Статьи о работе и карьере: Статьи о карьере и поиске работы мечты

Содержание

Статьи о карьере и поиске работы мечты

Все категории Секреты трудоустройства Поиск работы мечты Конфликты и увольнение Карьерный рост Подростковая профориентация Профессиональное выгорание Для руководителей и HR Зарплаты и бонусы

Как сменить профессию и прокачать пять навыков за три месяца

Автор: Ирина Мамаева

Делу время, потех не будет: как долго нужна помощь карьерного консультанта

Автор: Антирабство

Как договариваться о зарплате: 10 советов для тех, кто не из пугливых

Автор: Антирабство

Вся правда о личном бренде: когда нужен и как строить

Автор: Антирабство

8 причин, по которым вы несчастны на работе, и что с ними делать

Автор: Антирабство

Карьера на осколках стеклянного потолка.

История одного Антирабства

Автор: Антирабство

Самые частые ошибки при поиске призвания или работы «для души»

Автор: Наталия Хозицкая (Юдина)

ТОП книг, которые рекомендуют своим клиентам карьерные консультанты

Автор: Антирабство

Весомый аргумент: мешает ли лишний вес найти работу мечты

Автор: Антирабство

Итоги 2018: лучшие статьи о карьере

Редакция блога собрала 20 лучших статей о карьере, опубликованных в прошлом году.

Обучение в онлайн-университете: курс «Интернет-маркетолог»

Администратор Телеграм-каналов «Охотник за головами» и «Работа в медиа» Николай Шевчик дал полезные советы о том, как искать работу в Телеграме и поделился ссылками на каналы.

Пройдите профориентационное тестирование, вспомните любимые детские игры и подумайте, кем вы хотели бы стать если бы не пришлось зарабатывать на жизнь. Автор статьи Юлия Есина рассказывает о том, как найти дело, которое будет приносить радость.

Подборка 19 популярных Телеграм-каналов, которые помогут найти работу вашей мечты.

Сделали список необходимых навыков, которыми должен обладать специалист, желающий развиваться в контент-маркетинге.

Человек стал мобильнее. Специалисты меняют не только место работы, но и сферу деятельности. Автор дает советы, как найти профессию в новой сфере, даже если у вас нет подходящего опыта.

Автор статьи Ксения Карпова работала в проектах, связанных с культурой и искусством, но решила сменить вектор развития и стать контент-менеджером. Рассказала, как и где можно освоить новую профессию, и дала советы начинающим контент-маркетологам.

Статья для тех, кто считает, что программирование только для математиков. Автор статьи Кирилл Ширинки рушит этот миф и рассказывает, с чего начать погружение в разработку.

Дали советы тем, кто хочет развиваться в маркетинге. Рассказали, как продвинуться по карьерной лестнице, какими навыками нужно обладать, какой опыт должен получить специалист.

От личности руководителя зависит эффективность работы, перспективы компании и развитие сотрудников. Автор статьи Елена Дрожжина рассказала о том, как на собеседовании определить руководителя, с которым будет комфортно работать.

Подробное пошаговое руководство для диджитал-специалистов, которые хотят написать резюме на английском.

Автор рассказывает о принципах создания, чеклисте и структуре резюме.

Редактор блога Юлия Чернова рассказала, как найти удаленную работу и не попасться на удочку мошенникам.

Если вы решили подтянуть английский язык, то поставьте перед собой цель, оцените возможности и определите уровень владения языком. Подборка сервисов и приложений поможет самостоятельно прокачать английский, даже если знания поверхностны.

Подборка лекций TED, в которых авторы рассказывают о том, как найти работу и доказать работодателю, что вы именно тот, кто ему нужен.

Анжела Хе занялась разработкой в 17 лет, а уже через несколько месяцев выпустила первую игру. Автор статьи рассказал, как стать геймдизайнером без опыта в программировании, какими навыками необходимо обладать и какие этапы создания игры нужно пройти.  

Владение английским языком важно для многих профессий, но особенно востребовано в диджитал-сфере. Редактор-фрилансер Наталия Шергина рассказала, почему диджитал-специалисту необходимо владеть английским и какие перспективы это откроет.

Чтобы претендовать на должность с хорошей зарплатой, специалист должен обладать набором навыков, которые сделают его конкурентоспособным. Навыки можно получить и прокачать на стажировках. Рассказали, почему стажировка важна для начинающего специалиста, где искать и чем будете там заниматься .

Product lead и глава Гильдии вольных проектировщиков Алексей Бородкин поможет разобраться в дизайнерских профессиях. Вы узнаете, какими навыками должен обладать дизайнер, чем UX-дизайнер отличается от UI-дизайнера, как выбрать профессию и с чего начать обучение.

Материал для тех, кто хочет пробиться в новую сферу. HR директор рассказывает, как выбрать новую профессию, какими навыками нужно обладать и с чего начать продвижение в диджитал.

Даже если вы идеально знаете английскую грамматику и обладаете огромным словарным запасом, некоторые нюансы могут помешать успешному ведению переговоров с иностранцами. Создатель школы английского языка Джаред Фирт рассказал о том, какие проблемы встречаются у русскоязычных предпринимателей в общение с иностранными коллегами, и как их решить.

Полезный материал о подтверждении российского образования за рубежом. Рассказали о том, в каких странах нужно подтверждать российское образование, как это сделать и сколько стоит.

Читать еще: «10 диджитал-профессий для тех, кто всегда считал себя гуманитарием»

Мнение автора и редакции может не совпадать. Хотите написать колонку для «Нетологии»? Читайте наши условия публикации. Чтобы быть в курсе всех новостей и читать новые статьи, присоединяйтесь к Телеграм-каналу Нетологии.

Статьи о работе и карьере для профессионального роста и продвижения


Сегодня многие работают дома, и слово «фриланс» широко известно. При этом, так уж сложилось, что практически все люди, которые вынуждены утром рано вставать и идти на официальную работу, например, в офис, завидуют тем, которым никуда идти не надо, а рабочее место находится у них прямо в квартире. (далее…)

Многочисленные исследования показывают — для карьерного продвижения важны не только профессиональные знания и умения, но еще и дополнительные психологические аспекты личности. (далее…)

Качественный своевременно выполненный труд помогает получать больше денег и приобретать больше самоуважения. Но что делать, если ваше внимание рассеивается, вы не можете сосредоточиться на рабочем процессе и постоянно отвлекаетесь? (далее…)

Роль психологии в карьерном росте заключается в двух главных моментах: (далее…)

В зарубежных фильмах часто показывают, как за год горничная дослуживается до директора гостиницы, а паренек, который разносил пиццу, становится главой пиццерии. Однако в жизни все гораздо сложнее: (далее…)

Одним из главных ценностей человека является время: с каждой минутой его становится все меньше, и если неправильно им пользоваться, то время пройдет впустую, и вернуть его будет уже нельзя.

(далее…)

Без переговоров нельзя обойтись ни в профессиональной, ни в семейной, ни в любой другой сфере обычной жизни. Везде, где встречаются два или более человек, и между ними начинается разговор, касающийся принятия какого-либо решения, там уже ведутся переговоры, там важна стратегия. (далее…)

Психологи пришли к выводу, что успешная реализация в бизнесе напрямую зависит от активности человека. Далее, они вычислили формулу зависимости активности от мотивации достижений. Согласно ей, изначальная мотивация человека на успех в бизнесе равняется активности, помноженной на «уклонение от неудач». (далее…)

Карьера для любого человека стоит на важном месте в списке влияющих на качество жизни вещей. Многие молодые люди и мужчины возносят карьеру выше семейных ценностей, а девушки вторят их примеру и становятся управляющими крупных компаний, международными CEO и «большими боссами» (далее…)

Что такое тайм-менеджмент для женщин, как все успевать и получать удовольствие от яркой насыщенной жизни? Время – явление вроде бы нематериальное, но его постоянно не хватает. Особенно женщинам, для которых понятия «свободное время» часто вообще не существует. (далее…)

Навигация записи

Успех в трудовой сфере является одной из основополагающих задач и намерений личности. Изучая публикации сайта, вы найдете действенные рекомендации и техники для себя о том, как добиться карьерного роста. Ведь именно трудовая деятельность позволяет нам раскрыть себя, самореализоваться, почувствовать свою востребованность, значимость и обеспечить финансовое спокойствие.

Статьи о работе и карьере: рекомендации, советы, бизнес-идеи

Читайте статьи о работе и карьере — каждый может почерпнуть из них актуальные сведения для своей индивидуальной ситуации. Здесь найдутся интересные материалы, регулярно обновляемые свежие факты и данные статистики для молодежи, выпускников учебных заведений, а также опытных сотрудников с внушительным стажем. Мы подбираем только эффективные и полезные статьи для саморазвития, которые помогут вам с уверенностью и удовольствием двигаться к вершине карьерной лестницы.

На Evio-Club.ru профессиональные психологи составляют для вас материалы на такие тематики, как, например, важность самодисциплины, если вы желаете добиться карьерного роста. Почему без нее не возможно соблюдать баланс между работой и личной жизнью, где взять воодушевление, мотивацию и силы, когда работать совсем не хочется. А также как найти свое призвание и добиться роста карьеры в нестандартных профессиях, работая на себя или во фрилансе, и даже о том, когда стоит срочно уволиться.

Как добиться карьерного роста посредством саморазвития?

Подборка лучших и полезных статей о работе и карьере, из которых вы узнаете как выбрать для себя профессию и стать мастером своего дела, перестать прокрастинировать и поменять свою жизнь, извлекать выгоду из конфликтов и оборачивать рабочие разногласия в свою пользу и многое другое.

Мы уверены, что представленные здесь материалы помогут вам получать всё более высокие результаты, совершенствовать свои навыки, увеличить запас знаний, направляя и подсказывая, как через саморазвитие добиться карьерного роста, и стать незаменимым сотрудником. Ведь статьи о работе и карьере — это не просто тексты, я прямое руководство к действию. А применять прочитанные знания на практике не так уж затруднительно, достаточно лишь стремления быть гармоничной личностью во всем, в том числе и в профессиональной сфере.

8 советов для успешного карьерного старта

Начало карьеры — самый ответственный этап. Ошибки, сделанные в этот момент, сложно исправить. Поэтому мы собрали несколько советов, которые подготовят вас к легкому старту.


1. Найдите баланс: не зацикливайтесь на деньгах, но и не игнорируйте финансовую сторону.

Начало карьерного пути — самое время выстроить стратегию, составить план действий. Не ждите, что в первый же месяц на вас посыпятся миллионы. На старте вы прокачиваете навыки и получаете опыт, за которые потом будут платить работодатели. Но даже в начале игнорировать денежный вопрос не стоит. Поэтому, изучите рынок:  узнайте, какую заработную плату предлагают разные компании на вашей должности. На собеседовании стесняйтесь обсуждать оклады, премии и бонусы — ваше сотрудничество с работодателем должно быть взаимовыгодным. 

2. Поставьте четкую цель.

Крайне важно еще в студенческие годы определить направление, в котором вы хотели бы работать. Иначе вам предстоят годы скитаний, потраченные даром. Чтобы поставить точную цель, используйте фреймворк SMART. Это значит, что цель должна быть конкретной, измеримой, достижимой, значимой и ограниченной во времени. Подумайте и запишите, что бы вы хотели достичь, к примеру, через пять лет.

3. Знайте меру.

Трудоголизм — бич 21 века. Чрезмерное усердие приводит к депрессиям и проблемам со здоровьем. Не забывайте, для чего вы работаете. Не бывает работы ради работы. Со временем такой подход попросту изживет себя и вы потеряете цель. К развитию нас сподвигают не только карьерные успехи, а семья, друзья и хобби. Не лишайте себя удовольствия жить!

4. Избегайте джоб-хоппинга.

На рынке всегда много выгодных предложений, но это совсем не значит, что вам стоит пробовать каждую вакансию. Тщательно взвешивайте все за и против, потому что такие скачки могут иметь множество последствий. Во-первых, частая смена работы отразится в вашем резюме и будет отпугивать рекрутеров. Во-вторых, карьерный рост требует концентрации. Выберите свое направление и придерживайтесь курса. Зачастую многолетняя верность компании дает неплохие привилегии в виде бонусов и должностей. 

5. Не откладывайте практику в долгий ящик.

Теоретических знаний недостаточно для начала успешной карьеры. Рекрутеры крупных компаний, в первую очередь, смотрят на графу «опыт». Поэтому с первого курса ищите возможность принять участие в кейс-чемпионатах, студенческих проектах и стажировках или практических интенсивах. Таких, как Зимняя школа Changellenge >>, где участники решают практические кейсы из IT, банкинга, FMCG и консалтинга и получают обратную связь.

6. Каждый день составляйте чек-листы.

Действуя по плану, вы увеличите продуктивность на 25%. Кроме того, вычеркивание выполненных задач отлично мотивирует. Согласно классической теории тайм-менеджмента, сначала нужно «съесть слона», а потом перейти к «лягушкам». То есть начните день с крупных задач, а после них приступайте к мелким. 

7. Заводите полезные связи.

Не стесняйтесь задавать вопросы людям, чей карьерный путь вас вдохновляет. Ищите контакты, пишите имейлы, встречайтесь и собирайте полезные советы от тех, кого считаете гуру. Обычно с такими людьми можно встретиться на форумах, бизнес-конференциях и курсах. Например, на Зимней школе Changellenge >> можно познакомиться с 20 топ-менеджерами и экспертами консалтинга, IT, телекома и других отраслей. Кроме того, интенсив проходят студенты и выпускники из топовых университетов.

8. Накапливайте знания. 

Сегодня не обязательно выходить из дома, чтобы освоить свою профессию в совершенстве. Достаточно записаться на бесплатные онлайн-курсы на Edx.org или Coursera.org. Так вы сможете узнать много нового, прокачать скиллы и пообщаться с единомышленниками. На таких курсах часто дают полезные ссылки, рекомендации и книги, так что не упускайте возможность.

Но лучше всего прокачиваться на практике в офлайн-пространстве. Для этого можно пройти Зимнюю школу Changellenge >>. Курс построен таким образом, что вы вначале получаете теорию — фреймворки структурного мышления SMART, issue tree, PSW, а после тренируетесь на кейсах из практики компаний-партнеров.

Теги

Сигналы, указывающие на то, что пришла пора сменить направление в карьере

Порой очень трудно оценить, в чем причина — то ли нынешняя работа уже исчерпала себя, то ли просто вы пошли не по тому карьерному пути. Порой мы неосознанно выбираем свой карьерный путь, просто так совпали обстоятельства. Так как же понять, всё ли дело в том, что ваша работа больше не приносит вам радости, или вам следует свернуть с этого карьерного пути?

Вы много работаете, но результата словно и нет

Возможно, что вы случайно оказались на безопасной должности, но всё же — у вас нет нужных качеств для этой работы. Порой при поиске работы должность выбирается на основании известности предприятия, привлекательности зарплаты, или люди просто соглашаются на первую предложенную работу, даже если она совершенно ему не подходит. И тогда спустя какое-то время может выясниться, что вы дни напролет усердно трудитесь, но так и не можете достичь результатов, сопоставимых с достижениями коллег.

Вы постоянно жалуетесь на свою работу

Совсем недавно вы вновь поймали себя на том, что опять говорите о работе в негативном ключе? Друзья и домочадцы любыми путями пытаются увильнуть от обсуждения этой темы, иначе вашим монологам не будет конца и края?
Вполне вероятно, что вы и вправду напоролись на свирепого начальника и нудных коллег, но если вы всё время жалуетесь, то возможно, что вы просто делаете не свою работу.

Ваша работа не приносит вам результатов

Возможно, вы оказались на карьерном пути, который слишком легок для вас, слишком удобен, слишком спокоен — ваша работа вроде бы и подходит вам, зарплата устраивает, коллеги замечательные, но вы стоите на месте, не можете применить свои сильные стороны и просто «убиваете здесь время».
Подумайте, удовлетворяет ли вас работа в творческом плане, достаточно ли вызовов предлагает, или вы просто делаете работу… потому что ее надо делать. Найдите время и проанализируйте, что вас интересует на самом деле, каких результатов вы ожидаете от своей работы. Способствует ли выбранный карьерный путь вашему развитию в плане желаемых результатов.

Вы постоянно подумываете о том, чтобы уйти, но ничего не предпринимаете

Вы уже давно рассказали всем своим друзьям и знакомым, что планируете уйти с работы, найти новую, сделать что-то значимое, но всё равно изо дня в день оказываетесь на прежнем месте. Вероятно, вы просто опасаетесь больших перемен. Может быть вам нужна полная перезагрузка и совершенно иные вызовы – задумывались ли вы об этом?

Как взяться за смену карьеры?

Предложения о работе — отличные источники для вдохновения, чтобы понять, какую работу вам хотелось бы выполнять. Постарайтесь выйти за рамки стандартного мышления и взглянуть на те сферы, в которых вы обычно не просматривали вакансии. Выясните, с какими навыками и знаниями ищут людей на эти должности.

Hinda artiklit:

Vastuseid kokku: 0  |  Keskmine hinne: 0

Harvard Business Review Россия

К нам, как к исследователям гендерного неравенства в трудовых коллективах, часто обращаются различные компании с просьбой разобраться, почему у них возникают трудности с удержанием сотрудниц и продвижением их на руководящие посты. Это повсеместная проблема. В 1970—1980-е годы женщины достигли значительного прогресса в получении высоких постов, но этот процесс замедлился в 1990-е и окончательно прекратился в нынешнем веке.

Поспрашивайте окружающих о причинах того, почему женщины так слабо представлены на руководящих постах, и от подавляющего большинства вы услышите одни и те же сетования — досадную, но неизменную «правду», звучащую примерно так: должности высокого ранга требуют огромных временны́х затрат, а привязанность женщин к семье не позволяет им уделять работе столько времени; от этого и страдает их карьера. Мы называем это объяснение нарративом «работа или ­семья». Согласно результатам опроса 2012 года, из 6,5 тыс. выпускников Гарвардской школы бизнеса, работающих в разных отраслях, 73% мужчин и 85% женщин именно так объяснили стагнацию в продвижении женщин. Однако сама по себе вера в этот тезис не делает его истинным, а наши исследования заставляют усомниться в его справедливости.

Мы услышали подобное объяснение и в одной международной консалтинговой фирме, которая, не найдя готового решения, обратилась за помощью к нам, чтобы разобраться, каким образом ее культура может затруднять продвижение женщин. Эта фирма набирает в штат выпускников элитных вузов и программ MBA, она занимает высокие позиции в рейтингах престижных консалтинговых компаний, но, как и в большинстве фирм профессиональных услуг, среди ее партнеров очень мало женщин.

Мы работали с этой компанией полтора года и за это время проинтервьюировали 107 сотрудников — мужчин и женщин, партнеров и специалистов. Почти каждый предложил свою версию нарратива «работа или семья» для объяснения малочисленности женщин-партнеров. Но, как мы уже сообщали в прошлом году с нашей коллегой Эрин Рейд, чем больше мы общались с людьми в фирме, тем больше убеждались, что их объяснения не соответствуют действительности. Карьере женщин мешала вовсе не необходимость балансировать между рабочими и семейными обязанностями: мужчины тоже испытывали эти трудности, однако продвигались быстрее. Женщины остаются позади, поскольку, в отличие от мужчин, им предлагают льготы вроде неполного рабочего дня или перехода на должности, связанные только с внутренними делами компании; соглашаясь на это, они фактически ставят крест на своей карьере. Истинный корень зла кроется в общей культуре переработок, которая вредит и мужчинам, и женщинам и усугубляет гендерное неравенство.

Что говорили нам люди и что показали факты

Разноплановые данные компании показали, что реальность заметно отличается от того, что сотрудники говорили нам и сами себе. Выявленные несоответствия заставили нас задуматься, почему стандартное объяснение настолько овладело умами людей — даже тех, чья работа связана с анализом данных и кто в силу своей специальности должен был осознать его ложность.

Рассмотрим проблему удержания сотрудников. Хотя одним из поводов для обращения к нам было желание руководства фирмы разобраться с «текучестью кадров среди женщин», тщательный анализ данных за предыдущие три года показал, что показатели текучести кадров среди мужчин и женщин почти одинаковы.

Обнаружилась и другая нестыковка: хотя сотрудники приписывали трудности, связанные с выбором между работой и семьей, исключительно женщинам, мы выяснили, что мужчины страдают от этого не меньше. «Три дня в неделю я нахожусь в командировках, а детей вижу один-два раза в неделю по 45 минут перед сном», — рассказал один из них. Особенно больно ему было вспоминать одну из суббот, когда он сказал сыну, что не сможет прийти к нему на футбольный матч: «Он расплакался, и мне захотелось немедленно уволиться». О таком конфликте между семьей и работой говорили две трети опрошенных нами сотрудников-мужчин, у которых были дети; но лишь один из них воспользовался льготами, чтобы улучшить ситуацию.

В том, что касалось льгот, нарратив компании также расходился с фактами. Те сотрудники, которые решили воспользоваться льготами (почти все они — женщины), чувствовали себя стигматизированными и понимали, что их карьера пошла под откос. На индивидуальном уровне женщины жертвовали властью, статусом и доходом, а на коллективном закреплялась схема, при которой все высокие посты оставались за мужчинами. Как ни парадоксально, пытаясь решить проблему с продвижением женщин, компания только усугубляла ситуацию.

Кроме того, мы выявили нестыковки в самой риторике, касающейся выбора между семьей и работой. Вот как упомянутый выше мужчина излагает суть проблемы: «Женщины хотят иметь детей и не хотят работать, или же они хотят и того и другого, но не готовы каждую неделю ездить в командировки и работать по 60—70 часов в неделю, как того требует консалтинговый бизнес». Будучи твердо убежден, что карьерному успеху женщин мешают их личные предпочтения, он не мог объяснить тот факт, что бездетные женщины продвигаются по служебной лестнице не быстрее, чем имеющие детей. Согласно его рассуждениям, все женщины — матери; и к такому обобщению прибегали многие из опрошенных нами сотрудников. Бездетные женщины вообще не упоминались в высказываниях наших собеседников — вероятно, потому, что они не вписываются в нарратив «работа или семья».

И наконец, последнее несоответствие: многие из тех, с кем мы беседовали, рассказывали о таких рабочих практиках, которые опровергали главную идею нарратива «работа или семья» о необходимости работать 24 часа в сутки 7 дней в неделю. Люди говорили, что они тратят много времени на дорогостоящие многочасовые тренинги, которые не кажутся им необходимыми и посвящены главным образом тому, как навязать и предоставить клиенту побольше услуг. Мы услышали много рассказов о том, как некоторые партнеры, по словам одного сотрудника, «обещают клиенту достать с неба луну», не задумываясь о том, сколько времени и сил потребуется на выполнение таких обещаний. Этот же сотрудник объяснил, что коммерческое предложение фирмы обычно звучит примерно так: «Мы сделаем X, Y и Z — и сделаем это в два раза быстрее, чем вы рассчитывали». Клиент впечатлен и, конечно, ему не терпится подписать договор.

Сотрудники-консультанты вынуждены мириться с необходимостью переработок, поскольку они хотят выглядеть звездами среди своих высококвалифицированных коллег. «Мы тратим уйму рабочего времени на все эти безумные презентации, — рассказал один из них. — Это такой подход: “Я сражу клиента наповал своей презентацией на сто слайдов”. Но клиент физически не может все это использовать!». Другая сотрудница с сожалением вспоминала все выходные, которые посвящала таким задачам. «Я очень, просто очень много работала, — рассказывала она. — Я жертвовала здоровьем и семейными делами, а теперь оглядываюсь назад и спрашиваю себя: разве это действительно было нам так необходимо? Скорее всего, нет».

Мы указали на эти нестыковки руководству фирмы и поставили под сомнение нарратив «работа или семья» как слишком упрощенный. Мы предложили более реалистичное объяснение, учитывающее различные нюансы и подкрепленное фактами: продвижению женщин препятствует разрушительный культ сверхурочной работы, царящий в фирме. Мы объяснили, что долгие часы необязательной работы вредят всем, но особенно от этого страдают женщины, поскольку, в отличие от мужчин, они соглашаются на послабления, жертвуя при этом карьерой.

Все это подводит нас к однозначному выводу: чтобы справиться с гендерной проблемой, фирме в первую очередь следовало решить проблему переработок. Для начала было бы неплохо отказаться от трудновыполнимых обещаний и чрезмерного навязывания услуг клиентам.

Руководители фирмы приняли наши замечания в штыки. Они продолжали твердить, что женщины не продвигаются наверх из-за трудностей, связанных с балансированием между работой и семьей, и требовали, чтобы решение проблемы было нацелено именно на женщин. Поскольку переубедить их не удалось, а иного способа помочь фирме мы не видели, наше сотрудничество на этом завершилось.

Но мы продолжали размышлять об этой ситуации. Руководители фирмы были умны, практичны и исполнены благих намерений — и все же отказались признавать факты и по привычке цеплялись за сомнительный нарратив «работа или семья». Учитывая их рассудительность, для нас оставалось загадкой, почему они продолжают полагаться на «решение», которое усугубляет проблему.

В этом отношении компания не была уникальна. Исследования показывают, что работа в режиме 24/7 вызывает равное недовольство и у мужчин, и у женщин, а попытки решить проблему путем послаблений парадоксальным­ образом разрушают карьеру высококвалифицированных сотрудниц и приводят к тому, что в высшем руководстве становится все меньше талантливых женщин. Известен и другой любопытный факт: многочасовые переработки не способствуют продуктивности. Напротив, они обычно чреваты снижением показателей и повышением расходов на больничные отпуска.

Размышляя об этих негативных последствиях, мы задались вопросом: почему компании продолжают идти проторенным путем поиска баланса между работой и личной жизнью сотрудников и не рассматривают возможность установить более гуманный рабочий график? Мы предположили, что ответ на этот вопрос связан с чем-то очень важным, но ускользающим от внимания — не только в той конкретной фирме, но и в корпоративной культуре в целом. Возможно, нарратив «работа или семья» настолько живуч и популярен потому, что подпитывает сложную систему социальных и психологических оправданий, которая защищает и женщин, и мужчин от негативных эмоций, связанных с многочасовой работой. Мы решили провести свое исследование.

Подсознательная психологическая защита и общепринятые установки

Мы вернулись к нашим интервью, на этот раз решив обращать особое внимание не только на то, что говорили (или замалчивали) наши собеседники, но и на то, как они это говорили. Это оказалось весьма познавательно: осознанно или нет, но почти все сотрудники, с которыми мы беседовали, проявляли признаки эмоционального конфликта, вызванного требованием фирмы круглосуточно быть на связи и необходимостью каждый день выбирать между семьей и работой. Возникающая на этой почве тревожность требует принятия защитных мер — таких, которые спасут руководство фирмы от понимания того, к какому дьявольскому выбору они принуждают сотрудников, а сотрудников — от осознания цены сделанного выбора.

Эти защитные меры с самого начала строились на убеждении, будто женщины созданы для семьи, а мужчины — для работы. На уровне рядовых сотрудников они проявлялись в виде подсознательных механизмов психологической защиты, которые упрочивали гендерное разделение в отношении семьи и работы. А на уровне организации они порождали общую веру в истинность нарратива «семья или работа», что выражалось в политике послаблений, которые в итоге не давали женщинам дорастать до партнерских позиций. В совокупности эти факторы и определяли систему социальных оправданий в фирме.

В краткосрочной перспективе от защитных мер выигрывали все стороны. Руководство уходило от ответственности за малое число женщин-партнеров, ссылаясь на то, что это неизбежно; а сотрудники могли хоть как-то примириться со своим выбором: мужчины оправдывали как необходимые те жертвы, которые приносили ради карьеры, а женщины считали нормальным пожертвовать своим продвижением. При этом культура переработок в фирме оставалась незыблемой.

Но, как и всякие оборонительные маневры, такая система социальных оправданий работала неэффективно. Конфликт, загнанный в подсознание, не разрешается, а лишь скрывается от глаз; беспокойство постоянно прорывается в сознание и по-разному переживается женщинами и мужчинами.

Последствия для мужчин

В культуре сверхурочной работы мужчинам навязывается образ идеального работника, полностью отдающего себя делу и всегда готового трудиться. Чтобы соответствовать этому образу, мужчина должен принять психологическую установку «работа превыше всего». Не связанные с работой стороны личности, как бы они ни были значимы для человека, отходят на второй план. Разумеется, необходимость быть идеальным сотрудником порождает внутренний конфликт — особенно у тех, у кого есть дети.

Мужчины, с которыми мы беседовали, испытывали чувство вины из-за того, что мало времени уделяли семье. Они с горечью говорили о своей глубокой эмоциональной привязанности к близким, о том, как сожалеют о времени, проведенном вдали от семьи, и с душераздирающими подробностями описывали свои отношения с расстроенными детьми.

Пытаясь справиться с эмоциями, мужчины прибегали к одному и тому же психологическому приему: они дистанцировались от чувства вины, проецируя его на коллег-женщин, приписывая его им и глядя на ситуацию как бы со стороны. Рассмотрим такой психологический кульбит, исполненный одним из сотрудников-мужчин при обращении к нарративу «работа или семья» для объяснения слабого прогресса женщин в фирме. «Я глубоко убежден, что женщины сталкиваются с совершенно иными трудностями, — говорил он. — В обществе существует негласная договоренность, что именно женщина берет отпуск по уходу за ребенком, и у этого есть и биологические обоснования. Когда родился мой первый ребенок, я нес девочку из родильного отделения в детское. Я буквально ощущал, как в моем мозге высвобождаются какие-то химические вещества. Я глубоко, на химическом уровне полюбил свою дочь. Я не мог представить себе мир без нее. Это произошло в первые восемь минут ее жизни. Поэтому я понимаю то чувство, когда не можешь бросить это существо и вернуться к работе».

Однако он все же вернулся к работе. И что же он извлек из столь глубокого эмоционального переживания? Представление, будто он лучше понимает, с какими трудностями сталкиваются женщины, пытаясь балансировать между работой и семьей! Чтобы отогнать чувство вины из-за возвращения к рабочим перегрузкам, он спроецировал свое переживание на сотрудниц фирмы — и тем самым дистанцировался от своих ощущений, приписав их женщинам.

Давайте проанализируем его рассказ. Он начал с различий между мужчинами и женщинами, связав материнские чувства с биологией. По его мнению, именно женщины, а не мужчины, обладают родительским инстинктом. Он резко сменил курс, заговорив о собственном глубоко эмоциональном и биологически обусловленном родительском опыте, а затем развернулся обратно, дистанцировавшись от своего переживания и спроецировав его на женщин. По сути, он сказал следующее: «У меня был такой опыт, но он был непродолжительным; и теперь, когда я это испытал, когда я побывал туристом в этой стране эмоций, я знаю, что происходит с женщинами». Иными словами, его эмоции больше ему не принадлежали — теперь они принадлежали женщинам.

Затем он начал рассуждать о преобладании мужчин на рынке труда. Он рассказал о своем опыте работы в пивоваренной отрасли, которая, как он выразился, состоит из «мужчин, хлопающих друг друга по спине и обсуждающих гольф и все такое». По его словам, там не было места родительским чувствам, которые он подспудно относил к миру женщин. Просто у мужчин и женщин, говорил он, разные обязательства перед работой и семьей. «Я не припомню такого случая, — заявил он, — чтобы парень взял полугодовой отпуск по уходу за ребенком, а мать ребенка вернулась на работу».

Этот человек был не единственным, кто считал коллег­-женщин «корпоративными носителями стресса» из-за нехватки времени на семью. Такая психологическая защита давала многим мужчинам иллюзию самореализации и позволяла им работать так, как требовала фирма. Но эта защита давала лишь временный эффект и не помогала решить проблему отношений с семьей.

Последствия для женщин

Женщины испытывают психологическое напряжение иного рода. Согласно нарративу «работа или семья» и общим культурным представлениям, семейные обязанности для них первичны по природе, а значит, рабочие обязанности должны быть вторичны. От женщин ждут максимально ответственного подхода к родительству: установка «семья прежде всего» подкрепляется готовностью фирмы предоставлять им послабления. Но эта установка вредит карьере сотрудниц и идет вразрез с их профессиональными амбициями.

Большинство сотрудниц фирмы уже достигли определенного профессионального успеха и не соглашались с утверждением, будто их место дома, в семье; это усиливало напряжение. Женщины охотно признавали свои семейные обязанности, но открыто противились идее отказаться от профессиональной стороны своей личности.

Эту двойственность нетрудно заметить в рассказе одной из матерей, которая говорила о невозможности избавиться от домашних хлопот, несмотря на то, что у нее был заботливый муж. «Есть разница между тем, как мать и отец смотрят на воспитание детей, между их чувством ответственности, — объясняла она. — Я вижу, что моим коллегам-мужчинам гораздо проще отгородиться от происходящего дома… Если бы я так же от этого отгородилась, ничего страшного не произошло бы, но я чувствовала бы себя нехорошо; поэтому такого просто не будет». Однако она очень любила свою работу и беспокоилась о том, не помешают ли семейные обязательства ее профессиональному развитию. «Я знаю, что буду время от времени терпеть неудачи, — говорила она. — Я знаю, что мне нужно учиться… Я не ­сомневаюсь в себе… Это, скорее, о необходимости учиться и расти… Я больше сомневаюсь в своей способности справиться одновременно со всем этим и с семейными обязанностями. Это постоянно вызывает беспокойство». Здесь четко видна двойственность ее отношения к карьере. Она полностью принимает свою семейную роль, но не хочет отказываться и от профессиональной; вот почему она говорит, что не сомневается в себе, и тут же себя опровергает.

Многие другие сотрудницы фирмы также сопротивлялись предписанию, заданному нарративом «работа или семья», и не хотели отказываться от профессиональных амбиций. А значит, они не извлекали из этого нарратива психологических преимуществ, которые служили бы социальным оправданием. Они добровольно признали культурный догмат, требующий от них взять на себя заботу о семье, позволили мужчинам переложить на себя «отколовшуюся» часть их (мужчин) идентичности — но не отказались от своей профессиональной роли. Таким образом, психологическое решение, которое нашли мужчины, сделав «правильный» выбор в пользу работы, недоступно женщинам, сделавшим «неправильный» выбор — то есть не посвятившим себя исключительно семье. В такой ситуации работающая женщина имеет дело с двумя конфликтующими сторонами своей личности и вынуждена постоянно задумываться о том, не стоит ли ей умерить карьерные амбиции.

Кроме того, женщинам в фирме постоянно напоминали о том, что их место дома, а не на работе. И таким «факторам выталкивания» должна была противостоять каждая женщина, желавшая сохранить профессиональное реноме.

Сила «факторов выталкивания»

Особенно сильный фактор выталкивания, с которым сталкиваются женщины, — это льготы, связанные с нарративом «работа или семья». Переход на неполный рабочий день или на должность, связанную с внутренними делами фирмы, позволяет избежать переработок, но этот шаг стигматизирует женщину и вредит ее карьере. Сотрудницы, воспользовавшиеся предложенными льготами, обычно уже не дорастали до партнерских позиций; а если на льготы соглашались женщины из числа партнеров, они фактически лишались своего влияния в фирме.

Многие из опрошенных нами женщин говорили, что им приходится противостоять и другому фактору выталкивания — необходимости отказаться от своего стиля общения с клиентами в пользу жесткого «мужского» стиля, который поощряла фирма. Одна женщина-­партнер рассказала, как один из ее первых наставников предостерегал, что ее отточенный навык выстраивать отношения заставляет потенциальных клиентов думать, что у нее «пустая голова». Иными словами, ее навыки не соответствовали требованиям фирмы. Подобные оценки разрушали профессиональную самоидентификацию женщин и способствовали укоренению стиля, ассоци­ирующегося в основном с мужчинами. Все это вынуждало женщин отступать.

Еще одним фактором выталкивания было очернение женщин-партнеров, имеющих детей: их открыто называли плохими матерями. В компании работали невероятные женщины, которые неизменно демонстрировали свой профессионализм, добились успеха и заслужили признание. Но их достижения противоречили тезису о том, что невозможно одновременно выполнять и рабочие, и семейные обязанности. Эти женщины могли бы стать примерами для подражания, однако большинство коллег отзывалось о них как о плохих матерях — «ужасных» женщинах, которых нельзя считать «образцовыми работающими матерями». Молодым сотрудницам, которые хотели бы стать хорошими матерями и сделать карьеру, подобные разговоры недвусмысленно давали понять, что преданность профессии обойдется им слишком дорого.

Учитывая все эти факторы, постоянно напоминающие женщинам, что их место вовсе не на работе, неудивительно, что многие из них испытывают смешанные чувства в отношении карьеры. Столкнувшись с проблемой переработок, они вынуждены делать выбор: воспользоваться послаблениями ради семьи и пожертвовать карьерой — или же отказаться от льгот в пользу профессиональных амбиций и получить клеймо плохой матери. Таким образом, женщину рассматривают или как неполноценного работника, или как неполноценную мать — или же и то и другое. При этом культура переработок продолжает существовать, позволяя компаниям снимать с себя ответственность за слабое продвижение женщин и закрепляя гендерное неравенство. И мы продолжаем слышать, что именно женщины должны решать проблему баланса между работой и семьей — «что поделать, так уж устроена жизнь, только и всего».

Системы социальных оправданий коварны. Они отвлекают наше внимание от главной проблемы, переключая его на другую, вызывающую меньшее беспокойство. В фирме, с которой мы работали, главной проблемой были чрезмерные переработки, а «проблемой-заменителем» стала неспособность организации обеспечить карьерное продвижение женщин. Пытаясь решить эту замещающую проблему путем предоставления льгот, фирма усиливала невидимую и самоподкрепляющуюся систему социальных оправданий, прикрывающую ненужные и неэффективные рабочие практики риторикой об их необходимости, тем самым усугубляя гендерное неравенство. Таким образом, у руководства фирмы всегда была под рукой неразрешимая проблема, о которой оно беспокоилось, что позволяло всем игнорировать главную проблему. В результате неизменными оставались два постулата, на которых держался ­статус-кво: переработки необходимы, а карьерные неудачи женщин неизбежны.

Наши выводы согласуются с общим мнением ученых, занимающихся гендерными проблемами: карьерному продвижению женщин препятствуют не какие-то особые трудности, связанные с балансом между рабочими и семейными обязанностями, а более общая проблема переработок, характерная для корпоративной культуры современных компаний.

В результате страдают и женщины, и мужчины. Но для женщин профессиональные издержки более высоки. Если мы хотим решить эту проблему, нужно заставить компании пересмотреть требования ко всем сотрудникам. В этом нет ничего невозможного. Если отдельные семьи и сотрудники начнут протестовать против чрезмерных нагрузок, за ними последуют и другие. По мере того как все больше исследований указывает на преимущества сбалансированного рабочего графика, некоторые работодатели начинают сомневаться в разумности изматывающего режима работы. Когда (и если) это движение наберет обороты, ни женщинам, ни мужчинам не придется выбирать между семьей и работой; спрос на перемены возрастет, а женщины смогут строить карьеру наравне с мужчинами.

Об авторах

Робин Эли (Robin J. Ely) — профессор делового администрирования Гарвардской школы бизнеса и заведующая кафедрой гендерных инициатив. Айрин Падавиц (Irene Padavic) — заслуженный профессор социологии Университета штата Флорида.

11 способов сделать карьеру, о которых никто не говорит

08 Марта, 2016, 13:00

138419

У большинства людей «нормальная» работа. Мы ходим на нее, делаем то, что должны с 9 до 5, потом идем домой, может, встречаемся с друзьями, и так каждый день снова и снова. В этом нет ничего плохого. Но есть люди, у которых все совсем на другом уровне. Те, которые занимают руководящие посты к 30 годам, пока все остальные с трудом взбираются по карьерной лестнице. Издание Medium рассказало об 11 способах сделать карьеру, AIN.UA приводит адаптивный перевод материала.

Есть люди, которые радостно вскакивают с постели по утрам в предвкушении грядущего дня, пока все остальные вытаскивают себя из-под одеяла за волосы, сетуя на понедельники. Люди, которые влияют на жизни тысяч людей через свою работу, пока остальные делают занятый вид, перебирая бессмысленные задачи. Они понимают нечто, что невдомек остальным.

1. Требования к кандидату — предмет переговоров

Помню, как будучи ребенком, я ходил в магазин с дедушкой (он индус). Он очень внимательно смотрел на цену всего, что мы клали в корзину. И когда мы подходили к кассиру, он делал то, что мне казалось, делать очень стыдно: он пытался торговаться! И что еще более невероятно… часто у него получалось.

Ноа Каган, основатель AppSumo, использует прием под названием «кофейный вызов». Ты заходишь в кофейню, заказываешь что хочешь, и когда приходит время платить, просишь 10% скидки. Если кассир спрашивает, мол, с какой стати, отвечай «а с такой». Чаще всего кассир просто даст тебе скидку.

В фильме «Кто я» главный герой на примере показывает, как это работает

В жизни очень много вещей, которые мы воспринимаем как нечто, что не подлежит обсуждению, хотя на самом деле подлежит.

Например, однажды я претендовал на должность менеджера по развитию бизнеса, на которую требовались кандидаты с опытом от трех до пяти лет, а у меня опыта было чуть больше чем ноль (тогда я еще учился в колледже). Поэтому я решил доказать им, что все равно могу быть полезен. Вместо того, чтобы послать резюме и ждать ответ, я решил пропитчить некоторым из их компаний-партнеров, а потом представил эти компании рекрутеру и получил оффер.

Когда я претендовал на позицию продакт-дизайнера в Quora, я сделал юзабилити-тест их мобильного приложения, прописал несколько предложений по дизайну и выслал руководителю отдела. Он написал мне ответ, в котором звал на собеседование.

За вычетом таких профессий, как ученые, медики или юристы, большинство требований к кандидатам подлежат обсуждению. Просто нужно доказать, что ты можешь быть полезным. Люди, которые боятся «нарушать правила», обычно заканчивают тем, что тратят годы и теряют деньги, пытаясь достичь цели, которая требует намного меньше усилий на самом деле.

2. Синдром самозванца — это хорошо

Издание The New York Times исследовало причины, по которым определенные группы людей экономически успешнее других. Это может прозвучать неполиткорректно, но азиаты в среднем намного успешней всех остальных и могут быстрее сделать карьеру.

«Индийские американцы зарабатывают почти в два раза больше (примерно $90 000 в год, в то время как доход среднего домохозяйства по медиане составляет $50 000). Иранские, ливанские и китайские американцы также зарабатывают больше», — NY Times.

Основная причина — культурные различия. У более успешных групп людей наблюдаются три одинаковые характеристики:

  • комплекс превосходства;
  • чувство незащищенности или ощущение, что они недостаточно хороши в том, чем занимаются;
  • контроль над импульсивностью.

В комбинации с верой, что ты можешь добиться всего, чего пожелаешь и сделать карьеру, дисциплиной и ощущением незащищенности в той точке, в которой ты находишься в данный момент — мы получаем формулу для успешной и эффектной карьеры. Так что подначивай это чувство неадекватности.

3. «Реальность» — это иллюзия

Реальность вокруг нас полностью зависит от того, к чему мы привыкли. Когда я был младше, у меня были друзья из бедных семей, родители которых не смогли получить высшее образование. Когда они узнавали, что мой отец врач, они реагировали как-то так: «Вау, это так круто!», как будто это нечто невероятное. В их понимании стать доктором было нереально. А все потому, что они не понимали, как этого достичь и сделать карьеру.

Доктор Форман из сериала «Доктор Хаус», который смог сделать карьеру врача, несмотря на трудности

Если бы кто-то сказал мне, что мечтает стать врачом, я бы подумал, что это вполне досягаемая цель. Потому что я знаю, что нужно, чтобы поступить в медицинский вуз, знаю внутренний процесс и общаюсь с людьми, которые успешно через это прошли.

Существует бесконечное количество вещей, которые ты воспринимаешь, как нечто само собой разумеющееся, но что другим кажется невероятным.

Получить диплом? Где-то есть парень, члены семьи которого никогда не учились в колледже, и он сам думает, что туда нереально поступить. Работать на компанию из списка Fortune 500? Где-то есть девушка, чьи родители работают на самых низкооплачиваемых работах, и она думает, что это нереально. Создать мультимиллионный бизнес? Где-то есть подросток из верхней прослойки среднего класса, который думает, что это невозможно.

Работай бок о бок с лучшими представителями отрасли, читай их книги, слушай их интервью, изучай то, что изучали они — и однажды эти нереальные сумасшедшие мечты сбудутся.

4. Не выбирай карьеру, основываясь на средних показателях зарплаты и востребованности сотрудников

Когда ты борешься за первенство в своем деле, «средние показатели» не имеют значения. Я смеюсь, когда люди говорят что-то вроде «писатели не делают деньги». Я заработал хорошенькую пятизначную сумму за несколько месяцев на паре постов в блоге и писем по email, помог сотням людей найти работу их мечты и построил аудиторию 6000+ человек.

И я определенно не один такой. В любой отрасли люди, которые делают все, чтобы быть лучшими, получают достаточно денег и успеха. А остальные дерутся за остатки. Аналогично в программировании — лучших разработчиков нанимают такие компании как Google, а остальные в попытках угнаться за «золотой технолихорадкой» и научиться кодить за пару недель на онлайн-туториалах, едва ли попадут в их число.

Делай то, что вам нравится и старайтесь быть лучшими в своем деле. Остальное придет.

5. Выбирай босса, а не компанию

Люди думают, что получив работу в Facebook или Goldman Sachs, они будут пожизненно устроены. Нет. На самом деле ключ к успешной карьере — наличие хорошего наставника. Ты не только научишься очень многому, вращаясь в кругах профессионалов в своем деле, но и попадешь в их «клуб», если докажешь, что достоин этого. И тогда перед тобой откроется больше возможностей, чем когда-либо.

Например, я работал с автором бестселлеров NYT Рамитом Сети, и он представил меня первым людям из его круга общения. Благодаря этому я получил предложения от нескольких крупнейших маркетинговых компаний мира.

Ментор также может уберечь тебя от совершения ошибок, которые будут стоить нескольких лет потраченного времени и усилий. Было время, когда я собирался устроиться на работу, но один из моих менторов (заметная фигура в Кремниевой Долине) сказал, что мне не стоит этого делать. Он написал, что не может порекомендовать мне никого, на кого стоило бы работать. Это письмо спасло мне месяцы, а то и годы движения в неверном направлении.

Окружи себя правильными людьми. Это приведет к большим возможностям и убережет от ошибок, из-за которых другие люди попадают в ловушку на многие годы.

6. Не бойся уступить в деньгах ради хорошего опыта

Менеджер хеджфонда Стэнли Дракенмиллер однажды сказал:

«Если вы начинаете карьеру и вам предлагают на выбор хорошего наставника или большую зарплату, всегда выбирайте наставника. Это несопоставимые вещи. И даже не думайте уйти от этого наставника, пока ваши знания не обретут форму и достигнут пика. Нет ничего более ценного ни в моем бизнесе, ни во многих других бизнесах, чем хороший наставник. И многие детишки слишком близоруки в стремлении к быстротечным деньгам вместо того, чтобы готовить себя к жизни на перспективу».

Буквально каждый пожилой человек утверждает, что главная ошибка молодежи — нетерпеливость. Молодежь ориентируется на ближнюю перспективу (работа в крутых компаниях, чтобы произвести впечатление на семью и друзей), но не задумывается о далеко идущих целях.

Не бойтесь сделать шаг назад сегодня, чтобы сделать два шага вперед завтра.

7. То, что привело тебя на уровень 1, не поможет подняться на уровень 2

В самом начале карьеры технические навыки крайне важны. Тебя проверяют на то, как ты умеешь управляться с Excel или писать код, или делать дизайн продукта и т.д. Но с течением времени технические навыки теряют важность. На первый план выходят коммуникативные навыки — то, как ты умеешь находить общий язык с людьми и работать в команде.

Большинство людей думают, что если они достигнут высот в своем ремесле — дело в шляпе. И это правда — быть мастером своего дела очень важно. Но нужно немножечко сверх того. Нужно понимать, как лавировать в мире корпоративной политики. Как привнести ценность в рамках своих компетенций. Определить, что нужно твоей компании и дать ей это — даже если тебе не говорят, что это такое.

8. Настоящее образование начинается после колледжа

Грустно, что многие люди думают, будто они все знают, потому что закончили университет. На самом деле большая часть того, что они выучили в классе, неприменимо в реальной жизни.

Успешные люди читают больше одной книги в неделю. Они слушают подкасты. Ходят на конференции. Читают исследования. Обсуждают с другими успешными людьми The Next Big Thing. Поэтому они могут «соединить точки» между на первый взгляд несвязанными предметами и использовать эти инсайты, чтобы обнаружить больше возможностей. Они видят мир под другим углом, поэтому им удается сделать карьеру.

9. Воздействуй

«Воздействие — это рычаг», — Гари Вайнерчук.

Когда ты делаешь что-либо профессионально, выйди в интернет и напиши об этом. Помоги тем, кто когда-то был на твоем месте и пытается понять, как это делается.

Воздействие выстраивает доверие. Чем большая у тебя аудитория, тем больше людей воспримут тебя всерьез.

10. Не надо аутсорсить успех своей компании

Однажды один видный в Долине венчурный капиталист решил поработать месяц в кофейне. Представьте себе невероятно успешного СЕО за кассовым аппаратом. Он принимал заказы и разносил кофе. Он хотел изучить, как работает кофешоп изнутри. Понять логистику, системы, узкие места, неэффективности, поток посетителей и т.д.

Большинство людей даже думать не хотят о том, чтобы сделать карьеру на столь «антигламурных» работах. Они думают, что работать в таких компаниях, как McDonald’s или Starbucks, по умолчанию плохо, а работать в компаниях с громким именем — хорошо для будущей карьеры.

Но на самом деле компания настолько хороша, насколько ты делаешь ее хорошей. Для кого-то, кто работал в McDonald’s, чтобы изучить операции в таком бизнесе, логистику, менеджмент, стратегию и т.д., а потом открыть собственный фастфуд, эта работа была самым ценным опытом на свете. С другой стороны, человек, который хочет устроиться на работу раз и навсегда, имея в резюме пару громких брендов, скорей всего, будет разочарован.

Нет работы по умолчанию плохой или хорошей. Она такая, какой ты ее делаешь.

11. Успешные люди никогда не заходят через парадный вход

На эту тему очень хорошо высказался Алекс Банаян (автор книг о бизнесе, венчурный партнер в Alsop Louie Partners — ред. ):

«[Все успешные люди] относятся к жизни, бизнесу и успеху… как к ночному клубу. В него всегда есть три входа. Парадный, под которым 99% людей выстраиваются в длинную очередь и надеются, что их впустят. Вторая дверь, куда беспрепятственно заходят миллиардеры и члены элитного клуба. Но всегда есть и третья дверь. Чтобы в нее попасть, нужно выскочить из очереди, пробежать вниз по улице, взобраться на мусорный контейнер, сто раз постучать, сломать оконную раму и пролезть через кухню. Но он всегда работает. Каким бы образом Билл Гейтс ни продал свой первый компьютер или Стивен Спилберг стал самым молодым режиссером в Голливуде — все они вошли через третью дверь».

Никто не получает экстраординарных возможностей, действуя проторенными методами. Меня удивляет то, как много людей хотят сделать карьеру и получить работу своей мечты, на которую претендуют тысячи конкурентов, просто послав резюме онлайн. Это работает не так. Игра состоит в том, чтобы заметить «негласные правила» вокруг себя и дать людям то, что им нужно, еще до того, как они тебя об этом попросят. Только так можно победить.

Автор: Рагхав Харан, тренер карьерного роста, блогер в LandAnyJobYouWant.com

Ранее AIN.UA рассказывал о 7 качествах хорошего менеджера по версии главного рекрутера Facebook.

COVID-19 навсегда изменил работу | Время

До марта 2020 года Кари и Бритт Алтизер из Ричмонда, штат Вирджиния, много работали, она занималась страхованием жизни, а он — менеджером ресторана, чтобы поддержать свою молодую семью. Их жизни были безумными, их графики контролировались работой.

Затем началась пандемия, и они, как и миллионы других, обнаружили, что их мир перевернулся. Бритт ненадолго уволили. 31-летнему Кари пришлось уйти, чтобы ухаживать за своим маленьким сыном.Уроженка Перу, она надеялась найти удаленную работу переводчиком с испанского. Когда это не сработало, она устроилась на работу по продажам на полставки в клининговую службу, которая позволила ей отвезти сына в офис. Но когда ребенок превратился в малыша, это тоже было невозможно. Между тем, отпуск побудил ее 30-летнего мужа пересмотреть свою карьеру. «Я провел поиски души. Пока я был дома, я занимался садоводством и действительно любил жизнь », — говорит Бритт, который вырос на ферме и изучал экологию в колледже.«Я понял, что работа на открытом воздухе — это то, к чему мне нужно вернуться».

Сегодня оба бросили свои старые рабочие места и сделали крутой поворот: вместе они открыли свой бизнес по ландшафтному дизайну. «Мы совершаем прыжок веры», — говорит Кари, осознав, что препандемический способ работы просто больше не имеет смысла. Теперь у них есть контроль над своим расписанием, и ее мама переехала поблизости, чтобы ухаживать за их сыном. «Мне нравится то, что я делаю. Я ближе к своей цели: я должен идти на работу, мне не нужно идти на работу, — говорит Кари.«Мы не должны жить, чтобы работать. Мы должны работать, чтобы жить ».

По мере того, как разворачивается великое открытие после пандемии, миллионы других людей также пересматривают свое отношение к своей работе. Современный офис был создан после Второй мировой войны по военной модели — строгой иерархии, созданной мужчинами для мужчин, исходя из предположения, что жена выполняет обязанности по дому. Но после многих лет постепенных изменений в Кремниевой долине и в других местах растет осознание того, что эта модель не работает.Миллионы людей в прошлом году переоценили свои приоритеты. Сколько времени они хотят проводить в офисе? Где они хотят жить, если могут работать удаленно? Они хотят сменить карьеру? Для многих это стало моментом, чтобы буквально переопределить то, что — это работа .

Говоря более фундаментально, пандемия замаскировала глубокое недовольство, которое поразительное количество американцев испытывает на рабочем месте. В первые напряженные месяцы карантина текучесть кадров резко упала; люди просто надеялись сохранить то, что у них было, даже если они ненавидели свою работу.Для многих миллионов основных работников не было иного выбора, кроме как продолжать появляться в магазинах, на доставках и на фабриках, часто подвергаясь большому риску для самих себя, с повышенными шансами смерти на работе для работников пищевой промышленности и сельского хозяйства. Но теперь миллионы белых воротничков и офисных служащих готовы прыгнуть. Энтони Клотц, доцент кафедры менеджмента Техасского университета A&M, вызвал бурю в Твиттере, предсказав: «Грядет великая отставка».

Но в этих разговорах упускается гораздо более важный момент.Истинное значение не в том, что мы оставляем; это то, к чему мы идем. Удивительно, но люди не просто бросают работу, но меняют профессию. Это радикальная переоценка нашей карьеры, большая перезагрузка в том, как мы думаем о работе. Январский опрос Pew показал, что 66% безработных серьезно подумывают о смене профессии — и, что важно, это явление характерно для людей с любым уровнем дохода, а не только для привилегированных лиц с высокими доходами. Треть опрошенных начали обучение или переподготовку.У Pew нет сопоставимых более ранних данных, но в опросе 2016 года около 80% людей сообщили, что они в некоторой степени или очень довольны своей работой.

В самом начале пандемии Люси Чанг Эванс, 48-летняя инженер-строитель из Нейпервилля, штат Иллинойс, уволилась с работы, чтобы помочь троим своим детям с дистанционным обучением, получая степень магистра делового администрирования онлайн. Став «намного более интроспективной», она поняла, что покончила с токсичными рабочими местами: «Я чувствую, что больше не хочу мириться с оскорбительным поведением на работе.Она также планирует сделать более значимую карьеру, сосредоточив внимание на борьбе с изменением климата.

Глубокое недовольство работой указывает на более серьезную проблему в структуре рабочих мест. Граница между работой и домом стиралась на протяжении десятилетий — и с пандемией для многих из нас полностью стерлись, поскольку мы буквально жили на работе. Между тем, резкий разрыв между «белыми воротничками» и теми, кто работает на месте почасово, — клерки продуктовых магазинов, водители автобусов, курьеры — стал болезненно заметен.CoStar обнаружил, что во время пандемии почти половина всех сотрудников с учеными степенями работали удаленно, в то время как более 90% сотрудников с аттестатом средней школы или меньше приходилось приходить лично.

Руководители бизнеса сбиты с толку, как и все мы, а может быть, даже больше, когда дело доходит до управления многочисленными требованиями и ожиданиями нового рабочего места. Рассмотрим их противоречивые подходы к удаленной работе. Технологические фирмы, включая Twitter, Dropbox, Shopify и Reddit, предоставляют своим сотрудникам возможность работать дома на постоянной основе, в то время как нефтяная компания Phillips 66 вернула большую часть сотрудников в свою штаб-квартиру в Хьюстоне почти год назад.Target и Walmart разрешили корпоративному персоналу работать удаленно, в то время как низкооплачиваемые работники сталкивались с потенциальным воздействием COVID-19 в магазинах.

В финансовой индустрии такие гиганты, как Blackstone, JPMorgan и Goldman Sachs, ожидают, что этим летом сотрудники вернутся на место. Генеральный директор JPMorgan Джейми Даймон недавно заявил, что удаленная работа «не подходит тем, кто хочет суетиться. Это не работает с точки зрения спонтанного генерирования идей »и« вы знаете, люди не любят ездить на работу, ну и что.”

Иллюстрация Братислава Миленковича для TIME

Существует реальный риск того, что офисная культура может превратиться в классовую систему, в которой сотрудники, работающие на месте, предпочитают удаленных сотрудников.Генеральный директор WeWork Сандип Матрани недавно настаивал на том, что «наименее заинтересованным людям очень комфортно работать из дома» — ошеломляющее обвинение, которое обесценивает работающих родителей во всем мире и предполагает, что те, кому может потребоваться гибкость — например, те, кто ухаживает за родственниками, — вряд ли могут быть амбициозными.

Комментарии

Матрани — еще одно напоминание о том, что отключение от пандемии было разрушительным для женщин, высвечивая, насколько негостеприимным и опасным может быть рабочее место для лиц, обеспечивающих уход.Столкнувшись с невыполнимой задачей по обеспечению большей части услуг по уходу за детьми и домашнему обучению, 4,2 миллиона женщин вышли из состава рабочей силы с февраля 2020 года по апрель 2020 года, и почти 2 миллиона до сих пор не вернулись. По подсчетам Oxfam, женщины во всем мире потеряли в 2020 году головокружительные 800 миллиардов долларов дохода. Прогресс женщин с точки зрения участия в рабочей силе в США замедлился более чем на три десятилетия.

Несмотря на утверждение Матрани, мало свидетельств того, что удаленные сотрудники менее вовлечены.Однако есть множество свидетельств того, что мы действительно работаем больше. Исследование Гарвардской школы бизнеса показало, что после начала изоляции люди работали в среднем на 48 минут в день больше. Новое исследование Чикагского и Эссекского университетов показало, что удаленные сотрудники увеличили свое рабочее время на 30%, но не увеличили продуктивность.

Все это происходит в тот момент, когда бизнес и культура как никогда тесно переплелись. По мере того, как работа занимает жизнь людей, а американцы все меньше работают вместе вне офиса, все больше и больше людей определяют их политические убеждения и общественную жизнь.На тысячах встреч Zoom за последний год сотрудники требовали, чтобы их лидеры взяли на себя систематический расизм, сексизм, права трансгендеров, контроль над оружием и многое другое. Люди возлагают все большие надежды на своих работодателей. Согласно Барометру доверия Edelman, в этом году бизнес превзошел некоммерческие организации и стал самым авторитетным учреждением во всем мире, и люди ждут от бизнеса активного участия в борьбе с расизмом, изменением климата и дезинформацией.

«Сотрудники, клиенты, акционеры — все эти группы заинтересованных сторон — говорят: вам нужно разобраться с некоторыми из этих проблем», — говорит Кен Шено, бывший генеральный директор American Express, а в настоящее время председатель и управляющий партнер General Катализатор.«Если люди собираются проводить так много времени в компании, они действительно хотят верить, что миссия и поведение компании соответствуют их ценностям и соответствуют им». Сотни высших руководителей подписались под заявлением, которое он и Кен Фрейзер, генеральный директор Merck, организовали в этом году, выступая против «любого дискриминационного законодательства» после принятия нового закона о голосовании в Джорджии. Тем не менее, те же самые шаги привели к тому, что некоторые руководители оказались в центре внимания консервативных политиков.

Это указывает на центральную дилемму, с которой мы все сталкиваемся, когда мы переосмысливаем то, как мы работаем.Множественные опросы показывают, что американцы хотят работать удаленно, по крайней мере, часть времени — идеальный консенсус, похоже, сводится к трем дням в офисе и двум дням удаленно. Однако гибридная модель имеет свои сложности. Если менеджеры с семьями и людьми, которые постоянно ездят на работу, предпочитают работать удаленно, а молодые сотрудники находятся на месте, у последних может не хватать возможностей для усвоения корпоративной культуры или получения наставничества. Гибридная работа также может ограничить те случайные офисные взаимодействия, которые приводят к продвижению по службе и прорывным идеям.

Тем не менее, если все сделано правильно, есть шанс вернуть баланс в нашу жизнь до такой степени, которую мы не видели, по крайней мере, с момента широкого распространения электронной почты и мобильных телефонов. Не только родителям, но и всем сотрудникам было бы лучше, если бы было более гибкое время для подзарядки, физических упражнений и, о да, сна. В год ношения спортивных штанов и встреч с Zoom есть и скрытая выгода: более непринужденная, более аутентичная версия наших коллег, с немытыми волосами, домашними животными, детьми и стиркой.Это тоже поможет уравнять правила игры, особенно для профессиональных женщин, которые в течение своей карьеры тратят на тысячи часов больше, чем мужчины, просто готовясь к работе.

Есть проблески прогресса. Во время пандемии, когда уровень депрессии и тревожности резко возрос — до 40% всех взрослых в США, что в четыре раза превышает предыдущий уровень — ряд компаний начали предлагать улучшенные психиатрические услуги и платные дни «подзарядки», в том числе LinkedIn, Citigroup, Red Hat. и SAP.Некоторые компании предлагают субсидированные услуги по уходу за детьми, в том числе Microsoft, Facebook, Google и Home Depot. Более 200 компаний, а также правозащитная группа Time’s Up недавно создали коалицию, чтобы продвигать решения по уходу за детьми и пожилыми людьми. Важно, чтобы эти меры оставались в силе.

Прямо сейчас у нас есть беспрецедентная возможность изобретать заново, создавать корпоративную культуру практически с нуля. В течение последних десятилетий различные типы предприятий менялись в пользу и не в пользу — конгломераты в 60-х, мусорные облигации в 80-х, технологии в 00-х, — но основная структура рабочего места, офисные кабинеты и личное время, изменилась. остались прежними.Пришло время дать волю творческим идеям. Например, компании застряли в миллионах квадратных футов неиспользуемых офисных площадей — по данным CoStar, площадь субаренды выросла на 40% с конца 2019 года до этого года. Почему бы не использовать это дополнительное пространство для дневного ухода? Работающие родители маленьких детей ухватились бы за возможность иметь безопасный и доступный вариант, когда их дети были бы рядом.

Сейчас также хорошее время, чтобы наконец отказаться от пятидневной рабочей недели с 9 до 5.Для многих категорий должностей такая каденция больше не имеет смысла. Несколько компаний уже экспериментируют с четырехдневной рабочей неделей, в том числе Unilever New Zealand, а Испания запускает пробную версию по всей стране. Компании, которые уже опробовали эту концепцию, сообщили о значительном увеличении производительности с 20% (Perpetual Guardian Новой Зеландии, которая с тех пор сделала эту практику постоянной) до 40% (Microsoft Japan, в ограниченном испытании). Такой график также был бы более справедливым для работающих мам, многие из которых работают предположительно неполный рабочий день с пониженной оплатой, но при этом столь же продуктивны, как и их полностью оплачиваемые коллеги.Между тем стандарт рабочего времени с 9 до 5 становится неактуальным, особенно когда люди не встречаются и работают удаленно или в разных часовых поясах.

Пока мы находимся, давайте уберем дорогу на работу. Некоторые компании уже создают центры коворкинга по соседству для тех, кто живет далеко от домашнего офиса. Компания REI, занимающаяся розничной торговлей на открытом воздухе, делает шаг вперед: она продала свою новую штаб-квартиру в Белвью, штат Вашингтон, чтобы сократить расходы, и теперь открывает дополнительные офисы в окрестностях Пьюджет-Саунд.Рестораны тоже могут принять участие в этом мероприятии; они могли превратить обеденные зоны в коворкинг в нерабочее время или сдавать в аренду отдельные комнаты на день для встреч и мозговых штурмов.

Некоторые недостатки удаленной работы — отсутствие духа товарищества и наставничества, страх быть забытым — в конечном итоге могут быть устранены с помощью новых технологий. Google и Microsoft уже начинают более полно интегрировать выдающиеся возможности удаленной видеоконференцсвязи в помещения для встреч, чтобы удаленные сотрудники не казались второстепенными.Дополненная реальность, которая до сих пор использовалась, прежде всего, в таких играх, как Pokémon Go, может в конечном итоге превратиться в полезный рабочий инструмент, позволяющий удаленным работникам «казаться» находящимися в одной комнате с местными работниками.

Есть много других идей и популярная волна поддержки гибкости и жизненного баланса, которая имеет смысл для всех нас. Сможем ли мы туда добраться или вернемся к своим старым привычкам? Это на нас. Компании, которые не изобретают заново, вполне могут расплачиваться за это, теряя лучшие таланты в пользу компаний, которые это делают.

«Мы не роботы», — говорит Кари Алтизер. «Раньше мы думали, что рядом с нами невозможно работать с детьми. Теперь мы знаем, что это возможно, но мы должны изменить методы работы ».

Липман — автор книги Это то, что она сказала и бывший главный редактор USA Today; ее следующая книга посвящена искусству и науке переизобретения.

Купите распечатку обложки журнала TIME «Великое возрождение»

Она появится в выпуске TIME от 7 июня 2021 года.

Появляется в выпуске TIME от 7 июня 2021 года.

Еще истории, которые необходимо прочитать от TIME


Свяжитесь с нами по [email protected]

плохих рабочих мест, плохое здоровье? Как работа и условия труда способствуют неравенству в отношении здоровья

Abstract

В этом обзоре мы затрагиваем широкий спектр способов, которыми работа связана с неравенством в отношении здоровья и здоровья отдельных людей и общества.В первую очередь, сосредоточив внимание на здоровье людей, мы обсуждаем различия в состоянии здоровья между теми, кто работает и не работает за плату, и анализируем ключевые положительные и отрицательные воздействия, которые могут вызвать неравенство в состоянии здоровья среди работающих. К ним относятся как психосоциальные факторы, такие как преимущества работы с высоким статусом или бремя предполагаемой незащищенности работы, так и физическое воздействие опасных условий труда, таких как асбест или работа по смене. Мы также обсуждаем способы, которыми дифференцированное воздействие этих аспектов работы способствует социальному неравенству в состоянии здоровья внутри и между поколениями.Обсуждаются также аналитические сложности при оценке связи между работой и здоровьем отдельных лиц, такие как выбор здоровья. Затем мы затрагиваем несколько взаимосвязей на контекстном уровне между работой и здоровьем населения, обсуждая важность профессиональной структуры в данном обществе, политическую среду, которая там преобладает, и колебания макроэкономики, вызывающие социальные диспропорции в отношении здоровья. Мы завершаем обсуждение четырех областей и связанных с ними рекомендаций, которые основаны на этом корпусе знаний, но подтолкнули бы исследования по вопросам труда, здоровья и неравенства к еще большей научной и политической значимости.

Введение

Работа и условия труда вносят существенный вклад в социальное неравенство в отношении здоровья внутри и между поколениями, хотя исследователи неравенства в отношении здоровья уделяют им меньше внимания, чем другим аспектам социально-экономического положения, таким как образование или доход. В этом обзоре мы затрагиваем широкий спектр способов, которыми работа связана со здоровьем людей и общества. Помимо материальных и статусных вознаграждений, связанных с оплачиваемой работой по определенной профессии, работа также определяет подверженность людей широкому спектру физических, экологических и психосоциальных факторов, которые могут повлиять на здоровье.На уровне населения доступность и условия работы и занятий в разных обществах определяют возможности для получения средств к существованию и подверженность рискам и способствуют неравенству в отношении здоровья внутри и между обществами.

Мы рассматриваем доказательства главным образом из исследований работы, выполняемой взрослыми в обмен на заработную плату в постиндустриальных экономиках. Это означает, что мы уделяем минимальное внимание условиям, с которыми сталкиваются работники во всем мире, чей труд является неформальным, непоследовательным или неоплачиваемым.Другие обзоры, которые включают еще более широкие проблемы, с которыми сталкиваются во всем мире, и особенно в менее богатых обществах, такие как кабальный или детский труд (например, Muntaner et al., 2010), предлагают важные дополнения к тому, что мы рассматриваем здесь. Мы рассматриваем широкий спектр показателей здоровья, отражающих многие физиологические и психологические способы, которыми работа может «проникнуть под кожу», но напоминаем читателям подумать о том, как различные воздействия и аспекты работы действуют через ряд механизмов, влияющих на конкретное состояние здоровья. результаты.Мы завершаем обсуждение четырех областей и связанных с ними рекомендаций, которые основаны на этом корпусе знаний, но подтолкнули бы исследования по вопросам труда, здоровья и неравенства к еще большей научной и политической значимости.

Работа, неравенство и здоровье на индивидуальном уровне

Исследователи стратификации и неравенства давно признали центральную роль занятости и условий труда как отражения и детерминанты жизненных шансов людей. Занятость положительно связана со здоровьем, и как преобладающий способ получения дохода и других материальных благ, а также как источник социальной интеграции, престижа и смысла.Однако занятость также подвергает рабочих воздействию физических и психосоциальных стрессоров, потенциально наносящих вред здоровью. Ниже мы обсудим эти положительные и отрицательные пути, проиллюстрировав их эмпирическими примерами, а затем обсудим, как они влияют на неравенство в состоянии здоровья в данный момент времени и на протяжении всей жизни.

Аспекты работы, способствующие укреплению здоровья

Некоторые из наиболее очевидных доказательств связи между занятостью и здоровьем получены из исследований, в которых сравнивается состояние здоровья тех, кто работает за плату, и тех, кто не работает, или оцениваются последствия потери работы и безработицы. .Большое количество исследований показало, что те, кто не работает за зарплату или не имеют работы, менее здоровы, чем те, кто находится на оплачиваемой рабочей силе, исходя из их риска смертности, самооценки здоровья и психического здоровья (Krueger & Burgard, 2011 ; Роджерс, Хаммер и Нам, 2000; Росс и Мировски, 1995). Однако важно помнить, что существуют различия среди людей, которые не работают за заработную плату. У тех, у кого есть другой источник материальных ресурсов и которые не работают по собственному желанию, будь то воспитание семьи, посещение школы или другая деятельность, возможно, не будет хуже здоровья, чем у тех, кто работает за деньги (Павалко, Гонг и Лонг, 2007 г. ).

Занятость может улучшить здоровье работников с помощью ряда механизмов. Во-первых, статус занятости обеспечивает критическую связь между уровнем образования и трудовым доходом для большинства взрослых (Mirowsky & Ross, 2003; Schoeni, House, Kaplan, & Pollack, 2008). Заработок от работы является основным источником финансовых ресурсов, необходимых для приобретения товаров и услуг, укрепляющих здоровье, для большинства работников и их семей. Доказательства важности этих ресурсов были продемонстрированы в исследованиях, которые связывают безработицу с экономическим напряжением, которое может повлиять на психическое здоровье, а также стать катализатором множества вторичных стрессоров (Price, Choi, & Vinokur, 2002; Price, Friedland, Choi, & Caplan. , 1998).В Соединенных Штатах другие важные материальные ресурсы также напрямую связаны с работодателями, включая пенсии, медицинское страхование и даже право на страхование по безработице.

Хотя материальные выгоды, очевидно, имеют решающее значение с точки зрения их важности для здоровья, работа — это гораздо больше, чем просто путь к зарплате. Лица, работающие в профессиях с более высоким статусом, имеют значительно лучшее здоровье даже после корректировки на свое высшее образование и более высокую заработную плату, что хорошо известно в исследовании Уайтхолла британских государственных служащих, которые все имеют доступ к медицинскому обслуживанию и достойным условиям труда (Marmot et al., 1998). Американские рабочие с более высоким профессиональным статусом имеют более низкий риск смертности (Rogers et al., 2000), а другие исследования показали снижение риска гипертонии (Colhoun, Hemingway, & Poulter, 1998) и сердечных приступов (Möller, Theorell, de Faire, Ahlbom, & Hallqvist, 2005) среди работников с более высоким статусом. Хотя связь кажется очевидной, механизмы, лежащие в основе защитных аспектов профессионального статуса, вызвали споры. Мармот (2004) утверждает, что работники с более низким статусом сравнивают себя неблагоприятно со своими коллегами с более высоким статусом, вызывая вредный стресс и потенциально приводя к опасному для здоровья поведению.Однако другие исследователи утверждали, что существующие исследования, посвященные профессиональному статусу, на самом деле фиксируют неизмеримые физические и психосоциальные характеристики работы, другие аспекты социально-экономического статуса или поведения в отношении здоровья, которые связаны с профессиональным статусом и здоровьем (Erikson, 2006; Kaplan & Keil, 1993 ; Уоррен, Хунаккер, Карайон и Бранд, 2004).

Помимо потенциальных преимуществ высокого статуса, хорошая работа может улучшить здоровье и другие аспекты. Например, доступ к творческой работе, обычно более доступной для высокообразованных работников с более высоким статусом, был связан с улучшением здоровья среди U.S. Взрослые даже без этих других характеристик (Mirowsky & Ross, 2007). Творческое самовыражение на работе может улучшить психологическое благополучие и когнитивные функции, а также уменьшить стресс, который может привести к нарушению регуляции оси гипоталамус-гипофиз-надпочечники (HPA) (Mirowsky & Ross, 2007), и все эти положительные преимущества. могут также повысить шансы на положительную карьерную траекторию, если они повышают производительность труда, создавая устойчивый положительный цикл.

Вредные для здоровья воздействия на рабочем месте

Несмотря на его потенциал для повышения качества жизни за счет заработков и других вознаграждений, длинный ряд социологов, начиная с Маркса (1992) и далее, признал, что многие аспекты современного труда отчуждают, эксплуатируют, и даже опасно.С тех пор значительные исследования в области социальных и медицинских наук были сосредоточены на негативных воздействиях на рабочем месте, которые могут нанести вред здоровью. Исследователи изучали физические и экологические факторы риска, например, связанные с определенной профессией, и все чаще обращались к более часто испытываемым психосоциальным стрессорам, связанным с работой или с совмещением оплачиваемой работы с другими обязанностями взрослых. Эти типы воздействия на работе «проникают под кожу» и влияют на здоровье различными способами, начиная от вдыхания пыли или физического контакта с токсинами и заканчивая изменениями уровней гормонов в организме в ответ на стресс и последующей дисрегуляцией оси HPA. соматические заболевания и психопатология.

Химические и биологические опасности и другие физические опасности для рабочих были в центре внимания большого количества исследований. Например, воздействие кристаллического кремнезема на рабочих на горнодобывающих предприятиях и тех, кто занимается каменными или пескоструйными работами, увеличивает риск смерти, связанной с силикозом (Bang, Attfield, Wood, & Syamlal, 2008), а воздействие асбеста увеличивает риск рака легких ( Яно, Ван, Ван, Ван и Лан, 2001). Другие виды воздействия, включая шум, тепло, вибрацию и другие химические и физические опасности, также были предметом исследований в области гигиены труда (Donoghue, 2004).Рабочие места и рабочие места, связанные с повторяющейся работой, были связаны с повторяющимися травмами, связанными с растяжением (Silverstein, Viikari-Juntura, & Kalat, 2002), и имеют даже более широкое значение, поскольку могут повлиять на рабочих на производстве, а также на обслуживающем и профессиональном производстве. профессий. Еще один аспект работы, на который обращают внимание, — это время и регулярность рабочего времени и графиков. Увеличение количества нестандартных рабочих часов и переход к круглосуточной экономике были связаны с нарушением сна при сменной работе и другими проблемами физического здоровья, включая ишемическую болезнь сердца и язвенную болезнь (Kawachi et al., 1995; Кнутссон, 2003; Прессер, 2005).

Из-за изменений в профессиональной структуре постиндустриальных экономик и внедрения правил охраны труда и техники безопасности многие работники в богатых обществах избегают бремени большинства физических опасностей на работе, хотя повторяющееся напряжение и нестандартные часы работы широко распространены. соответствующие. Однако современные работники в постиндустриальных и других странах сталкиваются на работе с различными психосоциальными стрессорами. Примеры обычно изучаемых психосоциальных стрессоров включают напряжение на работе, незащищенность работы и негативные побочные эффекты от работы в других сферах.Напряжение на работе — это совокупный опыт слишком слабого контроля над задачами и высокого уровня спроса при небольшой социальной поддержке на рабочем месте (Karasek & Theorell, 1990), и он был связан с рядом проблем со здоровьем, включая психиатрическую заболеваемость (Marmot, Bosma, Hemingway, Brunner , & Stansfeld, 1997; Stansfeld & Candy, 2006), костно-мышечные симптомы (Bongers, Ijmker, van den Heuvel, & Blatter, 2006), бессонница (Nomura, Nakao, Takeuchi, & Yano, In Press) и ишемическая болезнь сердца ( Bosma, Peter, Siegrist, & Marmot, 1998; Kivimaki et al., 2002). Некоторые, но не все, из этих ассоциаций были подтверждены с использованием продольных данных и объективных измерений требований или контроля (DeSanto Iennaco et al., 2010). В других исследованиях использовались более объективные измерения физиологических изменений; рабочая нагрузка была связана с определенными нейроэндокринными и сердечно-сосудистыми реакциями, которые в течение длительного периода времени могут привести к сердечно-сосудистым осложнениям (Taylor, Repetti, & Seeman, 1997). Другое исследование показывает, что у женщин, работающих на работе с высоким стрессом или низкой поддержкой со стороны руководителей, наблюдается более высокий уровень фибриногена, что также связано с повышенным риском сердечно-сосудистых заболеваний (Davis, Matthews, Meilahn, & Kiss, 1995).

Помимо этих психосоциальных факторов стресса, небезопасная или нестабильная занятость является важным компонентом риска во многих странах, поскольку фирмы стремятся сократить рабочую силу и переходят на аутсорсинг менее дорогостоящим источникам рабочей силы. Было показано, что у рабочих, которые считают, что они могут потерять работу в ближайшем будущем, ухудшение психического и физического здоровья (Sverke, Hellgren, & Näswall, 2002), даже если сделана поправка на фактическую потерю рабочих мест или безработицу (Burgard, Brand, & House, 2009; Burgard, Kalousova, & Seefeldt, в печати).Более того, те, кто подвергается реструктуризации фирмы или увольняются и, таким образом, подвержены объективной неопределенности при трудоустройстве, также демонстрируют более низкие биомедицинские показатели, такие как повышение артериального давления (Ferrie, Shipley, Stansfeld, & Marmot, 2002), и ухудшение общего состояния здоровья, которое, по крайней мере, частично связано с воспринимаемая незащищенность работы (Geuskens, Koppes, van den Bossche, & Joling, 2012).

Наконец, исследования связи между работой и здоровьем начали выходить за рамки рабочего места и отдельных работников.По мере того как условия работы и семьи изменились и диверсифицировались во второй половине -го — гг., Возрастал интерес к пониманию того, как пересечение обязанностей в обеих этих областях влияет на здоровье работников и их семей (Bianchi & Milkie , 2010). «Конфликт между работой и семьей» или «негативное побочное влияние работы и семьи» — это тип межролевого конфликта, который возникает, когда обязанности в одной области мешают способности выполнять обязанности в другой области (Greenhaus & Beutell, 1985 ).Большинство дошедших до нас исследований сосредоточено на связи негативных вторичных эффектов с психическим здоровьем; перекрестные исследования показали положительную связь между негативным побочным эффектом от работы и семьи и депрессивными симптомами (Allen, Herst, Bruck, & Sutton, 2000; Frone, Russell, & Barnes, 1996; Grzywacz & Bass, 2003), психологическим стрессом и дистрессом. (Kelloway, Gottlieb, & Barham, 1999) и тревожные расстройства (Frone, 2000). Исследования также показали, что повышенная подверженность побочным эффектам работы и семьи связана с ухудшением самооценки здоровья, гипертонией, ожирением и проблемами опорно-двигательного аппарата (Frone et al., 1996; Grzywacz, 2000; Хаммиг, Кнехт, Лаубли и Бауэр, 2011; Winter, Roos, Rahkonen, Martikainen, & Lahelma, 2006).

Помимо или в результате стресса, связанного с этим воздействием, психосоциальные факторы стресса могут влиять на здоровье через рост рискованного поведения. Например, негативное воздействие на работу и семью было связано с более широким употреблением табака (Frone, Barnes, & Farrell, 1994) и алкоголя (Allen et al., 2000; Frone et al., 1996; Frone, Russell, & Cooper, 1997; Grzywacz & Bass, 2003) и более низкие уровни физической активности (Allen & Armstrong, 2005; Bellavia & Frone, 2005; Grzywacz & Marks, 2001).Высокий уровень побочного эффекта может также снизить потребление здоровой пищи или увеличить потребление жирной пищи, поскольку попытки сбалансировать работу и семейную жизнь могут сократить время, доступное для приготовления здоровой пищи (Allen & Armstrong, 2005; Devine, Connors, Sobal, & Bisogni , 2003). Данные интервенционных исследований показывают, что гибкая рабочая политика, которая дает сотрудникам возможность контролировать свое расписание, может уменьшить конфликт между работой и семьей и помочь в улучшении поведения, связанного со здоровьем, например, больше спать и регулярно заниматься спортом (Moen, Kelly, Tranby, & Huang, 2011) .

В то время как доказательства связи с плохим здоровьем продолжают накапливаться, измерение является сложной задачей в исследованиях психосоциальных стрессоров, потому что речь идет об оценке ситуации работником, а не о наличии объективно измеряемого фактора риска, такого как низкий профессиональный статус или асбест. экспозиция. В случае психосоциального воздействия оценка — это то, что связывает окружающую среду рабочего с его физиологической реакцией, делая исследователей зависимыми от собственных отчетов рабочего.Однако многие исследования основывались на самооценках этих условий труда и здоровья, вызывая опасения по поводу неизмеряемых характеристик, которые могли бы объяснить очевидную связь между воздействием и результатом. Исследователи решили эту проблему с помощью объективного измерения состояния здоровья или присвоения людям среднего значения психосоциального воздействия на работников в их профессиональной / отраслевой категории (например, Amick et al., 2002). Одно недавнее исследование обнаружило некоторые доказательства того, что текущая рабочая нагрузка была связана с показателями кортизола, биомаркера активности оси HPA, маркирующего стресс, даже несмотря на то, что недавние негативные жизненные события и жестокое обращение в детстве не были связаны (Holleman, Vreeburg, Dekker, & Penninx, 2012) .Исследование, в котором сравнивались объективные показатели требований к работе и контроля, полученные от экспертов-оценщиков, с собственными оценками этих показателей респондентами, показало, что как объективные, так и самоотчетные требования были связаны с депрессией рабочего, в то время как только самооценка контроля показала связь (Rau, Морлинг и Рослер, 2010). Однако есть место для значительно большего количества исследований, которые помогут нам понять сильные и слабые стороны различных стратегий измерения. Более того, важно разработать надежные способы измерения возникающих опасностей на работе, например, воздействия, актуального для тех, кто работает удаленно, или для тех, кто даже в нерабочее время занимается социальными сетями или электронным общением по рабочим причинам.Например, меры требований в модели рабочей нагрузки были разработаны для применения в промышленных условиях, но, возможно, не являются наиболее значимыми факторами рабочих мест в секторе услуг и должны сопровождаться более широким набором показателей условий труда (Netterstrøm et al. ., 2008).

Причинные, взаимные и ложные отношения между работой и здоровьем

До этого момента мы подразумевали, что воздействия и опыт, связанный с работой, влияют на последующее здоровье, и эта точка зрения часто обозначается как «причинно-следственная связь со здоровьем».Однако другая важная точка зрения в социальных науках фокусируется на обратной связи: здоровье как личный ресурс, определяющий вовлеченность и качество оплачиваемой работы, или «выбор здоровья». Люди с существующими проблемами со здоровьем с большей вероятностью будут наняты на работу с плохими условиями труда (Korpi, 2001; Schur, 2003), и их результаты в отношении здоровья впоследствии могут быть хуже из-за более раннего дефицита здоровья, а не из-за воздействия каких-либо конкретных факторов. условия труда. Более того, статус занятости и условия труда могут меняться несколько раз в течение карьеры, и с учетом имеющихся данных часто бывает трудно установить временной порядок между этими воздействиями и изменениями в состоянии здоровья по мере старения работников.Связанное с этим беспокойство исследователей вызывает то, что неизмеримые индивидуальные характеристики, такие как трудности с отсрочкой получения вознаграждения, могут привести как к плохому стажу работы, так и к плохому здоровью, так что условия труда не являются прямой причиной здоровья (J. P. Smith, 1999). Другая, часто неизмеримая характеристика, здоровье в раннем возрасте, также может предсказать как заработок от оплачиваемой работы, так и здоровье, создавая ложную связь между этими характеристиками взрослых (Haas, 2006; Hayward & Gorman, 2004).

Чтобы решить эти важные проблемы, некоторые исследователи скорректировали здоровье в раннем возрасте или другие, обычно не измеряемые характеристики, или использовали лонгитюдные данные и модели изменений, чтобы устранить влияние стабильных индивидуальных характеристик, которые трудно измерить. Другие исследовали последствия для здоровья относительно внешних потрясений для занятости. Например, исследования связывают увольнение с работы с повышенным риском смертности даже среди тех, кто потерял работу в результате массовых увольнений, а не из-за проблем со здоровьем или других индивидуальных характеристик (Strully, 2009; Sullivan & von Wachter, 2009).Многие исследователи начали принимать модель взаимной причинно-следственной связи между работой и другими аспектами социально-экономического положения, такими как заработок, с одной стороны, и здоровье, с другой (Mulatu & Schooler, 2002). Причинная направленность ассоциации может варьироваться на протяжении жизни и в зависимости от различных состояний здоровья, поэтому по-прежнему важно учитывать вклад причинно-следственной связи со здоровьем, выбора здоровья и потенциально ложных ассоциаций при оценке связей между работой и здоровьем.

Неравная работа, неравное здоровье? Неравенство внутри карьеры и между поколениями

Вероятность получить работу на тех условиях, которые вы предпочитаете, получить работу с высоким статусом, избежать множества негативных воздействий на работе и иметь возможность для положительной карьерной траектории по-разному распределяется между социальные группы, что делает работу важной областью, которая может усиливать неравенство в отношении здоровья в среднем возрасте (Lipscomb, Loomis, McDonald, Argue, & Wing, 2006). Ключевые социальные идентичности во многих богатых странах, которые влияют на доступ к этим аспектам здоровой работы, включают уровень образования, расовую / этническую принадлежность, статус иммигранта и пол.Например, из-за критических материальных выгод, связанных с занятостью, различия в вероятности потери работы или безработицы между социальными группами играют важную роль в объяснении социальных различий в состоянии здоровья, связанных с доходом. Менее образованные сотрудники и сотрудники из числа меньшинств часто подвергаются большему риску потери работы и проблем с повторным трудоустройством (Kletzer, 1998; Moore, 2010), хотя потеря рабочих мест и отсутствие гарантий занятости все больше затрагивают работников с более высоким статусом в таких странах, как Соединенные Штаты (Fullerton & Wallace , 2007).

Даже среди тех, кто может получить стабильную работу, существует неравный доступ к высококачественной работе, предлагающей адекватную заработную плату и дополнительные льготы, часы работы и другие вознаграждения (Kalleberg, 2011; Kalleberg, Reskin, & Hudson, 2000). В ответ на серьезные макроэкономические и политические изменения с середины 1970-х годов многие фирмы в богатых странах добивались большей гибкости в своих трудовых отношениях, увеличивая разрыв между основными работниками и более периферийной группой работников, которые вынужденно или по своему выбору заключают нестандартные контракты.Стандартные работники имеют контракты на полный рабочий день с фиксированным графиком и ожидают продолжения работы, в то время как нестандартная работа включает в себя множество альтернатив: от дежурных работников до работы в агентстве временной помощи и до независимых контрактов. Некоторые ученые также относят неполный рабочий день к «обычной» работе и самозанятость как нестандартную работу (Kalleberg et al., 2000). Некоторые нестандартные работники, особенно те, которые работают неполный рабочий день или работают в агентствах временной помощи, зарабатывают более низкую заработную плату, получают меньше дополнительных пособий и сталкиваются с худшими условиями труда, включая большую нестабильность работы (Kalleberg, 2011).Несмотря на то, что его связь со здоровьем оценивалась относительно мало, и ассоциации, кажется, различаются в зависимости от добровольности и конкретных условий договоренностей, нестандартные рабочие условия были связаны с большим психологическим стрессом, а в некоторых исследованиях — с ухудшением физического здоровья (Dooley & Prause, 2004; Virtanen et al., 2005). Женщины слишком широко представлены на нестандартной работе, равно как и представители меньшинств и менее образованные люди (Nollen, 1996), что свидетельствует о его потенциальной значимости для понимания вклада оплачиваемой работы в неравенство в отношении здоровья.

Помимо различий в контрактах, значительные данные показывают, что менее обеспеченные работники с большей вероятностью будут подвергаться физически опасной работе (Lipscomb et al., 2006). Некоторые исследования также предполагают, что работники из групп с более низким статусом больше подвержены психосоциальным стрессорам, поскольку они с большей вероятностью сообщают о низком контроле или высоком напряжении на работе (Brand, Warren, Carayon, & Hoonakker, 2007; Stradzins, D’Souza, Lim , Broom, & Rodgers, 2004). Напротив, высокообразованные люди могут достичь как автономности, так и высокого уровня творчества на работе, что связано с улучшением здоровья (Mirowsky & Ross, 2007).Тем не менее, более образованные работники могут подвергаться относительно большему риску других видов психосоциального напряжения. Один из недавно появившихся аргументов, гипотеза «стресса из-за более высокого статуса», предполагает, что некоторые условия труда, ранее рассматриваемые как ресурсы для работников, такие как автономия или власть, могут усугубить взаимосвязь между работой и семейной сферой. Повышенная проницаемость может привести к более высокому уровню вторичного воздействия или вмешательства между работой и семейной сферой, что приведет к более высокому уровню напряжения и негативному вторичному воздействию, а также к потенциально худшим результатам для здоровья (Glavin, Schieman, & Reid, 2011; Schieman, Milkie, & Glavin, 2009). ).

Гендер определяет доступ к здоровой работе способами, которые иногда отличаются от других социальных идентичностей или изменяют их влияние. Несмотря на быстрый рост доли женщин в США, занятых на оплачиваемом труде за последние полдесятилетия, и, в частности, на участие матерей в оплачиваемой рабочей силе (Bianchi & Milkie, 2010), женщины по-прежнему проводят меньше своих взрослых лет в полная занятость во многих странах с богатой экономикой (DiNatale & Boraas, 2002; S. Jacobs, 1999). Это справедливо даже без учета их социально-экономической, расовой, иммигрантской и других идентичностей из-за дифференцированной социализации мужчин и женщин и традиционного разделения труда вокруг оплачиваемого рынка и неоплачиваемого домашнего труда.Кроме того, женщины также по-разному распределяются по должностям в рамках профессиональной структуры (Wooten, 1997), что приводит к разной подверженности на работе и разной общей подверженности в течение карьеры. С одной стороны, женщины находятся в невыгодном положении на работе во многих отношениях, поскольку зарабатывают меньше мужчин и занимают меньше должностей на высшем уровне во многих организациях и профессиях (Blau & Kahn, 1994; J. Jacobs & Gerson, 2005), и чаще. наличие нестандартных трудовых договоров (Kalleberg et al., 2000). Более того, женщины также часто остаются основными опекунами в семьях и, таким образом, берут на себя «вторую смену» родов, что может повлиять на здоровье (Hochschild & Machung, 2012). С другой стороны, женщины реже, чем мужчины, занимают многие из наиболее физически опасных рабочих мест и проводят меньше всего времени на работе, что может улучшить здоровье женщин (Leeth & Ruser, 2006; Oh & Shin, 2003). . По мере того как гендерный состав профессиональной структуры и гендерные нормы о балансировании работы и воспитания детей продолжают меняться, гендерное неравенство, порожденное дифференцированной зависимостью от условий труда, также будет развиваться.

Помимо различного воздействия вредных условий труда, некоторые ученые обнаружили, что женщины, по-видимому, меньше страдают от проблем на работе, чем мужчины (MacIntyre & Hunt, 1997), и предположили, что их личность не так сильно связана с их ролями на работе. как мужские. Например, исследования показали, что связь между участием в рабочей силе и смертностью сильнее у мужчин, чем у женщин (Krueger & Burgard, 2011). Однако другие обнаружили, что женщины чаще, чем мужчины, сталкиваются с негативными последствиями для психического здоровья в результате вины, которую они испытывают, когда сталкиваются с работой, перетекающей в семью (Glavin et al., 2011), поэтому модифицирующий эффект пола может зависеть от рассматриваемого воздействия на рабочем месте и состояния здоровья.

Несмотря на то, что они важны в краткосрочной перспективе, все эти различия в доступе к здоровой работе могут усугубляться в течение взрослого возраста, что сказывается на сохранении или изменении различий в состоянии здоровья на протяжении всей карьеры. Возможности для профессиональных траекторий, обеспечивающих стабильную историю работы, улучшение профилей заработной платы и льгот, а также повышение статуса, безопасные и приятные условия труда определяются в раннем взрослом возрасте на основе полномочий, способностей, ранней работы на рабочем месте и дискриминации со стороны работодателя, и траектории расходятся повсюду. совершеннолетие.Теории кумулятивных преимуществ и недостатков подробно описывают, как изначальные недостатки могут лишить людей возможности продвижения по службе (Ferraro & Kelley-Moore, 2003) и как отрицательные поворотные моменты, такие как вынужденная потеря работы, могут блокировать дальнейший прогресс из-за «рубцевания» рабочих. с точки зрения траектории их заработной платы и возможностей повторного трудоустройства на аналогичных должностях (Gangl, 2006). Например, потеря рабочих мест и периоды безработицы являются поворотными моментами, которые могут привести к различиям в материальных ресурсах в краткосрочной и долгосрочной перспективе, которые важны для здоровья.Непосредственные последствия включают необходимость потратить все активы, которые и так становятся меньше для менее обеспеченных работников. Перебои в трудовой истории также могут привести к упущенному трудовому стажу и преимуществам в данной фирме, потере пенсионного обеспечения и медицинского страхования и более плоской траектории заработной платы, которая усугубляет социальное неблагополучие на протяжении всей карьеры (Brand, 2006; Jacobson, LaLonde, & Sullivan , 1993).

Было показано, что неблагоприятные карьерные траектории предсказывают изменение здоровья; одно исследование показало более высокий риск смерти для мужчин, которые перешли через ряд несвязанных должностей, и тех, кто добился успеха в продвижении по службе на раннем, но не более позднем этапе своей карьеры, по сравнению с теми, у кого карьерная траектория была более успешной (Павалко, старейшина мл., & Клипп, 1993). Другие исследования показали, что нисходящая мобильность в профессиональном социальном классе в возрасте от 25 до 50 лет была связана с ухудшением психического здоровья английских мужчин (Tiffin, Pearce, & Parker, 2005), а среди канадцев с университетским образованием те, кто работает в профессиях, для которых они были чрезмерно квалифицированы, имели значительный риск ухудшения их самооценки здоровья в течение четырехлетнего периода (P. Smith & Frank, 2005). Полное воздействие негативных условий на тех, кто не может продвинуться на работу с лучшими условиями труда в течение своей карьеры, также может иметь существенное влияние на здоровье; исследования показали связь между постоянным воздействием психосоциальных стрессоров на работе и психическим здоровьем (Godin, Kittel, Coppieters, & Siegrist, 2005) и смертностью (Amick et al., 2002). Наконец, траектории воздействия на рабочем месте могут определять условия выхода на пенсию; менее обеспеченные работники, перенесшие накопление вредных воздействий, с большей вероятностью уйдут на пенсию, потому что станут инвалидами и не могут работать (Hayward, Grady, Hardy, & Sommers, 1989), даже если они могут больше всего нуждаться в заработке с опозданием. в жизни, потому что у них не было доступа к достаточным пенсионным пособиям.

Влияние условий труда на здоровье может распространяться не только на отдельного работника, но и на его или ее детей.Передача здоровья от поколения к поколению может происходить, если физический или психосоциальный опыт родителей на работе передается их детям или если работа родителей не обеспечивает достаточную оплату или льготы для поддержания здоровья их детей. Имеются убедительные доказательства того, что физическое, химическое и психосоциальное воздействие матери на работе может влиять на развитие ребенка в утробе матери, увеличивая риск проблем, которые могут повлиять на здоровье в детстве и в дальнейшей жизни (Wigle, 2008). Например, тяжелая физическая работа во время беременности, в том числе длительное стояние в течение дня и поднятие тяжелых предметов, или работа ночью или по сменному графику работы — все это связано с преждевременными родами и младенцами с низкой массой тела (Bonzini, Coggon, & Palmer , 2007; Cerón-Mireles, Harlow, & Sánchez-Carrillo, 1996; Mozurkewich, Luke, Avni, & Wolf, 2000; Saurel-Cubizolles et al., 2004). Кроме того, женщины, которые работают неполный рабочий день или вынужденно работают неполный рабочий день, также могут подвергаться большему риску рождения детей с низкой массой тела (Dooley & Prause, 2005). Возможно, еще более очевидным механизмом, связывающим работу со здоровьем в последующих поколениях, являются материальные ресурсы. Родители, чья работа обеспечивает низкий доход и не дает доступа к высококачественному страхованию здоровья, могут быть не в состоянии предоставить своим детям ряд необходимых для здоровья ресурсов, необходимых для оптимального здоровья.

Контекстные влияния на работу, здоровье и неравенство

Хотя большая часть исследований по вопросам труда и здоровья проводится на индивидуальном уровне, другие исследования изучают контекстные влияния, которые влияют на здоровье людей и дифференцируют здоровье населения.Здесь мы обсуждаем несколько ключевых факторов макроуровня, в том числе профессиональную структуру, преобладающую в данном обществе, которая определяет наличие и сочетание хороших и плохих рабочих мест, и которая в последнее время меняется в ответ на глобализацию таким образом, что меняет риски и вознаграждения, доступные работникам в разных обществах. Мы также затрагиваем способы, которыми политическая среда дифференцирует последствия определенных условий труда в разных обществах и во времени, а также исследуем, как уровень безработицы связан со здоровьем населения способами, которые могут отличаться от связи между безработицей отдельного человека и его или ее здоровье.

Профессиональные структуры и здоровье

Профессиональная структура общества определяет, какие рабочие места доступны работникам, и, таким образом, определяет распределение положительных и отрицательных воздействий на рабочую силу. Для некоторых обществ характерна постиндустриальная экономика и преобладают профессиональные / управленческие и обслуживающие профессии, которые подвергают рабочих риску психосоциальных стрессоров, но избегают большинства физических или экологических опасностей. Однако большинство рабочих во всем мире живут в менее богатых обществах, где преобладают сельскохозяйственные занятия, а количество производственных профессий растет.Эти работники сталкиваются с некоторыми из тех же опасностей на работе, что и работники в более богатых странах, например, напряжение на работе или незащищенность рабочих мест, но также несут дополнительные риски, связанные с их различным профессиональным составом, домашним производством, более слабой нормативно-правовой базой и другими факторами (Rosenstock, Cullen , & Fingerhut, 2005). Многие домохозяйства в менее богатых обществах сочетают натуральное сельское хозяйство с различными формами надомного производства или неформальной работой на улице, ни одна из которых не подлежит регулированию по охране труда и технике безопасности (OHS).Например, связанное с работой воздействие сельскохозяйственных пестицидов или свинца, используемого для изготовления батарей в домашних мастерских, происходит дома и может повлиять на здоровье всей семьи (Rosenstock et al., 2005). Более того, большее количество членов домохозяйств в менее богатых обществах могут быть заняты оплачиваемой работой, включая детей, которые часто подвергаются опасной работе, такой как производство древесного угля в Бразилии, производство фейерверков в Гватемале и Колумбии или добыча золота в Индонезии и Зимбабве ( Bose-O’Reilly et al., 2008; Джуффрида, Юнес и Саведофф, 2002; Салазар, 1998). Из-за этих значительных различий в профессиональных структурах, нормативно-правовой среде и способах распределения работы в домашних хозяйствах среди членов семьи, а также связанных с этим различий в распределении среднего дохода домашних хозяйств и уровнях инфраструктуры общественного здравоохранения, профили здоровья, вероятно, будут существенно различаться в разных обществах, создавая глобальные диспропорции в области здравоохранения.

Профессиональные структуры в различных обществах все больше связаны с появлением транснациональных корпораций, поскольку работа, которую можно передать на аутсорсинг, направляется туда, где затраты на рабочую силу и производство являются наиболее доступными.Это имеет последствия для наличия и качества рабочих мест как в отправляющем, так и в принимающем обществах, и, таким образом, имеет последствия для неравенства в состоянии здоровья как внутри них, так и между ними. По мере перехода общества к постиндустриальным способам производства рабочие места в производстве и производстве часто «экспортируются» в общества с более слабыми правилами охраны труда и менее дорогостоящими и менее организованными трудовыми ресурсами. Хотя эти новые профессиональные возможности могут обеспечить потенциал роста доходов домохозяйств и могут иметь положительные последствия для здоровья некоторых работников и их семей, они также создают стрессовые и небезопасные условия труда (Heymann, 2003).

Глобализация труда также означает, что средние условия труда в более богатых странах потенциально могут быть хуже для рабочих, чем раньше, из-за поляризации рабочей силы и все более нестабильной занятости внизу. Создание рабочих мест в более богатых странах, таких как США, происходит в основном в сфере обслуживания с высокой и низкой заработной платой (Autor, Katz, & Kearney, 2008; Blank, 1995), так что большая часть рабочей силы имеет доступ только к плохим рабочим местам. Важно отметить, что разрыв в условиях труда увеличивается с ростом неравенства в заработной плате и льготах, не связанных с заработной платой, среди рабочей силы в Соединенных Штатах и ​​снижением возможностей карьерного роста для работников с более низкой заработной платой (Blank, 1995; Farber, 1997). .Эти изменения также ослабляют чувство безопасности рабочих мест в некоторых странах с богатой экономикой (Geishecker, 2008), даже среди работников, которые в остальном занимают хорошие и исторически более безопасные рабочие места.

Политика и макроэкономическая среда и здоровье

Как мы уже начали обсуждать выше, общества различаются по уровню экономического развития и стадии производства, а также по своей нормативной среде, что влияет на имеющиеся рабочие места и защиту работников которые занимают эти должности.Кроме того, способность рабочих требовать здорового и хорошо оплачиваемого труда варьируется в зависимости от общества в зависимости от успеха организации работников в профсоюзах. Кроме того, последствия проблем с занятостью зависят от более широкой «сети безопасности». В дополнение к этим условиям, зависящим от контекста, колебания макроэкономической среды влияют на политику и другие условия во многих обществах и могут иметь собственное прямое воздействие на здоровье. Каждый из этих факторов будет влиять на здоровье населения в целом и может изменить влияние занятости на здоровье отдельных работников.

Глобализация производства и связанное с этим ослабление профсоюзов в некоторых богатых странах увеличили незащищенность и снизили вознаграждение за занятость для многих работников в этих обществах (Price & Burgard, 2008). Эти изменения снизили способность работников получать хорошую заработную плату и льготы, особенно в обрабатывающей промышленности, поскольку работодатели могут угрожать переводом рабочих мест в другое место, если их условия не будут выполнены. Решения о дерегулировании рынков и внесении других изменений в политику в пользу интересов бизнеса за счет защиты работников повысили способность работодателей заключать нестандартные контракты и избегать правил охраны труда и техники безопасности, что ухудшает относительное положение работников и, возможно, их здоровье (Kalleberg, 2011).

Другие аспекты политической среды в данном обществе также вносят вклад в глобальные различия в состоянии здоровья работников и населения. К ним относятся система социальной защиты для лиц, не добившихся успеха на рынке труда, которая может включать программы страхования по безработице, программы переподготовки рабочих и другие программы государственной помощи, чтобы помочь тем, чьи заработки были прерваны, или тем, чьи навыки устарели в результате изменений. в профессиональной структуре. Например, последствия потери рабочих мест и периодов безработицы для здоровья в данном обществе будут изменены в зависимости от доступности таких социальных пособий.Другие социальные программы, такие как поддержка доходов для людей с ограниченными возможностями или тех, у кого есть маленькие дети, также могут помочь уравнять здоровье тех, кто занимается оплачиваемой работой, и тех, кто не может работать из-за проблем со здоровьем или других обязательств. Способы, с помощью которых люди получают медицинское обслуживание и пенсионные пособия, в частности, привязаны ли они к конкретным работодателям, также могут изменить связь между работой и здоровьем.

Последний контекстуальный фактор, который стал более заметным в связи с глобальной рецессией конца 2000-х, — это уровень макроэкономического роста или сокращения и последующий уровень безработицы, создаваемый этими условиями.На индивидуальном уровне имеется немало доказательств связи между безработицей и плохим здоровьем, как обсуждалось выше, но экономисты показали для различных обществ, что при повышении уровня безработицы средний уровень здоровья населения улучшается по некоторым параметрам. В то время как исторически экономический рост приводил к улучшению здоровья населения (Preston, 1976), смертность взрослого населения от таких причин, как дорожно-транспортные происшествия, ишемическая болезнь сердца и цирроз печени, во многих богатых странах теперь увеличивается, когда экономика улучшается, и снижается во время спадов (Granados, 2008). ; Рум, 2007).Было предложено несколько механизмов, включая сокращение сверхурочной работы и поездок на работу, когда экономика замедляется, сокращение как трафика, так и загрязнения воздуха, сокращение некоторых нездоровых моделей потребления и увеличение количества некоторых оздоровительных процедур или улучшение здравоохранения (Ruhm, 2007; Stevens , Miller, Page, & Filipski, 2011). Хотя у спада может быть серебряная подкладка, не все показатели здоровья населения улучшаются при повышении уровня безработицы. Смертность от самоубийств и смертность от диабета и гипертонии увеличивается во время рецессий (Granados, 2008), а другие исследования показали, что более высокий уровень безработицы на уровне штата увеличивает вероятность региональной и широко распространенной активности гриппа (Cornwell, 2012).

Преобразование исследования труда и здоровья

Хотя исследователи из разных областей медицины, эпидемиологии, психологии и социальной демографии продемонстрировали важную связь между работой и здоровьем на индивидуальном и совокупном уровнях, мы можем продолжать улучшать доказательную базу для исследователи и разработчики политики и вмешательства. В заключение мы подробно рассмотрим четыре предложения, основанных на этих существующих подходах и выводах.

Улучшение измерения условий труда

Измерение отрицательных и положительных условий труда можно расширить несколькими способами.Сбор фактических реакций на стресс с использованием сбора биопробы или амбулаторного мониторинга артериального давления на рабочем месте и дома, например, можно было бы чаще сочетать с более типичными вопросами о конкретных воздействиях на работе, чтобы лучше понять, какие рабочие условия на самом деле «становятся» под кожей.» Даже когда эти формы мониторинга невозможны, исследователи должны исследовать более одного рабочего состояния одновременно, чтобы лучше понять, какой кластер и каковы их независимые и совместные последствия для здоровья.Это означало бы отход от традиционного подхода в профессиональной эпидемиологии, который, как правило, сосредоточен на высококачественном измерении одного типа воздействия, будь то асбест, плохие эргономические условия или предполагаемая незащищенность работы, но не может определить, как негативные условия группируются и потенциально имеют синергетический эффект. ударов. Такой фокус является важным ограничением, поскольку исследования показали, например, что негативное перетекание с работы на дом усугубляет негативное влияние других условий труда на психическое здоровье (Glavin et al., 2011; Маршалл и Трейси, 2009).

Рабочие подвергаются на работе множеству потенциально опасных условий, которые со временем меняются. Более того, может потребоваться некоторое время, чтобы воздействие на здоровье воздействия на рабочем месте проявилось в виде видимого заболевания, что требует долгосрочного анализа. Более продольный сбор данных с отслеживанием множества показателей с течением времени поможет нам лучше понять совокупное бремя, с которым работники сталкиваются в определенный момент времени и в течение их карьеры, и то, как они могут быть связаны с проблемами со здоровьем, которые возникают в краткосрочной или гораздо более долгосрочной перспективе (см. , например Robone, Jones, & Rice, 2011).Хотя более дорогостоящий сбор продольных данных будет иметь ряд других преимуществ. Во-первых, такие данные позволяют оценить, как люди реагируют на негативные аспекты своей работы или потрясения, связанные с занятостью. Меняют ли они работу или вообще оставляют оплачиваемую работу? Например, было показано, что высокие уровни воздействия негативных вторичных эффектов вытесняют людей из рабочей силы, что может иметь неоднозначные последствия для здоровья (Bellavia & Frone, 2005; Bianchi & Milkie, 2010). Хотя увольнение с работы может облегчить бремя побочных эффектов для человека и, таким образом, смягчить некоторые из негативных последствий напряжения, уход с работы может лишить человека социальных сетей и занятий, способствующих укреплению здоровья (Pavalko & Smith, 1999; Williams, 2010). ), а также влияет на траектории доходов и выплат.Более подробное представление о поворотных моментах и ​​реакции работников поможет нам лучше понять связь между работой и здоровьем. Лонгитюдные данные могут также улучшить оценку временной последовательности изменений в работе, материальных ресурсах и здоровье, укрепляя выводы об их связях.

Расширяя кругозор: многоуровневые исследования труда и здоровья

Улучшения в измерении условий труда и реакции работников на них будут наиболее эффективно применены, если исследователи продолжат разрабатывать многоуровневый подход к детерминантам здоровья и неравенствам в отношении здоровья.Использование аналитической линзы для охвата изменений с течением времени и нескольких уровней агрегирования могло бы лучше интегрировать ценные данные, которые мы уже имеем о работе, здоровье, а также о сохранении и передаче неравенства. Это означает использование концептуальных моделей, которые признают внутри- и межпоколенческие траектории воздействия на рабочем месте и здоровья, а также вовлеченность работников в домашние хозяйства, организации и общества, подверженные изменяющимся профессиональным структурам и политическим и нормативным условиям, которые сами реагируют на меняющиеся макроэкономическая среда.Хотя маловероятно, что какое-либо одно исследование могло бы включать все эти параметры, осведомленность о них могла бы позволить исследователям использовать результаты, которые охватывают другие части этой расширенной концептуальной схемы, для разработки более сильных исследований и повышения их полезности для других исследователей.

Использование преимуществ сравнений между обществами и временем

Сравнительные исследования открывают захватывающие возможности для тех, кто изучает работу и здоровье. Существующие исследования показали, что политическая среда и доступность сети социальной защиты изменяют материальные последствия потери рабочих мест для работников (Gangl, 2006), но сравнения между различными режимами государства всеобщего благосостояния могут быть более широко применены к изучению последствий для здоровья особые условия труда или отношения между работодателем и работником.Например, некоторые изучали межнациональные различия в последствиях для здоровья нестандартных трудовых договоров (Kawachi, 2008) или отсутствия гарантий занятости (László et al., 2010), но необходимо учитывать другие условия труда и интегрировать более широкий спектр обществ. Сравнение во времени может дать и другие преимущества, иногда предлагая естественные эксперименты, которые могут помочь определить эффект конкретного интересующего воздействия. Некоторые современные примеры могут включать сравнение здоровья отдельных лиц или групп населения до и после начала серьезного изменения уровня занятости, такого как серьезный спад, или до и после серьезного изменения политики, которое изменяет типичные отношения между работой и здоровьем, например, введение в действие Закона о доступном медицинском обслуживании в Соединенных Штатах, который ослабит связь между конкретными работодателями и имеющими медицинское страхование.

Учиться на хорошей работе и на хорошем рабочем месте

Наконец, наше понимание всей совокупности связи между работой и здоровьем можно было бы улучшить, если бы исследователи не сосредотачивались исключительно на воздействиях, наносящих вред здоровью. Узнав больше о положительных аспектах работы, будь то особые условия труда или факторы, присущие организациям или профессиям, сделало бы выводы еще более полезными для вмешательств. Например, положительное перетекание с работы на домашние области было связано с улучшением психического и физического здоровья сотрудников (Grzywacz, 2000) и с уменьшением депрессии у супругов (Hammer, Cullen, Neal, Sinclair, & Shafiro, 2005).Что касается условий на рабочем месте, то в некоторых исследованиях конкретных организаций изучались преимущества гибкости расписания для уменьшения негативных побочных эффектов между работой и семьей (Moen et al., 2011) или продвигалась политика, ориентированная на работу и семью для повышения благосостояния работников ( Уильямс, 2010). Другие исследовали, как такие факторы, как поддержка руководителя, могут изменить влияние стрессовых условий на работе на воспринимаемую работником нагрузку и тревогу (Kirmeyer & Dougherty, 1988). Хотя количественные исследования условий труда были особенно полезны для документирования взаимосвязи между отрицательными аспектами работы и здоровьем, могут потребоваться качественные исследования, чтобы задокументировать, как эти и положительные, укрепляющие здоровье аспекты жизненного опыта работников имеют значение для здоровья.Хотя исследования на основе опросов показали полезность поддержки со стороны руководителя на рабочем месте, например, углубленные тематические исследования рабочих мест или подробные интервью с работниками (например, MacIntosh, Wuest, Gray, & Cronkhite, 2010) могут помочь выделить механизмы, с помощью которых поддержка со стороны руководителя и политика, благоприятствующая работе и семье, влияют на отношение и стресс сотрудников и в конечном итоге приводят к улучшению здоровья сотрудников. Лучшее понимание аспектов работы, которые могут улучшить здоровье или смягчить негативные последствия более токсичного воздействия, могло бы способствовать будущим исследованиям с использованием более полных данных и моделей для оценки связей между работой, условиями труда и неравенством в отношении здоровья.

Трудоустройство и готовность к карьере подростков

Аннотация

Большинство американской молодежи в какой-то момент в подростковом возрасте имеют работу, но должны ли они работать? С одной стороны, критики занятости подростков утверждают, что большинство рабочих мест для подростков имеют небольшой карьерный потенциал, дают мало новых навыков, отнимают время от школьных занятий и внеклассных занятий, формируют негативное отношение к работе и поощряют проблемное поведение. С другой стороны, исследования показывают, что некоторый ранний опыт работы не подрывает академическую успеваемость и школьную деятельность, а некоторые рабочие места могут подготовить молодежь к карьере во взрослом возрасте, предоставляя полезные навыки, облегчая исследование потенциальной карьеры и расширяя социальные сети.В этой главе представлен широкий обзор занятости подростков в Соединенных Штатах и ​​исследуется, влияет ли (и как) ранний опыт работы на готовность к карьере и социальное развитие. Мы начинаем с описания того, какие подростки работают и как долго, а затем сосредотачиваем внимание на последствиях (как хороших, так и плохих) оплачиваемой работы в подростковом возрасте. Мы представляем недавние национальные репрезентативные данные исследования «Мониторинг будущего» (2010), которые показывают, что ограниченные часы оплачиваемой работы не вытесняют внеклассные занятия, соответствующие развитию.Более того, обзор существующей литературы подтверждает идею о том, что трудоустройство в течение ограниченного времени на хорошей работе может способствовать готовности к карьере и позитивному развитию. В заключение мы обсудим значение молодежной работы для практиков и политиков, занимающихся разработкой программ, связанных с карьерой.

Трудоустройство подростков и готовность к карьере

Цель карьерного программирования — подготовить молодежь к миру труда. Для достижения этой цели молодые люди: (1) поощряются к размышлению о типе карьеры, которую они хотели бы сделать во взрослом возрасте, и о школьном образовании, необходимом для продолжения этой карьеры; (2) предоставили основную подготовку для развития определенного навыка; (3) научили, как найти, получить и сохранить работу; и (4) наставник или тщательный надзор на рабочем месте.Хотя молодежь может узнать о мире труда с помощью этих программ карьерного роста, многие подростки узнают о работе, работая неполный рабочий день. Подобно попыткам карьерного программирования, ранний опыт работы на рабочем месте может помочь молодым людям решить, какими профессиями они хотели бы заниматься в дальнейшей жизни и какие рабочие характеристики важны для них (например, степень автономии, оплата или возможность помочь другим). 1 Работа в подростковом возрасте может также обеспечить профессиональное обучение и дать возможность молодым людям развивать мягкие навыки, которые ценятся работодателями (например, пунктуальность, надежность и командная работа). 2 Кроме того, сторонники молодежной работы давно подчеркивали, что занятость может предоставить молодым людям возможность взаимодействовать со взрослыми руководителями и коллегами в структурированной и продуктивной среде. 3 Короче говоря, многие подростки узнают о работе, работая.

В этой статье мы рассматриваем преимущества раннего опыта оплачиваемой работы для профессионального обучения и развития, а также то, как работа в подростковом возрасте может, как это ни парадоксально, подорвать готовность к карьере.Мы обсуждаем, кто и сколько работает в подростковом возрасте, и подчеркиваем снижение занятости молодежи во время недавнего экономического спада. В заключение мы обсудим, как инициативы по карьерному программированию могут лучше всего помочь подросткам подготовиться к будущей карьере.

Начало работы

Для большинства молодежи работа начинается в раннем подростковом возрасте. 4 К восьмому классу, например, многие молодые люди уже будут работать за деньги. Эти первые рабочие места часто носят неформальный характер, временные и ограничены по времени, так как девочки обычно работают нянями, а мальчики работают во дворе.После 16 лет молодежь переходит к разным профессиям и разной интенсивности труда (другими словами, средняя продолжительность рабочего времени в неделю). Подростки обычно проводят больше времени на работе в выходные и летом, чем в будние дни и в течение учебного года.

Работают ли подростки и сколько они работают, зависит от ряда исходных факторов, таких как возраст, пол, расовая / этническая принадлежность и социально-экономический статус их семей. 5 Как упоминалось ранее, подростки старшего возраста с большей вероятностью будут работать и проводить больше времени на работе, чем молодые люди.Девочки начинают работать в несколько более раннем возрасте, чем мальчики, но в среднем они работают примерно одинаково. Чернокожая и латиноамериканская молодежь реже работает, чем белая молодежь, но когда они работают, они проводят на работе больше времени. Молодые люди из неблагополучных семей с меньшей вероятностью будут работать, чем их более обеспеченные сверстники, но, опять же, у них в среднем больше часов работы в течение недели, когда они работают. 6

Ранний опыт работы, готовность к карьере и позитивное развитие

Помогает ли ранний опыт работы подготовить молодежь к будущей карьере? Полезна ли оплачиваемая работа в подростковом возрасте для развития? У этого вопроса две стороны.С одной стороны, существует мнение, что занятость в лучшем случае мало влияет на готовность к карьере и социальное развитие, а в худшем — ведет к плохой адаптации и подрывает долгосрочный успех на рынке труда.

В соответствии с этим негативным взглядом на занятость подростков распространено мнение, что рабочие места, доступные для подростков, скучны и однообразны. Если бы их попросили вспомнить типичную работу подростка, многие американцы представили бы себе образ молодого человека, выполняющего повторяющуюся бессмысленную работу в ресторане быстрого питания.Аргумент состоит в том, что подростки часто работают на должностях с небольшим потенциалом для карьерного роста, с ограниченными возможностями для развития навыков и без наставничества со стороны взрослых коллег или руководителей. Кроме того, критики утверждали, что большинство молодых людей работают на разных по возрасту работах со своими сверстниками. Такие рабочие места могут способствовать ненадлежащему поведению на рабочем месте, формировать негативное отношение к работе и увеличивать вероятность других проблемных форм поведения. 7

Кроме того, ученые утверждали, что занятость молодежи отнимает время от других видов деятельности, которые полезны для развития, 8 , таких как школьная работа, занятия спортом и другие внеклассные мероприятия. 9 Однако серьезные исследования ставят под сомнение точку зрения о том, что оплачиваемая работа отнимает время у других видов деятельности, предполагая вместо этого, что оплачиваемая работа может иметь положительный эффект для развития. Большинство подростков во внеурочное время занимаются несколькими видами деятельности. Например, в старших классах школы наблюдается одна распространенная закономерность: молодежь совмещает работу с другими видами деятельности. 10 Чтобы проиллюстрировать эту закономерность среди современной молодежи, мы используем данные национальной репрезентативной выборки старшеклассников в 2010 году («Мониторинг будущего»). 11 Следуя предыдущему исследованию, мы делим выборку на умеренных рабочих (которые работают менее 20 часов в неделю в течение учебного года), интенсивных рабочих (которые работают более двадцати часов) и неработающих (у которых в среднем ноль часов работы). Мы исследуем, чем эти группы различаются в их досуге и школьной деятельности.

Как видно из примера, молодежь часто занимается разными видами деятельности, даже когда они работают. Наши результаты показывают, что нет прямого компромисса между временем работы и внеклассной деятельностью.Вместо этого многие подростки ежедневно занимаются писательским творчеством, декоративно-прикладным искусством и играют в музыку независимо от того, работают ли они интенсивно, умеренно или совсем не работают. В не включенных в список анализах мы также обнаружили, что время выполнения домашних заданий не зависит от занятости. Независимо от того, сколько работают подростки, они с одинаковой вероятностью в среднем потратят час или больше на домашнее задание в данный учебный день. Это говорит о том, что время на другие занятия не обязательно страдает из-за занятости молодежи. Как это возможно? По национальным оценкам, у молодежи есть примерно восемь часов свободного времени в день, и большая часть этого времени посвящена неструктурированному досугу. 12 По умолчанию на досуг, например просмотр телепрограмм, которые происходят, когда молодежи нечем заняться, может повлиять занятость молодежи (см.). Таким образом, большое количество свободного времени, вероятно, является причиной того, что оплачиваемая работа не вытесняет полезные для развития внеклассные занятия.

Таблица 1

Доля старшеклассников, ежедневно занимающихся различными видами деятельности, в зависимости от интенсивности оплачиваемого труда

%
Неработающие Средние рабочие (1–20 часов в неделю) Интенсивные работники (21 или более часов) в неделю)
Играть на музыкальном инструменте 35% 35% 31%
Искусство и ремесла 14% 14% 14% Читать для досуг 28% 24% 22%
Креативное письмо 10% 7% 7%
Спортивные игры 43% 46%
Смотреть телевизор 68% 64% 58%

Также возможно, что этот образец вовлечения может иметь место, потому что подростки экономят время меня за занятия, которые им нравятся.Если подросткам нравится какое-то конкретное занятие, они могут приложить усилия, чтобы продолжать заниматься этим занятием, независимо от того, работают ли они. К сожалению, не все внеклассные занятия можно легко совместить с трудоустройством. Рассмотрите возможность занятий спортом. Наши результаты показывают, что работники интенсивной терапии с меньшей вероятностью будут заниматься спортом, чем молодежь, которая работает меньше часов или вообще не работает. Это различие может быть следствием того факта, что спортивные соревнования обычно имеют установленные практики, в которых должны участвовать все члены команды.Умеренные работники могут успешно сочетать занятия спортом в школе и занятость (например, работая в основном по выходным). Однако, как показали другие исследования, это может не подходить для интенсивных рабочих. 13 В целом наши результаты показывают, что молодежь с разной интенсивностью работы часто одинаково участвует во внешкольных мероприятиях. Когда возникают разногласия — как в случае с занятиями спортом — именно интенсивные рабочие выделяются из других групп.

Исследования также показывают, что многие подростковые рабочие места приносят удовольствие, способствуют позитивному развитию и имеют карьерный потенциал. Многие подростковые рабочие места не являются «тупиковыми», а вместо этого предоставляют возможности для развития навыков, продвижения по службе, взаимодействия и наставничества со взрослыми. 14 Эти рабочие места могут не только дать молодежи важные профессиональные навыки, но и способствовать развитию «мягких» навыков, таких как надежность, надежность и пунктуальность. Кроме того, хорошие рабочие места улучшают перспективы трудоустройства в будущем, помогая молодежи развивать сеть коллег, которые могут помочь в поиске возможностей трудоустройства и служить ориентирами.В соответствии с этим более позитивным взглядом, большинство подростков и родителей положительно относятся к трудоустройству подростков. Молодежи нравится работать, и родители считают, что ранний опыт работы на рабочем месте может дать их детям ряд важных навыков. 15

Преимущества занятости подростков могут быть особенно важны для молодежи с более низким социально-экономическим статусом (SES). По сравнению со своими более обеспеченными сверстниками молодые люди из неблагополучных семей чаще сообщают, что их работа в старшей школе учит их полезным навыкам и позволит сделать карьеру. 16 Учитывая, что молодые люди из семей с низким уровнем SES также чаще бросают учебу, ранний опыт работы может быть особенно важным контекстом для карьерного роста этой молодежи. 17

Молодежная работа и Великая рецессия

В свете потенциальных преимуществ занятости подростков понимание текущих тенденций в сфере занятости имеет решающее значение. Тенденции в сфере занятости помогают определить, какая молодежь работает, а какая безработная, что позволяет специалистам-практикам и политикам нацеливать программы, связанные с карьерой, на молодежь, наиболее подверженную риску.Анализ последних тенденций показывает, что конец 2000-х был особенно трудным временем для молодежи США. Этот период времени стал известен как «Великая рецессия» — и он был особенно тяжелым для определенных групп населения, таких как молодежь. Подросткам часто не хватает образования и опыта, что делает их менее желанными сотрудниками, чем пожилые работники. Таким образом, молодежь часто «первой увольняют и последней нанимают». Действительно, уровень безработицы среди подростков в 2010 году был почти в три раза выше, чем среди населения в целом. 18 Такой высокий уровень безработицы рисует мрачную картину, предполагая, что, несмотря на сильное желание работать среди молодежи, многие все еще изо всех сил пытались найти работу. Ситуация была особенно тяжелой для чернокожей и латиноамериканской молодежи, которая находится в крайне невыгодном положении на рынке труда. Например, в 2010 году колоссальные 43% чернокожих подростков были безработными по сравнению с 23% белых подростков. 19

Анализ «Мониторинга будущего» дополнительно документирует удручающую ситуацию с занятостью в конце 2000-х годов.Например, с 2005 по 2010 год количество интенсивно работающей молодежи сократилось на 9,2 процентных пункта. Кроме того, резко увеличилась доля молодежи, сообщившей о нулевом рабочем времени в течение учебного года (с 28,2% в 2005 г. до 41% в 2010 г.). 20 Эти данные свидетельствуют о том, что рецессия повлияла на повседневную жизнь подростков, сократив процент трудоустроенных молодых людей, а также уменьшив количество отработанных часов.

Значение для исследователей и практиков

Предыдущее обсуждение выдвигает на первый план ряд важных моментов, которые следует учитывать при работе с подростками или проведении исследований с ними.Во-первых, программы карьерного роста должны поощрять и способствовать трудоустройству молодежи, особенно в свете трудностей, с которыми молодые люди сталкиваются с трудоустройством из-за экономического спада. Эти усилия должны быть нацелены на молодежь из низших слоев общества и расовые меньшинства, учитывая высокий уровень безработицы среди этих групп. Кроме того, исследования показывают, что занятость не обязательно вытесняет другие виды деятельности; молодежь может успешно участвовать в обоих видах деятельности. Хотя у долгих часов на работе есть свои недостатки, молодежная работа, скорее всего, более полезна, чем недостаток.

Несмотря на то, что мы поощряем молодежную занятость, практикующие, тем не менее, должны осознавать, что молодежь требует много времени. Например, внедрение гибкой политики посещаемости могло бы стать одним из решений, которое могло бы помочь молодежи сбалансировать многочисленные обязанности по работе и учебе. Кроме того, учитывая множество мероприятий, проводимых в будние дни и в течение учебного года, практикующие могут подумать, как выходные и летнее время можно использовать как время для работы и программ, связанных с карьерой. 21

Еще одно важное соображение касается контекста работы и того, насколько он «хорош» для развития. Последствия подростковой работы (как и других внешкольных контекстов) зависят от ряда факторов, связанных с качеством рабочей среды, включая то, какую работу выполняет молодежь, какие навыки он или она изучает и с кем он или она работает. Молодежь, которая находит и сохраняет хороших рабочих мест в подростковом возрасте, может научиться многим важным навыкам. Действительно, многие навыки, которые, как мы надеемся, молодые люди приобретают во время карьерного программирования, такие как навыки, необходимые для рабочей силы 21 -го века (работа в команде, общение, решение проблем) или профессиональные навыки, часто приобретаются в ходе оплачиваемой работы.Лица, определяющие политику, должны продолжать поддерживать оплачиваемую работу малообеспеченной молодежи, поскольку этот опыт может открыть молодым людям мир труда и навыки, необходимые для достижения успеха в этом все более сложном мире.

Наконец, карьерное программирование должно помочь молодежи осмыслить свой рабочий опыт и извлечь у него урок. Что им понравилось в работе? Хотели бы они остаться на этой работе в будущем? Какие навыки (как специфические, так и универсальные) они приобрели благодаря этому? Как они справлялись с факторами стресса на работе? Какие методы они использовали, чтобы сбалансировать работу с другими сферами жизни, такими как школа и семья? Усилия по поощрению молодежной занятости и помощи подросткам извлекать уроки из этого раннего опыта на рабочем месте помогут им лучше подготовиться к будущей карьере.

высокая рабочая нагрузка и другие трудности, с которыми сталкиваются начинающие исследователи

Кредит: sorbetto / Getty

Ученые сталкиваются со многими неопределенностями. Их карьерный путь не всегда четко определен, даже если они получили постоянную должность. Роль, которую играют административные и преподавательские обязанности, а также время, которое исследователи должны уделять им, часто расплывчаты.

Такая неуверенность в карьере обходится дорого, и уровень выгорания исследователей, не претендующих на постоянную должность (тех, кто находится на пути к постоянной должности), кажется, растет.Исследователи часто чувствуют себя обязанными работать сверхурочно, полагая — правильно или нет, — что это норма и единственный способ уменьшить неопределенность в работе и повысить производительность. «Я поработаю над этим на выходных» или «Я поработаю над этим сегодня вечером» стали, к сожалению, обычными фразами среди начинающих исследователей.

Опрос членов Европейской молодой академии (YAE), общеевропейской сети исследователей, начинающих карьеру, изучил несколько факторов карьеры, включая баланс между работой и личной жизнью, требования к срокам пребывания в должности и административную нагрузку.Цель опроса, проведенного в первой половине 2018 года, заключалась в том, чтобы лучше понять условия, с которыми исследователи сталкиваются в начале своей карьеры, и основные проблемы. YAE также хотела решить проблему общей недостаточной открытости при обсуждении индивидуальных и весьма разнообразных требований к владению недвижимостью по всей Европе. Члены YAE были приглашены по электронной почте для участия в опросе, веб-анкете, на которую было получено 100 полных ответов.

YAE представила результаты на встречах с другими академиями, чтобы повысить осведомленность о проблемах, с которыми сталкиваются начинающие исследователи, и проведет панельную дискуссию на ежегодном совместном собрании группы с Академией Европы, которое состоится в Барселоне, Испания. в октябре 2019 года.

Исследование показывает, что исследователи хотят, чтобы ожидания от работы были ясными и хорошо выверенными. YAE призывает политиков Европейского Союза требовать, чтобы рабочие часы рассчитывались реалистично с учетом полного времени, затраченного на выполнение каждой задачи. Например, обучение включает в себя не только стояние перед классом, но также подготовку и выставление оценок. В идеале требования также должны быть, по крайней мере, примерно одинаковыми для разных учреждений и стран, чего в настоящее время нет.

Результаты опроса показывают, что простого проведения качественного исследования может быть недостаточно для получения права владения.Карьерный путь становится все более ненадежным, возраст, в котором исследователи получают постоянную должность — если они вообще ее получают, — растет все выше, а исследования, которые до недавнего времени считались «отличными», теперь являются минимальным ожидаемым минимумом. Даже исследователи, получившие признание и поддержку благодаря престижным схемам финансирования, таким как стартовый грант Европейского исследовательского совета, сталкиваются с неуверенностью и стрессом по поводу своих карьерных перспектив.

Один из респондентов опроса сказал: «YAE должно делать что-нибудь, что угодно, чтобы помочь сократить административные обязанности академического факультета.Под административными обязанностями я подразумеваю ситуацию, когда доценты проводят недели, составляя расписания для сотен студентов, готовятся с нуля и проводят анкеты и опросы университетов, должны обрабатывать университетскую документацию и т. Д. Это ерунда! В университетах работают сотни офисных сотрудников, но большая часть административной и бюрократической работы возложена на исследовательский факультет! »

Респонденты отметили четыре основных проблемы: основная проблема заключалась в отсутствии времени, за которым следовали получение постоянной должности, получение финансирования и чрезмерное администрирование.Опрос показал, что люди часто считают, что они должны работать дольше стандартного рабочего дня. YAE обнаружило, что 95% респондентов сообщают, что работают более 40 часов в неделю, из них 50% работали более 50 часов, что значительно больше, чем указано в их контрактах. Хотя нельзя сделать убедительных выводов из-за ограниченной географической статистики, данные свидетельствуют о том, что продолжительный рабочий день более распространен за пределами Западной Европы.

Как проводятся эти долгие часы? В среднем только 30% рабочего времени тратится на исследования.Надзор и администрация занимают по 19%, а обучение — по 15%. Написание грантов отнимает 13% времени исследователей, а оставшиеся 4% тратятся на другие задачи. Другими словами, надзор, административные задачи, обучение и попытки получить дополнительное финансирование отнимают две трети их времени.

Высокая рабочая нагрузка приводит к сильному стрессу, хотя основные причины сильно различаются в ответах. Важным стрессовым фактором для начинающих исследователей было отсутствие ясности в отношении карьерных возможностей и, в частности, того, что требуется для получения постоянной должности.Только каждый третий респондент считает, что они понимают требования к сроку пребывания в своем учебном заведении. Многие упоминали стресс из-за коллег, семьи или личных проблем, но эти факторы, вероятно, неизбежны. Однако именно администрация вызвала некоторые из самых горьких комментариев, некоторые порицали «100% нерелевантные» или «чрезмерные и бессмысленные» административные задачи.

Наконец, несмотря на то, что многие из респондентов в настоящее время имеют или держат крупные гранты, сохранение группы финансировалось серьезной проблемой.Такие данные людей, которые преуспевают в своей области, поражают.

Европейские политики должны спросить молодых исследователей об их потребностях в разработке политики, которая будет способствовать сотрудничеству и здоровому научному сообществу. Как будущее науки, молодых ученых следует лучше поддерживать.

О Молодежной академии Европы

Исследователи могут подать заявку на вступление в YAE в течение 12 лет после получения докторской степени (с расширениями для начала семейной или военной службы) и, как правило, имеют свою собственную независимую исследовательскую группу, базирующуюся в Европе.

Большинство членов YAE финансируются за счет крупных и престижных личных грантов. В настоящее время насчитывается 200 членов из большинства стран ЕС и аффилированных стран по всем дисциплинам.

путь, который я выбрал, чтобы возродить свою карьеру

Кредит: Гетти

В феврале 2020 года мы с моей женой Баддини Каравдения переехали с годовалым сыном из США в Австралию. Мы работали вместе в качестве постдоков в Южном методистском университете (SMU) в Далласе, штат Техас, пока Баддини, исследователь нанопор, не принял научную стипендию в Австралийском национальном университете (ANU) в Канберре.Этот переезд означал, что мы могли быть ближе к нашим родителям, которые живут в Шри-Ланке. Мы посетили их перед отъездом в Австралию — и я никогда не думал, что в последний раз увижу своего отца, который скончался год спустя, в феврале 2021 года. Мы планировали, что я найду работу в Австралии и приеду к нам в гости. родителей каждый год, но этого так и не произошло: они с нетерпением ждут, чтобы увидеть нас и нашего сына, но с учетом того, что пандемия все еще бушует в Шри-Ланке, это очень далекая мечта.

В марте 2020 года пандемия поразила большую часть мира, и мои шансы получить работу с каждым днем ​​уменьшались.Быть безработным было бы гораздо труднее без зарплаты Буддини и некоторых сбережений. Но по мере того, как экономика резко упала, я боролся, чтобы сохранить свою карьеру и остаться трудоспособным, вместо того, чтобы искать работу, которой просто не существовало. В то время было бы невозможно продержаться исследовательской работы без поддержки Буддини.

И хотя безработица вернула мою карьеру на несколько шагов назад, я использовал это время, чтобы приобрести навыки и заложить основу для сильной отдачи.

Не отставать от поля зрения

Существует постоянный поток новых техник, методов, теорий и подходов, которые охватывают зондирование одиночных молекул на основе нанопор, что является моей специализацией. Руководители предпочитают, чтобы кандидаты досконально разбирались в недавних и прошлых событиях, задокументированных в литературе.

Итак, я установил оповещения Google, которые информируют вас о появлении в сети нового контента, относящегося к определенной теме, и подписался на @TheNanoporeSite в Твиттере, оба из которых я регулярно проверял, чтобы оставаться в курсе последних событий.Отсутствие членства в университете означало, что я не мог получить доступ к большинству статей. Однако Буддини и мои коллеги из моей предыдущей лаборатории (особенно Джугал Сахария, еще один исследователь нанопор) делились со мной статьями — и часто хотели их обсудить.

В большинстве случаев я использовал время послеобеденного сна моего сына, чтобы просмотреть пару газет. Я обнаружил, что этого было достаточно, чтобы быть в курсе самых важных исследований.

Используйте все возможности, которые встречаются на вашем пути.

Быть папой-домоседом заставляло меня намного больше заниматься, чем моя предыдущая работа.Но я также записался на два курса (по машинному обучению и MATLAB, инструменту программирования для анализа данных и моделирования) через платформу онлайн-обучения Coursera, которые я прошел ночью после выхода из обязанностей малыша.

Эти навыки были очень востребованы в моей области из-за растущего числа исследовательских работ, в которых используется машинное обучение и методы MATLAB.

Я также продолжал работать над тремя проектами, которые я оставил в SMU — которые включали решение проблем, написание рукописей и анализ данных — и теперь они опубликованы.И я внес свой вклад в главу под названием «Экспериментальные подходы к твердотельным нанопорам», ведущим автором которой я являюсь, книги с предварительным названием Single Molecule Sensing Beyond Fluorescence (будет опубликована Springer).

Нуван Бандара и его семья Фото: Нуван Бандара

Все эти достижения не имели большого значения по отдельности, но вместе они укрепили мое резюме и показали, что мое время вне работы не тратилось на исследования.

Запишите свои идеи

Джейсон Двайер, который руководил мной, пока я работал над докторской диссертацией по химии в Университете Род-Айленда в Южном Кингстауне, предложил записывать любые прозрения, которые могут случиться, чтобы они не были забыты. Я начал делать это во время безработицы, отмечая любые идеи, которые я придумал, когда читал статью или просто думал о науке. Например, когда я прошел курс машинного обучения, мне пришло в голову несколько идей относительно анализа данных нанопор.Я постоянно искал, чтобы использовать то, что я узнал в ходе этого курса, в своих исследованиях с использованием некоторых старых данных, которые у меня были.

Это помогло мне не сбиться с пути, как у исследователя, у которого была постоянная работа. Я также задокументировал некоторые прошлые идеи, которые у меня были, но которые я не мог реализовать в то время.

Вместо того, чтобы погрязнуть в безработице, это помогло мне мыслить позитивно и спланировать следующие несколько шагов в моей карьере.

Волонтер

В июле 2020 года наш сын получил два дня в неделю в центре раннего обучения.

Экономический спад означал, что университеты не могли нанять столько людей, но они могли приглашать приезжих исследователей — и полученная мной виза 482 для временной нехватки навыков не помешала мне стать волонтером.

Я высказал идею помощи ANU в разработке основанного на нанопорах сенсора для одиночных молекул Патрику Клуту, одному из исследователей, над которым Баддини работает в рамках своего постдока. Он согласился, и я стал посещать лабораторию два раза в неделю.

Вместе с моей женой и другими коллегами мы продвигали технологические достижения для расширения области исследований нанопор в ANU.Мы начали сотрудничество в области анализа данных нанопор с Минджуном Кимом, нашим бывшим руководителем в SMU, которое с тех пор было опубликовано в Analytical Chemistry 1 .

Я также принял приглашение от главного руководителя Buddini, физика Драгомира Нешева, внести свой вклад в обзорную статью (которая будет отправлена ​​на Chemical Reviews ).

В мое резюме теперь включен опыт работы в одном из лучших университетов Австралии и еще пара опубликованных работ (надеюсь).

Обратитесь к своей сети

К ноябрю 2020 года я понял, что найти работу в Австралии будет сложно из-за пандемии. Наши расходы росли, особенно потому, что наш сын должен был начать посещать центр раннего обучения на постоянной основе с января 2021 года, и мы все больше вкладывали свои сбережения. Мы могли позволить себе получать единовременную зарплату еще 6–8 месяцев, прежде чем нам пришлось прекратить обучение нашего сына в центре раннего обучения. Это разочаровало нас как родителей.

Буддини и я решили, что, если мне понадобится снова переехать по работе — даже обратно в Соединенные Штаты, — мы сможем наладить наши отношения и как родители. Я обратился к своим бывшим руководителям и друзьям в Соединенных Штатах, в частности к Киму и Дуайеру, чтобы спросить, могут ли они помочь мне найти работу. Оба связались со своей сетью и отправили мне различные варианты.

Ким соединила меня с Кевином Фридманом, специалистом по зондированию нанопор из Калифорнийского университета в Риверсайде (UCR), который нанял меня.Итак, в мае 2021 года я вернулся в Соединенные Штаты, и подготовка в те тяжелые месяцы к будущей работе приносит свои дивиденды. Сейчас я работаю докторантом в UCR, специализируясь на использовании нанопипеток для измерения одиночных молекул. Наличие очень близких друзей в Калифорнии сделало этот шаг более плавным, чем могло бы быть, потому что мне пришлось начать жизнь в Соединенных Штатах с нуля.

Наличие двоюродной сестры и друга семьи (нежно называемая тетей Майей) в Канберре и близких родственников в Сиднее облегчило переезд в Соединенные Штаты, потому что я знал, что они будут рядом с моей женой и нашим сыном, чтобы помочь поддержать нашу жизнь. семья в Австралии.

Личные проблемы далеко не закончены: мы с женой сейчас живем по проблеме двух тел, работая на двух континентах (с 17-часовой разницей во времени), с ребенком, о котором нужно думать. Ограничения на въезд в Австралию добавляют дополнительный уровень сложности. Я не ложусь спать далеко за полночь, чтобы поговорить с сыном, когда он приходит домой из центра дошкольного образования. Длинные дни стали нормой, и мы оба стараемся сохранять позитивный настрой. Каждый день я говорю себе: «Ты делаешь это для своей семьи», и это поддерживает меня.

Несмотря на то, что мы без сбережений финансово безубыточны, мы, родители, счастливы, что можем дать нашему сыну самое лучшее образование. Он приходит домой и болтает о своих друзьях и о том, что он делал в течение дня, и этого более чем достаточно для компенсации тяжелой битвы, с которой мы ведем сейчас.

Buddini заложил основу для подачи заявления о приеме на работу в Соединенных Штатах, так что мы скоро сможем воссоединиться. Но я уверен, что наш подход к безработице помог мне в конечном итоге получить работу.

Больше, чем просто удовлетворение работой

Чем вы занимаетесь? Часто это один из первых вопросов, которые люди задают при встрече с кем-то новым — неудивительно, учитывая, что большинство взрослых проводят большую часть своего бодрствования на работе и что наша работа может влиять на нашу жизнь даже за пределами рабочего места. Наша работа может быть важной частью нашей личности и предлагать понимание того, что для нас важно, что делает ее богатой областью психологического исследования.

Несколько недавних исследований были сосредоточены на конкретном аспекте работы: поиске в ней смысла.В ходе своих исследований эксперты собрали новые идеи, показывающие, что значимая работа полезна для работника и для компании — и что даже сотрудники, выполняющие утомительную работу, могут найти способы сделать свои обязанности более значимыми.

«Работа может сделать людей несчастными. Потеря работы также может сделать людей довольно несчастными», — говорит Майкл Ф. Стегер, доктор философии, доцент кафедры психологии консультирования и прикладной социальной психологии в Государственном университете Колорадо. «Так есть ли способы использовать работу для улучшения жизни?»

Строительство соборов

В обзоре 2010 года Брент Д.Россо, доктор философии, и его коллеги отметили, что обнаружение смысла в своей работе, как было показано, повышает мотивацию, вовлеченность, расширение прав и возможностей, карьерный рост, удовлетворенность работой, индивидуальную производительность и самореализацию, а также снижает количество прогулов и стресса ( Research in Organizational Behavior , 2010).

К сожалению, полноценная работа может быть не нормой. Согласно новому отчету Gallup Inc., State of the American Workplace, только 30 процентов рабочей силы США вовлечены в свою работу — другими словами, они увлечены своей работой и твердо привержены своим компаниям.Остальные 70 процентов американских рабочих либо «не вовлечены», либо «активно не вовлечены» в свою работу ( Gallup , 2013). Gallup определяет незанятых сотрудников как тех, кто «уволен», тратя время, но без особой энергии или страсти. Между тем, активно отстраненные работники отыгрывают свое несчастье, отнимая больше времени у своих менеджеров и подрывая достижения своих коллег.

Это размежевание берет свое. В отчете указывается, что активно отстраненные сотрудники с большей вероятностью будут воровать у своих организаций, негативно влиять на коллег, пропускать рабочие дни и уводить клиентов.По данным Gallup, активное размежевание обходится американским компаниям от 450 до 550 миллиардов долларов в год.

Конечно, есть разные способы найти смысл в своей работе, — говорит Майкл Г. Пратт, доктор философии, профессор менеджмента и организации в Бостонском колледже. Чтобы проиллюстрировать это, он указывает на старую сказку о трех усердных каменщиках. На вопрос, что они делают, первый каменщик отвечает: «Я кладу один кирпич на другой». Второй отвечает: «Я зарабатываю шесть пенсов в час.«А третий говорит:« Я строю собор — дом Божий ».

«Все они придавали смысл тому, что они сделали, но последний человек мог сказать, что то, что он сделал, имеет значение», — говорит Пратт. «Осмысленность заключается в том, почему, а не только в том, что».

Однако то, что значимо для одного человека, может не иметь значения для другого. По словам Пратта, то, что делает работу стоящей для вас, вероятно, зависит от вашей культуры, вашего социально-экономического статуса и того, как вас учили видеть мир.Например, академик может найти ценность в стипендии. «Но пожарный может взглянуть на ученого и спросить:« Помогаете ли вы людям каждый день? Если нет, то это вообще не стоит того »».

Люди придают значение своей работе по-разному, как описывают Пратт и докторанты Дуглас Леписто и Камилла Прадис в главе книги 2013 года «Цель и значение на рабочем месте». Некоторые могут извлечь значение не из самой работы, а из того факта, что она позволяет им обеспечивать свои семьи и заниматься нерабочей деятельностью, которая им нравится.Другие могут найти смысл в том, чтобы развиваться и быть как можно лучше. Люди, ориентированные на профессиональное мастерство, гордятся тем, что хорошо выполняют свою работу. Те, кто ориентирован на служение, находят цель в идеологии или системе убеждений, стоящих за их работой. Третьи извлекают смысл из чувства родства, которое они испытывают с коллегами.

Ориентация на мастерство, служение и родство особенно вероятно будет иметь значение, поскольку все они указывают на нечто, выходящее за рамки личности, говорит Пратт.

Стегер тоже сосредоточился на идее, что значимая работа больше, чем мы сами. Он и его коллеги недавно создали инструмент для измерения значимой работы ( Journal of Career Assessment , 2012). По его словам, в этом «Описании работы и смысла» оцениваются три компонента: ощущение того, что у работы есть какая-то цель, свидетельство того, что значение, полученное в результате работы, подкрепляется смыслом, который человек ощущает в жизни в целом, и идея о том, что работа каким-то образом приносит пользу большее благо.

Как можно догадаться, значимая работа и удовлетворение от работы взаимосвязаны, — говорит Стегер. В своей статье 2012 года он обнаружил, что значимая работа предсказывает удовлетворение от работы. Но значимая работа на самом деле лучше, чем удовлетворение от работы при прогнозировании прогулов — люди, которые считали свою работу более значимой, с меньшей вероятностью пропускали работу, чем люди, которые просто сообщали, что удовлетворены своей работой. Значимая работа также коррелировала с удовлетворением жизнью и уменьшением депрессии.

Вызов

Исследователи обнаружили, что работники, которые чувствуют себя более привлекательными в своей работе, относятся к числу наиболее довольных.Возьмем, к примеру, смотрителей зоопарка. Хотя более восьми из 10 сотрудников зоопарков имеют высшее образование, их средний годовой доход составляет менее 25 000 долларов. Типичное описание работы включает мытье ограждений, вывоз мусора и времяпрепровождение с элементами стихии. По словам Стюарта Бандерсона, доктора философии, профессора организационного поведения в бизнес-школе Олина при Вашингтонском университете в Сент-Луисе, мало возможностей для развития, и к смотрителям зоопарков, как правило, не относятся высокого мнения ( Administrative Science Quarterly, 2009).

Тем не менее, смотрители зоопарков — увлеченные люди. По словам Бандерсона, многие добровольцы месяцами или даже годами, пока не откроется оплачиваемая должность. Он и Джеффри Томпсон, доктор философии из Университета Бригама Янга, начали изучать работников зоопарка, исследуя идеологические мотивы работы. Первоначально они подозревали, что миссия зоопарка по сохранению, вероятно, мотивировала хранителей. Хотя отчасти это было правдой, они обнаружили, что их вдохновение шло глубже.

«Была идея, что они были рождены для этой работы», — говорит Бандерсон.«Работа смотрителем зоопарка для многих из них была личной судьбой. Они даже рассказывали истории о том, как события привели их в зоопарк, как будто по воле судьбы».

На что Бандерсон и Томпсон обратили внимание среди смотрителей зоопарка, так это на чувство звонка. «Вы можете сказать, что работа значима, потому что она вам нравится или она служит какой-то цели, — говорит Бандерсон, — но призвание делает эту работу личной».

По его словам, люди, которые чувствуют себя призванными к своей карьере, скорее всего, найдут свою работу глубоко значимой.Их личная связь с работой делает даже самые тривиальные задачи значимыми. Часто опыт призвания приносит также и социальные выгоды. Люди, которые чувствовали себя ответственными за работу в зоопарках, как правило, чувствовали, что их коллеги испытывали такую ​​же мотивацию и чувство долга. «Дело не только в том, что вы делаете одну и ту же работу, но вы такие же люди», — объясняет Бандерсон. «Это дает вам связь с сообществом».

Чувство призвания может повлиять не только на то, что вы делаете, но и на то, где вы это делаете.Пратт и его коллеги обнаружили, что среди врачей те, кто считал медицину своим призванием, чувствовали большую привязанность к больнице или медицинскому учреждению, в котором они работали ( Journal of Vocational Behavior , 2011). Он подозревает, что это связано с тем, что для врачей больницы играют важную роль в достижении их целей. «Трудно быть врачом-фрилансером», — говорит он.

И все же иметь призвание — это «палка о двух концах», — говорит Бандерсон. Если вы чувствуете, что рождены, чтобы что-то делать, ужасно трудно от этого уйти.«Вы миритесь с жертвами и трудностями. Вы более уязвимы для эксплуатации, поскольку менеджеры, которые знают, что вы глубоко преданы делу, знают, что они могут относиться к вам менее чем уважительно», — говорит он. «Глубокий смысл не из дешевых».

Звонок может быть более распространенным в одних областях, чем в других. В еще не опубликованной работе Бандерсон изучал выпускников бизнес-школ 30 лет назад. Он обнаружил, что те, кто работает в некоммерческих организациях и в медицинских учреждениях, чаще испытывают чувство призвания, чем профессионалы в области управления из других секторов.В аналогичной неопубликованной работе он обнаружил, что государственные администраторы и государственные служащие с большей вероятностью будут чувствовать себя призванными к своей работе, чем их коллеги в частном секторе.

Означает ли это, что одни рабочие места по своей сути более значимы, чем другие? Не обязательно, говорит Стегер, хотя работа, приносящая пользу другим, скорее всего, будет считаться значимой. По его словам, люди, кажется, также ценят свою работу, когда они используют свои уникальные таланты и их ценят за них.«Возможность использовать свои сильные стороны, чтобы по-настоящему сиять и оказывать влияние, кажется, огромная часть» значимой работы, — говорит он.

Интересно, что один элемент, который может не иметь большого значения для осмысленности, — это заработная плата. Отчет Gallup за 2013 год показал, что сотрудники с высшим образованием с меньшей вероятностью, чем работники с меньшим образованием, сообщают о том, что они заняты своей работой, даже несмотря на то, что высшее образование в среднем приводит к более высокому заработку на протяжении всей жизни.

Для Пратта это имеет смысл.«Мой дед был стекольщиком, и он нашел свою работу весьма значимой. Когда я спросил деда:« Что ты делал сегодня? » он мог сказать мне, что именно он построил », — говорит он. Пратт говорит, что на своей университетской работе он мог бы потратить рабочий день на написание нескольких страниц и сидение на собраниях. В конце концов, нет ничего конкретного, чтобы показать его усилия.

«Если мы не делаем ничего осязаемого, если мы не знаем, каковы стандарты хорошей работы по сравнению с плохой, тогда людям трудно понять, почему их работа значима», — говорит он.

Сделайте свой собственный смысл

К счастью, вам не нужно становиться стекольщиком или работником зоопарка, чтобы найти смысл в работе, — говорит Джейн Э. Даттон, доктор философии, профессор делового администрирования и психологии Школы бизнеса Росса при Мичиганском университете. Скорее, вы можете переопределить свою работу лично значимыми способами с помощью процесса, который она и ее коллеги называют «созданием работы» ( Цель и значение на рабочем месте, , 2013).

«Смысл не требует денег», — говорит она.«В любом ранге люди могут по-разному понимать свою работу, а также самих себя в работе».

Сотрудники могут формировать свой опыт работы тремя основными способами, говорит Даттон. Первый — изменить задачи, которые они выполняют. В каждой работе есть элементы, которые создают ощущение работы. Но у большинства сотрудников есть некоторая свобода действий для корректировки своих обязанностей. «Вы можете быть архитектором задач», — говорит Даттон.

Сотрудники могут предпочесть тратить больше энергии на существующие задачи, которые, например, им особенно нравятся.Профессор может обнаружить, что больше всего удовлетворяет ее общение со студентами. Она может решить ограничить время, которое она работает в университетских комитетах, чтобы у нее было больше времени для работы со студентами. В некоторых случаях добавление выполняемых задач может принести вам пользу, даже если увеличивает общую рабочую нагрузку.

Во-вторых, говорит Даттон, сотрудники могут менять отношения на рабочем месте. «Мы никогда не придумываем смысл в вакууме. Работа очень социальна», — говорит она. Время, проведенное с токсичными коллегами, может лишить смысла самую приятную работу.Но всего несколько минут, потраченных на сотрудничество с уважаемым коллегой, могут воодушевить. «Даже если вы поговорите с кем-то в течение пяти минут, если у вас есть качественная связь, это все равно что принимать витамин», — говорит она.

Наконец, человек может использовать когнитивную реструктуризацию, чтобы переосмыслить свое отношение к работе. Стегер упоминает бухгалтера, работавшего в общественном колледже. Она нашла свою работу очень значимой не потому, что она поддерживала баланс счетов, а потому, что она чувствовала, что ее работа позволяет другим продвигаться вперед через образование.«Что касается всех тех вещей, которые нам просто не нравятся в нашей работе, мы можем сделать шаг назад и связать их с тем, что действительно имеет значение», — говорит он.

Смотрители зоопарка также демонстрируют, как правильно сформулировать свою работу, чтобы увидеть общую картину. Они могут найти смысл в чистке клеток, потому что верят, что такие задачи жизненно важны для более широкой миссии — не только для ухода за отдельными животными, но и для помощи в сохранении целых видов. «Чем больше вы ищете преимуществ того, что вы делаете, тем больше это подпитывает вас психологически», — говорит Даттон.

Создание рабочих мест может окупиться как для сотрудников, так и для работодателей. Как показал Стегер, нахождение значимой работы связано с удовлетворением жизнью и общим благополучием. Организации тоже получают выгоду от работников, которые вкладываются в свою работу. Отчет Gallup показал, что вовлеченные сотрудники, скорее всего, будут создавать новые продукты и услуги, привлекать новых клиентов и стимулировать инновации.

Однако, отмечает Даттон, есть потенциальный недостаток в том, чтобы подчеркивать, как сотрудники могут создавать свое собственное значение на работе.«Люди могут утверждать, что это способствует тому, как организации могут извлекать рабочую силу из людей», — говорит она. Другими словами: «Я дам тебе плохую работу, и ты должен сделать из нее что-нибудь хорошее», — добавляет она.

Однако, несмотря на этот риск, Даттон и ее коллеги видят большую ценность в том, чтобы помогать людям находить способы максимально использовать то, что у них есть. В конце концов, у работников может не быть возможности изменить свою организацию, но они могут изменить способ определения своих собственных обязанностей.

Даттон особенно заинтересован в помощи людям с низким статусом.Удивительно, но она обнаружила, что такие работники могут быть в лучшем положении для выполнения своей работы, чем люди на более высоких должностях ( Journal of Organizational Behavior , 2010).

Она обнаружила, что люди с меньшей властью и автономией в своих организациях на самом деле видели больше возможностей влиять на других людей и укреплять доверительные отношения с ними. Например, один представитель службы поддержки клиентов, с которым Даттон взяла интервью, заявила о себе со своим руководителем и попросила присоединиться к комитету веб-сайта — роль, которая добавляла задачи к ее официальному описанию работы, но позволяла ей делать то, что ей нравилось.Напротив, высокопоставленные сотрудники не хотели навязывать другим и, следовательно, с меньшей вероятностью привлекали других людей к созданию своей работы.

Наблюдая за слишком большим количеством рабочих, ограниченных депрессивной экономикой Мичигана, Даттон говорит, что она воочию убедилась, как небольшие изменения могут иметь большое значение для людей, особенно для тех, кто находится на более низких должностях.

«Это люди, которые были счастливы получить работу, но она воняла. Я видела, как они могут обрести надежду», — говорит она.«Это не должно изменить стремление организаций стать более справедливыми и лучшими. Но в то же время я хочу, чтобы у работников было больше возможностей для самостоятельной работы, чтобы они могли выполнять свою работу таким образом, чтобы она была менее утомительной и более обогащающей».

Кирстен Вейр — писательница из Миннеаполиса.

Эффективность на работе — Развитие карьеры от MindTools.com

© iStockphoto
wyoosumran

Вы настолько эффективны, действенны и продуктивны, насколько могли бы?

Считаете ли вы себя эффективным на работе? Хотя многим из нас нравится думать, что мы на 100 процентов эффективны, правда в том, что у большинства из нас есть сильные и слабые стороны, которые влияют на нашу эффективность.

Многим из нас было бы полезно изменить хотя бы некоторые из наших навыков, чтобы стать еще более эффективными. Например, возможно, вы всегда преуспевали в управлении временем. Но сколько времени вы тратите на изучение новых навыков или на то, чтобы оставаться в курсе отраслевых тенденций?

Или, может быть, вы умеете справляться со значительными повседневными задачами. Но когда дела становятся действительно суматошными, ваши коммуникативные навыки начинают ухудшаться из-за повышения уровня стресса.

По-настоящему эффективная работа окупается сейчас и на протяжении всей нашей карьеры.Эффективные сотрудники реализуют интересные проекты, привлекают важных клиентов и пользуются уважением коллег и начальников. Но как стать более эффективным и не упустить эти прекрасные возможности? А на чем следует сосредоточиться?

Это то, что мы исследуем в этой статье. Мы рассмотрим навыки, которые вы можете развить, чтобы повысить свою эффективность на работе, а также рассмотрим стратегии и ресурсы, которые вы можете использовать для повышения своей эффективности.

Шаг 1. Определите приоритеты

Если бы кто-нибудь спросил вас, чем на самом деле была ваша работа, вы бы дали хороший ответ?

Один из самых важных шагов на пути к полной эффективности — это знать свою цель в работе.В конце концов, если вы не знаете, чего стоит достичь своей работой, как вы можете установить соответствующие приоритеты? (Если вы не расставляете приоритеты, вы навсегда останетесь погребенными под грудой работы, не имея возможности отличить то, что важно, от того, что нет.)

Чтобы определить истинное предназначение вашей работы и определить, чего вам нужно достичь на текущей должности, выполните анализ должности. . Это поможет вам раскрыть свои самые важные цели, чтобы вы могли эффективно расставлять приоритеты.

Шаг 2. Примите хорошее отношение

У эффективных работников «хорошее отношение». Но что это на самом деле означает?

Люди с хорошим отношением проявляют инициативу, когда могут. Они охотно помогают нуждающемуся коллеге, они берут на себя слабину, когда кто-то болен, и следят за тем, чтобы их работа выполнялась в соответствии с высочайшими стандартами. «Достаточно хорошо» для них никогда не бывает достаточно!

Получите бесплатный информационный бюллетень

Изучите карьерные навыки каждую неделю и получите бонус Изучите свой потенциальный контрольный список, бесплатно !

Прочтите нашу Политику конфиденциальности

Хорошее отношение к работе не только заслуживает уважения: установление стандартов для своей работы и поведения означает, что вы берете на себя ответственность.Эту замечательную черту сложно найти во многих организациях. Но демонстрация этичного принятия решений и честности может открыть для вас много дверей в будущем.

Итак, сосредоточьтесь на правильном отношении к работе и принимайте решения, которые интуитивно «кажутся верными». По крайней мере, вам будет легче спать по ночам!

Шаг 3. Развитие основных навыков

Скорее всего, у вас много конкурирующих требований к вашему времени. Один из лучших способов стать более эффективным на работе — научиться более эффективно управлять своим временем.Другие ключевые области включают обучение управлению стрессом, улучшение коммуникативных навыков и принятие мер по развитию карьеры. Все это может существенно повлиять на вашу эффективность на работе.

Давайте рассмотрим каждый навык более подробно.

Управление временем и производительность

Вероятно, самое важное, что вы можете сделать для повышения эффективности на работе, — это научиться управлять своим временем. Без этого навыка ваши дни будут похожи на неистовую гонку, в которой каждый проект, электронное письмо и телефонный звонок будут бороться за ваше внимание.

Начните с просмотра своего распорядка дня. Вы знаете, как проводите время каждый день? В противном случае ответ может вас удивить! Используйте журнал активности чтобы проанализировать, сколько времени вы посвящаете различным задачам, таким как встречи, проверка электронной почты и телефонные звонки. Взгляд на это объективно может открыть глаза, особенно если вы обнаружите, что тратите много времени на задачи, которые не помогают вам в достижении ваших целей.

Как только вы узнаете, сколько времени вы посвящаете разным задачам, вам нужно научиться расставлять приоритеты. их.Если вы знаете, какие должности важны, а какие можно перенести или делегировать, вы сможете сосредоточиться на работе, которая приносит наибольшую пользу. Чтобы отслеживать все это, используйте инструмент организации, например список дел. или (еще лучше) Программа действий , чтобы не забыть о жизненно важных задачах и обязательствах.

Эффективность в работе означает, что вы используете время в своих интересах. Запланируйте свою наиболее ценную работу на то время дня, когда вы чувствуете себя наиболее энергичным.Это увеличивает вероятность того, что вы будете сопротивляться отвлекающим факторам. и войдите в состояние потока при работе. Наша статья «Утреннее задание?» , помогает определить время пика энергии, чтобы вы могли соответствующим образом планировать работу; и наш. Ты откладываешь дела на потом? Самопроверка поможет вам справиться с серьезной привычкой, убивающей эффективность.

Постановка цели — еще один важный элемент продуктивной работы. После того, как вы выполнили анализ работы (см. Шаг 1), вы должны иметь четкое представление о том, в чем заключается ваша роль.Используйте эту информацию, чтобы ставить краткосрочные и долгосрочные цели. Преимущество этого заключается в том, что ваши цели действуют как дорожная карта — в конце концов, вы никогда ничего не добьетесь, если не будете знать, куда идете!

Хорошая организация также важен для эффективной и продуктивной работы. Если вы неорганизованы, вы можете потратить огромное количество времени на поиски потерянных вещей. Итак, научитесь подавать правильно, и узнайте, как составить эффективное расписание .

Навыки общения

Подумайте, как часто мы общаемся каждый день. Мы звоним по телефону, посещаем встречи, пишем электронные письма, проводим презентации, разговариваем с клиентами и так далее. Кажется, что мы проводим весь день в общении с окружающими нас людьми. Вот почему хорошие коммуникативные навыки необходимы, особенно когда ваша цель — работать более эффективно.

Начните с развития вашего активного слушания навыки и умения. Это означает, что вы прилагаете согласованные усилия, чтобы по-настоящему услышать и понять, что вам говорят другие люди.

Не позволяйте себе отвлекаться на то, что происходит вокруг, и не планируйте, что вы собираетесь сказать дальше, пока другой человек говорит. Вместо этого просто слушайте, что они говорят. Вы можете быть удивлены тем, насколько можно избежать недопонимания, просто активно слушая.

Затем посмотрите на свои навыки письма . Насколько хорошо вы общаетесь в письменной форме? Начните с писем. Большинство из нас пишет десятки писем каждый день. Но есть много методов, которые мы можем использовать, чтобы писать эффективные электронные письма. — те, которые действительно читают!

Например, всегда придерживайтесь одной основной темы при написании электронного письма.Если объединить несколько важных тем в одном сообщении, вашему коллеге будет сложно расставить приоритеты и отсортировать информацию. Если вам все же нужно поднять несколько разных пунктов, то пронумеруйте их последовательно или разделите на отдельные сообщения с соответствующими тематическими заголовками.

Конечно, мы пишем гораздо больше, чем просто электронная почта. Пишем через IM , пишем отчеты , и мы создаем презентации . Вы будете более эффективны в своей роли, если научитесь лучше общаться через все эти средства массовой информации, и ваш начальник и коллеги обязательно оценят ваши навыки, поскольку они будут главными бенефициарами!

Совет:

Если вы хотите узнать больше о том, как стать лучше писателем, посетите наш краткий тренинг по письменным коммуникациям. помогу.

Управление стрессом

Небольшое давление может оказаться полезным. Но когда давление превышает вашу способность эффективно с ним справляться, ваша продуктивность падает, а настроение страдает. Вы также теряете способность принимать твердые, рациональные решения; а чрезмерный стресс может вызвать проблемы со здоровьем как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе.

Независимо от того, чем вы занимаетесь, вы, скорее всего, будете испытывать стресс много раз в течение своей карьеры, возможно, даже регулярно. Вот почему научиться справляться со стрессом является ключевым фактором повышения эффективности работы.

Постарайтесь хорошо выспаться каждую ночь и старайтесь не брать с собой работу домой. Также важно расслабиться, когда вы вернетесь домой вечером.

Если вы не знаете, что вызывает у вас стресс, ведите дневник стресса. на неделю или две. Это поможет вам определить события, которые вызывают у вас стресс, и понять, в какой степени вы их переживаете. Когда вы чувствуете себя спокойным, вы можете проанализировать эти триггеры и придумать эффективные стратегии управления ими.

Развитие карьеры и обучение

Независимо от того, в какой области вы работаете, важно, чтобы вы продолжали учиться и развивать свои навыки. Для начала проведите персональный SWOT-анализ. чтобы определить области, над которыми вам нужно работать.

Помимо технических навыков, необходимых для выполнения вашей работы, вам также необходимо сосредоточиться на мягких навыках. . Сюда входят такие области, как лидерские качества, методы решения проблем, навыки эмоционального интеллекта. , и творческое мышление .Все, что вы можете сделать, чтобы улучшить эти навыки, окупится на рабочем месте.

Также подумайте, есть ли какие-либо квалификации, которых у вас нет, которые разумный человек счел бы подходящими для вашей области. Если да, может ли это удерживать вас от продвижения по службе? Например, было бы полезно иметь определенную степень или другой сертификат, если вы хотите подать заявку на руководящую должность? Вам не хватает каких-то определенных навыков?

В некоторых ролях поддержание актуальности с разработками в вашей отрасли, поможет вам оставаться актуальным.Это поможет вам лучше выполнять свою работу, особенно по мере продвижения по служебной лестнице.

Ключевые моменты

Когда мы действительно эффективны в работе, мы хорошо распоряжаемся своим временем, четко общаемся и у нас хорошее отношение.

Эффективные работники часто являются наиболее уважаемыми и наиболее продуктивными на своем рабочем месте, и они часто первыми рассматриваются для продвижения по службе. Так что улучшить свои навыки здесь определенно стоит!

Начните с анализа работы, чтобы понять, в чем на самом деле заключается ваша роль.Затем узнайте, как лучше управлять своим временем, более эффективно общаться и контролировать стресс.

Также убедитесь, что вы уделяете время дальнейшему обучению и развитию карьеры. Никогда не знаешь, как и когда окупятся эти новые навыки!

.