Типология акцентуированных личностей – Акцентуации характера (акцентуации личностей) :: Polismed.com

Содержание

Акцентуации характера. Типология акцентуированных личностей К. Леонгарда.

Акцентуация характера, по Личко, – это чрезмерное усиление отдельных черт характера, при котором наблюдаются не выходящие за пределы нормы отклонения в психологии и поведении человека, граничащие с патологией. Такие акцентуации как временные состояния психики чаще всего наблюдаются в подростковом и раннем юношеском возрасте. При взрослении ребенка особенности его характера, проявившиеся в детстве, остаются достаточно выраженными, теряют свою остроту, но с возрастом вновь могут проявиться отчетливо (особенно если возникает заболевание).

Типология характеров, предложенная немецким ученым К. Леонгардом основана на оценке стиля общения человека с окружающими людьми и представляет самостоятельные типы характеров:

1. Гипертимный тип. Его характеризует чрезвычайная контактность, словоохотливость, выраженность жестов, мимики, пантомимики. Он часто спонтанно отклоняется от первоначальной темы разговора. У такого человека возникают эпизодические конфликты с окружающими людьми из-за недостаточно серьезного отношения к своим служебным и семейным обязанностям. Люди подобного типа нередко сами бывают инициаторами конфликтов, но огорчаются, если окружающие делают им замечания по этому поводу. Из положительных черт, привлекательных для партнеров по общению, людей данного типа характеризуют энергичность, жажда деятельности, оптимизм, инициативность. Вместе с тем они обладают и некоторыми отталкивающими чертами: легкомыслием, склонностью к аморальным поступкам, повышенной раздражительностью, прожектерством, недостаточно серьезным отношением к своим обязанностям. Они трудно переносят условия жесткой дисциплины, монотонную деятельность, вынужденное одиночество.

2. Дистимный тип. Его характеризует низкая контактность, немногословие, доминирующее пессимистическое настроение. Такие люди являются обычно домоседами, тяготятся шумным обществом, редко вступают в конфликты с окружающими, ведут замкнутый образ жизни. Они высоко ценят тех, кто с ними дружит, и готовы им подчиниться. Они располагают следующими чертами личности, привлекательными для партнеров по общению: серьезностью, добросовестностью, обостренным чувством справедливости. Есть у них и отталкивающие черты. Это – пассивность, замедленность мышления, неповоротливость, индивидуализм.

3. Циклоидный тип. Ему свойственны довольно частые периодические смены настроения, в результате чего так же часто меняется их манера общения с окружающими людьми. В период повышенного настроения они являются общительными, а в период подавленного – замкнутыми. Во время душевного подъема они ведут себя как люди с гипертимной акцентуацией характера, а в период спада – с дистимной.


4. Возбудимый тип. Данному типу присуща низкая контактность в общении, замедленность вербальных и невербальных реакций. Нередко они занудливы и угрюмы, склонны к хамству и брани, к конфликтам, в которых сами являются активной, провоцирующей стороной. Они неуживчивы в коллективе, властны в семье. В эмоционально спокойном состоянии люди данного типа часто добросовестные, аккуратные, любят животных и маленьких детей. Однако в состоянии эмоционального возбуждения они бывают раздражительными, вспыльчивыми, плохо контролируют свое поведение.

5. Застревающий тип. Его характеризуют умеренная общительность, занудливость, склонность к нравоучениям, неразговорчивость. В конфликтах обычно выступает инициатором, активной стороной. Стремится добиться высоких показателей в любом деле, за которое берется, предъявляет повышенные требования к себе. Особо чувствителен к социальной справедливости, вместе с тем обидчив, уязвим, подозрителен, мстителен. Иногда чрезмерно самонадеян, честолюбив, ревнив, предъявляет непомерные требования к близким и к подчиненным на работе.

6. Педантичный тип. В конфликты вступает редко, выступая в них скорее пассивной, чем активной стороной. На службе ведет себя как бюрократ, предъявляя окружающим много формальных требований. Вместе с тем с охотой уступает лидерство другим людям. Иногда изводит домашних чрезмерными претензиями на аккуратность. Его привлекательные черты: добросовестность, аккуратность, серьезность, надежность в делах, а отталкивающие и способствующие возникновению конфликтов – формализм, занудливость, брюзжание.

7. Тревожный тип. Людям данного типа свойственны низкая контактность, робость, неуверенность в себе, минорное настроение. Они редко вступают в конфликты с окружающими, играя в них в основном пассивную роль, в конфликтных ситуациях ищут поддержки и опоры. Нередко располагают следующими привлекательными чертами: дружелюбием, самокритичностью, исполнительностью. Вследствие своей беззащитности также нередко служат «козлами отпущения», мишенями для шуток.


8. Эмотивный тип. Эти люди предпочитают общение в узком кругу избранных, с которыми устанавливаются хорошие контакты, которых они понимают «с полуслова». Редко сами вступают в конфликты, играя в них пассивную роль. Обиды носят в себе, не «выплескивают» наружу. Привлекательные черты: доброта, сострадательность, сорадование чужим успехам, обостренное чувство долга, исполнительность. Отталкивающие черты: чрезмерная чувствительность, слезливость.

9. Демонстративный тип. Этот тип людей характеризуется легкостью установления контактов, стремлением к лидерству, жаждой власти и похвалы. Он демонстрирует высокую приспособляемость к людям и вместе с тем склонность к интригам (при внешней мягкости манеры общения). Такие люди раздражают окружающих самоуверенностью и высокими притязаниями, систематически сами провоцируют конфликты, но при этом активно защищаются. Обладают следующими чертами, привлекательными для партнеров по общению: обходительностью, артистичностью, способностью увлечь других, неординарностью мышления и поступков. Их отталкивающие черты: эгоизм, лицемерие, хвастовство, отлынивание от работы.

10.Экзальтированный тип. Ему свойственны высокая контактность, словоохотливость, влюбчивость. Такие люди часто спорят, но не доводят дело до открытых конфликтов. В конфликтных ситуациях они бывают как активной, так и пассивной стороной. Вместе с тем привязаны и внимательны к друзьям и близким. Они альтруистичны, имеют чувство сострадания, хороший вкус, проявляют яркость и искренность чувств. Отталкивающие черты: паникерство, подверженность сиюминутным настроениям.

11. Экстравертированный тип. Отличается высокой контактностью, у таких людей масса друзей, знакомых, они словоохотливы до болтливости, открыты для любой информации. Редко вступают в конфликты с окружающими и обычно играют в них пассивную роль. В общении с друзьями, на работе и в семье часто уступают лидерство другим, предпочитают подчиняться и находиться в тени. Располагают такими привлекательными чертами, как готовность внимательно выслушать другого, сделать то, о чем просят, исполнительность. Отталкивающие особенности: подверженность влиянию, легкомыслие, необдуманность поступков, страсть к развлечениям, к участию в распространении сплетен и слухов.

12. Интровертированный тип. Его, в отличие от предыдущего, характеризует очень низкая контактность, замкнутость, оторванность от реальности, склонность к философствованию. Такие люди любят одиночество; редко вступают в конфликты с окружающими, только при попытках бесцеремонного вмешательства в их личную жизнь. Часто представляют собой эмоционально холодных идеалистов, относительно слабо привязанных к людям. Обладают такими привлекательными чертами, как сдержанность, наличие твердых убеждений, принципиальность. Есть у них и отталкивающие черты. Это – упрямство, ригидность мышления, упорное отстаивание своих идей. На все они имеют свою точку зрения, которая может оказаться ошибочной, резко отличаться от мнения других людей, и тем не менее они продолжают ее отстаивать несмотря ни на что.

Данная классификация относится в основном к взрослым людям и представляет типологию характеров преимущественно с точки зрения отношения к людям (напомним, что характер человека проявляется также в отношении к делу).

9. Учет психологических особенностей личности в профессиональной деятельности врача.

Психологизация труда врачей связана также с индивидуальными особенностями, как пациентов, так и самого врача, с его личными качествами, опытом, авторитетом. Те же приемы деонтологического влияния, которые эффективные у одного врача, могут быть совершенно неприемлемы или малоприемлемыми для другого. В этом и заключается один из важнейших психологических аспектов деятельности врача.

Каковы наиболее общие факторы, определяющие психологические особенности больного? Больной обычно лишен возможности без ограничений делать все, что он мог делать раньше, часто вынужден изменить планы на будущее, отказаться от достижения давно намеченных и очень притягательных целей. Это вызывает состояние фрустрации, проявляющееся иногда в ощущениях гнетущего напряжения, тревожности, отчаяния, гнева и т. д. Яркий пример – необратимая потеря зрения. Специфические проблемы возникают у больных в связи с утратой ими эстетической привлекательности при дерматите, псориазе и т. д. Болевые ощущения накладывают отпечаток на эмоциональное состояние. Одна из распространенных форм реагирования ЦНС на внешние и внутренние вредности – астения, которой заканчивается почти каждое соматическое заболевание и каждый случай токсикоза.

Важно подчеркнуть, что все указанные факторы действуют на психику, преломляясь через индивидуальные особенности человека, хотя возможны и прямые соматогенные влияния (например, путем интоксикационных воздействийна ЦНС при заболевании почек).

Внушаемость пациента определяет возможность без развернутого логического обоснования изменить его мысли, чувства, желания, взгляды. Она зависит как от свойств личности, так и от ситуации. Чаще внушаемыми бывают люди, характеризующиеся следующими качествами: неуверенность в себе, низкая самооценка, покорность, стеснительность, доверчивость, тревожность, высокая эмоциональность, слабое логическое мышление, низкий уровень развития волевых качеств, медленный темп психической деятельности. Среди ситуативных условий повышенной внушаемости особо следует отметить плохую осведомленность в обсуждаемом вопросе, дефицит времени на принятие решения, психофизическое состояние человека (эмоциональное возбуждение, утомление, стресс, расслабление и т. д.). Все это показывает, что «в руках врача» внушение часто может быть очень действенным методом влияния на больного.

Есть люди, у которых повышена склонность к переживанию генерализированного, диффузного или беспредметного страха (тревоги). Психологи определяют это как личностную тревожность. Она проявляется в ощущении беспомощности, неуверенности в себе, бессилия перед внешними факторами. Обычно тревожность повышена при нервно-психических и тяжелых соматических заболеваниях, а также у здоровых людей, переживающих последствия психической травмы.

Как правило, нелегко складываются взаимоотношения врача с больными, которым присуще другое личностное качество – догматизм. Для «догматика» важнее то, кто передал информацию, чем то, является ли она объективной, достоверной и логичной. Поэтому в беседе с ним целесообразно сослаться на мнение авторитетных специалистов.

Укажем лишь некоторые важные для врача проявления свойств темперамента больных.

Установить контакт обычно легче с экстравертами (экстраверсия – преимущественная направленность личности во внешний мир; интроверсия – преимущественная направленность «на себя», на явления своего субъективного мира). Ригидные (негибкие) интровертированные пациенты нередко настолько «погружены в болезнь», «захвачены» болезненными ощущениями, что постоянно думают о своей болезни и ее последствиях.

Высокую или низкую сензитивность (чувствительность) нужно учитывать при анализе субъективных симптомов, жалоб больного. Меланхолики часто их переоценивают, а флегматики – недооценивают. Высокая реактивность и эмоциональная возбудимость увеличивают вероятность конфликтов пациентов с медицинским персоналом и другими больными. Ригидность (негибкость) обычно осложняет адаптацию больного к пребыванию в стационаре, что может также вести к возникновению конфликтов. Кроме того, трудно корректировать отношение «ригидных» пациентов к своей ‘болезни. У холерика нередко «язык обгоняет речь», а сообщаемая ему информация воспринимается поверхностно. Полезно «наводить» его на размышления, задавать некоторые вопросы повторно, иначе их сформулировав. Сангвиник часто недооценивает тяжесть своего заболевания. В разговоре он легко увлекается интересной темой, но без труда может переключить внимание. Флегматикам и меланхоликам нужно время на понимание и запоминание сообщаемой информации, не следует торопить их с ответами. Меланхолики к тому же обычно ранимы, впечатлительны. Они часто не высказывают свою точку зрения, даже считая ее абсолютно верной.

7.2. Материал для самоподготовки

Вопросы:

1. Дайте определение понятия «личность» в психологии.

2. Какие основные психологические теории личности вы знаете?

3.В чем заключается биологическое и социальное в личности?

4. Соотнесите понятия «человек», «индивид», «личность», «индивидуальность».

5. Какова структура личности и ее компоненты по С. Л. Рубинштейну?

6. Что такое темперамент? Охарактеризуйте темперамент как динамическую категорию.

7. Какие есть типы и свойства темперамента?

8. Каковы закономерности проявления свойств и типов темперамента в деятельности и общении?

9. Что такое характер? Какова его структура?

10. Как классифицируются черты характера?

11. Объясните понятие акцентуации характера.

12. Какие существуют типы акцентуированных личностей К. Леонгарда?

13. Почему и для чего нужно учитывать психологические особенности личности в профессиональной деятельности врача?

Тесты:

1. В истории изучения личности выделяют периоды:

а)клинический

б) аналитический

в)экспериментальный

г) философско-литературный

2. Определение «Личность есть прижизненно формирующаяся индивидуально своеобразная совокупность психофизиологических систем – черт личности, которыми определяются своеобразное для данного человека мышление и поведение» принадлежит:

а) Р. Кеттелу

б)А. Ф. Лазурскому

в)Г. Оллпорту

г)Г. Айзенку

3. Экспериментальные исследования личности в России были начаты:

а) А. Ф. Лазурским

б)Г. Айзенком

в)Р. Кеттелом

4. Технику и методику ведения систематических научных наблюдений личности, а также процедуру проведения естественного эксперимента разработал:

а) Г. Айзенко

б) Г. Оллпорт

в) А. Ф. Лазурский

г) Р. Кеттел

5. Методы и процедуры математической обработки данных наблюдений, опросов и анализа документов, собранных о личности из разных источников разработал:

а)Г. Айзенко

б)Г. Оллпорт

в) А. Ф. Лазурский

г) Р. Кеттел

6. Основы новой теории личности, получившей название «теория черт», заложил:

а)Г. Айзенко

б)Г. Оллпорт

в) А. Ф. Лазурский

г) Р. Кеттел

 

7. В процедуру экспериментального исследования личности метод факторного анализа ввел:

а)Г. Айзенко

б)Г. Оллпорт

в) А. Ф. Лазурский

г) Р. Кеттел

8. З. Фрейд разработал теорию:

а) факторного анализа

б) социального научения

в) интеракционистскую

г) психоаналитичскую

9. Представителями гуманистической психологии являются:

а) К. Роджерс

б) З. Фрейд

в) А. Маслоу

г) Г. Майшел

10. Автором теории о внутренней позиции как одной из главных характеристик личности и как предпосылки к развитию является:

а) Л. С. Выготский

б) Л. И. Божович

в) А. Н. Леонтьев

г) С. Л. Рубинштейн

cyberpedia.su

31)Акцентуации характера. Типология акцентуаций характера по а.Е. Личко.

Акцентуации
(от лат. accentus — ударение, подчеркивание)
— крайние варианты нормы, при которых
отдельные черты характера гипертрофированы
и проявляются в форме «слабых мест» в
психике индивида — избирательной ее
уязвимости в отношении некоторых
воздействий при хорошей и даже повышенной
устойчивости к другим воздействиям.
Отдельные акцентуированные черты
характера обычно бывают достаточно
компенсировании. Однако в трудных
ситуациях у человека с акцентуированным
характером может возникнуть нарушение
поведения. Акцентуации характера, его
«слабые места» могут быть явными и
скрытыми, проявляющимися в экстремальных
ситуациях. Лица с личностными акцентуациями
более податливы влияниям среды, более
подвержены психическим травмам. И если
неблагоприятная ситуация наносит удар
по «слабому месту», то все поведение
таких лиц резко видоизменяется —
начинают доминировать особенности
акцентуации (рис. 95).

Типы
акцентуированных личностей еше не
определены окончательно. Они описаны
К. Леонгардом и А. Е. Личко. Однако эти
авторы дают чрезмерно дробную классификацию
акцентуаций. Мы выделяем лишь четыре
типа акцентуированных личностей:
возбудимый, аффективный, неустойчивый,
тревожный (табл. 12).

Рис.
95. Структура характера

В
отличие от психопатий акцентуации
характера не вызывают общую социальную
дезадаптацию личности.Интенсивно
проявляясь в подростковом возрасте,
акцентуации характера со временем могут
компенсироваться, а при неблагоприятных
условиях — развиться и преобразоваться
в «краевые» психопатии. Типы акцентуаций
характера К основным типам акцентуации
характера относятся: возбудимый;
аффективный; неустойчивый; тревожный;
Иногда акцентуация граничит с
различными видами психопатий, поэтому
при ее характеристике, типологизации
используются психопатологические схемы
и термины. Психодиагностика типов и
степени выраженности акцентуаций
осуществляется с помощью
«Патохарактериологического диагностического
опросника» (разработанного А. Е. Личко
и Н. Я. Ивановым) и личностного опросника
MMPI (шкалы которого включают зоны
акцентуированных и патологических
проявлений характера).

Акцентуация
характера по А. Личко По уровню проявления
черт характера характеры делятся на
средние (нормальные), выраженные
(акцентуированные) и выходящие за рамки
нормы (психопатии). Центральными, или
стержневыми, отношениями личности
являются отношение личности к окружающим
(коллективу) и отношение личности к
труду. Существование центральных,
стержневых отношений и обусловленных
ими свойств в структуре характера имеет
важное практическое значение в воспитании
человека. Невозможно преодолеть отдельные
недостатки характера (например, грубость
и лживость) и воспитать отдельные
положительные свойства (например,
вежливость и правдивость), игнорируя
центральные, стержневые отношения
личности, а именно, отношение к людям.
Иными словами, нельзя формировать только
определенное свойство, воспитывать
можно только целую систему взаимосвязанных
свойств, обращая при этом основное
внимание на формирование центральных,
стержневых отношений личности, а именно
отношений к окружающим и труду. Целостность
характера, однако, неабсолютна. Это
связано с тем. что центральные, стержневые
отношения не всегда целиком и полностью
определяют остальные. Кроме того, степень
целостности характера индивидуально-своеобразна.
Встречаются люди с более целостным и
менее целостным или противоречивым
характером. Вместе с тем необходимо
отметить, что, когда количественная
выраженность той или иной черты характера
достигает предельных величин и оказывается
у границы норм, возникает гак называемая
акцентуация характера. Акцентуация
характера — это крайние варианты нормы
как результат усиления отдельных черт.
Акцентуация характера при весьма
неблагоприятных обстоятельствах может
привести к патологическим нарушениям
и изменениям поведения личности, к
психопатии, но отождествлять ее с
патологией неправомерно. Свойства
характера определяются не биологическими
закономерностями (наследственными
факторами), а общественными (социальными
факторами). Физиологической основой
характера является сплав черт типа
высшей нервной деятельности и сложных
устойчивых систем временных связей,
выработанных в результате индивидуального
жизненного опыта. В этом сплаве системы
временных связей играют более важную
роль, так как тип нервной системы может
сформировать все общественно пенные
качества личности. Но, во-первых, системы
связей формируются различно у
представителей разных типов нервной
системы и, во-вторых, эти системы связей
проявляются своеобразно в зависимости
от типов. Например, решительность
характера можно воспитать и у представителя
сильного, возбудимою типа нервной
системы, и у представителя слабого типа.
Но воспитываться и проявляться она
будет по-разному в зависимости от типа.
Попытки построения типологии характеров
неоднократно предпринимались на
протяжении всей истории психологии.
Все типологии человеческих характеров
исходили и исходят из ряда общих идей.
Основные из них следующие: характер
человека формируется довольно рано в
онтогенезе и на протяжении остальной
его жизни проявляет себя как более или
менее устойчивый; те сочетания личностных
черт, которые входят в характер человека,
не являются случайными. Они образуют
четко различимые типы, позволяющие
выявлять и строить типологию характеров.
Большая часть людей в соответствии с
этой типологией может быть разделена
на группы. Одна из любопытных классификаций
характера принадлежит известному
отечественному ученому А.Е. Личко. Эта
классификация построена на основе
наблюдений за подростками. Акцентуация
характера, по Личко, — это чрезмерное
усиление отдельных черт характера (рис.
6), при котором наблюдаются не выходящие
за пределы нормы отклонения в психологии
и поведении человека, граничащие с
патологией. Такие акцентуации, как
временные состояния психики, чаще всего
наблюдаются в подростковом и раннем
юношеском возрасте. Объясняет этот
фактор автор классификации так: «…при
действии психогенных факторов,
адресующихся к «месту наименьшего
сопротивления могут наступать временные
нарушения адаптации, отклонения в
поведении». При взрослении ребенка
особенности его характера, проявляющиеся
в детстве, остаются достаточно выраженными,
теряют свою остроту, но с возрастом
вновь могут проявиться отчетливо
(особенно если возникнет заболевание).
В сегодняшней психологии различают от
10 до 14 типов (типологий) характера. Они
могут определяться как гармоничные и
дисгармоничные. Гармоничные типы
характера характеризуются достаточным
развитием основных черт характера без
выделения, обособления, без преувеличения
в развитии каких-то одних черт.
Дисгармоничные проявляются с выявления
разных черт характера и получили название
акцентированные или акцентуированные.
У 20-50% людей некоторые черты характера
столь заострены, что происходит «перекос»
характера — в результате ухудшается
взаимодействие с людьми, появляются
затруднения и конфликты. Выраженность
акцентуации может быть рахтичной: от
легкой, заметной лишь ближайшему
окружению, до крайних вариантов, когда
приходится задумываться, нет л и болезни
— психопатии. Психопатия — болезненное
уродство характера (при сохранении
интеллекта человека), в результате чего
резко нарушаются взаимоотношения с
окружающими людьми. Но, в отличие от
психопатии, акцентуации характера
проявляются непостоянно, с годами могут
совершенно сгладиться, приблизится к
норме. Акцентуации характера чаще всего
встречаются у подростков и юношей
(50-80%), поскольку именно эти периоды жизни
наиболее критические для формирования
характера, проявления неповторимости,
индивидуальности. Затем акцентуации
могут сглаживаться или, напротив,
усиливаться, перерастая в неврозы или
психопатию.

Рис.
6. Схема акцентуации характера по Е.
Филатовой и А.Е. Яичко

Можно
рассмотреть двенадцать дисгармоничных
(акцентуированных) типов характера
(согласно типологии К. Леонгарда) и
описать их положительные и отрицательные
качества, которые могут отражаться на
профессиональной деятельности человека
— нам это необходимо для подтверждения
основ дифференциации личности в аспекте
характерологических свойств человека.

Гипертимический
тип Отличается почти всегда хорошим
настроением, высоким жизненным тонусом,
брызжущей энергией, неудержимой
активностью. Стремится к лидерству,
авантюрам. Необходимо сдержанно
относиться к его необоснованному
оптимизму и переоценке своих возможностей.
Черты, привлекательные для собеседников:
энергичность, жажда деятельности,
инициативность, чувство нового, оптимизм.
Для окружающих людей в нем неприемлемо:
легкомыслие, склонность к аморальным
поступкам, несерьезное отношение к
возложенным на него обязанностям,
раздражительность в кругу близких
людей. Конфликт возможен при монотонной
работе, одиночестве, в условиях жесткой
дисциплины, постоянных нравоучений.
Это приводит к тому, что у этого человека
возникает гнев. Такой человек хорошо
себя проявляет в работе, связанной с
постоянным общением. Это организаторская
деятельность, служба быта, спорт, театр.
Для него характерно часто менять
профессии и работы.

Дистимический
тип Противоположность первому типу:
серьезный. пессимист. Постоянно пониженное
настроение, грусть, замкнутость,
немногословность. Эти люди тяготятся
шумными обществами, с сослуживцами
близко не сходятся. В конфликты вступают
редко, чаще являются в них пассивной
стороной. Они очень ценят тех людей,
которые дружат с ними и склонны им
подчиняться. Окружающим нравится их
серьезность, высокая нравственность,
добросовестность и справедливость. Но
такие черты, как пассивность, пессимизм,
грусть, замедленность мышления, «отрыв
от коллектива», отталкивают окружающих
от знакомства и дружбы с ними. Конфликты
наблюдаются в ситуациях, которые требуют
бурной деятельности. На этих людей смена
привычного образа жизни оказывает
отрицательное воздействие. Они хорошо
справляются с работой, в которой не
требуется широкий круг общения. При
неблагоприятных условиях проявляют
склонность к невротической депрессии.
Эта акцентуация возникает чаще всего
у лиц меланхолического темперамента.

Циклоидный
тип Акцентуация характера проявляется
в циклически меняющихся периодах подъема
и спада настроения. В период подъема
настроения проявляют себя как люди с
гипертимической акцентуацией, в период
спада — с дистимической. В период спада
обостренно воспринимают неприятности.
Эти частые смены душевного состояния
утомляют человека, делают его поведения
непредсказуемым, противоречивым,
склонным к смене профессии, места работы,
интересов.

Возбудимый
тип У этого типа людей повышенная
раздражительность, склонность к агрессии,
несдержанность, угрюмость, занудливость,
но возможны льстивость, услужливость,
склонность к хамству и нецензурной
брани или молчаливости, замедленность
в беседе. Они активно и часто конфликтуют,
не избегают ссор с начальством, неуживчивы
в коллективе, в семье деспотичны и
жестоки. Вне приступов гнева эти люди
добросовестны, аккуратны и проявляют
любовь к детям. Окружающим не нравится
их раздражительность, вспыльчивость,
неадекватные вспышки ярости и гнева с
рукоприкладством, жестокость, ослабленный
контроль над влечением. На этих людей
хорошо воздействует физический труд,
атлетические виды спорта. Им необходимо
развивать выдержку, самоконтроль. Из-за
неуживчивости они часто меняют место
работы.

Застревающий
тип Люди с таким типом акцентуации
«застревают» на своих чувствах, мыслях.
Они не могут забыть обид и «сводят счеты»
со своими обидчиками. У них наблюдается
служебная и бытовая несговорчивость,
склонность к затяжным склокам. В конфликте
чаще всего бывают активной стороной и
четко определяют дня себя круг друзей
и врагов. Проявляют властолюбие.
Собеседникам нравится их стремление
добиться высоких показателей в любом
деле, проявление высоких требований к
себе, жажда справедливости, принципиальность,
крепкие, устойчивые взгляды. Но в то же
время у этих людей есть черты, которые
отталкивают окружающих: обидчивость,
подозрительность, мстительность,
самонадеянность, ревнивость, честолюбие.
Конфликт возможен при задетом самолюбии,
несправедливой обиде, препятствии к
достижению честолюбивых целей.

Педантичный
тип У этих людей ярко выражена
«занудливость» в виде переживания
подробностей, на службе они способны
замучить формальными требованиями,
изнуряют домашних чрезмерной аккуратностью.
Для окружающих они привлекательны
добросовестностью, аккуратностью.
серьезностью, надежностью в делах и
чувствах. Но такие люди имеют ряд
отталкивающих черт характера: формализм,
«крючкотворство», «занудливость»,
стремление переложить принятие решений
на других. Конфликты возможны в ситуации
личной ответственности за важное дело,
при недооценке их заслуг. Они склонны
к навязчивости, психастении. Для этих
людей предпочтительны профессии, не
связанные с большой ответственностью,
«бумажная работа». Они не склонны к
перемене места работы.

Тревожный
тип Люди этого типа акцентуации отличаются
пониженным настроением, робостью,
боязливостью, неуверенностью в себе.
Они постоянно опасаются за себя, своих
близких, долго переживают неудачу и
сомневаются в правильности своих
действий. В конфликты вступают редко и
играют пассивную роль. Конфликты возможны
при ситуации страха, угрозы, насмешек,
несправедливых обвинений. Окружающим
нравится их дружелюбие, самокритичность
и исполнительность. Но боязливость,
мнительность служат подчас мишенью для
шуток. Таким людям нельзя быть
руководителями, принимать ответственные
решения, так как им свойственно бесконечное
переживание, взвешивание.

Эмотивный
тип Человек этого типа характера
чрезмерно чувствителен, раним и глубоко
переживает малейшие неприятности. Он
чувствителен к замечаниям, неудачам,
поэтому у него чаще всего печальное
настроение. Он предпочитает узкий круг
друзей и близких, которые понимали бы
его с полуслова. В конфликты вступает
редко и играет в них пассивную роль.
Обиды не выплескивает наружу, а
предпочитает держать их в себе. Окружающим
нравится его сострадание, жалость,
выражение радости по поводу чужих удач.
Он очень исполнителен и имеет высокое
чувство долга. Такой человек обычно
бывает хорошим семьянином. Но крайняя
чувствительность, слезливость отталкивают
от него окружающих. Конфликты с близким
человеком, смерть или болезни он
воспринимает трагически. Ему противопоказаны
несправедливость, хамство, пребывание
в окружении грубых людей. Наиболее
значительных результатов он достигает
в сфере искусства, медицины, воспитания
детей, уходе за животными и растениями.

Демонстративный
тип Этот человек стремится быть в центре
внимания и добивается своих целей любой
ценой: слезы, обморок, скандалы, болезни,
хвастовство, наряды, необычные увлечения,
ложь. Он легко забывает о своих
неблаговидных поступках. У него выражена
высокая приспособляемость к людям. Этот
человек привлекателен для окружающих
обходительностью, упорством,
целенаправленностью, актерским
дарованием, способностью увлечь других,
а также своей неординарностью. Он имеет
черты, которые отталкивают от него
людей, черты эти способствуют конфликту:
эгоизм, необузданность поступков,
лживость, хвастливость, склонность к
интригам, отлынивание от работы. Конфликте
таким человеком происходит при ущемлении
его интересов, недооценки заслуг,
низвержения с «пьедестала». Эти ситуации
вызывают у него истерические реакции.

Экзальтированный
типа Люди с таким типом акцентуации
имеют очень изменчивое настроение,
словоохотливость, повышенную отвлекаемость
на внешние события. Их эмоции ярко
выражены и находят свое отражение во
влюбчивости. Такие черты, как альтруизм,
художественный вкус, артистическое
дарование, яркость чувств и привязанность
к друзьям, нравятся собеседникам. Но
чрезмерная впечатлительность,
патетичность, паникерство, подверженность
отчаянию являются не лучшими их чертами.
Неудачи и горестные события воспринимаются
трагически, такие люди имеют склонность
к невротической депрессии.Их среда
существования — это сфера искусств,
художественные виды спорта, профессии,
связанные с близостью к природе.

Интровертированный
тип Люди этого типа акцентуации
характеризуются малой общительностью,
замкнутостью. Они находятся в стороне
ото всех и вступают в общение с другими
людьми только но необходимости, чаще
всего погружены в себя и свои мысли. Им
свойственна повышенная ранимость, но
они ничего не рассказывают про себя и
не делятся своими переживаниями. Даже
к своим близким они относятся холодно
и сдержанно. Их поведение и логику часто
не понимают окружающие. Эти люди любят
одиночество и предпочитают находиться
в уединении, а не в шумной компании. В
конфликты вступают редко, только при
попытке вторгнуться в их внутренний
мир. Они разборчивы в выборе супруга и
заняты поисками своего идеала. У них
сильно выражена эмоциональная холодность
и слабая привязанность к близким.
Окружающим людям они нравятся за
сдержанность, степенность, обдуманностью
поступков, наличие твердых убеждений
и принципиальность. Но упорное отстаивание
своих нереальных интересов, взглядов
и наличие своей точки зрения, резко
отличающейся от мнения большинства,
отталкивают от них людей. Таким людям
предпочтительна работа, не требующая
большого круга общения. Они склонны к
теоретическим наукам, философским
размышлениям, коллекционированию,
шахматам, фантастике, музыке.

Конформный
тип Люди этого типа обладают высокой
общительностью, словоохотливостью до
болтливости. Обычно они не имеют своею
мнения и не стремятся выделиться из
толпы. Эти люди не организованы и
стремятся подчиниться другим. В общении
с друзьями и в семье уступают лидерство
другим. Окружающим в этих людях нравится
их готовность выслушать другого,
исполнительность. Но в то же время это
люди «без царя в голове», подвержены
чужому влиянию. Они не обдумывают свои
поступки и имеют большую страсть к
развлечениям. Конфликты возможны в
ситуации вынужденною одиночества,
бесконтрольности. Эти люди обладают
легкой приспособляемостью к новой
работе и отлично справляются со своими
должностными обязанностями, когда четко
определены задачи и правила поведения.

studfile.net

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Акцентуированные личности››

ЧЕЛОВЕК КАК ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ И КАК АКЦЕНТУИРОВАННАЯ ЛИЧНОСТЬ

Людей отличают друг от друга не только врожденные индивидуальные черты, но также и разница в развитии, связанная с течением их жизни. Поведение человека зависит от того, в какой семье он вырос, в какой школе учился, кто он по профессии, в каком кругу вращается. Два человека с натурами, первоначально сходными, могут впоследствии иметь весьма мало общего между собой, а, с другой стороны, сходство жизненных обстоятельств может выработать сходные черты и реакции у людей, в корне различных.

Так называемые жизненные типы, например тип служащего, офицера, коммерсанта, ученого, учителя, официанта, формируются благодаря тому, что определенное положение или должность накладывают отпечаток на образ жизни. Конечно, этому часто способствует тот факт, что заложенная в человеке природой тенденция взаимодействует с избранной профессией, более того, человек и определенную профессию часто избирает именно потому, что она соответствует его индивидуальным склонностям. Отпечаток, о котором идет речь, у взрослого человека не может серьезно отразиться на диагностике личности, ведь внешние формы поведения в гораздо большей степени определяются благоприобретенными привычками, чем проявлением внутренней направленности. Так, например, у учителя известная уверенность в себе, самоуверенность естественны, поскольку он привык играть важную роль в детском коллективе. Совсем другое впечатление производит человек, самоуверенность которого не обусловлена его профессией. Кстати, наряду с уверенностью в себе учитель может обладать безусловной скромностью. Или возьмем офицера, отличающегося исключительной дисциплинированностью, аккуратностью. Такая черта в военном более оправдана, чем из ряда вон выходящий педантизм, заложенный в самой натуре человека.

Обычно поведение, связанное с профессиональной привычкой, не смешивают с поведением, отражающим внутреннее своеобразие человека. Иное дело, если черты большого своеобразия проявились уже в раннем детстве. Тут бывает трудно установить, насколько глубоко это своеобразие отразилось на структуре личности взрослого.

Я должен оговориться, что вопрос происхождения акцентуированных черт личности не является в данной работе предметом особого внимания: эти черты занимают нас лишь в том виде, в каком мы непосредственно наблюдаем их у обследуемых лиц. Например, можно считать установленным, что у любого человека в натуре заложено желание заслужить похвалу, одобрение, что любой человек не чужд чувства жалости. Вполне возможно, что впечатления детского возраста наложили определенный отпечаток на особенности проявления этих черт у взрослого. Однако бесспорно одно: и склонности, и направленность интересов человека исходят извне. В какую сторону направлены честолюбивые помыслы человека, зависит исключительно от внешних стимулов. Двое одинаково честолюбивых людей могут быть злейшими врагами в силу того, что ставят себе прямо противоположные цели. По-разному может быть направлено и чувство долга. Какое именно направление избирается человеком, во многом зависит от общества, в котором он живет. Точно так же врожденная направленность интересов и склонностей ни в коей мере не препятствует воспитательному воздействию. Более того, именно врожденная направленность и есть основа воспитания, без нее воспитание вообще невозможно. Если бы в человеке не была заложена тенденция к формированию чувства долга, то при помощи воспитания нельзя было бы побудить его делать одно и не делать другого.

Люди отличаются друг от друга независимо от того, каким путем такое отличие возникает. Точно так же, как по внешности один человек всегда отличается от другого, так и психика каждого человека отлична от психики других людей.

И все же, говоря об индивидуальных чертах, мы не представляем их себе как какой-то необозримый ряд возможностей, вдобавок еще и с множеством переходов: не может быть и речи о бесконечности неповторимых индивидуальных черт. Можно выдвинуть следующий тезис: основные черты, определяющие индивидуальность и характер человека, весьма многочисленны, но все же их число нельзя считать неограниченным.

Черты, определяющие индивидуальность человека, могут быть отнесены к различным психическим сферам.

Назовем прежде всего сферу, которую правильнее всего было бы обозначить как сферу направленности интересов и склонностей. Некоторые интересы и склонности носят характер эгоистический, другие, напротив, альтруистичны. Так, один человек может все подчинять жажде наживы или обладать непомерным тщеславием, другой — отзывчив, добр, у него высоко развито чувство гражданской ответственности. К этой же сфере относятся и чувство справедливости, боязливость или ненависть к человеку. Если одно из этих свойств психики очень ярко выражено или, напротив, мало развито, то есть основания говорить о них как об индивидуальных чертах человека, т. е. яркую выраженность описываемых индивидуальных черт еще нельзя считать основной причиной акцентуации личностей, которые неизменно чем-то выделяются на фоне людей среднего уровня.

Легко установить, что отклонения в ту или иную сторону у личностей неакцентуированных всегда находятся в пределах общечеловеческих норм. Эти черты, заложенные в человеке от природы, именно вследствие своей общечеловеческой значимости составляют настолько крепкий остов, что особого индивидуального «разнобоя» обычно не наблюдается. Не исключены, конечно, вариации человеческого реагирования: бывают люди более или менее эгоистичные или альтруистичные, более или менее тщеславные, более или менее сознательно относящиеся к своему долгу. Таким путем, т. е. на фоне вариаций в сфере направленности интересов и склонностей, возникают различные индивидуальности, но их еще нельзя отнести к акцентуированным личностям.

Вторую сферу можно обозначить как сферу чувств и воли. Характер внутренней переработки явлений также определяет значительные индивидуальные различия. В результате возникают модификации индивидуальности и характера. Речь идет о самом процессе протекания эмоций, о скорости, с которой они овладевают человеком и затем ослабевают, о глубине чувства. Сюда же входят и виды волевых реакций, к которым мы относим не только слабость или силу воли, но также и внутреннюю волевую возбудимость в плане холерического или флегматического темперамента. Свойства этой эмоционально-волевой сферы также в той или иной мере обусловливают различные вариации поведения, наделяя людей специфическими индивидуальными чертами. Однако и они не определяют сами по себе личность, которая отчетливо выделялась бы на среднем фоне.

Третья сфера связана с интеллектом, который обычно не включают в понятие личности. Существует, однако, область ассоциативных чувств (цит. соч., с. 117—140) , в которых заложено начало таких черт личности, как заинтересованность, стремление к упорядоченности. Данная сфера может быть названа ассоциативно-интеллектуальной. Такую черту человека, как любовь к порядку, нельзя сразу же категорически определять как потребность ананкаста в упорядоченности. Сплошь и рядом эта черта является лишь одним из индивидуальных проявлений ассоциативно-интеллектуальной сферы, которое отнюдь не должно связываться с чертами акцентуации личности.

Чтобы понять сущность человека, необходимо пристально присмотреться к свойственным ему различным чертам названных выше психических сфер. Я попытаюсь проиллюстрировать в данной книге особенности акцентуированных личностей конкретными примерами из жизни. Точно так же следовало бы поступить и в отношении перечисленных вариаций человеческой индивидуальности. Но даже при желании это нелегко сделать. Специфические свойства, о которых здесь говорилось, не так бросаются в глаза, чтобы их можно было убедительно подтвердить соответствующим материалом. Ни наблюдения, ни беседы с людьми не помогают однозначно описать и определить упомянутые выше вариации. Зато их можно очень явственно представить себе, если посмотреть на человека изнутри. Именно такую возможность дают нам писатели. Они не только изображают чисто внешние поступки героев, передают их слова и даже высказывания о себе самих, но нередко сообщают нам и то, о чем их герои думают, что чувствуют и чего желают, показывая внутренние мотивы их поступков. У персонажей художественных произведений легче выявить весьма тонкие индивидуальные вариации. Если человек проявляет боязливость или самоуверенность, сострадание или чувство справедливости, либо даже не проявляя этих качеств сам себе их приписывает, то трудно с уверенностью сказать, перешагнул ли он границы нормальных реакций. Но когда мы встречаем у писателя персонаж, у которого проявляются названные черты, выписанный талантливо, со всеми его мыслями и чувствами, это в большинстве случаев дает возможность безошибочно распознать проявление одной из сфер индивидуальности. Итак, персонажи художественной литературы дают нам любопытнейшие примеры индивидуальных вариаций человеческой психики.

Не всегда легко провести четкую грань между чертами, формирующими акцентуированную личность, и чертами, определяющими вариации индивидуальности человека. Колебания здесь наблюдаются в двух направлениях. Прежде всего, особенности застревающей, или педантической, или гипоманиакальной личности могут быть выражены в человеке столь незначительно, что акцентуация как таковая не имеет места, можно лишь констатировать отклонение от некоего «трафаретного» образца. Особенно ярко это выражено при определении тех или иных свойств темперамента, представляющих все промежуточные ступени его видов вплоть до почти нейтральной. Акцентуация всегда в общем предполагает усиление степени определенной черты. Эта черта личности, таким образом, становится акцентуированной.

Многие черты невозможно строго дифференцировать, т. е. трудно установить, относятся они к ряду акцентуаций или лишь к индивидуальным вариациям личности. Например, если говорить о честолюбии, то следует прежде всего определить, относится оно к сфере интересов и склонностей или является чертой акцентуированного застревания. Последнее определение возможно при яркой выраженности данной черты: твердолобый, слепой карьеризм вряд ли можно отнести к сфере направленности интересов. Кроме того, застревание никогда не проявляется одним только честолюбием, к нему присоединяются повышенная чувствительность к обидам и сильно выраженная злопамятность.

С подобным же положением мы сталкиваемся, наблюдая яркие проявления чувства долга. Его можно отнести к сфере направленности интересов и склонностей, но можно усматривать в нем и черту, свойственную ананкастам. Дифференциация должна учитывать следующие моменты: в случаях, когда чувство долга — просто характерологическая особенность, человек отличается ровным, спокойным поведением, его преданность долгу лишена напряженности и является чертой как бы само собой разумеющейся; у ананкаста же чувство долга сопряжено с беспокойством, постоянными вопросами о том, достаточно ли самоотверженно он поступает.

Весьма интересно и существенно с психологической точки зрения то, что застревающие личности обнаруживают проявления эгоистических чувств (честолюбия, болезненной обидчивости), а педантические — проявления альтруистические, в частности чувство долга. Следует подчеркнуть, что черты застревания взаимосвязаны в основном с эгоистическими чувствами, а черты сомнения, постоянных колебаний (ананкастические) — с чувствами альтруистического порядка. Чем больше человек колеблется в своих решениях, тем сильнее альтруистические чувства завладевают сознанием и воздействуют на принятие решения.

Еще больше бросается в глаза контраст при сравнении ананкастической личности не с застревающей, а с истерической, поскольку истерики еще в большей мере склонны к эгоизму. Они часто принимают необдуманные решения, редко взвешивают свои поступки, оставаясь в эгоистическом кругу направленности интересов, который им ближе (см.: цит. соч.).

Ананкастические и истерические черты пересекаются и с другими чертами индивидуальности. Я уже и прежде занимался вопросом о том (см.: цит. соч., с. 218—219), не является ли длительное раздумывание при принятии решения легкой формой ананкастической предрасположенности или же это просто одно из свойств сферы чувства и воли. Параллельно с этим я пытался также установить, является ли готовность к необдуманным действиям выражением слегка истерического уклона или же ее следует расценивать как самостоятельное проявление свойства из сферы чувства и воли. Имеются и другие неясности такого рода.

Сильно развитая область эмоций у человека активизирует альтруистические чувства — чувство сострадания, радости за чужую удачу, чувство долга. В гораздо меньшей мере в подобных случаях развиты стремление к власти, алчность и корыстолюбие, возмущение, гнев в связи с ущемлением самолюбия. Для эмотивной натуры особенно характерно такое свойство, как сочувствие, но оно может развиться и на другой почве.

Не обнаруживает единой генетической основы и такая черта личности, как тревожность (боязливость). В нормальной степени боязливость свойственна многим людям, но она может стать господствующей, накладывая свой отпечаток на все поведение человека. В этих случаях нередко обнаруживается и физическая основа данного состояния в виде повышенной возбудимости вегетативной нервной системы, которая, воздействуя на сосудистую систему, может привести к физическому чувству стесненности, страха и тоски. Вероятно, лишь в последнем случае констатируется тенденция перешагнуть границы средних проявлений боязливости и вызвать акцентуацию личности.

Из-за большого количества пересечений некоторые специалисты полагают, что, рассматривая индивидуальные черты людей, следует отказаться от всяких классификаций и лишь в общем виде описывать наблюдаемое. Я придерживаюсь иной точки зрения, а следовательно, могу ожидать упрека в попытках втиснуть в схему то, что не поддается четкому определению. И все-таки я убежден, что существуют основные черты человеческой индивидуальности, существуют объективно и что в силу этого наука должна стремиться к их выделению и описанию. Естественно, это связано с большими трудностями, ведь речь идет не о том, чтобы приспособить разрозненный материал к более или менее приемлемой схеме, а о том, чтобы вскрыть объективно существующие, лежащие в основе понятия «личность» черты, несмотря на наличие их многочисленных пересечений.

Акцентуированные черты далеко не так многочисленны, как варьирующие индивидуальные. Акцентуация — это, в сущности, те же индивидуальные черты, но обладающие тенденцией к переходу в патологическое состояние. Ананкастические, паранойяльные и истерические черты могут быть присущи в какой-то мере, собственно, любому человеку, но проявления их так ничтожны, что они ускользают от наблюдения. При большей выраженности они накладывают отпечаток на личность как таковую и, наконец, могут приобретать патологический характер, разрушая структуру личности.

Личности, обозначаемые нами как акцентуированные, не являются патологическими. При ином толковании мы бы вынуждены были прийти к выводу, что нормальным следует считать только среднего человека, а всякое отклонение от такой середины (средней нормы) должны были бы признать патологией. Это вынудило бы нас вывести за пределы нормы тех личностей, которые своим своеобразием отчетливо выделяются на фоне среднего уровня. Однако в эту рубрику попала бы и та категория людей, о которых говорят «личность» в положительном смысле, подчеркивая, что они обладают ярко выраженным оригинальным психическим складом. Если у человека не наблюдаются проявления тех свойств, которые в «больших дозах» дают паранойяльную, ананкастическую, истерическую, гипоманиакальную или субдепрессивную картину, то такой средний человек может безоговорочно считаться нормальным. Но каков в таком случае прогноз на будущее, какова оценка состояния? Можно сказать, не колеблясь, что такого человека не ожидает неровный жизненный путь существа болезненного, со странностями, неудачника, однако маловероятно и то, что он отличится в положительном отношении. В акцентуированных же личностях потенциально заложены как возможности социально положительных достижений, так и социально отрицательный заряд. Некоторые акцентуированные личности предстают перед нами в отрицательном свете, так как жизненные обстоятельства им не благоприятствовали, но вполне возможно, что под влиянием других обстоятельств они стали бы незаурядными людьми.

Застревающая личность при неблагоприятных обстоятельствах может стать несговорчивым, не терпящим возражений спорщиком, но если обстоятельства будут благоприятствовать такому человеку, не исключено, что он окажется неутомимым и целеустремленным тружеником.

Педантическая личность при неблагоприятных обстоятельствах может заболеть неврозом навязчивых состояний, при благоприятных— из нее выйдет образцовый работник с большим чувством ответственности за порученное дело.

Демонстративная личность может разыграть перед нами рентный невроз, при иных обстоятельствах она способна выделиться выдающимися творческими достижениями. В целом при отрицательной картине врачи склонны усматривать психопатию, при положительной — скорее акцентуацию личности. Подобный подход в достаточной мере оправдан, поскольку легкая степень отклонений связана чаще с положительными проявлениями, а высокая — с отрицательными.

Обозначение «патологические личности» следовало бы применять лишь в отношении людей, которые отклоняются от стандарта и тогда, когда внешние обстоятельства, препятствующие нормальному течению жизни, исключаются. Однако необходимо учитывать различные пограничные случаи.

Жесткой границы нет и между нормальными, средними людьми и акцентуированными личностями. Здесь также не хотелось бы подходить к этим понятиям слишком узко, т. е. неверно было бы на основании какой-либо мелкой особенности человека тотчас же усматривать в нем отклонение от нормы. Но даже при достаточно широком подходе к тому, какие качества можно называть стандартными, нормальными, не бросающимися в глаза, все же существует немало людей, которых приходится отнести к акцентуированным личностям. Согласно обследованиям, проведенным в Берлинской клинике Зитте среди взрослых и Гутьяром среди детей, население нашей страны, во всяком случае население Берлина, это на 50 % акцентуированные личности и на 50 % — стандартный тип людей. В отношении населения какого-либо иного государства данные могут оказаться совершенно другими. Немецкой национальности, например, приписывают не только такую лестную черту, как целеустремленность, но и довольно неприятную — карьеризм. Может быть, этим можно объяснить, что Зитте нашла среди обследованных ею людей много застревающих и педантических личностей.

Ниже я подробно излагаю свое понимание акцентуированной личности. Однако, поскольку при этом я все время обращаюсь и к личностям патологическим, следовало бы детально изложить сущность моих расхождений во мнениях с некоторыми известными учеными, занимающимися идентичными проблемами. Предварительно укажу, что Бергман, занимаясь комбинированными патологическими чертами, отмечала, насколько наши взгляды совпадают со схемой, предлагаемой К. Шнайдером. В небольшой книжке «Детские неврозы и личность ребенка» я изложил свои взгляды по этим вопросам более полно, поэтому здесь ограничусь несколькими краткими замечаниями.

Педантические, или ананкастические, личности, которых К- Шнайдер вообще не выделяет, представляют собой, на мой взгляд, особо важную группу как в силу своей распространенности, так и в связи с очень широким масштабом отклонений от среднего уровня.

То же можно сказать и о демонстративных, или истерических, личностях, которых в последнее время ряд ученых тоже отказываются выделять в особую группу. Между тем, ананкастические и истерические черты способны сильно отражаться на личности человека.

Понятие «параноический» я трактую несколько иначе, чем было принято до сих пор, так как наиболее существенной стороной его считаю склонность к застреванию аффекта.

Я не ввожу в свою систематику нестойких, неустойчивых личностей, так как в описании их не нахожу единства структуры личности: когда читаешь о таких людях, видишь перед собой то истерических, то гипоманиакальных, то эпилептоидных личностей. Даже если бы под нестойкостью понималось одно лишь слабоволие, все равно я не смог бы отнести эту черту к акцентуации, а отнес бы ее только к вариациям индивидуальности: ведь слабоволие никогда не может достигнуть такой степени, при которой можно было бы говорить о накладывании отпечатка на личность в целом. Следует отметить, что в условиях применяемой ныне диагностики неустойчивость является наиболее распространенной формой психопатии. Это связано с тем, что в понятие неустойчивости включают дополнительно еще множество патологических черт личности, в то же время собственно слабоволие сплошь и рядом к этому понятию не относят.

В главах об акцентуации личности я не рассматриваю и бесчувственность, которую иногда обозначают термином гебоид.

В этих случаях речь идет, судя по последнему термину, о латентном душевном заболевании. Что же касается обычной холодности чувств, то с нею мы сталкиваемся только при вариациях характера, а не при его акцентуации.

Гипертимические, дистимические и циклотимические личности различаются мной по Кречмеру, однако надо оговорить, что я расцениваю их как личностей, обладающих лабильным темпераментом, а поэтому постоянно колеблющихся между гипертимическим и дистимическим состоянием. Синтонными я считаю, напротив, таких людей, которые обладают, как правило, средним уравновешенным настроением. Из общей массы циклотимических личностей я выделяю аффективно-лабильных, склонных к постоянным чрезмерным колебаниям настроения как бы между двумя полюсами.

За счет области мышления и психомоторики следовало бы увеличить количество специальных групп акцентуации темперамента, так как некоторые лица обнаруживают особое возбуждение или торможение именно в процессе мышления, с чем связана и их психомоторика, в частности оживленность или вялость мимики. Эти явления подробно описала Тросторфф.

Более детально здесь следует заняться интровертированными и экстравертированными личностями, поскольку в цитируемых мной работах такой информации нет. В эти понятия я также вкладываю смысл, несколько отличный от общепринятого, хотя они и без того лишь частично сохранили содержание, которое в них в свое время вкладывал Юнг.

В моем представлении эти понятия тесно связаны с периодом переходного возраста, т. е. с периодом формирования у ребенка психики взрослого человека (см.: цит. соч., с. 228—237). Вкратце изложу свои взгляды по данному вопросу.

Ребенок экстравертирован: он обращен к процессам, воздействующим на его чувства, и реагирует на них соответствующим поведением, мало раздумывая. Взрослый, по сравнению с ребенком, интровертирован: его гораздо меньше занимает окружающее, внешний мир, реакции его гораздо менее непосредственны, он имеет обыкновение предварительно размышлять над поступком. При экстравертированности в мыслях и в поведении преобладает мир восприятий, при интровертированности — мир представлений. У экстравертированного взрослого человека радость принятия решения гораздо интенсивнее, ибо он больше сосредоточен на внешнем, окружающем его мире и поэтому в

значительно меньшей степени рассуждает, взвешивает различные возможности; у интровертированного — преобладает тенденция предварительно обдумывать и оценивать решения. Для экстравертированного человека характерно проявление чисто внешней активности, не зависящей от мыслительных процессов, т. е. значительно большая импульсивность поведения: эта черта также сродни детской психологии. Нерешительность интровертированного человека связана с усиленной работой мысли, но, несмотря на это, он менее способен ощутить радость в связи с принятием решения.

В детском возрасте экстравертированность у обоих полов имеет одинаковую форму выражения. В отроческом возрасте поворот к интровертированности у мальчиков носит значительно более резкий характер, чем у девочек. Поэтому женщина всегда больше связана с объективными событиями жизни, больше зависима от них и в большинстве случаев обладает более практическим умом. Однако принять необдуманное решение, навеянное моментом, и действовать, не взвесив последствий,— это всегда реальная опасность для нее. Мужчина лучше понимает взаимосвязь явлений и истинные, не всегда очевидные причины их, он больше склонен к обобщениям, его мысль работает в соответствующем направлении более эффективно. Опасность же для мужчины заключается в том, что он пускается в теоретические рассуждения и упускает те возможности, которые требуют незамедлительных действий. Вследствие этого различия нельзя одинаково расценивать акцентуированную экстравертированность и интровертированность у мужчин и у женщин. То, что для женщины является нормой, для мужчины — экстравертированность, и наоборот, то, что у мужчин следует считать нормой, у женщин надо рассматривать как интровертированность.

Решение в экстравертированном плане может быть менее реалистичным и менее объективным, чем в интровертированном, поскольку последнее, принимаемое после основательного и всестороннего взвешивания, всегда бывает более здравым, трезвым. Я согласен с Юнгом, когда он говорит: «Экстравертированные натуры ориентируются на данные конкретные факты, интровертированный человек вырабатывает собственное мнение, которое он как бы «вдвигает» между самим собой и объективной данностью».

Остановлюсь на том, о чем Юнг пишет дальше: «Говоря об интровертированности, нужно иметь в виду еще и другой тип мышления, который, собственно, еще скорее может подойти под данную рубрику, а именно тип, который не ориентируется ни на непосредственный объективный опыт, ни на общие идеи, полученные посредством объективных выкладок».

Итак, Юнг здесь приходит к выводу, что не только конкретная ориентация на объект исключает интровертированность, но и такие идеи, которые «отталкиваются от объекта». Вначале Юнг говорил, что экстравертированный человек приемлет объективную действительность такой как она есть, интровертированный же внутренне перерабатывает ее; в последующем он выдвигает положение, согласно которому интровертированный человек вообще все объективное воспринимает под субъективным знаком: «Я применяю термин «субъективный фактор» по отношению к тем психологическим акциям и реакциям, которые, испытывая воздействие объекта, порождают новый факт психического порядка».

Далее еще яснее излагается, что именно представляет собой мышление в интровертированном плане: «Нельзя отрицать в подобных случаях, что идея берет свое начало в неясном и сумрачном символе. Такой идее присущ некий мифологический характер: в одном случае эту идею истолковывают как проявление оригинальности, в другом, худшем,— как чудачество. Дело в том, что архаический символ для специалиста (ученого), незнакомого с мифологическими мотивами, всегда кажется завуалированным». Конкретно это означает, что немалое количество идей можно связать только с экстравертированностью. Кроме того, читаем: «В процессе практического мышления у коммерсанта, техника, естествоиспытателя мысль не может не быть направлена на объект. Не столь ясной представляется картина там, где речь идет о мышлении философа, занимающегося областью идей. В этом случае необходимо прежде всего установить, не являются ли данные идеи лишь абстракциями, возникающими в процессе познавания некоего объекта. Если это так, то соответствующие идеи представляют собою не что иное, как общие понятия высшего порядка, включающие в себя некую сумму объективных фактов. Если же идеи не есть абстракции из непосредственно полученного опыта, то также следует установить, не переняты ли они откуда-либо по традиции и не заимствованы ли из окружающей интеллектуальной среды. Если да, то и эти идеи относятся к категории объективной данности, а тем самым и это мышление надо будет признать экстравертированным».

Я считаю мыслительную работу естествоиспытателя экстравертированной лишь в тех случаях, когда его деятельность носит характер собирания, коллекционирования. Чем больше он мысленно перерабатывает наблюдаемое, тем более его мозговая деятельность приближается к плану интроверсии. Философу же, разрабатывающему определенные идеи, я приписываю только интровертированный характер умственной деятельности даже в тех случаях, когда ход его мысли основывается на объективных источниках или фактах.

Если я, несмотря на расхождения во мнениях с Юнгом, пользуюсь его терминологией, то это происходит по двум причинам. Во-первых, в медицинской психологии эти термины укоренились больше в том значении, которое приписывается им мною. Во-вторых, при практическом подходе к вопросу не наблюдается столь большого расхождения, как в области теории. Чем конкретнее примеры, приводимые Юнгом, тем больше я склонен с ним согласиться. Например, Юнг пишет: «Один человек, только услышав, что на улице холодно, тотчас же бросается надевать пальто, другой считает это излишним из тех соображений, что «нужно закаляться»; один восхищается новым тенором по той причине, что все «на нем помешаны», другой вовсе им не восхищается, но не из тех соображений, что он ему не нравится, а потому, что глубоко убежден: если все чем-то восхищаются, то это совсем еще не значит, что данное явление заслуживает восхищения; один покоряется существующим обстоятельствам, ибо, как показывает его опыт, что-либо другое все равно невозможно, другой же уверен, что пусть такой результат был уже тысячу раз, но тысяча первый случай может повернуться по-иному». Эти противоположные типы поведения я рассматриваю под тем же углом зрения, что и Юнг.

Иногда специалисты недостаточно четко разграничивают экстравертированность и интровертированность поведения с чертами темперамента. Например, гипоманиакальные личности постоянно отвлекаются, они целиком ориентированы в сторону происходящих вокруг событий, готовы в любой момент включиться в них. Их можно обозначить и как экстравертированный тип, однако их поведение лишено специфики экстравертированности.

Айзенк, у которого в диагностике личности экстравертированность и интровертированность играют первостепенную роль, на мой взгляд, не избежал вышеупомянутой опасности и вовлек в число признаков также и гипоманиакальный темперамент. Об экстравертированном человеке Айзенк пишет: «Он любит пошутить, очень находчив, постоянно ищет развлечений, разнообразия; он оптимист, много и охотно смеется. Чрезвычайно деятельный человек, склонен к агрессии, часто им овладевает нетерпение. Не следит за сдержанностью в проявлении чувств; на него не всегда можно положиться». В этом описании явно слышатся нотки гипоманиакального темперамента, который принципиально отличается от темперамента экстравертированной личности. Всегда серьезный, не склонный к оптимизму, не любящий смеяться человек может точно так же проявлять признаки экстравертированности, но только его экстравертированность не так резко бросается в глаза. С другой стороны, гипоманиакальная личность может обладать чертами интровертированности. В дальнейшем мы проиллюстрируем это соответствующими примерами.

Существует еще один фактор недостаточного разграничения типов, проявляющийся в сфере контактов между людьми. Так, человек, живущий преимущественно в мире восприятий, легко устанавливает контакт с другими людьми; тому, кто больше углублен в себя, труднее устанавливать отношения с окружающими. Однако такая зависимость наблюдается не всегда. Человек интровертированный не проявляет большой готовности включаться в общение, и все же он может быстро сдружиться с кем-нибудь, тогда как другой человек, всегда ориентирующийся на окружение, живущий «нараспашку», при установлении контактов может испытывать трудности. В чем же причина этого? Очевидно, в установлении непосредственного понимания между двумя людьми, связанного в большой мере с областью выразительности, экспрессии поведения. Несомненно, у некоторых людей существует особый дар действовать на других выразительной, располагающей манерой общения, чутко понимать тончайшие оттенки чувств и настроения других. Но есть и люди, лишенные такого дара, такой чуткости. В первом случае контакт устанавливается быстро даже при наличии интровертированности, во втором — даже у экстравертированных людей установление контакта с другими происходит туго. Способность к установлению контактов и ослабленную контактоустанавливающую функцию часто рассматривают как нечто идентичное экстравертированности и интровертированности соответственно. Особенно часто термины аутизм или шизоидный характер расшифровываются как интровертированность плюс слабость контактов. Четкую грань между тем и другим удалось провести Тросторфф.

После сделанных мною предварительных замечаний я могу обратиться к диагностике акцентуированных личностей. Даже там, где моя методика диагностики ничем не отличается от методик других авторов, описание ее все же не будет излишним: оно покажет, каким образом можно конкретно отграничить одну акцентуированную личность от другой.

Курт Шнайдер говорил, что его схему психопатии трудно применить на практике, так как ряд отдельных черт слишком незаметно переходят друг в друга. В силу этого он в большинстве случаев предпочитает такое общее обозначение, как «психопатия». Я не раз возражал против такого подхода. В данной работе я хотел бы конкретно показать, что те акцентуированные личности, которых я предлагаю отличать друг от друга, в большинстве случаев могут быть распознаны вполне отчетливо независимо от того, идет ли речь об одной акцентуированной черте или о нескольких. Диагностика личности должна проводиться по надлежащей методике.

ncpz.ru

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Акцентуированные личности››

ЧЕЛОВЕК КАК ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ И КАК АКЦЕНТУИРОВАННАЯ ЛИЧНОСТЬ

Людей отличают друг от друга не только врожденные индивидуальные черты, но также и разница в развитии, связанная с течением их жизни. Поведение человека зависит от того, в какой семье он вырос, в какой школе учился, кто он по профессии, в каком кругу вращается. Два человека с натурами, первоначально сходными, могут впоследствии иметь весьма мало общего между собой, а, с другой стороны, сходство жизненных обстоятельств может выработать сходные черты и реакции у людей, в корне различных.

Так называемые жизненные типы, например тип служащего, офицера, коммерсанта, ученого, учителя, официанта, формируются благодаря тому, что определенное положение или должность накладывают отпечаток на образ жизни. Конечно, этому часто способствует тот факт, что заложенная в человеке природой тенденция взаимодействует с избранной профессией, более того, человек и определенную профессию часто избирает именно потому, что она соответствует его индивидуальным склонностям. Отпечаток, о котором идет речь, у взрослого человека не может серьезно отразиться на диагностике личности, ведь внешние формы поведения в гораздо большей степени определяются благоприобретенными привычками, чем проявлением внутренней направленности. Так, например, у учителя известная уверенность в себе, самоуверенность естественны, поскольку он привык играть важную роль в детском коллективе. Совсем другое впечатление производит человек, самоуверенность которого не обусловлена его профессией. Кстати, наряду с уверенностью в себе учитель может обладать безусловной скромностью. Или возьмем офицера, отличающегося исключительной дисциплинированностью, аккуратностью. Такая черта в военном более оправдана, чем из ряда вон выходящий педантизм, заложенный в самой натуре человека.

Обычно поведение, связанное с профессиональной привычкой, не смешивают с поведением, отражающим внутреннее своеобразие человека. Иное дело, если черты большого своеобразия проявились уже в раннем детстве. Тут бывает трудно установить, насколько глубоко это своеобразие отразилось на структуре личности взрослого.

Я должен оговориться, что вопрос происхождения акцентуированных черт личности не является в данной работе предметом особого внимания: эти черты занимают нас лишь в том виде, в каком мы непосредственно наблюдаем их у обследуемых лиц. Например, можно считать установленным, что у любого человека в натуре заложено желание заслужить похвалу, одобрение, что любой человек не чужд чувства жалости. Вполне возможно, что впечатления детского возраста наложили определенный отпечаток на особенности проявления этих черт у взрослого. Однако бесспорно одно: и склонности, и направленность интересов человека исходят извне. В какую сторону направлены честолюбивые помыслы человека, зависит исключительно от внешних стимулов. Двое одинаково честолюбивых людей могут быть злейшими врагами в силу того, что ставят себе прямо противоположные цели. По-разному может быть направлено и чувство долга. Какое именно направление избирается человеком, во многом зависит от общества, в котором он живет. Точно так же врожденная направленность интересов и склонностей ни в коей мере не препятствует воспитательному воздействию. Более того, именно врожденная направленность и есть основа воспитания, без нее воспитание вообще невозможно. Если бы в человеке не была заложена тенденция к формированию чувства долга, то при помощи воспитания нельзя было бы побудить его делать одно и не делать другого.

Люди отличаются друг от друга независимо от того, каким путем такое отличие возникает. Точно так же, как по внешности один человек всегда отличается от другого, так и психика каждого человека отлична от психики других людей.

И все же, говоря об индивидуальных чертах, мы не представляем их себе как какой-то необозримый ряд возможностей, вдобавок еще и с множеством переходов: не может быть и речи о бесконечности неповторимых индивидуальных черт. Можно выдвинуть следующий тезис: основные черты, определяющие индивидуальность и характер человека, весьма многочисленны, но все же их число нельзя считать неограниченным.

Черты, определяющие индивидуальность человека, могут быть отнесены к различным психическим сферам.

Назовем прежде всего сферу, которую правильнее всего было бы обозначить как сферу направленности интересов и склонностей. Некоторые интересы и склонности носят характер эгоистический, другие, напротив, альтруистичны. Так, один человек может все подчинять жажде наживы или обладать непомерным тщеславием, другой — отзывчив, добр, у него высоко развито чувство гражданской ответственности. К этой же сфере относятся и чувство справедливости, боязливость или ненависть к человеку. Если одно из этих свойств психики очень ярко выражено или, напротив, мало развито, то есть основания говорить о них как об индивидуальных чертах человека, т. е. яркую выраженность описываемых индивидуальных черт еще нельзя считать основной причиной акцентуации личностей, которые неизменно чем-то выделяются на фоне людей среднего уровня.

Легко установить, что отклонения в ту или иную сторону у личностей неакцентуированных всегда находятся в пределах общечеловеческих норм. Эти черты, заложенные в человеке от природы, именно вследствие своей общечеловеческой значимости составляют настолько крепкий остов, что особого индивидуального «разнобоя» обычно не наблюдается. Не исключены, конечно, вариации человеческого реагирования: бывают люди более или менее эгоистичные или альтруистичные, более или менее тщеславные, более или менее сознательно относящиеся к своему долгу. Таким путем, т. е. на фоне вариаций в сфере направленности интересов и склонностей, возникают различные индивидуальности, но их еще нельзя отнести к акцентуированным личностям.

Вторую сферу можно обозначить как сферу чувств и воли. Характер внутренней переработки явлений также определяет значительные индивидуальные различия. В результате возникают модификации индивидуальности и характера. Речь идет о самом процессе протекания эмоций, о скорости, с которой они овладевают человеком и затем ослабевают, о глубине чувства. Сюда же входят и виды волевых реакций, к которым мы относим не только слабость или силу воли, но также и внутреннюю волевую возбудимость в плане холерического или флегматического темперамента. Свойства этой эмоционально-волевой сферы также в той или иной мере обусловливают различные вариации поведения, наделяя людей специфическими индивидуальными чертами. Однако и они не определяют сами по себе личность, которая отчетливо выделялась бы на среднем фоне.

Третья сфера связана с интеллектом, который обычно не включают в понятие личности. Существует, однако, область ассоциативных чувств (цит. соч., с. 117—140) , в которых заложено начало таких черт личности, как заинтересованность, стремление к упорядоченности. Данная сфера может быть названа ассоциативно-интеллектуальной. Такую черту человека, как любовь к порядку, нельзя сразу же категорически определять как потребность ананкаста в упорядоченности. Сплошь и рядом эта черта является лишь одним из индивидуальных проявлений ассоциативно-интеллектуальной сферы, которое отнюдь не должно связываться с чертами акцентуации личности.

Чтобы понять сущность человека, необходимо пристально присмотреться к свойственным ему различным чертам названных выше психических сфер. Я попытаюсь проиллюстрировать в данной книге особенности акцентуированных личностей конкретными примерами из жизни. Точно так же следовало бы поступить и в отношении перечисленных вариаций человеческой индивидуальности. Но даже при желании это нелегко сделать. Специфические свойства, о которых здесь говорилось, не так бросаются в глаза, чтобы их можно было убедительно подтвердить соответствующим материалом. Ни наблюдения, ни беседы с людьми не помогают однозначно описать и определить упомянутые выше вариации. Зато их можно очень явственно представить себе, если посмотреть на человека изнутри. Именно такую возможность дают нам писатели. Они не только изображают чисто внешние поступки героев, передают их слова и даже высказывания о себе самих, но нередко сообщают нам и то, о чем их герои думают, что чувствуют и чего желают, показывая внутренние мотивы их поступков. У персонажей художественных произведений легче выявить весьма тонкие индивидуальные вариации. Если человек проявляет боязливость или самоуверенность, сострадание или чувство справедливости, либо даже не проявляя этих качеств сам себе их приписывает, то трудно с уверенностью сказать, перешагнул ли он границы нормальных реакций. Но когда мы встречаем у писателя персонаж, у которого проявляются названные черты, выписанный талантливо, со всеми его мыслями и чувствами, это в большинстве случаев дает возможность безошибочно распознать проявление одной из сфер индивидуальности. Итак, персонажи художественной литературы дают нам любопытнейшие примеры индивидуальных вариаций человеческой психики.

Не всегда легко провести четкую грань между чертами, формирующими акцентуированную личность, и чертами, определяющими вариации индивидуальности человека. Колебания здесь наблюдаются в двух направлениях. Прежде всего, особенности застревающей, или педантической, или гипоманиакальной личности могут быть выражены в человеке столь незначительно, что акцентуация как таковая не имеет места, можно лишь констатировать отклонение от некоего «трафаретного» образца. Особенно ярко это выражено при определении тех или иных свойств темперамента, представляющих все промежуточные ступени его видов вплоть до почти нейтральной. Акцентуация всегда в общем предполагает усиление степени определенной черты. Эта черта личности, таким образом, становится акцентуированной.

Многие черты невозможно строго дифференцировать, т. е. трудно установить, относятся они к ряду акцентуаций или лишь к индивидуальным вариациям личности. Например, если говорить о честолюбии, то следует прежде всего определить, относится оно к сфере интересов и склонностей или является чертой акцентуированного застревания. Последнее определение возможно при яркой выраженности данной черты: твердолобый, слепой карьеризм вряд ли можно отнести к сфере направленности интересов. Кроме того, застревание никогда не проявляется одним только честолюбием, к нему присоединяются повышенная чувствительность к обидам и сильно выраженная злопамятность.

С подобным же положением мы сталкиваемся, наблюдая яркие проявления чувства долга. Его можно отнести к сфере направленности интересов и склонностей, но можно усматривать в нем и черту, свойственную ананкастам. Дифференциация должна учитывать следующие моменты: в случаях, когда чувство долга — просто характерологическая особенность, человек отличается ровным, спокойным поведением, его преданность долгу лишена напряженности и является чертой как бы само собой разумеющейся; у ананкаста же чувство долга сопряжено с беспокойством, постоянными вопросами о том, достаточно ли самоотверженно он поступает.

Весьма интересно и существенно с психологической точки зрения то, что застревающие личности обнаруживают проявления эгоистических чувств (честолюбия, болезненной обидчивости), а педантические — проявления альтруистические, в частности чувство долга. Следует подчеркнуть, что черты застревания взаимосвязаны в основном с эгоистическими чувствами, а черты сомнения, постоянных колебаний (ананкастические) — с чувствами альтруистического порядка. Чем больше человек колеблется в своих решениях, тем сильнее альтруистические чувства завладевают сознанием и воздействуют на принятие решения.

Еще больше бросается в глаза контраст при сравнении ананкастической личности не с застревающей, а с истерической, поскольку истерики еще в большей мере склонны к эгоизму. Они часто принимают необдуманные решения, редко взвешивают свои поступки, оставаясь в эгоистическом кругу направленности интересов, который им ближе (см.: цит. соч.).

Ананкастические и истерические черты пересекаются и с другими чертами индивидуальности. Я уже и прежде занимался вопросом о том (см.: цит. соч., с. 218—219), не является ли длительное раздумывание при принятии решения легкой формой ананкастической предрасположенности или же это просто одно из свойств сферы чувства и воли. Параллельно с этим я пытался также установить, является ли готовность к необдуманным действиям выражением слегка истерического уклона или же ее следует расценивать как самостоятельное проявление свойства из сферы чувства и воли. Имеются и другие неясности такого рода.

Сильно развитая область эмоций у человека активизирует альтруистические чувства — чувство сострадания, радости за чужую удачу, чувство долга. В гораздо меньшей мере в подобных случаях развиты стремление к власти, алчность и корыстолюбие, возмущение, гнев в связи с ущемлением самолюбия. Для эмотивной натуры особенно характерно такое свойство, как сочувствие, но оно может развиться и на другой почве.

Не обнаруживает единой генетической основы и такая черта личности, как тревожность (боязливость). В нормальной степени боязливость свойственна многим людям, но она может стать господствующей, накладывая свой отпечаток на все поведение человека. В этих случаях нередко обнаруживается и физическая основа данного состояния в виде повышенной возбудимости вегетативной нервной системы, которая, воздействуя на сосудистую систему, может привести к физическому чувству стесненности, страха и тоски. Вероятно, лишь в последнем случае констатируется тенденция перешагнуть границы средних проявлений боязливости и вызвать акцентуацию личности.

Из-за большого количества пересечений некоторые специалисты полагают, что, рассматривая индивидуальные черты людей, следует отказаться от всяких классификаций и лишь в общем виде описывать наблюдаемое. Я придерживаюсь иной точки зрения, а следовательно, могу ожидать упрека в попытках втиснуть в схему то, что не поддается четкому определению. И все-таки я убежден, что существуют основные черты человеческой индивидуальности, существуют объективно и что в силу этого наука должна стремиться к их выделению и описанию. Естественно, это связано с большими трудностями, ведь речь идет не о том, чтобы приспособить разрозненный материал к более или менее приемлемой схеме, а о том, чтобы вскрыть объективно существующие, лежащие в основе понятия «личность» черты, несмотря на наличие их многочисленных пересечений.

Акцентуированные черты далеко не так многочисленны, как варьирующие индивидуальные. Акцентуация — это, в сущности, те же индивидуальные черты, но обладающие тенденцией к переходу в патологическое состояние. Ананкастические, паранойяльные и истерические черты могут быть присущи в какой-то мере, собственно, любому человеку, но проявления их так ничтожны, что они ускользают от наблюдения. При большей выраженности они накладывают отпечаток на личность как таковую и, наконец, могут приобретать патологический характер, разрушая структуру личности.

Личности, обозначаемые нами как акцентуированные, не являются патологическими. При ином толковании мы бы вынуждены были прийти к выводу, что нормальным следует считать только среднего человека, а всякое отклонение от такой середины (средней нормы) должны были бы признать патологией. Это вынудило бы нас вывести за пределы нормы тех личностей, которые своим своеобразием отчетливо выделяются на фоне среднего уровня. Однако в эту рубрику попала бы и та категория людей, о которых говорят «личность» в положительном смысле, подчеркивая, что они обладают ярко выраженным оригинальным психическим складом. Если у человека не наблюдаются проявления тех свойств, которые в «больших дозах» дают паранойяльную, ананкастическую, истерическую, гипоманиакальную или субдепрессивную картину, то такой средний человек может безоговорочно считаться нормальным. Но каков в таком случае прогноз на будущее, какова оценка состояния? Можно сказать, не колеблясь, что такого человека не ожидает неровный жизненный путь существа болезненного, со странностями, неудачника, однако маловероятно и то, что он отличится в положительном отношении. В акцентуированных же личностях потенциально заложены как возможности социально положительных достижений, так и социально отрицательный заряд. Некоторые акцентуированные личности предстают перед нами в отрицательном свете, так как жизненные обстоятельства им не благоприятствовали, но вполне возможно, что под влиянием других обстоятельств они стали бы незаурядными людьми.

Застревающая личность при неблагоприятных обстоятельствах может стать несговорчивым, не терпящим возражений спорщиком, но если обстоятельства будут благоприятствовать такому человеку, не исключено, что он окажется неутомимым и целеустремленным тружеником.

Педантическая личность при неблагоприятных обстоятельствах может заболеть неврозом навязчивых состояний, при благоприятных— из нее выйдет образцовый работник с большим чувством ответственности за порученное дело.

Демонстративная личность может разыграть перед нами рентный невроз, при иных обстоятельствах она способна выделиться выдающимися творческими достижениями. В целом при отрицательной картине врачи склонны усматривать психопатию, при положительной — скорее акцентуацию личности. Подобный подход в достаточной мере оправдан, поскольку легкая степень отклонений связана чаще с положительными проявлениями, а высокая — с отрицательными.

Обозначение «патологические личности» следовало бы применять лишь в отношении людей, которые отклоняются от стандарта и тогда, когда внешние обстоятельства, препятствующие нормальному течению жизни, исключаются. Однако необходимо учитывать различные пограничные случаи.

Жесткой границы нет и между нормальными, средними людьми и акцентуированными личностями. Здесь также не хотелось бы подходить к этим понятиям слишком узко, т. е. неверно было бы на основании какой-либо мелкой особенности человека тотчас же усматривать в нем отклонение от нормы. Но даже при достаточно широком подходе к тому, какие качества можно называть стандартными, нормальными, не бросающимися в глаза, все же существует немало людей, которых приходится отнести к акцентуированным личностям. Согласно обследованиям, проведенным в Берлинской клинике Зитте среди взрослых и Гутьяром среди детей, население нашей страны, во всяком случае население Берлина, это на 50 % акцентуированные личности и на 50 % — стандартный тип людей. В отношении населения какого-либо иного государства данные могут оказаться совершенно другими. Немецкой национальности, например, приписывают не только такую лестную черту, как целеустремленность, но и довольно неприятную — карьеризм. Может быть, этим можно объяснить, что Зитте нашла среди обследованных ею людей много застревающих и педантических личностей.

Ниже я подробно излагаю свое понимание акцентуированной личности. Однако, поскольку при этом я все время обращаюсь и к личностям патологическим, следовало бы детально изложить сущность моих расхождений во мнениях с некоторыми известными учеными, занимающимися идентичными проблемами. Предварительно укажу, что Бергман, занимаясь комбинированными патологическими чертами, отмечала, насколько наши взгляды совпадают со схемой, предлагаемой К. Шнайдером. В небольшой книжке «Детские неврозы и личность ребенка» я изложил свои взгляды по этим вопросам более полно, поэтому здесь ограничусь несколькими краткими замечаниями.

Педантические, или ананкастические, личности, которых К- Шнайдер вообще не выделяет, представляют собой, на мой взгляд, особо важную группу как в силу своей распространенности, так и в связи с очень широким масштабом отклонений от среднего уровня.

То же можно сказать и о демонстративных, или истерических, личностях, которых в последнее время ряд ученых тоже отказываются выделять в особую группу. Между тем, ананкастические и истерические черты способны сильно отражаться на личности человека.

Понятие «параноический» я трактую несколько иначе, чем было принято до сих пор, так как наиболее существенной стороной его считаю склонность к застреванию аффекта.

Я не ввожу в свою систематику нестойких, неустойчивых личностей, так как в описании их не нахожу единства структуры личности: когда читаешь о таких людях, видишь перед собой то истерических, то гипоманиакальных, то эпилептоидных личностей. Даже если бы под нестойкостью понималось одно лишь слабоволие, все равно я не смог бы отнести эту черту к акцентуации, а отнес бы ее только к вариациям индивидуальности: ведь слабоволие никогда не может достигнуть такой степени, при которой можно было бы говорить о накладывании отпечатка на личность в целом. Следует отметить, что в условиях применяемой ныне диагностики неустойчивость является наиболее распространенной формой психопатии. Это связано с тем, что в понятие неустойчивости включают дополнительно еще множество патологических черт личности, в то же время собственно слабоволие сплошь и рядом к этому понятию не относят.

В главах об акцентуации личности я не рассматриваю и бесчувственность, которую иногда обозначают термином гебоид.

В этих случаях речь идет, судя по последнему термину, о латентном душевном заболевании. Что же касается обычной холодности чувств, то с нею мы сталкиваемся только при вариациях характера, а не при его акцентуации.

Гипертимические, дистимические и циклотимические личности различаются мной по Кречмеру, однако надо оговорить, что я расцениваю их как личностей, обладающих лабильным темпераментом, а поэтому постоянно колеблющихся между гипертимическим и дистимическим состоянием. Синтонными я считаю, напротив, таких людей, которые обладают, как правило, средним уравновешенным настроением. Из общей массы циклотимических личностей я выделяю аффективно-лабильных, склонных к постоянным чрезмерным колебаниям настроения как бы между двумя полюсами.

За счет области мышления и психомоторики следовало бы увеличить количество специальных групп акцентуации темперамента, так как некоторые лица обнаруживают особое возбуждение или торможение именно в процессе мышления, с чем связана и их психомоторика, в частности оживленность или вялость мимики. Эти явления подробно описала Тросторфф.

Более детально здесь следует заняться интровертированными и экстравертированными личностями, поскольку в цитируемых мной работах такой информации нет. В эти понятия я также вкладываю смысл, несколько отличный от общепринятого, хотя они и без того лишь частично сохранили содержание, которое в них в свое время вкладывал Юнг.

В моем представлении эти понятия тесно связаны с периодом переходного возраста, т. е. с периодом формирования у ребенка психики взрослого человека (см.: цит. соч., с. 228—237). Вкратце изложу свои взгляды по данному вопросу.

Ребенок экстравертирован: он обращен к процессам, воздействующим на его чувства, и реагирует на них соответствующим поведением, мало раздумывая. Взрослый, по сравнению с ребенком, интровертирован: его гораздо меньше занимает окружающее, внешний мир, реакции его гораздо менее непосредственны, он имеет обыкновение предварительно размышлять над поступком. При экстравертированности в мыслях и в поведении преобладает мир восприятий, при интровертированности — мир представлений. У экстравертированного взрослого человека радость принятия решения гораздо интенсивнее, ибо он больше сосредоточен на внешнем, окружающем его мире и поэтому в

значительно меньшей степени рассуждает, взвешивает различные возможности; у интровертированного — преобладает тенденция предварительно обдумывать и оценивать решения. Для экстравертированного человека характерно проявление чисто внешней активности, не зависящей от мыслительных процессов, т. е. значительно большая импульсивность поведения: эта черта также сродни детской психологии. Нерешительность интровертированного человека связана с усиленной работой мысли, но, несмотря на это, он менее способен ощутить радость в связи с принятием решения.

В детском возрасте экстравертированность у обоих полов имеет одинаковую форму выражения. В отроческом возрасте поворот к интровертированности у мальчиков носит значительно более резкий характер, чем у девочек. Поэтому женщина всегда больше связана с объективными событиями жизни, больше зависима от них и в большинстве случаев обладает более практическим умом. Однако принять необдуманное решение, навеянное моментом, и действовать, не взвесив последствий,— это всегда реальная опасность для нее. Мужчина лучше понимает взаимосвязь явлений и истинные, не всегда очевидные причины их, он больше склонен к обобщениям, его мысль работает в соответствующем направлении более эффективно. Опасность же для мужчины заключается в том, что он пускается в теоретические рассуждения и упускает те возможности, которые требуют незамедлительных действий. Вследствие этого различия нельзя одинаково расценивать акцентуированную экстравертированность и интровертированность у мужчин и у женщин. То, что для женщины является нормой, для мужчины — экстравертированность, и наоборот, то, что у мужчин следует считать нормой, у женщин надо рассматривать как интровертированность.

Решение в экстравертированном плане может быть менее реалистичным и менее объективным, чем в интровертированном, поскольку последнее, принимаемое после основательного и всестороннего взвешивания, всегда бывает более здравым, трезвым. Я согласен с Юнгом, когда он говорит: «Экстравертированные натуры ориентируются на данные конкретные факты, интровертированный человек вырабатывает собственное мнение, которое он как бы «вдвигает» между самим собой и объективной данностью».

Остановлюсь на том, о чем Юнг пишет дальше: «Говоря об интровертированности, нужно иметь в виду еще и другой тип мышления, который, собственно, еще скорее может подойти под данную рубрику, а именно тип, который не ориентируется ни на непосредственный объективный опыт, ни на общие идеи, полученные посредством объективных выкладок».

Итак, Юнг здесь приходит к выводу, что не только конкретная ориентация на объект исключает интровертированность, но и такие идеи, которые «отталкиваются от объекта». Вначале Юнг говорил, что экстравертированный человек приемлет объективную действительность такой как она есть, интровертированный же внутренне перерабатывает ее; в последующем он выдвигает положение, согласно которому интровертированный человек вообще все объективное воспринимает под субъективным знаком: «Я применяю термин «субъективный фактор» по отношению к тем психологическим акциям и реакциям, которые, испытывая воздействие объекта, порождают новый факт психического порядка».

Далее еще яснее излагается, что именно представляет собой мышление в интровертированном плане: «Нельзя отрицать в подобных случаях, что идея берет свое начало в неясном и сумрачном символе. Такой идее присущ некий мифологический характер: в одном случае эту идею истолковывают как проявление оригинальности, в другом, худшем,— как чудачество. Дело в том, что архаический символ для специалиста (ученого), незнакомого с мифологическими мотивами, всегда кажется завуалированным». Конкретно это означает, что немалое количество идей можно связать только с экстравертированностью. Кроме того, читаем: «В процессе практического мышления у коммерсанта, техника, естествоиспытателя мысль не может не быть направлена на объект. Не столь ясной представляется картина там, где речь идет о мышлении философа, занимающегося областью идей. В этом случае необходимо прежде всего установить, не являются ли данные идеи лишь абстракциями, возникающими в процессе познавания некоего объекта. Если это так, то соответствующие идеи представляют собою не что иное, как общие понятия высшего порядка, включающие в себя некую сумму объективных фактов. Если же идеи не есть абстракции из непосредственно полученного опыта, то также следует установить, не переняты ли они откуда-либо по традиции и не заимствованы ли из окружающей интеллектуальной среды. Если да, то и эти идеи относятся к категории объективной данности, а тем самым и это мышление надо будет признать экстравертированным».

Я считаю мыслительную работу естествоиспытателя экстравертированной лишь в тех случаях, когда его деятельность носит характер собирания, коллекционирования. Чем больше он мысленно перерабатывает наблюдаемое, тем более его мозговая деятельность приближается к плану интроверсии. Философу же, разрабатывающему определенные идеи, я приписываю только интровертированный характер умственной деятельности даже в тех случаях, когда ход его мысли основывается на объективных источниках или фактах.

Если я, несмотря на расхождения во мнениях с Юнгом, пользуюсь его терминологией, то это происходит по двум причинам. Во-первых, в медицинской психологии эти термины укоренились больше в том значении, которое приписывается им мною. Во-вторых, при практическом подходе к вопросу не наблюдается столь большого расхождения, как в области теории. Чем конкретнее примеры, приводимые Юнгом, тем больше я склонен с ним согласиться. Например, Юнг пишет: «Один человек, только услышав, что на улице холодно, тотчас же бросается надевать пальто, другой считает это излишним из тех соображений, что «нужно закаляться»; один восхищается новым тенором по той причине, что все «на нем помешаны», другой вовсе им не восхищается, но не из тех соображений, что он ему не нравится, а потому, что глубоко убежден: если все чем-то восхищаются, то это совсем еще не значит, что данное явление заслуживает восхищения; один покоряется существующим обстоятельствам, ибо, как показывает его опыт, что-либо другое все равно невозможно, другой же уверен, что пусть такой результат был уже тысячу раз, но тысяча первый случай может повернуться по-иному». Эти противоположные типы поведения я рассматриваю под тем же углом зрения, что и Юнг.

Иногда специалисты недостаточно четко разграничивают экстравертированность и интровертированность поведения с чертами темперамента. Например, гипоманиакальные личности постоянно отвлекаются, они целиком ориентированы в сторону происходящих вокруг событий, готовы в любой момент включиться в них. Их можно обозначить и как экстравертированный тип, однако их поведение лишено специфики экстравертированности.

Айзенк, у которого в диагностике личности экстравертированность и интровертированность играют первостепенную роль, на мой взгляд, не избежал вышеупомянутой опасности и вовлек в число признаков также и гипоманиакальный темперамент. Об экстравертированном человеке Айзенк пишет: «Он любит пошутить, очень находчив, постоянно ищет развлечений, разнообразия; он оптимист, много и охотно смеется. Чрезвычайно деятельный человек, склонен к агрессии, часто им овладевает нетерпение. Не следит за сдержанностью в проявлении чувств; на него не всегда можно положиться». В этом описании явно слышатся нотки гипоманиакального темперамента, который принципиально отличается от темперамента экстравертированной личности. Всегда серьезный, не склонный к оптимизму, не любящий смеяться человек может точно так же проявлять признаки экстравертированности, но только его экстравертированность не так резко бросается в глаза. С другой стороны, гипоманиакальная личность может обладать чертами интровертированности. В дальнейшем мы проиллюстрируем это соответствующими примерами.

Существует еще один фактор недостаточного разграничения типов, проявляющийся в сфере контактов между людьми. Так, человек, живущий преимущественно в мире восприятий, легко устанавливает контакт с другими людьми; тому, кто больше углублен в себя, труднее устанавливать отношения с окружающими. Однако такая зависимость наблюдается не всегда. Человек интровертированный не проявляет большой готовности включаться в общение, и все же он может быстро сдружиться с кем-нибудь, тогда как другой человек, всегда ориентирующийся на окружение, живущий «нараспашку», при установлении контактов может испытывать трудности. В чем же причина этого? Очевидно, в установлении непосредственного понимания между двумя людьми, связанного в большой мере с областью выразительности, экспрессии поведения. Несомненно, у некоторых людей существует особый дар действовать на других выразительной, располагающей манерой общения, чутко понимать тончайшие оттенки чувств и настроения других. Но есть и люди, лишенные такого дара, такой чуткости. В первом случае контакт устанавливается быстро даже при наличии интровертированности, во втором — даже у экстравертированных людей установление контакта с другими происходит туго. Способность к установлению контактов и ослабленную контактоустанавливающую функцию часто рассматривают как нечто идентичное экстравертированности и интровертированности соответственно. Особенно часто термины аутизм или шизоидный характер расшифровываются как интровертированность плюс слабость контактов. Четкую грань между тем и другим удалось провести Тросторфф.

После сделанных мною предварительных замечаний я могу обратиться к диагностике акцентуированных личностей. Даже там, где моя методика диагностики ничем не отличается от методик других авторов, описание ее все же не будет излишним: оно покажет, каким образом можно конкретно отграничить одну акцентуированную личность от другой.

Курт Шнайдер говорил, что его схему психопатии трудно применить на практике, так как ряд отдельных черт слишком незаметно переходят друг в друга. В силу этого он в большинстве случаев предпочитает такое общее обозначение, как «психопатия». Я не раз возражал против такого подхода. В данной работе я хотел бы конкретно показать, что те акцентуированные личности, которых я предлагаю отличать друг от друга, в большинстве случаев могут быть распознаны вполне отчетливо независимо от того, идет ли речь об одной акцентуированной черте или о нескольких. Диагностика личности должна проводиться по надлежащей методике.

www.psychiatry.ru

Типологии характера в психологии. Классификация акцентуаций характера по А. Е. Личко

Построить типологии характера в психологии на протяжении многих лет стремились различные исследователи. Одна из первых авторитетных попыток была предпринята немецким психологом и психиатром Кречмером еще в начале XX века. Позже свою классификацию разработал его американский коллега Шелдон. Среди последних исследований стоит отметить работы Леонгарда, Фромма, Личко и ряда других ученых.

Принцип типологий

Нужно отметить, что при определении типологии характера в психологии практически все исследователи исходили из перечня общих идей. Среди них было несколько основных.

Большинство современных исследователей основывает свои теории на том, что характер человека формируется максимально рано, а затем на протяжении остальной жизни проявляет себя как более или менее устойчивая система. Сочетание личностных черт, которые входят в характер конкретного человека, нельзя считать случайными. Из них формируются различные типы, которые и позволяют строить и проявлять типологии характеров.

Наконец, большое значение имеет тот факт, что практически всех людей в соответствии с этими типологиями можно разделить на те или иные группы.

Характер человека

Современными учеными дается достаточно точное определение характера человека в психологии. Считается, что это структуры сравнительно постоянных и стойких психических свойств, которые определяют поведение личности и особенности отношений.

Также, говоря о человеческом характере, как правило, подразумевают некую совокупность качеств и свойств личности, за счет которых накладывается определенная печать на ее деяния и проявления. Так формируется индивидуальный характер в психологии.

Важно понять, из чего складываются черты характера. Это существенные свойства индивида, определяющие образ жизни, тот или иной образ поведения. Существует специальная наука, которая занимается изучением характеров, она называется характерологией. Также существует раздел, дифференциальная психология, который занимается изучением различий между характерами.

Как определить характер?

В настоящее время определить психологический тип личности человека помогают тесты по психологии на характер. Сейчас используется большое количество всевозможных опросников и тестов, способных дать ответ с большей или меньшей степенью достоверности.

Самые распространенные тесты для определения типов характера человека в психологии — цветовой тест Люшера, тест Ганса Айзенка, опросник Леонгарда Шмишека на акцентуации характера, тест Кеттелла для 12-18-летних.

Карл Леонгард

В этой статье мы рассмотрим несколько самых распространенных типологий характера в психологии. Одна из самых известных классификаций была разработана немецким исследователем Карлом Леонгардом. Это психиатр, который первым в мире начал активно употреблять термин «акцентуированная личность». Несмотря на то что его концепция была основана на сформулированных ранее идеях «латентных психопатий», он их развил, создав самостоятельное учение.

Леонгард родился на территории Германской империи еще в 1904 году. В свое время его теория была настоящим научным прорывом, но сейчас уже считается несколько устаревшей. Позднее она была заменена несколькими другими типологиями характера в психологии, но все они так или иначе были основаны на работе немецкого психиатра.

Леонгард прожил до 84 лет. Он скончался в Берлине в 1988 году, когда жил уже в Германской Демократической Республике. Его идеи изложены в монографии под названием «Акцентуированные личности», которая состоит из двух частей. В первой части дается подробный клинический и психологический анализ акцентуированных личностей, а вторая, по сути, служит иллюстрацией, так как в ней приведены характеристики героев классической мировой литературы в соответствии с тем или иным типом характера. За основу Леонгард брал произведения писателей из разных стран. В их числе Шекспир, Сервантес, Гете, Бальзак, Достоевский, Толстой, Гоголь, Стендаль и многие другие.

Классификация немецкого психиатра

Виды характера в психологии Леонгард определял, оценивая стиль общения человека с окружающими его людьми. При этом он вырабатывал и представлял самостоятельные типы характеров.

  1. Гипертимный тип. Таких людей отличает словоохотливость, чрезвычайная контактность, выраженности мимики и жестов. Человек может регулярно в общении отклоняться от первоначальной темы разговора, у него постоянно могут возникать эпизодические конфликты с окружающими людьми из-за того, что он слишком несерьезно относится к семейным и служебным обязанностям. Как правило, такие люди сами становятся инициаторами конфликтов. При этом в них немало положительных черт, которые привлекают партнеров для общения. Это жажда деятельности, энергичность, инициативность, оптимизм. Из отталкивающих черт можно отметить склонность к аморальным поступкам, легкомыслие, повышенную раздражительность.
  2. Дистимный тип. Человек немногословен, не контактен, пессимистично относится к окружающей действительности, ведет максимально замкнутый образ жизни. При этом высоко ценит друзей, готов им подчиниться.
  3. Циклоидный тип. Ему свойственны регулярные смены настроения, из-за чего меняется манера общения с окружающими людьми.
  4. Возбудимый тип. Такому человеку присуща низкая контактность в общении, замедленные невербальные и вербальные реакции. Такие люди склонны к брани и хамству, угрюмы и занудливы, постоянно провоцируют конфликты.
  5. Застревающий тип. Это умеренно общительные люди, склонные к нравоучениям, весьма неразговорчивые. В любом деле стремятся добиться максимальных показателей, предъявляют к себе повышенные требования. Уязвимы и обидчивы, чувствительны к социальной справедливости.
  6. Педантичный тип. Практически не вступают в конфликты, в целом ведут себя пассивно. На работе предъявляют много претензий и требований к окружающим, ведут себя как бюрократы.
  7. Тревожный тип. Людям из этой группы присуща робость и низкая контактность. У них преимущественно подавленное настроение, чувствуют себя неуверенно. С окружающими редко вступают в конфликты, играют в них крайне пассивную роль.
  8. Эмотивный тип. Такие люди предпочитают общаться исключительно в кругу избранных. Носят обиды глубоко в себе. Окружающих привлекают состраданием, добротой, имеют обостренное чувство долга. При этом очень слезливы и чувствительны.
  9. Демонстративный тип. Эти люди легко устанавливают контакты с совершенно незнакомыми людьми, любят, чтобы их хвалили, стремятся к лидерству и власти. Демонстрируя высокую приспособляемость, склонны к интригам. При этом окружающих вокруг себя раздражают собственной самоуверенностью, хвастовством, лицемерием. Привлекают исключительной артистичностью, обходительностью, неординарными поступками и мышлением, способны увлечь других какой-то идеей.
  10. Экзальтированный тип. Влюбчивые и словоохотливые люди. Постоянно спорят, но редко доводят дело до конфликта. Они внимательны к друзьям, альтруистичны, готовы сострадать и проявлять искренность. Отталкивают подверженностью сиюминутным настроениям, паникерством.
  11. Экстравертированный тип. Это контактные люди с массой друзей и знакомых. У них всегда много знакомых и близких приятелей, открыты для общения и любой информации. Привлекают окружающих исполнительностью, готовностью выслушать другого человека. Многим не нравятся из-за своего легкомыслия, страсти к развлечениям, необдуманным поступкам, регулярно участвуют в распространении слухов.
  12. Интровертированный тип. Это замкнутые люди, оторванные от реальности. Любят быть в одиночестве. У них твердые убеждения об окружающей жизни, жесткие принципы. При этом готовы упорно отстаивать свои идеалы, даже если они в корне неправы, упрямы.

Стоит подчеркнуть, что эта классификация относится преимущественно к взрослым людям.

Андрей Личко

В отечественной психологии большой популярностью пользуется типология характера по А. Е. Личко. Это отечественный психиатр, доктор медицинских наук. Он родился в Ленинградской области в 1926 году. Выпускник Ленинградского медицинского института имени Павлова. В сфере его научных интересов были лечение и диагностика психических расстройств в подростковом возрасте.

Собственную типологию личностей он создал, опираясь на работу Леонгарда и своего соотечественника Петра Борисовича Ганнушкина. Популярной была его монография «Психопатии и акцентуации характера у подростков», которая увидела свет в 1977 году. Фактически до сих пор она остается настольной книгой для отечественных психологов и психиатров.

Большое внимание уделял популяризации науки. Он был ответственным секретарем в редакционной коллегии «Журнала эволюционной физиологии и биохимии», редактировал «Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В. М. Бехтерева».

Новая теория

Теория, разработанная Леонгардом, достаточно быстро доказала, насколько она полезна и достоверна, как по ней можно эффективно определять типологии характеров личности. Однако была в ней существенная проблема, которая заключалась в том, что ее применение было ограничено возрастом испытуемых. Данный опросник был рассчитан исключительно на взрослых. Дети и даже подростки, у которых не было соответствующего жизненного опыта, просто не могли ответить на целый ряд вопросов. В результате провести классификацию акцентуаций характера не представлялось возможным.

Решить эту проблему взялся Личко. Он доработал тест немецкого психиатра, чтобы его стало возможным применять для детей и подростков. Также изменил описания типов акцентуации, некоторые названия изменил и добавил новые. По мнению Личко, изучать акцентуации у подростков более целесообразно, так как большинство из них и так формируется до подросткового возраста, становясь ярче в определенный период жизни. Описание данных характеров было в результате им расширено за счет новых данных.

Акцентуация личности

Автор типологии акцентуаций характера стал первым, кто предложил использовать данный термин в официальной научной литературе. Им он заменил бытовавшее ранее понятие акцентуации личности. Основным мотивом для этого послужило то, что личностные особенности человека нельзя обобщать данным понятием, так как они намного шире, включают в себя еще и мировоззрение, образование, особенности восприятия, реакцию на внешние раздражители.

В психологии акцентуация характера — это временные изменения в характере индивида, которые могут исчезнуть или кардинальным образом видоизмениться в процессе развития и роста ребенка. Дело в том, что характер является внешним отражением типа нашей нервной системы, становится конкретной характеристикой особенностей человеческого поведения. Происходящие с подростком изменения могут сохраниться на всю жизнь или перейти в психопатию. При этом путь акцентуации определяется ее выраженностью, видом и социальным окружением.

В результате данное определение окончательно закрепилось в психологии. Акцентуация характера — это понятие, на многие годы определившее развитие характерологии.

При этом Личко, как и Леонгард, считал акцентуацию только одним из вариантов деформации характера, при котором дополнительную выраженность приобретают его отдельно взятые черты. Все это повышает чувствительность личность к одним видам влияний, затрудняя адаптацию в других случаях. В результате у человека образуется способность к адаптации на достаточно высоком уровне. При этом с некоторыми видами влияний, которые не задевают места наименьшего сопротивления, акцентуированные личности справляются намного успешнее.

Саму акцентуацию Личко представлял себе как некое пограничное состояние между психопатией и нормой. В связи с этим и сама классификация во многом основана на существовавшей в то время типологии психопатий. Всего советским ученым были выделены одиннадцать разновидностей.

Гипертимный и циклоидный

Гипертимный тип характерен для людей, которые являются плохими стратегами, но блестящими тактиками. Они предприимчивы, находчивы, активны, легко ориентируются в изменяющих обстоятельствах. За счет этого они могут значительно улучшить свое общественное и служебное положение, продвинуться по карьерной лестнице. Но в определенный момент им свойственно терять свое положение из-за неумения просчитывать наперед определенные действия, часто они ошибаются в людях.

Люди с гипертимным типом общительны, активны, предприимчивы, у них постоянно хорошее настроение, по крайней мере, на людях. Дети непоседливы, подвижны, часто балуются и шалят. Подростки учатся нестабильно, у них хромает дисциплина. Из-за этого возникают конфликты с представителями старшего поколения. У них всегда множество поверхностных увлечений, ни одно из которых их в действительности не интересует. В жизни они постоянно переоценивают свои возможности.

Циклоидная акцентуация присуща апатичным и раздражительным людям. В детском возрасте они постоянно хотят остаться одни, не любят играть со сверстниками. Любые неприятности переживают очень тяжело, в ответ на любые замечания сильно раздражаются, даже если они самые безобидные. У подростков с циклоидной акцентуацией резко меняется настроение.

Во взрослом возрасте самые острые углы сглаживаются, но некоторые могут застревать на своих комплексах, превращаясь в меланхоличных и угнетенных индивидов. Зачастую их настроение зависит от времени года.

Сенситивный, шизоидный и истероидный типы

Представители сенситивного типа характеризуются высокой чувствительностью к любым событиям, как пугающим, так и радостным. Подростки сторонятся подвижных и активных игр, не любят больших компаний и проказ. С посторонними они стыдливы и боязливы, производят впечатление замкнутых людей. При этом для действительно близких становятся верными и хорошими товарищами. Не любят общаться со сверстниками, предпочитая людей значительно старше или младше себя. К родителям относятся с любовью, боятся их расстроить, поэтому всегда послушны.

Все это приводит к вероятности развития комплекса неполноценности, им тяжело адаптироваться в новом коллективе. К себе и окружающим они предъявляют завышенные моральные требования. С пиететом относятся к сложным видам деятельности, очень ответственны.

Подростки шизоидного типа предпочитают одиночество общению со сверстниками, в крайнем случае — компанию старших людей. Общением с другими людьми не интересуются, оставаясь к нему демонстративно равнодушными. Своих переживаний и чувств они часто не понимают, к окружающим не проявляют искреннего сочувствия. Скрывают и собственные эмоции, как правило, у них отсутствует взаимопонимание со сверстниками, из-за чего те относятся к ним враждебно.

Представители истероидного типа любят, чтобы все внимание было обращено на них, они артистичны и демонстративны по своей натуре. Когда в их присутствии хвалят кого-то другого, стремятся занять исключительное положение, обратить на себя всеобщее внимание, как можно больше влиять на окружающих. Они часто становятся организаторами каких-то проектов и мероприятий. При этом у них крайне неразвиты организаторские способности, им сложно заработать авторитет у сверстников, стать их неформальными лидерами, хотя они этого постоянно хотят.

Конформный, психастенический и паранойяльный типы

Несовершеннолетние конформного типа не имеют собственного мнения, они не критичны к себе, безынициативны. Их очень легко подчинить какому-то авторитету или группе людей. Жизненный настрой большинства из них в любой ситуации можно охарактеризовать словами «будь как все». При этом они очень консервативны и склонны к морализаторству. Чтобы защитить свои интересы, они готовы даже на весьма неблаговидные поступки, которым находят объяснение и оправдание.

Подростки психастенического типа склонны к глубокому самоанализу, размышлениям, оценке поведения окружающих их людей. По своему интеллектуальному развитию они опережают сверстников, нерешительность у них сочетается с безапелляционными взглядами и суждениями, самоуверенностью. Когда им необходима внимательность и осмотрительность, они часто склонны к импульсивным поступкам. С возрастом у представителей психастенического типа мало что меняется. Часто это заканчивается употреблением наркотиков или алкоголя. В отношениях они мелочны и деспотичны, это мешает им нормальному общению с окружающими людьми.

Интересно, что паранойяльный тип не всегда включают в классификацию Личко. Дело в том, что его основные проявления появляются только после 30, а то и 40 лет. В подростковом и особенно детском возрасте его представителей, как правило, относят к шизоидной или эпилептоидной акцентуации. Во взрослом возрасте начинает выходить на первый план завышенная самооценка, представление о собственной исключительности. От бредовых идей они отличаются только тем, что окружающими воспринимаются как вполне реальные, хоть и необоснованно завышенные.

Неустойчивый, эмоционально-лабильный и эпилептоидный типы

Подростки с неустойчивым типом личности постоянно тяготеют к безделью и развлечениям. Жизненные цели и интересы в жизни у них отсутствуют, будущее их мало волнует. Окружающие в большинстве случаев их характеризуют как людей, плывущих по течению.

Детям с эмоционально-лабильным типом личности свойственны сильные и регулярные перепады настроения, их поведение непредсказуемо для окружающих. Примечательно, что поводом для таких смен настроения могут становиться любые мелочи. Например, неприветливая фраза или косой взгляд. Когда у них плохое настроение, подростки с эмоционально-лабильным типом личности ощущают потребность в поддержке близких. Хорошо чувствуют, как к ним относятся окружающие.

В раннем возрасте представители эпилептоидного типа очень плаксивы. Зато когда вырастают, начинают сами обижать маленьких, предпочитают издеваться над теми, кто не в состоянии дать сдачи. Для них характерна жестокость, властность и самолюбие. В обществе других детей стремятся не просто становиться лидерами, а настоящими властителями. В группах, которые берут под свой контроль, устанавливают максимально жесткие, порой даже самодержавные порядки. Способны угодить руководству, часто занимают за счет этого влиятельные посты.

fb.ru

Акцентуации характера по Карлу Леонгарду

Каждый человек является отдельной личностью. Довольно трудно обнаружить полностью идентичных индивидов, и речь сейчас идёт совсем не о внешности, а именно о характерах людей. У каждого есть свои особые черты, приобретаемые вместе с опытом и впечатлениями, с которыми индивид сталкивается на протяжении жизни.

Все черты человека в совокупности образуют его характер. Характеры бывают разными, и каждый человек является носителем того или иного типа характера. Индивидуальность человека проявляется в выражении его характерных черт и особенностей его характерного типа.

Также людей можно разделить не только по типу характера, но и по типу темперамента. Огромную роль в качестве критерия дифференциации индивидов играет определение и рассмотрение особенности человеческого характера, или особенности личности.

Огромный интерес представляют классификации акцентуаций характера. Одной из самых основных классификаций является классификация Карла Леонгарда. О том, что означает термин «акцентуация характера», что из себя представляет классификация акцентуаций характера, а также о том, в чём заключается суть классификации акцентуаций по Леонгарду, будет рассказано в данной статье.

Что значит «акцентуация»?

Для начала привести определение термина «акцентуация«. В данной статье это будет одно из самых главных и часто используемых термин, поэтому следует обратить на него особое внимание. К тому же, понимая данный термин, можно легче осознать принцип осуществления дифференциации на типы.

Акцентуация (могут встречаться следующие словосочетания: акцентуация личности, акцентуация характера, акцентуированная личностная черта) – особенность характера, которая находится в пределах клинической нормы. При этом отдельные черты такого особого характера являются чрезмерно усиленными, что приводит к появлению избирательной уязвимости в отношении одних определённых психогенных воздействий, но в условиях сохранения хорошей устойчивости к другим.

Акцентуации и расстройства психики

Не стоит относить акцентуации к расстройствам психиками, так как, в общем, они таковыми не являются. В то же время следует отметить тот факт, что акцентуации по некоторым свойствам являются схожими с расстройствами личности. Это обстоятельство лежит в основе предположения о том, что между ними есть определённая связь.

Немного из истории понятия

Термин был введён немецким психиатром Карлом Леонгардом в 1968 году. Именно его классификация будет рассматриваться в этой статье. Леонгард охарактеризовал акцентуации, как определённые усиленные черты личности, которые не превышают пределов допустимой нормы, но в том случае, если индивид оказывается в неблагоприятных условиях, они могут перерасти в патологию.

Леонгард впоследствии разработал классификацию акцентуаций характера. Именно его классификация и стала основой для других, более современных, классификаций подобного рода. Стоит, кстати, отметить тот факт, что классификация Леонгарда до сих пор считается одной из самых дополненных и актуальных.

Классификация акцентуаций характера по Леонгарду

Что же из себя представляет классификация акцентуаций? Перед тем как рассмотреть непосредственно саму классификацию акцентуаций характера по Леонгарду, следует привести определение этого термина.

Классификацией акцентуаций называют психологическую типологию, которая разработана на основе представления об акцентуационных чертах характера или личности. С того момента, как в психологии появился термин «акцентуация», было создано несколько классификаций. Как уже было сказано выше, первая классификация была придумана в 1968 году Карлом Леонгардом.

Типы акцентуаций

Карл Леонгард разделил выявленные им виды по нескольким принципам. Для начала, он выделил три группы типов акцентуаций по их происхождению :

  • Темперамент Леонгард обозначил, как образование природное, и отнёс к нему следующие типы:
    • Гипертимный;
    • Дистимический;
    • Аффективно-экзальтированный;
    • Аффективно-лабильный;
    • Эмотивный;
    • Тревожный;
  • Далее, был выделен характер, как социально обусловленное образование, к которому были отнесены следующие виды:
    • Педантичный;
    • Демонстративный;
    • Возбудимый;
    • Застревающий;
  • Личностный уровень включал в себя следующие два типа:
    • Интровертированный;
    • Экстровертированный.

Следует отметить, что последние два типа по определению довольно близки к определениям Юнга. Если брать определение экстраверсии по Леонгарду, то экстравертом является человек, которые ориентируется прежде всего на внешние стимулы, и является крайне восприимчивым к проявлениям среды. Интроверт по Леонгарду, наоборот ,невосприимчив к влиянию судьбы и ориентируется на свои внутренние представления. Нельзя утверждать, что данные определения экстраверсии и интроверсии являются единственно верными. В психологии можно найти и другие определения этих понятий — например, у Айзенка.

Определение акцентуаций по Леонгарду

Теперь стоит перейти к более подробному описанию акцентуаций характера, темперамента и личности, которые были выделены Карлом Леонгардом:

  • Демонстративный тип. Называет он так, потому что индивид, относящийся к людям с такой акцентуацией характера, обладает демонстративностью своего поведения. Стоит отметить и его живость, лёгкость в установлении контактов с окружающими, а также подвижность и артистизм. Данный тип любит плести интриги, быть в центре внимания, легко приспосабливается к людям. Обладает склонность лгать, причём делает это вполне успешно и убедительно;
  • Педантичный тип. Данный вид характеризуется инертностью психических процессов, наблюдается долгое переживание после травмирующих событий. Люди, которые относятся к такому типу, крайне редко вступают в конфликты, так как это считают проявление конфликтности лишним. При этом такие люди довольно резко реагируют на любые проявления нарушения порядка. Аккуратность, пунктуальность и скрупулёзность, а также добросовестность и усидчивость, являются типичными чертами таких людей. Следует также отметить их склонность к частым самопроверкам и сомнению в своих поступках;
  • Застревающий тип, называемый также аффективно-застойным. Своим названием он обязан особенностью данного вида — высокой задержкой аффектов. Это означает, что человек способен зацикливаться на своих мыслях и чувствах. Он сложно забывает обиды, а также можно отметить инертность в моторике. Такие люди чётко разделяют своих друзей и врагов, и имеют склонность к затяжным конфликтам. Следует отметить также склонность к мстительности и подозрительности. При этом он проявляет волю для достижения поставленной цели;
  • Возбудимый тип. Повышенная импульсивность, недостаточная управляемость, весьма слабый контроль над побуждениями и влечениями — вот это характеристики людей такого типа. Также стоит отметить и другие свойства: гневливость, склонность к конфликтам, нетерпимость . Несмотря на импульсивность и возбудимость, такой вид людей часто бывает тяжеловесным в своих поступках, также он не очень общителен. Наблюдается равнодушность к будущему, такие люди предпочитают целиком находиться в настоящем. Предпочитая быть властным, часто выбирают для общения более слабых характером;
  • Гипертимический тип. Данный вид обладает повышенной словоохотливостью, а также приподнятым настроением, которое сочетается с неуёмной жаждой деятельности. Можно заметить их склонность часто отклоняться от темы разговора. Впрочем, они демонстрируют высокую общительность, склонны к лидерству, весьма активно прибегают к использованию невербальных средств общения. Следует отметить и наличие высокой самооценки, которая сочетается с несерьёзным отношением к предоставленным ему обязанностям. Жёсткая дисциплина, скучная однообразная деятельность, а также одиночество – то, чего боятся представители гипертимического типа;
  • Дистимический тип. Индивиды, относящиеся к данному типу, отличаются серьёзностью, но при этом наблюдается медлительность и слабость в проявлении волевых усилий. Часто страдают от подавленности настроения, заниженной самооценки и немногословности. Все эти свойства приводят к тому, что у представителей дистимического типа развивается пессимистическое отношение к будущему. Также можно отметить и повышенное чувство справедливости, сочетающееся с добросовестностью;
  • Аффективно-лабильный тип. Тут всё предельно просто. Для представителей такого типа характерна смена дистимических и гипертимических состояний, суть которых представлена выше;
  • Экзальтированный тип. Люди, относящиеся к данному типу, довольно ярко проявляют свои эмоции, возникающие в качестве реакции на происходящие события. Это означает, что они ярче реагируют в том случае, если произошло нечто положительное, и наоборот — намного тяжелее воспринимают печальные события. Довольно часто мотивацией для экзальтативного состояния являются альтруистические побуждения. Отмечается высокая привязанность к близким и друзьям. Могут проявлять искреннюю любовь к природе, искусству или к идеям религиозной направленности;
  • Тревожный тип. Как можно догадаться уже по самому названию данного типа, его характеризует наличие таких свойств, как: минорное настроение, низкая контактность, пугливость, неуверенность в самом себе, часто проявляется замкнутость в себе и обидчивость. Дети тревожного типа иногда имеют боязнь остаться одним, часто бояться темноты или животных. Если же говорить о взрослых представителях , то следует отметить наличие высоких этических и моральных требований, а также ярко выраженного чувства ответственности и долга. Людям данного типа свойственны покорность, робость, а также неспособность отстоять свою позицию в споре;
  • Эмотивный тип. Довольно ярко проявляет себя в области тонких эмоций. Отличается чувствительностью и проявлением глубоки реакций. Можно утверждать то том, что по своим свойствам данный психотип является родственным экзальтированному типу, о котором говорилось чуть выше. В то же время от экзальтированного типа его отличает менее бурное проявление эмоций. Представители эмотивного типа проявляют впечатлительность, эмоциональность, мягкосердечность, отзывчивость и сопереживание людям. Довольно редко могут вступать в конфликтные ситуации, обиды предпочитают носить в себе, стараясь не дать состоянию усугубиться. Им свойственны исполнительность и обострённое чувство долга;
  • Экстровертированный тип. Представители данного типа имеют предрасположенность к обращённости к тому, что проявляет своё влияние извне. Проявление их реакций ориентирована на внешние раздражители. Такие люди активно ведут поиск новых ощущений, им приносит радость общение с новыми людьми. Также стоит отметить наличие у экстравертов импульсивности в их поступках. Людям такого типа свойственно прислушиваться к чужому мнению, они подвергаются чужому влиянию. Своё собственное мнение не отличается стойкостью;
  • Интровертированный тип. Такие люди в первую очередь ценят представления, возвышая их над ощущениями и восприятиями. Внешние события, происходящие в жизни интровертов, влияют на них намного меньше, чем их собственные размышления. Можно отметить тот факт, что интровертированность может быть разумной и чрезмерной. Если в первом случае представитель такого типа способен выработать собственное мышление, то чрезмерная интровертированность приводит к существованию в своих нереальных идеях. Стоит также указать то, что интроверты малообщительны и предпочитают держаться в стороне.


psiho.guru

акцентуированных личностей типология Леонгарда — это… Что такое акцентуированных личностей типология Леонгарда?



  • активации эмоций теория
  • Ауберта-Ферстера феномен

Смотреть что такое «акцентуированных личностей типология Леонгарда» в других словарях:

  • типология акцентуированных личностей Леонгарда — Автор. К.Леонгард. Категория. Типология акцентуаций характера. Специфика. В данной типологии было выделено десять чистых типов и ряд промежуточных. По своему происхождению выделенные типы имеют разную локализацию. К темпераменту, как природному… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Акцентуация (психология) — Акцентуированные личностные черты МКБ 10 Z73.173.1 Запрос «Акцентуация» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Акцентуация (от лат. accentus  ударение), Акцентуация характера, Акцентуация личности, Акцентуированная личностная …   Википедия

Книги

  • Психологические типы. Монография, Поройков Сергей Юрьевич. Приведено системное описание психологических типов на основе общепринятых классификаций К. Г. Юнга, Н. Мак-Вильямс, К. Леонгарда, А. Е. Личко, П. Б. Ганнушкина. Показано, что известные виды… Подробнее  Купить за 1633 руб
  • Психологические типы. Монография, Поройков С.Ю.. Приведено системное описание психологических типов на основе общепринятых классификаций К. Г. Юнга, Н. Мак-Вильямс, К. Леонгарда, А. Е. Личко, П. Б. Ганнушкина. Показано, что известные виды… Подробнее  Купить за 1384 грн (только Украина)
  • Психологические типы: Монография, Поройков С.Ю.. Приведено системное описание психологических типов на основе общепринятых классификаций К. Г. Юнга, Н. Мак-Вильямс, К. Леонгарда, А. Е. Личко, П. Б. Ганнушкина. Показано, что известные виды… Подробнее  Купить за 1234 грн (только Украина)

Другие книги по запросу «акцентуированных личностей типология Леонгарда» >>

psychology.academic.ru