Страдание души: Страдание — лекарство для души

Содержание

Страдание — лекарство для души

«Страдание — это внутренняя работа над собой...» — слова из первой услышанной мною проповеди. Классика жанра. Страдания, боль, горе... и первый сознательный поход в храм. Опоздала. Проповедь. Мне показалось, что эти слова были адресованы именно мне. Этой фразой я получила ответы на многие свои вопросы.

В детстве мне приходилось недоедать, жить в бедности. Зато теперь я знаю, как говориться, «цену куску хлеба», мне знакомо чувство, когда тебя не воспринимают, потому что ты бедно одет. Не так, как модно и красиво, как одноклассницы. Когда идешь в школу 1 сентября, а тетрадки нет и ручка с прошлого года. Было непонятно, почему у всех есть, а у меня — нет?! Но были догадки, что не просто так...

Теперь, спустя годы, я благодарю Бога за мудрые уроки жизни. За долгие годы ошибок и искания истины. Когда знаешь, как оно бывает, уже не осудишь ближнего, а наоборот, хочешь помочь. Страдая, мы учимся сострадать ближнему. Как сказал старец Паисий Святогорец: «Когда чужая боль становиться твоей». И голод нищего отзовется в сердце твоем, когда ты сам недоедал.

Однажды в ресторан, где я когда-то работала, пришел нищий и попросил поесть. Он брал еду дрожащими руками, а глаза... Они и сейчас передо мною. Они были полны благодарности, боли и страданий. Что-то сжималось в моей душе и очень хотелось плакать. Спустя годы, придя в храм, мне кажется, что в этом нищем как будто был образ Христа.

Мы не можем осуждать неблагополучных людей, ведь если нам Господь попустит, то и мы упадем. Господь страдал с нами и за нас пострадал, и жизнью Своей показал пример нам. Святые шли за Ним, Его путем, отдавая свои жизни на престол служения Богу и людям, проливали свою кровь за Господа.

Преподобный Феофил, Христа ради юродивый, с самого младенчества узнал жестокость этого мира. Его мать хотела утопить, но Господь берег. Уже отроком он понял, человек рождается в этом мире не для счастья, а рождается он для страданий. Преподобный Пимен Многоболезненный Печерский всю жизнь очень болел и говорил: через страдания очищается моя душа. И благодарил за все Господа. Автобиографическая книга святителя Луки Крымского (Войно-Ясенецкого) называется «Я полюбил страдания».

Мы, конечно, не святые, но в наших силах сделать хотя бы малую крупицу добра: не отвечать резко на резкость, помочь бабушке донести сумку, сказать доброе слово продавщице или купить дедушке пирожок. Если человек способен сострадать, ему и этого будет мало. Он может пойти в хоспис, тюрьму, сиротский дом или онкоцентр и осчастливить кому-то день. Для кого-то это подвиг, для кого-то — образ жизни. В любом случае, это потребность души, ведь добро есть единственная форма жизни. Это не цель, а средство, сопровождающее сочувствием и состраданием к тому, кто рядом.

О. Иоасаф (Перетятько) на «молодежке» несколько раз говорил, что слово «страдание» произошло от слова «страда» — тяжелый труд летом. Получается, это работа не только внутренняя, но и физическая. Физический труд облагораживает человека. Мы помним, и у монахов труд и молитва — два крыла спасения.

Один святой сказал: «Никто никогда не может быть источником наших страданий, кроме нас самих». Действительно, к страданиям можно относиться по-разному. Но если все воспринимать, как из рук Божиих, и благодарить за все, то все кажется не так уж и страшно.

Но как же тяжело страдать без Бога! Таких людей очень много. Они, быть может, не понимают почему, для чего? Мы можем им объяснить. Как? Наверное, лучше всего примером собственной жизни. И ничего, что не всегда получается, ведь старание, как и страдание, — это труд.

Оля Радуга

Афоризмы и цитаты о страданиях

Физический труд помогает забывать о нравственных страданиях; поэтому бедняки – счастливые люди.
Ф. Ларошфуко

Созидать – это великое избавление от страдания и облегчение жизни. Но чтобы быть созидающим, надо подвергнуться страданиям и многим превращениям.
Ф. Ницше

Мужество – лучшее смертоносное оружие: мужество убивает даже сострадание. Сострадание же есть наиболее глубокая пропасть: ибо, насколько глубоко человек заглядывает в жизнь, настолько глубоко заглядывает он и в страдание.

Ф. Ницше

Долгие и великие страдания воспитывают в человеке тирана.
Ф. Ницше

Где всегда добровольно берут на себя страдания, там вольны также доставлять себе этим удовольствие.
Ф. Ницше

Если обладаешь волей к страданию, то это лишь шаг к тому, чтобы возобладать и волей, к жестокости, – именно в качестве как права, так и долга.
Ф. Ницше

Человек же – самое мужественное животное: этим победил он всех животных. Победной музыкой преодолел он всякое страдание; а человеческое страдание – самое глубокое страдание.
Ф. Ницше

Бурное страдание всё же предпочтительнее вялого удовольствия.
Ф. Ницше.

Великие страдания не слезливы. Человек, убитый горем, не плачет — он обливается кровью.
Ф. Жерфо

Всякое страдание есть не что иное, как неисполненное и пресечённое хотение.
А. Шопенгауэр

Глубочайшие страдания приносят с собою безошибочные прозрения инстинкта.
П . Бурже

Для тех, у кого совесть свободна, в страданиях животных есть что-то ещё более невыносимое, чем в человеческих страданиях. Здесь по крайней мере признано, что страдания — зло, и что тот, кто причиняет их, преступен.

Р. Роллан

Жажда страдания — это тоже сладострастие.
Ф. Мориак

Мелкое страдание делает нас мелкими; великое страдание возвышает нас. Следовательно, воля, требующая великого страдания, должна быть требованием любви человека к себе.
Ф. Ницше

Минутное удовольствие часто бывает причиной долгих страданий.
X. Виланд

Страдание есть результат несоответствия между желаемым и достигнутым.
X. Марта

Страдание не облагораживает: оно портит человека. Под действием его люди становятся себялюбивыми, подленькими, мелочными, подозрительными. Они дают поглотить себя пустякам. Они приближаются не к Богу, а к зверю.
С. Моэм

Страдание озлобляет натуры холодные, с корыстной душой и умом либо слабым, либо чересчур однобоким.
И. Миклухо-Маклай

Страдание — отец мудрости, любовь — её мать.
К. Берне

Страдания есть самый скорый способ для достижения истины.
Ф. Ницше

Страдания памяти хуже страданий тела.

Публий Сир

Страдания правого — приговор неправому.
Э. Золя

Страдать, но жить — таков удел людей.
Ж. Лафонтен

Страдать от любви — значит страдать оттого, что ты живёшь. Это неисцелимая рана.
М. Даффи

Хоть плохо мне, но это не причина,
Чтоб доставлять страдания другим.
Эсхил

…Люди плачут над вымыслами поэтов, а на подлинные страдания… взирают спокойно и равнодушно.
Исократ

Лучше вытерпеть эти некоторые страдания, чтобы насладиться большими удовольствиями; полезно воздерживаться от этих некоторых удовольствий, чтобы не терпеть более тяжких страданий.
Эпикур

Страждущий душою.
Энний Квинт

Величайшее зло — страдание.
Цицерон Марк Туллий

Если человек не страдает, значит ли это, что он наслаждается высшим благом?
Цицерон Марк Туллий

Помни, что сильные страдания завершаются смертью, слабые дают нам частые передышки, а над умеренными мы владыки.
Цицерон Марк Туллий

Кто страдает, тот помнит.
Цицерон Марк Туллий

Человеку свойственно чувствовать и испытывать страдания, но в то же время бороться с болью и слушать утешения, а не просто не нуждаться в утешениях.

Плиний Младший

Не заживает рана в сердце.
Вергилий Марон Публий

Страдания, неразлучные с любовью, бесчисленны, как раковины на морском берегу.
Овидий

Смерть — конец страданий.
Неизвестный автор

Бесполезны труды такого врача, который больного не вылечит, и суетно то философское слово, которому не исцелить душевных страданий.
Василий I Македонянин

Если ты равнодушен к страданиям других, ты не заслуживаешь названия человека.
Саади

Коль горе чужое тебя не заставит страдать,
Возможно ль тебя человеком тогда называть?
Саади

Кто боится страдания, тот уже страдает от боязни.
Мишель де Монтень

Бедное раздавленное насекомое страдает так же, как умирающий гигант.
Уильям Шекспир

В страданиях единственный исход —
По мере сил не замечать невзгод.
Уильям Шекспир

Сильней страдают те, чье горе молчаливо.
Жан Расин

Старая рана никогда не затягивается.
Томас Фуллер

За все утехи и развлечения нам воздастся сполна страданиями и тоской — это все равно, что до времени промотать накопленные сбережения.

Джонатан Свифт

Я буду стремиться увидеть страдания мира, ибо зрелище это совершенно необходимо для счастья.
Сэмюэл Джонсон

Страдание — первое, чему надо учиться и что впоследствии больше всего понадобится.
Жан Жак Руссо

Гуманность в человеке есть результат воспоминания о страданиях, которые ему знакомы либо по собственному опыту, либо по опыту других людей.
Клод Адриан Гельвеций

Вопрос не в том, одарены ли животные разумом, могут ли они говорить, а в том — могут ли они страдать.
Джордж Бентам

Малые страдания выводят нас из себя, великие же — возвращают нас самим себе. Треснувший колокол издает глухой звук: разбейте его на две части — он снова издаст чистый звук.
Жан Поль

Страдание — это побуждение к деятельности.
Иммануил Кант

Страдание, понимаемое в человеческом смысле, есть самопотребление человека.
Карл Маркс

Великие души переносят страдания молча.
Иоганн Фридрих Шиллер

Душевные страдания возвышают, телесные — принижают.

Джузеппе Джусти

Страдание есть результат несоответствия между желаемым и достигнутым.
Хосе Хулиан Марти

Страдание, боль — это вызов на борьбу, это сторожевой крик жизни, обращающий внимание на опасность.
Александр Иванович Герцен

Хочешь быть счастливым? Выучись сперва страдать.
Иван Сергеевич Тургенев

Неправда, что страдания облагораживают характер, иногда это удается счастью, но страдания в большинстве случаев делают человека мелочным и мстительным.
Уильям Сомерсет Моэм

Страдания делают сильного сильнее.
Лион Фейхтвангер

Главное, чему учит человека жизнь, это не тому, что в мире существует страдание, а тому, что от него самого зависит, обратит ли он страдание себе на благо, превратит ли он его в радость.
Рабиндранат Тагор

Страдание — истинное богатство таких несовершенных созданий, как мы, оно возвеличило нас и сделало достойными занять место рядом с совершенными.
Рабиндранат Тагор

Страдание — наша тяжелая плата за все, что есть ценного в этой жизни, — за силу, за мудрость, за любовь.

Рабиндранат Тагор

Страдание символизирует бесконечную возможность совершенствования, постоянное открытие радости.
Рабиндранат Тагор

Жизнь немногому может научить того, кто не научился переносить страдание.
Артуро Граф

Переносить страдание, просто страдать, — это, может быть, даже и сладко. А страдать активно, действовать, брать власть в борьбе со злом — вот это настоящее.
Михаил Михайлович Пришвин

Издевательство над чужими страданиями не должно быть прощаемо.
Антон Павлович Чехов

Есть лишь одно страдание: быть одиноким.
Габриель Оноре Марсель

Без страдания и смерти человеческая жизнь не может быть полной.
Виктор Франкл

Если есть смысл жизни вообще, то должен быть смысл жизни и в страдании.
Виктор Франкл

Иногда удар, который даже не оставляет следа, при определенных обстоятельствах вызывает страдание большее, нежели удар, оставляющий след.
Виктор Франкл

Наибольшее страдание, вызываемое избиением, обусловлено заключающимся в нем оскорблении.
Виктор Франкл

Страдание не будет иметь смысла, если оно не абсолютно неизбежно.

Виктор Франкл

Без страдания не могла бы сложиться душевная жизнь и законченная полноценная индивидуальность.
Вильгельм Дильтей

Теодицея страдания может носить оттенок затаенной обиды.
Макс Вебер

Во всяком страдании человек может утешиться.
Дмитрий Сергеевич Мережковский

Истолкование страдания имеет куда большие возможности, чем толкование действия.
Ханна Арендт

В страдании сокрыта огромная сила, возносящая мир.
Пьер Тейяр де Шарден

Те, кто страдает, просто расплачиваются за продвижение вперед и всеобщую победу. Это павшие на поле брани.
Пьер Тейяр де Шарден

В страданиях разум обнаруживает свою слабость.
Жорж Батай

Человек рождается на страдание, как искры, чтоб устремляться вверх.
Книга Иова, 5:7

В каждом страдающем человеке земли страдает Иисус Христос.
Мать Тереза

С трагедией мира можно примириться только потому, что есть страдание Бога. Бог разделяет судьбу своего творения.
Николаи Бердяев

Воображение доставляет нам больше страданий, чем действительность. Многое мучит нас больше, чем нужно, многое — прежде, чем нужно.
Сенека

Кто из нас не преувеличивает своих страданий и не обманывает самого себя?
Сенека

Кто страдает раньше, чем нужно, тот страдает больше, чем нужно.
Сенека

Для ищушего чрезмерных удовольствий страданием будет уже отсутствие чрезмерности.
Аристотель

И в глубочайшем страдании есть еще блаженство — сознание того, что ты способен страдать.
Кристиан Фридрих Геббель

Больные, право, аристократичнее здоровых; ведь только больной человек становится человеком, у его тела есть история страданий, оно одухотворено. Мне думается даже, что путем страдания и животные могли бы стать людьми; я видел однажды умирающую собаку: она в своих предсмертных муках смотрела на меня почти как человек.
Генрих Гейне

В жизни приходится выбирать между скукой и страданием.
Жермана до Стиль

Душевные страдания невыносимы, если нет физических.
Атксандр Кулич

Жизнь полна невзгод, одиночества и страданий — и к тому же заканчивается все это слишком рано.
Вуди Аллен

Психиатры называют человека невротиком, если из-за своих проблем он страдает сам, и психотиком, если он заставляет страдать других.
Томас Сас

Бывают несчастные существа, у которых есть сердце, чтобы страдать, но нет сердца, чтобы любить.
Этьен Рей

Люди, бывает, страдают молча; но одни все же громче, чем другие.
Морри Брикман

Нет ничего болтливее женщины, страдающей молча.
Поль Жеральди

Еще по теме:

Популярно:

Комментарии:

Страдание — это составляющая человеческой души...

Страдание — это составляющая человеческой души, врожденный ее элемент, сросшийся с ней, объединяющее вещество в отношениях человека с Богом. Сама душа стремится к муке, чтобы показать Богу свою любовь и чтобы переживать эту любовь. В страданиях, борьбе и тяжелом труде человек приближается к Богу. Бог ничем другим не лечит, как болезнями, трудами, тяжелой работой, даруя жизнь взамен смерти, которую Он добровольно выбирает.

***

Вы сможете! Как только вы отложите попечение о своем «я», то даже и во сне сумеете разговаривать с Богом. Не забывайте слова Божии о том, что Он будет всегда с вами. Доверяйте божественной благодати, которая по обетованию доведет до конца ваше дело.

***

Потерпите Господа, и тогда вам откроется то, на что вы даже не надеялись, о чем вы даже не мечтали. Всегда смотрите на Бога. Необходимо видеть Его перед собой. Пусть вас не беспокоят временные трудности, которые встанут на вашем пути, борьба, оставленность, безысходность, голгофа!

***

Что на демона обращать внимание? Слишком много чести. Святые отцы сравнивают помыслы с облаками, бег которых неудержим. На них просто не обращают внимание. А уж когда дождь — прячься, детка, молись и не унывай. Как ветер разгоняет тучи, так и благодать, привлекаемая смирением, изгонит врага.

Характерные ошибки: 1) ждать искушения и заранее бояться; 2) иметь нетвердое против конкретной страсти сердце, капитулировать.

Будь решительной, и благодать явно тебя укрепит. Знаю. А бес сам не ест, не пьет, не спит и поклоны ему — тьфу, но был вынужден сообщить прп. Макарию Великому, что боится только смирения. Смирение в данном случае заключается в памяти о смерти и о Суде. Что Богу ответишь за вольный грех? Как оправдаешься? Решительность нужна и слезное исповедание немощи души. Поклоны — если сможешь. Есть способ тактической борьбы: представить внутренним оком объект страсти трупом, причем во всех деталях. И цепко держаться за этот помысел, за этот образ, пока искушение не отступит. Это делание проверено. При решительно отвращающейся от образа греха воле (части души) ум должен отталкивать, отвергать прилог страсти, особенно грубой. Он, ум, должен работать как зонтик во время дождя, то есть нашествия помыслов. (Игумен Хрисанф (Липилин))

 

***

Такое состояние, как у тебя, бывает у многих. Надо перетерпеть, но своими силами это сделать невозможно. Почаще исповедуйся и проси всех молиться о тебе, за молитвы твоих духовных отцов это отойдет, и тогда будешь идти ровнее. Искушения, конечно, будут, но будут и большие утешения, и относиться к искушениям со временем ты станешь по-другому. Один старец советовал, когда найдет помысел, что не можешь больше находиться в обители, нужно говорить себе: «Ну, ладно, этот денек еще побуду, а завтра непременно уйду», и назавтра так же. Так с Божией помощью искушение пройдет. Помоги тебе Господи! (Монахиня Евтропия (Бобровникова))

***

Вы получили ответ в своем сердце, что меньше думаете о Боге, чем о человеке. Духовник — только проводник души ко Христу, а вы придали слишком большое значение отношению духовника к вам. Чтобы послушаться этого внутреннего голоса, надо в корне переменить свою жизнь, осознать, что цель религии — это вечная жизнь и вечное общение с Богом, а здесь, на земле, — только испытания.

Нередко испытания посылаются через близких нам лиц. Лучше, если вы будете готовы перетерпеть все, перемолоть свои страсти и обиды, обвинить себя в сложившихся обстоятельствах и остаться у прежнего духовника. Есть светлые слезы покаяния и есть черные слезы обиды и ревности. Надо сказать себе самой: «Духовник не хочет беседовать со мной, потому что предвидит, что я не исполню его послушания и нагрешу еще больше».

Но если вы чувствуете, что вам не под силу изменить себя и его, тогда возьмите благословение у вашего наставника не мучить себя и его, а искать другого духовника. Однако обвиняйте в духовном разрыве себя, а не его. Возможно, и со следующим духовником повторится что-нибудь подобное, поэтому ограничьтесь советами с новым духовником, без обязательного послушания. При этом старайтесь исполнять заповеди Евангелия и прислушиваться к голосу своей совести.

Остаться без послушания — опасный путь, но противиться духовнику и осуждать его — еще хуже. Желаю вам вечного спасения. (Архимандрит Рафаил (Карелин))

Подготовила инокиня Иоанна (Панкова)

Записи души (05.05.2017) >>

26.05.2017

История и страдания

Виктор Ерофеев: Наши гости – старший научный сотрудник Института мировой литературы, директор музея-библиотеки Федорова Анастасия Гачева, сотрудник Института философии Олег Арансон и историк, доктор наук Михаил Давыдов. Тема нашей сегодняшней передачи – история и страдания. Вы, наверное, слышали в моей предыдущей передаче о том, что журналистка из Тайваня спросила у меня, и я был ошарашен ее глубиной познания. Она спросила: «Почему доминантой русской истории является страдание?» Я подумал, вот на Тайване что-то такое соображают. Мне захотелось сделать эту передачу, чтобы мы вместе подумали, почему же все-таки много страданий в нашей истории? А может быть, и в других историях тоже есть множество страданий, только наши страдания нам ближе и мучительнее?

Анастасия, история и страдания – как в истории возникает тема страдания, по какому поводу? У меня такое общепринятое мнение, что, видимо, не соответствуют интересы государства и личности, или государства и народа, если брать такие архаические представления как народ. А ваша точка зрения, как возникает в истории тема страданий?


Анастасия Гачева: Вообще, если мы историю рассматриваем не только ее человеческий срез, но и ее метафизический срез, религиозный срез, он в общем, всегда присутствует в каком-то нашем таком понимании истории, то история страданий начинается с грехопадения. Она начинается с того момента, когда Адам, первочеловек, преступил заповедь своего Творца. И вот эти люди, первая супружеская пара, были изгнаны из Рая. У них было отнято их божественное достоинство, отнято то верховное положение человека в мире твари, которое было дано ему Творцом при творении, когда Творец дает ему заповедь об обладании землей. В мир входит смерть, и со смертью входят страдания. Потому что вот в христианской картине мира высшая степень страдания – это смерть. И говорит Господь жене: «Будешь рождать в муках» «И будешь в поте лица добывать хлеб твой», - он говорит Адаму. И вот, собственно, с этого момента лишения Рая, лишения человека его божественного достоинства и начинается история страданий. Собственно, исторический срез этой темы, проблема государства и личности, проблема необходимых жертв истории, истории, идущей по трупам, истории, которая не знает прав конкретной личности, готова преступить и пожертвовать ею во имя некоторой высшей идеи. Это все началось здесь. Тема страдания проходит с человеком с момента его рождения, с момента его возникновения.


Виктор Ерофеев: Русские философы, условно говоря, консервативного направления, мучаясь проблемой страдания, особенно страдания невинных детей, говорили о том, что это результат грехопадения. И любой человек, увы, втянут в эту систему грехопадения. И поэтому невинных нет. Михаил, можно ли согласиться с таким выводом? Я имею в виду и нравственно, и исторически. И дальше мой вопрос к вам: действительно ли русская история наполнена большим страданием, чем другие «истории»? Сначала про философов.


Михаил Давыдов: Я склонен согласиться.


Виктор Ерофеев: С Розановым, например.


Михаил Давыдов: Отчасти да. Но лишь отчасти. Что касается истории, то здесь вы коснулись очень серьезной проблемы. Действительно, история России некоторым образом это не заживающая рана, на мой взгляд. Но, говоря по правде, меня не очень интересует, насколько степень уникальности наших страданий сопоставима с страданиями жителей других стран. Потому что мы живем в России. Но то, что наша история трагична, в 20-м веке трагична сверх мыслимой меры, это совершенно очевидно. И, конечно, это имеет истоки в истории России. И связано это в гигантской степени с тем, что возникшее во второй половине 15-го века – начале 16-го века единое русское государство было, по мнению многих историков, реально православной калькой Золотой Орды. Православная калька Золотой Орды. И к середине 16-го века в стране фактически перестала существовать всякая частная собственность, было создано государство, которое можно называть вотчинным государством, то есть когда носитель верховной власти фактически повелитель всего: облаков, отражения облаков в луже, людей, зверей. И вот в такой системе понятно, что подданные – всегда страдающая сторона. Последствия этого неисчислимы. Реально, по меньшей мере, с конца 15-го века, то есть уже более 500 лет в разных вариациях мы видим одну и ту же схему с мелкими отступлениями в роде пореформенной эпохи, которая, конечно, давала шансы при благоприятном развитии ситуации в начале 20-го века на перелом вектора исторического развития. Но, к сожалению, этого не случилось. То, что имело место в 20-м веке, это в каком-то смысле логическое развитие предшествующей истории.


Виктор Ерофеев: Наталья из Москвы звонит. Ваше мнение: история и страдания у нас в России?


Слушатель: Такая благодатная тема у вас. Когда я шла к Господу, я об этом думала и поняла, наконец, что скорбями иногда ведет Господь к себе. И человек пока не нуждается в Господе, пока он ужас скорби не осознал и не впал в отчаяние. Христос пострадал от зла мира, но не отрекся от него, он взял грех мира на себя. Это было предсказано. А страданию можно радоваться в Боге, если ты его прочувствуешь. Ведь Господь всегда ходит по путям жизни, но люди по беспечности, по незнанию не видят его. Поэтому Господь не может спасти людей против их воли. Нужно, чтобы душа у человека открыта была для вхождения в нее живого Бога, для которого все возможно. А пережившие бедствия чаще бывают подавлены этим бедствием. И мы думаем: неужели нет нужды, что мы погибаем. Слабая вера успевает зачахнуть, и разливается в душе отчаяние, душа теряется. А соприкосновение с невидимым усиливает страх. И по земле этот страх бродит. А когда пройдет первый трепет души, то все объясняется расстроенным воображением, невозможностью что-то исправить, слабостью. Но учитель может спасти, он прекращает бедствие, потому что кормчий жизни входит в лодку, руководство его верно, и охрана его верна.


Виктор Ерофеев: Спасибо за такое выступление. Точка зрения христианская и глубоко верующего человека. У меня только вот какой вопрос, и я Анастасии его адресую. Может, такая точка зрения не только помогает выжить, но и помогает тому, что мы принимаем те страдания, которых мы не можем просто преодолеть. Это защитная реакция организма или ума. И вместо того, чтобы бороться со страданиями, мы поддаемся. Как вы считаете?


Анастасия Гачева: Вы знаете, конечно, замечательное такое эмоциональное выступление. И такой взгляд на христианство, безусловно, может быть. Но мы все-таки находимся в лоне русской отечественной нашей христианской традиции. Там было такое замечательное явление, как русская религиозная философия, которая не ограничивала христианский взгляд только проблемой страдания. Наоборот, да, страдания заткано в плоть этого мира, потому что в этом мире существуют болезни, смерть, вражда, потому что человек – несовершенное существо, человек – существо очень уязвимое внешне и внутренне, физически и психически. Страдать ведь тоже можно по-разному. Бывает очень злое страдание, свитое на себе, эгоистическое, как подпольный человек Достоевского, который уходит в свой угол, когда мы страдаем из-за того, что на этой жизненной дорожке мы не слишком успешны, кто-то более успешен. Как страдает пушкинский Сальери? Разве это не страдание? Он тоже страдает. Бывает, конечно, другое страдание. Некая антитеза этому адскому самолюбивому, злому страданию. Это страдание, которое сопряжено, конечно, со смирением, с таким пониманием некоторого недостоинства человека. Это попытка превзойти самого себя, как бы преодолеть себя, выстроить свою душу. Это, безусловно, благое страдание. Но в христианской картине мира все-таки, Наталья говорила, что Христос страдал. Да, он страдал за мир, но он пришел с идеей преодоления страданий. И все-таки христианская идея преображения бытия в благобытие, в царствие небесное предполагает как раз идею избавления от страданий. Потому что какой главный атрибут царствия божия, вот этого мира, в котором не будет смерти, не будет розни, где не будет каждая личность принесена в жертву целому, как это бывает в истории. То есть в будущем порядке бытия, о котором говорит Христос, там каждая личность находит свое место. Там все сосуществуют в Боге, там все равны. Вот это божественное, замечательное соборное равенство. Там какой атрибут этого порядка нового бытия? Блаженство. Там нет места страданию.


Виктор Ерофеев: Кстати, это порою в русском православии действительно возникает тема страдания как основная тема религиозного переживания. Когда посмотришь даже на греков, тоже наши братья по православию, видишь, что там есть еще много других элементов. Наталья, то, что вы сказали, это очень важно, как один из серьезных выразителей направления православия. Тем не менее, мне кажется, Анастасия очень правильно ответила на те вопросы и на тот монолог, с которым вы выступили.

Сергей Митрофанов пишет о том, что в России слишком холодно по сравнению с другими странами, и вся надежда на глобальное потепление. Да, мы знаем, что существовала целая школа французской философии, которая говорила о том, что все определяется климатом. Я хочу задать вопрос вам, Олег, от которого немножко отошел в сторону Михаил Давыдов просто потому, что сказал совершенно замечательную вещь по поводу 15-16-го века в России, не сравнивая с другими странами. А все-таки, если сравнить, тема европейской истории и русской истории – чем они отличаются?


Олег Арансон: Ну, они, конечно, отличаются. Для меня нет сомнений. Но мне кажется, Михаил сказал важное слово, и это слово «мера». Мне кажется, страдания – это вообще понятие, я сейчас не говорю о чувствах страдания, я говорю о нем как об историческом понятии, которое сконструировано в том числе христианской традицией. И в этом смысле оно существенно и для западной традиции, и для русской. Но мера страдания, конечно, разная. И эту меру страдания мы как бы все время испытываем в России на то, чтобы страдание превратилось из некоторого овнутренного чувства вины, и здесь правильная отсылка к грехопадению, то есть все рождаются своего рода в грехе, в чувстве вины, как бы страдания становятся неотъемлемой частью души. И потом и истории как некоторого рассказа о событиях, где страдания является ключевым. Страдания, войны, и так далее. Мне кажется, русская история постоянно испытывает страдания на его чистоту, не мерность, на то, чтобы достичь такого уровня, чтобы о человеческом страдании уже речь не шла.


Виктор Ерофеев: Очень точно, на мой взгляд. Дмитрий из Москвы нам звонит. Дмитрий, как у вас со страданиями и с историей нашего государства?


Слушатель: Я тоже думал об этом. Сейчас как раз канун праздника, триумф православия. Триумф православия есть смирение. Я думал, когда читал «Откровения Иоанна Богослова», там из семи церквей самая страдающая церковь Смирня. Это как бы созвучно смирению. Это опять перекликается со стяжанием духа мирного у Серафима Саровского. Мне кажется, что чем-то похоже наше смирение с судьбой ангела церкви в Смирне.


Виктор Ерофеев: Интересно, спасибо за ваше замечание. Андрей из Одинцово пишет: «У нас 60 процентов населения за гранью нищеты, цены на ЖКХ и продукты дикие. Чтобы выжить, пенсионерам приходится работать. Наша власть довела наш народ до ручки. За что такие страдания нашему народу?» Михаил, за что такие страдания нашему народу?


Михаил Давыдов: Вопрос не по адресу, строго говоря. Всегда меня с юношеской поры занимал такой вопрос: что было бы, если бы хан Батый основал город-сарай не на берегах речки Ахтубы, а где-нибудь на речке Луарея, где-нибудь на берегах реки По? Какова была бы судьба Западной Европы? Я без злорадства об этом думаю. Когда мы говорим о мере страданий и о том, что определяет историю, то, конечно, это надо иметь в виду постоянно, потому что история сегодняшняя началась не вчера и даже не сто лет назад.


Виктор Ерофеев: А можно ли сойти с тех рельсов страдания, если мы берем русскую историю уже за последние 500 лет, и все-таки уйти на какой-то другой путь? Или все-таки это такая инерция?


Михаил Давыдов: Инерция – великая движущая сила истории. Я не берусь предсказывать о том, можно ли это сделать сейчас, сто лет назад это было возможно.


Виктор Ерофеев: Сергей из Армавира, ваше мнение, история и страдания?


Слушатель: Мне даже такое в голову пришло: у России история страдания. Если взять историю 20-го века, все мы знаем, что произошел переворот октябрьский, революция, потом началась гражданская война, проливалась братская кровь российская. Короче, большевики распяли Россию. Впоследствии была Великая отечественная война, где уйма народа погибла, просто очень много. По одним данным, 30 миллионов, по другим и более. И вот у меня такой вопрос складывается, что Россия все время страдает, особенно в 20-м веке, судя по истории России. Как вы думаете, вы писатель, вы человек просвещенный во многих вопросах, литература, просвещение народа, сейчас идет повальная алколизация, наркоманизация населения, люди вымирают, вы верите в будущее, что Россия наконец через Бога, через литературу… Можно ли исправить это положение, чтобы Россия встрепенулась, думать начала о своем будущем? Не то что «план Путина».


Виктор Ерофеев: Вы задаете вопрос, на который надо быть шарлатаном, если давать какой-то однозначный ответ. Россия действительно обладает страшной инерцией страдания. Недаром мы сегодня посвящаем этому передачу. Откуда взялось это страдание? Это вопрос, который мы редко задаем самим себе и друг другу и тем самым увеличиваем эту меру страдания. Мы замечательный народ, у нас замечательное воображение, поразительной красоты воображение, но мы не анализируем себя, не занимаемся самоанализом ни в историческом плане. У нас очень плохо знают историю. Правда, Михаил? Просто плохо. Действительно, по сравнению с другими странами, мы плохо знаем нашу историю. У нас еще история просто исписанная в пропагандистских целях то одним, то другим кланом людей. Поэтому, конечно, легче сказать: да, я верю, и слава Богу, что эта вера дает мне право на то, что я пишу, и то, что я с вами общаюсь. Но я сказал так: я верю, но с трудом. То есть я делаю, стараюсь делать все, что от меня зависит, чтобы произошел такой правильный духовный, душевный переворот в России, но я понимаю, что это очень трудно сделать.

Нам звонит Владимир из Йошкар-Олы. Ваше мнение по поводу истории и страдания? Как вы к этому вопросу относитесь?


Слушатель: Я хотел бы спросить, знакомы ли вы с такой работой, в интернете помещенной, «Новая философия. Единство энтропии-негэнтропии. Информационный подход»?


Виктор Ерофеев: А кто автор?


Слушатель: Каплунов.


Виктор Ерофеев: Я, глядя на наших гостей, вижу, что не знакомы. Это что, работа связана со страданием?


Слушатель: Да.


Виктор Ерофеев: Поясняйте.


Слушатель: Россия в большей степени энтропийная страна, нежели негэнтропийная. Россия больше отвечает на внешние вызовы, чем она формирует свою собственную деятельность. Негэнтропия – это возможность свободной преобразующей и активной деятельности, когда страдание снимается самим трудом. Тогда внешнее воздействие оказывается меньшим. Преобразующая сила народа, в частности, изменяет этот вектор.


Виктор Ерофеев: Я вас понял. Я попрошу Анастасию прокомментировать ваше выступление.


Анастасия Гачева: Конечно, вы правильно определяете фактор негэнтропии как фактор действительно преодоления хаоса, возрастания энергии, космизации бытия и соответственно преодоления страданий. Это все совершенно верно. Но я абсолютно не согласна с той точкой зрения, которая утверждается в работе, о которой вы упомянули, о том, что Россия являет собой в человечестве фактор энтропии. Я думаю, что как раз наоборот. Когда мы много говорим о том, что русская история – это история, в которой действительно и переживания страданий, и страдания, которые вынес на себе народ, я думаю, что здесь, конечно, мы должны говорить о каком-то жертвенном служении России. Русские писатели, философы 19-го, 20-го века очень много говорили о том, что Россия как бы являет миру некий пример. Она как бы нечто в человечестве должна сказать. И, собственно, ее история тоже есть история жертвы. Только что говорилось о том, что если бы не было жертвенной этой России на пути монголо-татарских полчищ, то под этими полчищами пала бы Европа. Это уже как бы некоторая историческая жертва была принесена России. А, скажем, 20-й век, этот коммунистический эксперимент – это тоже огромная жертва России, которая демонстрирует, во-первых, к чему может привести всякий такой дробный идеал, идеал, который стремится как бы установить некий рай на земле, но этот рай понят очень оскоплено – рай для одного, отдельно взятого класса, рай, который осуществляется через насилие, через диктатуру и так далее.


Михаил Давыдов: И рай то сомнительный.


Анастасия Гачева: Рай сомнительный, да. Потом как вообще можно устроить какой-то рай при том, что человек – существо болеющее, страдающее и смертное? Это совершенно не учитывал коммунизм. И вот как раз русская история, весь ее 20-й век показывает, Россия демонстрирует миру вот эти, может быть, даже тупиковые пути этого мира, чтобы этот мир в конце концов вышел на какую-то другую дорогу. Если мы будем говорить о том духовном потенциале, который дала русская мысль, то здесь как раз была попытка преодолеть это страдание в истории, потому что очень много размышляли русские мыслители об этих необходимых исторических жертвах, о том, что история действительно всегда двигает массами, и она меньше всего думает о благе конкретной личности. То есть личность это уже quantites negligeables – величина, которой можно пренебречь.

Так вот, начиная с Достоевского, начиная со славянофилов, русские писатели и философы пытаются выстроить некий иной социально-исторический проект, который бы вел именно к преодолению страданий, к тому, чтобы история действительно явила в себе какой-то иной, благой, богочеловеческий, если мы будем говорить в терминах русской религиозной философии. То есть для них эти необходимые жертвы истории – такой преткновенный, болезненный нравственный узел. И какие тут пути предлагаются? Скажем, совершенно замечательная идея христианской политики, которая была выношена у славянофилов, Достоевского, Владимира Соловьева. Что здесь имеется в виду? То есть какой закон во взаимодействии государств и народов? Это закон, бентамовский принцип утилитарности – право, благо государства есть высший закон. Что они говорят, русские мыслители? Они говорят, что должна быть и в политических организмах признаваема та же нравственная шкала ценностей, та же сама христова правда, что и для каждого верующего. Понимаете, как интересно! Или, скажем, когда они говорят уже в русском зарубежье, мыслители русского зарубежья, представители нового града, когда они противопоставляли тоталитарному государству принцип христианской демократии, которая как бы примиряет правду личности и правду общежития, правду конкретной личности и правду целого. Когда как бы личность может состояться по-настоящему. Только в каком-то братски-любовном союзе и труде и творчестве с другими личностями. И когда она не может быть принесена в жертву целому.


Виктор Ерофеев: Я понял. Олег, я бы хотел, чтобы вы тоже прокомментировали, что сказала Анастасия. Я не то что боюсь, но я немножко опасаюсь вот этих политических утопий, связанных с высокими религиозными чувствами не потому, что мне эти чувства неведомы или я к этим чувствам отношусь иронически или скептически. А просто мне кажется, что это соединение, этот коктейль, когда политика – это искусство возможного и политика – это прежде всего все-таки игра с определенными интересами, и когда тут интересы, а тут бескорыстие, тут маккиавелизм, а там святость, то как-то…


Михаил Давыдов: Я согласен с вами, потому что…


Анастасия Гачева: Это разные уровни.


Михаил Давыдов: Нет, одна утопия вместо другой. Пока в русском зарубежье писались эти прекрасные тексты, излагались эти прекрасные идеи, вовсю функционировал ГУЛАГ, вовсю страдали сотни тысяч, миллионы людей, о которых сейчас недавняя годовщина полукруглая смерти Сталина очень много показала, конечно. Конечно, помнят. Но очень многие не помнят и готовы забыть о жертвах Великой отечественной войны, продолжая тему жертвенности России и российского народа. Когда мы смотрим фильмы послевоенные западноевропейские, там понятно, что эти люди, которые на экране, знают, кто главный победитель во Второй мировой войне. Сейчас, конечно, нет. Сейчас они этого не знают, потому что каждая страна конструирует себя как победительницу. Я помню, меня в свое время потрясли… Оказывается, в Румынии были 8 мая парады Победы, и румыны себя тоже считали одними из важнейших победителей гитлеризма. Румыны, которые до Волги дошли, и так далее. Поэтому действительно, Виктор, я с вами совершенно согласен, что совместить высокое и маккиавелизм:


Виктор Ерофеев: :сложно, по крайней мере. Олег, возможно?


Олег Арансон: Я тоже как-то возразил на только что сказанное по поводу такой утопической христианской политики. Мы вообще-то забываем о том, что речь постоянно идет не столько о страдании, сколько о некотором умозрении, связанном со страданием. То есть это некоторый рассказ о страдании. И это страдание, которое в умозрении и в некоторой христианской рефлексии доставляет удовольствие. И без этого удовольствия, возможно, и не возникали бы такого рода утопии. Потому что как только и благодаря этому между прочим в русской истории такая тяжелая короткая память. Потому что рассказ о ГУЛАГе превращается всего лишь в рассказ, опыт ГУЛАГа никак практически не рефлексируется. Единичные факты. Я могу вспомнить только такую радикальную рефлексию – это у Шаламова, кстати, христианского мыслителя. Варлаам Шаламов, который признает опыт страдания в ГУЛАГе чисто негативным и отказывается извлекать какую-либо позитивность из этого страдания.


Виктор Ерофеев: Великий писатель.


Олег Арансон: Да, великий писатель. И очень мало людей, которые пытались перевести рассказ именно в демонстрацию опыта. И когда мы говорим о страдании, мы всегда впадаем в некоторое умозрение. И это, я считаю, опасно, потому что мы попадаем все время в ловушку, потому что страдания – это тоже исторический конструкт, он тоже сформирован. И христианство в этом участвовало. И у нас может нехватка не столько христианского преодоления страданий, христианство в нем нуждается, это одна из базовых ценностей. А вопрос в том, как перестать видеть в страдании ценность, как перестать на каком-то бессознательном уровне отмечать эту ценность страдания. И если это удается, как, например, это удалось Шаламову, прошедшему через страдания, или как удалось совершенно далекому от Шаламова философу Спинозе, который тоже отрицает за страданием ценность и более того отрицает ценность даже за состраданием, взывая к позитивным силам, а не к негативным силам.

Вы говорите, я к Анастасии обращаюсь, о личности. Но что такое личность? Личность же сконструирована в европейской истории, в христианской истории как страдающая. Это именно сгусток овнутренного страдания, это боль, которая должна быть помещена внутрь души. Нам бы справиться с внешней болью сегодня, с болью войн, ГУЛАГов и так далее. А мы еще должны постоянно радоваться тому, что мы болеем душой. И я считаю, это большая опасность.


Виктор Ерофеев: Пока говорили, Лена нам написала: «Человек, не страдавший никогда, не болевший, - это убожество». Вот вам, пожалуйста, тоже очень типичная российская точка зрения. Вы знаете, я на эту тему много рассуждал. Прямо скажем, что тема для нас очень важная. Я иногда думаю, что именно благодаря или из-за страдания мы очень многого не видим, потому что страдание не только просветляет душу, но оно и унижает человека. И душа в страдании не только открывается, как говорила Наталья, но и закрывается. Она должна защищаться, она должна обороняться. И когда я думаю, что у меня было счастливое детство, а у других несчастное. Вот у меня счастливое сталинское детство, могу сказать, об этом я написал в романе «Хороший Сталин». А у многих несчастное. Я вот думаю: так что же, значит, другие знают жизнь, а я не знаю, если исходить из опыта детства? Английская королева знает жизнь из моей книги «Энциклопедия русской души» или не знает? Кто лучше знает жизнь: тот, который под забором валяется, или тот, у которого есть возможность светлым взором окинуть мир и помочь тем, кто страдает? Или мы загоняем себя в страдание? Да, может быть, загнав себя в страдание, и есть смысл поговорить о смысле страдания. Но не о пользе.


Михаил Давыдов: Я хотел присоединиться к Олегу. Дело в том, что если мы обратимся к истокам страдания страны в 20-м веке, то что мы увидим? Богатый барин Герцен (недосмотрел Николай Первый, не надо было его выпускать в Европу, я говорю кощунственные слова, протестуя против свободы передвижения, но не надо было его отпускать в Европу) поехал в Европу, попал как раз на революцию 1848 года и разочаровался, видите ли. И из этого разочарования (да кто такой Герцен в конце концов? Явно не Спиноза, хотя человек умный) вырос русский социализм. Конечно, я утрирую.


Виктор Ерофеев: Разочаровался в мещанстве европейском.


Михаил Давыдов: Да, в европейском мещанстве.


Виктор Ерофеев: Просто выступил, как Константин Леонтьев, прямо скажем.


Михаил Давыдов: Вот осмысление конструкта страданий, как точно заметил Олег, вырастает русское народничество, которое все построено на сострадании. Как многократно замечено русской философской мыслью конца 19-го – начала 20-го века, человеколюбие оказалось ложным.


Виктор Ерофеев: Это тоже очень важная тема и не осмысленная нами. Петр из Москвы нам звонит.


Слушатель: Ну, ведь Герцена то декабристы разбудили. Куда уж тут денешься? А вообще, у меня такой обывательский взгляд на эти вещи. По-моему, Ключевский сказал, что каждый человек, который хочет считать себя немножко гражданином, должен знать немножко знать свою историю. Когда ее знаешь немножко, то как бы лично я начинаю меньше страдать внутренне просто из-за какой-то массовой неопределенности во взглядах. Когда говорят, например, что большевики распяли Россию, но Деникин считал, что Россию распяли не большевики, и он сражался с большевиками. И так далее. Когда мы начинаем скрупулезно разбираться в нашей истории, в чужой истории, мы как бы становимся на ноги, и нас меньше качает на этом корабле.


Виктор Ерофеев: Правильно.


Слушатель: И вот последняя встряска в этом корабле. Берет Борис Николаевич Ельцин едет в Беловежскую пущу. Ни вице-президент Руцкой об этом не знал, ни председатель Верховного совета, ни ближайшее окружение. И он через колено ломает нашу русскую историю. И вот мы начинаем страдать по новой.


Виктор Ерофеев: Дело в том, что Борис Николаевич, конечно, любил об колено и так далее, но не забывайте о том, что существовали другие республики Советского Союза, которые хотели выйти из состава того государства, они не хотели участвовать в русской истории, они хотели продолжать или возобновлять свою историю. Это тоже такой упрощенный взгляд. Можно жалеть, что было такое великое государство и его не стало. Но надо иметь в виду, что это государство было наполнено таким страданием, что некоторые другие народы в этом страдании не хотели принимать участия и не приняли. И Борис Николаевич приехал в Беловежскую пущу скорее констатировать неприятие этого страдания и распустил этот колхоз, а не потому что он решил: давайте-ка я его распущу, потому что вместо колхоза я создам фермерское или еще какое-то хозяйство. Тут история действительно тем и интересна и сложна, что надо видеть не только наши политические интересы или возможности, но надо видеть также право других народов и других случайно попавших к нам в объятия государств выйти из этого государства, как я говорю сейчас о балтийских странах, и подумать о продолжении своей собственной истории.

Кстати говоря, пока шла эта передача, я вот о чем подумал. Я на днях покупаю новую машину. Собрал редакторский совет, говорю: «Покупаю такую машину». Мне шеф-редактор говорит: «Ой, какую же ты отвратительную машину покупаешь. Что за гадость!» А я деньги собирал, даже в банке занял. Я тогда подумал: «Боже мой! В каком другом царстве – государстве, когда человек выложился, собрал деньги, помечтал, а потом приходит к нему шеф-редактор, человек, с которым я уже пять лет работаю на программе «Апокриф», и говорит, что я купил какую-то ерунду». И тогда я вспомнил, что у меня была машина некоторое время назад, которая ломалась. Я приезжал к механикам, и они тоже в один голос говорили: «Ну, зачем вы такую плохую машину купили? Как вы могли такую машину купить? Не могли выбрать другую марку?» А когда я спрашивал: «А какая марка лучше?» все называли какие-то другие марки. Но когда я спрашивал про тех людей, которые называли эти марки, что думают другие люди, оказывается, и те машины были плохие. И у меня было впечатление, что вся страна покрыта плохими машинами. Причем речь шла не только об отечественных машинах. Причем в классе хороших машин упоминали отечественные. И вот я ехал на этой машине в Финляндию, и она у меня сломалась в Хельсинки. Я проезжаю, финн говорит: «Какая у вас хорошая машина! Я бы тоже такую хотел купить!» Я говорю: «Да она сломалась». Он говорит: «Ну, все машины ломаются. Это же вообще не характерно». Потом я подумал, что случайно. Потом мы со всей семьей на этой же машине поехали во Францию, и она где-то в середине, около замков Луары тоже сломалась. И опять я приехал к механику французскому. И он говорит: «Ой, приятно держаться за руль!» И какие-то добрые слова про эту машину, что машина хорошая, что это случайно сломалась. Хорошие слова: машина ломается случайно. Здесь: машина плохая, и, естественно, закономерно ломается. Если выстроить это сознание от начала до конца, то что мы получаем в итоге? Мы получаем в итоге, что мы покрываем всю нашу территорию вот такими, во-первых, высказываниями, которые явно по крайней мере говорят не о хорошем воспитании, потому что воспитанный человек промолчит. Потом я еще подумал, развивая эту мысль, у меня прямо перед вами рождается такое эссе. Я подумал: а кто прав – те люди, которые говорят, что я плохую машину купил или хорошую? Может быть, действительно, эта машина была не очень хорошая, может быть, русский механик был прав, когда говорил, что не очень хорошая машина. Но когда он это говорил, я страдал из-за того, что я заплатил деньги, купил неправильную машину, что мне этот механик говорит неприятные вещи, я впадаю в какое-то сложное, неприятное отношение. Мне надо ее или хвалить, или тоже ругать, что уже нехорошо. Или финский или французский механик, который говорит, что она прекрасная машина, машина лучше всех, может, он врет. Но как-то приятно его слушать. И вот так вот видите, какие совершенно разные модели поведения. А ведь вскрывается на мелочи, на механике, на отношении к твоей собственности, к твоей машине. Как можно ругать чужую собственность? Уже нехорошо. А это не собственность для нас, это не собственность, а по дури купленная какая-то вещичка.

Александр из Питера звонит.


Слушатель: Виктор, то, что вы сейчас сказали, это тьмы низких истин, а не возвышающий обман. Только эта фраза сейчас перевернута. Это для Европы фраза, а для нас пушкинская фраза перевернута. Кстати, Арансон поднял очень важную тему, это ницшеанский подход к жизни, больной не может быть пессимистом. Буквально так сформулировал Ницше. Потому что в христианстве, в Иисусе он искал исключительно негацию страдания, так же как и Шаламов. Почему Шаламов кончил сумасшедшим домом, а другие на месте Шаламова кончали монастырями? Именно потому что Шаламов взял эту негацию. Если помните фразу великую Пушкина в письме к Чаадаеву: «Ни за что в мире я не хотел бы переменить родину или иметь иную историю, чем история наших предков».


Виктор Ерофеев: Эмиль Викторович, пожалуйста.


Слушатель: Начну с Лермонтова: «Страна рабов, страна господ, и в ней мундиры голубые, и послушный им народ». Все дело в рабстве физическом и духовном. Оно сформировалось при Рюриковичах, дало свой страшный рецидив при Сталине, и до сих пор мы его ощущаем в виде наших так называемых выборов, поскольку наши выборы – это то же самое духовное рабство.


Виктор Ерофеев: Я вообще все мечтаю создать приз на лучший звонок и на лучшее выступление, по лености своей это не делаю. Дорогие гости, посмотрите, какие у нас замечательные слушатели самых разных взглядов. Это вам не «Эхо Москвы», куда звонят непонятные отморозки, у нас хорошие слушатели, я ими горжусь. «Все познается в сравнении. Расскажите, пожалуйста, об истории счастья», - Сергей Михайлович. А давайте кратко, какой период истории в каком-нибудь государстве, где было более-менее прилично жить?


Анастасия Гачева: Я думаю, что это очень трудно сказать нам, глядя из сегодняшнего времени. Я думаю, что каждая эпоха, в которой живет человек, в каком-то смысле счастливая эпоха, потому что он проживает время своей жизни.


Виктор Ерофеев: Это правда. Принимаю.


Михаил Давыдов: Особенно если это происходит в молодости.


Виктор Ерофеев: Хорошо, тоже принял.


Олег Арансон: Мне хотелось бы думать, что это эпоха до того, как было изобретено страдание. Хотя бы античная эпоха.


Анастасия Гачева: А можно все-таки два слова по поводу, вы очень хорошо говорили о том, что действительно нельзя замыкаться на страдании и нельзя уходить в это страдание, потому что оно обессиливает, просто страдание, которое вращается внутри тебя, оно обессиливает. Тут какая-то очень глубинная диалектика. Страдание, с одной стороны, действительно, когда мы видим страдающее существо, когда мы не можем быть таким самодовольным боровом и жить свое пузо, как говорил Достоевский, когда наше сердце распахивается на других людей, оно влечет нас к действию, к тому, чтобы преодолеть страдание.


Михаил Давыдов: Усыновить этого ребенка. А целый колхоз, который окружен войсками НКВД, вы усыновите?


Анастасия Гачева: Вы знаете, да. А помните Митю Карамазова, который видит свой сын?


Михаил Давыдов: Обычно хорошие дела делаются в молчании.


Виктор Ерофеев: Тема очень горячая, важная, мы поговорим о ней еще не один раз.



Страдание — неотъемлемая часть русской души | Общество | ИноСМИ

L'Express, Франция
© AP Photo, Mikhail Metzel

Французский предприниматель Жан-Мишель Коснюо уже 20 лет живет в Москве. В книге «Впереди холода» он рисует яркую картину современной России и в частности говорит о роли православной веры, в которую обратился и сам.

Жан-Мишель Коснюо (Jean-Michel Cosnuau)

Я пришел в православие особым путем: нам с подругой захотелось создать в России благотворительную ассоциацию. Как я посчитал, естественным шагом было бы обратиться к православной церкви. Я встретился со священником, и тот постепенно привел меня, неверующего еврея, к крещению.

Обращение в православие означает вступление в соборность, сообщество верующих. Думаю, в тот день я сильнее ощутил себя русским, чем когда получал российский паспорт. Православная вера многое говорит о русской душе. О ее прагматизме. А также ее иррациональности, наследии языческого прошлого. Едва ли найдется второй такой же суеверный народ.

Русские страдают за весь остальной мир

American Thinker
Respekt
Respekt
Russia Profile
Rzeczpospolita
Кроме того, православие несет в себе иное отношение к греху: Бог стремится не наказать человека за его проступки (окружающего мира для этого и так достаточно), а утешить и успокоить его. В русском бессознательном прочно сидит представление о жизни на богатой ресурсами земле, которая в то же время заставляет проходить через очень тяжелые испытания. Поэтому страдание представляет собой неотъемлемую часть русской души.

В своей книге «Бал в Кремле» Малапарте (Curzio Malaparte) писал: «Русские страдают за весь остальной мир». И 70 лет коммунизма не смогли искоренить эту глубокую духовность, связь с землей и Святой Русью.

Одно время была сильна идея о том, что Москва представляет собой Третий Рим, последний оплот христианства. Сегодня русские считают своим долгом защитить восточных христиан, что отчасти объясняет их геополитическую позицию на Ближнем Востоке.

Православие как образ жизни

Но православие — это не просто теологическая основа, а скорее образ жизни. Религия вновь ожила после падения берлинской стены и вернула себе статус атрибута русской нации. В частности это отражается в росте числа крестин. Как бы то ни было, церковь не приобрела влияния на политические судьбы страны и высказывается лишь по некоторым социальным вопросам, придерживаясь консервативной линии.

Россия — все еще светская нация, которая включает в себя несколько религий. И показное взаимопонимание Путина с патриархом Кириллом объясняется в большей степени политической игрой. Потому что, несмотря на весь видимый блеск, религиозное сердце страны в другом. Оно находится в усеивающих провинцию монастырях, куда ходят как из городов, так и из деревень. Туда едут, чтобы встретиться со священником, омыться, очиститься от грехов.

Нужно сказать, что отношение русских к религии не сильно отличается от их отношения к закону: это, конечно, важная вещь, но они всегда находят способы ее обойти. Так, например, пост по большей части соблюдают, но в основном только на первой и последней неделе!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

«О страдании», Георгий Чистяков — Благотворительный фонд помощи хосписам «Вера»

Добрый вечер, родные мои, с вами в эфире священник Георгий Чистяков. Как всегда, сегодня мы тоже работаем в прямом эфире. Наш телефон 291-90-27. Через 15-20 минут мы начнем принимать ваши телефонные звонки.

Сегодня мне хотелось бы, родные мои, поговорить с вами о смысле страдания, о том, есть ли ответ на вопрос, отчего или зачем страдают люди. Есть пословица, которую знают все и нередко употребляют: «Христос терпел, и нам велел». Но только спрашивается: где именно в Евангелии говорится о том, что Иисус действительно велел нам страдать? Такого текста в Священном Писании нет. Да, умывая ноги ученикам, Господь говорит, что даёт нам пример. Но пример чего? Не страдания, а служения друг другу. Он зовет нас в 25-й главе Евангелия от Матфея давать кусок хлеба голодному, одеть нагого, посетить больного или заключенного. Но нигде не призывает нас страдать. Наоборот, Писание подчёркивает, что Он пострадал Сам за нас, то есть вместо нас. Хотя, конечно же, Господь приходит разделить с нами наши беды. Ориген в одном из своих сочинений приводит евангельский текст, не сохранившийся в канонических Евангелиях: «Ради слабых был слаб, ради голодающих голодал, ради жаждущих жаждал». К тем, кто был слаб, Он пришёл как слабый, голодал с голодающими и жаждал с жаждущими, то есть разделил наши беды. Но нигде не зовёт разделить с Ним Его страдания. Поэтому всё-таки нельзя говорить, хотя мы часто, утешая больных, говорим об этом, и утешая родственников, нельзя говорить, что, страдая, больные присоединяются к подвигу Христову, разделяют с Ним Его муки. Нет, Он страдал добровольно, а мы и наши близкие, мы, все люди, болея, страдаем не по своей воле. Мы страдаем, потому что нам выпала такая доля, выпала такая участь, мы этих страданий не выбирали.

Так что же всё-таки можно сказать о страдании?

Иногда говорят, что болезнь человека многому научила, что после болезни он стал другим. Но на самом деле, конечно, болезнь тоже ничему не учит, болезнь только мучит и разрушает человека. Хотя, в самом деле, нередко после болезни человек становится другим, становится много лучше, сильнее, много чище и т. д. Но учит нас в этом случае не болезнь, а Бог. Повторяю, не болезнь, а Бог нас учит, Бог, когда даёт силы эту болезнь преодолевать, силы для нравственной над этой болезнью победы. Миллионы людей болеют, и никакого положительного опыта из этих своих болезней не выносят. Наоборот, они становятся капризными, злыми, постоянно чего-то требуют, вырастает до невероятных размеров их эгоизм, они жалуются, они завидуют здоровым и ненавидят их, считая себя самыми несчастными. Они, болея, к тому же ещё и разрушают себя и разрушают людей вокруг себя. Такого, бывает, видеть страдания очень часто приходится, таким образом. Прямо давайте скажем, что само по себе страдание не целительно, само по себе страдание не спасительно. Ничего хорошего страдание как таковое человеку не даёт. И поэтому не прав, наверное, Достоевский, когда говорит: «Страдание очищает душу». Нет, не страдание само по себе, а именно несломленность в страдании, нравственная победа над болью — вот она действительно цельбоносна и спасительна. Повторяю: не страдание само по себе, а несломленность в страдании.

Спасителен, наверное, бывает и пример страданий другого, но опять-таки, когда становишься свидетелем того, как, страдая, болея, умирая, человек держится, как, не смотря на тяжелейшее своё существование, состояние, остаётся человеком. Конечно же, когда умирающая старушка волнуется не о подушке и не о грелке, не жалуется на то, что ей плохо, а переживает, что не сможет приготовить внучке обед — такое страдание возвышает, такое страдание, действительно, даёт нам надежду, такое страдание вселяет в нас уверенность в том, что живём мы не напрасно. Но когда человек скулит и жалуется, отказывается лечиться, отказывается разговаривать с близкими, и только требует, и только говорит, что он самый несчастный на белом свете, тогда, конечно же, огорчаешься за него, конечно же, пытаешься сделать ему что-то, как-то облегчить ему его муки, но, всё равно, такое страдание нас ничему не учит, такое страдание, скорее, заставляет нас просто расстраиваться. А вот когда человек держится, когда человек, повторяю, и не устану повторять снова и снова, остаётся человеком даже в самом тяжёлом состоянии, на грани комы, — вот это да, вот это вселяет надежду. Но здесь спасительно не страдание, а именно нравственная над ним победа. Страдание же как таковое, боль, болезнь, разрушительно и бессмысленно. Как в зле вообще, так и здесь нет ничего спасительного, как в зле вообще, так и здесь нет ничего созидательного. Не само по себе страдание, а именно несломленность, мужество и терпение того, кто страдает, открывают перед нами новые возможности. И, конечно, когда больной человек отправляет кого-то из родных спать, говоря, что как-нибудь обойдётся без помощи сына, племянника, дочки, внука, внучки, потому что волнуется, что ему или ей необходимо хотя бы несколько часов, но выспаться, — вот эта ситуация, она сразу говорит нам очень много о Боге, и о человеке, и о н6аших возможностях и вселяет в нас, безусловно, вселяет в нас уверенность. Но это, опять-таки, не страдание само по себе, а отношение человеческое к страданию, нравственное его преодоление, нравственная над ним победа. Значит, не боль как таковая, а отношение к боли — вот с чего начинается то терпение, которое так нужно и необходимо нам, которое так спасительно.

Вспоминается, как русский философ Лев Платонович Карсавин страдал, умирая в Заполярье от умилиартного туберкулёза. Страдал — и продолжал утешать других, читал лекции, разговаривал из последних сил, разговаривал, отвечая на вопросы своих друзей, своих сотоварищей, потому что знал, что все они смотрят на него, все они переживают у него, и, следовательно, учатся у него. Сотни и тысячи людей, самых разных, не похожих друг на друга, столько дали людям — своим близким, своим друзьям, случайно оказавшимся рядом людям, своим врачами медсёстрам, — но не фактом своей болезни, не фактом своего страдания, своих мучений и болей, а именно тем, как сумели одолеть, победить, нравственно победить всё это, то, что разрушает, разрушает и мучит человека. Значит, от Бога всё-таки не боль, а та победа, которую одерживает человек над болью. Боль — разрушает; Бог не есть творец разрушения, Бог только созидает. А вот преодоление боли, оно созидательно. Оно плодотворно, оно плодоносно. И поэтому давайте скажем так: мы не знаем, от Бога ли болезнь, мы не знаем, откуда она, но мы знаем, что от Бога врач, который помогает избавиться от этой болезни, и мы знаем, что от Бога то дерзновение больного, которое даёт возможность врачу его вылечить, которое даёт возможность больному иной раз поправиться, стать здоровым, иной раз, даже погибая, умирая, сделать здоровыми сотни других людей. А если не сотни, то, во всяком случае, десятки. Есть чему учиться у людей, которые болеют и умирают: учиться тому, как они преодолевают то разрушение, которое так дерзко, так бешено врывается в нашу жизнь. Преодолевают и побеждают, даже умирая, побеждают.

«Праведник, — как сказано в Библии, — если и рановременно умрёт, будет в покое». И дальше: «Ибо честная старость не в долговечности заключается и не числом лет измеряется». А смысл в том, что не временем, а именно честностью своей, и седина — это не белый цвет волос, а мудрость и беспорочная жизнь.

Очень важно об этом помнить, очень важно об этом не забывать, и необходимо, абсолютно необходимо знать, что именно через преодоление мы побеждаем, именно преодолевая наши немощи, становимся христианами и остаёмся людьми, а не поддаваясь нашим немощам и не давая им нас себя раздавить. Поэтому, подчёркиваю снова и снова, не боль спасительна, а то, как мы относимся к этой боли, как её переживаем.

Я напоминаю вам, родные мои, что мы работаем в прямом эфире, наш телефон 291-90-27, и мы ждём ваших телефонных звонков.

Конечно, человеку не всегда бывает просто, когда ему плохо физически. Но на то мы и живём вместе на земле, чтобы поддерживать друг друга, когда нам плохо. Поддерживая друг друга, мы все больше становимся людьми и ближе соприкасаемся с Богом.

У нас звонок, пожалуйста, слушаю вас.

.<обрыв записи>

Это очень важное и очень серьёзное замечание, потому что, действительно, из самой нашей биологии следует, что человек, когда ему физически плохо, начинает злиться, человек, когда ему физически плохо, начинает своё раздражение, свою усталость, свои немощи срывать на других, и… тогда его начинает нести уже, как несёт какую-нибудь щепку по волнам реки или моря. И это конец, это беда, это кошмар. Но когда мы преодолеваем нашу немощь и находим в себе силы, как сказал Павел, «активно простить» человека, с которым у нас были трудности во взаимоотношениях, который нас обидел или которого мы обидели, — вот тогда мы приближаемся к победе, тогда мы одерживаем над собственной этой немощью, которая на нас давит и делает нас раздражительными и злобными, одерживаем над ней удивительную и радостную победу.

Ещё звонок, пожалуйста.

-Алло! <обрыв записи>

… потому что если больной отчаивается, то беда ждёт и его, и всех, кто его окружает. Если мы в испытаниях наших — потому что испытания бывают самые разные: с работы выгнали, кто-то из близких заболел… ещё что-то произошло такое в жизни неприятное — если мы в этой ситуации отчаиваемся, то беда будет умножаться и умножаться. Христианство начинается там, где мы побеждаем это отчаяние, поэтому опять-таки не испытание спасительно, а то, как мы его встретим, то, как мы на него ответим. Ещё звонок, слушаю вас.

— Отец Георгий! <обрыв записи>

… хорошо напомнили нашим слушателям, что Христос взял на Себя наши страдания, пострадал за нас. И, я подчёркиваю, не только за нас, но и вместо нас, это понять чрезвычайно важно. Но дал нам пример Иисус не страдания, а служения, потому что это было страдание за людей, и ради людей, и вместо людей, Его страдание было служением, а наши болезни — это просто испытания наши. Вот в чём принципиальная разница. Ещё звонок, слушаю.

<обрыв записи>

Бывают случаи, когда сила характера отталкивает человека от Бога, когда человек говорит: «Я справлюсь со всем сам, мне Бог не нужен, мне никто не нужен, я сам справлюсь», — а бывают случаи как раз совсем другие, когда сила характера помогает человеку опереться на Бога: для того, чтобы схватиться за протянутую руку Христову, тоже нужна сила характера. Но поскольку люди в основном живут всё-таки не на необитаемых островах, как Робинзон Крузо, а живут среди других людей, то наша задача, вот, задача христиан — помочь людям открыть Бога в трудные моменты их жизни. Но только мы должны с величайшим целомудрием подходить к этому. Очень осторожно и без насилия, без раздражения внутреннего открывать человеку дорогу, которая ведёт ко Христу. Не требовать, чтобы он пошёл по ней, а как-то намекнуть ему на то, что есть у него эта уникальная возможность. У нас ещё звонок, слушаю вас.

<обрыв записи>

Честно говоря, не помню, о какой именно проповеди вы говорите. Я всегда подчёркивал и не устаю это подчёркивать, что мы, люди, не знаем ни дня, ни часа, в который Сын Человеческий придёт. Мы должны быть готовы к концу, но мы не должны строить свою жизнь исходя из того, что конец наступит, там, завтра, или через год, или через три года и т. д Мы не должны рассчитывать жизнь в надежде на конец или ожидая конца, но должны быть ежедневно готовы. И тогда, только в этом случае, в наше сердце, в конце концов, войдёт правильное понимание того, что есть конец истории, того, что есть наше окончательное соединение со Христом, потому что иначе мы будем всё-таки находиться во власти каких-то не христианских представлений о кончине века, а во власти позднеантичного мифотворчества. Не надо идти этим путём, надо прислушиваться, прежде всего, к тому. Что в Евангелии нам говорит Иисус об этом. Ещё звонок, слушаю.

<обрыв записи>

Ну, сегодня мы всё-таки говорим о болезнях человека, а не о болезнях общества, поэтому мне бы не хотелось отвечать на ваш вопрос сегодня, но я постараюсь ответить на него в одной из передач. Ещё один звонок, пожалуйста.

<обрыв записи>

…боли, и поэтому… их болезни к ним подкрадываются и обнаруживаются уже близкими и врачами, там, или ими самими, в тот момент, когда уже всё бесполезно. Одно другое не исключает. Понятно, что боль указывает человеку и врачу, что его надо лечить, но как мы на эту боль отреагируем — об этом я говорю сегодня, потому что именно врач должен решать вопросы, «как?», отреагировав на эту боль как на сигнал лечить человека, а мы с вами — родные, близкие, друзья, в конце концов, сами больные — должны на эту боль реагировать по-другому: не испугаться, не сломаться, не поддаться отчаянию. Итак, перед каждым стоит своя задача: врачу боль даёт сигнал «лечи», а мы, встречаясь с болью, должны почувствовать, что задача сейчас — достойно на это испытание отреагировать. Ещё звонок.

<обрыв записи>

Вы читали где-нибудь в Евангелии о том, что молиться надо за крещёных только, и разве вы забыли, что и крещёные, и некрещёные — все Божьи? Мы уже как-то говорили об этом, и, по-моему, не один раз, что всех призвал Господь к жизни из небытия, и верующих, и неверующих, и дурных, и благих, и преступников, и святых, и христиан, и не христиан, и православных, и неправославных. И., конечно же, обо всех абсолютно необходимо молиться, и мы не будем с вами решать за Бога, какую молитву Он услышит, а какую Он не услышит. Я думаю, что не слышится Богом прежде всего та молитва, которая идёт не от чистого сердца, та молитва, которая совершается по обязанности, та молитва, которая совершается устами, только устами, в то время как сердце где-то далеко блуждает и занято чем-то посторонним. Вот такая молитва, она, разумеется, услышана не будет, а что касается молитвы за некрещёных, то давайте всё-таки не забывать о том, что и крещёный, и некрещёный — все призваны одним Богом-Творцом к жизни, и поэтому все мы братья во Адаме и его дети. Ещё звонок, слушаю.

<обрыв записи>

… для него выходы, если он сам их не видит, его надо, в конце концов, отвлекать от этих страданий. То есть тут уже надо бросаться на помощь и помогать человеку всеми силами, и прежде всего помочь понять человеку, больному, страдающему, умирающему, что главное осталось при нём, что неповторимость его личности, она не отобрана болезнью, что болезнь может сожрать всё: физические силы, ногу, руку, печень, лёгкие, — но нашей личной неповторимости ни одна болезнь никогда не сожрёт. Вот это мы должны показать больному: что он остался таким же человеком и в сердцевине своей абсолютно полноценным, не смотря на то, что тело его, может быть, прямо на глазах разрушается. Это очень важно, спасибо вам за замечание. Ещё звонок, слушаю.

-Алло! <обрыв записи> Спасибо, мой дорогой и …

Вот и помогайте добрым словом, и делом, и участием друг другу. Именно не помогать друг другу разрушаться, а помогать друг другу выплывать, выкарабкиваться, выбираться из ситуаций трудных и тяжёлых, в которых мы постоянно оказываемся и со здоровьем, и с внутренним состоянием, и с обстоятельствами и т.д. Ещё звонок, слушаю.

-Алло!

-Да?

— Отец Георгий, здравствуйте!<обрыв записи>

Спасибо, Андрей Николаевич, но здесь постановка вопроса, такая, которую вы делаете, она довольно опасна, потому что часто, отталкиваясь от выдвинутого вами тезиса, люди отказываются лечиться, люди говорят: «Если Бог хочет, чтобы я вылечился, он меня исцелит». А вместе с тем врач призван к своему труду не кем-то, а именно Богом, и посылает нас Господь друг другу помогать и Сам помогает нам руками наших друзей, руками наших братьев и сестёр. Поэтому если я относительно своей болезни и могу думать, что это какое-то испытание для меня, то по поводу болезни тех людей, которые нас окружают, мы должны понимать, что Господь ждёт нашего в ней участия, ждёт того, что мы объявим этой болезни войну и в конце концов её победим. Обстоятельства необходимо преодолевать, из них вырастать. Болезнь — это зло, а со злом надо бороться. И тот, кто не борется со злом, становится, в конце концов, преступником. Ещё звонок, пожалуйста.

— Отец Георгий!

— Слушаю.

<обрыв записи>

Откуда мы с вами можем сказать, к смерти этот грех или не к смерти? Не наша с вами задача судить о том, как Господь отреагирует на тот или иной грех. Это не наша задача, не надо вникать в то, что не нашего ума дело. Ещё звонок, пожалуйста.

— Отец Георгий, на самом деле тут нет противоречия, ведь <обрыв записи>

Ну, я с вами никогда не соглашусь, с болезнями надо бороться, и не случайно же церковь наша так много почитает святых врачей — и Косьму и Дамиана, и Кира и Иоанна, и Пантелеймона и Ермолая, и святителя Луку, и многих-многих других. Если вы полистаете месяцеслов, то вы обнаружите великое множество святых врачей, вся жизнь которых именно была посвящена этой самой ежедневной борьбе со злом, выражающимся в виде болезни, потому что болезнь — это зло, повторяю, а со злом необходимо бороться. Ещё звонок, слушаю вас

— Алло, здравствуйте, отец Георгий!

— Добрый вечер!

— Вы знаете, мне кажется, болезни посылает дьявол, вот, так, когда мы отступаем от каких-то правил, отступаем от природы, от требований природы. Мне кажется, тут Бог…

<обрыв записи>

Есть очень хорошее латинское слово ,"iignoramus« — «мы не знаем». Есть вещи, которых мы не знаем. Мы не знаем, откуда болезнь, мы не знаем, какова причина болезни и есть ли она вообще, эта причина. Но мы знаем, что с болезнями надо бороться, мы знаем, что больному надо помочь, мы знаем, что больному надо помочь и физически выздороветь, и нравственно выздороветь, не сломаться и окрепнуть, и мы видим из Евангелия, что Господь, исцеляя, сразу помогает человеку избавиться и от его греховности, и от его недуга, чисто физического, значит, одно идёт об руку с другим, одно теснейшим образом связано с другим, избавление от недуга духовного, психологического, и избавление от болезни физической, вот, но откуда берутся болезни, мы не знаем, и, наверное, не надо нам этого знать, потому что знать всё невозможно, и есть какие-то вещи, просто по природе своей недоступные человеческому уму. Поэтому не будем гадать, от кого болезни — от Бога, или от дьявола, или ещё от кого-то или от чего-то, — гадать не нужно. Ещё звонок, пожалуйста.

— Алло, отец Георгий, добрый вечер!

— Я слушаю.

— Это Владислав беспокоит. Простите, пожалуйста, вот ещё дополнение, вот, к вашим словам. Дело в том, что часто в храмах приходится слышать, что да, вот ты пострадал, видишь, вот ты <обрыв записи>

Очень хорошо, Владислав, говорите, и в связи с этим, наверное, надо ещё и не забыть того, что святые, праведники, они тоже болели, и иногда болели больше нашего, поэтому рассматривать болезнь как наказание за грех, абсолютно невозможно: тогда бы не было среди святых столько физически немощных людей, и тогда бы не умирали, как часто мы знаем из житийных источников, от очень тяжёлых болезней наши угодники Божии. Ещё звонок, пожалуйста.

— Отец Георгий, дорогой, и последнее: вот, в христианстве после <обрыв записи>

Поэтому я резко против того, чтобы понимать болезнь как наказание. Подчёркиваю, мы не знаем, откуда они берутся. Если бы это было наказание, то великие святые бы не болели. А вспоминается мне, каким болезненным был святитель Иоасаф Белгородский, каким болезненным был Тихон Задонский; как тяжело болел и умирал преподобный Пафнутий Боровский, очень подробно описано в его житии, можно и другие примеры привести. Ещё звонок, слушаю.

— Добрый вечер, отец Георгий, говорит Татьяна. Отец Георгий, позвольте мне продолжить вашу мысль и подсунуть (? — Ю.К.) немножко потом свою. Вот вы тут говорили о болезнях, что это отнюдь НЕ наказание, и я целиком и полностью с вами согласна в этом смысле, но, знаете, меня буквально покоробили слова, звучавшие в эфире: Господь Христос посылает болезни. Действительно, я… Вся моя душа восстала против этого выражения, может быть, просто неудачного. Но я хочу ещё раз вслед за вами сказать, на мой взгляд, и выслушать ваше мнение на мою точку зрения: Бог не посылает болезни, просто в силу несовершенства нашей природы. Есть ведь врождённые болезни, есть болезни, которые приобретены…вернее, нельзя сказать, благоприобретены, но приобретены нами вследствие, ну, дурной нашей воли, там, потакания, там, каким-то нашим слабостям…

— Да, наверное. Вы правы. Да.

— И тогда мы нажили себе это, по грехам нашим. Вот, но… но что Бог посылает болезни, я с этим согласиться не могу.

— Нет, конечно, Бог…

— И прошу… И прошу вашего… вашего мнения на смою точку зрения. Благодарю вас заранее.

Так, спасибо вам… Отвечаю кратко, потому что у нас уже не так много времени. Бог всеблаг, и если мы в это верим, то значит Бог нам может давать только благо, только что-то хорошее, но ни в коем случае не дурное, не беду посылать нам. Это, наверное, в языческих мифологиях допустимо, чтобы Бог насылал беду, но не в нашей вере, не в нашем уповании. Но когда задумываешься всё-таки, отчего мы болеем, то, конечно, всё больше, хотя, повторяю, что мы не знаем причин болезней, но всё больше всё-таки приходишь к тому выводу, что, конечно, виноваты мы, люди. Действительно, одни болезни развиваются в силу дурных привычек, другие болезни развиваются в силу отравленной среды, дурной экологии, то есть преступления других людей делают детей, там, взрослых, которые живут вот в этом городе или в этом селе, больными, третьи заболевают от того, что… происходит… совершается какое-то преступление, там, взрывается атомная бомба или производятся ядерные испытания, люди вокруг заболевают. Вот вам какая-то очень яркая схема, картина того, как грех одного становится причиной болезни другого: взрывается или загорается реактор — люди вокруг заболевают. Халатность одних … строителей, проектировщиков, поспешные решения и т.д., здесь уже в каждом случае бывают причины разные, но всё это вместе — халатность, преступность и т.д. одних — стало причиной болезни других. Во многих случаях бывает так, но подчёркиваю, что всё-таки остаются какие-то ситуации, когда объяснить, откуда и почему человек заболел и болеет, просто совершенно невозможно. Ещё звонок, слушаю.

— Отец Георгий, здравствуйте, это опять Андрей Николаевич. Я… Я… <обрыв записи>.

Я не совсем понимаю, при чём тут ссылка на семинарию, потому что существуют на эту тему статьи, существуют разные точки зрения, и в семинарии как раз излагаются и те, и другие, и третьи точки зрения. Подчёркиваю, что единого мнения на этот счёт в Церкви нет. В Церкви вообще на большинство ситуаций, на большинство явлений нет единого мнения. В Церкви есть одно сокровище, дарованное нам Христом, сокровище, о котором мы постоянно забываем. Это сокровище — свобода. И не будем им пренебрегать. И если, Андрей Николаевич, вы думаете, что я не готовлюсь к передачам, и не интересовался предварительно, что думает большинство наших богословов на тему, о которой я сегодня говорил, и не читал учебник семинарский, и лекции не слушал, и не смотрел на этот счёт Журнал московской Патриархии за много лет, не только за последние два-три года, но со дня его основания, — я знаком с публикациями, которые есть в Журнале московской Патриархии и в других изданиях — вы ошибаетесь, я к каждой передаче очень серьёзно готовлюсь и каждую передачу продумываю заранее. Импровизаций в эфире я не признаю и считаю, что они невозможны. Поэтому как раз то, о чём мы говорили сегодня, я считаю вполне законченным размышлением на тему о том, что не страдание спасительно, а именно его преодоление, не болезнь от Бога, а та сила, которой мы эту болезнь преодолеваем и побеждаем. И зачастую побеждает болезнь человек, даже умирая. Побеждает духовно, хотя тело его она пожирает физически. Жизнь много богаче любой схемы, и люди могут много больше, чем предполагают, потому что с ними, потому что с нами Сам Христос, потому что бог ведёт нас по жизни. Поэтому мы о Господе можем действительно всё.

Да хранит вас Христос до новой, до следующей встречи.

Расшифровка Юлии Колядовой

Добрый вечер, родные мои, с вами в эфире священник Георгий Чистяков. Как всегда, сегодня мы тоже работаем в прямом эфире. Наш телефон 291-90-27. Через 15-20 минут мы начнем принимать ваши телефонные звонки.

Сегодня мне хотелось бы, родные мои, поговорить с вами о смысле страдания, о том, есть ли ответ на вопрос, отчего или зачем страдают люди. Есть пословица, которую знают все и нередко употребляют: «Христос терпел, и нам велел». Но только спрашивается: где именно в Евангелии говорится о том, что Иисус действительно велел нам страдать? Такого текста в Священном Писании нет. Да, умывая ноги ученикам, Господь говорит, что даёт нам пример. Но пример чего? Не страдания, а служения друг другу. Он зовет нас в 25-й главе Евангелия от Матфея давать кусок хлеба голодному, одеть нагого, посетить больного или заключенного. Но нигде не призывает нас страдать. Наоборот, Писание подчёркивает, что Он пострадал Сам за нас, то есть вместо нас. Хотя, конечно же, Господь приходит разделить с нами наши беды. Ориген в одном из своих сочинений приводит евангельский текст, не сохранившийся в канонических Евангелиях: «Ради слабых был слаб, ради голодающих голодал, ради жаждущих жаждал». К тем, кто был слаб, Он пришёл как слабый, голодал с голодающими и жаждал с жаждущими, то есть разделил наши беды. Но нигде не зовёт разделить с Ним Его страдания. Поэтому всё-таки нельзя говорить, хотя мы часто, утешая больных, говорим об этом, и утешая родственников, нельзя говорить, что, страдая, больные присоединяются к подвигу Христову, разделяют с Ним Его муки. Нет, Он страдал добровольно, а мы и наши близкие, мы, все люди, болея, страдаем не по своей воле. Мы страдаем, потому что нам выпала такая доля, выпала такая участь, мы этих страданий не выбирали.

Так что же всё-таки можно сказать о страдании?

Иногда говорят, что болезнь человека многому научила, что после болезни он стал другим. Но на самом деле, конечно, болезнь тоже ничему не учит, болезнь только мучит и разрушает человека. Хотя, в самом деле, нередко после болезни человек становится другим, становится много лучше, сильнее, много чище и т. д. Но учит нас в этом случае не болезнь, а Бог. Повторяю, не болезнь, а Бог нас учит, Бог, когда даёт силы эту болезнь преодолевать, силы для нравственной над этой болезнью победы. Миллионы людей болеют, и никакого положительного опыта из этих своих болезней не выносят. Наоборот, они становятся капризными, злыми, постоянно чего-то требуют, вырастает до невероятных размеров их эгоизм, они жалуются, они завидуют здоровым и ненавидят их, считая себя самыми несчастными. Они, болея, к тому же ещё и разрушают себя и разрушают людей вокруг себя. Такого, бывает, видеть страдания очень часто приходится, таким образом. Прямо давайте скажем, что само по себе страдание не целительно, само по себе страдание не спасительно. Ничего хорошего страдание как таковое человеку не даёт. И поэтому не прав, наверное, Достоевский, когда говорит: «Страдание очищает душу». Нет, не страдание само по себе, а именно несломленность в страдании, нравственная победа над болью — вот она действительно цельбоносна и спасительна. Повторяю: не страдание само по себе, а несломленность в страдании.

Спасителен, наверное, бывает и пример страданий другого, но опять-таки, когда становишься свидетелем того, как, страдая, болея, умирая, человек держится, как, не смотря на тяжелейшее своё существование, состояние, остаётся человеком. Конечно же, когда умирающая старушка волнуется не о подушке и не о грелке, не жалуется на то, что ей плохо, а переживает, что не сможет приготовить внучке обед — такое страдание возвышает, такое страдание, действительно, даёт нам надежду, такое страдание вселяет в нас уверенность в том, что живём мы не напрасно. Но когда человек скулит и жалуется, отказывается лечиться, отказывается разговаривать с близкими, и только требует, и только говорит, что он самый несчастный на белом свете, тогда, конечно же, огорчаешься за него, конечно же, пытаешься сделать ему что-то, как-то облегчить ему его муки, но, всё равно, такое страдание нас ничему не учит, такое страдание, скорее, заставляет нас просто расстраиваться. А вот когда человек держится, когда человек, повторяю, и не устану повторять снова и снова, остаётся человеком даже в самом тяжёлом состоянии, на грани комы, — вот это да, вот это вселяет надежду. Но здесь спасительно не страдание, а именно нравственная над ним победа. Страдание же как таковое, боль, болезнь, разрушительно и бессмысленно. Как в зле вообще, так и здесь нет ничего спасительного, как в зле вообще, так и здесь нет ничего созидательного. Не само по себе страдание, а именно несломленность, мужество и терпение того, кто страдает, открывают перед нами новые возможности. И, конечно, когда больной человек отправляет кого-то из родных спать, говоря, что как-нибудь обойдётся без помощи сына, племянника, дочки, внука, внучки, потому что волнуется, что ему или ей необходимо хотя бы несколько часов, но выспаться, — вот эта ситуация, она сразу говорит нам очень много о Боге, и о человеке, и о н6аших возможностях и вселяет в нас, безусловно, вселяет в нас уверенность. Но это, опять-таки, не страдание само по себе, а отношение человеческое к страданию, нравственное его преодоление, нравственная над ним победа. Значит, не боль как таковая, а отношение к боли — вот с чего начинается то терпение, которое так нужно и необходимо нам, которое так спасительно.

Вспоминается, как русский философ Лев Платонович Карсавин страдал, умирая в Заполярье от умилиартного туберкулёза. Страдал — и продолжал утешать других, читал лекции, разговаривал из последних сил, разговаривал, отвечая на вопросы своих друзей, своих сотоварищей, потому что знал, что все они смотрят на него, все они переживают у него, и, следовательно, учатся у него. Сотни и тысячи людей, самых разных, не похожих друг на друга, столько дали людям — своим близким, своим друзьям, случайно оказавшимся рядом людям, своим врачами медсёстрам, — но не фактом своей болезни, не фактом своего страдания, своих мучений и болей, а именно тем, как сумели одолеть, победить, нравственно победить всё это, то, что разрушает, разрушает и мучит человека. Значит, от Бога всё-таки не боль, а та победа, которую одерживает человек над болью. Боль — разрушает; Бог не есть творец разрушения, Бог только созидает. А вот преодоление боли, оно созидательно. Оно плодотворно, оно плодоносно. И поэтому давайте скажем так: мы не знаем, от Бога ли болезнь, мы не знаем, откуда она, но мы знаем, что от Бога врач, который помогает избавиться от этой болезни, и мы знаем, что от Бога то дерзновение больного, которое даёт возможность врачу его вылечить, которое даёт возможность больному иной раз поправиться, стать здоровым, иной раз, даже погибая, умирая, сделать здоровыми сотни других людей. А если не сотни, то, во всяком случае, десятки. Есть чему учиться у людей, которые болеют и умирают: учиться тому, как они преодолевают то разрушение, которое так дерзко, так бешено врывается в нашу жизнь. Преодолевают и побеждают, даже умирая, побеждают.

«Праведник, — как сказано в Библии, — если и рановременно умрёт, будет в покое». И дальше: «Ибо честная старость не в долговечности заключается и не числом лет измеряется». А смысл в том, что не временем, а именно честностью своей, и седина — это не белый цвет волос, а мудрость и беспорочная жизнь.

Очень важно об этом помнить, очень важно об этом не забывать, и необходимо, абсолютно необходимо знать, что именно через преодоление мы побеждаем, именно преодолевая наши немощи, становимся христианами и остаёмся людьми, а не поддаваясь нашим немощам и не давая им нас себя раздавить. Поэтому, подчёркиваю снова и снова, не боль спасительна, а то, как мы относимся к этой боли, как её переживаем.

Я напоминаю вам, родные мои, что мы работаем в прямом эфире, наш телефон 291-90-27, и мы ждём ваших телефонных звонков.

Конечно, человеку не всегда бывает просто, когда ему плохо физически. Но на то мы и живём вместе на земле, чтобы поддерживать друг друга, когда нам плохо. Поддерживая друг друга, мы все больше становимся людьми и ближе соприкасаемся с Богом.

У нас звонок, пожалуйста, слушаю вас.

.<обрыв записи>

Это очень важное и очень серьёзное замечание, потому что, действительно, из самой нашей биологии следует, что человек, когда ему физически плохо, начинает злиться, человек, когда ему физически плохо, начинает своё раздражение, свою усталость, свои немощи срывать на других, и… тогда его начинает нести уже, как несёт какую-нибудь щепку по волнам реки или моря. И это конец, это беда, это кошмар. Но когда мы преодолеваем нашу немощь и находим в себе силы, как сказал Павел, «активно простить» человека, с которым у нас были трудности во взаимоотношениях, который нас обидел или которого мы обидели, — вот тогда мы приближаемся к победе, тогда мы одерживаем над собственной этой немощью, которая на нас давит и делает нас раздражительными и злобными, одерживаем над ней удивительную и радостную победу.

Ещё звонок, пожалуйста.

-Алло! <обрыв записи>

… потому что если больной отчаивается, то беда ждёт и его, и всех, кто его окружает. Если мы в испытаниях наших — потому что испытания бывают самые разные: с работы выгнали, кто-то из близких заболел… ещё что-то произошло такое в жизни неприятное — если мы в этой ситуации отчаиваемся, то беда будет умножаться и умножаться. Христианство начинается там, где мы побеждаем это отчаяние, поэтому опять-таки не испытание спасительно, а то, как мы его встретим, то, как мы на него ответим. Ещё звонок, слушаю вас.

— Отец Георгий! <обрыв записи>

… хорошо напомнили нашим слушателям, что Христос взял на Себя наши страдания, пострадал за нас. И, я подчёркиваю, не только за нас, но и вместо нас, это понять чрезвычайно важно. Но дал нам пример Иисус не страдания, а служения, потому что это было страдание за людей, и ради людей, и вместо людей, Его страдание было служением, а наши болезни — это просто испытания наши. Вот в чём принципиальная разница. Ещё звонок, слушаю.

<обрыв записи>

Бывают случаи, когда сила характера отталкивает человека от Бога, когда человек говорит: «Я справлюсь со всем сам, мне Бог не нужен, мне никто не нужен, я сам справлюсь», — а бывают случаи как раз совсем другие, когда сила характера помогает человеку опереться на Бога: для того, чтобы схватиться за протянутую руку Христову, тоже нужна сила характера. Но поскольку люди в основном живут всё-таки не на необитаемых островах, как Робинзон Крузо, а живут среди других людей, то наша задача, вот, задача христиан — помочь людям открыть Бога в трудные моменты их жизни. Но только мы должны с величайшим целомудрием подходить к этому. Очень осторожно и без насилия, без раздражения внутреннего открывать человеку дорогу, которая ведёт ко Христу. Не требовать, чтобы он пошёл по ней, а как-то намекнуть ему на то, что есть у него эта уникальная возможность. У нас ещё звонок, слушаю вас.

<обрыв записи>

Честно говоря, не помню, о какой именно проповеди вы говорите. Я всегда подчёркивал и не устаю это подчёркивать, что мы, люди, не знаем ни дня, ни часа, в который Сын Человеческий придёт. Мы должны быть готовы к концу, но мы не должны строить свою жизнь исходя из того, что конец наступит, там, завтра, или через год, или через три года и т. д Мы не должны рассчитывать жизнь в надежде на конец или ожидая конца, но должны быть ежедневно готовы. И тогда, только в этом случае, в наше сердце, в конце концов, войдёт правильное понимание того, что есть конец истории, того, что есть наше окончательное соединение со Христом, потому что иначе мы будем всё-таки находиться во власти каких-то не христианских представлений о кончине века, а во власти позднеантичного мифотворчества. Не надо идти этим путём, надо прислушиваться, прежде всего, к тому. Что в Евангелии нам говорит Иисус об этом. Ещё звонок, слушаю.

<обрыв записи>

Ну, сегодня мы всё-таки говорим о болезнях человека, а не о болезнях общества, поэтому мне бы не хотелось отвечать на ваш вопрос сегодня, но я постараюсь ответить на него в одной из передач. Ещё один звонок, пожалуйста.

<обрыв записи>

…боли, и поэтому… их болезни к ним подкрадываются и обнаруживаются уже близкими и врачами, там, или ими самими, в тот момент, когда уже всё бесполезно. Одно другое не исключает. Понятно, что боль указывает человеку и врачу, что его надо лечить, но как мы на эту боль отреагируем — об этом я говорю сегодня, потому что именно врач должен решать вопросы, «как?», отреагировав на эту боль как на сигнал лечить человека, а мы с вами — родные, близкие, друзья, в конце концов, сами больные — должны на эту боль реагировать по-другому: не испугаться, не сломаться, не поддаться отчаянию. Итак, перед каждым стоит своя задача: врачу боль даёт сигнал «лечи», а мы, встречаясь с болью, должны почувствовать, что задача сейчас — достойно на это испытание отреагировать. Ещё звонок.

<обрыв записи>

Вы читали где-нибудь в Евангелии о том, что молиться надо за крещёных только, и разве вы забыли, что и крещёные, и некрещёные — все Божьи? Мы уже как-то говорили об этом, и, по-моему, не один раз, что всех призвал Господь к жизни из небытия, и верующих, и неверующих, и дурных, и благих, и преступников, и святых, и христиан, и не христиан, и православных, и неправославных. И., конечно же, обо всех абсолютно необходимо молиться, и мы не будем с вами решать за Бога, какую молитву Он услышит, а какую Он не услышит. Я думаю, что не слышится Богом прежде всего та молитва, которая идёт не от чистого сердца, та молитва, которая совершается по обязанности, та молитва, которая совершается устами, только устами, в то время как сердце где-то далеко блуждает и занято чем-то посторонним. Вот такая молитва, она, разумеется, услышана не будет, а что касается молитвы за некрещёных, то давайте всё-таки не забывать о том, что и крещёный, и некрещёный — все призваны одним Богом-Творцом к жизни, и поэтому все мы братья во Адаме и его дети. Ещё звонок, слушаю.

<обрыв записи>

… для него выходы, если он сам их не видит, его надо, в конце концов, отвлекать от этих страданий. То есть тут уже надо бросаться на помощь и помогать человеку всеми силами, и прежде всего помочь понять человеку, больному, страдающему, умирающему, что главное осталось при нём, что неповторимость его личности, она не отобрана болезнью, что болезнь может сожрать всё: физические силы, ногу, руку, печень, лёгкие, — но нашей личной неповторимости ни одна болезнь никогда не сожрёт. Вот это мы должны показать больному: что он остался таким же человеком и в сердцевине своей абсолютно полноценным, не смотря на то, что тело его, может быть, прямо на глазах разрушается. Это очень важно, спасибо вам за замечание. Ещё звонок, слушаю.

-Алло! <обрыв записи> Спасибо, мой дорогой и …

Вот и помогайте добрым словом, и делом, и участием друг другу. Именно не помогать друг другу разрушаться, а помогать друг другу выплывать, выкарабкиваться, выбираться из ситуаций трудных и тяжёлых, в которых мы постоянно оказываемся и со здоровьем, и с внутренним состоянием, и с обстоятельствами и т.д. Ещё звонок, слушаю.

-Алло!

-Да?

— Отец Георгий, здравствуйте!<обрыв записи>

Спасибо, Андрей Николаевич, но здесь постановка вопроса, такая, которую вы делаете, она довольно опасна, потому что часто, отталкиваясь от выдвинутого вами тезиса, люди отказываются лечиться, люди говорят: «Если Бог хочет, чтобы я вылечился, он меня исцелит». А вместе с тем врач призван к своему труду не кем-то, а именно Богом, и посылает нас Господь друг другу помогать и Сам помогает нам руками наших друзей, руками наших братьев и сестёр. Поэтому если я относительно своей болезни и могу думать, что это какое-то испытание для меня, то по поводу болезни тех людей, которые нас окружают, мы должны понимать, что Господь ждёт нашего в ней участия, ждёт того, что мы объявим этой болезни войну и в конце концов её победим. Обстоятельства необходимо преодолевать, из них вырастать. Болезнь — это зло, а со злом надо бороться. И тот, кто не борется со злом, становится, в конце концов, преступником. Ещё звонок, пожалуйста.

— Отец Георгий!

— Слушаю.

<обрыв записи>

Откуда мы с вами можем сказать, к смерти этот грех или не к смерти? Не наша с вами задача судить о том, как Господь отреагирует на тот или иной грех. Это не наша задача, не надо вникать в то, что не нашего ума дело. Ещё звонок, пожалуйста.

— Отец Георгий, на самом деле тут нет противоречия, ведь <обрыв записи>

Ну, я с вами никогда не соглашусь, с болезнями надо бороться, и не случайно же церковь наша так много почитает святых врачей — и Косьму и Дамиана, и Кира и Иоанна, и Пантелеймона и Ермолая, и святителя Луку, и многих-многих других. Если вы полистаете месяцеслов, то вы обнаружите великое множество святых врачей, вся жизнь которых именно была посвящена этой самой ежедневной борьбе со злом, выражающимся в виде болезни, потому что болезнь — это зло, повторяю, а со злом необходимо бороться. Ещё звонок, слушаю вас

— Алло, здравствуйте, отец Георгий!

— Добрый вечер!

— Вы знаете, мне кажется, болезни посылает дьявол, вот, так, когда мы отступаем от каких-то правил, отступаем от природы, от требований природы. Мне кажется, тут Бог…

<обрыв записи>

Есть очень хорошее латинское слово ,"iignoramus« — «мы не знаем». Есть вещи, которых мы не знаем. Мы не знаем, откуда болезнь, мы не знаем, какова причина болезни и есть ли она вообще, эта причина. Но мы знаем, что с болезнями надо бороться, мы знаем, что больному надо помочь, мы знаем, что больному надо помочь и физически выздороветь, и нравственно выздороветь, не сломаться и окрепнуть, и мы видим из Евангелия, что Господь, исцеляя, сразу помогает человеку избавиться и от его греховности, и от его недуга, чисто физического, значит, одно идёт об руку с другим, одно теснейшим образом связано с другим, избавление от недуга духовного, психологического, и избавление от болезни физической, вот, но откуда берутся болезни, мы не знаем, и, наверное, не надо нам этого знать, потому что знать всё невозможно, и есть какие-то вещи, просто по природе своей недоступные человеческому уму. Поэтому не будем гадать, от кого болезни — от Бога, или от дьявола, или ещё от кого-то или от чего-то, — гадать не нужно. Ещё звонок, пожалуйста.

— Алло, отец Георгий, добрый вечер!

— Я слушаю.

— Это Владислав беспокоит. Простите, пожалуйста, вот ещё дополнение, вот, к вашим словам. Дело в том, что часто в храмах приходится слышать, что да, вот ты пострадал, видишь, вот ты <обрыв записи>

Очень хорошо, Владислав, говорите, и в связи с этим, наверное, надо ещё и не забыть того, что святые, праведники, они тоже болели, и иногда болели больше нашего, поэтому рассматривать болезнь как наказание за грех, абсолютно невозможно: тогда бы не было среди святых столько физически немощных людей, и тогда бы не умирали, как часто мы знаем из житийных источников, от очень тяжёлых болезней наши угодники Божии. Ещё звонок, пожалуйста.

— Отец Георгий, дорогой, и последнее: вот, в христианстве после <обрыв записи>

Поэтому я резко против того, чтобы понимать болезнь как наказание. Подчёркиваю, мы не знаем, откуда они берутся. Если бы это было наказание, то великие святые бы не болели. А вспоминается мне, каким болезненным был святитель Иоасаф Белгородский, каким болезненным был Тихон Задонский; как тяжело болел и умирал преподобный Пафнутий Боровский, очень подробно описано в его житии, можно и другие примеры привести. Ещё звонок, слушаю.

— Добрый вечер, отец Георгий, говорит Татьяна. Отец Георгий, позвольте мне продолжить вашу мысль и подсунуть (? — Ю.К.) немножко потом свою. Вот вы тут говорили о болезнях, что это отнюдь НЕ наказание, и я целиком и полностью с вами согласна в этом смысле, но, знаете, меня буквально покоробили слова, звучавшие в эфире: Господь Христос посылает болезни. Действительно, я… Вся моя душа восстала против этого выражения, может быть, просто неудачного. Но я хочу ещё раз вслед за вами сказать, на мой взгляд, и выслушать ваше мнение на мою точку зрения: Бог не посылает болезни, просто в силу несовершенства нашей природы. Есть ведь врождённые болезни, есть болезни, которые приобретены…вернее, нельзя сказать, благоприобретены, но приобретены нами вследствие, ну, дурной нашей воли, там, потакания, там, каким-то нашим слабостям…

— Да, наверное. Вы правы. Да.

— И тогда мы нажили себе это, по грехам нашим. Вот, но… но что Бог посылает болезни, я с этим согласиться не могу.

— Нет, конечно, Бог…

— И прошу… И прошу вашего… вашего мнения на смою точку зрения. Благодарю вас заранее.

Так, спасибо вам… Отвечаю кратко, потому что у нас уже не так много времени. Бог всеблаг, и если мы в это верим, то значит Бог нам может давать только благо, только что-то хорошее, но ни в коем случае не дурное, не беду посылать нам. Это, наверное, в языческих мифологиях допустимо, чтобы Бог насылал беду, но не в нашей вере, не в нашем уповании. Но когда задумываешься всё-таки, отчего мы болеем, то, конечно, всё больше, хотя, повторяю, что мы не знаем причин болезней, но всё больше всё-таки приходишь к тому выводу, что, конечно, виноваты мы, люди. Действительно, одни болезни развиваются в силу дурных привычек, другие болезни развиваются в силу отравленной среды, дурной экологии, то есть преступления других людей делают детей, там, взрослых, которые живут вот в этом городе или в этом селе, больными, третьи заболевают от того, что… происходит… совершается какое-то преступление, там, взрывается атомная бомба или производятся ядерные испытания, люди вокруг заболевают. Вот вам какая-то очень яркая схема, картина того, как грех одного становится причиной болезни другого: взрывается или загорается реактор — люди вокруг заболевают. Халатность одних … строителей, проектировщиков, поспешные решения и т.д., здесь уже в каждом случае бывают причины разные, но всё это вместе — халатность, преступность и т.д. одних — стало причиной болезни других. Во многих случаях бывает так, но подчёркиваю, что всё-таки остаются какие-то ситуации, когда объяснить, откуда и почему человек заболел и болеет, просто совершенно невозможно. Ещё звонок, слушаю.

— Отец Георгий, здравствуйте, это опять Андрей Николаевич. Я… Я… <обрыв записи>.

Я не совсем понимаю, при чём тут ссылка на семинарию, потому что существуют на эту тему статьи, существуют разные точки зрения, и в семинарии как раз излагаются и те, и другие, и третьи точки зрения. Подчёркиваю, что единого мнения на этот счёт в Церкви нет. В Церкви вообще на большинство ситуаций, на большинство явлений нет единого мнения. В Церкви есть одно сокровище, дарованное нам Христом, сокровище, о котором мы постоянно забываем. Это сокровище — свобода. И не будем им пренебрегать. И если, Андрей Николаевич, вы думаете, что я не готовлюсь к передачам, и не интересовался предварительно, что думает большинство наших богословов на тему, о которой я сегодня говорил, и не читал учебник семинарский, и лекции не слушал, и не смотрел на этот счёт Журнал московской Патриархии за много лет, не только за последние два-три года, но со дня его основания, — я знаком с публикациями, которые есть в Журнале московской Патриархии и в других изданиях — вы ошибаетесь, я к каждой передаче очень серьёзно готовлюсь и каждую передачу продумываю заранее. Импровизаций в эфире я не признаю и считаю, что они невозможны. Поэтому как раз то, о чём мы говорили сегодня, я считаю вполне законченным размышлением на тему о том, что не страдание спасительно, а именно его преодоление, не болезнь от Бога, а та сила, которой мы эту болезнь преодолеваем и побеждаем. И зачастую побеждает болезнь человек, даже умирая. Побеждает духовно, хотя тело его она пожирает физически. Жизнь много богаче любой схемы, и люди могут много больше, чем предполагают, потому что с ними, потому что с нами Сам Христос, потому что бог ведёт нас по жизни. Поэтому мы о Господе можем действительно всё.

Да хранит вас Христос до новой, до следующей встречи.

Расшифровка Юлии Колядовой

Высшая ступень страдания - сострадание. Гражданские мотивы на уроках литературы – Учительская газета

Федор Михайлович Достоевский прожил нелегкую жизнь, в которой ни одно страдание не обошло его стороной. Он испытал все, что только можно испытать в жизни – бедность, одиночество, тяжкую болезнь, падения и взлеты, губительные страсти, смерть самых дорогих ему людей, предательство друзей, был приговорен к расстрелу и чудом избежал смерти, отбывал каторгу. И при всем при этом – мучительная внутренняя работа; болезненное, надрывное осмысление человеческой сущности. Для Достоевского душа человека была самой величайшей тайной. И все свое творчество он посвятил исследованию души человеческой, его внутреннего «я», обнаружив при этом глубокие познания в психологии.

Одной из глубинных величин тем бытия была для Достоевского тема страдания – страдание отдельного человека, страдания человечества, религиозное страдание. И кто, как не Достоевский, переживший за свою жизнь «муки тысячелетий», мог постигнуть истоки, смысл и цель страданий.

В произведениях Достоевского страдание является неотъемлемой частью человеческой жизни. С мукой человек рождается, с мукой умирает. И муки физические сопровождаются муками духовными, и нет их страшнее, ибо они терзают душу, отнимают спокойствие, поселяют страх и злобу в душе. И тогда наступает тупик, из которого люди выходят разными путями – одни ввергаются в бездну и губят свою душу до конца, другие через страдание приходят к Богу и обретают вечность.

Федор Михайлович не ставил перед собой цели показать нам положительного героя, образец для подражания. Но он очень тонко и глубоко раскрыл истинную человеческую сущность, темное начало, так называемого подпольного человека. Таким является Раскольников. Идею написания такого романа Достоевский вынес еще с каторги. Раскольников – герой-аморалист, который позволил своим темным силам души выйти наружу. Он не задушил в себе зарождающееся зло, а, напротив, развил собственную теорию, которой доказывает, что он является частицей мирового зла.

Как могла овладеть человеком такая демоническая сила? Безусловно, для этого была почва, были причины как внешние, так и внутренние. Внешние причины – это крайняя нищета.

Раскольников постоянно хочет вырваться из стен своего злополучного дома. Комната – как безвоздушное замкнутое пространство, где он задыхается от недостатка света и мысли. Стоит ему остаться одному в этой комнате, как на него спускается зло, он позволяет рождаться самым отвратительным мыслям в своей голове, он – демоническая личность. На мой взгляд, здесь уместна мысль философа Мочульского о том, что «Раскольников возжаждал освобождения от Бога – и достиг его; свобода его оказалась беспредельной, но в беспредельности его ждала гибель: свобода от Бога рождалась как чистый демонизм». Раскольников как бы заперся в своем подполье. Вся его жизнь ушла в мысль. Только в такой тесной и низкой каморке, как у Раскольникова, похожей на гроб, могла родиться дикая идея о преступлении.

Достоевский открыл и показал двойственную натуру человека, его «подпольность». С одной стороны, Раскольников отзывчив и добр, он чутко реагирует на страдания других людей, не только близких ему, но даже совсем незнакомых. Душа его открыта для страдания. Но в то же время он – бунтарь по духу, он не может равнодушно видеть несправедливость, не может понять причины и смысла страдания людей, он далек от Бога. Он только понимает, что не может больше пассивно тосковать и страдать, что ему необходимо непременно на что-то решиться. И в голове его зреет чудовищный план убийства и ограбления старухи-процентщицы. С одной стороны, жизнь мерзкой никому не нужной старухи, с другой – облагодетельствованные, осчастливленные близкие ему люди.

Раскольников приходит к сознанию своего бессилия перед лицом мирового зла, ему кажется, что смирение и жертва бесплодны, добро недейственно. Его диалектика приводит его же к абсурду, к хаосу: он убивает человека из любви к человечеству, совершает зло из любви к добру. Он безбожный гуманист, старая правда для него стала ложью. Он убежден, что смирение и жертва приводят к гибели. Что ж, принимать эту гибель? Разве человек не имеет права на жизнь? Нарушить старый моральный закон безнравственно, а разве погубить себя – нравственно?

Раскольников – двойственная натура. Выходит, что демонизм не вытесняет в нем гуманизма. Тот же случай с пьяной девочкой подтверждает это. Ему больно за ее разрушенную, сломанную жизнь. Он спасает ее от надругательства подлого Свидригайлова. И тут же думает: а какая ему, собственно говоря, разница? Вот он, гуманизм, в сочетании с демонизмом. Путь демона ведет к гибели.

Раскольников был горд и надменен, он считал себя выше других и страдал оттого, что его не ценили. «Почему меня забыли?» Он создал целую теорию, в которой делит людей на два разряда: великих (или право имеющих) и тварей дрожащих. Он хотел доказать себе, что он право имеет, право на разрешение крови по совести.

Достоевский показал, что истоки страданий Раскольникова начинаются с нравственного падения, с греховных чудовищных мыслей об утверждении себя в роли «сверхчеловека», имеющего право решать за людей и распоряжаться их жизнями. Достоевский, стоящий на позициях христианского учения, показывает, к какой пропасти приводят человека такие теории. Если человек отдаляется от Бога, значит, он приближается к злу.

На каторге Раскольников продолжает мучиться. Но не ужасы каторжной жизни занимают его сердце и ум, он страдает от уязвленной гордости, он стыдится того, что именно он, Раскольников, «погиб так слепо, безнадежно, глухо и глупо». Он задает себе вопросы: зачем ему жить, к чему стремиться?

Донесение на себя, суд, каторга… Но духовной развязки еще нет. Раскольников не раскаялся и не воскрес.

Но Достоевский не позволяет своему герою погибнуть окончательно в темноте и заблуждении. Любовь Сони, готовой разделить с ним его страдания, готовой нести крест с ним вместе, воскрешает Раскольникова. «Сердце одного заключало бесконечные источники жизни для другого». Им оставалось еще семь лет, а до тех пор «сколько нестерпимой муки и сколько бесконечного счастья».

Раскольников прозрел, он понял, что его преступление было безумием, но безумием в прошлом. Он начал возрождаться для жизни и любви. Любви к Соне, к людям. Достоевский говорит, что перерождение Раскольникова будет постепенным «обновлением человека», «постепенным переходом его из одного мира в другой». На протяжении всего романа Достоевский проследил грехопадение человека, вкусившего запретное яблоко, и воплотил идею о перерождении, очищении и воскрешении падшего человека.

На примере Раскольникова Достоевский показывает, какой путь ждет человека, если он на зло начинает отвечать злом. Убийство само по себе не может решить никаких проблем, а только тянет за сбой цепочку новых злодеяний. Таким образом, на примере Раскольникова показан основной смысл страдания – что оно есть справедливое возмездие за нравственное зло, отъединение от Бога и ближних.

У русской женщины, по мнению Достоевского, есть три пути в жизни: сойти с ума, погибнуть или жить, продавая себя. Этот последний путь выбирает Соня. Но это был необходимый шаг. Она жила в постоянных упреках со стороны Катерины Ивановны, жила в нищете и в голоде. Она видит страдания своих меньших братьев и сестер, страдания Катерины Ивановны и отца. И все же она последние деньги отдает отцу. Ей же выпадает участь помочь и Раскольникову. Он чувствует в ней силу жизни, силу добра и неосознанно тянется к ней. Он именно ей, ей одной, поведал свои страшные мысли и признался в совершенном грехе. И только в том, что не вынес – «не преступил», а остался «тварью дрожащею», видит Раскольников свое преступление. Казни одиночества и отчужденности не выдерживает Раскольников. Он идет к Соне. Оказалось, что «действовать, жить и любить можно только вместе с людьми». Соня склоняется перед великим смыслом бытия: «Как может случиться, чтоб это от моего решения зависело? И кто меня тут судьей поставил: кому жить, кому не жить?»

Один из философов писал: «Смысл бытия человеческого в том, чтобы человек всегда мог преклониться перед безмерно великим», что и сумела сделать Соня. Она источает добро и свет. Раскольников вроде бы и тянется к этому свету, но зло постоянно пытается победить в нем.

Она несет свой крест. Наш знаменитый философ Иван Ильин писал, что «нужно учиться страдать достойно и одухотворенно». Соня несет свой позорный жребий достойно. Она верует в величайшее добро на земле: в Бога. Она и Раскольникова наставляет на путь истинный. «Над вечной книгой склонились блудница и преступник». Она дает ему Евангелие, когда он идет на каторгу.

На каторге Раскольников меняется, хотя и прилагает к этому огромные силы: «Каких страшных мучений стоила и стоит мне теперь эта жажда верить…». Образ Христа станет для него самой высокой мерой человечности. И Иисус не «благотворный философ», а «источник жизни», скажет Раскольников, обратясь к Евангелию.

Достоевский выводит как итог идею очищающего страдания. О чем думал Достоевский, рисуя гибельное «подполье» личности Раскольникова? Наверное, о том, что человеку, чтобы возродиться, «восстановиться», надо нравственно переродиться. Главное – это раскаяние. Соня советует Раскольникову выйти на площадь, чтобы перед всей толпой излить душу. Искренне раскаявшийся грешник хочет еще более пострадать, чтобы искупить свое злодеяние. Но у Раскольникова до каторги нет истинного покаяния, он не готов еще принять самое страшное страдание. Он зовет с собой на каторгу Соню, он как бы хочет переложить часть своих страданий на ее плечи. Он хочет, чтобы его крест несли они вместе.

Роман заканчивается предсказанием «обновления» героя, его перерождения.

Достоевский придает огромное положительное значение страданию. Христианину недостаточно знать причину существования страданий в мире, ему необходимо еще открыть смысл страдания. Основной смысл страдания состоит в том, что оно есть справедливое возмездие за зло. Об этом говорит Достоевский в своем романе «Братья Карамазовы».

«Важнейшими причинами страдания являются угнетенность, униженность и несправедливость, сострадание к мучениям и смерти любимого человека и близких, душевная безысходность», – писал немецкий философ Лаут. Как же не затронуть тему безвинного страдания – страдания детей. Достоевский сам размышляет об этом устами одного из героев. «Представь: грудной младенчик на руках трепещущей матери, кругом – турки. У них затеялась веселая штучка: они ласкают младенца, смеются, чтобы его рассмешить, им удается: младенец рассмеялся. В эту минуту турок наводит на него пистолет в четырех вершках… от его лица. Мальчик радостно хохочет, тянется ручонками, чтоб схватить пистолет, и вдруг артист спускает курок, прямо ему в лицо и раздробляет ему головку».

Такие издевательства над детьми есть одна из сторон мирового зла. Как же совместить бытие Бога с существованием зла в мире? Иван Карамазов в романе Достоевского «Братья Карамазовы», как и Раскольников, задается вопросами: в чем смысл бытия человека на земле, почему человечество истребляет себя, для чего существует страдание, почему Бог допускает страдание?

Иван – образованный, умный; закончил курс естественных наук. Он атеист, вольнодумец, скептик. Он разочаровался в людях и признается, что «никогда не мог понять, как можно любить своих ближних». Но он болезненно любит детей и не может смириться с их страданиями. Как и Раскольников, Иван создает свою теорию. Страдания «больших» людей он еще может как-то объяснить: во-первых, потому что «они отвратительны и любви не заслуживают»; а во-вторых, «у них есть и возмездие: они съели яблоко и познали «добро и зло». Но деточки ничего не съели и пока еще ни в чем не виноваты».

Иван бунтует – он не может принять религиозного смирения и покорности. Отвергая Бога, Иван отвергает тем самым и абсолютные ценности – красоту, нравственность, добро, истину. Утрата способности любви к Богу и ближнему ведет за собой разрушительные последствия в душе Ивана – если нет Бога, значит, нет и бессмертия; а если нет бессмертия, нет и наказания за содеянное; стало быть, все позволено. Такая логика неизбежно приводит к злодейству – и нравственному, и физическому.

Иван ненавидит и презирает своего развратного отца, но в их взглядах есть общее. Чтобы отогнать от себя страх перед расплатой за свои грехи, Федор Павлович убеждает себя, что ада нет, значит, и страшиться нечего.

После убийства отца душа Ивана начинает метаться и испытывать угрызения совести. В глубине души он сознает, что виновен.

Душа Ивана мечется между двумя правдами: той, по которой совести нет и все позволено, и другой, отвергаемой им правдой совести. Он убеждал себя, что Бога нет и черта тоже нет. Но черт взял и явился ему в ночном кошмаре, и Иван поверил в него: даже чернильницу в него запустил, хотя и продолжал твердить ему свое «нет». Черт – это все злое и отрицательное, накопившееся в душе Ивана. Иван и сам понимает это.

Иван все-таки решает идти в суд, чтобы донести на себя. Но, как и Раскольников, он хочет сделать это из презрения к людям: «О, завтра я пойду, стану перед ними и плюну им всем в глаза!» Алеша определил так болезнь Ивана: «Муки гордого решения, глубокая совесть!» «Бог победит!.. Или восстанет в свете правды, или… погибнет в ненависти, мстя себе и всем за то, что послужил тому, во что верит», – думает Алеша.

И пошел Иван на суд. Но кто его привел туда? Бог или Дьявол? Об этом можно только догадываться. Но борьба холодного разума над совестью не прошла для Ивана бесследно – он сходит с ума. Достоевский хотел показать, как опасно для человека постигать мир только холодным эгоистическим разумом, создавая собственные теории относительно добра и зла, подвергая сомнениям смысл созданного Богом бытия. Глубокая вера не нуждается в умозаключениях и в хитроумных доказательствах бытия Бога. Чувство для Достоевского является более высокой ступенью познания, чем мышление. «Жизнь везде жизнь, жизнь в нас самих, а не во внешнем. Подле меня будут люди, и быть человеком между людьми и остаться им навсегда, в каких бы то ни было несчастьях, не уныть и не впасть – вот в чем жизнь, в чем задача ее. Я сознал это», – писал Достоевский.

Стефан Цвейг, исследователь творчества Достоевского, удивительно точно вывел формулу сущности философии страдания у писателя. Он пришел к мысли, что только любовь помогает открыть сердце навстречу людям, принять их страдания в свою душу, подняться на высшую ступень страдания – сострадание.

Достоевский раскрыл нам все ступени страдания: безвинное страдание детей, страдание матери, страдание жертвы и страдание преступника.

Достоевский касается одной из вечных тем бытия – грехопадения человека. Грехопадение было познанием зла. «Атом лжи проник в их сердце и понравился им». Самое важное – вовремя осознать свою вину, свой грех и искупить его. «Искренне раскаявшийся грешник хочет еще более пострадать, чтобы искупить свое злодеяние, он способен понять, что ему нужны эти страдания, чтобы вступить на иной путь», – писал немецкий философ Лаут. И оказался прав. Действительно, каково с грехом-то на душе жить! И только глубинная вера в Бога возвращает этих людей на праведный путь.

На земле людям уготованы великие страдания. Наша обязанность – выдержать их, не сломиться, не поддаться искушению злом, а пронести страдание через всю жизнь так, как будто это величайшее счастье, ибо «в страдании всегда есть доля счастья». Там, где Достоевский возвеличивает страдание, он имеет в виду страдание как неизбежное следствие нравственного зла, очищающее душу от этого зла. Своим художественным мастерством Достоевский борется против страданий и содействует восхождению личности к совершенному счастью, освещая «глубочайшие тайники сердца», в которых гнездится зло, и помогает освободиться от этого зла.

Олеся ГУНДИНА, студентка

Что такое душа жертвы?

Говоря о некоторых святых, которых мы все вместе называем «душами жертв», мы попадаем на территорию, которую многие христиане часто не понимают: искупительная сила человеческих страданий.

Душа жертвы - это человек, который был избран Богом, чтобы претерпеть физические, а иногда и духовные страдания, превосходящие обычные человеческие страдания. Душа жертвы охотно принимает эту уникальную и трудную миссию - пожертвовать своей болью ради спасения других.

Хотя Иисус Христос совершил наше искупление раз и навсегда, претерпев пытки и распятие за наши грехи, Писание также подтверждает ценность человеческих страданий. Христос сам указывает на эту ценность, когда говорит: «Кто хочет идти за мной, тот отвергнет себя, возьмет крест свой и последует за мной» (Мк 8:34).

Возможно, более конкретно, апостол Павел пишет, что мы «наследники Бога и сонаследники Христу, если только мы страдаем с Ним, чтобы и мы прославились с Ним» (Рим. 8:17).

Общечеловеческий опыт подтверждает, что кресты, которые несут некоторые люди, намного тяжелее наших собственных. Страдания этой жизни - или, положительно говоря, возможности искупительных страданий - не распределяются среди человечества равномерно или даже пропорционально.

Тем не менее, Писание также заверяет нас, что мы способны нести любой крест, который Бог просит от нас. Мы получим силу переносить все, что встречается на нашем пути (см. 1 Кор. 10:13).

Собственный пример Св. Павла ясно свидетельствует о возможности «принести» наши страдания в пользу других, когда он заявляет: «Теперь я радуюсь своим страданиям ради вас и плотью моей восполняю то, чего недостает. в скорбях Христа за Его тело, которое есть Церковь »(Кол. 1:24).

Наши собственные страдания приобретают искупительное измерение, когда мы соединяем их со страстями Христовыми.

Страдания и искупление

В своем апостольском письме Salvifici Doloris (1984), в котором говорится о человеческих страданиях и искуплении, Папа Иоанн Павел II описал отношения между двумя реальностями:

«Искупитель пострадал вместо человека и за человека. У каждого человека своя доля в Искуплении. Каждый также призван разделить те страдания, благодаря которым было совершено Искупление.Он призван разделить те страдания, благодаря которым все человеческие страдания были искуплены.

«Осуществляя Искупление через страдания, Христос также поднял человеческие страдания до уровня Искупления. Таким образом, каждый человек в своих страданиях может также стать участником искупительных страданий Христа »(№ 19, курсив в оригинале).

В душе жертвы такое искупительное страдание принимает интенсивную личную форму, дар благодати, который часто сопровождается мистическими явлениями.

Возьмем, к примеру, жизнь испанской сестры Хосефы Менендес (1890-1923) из Ордена Святого Сердца Иисуса. Она пережила ряд видений и речей, а также периоды мучительной физической и духовной боли.

Согласно ее дневнику, опубликованному под названием «Путь божественной любви», Иисус попросил сестру Хосефу стать душой-жертвой, роль, которую она описала так:

«Быть ​​жертвой обязательно означает принесение в жертву и, как правило, искупление другого.

«Хотя, строго говоря, можно предложить себя в качестве жертвы, чтобы даровать Богу радость и славу добровольным жертвоприношением, но по большей части Бог ведет души этим путем только тогда, когда Он намеревается, чтобы они действовали как посредники: они должны страдать и искупать за те, кому их принесение в жертву будет выгодно; либо обращая на них милость прощения, либо действуя как покров, чтобы скрыть свои грехи перед лицом божественной справедливости.

«Само собой разумеется, что никто по собственной инициативе не возьмет на себя такую ​​роль.Божественное согласие требуется, прежде чем душа осмелится вмешаться между Богом и Его творением. В таком приношении не было бы никакой ценности, если бы Бог отказывался слышать молитву ».

Стигматы

Те, кто, возможно, не знаком с термином «душа жертвы», тем не менее, возможно, слышали об одной из наиболее впечатляющих его форм: стигматах, распятых ранах Христа, которые обычно появляются на теле души жертвы в виде кровавых и незаживающих ран. на ладонях, ступнях, боку или на лбу.

Известно, что некоторые стигматики периодически страдают от распятия Христа мистическим образом, истекая кровью и корчась от боли, переживая Его страсти и смерть в реальном времени.

Некоторые страдали «невидимыми стигматами», испытывая страдания страстей нашего Господа без видимых физических ран.

Святой Павел сказал Галатам: «Я ношу следы Иисуса на теле моем» (Гал. 6:17). Хотя он вполне мог просто иметь в виду шрамы от нескольких порок, которые он получил ради Господа, некоторые библейские комментаторы предположили, что на самом деле эти стигматы могли быть на апостоле.

В любом случае, первый подтвержденный случай стигматизма и, безусловно, самый известный - это случай святого Франциска Ассизского. Он получил пять ран Христа после видения в 1224 году, за два года до своей смерти.

На сегодняшний день известно, что 62 канонизированных святых и блаженных Церкви имели стигматы, и, по крайней мере, два десятка других заявлений о стигматах были зарегистрированы в 19 и 20 веках.

Некоторые примеры стигматиков прошлого века:

ул.Фаустина Ковальская (1905-1938), «Апостол Божественного Милосердия», перенесла «скрытые стигматы», боль распятия без физических ран, и принесла много боли и душевных мучений ради грешников.

Св. Пио из Пьетрельчины (1887-1968), священник-капуцин, большую часть жизни был слабым здоровьем. Он был стигматиком, который часто подвергался нападениям дьявола как физически, так и духовно, испытывая сильную боль как тела, так и души.

Тем не менее, он был также очень востребованным духовником, который мог заглядывать внутрь души кающегося, и ему приписывали исцеления даже при его жизни.Билокация, экстаз и левитация были одними из чудесных и мистических переживаний, связанных с падре Пио.

Тереза ​​Нойман (1898-1962), прикованная к постели с частичным параличом в возрасте 20 лет, получила стигматы поэтапно, начиная с 1926 года. У нее были видения страстей Христа и она испытала боль и раны, соответствующие увенчанию терновым венцом и распятию.

Сообщается, что у нее текла кровь из рук, головы и глаз во время эпизодов страсти, которые, как сообщалось, были наиболее тяжелыми каждую Страстную пятницу.

Марта Робин (1902–1981) была полностью парализована к 28 годам. Невероятно, но в 25 лет она уже не могла принимать пищу, а в 26 лет - пить воду. Последние полвека своей жизни Робин выживала исключительно за счет еженедельной Евхаристии.

Сразу же после приема священного воинства она входила в мистическое переживание или экстаз страстей Христовых. На ее теле появятся стигматы, бичеванные раны и терновый венец.

Робин также могла читать душу человека, что позволяло ей давать превосходный духовный совет, и, похоже, она имела очень специфические знания о событиях, происходящих вдали от нее.

Александрина де Коста (1904-1955), тяжело раненная в 14 лет, когда она прыгнула в окно, чтобы избежать изнасилования в своем доме в Португалии, вскоре начала понимать свои страдания как свое особое призвание. К 25 годам она была полностью парализована и все время проводила в молитве.

С 1938 по 1942 год она страдала мистическими страстями Христа каждую пятницу днем ​​в течение трех часов, в течение которых она могла свободно передвигаться. Подобно Марте Робин, она жила одной Евхаристией последние 13 лет своей жизни.

Обязаны ли мы верить?

Католическая церковь официально никого не называет душой-жертвой. Этот термин, скорее, проистекает из свидетельств тех, кто сталкивался с христианами, которые, кажется, претерпевают искупительные страдания, которые мы описали.

Статус души жертвы, даже если он подлинный, является предметом личного разоблачения. Следовательно, Церковь учит нас, что мы не обязаны признавать, как часть католической веры, легитимность какого-либо конкретного человека, в отношении которого делается такое заявление, а также подлинность каких-либо мистических или чудесных заявлений, которые были сделаны в связи с этим. с таким человеком.

Сюда входят даже те люди, чьи личные откровения были одобрены Церковью. (См. Катехизис Католической церкви по этому поводу, № 67).

Тем не менее, фундаментальная духовная истина - так ярко проиллюстрированная понятием души жертвы - все еще остается: мы можем принять боль и страдания этой жизни с терпением и любовью к намерениям и пользе для себя и других в Причастии Святых. .

Джеральд Корсон, редактор и католический журналист с более чем 25-летним стажем, пишет из Индианы.

Просмотры сообщений: 19 311

Восемь способов утешить страдающую душу

Одной глупой банальностью я надеюсь навсегда закрепить свое право на звание «Капитана очевидного», открыв статью о том, как научить члена Сообщества страдающих, этим проницательным наблюдением: «Люди страдают по-разному». Таким образом, процесс обучения их через их боль будет выглядеть по-разному в зависимости от человека, с которым вы идете через страны теней.Люди страдают по-разному. Люди по-разному успокаиваются. Целью ученичества среди страданий должно быть утешение во Христе, потому что чем ближе мы ходим с Господом Иисусом, тем больше мы видим небольшую часть огромного бремени, которое Он всегда несет за нас. Несомненно, Господь Иисус идет с нами через праздники и голод (Пс. 23).

Вот несколько уроков, которые я извлек с тех пор, как присоединился к сообществу страдания.

ПОКАЗАТЬ

Сказать что-то не то - вопрос спорный, если ты вообще не появляешься.Вы знаете, что хуже, чем сказать не то? Людям кажется, что вы бросили их в самый мрачный час. Все старейшины церкви, которых я имею честь пасти, согласны с этой истиной, когда дело доходит до посещения: это тревога, за которой следует облегчение. Для многих посещение - это трепет, за которым следует чувство глупости, потому что все было не так уж и плохо. Солидарность со страданием требует присутствия. Объявиться. Отправьте текст. Наберите номер. Отправьте посылку по почте.

Приходите, даже если для этого вам нужно отправиться в путешествие.По мере того, как наше общество становится все более и более преходящим, мы обнаруживаем, что люди появляются на нашей внутренней орбите на минуту, а через мгновение появляются на нашей внешней орбите. Мы слышим о той или иной трагедии, но они живут где-то там. Если бы только мы могли что-то сделать. Нам грустно из-за этого в течение нескольких минут и быстро переходим к планированию нашей предстоящей поездки на большую евангельскую вечеринку, где мы собираемся пообщаться с группой братьев о том, как здорово служить единому истинному живому Богу. . .

Мы пройдем мили ради удовольствия, не обращая внимания на стоянку по соседству.Моя великолепная невеста переехала из Сент-Луиса в небольшой городок недалеко от Омахи, где я стал пастором. Ее пастор из Сент-Луиса приезжал три раза за последние два года. Однажды он остановился по дороге в Стерджис. В другой раз он принес отцу моей блистательной невесты (который давно болел опухолями мозга и больше не может ездить на большие расстояния) с багажом рождественских подарков из его церкви. Это пастор.

Загадай мне эту загадку:

Как далеко вы бы прошли, если бы вас пригласили выступить на конференции?

Как далеко вы бы отправились за безмолвное приглашение члена Сообщества страдающих?

Мне тоже не нравится ответ, который я вижу в своем сердце.Объявиться.

ПРИСОЕДИНЯТЬСЯ

Принесите хлеб. Принеси чашку. Отнесите их в больничную палату. Приведи их в пустой, заброшенный дом траура. Отнесите их в хоспис. Отнесите их в дом престарелых. Принеси их. Преломляйте хлеб с страждущими.

Совместно читайте Священные Писания и повсюду указывайте им на Христа (Лк. 24:27). Молитесь, исповедуйте грех и вкушайте вместе. Вспомните Христа, когда он повелевает нам помнить Его, потому что, поступая так, страдающий будет помнить, что Христос помнит их посреди их бедственного положения.Если вы принадлежите к традиции, которая законодательно закрепила за Вечерей Господней только определенные люди: мягко напомните некоторым людям об их прекрасной привилегии.

ПРИВИВАТЬСЯ

Если ваш врач не хочет, чтобы вам делали прививку от гриппа, например, потому, что вы беременны, то обязательно откажитесь от прививки от гриппа. Если же, с другой стороны, хорошо ухоженная рука, вы человек, который боится игл или боли в руке, я смиренно прошу вас пересмотреть свою позицию.

Многие из тех, кто страдает, также имеют ослабленный иммунитет.Многие старшие святые, томящиеся в одиночестве в местном доме престарелых, ослабили иммунную систему. У людей, проходящих химиотерапию, ослаблена иммунная система.

Не ведите себя с Тифозной Мэри в больницу, чтобы «полюбить людей», если вы не сделали прививку от гриппа. И что бы вы ни делали: не насмехайтесь над страдающим святым за то, что он выполняет предписания врача.

НЕ СКАЗЫВАЙТЕ ТО, ЧТО ВЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НЕ ЗНАЕТЕ

Не говорите: «Я буду молиться за вас», если вы на самом деле не собираетесь молиться за страдающего святого.Фраза «Я буду молиться о тебе» существует для того, чтобы передать страдающему святому, что ты действительно вспоминаешь их перед Богом всякого утешения. Эта фраза не существует для того, чтобы вы хорошо выглядели. Если вы поймали себя на том, что набираете в социальных сетях «Я буду молиться за вас», подумайте о том, чтобы помолиться, прежде чем набирать печально известную фразу.

В том же духе: воздержитесь от слов: «Если вам когда-нибудь понадобится что-нибудь, а я имею в виду НИЧЕГО, не стесняйтесь спрашивать» человеку, страдающему, если вы не готовы сделать абсолютно что-либо .Страдания не по расписанию. Иногда это телефонный звонок поздно вечером или ужин в последнюю минуту. Иногда плечо, на котором можно поплакать. Если вы что-то предлагаете, будьте готовы и готовы.

ГОВОРИТЬ О ВЕЩАНИЯХ, КОТОРЫЕ НЕ ВАЖНЫ

Иногда человеку нужно напоминать о мире живых. Страдающий святой часто поглощен своими страданиями. Разговор о запутанной поездке вашего ребенка в Dairy Queen может быть самым приятным отвлечением. Разговоры о нормальной повседневной жизни могут быть бальзамом на душу для члена сообщества страдающих.Разговор о мирской нормальности, которую многие считают само собой разумеющейся, может вселить в страдающего святого надежду на то, что они могут снова наслаждаться такими вещами.

рассмешите их, разве что у них швы.

Предупреждение: помните нашу всеобъемлющую истину о том, что люди страдают по-разному. Страдающий святой вполне может задаться вопросом: «Почему этот человек говорит о своей собаке с огромным мозгом, в то время как на меня давит тяжесть мира? Как грубо." Знайте ситуацию. Знайте, когда может потребоваться тишина.

РАЗГОВОР О ВАЖНЫХ ВЕЩАХ

Разве Господь Иисус пошел в пиццерию и не сказал мне? Я не шучу. Неужели Господь Иисус изменил апокалипсис и вернулся в качестве бариста? Потому что существует целая школа мысли, которую можно свести к следующему: научите страдающего святого хорошей едой. Плачь над ними.

Страдающим святым нужно, чтобы вы с любовью вернули их внимание к обещаниям Господа Иисуса. Он предписывает сделать это на словах. Д.А.Карсон справедливо замечает это о друзьях Иова:

«По обычаю дня они демонстрируют свое горе, громко плача, разрывая свои одежды и посыпая свои головы пылью. И затем они делают самое мудрое, что они могли сделать, конечно, намного мудрее, чем все речи, которые они вскоре произнесут; семь дней и семь ночей они молчат, трепеща перед глубиной страданий Иова ». ( Как долго, Господи? с. 137)

Да, в Послании к Римлянам 12:15 сказано: «Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими».«Во что бы то ни стало, плачьте с разбитым сердцем, но пока вы плачете, говорите слова утешения через свои рыдания.

Иоанна 11:35 действительно читают: «Иисус плакал». Тем не менее, Иоанн 11:25 предшествует ему словами: «Иисус сказал ей:« Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, будет жить, даже если он умрет ». И Иоанн 11:43 следует за этим:« Лазарь выйди ».

Кроме того, достойная цель среди всего плача - не плакать так сильно, чтобы тот, кто страдает, почувствовал такую ​​жалость к вашему бедствию, что роли скорбящего и утешителя нужно поменять местами.

ДА К РИМЛЯНАМ 8:28, НО

НЕТ! ДЛЯ СПЕКУЛЯЦИИ ХОЛОСТОГО ХОДА

Ах, да, наш общий друг к Римлянам 8:28: «И мы знаем, что Бог заставляет все работать вместе на благо тем, кто любит Бога, тем, кто призван согласно Его замыслу».

Разве Бог заставляет все работать вместе во благо? да. Бог абсолютно все совершает во благо.

Знаете как? Нет. Но почему бы не предположить, что причина, по которой Бог дал рак больному раком, состоит в том, чтобы быть великим свидетелем для медицинского персонала?

Почему это плохая форма? На человека, уже испытывающего сильнейшую физическую боль от рака, лежит вечная судьба всего медицинского персонала: врача, ординатора, диетолога, координатора по уходу, среднего звена, медсестры, техника, эконома, сборщика домашнего хозяйства, убийства, мусора. человек, коллекционер острых предметов.

«Никакого давления, и лучше!»

Подразумевается, что «Бог все устроил, но все зависит от того, сохраняешь ли ты веселый нрав в самые болезненные дни твоей жизни». Бог совершает все в соответствии со своим планом, и с уверенностью, что он жив, он будет извлекать добро из злых ситуаций. Мне, например, не терпится оглянуться назад с выгодной точки зрения вечности и увидеть, как наш Бог все это организовал. Но до этого дня большая часть теории остается пустой спекуляцией.

Также имеет значение, кто цитирует Рим. 8 и почему.«Все» в 8-й главе Послания к римлянам - это жестокие, кровавые вещи. Мы не цитируем 8-ю главу Римлянам в адрес страдающей души, как бы говоря: «Преодолей это; не волнуйся, будь счастлив! "

Когда святой, который был в утиле, цитирует Римлянам 8, их глаза смотрят на них, когда они доходят до части «все». Взгляд преследуемого, преследуемого. Взгляд узнаваем для всех участников страдания.

Другие, кажется, цитируют 8-ю главу Римлянам, как если бы не обращали внимания на «все» или отрицали «все», потому что их версия христианства - это безболезненная глянцевая разновидность христианства.Один и тот же стих, исходящий от двух разных людей, может вызвать либо утешение, либо закатить глаза.

Я спросил свою Великолепную невесту, что должно быть в этой статье, и это было одним из ее основных предложений. Она чувствовала, что есть люди, которые используют Библию, чтобы отвергнуть истинность страдания, потому что они относятся к тому типу христиан, которые не любят думать об этом.

Не вините страдающего святого в своих страданиях

Друзья Иова, как известно, обвиняли Иова в его страданиях.Иов, должно быть, сделал что-то не так, верно? Как такой благословенный человек может прийти в такое плачевное состояние, если его не наказало божественное? Если бы сегодня были друзья Иова, они бы цитировали Иакова 5: 16б: «Эффективная молитва праведного человека дает много». Когда человеку впервые ставят диагноз, люди выходят из деревянных конструкций, цитируя Иакова 5, неся маленькие бутылочки с маслом; готовы помазать и молиться за все, что движется.

Однако, если болезнь продлится, гончие греха все начнут нюхать.Видите ли, молитвы праведника многого достигают: «Разве ты не праведник?» они говорят. Мало внимания уделяется тому факту, что в 5-й главе Послания к Иакову молящимися являются не страждущие, а старейшины.

Библия действительно говорит о Боге, судящем своих заблудших детей во плоти. Анания и Сапфира были поражены Господом за свои грехи в Деяниях 5. Собрание в Коринфе страдало от болезней и смерти, потому что они недостойно приняли участие в Вечере Господней (1 Кор. 11: 27-30).В 12-й главе Евреям говорится о Боге-Отце, воспитывающем своих детей.

Однако, посещая больницу на протяжении многих лет, я не могу с уверенностью сказать, что тот или иной человек был осужден за грех. Я хотел бы предостеречь христианина не торопиться с преждевременными выводами, потому что делать это неправильно - это воплощение осуждения. Такое случайное предложение могло стать той соломинкой, которая сломает спину верблюду. Напротив, мы должны всегда иметь на устах евангельскую весть: «Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Божие».

A Suffering Of The Soul

Подобно большинству описаний человеческого потенциала, таких как интеллект, продуктивность, академический потенциал и финансовый успех, мы помещаем психологическое благополучие в рамки между психически больными и психически здоровыми. Эта иерархическая точка зрения имеет тенденцию либо держать людей в ловушке под тяжестью патологических ярлыков, либо заставляет нас переносить страдания, вызванные отрицанием. Старое определение слова патология - «душевное страдание».Рождение у несовершенных родителей означает, что мы испытаем некоторые душевные страдания. Мы будем ранены либо из-за жестокого обращения, либо из-за пренебрежения. Это ранение не является отражением того, что он неполноценный человек; это просто то, что значит быть человеком.

Старое определение слова исцеление - «исцелить». Существует тенденция сводить психологическое создание целого к тому, что значит создавать целое физически. Следовательно, мы думаем о психологическом исцелении как о том, чтобы исправить сломанную руку или лодыжку, чтобы она снова стала целой и функционировала как новая.Мы не искореним всех душевных страданий. Это противоречило бы самой природе жизни. Однако мы можем взять на себя обязательство позаботиться о страданиях души и, поступая так, мы движемся к целостности. Мы не достигаем целостности. Мы приходим к готовности с преданностью заботиться о страданиях души.

Целостность - это невыразимое состояние бытия, такое как свобода, сострадание, творчество и Справедливость. Эти похвальные состояния ускользают от простых определений, и проблемы, которые они создают, нелегко решить.«Все величайшие и самые важные проблемы в жизни в определенном смысле неразрешимы. Они должны быть таковыми, потому что они выражают необходимую полярность, присущую каждой саморегулирующейся системе. Они никогда не могут быть решены, но только выросли». (К.Г. Юнг) В свете замечаний Юнга мы не решаем, что значит стать целостным, мы остаемся учениками целостности в надежде преодолеть тенденцию отрицать и игнорировать некоторые страдания души. Давайте более внимательно посмотрим на взаимосвязь между страданием души и движением в направлении целостности.

Страдание души и целостности

Существует ряд причин, по которым страдания души могут быть необходимы для поддержки движения к целостности, а не просто несчастны.

Обращение к страдающей душе семейной системы. Каждая семья обладает наследием легкости - заботы, заботы, преданности и поддержки. Они также наделены наследием тьмы - жестоким обращением, пренебрежением, зависимостью и стыдом.Страдания усиливаются, поскольку семьи притворяются, что они свободны от боли.

Обращение к душевным страданиям указывает нам путь к целостности . К сожалению, эго наслаждается иллюзией, что оно невосприимчиво к страданиям. Обычно мы относимся к себе так, как к нам относились в наших исходных семьях. Прекращение жестокого обращения с собой и пренебрежения собой дает нам свободу жить вместе с жизнью. Мы не стремимся ни к победе над жизнью, ни к тому, чтобы быть ее жертвой. Мы можем вернуть себе внутренние ресурсы, которые поддерживают нашу самооценку, нашу способность создавать значимые отношения и жить ближе к желаниям нашего сердца.

Обращение к душевным страданиям помогает нам прервать более темное наследие . Вскоре после того, как 32 года назад я выбрал трезвый образ жизни, я смотрел на фотографию, на которой изображен я с моим сыном, и говорил: «На мне все кончится». Нет никаких гарантий относительно наших усилий, чтобы прервать ядовитое наследие. Для этого есть только преданность в надежде, что больше людей, чем мы, вырастут изнуряющим наследием.

Устранение душевных страданий может уничтожить невинность .Идиллические впечатления от жизни имеют тенденцию исчезать, когда мы начинаем исследовать свои страдания. Цель состоит не в том, чтобы заменить невинность цинизмом, а, скорее, в том, чтобы углубить наше принятие реальности. Мы также можем укрепить нашу связь с реальным, спросив: «О чем меня спрашивает эта ситуация?»

Устранение душевных страданий может улучшить наше понимание того, что значит быть человеком. Такая признательность несет в себе семена смирения. Может быть тонкий переход от «моих страданий» к «Моя душа страдает, поскольку я участвую в человеческих условиях».Восклицания о достижениях, талантах и ​​грандиозных планах тускнеют, как и жалость к себе, в присутствии наших общих страданий.

Цель исцеления - двигаться к целостности , отраженной жизнью в большой истории. Эти большие истории обладают расширяющимися темами повышенной достоверности, большей проницательности, большего сострадания, большей целостности и большей способности дарить и получать любовь. Старое определение слова лекарство - «украшать». Давайте посмотрим, какие лекарства могут понадобиться страданиям нашей души, чтобы оставаться на пути к целостности.Мы можем думать о приукрашивании как о чем-то большем, чем душевных страданий.

Усиление регуляции нервной системы . Когда наше страдание включает некоторый уровень травмы, наши энергетические поля становятся гиперактивными или гипоактивными. Первое условие - это попытка психики оставаться постоянно бдительной и оставаться движущейся целью, а не неподвижной. Позже поза - это способ отключиться, избежать пращей и стрел жизни, не участвуя.Полезные терапевтические вмешательства включают: соматический опыт, EMDR, нейро-обратную связь и психодраму.

Привнести больше правды и сострадания в историю о ране. Как только нервная система успокоится, мы сможем рассказать как можно больше правды о том, что с нами произошло. Сказание правды зависит от нашей готовности прервать детскую преданность авторитетным фигурам. Нам может потребоваться поддержка, чтобы признать, что раскрытие того, что произошло, не является обвинением тех, кто причинил нам боль.Это не попытка подтвердить, кто плохой. Мы не просто рассказываем о нашем опыте, но берем маленького, получившего травму, с таким большим сочувствием, насколько это возможно. Распространенное заблуждение состоит в том, что психология ребенка каким-то образом закончилась, когда мы стали хронологически старше. Психика этого ребенка остается с нами, как и психика всей нашей истории.

Более глубокое взаимопонимание в отношениях с помощником . У большинства из нас не было опыта, чтобы кто-то предлагал нам неотвлекаемое внимание и хотел бы почувствовать и услышать глубину нашего эмоционального опыта.Углубление доверия, которое укрепляет, поскольку мы верим, что помощник скажет нам правду и будет относиться к нам по-доброму, приукрашивает взаимопонимание. Доверительное качество взаимопомощи восстанавливает нашу заслуженность такой связи. Повышенное чувство целостности возникает, когда мы начинаем обобщать наши отношения с помощником, полагая, что заслуживаем честности и сострадания во всех наших взаимодействиях.

Привлечение большего внимания и сострадания к тому, как мы думаем о себе .Кабир, один из моих любимых мусульманско-индуистских учителей 15 века, говорит о воинственной позиции, которую мы занимаем против самих себя и против Бога нашего понимания, «но когда глубоко внутри вас заряженное ружье, как вы можете иметь Бога? ? " Кабир призывает нас приукрасить наше отношение к себе пацифизмом. Оставаться на пути целостности зависит от готовности положить конец нацеленному на нас пистолету, наполненному насмешками, стыдом, критикой и презрением.

Придать больше смелости нашему выбору, ведущему к большему риску .Опять же, невозможно прийти к выводу: «Теперь я храбрый». Есть только один-единственный шаг сквозь пелену страха, делая то, что мы ценим и во что верим. Слово «мужество» происходит от слова «сердце». Можно сказать, что действовать смело - значит уважать наши сердца. Ключ в том, чтобы не поддаваться соблазну героическими образами, если задумываться о некотором риске. Простой уход от привычного может потребовать смелости пойти на риск. Некоторые примеры могут включать:

• Просить то, что мы хотим, Выражать любовь или признательность кому-то,

• Использовать границу, говоря «Нет»,

• Запись на прием к врачу, терапевту или учителю, чьим услугам мы верим может служить нам,

• и позволить себе почувствовать себя уязвимыми и рассказать кому-то, кому мы доверяем, свои чувства.

• Больше прощения себе, когда риск, на который мы идем, приводит к неблагоприятным результатам.

Как упоминалось выше, часто требуется мужество, чтобы действовать во благо нашего сердца, особенно когда мы напуганы. Это также требует смелости, чтобы простить себя, когда наш выбор приводит к неутешительным результатам. Выбор, влекущий за собой нежелательные последствия, сталкивает нас с нашим идеализированным «я», которое, как мы решили, заслуживает любви. Обязательство простить себя возвращает нас к отношениям с самим собой.Мы начинаем жить в более широкой истории исследования и роста, происхождение которой проистекает из самопрощения.

Мы уменьшили потребность в исцелении до подавленных, тех, кто не может жить правильно. Такая позиция оставляет наши собственные раны без необходимых лекарств. Это заставляет нас чувствовать, думать и действовать исходя из этих ран. Сила раны утихает, поскольку мы принимаем ее как неизбежное выражение нашей человечности. Цель состоит не в том, чтобы стремиться к оздоровлению психики, а, скорее, в том, чтобы принести понимание и сострадание душевным страданиям.Сострадательное принятие собственных страданий - это не только исцеление для нас. Это мощный проводник к сознанию единства, благодаря которому мы по-новому понимаем свое участие в жизни человека. Это великий общий знаменатель, в котором огромные границы этнической, классовой и религиозной ориентации начинают размываться, позволяя глубже слиться с нашей общей человечностью.

Страдание и душа | HuffPost Life

«Когда японцы чинят сломанные предметы, они увеличивают ущерб, заполняя трещины золотом.Они верят, что когда что-то повреждено и имеет историю, оно становится красивее ». - Билли Мобайед

Может ли душа сбиться с пути или сломаться? И если да, то что с этим делать? вопросы, заданные читателями моего последнего поста: «Истории души: открытие уроков путешествия вашей души».

Ранее в наших обсуждениях я предположил, что, когда мы говорим о душах, река широкая, а вода глубокий. Существует гораздо больше неизвестного, чем известного.Поэтому, когда мы рассматриваем вопросы, которые неизбежно возникают, когда мы вступаем в эти воды, мы должны осознавать, что нет точных ответов, нет места всеобщего принятия или согласия. Нет ни отдела потерянных душ, куда можно было бы пойти, чтобы забрать их, ни документов о пропавших душах, которые нужно было бы подать. Когда мы погружаемся в воды души, мы обычно получаем больше вопросов, чем ответов, потому что такова природа души.

Душа процветает в нашей жизни в напряжении самих вопросов, потому что душа не столько в ответах, сколько в поисках.Душа заинтересована в путешествии ради путешествия. Для души путешествие - это пункт назначения, то есть открытие и признание своей собственной истины, которую можно найти только в глубинах опыта самой жизни.

Учтите, что в наших дискуссиях о душе мы, как Нил Армстронг, делаем маленькие шаги на территорию, которая настолько обширна и так далеко за пределами понимания, что даже несмотря на то, что идея души была предметом человеческих исследований с самого начала записанная история, мы до сих пор можем только догадываться о ее природе.

Идея GPS для души предполагает, что душа может оторваться от своего путешествия и заблудиться. С точки зрения эго-ума это могло бы показаться так, потому что эго занимается исключительно целью. Для него путешествие - лишь средство для достижения цели; добраться из пункта А в пункт Б по кратчайшему пути.

Если кажется, что душа сбивается с главной дороги или проводит время в одном из жизненных тупиков, эго угрожает эта видимость замешательства или нечеткости, и оно садится на корточки еще сильнее.Это сжатие скрывает нашу способность «понять» то, чему очевидный «обходной путь» должен учить, и часто заставляет нас тратить еще больше времени на то, чтобы «сбиться с пути». Эго связано во времени; поэтому время имеет значение. Время, потраченное на что-то иное, чем прямое преследование своей цели, - это потраченное впустую время и считается «ошибкой».

Для эго ошибки - это неудачи. На душе ошибок и сбоев нет. Есть только обучение. Душа здесь с особой целью - развернуть свою повестку дня в ее земном выражении.Все, что требуется для его эволюции, является засыпкой для мельницы и принимается без учета страданий эго, которые могут возникнуть.

«Какова длина дороги. Но за все время, которое вы прошли, вам нужна была каждая секунда, чтобы узнать, мимо чего проходит дорога». - Даг Хаммаршельд

Один читатель, LearnerLine, в прошлый раз задал этот вопрос:

Но что делать с разбитой душой?

Вы видите это в наших бездомных ветеринарах, которые на улицах изо всех сил пытаются смириться с тем, что они испытали.Вы видите это в глазах детей, подвергшихся насилию, и тех детей, которые стали взрослыми. Вы можете почувствовать это в атмосфере военных беженцев. Посмотрите на лица жертв домашнего насилия. Он присутствует в большом количестве людей, ходящих по этой земле.

Хочется восстать и сказать, что это невозможно. Что душа не должна быть разрушаемой, что такого не может быть. Но это так. С ним приходит постоянное бремя и лишний вес, которые могут довести человека до бездомности, беспомощности и полного отчаяния.

В ответ на вопросы LearnerLine возникает еще больше вопросов: как индивидуальная душа соотносится с душой мира и как потеря души в человеческом существе отражает потерю души в мире?

Мы живем в мире, который не признает аспект души, даже если сам мир является выражением нашего коллективного сознания души. В поисках ответов на вопрос о «потерянных или сломленных» душах отдельных людей мы должны также обратиться к потере души в мире, который предоставляет мало времени или места для видов деятельности, которые питают душу, например, времени, проведенного в одиночестве и тишине, признание искусства и красоты, стремление к воображению и даже страдания.

Может показаться холодным и расчетливым сказать, что если путешествие души требует включения в учебную программу больших страданий, она не избежит этой части учебной программы. Но мы живем в мире и в культуре, которые хотят избежать боли любой ценой, поэтому способность души добраться до своей истины, какой бы болезненной она ни была, чаще всего мешает тем, кто думает, что решение состоит в том, чтобы «исправить». или «вылечить» состояния или симптомы, которые мы называем «сломанными» или «потерянными».

Большинство культур мира патологизируют нисхождение отдельной души в поисках собственной истины, иногда только в глубине депрессии и отчаяния.Мы лечим наши симптомы, вместо того, чтобы прислушиваться к ним. Мы заглушаем их с помощью алкоголя, наркотиков, антидепрессантов и бесконечных отвлекающих факторов, которые легко доступны в современной культуре.

Редко мы успокаиваемся или молчим достаточно долго, чтобы быть информированными историей, которую пытается рассказать страдающая душа. Люди впадают в отчаяние, когда они не могут получить доступ к своей собственной правде, пытаясь всплыть в сознание через выраженные симптомы.

Перефразируя Томаса Мура, автора книги «Забота о душе» , для души не требуется никакого исправления или лечения, только забота.Мы должны научиться жить с сознательным пониманием того, что требуется нашей индивидуальной душе для ее полного выражения. Это, безусловно, потребует, чтобы мы научились жить с болью, как эмоциональной, так и физической, потому что когда душа сбивается с пути, это происходит потому, что мы, человеческий хозяин, сбились с пути. Боль - это сигнальная система души, что мы сбились с пути и требуются внимание и забота.

Однажды я знал человека, который с уверенностью утверждал, что умрет молодым. Его отец умер от сердечного приступа в возрасте 51 года, и Билл был уверен, что его ждет аналогичная судьба.К 52 годам Билл почувствовал, что у него взаймы. Убежденный в этой истине, он не обращал внимания на приступы головокружения, которые возникали все чаще, и даже умудрялся несколько раз игнорировать потерю сознания. К 53 годам у него диагностировали неоперабельную опухоль головного мозга, и он умер до конца того же года.

Билл, казалось, сильно страдал в течение года перед смертью, становясь все более и более дезориентированным и иррациональным. Однако он не стал обращаться за медицинской помощью и не позволял никому помогать ему.Он попал в медицинскую систему, потому что сосед позвонил парамедикам, обнаружив, что он лежит на полу без сознания дома. К тому времени, когда его поместили в больницу, было уже слишком поздно. Опухоль полностью охватила его мозг, и он прожил всего несколько недель после постановки диагноза.

Многим Билл определенно казался потерянным и сломленным. Но кто может сказать, что его душа была? Возможно, его уверенность в своей конечной судьбе была заложена в путешествие его души с самого начала.Его самым последним желанием было, чтобы его прах был развеян в горах Колорадо. Я считал своей священной честью исполнить это желание. Таким образом, я молился о том, чтобы его душа могла, наконец, обрести покой в ​​смерти, которого он не смог найти при жизни.

Мы не можем знать окончательного исхода душ, которые кажутся страдающими. Есть те, кто пережил большие страдания и стал сильнее из-за них. Мы с большим уважением относимся к таким людям, как Виктор Франкл и Нельсон Мандела, потому что они указывают путь к альтернативной возможности, помимо жертвы и возмездия.Они использовали свои страдания, чтобы расширить наше коллективное понимание того, что возможно для человечества в целом.

Если смотреть сквозь фильтр культурной обусловленности и эго, страдание кажется ужасающим. Глазами души боль и страдание - это пути к углублению. Страдания могут поставить нас на колени и лишить нас всех иллюзий. Именно здесь эго вынуждено отказаться от отрицания и встать лицом к лицу с водителем своей судьбы. Может случиться так, что только через полное отречение от эго, в котором человек может казаться полностью сломленным или потерянным, можно по-настоящему найти свой путь к истине.

Мы не можем знать дары, которые страдание дает эволюции души. Это часть тайны души, с которой мы должны жить. Человеческая природа не терпит тайн. Мы хотим определенности и предсказуемости. Воспитание способности жить в неопределенности и научиться жить в тайне - это способы заботиться о душе, поскольку она процветает в тумане неопределенности, где существуют все возможности.

Иногда душа может найти освобождение только через страдание и, в конечном счете, через физическую смерть.Для души физическая смерть - это не конец пути, а переход в следующий класс. На душе летних каникул нет. В школе всегда сессия.

Я приветствую ваши мысли и комментарии по этой теме, которая настолько огромна, что мы можем только поскрести поверхность в этом пространстве. Поднимите стул и дайте нам знать, что у вас на уме, когда мы еженедельно собираемся здесь у Колодца Мудрости.

Я также приветствую посещение моего личного блога и веб-сайта Rx For The Soul.А для личных контактов напишите мне по адресу [email protected]

Станьте поклонником и получайте уведомления о появлении новых сообщений.

Благословения на пути,
Джудит

Чтобы узнать больше о докторе Джудит Рич, нажмите здесь.

Чтобы узнать больше о GPS для души, щелкните здесь.

Что значит быть душой жертвы и участвовать в искупительных страданиях Иисуса | Крис Антенуччи

С тех пор, как моя болезнь стала серьезной и я начал читать писания мистиков и святых, я пришел к выводу, что я - душа жертвы.Я верю, что Бог создал меня таким образом, что я буду испытывать сильные страдания на протяжении всей своей жизни, что бы я ни делал, чтобы их избежать. Это осознание или откровение дало мне покой, потому что теперь я понимаю, почему мои страдания так сильны и никогда не исчезают. Когда вы просто терпите боль, это не что иное, как страдание, но когда вы принимаете боль, которую испытываете, потому что знаете, что она послана Богом, чтобы превратить вас в человека, которым вы должны быть, это превращает вашу боль в любовь.Это делает его гораздо более терпимым, потому что теперь вы достаточно смирились, чтобы позволить Иисусу помочь вам нести свой крест, а вы помогаете Ему нести Его.

Однако одна статья из откровений Иисуса сестре Хосефе Менендес в книге «Путь божественной любви» объяснила, что значит быть душой-жертвой, настолько глубоко, что это подняло мое понимание этой тайны на совершенно новый уровень. . Это помогло мне понять, что чем больше Он позволяет нам страдать, тем больше Он любит нас, потому что это страдание приближает нас к Нему на кресте и удаляет нечистоты в наших душах, которые действуют как барьеры между Ним и нами.Я отказался от этой статьи с пониманием того, что я страдаю не один, и что мои страдания уникальным образом играют определенную роль в выполнении Божьего плана спасения для меня и мира. Откровения Иисуса сестре Хосефе настолько поучительны и важны, что я решила скопировать и вставить сюда всю статью, чтобы никогда ее не забыть.

Быть жертвой обязательно означает принесение в жертву и, как правило, искупление другого. Хотя, строго говоря, можно предложить себя в качестве жертвы, чтобы даровать Богу радость и славу добровольным жертвоприношением, однако по большей части Бог ведет души по этому пути только тогда, когда Он намеревается, чтобы они действовали как посредники: они должны страдать и искупать тех, кто за кого принесет в жертву их принесение в жертву, либо вызвав на них милость прощения, либо выступив в качестве прикрытия, чтобы скрыть их грехи перед лицом божественной справедливости.Само собой разумеется, что никто по собственной инициативе не возьмет на себя такую ​​роль. Божественное согласие требуется, прежде чем душа осмелится вмешаться между Богом и Его творением. В таком приношении не было бы никакой ценности, если бы Бог отказывался слышать молитву.

Уже в Ветхом Завете жертвы определенного вида могли быть принесены в жертву Богу. Чтобы быть приемлемыми, они должны обладать особыми, четко определенными качествами: они должны быть безупречными, без изъянов, мужчины одного года, и, прежде всего, приношение должно быть сделано священником в соответствии с предписанным обрядом, который должен строго соблюдаться. , и который символизировал не только расположение священника, но и жертвователя жертвы.

В Новом Завете новая жертва заменяет старую; Иисус Христос - единственный Посредник, единственный Священник, единственная Жертва, и Его жертва больше не является символической, но реальной и бесконечной.

Итак, если Иисус Христос желает связать с Собой других жертв, они должны быть тесно связаны с Ним и разделять Его чувства, чтобы полностью принять Его жертву; следовательно, они могут быть только людьми, наделенными разумом и волей.

Он Сам выбирает этих людей и, поскольку они свободны, просит их добровольного сотрудничества.Те, кто принимают, полагаются на Его милость, и затем Он использует их как по своему суверенному праву.

Ассимилированная и преобразованная во Христа, душа-жертва выражает чувства Христа Иисуса к Богу Отцу; и к Самому Христу ее отношение - это унижение, покаяние и искупление, чувства, которые должны оживлять души, которые она представляет.

И из-за этого отождествления с Христом душа-жертва разделяет Его мрачные Страдания и в большей или меньшей степени претерпевает различными, но в целом сверхчеловеческими способами, Его мучения и агонии.

Когда страдание переносится за одного специально избранного грешника, жертва переносит справедливое возмездие, причитающееся этому грешнику за свои преступления. Выносятся все виды испытаний, будь то болезнь или даже преследование духов тьмы, жертвой которых становится игра.

С сестрой Хосефой это было в высшей степени. Жертва по явному желанию своего Господа, не только все ее существо было принесено в жертву, но и сам способ жертвоприношения варьировался в зависимости от конкретных атрибутов Бога, которому она принесла себя в жертву.

Святая Тереза ​​Младенца Иисуса принесла себя в жертву милосердной любви; Мария де Валле как жертва Божьего правосудия; Святая Маргарита Мария, как справедливости, так и милосердия, и так было с сестрой Хосефой. Христос сказал ей Свои желания в даже более явных выражениях, чем Он использовал в отношении Святой Маргариты Марии.

«Я выбрал тебя жертвой Моего Сердца» (19 декабря 1920 г.). «Ты жертва Моей любви» (2 октября 1920 г. и 23 ноября 1920 г.). «Ты жертва Моей любви и милосердия» (30 июня 1921 г.).«Я хочу, чтобы вы стали жертвой божественной справедливости и утешения Моего Сердца» (9 ноября 1920 г.).

По всем этим причинам Хосефа должен пострадать. «Ты страдаешь душой и телом, потому что ты жертва Моей Души и Тела. Как ты мог не страдать в своем сердце, если Я избрал тебя жертвой Моего Сердца? » (19 декабря 1920 г.).

Как жертва Сердца Иисуса она страдала, чтобы утешить Сердце, которое было так ранено неблагодарностью людей. Как жертва любви и милосердия, она страдала от того, что милосердная любовь Иисуса могла сокрушить милостью грешника, которого Он так любил.Как жертва божественного правосудия, она несла на себе невыносимое бремя божественных упреков и искупала греховные души, которые были обязаны своим спасением ей. Ее миссия требовала постоянного жертвоприношения с ее стороны, и наш Господь не скрывал этого от нее. «Люби, страдай и повинуйся, - сказал Он ей, - чтобы Я мог осуществить в тебе Мои планы» (9 января 1921 г.).

12 июня 1923 г. Он полностью подтвердил этот план, поскольку он затронул ее. «Что касается тебя, ты будешь жить в самой полной и глубокой безвестности, и, поскольку ты Моя избранная жертва, ты будешь страдать, и, охваченный страданием, ты умрешь.Не ищите ни покоя, ни облегчения; вы не найдете ничего, ибо такова Моя воля. Но Моя любовь поддержит тебя, и я никогда не подведу тебя ».

Но прежде чем заставить ее вынести такую ​​пронзительную и острую агонию, Он спросил и получил ее согласие; ибо, хотя Он - Верховный Господь и Владыка, Он, тем не менее, уважает свободу создания.

«Вы готовы? . . . » Он сказал Хосефе, и, когда она сжалась от перспективы перед ней, Он оставил ее. Она была убита горем при Его уходе, но Богоматерь пришла и посоветовала своему ребенку: «Не забывай, что твоя любовь свободна.Несколько раз Хосефа пыталась сбежать с пути, стоящего перед ней, затем Иисус оставил ее, и только после того, как она снова и снова звала Его, Он вернулся, чтобы получить от нее добровольное приношение того, что Он предложил только в качестве возможность. Обычно она принимала очень щедро.

Ничего не было навязано ей Богом; Он не заставлял Свое упорное создание, но с божественно непревзойденным мастерством преследовал Свою цель - получить ее согласие. При каждом отступлении от страхов Хосефы Господь оставлял ее без упрека; но Его отъезд настолько встревожил Хосефу, что она приняла его более чем когда-либо щедро.Кроме того, Иисус не сказал ей сразу, что Он хотел, чтобы она была Его Посланником в мире, потрясение было бы слишком сильным; но Он просто взывал к ее щедрости: «Готовы ли вы страдать? И вы готовы стать жертвой? » Если это жертва, то это был вопрос страданий, а не того, чтобы предстать перед миром на видном месте, и Хосефа согласилась.

«Я предложил себя служить Ему, как Он захочет». Бог знал, что Себя свободен действовать так, как Он выбрал, и Он сказал еще раз: «Я твой Бог, ты принадлежишь Мне; по собственной воле вы сдались.Отныне вы не можете мне ни в чем отказать »(23 июля 1922 г.). «Если ты не подчинишься Моей воле, что я могу сделать?» (21 апреля 1922 г.).

Она сдалась; как и ее Учитель, она была бы добровольной жертвой: «Oblatus est quia Ipse voluit». Как и Он, она тоже будет чистой жертвой. Ибо как искупить грехи другого, когда нужно искупить свои собственные? С самого рождения Бог окутал ее чистотой, потому что в ее жизни не было никакой вины, на которую она соглашалась бы добровольно.Ее величайшими неверностями, как она сама признавала, было определенное нежелание откликнуться на призыв благодати и нерешительность перед лицом обескураживающей миссии; Поэтому ничто не запятнало ее сердце и душу. Наш Господь ревностно охранял ее: «Я хочу, чтобы ты так полностью забыл себя и был полностью предан Моей Воле, что Я не потерплю ни малейшего несовершенства в тебе, не предупредив тебя об этом» (21 февраля 1921 г.).

Много раз, когда Он хотел, чтобы она снова сказала, что она была Его жертвой, Он открывал вопрос, даровав ей благодать еще большего очищения.«Я хочу, чтобы ты пострадал за Меня, Хосефа, но я начну с того, что позволю стреле любви, которая должна очистить твою душу, упасть на тебя, потому что, как Моя жертва, ты должен быть всем чистым» (17 июня 1923 г.).

В ее чистой совести, на которую вот-вот должны были обрушиться страдания, не было обнаружено никакой заразы греха, и, следовательно, не было искупительной работы, которую нужно было совершить, и именно поэтому плоды спасения могли быть переданы другим душам. Ее страдания носили двоякий характер, как и все истинные жертвы.Как жертва, избранная Самим Христом для продолжения и завершения Его искупительной работы, она должна быть очень тесно связана со Христом Искупителем и разделять Его Страсти, претерпевая те же страдания, что и Его собственные; как искупительная жертва за чужие грехи, ее страдания были бы соразмерны грехам обидчика, за которого она искупала.

(а) Участие в Христовых страданиях

Страсти Христовы являются нашим единственным спасением, и если мы хотим очиститься и спастись, мы обязательно должны соприкоснуться с Кровью, пролитой Агнцем.Великий крик умирающего Христа является настоятельным призывом ко всему человечеству поспешить к источникам Спасителя, из которых текут все благодати.

Этот контакт с Кровью Христа немедленно обеспечивается душами, которые откликаются на Его призыв. Остальные, и увы! их много, добровольно держатся в стороне. Именно их Христос будет стремиться достичь через другие души, которые Он использует как каналы Своей милости. Они самые плодоносные из всех ветвей мистической лозы. Наполненные соком, текущим от Самого Христа, и полностью едины с Ним, своей солидарностью с грешником они несут ответственность за его грехи; Таким образом, будучи единым с Ним и единым со Христом, в них и через них передается благодать.Это души-жертвы.

Каким же близким должно быть их отождествление с Распятым, если они хотят полностью выполнить свою часть контракта! Подразумевается полное единение с Ним, в то время как Он, со своей стороны, запечатлевает в их душах, сердцах и телах живой образ Своих скорбных страстей.

Все Его страдания возобновятся в них: им будут противоречить, преследовать, унижать, бичевать и распять; и то, что человек не может причинить, Сам Бог восполнит таинственной болью, агонией, стигматами, которые сделают из них живые распятия.

Насколько велика должна быть сила посредничества таких душ! Как действенно их ходатайство, когда они взывают к божественной милости, прощению и спасению для своих братьев; когда в них и через них Драгоценная Кровь Христа, бесконечно более могущественная, чем кровь Авеля, взывает к Отцу!

Следует, однако, отметить, что в отношении некоторых святых, особенно святого Франциска Ассизского, страсти как бы пребывают в них, и окончательный план Бога, очевидно, состоит в том, чтобы превратить их в законченные копии Распятого.Это ответ Бога на их преклоняющуюся любовь к Его страстям, и Он заставляет их физически и морально участвовать в муках Его Возлюбленного Сына.

Есть еще одна цель в отношении искупительных жертв: Он, кажется, лишает их владения в пользу других душ, потому что Страсти Христовы, пометив их своим знаком, проходят через них, чтобы вызвать грешника на которым они переносят благодать жертвы Голгофы.

Таким образом, они со-искупители в полном смысле этого слова; любовь к ближнему побуждает их, их миссия отличается от миссии других.Ибо в то время как Богу угодно позволить тем другим душам, о которых мы говорили, оставаться в созерцании Его, воздавая славу Его бесконечным совершенствам своей любовью, с душами-жертвами дело обстоит иначе: когда они созерцают Его, Он открывает безмерность Своих любовь к душам и горе, которым наполняет Его потеря грешников. Вид этого разбивает их сердца, и их стремление утешить Христа не удовлетворяется простыми словами любви; это разжигает их рвение. Любой ценой они будут привлекать для Него души, и Он еще больше разжигает это рвение.Это сообщенная им любовь Самого Святого Сердца, которой они любят грешников; любовь, которая дает им сверхчеловеческую выносливость, хорошо описанную собственными словами Джозефы:

«Последние две или три недели я испытывал безмерное желание страдать. Было время, когда мысль об этом меня пугала. Когда Иисус сказал мне, что избрал меня своей жертвой, все мое существо содрогнулось; но сейчас все по-другому. Бывают дни, когда я терплю такие мучения, что, если Он не поддержит меня, я умру, потому что ни одна часть меня не свободна от боли! .. . Несмотря на это, моя душа жаждет перенести для Него более тяжкие невзгоды, хотя и не без отвращения в нижней части моего сознания. Когда эти боли нападают на меня, я дрожу от страха и инстинктивно отступаю, но моей воле дарована сила, которая принимает, которая желает и хочет страдать еще больше, так что если бы мне был предложен выбор между продолжающейся болью и Небесами, я должен бесконечно предпочитать оставаться в муках боли, если, поступая так, я смогу утешить Его Сердце, хотя Бог знает, как я хочу быть с Ним навсегда.Я знаю, что это изменение было произведено во мне Иисусом »(30 июня 1921 г.).

Она действительно была права; изменение произошло не от нее самой, а от Иисуса, или, скорее, мы не можем сказать, что это была Его сила, Его чувства, Его желания и страдания, которые Он передал ей?

«Мое сердце находит покой в ​​выражении своих чувств. Я успокаиваюсь в твоем сердце, когда душа печалит Меня, и Моё стремление творить добро переходит в тебя и становится твоим »(23 октября 1922 г.).

«Поскольку вы готовы страдать, будем страдать вместе» (19 декабря 1920 г.), и Он дал ей Свой Крест: «Иисус пришел со Своим Крестом, который Он возложил на мои плечи» (18 июля 1920 г.). «Я пришел принести вам Мой Крест, тем самым сняв с себя бремя Себя» (26 июля 1921 г.). «Я хочу, чтобы ты был Моим киренейцем; Ты поможешь Мне нести Крест Мой »(23 февраля 1922 г.). «Крест Мой пусть будет твоим Крестом» (30 марта 1923 г.).

Бесчисленное количество раз Он возлагал это на ее добровольные плечи часами напролет, даже целыми днями и ночами.Он доверил ей Свой терновый венец, который оставил у нее на долгое время, так что, как и Он, она не знала, где дать отдых своей ноющей голове. «Я оставлю тебе свою корону. . . не жалуйтесь на боль. . . ибо им вы причастны к Моей боли »(26 ноября 1920 г.). «Моя Корона. . . Им Я окружу вашу голову »(17 июня 1923 г.). Он заставил ее почувствовать боль Его пронзенного Бока. Богоматерь сказала ей: «Эта боль - искра из Сердца Моего Сына; в худшем случае знайте, что это знак того, что какая-то душа глубоко ранит Его »(20 июня 1921 г.).

Он хотел, чтобы она почувствовала боль в ногтях обеих рук и ног: «Я собираюсь подать вам новый знак Моей любви. Сегодня ты разделишь со Мной боль ногтей »(16 марта 1923 г.).

И снова Он тесно связал ее с агонией Своего Сердца и Души: «Каждую пятницу, особенно в первую пятницу месяца, Я заставлю вас разделить горечь агонии Моего Сердца, и вы испытаете эти мучения. Моих страстей в очень специфической манере »(4 февраля 1921 г.).

1 марта 1922 года Он явился ей, Его Лик был весь окровавлен. «Приблизьтесь, - сказал Он, - приди и упокойся в Моем Сердце; и прими участие в Его мучительной боли ».

«Затем Он привлек меня к Своему Сердцу, и моя душа наполнилась такой болью и горечью печали, что я не могу это описать».

Подобно Ему, она страдала за других: «Я хочу, чтобы все ваше существо пострадало, чтобы вы приобрели души» (21 декабря 1920 г.). «Есть душа, которая тяжко ранит Меня. . . не бойтесь, если вы чувствуете себя полностью покинутым, потому что Я заставлю вас разделить боль Моего Сердца »(13 сентября 1921 г.).«Храни Мой Крест, пока эта душа не признает истину» (24 марта 1923 г.). «Возьми мой крест, мои гвозди и корону. Я иду искать души »(17 июня 1923 г.).

Этих нескольких примеров будет достаточно; они изобилуют по всей книге. Как искупительная жертва, Хосефа разделяла все мучения Иисуса, и вся ее личность, так сказать, была пропитана невыразимой болью. Соединенная с Иисусом на кресте, она была замучена Его страданиями, поглощена Его желаниями; Его жгучая жажда спасения душ побуждала ее попытаться исправить все, что было в ее силах.

(б) Дьявольские преследования

И Бог допустил, чтобы на нее обрушились испытания всякого рода. Если ни болезнь (но кто знает, потому что она никогда не жаловалась), ни преследование со стороны мужчин (поскольку в отличие от Маргарет Мэри, ее религиозная и семейная жизнь, похоже, были освобождены от этого), но, с другой стороны, больше, чем многие другие, она подверглась ярости сатаны. И это не удивительно.

Есть несколько святых, в жизни которых не проявляется его ярость.Христос в славе Небесной недосягаем для сатаны, который, будучи личным врагом, не щадит усилий, чтобы помешать распространению Царства Божьего на земле. Чем больше он знает, что душа должна быть возлюбленной Христом, тем яростнее его нападки; это, без сомнения, в надежде увеличить число его несчастных обманщиков, но, прежде всего, в извращенной надежде вырвать у Христа души, которых Он любит и за которые Он заплатил такую ​​высокую цену пролитием Своей Драгоценной Крови. . Поэтому сатана выбирает святых и посвященные души, которых он стремится очернить, соблазнить и бесчестить, и бросается на них.Больше всего он ненавидит души-жертвы, поэтому Хосефа был особенно ненавистен ему.

Она с радостью принесла в жертву три вещи, которые ей были дороги в мире: свою мать, свою сестру и свою страну; она принесла себя в жертву для спасения грешников и, в конце концов, должна была выхватить большое их количество из адского огня. Поэтому сатана развратил ее. Ему дозволено Богом иметь большую власть над душами-жертвами. Несомненно, это следует из их призвания,

Посмотрите, в частности, на дьявольские преследования, которым подвергались святая Маргарита Кортонская, святая Вероника Джулиани, Кюре д'Арский и сестра Мария де Хесус-Крусифи, чья жизнь была написана В.Р.Ф. Бузи, генерал-настоятель отцов Бетаррама, и многие другие.

ибо, принимая на себя грехи других, они также принимают на себя последствия, которые, как они знают, последуют. Когда человек соглашается согрешить, осознает он это или нет, он дает дьяволу великую власть над собой, силу обольщения и владения. Как правило, это не очень заметно, потому что лукавый преуспевает в притворстве и избегает потревожить тех, кого, по его мнению, он держит в своей сети. Он усиливает зло в своей жертве, умножает грехи и ошеломляет душу, пока она не впадает в состояние оцепенения, которое является абсолютно фатальным.

Однако, когда дьявол встречает решительное сопротивление жертвы-души, которая заняла место грешницы, неспособной совершить свой грех, он принимает ужасную месть, используя ту самую силу, которую он приобрел над злодеем, для того, чтобы мучить его замену.

И это позволено Богом явить всей реальности как дьявола, так и ада, которые так многие пытаются забыть и похоронить в тишине и забвении.

Дьявол - это реальность, и в своих отношениях со святыми Бога он проявляет себя в неприкрытой порочности своей порочной и развращенной натуры.Какой должна быть его жестокость по отношению к тем душам, которые прокляты и принадлежат ему навечно, если он так безжалостен по отношению к тем, над кем, в конце концов, он имеет лишь ограниченное влияние? Кто осмелится утверждать, что такой урок бесполезен, особенно в наши дни?

Бог также посрамляет гордость духа тьмы, который, несмотря на всю свою силу и гнев, не продвигается вперед, но встречает постоянное поражение, что значительно увеличивает славу Бога.

Так было с сестрой Хосефой.

Дьявол всеми возможными способами пытался обмануть и обольстить ее, маскируясь под «ангела света», даже зайдя так далеко, что принял саму черту Самого Иисуса Христа.Однако чаще всего он пытался сбить ее с избранного пути, нанося ей тяжкие телесные повреждения.

Когда сатана во всей своей силе и хрупкое человеческое существо встречаются в смертельной схватке, Бог вкладывает Свою силу в конфликт и наделяет душу сверхчеловеческой стойкостью. Он наделяет его непобедимой энергией и побуждает преодолеть все искушения и все страдания. Сила дьявола сломила хрупкость сопротивления Хосефы, которая (хотя и была «ничем и несчастна», как называл ее наш Господь) с божественной помощью одержала победу над «сильным вооруженным человеком».Но один Бог знал, чего ей это стоило.

Даже когда она была послушницей, поток ударов, нанесенных невидимым кулаком, обрушился на нее днем ​​и ночью, особенно когда она была в молитве и повторяла свою решимость всегда быть верной. В других случаях ее насильно уводили из часовни или не позволяли войти в нее. Снова и снова дьявол являлся ей в облике устрашающей собаки, змеи или, что еще хуже, в облике человека.

Вскоре насильственные похищения участились, несмотря на надзор со стороны начальства.На их глазах она внезапно исчезла, и после долгих поисков ее нашли брошенной на какой-нибудь чердак, под тяжелой мебелью или в каком-нибудь малолюдном месте. В их присутствии она была сожжена, и, не видя дьявола, они увидели, что ее одежда сгорела, а на ее теле остались безошибочные следы огня, которые вызвали раны, которые долго не заживали.

Наконец, произошло явление

У многих святых как мужчин, так и женщин было видений ада; немногие действительно погружались в его глубины, и еще меньше делали это так часто, как Сестра Хосефа, чтобы искупить грешников.Святая Вероника Джулиани, родившаяся в 1660 году и умершая в 1727 году, то есть современница святой Маргариты Марии, похоже, как и сестра Хосефа, стала жертвой искупления и испытала то же самое.

очень редко встречается в жизни Святых: Бог позволил дьяволу увести ее в ад. Там она провела долгие часы, иногда целую ночь, в невыразимой агонии. Хотя ее затягивали в бездонную яму более ста раз, каждое пребывание казалось ей первым и длилось бесчисленное количество веков.Она выдержала все муки ада, за исключением ненависти к Богу. Не последним из этих мучений было услышать бесплодные признания проклятых, их крики ненависти, боли и отчаяния.

Тем не менее, когда, наконец, она вернулась к жизни, разбитая и истощенная, ее тело мучилось от боли, она не смотрела на страдания, какими бы серьезными они ни были, если бы с их помощью она могла спасти душу от этого ужасного обитель мучений. Постепенно она стала дышать более свободно, и ее сердце забилось от радости от мысли, что она все еще может любить своего Господа.

Именно эта великая любовь поддерживала ее, но временами испытания тяжело давили на нее. Подобно Иисусу в Елеонском саду, она проводила долгие часы в тоске и унынии. Она осознавала огромное количество заблудших и часто недоумевала по поводу использования своего спуска в ад и всех пыток, которые она перенесла. Но быстро она взяла себя в руки, и ее удивительное мужество не поколебалось. Тогда ей тоже помогла Богоматерь: «Пока ты страдаешь, диавол имеет меньшую власть над той душой» (22 июля 1921 г.).«Вы страдаете, чтобы облегчить Ему; разве этого недостаточно, чтобы придать тебе смелости? » (12 июля 1921 г.).

Тогда наш Господь показал ей сокровища возмещения и искупления, которые она приобрела в результате неоднократных испытаний (6 октября 1922 г. и 5 ноября 1922 г.), и позволил ей стать свидетелем в аду вспышек ярости дьявола, когда от него ускользнули души. которого, как он думал, он крепко держится, но за которого она предлагала искупление. Мысль о том, что она сможет утешить и упокоить нашего Господа и приобрести души для Него, поддерживала ее героический дух и возбуждала ее рвение.

Хотя она инстинктивно избегала контакта с дьяволом, его сила и мстительность были ей хорошо известны по личному опыту, но она никогда не позволяла этому страху заставить ее пренебречь своим долгом. Одно время он уносил ее почти ежедневно, когда она шла на работу; она знала, что это случится, и мысль об этом заставляла ее дрожать от опасений, но неустрашимая она пошла вперед, и на следующий день все еще была так же решительно настроена, как никогда, не поддаться ужасу.

При всей ее героической преданности, пожалуй, самой замечательной чертой ее была убежденность в том, что из-за своего страха и периодических отвращений она была (и в это она искренне верила) неблагодарной и неверной и абсолютно ничего не сделала для Бога.

После ночей невыразимых мучений, сокрушенная, но всегда галантная, она встала в час Правления и возобновила свои обычные дела, не требуя никаких исключений из обычной жизни. Она действительно горела самим огнем Сердца Иисуса, потому что после всех агоний ада и ее доли в страданиях Христа она не была разочарована и ниспровергнута, но ее готовность страдать только увеличивалась.

Подобно Святой Маргарите Марии, она принесла себя в жертву за религиозные души, за священников, за грешников всех мастей.Послушная и преданная божественной Воле, она просила только об одном - утешить Его. Она была готова претерпеть тысячу мучений, чтобы помочь тем, кто по большей части был ей совершенно неизвестен, но кого она любила в Нем и через Него.

Как мы указывали в начале, она должна была стать жертвой, чтобы Послание могло быть доставлено и услышано человечеством, ради которого она так много пережила.

Она, познавшая Сердце Иисуса и Его любовь к душам, была лучше всех других подготовлена ​​для передачи этого Послания миру.

Доверие души при страдании - Охотники за мудростью

Мысли от ежедневного чтения Библии на сегодня - 6 августа 2019 года

Дорогие друзья, не удивляйтесь тому огненному испытанию, которое постигло вас, чтобы испытать вас, как если бы с вами происходило что-то странное. 1 Петра 4:12

За прошедшие годы я получил множество электронных писем от читателей, которые рассказывали, что они служат Богу и исполняют Его волю, но произошло что-то, что заставило их сильно пострадать.В результате они были разочарованы и недоумевали, как жизнь может идти так плохо, когда они поступают правильно.

Бывают моменты в нашей жизни, когда мы страдаем, даже если мы исполнили волю Бога, а иногда и потому, что мы исполнили волю Бога. Несмотря на то, что мы сделали все, что в наших силах, чтобы служить Богу, как Иисус, который страдал, не делая ничего плохого, мы тоже страдаем.

1 Петра 4:19 содержит несколько полезных и обнадеживающих слов на этот раз.

«Посему пусть страдающие по воле Божьей и доверьте свои души верному Творцу, делая добро.”

Согласно этому отрывку из Священного Писания, есть две вещи, которые помогут, когда вы страдаете, даже если вы исполнили волю Бога.

Во-первых, доверьте свою душу Богу.

Чтобы доверить свою душу - или свой разум, волю и эмоции - вашему верному Создателю, когда вы страдали, даже если вы исполнили волю Бога, включает:

  1. Веря, что Он видит и знает, через что вы проходите.
  2. Вера в то, что Он будет верен тебе в будущем и что твоя награда придет, даже если ты не видишь ее сейчас.
  3. Полагая, что Он любит вас, помня о ваших интересах.
  4. Вера в то, что Он делает все для вашего блага и Своей славы. (Римлянам 8:28)

Вверять свою душу верному Создателю означает, что в те моменты, когда страдание заставляет вас забыть красоту Бога или Его любовь, и вы не можете ощутить Его присутствие, вы решаете доверять Ему, даже если не понимаете, что такое происходит.

Далее продолжайте делать добро.

Естественная склонность, когда вы страдаете, несмотря на то, что вы исполнили волю Бога и делали добро, может заключаться в том, чтобы перестать делать добро.Возможно, вы захотите защитить себя, выключиться, сдаться или отплатить другим. Но доверив свою душу Богу, приняв решение поверить в то, что Он видит и знает, что Он будет верен, что Он любит вас и что Он делает все для вашего блага и Своей славы, поможет вам продолжать творить добро, когда тебе просто не хочется.

Трудная правда заключается в том, что Господь никому не обещал, что жизнь будет без борьбы. Он не обещал, что, если мы будем следовать Его путем, жизнь будет легкой.Но Он пообещал, что что бы ни случилось, Он будет с нами.

«Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни ангелы, ни правители, ни существующее, ни грядущее, ни силы, ни высота, ни глубина, ни что-либо еще во всем творении не смогут отделить нас от любви Бог во Христе Иисусе, Господе нашем »(Римлянам 8: 38-39).

Молитва

Господи, помоги мне вжаться в Тебя и доверить Тебе мою душу, когда жизнь трудна. Я знаю, что, хотя сейчас я не вижу ответов, ответы приходят.Хвалю тебя за это. Аминь.


Приложение

Вы проходите испытание? Основываясь на том, что вы прочитали выше, как вы поживаете, вверяя свою душу Господу и продолжая творить добро? Поговорите с Ним о том, что вы читаете сегодня.


Ссылки по теме

Псалом 37: 5; 1 Петра 1: 6-7; 1 Петра 5: 9


Опубликовать / Твитнуть сегодня

Оставайся верным, Бог любит тебя. Он все делает для вашего блага и Своей славы.# Охотники за мудростью # # Иисус # доверие


Ресурс поклонения

7-минутный музыкальный видеоклип - Джейсон Аптон:


Пожертвовать

Если вы благословлены этими ежедневными молитвами, пожалуйста, с молитвой подумайте о пожертвовании в поддержку ресурсов охотников за мудростью. Мы доверяем Господу в Его обеспечении.

Узнайте, как помочь.


Загрузите наше приложение!


29.Страдание: как лучше справляться с жизненными переменами и вызовами

, Марк Питстик, Массачусетс, округ Колумбия

Примечание: в 2019 и 2020 годах серия научных исследований в Университете Аризоны окончательно продемонстрировала, что жизнь продолжается после физической смерти . Это исследование было проведено доктором философии Гэри Э. Шварцем и группой инженеров-электриков, специалистов по программному обеспечению и других сотрудников Лаборатории достижений сознания и здоровья .

См. Статью № 1 на сайте SoulProof.com для обзора этого научного свидетельства, обеспечивающего 99,9% уверенности в том, что сознание переживает физическую смерть. В статье № 60 кратко обсуждаются клинические данные, подтверждающие тот же вывод.

Да, друзья мои, многие научные, клинические и экспериментальные данные теперь показывают - с очень высокой степенью уверенности - что вы и все остальные:

  1. все еще живы после смерти вашей человеческой формы.
  2. на самом деле не «теряют» близких после гибели их земных тел, поскольку вы воссоединяетесь с ними, когда меняете миры.
  3. может поддерживать постоянные, но другие отношения с «ушедшими» близкими сейчас .
  4. - неотъемлемые, бесконечные и любимые части Источника Энергии / Создателя / Единого Разума.
  5. получают помощь и руководство из источников, которые по-разному называют ангелами, наставниками, мастерами-учителями и высшими энергиями.
  6. У
  7. может быть разный и, возможно, одновременный жизненный опыт. Это означает, что вы можете быть с «умершими» близкими прямо сейчас в параллельной реальности / другом срезе Жизни.
  8. создайте, насколько райской или адской кажется ваша жизнь, с помощью ваших преобладающих мыслей, слов и поступков.
  9. священным образом связаны со всеми людьми, животными и природой.
  10. имеют особые цели для , так как находятся на этой планете в это время. Это оптическое заблуждение , что на этот раз на Земле все, что есть.
  11. вполне вероятно сможет использовать SoulPhone устройства в ближайшем будущем, чтобы общаться с дорогими, кто изменил миры
  12. , вероятно, получит удовольствие от вебинаров и занятий от светил постматериалов , которые хотят помочь нам исцелить себя и нашу планету

Для более полного обсуждения этих свидетельств и замечательных новостей, прочтите мои книги Soul Proof и Greater Reality Living (в соавторстве с доктором Dr.Шварц.)

Это, очевидно, - новая захватывающая эра для человечества . Коллективные данные показывают, что почти все, кто и что «умерший» человек является - не был - продолжают существовать в следующей фазе жизни. Это включает его или ее личность, энергию, любовь, интеллект, чувство юмора, предпочтения, воспоминания и другие аспекты. Короче говоря, похоже, что все, кроме их земного тела, все еще существует.

Таким образом, я рекомендую вам обновить свой язык , чтобы помочь вам усвоить эту замечательную новость и жить соответственно.В своих статьях я буду:

  • не используйте термины «умерший, умерший или мертвый» без одинарных кавычек, поскольку они имеют сильно укоренившееся и ошибочное значение, указывающее на конец жизни.
  • использует термины «физическая смерть» и «физическая смерть», чтобы напомнить вам, что умирает только внешняя оболочка.
  • используют измененных миров, переходят, переходят, , переходят, и другие термины, которые точно описывают продолжение сознания.
  • в первую очередь относятся к тем, кто ушел как постматериальных лиц; этот термин означает, что они все еще имеют физическое тело и все остальное в них, кроме человеческой формы.
  • Я буду вторично использовать душу , сознание, сущность, осознание и другие .
  • в первую очередь относятся к живущим на Земле материальным лицам.
  • Когда я говорю о «низших» и «высших энергиях / эмоциях», я не являюсь полностью субъективным или осуждающим.Я имею в виду более объективные измерения различных чувств и убеждений. Например, мир, радость и любовь калибруются на 600, 540 и 500; гнев, страх и вина в возрасте 150, 100 и 30 лет. Чтобы узнать больше, выполните поиск по запросу «Дэвид Хокинс, доктор философии, энергетическая диаграмма» и прочтите его книгу «Сила против силы ».
  • используйте одинарные кавычки или модификаторы, например, выглядел как со словами, такими как «неудача» или «безнадежно». Перечисленные выше замечательные новости могут расширить ваше представление о словах и помочь вам понять, что вы не можете точно судить о возможных последствиях своих усилий.
  • Чтобы распознавать и уважать различный пол и половую принадлежность, я буду чередовать слова «он» или «она» и связанные с ними местоимения. В зависимости от ориентации человека могут применяться один, оба или ни один из них.

Бесплатные статьи и радио-шоу, о которых я упоминал, доступны на SoulProof.com . Чтобы узнать больше о моих книгах, аудиопродуктах и ​​документальных фильмах, посетите SoulProof.com/Shop .

* * * * * * *

На этот раз на Земле за свои 67 лет я испытал много страданий. За шесть лет работы в больницах неполный рабочий день в качестве респираторного терапевта я работал со многими душераздирающими случаями. Маленькие дети, которые были сбиты или оскорблены до смерти. Юные спортсмены, которые в один момент играли в футбол, а в следующий полностью парализованы. Женщина, которую изнасиловали, перерезали шею и бросили умирать.

Я пытался помочь одним расстрелянным, другим застрелившимся. Я работал с людьми, которые пострадали от ножевых ранений, приставаний, падений, оказались в ловушке в горящих зданиях и получили ампутации.Иногда эти пациенты попадали в вегетативную кому со сморщенными оболочками тела. Я был рядом со многими людьми, когда они умирали.

В личной жизни , пострадали и умерли дорогие родственники и друзья. Отношения закончились, и мне иногда казалось, что сердце разобьется. Я пережил финансовые потери, разбитые мечты, физические травмы и эмоциональную боль.

Добро пожаловать на планету Земля. Столько богатства, красоты и возможностей, смешанных со страданием.И все же, даже когда вы сталкиваетесь с трудностями, вам не нужно страдать чрезмерно или долго. У вас есть выбор, на чем вы в первую очередь сосредотачиваетесь.

У этой темы так много аспектов, что я рекомендую перечитать эту статью, чтобы полностью понять ее. Мне потребовалось более сорока лет, чтобы обобщить мои нынешние представления.

* * * * * * *

Тысячелетия назад большинству людей, по понятным причинам, было трудно осознать необъятность жизни. Они сделали все, что могли, но обладали только пятью чувствами для сбора данных. Таким образом, у них было очень узкое представление о реальности. Они придумывали истории, пытаясь разобраться в происходящем. Эти истории передавались из поколения в поколение.

С их ограниченной точки зрения то, что можно было увидеть, было действительно реальным , в то время как все остальное было воображаемым (с точки зрения материализма) или духовным (с религиозной точки зрения).) Считалось, что такие события, как катастрофы, болезни и смерть, управляются огромным могущественным существом в небе. Было сделано все возможное, чтобы умиротворить это божество в надежде избежать плохих вещей.

Сложные ритуалы и системы верований были разработаны в попытке выяснить, как добиться хорошей погоды, победы над врагами, достаточного количества еды и выживания после смерти. Невероятно, но многие из их архаичных и ошибочных убеждений до сих пор придерживаются тех, кто придерживается очень консервативных убеждений и не пытливого ума.

Точно так же ваше мировоззрение могло быть основано на том, что вы могли обнаружить своими чувствами. Это как если бы вы смотрели через маленькую дырочку в непроницаемой стене. Ограниченный обзор - это все, что вы могли видеть, поэтому вы, естественно, полагали, что это все, что есть в жизни. С этой точки зрения вы могли ошибочно подумать:

  1. Эта земная жизнь - хаотичное, бессмысленное и страшное время, полное страданий.
  2. Вы можете совершать ошибки, которые приведут к еще большим страданиям, но на этот раз на вечность и где это действительно горячо.
  3. Когда ваше физическое тело умирает, и все, конец истории.
  4. Если есть загробная жизнь, ваши умершие близкие ничего не знают до предполагаемого дня воскресения и суда. Или, наоборот, они находятся где-то в небе на миллиард триллионов миль.
  5. Любая Высшая Сила, если она действительно существует, далека и отделена от вас. He (Бог всегда был парнем в патриархальных обществах) следует бояться и умиротворять.
  6. Земля - ​​это здесь , а «духовный мир» - это где-то там, .Эти два царства разделяет завеса или разделительная линия.

Список недоразумений, которые без нужды и значительно увеличивают страдания многих людей, можно продолжать и продолжать.

К счастью, в жизни есть гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Научные данные показывают, что если бы весь свет и энергия - наиболее фундаментальное описание реальности - на Земле были размером с Эверест, вы могли бы воспринимать только размер мяча для гольфа.

Представления, перечисленные выше, являются результатом ограниченной перспективы мяча для гольфа по сравнению с более полной Mt.Вид на Эверест. Теперь вы можете воспользоваться современными доказательствами и стратегиями для расширения вашего понимания реальности. Этот просвещенный взгляд указывает на то, что та же энергия и разум, которые создали и поддерживают всю жизнь, существуют внутри вас.

Другими словами, вы - неотъемлемая, бесконечная, вечная и любимая часть Всего Сущего прямо сейчас и всегда. Жизнь, по сути, состоит из энергии и света, которые периодически меняются в своем проявлении.Знание своей истинной природы как нерушимого существа энергии / сознания / духа помогает вам справляться с жизненными изменениями с большим покоем и чувством приключения.

Может потребоваться время, чтобы осмыслить все это, но по мере того, как вы это сделаете, вы поймете, что - это краткое земное переживание - совершенно безопасное, значимое и великолепное приключение среди вечного . И это мировоззрение, друзья мои, приводит к гораздо меньшим страданиям, независимо от того, что происходит с вами или вокруг вас.

* * * * * * *

Жизнь - это гораздо больше, чем кажется на первый взгляд . Как уже упоминалось, люди воспринимают только очень малую часть реальности, но затем задаются вопросом, почему жизнь кажется такой жестокой. Но когда вы видите большую картину жизни, вы вспоминаете, что это земное посещение - совершенно безопасное, значимое и великолепное приключение среди вечности. Память об этом и жить соответственно - большая причина, по которой люди приходят в такое место, как Земля. Трагедии на Земле кажутся такими реальными и, таким образом, могут пробудить вас и принести множество благословений.

Когда мне было двадцать лет, я подрабатывала респираторным терапевтом. Во время одного из моих первых звонков в отделение неотложной помощи мы работали с пятилетним мальчиком, которого сбил грузовик. Пока мы лечили его, история развивалась: он шел недалеко от своего дома и был единственным ребенком молодых родителей.

Несмотря на многочасовую реанимацию, он скончался от множественных травм.В шоке, я вышла в холл как раз вовремя, чтобы увидеть, как лица его родителей исказились от горя, когда врач сообщил им эту новость.

Я вышел на улицу, погрозил небу кулаком и проклял Бога. Как мог любящий, могущественный и знающий Бог позволить маленькому умереть так трагически? Что это за мир, где страдают и умирают невинные дети, а люди терпят такие потери? После этого я вошел в период агностицизма и испытал эмоциональную боль и замешательство, сопровождающие мрачную духовную перспективу.

Со временем это и другие трудные события в моей жизни побудили меня искать ответы на жизненно важные вопросы, такие как: «Кто я? Почему я здесь? Есть ли любящий и справедливый Бог? Почему так много страданий? Что произойдет после того, как я умру? » и более.

Вы ​​знаете список.

Я начал поиски, чтобы доказать самому себе, действительно ли существуют Бог и жизнь после смерти. После десятилетий интенсивных поисков я собрал ответы на эти вопросы, основанные на фактах.Вот краткие ответы. . .

  1. Вы вневременное существо энергии, сознания, духа, осознанности и света. (статьи № 1 и 60)
  2. Вы являетесь неотъемлемой частью # Source Energy / G.O.D. / Сама жизнь прямо сейчас. (Статья № 15)
  3. Life Source - бесконечно любящий, мудрый и заботливый человек, хотя он и не большой человек в небе. (статья № 13)
  4. Вы выбрали опыт пребывания на Земле из-за возможностей для большей любви, служения, приключений, роста и удовольствия.(На самом деле, похоже, что здесь и сейчас проявляется только часть вашей общей энергии - и даже это оптическое заблуждение. (Статья № 75)
  5. Вы больше всего страдаете, когда забываете смотреть на жизнь с более высокой точки зрения. Например, трагедия этого маленького мальчика заставила меня и, я полагаю, других найти разумные ответы на самые трудные вопросы жизни. С тех пор мои выступления помогли многим тысячам людей. Так что ты думаешь? Следует ли бесконечно оплакивать его смерть как бессмысленную и трагическую случайность? Или его жизнь и смерть следует чтить, праздновать и ценить?
  6. Когда вы умираете, все в вас - за исключением вашего тела - продолжает жить так, как вы определяете своими преобладающими мыслями, словами и действиями.

* * * * * * *

Изменения, вызовы и смерть могут казаться очень трудными и пугающими. Изменения - одна из немногих вещей, на которые вы всегда можете рассчитывать в жизни. Наличие прочного фундамента веры и знаний о природе реальности поможет вам преодолевать неизбежные трудности. Хорошо укоренившиеся корни помогут вам согнуться, а не сломаться, когда ветер перемен становится жестоким.

Недавно унесло ветром одно из соседних деревьев.Его огромная сосна росла на невысоком участке, где собиралась вода, поэтому не нужно было пустить глубокие корни. Когда подул сильный ветер, он упал.

Вы ​​когда-нибудь чувствовали, что упали? Если да, то усвоили ли вы уроки, которые иначе не получили бы?

Достижение среднего и старшего возраста приносит с собой предсказуемую последовательность изменений: внешние физические изменения, такие как седые волосы и облысение, физическая дегенерация, взросление детей и внуков и многое другое.И это не считая серьезных изменений, таких как разрыв отношений, крупные финансовые потери, серьезные болезни, инвалидность и - о, да - телесная смерть.

Справиться даже с относительно небольшими изменениями, которые сопровождают жизнь, непросто. Когда мои дочери пошли учиться в колледж, у меня заболело сердце, когда я увидела их пустые комнаты. Я часами скучал по их зеркалу в ванной. В течение многих лет я с нетерпением ожидал, что посплю подольше, вместо того, чтобы приготовить им завтрак и помочь им пойти в школу, но теперь я скучал по этому поводу.

Морщины, пятна на коже, белые волосы и облысение - все это слишком хорошо знакомо, поскольку одометр моего физического тела приближается к шестидесяти восьми. Волосы вокруг ушей, носа и бровей особенно сильно растут, но на макушке явно перестали расти. Поскольку я сильно отождествляю себя со своей вневременной сущностью, я обычно могу смеяться над этими изменениями, но иногда их трудно заметить.

Недавно за рулем я взглянул в зеркало заднего вида и подумал: «Это похоже на моего дедушку». Затем я съежился, когда понял, что это я или, точнее, земной костюм, который я временно ношу.(Я считаю, что ощущение молодости внутри , несмотря на внешнее старение, связано с тем, что ваше настоящее «я» не стареет. Ваше сознание вне времени, даже если оно находится в ограниченном по времени транспортном средстве.)

Знание о том, что жизнь продолжается после гибели человеческого тела, не устраняет всех жизненных страданий, но может сократить и облегчить их. Вот почему я делюсь научными, клиническими и экспериментальными данными, которые теперь однозначно демонстрируют, что телесная смерть - это не конец жизни.Когда вы действительно усвоите эту замечательную новость, страх смерти и сопутствующих ей страданий уменьшится.

Вот два примера того, как знание своей истинной природы уменьшает страдания. . .

  • Когда любимый человек уходит, вы знаете, что можете снова увидеться. Это «увидимся позже», а не «до свидания».
  • Когда ваше тело меняется - потеря слуха, седые волосы, старение и т. Д. - вы знаете, что это всего лишь ваша внешняя оболочка, необходимая на крошечную долю вечности.

Еще один ключ - осознать, что ваше время на земле осмысленно и изысканно продумано, а не безнадежно и хаотично.Это кардинальное изменение правил игры, которое поможет вам жить в мире, а не в страхе.

У некоторых индейских племен не было слова для обозначения страха. Они знали, что жизнь - это повседневное хождение в вечности с Создателем. С таким пониманием они мудро спросили: «Что из любого непреходящего значения - паралича, потери конечности, смерти любимого человека, собственной смерти - стоит бояться, если мы всегда идем рука об руку с Великим Духом?»

Когда вы глубоко знаете , что жизнь бесконечна, но периодически меняется, страдания уменьшаются.Да, на какое-то время вы можете почувствовать грусть и шок, но гораздо меньше, потому что вы видите большую картину жизни в целом.

Одна из причин страданий - чрезмерное отождествление с изменяющимися аспектами своей жизни. Например, если вы чрезмерно сосредотачиваетесь на своем теле, красоте и молодости, вы настраиваете себя на страдания. Со временем вы потеряете свое земное тело - по крайней мере, эту его версию . Это нормально для предпочесть, чтобы был здоровым и выглядел моложе, но важно отказаться от этого, когда они ускользают.

В первую очередь отождествляйтесь со своей вневременной природой: ваше сознание, любовь, энергия, воспоминания, мудрость, переживания и другие вещи не исчезают и не умирают.

Сообщается, что Будду спросили: «Почему страдают?» Он сказал по двум причинам - рост и обслуживание . Давайте немного разберемся в этом. . .

1. Рост : страдание обеспечивает благодатную почву для обучения и развития. Когда вы страдаете, у вас больше мотивации искать разумные ответы на самые сложные вопросы жизни.У вас больше шансов спуститься вглубь, осознать, кто вы на самом деле , и вырасти.

2. Служба: у человека, опрошенного в документальном фильме Soul Proof , был маленький ребенок, который ушел от рака мозга. Когда он и его жена навещали ее, они часто находили, что она утешает и дает советы другим взрослым и детям. Ее страдания позволили ей служить другим людям, которые были бы невозможны, если бы она была здорова. Ее история продолжает достигать и вдохновлять других.

Очень сложно, когда дети меняют миры. Но важно учитывать, что, даже будучи молодыми в земные годы, они могли быть продвинутыми душами. Таким образом, ей не нужно было проходить долгий земной курс обучения. Вот почему заголовок моих вопросов и ответов в информационном бюллетене «Помощь родителям в исцелении» звучит так: «Развитым душам не нужна долгая земная жизнь».

Также важно помнить, что пять или даже девяносто пять лет на Земле - это всего лишь мгновение ока в промежутке вечности .

Множество свидетельств показывает, что вы живете не одну, а много жизней. Циклическая система жизней помогает объяснить парадокс всеведущего, вездесущего, всемогущего Творца и, в то же время, множества страданий на Земле. Источник Жизни дает свободу выбора, даже если ваш выбор приводит к страданиям. Более глубокие знания по этой теме могут помочь вам принимать более правильные решения о правильной жизни. (статья № 34)

Есть также хорошие признаки того, что ваша личная энергия - совокупность вашей души - может проявляться более чем в одном месте / времени одновременно.Возможность параллельных реальностей или множественности мест проливает другой свет на страдания на земле. По словам Майкла Ньютона, доктора философии, основателя сеансов «Жизнь между жизнями», среднестатистическому человеку для земного воплощения требуется всего 25% или около того своей энергии. Остальные могут по-другому испытать поле всех возможностей. Таким образом, ваше настоящее «я» может подбадривать вашу часть, которая, кажется, безнадежно страдает.

Предполагаемые учения Будды также поучительны в отношении скоротечности земных переживаний .Перефразируя: «Чтобы узнать больше о том, насколько коротко человеческое воплощение, понаблюдайте за океанскими волнами, разбивающимися о большие камни. Обратите внимание на капли воды, которые на мгновение взлетают в воздух, а затем снова падают в воду. Вот насколько коротка человеческая жизнь ». Эта точка зрения помогает нам понять, что земных страданий также ограничены по времени.

Также важно учитывать, что вы, как душа, возможно, вызвались добровольно пережить трудные времена. Многие свидетельства указывают на то, что диктаторский Бог не навязывает вам страдания произвольно.(Знание этого может улучшить ваши личные отношения с Основой Всего Существа и Его проявлений: ангелами, наставниками, мастерами-учителями и всем творением (чтобы узнать больше о природе Создателя и помощников высших энергий, см. Статьи 13 и 73). )

Каким бы трудным это ни казалось с чисто земной точки зрения, кажется, что наше бесконечное «я» иногда добровольно вызывает , чтобы, возможно, пережить трудные события. Души, любящие приключения, приветствуют сложные возможности , поскольку они знают, с их большой точки зрения на реальность, что тяжелые времена могут укрепить духовные мускулы.

Вот один способ взглянуть на это. Вы бы повесились на минутку за большие пальцы, если бы это спасло жизнь ребенку? Как насчет десяти минут, чтобы спасти десять детей? Час сэкономить шестьдесят? На эти вопросы почти все отвечают утвердительно. Легко понять, что ваше стойкое «я» поступило бы так же.

Чтобы узнать больше о предродовом планировании, прочтите статью № 25: Предродовое планирование: ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ли я выбрал все это? Вы также можете испытать эту возможность, используя мою технику предродового планирования, которая использует глубокую релаксацию и управляемые образы.

* * * * * * *

Многие вопросы о страдании теряют свою важность, когда вы рассматриваете обширные и разнообразные свидетельства того, что вся жизнь едина и свято взаимосвязана . Из этого, возможно, самого абсолютного взгляда на реальность - вы видите практическую мудрость высказывания: все хорошо, это все G.O.D . В жизни нет разделения, хотя наши очень ограниченные пять чувств так убедительно сообщают об этом.Как понял духовно пробуждающий персонаж Дж. Д. Сэлинджера в рассказе Тедди , наблюдая, как его младшая сестра пьет молоко: это похоже на то, как Бог смотрит на Бога, пьющего Бога. (см. статью № 13, чтобы узнать больше о природе Света / Энергии Источника)

Вы ​​можете особенно побороть страдания, когда вы:

  1. испытать экзистенциальное недомогание : Перед тем, как прийти на Землю, вы создали жизнь, чтобы служить другим, но, возможно, забыли план.Моя техника «Спроси свою душу» может помочь вам найти мудрые ответы на вопросы о том, как вы можете служить. Вы также можете использовать мой аудиопродукт «Определить и выполнить свою цель», чтобы запомнить свои особые дары и узнать, как лучше всего ими поделиться.
  2. испытывают большие личные проблемы : Если это так, см. Статьи № 68, 74, 77, 82, 84 и другие соответствующие для вас. My Heal and Transform Your Sufferingaudio - это отличный способ проникнуть внутрь и открыть для себя лучшие пути развития.
  3. Вы ​​более чувствительны / эмпатичны : Ощущение боли и неуравновешенности других может сделать жизнь на земле еще более трудной. Чтобы узнать о том, как защитить себя от энергосапперов и бомбардировщиков, см. Статью №23. Вы чувствительный человек или эмпат?
  4. забудьте, что ваши чувства могут постичь лишь крошечную часть реальности : чтобы улучшить ваше восприятие Жизни, см. Статьи 51, 52 и 68.

    * * * * * * *

Вы, наверное, задавались вопросом, почему так много страданий и почему Создатель допускает их. Проще говоря, люди причиняют много страданий своими мыслями, словами и поступками низшей энергии по отношению к себе и другим. Дополнительные страдания порождаются иллюзией телесности и смерти. Вы предсказуемо страдаете, когда забываете, кто вы есть, и что ваше настоящее «я» не может пострадать и не умирает. Наконец, страдание возникает, когда у вас есть сильные привязанности, а не предпочтения в отношении результатов.

Вот почему вы страдаете, проходя жизненные этапы. Вполне естественно испытывать легкую ностальгию и временами горько-сладко. однако чем больше вы пробуждаетесь к общей картине жизни, тем легче оставаться в центре внимания.

Вторая часть вопроса - почему Высшая Сила допускает страдания - проста. У нас есть свобода воли. Люди - не марионетки или автоматы. Если бы все было настроено идеально, нравится вам это или нет, не было бы места для выбора, экспериментов или исследований. По сути, вы были бы роботом, поскольку не было бы альтернативы, из которой можно было бы выбирать.

Жизнь очень похожа на просмотр серии спектаклей или фильмов. Вам будет скучно смотреть один и тот же фильм - даже ваш любимый - каждый день.Точно так же вы проводите вечность, переживая серию событий, которые открывают вам богатство и разнообразие жизни. Когда один эпизод закончится, вы можете вместе создавать и испытывать другие, если хотите. Или вы можете расслабиться и немного потусоваться.

Наконец, жизненные испытания укрепляют духовные мускулы - во многом как поднятие тяжестей. Если ваш земной опыт был подобен моему, некоторые из ваших самых важных уроков были получены после того, как страдание вывело вас из зоны комфорта. Когда жизнь проста, вам не нужно тянуться и искать, как вы делаете, когда сталкиваетесь с интенсивной борьбой.Сколько бы силы вы развили, если бы вы пошли в спортзал, и другие спортсмены сказали бы: «Успокойтесь сегодня, Марк, и присаживайтесь. Мы займемся подъемом ». Так и в жизни.

Помня об этом, вы сможете наслаждаться шоу и смотреть на все в перспективе - независимо от того, с какими переходами и страданиями вы можете столкнуться.

Среди страданий есть много потенциальных благословений, но вы должны их искать. Вы можете превратить свои трудности в благословения для себя и других, если будете искать серебряную подкладку и соответственно менять свою точку зрения.Как гласит старая поговорка: «Когда одна дверь закрывается, другая открывается - но какое-то время в коридоре может быть ад!» Вырасти через невзгоды непросто, но возможно. Важно помнить, что изменение не равно убытку .

За последние сорок восемь лет, когда я служил многим тысячам людей в больницах, пастырских консультациях, центрах психического здоровья и целостной частной практике, я столкнулся с огромными трудностями. Я и многие другие по понятным причинам спрашиваем: « Почему так много страданий?»

Сообщается, что Будда ответил: «Это не ваше дело.Поговорите с ним некоторое время и проявите чувство юмора. В его комментарии признается, что жизнь полна очевидных тайн, которые люди часто не могут понять. Мы как первоклассники, пытающиеся получить докторскую степень по дифференциальному исчислению.

Кроме того, борется с кажущимися большими проблемами - это часть того, что привлекает постматериальных людей на Землю. Вы можете расти быстрее и глубже, когда ваша жизнь, кажется, не работает, в зависимости от того, являетесь ли вы:

  • Идите по дороге , доверяя свидетельствам того, что Вселенная дружелюбна, даже если это не так.Затем молитесь / намереваетесь увидеть серебряные подкладки, задать важные вопросы, найти осмысленные ответы и соответственно обновить свои мысли, слова и дела.
  • Выберите низкую дорогу , преждевременно придя к выводу, что жизнь несправедлива и хаотична. Затем онемеет / сбегает / сдаётся из-за чрезмерного употребления алкоголя, наркотиков, нездоровой пищи, материализма, игр и т. Д.

Однако есть более мирные и приятные способы учиться, чем через страдания. Необязательно страдать, чтобы извлечь важные уроки. Когда вашими преобладающими энергиями являются любовь, мир, радость, благодарность и энтузиазм, вы можете привлечь больше того же самого в каждый аспект своей жизни.

Да, во что бы то ни стало ставьте цели и мечтайте. Но когда случаются неожиданные результаты, будьте гибкими и достаточно доверчивыми, чтобы уклоняться от ударов и не спускать глаз с благословений.

Life изящно разработан, чтобы предоставить именно то, что вам нужно для оптимальной любви, роста и служения, а не то, чего хочет ваше эго.Эта мудрость отражена в молитве: « Не моя воля, но Твоя, о Господь ». Человек, пробуждающийся к более широкой картине жизни, знает, что во вселенной всегда действует более великая мудрость и смысл - даже среди трагедий.

Я знаю, что легче сказать, чем сделать, но это возможно. Ты не одинок. Великолепная Любовь, Сила и Разум буквально направляют и помогают вам в вечности. Одно из предложений - ежедневно молиться о ясности, мире и мужестве. Затем посидите спокойно пятнадцать минут, дышите медленно и глубоко и слушайте сердцем.Со временем вы наверняка найдете ответы на свои вопросы.

Пусть это свидетельство просвещает и просвещает сегодня и каждый день, пока вы путешествуете по вечности, зная, кто вы: вечное существо, имеющее множество переживаний - немного веселых, некоторые не очень, но все они важны.

* * * * * * *

Ваша жизнь и жизнь окружающих вас людей станут более богатыми, если вы:

  1. прочтите эту статью еще раз в течение нескольких дней, так что она вам действительно принадлежит.
  2. обсудите это с доверенными членами семьи и друзьями.
  3. выполните рекомендуемые действия, которые кажутся вам правильными.
  4. поделитесь им с другими, кто может его использовать.

Пусть светит,
Марка

Марк Питстик, Массачусетс, округ Колумбия, автор, клинический психолог со степенью магистра, терапевт-хиропрактик, частый гость средств массовой информации и ведущий вебинаров / семинаров. Он также помогал другим в пастырском консультировании и предотвращении самоубийств / образовании.Марк руководит The Soul Phone Foundation , основал группы Greater Reality Living Groups и помогает исследованиям в рамках проекта SoulPhone. Чтобы узнать больше о том, как доктор Питстик может вам помочь, посетите SoulProof.com/About.

Цель доктора Питстика - помочь вам узнать и показать - неважно, что происходит с вами или вокруг вас, - что этот земной опыт является абсолютно безопасным, значимым и великолепным приключением среди вечности. Посетите SoulProof.com, чтобы получить бесплатные статьи, информационные бюллетени и радиоинтервью с ведущими экспертами в области сознания.Другие ресурсы включают его книги по очень разумной цене, аудиопродукцию и документальные фильмы.

Примечание. Доктор Питстик больше не может отвечать на сложные и / или множественные вопросы. Тем не менее, он создал множество ресурсов, чтобы ответить на ваши самые важные вопросы и предоставить комплексные решения для ваших самых сложных задач. . .

БЕСПЛАТНЫЕ СТАТЬИ, РАДИО-ШОУ И ЭЛЕКТРОННЫЕ БЮЛЛЕТЕНИ

- Статьи по трансформации и исцелению (статьи на верхней вкладке SoulProof.com) посвящены наиболее частым вопросам, проблемам и проблемам, связанным с жизнью, смертью и загробной жизнью.

- Радио-шоу (верхняя вкладка "Радио-шоу" на сайте SoulProof.com) делится своими ответами и ответами ведущих экспертов на самые важные вопросы жизни: «Кто я? Почему я здесь? Что будет после моей смерти? Есть ли Бог? Почему так много страданий? Почему умирают дети? »и другие.

- Электронные информационные бюллетени (подпишитесь на любой странице SoulProof.com)

АУДИОПРОДУКТЫ, КНИГИ И ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ФИЛЬМ

- Transformational Audio Products (см. Магазин на SoulProof.com) обеспечивают качественные сеансы дома за небольшую часть стоимости посещения офиса. Эти компакт-диски и цифровые аудиозаписи используют глубокую релаксацию, визуализацию, работу с дыханием и / или другие техники, чтобы: получить доступ к своей внутренней мудрости, посетить «ушедших» близких, освободить старые раны и эмоции с пониженной энергией, оценить ваше предродовое планирование, прошлое жизненные регрессии и другие цели.

- Книги и документация (Магазин на SoulProof.com) предоставляют информацию и стратегии, которые помогут вам более глубоко осознать и продемонстрировать:

  • вы вечное существо энергии / сознания
  • множество замечательных преимуществ реализации этого
  • как отразить эту замечательную новость во всех аспектах своей жизни - даже когда вы сталкиваетесь с серьезными проблемами и изменениями

Вебинары и семинары : чтобы узнать об этом, подпишитесь на информационные бюллетени на SoulProof.com и SoulPhone.org (Классы и интервью на SoulProof.com)

Живые группы Большой реальности : эти местные и онлайн-группы делятся информацией от доктора Питстика, доктора Гэри Шварца и других экспертов по вопросам сознания и целостные оздоровительные темы. (Посетите Greater Reality Living на SoulProof.com)

Сессия коучинга / консультирования : встретитесь с доктором Питстиком от Zoom, чтобы получить ответы на самые сложные вопросы и получить комплексные решения для ваших самых серьезных проблем.(Магазин на SoulProof.com)

Заявление об ограничении ответственности : Эта информация не предназначена для замены медицинской или психологической помощи. Замечания доктора Питстика основаны на его личном и профессиональном обучении и опыте, полученном в течение 48 лет помощи многим тысячам людей. Коллективные клинические, научные и экспериментальные данные подтверждают некоторые, но не все, из того, что он разделяет.