Синестезия это в психологии примеры: что это такое. Явление синестезии в психологии

Содержание

что это такое. Явление синестезии в психологии

Понятие «синестезия» в психологии происходит от греческого слова synaisthesis и определяется как одновременное восприятие или способность человека при раздражении одного из органов чувств испытывать ощущения, свойственные другому. Иначе говоря, вследствие распространения процессов возбуждения в кору полушарий головного мозга (иррадиации) синестетик (тот, кому свойственно явление синестезии) может не только слышать звуки, но и видеть их, не только ощущать какой-либо предмет, но и чувствовать его вкус.

Какая бывает синестезия

По характеру возникающих дополнительных ощущений синестезия делится на несколько видов — слуховую, зрительную, вкусовую и прочие (в том числе комбинированные — когда у одного человека наблюдается несколько сочетаний чувств). Наиболее распространенной разновидностью феномена выступает цветной слух, при котором два чувства сливаются в единое целое. Человек, обладающий аудиальной цветовой синестезией, во время прослушивания музыкальных композиций ассоциирует слышимые звуки с какими-либо оттенками цветовой палитры.
Также достаточно часто встречается вкусовое зрение или вкусовая реакция на слова.

При этом для каждого синестезия индивидуальна и разнородна. Один и тот же звук для разных людей окрашен в разные цвета или представляется различными образами. То же самое относится и о фактурной или цветовой ассоциации с буквами, словами или цифрами. Каждый человек воспринимает их в разных цветах: для одного буква А сиреневая, для другого — красная, для третьего — зеленая.

Интересно то, что при всем разнообразии синестетических вариаций, буква О у большей части людей ассоциируется с белым цветом.

Еще одна особенность — синестезия может распространяться не на всю массу информации, поступающую от данного органа чувств, а только от части. Например, какие-то слова будут вызывать цветные или вкусовые реакции, а какие-то нет.

Изучение синестезии

Как психический феномен синестезия известна в науке и медицине уже несколько столетий. Среди знаменитых людей синестетиками были композиторы А.
Скрябин, различавший цвет и даже вкус музыкальных нот, и Н. Римский-Корсаков, обладавший цветным слухом на звуковысотность. У поэта Артюра Рембо гласные звуки окрашивались разными цветами, а художник В. Кандинский мог слышать звуки красок.

До сих пор не существует единого мнения, объясняющего происхождение синестезии. По одной из версий, ее развитие начинается в младенчестве. В мозгу у новорожденных импульсы, исходящие от органов чувств, смешаны, но со временем, в результате отмирания нейронов, образующих так называемые синаптические мостики, начинается их разделение. У синестетиков же этот процесс не происходит, поэтому в течение всей своей жизни они остаются «счастливыми младенцами».

Интересно, что «соединение» разных органов чувств и использование их в необычных контекстах — один из принципов нейробики — зарядки для мозга, которая не дает мозгам застояться. Конечно, нейробические упражнения не включают «видение» цифр или «слушание» цветов, зато в их рамках можно одеться с закрытыми глазами или нюхать духи под музыку.


​Словарный запас: СИНЕСТЕЗИЯ — Strelka Mag

Картины извлекают мелодию, а текст пахнет — это не графомания, это синестезия. О том, почему всё это может случиться с человеком и не только по весне, эксперты в области нейропсихологии и медиаэкологии разобрались вместе со Strelka Magazine.

 

ЧТО НАПИСАНО В СЛОВАРЕ

От греческого synaisthesis — одновременное выражение двух, трёх, вплоть до пяти человеческих чувств, основанное на повышенной способности к образному мышлению в чувственной сфере. (Словарь философских терминов. Научная редакция профессора В. Г. Кузнецова. М., ИНФРА-М, 2007, с. 506-507)

Нейрологический феномен, при котором раздражение в одной (сенсорной или когнитивной) системе ведёт к непроизвольному отклику в другой. Люди, которые сообщают о подобном опыте, называются синестетами. (Cytowic Richard E. Synesthesia: A Union of the Senses (2nd edition). — Cambridge, Massachusetts: MIT Press, 2002).

 

ЧТО ГОВОРЯТ ЭКСПЕРТЫ

Татьяна Сафронова, специалист в области психологии МГПУ, преподаватель психологии, практикующий психолог-консультант

Органы чувств не всегда работают изолированно, поэтому они могут взаимодействовать или влиять друг на друга. Причём работа одного органа чувств может стимулировать или угнетать работу другого. Но существуют и более глубокие формы взаимодействия, при которых органы чувств работают вместе, обусловливая новый вид чувствительности — синестезию. В психологии хорошо известны факты «окрашенного слуха». В лабораторию тогда ещё молодого психолога Александра Лурии пришёл репортёр одной из газет (в ходе своих исследований имя репортёра психолог решил скрыть) и попросил проверить его память. Позже выяснилось, что репортёр этот был синестетом. Он воспринимал все голоса окрашенными. Репортёр рассказывал, что голос обращающегося к нему человека, например, «жёлтый и рассыпчатый». Цвета ощущались им как «звонкие» или «глухие», как «солёные» или «хрустящие». Советую прочитать «Маленькую книжку о большой памяти» Александра Лурии, где он описывает своё исследование.

Характерно, что явление синестезии распространено не одинаково у всех людей. Оно отчётливее проявляется у людей с повышенной возбудимостью подкорковых образований. Известно, что оно преобладает при истерии, повышается в период беременности, может быть искусственно вызвано при применении ряда фармакологических веществ. Но синестезия — это не болезнь, требующая лечения. Американская медицинская ассоциация и Американская психиатрическая ассоциация характеризуют синестезию как нейтральное состояние, не являющееся патологией. Насколько мне известно, синестезия не включена в Руководство по диагностике и статистике психических расстройств (DSM-IV-TR). Но возможно, что побочную синестезию как симптом может вызвать определённое расстройство (опухоль, инсульт, пулевое ранение в голову). Также нельзя поставить в один ряд синестезию, вызванную влиянием психотропных препаратов, с врождённой синестезией.

Межчувственные ассоциации, образы и аналогии, вовлекающие ощущения от разных органов чувств, — всем этим обладает каждый из нас в силу опыта и привычной координации ощущений. Вероятно, в творчестве этот опыт обостряется и превращается в более насыщенные индивидуальные поэтические картины мира, в которых начинают доминировать чувственные синестетические связи. Такой способ переживания синестетических связей можно назвать имплицитным, то есть неявным, скрытым, другие же способы характеризуются эксплицитностью ощущений, ярко выраженной, явной закономерностью непроизвольной природы. Константин Сараджев, колоколист, воспринимал более полутора тысяч оттенков цветов всего лишь в одной октаве, создавал потрясающие колокольные симфонии. Скрябин, Римский-Корсаков — все эти знаменитые люди искусства передавали нам посредством своих произведений что-то совершенно удивительное и неповторимое.

Варвара Чумакова, младший научный сотрудник в НИУ ВШЭ лаборатории медиаисследований, преподаватель в департаменте медиа, специалист в области медиаэкологии и социологии

Термин «синестезия» используется в разных областях: в изучении человеческого мозга, в искусстве, в медиаисследованиях.

В первом случае этот термин имеет строгое объяснение, основанное на данных о работе мозга. В остальных синестезия используется скорее как метафора. Для искусства синестезия — это приём, позволяющий показать восприятие того, что предназначено для одного органа чувств, через другие. Речь не обязательно о нейрофизиологическом феномене, то есть о том, что восприятие музыки в цвете происходит «автоматически». Художник может развивать, тренировать своё воображение, придумывать, как связать музыку и цвет. Мало того, воздействие раздражения одной сенсорной области на другую может быть отдано на откуп технике, как в случае некоторых современных перформансов. Исследователь медиа Маршалл Маклюэн употреблял метафору синестезии применительно к первобытному искусству, когда противопоставлял его западноевропейскому искусству Нового времени. Если в западноевропейской культуре, по Маклюэну, визуальное восприятие категорически доминирует над всеми остальными, то существуют культуры, в которых такого не произошло, и носитель культуры традиционно получает опыт с помощью всех органов чувств в совокупности.
Синестезия в этом контексте не обозначает какую-то особенность работы мозга, присущую исключительным личностям, но используется для того, чтобы охарактеризовать способ получения сенсорной информации о мире вокруг.

Развитие телевидения, кстати, Маклюэн связывал со снижением доминирования только визуального канала восприятия и с возвращением значимости аудиального и тактильного каналов. В «Понимании медиа» он писал, что «именно синестезия, или осязательная глубина телевизионного опыта» делает людей, привыкших к пассивному восприятию текста, активными соучастниками процесса коммуникации. Сегодня мы понимаем, что представление о телевидении в работах Маклюэна требует критического осмысления. Однако сама метафора синестезии позволяет рассуждать о медиа с точки зрения того, какие органы чувств задействует то или иное средство коммуникации.

 

ПРИМЕРЫ УПОТРЕБЛЕНИЯ

ТАК ГОВОРИТЬ ПРАВИЛЬНО

«В последние годы синестезия (пусть и неохотно) постепенно принимается наукой в качестве реального явления с реальным неврологическим обоснованием.

Некоторые исследователи даже считают, что её изучение может дать подсказки к тому, как организован мозг и как работает наше восприятие». (lookatme.ru)

ТАК ГОВОРИТЬ НЕПРАВИЛЬНО

Неправильно употреблять этот термин, когда нет уверенности, что речь идёт об истинной синестезии. В отличие от технических, художественных сопоставлений (цветомузыки, визуализации и так далее), которые создаются осознанно и воплощают какую-либо техническую функцию или художественную идею, истинная синестезия проявляется против воли человека, неосознанно.

Что такое синестезия и как синестеты ощущают мир

Синестезия — это нейрологический феномен, при котором ощущения, исходящие от одного органа чувств, также проявляются в другом. Синестеты могут видеть запахи, слышать цвета, буквы и цифры для них тоже имеют оттенки. «Афиша Daily» поговорила с людьми, которые живут с такой особенностью, а также узнала у исследователя синестезии, как она устроена.

© Juan Carlos Munoz/Getty Images

«Я знаю, как выглядит моя болезнь»

Афина Сафонова, 33 года

Армавир. Трансовый терапевт и автор «Книги о мандалах»

В 14 лет я еще не знала этого слова [синестезия], но могла, например, почувствовать облако на вкус (сырое, холодное) или же дорогу — она слишком твердая, чтобы ее жевать. Могла мысленно полизать столб, понюхать кошку, не прикасаясь к ней.

Цвета букв я видела чуть ли не раньше, чем научилась их выговаривать. Ревность пахнет носками. Страх денежных потерь — красно-коричневая зубастая воронка внизу живота. А восхищение красотой — эмоция, обладающая «ангельским», несуществующим в земном спектре светло-красным оттенком. Я знаю, как выглядит моя болезнь гранулематоз вегенера (аутоиммунное заболевание, воспаление стенок сосудов.

— Прим. ред.) — это черный, ржавый трактор.

Иногда мне снятся цвета, которых нет в природе. У них бывает своя плотность, ощущаются их квантовые частицы, температура и звук. В реальности у меня плохое зрение — левый глаз видит на 10% из‑за атрофии нерва, а зрение на правом после замены хрусталика определяется как минус два. Поэтому смотреть сны для меня большое удовольствие.

Затем заметила, что от людей у меня очень своеобразное ощущение: человек — большой комок всего, где есть и цвет, и звук, и тепло, и давление. Ощущать эту энергию неприятно из‑за противоречий в их собственных эмоциях. Из‑за своей сверхчувствительности я сильно уставала в школе, страдала головной болью от недосыпа, потому что за ночь мозг не успевал обработать всю информацию.

Находиться в общественном транспорте больше двух часов не могу, потому что после поездки кожей ощущаю на себе что‑то налипшее, мелко вибрирующее, оранжевого цвета.

Сразу хочется помыться, потому что оно словно вытягивает из‑под кожи все наружу.

Случайно я обнаружила, что могу нарисовать то, что ощущаю от человека. Например, цветовые пятна, значение которых потом расшифровываю в виде эмоций.

Синестезия заставила меня научиться бережно и тонко относиться к себе и людям, любить их. Видеть причины, связи, внутренние мотивы и противоречия. Иначе жить с таким восприятием просто нельзя — можно попросту лопнуть, как шарик. Обычный человек толстокожий, словно слон в посудной лавке, а тебе нужно делать все нежно и внимательно. Синестетики — как смартфоны новой модели среди кнопочных Nokia: слишком тонкие, хрупкие, мало держат заряд, ими нельзя забивать гвозди и копать ямы.

«Мыслю несколькими органами чувств»

Янина Скоробогатова, 35 лет

Москва. Кинорежиссер, сценарист и преподаватель ИЗО

У меня аурический вид особенности, а точнее — гиперстезия, то есть обостренная синестезия. Заключается она в том, что я вижу людей в линиях и орнаментах. Все они разных цветов, детализированы и индивидуальны для каждого человека. Также могу увидеть состояние человека линией, поэтому отчасти моя особенность связана с эмпатией.

В детстве я училась в художественной школе — тогда и заметила свою особенность. Пять лет назад она обострилась из‑за сильного стресса и начала меня даже мучить. Например, я заметила, что запах фото и картин мешает мне изображать то, что я хочу (я увлекалась фотографией). Окружающие стали отмечать особую цветопередачу и даже обвинять меня в психических расстройствах и наркомании. Позже я сделала из этого собственный фотоприем. То есть изображаю линии и орнаменты людей из головы, так вижу их портрет.

В какой‑то момент синестезия вызывала у меня что‑то вроде легкого обморока и состояния перегрузки. Были ощущения, будто ты расширяешься и растворяешься в пространстве. Они появляются непроизвольно, поэтому важно себя контролировать. Из‑за этого происходит самопознание, диалог с самим собой. Если остановить процесс творчества или созерцания и переключить внимание на что‑то другое, она уже не так обостряется. Я, например, сочиняю стихи, выливаю эмоции на бумагу.

Привычка в чем‑то отличаться появилась у меня в детстве из‑за замкнутости, которой сейчас у меня не наблюдается. Часто хочется быть обычной, потому что каждому нужно понимание со стороны, а оно не всегда есть в моей жизни. Когда нахожусь в обществе подобных мне людей, чувствую себя в своей тарелке. Моя любовь к особенности ставит все неудобства на второй план.

© Level1studio/Getty Images

«Меня просят «пронюхать» кого‑то из знакомых»

Дарья Ковалева, 23 года

Абакан, Республика Хакасия. Библиотекарь юношеской библиотеки «Ровесник», магистрант Хакасского государственного университета им.  Н.Ф.Катанова (филология)

Моя прабабушка была синестетиком. Я выяснила это уже после того, как узнала о феномене. А вот у родителей, бабушек и дедушек этой особенности нет.

На втором курсе университета я начала сравнивать преподавателей с геометрическими фигурами, и одногруппницы этому очень удивлялись. В кругу друзей рассказывала, как вижу эмоции людей — с цветами и запахами, — но все считали это ненормальным. Теперь меня считают особенной.

Синестезия для меня — это нечто вроде апгрейда головного мозга, когда можно увидеть, услышать, почувствовать больше, чем на самом деле.

Например, я вижу цвета букв и цифр: единица белая, двойка всегда была зеленой, пятерка у меня ассоциируется с красным, а девятка — с пурпурным. С буквами то же самое: О — синего цвета, Э — фиолетового, а Ю разноцветная. Согласные буквы делятся на группы. М, Н, Р, Л — темно-синие, а Ш, Ж, Г, В, Д — голубые.

Дни недели тоже окрашиваются в разные цвета. В понедельник я вижу светло-голубой, в четверг — синий, а пятница, как ни странно, у меня красного цвета. Также вижу цвета эмоций, а иногда даже чувствую их запах или вкус. Например, когда человек врет, я чувствую запах дегтя и вижу черные пятна вокруг него, а если он радуется — будет ярко-желтый цвет. Если кто‑то грустит или беспокоится, то вокруг него появляется грязно-зеленый, болотный цвет. Плохие эмоции чувствуются сильнее хороших.

Часто меня просят «пронюхать» кого‑то из знакомых. Я стараюсь называть цвет и то, какие эмоции он вызывает. Странно, конечно, но это работает, и я почти всегда «предсказываю» правильно.

А вот музыку я слушаю только с глубокими низкими звуками — например, виолончель или низкие клавиши фортепиано. Потому что эти звуки синих, фиолетовых и зеленых цветов. Если песня оранжевая, красная или желтая, с короткими и высокими звуками, то, скорее всего, она мне не понравится.

Из‑за синестезии легко могу воспроизвести номера телефонов по памяти. Я запоминаю не только цифры, но и цветовой ряд, который присутствовал в последовательности этих цифр. При этом плохо воспринимаю текст на слух, потому что звуки вызывают цветовые ассоциации, и я отвлекаюсь от слов. Если я захочу понять смысл песни или запомнить какую‑то лекцию, мне обязательно нужно иметь текст перед глазами.

Учить иностранные языки сложно, так как там совсем другие ассоциативные ряды, трудно сопоставлять их с уже существующими. Я учу английский 12 лет: сначала в школе, потом в университете, разных кружках. Но ничего, кроме самых простых ключевых слов, сказать не могу.

Подробности по теме

Холст, масло, Дэвид Боуи: девушка с синестезией видит звуки и рисует музыку

Холст, масло, Дэвид Боуи: девушка с синестезией видит звуки и рисует музыку

© stilllifephotographer/Getty Images

Антон Сидоров-Дорсо

Научный куратор Российского Синестетического сообщества и руководитель исследовательской группы «Синестезия: дети и родители» при Центре междисциплинарных исследований современного детства МГППУ

Кто такие синестеты

Синестетов примерно четыре процента от всего населения Земли. Чаще ими оказываются женщины. Некоторые коллеги объясняют этот факт не половым диморфизмом (анатомические различия между представителями разных полов одного и того же биологического вида. — Прим. ред.), а путаницей во время набора участников исследований: женщины попросту чаще сообщают о своей особенности.

Синестет многое понимает по-другому: окружающий мир вызывает у него дополнительную реакцию в виде цвета, вкуса и/или прикосновения. Например, буквы или цифры могут вызывать ощущение цветов, звуки речи — вкус во рту, а дни недели и месяцы могут объемно располагаться в пространстве.

Как мыслят синестеты

В некоторых исследованиях продемонстрировано, что синестеты обладают высокой проницаемостью психологических границ. Они легко переходят от мышления к интуиции, от памяти к фантазии (и наоборот), от одних эмоций и чувств к другим. Это не плюс и не минус, а индивидуальный стиль проявления нейрокогнитивного функционирования.

Как интуитивно высказывался о синестезии Владимир Набоков (сам синестет) в автобиографическом произведении «Память, говори»: «Исповедь синестета назовут претенциозной и скучной те, кто защищен от таких просачиваний и отцеживаний более плотными перегородками, чем защищен я».

Можно ли притвориться синестетом

Синестетические связи нельзя объяснить пережитым опытом или заученными наизусть ассоциациями. В отличие от фантазии синестезия более схематична, возникает непроизвольно из‑за дополнительных нейронных взаимодействий в мозге и не меняется с годами. Поэтому поймать на лжи человека очень просто. Если вы хвастаетесь, что у вас большая семья, но не можете быстро назвать, как зовут каждого из ваших родственников, то вы вряд ли сказали правду. Тот же принцип мы [исследователи] применяем к «кандидатам в синестеты». Учитываем время реакции, последовательность и точность ответов при указании на оттенки цветов. Проверить хитреца можно и аппаратурными исследованиями, например при помощи МРТ. Томография показывает необычную работу мозга (метаболическую активность). У синестета она отличается в тех зонах, которые отвечают за восприятие цвета, в частности, в зрительной коре.

Можно ли считать синестезию психической особенностью

Недавнее генетическое исследование с моим участием в качестве представителя из России выявило, что связи синестезии с шизофренией и расстройствами аутистического спектра нет. То есть это не болезнь, а особенность нейрокогнитивного функционирования и особая чуткость к вербальности, музыкальности и письменности — в зависимости от разновидности синестезии.

Научиться этому невозможно. Для нее нужна предрасположенность, потому что переживания при синестезии — это не просто ассоциации. Например, цвета букв — не воспоминания и не образы, рожденные опытом, а внутренняя реакция. Я проводил эксперимент, в котором участникам предъявлялась ситуация с воображаемой восьмидневной неделей, с выдуманным днем, располагающимся между четвергом и пятницей. Они «вживались» в такой график заполнением календаря и решением задач на организацию дел на неделю. В итоге у синестетов возникала реакция на этот выдуманный день в цвете. Он никак не отличался от других, настоящих дней недели. Важно, что стимул проявлялся в непредсказуемом цвете, не имеющем аналогов вокруг. Эти синестетические цвета, порождаемые самим мозгом, часто называют марсианскими.

Синестезия как стилистическое средство в русском и английском художественном дискурсе

Известно, что за получение нами информации об окружающем мире, на основании которой мы строим представления о предметах и явлениях, отвечают пять органов чувств. Каждый из них представляет определённую сферу чувствительности – зрение, слух, обоняние, осязание и вкус. На протяжении долгого времени считалось, что все они работают независимо друг от друга. Однако благодаря некоторым механизмам восприятия информация, поступающая от различных органов чувств, может взаимодействовать и переплетаться. Одной из форм такого взаимодействия, при которой модальности ощущений «работают вместе», дополняя друг друга, называется синестезией. Синестезия (от греч. synaisthesis – «смешанное ощущение») – это «такое слияние качеств различных сфер чувствительности, при котором качества одной модальности переносятся на другую, разнородную, – например, при цветном слухе качества зрительной сферы – на слуховую» [6, с. 593].

Несмотря на то, что синестезия изначально является психофизиологическим феноменом, с 80-х гг. XIX века ей активно интересуется и языкознание. В настоящей статье будут рассмотрены механизмы функционирования синестезии в языке, а также рассмотрены примеры её использования. В контексте лингвистики под термином «синестезия» обозначается как сам процесс межчувственных ассоциаций, так и его результаты» [3], то есть лексические или фразеологические единицы, построенные на переносе обозначений ощущений от одного органа чувств на другой.

Многие ученые, в частности Е.В. Клюев, относят синестезию к тропам метафорического типа. Однако синестезия выделяется среди остальных тропов, построенных на ассоциациях по сходству (например, аллегории, оксюморона, метафоры и других), тем, что представляет собой языковое явление, задействующее «…сразу несколько областей чувств – скажем, зрение и слух или вкус, обоняние или осязание, плюс прочие самые разнообразные комбинации» [4, с. 189].

Чем же так интересна синестезия для лингвистов? Американский лингвист Бенджамин Уорф полагал, что «синестезия, или возможность восприятия с помощью органов какого-то одного чувства, явлений, относящихся к области другого, например, восприятие цвета или света через звуки, и наоборот, должна была бы сделаться более осознанной благодаря лингвистической метафорической системе, которая передает непространственное представление с помощью пространственных терминов» [10, с. 163]. Таким образом, мысли, чувства или звуки, за которые отвечает сфера непространственного восприятия, передаются с помощью лексем, обозначающих элементы пространственного, тем самым как бы приписывая нашим мыслям, чувствам, звуковым ощущениям свойства, изначально им не присущие – цвет, форму, контуры, структуру. Невозможно не согласиться с автором в том, что данное свойство синестетической метафоры сыграло огромную роль в искусстве.

С другой стороны, «синестезия – это своеобразный стилистический маркер, открывающий читателю специфику мировосприятия и мироощущения писателя и поэта, его видение окружающей действительности» [9, с. 102]. Использование синестетических метафор позволяет понять «внутренний мир поэта, особенности его мышления, его пристрастия, наклонности» [8]. Важность синестезии для литературы очевидна, ведь данный троп помогает создавать особенно яркие образы и передавать даже самые сложные чувства, а также даёт читателю представление о мироощущении автора. Синестетические метафоры часто содержат довольно «неожиданные» сочетания и таким образом «расширяют возможности текста, границы его восприятия» [7, с. 392].

Обратимся к примерам из художественной литературы. Русская поэзия Серебряного века богата синестетическими метафорами. Например, в стихотворении С. Есенина «Осень» можно встретить такое сочетание: «слышен синий лязг её подков», у К. Бальмонта – «флейты звук зорёвый, голубой». У А. Блока – «пролился звонко-синий час». Известные строки В. Маяковского «Я сошью себе чёрные штаны из бархатного голоса своего!» также содержат в себе синестетическую метафору, так же, как и фрагмент из стихотворения А. Ахматовой «Слушая пение»: «Женский голос, как ветер, несется / Черным кажется, влажным, ночным… / Заливает алмазным сиянием, / Где-то что-то на миг серебрит». Такое изобилие синестетических метафор в произведениях поэтов Серебряного века можно объяснить прежде всего тем, что они являлись также представителями символизма, у которых «слияние чувств сводилось к поискам конкретных, нарочито детализированных соответствий» [11, с. 127]. «Синестезия и конкретно «цветной слух» представлялись символистами как знак высокой художественности, элитарности, эзотеричности, […] воплощая сущностные для символизма принципы единства искусства и панмузыкальности» [2]. К слову, активное использование синестезии для достижения художественных целей свойственно не только для русских символистов, но и для французов А. Рембо, чей сонет «Гласные», опубликованный в 1871 году, произвёл настоящий фурор и является классическим примером использования синестезии.

По мнению многих авторов, английский язык менее богат средствами передачи эмоциональных состояний; по мнению А. Вержбицкой, «русский язык уделяет эмоциям гораздо большее внимание, чем английский, и имеет значительно более богатый репертуар лексических и грамматических выражений для их разграничения» [1, с. 121]. Несмотря на это, примеры употребления синестезии также можно найти и у англоязычных авторов.

Примером употребления синестезии в английской литературе можно считать трагедию Уильяма Шекспира «Отелло»: Oh, beware, my lord, of jealousy! / It is the green-eyed monster that doth mock / The meat it feedson. Сравнивая ревность с зеленоглазым монстром, автор выстраивает ассоциацию между чувством и цветом – продуктом зрительного восприятия. П.Б. Шелли также прибегнул к синестезии в произведении «Мимоза» (“The Sensitive Plant”): And the hyacinth purple, and white, and blue, / Which flung from its bells a sweet peal anew / Of music so delicate, so soft, and intense, / It was felt like an odour within the sense. Поэт создает образ цветка, используя межчувственный перенос, сравнивая его аромат с нежной музыкой. Наконец, синестетическую метафору использовал и Оскар Уайльд. Саломея, героиня одноимённой трагедии произносит следующие слова: Speak again, Jokanaan. Thy voice is wine to me – автором используются лексемы, передающие вкусовые ощущения для описания звука голоса. А в пьесе «Идеальный муж» автор использует цвет для описания музыки: I have promised to look in at the Hartlocks’. I believe they have got a mauve Hungarian band that plays mauve Hungarian music”. Автор использует лиловый цвет (mauve), один из оттенков фиолетового, довольно блёклый, лишенный интенсивности и выразительности, и можно предположить, что именно с помощью этого синестетического сравнения ему удается передать отношение к самому оркестру и к музыке, которую музыканты исполняют.

С другой стороны, синестезию как стилисти­ческий приём можно встретить не только в литературе. Мы сами каждый день неосознанно использует синестетические сочетания, прочно укрепившиеся в нашем лексиконе, для описания окружающей действительности, например: кричащие цвета, низкий / высокий голос, тёплый / холодный цвет, резкий звук, и т.д. Интересную мысль высказывают в своей статье «Синестезия и особенности её проявления» М.Н. Милеева и Т.Ю. Дудкова: они называют синестезию «психическим ископаемым», наследством, доставшимся от предков, которые воспринимали окружающий мир совершенно не так, как мы. Для доказательства данной гипотезы в статье высказывается предположение, что слова «воскресенье» и «понедельник» будут вызывать у людей разные цветовые ассоциации. Так, понедельник, по мнению авторов, будет ассоциироваться с тёмными цветами – чёрным, коричневым, тогда как воскресенье – исключительно со светлыми (белым, жёлтым, розовым). «Синестетическим атавизмом» считают авторы тот факт, что в английском языке в самих названиях дней недели часто заложены синестетические ассоциации: в слове Sunday компонент sun передаёт ассоциацию с чем-то ярким, тёплым и приятным, как солнце, тогда как в слове Monday заложена ассоциация с луной, сумерками, которые в свою очередь часто ассоциируются с печалью и тоской [5, с. 300].

Подводя итог сказанному выше, можно сказать, что важность синестезии как языкового средства заключается главным образом в том, что она позволяет носителям языка закрепить в речи абстрактные понятия, являющиеся результатом взаимодействия ощущений и информации, полученной от различных органов чувств, продуктом ментальной и эмоциональной сферы, которые иначе недоступны непосредственному наблюдению.

Список литературы:
1. Вержбицкая А. Семантические универсалии и описание языков. – М.: Языки русской культуры, 1999. – 780 с.
2. Галеев Б.М. Синестезия в эстетике и поэтике символизма // Синестезия. СНИИ «Прометей», Казань. / [Элек-тронный ресурс] – Режим доступа: http://synesthesia.prometheus.kai.ru/sinest_r.htm. (дата обращения: 20.04.2018)
3. Ищенко И.Г. Способы реализации синестезии в американских музыковедческих текстах / И. Г. Ищенко, К. К. Ким // Вестник Амурского государственного университета. Гуманитарные науки. – 2014. – № 66. – С. 126-132.
4. Клюев Е.В. Риторика. Инвенция. Диспозиция. Элокуция : учеб. пособие для вузов. – М.: ПРИОР, 1999. – 272 с.
5. Милеева М. Н. Синестезия и особенности её проявления / М. Н. Милеева, Т. Ю. Дудкова // Вестник гумани-тарного факультета ИГХТУ. – 2009. – Вып.4. – С. 294-300.
6. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии: учеб. пособие. – СПб.: Питер, 2007. – 782 с.
7. Сатретдинова, А. Х. Синестезия как основной стилеобразующий элемент поэтического текста Серебряного века // Известия ПГУ им. В.Г. Белинского. – 2012. – № 27. – С. 392-395.
8. Сафина Г. Можно ли «видеть» звуки и «слышать» запахи? // Синестезия. СНИИ «Прометей», Казань. / [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://synesthesia.prometheus.kai.ru/safina_r.htm. (дата обращения: 23.04.2018).
9. Смолина А. Н. Синестезия как троп метафорического типа // Журнал Сибирского Федерального универси-тета. Гуманитарные науки. – 2009. – Т. 2 – С. 101-108.
10. Уорф Б. Л. Отношение норм поведения и мышления к языку // Новое в лингвистике. – М.: Издательство ино-странной литературы, 1960. – 464 с.
11. Чибисова Е. А. Функционирование синестетических метафор в рекламном и поэтическом текстах // Изве-стия СПбУЭФ. – 2011. – № 6 – С. 125-128.

СИНЕСТЕЗИЯ КАК ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПРИЕМ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ И. А. БУНИНА | Никитина

ББК Ш5(2)6-336-4

УДК 821.161.1-31

Т. Э. Никитина

T. Nikitina

г. Челябинск, ЮУрГУ

Chelyabinsk, SUSU

Аннотация: Статья посвящена статусу синестезии как художественного приема. Выявлены функции синестезии в литературе на примере поэтических текстов Ивана Бунина. Проведен анализ бунинской синестезии.

Ключевые слова: синестезия; синтез искусств; двучленная синестезия.

Abstract: This article is devoted to the status of synaesthesia as artistic device. Identified functions of synaesthesia in the literature as an example of poetic texts by Ivan Bunin. The analysis of Bunin’s synaesthesia.

Keywords: synaesthesia; the synthesis of the arts; two-term synaesthesia.

Синестезия как феномен вызывает интерес ученых уже на протяжении трех столетий. Можно выделить следующие научные области, исследующие синестезию: психология, нейрофизиология, медицина, лингвистика, литературоведение, искусствоведение, философия, культурология, эстетика. Синестезия — это явление восприятия, когда совмещаются ощущения разных органов чувств, к примеру, человек слышит звуки, но выражает свои впечатления через зрение, обоняние, осязание, вкус. Термин «синестезия» появился и вошел в теорию искусства более ста лет назад. Впервые его употребил физиолог И. Мюллер для характеристики феномена «неадекватности» ощущений и предпринял первые попытки объяснить явление «соощущения» [3, с. 1]. Сейчас этот термин чрезвычайно популярен в литературоведении и лингвистике, но до сих пор ученые не объединили усилия для создания единой теоретической базы относительно этого феномена, что затрудняет процесс его изучения.

Синестезия в литературе — это межчувственная ассоциация, со-представление, являющее собой неотъемлемый компонент авторского художественного мира.

Синестезия является базовым, неосознанным механизмом работы сознания и проявляется на различных уровнях восприятия человеком окружающей действительности, но нас интересует только процесс творческой деятельности.

В литературоведении синестезия трактуется как отдельный троп, именуемый «особой формой метафоры» или «специфическим подвидом». Она участвует в создании художественного образа, воплощая сложность, многогранность чувственного восприятия мира.

В системе образных средств языка, как и в любой другой системе, существует определенная иерархия, где каждый стилистический прием занимает определенное место. Так как синестезия скрещивает два и / или более чувственных образа, то выделяют двучленные синестетические конструкции и многочленные. Двучленная синестезия предполагает совмещение двух чувственных образов, где один из компонентов выступает в прямом значении, а другой в переносном, появившемся на основе метафоры [2].

Основными направлениями изучения феномена являются: синестетические переносы, синестезия как средство поэтики, музыкальная синестезия и синестезия в различных видах искусства.

Иван Алексеевич Бунин дебютировал в литературе как поэт, продолживший классические традиции, но отличавшийся особым типом восприятия действительности. Сам он говорил о своем творчестве: «Я поэт больше, чем писатель». Александр Твардовский во вступительной статье к собранию сочинений Бунина в 6 томах писал о поэзии Ивана Алексеевича следующее: «. .. поэзия Бунина, долго представлявшаяся его литературным современникам лишь традиционной и даже „консервативной“ по форме, живет и звучит, пережив великое множество стихов, выглядевших когда-то по сравнению с его строгой, скромной и исполненной внутреннего достоинства музой сенсационными „открытиями“ и заявлявшими о себе шумно до непристойности» [1, c. 38].

Синестезия представляет собой неотъемлемый компонент художественного мышления Ивана Бунина, на ней строятся оксюморонные образы произведений поэта. Автор проводит связи между вкусами, запахами, звуками, зрительными образами, осязательными ощущениями, чтобы достичь нового эстетического воздействия и пробудить межчувственное воображение читателя.

Вкусы и запахи занимают в стихотворениях и прозе Бунина особую, исключительную роль. Они являются неизменным средством выразительности, ключом к описанию мира, характеров, времени и места в бунинских произведениях.

Автор совмещает личное и универсальное восприятие. Его мир густо наполнен конкретно выраженными запахами, вкусами, зрительными образами, которые соединяются между собой в неповторимую бунинскую синестезию, где личное восприятие берет верх над универсальным. Словесная рефлексия собственных ощущений у Бунина всегда отличалась метафоричностью и эмоциональностью, реализуясь в тропах и фигурах, которые основаны на межчувственных переносах. Его комбинации исходят из собственного чувственного опыта и специфики мировосприятия, он совмещает объективные и субъективные впечатления, клишированные художественные образы и личные.

Лидирующую позицию в бунинской поэзии занимает осязание и его синтез с другими чувствами. Осязательная синестезия используется для рефлексии ощущений, связанных с состоянием природы, для выражения впечатлений от пейзажа, который наблюдает поэт, она характеризует с новой, неповторимой стороны запахи: «под степною хатой, в жарком аромате...», звуки: «этот легкий скрип...», «идет тяжелый гул по липам...». Эти характеристики позволяют отделить синестетические приемы, демонстрирующие уникальность бунинского восприятия: «под этот влажный шум и грохот...», от клишированной образности: «сладкий сон их нарушает ветер...», ставшей литературным штампом.

Особенность зрительной синестезии заключается в том, что Бунин использует ее для описания и запечатления каких-то абстрактных явлений, которые невидимы для человеческого зрения: «я свергну трон слепой и мрачной веры...», «И красный бред томил меня...», и она почти не употребляется без сочетания с осязанием или слухом, реже со вкусом. Без зрительной синестезии не обходится описание природы и окружающего мира, при этом палитра имеет, в основном, лишь два оттенка — светлый: «спит море. Теплый лунный свет...», «дневной холодный свет, блистая, отражает...» — и темный: «чернели грубо баржи на канале...», «среди ее холодной тьмы!..».

Неотъемлемым мотивом слухового восприятия у Бунина становится тишина: «звезды тихим светом...», «я слышу жалобу: в ней тихая печаль...». Она связана с особым состоянием природы и одиночеством лирического героя. Тишина контрастирует со звуками очень резкими и громкими: «под этот влажный шум и грохот...», «покрой их звоном благостно-тяжелым...», которые сочетаются с осязанием, при этом слуховое восприятие Бунина имеет свой цвет «Свет серебристый, тихий, вечный...» и вкус «Земля, Земля! Весенний сладкий зов!..», «Печальные и сладостные звуки...». Такое противопоставление в сочетании с другими сенсорами ведет к неожиданному воздействию и необходимо для более точного сохранения и передачи впечатлений.

Вкусовой букет у Бунина сладкий, либо горький, объединен с обонянием и составляет с ним образное единство, которое раскрывается в пейзаже: «Свежо и сладко пахнет можжевельник...», «Пахло горьким дымом хижин...».

Стоит заметить, что в бунинских пейзажных фрагментах преобладает зрительно-осязательная синестезия: «Падает светом холодных лучей...», «Чернели грубо баржи на канале...». Автор не только дает нам возможность видеть глазами, слышать ушами, но и втягивает в свой мир всеми пятью органами чувств, привлекая весь спектр ощущений к запечатлению окружающего мира.

О выразительности Бунина Твардовский написал следующее: «По части красок, звуков и запахов, „всего того, — выражаясь словами Бунина, — чувственного, вещественного, из чего создан мир“ предшествующая и современная ему литература не касалась таких, как у него, тончайших и разительнейших подробностей, деталей, оттенков» [1, c. 30], а сам Бунин в своем автобиографичном произведении «Жизнь Арсеньева» вспоминал: «Зрение у меня было такое, что я видел все семь звезд в Плеядах, слухом за версту слышал свист сурка в вечернем поле, пьянел, обоняя запах ландыша или старой книги».

Таким образом, мы смогли рассмотреть специфику синестезии на конкретных примерах. Подводя итог, можно определить, что синестезия выполняет изобразительную функцию, характерологическую, психологическую, оценочную, а также функцию создания эффекта неожиданности и непривычности.

У Бунина наиболее выражена осязательная синестезия, которая в сочетании с запахом, вкусом и зрением помогает почувствовать невидимое и неслышимое, что становится достижимо благодаря призме бунинского мировосприятия и поэтическому таланту.

Образцы случайных, клишированных синестетических приемов можно найти практически во всех литературных текстах, но синестетический дар Бунина заключается как раз в том, что он фиксирует, нанизывает ощущения и представляет межчувственный букет, отталкиваясь от единичного и устремясь к художественному обобщению.

Библиографический список

1. Бунин, И. А. Собрание сочинений. Т. 1. Стихотворения / И. А. Бунин. — М. : Худож. лит., 1987. — 687 с.

2. Кривенкова, И. А. Лексико-семантическая типология синестезии в художественной прозе М. А. Шолохова / И. А. Кривенкова // Вестник Московского государственного гуманитарного университета им. М. А. Шолохова. Филологические науки. — 2010. — № 1. — С. 56–68.

3. Заиченко, А. А. Синестезия — феноменология, виды, классификации / А. А. Заиченко, М. В. Картавенко // Информатика, вычислительная технология и инженерное образование. — 2011. —№ 3 (5). — 12 с.

© 2014-2020 Южно-Уральский государственный университет

Электронный журнал «Язык. Культура. Коммуникации» (6+). Зарегистирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-57488 от 27.03.2014 г. ISSN 2410-6682.

Учредитель: ФГАОУ ВО «ЮУрГУ (НИУ)» Редакция: ФГАОУ ВО «ЮУрГУ (НИУ)» Главный редактор: Пономарева Елена Владимировна

Адрес редакции: 454080, г. Челябинск, проспект Ленина, д. 76, ауд. 426, 8 (351) 267-99-05.

Что такое синестезия в психологии причин и типов / нейропсихология

Обычно люди ассоциируют цвета и формы со зрением, текстуры с осязанием, со вкусом со вкусом ... но, возможно, мы встречались с люди, которые утверждают, что на вкус цифры или запах цветов. Возможно, что возникает много сомнений, связанных с этой темой. Мы можем подумать, что эти люди лгут нам или что у них какая-то болезнь. Однако реальность совсем иная.

То, что происходит с этими субъектами, не является галлюцинацией или психическим заболеванием. Синестезия - это любопытная характеристика, которая смешивает чувства, создавая мысленный коктейль, который трансформируется в восприятие мира, несколько отличное от того, что видят другие. Это явление изучается со многих точек зрения. В этой статье о психологии онлайн мы поговорим о Что такое синестезия в психологии: причины и виды.

Вы также можете быть заинтересованы в: Самоанализ в психологии: что это такое и виды Index
  1. Синестезия в психологии
  2. Причины синестезии
  3. Характеристики синестетов
  4. Типы синестезии
  5. Примеры синестезии в психологии

Синестезия в психологии

Мы можем определить синестезию в области психологии как невольную способность связать стимулы с чувствами, которые не соответствуют к этим ощущениям. Эти бессознательные отношения могут возникать на многих уровнях и между различными органами чувств.

Человек-синестетик способен, например, связать число со звуком острый или увидеть определенный цвет в горьком вкусе. На первый взгляд это кажется странным, типичным для психической патологии или воздействия какого-либо вещества, но это явление не следует путать с состоянием здоровья. Синестезия не болезнь, Это любопытная способность, которая обычно не приводит к каким-либо проблемам. Можно сказать, что мы все немного синестетичны..

Давайте возьмем пример, тогда будут показаны две формы, одна из них называется Буба а другой называется Kiki. Не зная, что есть что, мы должны попытаться дать им соответствующее имя:

Причины синестезии

Обычно мы ассоциируем Kiki к острой фигуре слева и Буба к тому, что справа.

¿Почему это явление происходит с нами?

Есть много теорий о Происхождение и причины синестезии. Однако это явление постоянно изучается, и причины этого пока не выявлены. Некоторые эксперты утверждают, что все нейроны, специализирующиеся на обработке наших стимулов, связаны друг с другом и что иногда возникают непроизвольные цепи.

Другие люди утверждают, что синестезия ограниченная вместимость и только несколько человек могут развить это. Эти эксперты говорят, что существует сильный генетический компонент, и что они должны обладать определенными психическими характеристиками, чтобы иметь возможность испытать это явление..

Другая причина, представленная социальной психологией, заключается в том, что, поскольку мы все получили образование в аналогичном контексте, мы связываем сенсорные стимулы, даже если они не имеют реальных отношений. Эта теория гласит, что если мы ассоциируем черный с грустью, то это потому, что мы выросли в культуре, где этот цвет всегда имел отрицательный оттенок. Если вы хотите узнать больше о цветах и ​​их значении, мы рекомендуем вам прочитать следующую статью о психологическом воздействии цветов.

Характеристики синестетов

Это правда, что каждый может испытать небольшие синестетические образцы. Тем не менее, есть люди с гораздо большей способностью связывать различные чувства друг с другом.

У этих людей обычно очень сильное воображение, они очень креативны и способны обрабатывать гораздо больше стимулов, чем обычно. Например, синестетические люди не только видят красный цвет, но и чувствуют его запах, или они могут попробовать его на вкус. Говорят, что они более умны и имеют более развитую память, но нет исследований, которые бы демонстрировали эти теории. То, что было показано, это то, что они по-разному видят мир и относятся к нему.

Трудно точно определить, как это работает и что такое синестезия в психологии, если мы не люди с таким типом развитой характеристики. Тем не менее, мы можем получить представление о художественных творениях этих людей, таких как стихи, песни или картины. На самом деле, в литературе Существует ресурс под названием синестезия. Этот литературный ресурс основан на приписывании сенсорного прилагательного к стимулу, который обычно не соответствует.

Типы синестезии

Хотя они имеют одинаковое происхождение и сходное определение, существуют разные типы синестезии в зависимости от взаимодействия между чувствами. Основными видами синестезии являются следующие:

  • ассоциировать цифры и буквы в цветах: как увидеть букву А в зеленом или 8 в красном.
  • ссылка музыкальные звуки в цветах: широко известный как музыкальная синестезия, этот тип довольно распространен среди художников и других визуальных художников, эти люди часто помещают музыкальные произведения в свои творения.
  • Поставь его ароматы или цвета в моменты: это явление довольно распространенное, мы все понимаем, что такое горькая ситуация или серый день.

Другие менее распространенные типы основаны на определении людей или живых существ с помощью цветов, соотнесении звуков с запахами или, в некоторых случаях, дегустации цветов..

Примеры синестезии в психологии

Эта статья носит исключительно информативный характер: в онлайн-психологии у нас нет факультета, чтобы поставить диагноз или рекомендовать лечение. Мы приглашаем вас пойти к психологу для лечения вашего случая в частности.

Если вы хотите прочитать больше статей, похожих на Что такое синестезия в психологии: причины и виды, Мы рекомендуем вам войти в нашу категорию нейропсихологии.

это что за явление в психологии? Виды синестезии

Уже давно прошло то время, когда неординарность определенного индивида вызывала к себе отрицательное отношение общества. Сегодняшний день несколько изменил мнение масс. К примеру, левшей больше не переучивают писать правой рукой, хотя еще 50 лет назад такая тенденция считалась нормой. Специалисты всерьез стали изучать подобные особенности пациентов, тогда как последние поняли, что их отклонения могут запросто принести пользу.

Что следует подразумевать под понятием «синестезия»? Это, согласно общепринятому мнению, уникальный синдром, заключающийся в том, что один определенный раздражитель способен одновременно приводить в работу несколько органов чувств (к примеру, цветовой слух). Обладающие такой особенностью личности могут ассоциировать с определенной мелодией образы, настраивая в уме цвета на звуки. Чаще всего это композиторы.

Феномен и его понятие

Согласно греческому словарю, «синестезия» - это смешанное восприятие. Антонимом можно считать достаточно знакомое слово - «анестезия» (отсутствие ощущений). Синестезия – это процесс восприятия, при котором определенный чувствительный орган раздражается. При этом возникает определенное восприятие, относящееся к другому органу чувств. Проще говоря, разнообразные по характеру ассоциации, которые могут синтезироваться и перемешиваться. Склонные к такому феномену люди могут не только слышать звуки, но и созерцать их.

Синестезия является противоположностью анестезии (бесчувствия). Люди, страдающие последним из перечисленных синдромов, не могут проявлять таких способностей. Всем известно, что в жизни человек способен использовать пять анализирующих органов, ответственных за соответствующие ощущения:

  • слуховые;
  • зрительные;
  • вкусовые;
  • осязательные;
  • обонятельные.

Психологи уверены, что такой «навык» указывает на нарушение работы полушарий мозга. А посему синестетики обладают отличной моторикой как правой руки, так и левой. Они, в своем роде, универсалы.

Феномен синестезии и его разновидности

Данное понятие вошло в обиход совсем недавно, в то время как в медицинской практике оно было известно с древних времен. Так, еще первобытные люди, исполняя ритуальные танцы, не разделяли цвета и звуки. В конце же девятнадцатого столетия описанное «отклонение» стало особенно популярным в сфере культуры.

Одаренные люди охотно совмещали цвета и звуки, соединяли вкусовые и зрительные ощущения. Однако подобным феноменом активно пользовались не только жрецы искусства, в особом почете синестезия была и у врачей. Современная медицина начала разделять данное понятие на несколько разновидностей. Основные виды синестезии:

  1. Цветной слух. Такое проявление психики нередко наблюдается у музыкантов либо композиторов. Им легко дается "окраска" звуков в определенные цвета.
  2. Синестезия слуховая. Люди этой категории могут представлять звук в момент созерцания какого-либо предмета.
  3. Вкусовая синестезия. Данное проявление феномена позволяет уникумам ощущать посредством слуха или зрения вкусовые качества объекта. К примеру, подобное умение может проявлять себя при прослушивании мелодии.
  4. Ассоциирующая, а также проецирующая синестезия. Первая говорит о впечатлениях, оставивших свой отпечаток на подсознании человека. У многих личностей, к слову, холодная вода обязательно будет ассоциироваться с синим цветом. Вторая же работает по другому принципу. Такие люди неспособны связывать чувственное восприятие с возникающими предметами. То есть им холодная вода может напоминать что угодно.

Изучение психологами понятия синестезии

Вышеупомянутый феномен в медицине определяет таких людей, которые способны четко связывать предметы или образы посредством нескольких чувств. К таким личностям не обязательно могут относиться талантливые музыканты или художники. Однако здесь встречаются исключительно уникумы, одаренные удивительной памятью. Синестезия в психологии всегда вызывала множество вопросов и догадок. Поэтому утверждение об уникальной памяти стало своеобразным постулатом после проверки догадок на основе опытов.

Испытуемой в тот момент была женщина, которой вручили следующее задание. Ей показали матрицы, имеющие в своем составе по 50 цифр. В течение нескольких секунд она переписала на листок бумаги все символы, показанные ей ранее. Спустя двое суток тест был продублирован. Результат подтвердился. Психологи утверждают, что такой объем информации женщине позволили запомнить ассоциации, возникающие в момент демонстрации ей матриц. Кстати, абстракционизм как раз-таки напрямую связан с этим феноменом.

Психиатрия и синестезия

Психиатрам подобное понятие стало известным еще в позапрошлом столетии. В то время были активно изучены многие композиторы, писатели, поэты и художники. При этом каких-либо умственных отклонений у людей выявлено не было. Возможность развития психических заболеваний также оказалась у них на обычном уровне. Это полностью подтверждает, что синестезия ощущений не является заболеванием.

Известные уникумы

Показательным примером наследственности подобного феномена является прямой потомок В. Набокова – его сын по имени Дмитрий. Наравне с матерью и отцом он унаследовал подобный дар. Следует заметить, что это далеко не единичный случай, когда проявлялась синестезия. Примеры удивительных людей можно легко найти среди знаменитостей.

Среди оговоренных уникумов также насчитывается большое количество писателей, упоминавших об этом удивительном явлении в своих творениях, – Рембо, Бодлер, Верлен. К ним же можно отнести и Бальмонта, Цветаеву, Пастернака и т. д. Синестезия, примеры которой можно перечислять бесконечно, проявлялась у Скрябина и Римского-Корсакова, а также у певицы из Норвегии Марии Иды. Хотя подобное явление наблюдалось и у Дэниела Таммета, который прославился своим умением быстрого счета огромных чисел. Этот человек также владеет 11 языками. Явление синестезии замечено и у Соломона Шерешевского, который является журналистом.

Взаимодействие ощущений

Человеческое восприятие может претерпевать некоторые изменения. Происходят они в результате личных изменений организма или под воздействием внешней среды. При взаимодействии ощущений можно наблюдать, как более слабые раздражители повышают чувствительность анализаторов. В то время как сильные, напротив, понижают. Одними из основных видов взаимодействия ощущений являются сенсибилизация, синестезия.

Рассмотрим, что сокрыто в этих терминах. Сенсибилизация – процесс тренировки чувствительности в результате одновременной работы стабилизаторов в совокупности с постоянными упражнениями. Данную реакцию организма можно вызвать не только посредством использования посторонних раздражителей, но также и путем специальных занятий. Таким образом, повышение чувствительности - это сенсибилизация. Синестезия – это одновременное, совместное ощущение.

Как самостоятельно развить феномен

Как известно, синестетикам удается лучше проникать в тайны окружающего их пространства, глубже чувствовать, ощущать в той степени, которой не способны добиться обычные люди. Подобное явление дает возможность решать задачи творческого плана, развивать свой талант и совершенствовать его.

Если человек с детства способен улавливать дополнительные качества у окружающих объектов, не связанных с ассоциациями на уровне подсознания, значит, существует высокая вероятность того, что он обладает данным феноменом.

Как известно, синестезия в психологии достаточно подробно изучается. Многочисленные исследования позволили прийти к удивительному открытию. Оказывается, согласно мнению экспертов, подобное качество можно не только унаследовать, но и развить самостоятельно. Для этого даже разработаны специальные тренинги, благодаря которым человек может научиться получать информацию от дополнительных чувствительных органов, вызывающих оговоренный феномен. Провести подобные занятия самостоятельно не представляет никакой сложности.

Наиболее простой способ развития синестезии

В данном случае необходимо просто вызвать ассоциации, не принадлежащие изучаемому объекту. К примеру, "придайте" какой-либо мелодии фактурность или красочность. Пытайтесь выходить за рамки привычных чувств, подключайте дополнительные эмоции, не свойственные выбранному предмету. Таким образом у вас начнет развиваться синестезия ощущений. Музыка должна наполниться вкусом, звук – цветом и проч. Отметим, что развитие подобного феномена впоследствии даже может наталкивать человека на грандиозные идеи и мысли.

Сравнение ассоциаций

Второе упражнение заставит мозг изрядно поработать. Ведь здесь придется размышлять в нестандартном формате. Необходимо представить успешных людей – композиторов, художников или музыкантов в иной сфере. Поразмышляйте, какую бы музыку мог писать Пушкин, какими картинами мог бы удивить Моцарт общество и т. д. Подобное упражнение способствует развитию нехарактерных ассоциаций для головного мозга.

Физические нагрузки

Дыхательная практика – еще один прекрасный метод развития в себе синестезии. Отлично подействует и гимнастика для глаз. Помните, что органы могут дать больше информации о предмете, если их работа проходит на оптимальном уровне.

Наделение запахов образами

Для того чтобы научиться зрительно представлять запах, необходимо начать тренировку с достаточно сильного раздражителя. Закрыв глаза, по очереди начните принюхиваться к апельсину либо гвоздике, табаку либо хлебу, краске либо лаванде. Сильно пахнущие предметы отлично подходят для развития феномена. Наделите «подопытные» объекты тактильными или зрительными характеристиками.

Ощущение посредством осязания

Для тренировки тактильных ощущений следует собрать вместе несколько предметов, подлежащих дифференцировке. Осязая, попробуйте вызвать несвойственные им ассоциации. Тренировке оговоренного качества поможет также развитие вкусовых эмоций посредством чтения кулинарной или винной книг. Именно в них наиболее четко сформулированы мысли, способные повлиять на проявление желаемого качества.

Заключение

Синестезия – это не просто обострение восприятия. Данное явление можно считать иным взглядом на окружающий мир. На сегодняшний день все больше людей находят в себе этот дар. Виной всему, видимо, генетика. Быть может, это своеобразный переход на новый уровень развития человечества. Чтобы понять, присутствует ли у вас это качество, постарайтесь вызвать его. Возможно, вы тот человек, который в звуках, запахах и цветах может найти что-то большее, чем стандартный набор качеств.

примеров синестезии в психологии

Синестезия - это неврологическое явление, когда одно сенсорное переживание автоматически запускает другое. По-гречески это означает «воспринимать вместе», указывая на два чувства, которые ощущаются одновременно. В психологии есть много примеров синестезии. Например, люди с синестезией или синестетами могут чувствовать запах груш, когда слышат свое собственное имя.

Эти комбинации чувств и ассоциации могут привести к более высокому чувственному восприятию, повышению творческих способностей и сильному вспоминанию.Хотя синестезия является феноменом нерегулярной обработки сенсорной информации, она не считается нарушением обработки информации.

Различные типы синестезии

Есть много разных версий синестезии, с которыми могут столкнуться синестеты. Человек может чувствовать себя одним, двумя или многими разными типами в любой момент времени. Эти различные типы синестезии можно разделить на две основные категории: проективная синестезия и ассоциативная синестезия.

Проективная синестезия

Как наиболее распространенный тип синестезии, проективная синестезия возникает, когда кто-то буквально видит цвет или форму, слышит звук или ощущает объект в ответ на несвязанный стимул.Эти сенсорные ассоциации сохраняются на протяжении всего опыта. Например, человек, который видит число 2 как синий, всегда будет видеть его как синий в любом контексте.

Вот несколько примеров того, как синестеты могут испытывать различные сенсорные ощущения.

  • Хроместезия : Люди с хроместезией (иногда называемой «цветным слухом») могут видеть различные цвета, когда слышат звуки. У них может быть ощущение оранжевого цвета, когда гудит машина, или зеленого цвета при звуке птичьего щебетания.Композиторы с синестезией часто видят цвета, связанные с определенными музыкальными нотами. Хроместезия - один из самых распространенных видов синестезии.
  • Синестезия цвета графемы : Другая распространенная форма синестезии, синестезия цвета графемы описывает восприятие цвета, связанного с буквами алфавита. Эти цвета могут влиять на то, как человек «видит» слово целиком, поскольку слово может быть одного цвета, соответствующего цвету первой буквы, или каждая буква может сохранять свой собственный цвет.Люди с этой формой синестезии часто могут запомнить правильное написание, запомнив последовательность цветов.
  • Лексико-вкусовая синестезия : Эти синестеты могут испытывать несвязанный вкус, когда они слышат определенное слово. «Весна» может иметь вкус лимона, в то время как «фантазии» могут наполнять рот вкусом шпината.
  • Синестезия запаха и цвета : Люди, которые могут ассоциировать запахи с визуальными ощущениями, особенно цвета, имеют синестезию запаха и цвета. Этот тип не так распространен, как другие формы.
  • Синестезия с зеркальным прикосновением : Люди с синестезией с зеркальным касанием могут ощущать ощущение, что они видят, что испытывает другой человек, например, укол пальца или объятие. Этот тип синестезии часто встречается у людей с более высоким уровнем эмпатии.
  • Синестезия пространственной последовательности : Если вы можете видеть числовые последовательности в определенной плоскости в пространстве, например, в круге вокруг вашей головы или в холмах и долинах, у вас может быть синестезия пространственной последовательности. Эти синестеты могут видеть последовательности либо мысленно, либо в реальном видении, что облегчает запоминание математических фактов и исторических дат.
  • Синестезия формы числа : Эта форма синестезии связана с синестезией пространственной последовательности. Вместо того, чтобы видеть числа на физическом плане, синестеты числовой формы видят мысленную карту чисел, по которой они могут перемещаться.
  • Слуховая-тактильная синестезия : Как и хроместезия, люди с слуховой-тактильной синестезией испытывают сенсорный кроссовер, когда они слышат звук. Эти синестеты могут ощущать тактильные ощущения при определенных звуках, например, боль в руках, когда они слышат свист.Если звук вызывает сильную эмоцию, это может быть форма мизофонии, другого типа синестезии.
  • Кинестетическая синестезия : Связанная со слухово-тактильной синестезией, кинестетическая синестезия больше связана со сложными отношениями (такими как математические уравнения или последовательности букв).

Ассоциативная синестезия

Ассоциативная синестезия описывает сильную связь между стимулом и несвязанным чувством. Это не так часто, как различные типы проективной синестезии, описанные выше.

Например, в то время как человек с проективной синестезией может на самом деле чувствовать запах духов своей матери, когда слышит скрипку, кто-то с ассоциативной синестезией может только сильно ощущать свою мать при том же звуке.

Порядковая лингвистическая синестезия описывает приписывание черт личности и / или пола числам, буквам и цветам. Считается формой ассоциативной синестезии.

Примеры из практики синестезии

Психологи и неврологи пытались изучать синестезию с разным успехом.Поскольку восприятие каждого синестета отличается, трудно сделать однозначные утверждения о его происхождении, причинах и следствиях. В двух известных тематических исследованиях 20-го века изучались известные синестеты в попытке узнать больше об этом состоянии.

Разум мнемониста

Синестезия Соломона Шерешевского позволила ему обрести почти идеальную память. Все пять его чувств были связаны различными способами. Его чувственные ассоциации позволяли ему создавать образную мнемонику, но они также могли отвлекать от буквального чувственного опыта.

Нейропсихолог Александр Лурия изучал синестетические переживания Шерешевского на протяжении 30 лет в своей книге 1968 года « Разум мнемониста» . Это тематическое исследование побудило новое поколение неврологов и нейропсихологов более глубоко изучить синестезию и память.

Человек, пробовавший формы

Написанный неврологом Ричардом Цитовиком в 1993 году, Человек, пробовавший формы рассказывает об опыте синестета Майкла Ватсона. Он описывает совместные эксперименты, которые сформировали выводы Cytowic о синестезии.Вторая часть книги размышляет о том, как синестезия связана с эмоциями и что изучение синестезии может означать для области нейробиологических исследований.

Другие факты о синестезии

Что вызывает синестезию? У кого больше шансов заболеть? Ознакомьтесь с этими интересными фактами о синестезии и известных синестетах.

  • Примерно от трех до пяти процентов населения может иметь ту или иную форму синестезии.
  • Синестезия работает в семьях.Ученые считают, что этот признак является доминантным и может быть на Х-хромосоме.
  • Никто точно не знает, почему возникает синестезия. Некоторые исследователи считают, что это результат переизбытка нейронных связей, и что эти связи не ограничивают сенсорный опыт одним чувством. Нейронная визуализация не дала убедительных результатов.
  • Синестезия чаще встречается у женщин, чем у мужчин, и чаще встречается у левшей, чем у правшей.
  • Люди с синестезией считаются неврологически типичными.Однако крайние формы синестезии (например, кинестетическая синестезия) могут быть связаны с спектром аутизма.
  • Среди известных синестетов в истории - художник Винсент Ван Гог, писатель Владимир Набоков, композитор Ференц Лист и физик Ричард Фейнман. Музыканты Билли Джоэл, Мэри Дж. Блайдж и Фаррелл Уильямс также описали свой опыт синестезии.
  • Вы можете проверить свой собственный уровень синестезии с помощью стандартной батареи Synesthesia Battery.

Подробнее о синестезии

Синестезию можно найти также в литературе и поэзии.Ознакомьтесь с нашей статьей о различных способах использования синестетического опыта в образном языке и характеристике, а также прочтите отрывки из известных литературных применений синестезии.

Границы | Синестезия: красочное слово с трогательным звуком?

Введение

Синестезия - это состояние, при котором люди испытывают атипичные реакции на определенные типы стимулов в дополнение к типичным реакциям, вызываемым этими стимулами. Например, синестет может воспринимать вкусы, когда видит определенные формы, или может воспринимать цвета, когда видит ахроматические буквы.Синестезия имеет множество форм, охватывающих широкий спектр сенсорных взаимодействий, как кросс-модальных, так и в рамках одной модальности.

За прошедшие годы появилось множество исследовательских программ, чтобы лучше понять это состояние. Некоторые исследования синестезии направлены на определение того, как и почему возникают или приобретаются синестетические ассоциации, а также паттерны, если таковые имеются, которые ими управляют (Watson et al., 2010, 2012; Witthoft and Winawer, 2013). Другое исследование было посвящено определению природы и характерных особенностей синестетических ассоциаций, поднимая вопросы, например, относительно типов стимулов, которые могут вызывать синестетические реакции (Ramachandran et al., 2002). Но, пожалуй, наиболее актуальные вопросы, касающиеся синестетических ассоциаций, касаются их психологического вида . Действительно ли они воспринимаются, как многие утверждают? Другими словами, являются ли синестетические реакции выходом сенсорных модальностей, демонстрирующих особенности, которые соответствуют сенсорным качествам стимулов, таким как цвет, форма и звук? Или это чисто когнитивные реакции? Это мнемонические ассоциации? Или это какая-то их комбинация?

Несмотря на то, что за последние пару десятилетий в исследованиях синестезии были предприняты значительные шаги, предстоит еще многое сделать, когда дело доходит до получения окончательных ответов на эти вопросы с использованием объективных критериев.Некоторые из самых больших успехов были сделаны с использованием методов нейровизуализации, которые помогают выявить нейронную основу синестезии. Хотя мы думаем, что эти методы особенно многообещающие для понимания синестезии, в этом кратком обзоре мы сосредоточимся на исследовании и критической оценке популярных поведенческих стратегий для оценки и понимания синестезии. Мы подчеркиваем ограничения этих стратегий, когда дело касается как точной оценки случаев синестезии, так и изучения природы задействованных реакций, и мы предлагаем потенциальные решения некоторых из этих ограничений на этом пути.

Оценка синестезии

Чтобы оценить или диагностировать психологическое состояние, необходимо, конечно, знать, на что обращать внимание. Хотя многое о синестезии все еще неизвестно, и могут проявляться новые формы и разновидности состояния, тем не менее будет полезно выделить некоторые характеристики синестезии, которые служат для того, чтобы отличить ее от других перцептивных явлений, таких как визуальные образы и определенные формы образных образов. объем памяти. Таких характерных черт три: (1) автоматичность, (2) надежность и (3) последовательность.Во-первых, имеется достаточно доказательств того, что синестетические ассоциации автоматические по природе (Lupiáñez and Callejas, 2006; Jarick et al., 2011). Обычно они производятся вне пределов преднамеренного контроля человека и не могут быть напрямую подавлены. Автоматичность синестезии помогает отличить ее от парадигмальных случаев ментальных образов. Хотя прослушивание определенного звука может привести к представлению определенных сцен или цветов, например, такие визуальные образы обычно находятся под значительной степенью преднамеренного контроля.Обычно можно начинать или прекращать воображать что-то по своему желанию. Это не отрицает того, что синестетические реакции обладают качествами, например формами и цветами, которые подобны или даже идентичны тем, которые демонстрируются ментальными образами. Однако синестетические реакции, по крайней мере, отличаются от ментальных образов в силу их автоматизма.

Во-вторых, это типичный случай, когда синестеты достоверно испытывают синестетические реакции при предъявлении запускающих стимулов.Когда синестеты вступают в перцепционный контакт с запускающим стимулом, их ответы будут индуцированы. Эти реакции не являются временными или непостоянными, хотя иногда они могут быть вызваны нейрофармакологически, например, психоактивными галлюциногенными веществами. Действительно, синестезия часто присутствует с раннего детства (Cytowic, 2002). Это помогает отличить состояние от обычных ассоциаций, основанных на памяти. Иногда у человека возникают яркие мнемонические образы, связанные, например, с определенными запахами или звуками, и эти воспоминания могут иногда даже возникать автоматически.Но они не всегда надежно генерируются и сохраняются на протяжении всей жизни человека, как сообщается о синестетических реакциях.

Наконец, несмотря на вариабельность синестетов, синестетические ассоциации внутри человека, по-видимому, остаются относительно согласованными с течением времени в том смысле, что одни и те же типы стимулов (например, определенные слуховые тона) имеют тенденцию вызывать одни и те же типы синестетических ответов (например, определенные цвета), (Dixon et al., 2000). Эта особенность также помогает отличить синестетические ассоциации от обычных мысленных образов, которые демонстрируют более гибкие ассоциации. Но, как утверждает (Simner 2012), последовательность не может быть центральным элементом синестезии, как многие предполагали. Проблема в том, что многие тесты, используемые для оценки синестезии, как мы увидим, рассматривают согласованность как основную меру синестетической ассоциации. В результате все синестеты, рассматриваемые в психологической литературе, демонстрируют последовательность в своих ассоциациях.Эта предвзятость могла создать завышенное представление о том, насколько распространена эта характеристика на самом деле среди синестетических ассоциаций, до такой степени, что она стала определяющей чертой состояния. Поэтому мы ограничиваемся следующим утверждением: когда присутствует последовательность, это свидетельствует в пользу того, что соответствующая ассоциация является синестетической. Однако, когда последовательность отсутствует, это , а не свидетельство против , что релевантная ассоциация является синестетической.

Учитывая, что стратегии оценки используются в качестве диагностических инструментов для установления того, является ли данный человек синестетом, важно, чтобы они могли установить, что определенные зарегистрированные ассоциации проявляют каждую из этих характеристик и, возможно, другие, которые еще предстоит идентифицировать. Одной из наиболее широко используемых мер для определения наличия синестезии является процедура повторного тестирования, известная как «тест на подлинность» (TOG) среди исследователей синестезии. Некоторые считают TOG «золотым стандартом» оценки синестезии.В этой процедуре синестетов просят указать, посредством словесного отчета или сопоставления цветовых образцов, характер их синестетических реакций на определенные стимулы, а затем их повторно тестируют - часто без предупреждения - через год или более (Барон- Cohen et al., 1987; Cytowic, 2002; Asher et al., 2006).

Обоснование состоит в том, что если у человека есть синестезия, последовательность их ответов на этапе повторного тестирования будет значительно выше, чем у людей без синестезии, которым предлагается просто назначить ассоциации с одним и тем же набором стимулов.Например, Baron-Cohen et al. (1993) обнаружили, что 92,3% протестированных синестетов дали последовательные ответы при повторном тестировании через год без предупреждения, тогда как это было верно только для 37,6% контрольных субъектов, которые были протестированы через неделю с предупреждением. Это и другие подобные открытия становятся еще более впечатляющими из-за того факта, что синестетические реакции часто бывают очень точными, например, иногда с очень специфическими оттенками и оттенками в синестезии цвета графемы (Eagleman et al., 2007). Следовательно, в случаях, когда наблюдается высокая согласованность ответов, это, вероятно, результат стабильной ассоциации. Таким образом, TOG может предоставить убедительные доказательства того, что сообщаемые ассоциации обладают одной из общих характеристик синестезии. Однако, если кто-то не проходит TOG, в соответствии с нашими предыдущими предостережениями, это само по себе не является доказательством против того, чтобы сообщаемая ассоциация была синестетической, поскольку может просто быть, что ассоциация непоследовательна.

TOG имеет ряд недостатков.Согласованность ответов с течением времени сами по себе не указывают на то, являются ли рассматриваемые ассоциации автоматическими или же, в некоторых случаях, они возникают по желанию. Более того, они сами по себе не устанавливают надежность ассоциаций, поскольку обычно наблюдаются только два случая каждой ассоциации - один раз на этапе тестирования, а затем еще раз на этапе повторного тестирования. Кроме того, эта процедура не дает никаких доказательств того, являются ли ассоциации когнитивными, перцептивными, мнемоническими или их комбинацией.Возможно, что некоторые люди, которые классифицируются как имеющие синестезию цвета графемы, могут просто иметь в целом лучшие или более сильные воспоминания, как сообщалось по крайней мере в одном тематическом исследовании (Smilek et al., 2002; см. Также Tammet, 2009, p. 73) и в более крупном групповом исследовании (Radvansky et al., 2011). Таким образом, они могут иметь устойчивые мнемонические ассоциации определенных цветов с определенными буквами или цифрами, хотя эти улучшенные эффекты памяти могут быть скромными по размеру (см. Yaro and Ward, 2007; Rothen et al., 2012).Принимая TOG, некоторые люди могут просто добровольно ассоциироваться в памяти, а не автоматически воспринимать красный цвет с буквой «А», точно так же, как человек может вспомнить лицо своей бабушки, когда нюхает свежеиспеченное шоколадное печенье. Эти ассоциации, которые в некоторых других случаях могут быть автоматическими, можно было усвоить в раннем детстве, например, через телевизор, книги, игрушки или магниты на холодильник (см. Witthoft and Winawer, 2006, 2013) (рис. 1). Хотя добровольное связывание с превосходной памятью вряд ли может объяснить все случаи, в которых отображается согласованность, наша точка зрения заключается в том, что она может работать в достаточном количестве случаев, когда надежность TOG снижается.

Рис. 1. Буквенно-цветовые ассоциации могли быть приобретены на раннем этапе развития через общие ассоциации между буквами и цветами, как показано на этих игрушках .

Мы предполагаем, что эта проблема может быть решена путем добавления к TOG дополнительного теста и повторного тестирования с использованием стимулов, которые не требуются синестетами, о которых сообщают сами, для получения синестетических ассоциаций, таких как стимулы от сенсорной модальности, которая не вызывает синестетических реакций.Например, синестет цвета графемы может быть протестирован с помощью слуховых стимулов. Результаты этого теста-ретеста для несинестетических ассоциаций затем можно было сравнить с результатами, связанными с предположительно синестетическими ассоциациями. Это будет контролировать роль, которую превосходная память может играть в генерировании согласованных результатов в пределах каждого человека.

Мы также отмечаем некоторые сложности, касающиеся роли памяти в синестетических ассоциациях. Мы можем различать три типа сенсорных ассоциаций: (1) ассоциации между стимулом и реакцией, которые генерируются произвольными образами восприятия (основанными на мнемонике или нет), (2) ассоциации между стимулом и реакцией, которые генерируются автоматическим образы восприятия, которые также основаны на мнемонике, и (3) ассоциации между стимулом и реакцией, которые генерируются автоматическими образами восприятия, но не основаны на мнемонике.Мы не склонны рассматривать первый вид ассоциации как синестетический, поскольку он не является автоматическим по своему характеру. Мы считаем, что третий вид ассоциаций очень похож, если не совпадает с синестетическими ассоциациями, не основанными на образах. Однако возникает вопрос о том, правильно ли второй тип ассоциации понимается как синестетическая ассоциация, включающая косвенный путь между стимулом и реакцией, проходящий через мнемонические системы, а затем обратно к системам восприятия, а не напрямую через перцептивные системы. системы.Мы оставляем этот вопрос открытым для будущих теоретических рассуждений.

Учитывая субъективный характер ответов, вызываемых синестезией, особенно проблематичными являются онлайн-оценки или батареи для этого состояния (например, Eagleman et al., 2007). В этих оценках людям предлагается набор тестов, направленных на выявление любых синестетических реакций, которые могут быть у участников онлайн-тестирования. Эти оценки страдают двумя основными недостатками. Первая проблема связана с онлайн-оценками или батареями в более общем смысле, заключающаяся в том, что то, как человек реагирует на такие батареи, нельзя напрямую контролировать.Таким образом, испытуемые могут использовать несоответствующие стратегии, могут несколько раз брать батарею (см. Birnbaum, 2004), могут не отвечать последовательно, чтобы быстрее пройти оценку, или могут использовать заметки или наглядные пособия для выработки своих последовательных ответов. Они также могут использовать другие сигналы, например пространственные, для обозначения «воспринимаемого» цвета на цветовой шкале или колесе, что может повысить точность и последовательность их ответов. Например, если цветовая полоса всегда имеет одни и те же цвета в одном и том же порядке сверху вниз на мониторе, как в некоторых батареях синестезии, субъекты могут использовать положение на полосе относительно монитора, а также другой потенциальный экран. ориентиры, чтобы повысить их точность.Невозможность проверить, правильно ли испытуемые реагируют на оценку, в то время как общая проблема с онлайн-тестами, особенно проблематична в случае оценки синестезии, когда уже есть трудности с классификацией состояния и определением того, как проводить эти оценки чтобы уловить его основные субъективные особенности. Кроме того, в таких оценках присутствует предвзятость, поскольку многие из тех, кто проходит тест, считают, что у них уже есть синестезия.

Еще одна проблема с онлайн-батареей заключается в том, что она, как и TOG, не может установить автоматичность или надежность синестетических ассоциаций. Следовательно, он не является всеобъемлющим в том смысле, в каком должна быть серьезная оценка психологического состояния для достижения надежных результатов. Кроме того, хотя оценки частоты синестезии обычно не основываются исключительно на таких показателях, любые из них (например, Novich et al., 2011 относительно частоты типов синестезии) следует интерпретировать с осторожностью.

Мы признаем, что использование онлайн-аккумуляторов дает преимущество в том, что они позволяют исследователям использовать гораздо более широкую сеть, чем лабораторные исследования, и тем самым собирать данные о более широком круге лиц. Но мы предлагаем, чтобы эти тесты использовались в тандеме с лабораторными исследованиями для проверки результатов, собранных в Интернете, для того, чтобы более широкий набор данных мог надлежащим образом направлять исследования.

Понимание синестезии: психологические парадигмы

В этом разделе мы исследуем три часто используемые парадигмы для изучения характера синестетических реакций.Мы подчеркиваем некоторые опасения, связанные с текущим состоянием литературы, и предлагаем некоторые потенциальные средства правовой защиты.

Stroop Task

В ранних попытках исследовать природу синестетических ассоциаций использовалась разновидность задачи Струпа (Stroop, 1935; MacLeod, 1991), в которой ответы на наименование цветов существенно задерживаются для слов, которые обозначают несовместимые цвета (например, наименование цвета красный, когда слово «ЗЕЛЕНЫЙ» напечатано или отображается красным). В этом варианте синестеты представлены графемами, написанными в цвете, который либо соответствует, либо несовместим с синестетическими цветами, которые, как они сообщают, ассоциируются с этими графемами.Так, например, если синестет сообщает, что связывает букву «А» с красным цветом, ему будет представлен красный «А» в конгруэнтном состоянии и «А» какого-либо другого цвета в неконгруэнтном состоянии. Затем испытуемых просят назвать вслух цвет графемы. Синестеты, как правило, медленнее реагируют на неконгруэнтные испытания, чем на конгруэнтные испытания, по сравнению с контрольной группой, для которой не обнаружено влияния на время реакции (Dixon et al., 2000; Mattingley et al., 2001; Lupiáñez and Callejas, 2006).

Задача Струпа - ценный инструмент для установления автоматизма синестетических ассоциаций. Более медленное время реакции в неконгруэнтных испытаниях интерпретируется как неспособность подавлять мешающую синестетическую реакцию - и это ключевая характеристика автоматической ассоциации. Поскольку это не то, что проверяют TOG или онлайн-тесты батарей, мы предлагаем, чтобы более комплексная оценка синестезии могла сочетать эти тесты с тестом, подобным Струпу, чтобы можно было изучить автоматический размер состояния.В общем, для успешной стратегии оценки синестезии может потребоваться объединение нескольких тестов, чтобы получить более четкий профиль состояния у любого конкретного человека.

Но, как отмечали другие (например, Hubbard et al., 2005; Gheri et al., 2008), эти результаты не помогают установить, что синестетические реакции являются перцептивными по своей природе, поскольку вмешательство может быть вызвано чисто когнитивными, а не перцептивные процессы. Действительно, Элиас и др. (2003) использовали этот вариант парадигмы Струпа для сравнения производительности синестета цвета графемы и контроля, который был обучен семантическим ассоциациям цвета и числа с использованием набора определенных схем вязания крестиком в течение 8 лет.Например, число 5 может указывать на то, что следует использовать красную нить, и, таким образом, будет прочно ассоциироваться с красным цветом. Они обнаружили, что и синестет, и семантически обученный субъект медленнее называли цвета чисел, несовместимые с их конкретными ассоциациями, предполагая, что вмешательство в эту парадигму Струпа не обязательно должно быть перцептивным по своей природе. Colizoli et al. (2012) аналогичным образом обнаружили эффекты интерференции Струпа в обучающем исследовании с использованием несинестетов.В свете этих результатов парадигма Струпа, как и процедура повторного тестирования, может быть неподходящей для объективного установления перцептивного характера синестезии, по крайней мере, при использовании изолированно.

Однако есть два препятствия к такому выводу. Во-первых, другие обучающие исследования с использованием несинестетов не обнаружили эффектов интерференции после тренировки (Rothen et al., 2011; Kusnir and Thut, 2012), поэтому необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, может ли вмешательство в парадигме Струпа быть результатом усвоенных ассоциаций, не связанных с восприятием.Во-вторых, величина интерференции, обнаруженная в исследованиях с обученными несинестетами, может быть меньше, чем у синестетов в задаче Струпа, хотя прямое сравнение исследований затруднено из-за различных стимулов и шкал, которые использовались (см. Также Elias et al. al., 2003, в котором обученный несинестет проявил больше помех при выполнении одной из задач). Это предполагает более тонкое различие между автоматизмом синестетиков и автоматизмом несинестетических ассоциаций. Использование нейровизуализации вместе с задачей Струпа поможет установить как перцептивную природу синестезии, если задействованы перцепционные области мозга, такие как цветовые области, так и автоматичность этих эффектов, учитывая, что задача Струпа является надежной мерой эта особенность.

Задачи визуального поиска

Другая популярная парадигма, используемая для понимания синестетических ассоциаций, исследует взаимосвязь между синестезией и вниманием. В задаче визуального поиска человеку предъявляют набор стимулов и просят отреагировать на присутствие или отсутствие «целевого» стимула, который отличается от других «отвлекающих» стимулов на основе некоторых визуальных характеристик, таких как цвет, ориентация или форма. Когда целевой стимул отличается от стимулов-отвлекающих только по одной из этих характеристик, он имеет тенденцию привлекать внимание, независимо от количества отвлекающих факторов.Одно из часто предлагаемых объяснений этого состоит в том, что отдельные признаки стимулов обрабатываются автоматически и параллельно различными частями зрительной системы, прежде чем они будут связаны вниманием, и, таким образом, кажется, «выскакивают» из визуального массива поиска признаков (Treisman и Геладе, 1980). Применяя это к синестезии, обоснование состоит в том, что если синестетический цвет демонстрирует этот всплывающий эффект во время задачи визуального поиска, в которой цель отличается от отвлекающих факторов на основе уникальной особенности, тогда он должен обрабатываться с предварительным вниманием таким же образом, как и в таких задачах есть достоверные цвета.

Для проверки этой гипотезы Рамачандран и Хаббард (2001) провели новаторское исследование, в котором кратко представили два синестета проектора и сорок элементов управления с массивами ахроматических графем, где одна группа графем образовывала встроенную форму (квадрат, прямоугольник, треугольник или алмаз). Например, массив может состоять из треугольника длительностью 2 секунды на фоне, заполненном 5. Было предсказано, что конкретные графемы, использованные для формирования встроенной формы, вызывают синестетические цвета для двух синестетов.Участников эксперимента попросили идентифицировать встроенную форму. Два синестета были значительно лучше, чем контрольные, в успешной идентификации встроенной формы из набора из четырех вариантов, предположительно потому, что графемы индуцировали цвета, которые выскакивали из фона. Однако не все другие исследования, которые пытались воспроизвести этот результат, были успешными, а некоторые проводились с еще более крупными выборками синестетов (см. Таблицу 1).

Таблица 1. Сводка исследований, посвященных тестированию работы синестетов с использованием задач визуального поиска .

Исследования с использованием более традиционной парадигмы визуального поиска, в которой участников просят не идентифицировать встроенную форму, а скорее найти единственный целевой стимул среди отвлекающих факторов, дали неоднозначные результаты. Например, Palmeri et al. (2002) обнаружили, что синестет WO, который связывает определенный цвет с цифрой «2», был значительно быстрее, чем контрольная группа, при обнаружении цели «2» среди набора «5» и показал значительно меньший эффект установить размер по времени поиска.Laeng et al. (2004) также обнаружили превосходную производительность у одного синестета, выполняющего ту же задачу. Однако другие не пришли к тем же результатам (см. Таблицу 1). До тех пор, пока эти противоречивые результаты исследований не будут устранены, общий вывод о том, что синестеты превосходят элементы управления в задачах визуального поиска, будь то вариант встроенной фигуры или версия с одной целью, не является обоснованным.

Еще одна проблема заключается в том, что неясно, является ли превосходная производительность синестетов, в тех случаях, когда она действительно присутствует, обусловлена ​​синестетическими реакциями, которые предварительно создают эффект всплывающего окна.Ward et al. (2010) исследовали именно это предположение. Они провели исследование с 36 синестетами, используя задачу Рамачандрана и Хаббарда на встроенную фигуру, но на этот раз включив оценку самоотчетов синестетов во время эксперимента. Они обнаружили, что, хотя синестеты имели тенденцию превосходить контрольные, большинство синестетов сообщали, что они не испытывали синестетических реакций по всему массиву во время выполнения задачи. Возможно, что еще более важно, синестеты, которые действительно испытывали синестетические реакции, сообщали о них как о фрагментарных, а не о всех сразу, предполагая, что эти переживания зависят от внимания и, возможно, других процессов более высокого порядка, и поэтому не появляются, как истинные цвета в таких задачи.В качестве примера типичного отчета участника Ward et al. предложите эту показательную цитату: «Я определенно НЕ вижу все цвета сразу. Мне нужно уделить внимание символам / формам или обработать их каким-либо образом, и тогда ему будет приписан цвет. Не то чтобы я мог искать где-то еще, и в углу я вижу фигуру, состоящую из фигур одного цвета ».

Это устное сообщение подтверждается недавним исследованием Nijboer et al. (2011), используя задачу визуального поиска, в которой синестеты и элементы управления должны были обнаружить одну целевую цифру среди набора отвлекающих цифр, например, «2» среди набора «5».Интересной особенностью их эксперимента является то, что участникам требовалось сделать всего одно прямое движение глаз к цели, а не блуждать глазами по массиву. Мишень и отвлекающие факторы были либо полностью серыми (ахроматическое состояние), либо полностью цветными. Целевой стимул всегда отличался по цвету от отвлекающих. Nijboer et al. обнаружили, что синестеты работают сравнимо с контрольными как в хроматических, так и в ахроматических условиях. Важно отметить, что точность снижалась с увеличением размера набора в ахроматическом состоянии как для синестетов, так и для элементов управления, что указывает на отсутствие эффекта всплывающего окна ни для одной из групп.Кроме того, не было никакого влияния размера набора на точность хроматического состояния, что указывает на то, что выпадающее действительно произошло в этом состоянии для обеих групп. Это свидетельство, кажется, ставит под сомнение утверждение о том, что синестетические реакции генерируются заранее.

Возможно, лучший способ оценить, необходимо ли внимание для синестетических реакций, - это определить, влияет ли перцептивная нагрузка (например, Lavie and Tsal, 1994; Lavie, 1995) на возникновение этих реакций.Перцепционная нагрузка относится к количеству перцептивной информации в стимуле или наборе стимулов, при этом для обработки требуется больше ресурсов внимания, когда перцептивная нагрузка высока. В частности, если для возникновения синестетической реакции требуется внимание, то эти реакции следует измерять чаще в условиях низкой перцепционной нагрузки по сравнению с высокой перцепционной нагрузкой. Например, синестеты должны чаще сообщать о синестетических реакциях, когда запускающие стимулы предъявляются в условиях низкой нагрузки.

Эксперименты по восприятию тесноты

Дополнительная парадигма, используемая для исследования синестезии, использует другой хорошо известный эффект восприятия. Графема, представленная отдельно на периферии, относительно легко идентифицировать визуально, тогда как гораздо труднее идентифицировать, когда она окружена графемами-дистракторами - эффект, известный как «скученность» (Flom et al., 1963; Bouma, 1970; Chung et al., 2001; Леви, 2008). Однако идентификация в условиях фланкирования упрощается, если целевая графема имеет другой цвет, чем дистракторы (Gheri et al., 2007).

Синестеты цветов графемы были протестированы с использованием этой парадигмы, чтобы определить, облегчают ли синестетические «цвета» идентификацию фланкированной цели так же, как это делают обычные цвета. И здесь результаты не были последовательными. Рамачандран и Хаббард (2001) протестировали синестет для решения этой задачи, который сообщил, что срабатывает его синестетический «цветной» ответ, , но только на этом основании он смог идентифицировать фланкированную графему. В этом случае синестетический «цвет» просто помог ему сделать вывод, что должна была быть графема, вместо того, чтобы помочь ему сознательно увидеть графему так, как это позволяют обычные цвета в тех же условиях.Хаббард и др. (2005) также провели эксперимент с использованием шести синестетов и обнаружили доказательства более высокой производительности при выполнении задания по сравнению с контрольными субъектами только у трех из шести синестетов. Таким образом, синестеты в целом не показали значительно более высокой производительности по сравнению с элементами управления для задачи, как можно было бы ожидать, если бы синестетические цвета вели себя как обычные цвета.

Индивидуальные различия: синестезия «где-то там» или «все в голове»?

Что мы должны делать с противоречивыми результатами, которые преследуют литературу по синестезии? Заманчивое решение - обратиться к индивидуальным различиям среди синестетов для их объяснения.В литературе иногда проводится различие между синестетами «проектор» и «ассоциатор» (Smilek et al., 2001; Dixon et al., 2004; Dixon and Smilek, 2005; Ward and Mattingley, 2006; Ward et al. ., 2007, 2010; Jarick et al., 2011). Синестеты-проекторы сообщают, что их синестетические реакции (например, цвет в синестезии цвета графемы) находятся «где-то там, в космосе», тогда как синестеты-ассоциаторы сообщают, что воспринимают их как присутствующие вместо «мысленного взора».”

Есть две проблемы, связанные с обращением к различию ассоциатор / проектор для объяснения различной производительности синестетов в задачах, которые мы только что обсудили: (1) Большая часть мотивации для постулирования этого различия проистекает из субъективных отчетов, которые трудно интерпретировать, и (2) объективные методы, используемые для оценки различия ассоциатор / проектор, не позволяют установить его.

Хотя есть расхождения в субъективных отчетах синестетов, которые в значительной степени являются основанием для различий ассоциатор / проектор, трудно определить, связано ли это с разным опытом или просто с разными идиолектами.Действительно, некоторые из этих отчетов оказались несовместимыми друг с другом. Эдквист и др. (2006) провели исследование, в одной части которого требовалось, чтобы четырнадцать синестетов цвета графемы ответили на анкету, в которой их просили указать свое согласие со следующим: «цвет находится в космосе», «цвет - в моем сознании. глаз »или« ни то, ни другое ». Поразительно, но результаты анкетирования выявили, казалось бы, противоречивые отчеты по отдельным субъектам. Например, два синестета согласились с предложением «цвет находится где-то там, в космосе», но в отдельной анкете, введенной впоследствии, эти же два синестета также полностью согласились с предложением «цвет находится в моем воображении.И еще три синестета, которые выразили свое согласие с предложением «цвет в моем воображении», также согласились с предложением «цвет выглядит так, как будто он есть на странице». Эти конкурирующие ответы не только подчеркивают необходимость осторожности при использовании и интерпретации субъективных отчетов в целях теоретизирования о синестезии и ее разновидностях, но также вызывают общие опасения относительно классификации людей как синестетов, основанных исключительно на таких сообщениях.

Одним из способов смягчения этих опасений может быть более тщательный выбор формулировок, используемых в вопросниках, предназначенных для изучения опыта синестетов, чтобы избежать двусмысленности.Например, причина, по которой некоторые синестеты могли согласиться с тем, что их синестетические реакции находятся в их «мысленном взоре» , а также «где-то на странице», заключается в том, что, несмотря на то, что их синестетические ответы находятся там, на странице, они все еще сохраняют веру , что они на самом деле не являются свойствами внешних объектов. И поскольку они придерживаются этого мнения, они могут быть склонны ответить, что синестетический ответ находится в их «мысленном взоре». Их кажущиеся непоследовательными ответы на анкету могли быть попыткой отразить эту конкретную позицию.

Учитывая трудности, связанные с интерпретацией субъективных отчетов, наиболее надежным источником доказательств, вероятно, будут объективные меры, подтверждающие эти отчеты - по крайней мере, когда они достаточно хорошо поняты. Основная поведенческая задача, используемая для этих целей, - это вариант парадигмы Струпа, описанный ранее (Stroop, 1935; MacLeod, 1991). Те, кто идентифицируют себя как синестетиков-проекторов, как правило, быстрее называют синестетические цвета букв, а не их достоверные цвета, тогда как те, кто идентифицирует себя как синестетиков-ассоциаторов, как правило, быстрее называют достоверные цвета синестетическими цветами (Dixon et al., 2004; Ward et al., 2007). Проекторы также демонстрируют более сильные эффекты интерференции Струпа, чем ассоциаторы, когда дело доходит до их производительности при задаче наименования цветов.

На основании этих данных Dixon et al. (2004) предполагают, что синестетические реакции в задаче Струпа являются более автоматическими для проекторов, чем для ассоциаторов, потому что внешние проекции цвета труднее игнорировать, чем внутренние. Ward et al. (2007), повторив результаты Диксона и др., Развивают это, предлагая объяснение с точки зрения смещения пространственных систем отсчета.Они предполагают, что для успешного выполнения задачи ассоциаторы должны обратить внимание на графему, расположенную на экране компьютера, а затем извлечь соответствующий цвет из другого пространственного местоположения (т. Е. Своего «мысленного взора»). Это замедляет их работу по сравнению с проекторами, которым нужно только присутствовать в месте расположения графемы или рядом с ним, чтобы сообщить свои синестетические цвета. Что касается проекторов, которые медленнее назначают достоверные цвета, чем синестетические цвета, Ward et al. предполагают, что реальный и синестетический цвет в одном и том же месте ведет к конкуренции между ними.

Эти интерпретации, возможно, многообещающие, но требуют дополнительной поддержки, прежде чем их можно будет использовать для подтверждения различия между проектором и ассоциатором. Результаты могут быть одинаково хорошо объяснены теми, кто сообщает, что они являются проекторами, просто имеющими более сильные ассоциации графема-цвет, чем те, кто сообщает, что они являются ассоциаторами, а не другими качествами в их перцептивном опыте или любом перцептивном опыте вообще в этом отношении. Более надежный результат получен у van Leeuwen et al.(2011), которые обнаружили в исследовании фМРТ с использованием динамического причинно-следственного моделирования, что синестетические реакции синестетов графемного цвета проектора вызывались в основном восходящими процессами через веретенообразную извилину, в то время как реакции синестетов ассоциаторов генерировались в основном нисходящими отростки через верхнюю теменную долю (см. также Rouw and Scholte, 2007). Мы предполагаем, что до тех пор, пока не будут собраны более надежные доказательства в отношении предполагаемого различия проектор / ассоциатор, это различие не может помочь объяснить несоответствия в литературе по синестезии.

Другое различие, к которому иногда обращаются при характеристике индивидуальных различий в синестезии, - это различие между «высшей» и «низшей» синестезией (Ramachandran et al., 2002). Высшие синестеты характеризуются как люди, чьи синестетические реакции могут быть вызваны в отсутствие индуцирующего физического стимула, просто думая о соответствующем стимуле или представляя его. Низшие синестеты - это те, для кого присутствие вызывающего физического стимула необходимо для того, чтобы испытать синестетический ответ.Высшие синестеты также характеризуются вторым образом, как те люди, для которых концептуальные свойства, а не только сенсорные свойства физического стимула вызывают их синестетические реакции. Например, синестет более высокого цвета графемы, который связывает число пять с красным цветом, может испытывать ощущение красного в ответ на написанное слово «ПЯТЬ», римскую цифру «V», кластер из пяти точек, как на катящейся матрице. , и символ «5», все из которых различаются по своим сенсорным свойствам, но имеют общее концептуальное свойство представления числа пять (см., e.г., Уорд, Сагив, 2007). Считается, что низшие синестеты не обладают синестетическими переживаниями, которые до такой степени чувствительны к концептуальным свойствам стимулов.

Некоторые доказательства этого различия снова получены из субъективных отчетов (например, Ramachandran and Hubbard, 2001). Однако и здесь различие не устанавливается объективными методами. Dixon et al. (2000) попытались предоставить некоторые экспериментальные доказательства этой более высокой категории синестезии, используя вариант парадигмы Струпа.Они представили синестету цвета графемы C арифметические задачи и попросили ее вычислить решение. Решением всегда было число, которое обычно вызывало в C отчет об очень специфическом цветовом восприятии. После вычисления каждой суммы C затем должна была назвать цвет пятна, который был либо конгруэнтным, либо несовместимым с цветом ответа, вызванного суммой, которую она только что вычислила. Они обнаружили, что C работает быстрее в сопоставимых и неконгруэнтных испытаниях, предполагая, что для нее мысли о конкретном числе достаточно, чтобы вызвать соответствующую ассоциацию.

Даже если принять это исследование как неопровержимое доказательство различия между высшим и низшим синестетами, оно не сможет объяснить противоречивые результаты, обсуждавшиеся в предыдущем разделе. Более высокие синестеты должны последовательно выполнять эти задачи лучше, чем контрольные. Вдобавок, как и в случае с другими задачами типа Струпа, выполнение Си можно объяснить без постулирования синестетической реакции восприятия. Например, может случиться так, что C вычислил сумму двух чисел, а затем быстро или автоматически вспомнил цвет, который шел вместе с суммой, вместо того, чтобы испытать перцептивный опыт.

Опять же, требуется больше доказательств, прежде чем такие предполагаемые индивидуальные различия между синестетами можно будет использовать для объяснения противоречивых результатов в задачах восприятия и классификации различных типов синестетов. Таким образом, эти различия между разными подтипами синестезии могут не помочь на данном этапе исследования.

Мы предполагаем, однако, что многообещающий путь вперед - это обеспечение согласованности в различных исследованиях, изучающих эффективность синестетов на разных типах парадигм.Во-первых, во многих исследованиях не используются одни и те же типы визуальных стимулов или изображений. А тем, кто это делает, часто не хватает последовательности и других мер контроля, чтобы исключить альтернативы синестезии, такие как улучшенная память. Таким образом, стандартизированная батарея для оценки синестезии может включать набор тестов, каждый из которых точно откалиброван и валидирован для оценки различных определяющих характеристик синестезии. После того, как стандартный набор критериев будет использован для правильной идентификации и классификации синестезии, будущие исследования смогут лучше изучить природу состояния.

Выводы

Основываясь на этом выборочном обзоре, в котором освещаются некоторые из многих проблем в исследованиях синестезии, становится ясно, что в этой области необходимы более убедительные доказательства и лучшие инструменты для оценки и более полного понимания природы этого состояния. В настоящее время современные методы оставляют без ответа многие вопросы, касающиеся психологического типа или видов, под которые подпадают синестетические реакции. А текущие стратегии оценки оставляют слишком много места для ошибок. Некоторые из наиболее многообещающих инструментов для лучшего понимания и оценки синестезии - это те, которые могут измерять ее более объективно, например, те, которые измеряют реакции мозга во время синестетических реакций с использованием методов нейровизуализации.Эти инструменты можно использовать в тандеме с некоторыми из поведенческих оценок и экспериментальных парадигм, которые мы рассмотрели здесь. Основываясь на текущем состоянии нейропсихологической литературы по синестезии, необходимы дальнейшие исследования, прежде чем мы получим более четкое представление о механизмах, лежащих в основе синестезии.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Эта работа была частично поддержана грантом NIH MH64606 и грантами NSF 0642801, 0847607 и 0843148 Тони Ро.

Сноски

Список литературы

Ашер, Дж. Э., Эйткен, М. Р., Фаруки, Н., Курмани, С., и Барон-Коэн, С. (2006). Диагностика и фенотипирование визуальной синестезии: предварительная оценка пересмотренного теста на подлинность (TOG-R). Cortex 42, 137–146. DOI: 10.1016 / S0010-9452 (08) 70337-X

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Барон-Коэн, С., Харрисон, Дж., Голдштейн, Л. Х. и Вайк, М. (1993). Восприятие цветной речи: это синестезия, которая происходит, когда модульность нарушается. Восприятие 22, 419–426. DOI: 10.1068 / p220419

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Барон-Коэн, С., Вайк, М.А., и Бинни, К. (1987). Слышать слова и видеть цвета: экспериментальное исследование случая синестезии. Восприятие 16, 761–767. DOI: 10.1068 / p160761

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Cytowic, R.Э. (2002). Синестезия: союз чувств, 2-е изд. . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Диксон М. Дж., Смилек Д. и Мерикл П. М. (2004). Не все синестеты созданы равными: синестеты-проекторы против ассоциаторов. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci . 4, 335–343. DOI: 10.3758 / CABN.4.3.335

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Иглман, Д. М., Каган, А. Д., Нельсон, С. С., Сагарам, Д., и Сарма, А. К. (2007).Стандартизированная батарея тестов для изучения синестезии. J. Neurosci. Методы 159, 139–145. DOI: 10.1016 / j.jneumeth.2006.07.012

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Эдквист, Дж., Рич, А. Н., Бринкман, К., и Маттингли, Дж. Б. (2006). Синестетические цвета действуют как уникальные особенности при визуальном поиске. Cortex 42, 222–231. DOI: 10.1016 / S0010-9452 (08) 70347-2

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Элиас, Л.Дж., Сосье, Д. М., Харди, К., Сарти, Г. Э. (2003). Разделение семантических и перцептивных компонентов синестезии: поведенческие и функциональные нейроанатомические исследования. Cogn. Мозг Res . 16, 232–237. DOI: 10.1016 / S0926-6410 (02) 00278-1

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Гери К., Чоппинг С. и Морган М. Дж. (2008). Синестетические цвета не маскируют форму при визуальном поиске. Proc. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci .275, 841–846. DOI: 10.1098 / rspb.2007.1457

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Хаббард, Э. М., Арман, А. К., Рамачандран, В. С., Бойнтон, Г. М. (2005). Индивидуальные различия между синестетами графема и цвета: корреляции между мозгом и поведением. Neuron 45, 975–985. DOI: 10.1016 / j.neuron.2005.02.008

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Куснир, Ф., и Тут, Г. (2012). Формирование автоматических ассоциаций цвет-буква у несинестетов путем манипулирования вероятностью сочетания букв-цвета. Neuropsychologia 50, 3641–3652. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2012.09.032

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Лаенг Б., Свартдал Ф. и Эльманн Х. (2004). Представляет ли синестезия цвета парадокс для теорий раннего отбора внимания? Psychol. Sci . 15, 277–281. DOI: 10.1111 / j.0956-7976.2004.00666.x

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Лупианес, Дж., И Каллехас, А.(2006). Автоматическое восприятие и синестезия: свидетельства от наименования цвета и фотизма в задаче строго отрицательного прайминга. Cortex 42, 204–212. DOI: 10.1016 / S0010-9452 (08) 70345-9

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Маттингли, Дж. Б., Рич, А. Н., Йелланд, Г., и Брэдшоу, Дж. Л. (2001). Бессознательное праймирование исключает автоматическое связывание цвета и буквенно-цифровой формы в синестезии. Природа 410, 580–582. DOI: 10.1038 / 35069062

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Майлз, К.М., Диксон, М. Дж., Смилек, Д., и Мерикл, П. М. (2003). Двойное видение: роль значения в буквенно-цифровой синестезии. Мозг . 53, 342–345. DOI: 10.1016 / S0278-2626 (03) 00139-8

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Nijboer, T. C. W., Satris, G., and van der Stigchel, S. (2011). Влияние синестезии на движения глаз: отсутствие синестетического выскакивания в задаче выбора глазодвигательной цели. Сознательное. Cogn . 20, 1193–1200.DOI: 10.1016 / j.concog.2011.03.017

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Нович С., Ченг С. и Иглман Д. М. (2011). Синестезия - одно состояние или много? Масштабный анализ выявляет подгруппы. J. Neuropsychol . 5, 353–371. DOI: 10.1111 / j.1748-6653.2011.02015.x

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Палмери Т. Дж., Блейк Р., Маруа Р., Фланери М. А. и Ветселл У. мл. (2002).Воспринимаемая реальность синестетических цветов. Proc. Natl. Акад. Sci. США . 99, 4127–4131. DOI: 10.1073 / pnas.022049399

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Радванский Г. А., Гибсон Б. С., МакНерни М. В. (2011). Синестезия и память: цветовая конгруэнтность, фон Ресторфа и эффекты ложной памяти. J. Exp. Psychol. Учить. Mem. Cogn . 37, 219–229. DOI: 10.1037 / a0021329

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Рамачандран, В.С., Хаббард Э. М. (2001). Психофизические исследования нейронных основ синестезии. Proc. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci . 268, 979–983. DOI: 10.1098 / rspb.2000.1576

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Рамачандран В. С., Хаббард Э. М. и Бутчер П. А. (2002). «Высшая» и «низшая» формы синестезии могут возникать в результате перекрестного связывания на разных корковых стадиях. J. Vision 2, 265. doi: 10.1167 / 2.7.265

CrossRef Полный текст

Селфридж, О.Г. (1955). «Распознавание образов и современные компьютеры», в Proceedings of the Western Joint Computer Conference . (Лос Анджелес, Калифорния).

Струп, Дж. Р. (1935). Исследования вмешательства в серийных словесных реакций. J. Exp. Психол . 18, 643–662. DOI: 10.1037 / h0054651

CrossRef Полный текст

Таммет, Д. (2009). Обнимая широкое небо . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

van Leeuwen, T. M., den Ouden, H. E. M., and Hagoort, P.(2011). Эффективная связь определяет природу субъективного опыта в синестезии цвета графемы. Дж. Neurosci . 31, 9879–9884. DOI: 10.1523 / jneurosci.0569-11.2011

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Уорд, Дж., Джонас, К., Динес, З., и Сет, А. (2010). Синестезия цвета графемы улучшает обнаружение встроенных форм, но без предварительного внимания "всплывающего" синестетического цвета. Proc. Биол. Sci . 277, 1021–1026.DOI: 10.1098 / rspb.2009.1765

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Уорд, Дж., Ли, Р., Салих, С., и Сагив, Н. (2007). Разновидности графемно-цветной синестезии: новая теория феноменологических и поведенческих различий. Сознательное. Cogn . 16, 913–931. DOI: 10.1016 / j.concog.2006.09.012

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Уотсон, М., Акинс, К., и Кроуфорд, Л. (2010). Гипотеза развивающего обучения синестезии. Шпилька. Прил. Лингвист . 1.

Синестезия | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Когнитивная психология: Внимание · Принимать решение · Обучение · Суждение · Объем памяти · Мотивация · Восприятие · Рассуждение · Мышление - Познавательные процессы Познание - Контур Индекс


Synesthesia (также пишется synæsthesia или synaesthesia ) - от греческого syn - что означает объединение и эстетика , что означает ощущение , неврологическое состояние, при котором два или более телесных чувства связаны .Например, в форме синестезии, известной как синестезия цвета графемы, буквы или числа могут восприниматься как изначально окрашенные. При других формах синестезии музыкальные и другие звуки могут восприниматься как цветные или имеющие определенную форму. В то время как кросс-сенсорные метафоры иногда описываются как «синестетические», истинная неврологическая синестезия является непроизвольной и возникает примерно у четырех процентов населения (1 из 23 человек) во всем диапазоне ее вариантов (см. Simner et al., В печати). Он сильно передается в семьях, возможно, унаследован как доминантный признак, сцепленный с X.

Маркус Зедлер описывает в краткой статье синестезию как «состояние восприятия, при котором стимуляция в одной сенсорной модальности вызывает одновременное ощущение в другой, восприятие, которое воспринимается как реальное».

Невролог Ричард Цитовик (2003: 76-77; 2002: 67-69) определяет следующие «диагностические» критерии синестезии:

  1. Синестезия непроизвольная и автоматическая
  2. Синестетические изображения расширены в пространстве, что означает, что они часто имеют определенное «местоположение».
  3. Синестетические восприятия последовательны и универсальны (т.е. просто, а не образно).
  4. Synesthesia очень запоминается.
  5. Синестезия нагружена аффектом

Данн (1998: 6-7) добавляет еще два:

  • Синестезия нелингвистична и несколько невыразима.
  • Синестезия возникает у людей с нормальным, здоровым и здоровым мозгом.

Как человек с синестезией может воспринимать (прим., , а не «видеть») определенные буквы и цифры.

Есть много разновидностей синестезии.Хотя логически возможно практически любое сенсорное сочетание, одни комбинации встречаются гораздо чаще, чем другие. В одной из наиболее распространенных форм синестезии, синестезии графема-> цветовая, отдельные буквы алфавита, а также числа «заштрихованы» или «окрашены» цветом. Хотя никакие два синестета не сообщают одинаковые цвета для всех букв и цифр, исследования большого количества синестетов показывают, что есть некоторые общие черты для букв (например, A, вероятно, будет красным) (Day, 2005; Simner et al., 2005).

Синестеты часто сообщают, что не осознавали, что их переживания были необычными, пока не осознали, что у других людей их не было, в то время как другие сообщают, что чувствовали себя так, как будто они всю свою жизнь хранили секреты. Писательница и синестет Патриция Линн Даффи вспоминает один ранний опыт: «Однажды, - сказал я отцу, - я понял, что для того, чтобы написать букву« Р », мне нужно было сначала написать букву« П », а затем провести линию. И я был так удивлен, что смог превратить желтую букву в оранжевую, просто добавив линию.'" [1]

Другая графема -> синестет цвета сообщает:« Я часто ассоциирую буквы и цифры с цветами. Каждой цифре и каждой букве в моей голове ассоциируется цвет. Иногда, когда буквы написаны жирным шрифтом на листе бумаги, они на короткое время кажутся того же цвета, если я не заостряю на этом внимание. Некоторые примеры: «S» - красный, «H» - оранжевый, «C» - желтый, «J» - желто-зеленый, «G» - зеленый, «E» - синий, «X» - фиолетовый, «I» бледно-желтый, «2» - коричневый, «1» - белый.Если я напишу SHCJGEX, он будет восприниматься как радуга, когда я читаю его, как и ABCPDEF ». (Из обсуждения с косой чертой)

Другие синестеты сообщают, что дни недели, месяцы года и числа имеют определенное пространственное расположение или что числа имеют определенный пол и характер.

Джеймс Ваннертон, синестет по лексике и вкусу, сообщает: «Когда я слышу, читаю или произносю (внутренняя речь) слова или звуки слов, я испытываю немедленное и непроизвольное вкусовое ощущение на языке.Эти очень специфические вкусовые ассоциации никогда не меняются и остаются неизменными столько, сколько я себя помню ». [2]

Учитывая большое разнообразие форм синестезии, исследователи приняли соглашение об указании типа синестезии, используя следующие обозначения x -> y, где x - «индуктор» или триггер, а y - «параллельный» или дополнительный , дополнительный опыт. Так, например, отображение букв и цифр (вместе называемых графемами) как цветных будет обозначено как графема -> синестезия цвета.Точно так же, когда синестеты видят цвета и движение в результате слышания музыкальных тонов, на это указывает синестезия тон -> (цвет, движение).

Демонстрация реальности синестезии [править | править источник]

Доказательство того, что кто-то является синестетом, довольно легко найти, но трудно «подделать». Самый простой тест включает в себя повторный тест на надежность в течение длительных периодов времени, и синестеты постоянно получают более высокие баллы в таких тестах, чем несинестеты (либо с названиями цветов, цветными чипами, либо даже с палитрой цветов, обеспечивающей 16.7 миллионов вариантов цвета). Синестеты могут набрать 90% согласованности в течение интервалов повторного тестирования продолжительностью до одного года, в то время как несинестеты могут набрать согласованность на 30-40% в течение интервалов повторного тестирования всего в один месяц, даже если их предупредили, что они будут повторно протестирован (например, Baron-Cohen et al., 1996).

Более специализированные тесты включают использование модифицированных версий эффекта Струпа. В стандартной парадигме Струпа сложнее назвать цвет чернил слова «красный», когда оно напечатано синим цветом, чем если бы слово «синий» было представлено синим.Это показывает, что чтение происходит «автоматически». Точно так же, если мы представим синестет цвета графемы с четырьмя, которые они видят как красные, но представим его синими чернилами, они будут медленнее идентифицировать цвет чернил. Обратите внимание, что это происходит не потому, что они не могут видеть синие чернила, а скорее из-за того, что тот же тип «конфликта ответов», который отвечает за стандартный эффект Струпа, также возникает между цветом чернил и автоматически индуцированным цветом графемы. Подобные варианты Stroop могут быть разработаны там, где, например, кого-то просят назвать пятно красного цвета, слушая тон, который вызывает ощущение синего (Ward et al., 2006), или для определения горького вкуса во время прослушивания музыкального интервала, который вызывает сладкий вкус (Beeli et al., 2005).

Пример теста, используемого для демонстрации реальности синестетических переживаний (из Рамачандрана и Хаббарда, 2001).

Наконец, исследования синестезии цвета графемы продемонстрировали, что синестетические цвета могут улучшить выполнение определенных зрительных задач, по крайней мере, для некоторых синестетов. Вдохновленные тестами на дальтонизм, Рамачандран и Хаббард (2001) представили синестетов и несинестетов с дисплеями, состоящими из числа пятерок, с некоторыми двойками, встроенными среди пятерок.Эти двойки могут составлять одну из четырех разных форм; квадрат, ромб, треугольник или ромб. От синестета, который видит 2 как красное, а 5 как зеленое, можно ожидать, что их синестетические цвета помогут им найти «встроенную фигуру». Это действительно то, что было найдено. Последующие исследования изучили эти эффекты более тщательно и обнаружили, что 1) среди синестетов существует значительная вариабельность и 2) хотя синестезия вызывается на ранней стадии обработки восприятия, она не возникает до привлечения внимания.

За последние 100 лет в научной литературе был опубликован ряд тематических исследований, и в биографиях известных художников есть ссылки, указывающие на то, что они испытали это состояние.

Основная статья: Примеры синестезии

Оценки распространенности синестезии широко варьировались (от 1 из 20 до 1 из 20000). Однако все эти предыдущие исследования страдали методологическим недостатком использования выборок, выбранных самостоятельно.То есть единственными людьми, включенными в эти более ранние исследования, были те, кто сообщил о своем опыте экспериментатору. Simner et al. (В печати) провели первое случайное популяционное исследование, в результате которого была выявлена ​​распространенность 1 из 23. Недавние данные (Day, 2005; Simner et al., В печати) предполагают, что графема → цвет и дни неделя -> наиболее распространены варианты цвета.

Почти каждое исследование, посвященное этой теме, предполагало, что синестезия группируется внутри семей, что согласуется с генетическим происхождением этого состояния.

Основная статья: Генетическая основа синастезии
Основная статья: Неврологическая основа синестезии

Ассоциированные когнитивные черты [править | править источник]

В общем, очень мало окончательно известно об общих когнитивных характеристиках, связанных с синестезией (или, действительно, есть ли какие-либо когнитивные черты, которые последовательно связаны с синестезией). Некоторые исследования предполагают, что синстеты необычайно чувствительны к внешним раздражителям (см., Например,г., Cytowic, 2002). Другие возможные связанные когнитивные черты включают путаницу между левыми и правыми, трудности с математикой и трудности с письмом (Cytowic, 2002). Однако синестеты могут с большей вероятностью участвовать в творческой деятельности (Rich et al., 2005), и некоторые исследования предполагают корреляцию между синестезией и творчеством (Domino, 1989; Dailey et al., 1991). Другое исследование показало, что синестезия может способствовать превосходным способностям памяти (Luria, 1968; Smilek et al., 2002). Однако неясно, является ли это общим признаком синестезии или это верно лишь для небольшого меньшинства. Это основная тема текущих и будущих исследований.

Связи с другими областями обучения [править | править источник]

Это изображение используется в качестве теста, чтобы продемонстрировать, что люди не могут произвольно прикреплять звуки к формам: удаленное племя называет одну из этих форм Booba , а другую Kiki. Решите, что есть что, а затем щелкните изображение, чтобы проверить свой ответ.

Исследователи изучают синестезию не только потому, что она сама по себе интересна, но и потому, что они надеются, что изучение синестезии предложит новое понимание других вопросов, таких как то, как мозг объединяет информацию из различных сенсорных модальностей, называемых кросс-модальным восприятием и мультисенсорным восприятием. интеграция. Одним из примеров этого является «эффект кики / буба» (см. Изображение справа). Этот пример впервые исследовал гештальт-психолог Вольфганг Колер. Что касается людей с острова Тенерифе, Колер показал аналогичное предпочтение формам, называемым «такте» и «малума».Недавняя работа Дафны Маурер и ее коллег показала, что даже дети в возрасте 2,5 лет (слишком маленькие, чтобы читать) демонстрируют этот эффект. Рамачандран и Хаббард (2001) утверждали, что этот эффект может быть неврологической основой звуковой символики, в которой звуки не произвольно сопоставляются с объектами и событиями в мире.

Точно так же исследователи синестезии надеются, что из-за их необычного сознательного опыта изучение синестезии откроет окно для лучшего понимания сознания и, в частности, нейронных коррелятов сознания или того, какие механизмы мозга, позволяющие нам быть в сознании, могут быть.В частности, некоторые исследователи утверждали, что синестезия имеет отношение к философской проблеме квалиа (см., Например, Gray et al., 2002; Gray et al., 1997; Ramachandran & Hubbard, 2001), поскольку синестеты испытывают дополнительные квалиа, вызванные через нестандартные маршруты.

  • Барон-Коэн, Саймон и Джон Э. Харрисон, ред., 1997. Синестезия: классические и современные чтения. Оксфорд, Великобритания: Блэквелл.
  • Барон-Коэн, Саймон, Джон Харрисон, Лаура Х. Голдштейн и Мария Вайк, 1993.«Восприятие цветной речи: происходит ли синестезия, когда модульность нарушается?» Восприятие; том 22: 419-426.
  • Beeli, Gian, Michaela Esslen и Lutz Jäncke, 2005. «Когда цвет звучит сладко». Природа; т. 434; 3 марта: 38.
  • Cytowic, Ричард Э., 2003/1993. Человек, пробовавший формы. Нью-Йорк: Тарчер / Патнэм.
  • Cytowic, Ричард Э. 2002. Синестезия: союз чувств, 2-е изд. Кембридж: MIT Press.
  • Данн, Кевин Т., 1998. Яркие цвета, ошибочно увиденные: синестезия и поиск трансцендентного знания.Новый рай; Лондон: Издательство Йельского университета.
  • Дэй, Шон А., 2005. «Некоторые демографические и социокультурные аспекты синестезии». В Робертсон и Сагив, ред .; Синестезия: перспективы когнитивной нейробиологии; Оксфорд: University Press, 11-33.
  • Даффи, Патрисия Линн, 2001. Голубые кошки и котята шартеуз. Нью-Йорк: Генри Холт и компания.
  • Грей, Дж. А., Чоппинг, С., Нанн, Дж., Парслоу, Д., Грегори, Л., Уильямс, С. и др. (2002). «Значение синестезии для функционализма: теория и эксперименты."Журнал исследований сознания, 9 (12), 5-31.
  • Грей, Дж. А., Уильямс, С. С. Р., Нанн, Дж., И Барон-Коэн, С. (1997). «Возможные последствия синестезии для решения трудного вопроса о сознании». В С. Барон-Коэн и Дж. Э. Харрисон (ред.), Синестезия: классические и современные чтения. (стр. 173-181). Мальден, Массачусетс: Blackwell.pdf
  • Рамачандран, В. И Хаббард, Э.М. (2001). «Синестезия: окно в восприятие, мысли и язык»] Journal of Consciousness Studies, 8 (12), 3-34.
  • Смилек, Даниил, Б.А. Моффатт, Дж. Пастернак, Б. Уайт, М.Дж. Диксон и П.М. Мерикл, 2002. "Синестезия: исследование дискордантных монозиготных близнецов". Нейроказ; т. 8: 338-342.
  • Стин, Кэрол Дж., 2001. «Общие видения: взгляд из первых рук в синестезию и искусство». Бостон: Леонардо, MIT Press: Том 34, № 3.
  • Уиллер, прав. и Катсфорт, Т. Д. (1925) Синестезия в развитии концепции, Журнал экспериментальной психологии 8: 149-52.

Ассоциации синестезии [править | править источник]

[править | править источник]

Научные ресурсы [править | править источник]

статей по синестезии в Интернете [править | править источник]

Искусственная синестезия [править | править источник]

Что такое синестезия? | Живая наука

Синестезия - это неврологическое заболевание, которое заставляет мозг обрабатывать данные одновременно несколькими органами чувств.Например, человек с синестезией может слышать звуки, но при этом видеть их как разноцветные завитки. Состояние не до конца изучено, но считается, что оно является генетическим и поражает больше женщин, чем мужчин.

По данным Американской психологической ассоциации (APA), синестезия встречается редко и встречается только у 1 из 2000 человек. Состояние чаще встречается у художников, писателей и музыкантов; По данным Psychology Today, от 20 до 25 процентов людей этих профессий страдают этим заболеванием.Примеры известных художников с синестезией - поп-певец Лорд, скрипачка Кейтлин Хова, художники Василий Кандинский и Дэвид Хокни. По данным АПА, писатель Владимир Набоков, композитор Оливье Мессиан и физик Ричард Фейнман также могли иметь синестезию.

Типы

Слово «синестезия» происходит от греческого слова «воспринимать вместе». Согласно Psychology Today, было зарегистрировано более 60 типов синестезии. Большинство людей с этим заболеванием испытывают как минимум два типа синестезии.Наиболее распространенный тип - синестезия цвета графемы, когда буквы или числа кажутся раскрашенными на написанной странице или визуализируются как окрашенные в уме.

Некоторые другие типы синестезии включают следующие:

  • Обоняние определенных запахов при прослушивании определенных звуков.
  • Восприятие музыки как цветов в воздухе (синестезия цвета музыки).
  • Дегустационные слова (лексико-вкусовая синестезия).
  • Ощущение, что определенные текстуры вызывают определенные эмоции (синестезия тактильных эмоций).
  • Ощущение, что время имеет физические характеристики (пространственно-временная синестезия).
  • Видение определенного цвета при ощущении боли.
  • Восприятие языка жестов как цвета.

Некоторые люди испытывают феномен, называемый «концептуальной синестезией», в котором они видят абстрактные понятия, такие как единицы времени или математические операции, как формы, проецируемые либо внутри, либо в пространство вокруг них, согласно APA.

Причины

Синестезия впервые была изучена в конце 19-го и начале 20-го веков, но исследования этого состояния отошли на второй план до 1970-х годов.С тех пор многие нейробиологи изучали это состояние и предложили несколько конкурирующих теорий о его причинах, согласно статье в Monitor on Psychology APA.

Например, исследование Саймона Барон-Коэна, изучающего синестезию в Кембриджском университете, показало, что синестезия является результатом переизбытка нейронных связей. Обычно каждое из чувств закреплено за отдельными модулями мозга с ограниченной перекрестной коммуникацией. Барон-Коэн предположил, что в мозгу людей с синестезией стены разрушены, и между модулями больше коммуникации.

Однако Питер Гроссенбахер, психолог из Университета Наропа в Колорадо, считает, что синестезия не перестраивает архитектуру мозга, а происходит, когда одночувственные области мозга получают обратную связь от мультисенсорных областей. Обычно информация из мультисенсорных областей возвращается только в соответствующую односенсорную область. По словам Гроссенбахера, у людей с синестезией информация оказывается беспорядочной.

Другая теория, предложенная Дафной Маурер, психологом из Университета Макмастера в Онтарио, состоит в том, что у всех есть эти связи, но не все их используют.Маурер предположил, что те, кто использует связи, испытывают синестезию.

Небольшое исследование 17 участников, опубликованное в European Journal of Neuroscience в 2016 году, показало, что у людей с синестезией могут быть более сильные психические ассоциации между определенными звуками и округлыми или угловатыми формами. «Были споры о синестезии», - говорится в заявлении соавтора исследования доктор Криш Сатиан, невролог из Университета Эмори в Атланте. До сих пор было неясно, связан ли источник восприятия у людей с синестезией с тем, как они связывают определенные звуки, которые они слышат, с мысленными образами, которые представляют эти звуки, или источник был чем-то совершенно другим, сказал он.

В ходе опроса 11000 студентов колледжей в 2017 году исследователи обнаружили, что дети, которые выросли, слыша и разговаривая на двух языках начиная с очень раннего возраста, с большей вероятностью имели синестезию, чем люди, которые не говорили на двух языках, начиная с очень раннего возраста. «Группы людей с разным языковым образованием имеют разную степень синестезии - и совершенно разные показатели», - сказал соавтор исследования Маркус Уотсон, психолог-экспериментатор из Йоркского университета в Торонто. «Она колеблется от 0 до 5 процентов в зависимости от их языкового фона."

Диагноз

Не существует официального метода диагностики синестезии. Однако существуют рекомендации, которые были разработаны ведущим исследователем синестезии доктором Ричардом Цитовиком.

Люди с синестезией обычно делают следующее:

  • Непроизвольно испытывают свое восприятие.
  • Проецируйте ощущения за пределами разума, например, видите, как цвета парят в воздухе, когда они слышат звуки
  • Имейте восприятие, которое каждый раз одно и то же.
  • Имейте общее восприятие, например, вы видите форму в ответ на определенный запах, но не видите чего-то более сложного.
  • Вспомните вторичное синестетическое восприятие лучше, чем первичное восприятие.
  • Имеют эмоциональные реакции, такие как приятные чувства, связанные с их восприятием.

Дополнительные ресурсы

Что такое синестезия? - Scientific American

Томас Дж. Палмери, Рэндольф Б. Блейк и Рен Маруа из отдела психологии и Центра интегративной и когнитивной нейробиологии в Университете Вандербильта изучают синестезию.Они дают следующее объяснение:

Когда вы едите курицу, она кажется острой или круглой? Неделя имеет форму перевернутого D с днями, расположенными против часовой стрелки? Записка B на вкус напоминает хрен? Вы путаетесь с назначениями, потому что вторник и четверг одного цвета? Вы поедете не на тот вокзал в Нью-Йорке, потому что Grand Central имеет тот же цвет, что и адрес 42nd Street Penn Station? Когда вы читаете газету или слушаете, как кто-то говорит, вы видите радугу цветов? Если да, возможно, у вас синестезия.

Синестезия - это аномальное смешение чувств, при котором стимуляция одной модальности одновременно вызывает ощущения другой модальности. Синестеты слышат цвета, чувствуют звуки и ощущают вкус форм. Что отличает синестезию от галлюцинаций, вызванных лекарствами, так это то, что синестетические ощущения очень устойчивы: для определенных синестетов нота F всегда имеет красноватый оттенок ржавчины, 3 всегда розовый или грузовик всегда синий.

Предполагаемая частота синестезии варьируется от одного случая на 20 000 до одного случая на 200. Из различных проявлений синестезии наиболее распространенным является видение монохроматических букв, цифр и слов в уникальных цветах - это называется синестезией цвета графемы. Одно довольно поразительное наблюдение состоит в том, что все такие синестеты, кажется, испытывают очень разные цвета для одних и тех же графемических сигналов. Разные синестеты могут видеть 3 желтым, розовым или красным.Такие синестетические цвета не определяются значением, потому что 2 может быть оранжевым, но два синим и 7 может быть красным, но семь зеленым. Еще больше озадачивает то, что синестеты обычно сообщают, что видят как цвет, которым напечатан символ, так и их синестетический цвет. Например, это одновременно синий (настоящий цвет) и светло-зеленый (синестетический цвет).

Synesthetes сообщают, что у них необычайно хорошая память для таких вещей, как номера телефонов, коды безопасности и многосложная анатомическая терминология, потому что цифры, буквы и слоги принимают такое уникальное сочетание цветов.Но синестеты также сообщают об ошибках вычислений, потому что 6 и 8 имеют одинаковый цвет и утверждают, что предвосхищают пары, которые они встречаются, потому что цвета их имен так ужасно конфликтуют.

Слишком долго синестетов считали сверхактивным воображением, путаницей воспоминаний с восприятием или слишком буквальным восприятием метафорической речи. Однако недавние исследования документально подтвердили реальность синестезии и начали приближаться к пониманию того, что может вызывать такие необычные ощущения.

Исследования документально подтвердили, что синестетические цвета воспринимаются во многом так же, как несинестетические люди воспринимают настоящие цвета. Таким образом, синестетические цветовые различия могут облегчить выполнение задач, в которых реальные цветовые различия облегчают выполнение несинестетов и могут ухудшать производительность в задачах, в которых реальные цветовые различия ухудшают производительность несинестетов.

В одной из таких задач людей просят как можно быстрее назвать цвет чернил, которыми печатается слово (например, ответ «розовый» на ответ и «синий» на).Для лексических синестетов эти слова приобретают уникальные цвета. Когда синестетический цвет совпадает с цветом чернил, реакция происходит быстро. Но когда синестетический цвет не соответствует цвету чернил, реакция будет медленной, предположительно потому, что испытуемым необходимо разрешить конфликт по поводу того, какое название цвета следует использовать. Хотя такие результаты демонстрируют, что синестезия происходит автоматически, в том смысле, что они не могут выключить свой синестезический опыт, даже если он мешает выполнению задачи, эти результаты не показывают, являются ли синестетические цвета восприятием или воспоминаниями.

Чтобы продемонстрировать перцептивную реальность синестетических цветов, исследователи ввели синестетические цветовые различия в различные традиционные задачи визуального восприятия. Поиск a среди s - сложная задача, потому что цифры очень похожи визуально, отличаясь только зеркальным отражением. Если бы был окрашен в оранжевый цвет, а s - в зеленый, задача поиска была бы тривиально простой, потому что оранжевая цифра визуально выделяется на фоне зеленых цифр. Когда нам показали дисплей, состоящий из одноцветных цифр, мы обнаружили, что синестет может быстро найти цель, потому что для него он был оранжевым, но зеленым ( см. Изображение ).

Вилаянур Рамачандран и Эдвард М. Хаббард из Калифорнийского университета в Сан-Диего сообщили о дополнительных результатах, подтверждающих перцептивную реальность синестетических цветов. В одном задании они представили синестетам массив букв и цифр, расположенных через равные промежутки времени. Synesthetes сообщили, что эти массивы организовывались в отдельные строки или столбцы в зависимости от того, были ли строки или столбцы символов одного синестетического цвета. Это перцептивное группирование, основанное на синестетическом цвете, аналогично тому типу перцептивного группирования, которое несинестеты испытывают с реальными цветами.

Утверждения о реальности восприятия синестетических цветов были подтверждены недавними исследованиями функциональной визуализации мозга, проведенными исследователями из США, показавшими, что синестетический цвет активирует центральные зрительные области мозга, которые, как считается, участвуют в восприятии реальных цветов.

Нейронный механизм, с помощью которого синестетические цвета автоматически связываются с буквенно-цифровыми символами, остается загадкой. Одна из возможностей заключается в том, что синестезия может возникать из-за какого-то аномального перекрестного соединения между областями мозга, которые обычно сегрегированы у несинестетиков.Для синестезии цвета графемы может существовать перекрестная связь между областями обработки цифр и букв и областями обработки цвета в зрительной коре, которые занимают соседние области человеческого мозга.

Причины синестезии также остаются неизвестными. Некоторые ученые предположили, что все рождаются синестетиками, но типичная траектория развития приводит к тому, что эти тесно взаимосвязанные области мозга становятся гораздо более изолированными. Мы не знаем, почему синестеты сохраняют некоторые из этих аномальных связей.Биологическая детерминанта может частично работать в некоторых случаях синестезии, потому что состояние имеет тенденцию передаваться по наследству; более того, почти в шесть раз больше женщин, чем мужчин, сообщают о синестезии. Независимо от этиологии синестезия предоставляет когнитивным нейробиологам уникальную возможность узнать больше о том, как мозг создает нашу перцептивную реальность.

Ответ был первоначально опубликован 17 июня 2002 года.

Удивительный мир синестезии

Мальчиком, выросшим в Лондоне, Джеймс Ваннертон (внизу) ездил в школу на метро.Он мог пробовать свой путь по маршруту. «Площадь Пикадилли» пробовала вкус арахиса и слизи, которые вы получаете в баре для пикника. На Бонд-стрит пахло острым аэрозольным спреем. Мне нравился Тоттенхэм-Корт-роуд; у него был вкус завтрака. Слово «Тоттенхэм» имело вкус колбасы, «Корт» - яичного вкуса, а «Дорога» - вкуса тостов », - говорит он мне.

Джеймс испытывает редкий тип синестезии, состояние, при котором сенсорный ввод от одного когнитивного потока вызывает сенсорный ввод от другого нестимулированного когнитивного потока (Cytowic, 1989).Слово происходит от греческого слова «совместное ощущение» - в отличие от более известного термина «анестезия», который по-гречески означает «отсутствие ощущения». Синестезия является непроизвольной, различные ассоциации и чувства обычно остаются стабильными с течением времени, и ассоциации часто уникальны для человека. Считается, что от него страдают не менее 4,4% населения в целом (Simner et al., 2006).

Известно более 60 типов синестезии. Лексико-вкусовая форма Джеймса заставляет слова восприниматься как сильные вкусы.Одним из наиболее распространенных типов является синестезия цвета графемы, когда буквы и цифры окрашиваются в цвет. Буквы могут представлять разные оттенки цвета, как и целые слова. Хроместезия - еще одна распространенная форма, связанная с ассоциацией звука с цветом - музыканты Фаррелл Уильямс, Мэри Дж. Блайдж и Леди Гага утверждают, что обладают ею. Говорят, что авторы и художники, включая Набокова и Ван Гога, также испытали различные формы синестезии.

Но не только известные музыканты и артисты испытывают синестезию.Одним из примеров является JB, подросток из Нью-Йорка, у которого есть синестезия и эйдетическая память. Когда JB было три года, он смог дословно вспомнить сценарий фильма «Шрек». Мать Джей Би сказала мне, что она не знала, что у него синестезия, пока он не сообщил, что видел числа, выделенные синим цветом. Являются ли глубокие воспоминания JB случайными или потенциально связаны с его синестезией? И если это так, может ли наличие приличной памяти быть одним из преимуществ этого условия? Есть ли другие преимущества у синестезии? Прежде чем ответить на эти вопросы, мы должны предложить некоторый контекст того, как это увлекательное явление было впервые признано психологическим состоянием.

Краткая история
Первые научные сообщения о синестезии появились в 1812 году (Jewanski et al., 2009). Немецкий врач Георг Закс описал свои собственные ощущения синестезии в диссертации об альбинизме его и его сестры. Две страницы диссертации описывают некоторые из его ощущений синестезии; он утверждал, что испытывал цветные слова, последовательности и музыку. К сожалению, Сакс не пытался объяснить, почему он испытывает эти чувства.

Хотя были и другие случаи синестезии, зарегистрированные в конце XIX века, академический интерес угас с ростом бихевиоризма в 1930-х годах.Теория бихевиоризма постулирует, что любое поведение объясняется обусловленностью или переживаниями в ближайшем окружении. Исследователи стали уделять больше внимания внешним воздействиям, поскольку считалось, что внутренние чувства и мысли невозможно измерить.

Синестезия не получила широкого распространения до 1980-х годов. Американский невролог Ричард Э. Цитовик посетил званый обед, где увидел, как кто-то готовит куриный соус. Шеф-повар попробовал соус и сказал, что на вкус он «неправильный» и что за него «нужно больше очков».Cytowic расспросил шеф-повара и обнаружил, что у шеф-повара появляются формы на руке, когда он пробует еду. Цитовича это заинтриговало, и он начал исследовать феномен, который мы теперь знаем как синестезию.

Примерно в то же время в Великобритании психолог профессор Саймон Барон-Коэн наткнулся на интервью с художницей по имени Элизабет Пулфорд. Пулфорд (EP) сказала, что она испытала слова и музыку в цвете, и спросила, заинтересован ли кто-нибудь в ее изучении. Барон-Коэн связался и написал несколько статей об EP (e.грамм. Baron-Cohen et al., 1987), выявив синестезию, которая была одновременно подлинной и стабильной. Затем в 1995 году Барон-Коэн и его коллеги доказали, что синестезия является настоящим неврологическим заболеванием, используя фМРТ-сканирование шести синестетов и шести несинестетов (контрольная группа). Сканирование показало активность мозга в той части мозга, которая связана со зрением, когда слышен звук, даже когда участникам были завязаны глаза. Это происходило только в мозгу синестетов, но не в контрольной группе (Paulesu et al., 1995). Эти результаты побудили других членов научного сообщества, особенно нейробиологов, сосредоточить свои исследования на синестезии.

Синестезия и прикосновение
Каким бы увлекательным ни было состояние, синестезия может быть помехой для человека. Кэролайн Харт, которая работает массажистом в главном офисе Twitter в Сан-Франциско, страдает редким типом, известным как синестезия прикосновения к зеркалу. Человек с синестезией от прикосновения к зеркалу непроизвольно испытывает те же ощущения, которые испытывает другой человек.Кэролайн рассказывает мне о своих переживаниях: «Мои самые ранние воспоминания об этом были, когда мне было около трех лет. У нас передо мной была собака, которая сломала ногу. Я помню, что в тот момент, когда я увидел этот перелом, я почувствовал боль. Сколько я себя помню, это было со мной ».

Кэролайн испытывает боль мгновенно, прежде чем она успевает подумать. Неважно, что она чувствует к человеку или животному, страдающему от боли - она ​​должна увидеть изображение или объект, прежде чем ощутить тактильное ощущение. «Иногда, когда я поглощен фильмом или смотрю спортивное соревнование, я непроизвольно двигаю своим телом так, как я вижу, как движутся люди на экране.Я не смотрю много боевиков, потому что они меня слишком синестетически стимулируют. Часто я действительно напрягаю свои мышцы, потому что чувствую, что бегу вместе с актером, который убегает от плохого парня ».

Кэролин сказала мне, что недавно видела статью в журнале Time о крушении самолета Mh27. «Там было изображение человека, привязанного к креслу самолета, посреди пшеничного поля, куда приземлилось тело. Тело было целым, ни кровотечений, ни порезов, ни разрывов не было ».Сначала Харт не отреагировала, так как кровотечения не было видно, но когда она увидела, что нога мужчины находится под невозможным углом, это вызвало у нее синестезию. Она испытала стреляющую электрическую боль от задней части бедер до передней части ног и через тыльную сторону рук.

Хотя синестезия Кэролайн иногда может быть проблемой, она также может быть очень полезной, особенно в ее работе. «Когда я прикасаюсь к людям, я чувствую это в собственном теле, где я работаю над ними.Это очень приятно; это почти как будто я массирую себя. Это не так сильно, как мое чувство боли », - говорит она. «Моя усталость во время работы смягчается тем фактом, что я чувствую себя действительно хорошо физически, когда делаю массаж. В моей работе есть приятная составляющая, выходящая за рамки простого удовлетворения от работы. Мне интересна моя работа;
Мне нравится личное общение ».

Синестезия Кэролайн с помощью зеркального прикосновения позволяет ей легко пальпировать травмы и узлы пациента. Недавно она ушла с работы, на которой проработала восемь лет, где она была самым востребованным массажистом за 20-летнюю историю бизнеса.Ее синестезия позволила ей воспринимать чувства так, как не могут многие ее сверстники.

Это также помогает ей запоминать встречи с клиентами. «В голове я могу вывести весь свой календарь на несколько месяцев вперед. Мне не нужно записывать свои встречи. Они имеют цветовую кодировку в трехмерном пространстве », - говорит она. Хотя синестезия может затруднить выполнение некоторых повседневных задач, что, если бы мы сосредоточились на потенциальных преимуществах и использовали их для улучшения повседневной жизни?

Синестезия и память
Так же, как и у Джей Би, замечательная память Кэролайн вряд ли будет случайной.Одним из ведущих экспертов в области синестезии и памяти является доктор Николас Ротен из Университета Сассекса (где он работал с профессором Джейми Уордом, который написал статью о синестезии для этой публикации в 2003 году). . Ротен написал статьи по широкому кругу различных тем, связанных с синестезией, в том числе о том, как она связана с артистизмом и высшими когнитивными функциями.

В своей обзорной статье Ротену пришлось изучить части мозга, связанные со зрением.Гипотеза «двух потоков» предполагает, что зрительная система состоит из дорсального и вентрального путей. Дорсальный путь участвует в руководстве, действиях и расположении объектов в пространстве, в то время как вентральный поток связан с распознаванием объектов (Goodale & Milner, 1992). Николас обсуждает некоторые тенденции, которые он обнаружил в своих экспериментах. «В группе синестеты, как правило, лучше справляются с задачами памяти, чем не синестеты. В большей степени это касается задач, связанных с цветом, абстрактными узорами или словами, но не такими вещами, как пространственное местоположение », - говорит он.«Например, при синестезии цвета графемы наблюдается повышенная чувствительность вентрально-зрительного пути».

Это приводит к повышению производительности при выполнении определенных типов задач памяти. «Это причина, по которой синестеты часто имеют преимущество в задачах, связанных с информацией с высокой пространственной частотой, такой как слова, цвета и абстрактные узоры, но не с пространственной информацией, местоположением и звуком - это функции, которые в основном расположены на спинном пути».

В музыке
Некоторые преимущества синестезии для запоминания могут быть переданы в творческие дисциплины.Дэниел Макбрайд учится на втором курсе Королевского музыкального колледжа в Лондоне и испытывает синестезию. Начав уроки игры на фортепиано в 16 лет, он научился очень быстро и всего за семь месяцев стал профессионально выступать. «Я никогда не записывал ни одной песни, которую играл. Я мог запомнить все, по цветам и узорам, которые я видел, играя в них », - говорит он.

«Учеба в колледже познакомила меня со множеством музыки, в некоторых из которых использовались нетрадиционные трезвучия. Иногда я слушал музыку и меня гипнотизировали цвета, которые я видел », - говорит он.В колледже Дэниелу часто поручают работать над музыкальными проектами - именно стиль, в котором он их исполняет, определяется его синестезией. «Я отчетливо вижу изменение цвета, когда слышу одну ноту и слышу, как она медленно растет. Из-за этого мне очень нравится слушать музыку Ближнего Востока. Это меня больше всего стимулирует ».

Исследования, посвященные синестезии и творчеству, дали многообещающие результаты. Например, в одном исследовании была взята выборка из 82 синестетов, и они ответили на вопросники о творчестве и сказали, сколько времени они занимаются искусством.У синестетов была значительная тенденция проводить больше времени, занимаясь творческими дисциплинами, по сравнению с несинестетами. Различная степень креативности также была связана с типом переживания синестезии (Ward et al. 2008). Например, люди с хроместезией чаще играли на музыкальных инструментах, чем другие синестеты. Эти результаты предполагают, что если ученые смогут найти способ научить людей хроместезии, это может улучшить то, насколько хорошо люди учатся читать и сочинять музыку.

Дэниел недавно увлекся современной танцевальной музыкой. «В классической музыке я ощущаю много разных цветов, но, поскольку хаус-музыка более повторяющаяся, я часто вижу, как на всех треках появляется один сплошной цвет. На данный момент мне нравится один трек Koan Sound, который начинается ярко-желтым и к концу песни превращается в каскад синего. Звук арфы, идущий в конце, делает его темно-синим. «Часть моего опыта прослушивания заключается в том, чтобы видеть, какие цвета вызывают музыкальные ноты.Это положительно, так как я действительно увлекаюсь этим, и это часть моей работы », - говорит он. «Когда я сочиняю, в своей голове я могу представить, какие цвета я бы увидел, если бы играл. Сочинение - это месяцы работы, сжатые в четыре минуты игрового времени. Пока я пишу, я представляю цвета, которые вижу - и когда я наконец слышу это, я поражаюсь ».

Синестезия обучения
Понятно, что синестетические ассоциации Макбрайда помогают ему в его музыке, но откуда берутся его ассоциации ? Ответить на этот вопрос может исследование Виттхофта и Винавера (2013).Они протестировали 11 синестетов цветовой графемы и обнаружили, что у них есть удивительно похожие пары цвет-графема (графемы - это наименьшая единица письменного слова, имеющая значение). Но, учитывая, что синестезия считается преимущественно наследственным заболеванием, почему это так? Исследователи пришли к неожиданному ответу: цвета, которые они видели, соответствовали цветам известного набора магнитов Фишера-Прайса, который, по словам 10 из 11 участников, принадлежал им, когда они были моложе. Это предполагает, что ассоциации с окружающей средой, усвоенные в детстве, оказали сильное влияние на синестетические симптомы.

Если синестезия частично определяется окружающей средой восприятия, можно ли обучить определенным аспектам этого состояния? В своей лаборатории в Университете Восточного Лондона научный сотрудник доктор Клэр Джонас в течение недели обучает несинестетов, помогая им ассоциировать буквы с цветами. Она делает это, постоянно показывая человеку букву определенного цвета. После обучения она дает им списки слов, содержащие ахроматические (бесцветные) слова, слова с цветами, соответствующими цветам, которые они выучили, и слова с цветами, несовместимыми с цветами, которые они выучили.

Йонас часто обнаруживает, что несинестеты начинают вести себя так, как поступают синестеты - они часто с большей вероятностью запоминают конгруэнтные и ахроматические слова, но им трудно запоминать несовместимые слова по сравнению с несинестетами, которые не были обучен. Эти результаты предполагают, что можно обучить определенным аспектам синестезии. Работа Николаса Ротена также подтверждает эту теорию - он проанализировал все исследования в этой области и обнаружил, что некоторые аспекты синестезии можно передать несинестетам (Rothen & Meier, 2014).Однако многие эффекты зависели от интенсивности и продолжительности тренировки, а также от внутренней мотивации участника принять участие в эксперименте.

Если можно научить аспектам синестезии, означает ли это, что есть возможность улучшить память у несинестетов, обучая их синестезии? «На данный момент мы знаем, что синетезия имеет преимущества для памяти у молодых людей, но мы не знаем, оказывает ли она защитный эффект на память по мере того, как мы становимся старше», - говорит Йонас. «Позже у синестетов ухудшится память, - это очевидный прогноз.Если это так, то обучение синестезии можно использовать для защиты или улучшения памяти пожилых людей ».

Метод Йонаса по обучению синестезии - не единственный метод, который может сработать. Олимпия Колизоли, доцент кафедры мозга и познания Амстердамского университета, придерживается более пассивного подхода при обучении своих несинестетов. Она заставляет их читать книги с повторяющимися разноцветными буквами, чтобы вызвать у них будущие синестетические ассоциации. В одном из своих экспериментов она раскрасила буквы a, e, s и t в книге, но оставила другие буквы черным.После тренировки она быстро высветила буквы алфавита и попросила участников определить соответствующий цвет букве. В тесте Козоли намеренно показал некоторые цветные буквы другого цвета, нежели они были в книге. Она обнаружила, что людям, которые были обучены (или обучены аспектам синестезии), требовалось больше времени, чтобы определять эти цвета, чем тем, кого не учили - они испытывали вмешательство во время реакции, известное как эффект Струпа (Stroop, 1935). Это могло произойти из-за непроизвольных ассоциаций несинестетов, образовавшихся после обучения.Результаты показали, что этот метод обучения успешен, по крайней мере, в краткосрочной перспективе (Colizoli et al., 2014).

Другое, более недавнее исследование показывает, что синестезия может иметь длительные эффекты. В статье, опубликованной Ротеном и его коллегами, было обнаружено, что несинестеты могли изучать синестетические характеристики, которые оставались присутствующими, когда они покидали лабораторию. Подобные результаты, наряду с результатами других исследований, предполагают, что синестезия - это не просто наследственное заболевание, а формируется под воздействием определенных факторов окружающей среды на раннем этапе нашего развития.Другие исследования также подтверждают теорию окружающей среды, обнаружив, что цветные синестетические ассоциации могут быть притуплены негативным настроением (Kay et al., 2014).

Значение для лечения расстройств
Исследователь и художник-инсталлятор Барбара Райан пошла еще дальше, сформулировав идеи, которые помогут синестетам с нейродегенеративными расстройствами лучше справляться. Сама синестетка цвета графемы, она говорит мне: «Я работала с человеком, который больше не мог пользоваться телефоном - ей приходилось ждать, пока все ей позвонят.Хотя она теряла способность читать язык, замена имен людей цветами или символами помогала ей запоминать, какие имена совпадают с какими числами ». Райан считает, что с синестезией и памятью можно сделать многое. «Я действительно думаю, что синестетические техники могут быть использованы для лечения таких расстройств, как дислексия. Я думаю, что в некоторых случаях синестетические техники можно использовать в качестве учебного пособия. Мой друг страдает дислексией и у него проблемы с некоторыми буквами, поэтому я спросил его, с какими буквами у него проблемы.Затем я спросил его, какие ассоциации у него были с этими письмами. Сначала он не думал, что у него есть что-то, но я посоветовал ему не торопиться и подумать над этим. Затем я отформатировал текст так, чтобы буквы, с которыми у него были проблемы, теперь были цветными, и он сразу мог читать их так, как не умел раньше. Они стали узнаваемыми. Распознавание происходит намного быстрее с синестезией, так как у вас есть более одного режима стимуляции ».

Барбара Райан смешивает« вкус ноябрьских »коктейлей в рамках инсталляции 2010 года.

Синестезия не только имеет потенциальную пользу для памяти и творческих способностей - некоторые считают, что синестетические вмешательства могут помочь в лечении психических расстройств. Ян Джордан из Эр, Шотландия, описывает себя как «неповторимый оптик». Он использует синестетические методы, чтобы попытаться уменьшить эффекты различных мультисенсорных расстройств, таких как аутизм, дислексия и СДВГ. «Мы используем и отслеживаем синестезию во многих вмешательствах», - говорит он. «Расстройства обработки сенсорной информации часто являются синонимом синестезии.Мы думаем, что тиннитус в некотором роде является синестетическим состоянием. Если вы значительно измените визуальный вход, вы сможете отключить звук на слух примерно у 60% людей. Это синестетический эффект, который, вероятно, не был признан таковым ».

« Профессионалы должны больше знать о синестезии », - говорит мне Ян. «Их нужно научить понимать и работать с этим. Многие оптики даже не слышали об этом. Нам нужно, чтобы оптики, профессиональные психологи и терапевты работали как минимум вместе.’

Николас Ротен дает свои прогнозы на будущее. «В последнее десятилетие люди были озабочены тем, чтобы показать, что синестезия - реальное явление, но теперь люди изучают, как синестезия влияет на высшие когнитивные функции. В чем преимущества и недостатки синестезии? Связано ли это с такими состояниями, как шизофрения или аутизм? »Очевидно, нам еще многому нужно научиться.

Джек Даттон - писатель-фрилансер
[электронная почта защищена]

Ссылки

Baron-Cohen, S., Вайк, М. и Бинни, К. (1987). Слышать слова и видеть цвета: экспериментальное исследование случая синестезии. Восприятие, 16, 761–767.
Colizoli, O., Murre, J.M.J. И Роу Р. (2014). Обучение синестетическим ассоциациям букв и цветов с помощью чтения в цвете. Журнал визуализированных экспериментов, 84, e50893. DOI: 10.3791 / 50893
Cytowic, R.E. (1989). Синестезия: союз чувств. Берлин: Springer.
Cytowic R.E., Eagleman D.M. & Набоков Д. (2009). Среда синего цвета: открытие мозга синестезии.Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
Гудейл, М.А. и Милнер, А.Д. (1992). Разделяйте визуальные пути восприятия и действия. Тенденции в неврологии, 15, 20–25.
Евански Дж., Дэй С.А. и Уорд Дж. (2009). Красочный альбинос: первый задокументированный случай синестезии, сделанный Георгом Тобиасом Людвигом Саксом в 1812 году ». Journal of the History of the Neurosciences, 18 (3), 293–303
Kay, C.L., Carmichael, D.A., Ruffell, H.E. И Симнер Дж. (2014). Колебания цвета в синестезии цвета графема: влияние клинических и неклинических изменений настроения.Британский журнал психологии [Предварительная онлайн-публикация]. DOI: 10.1111 / bjop.12102
Paulesu, E., Harrison, J.E., Baron-Cohen, S. et al. (1995). Физиология цветного слуха: исследование активации синестезии цветного слова с помощью ПЭТ. Brain, 118, 661–676,
Rothen, N. & Meier, B. (2014). Получение синестезии: выводы из учебных исследований. Frontiers in Human Neuroscience, 8, 109.
Simner, J., Mulvenna, C., Sagiv, N. et al. (2006). Синестезия: распространенность нетипичных кросс-модальных переживаний.Восприятие, 35 (8), 1024–1033.
Струп, Дж. Р. (1935). Исследования вмешательства в серийных словесных реакций. Журнал экспериментальной психологии, 18, 643–662.
Уорд, Дж. (2013). Состояние дел: синестезия. Психолог, 16 (4), 196–199.
Уорд, Дж., Томпсон-Лейк, Д., Эли, Р. и Камински, Ф. (2008). Синестезия, творчество и искусство: какая связь? Британский журнал психологии, 99, 127–141.
Виттхофт Н. и Винавер Дж. (2013). Обучение, память и синестезия.

Синестезия | Интернет-энциклопедия философии

Слово «синестезия» или «синестезия» происходит от греческих корней: син, , означающее союз, и эстетика, , означающее ощущение: союз чувств.Многие исследователи используют термин «синестезия» для обозначения аномалии восприятия, при которой сенсорный стимул, связанный с одной модальностью восприятия, автоматически запускает другой непреодолимый сенсорный опыт, который обычно, но не всегда, связан с другой модальностью восприятия, например, когда музыкальные тоны вызывают визуальное восприятие цветов («цветной слух»). Другие исследователи рассматривают дополнительные необычные соответствия в категории синестезий, включая автоматические ассоциации определенных объектов с полами, приписывание уникальных личностей числам и непроизвольное присвоение пространственного положения месяцам или дням недели.Многие синестеты испытывают более одного кросс-модального соответствия, а другие, у которых есть необычный кросс-модальный сенсорный опыт, также имеют некоторые несенсорные соответствия, такие как упомянутые выше.

Исследователи из самых разных областей, включая неврологию, нейробиологию, психологию и эстетику, проявили интерес к феномену синестезии. Рассмотрение синестезии также пролило свет на важные вопросы философии разума и когнитивной науки. Например, одна из наиболее широко обсуждаемых проблем современной философии разума заключалась в том, чтобы определить, насколько сознание соответствует физическим описаниям мира.Сознание относится к кажущемуся несводимым субъективному ощущению продолжающегося опыта или к характеру , на что он похож на . Философы пытались свести сознание к свойствам, которые в конечном итоге будут более поддающимися физическим характеристикам, таким как репрезентативные или функциональные свойства разума. Некоторые философы утверждали, что редуктивные теории, такие как репрезентационализм и функционализм, не могут объяснить синестетический опыт.

Другой метафизический проект - дать представление о природе цвета.Есть два основных типа взглядов на природу цвета. Цветовые объективисты считают цвет реальной чертой внешнего мира. Цветовые субъективисты считают, что цвет является зависимой от разума особенностью объекта (или его опыта). Синестезия использовалась как контрпример цветному объективизму. Однако не все согласны с тем, что для этой цели можно использовать синестезию. Синестезия также обсуждалась в отношении вопроса о том, какие свойства перцептивного опыта могут представлять объекты как имеющие (например, цвета).Стандартное представление состоит в том, что восприятие цвета представляет объекты как обладающие цветовыми свойствами, но особый вид синестезии цвета графемы может показать, что восприятие цвета может означать числовое значение. Если это верно, это показывает, что переживания восприятия могут представлять так называемые «высокоуровневые» свойства.

Synesthesia также может быть полезна при решении вопроса о том, как мысленная обработка может быть настолько эффективной, учитывая обилие мысленно сохраненной информации и широкий спектр проблем, с которыми мы сталкиваемся, каждая из которых требует очень специфических, хотя и разных, обрабатывающих решений.Модульная теория разума - это теория о ментальной архитектуре и обработке, направленная на решение этих проблем. Согласно модульной теории, по крайней мере, некоторая обработка выполняется в инкапсулированных с помощью информации субблоках, которые эволюционировали для выполнения уникальных задач обработки. Синестезия использовалась в качестве поддержки ментальной модульности несколькими способами. В то время как некоторые утверждают, что синестезия возникает из-за дополнительного модуля, другие утверждают, что синестезию лучше объяснить как нарушение барьера, который не позволяет разделить информацию между модулями.

Эта статья начинается с обзора синестезии, за которым следует обсуждение синестезии, поскольку она была актуальна для философов и когнитивистов в их обсуждениях природы сознания, цвета, ментальной архитектуры и восприятия, а также некоторых других тем.

Содержание

  1. Синестезия
  2. Сознание
    1. Репрезентативность
    2. Функционализм
  3. Модульность
  4. Теории цвета
  5. Необычная особенность синестезии цветовой графемы
  6. Философская психология Витгенштейна
  7. Индивидуализация чувств
  8. Эстетика и «литературная синестезия»
  9. Синестезия и творчество
  10. Ссылки и дополнительная информация

1.Синестезия

Большинство считает синестезию относительно редким феноменом восприятия. Однако сообщения о распространенности варьируют от 1 из 25 000 (Cytowic, 1997) до 1 из 200 (Galton, 1880) и даже до 1 из 20 (Simner et al., 2006). Обычно он включает интермодальные переживания, например, когда звук вызывает одновременное цветовое переживание (фотизм), но это также может происходить в модальностях. Например, в синестезии цвета графемы визуальное восприятие буквенно-цифровых графем, таких как «4» или «g», вызывает цветные фотизмы.Эти цветные фотизмы могут казаться синестету локализованными внутри разума, в приличном пространстве, окружающем тело синестета (Grossenbacher & Lovelace, 2001), или проецироваться прямо там, где расположена индуцирующая графема, возможно, как если бы была помещена прозрачность. поверх графемы (Dixon, et al., 2004). Сообщаемые кросс-модальные синестезии также включают обонятельно-тактильные (когда запах вызывает тактильные ощущения, такие как гладкость), тактильно-обонятельные, вкусовые-цветные, вкусовые-тактильные и зрительно-обонятельные, среди прочего.Неясно, какой из них наиболее распространен. Некоторые исследователи сообщают, что цветной слух является наиболее часто встречающейся формой синестезии (Cytowic, 1989; Harrison & Baron-Cohen, 1997), а другие сообщают, что примерно 68% синестетов имеют разнообразие цветов графема (Day, 2005). Менее распространенные формы включают звуко-обонятельные, вкусовые и обонятельные. В последние годы исследователи синестезии все чаще обращаются к ассоциациям, которые не соответствуют типичному профилю синестезии перекрестных активаций между сенсорными модальностями, таким как ассоциации определенных объектов с полами, приписывание уникальных личностей определенным числам и непроизвольное присвоение пространственные местоположения по месяцам или дням недели.Многие синестеты сообщают об этих необычных соответствиях в дополнение к кросс-модальным ассоциациям.

Предполагается, что большинство изученных синестезий имеют генетическое происхождение (Asher et al., 2009). Давно замечено, что синестезия имеет тенденцию передаваться по наследству (Galton, 1883), и более высокая доля синестетических женщин заставила некоторых предположить, что она переносится X-хромосомой (Cytowic, 1997; Ward & Simner, 2005). Однако есть также сообщения о приобретенных синестезиях, вызванных лекарствами, такими как ЛСД или мескалин (Rang & Dale, 1987), или вызванными неврологическими состояниями, такими как эпилепсия, травма или другие поражения (Cytowic, 1997; Harrison & Baron-Cohen, 1997; Critchley, 1997).Недавние исследования показывают, что это может быть даже вызвано тренировкой (Meier & Rothen, 2009; Proulx, 2010) или постгипнотическим внушением (Kadosh et al., 2009). Другая гипотеза состоит в том, что синестезия может иметь как генетическое происхождение, так и происхождение, связанное с развитием. Кроме того, некоторые исследования предполагают, что синестезия может возникать у генетически предрасположенных детей в ответ на сложные учебные задачи, такие как развитие грамотности.

Вплоть до недавнего времени первичные доказательства синестезии исходили из устных отчетов, основанных на интроспективе.Согласно Харрисону и Барон-Коэну (1997), синестезия поздно стала предметом научного интереса, потому что ранее преобладающие бихевиористы отвергали важность субъективных феноменов и интроспективных отчетов. Некоторые другие исследователи продолжают преуменьшать значение синестезии, утверждая, что инициированные совпадения, скорее всего, носят идеальный, а не перцептивный характер (обсуждение и критику этой точки зрения см. В Cytowic, 1989; Harrison, 2001; Ramachandran & Hubbard, 2001a).Одна из гипотез состоит в том, что синестетические идеи возникают в результате усвоенных ассоциаций, которые настолько ярки в сознании синестетов, что субъекты ошибочно истолковывают их как перцептивные явления. Однако по мере того как психологи вернулись от физикализма к ментализму, субъективный опыт стал более приемлемым в качестве области научного исследования. В последние годы ученые начали изучать аспекты субъективности, такие как фотизмы синестетов, используя научные методы от третьего лица.

Недавняя эмпирическая работа по синестезии предполагает ее перцептивную реальность.Например, считается, что синестезия влияет на внимание (Smilek et al., 2003). Более того, синестеты уже давно сообщают, что фотизмы могут помочь с памятью (Luria, 1968). И действительно, стандартные тесты памяти показывают, что синестеты лучше запоминают, в чем могут быть задействованы фотизмы (Cytowic 1997; Smilek et al., 2002).

Другие исследования, направленные на подтверждение легитимности синестезии, продемонстрировали, что истинную синестезию можно отличить от других распространенных типов усвоенных ассоциаций тем, что она удивительно последовательна; с течением времени пары ощущений синестетов (например, графема 4 с синим цветом) остаются стабильными при нескольких тестах, в то время как большинство усвоенных ассоциаций - нет.Синестеты, протестированные и повторно протестированные для подтверждения согласованности пар несколько раз, с интервалом в годы и без предупреждения, демонстрируют согласованность до 90% (Baron-Cohen, et al., 1987). Несинестетические ассоциаторы далеко не так последовательны.

Группирующие эксперименты используются для различения перцептивных и неперцептивных характеристик опыта (Beck, 1966; Treisman, 1982). В обычных групповых экспериментах испытуемые рассматривают сцену, состоящую из вертикальных и наклонных линий.При восприятии наклонные и вертикальные линии кажутся сгруппированными независимо. Исследования, кажется, показывают, что некоторые синестеты цвета графемы подвержены эффектам всплывающего окна и группирования на основе цветных фотизмов (Ramachandran & Hubbard, 2001a, b; Edquist et al ., 2006). Если массив двоек в форме треугольника скрыт внутри поля отвлекающих графем, таких как пятерки, двойки могут «выскочить» или сразу и заметно проявиться в опыте как образующие треугольник, пока цвет, приписанный Комбинации 2 несовместимы с цветом 5 (Рамачандран и Хаббард, 2001b).

Некоторые используют эти исследования, чтобы показать, что, по крайней мере, для некоторых синестетов, совпадающие цвета являются подлинно перцептивными феноменами, возникающими на относительно ранней предсознательной стадии визуальной обработки, а не связанными идеями, которые возникнут позже в процессе обработки.

Другое исследование, которое часто называют доказательством реальности восприятия синестетических фотизмов, показывает, что синестеты подвержены эффектам Струпа из-за цветных фотизмов. Когда синестетам была показана рука с несколькими пальцами, окрашенными в соответствии с цветным фотизмом, который синестеты обычно проецировали на предметы, обозначающие это количество, они быстрее определяли фактическое количество отображаемых пальцев, чем когда пальцы были окрашены в цвет, несовместимый с фотизмом. обычно ассоциируется с вещами, значимыми из этого количества (Ward and Sagiv, 2007).

Наконец, Smilek et al. (2001) провели исследование с синестетом, который они называют «С», что предполагает перцептивную реальность синестезии. В исследовании значимые графемы представлены индивидуально на фоне фона, который либо конгруэнтен, либо несовместим с фотизмом, связанным с графемой. Если графемы действительно воспринимаются как цветные, то синестетам будет труднее различить их, когда они представлены на совпадающем фоне. У C действительно были трудности с распознаванием графемы при конгруэнтных, но не неконгруэнтных испытаниях.В аналогичном исследовании C была показана цифра «2» или «4», скрытая в поле других цифр. И снова фон был либо конгруэнтным, либо несовместимым с фотизмом C, связанным с целевой цифрой. У C были трудности с обнаружением целевой цифры, когда фон соответствовал цвету фотизма цели, но не тогда, когда он был неконгруэнтным.

Тем не менее, другой набор недавних исследований может рассматриваться как ставящий под сомнение вопрос о том, действительно ли некоторые из вышеперечисленных исследований демонстрируют перцептивную реальность синестезии.Мейер и Ротен (2009) показали, что несинестеты, обученные в течение нескольких недель ассоциировать определенные числа и цвета, ведут себя аналогично синестетам в исследованиях синестетиков Струпа. Цвета, которые несинестетов учили ассоциировать с определенными графемами, мешали их способности идентифицировать целевые графемы. Более того, Кадош и др. (2009) показали, что легко внушаемые несинестеты сообщают об аномальных кросс-модальных переживаниях, подобных врожденным синестетам, и ведут себя аналогично синестету С Смилека при идентификации цели после получения постгипнотических внушений, направленных на запуск пар графема-цвет.Некоторые исследователи делают вывод из этих исследований, что подлинные синестетические переживания могут быть вызваны тренировкой или гипнозом. Но неясно, подтверждают ли доказательства такой вывод, поскольку результаты согласуются с наличием просто сильных неперцептивных ассоциаций. В случаях постгипнотического внушения участники могут просто вести себя , как если бы они испытали настоящую синестезию. Альтернативный вывод, который можно сделать из этих исследований, может заключаться в том, что Струп и исследования идентификации, проведенные с C, не демонстрируют перцептивную реальность синестезии.Тем не менее, не было установлено, что тренировка и гипноз могут воспроизвести все эффекты, такие как долговечность ассоциаций у «естественных» синестетов, и мало кто сомневается, что синестеты испытывают подлинные цветные фотизмы в присутствии индуцирующих стимулов.

Для большинства цветных синестетов графема цветные фотизмы индуцируются формальными свойствами графемы (нижняя синестезия). В некоторых, однако, цветные фотизмы могут быть соотнесены с когнитивными представлениями высокого уровня, определяющими, что графема представляет собой (высшая синестезия).Высшую синестезию можно отличить от более низкой синестезии по нескольким тестируемым типам поведения.

Во-первых, люди с более высокой синестезией часто имеют одинаковые синестетические переживания (например, видят одни и те же цвета) в ответ на несколько индукторов, которые имеют общее значение - например, 5, V и массив из пяти точек могут все вызывать зеленый фотизм. (Рамачандран и Хаббард, 2001b; Уорд и Сагив, 2007). Во-вторых, некоторые синестеты с высшим цветом графема будут испытывать цветные фотизмы как тогда, когда они достоверно воспринимают внешнее число, так и когда они просто воображают или думают о числовом понятии.Dixon et al. (2000) показали одному синестету уравнение «4 + 3», за которым следует цветовой участок. Их участник медленнее называл цвет пятна, когда он не соответствовал фотизму, обычно связанному с числом, которое является решением уравнения. Если размышление только о числовой концепции вызывает фотизм, тогда следует ожидать, что фотизм будет мешать идентификации цвета пятна.

Более того, когда человек с более высокой синестезией видит неоднозначную графему, например форму, которая напоминает как 13, так и B, он или она может пометить ее разными цветами, когда она представлена ​​в разных контекстах.Например, когда графема представлена ​​в серии «12, 13 , 14», она может вызвать один фотизм, но может вызвать другой фотизм, когда она представлена ​​в серии, A, 13 , C Это говорит о том, что не только форма графемы вызывает здесь фотизм, но и приписываемое семантическое значение (Dixon et al., 2006). Точно так же, если массив меньших «3» расположен в форме большей «5», человек с синестезией более высокого графема может пометить фигуру одноцветным фотизмом, обращаясь к нему как к массиву «3». , но отметьте его фотизмом другого цвета, когда будете обращать на него внимание одной цифрой «5» (Ramachandran & Hubbard, 2000).

2. Сознание

Некоторые утверждают, что синестезия представляет трудности для определенных теорий разума, когда речь идет о сознательном опыте, таких как репрезентация (Wager, 1999, 2001; Rosenberg, 2004) и функционализм (JA Gray, 1998, 2003, 2004, JA Gray et al. ; 1997, 2002, 2006). Эти утверждения спорны и подробно обсуждаются в следующих двух разделах.

а. Репрезентативность

Репрезентационализм - это точка зрения, согласно которой феноменальный характер опыта (или свойства, отвечающие за то, «что это такое» - пережить опыт) исчерпывается или, по крайней мере, супервентен на его репрезентативное содержание (Chalmers, 2004).Это означает, что не может быть феноменальной разницы при отсутствии репрезентативной разницы, и, если два эмпирических состояния неразличимы по отношению к репрезентативному содержанию, то они должны иметь одинаковый феноменальный характер. Редуктивные марки репрезентационализма говорят, что качественные аспекты сознания - это просто свойства, представленные в перцептивном опыте (то есть репрезентативное содержание). Например, возможно, сознательное визуальное ощущение далекого самолета, летящего по небу, - это просто изображение серебряного объекта, движущегося по синему фону (Tye, 1995, стр.93).

Согласно Wager (1999, 2001) и Rosenberg (2004) синестезия показывает, что феноменальный характер не всегда зависит от репрезентативного содержания, потому что ментальные состояния могут быть одинаковыми репрезентативно, но различаться, когда дело доходит до эмпирического характера. Уэйджер называет это проблемой «дополнительных квалиа» (1999, стр. 268), отмечая, что его возражение конкретно нацелено на экстерналист версии репрезентации (стр. 276), утверждая, что феноменальное содержание зависит от того, на что похож мир (такие, что идеальные физические копии могут различаться по эмпирическому характеру, учитывая, что их окружение различается).Между тем, Розенберг (2004, с. 101) приводит примеры синестетов, которые видят цвета, когда чувствуют боль или слышат громкие звуки. Согласно Розенбергу, нет никакой разницы между репрезентативным содержанием синестета и обычного человека: в случае боли они оба могут представлять повреждение тела, предположим, определенной интенсивности, местоположения и продолжительности. Опять же, эти примеры призваны показать, что ментальные состояния с одним и тем же репрезентативным содержанием могут различаться на опыте.Однако другие отвергают такой аргумент.

Альтер (2006, стр. 4) утверждает, что анализ Розенберга не учитывает правдоподобные различия между рассматриваемым репрезентативным содержанием. Синестет, сознательно представляющий телесные повреждения, скажем, оранжевым, представляет боль иначе, чем обычный человек. Природу этого репрезентативного различия можно понять по-разному: возможно, отличается способ, которым они представляют свои интенциональные объекты, или, возможно, их интенциональные объекты различаются (или и то, и другое).Короче говоря, предполагается, что синестет и обычный человек репрезентативно не одно и то же, и то, что разные виды опыта представляют по-разному, не представляет угрозы для репрезентации. Возьмем тривиальный случай: осознанная разница между прикосновением к снежному кому и наблюдением за ним объясняется тем, что они представляются по-разному (только один из них представляет снежный ком как холодный).

Обращаясь к пари, он рассматривает три случая, которые все касаются синестета по имени Синтия, которая испытывает дополнительные визуальные квалиа в форме красного прямоугольника, когда она слышит ноту Middle C.Случаи различаются в зависимости от рассматриваемой версии экстернализма. Случай 1 исследует простую случайную теорию ковариации феноменального содержания, случай 2 - теорию, сочетающую ковариацию и телеологию (например, Tye’s, 1995), а случай 3 касается чисто телеологического описания (например, Dretske, 1995). Эти случаи якобы показывают, что синестетический и обычный опыт могут иметь одно и то же содержание, несмотря на различия в качественном характере. Общий ответ Р. Грэя (2001a, 2004, с. 68-9) состоит в том, что синестетический опыт действительно отличается репрезентативно, поскольку искажает .

Например, вместо того, чтобы приписывать красноту и прямоугольность среднему C, почему бы не приписать их искажению красного прямоугольника, вызванному слуховым стимулом? Может ли репрезентационализм дать правдоподобное объяснение искажения фактов - вопрос открытый, однако, возможно, его проблемы с синестезией могут быть решены, выполнив этот долг объяснений.

Что касается случая 1, возможно, у Синтии нет дополнительного репрезентативного содержания.Если содержание определяется совместной вариацией репрезентации и содержания, которое оно отслеживает, то, поскольку во внешнем мире нет красного треугольника, возможно, ее опыт представляет только Среднюю С, как и в случае с обычным человеком ( Вейджер, 1999, с.269). Если так, то при отсутствии репрезентативного различия будет качественное различие, и эта версия репрезентативности будет опровергнута. С другой стороны, Уэйджер допускает, что возражение могло бы потерпеть неудачу, если бы Синтия в прошлом визуально ощущала красные полосы, поскольку тогда ее синестетический опыт, возможно, не является репрезентативным, как у обычного человека, слушающего Миддл С.Это потому, что экстерналист может ответить, что опыт Синтии представляет собой дизъюнкцию «красная полоса или средняя точка» (с. 270), тем самым отличаясь от опыта обычного человека. Однако Вейджер затем утверждает, что синестет, который никогда не видел красных полос, потому что она врожденная слепота (Слепая Синтия), будет иметь то же репрезентативное содержание, что и обычный человек (они оба будут просто представлять Среднюю С), и тем не менее, поскольку она также будет испытывать дополнительные qualia, возражение все-таки принимается.

В ответ Р. Грей (2001a, стр. 342) указывает, что это ставит под вопрос экстерналист, поскольку предполагает, что синестетическое цветовое восприятие не зависит от фона обычного цветового опыта. Если это так, то не может быть врожденного слепого синестета, поскольку какие бы внутренние состояния Слепой Синтии ни были, не представляли бы цвета. Уэйджер, в свою очередь, признал эту точку зрения (2001, с. 349), хотя он утверждает, что более естественно предположить, что опыт Слепой Синтии, тем не менее, был бы совсем другим.Поддержку точки зрения Вейджера можно найти в таких примерах, как дальтоники-синестеты, сообщающие о «марсианских» цветах, недоступных для обычного визуального восприятия (Ramachandran and Hubbard, 2003a).

Уэйджер также признает, что случай 1 игнорирует теории, позволяющие репрезентативному содержанию зависеть от эволюционных функций, и поэтому возможность того, что слепой синестет функционирует по-другому при обработке Middle C, должна быть исследована. Это приводит ко второму и третьему случаям.

Случай 2 разработан на основе гибридной теории Тая, согласно которой феноменальный характер зависит от эволюционных функций для существ, которые эволюционировали, и причинной ко-вариации для существ, которые этого не сделали, таких как Болотный человек (ваш идеальный физический дубликат, который только что появился в результате удара молнии в болотный материал).Уэйджер утверждает, что, с точки зрения Тая, Middle C запускает внутреннее состояние с телеологической функцией отслеживания красного цвета у врожденно слепого синестета. Следовательно, Тай может объяснить идею, что Слепая Синтия будет изображать иначе, чем обычный человек.

Однако теперь проблема состоит в том, что кажется, что экстерналист должен неправдоподобно различать феноменальное содержание гипотетического слепого синестета и слепого болотного синестета (Слепая болотная Синтия), когда каждый из них переживает Среднюю С.Напомним, что теория Тая не позволяет использовать телеологию для объяснения репрезентативного содержания в случаях Свамперсона. Но если Тай вернется к каузальной ко-вариации, проблема, рассмотренная в первом случае, вернется. Поскольку причинно-следственная связь слепого болотного синеста со средним C не отличается от такового у обычного человека, экстернализм, кажется, стремится к тому, чтобы сказать, что их содержание и опыт не различаются - то есть, поскольку состояние Синтии в Blind Swamp надежно совпадает с средним C, а не красный, это не может быть феноменальным восприятием красного.

Однако это еще не конец. Р. Грей мог бы попытаться переработать свой ответ о том, что не может быть слепого синестета (болотного происхождения или нет), поскольку синестезия паразитирует на обычном цветовом восприятии. Еще один ответ, предложенный от имени Тая (Gray, 2001a, стр. 343), заключается в том, что Уэджер не принимает во внимание роль, которую играют «оптимальные» условия в теории Тая. Там, где не удается достичь оптимальных условий, ковариация составляет всего лишь или представление. Но что считается оптимальным и как мы это узнаем? Возможно, оптимальные условия не могут быть достигнуты, если взаимозависимые отношения являются одним-многими (то есть, если внутреннее состояние изменяется вместе со многими стимулами, или если стимул изменяется со многими внутренними состояниями, Gray, 2001a, p.343). Так может быть и в случае синестетов, и если так, то синестетический опыт будет искажен и, следовательно, будет отличаться по содержанию. С другой стороны, Уэйджер оспаривает концепцию оптимальных условий Грея (2001, стр. 349), утверждая, что сам Тай признает, что они могут быть достигнуты в ситуациях, когда ко-вариация является одним-многими. Кроме того, Уэйджер (2001, с. 349) утверждает, что сопутствующие отношения Синтии Слепого Болота не являются одним-многими, поскольку ее синестетическое состояние совпадает только с Мидл С. Что касается утверждения Грея о том, что оптимальные условия для Синтии Слепого Болота не подходят, потому что Middle-C ко-варьируется со слишком большим количеством внутренних состояний, Wager (2001, стр.349) отвечает, что оптимальные условия действительно должны быть достигнуты, поскольку вполне вероятно, что существо с резервной зрительной системой могло иметь несколько независимых состояний, совместимых с данным стимулом и неся его содержание. На это, однако, можно ответить, что наличие основного и резервного состояний с содержимым ничего не говорит о том, является ли содержимое резервного состояния слуховым или визуальным; Другими словами, Синтия Слепого Болота и слышит, и синестетически видит Среднюю С, или она просто слышит его посредством множественных состояний мозга (см.Gray, 2001a, стр. 343-344)? Хотя это резюме не исчерпывает дискуссии между Уэджером и Греем, результат для случая 2, кажется, включает спорные вопросы об оптимальных условиях: что они собой представляют и как мы узнаем, когда они достигаются или не достигаются?

Наконец, Случай 3 рассматривает точку зрения, согласно которой феноменальный контент всегда зависит от функции отслеживания контента государства, определяемой естественным отбором. Следовательно, экстерналист, такой как Дрецке, мог бы утверждать, что слепой синестет претерпевает осечку состояния, которое, как предполагается, указывает на присутствие красного, а не среднего C.Критика Вейджера здесь касается гипотетического случая, когда синестезия приобретает эволюционную функцию представления Среднего С, в то время как зрительное восприятие исчезло у вида, хотя слух остается нормальным. На этот раз проблема в том, что кажется правдоподобным, что два человека с разными эволюционными историями могли испытать один и тот же синестетический опыт, но, согласно экстерналисту, их содержание будет отличаться (Wager, 1999, p.273). Возможно, что еще хуже, из экстернализма следует, что член этого нового синестетического вида, слушающий Среднюю С, будет иметь то же самое содержание и опыт, что и обычный представитель нашего собственного вида.

Р. Грей отвечает, что он не понимает, почему экстерналист должен соглашаться с тем, что синестезия приобрела эволюционную функцию только потому, что она является адаптивной (2001a, стр. 344). Возвращаясь к его точке зрения о случаях 1 и 2, синестезия вполне может быть результатом нарушения в зрительной системе, и утверждение, что у нее нет функции, совместимо с утверждением, что она улучшает физическую форму. Если синестезия не имеет телеологической функции, то экстерналист кейса 3 может отрицать, что содержимое мутировавшего синестета неотличимо от содержимого обычного человека.

И все же, даже если Р. Грей прав в том, что аргумент в пользу подсчета синестезии как функциональной неубедителен, кажется, по крайней мере, возможным какое-то существо эволюционирует так, что оно имеет состояния с функцией синестетического представления Среднего C. Является ли синестезия ошибкой или особенностью, зависит, как признает Грей, эволюционных соображений (стр. 345, см. Также Gray, 2001b), поэтому Вагеру нужно только апеллировать к возможному миру, в котором эти соображения благоприятствуют его интерпретации, и он может получить свое контрпример экстерналистскому репрезентационализму (ср.Вейджер, 2001, с.348).

С другой стороны, и, как замечает Р. Грей, самые убедительные аргументы Вейджера не взяты из реального мира - и поэтому его возражения подобным образом обращаются к тому самому виду спорных, «мысленных экспериментов и интуиции о возможности», которые он стремится дистанцировать собственные аргументы из (Wager, 1999, с.264). Учтите, что для случая 3 экстерналистов, поскольку болотные люди не обладают эволюционными функциями, они бессознательные зомби. Любого, кто согласен с таким исходом, вероятно, не смутят воображаемые примеры Вейджера о синестетах.В конце концов, тот, кто думает, что отсутствие истории делает человека зомби, уже верит, что разные эволюционные истории могут иметь драматическое влияние на качественный характер опыта. Короче говоря, многое зависит от того, является ли синетезия на самом деле результатом неисправности или работы отдельного телеофункционального модуля.

Наконец, предположение о том, что репрезентативные свойства могут объяснить «экстра-квалиа» в споре судов по синестезии, учитывая опасения по поводу того, согласуется ли это с самоотчетами синестетов (то есть будет ли дальнейшее изучение самоотчетов убедительно поддержать утверждения о дополнительных репрезентативный контент?).Существует также общая неопределенность в отношении того, какой доказательственный вес следует придавать этим отчетам. Несмотря на энтузиазм Рамачандрана и Хаббарда по поводу метода «исследования интроспективных феноменологических отчетов этих субъектов» (2001b, стр. 7, № 3), они признают скептицизм многих психологов в отношении этого подхода.

г. Функционализм

Синестезия может представлять трудности для функционалистской теории разума при объяснении сознательного опыта. Функционализм определяет ментальные состояния с точки зрения их функций или причинных ролей в когнитивных системах, в противоположность их внутреннему характеру (то есть независимо от того, как они реализуются или реализуются физически).Здесь психические состояния характеризуются с точки зрения их опосредования причинно-следственных связей между сенсорным входом, поведенческим выходом и друг другом. Например, зуд - это состояние, вызванное, в частности, укусами комаров, которое приводит, среди прочего, к тенденции почесать пораженный участок. Как теория сознания функционализм утверждает, что качественные аспекты опыта конституируются (или, по крайней мере, определяются) функциональными ролями (например, Lycan, 1987).

В серии статей J.A. Грей утверждал, что синестезия служит контрпримером функционализму, а также конкретной гипотезе Херли и Ноэ (2003a) о том, что сенсомоторные паттерны лучше всего объясняют вариации феноменального опыта.

В теории Херли и Ноэ проводится различие между тем, что они называют «почтением» и «господством». Сенсорное почтение возникает, когда эмпирический характер соответствует корковой роли, а не сенсорному вводу, и доминирование наоборот.Иногда

нестандартных сенсорных сигналов «подчиняются» активности коры, например, когда стимуляция щеки пациента ощущается как прикосновение к отсутствующей руке. Здесь кора головного мозга «доминирует» в том смысле, что она производит ощущение отсутствующей конечности, несмотря на необычный входной сигнал. Одно из объяснений состоит в том, что нервные импульсы, поступающие в кортикальную область, предназначенную для создания ощущения прикосновения к щеке, «перетекают», запуская соседнюю кортикальную область, предназначенную для создания ощущения руки.Но кора головного мозга также может «откладывать» на нестандартный ввод, как в случае тактильных квалиа, испытываемых читателями Брайля, соответствующих активности в коре головного мозга visual . J.A. Грей (2003, стр. 193) отмечает, что при функционализме ожидается корковое почтение, а не доминирование, поскольку предполагается, что характер психического состояния зависит от его роли в посредничестве входов и выходов. Если эта эфферентно-афферентная посредническая роль изменится, то вместе с ней должен измениться и сенсорный характер состояния.

Hurley and Noë (2003a) предполагают, что области коры, вовлеченные в одну сенсорную модальность, могут переходить в другую (и, таким образом, в них доминирует ввод), если существуют новые сенсомоторные отношения, доступные для использования. В качестве поддержки они указывают, что простая иллюзия новых сенсомоторных отношений может вызвать корковое почтение. Так обстоит дело с пациентами с фантомными конечностями, которые могут испытывать иллюзию видения и движения отсутствующей конечности с помощью правильно расположенного зеркала.Со временем фантом часто исчезает, что приводит к предположению, что восстановленная петля сенсомоторной обратной связи доминирует в коре головного мозга, заставляя ее отказаться от своей прежней роли создания ощущения отсутствующей конечности.

Херли и Ноэ (2003a, p.160) затем поднимают вопрос о своей теории относительно синестезии. Перцептивные входы у синестетов «направляются по-разному», как в случае слухового входа, поступающего как в слуховую, так и в зрительную кору при цветном слухе (с.137). Это случай интермодального коркового доминирования, поскольку нестандартный слуховой вход «подчиняется» обычному производству цветового восприятия зрительной корой.Но их теория предполагает интермодальное deference , то есть квалиа должна определяться сенсорными сигналами, а не корой головного мозга (стр. 140, 160). Казалось бы, зрительная кора не должна застревать в роли производства дополнительных цветных квалиа, если их оценка верна.

Hurley & Noë считают, что синестезия поднимает загадку для любого описания цветового опыта, а именно, почему цветовое восприятие в одних случаях подчиняется цветам мира, а в других - нет. Например, испытуемые в специально тонированных очках, разработанных Колером, сначала видят одну сторону мира желтой, а другую - синей.Однако цветовой опыт адаптируется, и субъекты в конечном итоге сообщают, что мир снова выглядит нормальным (поэтому белый объект все равно будет выглядеть белым, даже когда он проходит через поле зрения из желтого в синий). С другой стороны, синестетические цвета отличаются тем, что они «сохраняются вместо того, чтобы приспосабливаться».

J.A. Грей отмечает, что, поскольку цветной слух возникает в раннем возрасте, у синестетов должно быть много возможностей для изучения новых сенсомоторных случайностей, таких как конфликты между услышанными названиями цветов и вызванными «чужеродными» квалиа - феномен, напоминающий эффект Струпа, в котором он требуется больше времени, чтобы сказать «синий», если оно написано красными чернилами (Gray, et al., 2006; см. также Hurley and Noë, 2003a, p.164, n.27). Еще раз, почему эти сенсомоторные петли не доминируют в зрительной коре головного мозга и не заставляют перестать производить чужеродные цвета? Грей (2003, стр. 193) называет это «главным препятствием» теории Херли и Ноэ, поскольку зрительная кора головного мозга упорно отказывается подчиняться сенсомоторному доминированию.

В ответ Херли и Ноэ предположили, что синестеты относительно бедны в отношении своих сенсомоторных случайностей (2003a, стр. 160, 165, n.27). Например, в отличие от нормальных субъектов, у которых бессознательно обработанные стимулы могут влиять на последующее суждение, синестетические цвета должны восприниматься сознательно, чтобы имелись эффекты прайминга. Короче говоря, отношения ввода-вывода могут быть недостаточно устойчивыми, чтобы вызвать корковое почтение. В другом месте Ноэ и Херли (2003, p.195) предполагают, что почтение может не произойти, потому что синестетическая функция зрительной коры неразрывно зависит от нормального функционирования коры.Могут ли сенсомоторные отчеты об опыте приспособиться к синестезии, является предметом постоянных дискуссий и не может быть решен здесь.

J.A. Грей, как упоминалось ранее, также считает, что синестезия (в частности, цветной слух) представляет собой более широкий вызов функционализму, поскольку показывает, что функция и квалиа разделяются двумя способами (2003, с. 194). Его первый аргумент утверждает, что один quale совместим с разными функциями: зрение и слух функционально различны, и все же любая модальность может привести к точно одному и тому же цветовому восприятию (см. Также Gray, et al., 2002, 2006). Второй аргумент утверждает, что разные квалиа совместимы с одной и той же функцией. Слух регулируется только одним набором входных-выходных отношений, но порождает как слуховые, так и зрительные квалиа у синестетов с цветным слухом (Gray, 2003, p.194).

Функционалист отвечает J.A. Первый аргумент Грея и др. (То есть, что могут быть функциональные различия при отсутствии различий квалиа) обсуждается Макферсоном (2007) и Р. Греем (2004). Макферсон указывает (стр.71), что единый quale, связанный с множеством функций, не представляет угрозы для «слабого» функционализма, не связанного с утверждением, что функциональные различия обязательно подразумевают различия квалиа - квалиа могут быть «многократно реализуемыми» на функциональном, а также на уровне реализации (примечание что различия квалиа все же могут означать функциональные различия). Она продолжает утверждать, что даже для «сильных» функционализмов, которые действительно утверждают, что один и тот же тип качественного состояния не может быть реализован разными функциями, контрпример все равно не работает.Обозначенные психические состояния одного и того же типа неизбежно будут различаться с точки зрения некоторых мелких причин и следствий (например, два человека могут иметь одинаковый зеленый визуальный опыт, даже если связанные функциональные роли будут несколько разными, например, так как зеленый может наводить на мысли об исламе у одного человека, Ирландии у другого, экологии у третьего или зависти и т. д.). В свете этого естественный способ интерпретировать утверждения о неразличимости функциональной роли - это ограничить индивидуализирующую функцию типа опыта «основной» или, возможно, «типичной» или даже «нормальной» ролью.Возможно, ключевая роль действует на определенном пояснительном уровне - вроде как MAC и ПК могут быть функционально неразличимы на уровне пользователя при запуске веб-браузера, несмотря на различие с точки зрения лежащих в их основе операционных систем. Альтернативой является утверждение, что синестетическая «роль» на самом деле является неисправностью, и поэтому нет угрозы утверждению, что различия квалиа подразумевают нормальных, ролевых различий (R. Gray 2004, pp.67-8 предлагает в целом аналогичный ответ).

Что касается обратной стороны J.Проблема А. Грея, заключающаяся в том, что синестезия демонстрирует функциональную неразличимость, не подразумевает квалиа неразличимость, Макферсон задается вопросом, действительно ли существует квалиа неразличимость между нормальным и синестетическим переживанием (2007, с.77). Возможно, синестеты только воображают, а не воспринимают цвета (Macpherson, 2007, стр. 73 и далее). Она также выражает сомнения по поводу экспериментальных тестов, использующих всплывающие окна, и ставит под сомнение интерпретацию исследований изображений мозга (стр. 75) - например, активная «зрительная» кора в цветном слухе свидетельствует о зрительном опыте или свидетельствует о том, что эта часть мозга играет невизуальную роль в синестетах (ср.Hardcastle, 1997, стр.387)? Короче говоря, она утверждает, что есть основания сомневаться в том, существует ли явный случай, когда восприятие синестетического цвета подобно некоторому несинестетическому цвету.

Наконец, хотя Макферсон не делает этого, Дж. Второй аргумент Грея уязвим для ответа, полученного из ее ответа на его первый аргумент. Возможно, различия квалиа не являются функционально неразличимыми, потому что основные роли не дублируются или потому, что синестетическая «роль» на самом деле является просто неисправностью.Чтобы сделать это более конкретным, рассмотрим пример Грея, в котором слышание слова «поезд» приводит как к слышимости звука, так и к восприятию цвета (2003: 194). Он утверждает, что это показывает, что одна и та же функция может иметь расходящиеся квалиа. Но это поспешный вывод, и он объединяет локальный слуховой захват сигнала с дивергентной обработкой в ​​дальнейшем. Возможно, на самом деле задействованы два совершенно разных набора ввода-вывода - в конце концов, слуховой сигнал подается как в слуховую, так и в зрительную кору, и поэтому, возможно, один сигнал подается в функционально различные подсистемы, одна из которых неисправна.Неисправность или нет, функционалист может, таким образом, утверждать, что Грей не предложил пример единственной функции , приводящей к расходящимся квалиа.

3. Модульность

Модульная теория разума, наиболее заметно выдвинутая Джерри Фодором (1983), утверждает, что разум состоит из множества подъединиц или модулей, внутри которых представления обрабатываются аналогично обработке классического компьютера. Обработка начинается с ввода в модуль, который преобразуется в репрезентативный вывод с помощью индуктивных или дедуктивных выводов, называемых «вычислениями».”Модули различаются по функциям, которые они выполняют. Ментальная обработка, лежащая в основе визуального восприятия, слухового восприятия и т. Д., Осуществляется в отдельных модулях, которые особенно подходят для выполнения уникальных задач обработки, относящихся к каждому из них. Считается, что одним из основных преимуществ модульности является эффективность обработки. Если бы вычисления имели доступ ко всей информации, хранящейся в уме, потребовались бы значительные временные затраты. Более того, поскольку организм сталкивается с широким спектром проблем, было бы экономично, если бы независимые системы развивались для выполнения различных задач.Некоторые утверждают, что синестезия поддерживает модульную теорию. Прежде чем обсуждать, как синестезия рассматривается как доказательство модульности, это поможет немного более точно понять важную роль, которую концепция модульности играет в психологии.

Многие, включая Фодора, считают, что научные дисциплины раскрывают природу природных видов. Считается, что естественные виды являются независимыми от разума естественными классами явлений, которые «имеют много общих с научной точки зрения интересных свойств, помимо тех свойств, которые определяют этот класс» (Fodor, 1983, p.46). Те, кто считает, что существуют естественные виды, обычно принимают такие вещи, как вода, золото, зебры и пенициллин, за экземпляры естественных видов. Если научные дисциплины раскрывают природу естественных видов, то для того, чтобы психология была настоящей наукой, психические феномены, которые она принимает в качестве объектов изучения, также должны быть естественными. Для таких, как Фодор, кто заинтересован в категорическом отделении специальных наук, таких как психология, от более фундаментальных наук, должно быть так, что законы специальной науки не могут быть сведены к законам фундаментальной науки.Это означает, что естественные термины, используемые в конкретной науке, чтобы сформулировать, что законы науки не могут быть заменены терминами для других более фундаментальных природных явлений. С этой точки зрения очень желательно увидеть, соответствуют ли модули критериям естественных видов.

Согласно Фодору, в дополнение к свойствам, которые определяют определенные типы модулей, все модули имеют большую часть, если не все, из следующих девяти интересных с научной точки зрения характеристик: 1. Они подчиняются специализированной нейронной архитектуре, то есть конкретному мозгу. регионы и нейронные структуры однозначно выполняют задачу каждого модуля.2. Их операции являются обязательными, как только модуль получает соответствующий ввод, субъект не может отменить или остановить его обработку. 3. Модули инкапсулированы, их обработка не может использовать информацию извне этого модуля. 4. Информация изнутри модуля недоступна для внешних областей обработки. 5. Обработка в модулях очень быстрая. 6. Выходные данные модулей неглубокие и концептуально скудные, требующие лишь ограниченных затрат вычислительных ресурсов.7. Модули имеют фиксированный образец развития, который, как и физические атрибуты, естественным образом может быть отнесен к генетическому свойству. 8. Обработка в модулях зависит от предметной области, она реагирует только на определенные типы входных данных. 9. Когда модули выходят из строя, это происходит характерным образом.

Считается в пользу теории, если она способна учитывать, предсказывать и объяснять некоторые природные явления, включая аномальные явления. В этом ключе некоторые утверждают, что модульная теория особенно полезна для объяснения аномалии восприятия синестезии.Но существуют конкурирующие объяснения того, как модульность участвует в синестезии. Некоторые думают, что поскольку синестезия имеет все признаки модульности, она, вероятно, является результатом наличия дополнительного когнитивного модуля (Segal, 1997). Согласно тезису о дополнительном модуле, синестеты обладают дополнительным модулем, функция которого состоит в отображении, например, звуков или графем (вход) в цветовые представления (выход). Этот модуль цвета графемы, согласно Сигалу, обладал бы по крайней мере большей частью из девяти интересных с научной точки зрения характеристик модулей, определенных Фодором:

1.По-видимому, существует специальная нейронная архитектура, поскольку синестезия лексических цветов, по-видимому, однозначно связана с мультимодальными областями мозга, включая заднюю нижнюю височную кору и теменно-затылочные соединения (Pausenu et al., 1995). 2. Обработка является обязательной, как только синестетам предъявляется лексический или графемный стимул, индукция цветного фотизма происходит автоматически и непреодолимо. 3. Обработка в синестезии кажется инкапсулированной, доступная субъекту информация, которая может свести на нет эффект, не влияет на обработку в модуле цветовой графемы.4. Информация и обработка в модуле недоступны вне модуля, например, синестет не знает, как система влияет на отображение. 5. Поскольку обработка в синестезии происходит предосознанно, она удовлетворяет требованию высокой скорости. 6. Результаты неглубокие, они не связаны с какими-либо теоретически предполагаемыми функциями более высокого порядка, только с цветом. 7. Поскольку синестезия передается по наследству, преобладает у женщин и субъекты сообщают, что страдали ею столько, сколько они себя помнят, синестезия, по-видимому, передается по наследству, и это предполагает, что у нее будет фиксированный паттерн развития.Признаки 8 и 9, специфичность предметной области и характерный образец разбивки - единственные две, которые Сигал не может легко приписать модулю цвета графемы. Сигал не сомневается в том, что может быть обнаружен модуль цвета графемы, способный обрабатывать данные, специфичные для предметной области. Но из-за редкости синестезии он подозревает, что может быть слишком сложно найти случаи, когда лексический модуль или модуль цвета графемы не работает. Однако Harrison и Baron-Cohen (1997) и Cytowic (1997) среди других, однако, отмечают, что у некоторых синестезия исчезает с возрастом и, как сообщается, исчезает с инсультом или травмой.

Другое объяснение синестезии, основанное на модульной структуре, заключается в том, что синестезия вызвана разрушением барьеров, которые обычно разделяют модули, их информацию и обработку (Baron-Cohen et al., 1993; Paulesu et al., 1995). Этот сбой инкапсуляции позволит передавать информацию из одного модуля другим. Возможно, при лексической синестезии или синестезии цвета графемы информация распределяется между модулем обработки речи или текста и модулем обработки цвета.Есть две гипотезы того, как это могло произойти. Одна из гипотез состоит в том, что отказ инкапсуляции происходит из-за неисправного тормозного механизма, который обычно предотвращает утечку информации из модуля (Grossenbacher & Lovelace, 2001; Harrison & Baron-Cohen, 1997). В качестве альтернативы некоторые предполагают, что мы рождаемся без модулей, но сенсорные процессы запрограммированы так, чтобы стать модульными. Таким образом, младенцы являются естественными синестетами, но в процессе нормального развития дополнительные дендритные связи спариваются, что приводит к модульной инкапсуляции, типичной для познания взрослых (Maurer, 1993; Maurer and Mondloch 2004; см. Обсуждение в Baron-Cohen 1996).У синестетов нормальный процесс образования пар дополнительных дендритных связей не происходит. Кадош и др. (2009) утверждают, что тот факт, что синестезия может быть вызвана у несинестетов постгипнотически, демонстрирует, что за синестезию отвечает скорее неправильный тормозной механизм, чем чрезмерные дендритные связи; учитывая временные рамки их исследования, новые корковые связи не могли быть установлены.

Теория модульного распада также может объяснить, почему синестезия проявляет девять интересных с научной точки зрения характеристик, которые Фодор отождествляет с ментальными модулями (Р.Серый, 2001b). Если это верно, то по какой причине следует предпочесть теорию пробоя или теорию дополнительных модулей другой? Грей (2001b) помещает эту проблему в рамки более широкой дискуссии между вычислительными и биологическими структурами в психологии; он утверждает, что понятие функции является центральным в решении вопроса, какой из учений синестезии мы должны предпочесть. Его стратегия состоит в том, чтобы сначала определить, какой вид функции наиболее желателен. Основываясь на этом, мы можем затем использовать эмпирические средства для выбора между теорией дополнительных модулей и теорией модульного сбоя.

Согласно классическому взгляду на модульность, разработанному Фодором, функция разрабатывается в чисто вычислительных терминах. Компьютеры - это замкнутые устройства, манипулирующие символами, которые выполняют задачи просто за счет расположения своих физических компонентов. Мы можем описать выполнение модулем задачи, обращаясь только к локальным причинным свойствам основных физических механизмов. Р. Грей считает, что функциональное описание желательно учитывать возможность поломки.Описать что-то как сломавшееся, по-видимому, означает понять, что это не удалось достичь своей цели. Чисто вычислительный / причинный взгляд на функцию, кажется, нелегко учесть возможность сбоя в обработке.

Р. Грей продвигает альтернативную концепцию функции, которая, как ему кажется, лучше допускает возможность срыва. Альтернативное понимание Грея совместимо с традиционными местными причинными объяснениями. Но он также рассматривает роль, которую такая черта, как синестезия, может играть в облегчении способности организма процветать в его конкретной внешней среде, его пригодности.Что особенно важно, Грей считает, что разработка модулей, использующая эту теорию функций, совместима с требованием Фодора о том, что предикаты типа науки «это те, чьи члены являются связанными переменными соответствующих законов» (1974, стр. 506). Предполагая, что такая учетная запись, является ли синестезия результатом дополнительного модуля или нарушения модульности, в конечном итоге будет зависеть от того, как она влияет на приспособленность людей. Согласно Барону-Коэну, чтобы установить, что синестезия является результатом нарушения модульности, необходимо показать, что она ухудшает общую приспособленность.Проблема в том, что не было доказано, что синестезия ставит под угрозу носителя признака. Напротив, Грей утверждает, что бремя доказательства лежит на тех, кто предполагает, что синестезия является результатом наличия дополнительного модуля, чтобы показать, что синестезия полезна в конкретной среде. Но в настоящее время, по словам Грея, у нас нет оснований так думать. Например, одним из индикаторов того, что что-то имеет положительную пользу для приспособляемости организмов, обладающих им, является распространение этого признака в популяции.Но синестезия встречается очень редко (Gray, 2001b). Грей, однако, признает, что вопрос о том, имеет ли синестезия такую ​​пользу, является открытым эмпирическим вопросом.

4. Теории цвета

Визуальное восприятие, по крайней мере, дает нам информацию о цветных формах, существующих в различных пространственных точках. Таким образом, отчет о визуальном восприятии объектов должен включать некоторые сведения о природе цвета. Некоторые теоретики, работающие над вопросами, касающимися природы цвета и цветового восприятия, опираются на данные синестезии.

Теории о природе цвета можно разделить на две категории. С одной стороны, цветовой объективизм - это точка зрения, согласно которой цвета являются независимыми от разума свойствами, находящимися в мире, например, в объектах, поверхностях или окружающем свете. Обычно объективисты отождествляют цвет с физическим свойством. Представление о том, что цвет является независимым от разума физическим свойством воспринимаемого мира, мотивировано как соображениями здравого смысла, так и феноменологией восприятия цвета. Это часть нашего здравого смысла или народного понимания цвета, отраженного в обычном языке, что цвет является свойством предметов.Более того, восприятие цвета прозрачно, то есть цвета кажутся субъекту принадлежащими к внешним объектам восприятия; не просто красное видишь, видишь красный пожарный гидрант или желтый зонт. Цветовой объективизм подтверждает как здравый взгляд на цвет, так и феноменологию восприятия цвета. Но некоторые считают это неудачным следствием теории о том, что цвета являются физическими свойствами объектов, поскольку, по-видимому, это означает, что каждый цвет будет идентичен очень длинной дизъюнктивной цепочке физических свойств.Множественные внешние физические условия могут вызывать одно и то же цветовое восприятие как внутри, так и у разных людей. Это означает, что популярные версии объективизма не могут идентифицировать одно объединяющее свойство за всеми экземплярами одного цвета.

Субъективистские взгляды, с другой стороны, рассматривают цвета как зависящие от ума свойства субъекта или его или ее опыта, а не как свойства дистального каузального стимула. Субъективистские теории цвета включают теорию чувственных данных, адвербиализм и некоторые разновидности репрезентативности.Основная мотивация цветового субъективизма состоит в том, чтобы приспособиться к различным типам неверного цветового опыта, когда воспринимающие имеют субъективное восприятие цвета в отсутствие внешнего дистального стимула, которому цвет мог бы быть должным образом приписан. Один из часто цитируемых примеров - это остаточное изображение. Некоторые утверждают, что фотизмы синестетов представляют собой еще один пример неверного несоответствующего цветового опыта (Fish, 2010; Lycan, 2006; Revonsuo, 2001). Но другие утверждают, что есть возможность рассматривать по крайней мере некоторые случаи синестезии как достоверные переживания восприятия, а не галлюцинации, поскольку фотизмы часто бывают: i) полезными для восприятия и познания, ii) субъективно подобны несинестетическим переживаниям, и iii) улучшают физическую форму. .

Тем не менее, синестезия может создавать дополнительные трудности для объективизма. Подумайте о последствиях для объективизма, если бы цветовые синестезии стали правилом, а не исключением. Как тогда объективизм объяснит цветные фотизмы в тех случаях, когда они вызваны внешними звуками? Ревонсуо (2001) предполагает, что точка зрения, согласно которой цвета могут быть идентифицированы с помощью объективных дизъюнктивных наборов физических свойств, вызывающих цветовые ощущения, должна была бы добавить изменения давления воздуха, которые производят звуки, к этой дизъюнктивной совокупности цветовых свойств.Это означает, что если бы синестезия стала правилом, несмотря на то, что в мире ничего не изменилось бы, физические свойства, которые ранее не были окрашены, внезапно стали бы окрашенными. Ревонсуо (2001) считает это нежелательным следствием теории цвета.

Энактивизм - это теория восприятия, которая предполагает активное взаимодействие с воспринимаемыми объектами наряду с другими контекстными отношениями, чтобы иметь большое значение для восприятия. Обычно энактивисты полагают, что восприятие состоит в прямой связи между воспринимающими и объективными свойствами.Уорд использует синестезию в качестве аргумента в пользу энактивизма в отношении цвета, предполагая, что энактивистская теория цвета на самом деле сочетает в себе элементы как объективизма, так и субъективизма, и поэтому является единственной теорией цвета, которая может объяснить различные факты об аномальных цветовых опытах, таких как синестезия.

Например, Колер снабдил нормальных воспринимающих очками, линзы каждой из которых были разделены пополам по вертикали с желтым оттенком с одной стороны и синим с другой (Kohler, 1964). Когда воспринимающие впервые надели очки, они сообщили об аномальных цветовых ощущениях, соответствующих цвету линз; мир казался окрашенным в желтый и синий.Но после нескольких недель ношения субъекты сообщили, что ненормальный оттенок исчез. Уорд предполагает, что синестетические фотизмы чем-то похожи на окрашенные переживания тех, кто носит очки Колера. В обоих случаях субъект осознает тот факт, что его аномальные цветовые ощущения не являются надежным ориентиром для реальных цветов окружающих предметов. Однако эти два случая не похожи в одном важном отношении. В то время как цветовой опыт владельцев очков адаптируется, чтобы соответствовать тому, что они знают о своем цветовом опыте, опыт синестетов - нет.Эта асимметрия требует объяснения, и Уорд демонстрирует, что активная теория цвета дает элегантное объяснение этой асимметрии.

Согласно активному представлению Уорда о цвете, «Цвет объекта - это его свойство определенным образом изменять падающий отраженный свет». Это объективное свойство. Но «мы воспринимаем это [объективное] свойство, понимая, как [субъективные] цветовые характеристики систематически меняются в зависимости от условий освещения». Эта точка зрения объясняет отмеченную выше асимметрию следующим образом.Очки Колера мешают обычному восприятию цвета. Согласно активному представлению о цвете, тонированные очки представляют «новый сложный набор взаимосвязей между видимыми цветами, условиями просмотра и объективными цветовыми свойствами». Поэтому им необходимо адаптироваться. По мере того, как воспринимающие привыкают к тому факту, что их цветовые проявления больше не относятся к цветам, которые они указали ранее, их способность нормально воспринимать цвета возвращается. Уорд предполагает, что синестеты не воспринимают свои цветные фотизмы как приписываемые им воспринимаемым объектам, поэтому они не влияют на способность синестетов достоверно воспринимать цвет.Фотизмы синестетов не могут адаптироваться, потому что им это не нужно.

Другая философская проблема, связанная с природой цвета, касается того, являются ли феноменальные цветовые переживания преднамеренными. Если да, то мы могли бы задаться вопросом, какие свойства они способны представлять. Популярное мнение состоит в том, что цветовое восприятие может представлять объекты только с определенными свойствами цвета или спектрального отражения. Мати опирается на синестезию, чтобы поддержать точку зрения, согласно которой перцепционный опыт может представлять объекты, обладающие высокоуровневыми свойствами, такими как определенное семантическое значение (грубо говоря, как представление некоторого свойства, вещи или концепции).Утверждается, что этот аргумент в пользу высокоуровневого репрезентативного содержания синестезии выдерживает несколько возражений, которые могут быть выдвинуты против других популярных аргументов, таких как аргументы феноменального контраста. Основная идея состоит в том, что особая категория синестезии цвета графемы зависит от свойств высокого уровня. В синестезии высших цветов графемы воспринимающие отмечают с помощью определенного цвета графемы, которые имеют общее концептуальное значение, такое как свойство представления числа. Мати утверждает, что эти высокоуровневые свойства проникают в восприятие цвета и заражают его содержимое, так что восприятие цвета этими синестетами представляет объекты, на которые они проецируются, как репрезентативные для определенных чисел или букв.Мати показывает, что выводы аргумента синестезии могут быть обобщены и на обычные перцептивные переживания обычных воспринимающих.

5. Необычайная особенность синестезии цветовой графемы

То, что субъект говорит о своем собственном феноменальном опыте, обычно имеет большое значение. Однако в случае синестезии цветовой графемы Макферсон призывает к осторожности (2007, стр. 76). Поразительный и странный аспект синестезии цветовой графемы состоит в том, что может показаться, что она включает одновременное переживание разных цветов в одном и том же месте в одно и то же время.Рассмотрим синестетов, которые утверждают, что видят и цветов одновременно: каково было бы видеть графему 5, напечатанную черными чернилами, но также видеть ее красным? Как мы можем охарактеризовать их опыт? Для Макферсона эта «экстраординарная особенность» предполагает, что синестетические цвета либо радикально отличаются от обычного опыта, либо, что более вероятно, вовсе не являются переживаниями. Третья возможность - найти интерпретацию, совместимую с обычным цветовым восприятием.Например, возможно, синестетические цвета аналогичны цветной прозрачности, нанесенной на чернила (как было предложено Кимом и др., 2006, стр. 196; см. Также Cytowic 1989, стр. 41, 51 и Cytowic & Eagleman 2009, стр. 72 ). Однако эта аналогия неудовлетворительна и вызывает еще большее недоумение.

Можно было бы ожидать, что цвета будут мешать друг другу, например, они должны увидеть более темный красный цвет, когда цифра 5 напечатана черными чернилами, и более светлый красный, когда белые. И все же синестеты склонны настаивать на том, чтобы цвета не смешивались (Ramachandran & Hubbard 2001b, p.7, п.3), хотя, если чернила «неправильного» цвета, это может привести к задержкам выполнения задачи, аналогичным эффектам теста Струпа, и даже вызвать дискомфорт (Ramachandran & Hubbard, 2003b, p.50). Другая возможность состоит в том, что перекрытие несовершенно, несмотря на отрицания, например, возможно, пятна черных чернил можно отличить от красных (как предложено Рамачандраном и Хаббардом 2001b, стр.7, №3). Или, может быть, может быть «ореол» или край, где синестетический и обычный цвета не перекрываются - это может иметь смысл утверждений некоторых о том, что синестетический цвет находится не «на» числе, а как бы « плавающий »где-то между формой и объектом.Но против этих предположений другие сообщения о том, что синестетические и обычные цвета идеально сочетаются (Macpherson, 2007, стр.76).

Вторая аналогия из повседневного опыта - одновременно видеть то, что впереди и позади себя, наблюдая за отражением комнаты в окне. Однако это лишь повторяет проблему. Когда вы видите белую лампу, отражающуюся в окне, выходящем на голубую гладь воды, цвета смешиваются (например, отраженная лампа выглядит бледно-голубой). Более того, нельзя получить отчетливых впечатлений от лампы и области, занятой волнами, перекрывающимися с отраженным изображением (хотя, конечно, можно изменить представление, сфокусировавшись либо на лампе, либо на волнах).

Третье объяснение основывается на утверждении, упомянутом ранее, что дополнительные квалиа могут зависеть от нисходящей обработки, появляясь только тогда, когда форма распознается как буква или как число (как при просмотре неоднозначной формы в FA5T по сравнению с 3456). Есть некоторые основания полагать, что синестетический цвет может «включаться» и выключаться в зависимости от того, распознается ли он и уделяется ему внимание, в отличие от появления бессмысленной формы в периферийном зрении субъекта (Ramachandran & Hubbard 2001a, 2001b).Переключение может также объяснить сообщения, в которых подчеркивается, что видит красный, в отличие от (просто?) , знающего, что чернила черные (см. Ramachandran & Hubbard, 2001b, p.7, n.3). В этом направлении Kim et al. предположительно предполагают, что феномен «двойного опыта» можно объяснить быстрым переключением, модулируемым изменениями внимания (2006, с.202).

Cytowic и Eagleman (2009, стр.73), в отличие от этих размышлений, отрицают, что есть что-то загадочное или концептуально сложное в двойном представлении воображаемых и реальных объектов, находящихся в одном и том же месте в физическом пространстве.Они утверждают, что феномен двойного опыта сравним с визуализацией воображаемого яблока в том же месте, что и настоящая кофейная чашка: «вы увидите, что нет ничего невозможного или даже особенно запутанного в двух объектах, одном реальном и одном воображаемом, разделяющих те же координаты. " Однако это увольнение не решает загадки. Вместо яблока попробуйте визуализировать точную копию настоящей кофейной чашки в том же месте (для тех, кто считает, что они могут это сделать, продолжайте визуализировать дополнительные кофейные чашки, пока суть не станет очевидной).Если понимать Цитовика и Иглмана буквально, это должно быть легко. Визуализация контрастного цвета также встречает концептуальное препятствие. Что вообще значит визуализировать красную поверхность в том же самом месте, что и настоящая черная поверхность, в отсутствие чередующихся представлений (как в бинокулярном соперничестве) или смешения?

Еще одна озадачивающая черта синестетического цветового восприятия - это сообщения о странных «чужих» цветах, чем-то отличающихся от обычного цветового восприятия. Эти «марсианские» цвета могут указывать, а могут и не указывать на особый вид цветовых квалиа, недоступных для несинестетов, хотя с учетом очевидных причинно-следственных различий между обычными цветами, когда речь идет о таких вещах, как «освещение, геометрия просмотра и хроматический контекст» (Noë И Херли, 2003, стр.195), это неудивительно и даже ожидаемо для широко функционалистских теорий феноменального опыта. Рамачандран и Хаббард (2001b, стр. 5, 26, 30) предлагают некоторые обсуждения и предположения о лежащих в основе нейронных процессах.

Может ли более странное свидетельство быть объяснено одним (или несколькими) из приведенных выше предположений, или оно имеет глубокое значение для синестезии, самооценки и природы цветового опыта, требует дальнейшего исследования философов и ученых.

6.Философская психология Витгенштейна

Ter Hark (2009) предлагает витгенштейновский анализ синестезии цветовой графемы, утверждая, что он не соответствует контрасту между восприятием и ментальными образами, и поэтому призывает к третьей категории, несущей лишь некоторые из логических знаков опыта. Он утверждает, что это что-то похоже на восприятие в том смысле, что оно зависит от взгляда, имеет определенное начало и конец и подвержено изменениям во внимании. С другой стороны, это также чем-то похоже на ментальные образы в том, что они произвольны и не содержат информации о внешнем мире.

Хотя Тер Харк цитирует Rich et al. (2005) в поддержку, только 15% их информантов заявили, что полностью контролируют синестетический опыт (то есть вызванный мыслью, независимой от сенсорной стимуляции), и большинство (76%) охарактеризовали его как непроизвольное. Таким образом, кажется, что анализ Тер Харка применим только к части синестетов. Утверждение, что синестетические восприятия кажутся неэмпирическими, потому что они не могут представлять мир, также спорно. Визуальный опыт не всегда должен быть информативным (например, галлюцинации, «видение звезд» и т. Д.), И неспособность сообщить нам о мире совместима с стремлением сделать это, но с искажением.

7. Индивидуализация чувств

Синестезия может быть важна, когда дело доходит до вопросов о природе чувств, о том, как они взаимодействуют и сколько их существует. Например, Кили (2002) предполагает, что синестезия может опровергнуть предположение о том, что различные чувства являются «существенно отдельными и независимыми» (стр. 25, № 37), и таким образом усложнить дискуссии о том, что отличает одно чувство от другого. Аналогичное мнение высказывает Росс, который отмечает, что синестезия подрывает его «измененное состояние свойств» (2001, стр.502). Предполагается, что модифицированное условие свойства необходимо для индивидуализации чувств, и утверждает, что каждая чувственная модальность специализируется на обнаружении определенных свойств (2001, с. 500). Как обсуждалось в разделе о репрезентативности, может показаться, что синестезия указывает на то, что свойства, которые обычно считаются собственностью одного чувства, в конце концов могут быть обнаружены другими. Между тем, предложение Росса объяснить синестезию как ассоциацию памяти кажется неубедительным в свете преобладания соображений, предполагающих, что это подлинный сенсорный феномен (см. Ramachandran & Hubbard, 2001a, 2001b, 2003b; дальнейшее обсуждение Росс см. Gatzia, 2008 г.).В настоящее время философы, кажется, мало написали о значении синестезии с точки зрения индивидуации и взаимодействия чувств (хотя см. Macpherson, 2007, O'Callaghan 1998, p.325 и R. Gray 2011, p.253, п.17).

8. Эстетика и «литературная синестезия»

Использование «межсмысловой аналогии» или смысловой метафоры в качестве литературной техники давно знакомо авторам и критикам (например, острый вкус, громкая рубашка), возможно, начиная с Аристотеля, который заметил «своего рода параллелизм между тем, что есть». острый или тяжелый для слуха, а также острый или тупой на ощупь »(цитируется по O'Malley, 1957, стр.391). Межсмысловые метафоры, такие как «солнце безмолвно» (цитата Данте из O'Malley, 1957, стр. 409) и, совсем недавно, «звук, который делает наушники съедобными» (из лирики популярной рок-группы) могут быть такими: «Основная черта языка» естественна для литературы (O'Malley, 1957, с. 397) и для некоторого «существенного компонента поэтической восприимчивости» (Götlind, 1957, с. 329). Таким образом, такая «литературная» синестезия является важной частью эстетической критики, как, например, в обсуждении музыкальных стилей Хеллмана (1977, с. 287) и анализе акустических ассоциаций Массона (1953, с.222) и оценка Уэда кросс-модальных аналогий в поэзии хайку, которые привлекают внимание к «странным, но гармоничным» сочетаниям (1963, с. 428).

Важно отметить, что «использование писателем« метафоры чувств »» (O'Malley, 1957, стр. 391) не следует путать с синестезией как сенсорным феноменом, как неоднократно отмечалось на протяжении многих лет в нескольких философских работах по поэзия и эстетика, включая Дауни (1912, с. 490), Гетлинд (1957, с. 328) и О'Мэлли (1958, с. 178). Тем не менее, существуют предположения о связи между ними (например, Smith, 1972, p.28; O'Malley, 1957, pp. 395-396), а сенсорная синестезия была выдвинута как важный творческий источник в поэзии (Downey, 1912, pp. 490-491; Rayan, 1969), музыке и кино (Brougher et al. , 2005), живопись (Tomas, 1969; Cazeaux, 1999; Ione, 2004) и художественное развитие в целом (Donnell & Duignan, 1977).

То, что не все сенсорные совпадения работают с эстетической точки зрения - неловко говорить о громком запахе или соленом цвете - может иметь значение, предполагая связь с синестезией восприятия.Возможно, у них больше общего, чем обычно предполагают (Marks, 1982; Day 1996).

Синестетическая метафора - это «человеческая универсальность», встречающаяся в каждой культуре, и может быть выражением нашей общей природы (Pinker, 2002, стр. 439). Маурер и Мондлох (2004) предполагают, что тот факт, что кросс-модальные спаривания в синестезиях, как правило, такие же, как сенсорные совпадения, проявляющиеся в общих метафорах, может показать, что несинестетические взрослые разделяют кросс-модальные активации с синестетами, а синестезия является одним из факторов. нормальная особенность раннего развития.Мати предполагает, что это придает достоверность точке зрения о том, что перекрестная связь, присутствующая в синестетах и ​​несинестетах, различается по степени, и поэтому мы можем сделать выводы о типах репрезентативного содержания, возможного в опыте нормального воспринимающего, на основе перцептивного содержания синестетов.

9. Синестезия и творчество

Рамачандран и Хаббард, среди прочих, разработали ряд гипотез об объяснительной ценности синестезии для творчества, природы метафор и даже происхождения языка (2001b, 2003a; см. Также Mulvenna, 2007; Hunt, 2005). .Как и синестезия, творчество, кажется, состоит в «соединении двух, казалось бы, не связанных между собой сфер, чтобы выявить скрытое глубокое сходство» (Ramachandran & Hubbard, 2001b, p.17). Рамачандран и Хаббард (2001b) предполагают, что большая связь (или, возможно, отсутствие тормозных процессов) между функционально дискретными областями мозга может облегчить творческое сопоставление концепций, опыта и поведения как у художников, так и у синестетов. Эти идеи противоречивы, и хотя есть некоторые свидетельства того, что синететы с большей вероятностью будут художниками (например, Ward et al., 2008; Rothen & Meier, 2010) связь между синестезией и творчеством остается условной и предположительной.

10. Ссылки и дополнительная литература

  • Альтер Т. (2006). Подрывает ли синестезия репрезентативность? Психея , 12 (5).
  • Ашер, Дж. Э., Лэмб, Дж., Броклебанк, Д., Казье, Дж., Маэстрини, Э., Аддис, Л.,… Монако, А. (2009). Сканирование всего генома и исследование сцепления слухово-зрительной синестезии с точным картированием выявляют доказательства сцепления с хромосомами. Американский журнал генетики человека, 84, 279-285.
  • Барон-Коэн, С. (1996). Есть ли нормальная фаза развития синестезии? Психея , 2 (27).
  • Барон-Коэн, С., Вайк, М.А., и Бинни, К. (1987). Слышать слова и видеть цвета: экспериментальное исследование случая синестезии. Восприятие , 16 (6), 761-767.
  • Бек, Дж. (1966). Влияние ориентации и сходства форм на группировку восприятия. Восприятие и психофизика, 1, 300-302.
  • Барон-Коэн, С., Харрисон, Дж., Голдштейн, Л., и Вайк, М.А. (1993). Восприятие цветной речи: происходит ли синестезия, когда нарушается модульность? Восприятие, 22, 419-426.
  • Броугер К., Мэттис О., Стрик Дж., Вайзман А. и Зикцер Дж. (2005). Визуальная музыка: синестезия в искусстве и музыке с 1900 г. . Лондон: Темза и Гудзон.
  • Cazeaux, C. (1999). Синестезия и эпистемология в абстрактной живописи. Британский журнал эстетики, 39 (3), 241-251.
  • Чалмерс, Д. (2004). Репрезентативный характер опыта. В Б. Лейтере (ред.), Будущее философии (стр. 153-181). Оксфорд: Clarendon Press.
  • Critchley, E.M.R. (1997). Синестезия: возможные механизмы. В С. Барон-Коэн и Дж. Харрисон (ред.), Синестезия: Классические и современные чтения (стр. 259-268). Кембридж, Массачусетс: Blackwell
  • Cytowic, R.E.(1989). Союз чувств . Нью-Йорк: Springer-Verlag.
  • Cytowic, R.E. (1997). Синестезия: феноменология и нейропсихология: обзор современных знаний. В С. Барон-Коэн и Дж. Харрисон (ред.), Синестезия: Классические и современные чтения (стр. 17–39). Кембридж, Массачусетс: Блэквелл.
  • Cytowic, R.E., & Eagleman, D. (2009). Среда - синий цвет индиго: открытие мозга синестезии . Кембридж: MIT Press.
  • Day, S.A. (1996). Синестезия и синестетическая метафора. Психея , 2 (32) .
  • День, С.А. (2005). Некоторые демографические и социокультурные аспекты синестезии. В Л. Робертсон и Н. Сагив (ред.), Синестезия: перспективы когнитивной нейробиологии (стр. 11-33). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
  • Диксон, М.Дж., Смилек, Д., Кудахи, К., и Мерикл, П.М. (2000). Пять плюс два равно желтому. Природа , 406, 365.
  • Диксон, М.J., Smilek, D., & Merikle, P.M. (2004). Не все синестеты созданы равными: синестеты-проекторы против ассоциаторов. Когнитивная, аффективная и поведенческая неврология, 4 (3), 335-343.
  • Диксон М.Дж., Смилек Д., Даффи П.Л., Занна М.П. и Мерикл П.М. (2006). Роль значения в синестезии цвета графемы. Cortex, 42 (2), 243-252.
  • Donnell, C.A., & Duignan, W. (1977). Синестезия и эстетическое воспитание. Журнал эстетического воспитания, 11, 69-85.
  • Дауни, Дж. Э. (1912). Литературная синестезия. Журнал философии, психологии и научных методов, 9 (18), 490-498.
  • Дрецке, Ф. (1995). Натурализация ума . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Эдквист, Дж., Рич, А. Н., Бринкман, К., и Мэттингли, Дж. Б. (2006). Являются ли синестетические цвета уникальными характеристиками при визуальном поиске? Cortex, 42 (2), 222-231.
  • Fish, W. (2010). Философия восприятия: современное введение .Нью-Йорк: Рутледж.
  • Fodor, J. (1974). Специальные науки, или разобщенность науки как рабочая гипотеза. Synthese, 28, 97-115.
  • Fodor, J. (1983). Модульность мышления: очерк факультетской психологии . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Гальтон, Ф. (1880). Визуализированные цифры. Nature, 22, 494-495.
  • Гальтон, Ф. (1883). Исследования о человеческих способностях и их развитии . Dent & Sons: Лондон.
  • Гация, Д.Э. (2008). Марсианские цвета. Философские сочинения , 37, 3-16.
  • Грей, J.A. (2003). Как квалиа связаны с функциями? Тенденции в когнитивных науках, 7 (5), 192-194.
  • Грей, J.A. (2004). Сознание: Подкрадываюсь к сложной проблеме . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
  • Грей, Дж. А., Уильямс, С. С. Р., Нанн, Дж., И Барон-Коэн, С. (1997). Возможные последствия синестезии для вопроса о сознании. В S. Baron-Cohen & J.Харрисон (ред.), Синестезия: классические и современные чтения (стр. 173-181). Кембридж, Массачусетс: Блэквелл.
  • Грей, J.A. (1998). Подкрадываюсь к нелегкому вопросу сознания. В S. Hameroff, A. Kaszniak & A. Scott (Eds.), К науке о сознании II: Вторые дискуссии и дебаты в Тусоне, (стр. 279-291). Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Грей, Дж. А., Нанн Дж. И Чоппинг С. (2002). Значение синестезии для функционализма: теория и эксперименты. Журнал исследований сознания, 9 (12), 5-31.
  • Грей, Дж. А., Парслоу, Д. М., Браммер, М. Дж., Чоппинг, С. М., Вителингам, Г. Н., & Ффитче, Д. Х. (2006). Доказательства против функционализма нейровизуализации эффекта чужеродного цвета в синестезии. Cortex, 42 (2), 309-318.
  • Грей, Р. (2001a). Синестезия и искажение фактов: ответ на пари. Философская психология, 14 (3), 339-346.
  • Грей, Р. (2001b). Когнитивные модули, синестезия и конституция психологических естественных видов. Философская психология, 14 (1), 65-82.
  • Грей, Р. (2004). Что синестезия действительно говорит нам о функционализме. Журнал исследований сознания, 11 (9), 64-69.
  • Грей Р. (2011). О природе чувств. В Ф. Макферсоне (ред.), Чувства: классические и современные философские перспективы , стр. 243–260. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Гётлинд Э. (1957). Оценка поэзии: предложение определенных эмпирических исследований. Журнал эстетики и художественной критики, 15 (3), 322-330.
  • Grossenbacher, P.G., & Lovelace, C.T. (2001). Механизмы синестезии: когнитивные и физиологические ограничения. Тенденции в когнитивных науках, 5 (1), 36-42.
  • Хардкасл, В. (1997). Когда боли нет. Журнал философии, 94 (8), 381-409.
  • Харрисон, Дж. Э. (2001). Синестезия: самая странная вещь . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Харрисон, Дж. Э., и Барон-Коэн, С. (1997). Синестезия: обзор психологических теорий. В S. Baron-Cohen & J. Harrison (Eds.), Synaesthesia: Classic и Contemporary Readings (pp.109-122). Кембридж, Массачусетс: Блэквелл.
  • Хеллман, Г. (1977). Системы символов и художественные стили. Журнал эстетики и художественной критики , 35 (3), 279-292.
  • Хант, Х. (2005). Синестезия, метафора и сознание: перспектива когнитивного развития. Журнал исследований сознания, 12 (12), 26-45.
  • Херли, С., & Ноэ, А. (2003a). Нейропластичность и сознание. Биология и философия, 18, 131-168.
  • Херли, С., и Ноэ, А. (2003b). Нейропластичность и сознание: ответ на блок. Тенденции когнитивных наук Науки, 7 (1), 342.
  • Ионе, А. (2004). Клее и Кандинский: полифоническая живопись, хроматические аккорды и синестезия. Журнал исследований сознания, 11 (3-4), 148-158.
  • Кили, Б.Л. (2002). Осмысление чувств: индивидуальные модальности у людей и других животных. Журнал философии, 99 (1), 5-28.
  • Ким, С.Ю., Блейк, Р., и Палмери, Т.Дж. (2006). Перцептивное взаимодействие между реальными и синестетическими цветами. Cortex, 42, 195-203.
  • Кадош Р.С., Хеник А., Катена А., Уолш В. и Фуэнтес Л.Дж. (2009). Вызванный кросс-модальный синестетический опыт без аномальных нейронных связей. Психологическая наука, 20 (2), 258-265.
  • Колер И. (1964). Формирование и трансформация перцептивного мира. Psychological Issues 3 (4, Monogr. No. 12), 1-173.
  • Lycan, W. (1987). Сознание. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Lycan, W. (2006). Репрезентативные теории сознания. В Э. Н. Залта (ред.), Стэнфордская энциклопедия философии .
  • Лурия, А. (1968). Разум мнемониста .Нью-Йорк: Основные книги.
  • Macpherson, F. (2007). Синестезия, функционализм и феноменология. В М. де Каро, Ф. Ферретти и М. Марраффа (ред.), Картографии разума: Философия и психология в серии пересечений: Исследования мозга и разума (Том 4, стр.65-80). Дордрехт, Нидерланды: Springer.
  • Marks, L.E. (1982). Синестетическое восприятие и поэтическая метафора. Журнал экспериментальной психологии: Человеческое восприятие и производительность , 8 (1): 15-23.
  • Массон, Д. (1953). Образцы гласных и согласных в стихах. Журнал эстетики и художественной критики, 12 (2), 213-227.
  • Маурер, Д. (1993). Неонатальная синестезия: последствия для обработки речи и лиц. В B. de Boysson-Bardies, S. de Schonen, P. Jusczyk, P. Mcneilage & J. Morton (Eds.), Нейрокогнитивное развитие: обработка речи и лица в первый год жизни (стр.109-124) ). Дордрехт: Клувер.
  • Maurer, D., & Mondloch, C.(2004). Неонатальная синестезия: переоценка. В L. Robertson & N. Sagiv (Eds.), Attention on Synesthesia: Cognition, Development and Neuroscience , (pp. 193-213). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
  • Мейер, Б., и Ротен, Н. (2009). Обучение ассоциаций графема-цвет производит синестетический эффект Струпа, но не условный синестетический ответ. Neuropsychologia , 47 (4), 1208-1211.
  • Mulvenna, C.M. (2007). Синестезия, искусство и творчество: неврологическая связь. Frontiers of Neurology and Neuroscience, 22, 206-222.
  • Ноэ, А., & Херли, С. (2003). Почтительный мозг в действии. Тенденции в когнитивных науках , 7 (5), 195–196.
  • О’Каллаган, К. (1998). Видеть то, что вы слышите: кросс-модальные иллюзии и восприятие. Философские проблемы , 18 (1), 316-338.
  • О’Мэлли, Г. (1957). Литературная синестезия. Журнал эстетики и художественной критики , 15 (4), 391-411.
  • О’Мэлли, Г. (1958). «Воздушная призма» Шелли: синестетическая схема «Аластора». Современная филология , 55 (3), 178-187.
  • Паулесу, Э., Харрисон, Дж., Барон-Коэн, С., Уотсон, Дж.Д.Г., Голдштейн, Л., Хизер, Дж.,… Фрит, К. (1995). Физиология цветного слуха: исследование активации с помощью ПЭТ синестезии цветного слова, Brain 118, 661-676.
  • Петтит П. (2003). Выглядит красным. Философские проблемы , 13 (1), 221-252.
  • Пинкер, С.(2002). Чистый лист: современное отрицание человеческой природы . Нью-Йорк: Викинг.
  • Пру, М.Дж. (2010). Синтетическая синестезия и сенсорное замещение. Сознание и познание , 19 (1), 501-503.
  • Рамачандран, В.С., и Хаббард, Э.М. (2000). Цифро-цветная синестезия возникает из-за перекрестного соединения веретенообразной извилины. Общество рефератов по неврологии , 30, 1222.
  • Рамачандран, В.С., и Хаббард, Э.М. (2001a). Психофизические исследования нейронных основ синестезии. Труды Лондонского королевского общества B, 268, 979-983.
  • Рамачандран, В.С., и Хаббард, Э.М. (2001b). Синестезия: окно в восприятие и язык. Журнал исследований сознания , 8 (12), 3-34.
  • Рамачандран, В.С., и Хаббард, Э.М. (2003a). Слушание цветов, дегустация форм. Scientific American , 52-59 апреля.
  • Рамачандран, В.С., и Хаббард, Э.М. (2003b). Феноменология синестезии. Журнал исследований сознания , 10 (8), 49-57.
  • Рэнг, H.P., & Дейл, M.M. (1987). Фармакология . Эдинбург: Черчилль Ливингстон.
  • Райан, К. (1969). Эдгар Аллан По и многозначительность. Британский журнал эстетики , 9, 73-79.
  • Revonsuo, A. (2001). Возвращаем цвет на место. Сознание и познание , 10 (1), 78-84.
  • Рич, А. Н., Брэдшоу, Дж. Л., и Мэттингли, Дж. Б. (2005). Систематическое крупномасштабное исследование синестезии: последствия для роли раннего опыта в лексико-цветовых ассоциациях, Cognition , 98, 53-84.
  • Розенберг, Г. (2004). Место для сознания: исследование глубинной структуры мира природы. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
  • Росс, П.В. (2001). Qualia и чувства. The Philosophical Quarterly , 51 (205), 495-511.
  • Ротен, Н., Мейер, Б. (2010). Более высокая распространенность синестезии у студентов-искусствоведов. Восприятие , 39, 718-720.
  • Сегал, Г.М.А. (1997). Синестезия: последствия для модульности мышления.В С. Барон-Коэн и Дж. Харрисон (ред.), Синестезия: классические и современные чтения (стр. 211-223). Кембридж, Массачусетс: Блэквелл.
  • Симнер, Дж., Сагив, Н., Малвенна, К., Цаканикос, Э., Уизерби, С., Фрейзер, К.,… Уорд, Дж. (2006). Синестезия: распространенность нетипичных кросс-модальных переживаний. Восприятие , 35, 1024-1033.
  • Смилек Д., Диксон М.Дж., Кадахи К. и Мерикл П.М. (2001). Синестетические фотизмы влияют на зрительное восприятие. Журнал когнитивной неврологии , 13, 930-936.
  • Смайлек. Д., Диксон, М.Дж., Кудахи, К., Мерикл, П.М. (2002). Восприятие синестетических цветов влияет на память. Психологические науки , 13 (6), 548-552
  • Смилек Д., Диксон М.Дж. и Мерикл П.М. (2003). Синестетические фотоизмы направляют внимание. Мозг и познание , 53, 364-367.
  • Тер Харк, М. (2009). Цветные гласные: Витгенштейн о синестезии и второстепенном значении. Philosophia: Philosophical Quarterly of Israel , 37 (4), 589-604.
  • Томас, В. (1969). Теория живописи Кандинского. Британский журнал эстетики , 9, 19–38.
  • Treisman, A. (1982). Перцептивная группировка и внимание при визуальном поиске функций и объектов. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность , 8 (2), 194-214.
  • Тай, М. (1995). Десять проблем сознания: репрезентативная теория феноменального разума . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Уэда, М.(1963). Басё и поэтика «Хайку». Журнал эстетики и художественной критики , 21 (4), 423-431.
  • Вейджер, А. (1999). Дополнительная проблема квалиа: синестезия и репрезентационализм. Философская психология , 12 (3), 263-281.
  • Вейджер, А. (2001). Синестезия искажена. Философская психология , 14 (3), 347-351.