2013.03.025

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грейнер Б. (2015). Процедуры набора испытуемых: организация экспериментов с ORSEE. Ж. эконом. науч. доц. 1, 114–125. doi: 10.1007/s40881-015-0004-4

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Хуркенс С. и Картик Н. (2009 г.). Хотел бы я соврать тебе? на социальные предпочтения и неприятие лжи. Экспл. Экон. 12, 180–192. doi: 10.1007/s10683-008-9208-2

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Каджакайте, А., и Гнизи, У. (2017). Поощрения и обман. Игры эконом. Поведение 102, 433–444. doi: 10.1016/j.geb.2017.01.015

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Картик Н. (2009). Стратегическая коммуникация с лежащими затратами. Ред. эконом. Стад. 76, 1359–1395. doi: 10.1111/j.1467-937X.2009.00559.x

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Халмецки К. и Сливка Д. (2019). Маскировка лжи — забота об имидже и частичная ложь в мошеннических играх. утра. Экон. Дж. 11, 79–110. doi: 10.1257/mic.20170193

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Лопес-Перес Р. и Шпигельман Э. (2013). Почему люди говорят правду? Экспериментальное свидетельство чистого отвращения к лжи. Экспл. Экон. 16, 233–247. дои: 10.1007/s10683-012-9324-x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

Лундквист Т., Эллингсен Т., Гриббе Э. и Йоханнессон М. (2009). Отвращение ко лжи. Ж. эконом. Поведение Орган. 70, 81–92. doi: 10.1016/j.jebo.2009.02.010

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

Окенфельс, А., и Вернер, П. (2012). «Прячась за пирожным» в игре газетного диктатора. Ж. эконом. Поведение Орган. 82, 82–85. doi: 10.1016/j.jebo.2011.12.008

CrossRef Полный текст | Академия Google

Ригдон М., Исии К., Ватабе М. и Китаяма С. (2009). Минимум социальных сигналов в игре диктатора. Ж. эконом. Психол. 30, 358–367. doi: 10.1016/j.joep.2009.02.002

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Собель, Дж. (2020). Ложь и обман в играх. Дж. Пол. Экон. 128, 907–947. doi: 10.1086/704754

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Саттер, М. (2009). Обман через правду?! экспериментальные данные от отдельных лиц и групп. Экон. Дж. 119, 47–60. doi: 10.1111/j.1468-0297.2008.02205.x

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Тан Х., Ван С., Лян З., Синнотт-Армстронг В., Су С. и Лю К. (2018). Являются ли проселы более обманчивыми и лицемерными? проблемы социального имиджа в том, чтобы выглядеть справедливым. Перед. Психол. 9:2268. doi: 10.3389/fpsyg.2018.02268

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Как плохо ложь | В основе лежит психология

Все мы знаем, что лгать — не лучший способ. Это общепризнанная истина. Итак, почему мы делаем это в первую очередь? Мы поговорили с нашим главным психотерапевтом Наталией, и она поделилась с нами важными истинами…

 

Почему мы лжем?

Ложь позволяет человеку установить контроль над ситуацией, манипулируя ею. Это защитный механизм, который (вроде бы) мешает им быть уязвимыми, то есть не открываться и не раскрывать свое истинное «я» другому человеку. Для этого есть шанс, что другой человек отвергнет, раскритикует или разочаруется в вас. А для глубоко неуверенного в себе человека это может быть невыносимо. Когда кто-то лжет и его отвергают, возникает ощущение, что для отказа есть причина. Для сравнения, когда человек открывается и его отвергают, ему кажется, что его в корне не любят, что негативно влияет на его самооценку.

Иногда люди воспроизводят раннюю динамику, действуя определенным образом. Ложь и принуждение других проверять или не доверять им может быть бессознательным поведением, которое повторяется в результате прошлого опыта. Другими словами, человек не научился по-другому относиться к людям. Например, они могли столкнуться с трудностями в воспитании, такими как жестокие родители, поэтому им пришлось создать свой собственный мир (часто лгая себе или вырабатывая привычку лгать другим).

В некотором смысле как расширение упомянутого ранее защитного механизма. Люди также иногда лгут, чтобы избежать трудных ситуаций и «похоронить» чувства, которые приходят с ними, такие как вина, депрессия, печаль и тревога. Более слабое эго (низкая уверенность в себе) затрудняет перенос этих чувств. Ложь позволяет людям избегать ситуаций, в которых им пришлось бы противостоять этим подавляющим чувствам, в краткосрочной перспективе. Важно отметить, что подавление наших мыслей и чувств в нашем подсознании не является решением, и они будут влиять на вас в долгосрочной перспективе — это неизбежно и является основой психоаналитической терапии.

Страх причинить боль или подвести человека — еще одна распространенная причина, по которой люди лгут. Некоторым людям чрезвычайно трудно переносить чувства, которые приходят, когда они разочаровывают другого человека. Можно сказать, что это эгоистичная причина, потому что она направлена ​​на то, чтобы защитить себя от ответственности за разочарование. Жертва обычно хочет знать правду, какой бы она ни была.

 

Когда ложь становится вредной для здоровья?

С точки зрения того, что ложь становится нездоровой, когда другой человек чувствует, что вы лжете или неоднократно лгали — независимо от того, насколько серьезна ложь или причины, лежащие в ее основе, — это влияет на их способность доверять вам. Точно так же, если они увидят вашу ложь с точки зрения неуверенности или неуверенности в себе, это может повлиять на их общее мнение и уважение к вам. Вообще говоря, люди больше принимают недостатки других, когда этот человек открыт и прозрачен в отношении них. Другими словами, они владеют своими несовершенствами. Часто это на самом деле очень мило нам, людям. Это также освобождает и может стать освобождением для нас как личностей, когда мы признаемся в своих слабостях и ошибках.

 

Когда ложь приемлема, когда нет?

Конечно, ложь, чтобы запланировать кому-то сюрприз, считается приемлемой. Возможно, ложь также может быть приемлемой, когда речь идет о спасении чьей-то жизни. Но это больше связано с моралью и этикой, чем с психотерапией. Для душевного благополучия лучше всего стараться не лгать. В отношениях быть честным означает по-настоящему узнать друг друга и получить честную обратную связь, которая помогает улучшить себя и наши отношения. Часто, когда мы честны, другой человек может помочь нам преодолеть нашу неуверенность, а также лучше понять нас. Если мы что-то скрываем от них, они не могут этого сделать.

Возможно, также важно поговорить о том, как лучше относиться к правде? Мудрая работа, честность помогает выявлять организационные проблемы, учиться и избегать ошибок. Мы можем сделать это в доверительных отношениях с друзьями, семьей и коллегами.

 

Ложь во спасение — хорошо или плохо?

Нехорошо лгать, даже если это «маленькая» или «белая» ложь. Это все равно ложь и вводит человека в заблуждение. Ложь — большая или маленькая — создает разрыв между вами и другим человеком: вы не показываете, что вы на самом деле думаете или что вы на самом деле сделали. Таким образом, вы упускаете возможность узнать друг друга на более глубоком, более интимном уровне.

Какой тип личности чаще всего становится жертвой лжи?

Лжецы не нападают ни на кого конкретно, они просто так относятся к людям. (С другой стороны, нарциссы и психопаты нацеливаются на людей, которые могут быть им полезны.) Тем не менее, если людям постоянно лгут, это может свидетельствовать о том, что либо они не очень хорошо понимают себя, либо действительно хотят верить лжи вместо того, чтобы смотреть правде в глаза. Вот почему они не улавливают (или не могут) подсказки или сигналы, которые лжец всегда подсознательно показывает. По моему опыту, почти всегда требуется два человека, один лжет, а другой позволяет себе лгать.

 

Когда у вас может быть расстройство личности или другое психическое заболевание?

Ложь не обязательно означает, что у них расстройство личности. Почти все люди время от времени лгут, но когда человек лжет регулярно (без надобности или для продвижения своих интересов за чужой счет), может возникнуть вопрос о его психологическом состоянии. Навязчивый лжец может указывать на проблемы, связанные с самооценкой человека, его пониманием того, что отличает правильное от неправильного, или отсутствием сильного чувства собственного достоинства.

10 Верхние признаки того, что кто -то лежит

1

Выберите фокус криминал Justicecsi + ResvingCyber ​​+ DigitalForensic AccountingForensic Psychologyforensic Sciencefocus требуется

2

Выберите ваши средние школьные школьные школы. sEdu Level is required

3

Select Your State- Outside of U.S.AlabamaAlaskaArizonaArkansasCaliforniaColoradoConnecticutDelawareDistrict of ColumbiaFloridaGeorgiaHawaiiIdahoIllinoisIndianaIowaKansasKentuckyLouisianaMaineMarylandMassachusettsMichiganMinnesotaMississippiMissouriMontanaNebraskaNevadaNew HampshireNew JerseyNew MexicoNew YorkNorth CarolinaNorth DakotaOhioOklahomaOregonPennsylvaniaPuerto RicoRhode IslandSouth CarolinaSouth DakotaTennesseeTexasUtahVermontVirginiaWashingtonWest VirginiaWisconsinWyomingState is required

Знаете ли вы, что только 54 процента лжи можно точно определить? Кроме того, экстраверты склонны лгать больше, чем интроверты, по словам Ванессы Ван Эдвардс, автора национального бестселлера Captivate и основателя и ведущего исследователя Науки о людях.

Согласно ее исследованиям, по крайней мере 82 процента лжи остаются незамеченными, что побудило ее разработать курс по обнаружению лжи под названием «Как быть человеком-детектором лжи». Цифры показывают, что такой курс может быть хорошей инвестицией: в исследовании под названием «Распространенность лжи в Америке» только шесть из десяти американцев заявили, что говорят правду каждый день.

С такими числами одна нация, даже под присягой, может не заслуживать особого доверия. Хорошая новость заключается в том, что хотя примерно половина населения обещает говорить правду, есть несколько способов улучшить свои навыки распознавания правды, чтобы защитить себя от эмоционального и финансового краха.

В то время как курсы по обнаружению лжи полезны при личном общении, ложь, которая приносит наибольший финансовый ущерб в 21 веке, происходит в телекоммуникациях. По данным USA.gov, такие каналы связи, как телефон, электронная почта, текстовые сообщения, онлайн-объявления или социальные сети, используются для обмана или угроз людям выдать их личную информацию или деньги.

Сколько с трудом заработанных денег было потеряно людьми по принуждению? По данным Федеральной торговой комиссии (FTC), в 2018 году жертвы мошенничества сообщили о потере 1,48 миллиарда долларов США в результате мошенничества, что на 38% больше, чем в 2017 году.

И жертвы не только пенсионеры; в 2018 году люди в возрасте 20 лет сообщили, что потеряли в среднем 400 долларов по сравнению с 751 долларом для людей в возрасте 70 лет. Это число более чем удвоилось для людей в возрасте 80 лет, которые потеряли в среднем 1700 долларов за тот же год.

Невозможно повторять достаточно часто: чтобы защитить свои финансовые и личные активы от лжецов, никогда не разглашайте свою личную информацию и не переводите деньги по безналичному расчету кому-то, кого вы не знаете.

Независимо от того, имеете ли вы дело с ложными онлайн-угрозами или с нечестными людьми, которые лгут вам в лицо, остается вопрос: каковы признаки того, что кто-то лжет? По словам Ванессы Ван Эдвардс, это один из первых шагов в знакомстве с тем, как человек обычно действует. Это процесс установления базовой линии, которую она определяет как «как кто-то действует, когда он находится в нормальных, не угрожающих условиях […] или как кто-то выглядит, когда говорит правду».

Другими словами, может быть трудно сказать, когда кто-то лжет, если вы не знаете, как они ведут себя, когда говорят правду, что подчеркивает важность установления доверительных отношений с кем-либо, прежде чем делиться личной информацией. Например, всегда лучше позвонить в свой банк напрямую и знать, с кем вы разговариваете, а не доверять тому, кто звонит наугад или отправляет по почте официальное письмо, заявляя, что он сотрудник банка.

С другой стороны, если вы знаете кого-то и задаетесь вопросом, говорят ли вам всю правду или полуправду, вот научно обоснованный список из 10 основных признаков того, что кто-то лжет.

  1. 1. Изменение модели речи

    Одним из явных признаков того, что кто-то может не говорить всей правды, является неправильная речь. По словам Грегга МакКрари, бывшего криминалиста ФБР на пенсии, голос или манера речи человека могут измениться, когда он лжет, как сообщается на Real Simple.

    Сначала Маккрари применяет стратегию выявления обычных речевых паттернов и манер человека, задавая типичные прямые вопросы, например, как его зовут или где он живет. Это позволяет ему видеть любые изменения в речи или характеристиках, когда он задает более сложные вопросительные вопросы.

  2. 2. Использование неконгруэнтных жестов

    Если человек говорит «да», но качает головой «нет», это может означать, что он говорит неправду. Как указывает доктор Эллен Хендриксен, клинический психолог из Центра тревожных и связанных с ними расстройств Бостонского университета, в Scientific American , неконгруэнтные жесты — это движения тела, которые не соответствуют словам, которые произносит человек, а жесты являются правдорубами. В примере доктора Хендриксена, если кто-то говорит: «Конечно, я буду сотрудничать со следствием» и слегка качает головой, есть вероятность, что он не скажет всей правды и ничего, кроме правды.

  3. 3. Недостаточно слов

    Когда правдивые свидетели описывают увиденное и спрашивают: «Есть ли что-нибудь еще?» раскрываются дополнительные подробности. Но когда лжецов просят выйти за рамки подготовленных ими историй, других подробностей почти не предлагается.

    Исследователи, цитируемые Американской психологической ассоциацией (АПА), называют этих людей «лжецами, которые обманывают путем недомолвок», которые, когда их просят ответить на вопросы или предоставить более подробную информацию, обычно предлагают меньше, чем те, кто говорит правду. Это можно определить количественно по расшифровке телефонных разговоров, свидетельским показаниям или заметить по отсутствию описательных слов в разговоре.

    Другой способ, с помощью которого исследователи проверяют правду, заключается в том, чтобы попросить людей рассказать о событиях в обратном порядке. Правдолюбцы будут придерживаться одной и той же истории, предлагая больше деталей, в то время как лжецы часто сбиваются с толку и создают другую историю, не добавляя деталей к оригиналу.

  4. 4. Слишком много говорить

    С другой стороны, исследователи из Гарвардской школы бизнеса определили, что лжецы, пытающиеся обмануть правду, используют слишком много слов. Поскольку такой лжец может придумывать вещи на ходу, они также могут склонны добавлять чрезмерные подробности, чтобы убедить себя или других в том, что они говорят. Они также могут украшать словами, которые человеку, говорящему правду, не пришло бы в голову добавить.

    Другие лингвистические признаки, обнаруженные в этом исследовании, показывают, что лжецы, как правило, используют больше ненормативной лексики и местоимений третьего лица (например, он, она и они), чтобы дистанцироваться от любого участия первого лица (например, я, мой, мой).

  5. 5. Необычное повышение или понижение тембра голоса

    В той же статье APA поднимается важный вопрос о культуре, контексте и общении в отношении обнаружения лжи.

    Доктор Дэвид Мацумото, профессор психологии в Государственном университете Сан-Франциско и генеральный директор Humintell, консалтинговой компании, которая обучает людей читать человеческие эмоции, подчеркивает, что исследователи должны учитывать культурные предубеждения при определении того, лжет кто-то или нет. Например, его исследование по обнаружению лжи показало, что китайские участники, как правило, говорят на 9 процентов.0121 выше высота голоса в положении лежа. Напротив, латиноамериканские участники исследования говорили на 90 121 ниже, чем на 90 122, когда лгали.

    Это исследование показывает, что невербальные сигналы лжи могут коррелировать с культурными различиями, которые следует учитывать, а не судить только о своих собственных культурных убеждениях.

  6. 6. Направление их глаз

    Много обсуждалось на тему правдивости и зрительного контакта. В Соединенных Штатах широко распространено культурное убеждение: если человек не смотрит в глаза, он говорит неправду, тогда как в других культурах зрительный контакт может считаться ненадежным в данном контексте.

    Исследование под названием «У глаз этого нет», опубликованное в 2012 году в журнале Plos One , развенчало представление о том, что люди смотрят влево или вправо, когда лгут. Однако исследование, проведенное в 2015 году Мичиганским университетом и опубликованное в журнале Time Magazine , показало, что 70 процентов людей в 120 медиаклипах лгали, сохраняя прямой зрительный контакт.

  7. 7. Закрытие рта или глаз

    Многие люди хотят скрыть ложь или скрыть свою реакцию на нее, поэтому, возможно, они закрывают глаза или рот руками, когда говорят неправду. По словам бывших офицеров ЦРУ в их книге Шпионить за ложью , другие могут даже полностью закрыть глаза, когда лгут, как сообщается в журнале Parade Magazine . Это может быть особенно верно, когда это ответ на вопрос, который не требует долгих размышлений.

  8. 8. Чрезмерное беспокойство

    Подумайте, что делает ребенок, когда его спрашивают, куда делось последнее печенье. Они могут облизывать губы, смотреть на свои ногти или даже трясти руками, а затем лгать.

    По словам бывших офицеров ЦРУ, цитируемых в0121 Журнал «Парад» . Они могут бессознательно пытаться успокоить эту тревожную реакцию или, по крайней мере, заставить кровь приливать к конечностям, и все это может указывать на нервозность по поводу лжи.

  9. 9.

    Указание пальцем (буквальное или фигуральное)

    Акт указания на что-то или на кого-то другого с помощью жестов или слов может сигнализировать о безошибочном желании отвлечь внимание от человека и переложить вину на кого-то другого, согласно 9.0121 Инсайдерская информация .

    Конечно, знание того, что этот человек обычно жестикулирует или часто указывает пальцем, может быть полезной отправной точкой. Однако, если кто-то говорит сдержанно, а не враждебно, включая указание пальцем, это агрессивное переключение может указывать на то, что кто-то лжет.

  10. 10. Идентификация себя как «хорошего лжеца»

    Пожалуй, самый простой способ распознать лжеца — позволить ему сделать это за вас. В исследовании под названием «Распространенность лжи, характеристики лжи и стратегии тех, кто считает себя хорошим лжецом», опубликованном в 2019 году.в Plos One показал, что те, кто идентифицирует себя как «хорошие лжецы», являются более честным индикатором, чем тесты на детекторе лжи.

    Это исследование показало, что «хорошие лжецы» в основном мало лгут коллегам и друзьям лично и сосредоточены на том, чтобы рассказывать простые и понятные истории. Простым выводом этого исследования является то, что если кто-то хвастается, что он хороший лжец, не доверяют ему .

Итог: можно ли определить, лжет ли кто-то?

В то время как специалисты-криминалисты обучены методам извлечения правды из вымысла, вам не нужно быть детективом или владеть детектором лжи, чтобы знать, когда кто-то может лгать лицом к лицу, по телефону или в электронное письмо или текст.

По своей природе правда может быть субъективной, а личная точка зрения может исказить то, что реально, а что нет. Стратегии, используемые для выявления лжи, иногда могут сбивать с толку или даже противоречить друг другу. На данный момент исследование, опубликованное Британским психологическим обществом, показало, что люди с высоким уровнем эмоционального интеллекта могут хорошо читать людей, но с трудом определяют, является ли личная история обманчивой или нет.

И хотя перечисленные выше признаки основаны на количественных (подтвержденных числовыми данными) и качественных (подтвержденных описанием) исследованиях, ни одна методика не должна использоваться сама по себе в качестве определяющего фактора для уличения кого-либо во лжи в личных или правоохранительных целях . Исследователи делают все возможное, чтобы спланировать исследования, которые выделяют конкретные доказательства, но каждая ситуация уникальна и требует тщательного рассмотрения в зависимости от обстоятельств.

Чтобы узнать больше о том, как определить признаки лжи, подумайте о том, чтобы стать следователем по уголовным делам. Профессионалы в этой области классифицируются BLS как криминалисты или полицейские и детективы, в зависимости от должностных обязанностей.

Для тех, кто хочет узнать больше, Udemy предлагает такие курсы, как «Курс по обнаружению лжи: преподает инструктор ФБР», который показывает, как отличать правду от вымысла в устной речи, голосовых сообщениях или электронной почте. Его преподает автор бестселлеров доктор Дэвид Дж. Либерман, который обучал агентов АНБ, ЦРУ и ФБР.

Если вы сомневаетесь, позвольте своим инстинктам защитить вашу личную и финансовую информацию. Подытожим несколько практических советов от Федеральной торговой комиссии: если вы считаете, что кто-то может вам лгать, прекратите разговор, повесьте трубку, прекратите отправлять электронные или текстовые сообщения и немедленно сообщите о том, что произошло, тому, кого вы действительно знаете и кому доверяете.

21-NSP-NSP-NSP-NSP-NSP&sfcid=7013X000002Bc9BQAS&utm_ecd22=12″> gcu.edu/psychology-counseling/bachelors/online/?gcu=SECHEL-BRAND%7CSECHEL%7CDISPLAY%7CUG-PSYCHOLOGY&adID=forensicscollegescom-bspsychforensic&utm_campaign=UG-PSYCHOLOGY&utm_source=SECHEL-BRAND&utm_medium=DISPLAY&utm_content=forensicscollegescom-bspsychforensic»>
Международный университет Пердью BSCJ — судебная психология Посетите сайт
Университет штата Аризона Судебная психология (MS) Посетите сайт
Университет Гранд-Каньон Бакалавр психологии — судебная психология Посетите сайт
Университет Гранд-Каньон MS в области психологии — судебная психология Посетите сайт

Ложь | Психология Вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающие | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клинический | Образовательные | промышленный | Профессиональные товары | Мировая психология |

Социальная психология: Альтруизм · Атрибуция · Отношения · Соответствие · Дискриминация · Группы · Межличностные отношения · Послушание · Предрассудки · Нормы · Восприятие · Индекс · Контур


Основная статья: Обман

Ложь или к ложь (также называемая уклончивость ), вид обмана в форме ложного заявления, особенно с намерением ввести в заблуждение других часто с дальнейшим намерением сохранить тайну или репутацию, защитить чьи-то чувства или избежать наказания. Лгать значит утверждать что-то, что, как известно, является ложным, или что кто-то не может разумно установить, что это правда, с намерением, чтобы это было принято за правду самим собой или кем-то другим. Лжец — это человек, который лжет, лгал ранее или по своей природе склонен лгать неоднократно.

Ложь обычно используется для обозначения обмана в устной или письменной коммуникации. [Как сделать ссылку и ссылку на резюме или текст] Другие формы обмана, такие как маскировка или подделка, как правило, не считаются ложью, хотя основное намерение может быть таким же. Однако даже истинное утверждение можно считать ложью, если лицо, делающее это заявление, делает это с целью обмана. В этой ситуации рассматривается намерение быть неправдивым, а не правдивость самого утверждения.

Содержание

  • 1 Классификация
    • 1.1 Виды лжи
    • 1.2 Таксономия лжи Августина
  • 2 Любовь и война
  • 3 Психология лжи
  • 4 Мораль лжи
    • 4. 1 Ложь в Библии
  • 5 Последствия лжи
  • 6 Обман и ложь у других видов
  • 7 парадоксов о лжи
  • 8 Детекция лжи
  • 9 См. также
  • 10 Каталожные номера
  • 11 источников
  • 12 Внешние ссылки

Классификация

Виды лжи

Различные виды лжи включают следующее:

Производство
Выдумка — это ложь, когда кто-то выдает утверждение за правду, не зная наверняка, действительно ли оно является правдой. Хотя утверждение может быть возможным или правдоподобным, оно не основано на фактах. Скорее, это что-то выдуманное или искажение истины. Примеры вымысла: «Собака съела мою домашнюю работу» или «Я отключил утюг».
Наглая ложь
Наглая ложь (часто ошибочно именуемая откровенной или наглой) — это ложь, которая произносится, когда всем заинтересованным сторонам очевидно, что это ложь. Например, ребенок, у которого весь рот покрыт шоколадом и который отрицает, что ел шоколад, — наглый лжец.
Ложь по бездействию
Один лжет по упущению, опуская важный факт, преднамеренно оставляя другого человека с неверным представлением. Ложь по бездействию включает неспособность исправить ранее существовавшие заблуждения. Муж может сказать своей жене, что он был в магазине, что правда, но солгать, упустив тот факт, что он также посетил свою любовницу, хотя вопрос о том, является ли это ложью на самом деле, остается спорным. В большинстве случаев человек прямо не отрицал правду, а просто опускал часть того, что произошло.
Ложь детям
Ложь детям — это ложь, часто банальность, в которой могут использоваться эвфемизмы, которые рассказываются, чтобы взрослый субъект стал приемлемым для детей. Типичный пример: «Вас принес аист» (в отношении родов).
Белая ложь
Ложь во спасение не вызвала бы разногласий, если бы ее разоблачили, и приносит некоторую пользу лжецу, слушателю или обоим. Белая ложь часто используется, чтобы избежать оскорблений, например, чтобы сделать комплимент тому, что кажется непривлекательным. В этом случае ложь говорят, чтобы избежать пагубных реалистических последствий правды. Как концепция, она в значительной степени определяется местными обычаями и не может быть четко отделена от другой лжи с какой-либо властью.
Благородная ложь
Благородная ложь — это та ложь, которая обычно вызывает разногласия, если ее раскрыть, но которая приносит некоторую пользу лжецу и способствует порядку в обществе, поэтому потенциально полезна для других. Часто говорят поддерживать закон, порядок и безопасность. Благородная ложь обычно помогает элите сохранить власть.
Аварийная ложа
Ложь в экстренных случаях — это стратегическая ложь, когда нельзя говорить правду, потому что, например, это может причинить вред третьему лицу. Например, сосед может солгать разъяренному мужу о местонахождении его неверной жены, потому что разумно ожидать, что этот муж нанесет телесные повреждения, если встретит свою жену лично. В качестве альтернативы экстренная ложь может означать (временную) ложь, сказанную второму человеку из-за присутствия третьего.
Лжесвидетельство
Лжесвидетельство — это ложь или предоставление достоверно ложных заявлений по существенному вопросу под присягой или заявлением в суде, или в любом из различных заявлений под присягой в письменной форме. Лжесвидетельство является преступлением, потому что свидетель поклялся говорить правду, и, чтобы доверие к суду оставалось неизменным, на показания свидетеля следует полагаться как на правдивые.
Блеф
Делает вид, что обладает способностью или намерением, которым на самом деле не обладает. Блеф — это акт обмана, который редко считается аморальным, поскольку он имеет место в контексте игры, в которой игроки заранее соглашаются на этот вид обмана. Например, игрок, который обманывает других игроков, заставляя их думать, что у него есть карты, отличные от тех, которые у него есть на самом деле, или спортсмен, который показывает, что он будет двигаться влево, а затем фактически уклоняется вправо, не считается лжецом. В этих ситуациях обман принимается и действительно ожидается как тактика.
Введение в заблуждение/приведение в заблуждение
Вводящее в заблуждение утверждение — это такое заявление, в котором нет прямой лжи, но все же остается цель заставить кого-то поверить в неправду. «Притворство» также подразумевает представление фактов таким образом, который является буквально верным, но преднамеренно вводит в заблуждение.
Преувеличение
Преувеличение (см. также гиперболу) имеет место, когда самый фундаментальный аспект (аспекты) утверждения верен, но только до определенной степени.
Джокос лжет
Ложь шутливая — это шутливая ложь, которую обычно понимают все присутствующие. Примеры поддразнивания и сарказма. Более сложный пример можно увидеть в традициях повествования, которые присутствуют в некоторых местах, где юмор исходит из того, что рассказчик настаивает на том, что он или она говорит абсолютную правду, несмотря на все доказательства обратного (например, выдумки). Ведутся споры о том, является ли это «настоящей» ложью, и разные философы придерживаются разных взглядов (см. Ниже).
Контекстная ложь
Можно излагать часть правды вне контекста, зная, что без полной информации это производит ложное впечатление. Точно так же можно на самом деле констатировать точные факты, но обманывать ими. Сказать «да, верно, я переспал с вашим лучшим другом » саркастическим, обиженным тоном может заставить слушателя предположить, что говорящий не имел в виду то, что сказал, хотя на самом деле он имел в виду.
Рекламная ложь
Рекламные объявления часто содержат невероятные заявления, такие как «Мы ​​всегда рады вернуть деньги», или преувеличенные прогнозы, такие как «Вам понравится наш новый продукт».
Системы убеждений
Утверждается [1] , что некоторые системы верований могут считать ложь оправданной. Лев Толстой цитируется [2] как описывающий религиозные учреждения как «продукт обмана [и] лжи с благой целью».

Таксономия лжи Августина

Августин Гиппопотам написал свою книгу De Mendacio «О лжи» как часть своей работы: «Опровержения» [3] в 395 году нашей эры. Ранее он написал еще две книги на эту тему: «Книга о лжи» и «Против лжи». В «О лжи» он пишет, что примиряет две свои предыдущие работы и обращается к важному вопросу лжи, который, по его мнению, был насущной потребностью его времени. Он начал: «Magna quæstio est de Mendacio». Из его текста можно сделать вывод, что святой Августин делил ложь на восемь категорий, перечисленных в порядке убывания серьезности:

  • Ложь в религиозном учении.
  • Ложь, которая вредит другим и никому не помогает.
  • Ложь, которая вредит другим и помогает кому-то.
  • Ложь ради удовольствия солгать.
  • Ложь, сказанная для того, чтобы «угодить другим в гладкой беседе».
  • Ложь, которая никому не вредит и кому-то помогает.
  • Ложь, которая никому не вредит и спасает чью-то жизнь.
  • Ложь, которая никому не вредит и сохраняет чью-то «чистоту».

Августин считал, что «шутливая ложь» на самом деле не является ложью.

Любовь и война

Клише «В любви и на войне все справедливо» [4] [5] находит оправдание лжи, используемой для получения преимущества в таких ситуациях. Сунь-цзы заявил, что «вся война основана на обмане». Макиавелли советовал принцу «никогда не пытаться победить силой то, что можно выиграть обманом», а Томас Гоббс писал в « Левиафан »: «На войне сила и обман — две главные добродетели». Здесь [6] — обзор истории обмана на войне.

Психология лжи

Способность лгать проявляется рано и почти повсеместно в человеческом развитии. Социальная психология и психология развития связаны с теорией разума, которую люди используют, чтобы смоделировать чужую реакцию на их историю и определить, будет ли ложь правдоподобной. Наиболее часто упоминаемая веха, известная как макиавеллистский интеллект, приходится на возраст около четырех с половиной лет, когда дети начинают уметь убедительно лгать. До этого они, кажется, просто не в состоянии понять, что никто не видит того же взгляда на события, что и они, — и, кажется, предполагают, что есть только одна точка зрения, которая является их собственной.

Маленькие дети на собственном опыте узнают, что, говоря неправду, можно избежать наказания за проступки, прежде чем они разовьют теорию разума, необходимую для понимания того, почему она работает. На этом этапе развития дети иногда говорят возмутительную и невероятную ложь, потому что им не хватает концептуальной основы, чтобы судить о том, правдоподобно ли утверждение, или даже понимать концепцию правдоподобности.

Когда дети впервые узнают, как работает ложь, у них отсутствует моральное понимание того, когда следует воздержаться от нее. Требуются годы наблюдения за тем, как люди лгут, и за результатами этой лжи, чтобы выработать правильное понимание. Склонность ко лжи сильно различается у детей: некоторые делают это по привычке, а другие обычно честны. Привычки в этом отношении, вероятно, изменятся в раннем взрослом возрасте.

Фантастическая псевдопсевдология — это термин, применяемый психиатрами к привычному или компульсивному лжи.

Мифомания — это состояние, при котором наблюдается чрезмерная или ненормальная склонность ко лжи и преувеличению. [7]

Нравственность лжи

Философы Блаженный Августин, а также Фома Аквинский и Иммануил Кант осуждали всякую ложь. Однако у Фомы Аквинского тоже был аргумент в пользу лжи. По мнению всех троих, нет обстоятельств, при которых можно лгать. Лучше быть убитым, подвергнуться пыткам или любым другим лишениям, чем лгать, даже если единственный способ защитить себя — это солгать. Каждый из этих философов привел несколько аргументов против лжи, и все они совместимы друг с другом. Среди наиболее важных аргументов:

  1. Ложь есть извращение естественной способности речи, естественной целью которой является передача мыслей говорящего.
  2. Ложь подрывает доверие общества.

Ложь в Библии

Ветхий и Новый Завет Библии содержат утверждения о том, что Бог не может лгать (Чис. 23:19)., Пс 89:35, Авв. 2:3, Евр 6:13–18).

Различные отрывки из Библии содержат реплики, условно критикующие ложь (Притчи 6:16–19, Пс. 5:6), (Лев. 19:11, Прит. 14:5, Прит. 30:6, Зап. 3). :13), (Иса 28:15, Дан 11:27). Наиболее известно из Десяти заповедей: «Не произноси ложного свидетельства» (Исход 20:2-17). , Второзаконие 5:6-21 ), конкретная ссылка на лжесвидетельство.

В других отрывках есть реплики, в которых ложь пропагандируется условно. Ветхозаветные рассказы о лжи включают: [8]

  • Еврейские акушерки солгали царю Египта, вместо того чтобы выполнить его приказ убить всех еврейских младенцев мужского пола; повивальные бабки делали это, потому что они «боялись Бога» (Исход 1:15–20).
  • Раав солгала царю Иерихона о сокрытии еврейских соглядатаев (Иисус Навин 2:4–5) и не была убита вместе с непокорными из-за своей веры (Евреям 11:31).
  • Далила неоднократно обвиняла Самсона во лжи ей (Сд. 16:10, 13), когда она допрашивала его об источнике его силы.
  • Авраам приказывает своей жене Саре солгать египтянам и сказать, что она его сестра (Бытие 12:10), что приводит к тому, что Господь наказывает египтян (Бытие 12:17–19).

В Новом Завете Иисус называет дьявола отцом лжи (Иоанна 8:44), а Павел повелевает христианам «не лгите друг другу» (Колоссянам 3:9, ср. Левит 19:11).

В то время как большинство христианских богословов приходят к выводу, что Библия не содержит преднамеренной неправды, некоторые ученые считают иначе. Среди тех, кто приходит к выводу, что Библия содержит ложь и преднамеренную неправду, Томас Джефферсон. Он отредактировал свою собственную версию Библии и исключил то, что считал ложью. Описывая Библию, Джефферсон писал о «столько лжи, шарлатанстве и обмане», «мошенничестве», «обманщиках и самозванцах», «развратителе» и «фальсификациях». [9]

Последствия лжи

После того, как ложь была сказана, могут быть два альтернативных последствия: она может быть обнаружена или остаться нераскрытой.

При некоторых обстоятельствах обнаружение лжи может дискредитировать другие заявления того же самого говорящего и может привести к социальным или юридическим санкциям против говорящего, таким как остракизм или осуждение за лжесвидетельство. Когда ложь раскрывается, состояние ума и поведение лжеца больше нельзя предсказать.

Обман и ложь у других видов

Способность лгать также была обнаружена у не-людей в языковых исследованиях с человекообразными обезьянами. Одним из известных случаев был случай с гориллой Коко: столкнувшись с ее дрессировщиками после истерики, в которой она вырвала стальную раковину из швартовки, она сказала на американском языке жестов: «Это сделала кошка», указывая на своего крошечного котенка. Неясно, было ли это шуткой или искренней попыткой обвинить ее крошечного питомца. Обманчивый язык тела, такой как уловки, вводящие в заблуждение относительно предполагаемого направления атаки или бегства, наблюдается у многих видов, включая волков. Птица-мать обманывает, когда притворяется, что у нее сломано крыло, чтобы отвлечь внимание предполагаемого хищника, включая невольных людей, от яиц в гнезде к себе, в первую очередь к оленю-убийце. [Как сослаться и сделать ссылку на резюме или текст]

Парадоксы о лжи

В любом сценарии, где всегда даются двойственные (например, да/нет, черное/белое) ответы, человек, который, как мы знаем, постоянно лжет, как ни парадоксально, быть источником истины. Есть много таких парадоксов, самый известный из которых известен как парадокс лжеца, обычно выражаемый как «Это предложение — ложь» или «Это предложение ложно». Так называемый парадокс Эпименида («Все критяне — лжецы», как заявил Эпименид Кританин) является предшественником этого, хотя его статус парадокса оспаривается. Класс связанных логических головоломок известен как рыцари и лжецы, в которых цель состоит в том, чтобы определить, кто из группы людей лжет, а кто говорит правду.

Детекция лжи

Основная статья: Полиграф

Некоторые люди могут быть лучшими «детекторами лжи», чем другие, лучше способными распознавать ложь по выражению лица, темпу речи, определенным движениям и другим методам. Согласно доктору философии Дэвиду Дж. Либерману в книге Никогда больше не лги: как узнать правду за пять минут или меньше в любом разговоре или ситуации , этим методам можно научиться. Некоторые методы опроса могут с большей вероятностью выявить правду, например: «Когда вы в последний раз курили марихуану?» имеет больше шансов получить правдивый ответ, чем «Вы курите травку?». Задавать вопрос, который с наибольшей вероятностью поможет получить нужную вам информацию, — это навык, которому можно научиться. Избегание расплывчатых вопросов поможет избежать лжи, упущения или расплывчатости.

Вопрос о том, можно ли надежно обнаружить ложь с помощью невербальных средств, является предметом некоторых споров.

  • Полиграфические «детекторы лжи» измеряют физиологический стресс, который испытывает субъект, по ряду параметров, когда он/она делает заявления или отвечает на вопросы. Предполагается, что всплески стресса указывают на ложь. Точность этого метода широко оспаривается, и в нескольких известных случаях было доказано, что он был обманут. Тем не менее, он по-прежнему используется во многих областях, в первую очередь как метод получения признаний или проверки занятости. Результаты полиграфа не принимаются в качестве доказательств в суде и обычно воспринимаются как лженаука.
  • Различные препараты правды были предложены и использовались в отдельных случаях, хотя ни один из них не считается очень надежным. ЦРУ пыталось найти универсальную «сыворотку правды» в проекте MK-ULTRA, но это по большей части потерпело фиаско. [Как сделать ссылку и дать ссылку на резюме или текст]

См. также

  • Обман
  • Фальсификация

Ссылки

  1. ↑ Ложь во благо: Апологетика Книги Мормона на протяжении многих лет Клайд Р. Форсберг-младший, доклад на Международной конференции 2008 г. «Двадцать лет и больше: исследование религий меньшинств, новых религиозных движений и «новой духовности» в Лондонской школе экономики, 16–20 апреля 2008 г.
  2. ↑ Гордон К. Томас, «Книга Мормона в английском литературном контексте 1837 года», Университетские исследования Бригама Янга, Vol. XXII, № 1 (зима 1987 г.), 21
  3. ↑ О лжи [De Mendacio.] Из опровержений, книга I, последняя глава. Эта книга, судя по ее месту в Retractations, была написана примерно в 395 году нашей эры. Перевод преподобного Х. Брауна http://www.newadvent.org/fathers/1312.htm
  4. ↑ 1620 Т. Шелтон тр. Сервантеса «Дон Кихот» 2. ХХI. Любовь и война едины. Законно использовать уловки и уловки для достижения желаемой цели .
  5. ↑ 1578 Lyly Euphues I. 236 Любая нечестивость может быть законно совершена во имя любви, что является беззаконием.
  6. ↑ [1] В любви и на войне все прекрасно, Джон Шомо
  7. ↑ http://www.merriam-webster.com/dictionary/mythomania
  8. ↑ См. также О’Нил, Барри. (2003). «Формальная система понимания лжи и обмана». Пересмотр выступления на Иерусалимской конференции по библейской экономике, июнь 2000 г.
  9. ↑ Сочинения Томаса Джефферсона: его автобиография, переписка, отчеты, сообщения, адреса и другие сочинения, официальные и частные. Издается по распоряжению Объединенного комитета Конгресса по библиотеке из оригинальных рукописей, хранящихся в Государственном департаменте, с пояснительными примечаниями, оглавлениями и обширным указателем к каждому тому, а также общим указателем к целиком, редактором Х. А. Вашингтоном. Том. VII. Опубликовано Тейлором Мори, Вашингтон, округ Колумбия, 1854 г.

Источники

  • Адлер, Дж. Э., «Ложь, обман или ложное вовлечение», Journal of Philosophy , Vol. 94 (1997), 435–452.
  • Августин, Св., «О лжи» и «Против лжи», в Р. Дж. Деферрари, изд., Трактаты на различные темы (Нью-Йорк, 1952).
  • Бок С., Ложь: моральный выбор в общественной и частной жизни , 2-е изд. (Нью-Йорк, 1989).
  • Карсон, Томас Л. (2006). «Определение лжи». Ноус 40:284–306.
  • Чизхолм, Р. М. и Т. Д. Фихан, «Намерение обмануть», Journal of Philosophy , Vol. 74 (1977), 143–159.
  • Фаллис, Дон. (2008). «Что такое ложь?» Документ представлен на собрании Тихоокеанского отдела Американской философской ассоциации .
  • Франкфурт, Х.Г., «Самая слабая страсть», в «Необходимость, воля и любовь » (Кембридж, Массачусетс: CUP, 1999).
  • Франкфурт, Гарри, О чуши (Princeton University Press, 2005).
  • Кант, I., Основы метафизики морали , Метафизика морали и «О предполагаемом праве лгать из филантропии», в Иммануил Кант, Практическая философия , ред. Мэри Грегор и Аллен В. Вуд (Кембридж: CUP, 1986).
  • Лакофф, Джордж, Не думайте о слоне (Chelsea Green Publishing, 2004).
  • Махон, Дж. Э., «Кант о лжи, откровенности и сдержанности», Kantian Review , Vol. 7 (2003), 101–133.
  • Махон, Дж. Э., «Определение лжи и обмана», Стэнфордская философская энциклопедия (2008).
  • Махон, Дж. Э., «Ложь», Философская энциклопедия, 2-е изд., Том. 5 (Фармингтон-Хиллз, Мичиган: Macmillan Reference, 2006), с. 618–19.
  • Махон, Дж. Э., «Кант и совершенная обязанность по отношению к другим не лгать», Британский журнал истории философии, Vol. 14, № 4 (2006), 653–685.
  • Махон, Дж. Э., «Кант и Мария фон Герберт: сдержанность против обмана», Philosophy, Vol. 81, № 3 (2006), 417–44.
  • Мэннисон, Д. С., «Ложь и ложь», Австралазийский философский журнал , Vol. 47 (1969), 132–т.144.
  • Зиглер Ф.А., «Ложь», American Philosophical Quarterly , Vol. 3 (1966), 128–136.
  • Соренсен, Рой. (2007). «Наглая ложь! Ложь без намерения обмануть». Pacific Philosophical Quarterly 88: 251–64.

Внешние ссылки

{

На этой странице используется лицензированный Creative Commons контент из Википедии (просмотреть авторов).

Правда о лжи — JSTOR Daily

Полиция сочла, что 17-летний Марти Танклефф казался слишком спокойным после того, как обнаружил, что его мать зарезана, а отец смертельно забит дубинками в большом семейном доме на Лонг-Айленде. Власти не поверили его утверждениям о невиновности, и он провел 17 лет в тюрьме за убийства.

Тем не менее, в другом случае, детективы думали, что 16-летний Джеффри Дескович казался слишком обезумевшим и слишком стремящимся помочь детективам после того, как его одноклассник был найден задушенным. Он тоже был признан лжецом и отсидел за это преступление почти 16 лет.

Аудио предоставлено curio.io

Curio · JSTOR Daily | Правда о лжи

Один человек был недостаточно расстроен. Другой был слишком расстроен. Как такие противоположные чувства могут быть явными признаками скрытой вины?

Это не так, говорит психолог Мария Хартвиг, исследователь обмана в Колледже уголовного правосудия Джона Джея при Городском университете Нью-Йорка. Оба мужчины, впоследствии реабилитированные, стали жертвами распространенного заблуждения: лжеца можно распознать по тому, как он себя ведет. В разных культурах люди верят, что такое поведение, как отведение взгляда, ерзание и заикание, выдает обманщиков.

На самом деле, несмотря на десятилетия поисков, исследователи нашли мало подтверждений этому убеждению. «Одна из проблем, с которыми мы сталкиваемся как исследователи лжи, заключается в том, что все думают, что знают, как работает ложь», — говорит Хартвиг, соавтор исследования невербальных сигналов лжи в Ежегодном обзоре психологии . Подобная самоуверенность привела к серьезным судебным ошибкам, о чем Танклефф и Дескович слишком хорошо знают. «Ошибки обнаружения лжи дорого обходятся обществу и людям, которые становятся жертвами ошибочных суждений», — говорит Хартвиг. «Ставки действительно высоки».

Трудно сказать

Психологи давно знают, как трудно распознать лжеца. В 2003 году психолог Белла ДеПауло, ныне работающая в Калифорнийском университете в Санта-Барбаре, и ее коллеги просмотрели научную литературу и собрали 116 экспериментов, в которых сравнивалось поведение людей, когда они лгали и когда говорили правду. В исследованиях оценивались 102 возможных невербальных сигнала, включая отведение взгляда, моргание, громкий разговор (невербальный сигнал, потому что он не зависит от используемых слов), пожимание плечами, изменение позы и движения головы, рук, рук или ног. Ни один из них не оказался надежным признаком лжеца, хотя некоторые из них имели слабую корреляцию, например, расширенные зрачки и незначительное повышение — неразличимое для человеческого уха — высоты голоса.

Три года спустя ДеПауло и психолог Чарльз Бонд из Техасского христианского университета проанализировали 206 исследований с участием 24 483 наблюдателей и оценили достоверность 6 651 сообщений от 4 435 человек. Ни эксперты правоохранительных органов, ни студенты-добровольцы не смогли отличить истину от ложных утверждений лучше, чем в 54 процентах случаев — чуть выше случайности. В отдельных экспериментах точность колебалась от 31 до 73 процентов, при этом в небольших исследованиях вариации были более значительными. «Влияние удачи проявляется в небольших исследованиях, — говорит Бонд. «В исследованиях достаточного размера удача уравновешивается».

Этот эффект размера предполагает, что большая точность, о которой сообщалось в некоторых экспериментах, может быть просто сведена к случайности, говорит психолог и аналитик прикладных данных Тимоти Люк из Гетеборгского университета в Швеции. «Если мы до сих пор не обнаружили больших эффектов, — говорит он, — это, вероятно, потому, что их не существует ».

Эксперты полиции, однако, часто приводили другой аргумент: эксперименты были недостаточно реалистичными. В конце концов, говорят они, добровольцы — в основном студенты — которым в психологических лабораториях приказали лгать или говорить правду, не сталкиваются с теми же последствиями, что и подозреваемые в совершении преступлений в комнате для допросов или на даче свидетелей. «У «виновных» ничего не было на кону, — говорит Джозеф Бакли, президент компании John E. Reid and Associates, которая ежегодно обучает тысячи сотрудников правоохранительных органов методам обнаружения лжи на основе поведения. «Это не было реальной, последовательной мотивацией».

Саманта Манн, психолог из Университета Портсмута, Великобритания, думала, что такая критика со стороны полиции имела смысл, когда 20 лет назад ее привлекли к исследованию обмана. Чтобы углубиться в проблему, она и ее коллега Альдерт Врей сначала просмотрели многочасовые видеозаписи допросов осужденного серийного убийцы в полиции и выбрали три известные истины и три известные лжи. Затем Манн попросил 65 английских полицейских просмотреть шесть утверждений и определить, какие из них верны, а какие нет. Поскольку интервью велись на голландском языке, офицеры судили исключительно на основе невербальных сигналов.

Офицеры были правы в 64 процентах случаев — лучше, чем случайно, но все же не очень точно, говорит она. А хуже всего поступили офицеры, которые сказали, что полагались на невербальные стереотипы, такие как «лжецы отводят взгляд» или «лжецы ерзают». На самом деле убийца поддерживал зрительный контакт и не ерзал, обманывая. «Этот парень явно очень нервничал, без сомнения», — говорит Манн, но он контролировал свое поведение, чтобы стратегически противодействовать стереотипам.

В более позднем исследовании, также проведенном Манном и Врием, 52 голландских полицейских не более чем случайно смогли отличить правдивые и ложные заявления членов семьи, убивших своих родственников, но отрицали это в мучительных выражениях во время телевизионных пресс-конференций, используемых в изучение. Примечательно, что офицеры, показавшие худшие результаты, были теми, кто считал эмоциональные проявления искренними. Но что это означало? «Если муж убил свою жену, он мог расстроиться по разным причинам, например, из-за угрызений совести или из-за того, что его поймали», — говорит Манн. «Невербальное поведение настолько своеобразно. Если вы сосредоточитесь на невербальном поведении, таком как эмоции, вы споткнетесь».

Подтвердив эти результаты в большом масштабе годы спустя, Хартвиг ​​и Бонд проанализировали литературу по исследованиям, сравнивающим способности людей обнаруживать ложь с высокими и низкими ставками. Они не нашли никаких доказательств того, что люди лучше обнаруживают ложь преступников или ошибочно обвиненных подозреваемых в ходе полицейских расследований, чем ложь добровольцев из лаборатории.

Есть что скрывать

От серийных убийц до студентов, лгавших в лабораторных экспериментах, ложь во всех этих экспериментах была произнесена. В исследовании, опубликованном в 2019 г., Манн исследовал невербальный обман, например, когда кто-то пытается скрыть незаконную деятельность — тип обмана, относящийся к обнаружению террористов или контрабандистов. Она набрала 52 студента-добровольца университета и попросила половину из них перевезти ноутбук, якобы содержащий конфиденциальные фотографии, во время поездки на пароме между двумя городами. Добровольцам сказали попытаться слиться с толпой и не выглядеть «подозрительно», потому что люди будут пытаться их опознать. Другой половине группы дали для перевозки обычный сотовый телефон без каких-либо указаний скрывать, что они делают.

Когда Манн показал видеоролики о поездке на пароме 104 другим добровольцам и попросил их выбрать «контрабандистов», наблюдатели поступили просто случайно. В последующих интервью «контрабандисты» сказали, что нервничали, но сознательно пытались вести себя нормально и контролировать свои нервы с помощью таких тактик, как прослушивание музыки или использование телефонов.

Затем Манн поднял ставки. Половине из новой группы из 60 добровольцев дали конверт с российской, египетской и корейской валютой для сокрытия, а другая половина ничего не «контрабандировала». Но на этот раз Манн отправил на паром двух исследователей, чтобы они расхаживали вокруг и тщательно изучали пассажиров, казалось, сравнивая их лица с фотографиями на мобильном телефоне.

На этот раз 120 наблюдателей, пытавшихся распознать «контрабандистов» на видео, угадали правильно только в 39,2% случаев, что намного меньше шансов. Причина, по словам Манна, в том, что «контрабандисты» сознательно старались выглядеть нормально, в то время как «невинные» добровольцы из контрольной группы просто действовали естественно. Их удивление по поводу неожиданного пристального внимания показалось наблюдателям признаком вины.

Тот факт, что мошенники могут успешно скрывать нервозность, восполняет пробел в исследованиях обмана, говорит психолог Рональд Фишер из Международного университета Флориды, обучающий агентов ФБР. «Не так много исследований сравнивают внутренние эмоции людей с тем, что замечают другие», — говорит он. «Все дело в том, что лжецы действительно нервничают больше, но это внутреннее чувство, а не то, как они ведут себя под наблюдением других».

Подобные исследования заставили ученых отказаться от поиска невербальных признаков обмана. Но есть ли другие способы распознать лжеца? Сегодня психологи, изучающие обман, чаще сосредотачиваются на вербальных сигналах и, в частности, на способах преувеличения различий между тем, что говорят лжецы и те, кто говорит правду.

Например, интервьюеры могут стратегически утаивать доказательства дольше, позволяя подозреваемому говорить более свободно, что может привести лжецов к противоречиям. В одном из экспериментов Хартвиг ​​обучил этой технике 41 полицейского-стажера, которые затем правильно определили лжецов примерно в 85 % случаев, по сравнению с 55 % других 41 новобранца, которые еще не прошли обучение. «Мы говорим о значительном повышении точности», — говорит Хартвиг.

Другой метод допроса использует пространственную память, предлагая подозреваемым и свидетелям нарисовать сцену, связанную с преступлением или алиби. Поскольку это улучшает память, рассказчики правды могут сообщать больше подробностей. В исследовании с имитацией шпионской миссии, опубликованном Манн и ее коллегами в прошлом году, 122 участника встретились с «агентом» в школьной столовой, обменялись кодом, а затем получили посылку. После этого участники, которых попросили рассказать правду о том, что произошло, дали на 76 процентов больше подробностей о том, что произошло в этом месте, во время зарисовочного интервью, чем те, кого попросили скрыть обмен кодовыми пакетами 9.0021 . «Когда вы рисуете, вы заново переживаете событие — так что это помогает памяти», — говорит соавтор исследования Ханин Диб, психолог из Портсмутского университета.

Эксперимент был разработан при участии британской полиции, которая регулярно использует зарисовки допросов и работает с исследователями психологии в рамках перехода страны к допросам без предположения о вине, которые официально заменили допросы в стиле обвинения в 1980-х и 1990-х годах. страну после скандалов, связанных с неправомерным осуждением и злоупотреблениями.

Медленно меняются

Однако в США такие научно обоснованные реформы еще не получили значительного распространения среди полиции и других сотрудников службы безопасности. Управление транспортной безопасности Министерства внутренней безопасности США, например, до сих пор использует невербальные подсказки для обмана, чтобы проверять пассажиров в аэропорту для допроса. Скрытный контрольный список поведенческого скрининга агентства предписывает агентам искать признаки предполагаемых лжецов, такие как отведенный взгляд — считающийся признаком уважения в некоторых культурах — и продолжительный взгляд, быстрое моргание, жалобы, свист, преувеличенная зевота, прикрытие рта во время разговора и чрезмерное ерзание или уход за собой. Все они были тщательно опровергнуты исследователями.

Поскольку агенты полагаются на такие расплывчатые и противоречивые основания для подозрений, неудивительно, что в период с 2015 по 2018 год пассажиры подали 2251 официальную жалобу, утверждая, что их профили были основаны на национальности, расе, этнической принадлежности или по другим причинам. Контроль Конгресса за методами проверки TSA в аэропортах восходит к 2013 году, когда Счетная палата правительства США — подразделение Конгресса, которое проверяет, оценивает и дает рекомендации по государственным программам — рассмотрело научные данные для обнаружения поведения и обнаружило их отсутствие, рекомендовав ограничение TSA. финансирования и сократить его использование. В ответ Управление транспортной безопасности отказалось от использования автономных сотрудников по выявлению поведения и сократило контрольный список с 9 человек.от 4 до 36 показателей, но сохранили многие научно неподтвержденные элементы, такие как сильное потоотделение.

В ответ на возобновление проверки Конгресса TSA в 2019 году пообещала улучшить надзор за персоналом, чтобы уменьшить профилирование. Тем не менее, агентство продолжает видеть ценность поведенческого скрининга. Как заявил следователям Конгресса представитель министерства национальной безопасности, поведенческие индикаторы «здравого смысла» стоит включить в «рациональную и оправданную программу безопасности», даже если они не соответствуют академическим стандартам научных доказательств. В заявлении Knowable , менеджер TSA по связям со СМИ Р. Картер Лэнгстон сказал, что «TSA считает, что обнаружение поведения обеспечивает критически важный и эффективный уровень безопасности в национальной транспортной системе». TSA указывает на два отдельных успеха в обнаружении поведения за последние 11 лет, которые предотвратили посадку трех пассажиров на самолеты со взрывчатыми или зажигательными устройствами.

Но, говорит Манн, не зная, сколько потенциальных террористов проскользнуло через систему безопасности незамеченными, невозможно измерить успех такой программы. И действительно, в 2015 году исполняющий обязанности главы TSA был переназначен после того, как тайные агенты Национальной безопасности в ходе внутреннего расследования успешно переправили фальшивые взрывные устройства и настоящее оружие через службу безопасности аэропорта9.5 процентов времени.

В 2019 году Манн, Хартвиг ​​и 49 других университетских исследователей опубликовали обзор, в котором оцениваются доказательства для скрининга с помощью поведенческого анализа, в котором делается вывод о том, что сотрудники правоохранительных органов должны отказаться от этой «в корне ошибочной» лженауки, которая может «навредить жизни и свободе людей».

Тем временем Хартвиг ​​объединился с экспертом по национальной безопасности Марком Фэллоном, бывшим специальным агентом Службы уголовных расследований ВМС США и бывшим помощником директора Службы национальной безопасности, чтобы создать новую учебную программу для следователей, которая в большей степени основана на науке. «Прогресс был медленным, — говорит Фэллон.