Склонность к девиантному поведению: Исследование склонности к девиантному поведению среди студентов техникума

Содержание

Исследование склонности к девиантному поведению среди студентов техникума

Девиантное поведение – это совершение поступков, которые противоречат нормам социального поведения. К основным видам девиантного поведения относятся, прежде всего, алкоголизм, наркомания и преступность, которые несут реальную угрозу безопасности и устойчивому развитию современного общества.

Проблема отклонения поведения подростков всегда была актуальной.

Вопросы девиантного поведения связаны главным образом с подростками «группы риска».

Статистический анализ роста подростковой девиантности за последние 10 лет ярко демонстрирует его зависимость от процесса социальных изменений». Данная проблема уже перестала быть только психолого-педагогической. Она стала социальной. Важнейшими причинами отклонений в психосоциальном развитии подростков могут быть неблагополучные семьи, определенные стили семейных взаимоотношений, которые ведут к формированию отклоняющегося поведения.

Многие родители не могут научить детей жить в обществе, поскольку сами дезориентированы.

Типичными- проявлени­ями девиантного поведения являются такие подростковые поведенческие реакции как: агрессия, вызов, самовольное и систематическое отклонение от учебы или трудовой деятельности; систематичес­кие уходы из дома и бродяжничество, пьянство и алкоголизм детей и подростков; ранняя наркотизация и связанные с ней асоциальные действия; попытки суицида.

 

В проведенном мною исследовании принимали участие 22 человека из разных групп и отделений техникума с их согласия. Из них: 11 юношей и 11 девушек. Возраст студентов от 15 до 18 лет.

В качестве методики исследования мною применена методика диагностики «Склонности к отклоняющемуся поведению».  Методику данной диагностики разработала психолог А.Н.Орёл

Данная методика является методом измерения склонности подростков к реализации различных форм отклоняющегося поведения

.

В результате проведения данного исследования было установлено, что все исследуемые студенты обладают средней степенью склонности к отклоняющемуся поведению, что не есть хорошо. Cогласно результатам, было выявлено, что юноши, более склонны к проявлению форм девиантного поведения, чем девушки.

Это выражается в том, что у четырёх юношей и трёх девушек выявлены склонности к нарушению норм и правил поведения в общественных местах. У двух юношей и одной девушки данная тенденция ярко выражена.

При определении склонности студентов к адиктивному поведению, а именно возможному употреблению психотропных веществ, к игре в карты, к зависимости от интернета, и других видов зависимости установлено что юноши являются наиболее склонны к ним, чем девушки на 28 %.

При определении склонности студентов к самоповреждающему и саморазрушающему поведению обнаружено, что у девушек данная тенденция не наблюдается, у одного из семи юношей выявлена заинтересованность в вопросах суицида, которыми он интересуется, как он поясняет: «с познавательной целью».

В настоящее время с ним ведется определенная работа.

При определении склонности студентов к агрессии и насилию было выявлено, что двое парней и одна девушка склонны к агрессии и насилию и у девушки данная тенденция выражена ярко.

Склонность к делинквентному (преступность) поведению наблюдается у одного студента первого курса.

По полученным результатам можно говорить о наличии в учебном заведении студентов с признаками дивиантного поведения, которое выражается в агрессивной направленности во взаимоотношениях с другими людьми, а также решении своих проблем посредством насилия, используя методы унижения партнера по общению, как средство стабилизации самооценки.

 Профилактика девиантного поведения у подростков.

Отклоняющееся поведение личности регулируется различными социальными институтами.

Общественное воздействие может носить характер правовых санкций, медицинского вмешательства, педагогического влияния, социальной поддержки и психологической помощи.

Всемирная организация здравоохранения предлагает выделять первичную, вторичную и третичную профилактику:

Первичная профилактика направлена на устранение неблагоприятных факторов, вызывающих определённое явление, а также на повышение устойчивости личности к влиянию этих факторов. Первичная профилактика может широко проводиться среди подростков, как классными руководителями, так и преподавателями техникума на своих занятиях.

Задача вторичной профилактики — раннее выявление и реабилитация нервно-психических нарушений и работа с «группой риска», например, подростками, имеющими выраженную склонность к формированию отклоняющегося поведения без проявления такового в настоящее время.

Третичная профилактика решает специальные задачи, такие как лечение нервно-психических расстройств, сопровождающихся нарушениями поведения. Третичная профилактика также может быть направлена на предупреждение рецидивов у лиц с уже сформированным девиантным поведением.

Профилактика алкоголизма, наркомании, преступности среди подростков является первостепенной задачей, которая заключается, в первую очередь, в воспитательных и организационных мерах, которые направлены на то, чтобы подросток больше узнал о пагубном действии на свой организм и психику различных веществ.

Большое значение в профилактике подростковой наркомании имеет влияние педагогов и средств массовой информации. Но простые лекции могут не произвести должного впечатления на подростков. Намного эффективнее будет показ документального фильма, наглядно демонстрирующего все ужасы жизни наркоманов в ракурсе масштабной трагедии всей страны. Молодые люди должны понять, что наркомания среди подростков — это путь к вымиранию человечества. И такую проблему лучше не допускать, чем затем пытаться от нее избавиться.

Профилактика девиантного поведения среди подростков – это первостепенная задача родителей, классных руководителей и всего педагогического коллектива. Необходимо наблюдать за душевным состоянием и поведением подростков, отмечать возникающие изменения.

Взаимосвязь склонности к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Мир науки. Педагогика и психология / World of Science. Pedagogy and psychology https ://mir-nauki.com 2019, №4, Том 7 / 2019, No 4, Vol 7 https://mir-nauki.com/issue-4-2019.html URL статьи: https://mir-nauki.com/PDF/61PSMN419.pdf Ссылка для цитирования этой статьи:

Панкратова И.А. Взаимосвязь склонности к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков // Мир науки. Педагогика и психология, 2019 №4, https://mir-nauki.com/PDF/61PSMN419.pdf (доступ свободный). Загл. с экрана. Яз. рус., англ.

For citation:

Pankratova I.A. (2019). The relationship between the propensity for deviant behavior and the idea of success in adolescents. World of Science. Pedagogy and psychology, [online] 4(7). Available at: https://mir-nauki.com/PDF/61PSMN419.pdf (in Russian)

УДК 152.9 ГРНТИ 15.81.29

Панкратова Ирина Анатольевна

ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет», Ростов-на-Дону, Россия

Академия психологии и педагогики Доцент кафедры «Организационной и прикладной психологии образования»

Кандидат психологических наук, доцент E-mail: [email protected] ru ORCID: https://orcid.org/0000-0003-3140-1280 РИНЦ: https://elibrary.ru/author profile.asp?id=669137

Взаимосвязь склонности к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков

Аннотация. В статье представлены результаты эмпирического исследования проблемы взаимосвязи склонности к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков. Автором обосновывается актуальность исследования проблем представлений об успехе и девиантном поведении подростков. Автор отмечает, что проблема исследования является чрезвычайно актуальной, т. к. часто подростки стремясь стать успешными среди своих сверстников нарушают правовые и социальные нормы. В статье подчеркивается, что проблема девиантного поведения рассматривается различными направлениями исследований в рамках таких основных понятий, как: «отклоняющееся поведение», «асоциальное поведение», «деструктивное поведение», «педагогическая запущенность», «трудновоспитуемость» и т.

д. В психологии вводится именно термин «отклоняющегося поведения». Так как аспекты определения девиантного поведения разноплановы и нередко вызывают несогласия, тяжело буквально определить, какие разновидности поведения свойственно полагать девиантными. Почти все эксперты в собственных работах особенный интерес уделяют единичным обликам отклоняющегося поведения, отдают отличие конкретному возрасту. Немало важным остается аспект взаимосвязи отклоняющегося поведения с представлениями об успехе у подростков, так как исследования в данной области одни из самых проблемных зон психологии и педагогики. Долгое время данная проблема продолжала оставаться вне поля зрения, но позднее в отечественных и зарубежных исследованиях она привлекла к себе большое внимание психологов. В статье подробно описываются данные эмпирического исследования взаимосвязи склонности к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков. Проведя эмпирическое исследование, автором были выявлены корреляционные взаимосвязи склонности к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков.
Использование полученных автором данных позволят эффективно выстраивать стратегию развития каждого учащегося.

https:// mir-nauki. com

Ключевые слова: подростки; девиантное поведение; представление об успехе; успех; отклоняющееся поведение; асоциальное поведение; трудновоспитуемость

Переход российского общества к рыночным отношениям повлек за собой изменения не только в экономике и политике, но и в межличностных отношениях. На сегодняшний день наблюдается снижение влияния государственных органов в развитие личности, утрачена функция общественных институтов в воспитательно-профилактической работе, ухудшилось благополучие большинства семей, отчетливо сократились потенциал доступного отдыха, отмечено повышение насилия, что актуализировало проблему девиантного поведения подростков [1].

Наиболее беспокойным считается то, что подростковые отклонения характеризируется постоянством и ненужным динамизмом: в сферу беззаконной деятельности привлечется все более юных людей, объединяющихся с целью совершения правонарушений, количество которых неизменно вырастает [2].

Во всех временах и во всех обществах всегда существовали индивиды, поведение которых выходило за рамки норм, принятых в социуме. Прежде всего стоит рассмотреть понятие нормального поведения. Нормальным принято считать поведение индивида, при котором соблюдается совокупность правил, принятых в том или ином обществе. Следовательно, любое поведение, что отклоняется от нормального, трактуется как недопустимое или девиантное.

Проблема девиантного поведения рассматривается различными направлениями исследований в рамках таких основных понятий, как: «отклоняющееся поведение», «асоциальное поведение», «деструктивное поведение», «педагогическая запущенность», «трудновоспитуемость» и т. д. В психологии вводится именно термин «отклоняющегося поведения».

Так как аспекты определения девиантного поведения разноплановы и нередко вызывают несогласия, тяжело буквально определить, какие разновидности поведения свойственно полагать девиантными. Осмотрев вариации отклонений в поведении, можно установить, будто единой точки зрения на классификацию и типологию девиантного поведения не существует. Почти все эксперты в собственных работах особенный интерес уделяют единичным обликам отклоняющегося поведения, отдают отличие конкретному возрасту.

М.И. Рожков исследует девиантное поведение как «отклонение от принятых в данной социальной среде, в данном обществе, коллективе социально-нравственных и культурных ценностей, самореализации и саморазвития в том социуме, к которому принадлежит человек

И.С. Кон относит девиантное поведение как нарушение процесса социализации [4].

В науке выделяют различные факторы формирования девиантного поведения [5]: биологические, психологические, социально-педагогические факторы, социально-экономические, морально-этические факторы. Рассматривая психологические факторы, авторы выделяют не только отклонения, проявляющиеся в психопатии, неврастении, пограничных состояниях, но и особенности представлений личности о норме, о себе, о своих потребностях и о своем месте в социуме.

В подростковом возрасте основой является общение со сверстниками. Подростковый период называют еще переходным, так как в этот момент происходит перестройка организма для достижения социальной зрелости личности. На данном этапе развития индивида существуют свои факторы, что влияют на формирования девиантного поведения. К ним стоит

[3].

отнести: социально-экономическое неблагополучие; влияние СМИ, насилие, некачественная литература, которая пропагандирует отвращение к ценностям социума; разлад между социальными ценностями и возможными путями их осуществления; процесс уменьшения ответственности учебных заведений к процессу обучения [6]. Стремление подростка выделиться среди сверстников, быть ими признанным, успешным, зачастую приводить к вариациям девиантного поведения. В современном обществе ориентация на успех является одной из основных ценностей [7; 8].

Немало важным остается аспект взаимосвязи отклоняющегося поведения с представлениями об успехе у подростков, так как исследования в данной области одни из самых проблемных зон психологии и педагогики. Долгое время данная проблема продолжала оставаться вне поля зрения, но позднее в отечественных и зарубежных исследованиях она привлекла к себе большое внимание психологов.

Нами было проведено исследование взаимосвязи девиантного поведения и представлений об успехе. В качестве испытуемых в нашем экспериментальном исследовании приняли участие 85 учеников 9-х классов в возрасте от 15 до 16 лет общеобразовательных школ г. Ростова-на-Дону. Исследование проводилось с помощью методик: опросник «Исследование представлений об успехе» (О.Ю. Клочкова) [9] и опросник «Склонности к девиантному поведению» (Э.В. Леус).

В ходе проведенного анализа склонности подростков к девиантному поведению были получены следующие результаты, у большего числа испытуемых было обнаружено социально-обусловленное поведение (80 %). Социально-обусловленное поведение либо просоциальное поведение, может быть относительно-деструктивным, так как во многом зависит от референтной группы и тех норм, которые культивируются значимой группой.

В таблице 1 представлены результаты социально-обусловленного поведения подростков по уровням: высокий, средний, низкий.

Таблица 1

Склонность подростков к социально-обусловленному поведению

Высокий уровень Средний уровень Низкий уровень

26,7 % 71,1 % 2,2 %

Исследование склонности подростков к социально-обусловленному поведению выявило преобладание (71,1 %) среднего уровня социально-обусловленного поведения. Общение и социальное взаимодействие в подростковом возрасте является ведущей деятельностью средние показатели по шкале социально-обусловленное поведение являются нормой.

Что касается высокого уровня, который представлен у 26,7 % испытуемых, для него характерна высокая адаптация к группе одноклассников, но также одновременно и показатель тесного слияния со значимой группой, что является одним из проявлений зависимости от других людей, но для подростков это является нормой. Однако если произойдет слияние с группой которая характеризуется девиантным поведением, то такой подросток будет демонстрировать деструктивное поведение.

Низкий уровень, который представлен всего у 2,2 % может говорить о неадаптированности и замкнутости, либо даже изоляции подростка от групп сверстников, однако данный показатель не велик, что свидетельствует о том, что большая часть подростков способна найти общий язык среди окружающих сверстников.

У 2,2 % испытуемых было выявлено делинквентное поведение. Однако у 51,1 % преобладающим оказался низкий уровень склонности к делинквентному поведению, что

https:// mir-nauki. com

говорит нам о том, что подросткам не свойственно поведение, угрожающее благополучию окружающих и социальному порядку.

В то же время, 46,7 % показали средний уровень, что может включать в себя определенные действия, запрещенные законодательством РФ.

Наименьшие результаты оказались по шкале зависимого поведения. По результатам диагностики данный тип девиантного поведения не был выявлен вовсе, т. е. 0 % испытуемых злоупотребляют различными веществами, которые в состоянии изменить психическое состояние, включая курение сигарет и распитие спиртных напитков, до того, как от них сформировалась зависимость.

Результаты по шкале агрессивное поведение, где оценивается как вербальная и физическая агрессия, которая направленная на окружающих людей, так и в целом враждебность, негативизм, дерзость и мстительность являются следующие: низкий уровень агрессивного поведения представлен у большинства подростков (62,2 %).

Это означает что преобладающему большинству нашей выборки не свойственны любые проявления агрессии, будь то физическая, словесная либо косвенная, которая может проявляться в излишней раздражительности, подозрительности и обидчивости.

Средний уровень агрессивного поведения свойственен 24,5 % испытуемых. Так как любая из представленных форм агрессивного поведения направлена на упрямое отстаивание подростками своей правоты и индивидуальности, агрессивный подросток противостоит своим родителям и учителям, свои авторитеты он ищет на стороне, что свойственно возрасту.

Высокий уровень агрессивного поведения представлен у 13,3 % испытуемых. На этом уровне агрессивный подросток хочет, чтобы от него отстали, при этом агрессивность приобретает различные формы, которые в дальнейшем становятся чертами характера. Помимо открытых форм агрессивного поведения, им свойственно проявление скрытых форм агрессии, например, порча одежды, наблюдение за издевательствами, обида и др.

Шкала самоповреждающего либо аутоагрессивного поведения показывает стремление подростка причинить себе вред и/или физическую боль, в качестве сознательного отказа подростка от жизни, который может быть связан с любыми действиями, направленными на ее прекращение, либо незавершенными попытками.

У большинства подростков нашей выборки средний и низкий уровень самоповреждащего поведения (48,9 % и 42,2 % соответственно). Самоповреждающее поведение определяется как преднамеренное причинение вреда собственному телу через повреждения тканей организма; чаще оно направлено на высвобождение или уменьшение невыносимых эмоций, в надежде справиться с эмоциональной болью, или связано с ощущением невозможности действовать или чувствовать.

Средний уровень обусловлен возрастными особенностями — высокая эмоциональная восприимчивость и чувствительность, низкая стрессоустойчивость, отсутствие понятных и структурированных справляться с внешнеситуативными проблемами и внутренними переживаниями, потребность в тесных контактах со сверстниками, стремление к эмансипации от взрослых, переживание возрастного кризиса.

Высокий уровень аутоагрессивного поведения встречается у 8,9 % подростков. Такое поведение характеризуется причинением вреда самому себе, иногда даже частые болезни могут свидетельствовать об аутоагрессивном поведении. Данные подростки составляют группу риска и требуют внимания к своим переживаниям. Но необходимо помнить, что самоповреждающее поведение не обязательно ведет к суицидальным попыткам.

https:// mir-nauki. com

Также, для данного возраста является актуальным парасуицид — поведение, которое имитирует суицидальное, но на самом деле не подразумевает под собой намерения убить себя.

Подведя итоги по всем шкалам девиантного поведения можно сделать вывод о том, что наиболее встречающимся является социально-обусловленное поведение, которое является типичным для подросткового возраста. Что касается наименее встречающегося типа девиантного поведения, в нашем случае, это зависимое поведение, которое не свойственно нашим испытуемым.

В целом, результаты проведенной диагностики свидетельствуют о низком уровне социально-психологической дезадаптации и склонности к отклоняющемуся поведению.

При помощи методики «Исследования представлений об успешности» (Клочковой О.Ю.) были получены следующе результаты. У подростков в целом, можно сказать о преобладании «Компромиссной модели» успеха, которая представлена у 35,6 % испытуемых.

У респондентов нашей выборки преобладает компромиссная модель успеха, которая является трансформированной советской моделью в современном обществе. Присутствие ее на главенствующей позиции, свидетельствует о не столь недавнем существовании советского общества и его влияние на протяжении времени еще существенно. Для респондентов нашей выборки материальные ценности не являются ведущими, хотя и учитываются, подростки ориентированы на образование, считают, что высокий уровень образованности и профессионализма свидетельствуют об успехе.

Несмотря на то, что компромиссная модель успеха является трансформацией советской модели, советская модель, для которой характерно не заработок денег, а ценность общественно-значимой профессии представлена в наименьшей степени (6,7 %), что свидетельствует о ценностях, которые присущи подросткам в современном мире.

Одинаково часто испытуемые придерживаются «американской» и «аскетической» моделей достижения успеха по 24,4 % испытуемых. Данный факто довольно любопытен, т. к. данные модели являются абсолютно противоположными.

Люди, выбирающие «американскую» модель достижения успеха прежде всего ориентированы на материальные ценности, для них важно достижение материального успеха, который возможен через усердный труд. Люди, придерживающиеся данной модели представлений об успехе, считают, что важной составляющей успеха является труд, который способствует материальному успеху, таким образом богатство оправдывается трудовой деятельностью.

В «аскетической» модели, напротив, материальный мир отрицается и для личности является важнейшим духовное развитие и духовная целостность. Успех понимается как духовное самосовершенствование, материальные ценности не приветствуются.

«Гедонистическая» модель достижения успеха представлена не значительно у 8,9 % опрошенных. Для нее характерно представления об успехе как максимальное достижение различных удовольствий и наслаждений, в том числе достижение материальной обеспеченности. В отличие от «американской» модели (где важен труд), в «гедонестической» сам способ достижения материальной обеспеченности не имеет значения, он даже может носить антиобщественный характер, но при этом упорный труд оказывается не приемлем для индивида, так как противоречит самой сущности гедонизма.

Корреляционный анализ позволил выявить наличие некоторых статистически значимых взаимосвязей между склонностью к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков.

Полученные данные представлены в рисунках 1, 2 и 3.

Рисунок 1. Взаимосвязь между социально-обусловленным поведением и советской моделью успеха

В результате проведенного корреляционного анализа нами была установлена обратная корреляционная взаимосвязь между социально-обусловленным поведением и советской моделью успеха.

Можно предположить, что чем больше понимается и придерживается четкая формулировка понимания успеха, а именно приоритет ценностно-рациональных действий, где деньги занимают наиболее низкое место, то тем меньше склонность к зависимости от других людей и просоциальному поведению, где референтным является мнение группы, возможно, имеющей антисоциальную или девиантную в разных вариантах направленность.

Как отмечают О.М. Здравомыслова и И.И. Шурыгина, один из самых распространенных ответов на открытый вопрос «Что означает для Вас выражение «успешный человек»? -«Человек, которого уважают близкие люди» [10]. Направленность на приобретение духовных благ позволяет распространять эти ценности, позволяя повышать уровень грамотности и духовной культуры, поэтому в данном случае будет минимальная склонность к социально-обусловленному поведению.

Рисунок 2. Взаимосвязь между социально-обусловленным поведением и американской моделью успеха

Данная схема свидетельствует о наличии значимой прямой корреляционной взаимосвязи между социально — обусловленным поведением и американской моделью успеха.

Так как для данной модели успеха главной целью выступает материальный успех, который достигается через упорный труд в соответствии с общепринятыми нормами, то стоит отметить: личность стремится к материальным благам опираясь на принятые в обществе идеалы, т. е. можно отследить взаимосвязь с оглядкой на референтную группу, что характерно для социально-обусловленного поведения. Данная модель, представленная в виде образца, известна еще как «американская мечта»: «с помощью упорного труда из чистильщика сапог -в миллионеры». Важнейшим аспектом так же является необходимость упорного труда, согласно чему считалось, что это один из вариантов оправдать свои награды перед значимой группой. Можем предположить, что именно эти основания имеют прямую связь со склонностью к девиантному поведению.

Рисунок 3. Взаимосвязь между агрессивным поведением и компромиссной моделью успеха

Данная схема демонстрирует наличие прямой корреляционной связи между агрессивным поведением и компромиссной моделью успеха. Так как компромиссная модель успешности характеризуется, как успех принимаемый и одобряемый «близкими», а материальные факторы учитываются, но не играют решающей роли, предположительно, что в этом случае любая из представленных форм агрессивного поведения направлена на прямое отстаивание подростками своей правоты и индивидуальности, агрессивный подросток противостоит своим родителям и учителям, свои авторитеты он ищет на стороне, что свойственно возрасту. В подростковом возрасте «близкими» часто считаются друзья, а не родители или ближайшие родственники, в свою очередь подросткам свойственно агрессивное поведение.

Таким образом, проведенное нами эмпирическое исследование выявило наличие взаимосвязей между представлением об успехе и склонностью к девиантному поведению. Выявленная закономерность поможет педагогу психологу в работе с девиантными подростками и ориентацией их на успех через конструктивное поведение, без нарушения социальных норм.

ЛИТЕРАТУРА

1. Татарова С.П. Девиантное поведение подростков и социальные технологии его профилактики в условиях перехода российского общества к рыночным отношениям. Дисс. Док. Соц. Наук. Улан-Удэ, 2007. — 412 с.

2. Яриков П.С. Подростковая девиация как одна из проблем современного общества // Материалы II Всероссийской научно-практической конференции «Гуманитаристика в условиях современной социокультурной трансформации», Липецк, 2013. — С. 26-30.

3. Рожков, М.И. Воспитание трудного ребенка. Дети с девиантным поведением. — М.: Книга по Требованию, 2014. — 240 с.

4. Кон И.С. Психология ранней юности. — М.: Просвещение, 1989. — 247 с.

5. Егоров А.Ю. Расстройства поведения у подростков: клинико-психологические аспекты. — СПб, 2007. — 225 с.

6. Клейберг Ю.А. Психология девиантного поведения: Учеб. Пособие для вузов. — М., 2001. — 342с.

7. Панкратова И.А. Особенности взаимосвязи представлений об успехе и мотивации успешной деятельности у студентов // Известия Южного федерального университета. — № 7. 2018. — С. 105-110.

8. Панкратова И.А., Долотова Е.В. Исследование взаимосвязи профессиональных представлений и моделей успешности у подростков с разной степенью одаренности // Сборник научных работ Х Международного конкурса. Липецк, 2019. — С. 133-139.

9. Клочкова О.Ю. Модель успеха как фактор профессионального выбора: на примере студентов московских педагогических вузов: Автореф. дис. … канд. психол. наук. -М., 2003. — 24 с.

10. Колесникова Г.И., Байер Е.А., Харагезян М.В. Девиантное поведение. — Ростов н/Д: Феникс, 2007. — 264 с.

https:// mir-nauki. com

Pankratova Irina Anatolievna

Southern federal university, Rostov-on-Don, Russia E-mail: [email protected]

The relationship between the propensity

for deviant behavior and the idea of success in adolescents

Abstract. The article presents the results of an empirical study of the problems of the relationship between addiction to deviant behavior and the idea of success in adolescents. The author proves the relevance of research on the problems of representation and deviant behavior of adolescents. The author notes that the research problem remains unchanged, because often teenagers become successful among their peers who violate legal and social norms. The article emphasizes that the problem of deviant behavior lies in the fact that «deviant behavior», «asocial behavior», «destructive behavior», «pedagogical neglect», «difficulty of education», etc. In psychology, the term «deviant behavior» is introduced. The definition of deviant behavior and often causes disagreement, it is difficult to literally determine which types of behavior should be deviant. Of particular interest to a particular age. In this area, the problems of psychology and pedagogy have been investigated. This problem remains aloof from polar views, but it attracts a lot of attention of psychologists. The article describes in detail the data of empirical studies of the relationship between propensities for deviant behavior and the idea of success in adolescents. An empirical study was conducted, the author of which revealed correlation relationships of a tendency to deviant behavior and the idea of success in adolescents. The development strategy of each student.

Keywords: adolescents; devianotic behavior; the idea of success; success; deviant behavior; antisocial behavior; difficult to grasp

Склонные к девиантному поведению призывники впервые получили отсрочки в ЦВО — Новости Урала

ЕКАТЕРИНБУРГ, 11 января. /ТАСС/. Первые случаи предоставления отсрочки от службы в армии в связи со склонностью призывников к девиантному поведению были зафиксированы в ходе осенней призывной кампании в Центральном военном округе (ЦВО). Об этом ТАСС сообщил заместитель начальника штаба округа генерал-майор Александр Линьков.

«В этом году ужесточились требования к психическому состоянию призывников. Впервые зафиксированы отсрочки по новому пункту — девиантное поведение. Уже выявлено несколько подобных случаев, предоставляется отсрочка «временно негоден» на полгода. Также данных молодых людей в будущем не возьмут на службу в ВДВ, морскую пехоту, спецназ, а также в те части, которые ежедневно проводят боевую подготовку с оружием или несут караульную службу», — сказал он.

Для выявления таких призывников была разработана специальная методика, которая уже прошла апробацию в ходе недавно завершившейся кампании. «В каждый военкомат Центрального военного округа поступили дополнительные тесты для определения склонностей к девиантному поведению, которые обязательно проходят все призывники. С теми, кто по итогам тестирования вызывает сомнения, отдельно беседуют психологи, а также выписывается направление в лечебные учреждения на обследование в течение 21 дня, где специалисты делают окончательное заключение», — уточнил Линьков.

Ранее о намерении ввести отсев склонных к девиантному поведению призывников начальник направления призыва и подготовки граждан к военной службе Главного организационного-мобилизационного управления Генштаба ВС РФ полковник Алексей Князев. Он объяснил это необходимостью недопущения попадания психически нездоровых юношей на военную службу.

Девиантное поведение — совершение поступков, которые противоречат нормам социального поведения в том или ином сообществе. К основным видам девиантного поведения относятся прежде всего преступность, алкоголизм и наркомания.

Взаимосвязь склонности к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков

           

2019 №4 — перейти к содержанию номера…

Постоянный адрес этой страницы — https://mir-nauki.com/61psmn419.html

Полный текст статьи в формате PDF (объем файла: 399 Кбайт)


Ссылка для цитирования этой статьи:

Панкратова И.А. Взаимосвязь склонности к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков // Мир науки. Педагогика и психология, 2019 №4, https://mir-nauki.com/PDF/61PSMN419.pdf (доступ свободный). Загл. с экрана. Яз. рус., англ.


Взаимосвязь склонности к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков

Панкратова Ирина Анатольевна
ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет», Ростов-на-Дону, Россия
Академия психологии и педагогики
Доцент кафедры «Организационной и прикладной психологии образования»
Кандидат психологических наук, доцент
E-mail: [email protected]
ORCID: http://orcid.org/000-0003-3140-1280
РИНЦ: https://elibrary.ru/author_profile.asp?id=669137

Аннотация. В статье представлены результаты эмпирического исследования проблемы взаимосвязи склонности к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков. Автором обосновывается актуальность исследования проблем представлений об успехе и девиантном поведении подростков. Автор отмечает, что проблема исследования является чрезвычайно актуальной, т. к. часто подростки стремясь стать успешными среди своих сверстников нарушают правовые и социальные нормы. В статье подчеркивается, что проблема девиантного поведения рассматривается различными направлениями исследований в рамках таких основных понятий, как: «отклоняющееся поведение», «асоциальное поведение», «деструктивное поведение», «педагогическая запущенность», «трудновоспитуемость» и т. д. В психологии вводится именно термин «отклоняющегося поведения». Так как аспекты определения девиантного поведения разноплановы и нередко вызывают несогласия, тяжело буквально определить, какие разновидности поведения свойственно полагать девиантными. Почти все эксперты в собственных работах особенный интерес уделяют единичным обликам отклоняющегося поведения, отдают отличие конкретному возрасту. Немало важным остается аспект взаимосвязи отклоняющегося поведения с представлениями об успехе у подростков, так как исследования в данной области одни из самых проблемных зон психологии и педагогики. Долгое время данная проблема продолжала оставаться вне поля зрения, но позднее в отечественных и зарубежных исследованиях она привлекла к себе большое внимание психологов. В статье подробно описываются данные эмпирического исследования взаимосвязи склонности к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков. Проведя эмпирическое исследование, автором были выявлены корреляционные взаимосвязи склонности к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков. Использование полученных автором данных позволят эффективно выстраивать стратегию развития каждого учащегося.

Ключевые слова: подростки; девиантное поведение; представление об успехе; успех; отклоняющееся поведение; асоциальное поведение; трудновоспитуемость

Скачать


Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

ISSN 2658-6282 (Online)


Уважаемые читатели! Комментарии к статьям принимаются на русском и английском языках.
Комментарии проходят премодерацию, и появляются на сайте после проверки редактором.
Комментарии, не имеющие отношения к тематике статьи, не публикуются.

Страница не найдена |

Страница не найдена |

404. Страница не найдена

Архив за месяц

ПнВтСрЧтПтСбВс

262728293031 

       

       

       

     12

       

     12

       

      1

3031     

     12

       

15161718192021

       

25262728293031

       

    123

45678910

       

     12

17181920212223

31      

2728293031  

       

      1

       

   1234

567891011

       

     12

       

891011121314

       

11121314151617

       

28293031   

       

   1234

       

     12

       

  12345

6789101112

       

567891011

12131415161718

19202122232425

       

3456789

17181920212223

24252627282930

       

  12345

13141516171819

20212223242526

2728293031  

       

15161718192021

22232425262728

2930     

       

Архивы

Авг

Сен

Окт

Ноя

Дек

Метки

Настройки
для слабовидящих

Исследование склонности к девиантному поведению подростков

Изменения, происходящие сегодня в обществе, выдвинули целый ряд проблем, одной из которых является проблема девиантного поведения подростков. Актуальность ее заключается в том, что с каждым годом отмечается рост подростковой преступности, наркомании, прослеживается тенденция к увеличению отклонений в поведении ребенка. Причиной этого является изменение ценностных ориентаций молодежи, неблагоприятные семейно-бытовые отношения, отсутствие контроля над поведением, чрезмерная занятость родителей, слабая материальная база семьи, эпидемия разводов.

Девиантные проявления не являются уникальными и новыми, однако их исследование становится особенно актуальным в настоящее время, в переломный период развития нашего общества. В современном обществе взаимодействие личности, семьи и социума осуществляется в условиях качественного преобразования общественных отношений, которые вызывают не только позитивные, но и негативные изменения в различных сферах социальной жизни. Различные трудности, возникающие в процессе адаптации представителей тех или иных социальных групп к рыночной экономике, порождают деформацию межличностных связей, разобщение поколений, утрату традиций.

В последние годы в Республике Казахстан возросла численность подростков, для которых цель жизни сводится к достижению материального благополучия любой ценой. Труд и учеба утратили общественную ценность и значимость, стали носить прагматический характер — больше получать благ, привилегий и меньше работать и учиться. Такая позиция подростков приобретает все более открытые и воинствующие формы, порождая новую волну потребительства, часто провоцирующую поведенческие девиации. Положение с поведенческими девиациями усугубляется еще больше экономической ситуацией в стране. В последние годы в Казахстане значительно возрос уровень подростковой преступности в сфере социально-экономических отношений, где объектом преступления является право собственности, имеющее исключительное значение в жизнедеятельности граждан, общества, государства. Для многих подростков характерна ориентация на личное материальное благополучие, на действие по его обеспечению, на жизнь по принципу «как хочется», на самоутверждение любой ценой и любыми средствами. В этих случаях ими руководит не корысть и стремление удовлетворить свои потребности преступным путем, а привлекает сам процесс совершения преступления, участия ради компании, чтобы не прослыть трусом и т. п.

Методологические основы изучения девиантного поведения представлены и в отечественных теориях: девиантологии В. С. Афанасьева, Я. И. Гилинского, Б. М. Левина; современной социологии права В. П. Казимирчука, В. Н. Кудрявцева, Ю. В. Кудрявцева, а также в трудах В. Ф. Левичевой, В. Т. Лисовского, И. А. Невского, А. С. Харчева. [1]

Как нарушение процесса социализации девиантное поведение рассматривается такими известными российскими учеными, как Б. Н. Алмазов, С. А. Беличева, Б.П. [2]. Битинас, И. С. Кон, Г. Ф. Кумарина, А. В. Мудрик, И. А. Невский [3].

Психологический аспект проблемы исследования состоит в недостаточной изученности как причин подростковой делинквентности, так и особенностей ее проявления: недостаточно работ, где бы исследуемый феномен раскрывался во всей его целостности, как правило, изучаются его отдельные аспекты (сущностные признаки, пути, средства коррекции и профилактики) [4,5].

Признавая значение вышеизложенных работ, стоит отметить, что, несмотря на множество подходов к исследованию девиантного поведения, проблема подростковых девиаций в условиях рыночной экономики требует дальнейшего изучения [6,7].

Основным моментом выявления причин девиантного поведения являются взаимоотношения подростков в семье, что служит основным критерием развития личности подростка. Поэтому диагностику девиантного поведения мы решили начать с методики анкетирования.

Анкета на определение взаимоотношений в семье является основным этапом нашего исследования.

Рис. 1. Анкета на определение взаимоотношений в семье

 

Анализируя данные, представленные на рисунке 1, мы видим, что по первому вопросу (причины обид на родителей) количество человек по критериям «мало внимания» и «отсутствие любви» составляет 17 человек, что в сумме является — 76,5 %, по второму критерию «материальные причины» — 5 человек (23,5 %).

По второму вопросу (обиды на других объектов в семье) также преобладают обиды подростков на мать и отца, количество ответов обиженных на братьев и сестер — редки (3 человека). Таким образом, количество ответивших обиженных на родителей составляет 19 человек — 85,5 %. Причины недовольства собой преобладают ответы у подростков по критериям «злой», «раздражительный», что составляет 18 человек — 81 %, по критерию «необщительный» — 4 человека (19 %).

По вопросу «Что осуждают родители в ребенке и других людях» ответы повышены по критериям «злость», «раздражительность» и составляют 15 человек (67,5 %), по критерию «необщительность» — 7 человек (32,5 %).

На вопрос «Перечень качеств, которыми должен обладать ребенок, по мнению родителей» преобладают ответы по критериям «доброта», «отзывчивость», что составляет 17 человек — 76,5 %, по критерию «послушание» — 5 человек, что составляет 23,5 %.

Опросник Басса-Дарки мы использовали для диагностики агрессивных и враждебных реакций у испытуемых. Из анализа, полученных результатов исследования, мы видим, что наибольшее количество подростков относятся к шкале «Физическая агрессия» и «Косвенная агрессия» 6 человек (27 %), доля детей по шкале «Негативизм» и «Вербальная агрессия» составляет 5 человек (22,5 %), количество опрошенных по шкале «Раздражительность», «Обида», «Чувство вины» составляет по 3 человека на каждую шкалу (13,5 %). По шкале «Подозрительность» — 2 человека, что составляет 9 %. Таким образом, индекс враждебности составляет 21,8 %, индекс агрессивности — 40,8 %

Составим диаграмму на основе полученных данных индексов агрессивности и враждебности (рисунок 2).

Рис. 2. Распределение результатов шкал по тесту Басса-Дарки

 

Таким образом, мы видим, что у большинства подростков присутствуют показатели по шкалам «Физическая агрессия», «Раздражительность», «Вербальная агрессия», что составляет индекс агрессивности равный 40,8 %. «Обида», «Подозрительность» являются индексом враждебности и составляет меньшую долю в распределении результатов. «Негативизм», «Чувство вины» и «Косвенная агрессия» отнесены в схеме распределения результатов к другим шкалам и составляют 37,4 %. Это говорит о том, что в данной группе учащихся часто могут происходить конфликтные, враждебные ситуации. Это стоит учесть при составлении психопрофилактической программы для предотвращения подобных ситуаций и уменьшения уровня враждебности в данной группе испытуемых.

После проведения тренинга нами была проведена повторная диагностика с испытуемыми подростками. Рассмотрим результаты исследования по методике Басса-Дарки.

Из данного анализа мы видим, что наибольшее количество подростков относятся к шкале «Подозрительность» — 7 человек (31,5 %), «Обида» — 4 человека (18 %), «Чувство вины» — 3 человека (13,5 %). Доля детей по шкале «Негативизм» составляет 4,5 % и «Вербальная агрессия» составляет 1 человека (4,5 %), количество опрошенных по шкале «Раздражительность» составляет 2 человека (9 %). Уменьшился показатель по шкалам «Физическая агрессия» и «Косвенная агрессия» — по 2 человека на каждую шкалу, что составляет 9 %. таким образом индекс враждебности составляет 50 %, а индекс агрессивности — 27 %.

Рис. 3. Результаты повторно проведенной диагностики по методике Басса-Дарки

 

По данным результатам мы видим, что произошло улучшение (сравним результаты диаграмм (рис. 2 и рис. 6).

Сократилось количество подростков по шкалам «Физическая агрессия» и «Косвенная агрессия» с 27 % до 9 % (18,2 %). По шкале «Раздражительность» показатели снизились с13,5 % до 9 %. Увеличились показатели по шкале «Раздражительность» с 16,7 до 6,7 % на 10 %. Увеличились показатели по шкале «Обида» на 18 %, также увеличились показатели по шкале «Подозрительность» на 22,5 %. Сократились показатели по шкале «Вербальная агрессия» на 21,5 %. Осталась на прежнем уровне шкала «Чувство вины» на 5 %. Индекс агрессивности уменьшился на 13,8 %, а индекс враждебности увеличился на 28,2 %.

Таким образом, с помощью выбранных нами методик, которые отличаются наибольшей валидностью и надежностью, мы исследовали отклонения в поведении подростков. Мы увидели, что они позволяют подробно описать личностную структуру обследуемых, выявить скрытые личностные проблемы, определить наличие деструктивных тенденций во взаимоотношениях, чтобы сформировать способность к устранению и разрушению препятствий к индивидуальному развитию, увидеть те черты характера, которые обладают тенденцией к переходу в патологическое состояние.

Проведение психологического тренинга дает положительные результаты и позволяет сформировать адаптивные копинг-стратегии. Это способствовало тому, что дети стали более спокойно относиться к окружающей их действительности. Стали менее тревожны по отношению к будущему, более спокойны к своим прежним проступкам, повысилась самооценка и уверенность в себе, появилась удовлетворенность своими, пусть даже и небольшими достижениями. В конфликтных ситуациях перестали обвинять других.

В данном тренинге ребята, выполняя задания, достигли лучшего взаимопонимания при общении, что обеспечивает идеи сотрудничества при коллективной работе. Получили заряд высокого эмоционального подъема, стали более подготовлены к активной деятельности в различных жизненных ситуациях, стали чаще обращать внимание на свое поведение, научились сопереживать другим.

 

Литература:

 

1.         Гилинский Я. И. Социология девиантного поведения как социологическая теория. //Социс. — 1991. — № 4. — С. 72–78.

2.         Беличева С. А. Основы превентивной психологии. — М., 1993

3.         Божович Л. И. Проблемы формирования личности: Избранные труды. //Под ред. Д. И. Фельдштейна. — М.: Московский психолого-социальный институт, Воронеж: НПО «МОДЭК», 2001

4.         Змановская Е. В. Девиантология. — М.,2004

5.         Клейберг Ю. А. Социальные нормы и отклонения. — М., 1997

6.         Семикашева И. А. Социально-психологическая идентичность подростков-участников территориальных группировок //Социальная норма, девиантное поведение, конфликт. Под общ. ред. Ю. А. Клейберга. — Краснодар, 2003

7.         Шнейдер Л. Б. Девиантное поведение детей и подростков. — М.: Академический проект; Трикста, 2005. — 336с.

Voenno-medicinskij žurnalVoenno-medicinskij žurnal0026-9050Eco-Vector7340210.17816/RMMJ73402Original ArticleDeviant behavior predication among conscriptsKuvshinovK. E-ShamreiV. [email protected] L-DnovK. V-MarchenkoA. A-BaurovaN. N-SereginD. A-BrovkinS. G-DatskoA. V-15092017338941130062021Copyright © 2017, Eco-Vector2017The article substantiates the identification of five types of deviant behavior that are topical for servicemen («avoiding», «suicidal», «aggressive», «delinquent», «addictive»). It is shown that the currently used methods of predicting deviant behavior are not perfect: the share of military personnel who showed signs of deviant behavior in prospective observation (14,3%) was significantly higher than the number of people sent for repeated medical examination by psychiatrists in Within the framework of conscription campaigns in connection with suspected addiction to deviant behavior (0,96%). The developed technique for diagnosing susceptibility to deviant behavior («ISADA») is given. Recommendations are given on its use in the Armed Forces.conscriptsdeviant behaviordiagnosticsвоеннослужащие по призывудевиантное поведениедиагностика1.Гребень Н.Ф. Психологические тесты для профессионалов. — Минск: Современная Школа, 2007. — 496 c.2.Дохолян С.Б. Предупреждение агрессивного состояния военнослужащих по призыву в повседневной деятельности: Автореф. дис. ….. канд. психол. наук. — М., 1998. — 22 с.3.Змановская Е.В. Девиантология: (Психология отклоняющегося поведения): Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. — М.: Изд. центр «Академия», 2003. — 288 с.4.Караяни А.Г., Евенко С.Л. Психология отклоняющегося поведения военнослужащих в боевой обстановке: Монография. — М.: Изд. Воен. ун-та, 2006. — 122 с.5.Короленко Ц.П. Аддиктивное поведение. Общая характеристика и закономерности развития // Обозр. психиат. и мед. психол. — 1991. — № 1. — С. 23-27.6.Крюкова Т.Л., Куфтяк Е.В. Опросник способов совладания (адаптация методики WCQ) // Журн. практического психолога. — 2007. — № 3. — С. 93-112.7.Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения: Учебное пособие. — СПб: Речь, 2005. — 445 с.8.Методики военного профессионального психологического отбора / Под ред. В.И.Лазуткина, Н.Н.Зацарного, Г.М.Зараковского. — М.: изд-е 178-го науч.-практ. центра ГШ ВС РФ, 1999. — 535 с.9.Нечипоренко В.В., Шамрей В.К. Суицидология: вопросы клиники, диагностики и профилактики. — СПб : ВМедА им. С.М.Кирова, 2007. — 528 с.10.Постановление Правительства РФ от 19.07.2016 г. № 698 «О внесении изменений в Положение о военно-врачебной экспертизе».11.Почебут Л.Г. Кросс-культурная и этническая психология. — СПб: Питер, 2012. — 336 с.12.Приказ министра обороны РФ от 4.08.2014 г. № 533 «О системе работы должностных лиц и органов военного управления по сохранению и укреплению психического здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации».13.Фисун А.Я., Шамрей В.К., Марченко А.А., Синенченко А.Г., Пастушенков А.В. Пути профилактики аддиктивных расстройств в войсках // Воен.-мед. журн. — 2013. — Т. 334, № 9. — С. 4-11.14.Хромов А.Б. Пятифакторный опросник личности: Учебно-методическое пособие. — Курган: изд-е Курганского гос. ун-та, 2000. — 23 с.15.Юсупов В.В., Корзунин В.В., Чермянин С.В. и др. Методические рекомендации по организации и проведению профессионально-психологического сопровождения курсантов в ходе образовательного процесса в военных образовательных учреждениях высшего профессионального образования Министерства обороны Российской Федерации. — М.: изд-е Департамента образования МО РФ, 2012. — 190 с.

границ | Детерминанты разнообразия девиантного поведения: анализ удовлетворенности семьи, черт личности и их связи с девиантным поведением среди филиппинских подростков

Введение

Рассматривая несколько исследований, подростковый возраст был описан как этап страдания среди людей, поскольку он находится в стадии кризиса, и многие трудности испытывают подростки, а также окружающие их люди (Sanchez-Sandoval and Palacios, 2012). Подростки переживают множество изменений в своей жизни, таких как телесные изменения, слишком много жизненных требований, адаптация к своему окружению, стресс, вызванный внешними силами, давление в школе, семье, других родственниках и давление сверстников.Все это играет жизненно важную роль, которая, если ее невозможно предотвратить, может привести к серьезным демонстрациям среди подростков (Feist et al., 2013).

Более того, стадия отрочества — это время безудержного роста и изменений, когда дело касается их личности. Исследование показало, что между тем, как ребенок был ребенком, его окружение и особенно семья являются наиболее значительными факторами, влияющими на формирование личности подростков (Zaky, 2017). Создавая собственную идентичность, подростки могут столкнуться с несколькими конфликтами, такими как обучение неправильному поведению значимых людей и неправильное решение своих проблем.Согласно социальной психологии, люди учатся и формируют свое поведение и личность посредством взаимодействия со своими значимыми людьми, значительными событиями в их жизни, нормами, установками и ориентациями поведения, независимо от того, плохо это или хорошо (Abrams et al., 2010). Поскольку первое взаимодействие человека происходит в семье, важно изучить этот контекст. Семейные отношения и процессы, а также их связь с личностями подростков и будущими результатами стали предметом недавнего исследования (Nkhata and Mwale, 2016).Некоторые родители рассматривают девиантное поведение подростков как преувеличенный способ бунта, и в такие времена с ними можно справиться. Однако эти шансы всегда сопряжены с риском. Если к этому девиантному поведению не отнестись серьезно, это может привести к более серьезным действиям, таким как антиобщественное поведение или преступление.

Idris et al. (2017) определили отклонение как любое поведение, которое не следует ожидаемым правилам, убеждениям и нормам в соответствии с установленными стандартами общества. Следовательно, есть некоторые действия, которые считаются отклоняющимися от одних культур, а не других.Таким образом, классификация того, что является девиантным, всегда основывается на том, как общество рассматривает, принимает или описывает девиантные действия. Кроме того, Торренте и Вазсоньи (2012) определили девиантность как структуру поведения, которая противоречит принятым нормам и проявляется как несбалансированные психические процессы, нарушающие самореализацию и уклоняющиеся от собственного морального поведения и контроля личности. То есть, применяя неприемлемое поведение и не позволяя человеку эффективно функционировать с другими в качестве хорошего члена общества.

В контексте Филиппин частота девиантного поведения стала более серьезной, от незначительной до тяжелой формы, которая наблюдается в каждом регионе, а тревожно высокий уровень преступности был широко распространен в последние годы.В предыдущие годы значительно возросла частота заявлений о девиантных действиях среди подростков. Социальное обеспечение и развитие (DSWD) также обеспокоено тревожным ростом числа филиппинских детей, находящихся в конфликте с законом. Кроме того, опубликованные статьи Филиппинского отчета о преступности и безопасности (2017), наиболее характерные среди девиантных действий подростков включают те поведения, которые существенно влияют на других людей в плохих отношениях, такие как совершение преступлений и нарушение законов; изнасилование, грабеж, кража, убийство, преступность несовершеннолетних и нападение; в школе; издевательства, вандализм, зависимости и злоупотребление психоактивными веществами.

Таким образом, основная цель исследования — поиск возможных предикторов девиантного поведения, а также его связи между удовлетворенностью семьей и личностными качествами. Дополнительными целями настоящего исследования являются поиск различий в показателях мужчин и женщин по шкале девиантного поведения и удовлетворенности жизнью (SWLS).

Удовлетворенность семьи и девиантное поведение

Основываясь на эмпирических исследованиях, удовлетворенность — это сознательная или когнитивная оценка человека и оценка его уровня удовлетворенности жизнью и качества жизни с использованием таких факторов, как семейные отношения, друзья, школа, на основе приемлемого уровня удовлетворенности жизнью ( Lewis et al., 2011). Чтобы расширить это, высокая удовлетворенность может защитить человека от рискованного поведения (Ye et al., 2014). Кроме того, участие и опыт в семье являются двумя наиболее важными источниками удовлетворения от жизни и отрицательных эмоций членов семьи. Удовлетворенность семьи — это состояние, в котором индивид из структуры семьи и человек, с которым он или она состоят в отношениях (родитель-дети, братья и сестры), удовлетворены в какой бы семейной структуре они ни были (Berne et al., 2013; Шараевская, Стодольская, 2016). В ходе недавнего исследования обстановки на Филиппинах было обнаружено, что главный источник счастья и удовлетворения среди филиппинских образцов, таких как филиппинские фермеры (Dullas and Acoba, 2013), филиппинские фермерские дети (Tolentino and Dullas, 2015) и филиппинские жители инвалиды (Nebrida and Dullas, 2018) — их семья. Более того, исследование World Values ​​Survey показало, что у удовлетворенного человека крепкие семейные отношения (Alesina, Giuliano, 2010). Следовательно, люди с крепкими семейными отношениями и высокой семейной удовлетворенностью не склонны к рискованному поведению.Это также служит защитой от негативных жизненных событий, таких как эмоциональный стресс, рискованное поведение, насилие, плохая успеваемость и пристрастие к алкоголю, сигаретам и наркотикам (Cavanagh and Huston, 2008). Люди, лишенные тесных семейных связей, склонны к отрицательным порокам (Lee et al., 2013). Соответственно, в коллективных культурах приятные отношения с другими считаются более важными по сравнению с личными целями (Park et al., 2004). Таким образом, в филиппинской культуре, коллективной культуре, больше внимания уделяется удовлетворению семьи по сравнению с личными целями.Таким образом, у некоторых филиппинских подростков поддержка и руководство со стороны семьи на протяжении всей их жизни могут существенно повлиять на удовлетворенность семьи. Возможно, подросток, который доволен своей семьей, может иметь меньший риск девиантного поведения. Принимая во внимание недавнее исследование, предполагается, что те люди, которые имеют более низкий уровень удовлетворенности семьей и пережили тревожный жизненный опыт, могут подвергаться риску когнитивных и поведенческих проблем.

Черты характера и девиантное поведение

Черты личности были указаны как один из наиболее значимых предикторов индивидуальных результатов и поведения (Youn and Fumio, 2014; Abdullah and Marican, 2016; Forrester et al., 2016). В то время как «черты» относятся к способам восприятия, мышления и поведения по отношению к окружающей среде и самому себе (Youn and Fumio, 2014). Черты личности указывают на то, как мы справляемся со стрессовыми переживаниями в нашей жизни (Feist et al., 2013). Стрессовый жизненный опыт и то, как люди с ним справляются, играют жизненно важную и важную роль для определенного поведения (Алексич и Вукови, 2018). С другой стороны, Кастильо (2017) заявил, что черты личности можно определить как то, как ментальный мир человека устроен в мире, который является стабильным и непротиворечивым во времени.Когда дело доходит до личностных черт, одной из самых известных и полезных моделей является модель Большой пятерки (McCrae and John, 1992) в различных культурах, таких как американо-английская, чешская, голландская, фламандская, филиппинская, немецкая, венгерская, итальянская, японская. , Румынский и русский (de Raad, 2000). Ниже приведены пять качеств личности, которые будут определены.

Открытость к опыту определяется как открытость человека, которая рассматривается как готовность искать новый опыт и принимать изменения, повышать уровень творчества и исследовать незнакомые вещи (McCrae and John, 1992; Castillo, 2017).Кроме того, считается, что люди с высоким потенциалом быть открытыми для опыта, желающие испытать изменения и новые приключения в своей жизни (Jia et al., 2013).

Добросовестность определяется как черты, которые включают в себя: надежность, способности, стремление к достижению, подотчетность, самоконтроль и эффективность (McCrae and John, 1992; Mathisen et al., 2011). Между тем, люди с высоким уровнем сознательности рассматриваются как хорошо организованные, хорошие планировщики, ориентированные на достижения, более удовлетворенные работой и имеющие позитивные социальные отношения (Vardi and Weitz, 2004).Люди с высокой сознательностью склонны быть трудолюбивыми, хорошо организованными, надежными, заслуживающими доверия и твердыми; а люди с низкой сознательностью склонны быть ленивыми, неорганизованными, ненадежными, ненадежными и нерешительными. Напротив, Krueger et al. (1996), показали, что эти недобросовестные люди проявляют криминальные наклонности и связаны с положительным отношением к правонарушению.

Экстраверсия измеряет межличностное взаимодействие людей с другими людьми в форме общительности или застенчивости, а также способность радоваться (Castillo, 2017).Кроме того, эти люди с высоким уровнем экстраверсии общительны, общительны, напористы, небрежны и общительны; люди с низким уровнем экстраверсии, как правило, тихие, сдержанные и робкие (McCrae, Costa, 1992; Forrester et al., 2016). Низкий уровень экстраверсии, которая является интроверсией, свидетельствует о дискомфорте, застенчивости, замкнутости и замкнутости личности (Feist et al., 2013). Также были исследования, которые показали, что экстраверсия в значительной степени связана с дезадаптивным, антисоциальным и девиантным поведением (Prinzie et al., 2010; Абдулла и Марикан, 2016 г.).

Приятность относится к уровню сострадания внутри себя к негодованию человека, а также к различным эффектам и вовлеченному поведению. Боулинг и Эшлеман (2010) заявили, что приятные люди считаются приятными, терпимыми, полезными для других, доверчивыми, прощающими, внимательными к другим и склонными к сотрудничеству. Склонность к высокому согласию с большей вероятностью будет рассматриваться как более склонная к сотрудничеству, понимающая, теплая, искренняя, воспитанная, от природы доброжелательная, сострадательная, дружелюбная и сочувствующая; склонность к низкой покладистости с большей вероятностью будет резкой, грубой, холодной, нелюдимой, неискренней и несимпатичной (Forrester et al., 2016). Кроме того, в некоторых исследованиях говорится, что люди с низким уровнем согласия равнодушны к другим и поэтому могут быть недружелюбными и отказываться от сотрудничества, независимыми и иметь плохую личную привязанность к другим (Bodankin and Tziner, 2009). Этот тип личности (низкий уровень согласия) может побуждать людей к девиантному поведению и преступлениям.

Невротизм оценивает эмоциональную нестабильность человека, такое психологическое расстройство, нереалистичные идеи и неадаптивную реакцию совладания и может привести к тому, что человек станет напряженным, неуверенным, раздражительным и обладающим грандиозными характеристиками; люди с низким невротизмом, как правило, спокойны, уверены в себе и терпеливы (McCrae, Costa, 1992; Forrester et al., 2016).

Связи модели пяти факторов все еще требуют изучения. Лишь несколько исследований демонстрируют особенности личности подростков и их связь с девиантным поведением. Таким образом, эта статья была направлена ​​на дальнейшее изучение этой области и ее связи с девиантным поведением.

Теоретические основы: теория пяти факторов

Теория пяти факторов (БПФ) Маккрэ и Коста (1992) обсуждает эти концепции. Основные тенденции — это материалы черт и сущностей, которые служат мерой согласованности поведения в разных ситуациях.Поскольку черты личности имеют биологическую основу, они универсальны и развиваются во времени. Таким образом, исследователи хотели бы знать, связаны ли черты личности с вовлечением подростков в отклонения от нормы.

Характеристики Под адаптацией понимаются приобретенные характеристики, подверженные влиянию условий, и их способность подвергаться влиянию внешних воздействий (Новикова, 2013). То, что конкретный человек узнал, приобретенные и особые навыки человека являются характерными адаптациями.Характерная адаптация отличается от культуры к культуре и позволяет человеку постоянно вписываться в окружающую среду (McCrae and Costa, 1992). Поэтому девиантные наклонности подростков считаются характерными адаптациями, поскольку они способны стать таковыми.

Я-концепция относится к знанию и отношению к себе, а также является частью характерной адаптации. Это важная адаптация, которая заключается в том, как человек обретает чувство цели и смотрит на свою жизнь (Feist et al., 2013). Я-концепция — это вера человека в свою цель и осознание себя. Таким образом, в данном исследовании уровень удовлетворенности семьи рассматривается как самооценка.

Текущее исследование

Согласно предыдущей литературе, с девиантным поведением подростков связано несколько факторов, таких как семейные факторы и давление со стороны сверстников (Khodarahimi, 2013; Idris et al., 2017). На Филиппинах девиантное поведение среди молодежи увеличивается, включая такие инциденты, как наркотики, курение, алкоголь, вандализм, школьная нечестность, а также такие преступления, как изнасилование, убийство, воровство и преступность среди несовершеннолетних.

Таким образом, основная цель исследования — найти детерминант девиантного поведения среди филиппинских подростков с использованием таких переменных, как личностные черты, семейные структуры и уровень удовлетворенности семьей. Дополнительными целями настоящего исследования являются поиск различий в показателях мужчин и женщин по шкале девиантного поведения и удовлетворенности жизнью (SWLS). Однако основным ограничением исследования является использование самоотчетов.

Методология

Исследования и разработки

В исследовании использовалась корреляция с использованием множественного регрессионного анализа для изучения предикторов девиантного поведения с использованием уровня удовлетворенности семьи, личностных черт и социально-демографической информации (возраст и структура семьи).Концептуальное представление переменных исследования представлено на Рисунке 1.

Рисунок 1. Концептуальная парадигма.

Участников

Филиппинские подростки были выборкой для исследования в возрасте от 12 до 19 лет. Они были отобраны из первого года обучения в средней школе (7 класс) в первый год обучения в колледже в Нуэва-Эсиха. Выборка состояла из 1500 участников. Для отбора участников использовалась целенаправленная выборка. Возраст использовался как непрерывные данные.

Процедура отбора проб

В данном исследовании использовалась кластерная выборка из списка школ (старших классов и колледжей) в Нуэва-Эсиха из 19 средних школ и 20 колледжей и университетов. Школы были выбраны случайным образом. После кластеризации средних школ и колледжей выбор из списка школ производился случайным образом для обеспечения равных возможностей выбора. Выборка из 39 средних школ и колледжей составила 1500 участников. Исследователи целенаправленно выбрали респондентов в возрасте от 12 до 19 лет, и требовалось, чтобы они были учеником в каждой школе в Нуэва-Эсиха.Из 1500 участников только 1227 участников прошли критерий девиантного поведения.

Приборы

Анкета состоит из трех разделов, которые включают основные данные, такие как шкала девиантного поведения, шкала удовлетворенности семьи и перечень личностных качеств (см. Приложение). Шкала разнообразия девиантного поведения или DBVS (Sanches et al., 2016) состоит из 19 пунктов, описывающих различные девиантные действия, такие как кражи, употребление наркотиков и алкоголя, а также другие виды рискованного поведения среди подростков.Анкета содержала два уровня девиантного поведения: незначительные нарушения (МИ) и серьезные нарушения в соответствии с серьезностью деяния. Ожидалось, что каждый пункт будет отражать различные виды нарушений. DBVS имеет высокую внутреннюю согласованность (α Кронбаха = 0,829). Более того, в исследовании дипломной работы Вильянуэвы и соавт. (2018) надежность шкалы с использованием α Кронбаха показала, что шкала имеет балл α = 0,96, что указывает на высокий уровень внутренней согласованности.Таким образом, DBVS продемонстрировал высокую согласованность в различных ситуациях или условиях в регионе.

Шкала удовлетворенности семейной жизнью или SWFL (Забриски и Уорд, 2013) состоит из пяти предложений в форме 7-балльной шкалы Лайкерта об удовлетворенности жизнью. Забриски и Уорд (2013) сообщили о доказательствах высокой внутренней согласованности. Кроме того, шкала удобна в использовании, поскольку в ней используется базовый язык и простая инструкция по удовлетворению потребностей семьи. Таким образом, автор (Zabriskie and Ward, 2013) сообщил о высокой согласованности шкалы SWFL среди всех выборок, предполагая, что ее можно использовать во всем мире для измерения удовлетворенности семьи в зависимости от времени, места и разных культур.

The Big Five Inventory или BFI — это 5-балльная шкала, которая измеряет области доброжелательности, экстраверсии, сознательности, невротизма и открытости. Он имеет высокие показатели надежности (α = 0,75–0,80) и высокую надежность повторных испытаний (α = 0,80–0,90) (John and Srivastava, 1999).

Процедура сбора данных

Исследователи посещают выбранные школы (средние школы и колледжи) из рандомизированных школ в Нуэва-Эсиха. Рекомендательное письмо с просьбой о разрешении перед проведением основного исследования в школах было сначала направлено преподавателям и администрации школы.Позволив исследователям проводить исследования для своих целей, исследователи затем целенаправленно выбрали респондентов в возрасте от 12 до 19 лет. Исследователи сначала представили респондентам свою цель, прежде чем собирать данные. Затем респонденты заполнили все три вопросника за одно занятие. Респонденты сообщили участникам, что данные анализировались индивидуально, и возможна обратная связь респондентов о результатах.

После сбора всех данных исследователи отфильтровали данные.Критерием для этого было то, что баллы в диапазоне от 1 до 19 были указаны как участие в девиантных действиях, и нулевые (0) язвы в группе были исключены. Исследователи рассмотрели социально-демографические данные участников (1227) (возраст, пол и семейные структуры), уровень удовлетворенности семьи, а также их личностные особенности.

Этические соображения

Были изучены все этические аспекты безопасности участников. Этот документ был подготовлен с добровольным участием всех респондентов, и исследователи сообщили всем участникам, что они имеют право отозвать свои данные в любое время, если они не чувствуют себя комфортно, позволяя использовать их в качестве объекта текущего исследования.Участников также проинформировали об анкете, была применена защита данных, собранные данные остались анонимными, и были получены строго конфиденциальные данные. Исследователи использовали информированное согласие (см. Приложение) для администрации школы и для самого ученика. Обман или манипуляция данными, полученными от респондентов, не использовались. Все полученные данные остались верны первоначальному виду. Наконец, анкеты, которые использовались в этом исследовании, были стандартизированы, протестированы и одобрены известными исследователями.

Анализ данных

Описательная статистика, такая как Среднее , SD и частота, использовалась для анализа социально-демографических характеристик участников. Для выявления детерминант девиантного поведения филиппинских подростков с использованием таких переменных, как личностные черты, семейные структуры и уровень удовлетворенности семьей, использовалась логическая статистика, такая как корреляция моментов Пирсона и регрессионный анализ. Для определения разницы между полами и семейной структурой в данном исследовании использовался тест Манна – Уитни U .Корреляционный анализ также использовался для определения взаимосвязи между удовлетворенностью семьей и девиантным поведением; черты личности и девиантное поведение; возраст и девиантное поведение. Для анализа регрессионных моделей независимые переменные, такие как возраст, удовлетворенность семьей и личностные черты (уступчивость, невротизм, открытость опыту), служат факторами девиантного поведения для определения лучшего предиктора (ов). Если одна из переменных не обладала значительным вкладом в прогнозирование зависимой переменной (девиантное поведение), то она удалялась в зависимости от критерия значения p .Значение отсечения будет на уровне значимости больше 0,05.

Результаты

В этой части исследователи изучили взаимосвязь девиантного поведения, структуры семьи, удовлетворенности семьей и личностных качеств. Взаимодействие каждой переменной друг с другом представлено в таблице ниже. Таблица включает два уровня девиантного поведения, различия между мужчинами и женщинами, взаимосвязь семейных структур и девиантного поведения, взаимосвязь личностных черт и девиантное поведение.Последняя таблица указывает на лучший предсказатель девиантного поведения.

Результаты в таблице 1 и приложениях представляют социально-демографические данные участников. Результаты показали, что средний возраст участников — 16,74 года. Самая высокая частота с точки зрения возрастной группы составляет 18 лет или 26,7% от общего размера выборки ( n = 327), затем идут 19 лет или 18,3% ( n = 225), 17 лет или 15,2% ( n = 187), 16 лет или 13,7% ( n = 168), 15 лет или 10.2% ( n = 125), 14 лет или 9,9% ( n = 121), 13 лет или 4,5% ( n = 55) и 12 лет или 1,5% ( n = 19). Что касается пола, женщины (628) встречаются чаще, чем мужчины (599). Что касается структуры семьи, у участников с женатыми семьями было 809 (65,9%), а у участников с разлученными родителями — 417 (34,0%).

Таблица 1. Описательная статистика социально-демографических характеристик участников.

Таблица 2 представляет M и sd общего девиантного поведения среди подростков и двух уровней нарушений девиантного поведения, а именно ИМ и серьезные нарушения (СИ) между мужчинами и женщинами. Показано общее девиантное поведение у всех участников ( M = 0,218; SD = 0,138). Он также показывает, что среднее количество незначительных нарушений среди женщин ( M = 0,366; SD = 0,184) было оценено выше, чем среднее значение для мужчин ( M = 0.325; SD = 0,184). С другой стороны, при серьезных нарушениях это привело к более высокому среднему значению для мужчин ( M = 0,151; SD = 0,110) по сравнению с женщинами ( M = 0,098; SD = 0,110). Результат показал, что женщины более вовлечены в ИМ различных девиантных действий по сравнению с мужчинами, в то время как респонденты-мужчины более вовлечены в серьезные нарушения различных девиантных действий по сравнению с женщинами.

Таблица 2. Уровень девиантного поведения, незначительного нарушения (MI) и серьезного нарушения (SI) среди мужчин и женщин.

В таблице 3 и приложениях показано сравнение незначительных и серьезных нарушений у подростков мужского и женского пола по разнообразию девиантного поведения. Исследователи использовали тест Манна-Уитни U , чтобы определить, является ли разница значимой. Результаты показали, что у мужчин более высокий балл (средний рейтинг , = 685,98), чем у их коллег-женщин (средний рейтинг , = 545,34). В этом смысле женщины имеют более высокую склонность к ИМ, в то время как мужчины более склонны к серьезным нарушениям ( U = 144968.500, p = 0,000). Это указывает на то, что у мужчин более высокая склонность к девиантному поведению, чем у женщин.

Таблица 3. Среднее значение девиантного поведения и удовлетворенности семьи с точки зрения пола.

В таблице 3 также представлено сравнение мужчин и женщин с точки зрения их удовлетворенности семьей. Результаты показали, что у женщин были более высокие баллы (средний рейтинг , = 645,34), чем у мужчин (средний рейтинг , = 580,53) с очень высоким уровнем значимости — 0.000 ( U = 168036.500, p = 0,001). Это указывает на то, что женщины ощущали более высокий уровень удовлетворенности семьей, чем их коллеги-мужчины.

Таблица 4 и приложения представляют различия в структуре семьи с точки зрения девиантного поведения и удовлетворенности семьи. Результаты показали, что участники, проживающие в семейных семьях, демонстрируют девиантное поведение M = 0,183, SD = 0,113, в то время как участники, проживающие в неполных семьях, демонстрируют девиантное поведение M = 0.283, SD = 0,155. С другой стороны, в отношении удовлетворенности семьи результаты показали, что участники, проживающие в семейных домохозяйствах, получили оценку ( M = 0,5,25, SD = 1,22), в то время как участники, проживающие в неполных семьях, получили оценку ( M ). = 4,48, SD = 1,41). Для подтверждения описательной оценки использовался тест Манна – Уитни U . Описательная статистика была подтверждена результатами теста Манна – Уитни U .

Таблица 4. Среднее значение девиантного поведения и удовлетворенности семьи с точки зрения структуры семьи.

Результаты показали, что участники с женатыми родителями имеют более низкие баллы ( средний рейтинг = 532,54) по показателю отклоняющегося поведения, чем участники из неполных семей ( средний рейтинг = 770,56). Результат имеет очень высокую значимость на уровне альфа 000 ( U = 144968.500, p = 0,000). Это означает, что участники, проживающие с женатыми родителями, имеют низкую склонность к девиантному поведению.С другой стороны, участники с женатыми родителями также более удовлетворены своей семьей (средний рейтинг , = 681,76), чем участники с неполными семьями (средний рейтинг , = 481,08). Результат очень значим при ( U = 113457,000, p = 0,000).

Результат основной взаимосвязи между удовлетворенностью семьей и девиантным поведением показал обратную умеренную корреляцию (r = –0,402 ; p = 0,000). Это означает, что участники, у которых низкий уровень удовлетворенности семьей, как правило, больше вовлечены в девиантные поступки, а — наоборот .

Таблица 5 и приложения показывают статистически значимую корреляцию между переменными исследования. Это указывает на то, что девиантное поведение имеет линейную связь с возрастом ( r = 0,239; p = 0,000). Кроме того, личностные черты уступчивости имели очень значимую отрицательную корреляцию с девиантным поведением ( r = –0,119; p = 0,000) и значительную связь с открытостью ( r = –0,089; p = 0.002). Таким образом, с возрастом участников также наблюдается тенденция к увеличению их вовлеченности в девиантное поведение. В личностных качествах больше всего выделяется покладистость. Однако это указывает на то, что участники с низким уровнем уступчивости с большей вероятностью будут совершать девиантные поступки, в то время как участники с высоким уровнем уступчивости не предрасположены. Представление корреляций различных переменных исследования с использованием путевого анализа представлено на рисунке 2.

Таблица 5. Связь девиантного поведения с личностными качествами, удовлетворенностью семьей и возрастом.

Рисунок 2. Анализ траектории девиантного поведения, возраста, удовлетворенности семьей и личностных качеств. Ровно +1- идеальные отношения. + 0,76-0,99-очень сильная положительная связь. + 0.51-0.0.75-сильная положительная связь. + 0,26-0,50-умеренно положительное отношение. + 0,01–0,25-слабая положительная связь. Точно — 1- идеальные отношения. — 0,76–0.99-очень сильная отрицательная связь. 0,51–0,0,75-сильная отрицательная связь. 0,26–0,50-умеренно отрицательная связь. 0,01–0,25-слабая отрицательная связь. * Корреляции значимы на уровне p, <0,01 и 0,05 (двусторонний).

Регрессионный анализ с использованием пяти факторов и удовлетворенности семьи в качестве предикторов объяснил 16,6% дисперсии девиантного поведения, показанной в таблицах 6, 7 и приложениях. Чтобы определить, предсказывают ли личностные черты и удовлетворенность семьей девиантное поведение, в таблицах 6, 7 была проведена регрессия пяти факторов (за исключением экстраверсии и добросовестности, поскольку они не соответствуют требованиям корреляции в девиантном поведении), а также удовлетворенности семьей. .Результаты показали, что по мере увеличения девиантного поведения уменьшается 2,0% личностных качеств согласия (β = –0,020 ; p = 0,012). Личностные черты открытости опыту не имеют существенного влияния на девиантное поведение (β = 0,011 ; p = 0,173), а также на невротизм (β = 0,002 ; p = 0,831). Наконец, когда удовлетворенность семьи увеличивается на 4,1%, девиантное поведение уменьшается (β = –0,04 1; p = 0,000). Модель (R 2 = 16,6; F = 217.803; p = 0,000) представляет собой лучший предсказатель девиантного поведения.

Таблица 6. Сводная модель регрессии девиантного поведения, личностных черт и удовлетворенности семьей.

Таблица 7. Взаимосвязь девиантного поведения, личностных качеств и удовлетворенности семьей.

Обсуждение

Уровень девиантного поведения филиппинских подростков

Результаты показали, что среди избранных филиппинских подростков наблюдается разнообразие девиантного поведения.Результаты показывают, что участники участвуют в MI , что означает, что они совершают незначительные девиантные действия. Эти девиантные действия MI могут включать употребление алкоголя, ложь взрослым, пользование общественным транспортом без оплаты, пропуск школы в течение нескольких дней без ведома родителей и рисование граффити на зданиях или других местах (например, школе, общественном транспорте, стенах и т. так далее.). Выводы были подтверждены прошлыми исследованиями Hanımoglu (2018), в которых говорилось, что подростки демонстрируют большое количество девиантного поведения по сравнению с другими возрастными группами.Некоторые факторы, которые, по-видимому, влияют на девиантное поведение подростков, — это изменения в их психосоциальном, физическом теле, когнитивных и поведенческих установках, которые делают их более склонными к нарушению норм поведения. Согласно Дамрон-Белл (2011), выявление пороков мотивируется давлением сверстников, любопытством и идеей зрелости. Участие молодежи в девиантном поведении может характеризоваться импульсивностью и безрассудством в действиях. Для дальнейшего изучения, это исследование выдвинуло гипотезу о том, что участие подростков в девиантных действиях сильно зависит от нескольких переменных, включая структуру семьи, удовлетворенность семьей и личностные черты, которые будут обсуждаться в следующем разделе.

Девиантное поведение и уровень удовлетворенности семьи среднего и стандартного отклонения между полом и структурой семьи

Согласно результатам, участники мужского пола имеют низкий уровень удовлетворенности семьи и более высокую склонность к участию в различных девиантных действиях. С другой стороны, женщины-участницы достигли более высокого уровня удовлетворенности семьей и низкой склонности к девиантному поведению. Эти результаты согласуются с прошлыми исследованиями, показывающими, что мужчины более склонны к рискованному поведению или просто отклоняющимся поступкам, чем их коллеги-женщины (Piquero and Hickman, 2001).В метааналитическом исследовании, изучающем гендерные различия в девиантности, было проведено различие между женщинами, которые считали этот поступок захватывающим и рискованным и склонными к девиантным действиям, и женщинами, которые придерживались моральных принципов против девиантных поступков и были менее склонны к участию. С другой стороны, мужчины, чьи сверстники участвовали в девиантных действиях, были склонны к девиантному поведению (Piquero and Hickman, 2001). Таким образом, участие в девиантных поступках зависит от определенных ценностей, которых в окружающей среде придерживаются и усваивают как мужчины, так и женщины.

В контексте сравнения между участниками с женатыми родителями и участниками с неполными семьями и их вовлеченностью в девиантные действия и уровнем удовлетворенности семьи, результаты показали, что участники с неполными семьями чаще участвовали в тяжелых и ИМ девиантных действий и имели низкие уровни удовлетворенности семьи по сравнению с участниками с женатыми родителями. Сообщается, что среди подростков, выросших из неполных семей, наблюдается высокий разброс отклонений (Apel and Kaukinen, 2017).При этом Апель и Каукинен (2017) указали, что люди, происходящие из неполных семей, могут испытывать ослабленные связи со стороны родителей, а также братьев и сестер, и у них меньше времени, чтобы тратить их на качественные семейные занятия, и они подвергаются высокому риску совершения девиантных действий. Кроме того, Амато (2012) указал, что подростки из неполных семей имеют растущую тенденцию испытывать трудности с социальным общением, заставляя этих людей обращаться к девиантным действиям. Кроме того, Хоскинс (2014) обнаружил, что стиль воспитания двух родителей демонстрирует больший родительский контроль по сравнению с другими типами семей.Таким образом, чем больше времени родители проводят со своими детьми, тем меньше их участие в преступлениях и девиантных действиях (Keijsers et al., 2010).

Взаимосвязь семейного удовлетворения и девиантного поведения

В этой части исследования обсуждается взаимосвязь между удовлетворенностью семьи и девиантным поведением участников. Результаты показали очень значимую и перевернутую умеренную взаимосвязь в пределах удовлетворенности семьи и девиантного поведения. Это означает, что участники, которые высоко оценили удовлетворенность семьей, менее склонны к девиантным поступкам.С другой стороны, участники, менее удовлетворенные своей семейной жизнью, склонны к девиантному поведению. Этот результат также согласуется с более ранним исследованием родительских и девиантных тенденций (Ochoa et al., 2007), согласно которому те, у кого низкий уровень удовлетворенности семьей, имеют высокий уровень склонности к девиантным действиям, что также можно отнести к отсутствие коммуникативных моделей (Tanusree and Mukherjee, 2007) и употребление таких пороков, как алкоголь (Birhanu et al., 2014). С другой стороны, участники с высоким уровнем удовлетворенности семьей реже совершают девиантные поступки.Это говорит о том, что лица, проживающие в семьях с женатыми родителями, получали больше внимания и поддержки (Ochoa et al., 2007) и демонстрируют больший родительский контроль (Hoskins, 2014).

Взаимосвязь личностных качеств и девиантного поведения и ее значение для теории пяти факторов

Результаты этого исследования не обнаружили статистически значимой связи между экстраверсией и сознательностью личностных качеств и, что удивительно, низкой статистической значимостью и слабой связью с невротизмом.Однако умеренная значимая обратная связь с открытостью опыту и высокая значимая обратная связь с уступчивостью.

Личность подчеркивает, что основы личности находятся внутри людей и что личность довольно последовательна в различных ситуациях (Bolton et al., 2010). Lim et al. (2016) указали, что черты личности полезны для прогнозирования будущего поведения. Кроме того, в прошлой литературе было высказано предположение, что личность влияет на социальное поведение и социализацию, а также на социальную этику.Ниже приведены возможные объяснения этих выводов.

Открытость опыту

На основании результатов была обнаружена весьма значимая и обратная зависимость открытости опыту и девиантного поведения. Это указывает на то, что участники, высоко оценившие такие качества личности, как открытость опыту или готовность испытать изменения и новые жизненные приключения, не склонны к девиантному поведению (Jia et al., 2013). Кроме того, результаты показали, что подростки, которые высоко оценили эту черту личности, обладали широким интересом, были творческими, умными, любопытными, изобретательными, умными, находчивыми и цивилизованными (John and Srivastava, 1999).

Добросовестность

Согласно результатам, добросовестность имеет незначительную и слабую связь с девиантным поведением. Результат противоречит преобладающим исследованиям девиантного поведения и сознательности. Результаты этих исследований (Mathisen et al., 2011; Farhadi et al., 2012; Jia et al., 2013; Aleksic and Vukovi, 2018) говорят о том, что добросовестность имеет значительную отрицательную связь с девиантным поведением, что предполагает, что люди с низким сознательные черты личности больше участвуют в разнообразных девиантных поступках.

Экстраверсия

Результаты показали, что экстраверсия существенно не коррелирует с девиантным поведением. Это согласуется с исследованиями Farhadi et al. (2012) и Алексич и Вукови (2018), которые заявили о несущественности связи между экстраверсией и девиантным поведением.

Напротив, Сантос и Эгер (2014), Абдулла и Марикан (2016) и Лим и др. (2016) выявили, что экстраверсия является достоверным предиктором девиантного поведения, что связывает ее с вероятностью участия в девиантных действиях.Это еще одна серая область в исследовании экстраверсии и девиантного поведения, поскольку были обнаружены противоречивые результаты.

Невротизм

Невротизм и его связь с девиантным поведением привели к низкой и слабой значимой связи. Это было подтверждено исследованием Farhadi et al. (2012) и Алексич и Вукови (2018), которые выяснили, что невротизм не связан с девиантным поведением. Вопреки исследованиям Jia et al. (2013) и Abdullah and Marican (2016), которые указывают на то, что люди, обладающие этой личностной чертой, склонны испытывать негативные эмоции, которые могут быть связаны с конфликтом и могут привести к девиантным действиям, — результат исследования показал иное.Еще один противоречивый результат, который могут изучить будущие исследователи.

Доброжелательность как лучший предиктор девиантного поведения

Модель регрессии показывает, что уступчивость объясняет большую ясность в прогнозировании девиантного поведения. Между доброжелательностью и девиантным поведением существует высокая и обратная корреляция. В некотором смысле слабые отношения подразумевали, что уступчивость не является точным предиктором девиантного поведения подростков, но, поскольку она значительна, она может иметь некоторое влияние.Это означает, что очень приятный человек имеет тенденцию ладить с другими людьми, в то время как низкий приятный человек может столкнуться с трудностями в общении с другими людьми. Согласно Джону и Шриваставе (1999), очень приятный человек обладает такими характеристиками, как сочувствующий, добрый, приятный, дружелюбный, отзывчивый, услужливый и доверчивый. С другой стороны, люди с низким уровнем согласия оказываются придирчивыми, холодными, недружелюбными, эгоистичными, сварливыми и жестокими. Настоящее исследование было поддержано предыдущими исследованиями (Bolton et al., 2010; Фархади и др., 2012; Нурул и др., 2013; Алексич и Вукови, 2018), которые поясняют, что существует обратная корреляция между доброжелательностью и девиантным поведением. Следовательно, человек, который обладает низким уровнем уступчивости, с большей вероятностью будет демонстрировать агрессивное поведение и с большей готовностью вступить в конфликт, следовательно, с большей вероятностью будет участвовать в девиантных действиях. Кроме того, Bolton et al. (2010) и Нурул и др. (2013), также поддерживая текущее исследование, указали, что очень приятные люди могут демонстрировать более низкие девиантные поступки.Это может быть неудивительно, учитывая тот факт, что люди с высокими показателями уступчивости с большей вероятностью избегают социальных конфликтов и стараются избегать ситуаций, которые они не находят гармоничными, в то время как люди с низким уровнем уступчивости демонстрируют более высокое отклоняющееся поведение. Кроме того, Mathisen et al. (2011) указали, что низкая покладистость характеризуется такими чертами, как грубость, холодность, безразличие, несимпатичность и запугивание. Они также могут проявлять большую агрессивность и быть более склонными к конфликту со своим окружением, поэтому с большей вероятностью будут участвовать в различных девиантных действиях.

Заключение

Основным вкладом исследования является использование модели большой пятерки удовлетворенности личности и семьи в качестве предиктора девиантного поведения. Кроме того, в этом исследовании изучалась структура семьи (состоящая в браке и неполная семья) среди респондентов, склонных к девиантному поведению. Основываясь на результатах, можно сказать, что такие качества личности, как дружелюбие, с наибольшей вероятностью могут предсказать девиантное поведение подростков. Кроме того, низкая удовлетворенность семьей также способствует девиантному поведению подростков.Более того, участники-мужчины более склонны к девиантным действиям, в то время как участники-женщины более удовлетворены своей семьей, чем их коллеги-мужчины.

Рекомендация

Текущее исследование предлагает продолжить изучение различных черт личности и их отношения к разнообразному девиантному поведению, учитывая его результаты, противоречащие прошлым исследованиям. Кроме того, необходимы другие стратегии для изучения взаимосвязи между другими чертами личности, такими как экстраверсия, невротизм и сознательность с девиантным поведением.Предлагается учитывать как ситуативные, так и личные факторы, такие как отношения с другими членами семьи (например, отношения между братьями и сестрами). Исследователи также предлагают использовать выводы о разработке политики и семейном вмешательстве, поскольку оно включает девиантное поведение подростков и его предикторы.

Будущие исследователи должны включать перекрестные исследования, которые сравнивают возрастные группы, такие как средний возраст и пожилой возраст, а также рассмотреть возможность анализа взаимодействия между ними и различных ситуационных факторов.Кроме того, исследователи настоятельно рекомендуют изучить межкультурные факторы, чтобы изучить изменчивость предикторов девиантного поведения. Более того, поскольку в исследовании использовалась самооценка и было ретроспективным по своей природе, предлагается также использовать подход тематического исследования.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Комитетом по этике Департамента психологии CLSU.Письменное информированное согласие на участие в этом исследовании было предоставлено законным опекуном / ближайшими родственниками участников.

Авторские взносы

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Абдулла А. и Марикан С. (2016). Влияние личностных качеств большой пятерки на девиантное поведение. Процедурные социальные и поведенческие науки 219, 19–25. DOI: 10.1016 / j.sbspro.2016.04.027

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Абрамс, Л., Саймонс-Мортон, Б., Хейни, Д. Л., и Чен, Р. С. (2010). Психосоциальные предикторы траекторий курения в средней и старшей школе. Наркомания 100, 852–861. DOI: 10.1111 / j.1360-0443.2005.01090.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Алексич, А., Вукови, М. (2018). Связь личностных качеств с девиантным поведением на рабочем месте. Журнал критики СМИ 4, 119–129. DOI: 10.17349 / jmc118209

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Алесина, А., Джулиано, П. (2010). Сила семьи. Журнал экономического роста 15, 125.

Google Scholar

Амато, П.Р. (2012). Последствия развода для взрослых и детей: актуальная информация. Кафедра социологии 23, 5–24. DOI: 10.5559 / di.23.1.01

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Апель Р. и Каукинен К. (2017). Влияние вариации интактных семейных форм на девиантное и антисоциальное поведение. Ассоциация уголовного правосудия 42, 350–372.

Google Scholar

Берн, С., Фризен, А., Шульце-Крумбхольц, А., Шайтхауэр, Х., Нарусков, К., Luik, P., et al. (2013). Инструменты оценки киберзапугивания: систематический обзор. Агрессия и агрессивное поведение 18, 320–334. DOI: 10.1016 / j.avb.2012.11.022

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бирхану, А. М., Бисетень, Т. А., и Вольдейоханнес, С. М. (2014). Высокая распространенность употребления психоактивных веществ и связанных с этим факторов среди школьников старших классов в городе Воретта, северо-запад Эфиопии. BMC Общественное здравоохранение 14: 1186. DOI: 10.1186 / 1471-2458-14-1186

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боданкин, М., и Цинер, А. (2009). Конструктивное отклонение и личность: как они взаимосвязаны. Экономическое вмешательство 11, 549–564.

Google Scholar

Болтон, Л. Р., Беккер, Л. К., и Барбер, Л. К. (2010). Большая пятерка предикторов характеристик дифференциальных контрпродуктивных аспектов рабочего поведения. Личность и индивидуальные различия 49, 537–541. DOI: 10.1016 / j.paid.2010.03.047

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боулинг, Н.А., и Эшлеман, К. Дж. (2010). Личность сотрудника как модератор взаимоотношений между производственным стрессором и контрпродуктивным рабочим поведением. Младший специалист психологии профессионального здоровья 15, 91–103. DOI: 10.1037 / a0017326

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кастильо, Дж. (2017). Взаимосвязь между личными качествами большой пятерки, расширением прав и возможностей клиентов и их удовлетворенностью в розничной торговле. Журнал исследований в области управления бизнесом и розничной торговлей 11, DOI: 10.24052 / JBRMR / 253 ∗∗ pgQ,

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кавана, С. Э., и Хьюстон, А. С. (2008). Время возникновения семейной нестабильности и социального развития детей. J. Брак Семья 70, 1258–1269.

Google Scholar

Дамрон-Белл, Дж. (2011). Развитие девиантного поведения у подростков: влияние студенческих характеристик и социального климата. Электронные диссертации и диссертации. DOI: 10.18297 / ETD / 309 Докторская диссертация, Университет Луисвилля, Луисвилл, Кентукки.

CrossRef Полный текст | Google Scholar

де Раад, Б. (2000). Большая пятерка личностных факторов: психолого-психологический подход к личности. Торонто, Огайо: Hogrefe & Huber Publishing.

Google Scholar

Дуллас, А. Р., Акоба, Э. Ф. (2013). Концепция счастья среди филиппинских фермеров: качественный и количественный взгляд. Германия: Академическое издательство LAP LAMBERT. ∗∗ г.

Google Scholar

Фархади, Х., Фатима, О., Насир, Р., и Ван Шахразад, В. С. (2012). Доброжелательность и сознательность как предшественники девиантного поведения на рабочем месте. Азиатские социальные науки 8, 2–7. DOI: 10.5539 / ass.v8n9p2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Файст Дж., Файст Дж. Дж. И Робертс Т. (2013). Теории личности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Высшее образование Макгроу-Хилл.

Google Scholar

Forrester, W.Р., Ташчян А., Шор Т. Х. (2016). Взаимосвязь между личностью и поведенческими намерениями в студенческих коллективах. Американский журнал бизнес-образования 9, 113–118. DOI: 10.19030 / ajbe.v9i3.9698

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ханымоглу, Э. (2018). Девиантное поведение в школе. Журнал исследований в области образования и профессиональной подготовки 6, 133. doi: 10.11114 / JETS.V6I10.3418

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Идрис, М.Н., Абдулла О., Зулкарнян Л. (2017). Изучение взаимосвязи между личностными факторами и девиантным поведением на рабочем месте среди государственных служащих города Пеканбару. Производительность 24, 1–12. DOI: 10.20884 / 1.performance.2017.24.1.309

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цзя, Х., Цзя, Р., и Карау, С. (2013). Киберлофинг и личность — влияние большой пятерки и ситуационных факторов на рабочем месте. Журнал лидерства и организационных исследований 20, 358–365.DOI: 10.1177 / 1548051813488208

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джон, О. П., и Шривастава, С. (1999). «Таксономия большой пятерки черт: история, измерение и теоретическая перспектива», в Справочнике личности : теория и исследования , ред. Л. А. Первин и О. П. Джон (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд).

Google Scholar

Кейзерс, Л., Бранье, С. Дж. Т., Вандервальк, И. Э., и Миус, В. (2010). Взаимные эффекты между родительским домогательством, родительским контролем, раскрытием подростковой информации и подростковой преступностью. Журнал исследований подросткового возраста 20, 88–113. DOI: 10.1111 / j.1532-7795.2009.00631.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ходарахими, С. (2013). Роль семейной типологии в психическом здоровье, положительных и отрицательных эмоциях, самооценке и физическом насилии над женой в иранской выборке. Журнал сравнительных семейных исследований 44, 41–55.

Google Scholar

Крюгер, Р. Ф., Каспи, А., Моффит, Т. Э., Сильва, П. А., и Макги, Р.(1996). Черты личности по-разному связаны с психическим расстройством (DSM III-R). Продольное эпидемиологическое исследование. Журнал аномальной психологии 107, 216–227. DOI: 10.1037 / 0021-843X.107.2.216

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли, Р. Б., Ста Мария, М., Эстанислао, С., и Родригес, К. (2013). Факторы, связанные с депрессивными симптомами среди филиппинских студентов университетов. PLoS One 8: e79825. DOI: 10,1371 / журнал.pone.0079825

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Льюис А. Д., Хюбнер Э. С., Мэлоун П. С. и Валуа Р. Ф. (2011). Удовлетворенность жизнью и вовлеченность студентов в подростковом возрасте. Журнал молодежи и подростков 40, 249–262. DOI: 10.1007 / s10964-010-9517-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лим, Л. С., Тех, К. Дж., И Бенджамин, К. Ю. (2016). Предварительное исследование влияния личностных качеств на отклонения на рабочем месте в международном добровольном секторе. Обзор менеджмента и маркетинга 6, 6–10.

Google Scholar

Матисен, Г. Э., Эйнарсен, С., Миклетун, Р. (2011). Взаимосвязь между личностью руководителя, воспринимаемым им стрессом и издевательствами на рабочем месте. Журнал деловой этики 99, 637–651. DOI: 10.1007 / s10551-010-0674-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакКрэй, Р. Р., Коста, П. Т. (1992). Нормальная оценка личности в клинической практике: инвентарь личности NEO. Психологическое обследование 4, 5–13. DOI: 10.1037 / 1040-3590.4.1.5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакКрэй, Р. Р., и Джон, О. П. (1992). Введение в пятифакторную модель и ее приложения. Журнал личности 60, 175–215. DOI: 10.1111 / j.14676494.1992.tb00970.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Небрида Дж. И Дуллас А. Р. (2018). «Я совершенно несовершенный»: изучение связи между моделью благополучия PERMA и самооценкой среди людей с ограниченными возможностями. Международный журнал психологических исследований 7, 27–44. DOI: 10.5861 / ijrsp.2018.3005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нхата, М. Дж., И Мвале, М. (2016). Исследование факторов, способствующих девиантному поведению подростков в дневных средних школах сельских общин с учетом социальных и экологических аспектов. Журнал «Поведение детей и подростков» 4, 3–19.

Google Scholar

Новикова, И.А.(2013). «Большая пятерка (пятифакторная модель и пятифакторная теория)», в Энциклопедия кросс-культурной психологии , изд. К. Д. Кейт (Хобокен, Нью-Джерси: Уайли-Блэквелл), DOI: 10.1002 / 9781118339893.wbeccp054

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нурул И., Козакоа А. М. Ф., Сафин С. З., Рахим А. Р. А. (2013). Взаимосвязь большой пятерки личностных черт с контрпродуктивным рабочим поведением среди сотрудников отелей: исследовательское исследование. Процедурная экономика и финансы 7, 181–187.DOI: 10.1016 / s2212-5671 (13) 00233-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Очоа М., Морено-Алиага М., Мартинес-Гонсалес М., Мартинес Дж. И Марти А. (2007). Предсказатели детства в испанском исследовании методом случай-контроль. Nutrition 23, 379–384. DOI: 10.1016 / j.nut.2007.02.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Парк Н., Петерсон К. и Селигман М. (2004). Сила, характер и благополучие. Журнал социальной и клинической психологии 23, 603–619.DOI: 10.1521 / jscp.23.5.603.50748

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пикеро, А. Р., Хикман, М. Дж. (2001). Изучение отношений между полом, балансом контроля и отклонениями. Девиантное поведение 22, 323–353. DOI: 10.1080 / 016396201750267852

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Принзи П., де Хаан А. Д. и Декович М. (2010). Личность матери и отца и воспитание детей: медитативная роль чувства компетентности. Психология развития 45, 1695–1707. DOI: 10.1037 / a0016121

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Санчес, К., Гувейя-Перейре, М., Мароко, Дж., Гомеш, Х. и Ронкон, Ф. (2016). Шкала разнообразия девиантного поведения: разработка и проверка на некоторых выборочных португальских подростках. Психология: исследования и обзор 29, 1–8. DOI: 10.1186 / s41155-016-0035-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Санчес-Сандовал, Ю.и Паласиос Дж. (2012). Стресс у приемных родителей подростков. Обзор служб для детей и молодежи 34, 1283–1289. DOI: 10.1016 / j.childyouth.2012.03.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сантос, А., Эгер, А. (2014). Гендерные различия и предикторы девиантного поведения на рабочем месте. Роль стресса на работе, удовлетворенности работой и личности на межличностные и организационные отклонения. Международный журнал практики управления. 7, 19–38.DOI: 10.1504 / IJMP.2014.060541

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шараевская И., Стодольская М. (2016). Удовлетворение семьи и досуг в социальных сетях. Исследования досуга 36, 1–13. DOI: 10.1080 / 02614367.2016.1141974

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Танусри М., Мукерджи И. (2007). Связь между родителями и подростками и преступность: сравнительное исследование в Колкоте, Индия. Европейский журнал психологии 8, 74–94.DOI: 10.5964 / ejop.v81.299

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Толентино, М., Дуллас, А. Р. (2015). Субъективное благополучие филиппинских фермерских детей. Международный журнал психологических исследований 4, 47–60. DOI: 10.5861 / ijrsp.2015.1265

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Торренте, Г., Вазсоньи, А. Т. (2012). Подростковый возраст и социальные отклонения. Anales de Psicología 28, 639–642. DOI: 10.6018 / analeps.28.3.155931

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Варди, Ю., и Вайц, Э. (2004). Неправомерное поведение в организациях: исследования теории и управления. Организация науки 7, 151–165.

Google Scholar

Вильянуэва, К. Н., Авелино, Р. Д., и Дуллас, А. Р. (2018). Культурное обоснование шкалы разнообразия девиантного поведения с использованием образцов филиппинских подростков — региональное исследование. Неопубликованная диссертация, Государственный университет Центрального Лусона, Nueva Ecija ∗∗ .

Google Scholar

Е, М., Ли, Л., Ли, Ю., Шен, Р., Вэнь, С., и Чжан, Дж. (2014). Удовлетворенность жизнью подростков в провинции Хунань, Китай: надежность и валидность китайской краткой многомерной шкалы удовлетворенности жизнью учащихся (BMSLSS). Исследование социальных показателей 118, 515–522. DOI: 10.1007 / s11205-013-0438-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Юн, Л. С., Фумио, О. (2014). Влияние личностных и поведенческих характеристик на обучение, заработок и продвижение по службе 14-E-023. Токио: Научно-исследовательский институт экономики, торговли и промышленности.

Google Scholar

Забриски, Р. Б., и Фриман, П. (2004). Вклад семейного досуга в семейное функционирование транскраниальных приемных семей. Adoption Quarterly 7, 49–77. DOI: 10.1300 / J145v07n03_03

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Забриски, Р. Б., Уорд, П. Дж. (2013). Шкала удовлетворенности семейной жизнью. Брак и семья. Обзор 49, 446–463.DOI: 10.1080 / 01494929.2013.768321

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Заки, Э.А. (2017). Подростковый возраст; решающий переходный этап в жизни человека. Журнал «Поведение детей и подростков» 4, e115. DOI: 10.4172 / 2375-4494.1000e115

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Приложение A

Шкала отклоняющегося поведения — филиппинская версия

Инструкция: ответьте на следующие вопросы «да» или «нет». Отвечайте максимально честно.

Пануто: Сагутин из самых разнообразных текстов на хинди. Сагутин с катапатаном.

Приложение B

Шкала удовлетворенности семейной жизнью

Ниже приведены пять утверждений, с которыми вы можете согласиться или не согласиться. Используя шкалу 1–7 ниже, укажите свое согласие с каждым пунктом, обведя соответствующий номер в строке, следующей за этим пунктом. Пожалуйста, ответьте открыто и честно.

Приложение C

Инвентаризация большой пятерки (BFI)

Вот ряд характеристик, которые могут или не могут относиться к вам.Например, согласны ли вы, что вы тот, кто любит проводить время с другими? Напишите число рядом с каждым утверждением, чтобы указать, в какой степени вы согласны или не согласны с этим утверждением.

Не согласен Полностью не согласен Немного Не согласен или не согласен Немного согласен Полностью согласен

Как психология определяет и объясняет девиантное поведение

Девиантное поведение — это любое поведение, противоречащее господствующим нормам общества. Существует множество различных теорий о том, что заставляет человека вести себя девиантным поведением, включая биологические объяснения, социологические объяснения, а также психологические объяснения.В то время как социологические объяснения девиантного поведения сосредоточены на том, как социальные структуры, силы и отношения способствуют девиантности, а биологические объяснения сосредоточены на физических и биологических различиях и на том, как они могут быть связаны с девиантностью, психологические объяснения используют другой подход.

У всех психологических подходов к девиации есть несколько общих черт. Во-первых, человек — это основная единица анализа. Это означает, что психологи считают, что отдельные люди несут единоличную ответственность за свои преступные или девиантные действия.Во-вторых, личность человека является основным мотивационным элементом, определяющим поведение людей. В-третьих, преступники и девианты рассматриваются как страдающие от недостатков личности, что означает, что преступления являются результатом аномальных, дисфункциональных или несоответствующих психических процессов в личности человека. Наконец, эти дефектные или ненормальные психические процессы могут быть вызваны множеством причин, в том числе болезненным умом, несоответствующим обучением, неправильной обусловленностью и отсутствием подходящих ролевых моделей или сильным присутствием и влиянием неподходящих ролевых моделей.

Исходя из этих основных предположений, психологические объяснения девиантного поведения исходят в основном из трех теорий: психоаналитической теории, теории когнитивного развития и теории обучения.

Как психоаналитическая теория объясняет отклонения

Психоаналитическая теория, разработанная Зигмундом Фрейдом, утверждает, что у всех людей есть естественные побуждения и побуждения, которые подавляются в бессознательном. Вдобавок у всех людей есть криминальные наклонности. Однако эти тенденции сдерживаются процессом социализации.Таким образом, у ребенка, который неправильно социализирован, может развиться расстройство личности, которое заставит его или ее направить антисоциальные импульсы внутрь или наружу. Те, кто направляют их внутрь, становятся невротиками, а те, кто направляет их вовне, становятся преступниками.

Как теория когнитивного развития объясняет отклонения

Согласно теории когнитивного развития, преступное и девиантное поведение является результатом того, как люди организуют свои мысли в соответствии с моралью и законом.Лоуренс Колберг, психолог, занимающийся вопросами развития, предположил, что существует три уровня морального мышления. На первой стадии, называемой доконвенциональной стадией, которая достигается в среднем детстве, моральное мышление основывается на послушании и избегании наказания. Второй уровень называется условным и достигается в конце среднего детства. На этом этапе моральное рассуждение основывается на ожиданиях, которые семья ребенка и близкие люди питают к нему или к ней. Третий уровень морального мышления, пост-условный уровень, достигается в раннем взрослом возрасте, когда люди могут выходить за рамки социальных условностей.То есть они ценят законы социальной системы. Люди, которые не проходят эти стадии, могут застрять в своем моральном развитии и в результате стать извращенцами или преступниками.

Как теория обучения объясняет отклонения

Теория обучения основана на принципах поведенческой психологии, которая предполагает, что поведение человека усваивается и поддерживается его последствиями или вознаграждением. Таким образом, люди учатся девиантному и преступному поведению, наблюдая за другими людьми и становясь свидетелями вознаграждения или последствий, которые получает их поведение.Например, человек, который наблюдает, как друг украл предмет в магазине, но не был пойман, видит, что друга не наказывают за свои действия, и он получает вознаграждение в виде сохранения украденного предмета. Тогда этот человек может с большей вероятностью украсть магазин, если он считает, что будет вознагражден тем же результатом. Согласно этой теории, если именно так развивается девиантное поведение, то устранение ценности вознаграждения за поведение может устранить девиантное поведение.

Девиантное поведение | Энциклопедия.com

Социальная дезорганизация

БИБЛИОГРАФИЯ

И «девиантное поведение», и «социальная дезорганизация» определялись по-разному, но было мало попыток провести различие между этими двумя понятиями. Фактически, было высказано предположение, что они не отличаются друг от друга, что наряду с «социальными проблемами *» и несколько устаревшей «социальной патологией» они означают лишь набор условий, которые считаются нежелательными с точки зрения ценностей наблюдателя, условий. которые различаются в разное время и у разных наблюдателей.Согласно этой точке зрения, эти термины не имеют научной ценности и не имеют законного статуса социологических концепций.

Такой нигилизм и советы отчаяния неоправданны. Правда, нет единого мнения о значении этих терминов, и они действительно обременены ценностными коннотациями. Однако они указывают на ряд различий, которые социология должна принимать во внимание.

Понятие отклонения. Обращаясь сначала к концепции девиантного поведения, мы должны различать несколько определений этого термина, которые обсуждаются ниже.

Поведение, нарушающее нормы . Девиантное поведение — это поведение, которое нарушает нормативные правила, представления или ожидания социальных систем. Это наиболее распространенное использование термина и тот смысл, в котором он будет использоваться здесь. Преступление является прообразом девиантности в этом смысле, и теория и исследования девиантного поведения в основном связаны с преступностью. Однако нормативные правила присущи природе всех социальных систем, будь то группы дружбы, помолвленные пары, семьи, рабочие группы, фабрики или национальные общества.Таким образом, правовые нормы являются лишь одним из типов норм, нарушение которых составляет девиантное поведение. Важно отметить, что хотя девиация в этом смысле и конформность являются «противоположностями», они представляют собой полюса в одном и том же измерении вариации; следовательно, общая теория одного должна понимать другое.

Статистическое отклонение от нормы . Существует справедливый консенсус в отношении того, что «девиантное поведение» не означает , а не отклонение от некоторой статистической нормы. Какими бы разными ни были определения и употребления, они, кажется, имеют общее понятие чего-то, что, с точки зрения или , менее «хорошо» или «желательно», а не просто встречается реже.

Психопатология . Для социологических целей отклонение редко определяется исключительно в терминах психопатологии, психического заболевания или дезорганизации личности, хотя обычно предполагается, что эти явления, по крайней мере, входят в сферу отклонения. Однако поведение является девиантным в первом, или нормативном, смысле, потому что оно отклоняется от нормативных правил некоторой социальной системы, тогда как поведение является патологическим , потому что оно исходит от больной, поврежденной или дефектной личности.Вероятно, что наиболее девиантное поведение в нормативном смысле создается личностями, которые клинически нормальны, и что большая часть поведения, которое является симптомом личностного дефекта или психического заболевания, не противоречит нормативным ожиданиям. Короче говоря, эти два понятия определяются независимо, и взаимосвязь между ними является предметом эмпирического исследования. Представляется предпочтительным сохранить их концептуально обособленными, сохранив для одного термин «девиантное поведение», а для другого — устоявшуюся терминологию психопатологии.

Следует пояснить, что только что проведенное различие не проводится между психологическим и социологическим уровнями исследования. Рассматривая любое человеческое поведение, мы можем спросить, с одной стороны, как оно зависит от истории и структуры личности, создавшей его. С другой стороны, мы можем спросить, как это зависит от истории и структуры социальной системы, в которой оно является событием. Такие вопросы можно задавать как о психическом заболевании, так и о девиантном поведении. Однако исследование на психологическом и социологическом уровнях не может происходить полностью независимо, поскольку каждое из них должно делать некоторые предположения относительно другого.Дюркгейм (1897) в своей классической трактовке самоубийства прояснил аналитическую независимость социологического уровня, продемонстрировав, что вариации в темпах данного класса поведения внутри и между системами являются реальностью sui generis , которую нельзя просто объяснить с помощью с точки зрения психологических свойств людей, а скорее зависят от свойств самой социальной системы. Однако он переоценил свой случай и оставил впечатление, независимо от того, было ли это его намерение или нет, что психология мало что может сделать для понимания суицида.Фактически, собственная трактовка социологии самоубийства Дюркгеймом перемежается с предположениями о человеческой мотивации и другими соображениями, которые обычно считаются «психологическими» [ см. Suicide, article on Социальные аспекты].

Социально недооцененное поведение и состояния . Девиантное поведение также может быть определено как социально обиженное поведение и состояния в целом. Это определение включает в себя умственную отсталость, слепоту, уродство, другие физические недостатки и недостатки, всевозможные болезни, нищету, принадлежность к ритуально нечистым кастам и профессиям, психические заболевания, преступность и «постыдное прошлое».Общим для них является то, что, если они известны, они отводят человеку социально унизительную роль и представляют собой изъян в самом «я». Это пятно или стигма — важная составляющая всех социальных контактов, в которых оно присутствует. Это создает проблемы для стигматизированного актера и его изменников и имеет последствия для развития личности и социального взаимодействия. Гоффман (1963) продемонстрировал возможность обобщения феномена стигмы и ее последствий на уровне, абстрагированном от разнообразия ее конкретных проявлений.

Очевидно, что стигма является законным и важным объектом исследования сама по себе. Более того, это обычно признак отклоняющегося от нормы поведения; он может играть определенную роль в его возникновении и контроле. Следовательно, он должен фигурировать в теории девиантного поведения. Однако факт, что поведение подвергается стигматизации или недооценке, — это одно; факт нарушения нормативных правил — другое. Не всякое обесцениваемое поведение нарушает нормативные правила; также нет уверенности в том, что любое поведение, нарушающее нормативные правила, обесценивается.Объяснение стигмы — это не то же самое, что объяснение того, почему люди нарушают нормативные правила. В соответствии с более традиционным и более устоявшимся использованием, кажется предпочтительным ограничить упоминание «девиантного поведения» нарушением нормативных правил.

Девиантное поведение и девиантные роли. Необходимо различать то, что человек сделал, и то, как его публично определяют и классифицируют члены его социального мира. В основном последнее — приписываемая ему социальная роль — определяет, как другие будут реагировать на него.Воровство не обязательно должно быть определено как «вор»; иметь сексуальные отношения с одним человеком того же пола не обязательно должно быть определено как «гомосексуал» (Reiss 1961). Поведение, нарушающее социальные правила, может стать или не стать видимым и, если оно будет видимым, может привести или не привести к присвоению девиантной роли. Более того, девиантные роли могут быть приписаны даже при отсутствии нарушений нормативных правил.

Это различие отражает одну из извечных дилемм криминологии. Занимается ли криминология всеми нарушениями уголовного закона или только теми нарушениями, которые приводят к судебному преследованию преступников? Первых бесконечно больше, чем вторых, и трудно найти данные об их частоте и распространении.Процессы, при которых некоторая часть всех нарушителей отбирается для юридической стигматизации как «преступников», имеют лишь незначительное отношение к реальным историям нарушений уголовного законодательства. Более того, даже юридическая атрибуция преступности не обязательно приводит к присвоению преступных ролей в мире повседневной жизни. Так, например, «белые воротнички» и лица, уклоняющиеся от уплаты подоходного налога, даже если они будут осуждены по закону, вряд ли будут определены в качестве преступников в мире вне суда и испытать на себе последствия таких определений (Sutherland 1949).

Различие между нарушением нормативных правил и социальным отнесением к девиантной роли очень важно. Чтобы объяснить одно, необязательно объяснять другое. С другой стороны, они взаимодействуют таким образом, что каждый должен быть принят во внимание при объяснении другого. Например, быть признанным виновным или даже быть подвергнутым судебному разбирательству без вынесения судебного решения, может иметь важные последствия для реальной карьеры в криминальном поведении (Tannenbaum 1938). Кажется, лучше всего думать о сфере девиантного поведения как о девиантности как в этих смыслах, так и в их взаимодействии.

Относительность девиантного поведения. Нормативные правила сильно различаются от одной социальной системы к другой. Отсюда следует, что никакое поведение не является девиантным само по себе, но лишь постольку, поскольку оно нарушает нормы некоторой социальной системы. Это означает, что социология девиантного поведения занимается не энциклопедическим изучением проституции, наркомании и т. Д., А скорее вопросом: «Как мы можем объяснить возникновение этих и других форм поведения в ситуациях, когда они запрещены или запрещены». обесценивается нормативными правилами? »

Фактически, практические суждения об отклонениях в мире повседневной жизни принимают во внимание коллективную принадлежность актера.В общем, человек попадает под юрисдикцию системы нормативных правил, когда ему приписывают или успешно претендуют на роль члена коллектива. Это в равной степени верно и для субколлективов — ассоциаций, клик, академических институтов — в рамках более крупной общности. Действительно, подчинение нормативным правилам коллектива очень близко к определению социального значения «членства» в коллективе.

В более общем плане то же самое можно сказать о любой роли, а не только о коллективных ролях.Ожидания, связанные с ролью, отличают ее от других ролей и определяют условия, при которых человек может отклоняться. То, что это верно для таких ролей, как муж и жена, врач и пациент, ребенок и взрослый, элементарно. Это в равной степени верно, но не так очевидно, для таких преходящих ролей, как роли больных и погибших. Занятие любой из этих ролей означает освобождение от некоторых правил, применимых в иных случаях, подчинение другим правилам и создание особых обязательств для других лиц, входящих в набор ролей больного или потерявшего близкого человека.Что нужно для того, чтобы быть «больным» или «потерявшим близкого», то есть критерии ролей, зависит от культуры системы. В любом случае, однако, членство в этих ролях должно быть подтверждено в соответствии с критериями и . Успешно заявить о членстве, а затем каким-то образом выдать себя как «не совсем больной» или «не совсем потерявший близких», как это определяется в культуре, означает потерять исключения, которые связаны с этой ролью, а также подвергаться особому унизительному обращению за ложным заявлением о членстве в роли, для которой у человека отсутствуют истинные полномочия.

Говоря об отклонениях, необходимо указать систему отсчета. Одно и то же поведение может быть как девиантным, так и недиантным по отношению к разным системам, в которые вовлечен субъект. Однако у нас все еще остается вопрос: «Кто должен сказать, что является девиантным для любой данной системы? Чьи представления о добре и зле определяют правила системы? » Это один из самых неприятных моментов в теории отклонений. Не совсем удовлетворительно утверждать, что правила системы — это те, которые институционализированы, то есть согласованы, интернализированы и санкционированы (Johnson 1960, p.20). Это определение не дает критерия для «точки отсечения», определяющей степень институционализации, необходимую для определения отклонения; Фактически, критерии институционализации сами по себе многочисленны и до некоторой степени варьируются независимо друг от друга.

Альтернативные ответы на нормативные правила . Трудность может частично возникать из-за неспособности распознать важные разные способы, которыми люди могут ориентироваться на нормативные правила. Иногда кажется, что люди нарушают правила без вины и даже без необходимости в каком-то механизме нейтрализации вины.Обычно делается вывод, что такие люди не признают правил, что — в их отношении — это не правила системы, за исключением, возможно, вероятности того, что другие отреагируют враждебно. к определенному поведению. Тогда действительно возникает вопрос: «Кто должен сказать, что является девиантным?» Возможно, мы слишком поспешили предположить, что «принять», «признать», «усвоить», «одобрить» и «почувствовать себя связанными» нормативными правилами — все это означает одно и то же. Напротив, мы предлагаем признать правило и даже настаивать на его правильности и необходимости; можно признать законность попыток навязать правило даже против самого себя; и можно оценивать «доброту» людей с точки зрения соответствия правилу, но рассматривать работу по обеспечению соблюдения правила как, по сути, чужую работу.Человек использует свои шансы и либо «выигрывает», либо «проигрывает». Например, может случиться так, что «преступные культуры», как правило, не «отвергают» (Коэн, 1955) правила «более широкого общества», «отрицают их законность» (Клоуард и Олин, 1960) или «нейтрализуют». (Sykes & Matza 1957), но каким-то образом закрепить это «геймерское» отношение к правилам.

Кроме того, необходимо различать то, что можно назвать приписыванием «действительности» правила, и то, что можно было бы назвать его «добротой» или «уместностью».«Можно считать правило глупым или неразумным и все же признать, что это правило правило и, следовательно, оно может или даже должно выполняться до тех пор, пока оно не будет изменено. Это указывало бы на то, что в рамках данной социальной системы существуют критерии того, что составляют правила системы, которые выходят за рамки индивидуальных различий в отношении того, каким должно быть правило, или различий в отношении глубины «интернализации» правила. Это различие предполагает различие, проведенное Мертоном ([1949] 1957, стр.359–368) в отношении двух типов девиантов: тех, кто нарушает правила по любой из множества причин, но не ставит под сомнение сами правила; и те, кто нарушает правила, чтобы активировать определенные процессы, которые в этой системе необходимы для осуществления «отмены» правила или замены его другим. Однако не все, кто хотел бы изменить правило, обязательно считают, что это оправдано, нарушая его. Фактически, можно было бы утверждать, что в основе социального порядка лежит не консенсус по поводу того, что должно быть правил, а что несогласие в этом отношении является нормальным состоянием, особенно в современном обществе.Скорее, в основе порядка лежит соглашение о критериях того, что правила , и о механизмах их изменения. Цель этого обсуждения состоит в том, чтобы предположить, что, если мы примем во внимание эти различные способы ориентации на нормативные правила, разногласия по поводу того, что это за правила, не так велики, как обычно предполагается.

Социология нормативных правил . Действия отклоняются в силу нормативных правил, которые делают их таковыми. Следовательно, формы и частота отклонений меняются вместе с изменением самих правил.Вследствие таких изменений акты могут перейти из нормативно утвержденных в запрещенные; из одной девиантной категории в другую; из категории отклонений в категорию «болезнь» или в другую сторону. А некоторые категории девиантности, такие как «ересь», могут практически исчезнуть как часть функционирующего концептуального оборудования общества. Изучением таких изменений серьезно пренебрегали, за некоторыми примечательными исключениями в социологии права (Hall 1935). Следует подчеркнуть, что изменения в нормативных правилах нельзя плодотворно исследовать без изучения поведения, ориентированного на эти нормативные правила.С одной стороны, нормативные правила формируют поведение; с другой стороны, поведение всегда проверяет, исследует и подвергает сомнению нормативные правила, и в ответ на такое поведение нормативные правила постоянно переопределяются, укрепляются или отвергаются (Mills 1959; Cohen 1965). Изучение этого процесса взаимодействия — неотъемлемая часть социологии девиантности.

Девиантное поведение коллективов. Каким бы ни был метафизический статус коллективов, для социологических целей они являются акторами.Это социальные объекты с именами, публичным имиджем, репутацией и статусами. Они публично называются авторами актов и подчиняются правилам. С точки зрения повседневной жизни коллективы, такие как правительства, корпорации, братства, армии, профсоюзы и церкви, делают что-то, и некоторые из этих вещей нарушают законы или другие нормативные правила. Мало что известно о культурных представлениях, на основании которых действия (девиантные и другие) приписываются коллективам отдельно от их членов, поскольку этот вопрос практически не изучался систематически, за исключением области корпоративного права.Верно, что статус события как коллективного акта — это определение, навязанное ситуации некоторой публикой, и зависит от набора культурно заданных критериев для приписывания действий авторам. Однако это в равной мере относится и к присвоению деяний отдельным лицам, и большая часть закона касается именно определения и четкого определения критериев такого присвоения.

Все социальные действия являются результатом процессов взаимодействия. Будут ли они приписаны тому или иному конкретному человеку, конкретному человеку или коллективу, всегда зависит от некоторой культурно заданной схемы, через которую рассматривается действие.Следовательно, игнорирование девиантного поведения коллективов не может быть оправдано социологическими соображениями. Однако только в области «преступности среди служащих» (Сазерленд, 1949) эта тема даже была затронута.

Теории девиантного поведения. Мы не будем делать здесь попытки описать теории, относящиеся к той или иной разновидности отклонений, но ограничимся определением основных черт двух традиций, которые наиболее близко подходят к обобщенной теории отклонений.Обсуждение будет иметь дело с противоположными акцентами. Он не ставит своей целью дать полную картину какой-либо традиции или предположить, что они несовместимы.

Традиция аномии . Традиция аномии восходит к работе Дюркгейма (1897), особенно его анализу самоубийства. Его акцент делается на структурных и сравнительных , то есть он занимается объяснением того, как различия в девиантном поведении внутри и между обществами зависят от социальной структуры.Обычно речь идет об учете ставок в отличие от индивидуальных различий. В работе Дюркгейма наиболее заметными характеристиками системы были степень социальной интеграции (вариации в этом отношении составляют suicide altruiste и suicide egoiste ) и системные изменения, которые создают несоответствия между стремлениями мужчин и средствами их реализации. Последнее приводит к дерегулированию , или аномии, то есть к подрыву социальных норм, регулирующих и дисциплинирующих действия мужчин (вариации в этом отношении составляют суицидную аномалию ) .Разработка концепции аномии и развитие ее последствий составляют традицию аномии.

Мертон ([1949] 1957, стр. 131–194) в своей основополагающей статье «Социальная структура и аномия» сделал формальную и явную и обобщенную на область девиантного поведения модель, которая была лишь частично явной в Дюркгеймовский анализ аномального самоубийства . Он подчеркнул независимую изменчивость как культурных целей, так и доступность институциональных средств (т.е., означает, что они совместимы с регулирующими нормами). Расхождение между целями и средствами, приводящее к напряжению и аномалии, зависит от значений обеих этих переменных. Адаптация к такому штамму включает либо принятие, либо отклонение культурных целей, а также принятие или отклонение институциональных средств. Таким образом, каждая адаптация включает два дихотомических выбора; логически возможные комбинации таких выборов дают набор адаптаций, одна из которых — соответствие, а другие — разновидности отклонения.Эта типология определяет значения зависимой переменной социологии отклонения-конформности. Однако работа Мертона — это лишь скромное начало к определению условий, определяющих выбор среди логических возможностей.

Чикагские традиции . Другая традиция, которую уместно назвать чикагской традицией, начинается с работ Томаса и Знанецких, особенно в книге « Польский крестьянин » (1920). Эта замечательная работа поразительно похожа на работы Дюркгейма во многих отношениях, особенно в том, что касается нарушения регулирующей силы социальных норм.Однако по мере развития традиции она приобрела определенные отличительные черты. Он имел тенденцию сосредотачиваться не столько на девиации, сколько на адаптации к напряжению, а на отклонении, как на культурно сформированном поведении как таковом. Он подчеркнул социально-психологическую проблему процесса социализации в девиантных культурных моделях. Этот подход был наиболее систематически сформулирован Клиффордом Шоу и Генри Д. Маккеем (1942), Эдвином Х. Сазерлендом в его теории дифференциальной ассоциации (1942-1947) и совсем недавно Дональдом Р.Кресси (1964).

Еще одно развитие чикагской традиции происходит из концепции Джорджа Герберта Мида (1934) о себе как о внутреннем объекте, созданном в процессе коммуникативного взаимодействия из социальных категорий или ролей, доступных в культурной среде. Согласно этой концепции, поведение, девиантное или иное, поддерживает или выражает социальную роль. Это способ подтвердить свои притязания на такую ​​роль поведением, которое является культурно значимым для членства в такой роли.Этот подход был наиболее развит Эрвингом Гоффманом (1956; 1963) и Говардом Беккером (1963). В целом, чикагская традиция подчеркивает научный характер девиантного поведения, роль ассоциации с другими людьми и культурных моделей, роль символизма, связанного с девиантным поведением, а также постепенное развитие и приверженность девиантному поведению в расширенном взаимодействии. процесс (Short & Strodtbeck 1965).

Разработка комплексных теорий . Наиболее исчерпывающей единственной формулировкой в ​​современной теории девиантного поведения является формулировка Талкотта Парсонса (1951, глава 7), которую нельзя адекватно отнести ни к одной из традиций.Он разделяет с традицией аномии упор на таксономию, понятие «напряжение» и структурные источники отклонений. Он разделяет чикагские традиции глубокого внимания к процессу взаимодействия и концепции отклонения и соответствия как обязательств, которые развиваются в ходе такого взаимодействия. В уникальной степени он объединяет теорию отклонений с более общей теорией социальных систем.

Два недавних события указывают на слияние традиций Чикаго и аномии. Коэн (1955), начиная с концепции социально структурированного напряжения, подчеркнул роль процесса взаимодействия в создании, а также в передаче культурно поддерживаемых девиантных решений или девиантных субкультур.Клоуард и Олин (1960), обращаясь также к детерминантам выбора среди возможных адаптаций к напряжению, подчеркнули роль доступности в точках напряжения незаконных или отклоняющихся возможностей, с особым акцентом на возможности учиться и исполнять девиантные роли. Однако согласование или интеграция концепции девиантного поведения как способа решения проблемы целей и средств, с одной стороны, и как способа сообщения и подтверждения притязаний на роль, с другой стороны, не помогли. все же было достигнуто (Cohen 1965).

Когда мы говорим, что игра, план, комитет, семья, армия или общество были «дезорганизованы», мы имеем в виду ряд тесно связанных вещей: что она была прервана; что его идентичность рушится; что его части, хотя, возможно, все еще узнаваемы, больше не соединяются вместе, чтобы составлять одно целое; что он распался. В каждом случае подразумевается какой-то критерий сходства, целостности, непрерывности или организации . Этот критерий — соответствие чего-то «снаружи» некоторому паттерну, модели или когнитивной карте в сознании наблюдателя.Он определяет существенные атрибуты или «граничные условия» данного типа объекта; термин «дезорганизация» относится к разрыву соответствия того, что «снаружи», такой модели.

Социальный объект, например общество или семья, конструируется из действия. Шаблон, определяющий такой объект, — это последовательность действий или порядок событий. Одна и та же сцена действия может рассматриваться как содержащая несколько паттернов: паттерны, которые пересекаются, и паттерны внутри паттернов. Дезорганизован ли данный объект, зависит от паттерна, в терминах которого он определяется.

Было бы полезно выделить несколько специальных значений термина «дезорганизация», которые совместимы с этим более общим определением.

С точки зрения повседневности. Это обсуждение будет сосредоточено на значении социальных мероприятий для людей, которые в них участвуют; Фактически, это отправная точка всего социологического анализа. Дерьмовые игры, корпорации, политические партии и парады входят в лексикон социологов, потому что концептуальные схемы повседневной жизни позволяют людям рассматривать их как возможности, признавать их существование и гибель, ориентировать свои действия на них, принимать участие в них. их, и разрушить их.

Один класс социальных объектов можно назвать «активностями»: чистка винтовки, подготовка к бою, выполнение миссии, проведение кампании в Нормандии. Каждый из них представляет собой последовательность действий, которая, с точки зрения действующих лиц, «держится вместе» и составляет «одно целое». Каждый, в свою очередь, является частью более обширной и расширенной деятельности. Сходство или непрерывность деятельности может зависеть для действующего лица от соответствия потока событий некоторому набору общепринятых правил (Коэн 1959).Модель здесь — «игра»; его конституционный порядок определяется правилами игры. Может существовать бесконечное количество способов продолжить игру, не «нарушая ее границ»; однако набор возможных событий («ходов» или «ходов»), которые в любой момент игры будут продолжать игру, указан в правилах. Многие из неигровых видов деятельности повседневной жизни (например, вечеринка, религиозная служба, судебное разбирательство) или, по крайней мере, некоторые из их основных компонентов, также определяются общепринятыми правилами.Сходство деятельности может также зависеть для актера от постоянной ориентации действия на некоторую цель . Хотя конкретное действие, которое входит в него, может меняться от момента к моменту по мере изменения ситуации, и хотя действие буквально построено из кусочков различных действий, оно рассматривается и ощущается как одно и то же, если оно ориентировано на та же цель. Примером может служить строительство дома. В любом случае то, что происходило, продолжается ли это до сих пор, и условия, которые составили бы прерывание или дезорганизацию деятельности, зависят от паттерна, который определяет этот вид деятельности для ее участников.

Другой класс социальных объектов можно назвать «коллективами». Таковы семьи, команды, корпорации, нации, банды. Коллективность существует, когда и общая идентичность, и способность к действию приписываются лицам, занимающим ряд ролей. Другими словами, прагматические тесты коллектива заключаются в том, есть ли у нее социально определенное членство и определяется ли она социально как актор. Коллектив перестает быть «действующим предприятием» и разрушается или «дезорганизуется», когда общая идентичность угасает и с ней больше не обращаются как с действующим лицом.

У нас мало систематических знаний о паттернах, которым должны соответствовать структуры взаимодействия, чтобы образовать коллективы в мире повседневной социальной жизни. Однако, если мы хотим говорить о «дезорганизации коллективов», мы должны знать, что составляет нарушение их границ; для этого мы должны определить, какой порядок событий определяет совокупность данного вида для членов рассматриваемого общества.

С точки зрения социолога. Структуры действия могут существовать как объекты для социолога, которые не являются социальными объектами с точки зрения «обывателя». «Рыночная структура», «подструктура достижения цели», «гомеостатический процесс» и «экологическое равновесие» — все это упорядочение событий в терминах некоторого паттерна, который является частью концептуального оснащения социолога. Если эти шаблоны четко определены, они также подразумевают набор критериев для определения «дезорганизации» соответствующих объектов.

Дезорганизация как распространение отклонений. Определение дезорганизации в терминах распространения девиантности имеет долгую историю в социологии. Томас и Знанецки определили социальную дезорганизацию как «уменьшение влияния существующих социальных правил поведения на отдельных членов группы» и продолжили, сказав, что «это уменьшение может иметь бесчисленные степени, начиная от единичного нарушения какого-либо конкретного правила. один индивид вплоть до общего распада всех институтов группы »(1920, т.4, стр. 20). Основная тема большинства учебников под названием «Социальная дезорганизация» — девиантное поведение. Согласно этой точке зрения, дезорганизация может быть уменьшена, а целостность системы восстановлена ​​либо путем усиления социального контроля, либо путем переопределения норм, так что поведение, определяемое как девиантное, становится нормативно приемлемым (Thomas & Znaniecki, 1920, т. 4, стр. 4; Mills, 1959). ).

Какими бы ни были достоинства этой концепции дезорганизации, она не может дать общее определение дезорганизации .Безусловно, существует множество структур, видимых со специальной точки зрения социолога, которые не могут быть определены с точки зрения соответствия действия нормативным правилам. С точки зрения повседневной жизни также кажется важным различать девиантность и дезорганизацию. «Правила игры» определяют деятельность или коллектив, то есть образец, которому должно соответствовать действие, если оно должно составлять определенный вид вещей. Нормативные правила, отклонение от которых является отклонением, определяют, как должны вести себя люди ; они являются критериями оценки морального статуса поступка.Например, существуют «грязные» способы ведения игры, неэтичные способы ведения бизнеса и «бесчеловечные» способы ведения войны. Тем не менее, они однозначно распознаются как неотъемлемая часть соответствующих действий, как «ходы» в соответствующих играх; и правила игры обычно определяют «следующие ходы», которые будут составлять непрерывность игры.

Именно потому, что отклонения так тесно связаны с дезорганизацией, но в целом не идентичны с ней, необходимо различать их и рассматривать отношения между ними как проблему для теории и эмпирического исследования.

Одним из условий выживания любой социальной активности или сообщества является мотивация людей «играть в игру», занимать свои позиции в структуре взаимодействия и вносить свой вклад в действия, поддерживающие непрерывность структуры. обсуждаемый. Таким образом, одним из общих условий дезорганизации является распад мотивации , , и все, что подрывает мотивацию, способствует дезорганизации. Элементарно, что соблюдение нормативных правил — до некоторой степени, что не может быть сформулировано в общих чертах — является основополагающим для поддержания мотивации.Когда люди выбирают участие в какой-либо социальной структуре, они подчиняются определенной дисциплине; они выделяют ресурсы; и они отказываются от альтернатив. Другими словами, они платят цену. Независимо от нескольких причин, по которым они присоединяются, их цели достижимы только в том случае, если другие «играют в игру» и играют в нее в соответствии с определенными ограничениями, установленными нормативными правилами. Нарушение нормативных представлений, как правило, подрывает доверие и подрывает мотивацию. Ожидается определенное отклонение.Хотя это и разочаровывает, это не удивительно; это разрешено заранее и серьезно не ухудшает мотивацию. Однако на отметке примерно точка распространения отклонений и связанная с этим эрозия доверия разрушит мотивацию и ускорит дезорганизацию.

С другой стороны, отклонения от нормы могут способствовать стабильности и сохранению общего предприятия. Нормативные правила обычно адаптированы к типичным повторяющимся ситуациям и, как правило, дают результаты, повышающие жизнеспособность предприятия.однако правила категоричны, и часто возникают ситуации, в которых соответствие нормативным правилам препятствует достижению общей цели и ослабляет или разрушает структуру. Короче говоря, бывают случаи, когда кто-то должен нарушить нормативные правила, если предприятие хочет добиться успеха и процветания. Иногда существуют неявные правила (модели «узаконенного уклонения»), которые придают гибкость нормативным правилам, так что отклонение является отклонением только в двусмысленном смысле (Williams, 1951).Но это не всегда так, и поэтому взаимосвязь между отклонениями и дезорганизацией становится еще более проблематичной.

Наконец, вероятно, верно, что некоторые виды отклонений, даже если они не мотивированы коллективными интересами, создают условия, необходимые для стабильности других подструктур той же системы или системы в целом. Кингсли Дэвис (1937), например, привел этот аргумент в отношении проституции.

Теория дезорганизации. По сравнению с теорией девиации, явному развитию теории дезорганизации уделялось относительно мало внимания.Однако начало такой теории подразумевается в более общих теориях и концепциях социальных систем, таких как общая теория систем, анализ процессов взаимодействия, структурно-функциональная теория, а также модели вход-выход, гомеостатические, равновесные и кибернетические модели. Они склонны разделять следующие идеи.

Социальная система, с одной точки зрения, представляет собой механизм, который действует для своего собственного сохранения. Это то, что есть, потому что участники мотивированы вести себя определенными способами, характерными для системы, и потому, что ситуация действия делает эти способы возможными и ограничивает альтернативы.Чтобы сохранить свою структуру (или ту часть этой структуры, которая составляет ее идентичность), мотивация и ситуация должны быть каким-то образом воссозданы, или должны быть созданы другие мотивации и ситуации, которые будут генерировать поведение, соответствующее тому же шаблону. Однако система как продукт своего собственного функционирования имеет тенденцию препятствовать созданию или воссозданию условий своего собственного выживания. Например, он имеет тенденцию преобразовывать среду, к которой он адаптировался; использовать или терять собственные человеческие и нечеловеческие ресурсы; вызвать дистанцию ​​и недоверие, негодование и отчуждение среди своих членов; и создавать новые ситуации, для которых его культура не дает никаких определений или инструкций.Были составлены различные списки условий, которые должны быть выполнены, или задач, которые должны быть выполнены, чтобы система не развалилась в результате ее собственного функционирования (например, см. Aberle et al. 1950; Bales 1950; Parsons 1951, pp. 26–36).

Большинству систем удается сохранить свою идентичность. Следовательно, функционирование системы должно также производить эффекты, которые корректируют или компенсируют центробежные тенденции, которые она производит. В частности, структура таких систем должна включать механизмы для сбора информации об угрожающих изменениях в окружающей среде или в самой системе и для передачи этой информации позициям в системе, которые способны предпринять корректирующие действия.Такое действие, в свою очередь, может состоять из ответов, направленных на уменьшение или устранение изменения или дальнейших модификаций в другом месте системы, позволяя системе в целом сохранять свои границы или идентичность перед лицом изменения.

Системы не всегда успешны. Некоторые полностью погашены; другие страдают от радикальной дезорганизации различных подструктур, но цепляются за те минимальные атрибуты, которые определяют их идентичность. У некоторых есть резервные механизмы, которые можно активировать вовремя, чтобы выполнить работу какого-либо поврежденного органа или приступить к работе по восстановлению до того, как повреждение окажется смертельным для системы; а другие нет.Эти различия наиболее систематически изучались в связи со стихийными бедствиями (Baker & Chapman 1962). В общем, задача теории социальной дезорганизации состоит в том, чтобы объяснить различия в способности социальных структур сохранять свою идентичность.

Альберт К. Коэн

[ Непосредственно связаны записи Преступление; Нормы; Социальные проблемы. Другие соответствующие материалы можно найти в Disasters; Наркотики, статья о наркомании : социальные аспекты; Социальный контроль; и в биографии Сазерленда.]

Aberle, David et al. 1950 Функциональные предпосылки общества. Этика 60: 100–111.

Бейкер, Джордж В .; и Чепмен, Дуайт У. (редакторы) 1962 Человек и общество в катастрофе . Нью-Йорк: Основные книги.

Бейлс, Роберт Ф. 1950 Анализ процесса взаимодействия: метод изучения малых групп . Ридинг, Массачусетс: Эддисон-Уэсли.

Беккер, Ховард С. 1963 Аутсайдеры: исследования в области социологии девиантности . Нью-Йорк: Свободная пресса.

Кунард, Маршалл Б. (редактор) 1964 Аномия и девиантное поведение . Нью-Йорк: Свободная пресса.

Cloward, Richard A .; и Олин, Ллойд Э. 1960, Преступность и возможности: теория преступных банд . Гленко, III: Свободная пресса.

Коэн, Альберт К. (1955) 1963 Мальчики-преступники: культура банды . Нью-Йорк: Свободная пресса.

Коэн, Альберт К. 1959 Исследование социальной дезорганизации и девиантного поведения. Страницы 461–484 в Роберте К.Мертон и др. (ред.), Социология сегодня . Нью-Йорк: Основные книги.

Коэн, Альберт К. 1965 Социология девиантного закона: теория аномии и не только. Американский социологический обзор 30: 5–14.

Кресси, Дональд Р. 1964 Ассоциация правонарушений, преступности и дифференциации . Гаага: Nijhoff.

Дэвис, Кингсли 1937 Социология проституции. Американский социологический обзор 2: 744–755.

Дюркгейм, Эмиль (1897) 1951 Самоубийство: исследование в области социологии .Гленко, III: Свободная пресса. → Впервые опубликовано на французском языке.

Гоффман, Эрвинг (1956) 1959 Представление себя в повседневной жизни . Гарден-Сити, Нью-Йорк: Doubleday.

Гоффман, Эрвинг 1963 Стигма: заметки об управлении испорченной идентичностью . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Холл, Джером (1935) 1952 Воровство, закон и общество . 2-е изд. Индианаполис, штат Индиана: Bobbs-Merrill.

Джонсон, Гарри М. 1960 Социология: систематическое введение .Нью-Йорк: Харкорт.

Маца, Дэвид 1964 Преступность и дрейф . Нью-Йорк: Вили.

Мид, Джордж Х. 1934 Разум, личность и общество с точки зрения специалиста по социальному поведению . Под редакцией Чарльза В. Морриса. Univ. Чикаго Пресс.

Мертон, Роберт К. (1949) 1957 Социальная теория и социальная структура . Rev. & enl. изд. Гленко, III: Свободная пресса.

Миллс, Теодор М. 1959 Равновесие и процессы отклонения и контроля. Американский социологический обзор 24: 671–679.

Парсонс, Талкотт 1951 Социальная система . Гленко, III: Свободная пресса.

Рейсс, Альберт Дж. 1961 Социальная интеграция сверстников и гомосексуалистов. Социальные проблемы 9: 102–120.

Shaw, Clifford R .; и Маккей, Генри Д. 1942 г. Преступность несовершеннолетних и городские районы: исследование показателей преступности в связи с различиями в характеристиках местных сообществ в американских городах . Univ.Чикаго Пресс.

Short, James F., Jr .; и Стродтбек, Фред 1965 Групповой процесс и преступность банд . Univ. Чикаго Пресс.

Сазерленд, Эдвин Х. (1942–1947) 1956 Дифференциальная ассоциация. Часть 1, страницы 5–43 в Edwin H. Sutherland, The Sutherland Papers . Под редакцией Альберта К. Коэна и др. Публикации Университета Индианы, Серия социальных наук, № 15. Блумингтон: Indiana Univ. Нажимать.

Сазерленд, Эдвин Х. (1949) 1961 Преступление белых воротничков .Нью-Йорк: Холт.

Sykes, Gresham M .; и Маца, Дэвид, 1957 г. Методы нейтрализации: теория правонарушений. Американский социологический обзор 22: 664–670.

Танненбаум, Франк (1938) 1963 Преступность и сообщество . Нью-Йорк: Columbia Univ. Нажимать.

Томас, Вильгельм I .; и Знанецкий, Флориан (1920) 1958 Польский крестьянин в Европе и Америке . Том 2. Нью-Йорк: Дувр.

Уильямс, Робин М., младший (1951) 1960 Институциональная изменчивость и уклонение от нормативных паттернов.Страницы 372–396 в Робин М. Уильямс младший, Американское общество . 2-е изд., Перераб. Нью-Йорк: Кнопф.

Девиантное поведение | WorldSupporter Blogs

С социологической точки зрения девиантность рассматривается как нарушение как формальных, так и неформальных социальных норм, характеризующих определенную культуру или определенную среду. Согласно вопросам и ответам эссе, нормы в этом контексте — это правила, установленные членами данного общества, формально или неформально, для руководства их повседневной жизнью.Эти нормы определяют, что хорошо, а что плохо. Девиация рассматривается как аспект, который может изменить время и место. Отклонение — это аспект, основанный на вознаграждении или наказании, которое следует за поведением. Она имеет тенденцию усиливаться, когда поведение не влечет за собой наказаний или комментариев. С другой стороны, если окружающая среда неблагоприятно реагирует на поведение, оно имеет тенденцию к исчезновению.

Когда один ребенок, он находится под полной опекой своих родителей. Поэтому они следуют тому, что говорят старейшины, считая их образцом для подражания.Психологи установили, что родители формируют основу поведения своих детей, поскольку большая часть поведения детей адаптируется путем подражания поведению родителей. На этом этапе жизни у человека почти не наблюдается девиантности, поскольку он или она считает родителей самыми совершенными людьми. Однако у детей бывают отклонения в той или иной форме. Хотя это может остаться незамеченным родителями или другими пожилыми людьми в их окружении, они, как правило, делают некоторые вещи, о которых их родители предупреждают.На этом этапе можно сделать вывод, что отклонение от нормы вызвано любопытством, а не прямым нарушением.

По мере того, как люди становятся подростками и молодыми людьми, отклонения возрастают. Согласно психиатрии, именно на этом этапе жизни человека мысли становятся необузданными и широкими. У подростков узкая идеологическая линия, поэтому они склонны думать, что все, что они думают, всегда правильно. В нормальной жизни ребенка подростки отмечают начало девиации. Среди этой группы есть тенденция к свободе и независимости.Большинство из них считают, что то, что им дают родители, — это право, а не услуга. Это очевидно у старшеклассников, которые меняют свое поведение по отношению к учителям и другим сотрудникам школы. В отличие от детства, когда школа рассматривается как обязанность, подростки рассматривают школу как услугу для родителей. Именно в этот момент многие дети начинают злоупотреблять психоактивными веществами. В отличие от детства, когда простое насилие вызвано простым любопытством, девиантные поступки подростков движимы любопытством, а также необходимостью внушить родителям, что они независимы и свободны.Неудивительно, что подростки так дорожат свободой и независимостью. По иронии судьбы, они не используют эту свободу в хороших целях. Вот где узкое мышление отличается от рефлексивного мышления. В отличие от взрослых, мыслящих рефлексивно, подростки не дают достаточно места для приспособлений. Это увеличивает уровень отклонений в этой возрастной группе. По мере умственного, эмоционального и физического роста отклонения уменьшаются. Это потому, что они пытаются вести диалог и учитывать идеи других людей.Это то, что характеризует и взрослого, и отличает взрослого от молодого подростка.

Отклонение также зависит от места. На рабочих местах, где необходимо соблюдать определенные нормы труда, отклонения обычно незначительны. Потому что нарушение норм влечет за собой разные формы наказания. Такие наказания могут включать сокращение заработной платы и потерю возможностей трудоустройства. В школе ученики, как правило, менее склонны к отклонениям по сравнению с тем, когда они находятся дома. Это потому что; Отклонения в школе могут иметь более серьезные последствия, чем дома.Наркоманы будут склонны к отклонениям дома и в других местах, где правоохранительные органы не придают особого значения. Однако это поведение меняется, когда они находятся в исправительных учреждениях. Потому что в этих учреждениях такое поведение влечет суровое наказание. В других случаях отклонение от нормы среди наркоманов уменьшается, когда они посещают реабилитационные центры. Это можно объяснить профессиональным подходом, который используют консультанты и терапевты в реабилитационных центрах.

Некоторые социальные условия также играют роль в изменениях, наблюдаемых в девиантности.Наркоманы, как правило, ведут девиантное поведение, где бы они ни находились. Будь то в тюрьме, дома или в больнице, изменение их отклонений почти не заметно. В результате рекомендуется соблюдать осторожность при обращении с такими людьми в реабилитационных центрах. Дети, страдающие такими заболеваниями, как синдром дефицита внимания и гиперактивности, также подпадают под эту категорию. Их девиантное поведение кажется постоянным в любом месте, если только они не обслуживаются профессионалом, который разбирается в их медицинских ситуациях.Этот аспект у детей, страдающих СДВГ, является основной причиной, по которой большинство из них в конечном итоге становятся преступниками и подростками, если с ними плохо обращаться. СДВГ изменяет нормальное поведение человека. Эти люди социально неспособны. Они плохо следуют простым инструкциям. Кроме того, они демонстрируют плохие социальные навыки и, следовательно, неспособны к общению. Если их не посещать, отклонения у этих людей возрастают, поскольку они склонны думать, что то, что они делают, — это правильный образ действий.Социальные нормы в обществе определяются как неправильные в их мире. Медикализация — жизненно важный способ борьбы с такого рода отклонениями. Это включает в себя не только лечение, но и другие вещи. Это серия действий, которые могут включать в себя симпатизирующих практикующих врачей, а также членов семьи пациента.

Медикализация психического здоровья

Это серия медицинских и социальных мероприятий, направленных на изменение отклонений у человека. Психически неполноценные люди плохо соблюдают социальные нормы.В результате они часто оказываются на неправильной стороне закона, в основном непреднамеренно. Следовательно, психиатры, психологи и другие работники психиатрической помощи разработали ряд способов помочь этим людям улучшить их способность уважать социальные нормы. Медикализация улучшила способ обучения людей; обеспечивают диагностику, профилактику и лечение психических состояний.

Было отмечено, что медикализация предоставила более эффективный способ борьбы с отклонениями, особенно среди наркоманов, алкоголиков и психически больных людей.Психиатрия является поставщиком научного руководства по социальному контролю и медикализации девиантного поведения. Медикализация была поддержана феминистками и другими гей-активистами, которые отмечают, что такой подход помог сократить случаи жестокого обращения с детьми и сексуального насилия. Использование профессионального принудительного языка, кажется, передает смысл девиантному человеку, в отличие от использования юридических и жестоких средств, которые делают его еще более девиантным после отбытия срока. Фактически, использование юридической силы для подавления девиантности рассматривается как продвижение парадигмы, согласно которой девиантность ассоциируется с грехом, преступлением и болезнью.Этому варианту лечения уделялось повышенное внимание, при этом даже были задействованы юридические силы правительства. В судебной системе созданы суды по наркотикам, которые в основном занимаются вопросами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами. Осужденным этих судов перед вынесением нового приговора дается необходимая консультация. Это включает в себя разрешение им посещать реабилитационные центры и психотерапевтов. Мандат суда состоит в том, чтобы обеспечить соблюдение рекомендаций, данных пациенту, в соответствии с последним. Это гарантирует, что обидчик посещает все сеансы и получает доступ к необходимым услугам медикализации.Таким образом, правовая система скорректирована, чтобы обеспечить полную поддержку системы медикализации. Следовательно, со временем это снижает отклонения у пациентов, поскольку у них не остается другого выбора, кроме как следовать верховенству закона. Несоблюдение предписаний по препарату влечет за собой обычное судебное преследование и тюремное заключение.

На начальных этапах внедрения этого подхода многие движения рассматривали это как грех. Это рассматривалось как способ вмешательства государственных органов в частную жизнь человека.В 1970-е годы это была обычная тема для дискуссий среди антипсихиатров, феминисток и гей-освободительных движений. Однако со временем этот подход получил широкое распространение. Даже священнослужители обращаются к этому подходу, чтобы сократить количество случаев курения в общественных местах, азартных игр и злоупотребления алкоголем. Поэтому общепринято, что, если все общество не объединится для поддержки этого подхода, будет трудно реализовать плоды этих усилий. Это подход, который затрагивает почти всех.Правительство играет свою роль, предоставляя возможности для обучения медицинских работников. Религиозные собрания, которые предлагают своим последователям вдохновляющее руководство, сильно влияют на их решения.

Девиация и ее последствия

В большинстве случаев отклонение является результатом необходимости социального контроля. Девиантность возникает в результате того, что кто-то хочет установить контроль над социальной проблемой, с которой, по его мнению, способен справиться. Некоторые из этих причин оправданы, а некоторые нет.Возьмем, к примеру, рабочую среду. Младшие сотрудники могут выражать несогласие со старшими в результате неправильного принятия решений старшими сотрудниками. В результате младший персонал хочет показать лучший социальный контроль над предметом. Случай, когда в организации принимается несправедливое решение, также может привести к отклонениям. Если организация производит надбавки к заработной плате и распределяет надбавки несправедливо, работники, находящиеся в неблагоприятном положении, будут склонны к отклонениям.В этом случае отклонение рассматривается как способ реакции на несправедливость системы. В обычных обстоятельствах такие отклонения принимаются и обсуждаются. Вот почему во всем мире существуют профсоюзы, которые следят за благополучием рабочих. Когда работники недовольны условиями работы организации, они бастуют. Это форма отклонения, поскольку она противоречит политике компании или организации. Однако, если рабочие приводят право и разумные причины для забастовки, забастовка перестает быть незаконной и становится законной.В других случаях, когда организация выступает против забастовки, рабочие обращаются в суд за юридическим указанием, позволяющим им объявить забастовку. В этом случае отклонение приемлемо и направлено на социальный контроль.

Отклонение, вызванное реакцией, также можно увидеть у уличных банд и других несовершеннолетних расплывчатых, которые считают, что экономическая ситуация несправедлива по отношению к ним. Несмотря на то, что это неприемлемо с социальной и юридической точек зрения, это требует реакции. Во многих случаях люди, которые не могут найти работу, решаются на преступную деятельность как на образ жизни.Эти люди считают, что они имеют право делать то, что они делают, поскольку правительство не выполнило своих обязательств по предоставлению возможностей трудоустройства и обучения. Некоторые из главных криминальных фигур используют преступление как способ расплаты. Интернет-хакеры и другие белые воротнички-преступники очень умны и могут получить доступ к возможностям трудоустройства, когда захотят. Однако некоторые из них делают это, чтобы отомстить конкретным организациям или даже правительству, дестабилизируя свою базу данных и парализуя свою деятельность.Таким образом, отклонение рассматривается как способ реакции.

В заключение, хотя отклонение от нормы рассматривается как нарушение социальных правил и норм, некоторые люди видят в этом способ реакции на несправедливость и притеснение. Это широко наблюдается на рабочих местах, в школах и даже в исправительных учреждениях. Девианс обеспечивает способ общения

Теории девиантности

Принимая во внимание, что теория также предполагает, что люди, которых общество называет «преступниками», вероятно, являются членами подчиненных групп, критики утверждают, что это упрощает ситуацию.В качестве примеров они приводят богатых и влиятельных бизнесменов, политиков и других лиц, совершающих преступления. Критики также утверждают, что теория конфликта мало что дает для объяснения причин отклонений. Сторонники, однако, возражают, утверждая, что теория не пытается углубиться в этиологию. Вместо этого теория делает то, что утверждает: она обсуждает отношения между социализацией, социальным контролем и поведением.

Теория маркировки

Тип символического взаимодействия, теория обозначения касается значений, которые люди извлекают из ярлыков, символов, действий и реакций друг друга.Эта теория утверждает, что поведение является девиантным только тогда, когда общество маркирует его как девиантное. Таким образом, соответствующие члены общества, которые интерпретируют определенное поведение как девиантное, а затем прикрепляют этот ярлык к отдельным людям, определяют различие между девиантностью и отсутствием отклонений. Теория навешивания ярлыков ставит вопрос о том, кто кого и какой ярлык применяет, почему они это делают и что происходит в результате этого навешивания ярлыков.

Влиятельные люди в обществе — политики, судьи, полицейские, врачи и т. Д. — обычно навешивают самые важные ярлыки.Отмеченные лица могут включать наркоманов, алкоголиков, преступников, правонарушителей, проституток, сексуальных преступников, умственно отсталых людей и пациентов психиатрических больниц. Последствия того, что вас называют девиантным, могут быть далеко идущими. Социальные исследования показывают, что те, у кого есть негативные ярлыки, обычно имеют более низкое представление о себе, с большей вероятностью отвергают себя и могут даже вести себя более девиантно в результате этого ярлыка. К сожалению, людям, которые признают, что навешивает на других людей ярлык — будь то правильное или неправильное — трудно изменить свое мнение о названном человеке, даже в свете доказательств обратного.

Уильям Чамблисс в 1973 году провел классическое исследование эффектов маркировки. Две его группы, состоящие из белых школьников мужского пола, часто были вовлечены в преступные акты воровства, вандализма, пьянства и прогулов. Полиция никогда не арестовывала членов одной группы, которую Чемблисс назвал «Святыми», но у полиции действительно были частые стычки с членами другой группы, которую он назвал «Головорезами». Мальчики в Святых происходили из респектабельных семей, имели хорошую репутацию и успеваемость в школе и старались не попасться за нарушение закона.Будучи вежливыми, сердечными и извиняющимися всякий раз, когда сталкивались с полицией, Святые избегали называть себя «извращенцами». Напротив, Головорезы происходили из семей с более низким социально-экономическим статусом, имели плохую репутацию и плохие оценки в школе и не боялись быть пойманными за нарушение закона. Будучи враждебными и наглыми, когда сталкивались с полицией, Головорезы легко были заклеймены другими и самими собой как «извращенцев». Другими словами, хотя обе группы совершали преступления, Святые воспринимались как «хорошие» из-за их вежливого поведения (что объяснялось их происхождением из высшего сословия), а Головорезы считались «плохими» из-за их наглого поведения ( что объяснялось их происхождением из низшего сословия).В результате полиция всегда принимала меры против Головорезов, но никогда — против Святых.

Сторонники теории навешивания ярлыков поддерживают акцент теории на роли, которую установки и реакции других, а не девиантные действия как таковые , играют в развитии девиантности. Критики теории навешивания ярлыков указывают, что эта теория применима только к небольшому количеству девиантов, потому что таких людей фактически ловят и называют девиантами. Критики также утверждают, что концепции теории неясны и, следовательно, их трудно проверить с научной точки зрения.

Понимание влияния положительных отклонений в рабочих организациях — Бизнес-школа Мичиганского университета

Понимание влияния положительных отклонений в трудовых организациях

По мнению исследователей бизнес-школы Мичиганского университета, отклонения на рабочем месте могут быть положительными, если только положительными.

Традиционно под девиантностью понимается намеренное поведение, которое отрицательно отклоняется от организационных норм, тем самым угрожая благополучию организации и / или ее членов.Воровство и невежливость обычно приводятся как примеры девиантного или вредного поведения.

В своей новой статье в American Behavioral Scientist Гретхен Спрейцер, клинический профессор менеджмента и организаций и доктор философии. студент Скотт Соненшейн определяет положительное отклонение как «намеренное поведение, которое значительно отклоняется от норм референтной группы в благородном отношении».

Они обсуждают, чем позитивное отклонение отличается от связанных просоциальных типов поведения, таких как организационная гражданственность, разоблачение, корпоративная социальная ответственность и творчество / инновации, и предлагают первоначальные рекомендации по способам реализации (измерения и оценки) позитивного отклонения с целью его устранения. поощрять эмпирические исследования по теме.

«Положительное отклонение направлено на те крайние случаи превосходства, когда организации и их члены освобождаются от ограничений норм, чтобы вести достойный образ жизни», — говорит Спрейцер. «Это имеет огромное влияние на людей и организации, которые принимают участие в такой деятельности и получают от нее выгоду».

При определении положительного отклонения Спрейцер и Соненшейн выступают за нормативный подход, который подразумевает оценку поведения (которое должно или не должно происходить) определенной группой людей (референтной группой), ожидания которой определяют регулярное или типичное поведение.Вдобавок, по мнению исследователей, положительно девиантное поведение должно быть чем-то, что другие будут превозносить или одобрять, если осознают это, и должны сосредоточиваться на действиях с благородными намерениями, независимо от результатов.

Они говорят, что деятельность по обеспечению гражданского гражданства не соответствует определению положительного отклонения, поскольку такое поведение незначительно по величине и часто является продолжением предписанных ролевых обязанностей, существенно не отклоняется от норм и предназначено для улучшения функционирования организации (что положительное отклонение может или не может сделать).

Кроме того, умышленные действия информатора по раскрытию информации о неэтичном или незаконном поведении обычно отклоняются от нормативных ожиданий референтной группы (правонарушителей), но могут быть или не быть благородными — и, таким образом, могут быть или не быть положительно отклоняющимися — в зависимости от от того, являются ли действия человека альтруистическими или мстительными.

Наконец, деятельность, связанная с корпоративной социальной ответственностью и творчеством / инновациями, также не соответствует трем критериям положительного отклонения: добровольное поведение; существенное отклонение от норм референтной группы; и благородные намерения.

Чтобы проиллюстрировать положительное отклонение в действии, Спрейцер и Соненшейн рассказывают, как в 1978 году компания Merck & Co. решила производить за свой счет и бесплатно распространять лекарство, которое помогло искоренить речную слепоту в развивающихся странах. В другом тематическом исследовании положительного отклонения два исследователя описывают, как владелец небольшой автобусной компании обнаружил свой объект в бедном районе Чикаго, привил идеи о бизнесе и предпринимательстве своим сотрудникам и стал инкубатором для новых предприятий, созданных жителями. она наняла.

«Лучше понимая этих замечательных людей и поведение на уровне организации, ученые узнают, как и почему такое поведение происходит», — говорит Спрейцер. «Отвечая на вопросы о том, как и почему положительно отклоняющееся поведение, программа Positive Organizational Scholarship может сделать важный шаг к пониманию и продвижению дополнительных положительных форм поведения в рабочей организации».

Рост положительной организационной стипендии (POS), которая фокусируется на добродетели, присущей рабочим организациям, стимулировал интенсивный интерес к противоположному концу спектра — i.д., позитивное поведение, которое отличается от норм рабочего места в пользу, а не во вред. Все большее число ученых считают, что положительное отклонение может иметь важное значение для содействия субъективному благополучию и долгосрочной эффективности организации.

POS был создан как центр передового опыта в Мичиганской бизнес-школе, где ведущие преподаватели изучают ее потенциал, проводят полевые исследования и делятся своими выводами посредством преподавания, симпозиумов, научных статей и профессиональных журналов.

% PDF-1.6 % 9392 0 объект > эндобдж xref 9392 90 0000000016 00000 н. 0000003876 00000 н. 0000004257 00000 н. 0000004303 00000 п. 0000004446 00000 н. 0000004690 00000 н. 0000005464 00000 н. 0000005503 00000 н. 0000005582 00000 н. 0000005832 00000 н. 0000006892 00000 н. 0000009564 00000 н. 0000045301 00000 п. 0000045362 00000 п. 0000045484 00000 п. 0000045596 00000 п. 0000045748 00000 п. 0000045859 00000 п. 0000045962 00000 п. 0000046130 00000 н. 0000046270 00000 п. 0000046430 00000 н. 0000046588 00000 п. 0000046734 00000 п. 0000046846 00000 н. 0000047002 00000 п. 0000047142 00000 п. 0000047254 00000 п. 0000047443 00000 п. 0000047615 00000 п. 0000047727 00000 н. 0000047883 00000 п. 0000048025 00000 п. 0000048137 00000 п. 0000048267 00000 п. 0000048312 00000 п. 0000048428 00000 н. 0000048472 00000 п. 0000048614 00000 п. 0000048782 00000 п. 0000048946 00000 н. 0000049116 00000 п. 0000049244 00000 п. 0000049410 00000 п. 0000049532 00000 п. 0000049644 00000 п. 0000049801 00000 п. 0000049921 00000 н. 0000050079 00000 п. 0000050255 00000 п. 0000050437 00000 п. 0000050625 00000 п. 0000050767 00000 п. 0000050915 00000 п. 0000051027 00000 п. 0000051185 00000 п. 0000051345 00000 п. 0000051483 00000 п. 0000051653 00000 п. 0000051807 00000 п. 0000051919 00000 п. 0000052099 00000 н. 0000052297 00000 п. 0000052497 00000 п. 0000052623 00000 п. 0000052749 00000 п. 0000052909 00000 п. 0000053071 00000 п. 0000053199 00000 п. 0000053397 00000 п. 0000053577 00000 п. 0000053725 00000 п. 0000053911 00000 п. 0000054029 00000 п. 0000054203 00000 п. 0000054363 00000 п. 0000054545 00000 п. 0000054737 00000 п. 0000054919 00000 п. 0000055101 00000 п. 0000055211 00000 п. 0000055361 00000 п. 0000055531 00000 п. 0000055576 00000 п. 0000055698 00000 п. 0000055743 00000 п. 0000055866 00000 п. 0000055911 00000 п. 0000003543 00000 н. 0000002142 00000 п. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 9481 0 объект > поток xW} lU ٷ- 앶 V8 rjB͵6Bg16M, Vb6 ~! D

.