Уровни сознания в философии: Уровни сознания как выражение многогранной сущности человека Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Содержание

сущность, уровни, сферы и формы.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Как видно из вышеизложенного, человеческое общество – сложная и развивающаяся система. На его функционирование и развитие влияет множество факторов. Какие из них являются определяющими? Субъективные – из сферы  сознания, из сферы духовной жизни (идеи, взгляды) или объективные – из сферы материальной стороны жизни общества. Другими словами, «общественное бытие» или «общественное сознание» определяют исторический процесс.

Общественное бытие – это реальный процесс жизни людей, те отношения, которые складываются в обществе в процессе общественного производства. Это экономическая, материальная сторона жизни общества.

Общественное сознание – это сложная система чувств, взглядов, идей, теорий, в которых отражается общественное бытие. В этом понятии мы отвлекаемся от всего индивидуального, личностного и фиксируем только те чувства, взгляды, идеи, которые характерны для данного общества в целом, или для определенной социальной группы. Оно, как духовная сторона исторического процесса, выполняет две основные функции. Во-первых – отражает общественное бытие, по отношению к которому является вторичным. Во-вторых – оказывает активное обратное воздействие на общественное бытие.

Общественное сознание имеет определённую структуру, под которой понимается расчленённость сознания на составные элементы. Оно имеет два основных уровня: обыденный и теоретический (научный).

Обыденное сознание характерно для массового «житейского» общественного сознания. Как правило, оно отражает не сущность процессов и явлений, а их внешнее проявление. Складывается  стихийно в процессе повседневной жизни, чаще содержит не само знание о мире, а лишь эмоциональную оценку действительности, то есть чувства и настроения людей, на основе которых вырабатываются соответствующие социальные установки и ценностные ориентиры.

Теоретическое сознание выступает как специально разработанное учение, теория. Оно не «скользит» по поверхности явлений действительности, а отражает их суть. Оно не бывает «нейтральным», а отражает позиции определённых слоёв общества, то есть выступает в виде идеологии.

Идеология – это целостная система идей и взглядов, отражающая материальные и духовные условия жизни людей, а также цели, направленные на укрепление или изменение существующих в обществе отношений. Её особенность – лозунговость, направленность на массовое сознание, когда фактор веры преобладает над фактором знания.

Другой сферой общественного сознания является общественная психология, которая представляет собой систему чувств, эмоций, убеждений, в которых отражаются материальные и духовные условия бытия людей. Определяющими в становлении общественной психологии выступают состояние экономики, культуры, образования, традиции, уровень жизни.

К основным формам общественного сознания относятся:

-         

политическое сознание – совокупность идей, теорий, взглядов, чувств,                            настроений, отражающих отношение к власти социальных групп, партий, общества. Ключевая ценность – власть. Политическое сознание включает в себя политическую идеологию и психологию. Первое находит свое теоретическое выражение в Конституции, в программных заявлениях, лозунгах партий. Второе включает в себя чувства, настроения той или иной социальной группы, или общества в целом;

-          правовое сознание – это система обязательных норм, правил поведения, выраженная в юридических законах. Это разнообразные чувства и понимание свободы, справедливости и несправедливости, прав и обязанностей в государстве. Ключевая ценность – закон;

-          нравственное сознание включает в себя чувства, идеалы, интересы и взгляды людей, связанные с общественным благом, а также знание норм, правил поведения в обществе, обычаев и традиций, оценку поведения людей в общественном мнении.

                Обыденное нравственное сознание или

нравственность включает в себя

                чувства и понимание долга, добра и зла, чести, достоинства, совести и

                счастья. Нравственная идеология или этика выступает как теоретическое

                выражение нравственных интересов, как учение о нравственностии нормах

               поведения в обществе, то есть морали.

               Ключевая ценность нравственности – добро, а морали – долг;

-          эстетическое сознание это особые чувства, вкусы, интересы, представления,

                идеалы и теории. Обыденный уровень включает в себя эстетические чувства,

               обыденное понимание красоты. Теоретический уровень или эстетика – это

               теории, которые в своих категориях объясняют ценность явлений

               действительности. Ключевая ценность – красота;

-          религиозное сознание – это социальные чувства, идеалы, интересы, взгляды, связанные с признанием потустороннего, сверхестественного мира.

               В его основе лежит вера в сверхестественные силы и поклонение им.        

               Обыденный уровень – религия. Каждая из них включает в себя три элемента:

                - мифологический, то есть веру в реальное существование сверхестественных

                 сил;

-          эмоциональный, то есть религиозные чувства;

-          нормативный, то есть требования по соблюдению религиозных обрядов.

              Теоретический уровень – теология, то есть учение о Боге. Ключевая ценность

-          святое.

С конца XIX  века в общественном сознании всё больше и больше утверждаются общечеловеческие ценности – уважение к человеческой жизни и достоинству, к иному образу жизни и мысли, добродетельное отношение к людям и природе.

 

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Общественное сознание и его уровни. Основы философии

Общественное сознание и его уровни

Оставаясь верными нашему примеру с «духовным» пирогом, можно условно сказать, что общественное сознание формируется из центральной части индивидуальных «духовных» пирогов, поскольку характерное для всего общества, сущностное для данного уклада общественной жизни будет в одинаковой мере касаться всех и каждого. Следовательно, общественное сознание – это сумма эмоций, идей, мыслей и теорий, формирующихся в головах людей под влиянием всех слагаемых данного уклада общественной жизни. Эти идеи, мысли и теории охватывают все общество.

Общественное сознание одновременно консервативно и подвижно. Это объясняется наличием консервативных и мобильных моментов в жизни самого общества, наличием в нем закономерного, существенно определяющего и случайного, изменчивого, преходящего.

В обществе устойчивым оказываются такие слагаемые социального бытия, как политический режим, характер законодательства, устойчивые моральные ценности, религиозные представления, сам уклад общественной жизни, культурная жизнь общества, научно-теоретические достижения, даже характер философских представлений (помним: каждый человек в душе – философ). К подвижным элементам общественного сознания относятся смена политических пристрастий, превращение симпатий в антипатии (к властным структурам и отдельным персонам), активизация сознания в периоды проведения избирательных кампаний, восприятие проводимых реформ (когда в общественном сознании им дается положительная или отрицательная оценка), отношение к самому социальному укладу, какие перспективы ожидают народ, и есть ли вообще сами перспективы; опасения за судьбу подрастающего поколения (которые присутствовали в обществе во все времена, а в современной России – особенно).

Примеры эмоционально-психологического восприятия определенных явлений социальной действительности можно продолжить, но, по нашему мнению, и приведенных достаточно для теоретического обобщения явлений данного порядка.

Этот базовый уровень общественного сознания называется общественной психологией. Ее особенность не только в подвижности, изменчивости, но и в том, что она формируется в общественном сознании помимо воли самих людей. Сама социальная действительность такова (причем любая), что она стихийно вызывает соответствующие эмоциональные восприятия (положительные, отрицательные, полное равнодушие или даже смешанные, когда сознание как бы опасается «ошибиться» в истинности своего отношения к действительности).

Общественная психология – многоплановое явление. Внутри общественной психологии присутствует психология национального (если общество многонационально, как, например, российское; подобное же можно наблюдать в США, Франции, ФРГ, Италии и др.). Но когда граждане какой-либо многонациональной страны оказываются за ее пределами (группа туристов США в Польше либо России, то они, будучи «нормальными» людьми в своей стране, за ее пределами сразу превращаются в «янки» – становятся гордыми, заносчивыми, высокомерными, чванливыми, но взаимно очень солидарными).

Понять их можно: за их спиной стоит великая держава, воспитавшая в своих гражданах чувство превосходства над всеми народами. Вот только дети «туманного Альбиона» не дают задирать «янки» нос: для них американцы – всего лишь потомки бывших социальных неудачников – пасынков Великобритании. Европейцы (как и американцы) научились определять на улицах своих городов и российских туристов: раньше их определяли по унылому виду, по блеску глаз зажатых нуждой и режимом людей; сегодня европейцы с искренним недоумением смотрят на «купеческие» замашки туристов новой волны: бескультурный человек «при деньгах» европейцу страшен.

Но человек не просто отражает социальную реальность, но и пытается в ней разобраться, уяснить что-то существенное для себя. Сказать проще: одних эмоций для социальной ориентации мало, нужна теория. Эту задачу общество реализует на высшем, теоретическом уровне общественного сознания. На теоретическом уровне отражается не все бытие, а лишь его наиболее существенные грани.

Несколько упрощая вопрос, можно сказать, что теоретическое сознание – это эмоционально-психологическое сознание, переведенное на язык теории, в котором исчезает все случайное и остается только существенное, закономерное, проясненное сознанием. Теоретическое сознание, будучи высшим ярусом общественного, подразделяется на формы, каждая из которых в теоретическом, концентрированном, выражении отражает определенную грань социального бытия, стороны человеческой духовности и культуры вообще. Сразу оговоримся, что теоретическим сознанием духовная жизнь общества не исчерпывается, но оно составляет его определяющее звено и осознанно или стихийно присутствует в каждом человеке, верно, с различной степенью ясности.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

4.

Сознание как философская проблема
Philoso F.A.Q.

Вопросы для самоконтроля

  1. В чем заключается проблемныий характер исследования сознания?
  2. Каковы основные проблемы в исследовании сознания?
  3. Каковы основные взгляды на природу сознания?
  4. В чем заключается материалистический подход к пониманию сознания?

Литература

  • Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник для вузов М.: Проспект, 1996.
  • Дубровский Д. И. Информация, сознание, мозг. М.: Высш. шк., 1980.
  • Искусственный интеллект: междисциплинарный подход. Под ред.: Д. И. Дубровского, В. А. Лекторского. М.: ИИнтеЛЛ, 2006
  • Мамардашвили М. Сознание как философская проблема // Вопросы философии. 1990. No 10.
  • Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М.: Междунар. пед. акад., 1994.
  • Прист С. Теории сознания. М.: Идея­Пресс, Дом интеллектуальной книги, 2000
  • Проблема сознания в философии и науке. Под ред. Д. И. Дубровского. М.: Канон+, 2009.
  • Райл, Г. Понятие сознания: научное издание. Общ. и науч. ред. В. П. Филатова. М.: Идея­Пресс, 2000.
  • Серл Дж. Открывая сознание заново. М.: Идея­Пресс, 2002.
  • Современная философия: Словарь и хрестоматия. Авт.­сост. Л. В. Жаров и др.; Отв. ред. В. П. Кохановский. ­ Ростов н/Д.: Феникс, 1995.
  • Хакен Г. Принципы работы головного мозга: синергетический подход к активности мозга, поведению и когнитивной деятельности . М.: ПЕР СЭ, 2001.

Дополнительные материалы

Вопросы для самоконтроля

  1. В чем состоит проблемный характер выделения структурных компонентов сознания?
  2. Каковы сферы сознания?
  3. Каковы уровни сознания?
  4. Какие функции выполняет сознание?

Литература

  • Веккер Л. М. Психика и реальность: единая теория психических процессов. М., 1998.
  • Иванов А.В. Сознание и мышление. М., 1994.
  • Прист Ст. Теории сознания. М., 2000.
  • Проблема сознания в современной западной философии: критика некоторых концепций. Сб. статей. / Под ред. Т.А.Кузьмина. – М., 1999.
  • Психоанализ в развитии: Сборник переводов. Екатеринбург, 1998.
  • Психоанализ и культура: Избранные труды Карен Хорни и Эриха Фромма. М., 1995. (Лики культуры)
  • Символ и сознание. Метафизические рассуждения о сознании, символике и языке. – М., 1997.
  • Фрейд З. Психология бессознательного: Сб. произведений. – М., 1989.
  • Эволюция. Язык. Познание./ Под обшей редакцией И.П. Меркулова. М., 2000.

Дополнительные материалы

Вопросы для самоконтроля

  1. Какие факты указывают на общественную природу сознания?
  2. Какова роль речи в развитии сознания человека?
  3. Какова связь сознания и культуры?
  4. Что понимается под творческой природой сознания?

Литература

  • Васильев В. В. Трудная проблема сознания. — М.: Прогресс­Традиция, 2009.
  • Иванов А.В. Сознание и мышление. М., 1994.
  • Ильясов Ф. Н. Коммуникативный подход к идентификации сознания // Вестник Академии Наук СССР. — 1991.
  • Проблема сознания в современной западной философии: критика некоторых концепций. Сб. статей. / Под ред. Т.А.Кузьмина. – М., 1999.
  • Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. — М., 1957.
  • Символ и сознание. Метафизические рассуждения о сознании, символике и языке. – М., 1997.
  • Фрейд З. Психология бессознательного: Сб. произведений. – М., 1989.
  • Эволюция. Язык. Познание./ Под обшей редакцией И.П. Меркулова. М., 2000.

Дополнительные материалы

Вопросы для самоконтроля

  1. Что может пониматься под общественным сознанием?
  2. Что понимается под общественным сознанием в современной философии? Какие традиционно выделяемые уровни общественного сознания?
  3. Какие традиционно выделяемые формы общественного сознания?
  4. Что представляет собой идеология?

Литература

  • Введение в философию: Учеб. пособие для вузов / Авт. колл.: Фролов И. Т. и др. 3­ е изд., перераб. и доп. М.: Республика, 2003.
  • Воскобойников А. Э.. Бессознательное и сознательное в человеке. М, 1997.
  • Кузнецов В.Г., Кузнецова И.Д., Миронов В.В., Момджян К.Х. Философия: Учебник. М.: ИНФРА­М, 2004.
  • Миронов В.В., Иванов А.В. Онтология и теория познания: Учебник. М.: Гардарики, 2005.
  • Михайлов Ф. Т. Общественное сознание и самосознание индивида. М. : Наука, 1990
  • Челышев П.В. Обыденное сознание или не хлебом единым жив человек. М.: Московский государственный горный университет, 2007

Дополнительные материалы

Вопросы для самоконтроля

  1. Как понимается сознание в современной когнитивстике?
  2. Как, с точки зрения функционализма, соотносятся сознание и мозг?
  3. Что такое машина Тьюринга?
  4. В чем состоит тест Тьюринга?
  5. Опишите мысленный эксперимент «китайская комната». Что демонстрирует данныий эксперимент?
  6. Как Дж. Серль отвечает на вопрос о соотношении сознания и мозга?

Литература

  • Пенроуз Р. Новый ум короля. М.: УРСС, 2005.
  • Райл Г. Понятие сознания. М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги, 2000.
  • Серль Дж.Р. Сознание, мозг и программы // Аналитическая философия: становление и развитие. М., 1998.
  • Серль Дж.Р. Открывая сознание заново. М: Идея-Пресс, 2002.
  • Тьюринг А.М. Вычислительные машины и разум // Глаз разума. Самара: Бахрах-М, 2003. С. 47-59.
  • Философия сознания. Классика и современность. М.: Философский факультет МГУ, 2007.

Дополнительные материалы

Вопросы для самоконтроля

  1. Кто такой Д. Деннет? Каковы основные научные интересы Д. Деннета?
  2. Что не устраивало Деннета в предшествующей философии сознания? Каковы основные пункты критики Д. Деннетом Р. Декарта?
  3. Что такое иллюзии сознания? Какие примеры приводит Д. Деннет?
  4. Что такое мем? Почему сознание, с точки зрения Д. Деннета, культурно обусловлено?
  5. Что такое физическая, дизайнерская и интенциональная установки?
  6. Можно ли интенциональные установки приписать компьютеру?
  7. Можно ли предсказывать поведение людей без привлечения интенциональных установок?

Литература

  • Васильев В. В. Трудная проблема сознания. Москва: Прогресс­Традиция, 2009. ­ 272 с.
  • Деннет Дэниел // Новая философская энциклопедия: в 4 т. / Ин­т философии РАН; Нац. обществ.­науч. фонд; Предс. научно­ред. совета В.С. Степин. — М.: Мысль, 2000—2001.
  • История философии: Запад­Россия­Восток (книга четвёртая: Философия XX в.). 2­е изд. — М.: Греко­латинский кабинет Ю. А. Шичалина, 2000. – 448 с.
  • Старикова И.В., Целищев В.В. Холистическая теория сознания Д.Деннета [Текст] / И. В. Старикова, В. В. Целищев // Гуманитарные науки в Сибири. Сер. философия и социология. ­ 2000. ­ No 1. ­ С. 11­16.
  • Юлина Н. С. Деннет versus Рорти // Системные исследования. Методологические проблемы. — М., 2001. — С. 100—122.
  • Юлина Н.С. Головоломки проблемы сознания. «Канон+», М., 2004. 543 с.
  • Юлина Н.С. Дэниел Деннет: концепция сознания и личностного // История философии. Вып. 5. М.: ИФ РАН, 2000. С. 192­198.
  • Юлина Н.С. Философский натурализм: О книге Дэниела Деннет «Свобода эволюционирует». Канон +, М., 2007. 239 с.

Дополнительные материалы

Теория 7 ступеней сознания

 Научная значимость данной теории возникает на основе проблемы сознания. Теория 7 ступеней сознания принимает в этой ситуации систематизирующую позицию психологического знания.

Практическая значимость
Теорию можно широко использовать в ситуациях, где необходима первичная информация о личности.

Основное содержание работы
Наблюдая в обыденной жизни за людьми, на работе (психоневрологический диспансер) и дома, я пришел к выводу, что люди заметно отличаются во взглядах, мыслях, идеях и о различных явлениях (любовь, семья, дети, смерть, секс и другие) и во многом другом, что и составляет личность, то как может человек регулировать деятельность, это и показывает уровень развития сознания человека. Данная теория развития сознания делится на основе направленности мотивационной сферы личности на определенном промежутке его жизни и имеет 7 уровней. На каждом из уровней преобладает та или иная мотивация. 
Конечно, при сильном желании можно сопоставить с иерархией потребностей А. Маслоу, но, на мой взгляд, пирамида Маслоу более применима «здесь и сейчас», а данная теория является устойчивым и общим показателем доминирующей направленности личностно-мотивационной сферы. Сам А. Маслоу считал, что иерархия потребностей является не фиксированным и больше зависит от индивидуальных особенностей человека. Он исходил от потребностей, что существенно отличается от данной теории, потому что данный проект основан на различии сознания людей, а фактор, влияющий на деление по уровням сознание, является направленность мотивационной сферы личности. В теории сознания указаны границы перехода от одного уровня к другому, и каждый уровень обусловлен своими характеристиками.

Ступени сознания

7 Нирвана

6 Дементрический

5 Исследовательский

4 Пограничный

3 Нормативный

2 Потребительский

1 Инстинктивный

Мы не видим, как и где образуются потребности, но можем сказать, как и какая мотивация на удовлетворение потребности является главенствующей, исходя из того, что личность желает сделать в своей жизни.
1. На первом уровне развития сознания, т.е. на инстинктивном уровне, появляется необходимость в удовлетворении физиологических нужд. Условно, это ребенок, которому нужен уход и удовлетворение потребности физиологии, что и является доминирующей мотивацией данного уровня. Примерно от рождения до подросткового возраста.
2. Потребительский уровень, мотивация направлена на «потребление» информации извне, то есть из окружающего его мира, это сопровождается многообразием интересов, с их быстрой сменой. Условно – «подростковая любознательность». Примерный возраст от подросткового до юношеского. 
3. Уровень развития – нормативный. Уровень, где появляется необходимость в создании семьи, воспитании детей, желание иметь дом, машину и многое другое, то есть то, что считается относительной нормой социальной жизни для большинства. Начиная от юношеского возраста.
4. Пограничный, здесь мотивация личности направлена на достижение успеха, если человек прошел третий уровень, - это значит, что человек построил относительно нормативно-социальную жизнь и ему необходимо удовлетворить его внутренний позыв о достижении успеха. Дальнейшее разграничивание по возрасту затруднительно, так как происходит по-разному пути и времени.
5. Исследовательский уровень – уровень, где есть потребность в открытии чего-либо нового, ранее неизвестного человечеству, начальное формирование желания личностно-духовного роста.
6. Дементрический уровень, мотивация направлена на формирование образа мира, потребность в насыщении внутреннего мира.
7. Нирвана, этот термин взят из буддийской философии, но полностью смысл этого понятия переносить на эту теорию не стоит, я вложил в это понятие свое изменение.

Нирвана – абсолютная гармония, понимание смысла жизни относительно личности. Материальный мир теряет свои позиции в иерархии нужд, большее значение приобретает духовная сторона личности.

На рисунке мы видим, что между уровнями есть еще более мелкие деления, это показатель того, что переход от одного уровня к другому идет через постепенное развитие. Также, данный отрезок показывает, что невозможно перейти на другой уровень, не испытав предыдущий.

С любого уровня может быть переход на инстинктивный уровень, в случае психических заболеваний.

Большинство из людей остаются на нормативном уровне.

У каждого из нас есть свой доминирующий мотив, который будет проявляться в деятельности и пример, где можно применить данную теорию – это психология менеджмента. Если мы будем говорить о наилучшем варианте высоко результативного работника, то – это четвертый уровень, пограничный.

В учебнике по психологии менеджмента Никифорова Г.С. говорится о том, что стимулировать мотивацию возможно тремя путями:
- деньги,
- безопасность,
- престиж.

Слева на рисунке показаны 3 стимула извне. На мой взгляд, личность может мотивировать его внутренний мир. Так, механизм работы стимула исходит изнутри, то есть из духовного состояния человека (справа на рисунке). Если личность находится на пограничном уровне, то он, придя устраиваться на работу, то есть претендент на работу будет уже иметь достаточную внутреннюю мотивацию на достижение успеха в работе, так как это потребность на этом этапе жизни. И получается, что стимулировать работника нет необходимости, ведь он сам себе стимул – это наиболее выгодная стратегия управления персоналом в материальном плане со стороны организации. Это большая экономия сил и денег организации. Для использования теории сознания было изготовлена методика, которая сейчас находится на стадии апробации. Это единичный пример того, как и где можно использовать данную теорию.

Вывод
Данная теория 7 ступеней сознания, на мой взгляд, внесет в психологическую копилку знаний свои результаты. Конечно, есть свои плюсы и минусы, но для более результативного использования на практике необходимо дальнейшее совершенствование работы.

Философия: Общественное сознание: сущность, уровни

Философия кратко:

философия кратко

философия понятия

философия главное

философия конспекты

кратко философия

философия ответы

Философия подробно:

учебник по философии

история философии
основы философии

философии и философы
философы

Философия от А до Я:

философские термины   А
философские термины   Е
философские термины   М
философские термины   Р
философские термины   У

понятия: определения А-Б-В
понятия: определения Г-Д-Ж
понятия: определения З-И-К
понятия: определения Л-М-Н
понятия: определения О-П-Р
понятия: определения  С-Т-У
понятия: определения Ф-Э-Я
содержание

1. Общественное сознание: сущность, уровни, относительная самостоятельность и активная роль в жизни человека и общества

Сущность и жизненный смысл общественного сознания. Чрезвычайно трудно «распутать живой клубок духовной жизни и проследить сплетение образующих его отдельных нитей — морально-философских мотивов и идей; здесь можно наперед рассчитывать лишь на приблизительную точность»[528][Франк С.Л. Сочинения. М., 1990. С. 81.].

Определенные идеи, рожденные в голове того или иного человека, начинают жить в общественном сознании. Ведь прежде чем та или иная идея станет предметом общественного спроса, она, разумеется, дала ответ на какой-нибудь духовный запрос мыслящих людей. Общественное сознание — это воззрения людей в их совокупности на явления природы и социальную реальность, выраженные в созданных обществом естественном или искусственном языке, творениях духовной культуры, социальных нормах и взглядах социальных групп, народа и человечества в целом. Общественное сознание составляет духовную культуру общества и человечества. Это не только идеи об общественной жизни, но и идеи общества о мире в целом, в том числе и о себе самом. Общественное сознание обладает сложной структурой и различными уровнями, начиная от житейского, обыденного, от социальной психологии и кончая самыми сложными, строго научными формами. Структурными элементами общественного сознания являются различные его формы: политическое, правовое, нравственное, религиозное, эстетическое, научное и философское сознание, которые различаются между собой по предмету и форме отражения, по социальной функции, по характеру закономерности развития, а также по степени своей зависимости от общественного бытия.

Вопрос о сущности общественного бытия не так прост, как может показаться. Первая сложность заключается в том, что применительно к отношению общественного бытия и общественного сознания нельзя просто говорить о «первичности и вторичности» в общефилософском плане. Нельзя потому, что этого недостаточно. В самом деле, общественное сознание возникло не спустя какое-то время после возникновения общественного бытия, а одновременно и в единстве с ним. И если мирозданию в целом «безразлично» существование человеческого разума, то общество не могло бы без него не только возникнуть и развиваться, но и просуществовать ни одного дня и даже часа. В силу того что общество есть субъектно-объектная реальность, общественное бытие и общественное сознание как бы «нагружены» друг другом: без энергии сознания общественное бытие статично и даже мертво. И сам процесс материального производства (основа общественного бытия), который в одном из моментов существует независимо от сознания, детерминируя последнее, обладает лишь относительной свободой от власти сознания. Здесь нет никакого идеализма, но лишь утверждение того известного факта, что сознание реализуется в двух ипостасях: осмысляющей и активно-творческой способностях.

Сущность сознания в том и состоит, что оно может осмыслить общественное бытие только при условии одновременного активно-творческого преобразования его. Функция «опережающего отражения» сознания наиболее четко реализуется в отношении общественного бытия, которое существенным образом связано с устремленностью в будущее. Человека всегда повергает в смущение несоответствие между стремительным полетом духа в будущее и относительной медлительностью развития общественного бытия, прежде всего его основы экономики. Любое будущее рисуется как некий социальный идеал, и не приходится удивляться, что возникающее несоответствие не удовлетворяет интерес творчески ищущего духа к наличной действительности, поскольку ферменты, вызывающие преобразования наличной действительности, такому духу уже перестали соответствовать. Ведь наличная реальность суть реализация идеалов, некогда витавших в головах реформаторов, а теперь эта действительность есть как бы окаменевший дух. Иначе говоря, дух определил действительность в такой мере, что он уже отказывается связывать с ней какое бы то ни было понятие разумной действительности, он не приемлет ее, он устремляется к новым высотам, а она продолжает косно сохраняться и в силу своей бюрократически-неуклюжей, мертвой сохранности слепо отстаивать право на свое существование. Это обусловливает острое противоречие между устремлениями творческого духа и соответствующими реалиями. В истории есть множество примеров, когда идеи, в частности социально-политические, опережают наличное состояние общества и даже преобразовывают его.

Общество есть материально-идеальная реальность. Совокупность обобщенных представлений, идей, теорий, чувств, нравов, традиций и т. п., другими словами, того, что составляет содержание общественного сознания и образует духовную реальность, выступает как составная часть общественного бытия, ибо оно дано сознанию отдельного индивида. Здесь следует сказать о мире надличностного духа. Это то, что можно воспринимать, осмысливать, оценивать и критиковать. Все это становится возможным, когда возникает язык, с помощью которого индивидуальное сознание обретает надличностную форму бытия. Критикуемость надличностного сознания и сама потребность в критике возникают вместе с возможностью производить объяснение (в смысле объясняться), что предполагает прояснение истины и ее сокрытие, т. е. порождение лжи. Именно тогда возникает возможность различать истину и заблуждение. На уровне только личного сознания вне его объективизации в формах языка все это просто невозможно.

Подчеркивая единство общественного бытия и общественного сознания, нельзя забывать об их различии, специфической разъединенности, относительной самостоятельности. Исторически взаимосвязь общественного бытия и общественного сознания в их относительной самостоятельности реализовалась таким образом: на ранних этапах развития общества общественное сознание формировалось под непосредственным воздействием бытия, в дальнейшем это воздействие приобретало все более опосредованный характер — через государство, политические, правовые, нравственные, религиозные отношения и др., а обратное воздействие общественного сознания на бытие приобретает, напротив, все более непосредственный характер. Сама возможность такого непосредственного воздействия общественного сознания на общественное бытие заключается в способности сознания правильно отражать бытие.

Итак, сознание как отражение и как активно-творческая деятельность представляет собой единство двух нераздельных сторон одного и того же процесса; в своем влиянии на бытие оно может как оценивать его, вскрывать его потаенный смысл, прогнозировать, так и преобразовывать его через практическую деятельность людей. Поэтому общественное сознание эпохи может не только отражать бытие, но активно способствовать его перестройке. (Сознание может и искажать бытие, и задерживать его развитие, но это уже особый вопрос.) В этом и заключается та исторически сложившаяся функция общественного сознания, которая делает его объективно необходимым и реально существующим элементом любого общественного устройства. Продукты мира духа кодируются в системе знаков, символов, в языке, в котором реализовался труд, и, разумеется, непременно в мозгу людей. Вне думающего и чувствующего мозга — все это бездуховно.

Моцарт написал сверкающую силой его гения музыку, отразив в ней свои переживания. Ее запись — произвольное кодирование акустических идей, а не самих переживаний. То же можно сказать и об исполнении этой музыки. Исполнение может быть хуже или лучше, но оно никогда не может быть признано идеальным, т. е. точно отражающим переживания автора. Оно неизбежно изначально содержит возможность разных интерпретаций. В этом смысле мир внеличностного бытия духа — это особая реальность, служащая объектом, противостоящим субъекту его восприятия и осмысления. И в этом смысле эта реальность подобна платоновскому миру идей чистой мысли и красоты, пребывающему в надличностной или, иначе говоря, сверхличностной сфере. Но в отличие от платоновского мира духовная реальность в ее философском понимании обладает не абсолютной, а относительной самостоятельностью: она порождается людьми, ими потребляется и живет реально в них и для них. Если платоновский мир идей мыслился как некая извечная данность, подверженная лишь круговороту, то сверхличные формы бытия духа имеют свою историю: они зарождаются вместе с возникновением общества, вместе с ним развиваются и будут жить, пока оно будет существовать. В силу специфики социально-исторической реальности, т. е. в силу того, что и само сознание выступает как неотъемлемый компонент этого бытия, нельзя преобразовывать бытие, не затрагивая в то же время сознание, не мобилизуя духовную энергию общества, мотивационную сферу каждого человека. Общественное сознание ныне отмечено критичностью подхода к действительности и каждого человека к собственным поступкам. Это целительная направленность для всех сфер жизни общества. Способность народа к самокритике — свидетельство его духовной зрелости и свободы. Стремление «переродить жизнь изнутри» — выражение благороднейшей задачи всякого человеческого творчества. В противном случае мы обречены делать ставку лишь на внешние детерминанты и на волю случая. Любые реформы, не подкрепляемые общественным осознанием их смысла и необходимости, а внедренные сугубо экономически без мобилизации энергии духа, не могут привести к ожидаемым результатам. Упование на «голую» экономику и вообще на чистое общественное бытие само по себе — это поставленный с ног на голову идеализм, а точнее говоря, дуализм. Если дуализм вообще противопоставляет «душу» и «тело», то дуализм в социальной сфере противопоставляет «тело» общественного бытия «душе» социума.

Тот факт, что общественное сознание включает в себя разные уровни (обыденно-житейское, теоретическое, общественную психологию, идеологию и т. д.), и то, что каждым уровнем сознания общественное бытие отражается по-разному, обусловливает реальную сложность понимания феномена общественного сознания. Поэтому нельзя рассматривать его как простую сумму понятий «сознание» и «общественное».

Личное и общественное сознание: их взаимопорождающие взаимодействия и противоречия. Каково же соотношение между индивидуальным и общественным сознанием? Некоторые полагают, что реальной сферой общественного сознания, его единственным носителем является конкретный индивид. Другие, напротив, считают, что общественное сознание есть нечто надличностное, и потому в его трактовке нет необходимости обращаться к отдельному индивиду. Для того чтобы разобраться в этом, вернемся немного назад и повторим: общественное сознание — это социально обусловленный не только по механизму своего зарождения и протекания, но и по характеру своего бытия и исторической миссии феномен; оно атрибут общества. Как особый вид реальности, общественное сознание сопоставимо с бытием общества, находясь с ним в одном и том же «поле пространства». Говоря об общественном сознании, мы имеем в виду не сознание отдельного индивида, а духовную жизнь вообще, всеобщее духовное достояние, зафиксированное в языке и других формах культуры. И. Кант именовал это сознание трансцендентальным, подразумевая под этим, что оно выходит за пределы опыта каждого данного человека и влияет на характер восприятия индивидом объективной реальности. Но жизнь надличностного духа вышла из ума и души индивидов; всякий индивид участвует в нем лишь частично и опосредованно. Большие и менее заметные усилия человеческой мысли способствуют образованию великой реки общественного сознания, хотя в названии этой реки нет уже и помину о маленьких ручейках. Что было бы с Волгой, если бы маленькие речки и ручьи лишили ее своих вод? Точно так же и с соотношением индивидуального и общественного сознания. Разумеется, не каждое индивидуальное сознание в своей объективированной форме входит в общий массив общественного сознания. Это зависит от глубины и социальной значимости духовной деятельности данной личности, от потребности духа времени в ее творчестве. Одно дело — сознание, мысли великой исторической личности (гениальных государственных деятелей, мыслителей, писателей и т. д.), участвующей в созидании духовной жизни эпохи, а другое — мысли жалкого эпигона, нудно повторяющего тривиальное, идущее на потребу дня, что-то конъюнктурное, извивающееся в своей адаптивной игре или просто серо-незначимое. Это никого или мало кого трогает, а поэтому и не остается в запасниках социальной памяти. А к трудам гения нередко обращаются всю жизнь, постоянно питаясь живительными соками его творчества. Труды значимых умов входят в сферу сверхличного сознания и живут долго, в веках. Как сказал мой кумир И.В. Гете:

Места, где жил великий человек,

Священны: через сотни лет звучат

Его слова, его деянья — внукам.[529][Гете И.В. Собрание сочинений. М.; Л., 1932–1937. Т. 4. С. 160.]

Если теперь вновь поставить вопрос о том, где же пребывает общественное сознание, то ответ должен быть таким: общественное сознание пребывает в системе человек — деятельность — общение — общество — история — язык культура. И все это функционирует и развивается, находится в процессе постоянного приобщения вновь и вновь появляющихся на свет индивидов к сокровищам истории. Мозг индивида не мог бы думать по-человечески вне человечества, вне всемирной истории, т. е. вне общества. Когда люди в условиях уже общественной жизни научаются осознавать мир, они научаются вместе с тем и высказывать в процессе коммуникации свои идеи, фиксируя их в языке, выводящем индивидуальное сознание на арену социального бытия. Индивидуальное сознание непосредственно связано с телесным бытием человека, с его мозгом, тогда как общественное — с исторически сложившейся системой материальных форм его фиксации в виде знаков, символов, различного рода письмен, полотен художественных творений и т. п. Все эти формы объективации сознания существуют и надличностно, хотя реально и функционируют всякий раз через посредство мозга и разума конкретных живых индивидов. Индивид конечен и ограничен. Его сознание «живет и умирает» вместе с ним. В системе общества оно обретает своего рода бессмертие (в рамках жизни человечества). Общественное сознание, в конечном счете генерируемое мозгом индивида, включенного в контекст социального бытия, теперь уже оказывает свое могучее влияние на индивида, причем в течение всей его жизни. Общие условия социальной среды, в которой живут люди, определяют единство их взглядов, ценностных ориентаций, интересов. Вместе с тем каждый человек обладает неповторимыми чертами своего личного сознания. Биография индивидуального сознания иная, чем общественного. На индивида оказывают существенное влияние микроусловия его бытия: семья, круг друзей, знакомых, школа, трудовой коллектив и т. п. На общественном сознании все это сказывается опосредованным образом и в весьма обобщенном виде. Далее, индивидуальное сознание обусловлено и природными задатками каждого отдельного человека, его наследственностью, личными вкусами, характером и пр.

Сознание — как общественное, так и индивидуальное — невозможно вывести из одного лишь процесса отражения объектов природного мира: отношение субъект — объект не может породить сознания. Для этого субъект должен быть включен в более сложную систему социальной практики, в контекст общественной жизни. Механизмом, реализующим превращение индивидуального сознания в общественное, а общественного в индивидуальное, является процесс общения. Коммуникация играет гигантскую роль во взаимодействии личного и сверхличного, общественного сознания. Общественное сознание не существует наподобие платоновского запредельного царства чистой мысли и красоты. Оно не витает где-то совсем независимо от сознания отдельных людей. Эта независимость относительная: только в отношении к отдельным людям книжные богатства библиотек мира имеют смысл духовного богатства. Вне живого оценивающего восприятия объективированная идея мертва.

Каждый из нас, приходя в этот мир, наследует духовную культуру, которую мы должны освоить, чтобы обрести собственно человеческую сущность и быть способными мыслить по-человечески. Реальное бытие индивидуального сознания постоянно соотносится с миром духовной культуры. Личное сознание — духовный мир отдельного человека, а общественное — духовная жизнь общества, идеальная сторона исторического развития народа, человечества. Общество не обладает сознанием в том же смысле, в каком им обладает отдельный человек: оно не имеет своего надличностного мозга. Вместе с тем между индивидуальным и общественным сознанием нет твердых границ. Напротив, между ними происходит постоянное взаимодействие. Исторически выработанные обществом нормы сознания духовно питают личность, становятся предметом ее убеждений, источником нравственных предписаний, эстетических чувств и представлений. Каждый человек — дитя своей эпохи, своего народа. Однако общественное сознание существует как факт сознания только через свою приобщенность к реально функционирующему сознанию индивида. Если индивидуальное сознание все время как бы омывается водами общественного сознания, то реки этих вод сливаются в единый поток из ручейков индивидуального сознания. Мысль, существующая лишь в контексте сознания индивида и не укрепленная в контексте науки, искусства, политики, нравственности, — еще только мысль. Но уже в контексте индивидуального сознания эта мысль осуществляется с установкой на общественное сознание и сама порождена впитанными человеком ранее социальными духовными ценностями. Сознание, объективированное, например, в книгах, и сознание в голове индивида принадлежит к одной и той же сфере духовного, хотя содержания головы и книги не, идентичны.

Коррелятом социального является не индивидуальное, а природное. Индивид сам по себе — социальная категория. Содержание его психики по своей природе столь же социально, как и сознание общества. Вместе с тем отношение личного сознания к миру опосредствовано его отношением к формам общественного сознания. Это посредование индивидуального сознания общественным начинается уже с момента усвоения ребенком языка, норм поведения, чувств и мышления. Сознание каждого человека вбирает в себя опыт, знания, убеждения, верования, заблуждения, оценки той социальной среды, которой он принадлежит.

Когда рассматривают общественное сознание, то отвлекаются от всего индивидуального, личного и исследуют взгляды, идеи, характерные для данного общества в целом или для определенной социальной группы. Подобно тому как общество не есть простая сумма составляющих его людей, так и общественное сознание не есть сумма «сознаний» отдельных личностей. Оно есть особая система, которая живет своей относительно самостоятельной жизнью.

Личные идеи и убеждения приобретают характер общественной ценности, значение социальной силы, когда они выходят за пределы личного существования и становятся не только общим достоянием, но и общим правилом или убеждением, входят в общее сознание, в нравы, в право, в нормы поведения. Эти идеи завоевывают арену организованной социальной реальности, где индивидуальная биография уже не играет главной роли. Мы вступаем в диалог с общественным сознанием, и это противостоящее нам сознание есть реальность, такая же, как, например, государство или закон (разумеется, обладающая своей спецификой). Мы можем взбунтоваться против этой духовной силы, но так же, как и в случае с государством, наш бунт может оказаться не только бессмысленным, но и трагичным, если мы не будем учитывать те формы и способы духовной жизни, которые нам объективно противостоят. Чтобы преобразовать исторически сложившуюся систему духовной жизни, нужно ею сначала овладеть.

Мы движемся вперед в своих действиях и познании лишь посредством сил, накопленных всей предшествующей историей. Мы можем мысленно заглядывать в будущее лишь через знание прошлого, как бы вглядываясь в него. Каждый новый взлет мысли осуществляется со стартовой площадки, построенной нашими предшественниками. Личное сознание представляет собой, таким образом, аккумулированный опыт истории. Общественное сознание не существует вне личного. При этом оно избирательно относится к результатам деятельности индивидуального сознания: что-то оно берет, а что-то отбрасывает. Аналогичным образом поступает и индивидуальное сознание. К витающим в атмосфере общественного сознания идеям оно относится избирательно: что-то приемлет и делает своим, а что-то отвергает и осуждает.

И оно не есть некое безличностное царство абстрактных идей, свободных от человека и давящих на него своей всемирно-исторической глобальностью. Общественное сознание надличностно, а это не то же, что внеличностно. Общественное сознание внутренне соприродно человеку: в нем все создано и кристаллизовано именно человеком, а не какой-либо внечеловеческой силой. Авторская индивидуальность идеи может быть «снята» обществом, и тогда она поступает в распоряжение индивида в надличностной форме, но само содержание идеи остается «человеческим». «Всеобщее сознание, дух определенного народа есть субстанция, акциденцию которой представляет собою сознание отдельного человека»[530][Гегель Г.В.Ф. Сочинения. М., 1932. Т. I. С. 208.].

Общественное сознание вместе с тем не количественная сумма индивидуальных сознаний, а их качественно новая ипостась, это внутри себя и по-особому организованная идеально-объективная действительность, с требованиями и волей которой индивид вынужден считаться так же, как он считается с природными явлениями. Однако общественное сознание не существует для индивидов как внешняя механическая сила. Каждый из нас одинаково противостоит ему, но каждый из нас по-разному (в силу личностных, индивидуальных особенностей) вбирает в себя эту силу, по-разному реагирует на нее и каждый из нас может по-разному влиять на общественное сознание. Каждое индивидуальное сознание имеет также и собственные источники развития, поэтому каждая личность уникальна несмотря на единство объемлющей ее человеческой культуры.

Итак, сознание не может быть сведено лишь к личностной форме своего бытия. Носителями общественного сознания являются не только индивиды, но и социальные группы, общество в целом. Если носителем общественного сознания был бы только индивид, то исчезла бы всякая разница между индивидуальным и общественным сознанием: попытка их разведения на том основании, что, дескать, общественное сознание — это то, что является в сознании индивида усредненно типическим, а индивидуальное сознание — это те нюансы и «вольности», которые определяются особенностями индивида, отнюдь не разрешает проблемы. Напротив, разве мы можем в таком случае помыслить общественное и индивидуальное сознание как нечто различное? Что же останется в индивидуальном сознании, если мы изымем из него все содержание сознания общественного? Останутся только «капризы» биопсихологии. Однако что же будет представлять собой так понимаемое общественное сознание, как не свод упрощенных статистических взглядов в их обезличенной и обезжизненной форме?

Неразличение индивидуального и общественного сознания чревато для культуры такими опасными «заболеваниями», как догматизм, волюнтаризм и антикультуризм. В самом деле, ведь догматик обожествляет некогда воспринятую им систему идей, считая ее раз и навсегда данной истиной именно потому, что внутренне отождествляет ее с общественным воззрением, понимаемым как истина в последней и неизменной инстанции. Догматик отказывается от своего личного взгляда в пользу, с его точки зрения, общепринятого. Волюнтарист же, напротив, игнорирует общественное сознание в пользу индивидуального: если я действую, считает он, исходя из стремления к лучшему, значит, мои побуждения совпадают с объективными требованиями истории. Возможность субъективной ошибки не принимается им во внимание, поэтому все его начинания (если, конечно, они не корыстны изначально) на деле сводятся к прекраснодушным утопиям. Волюнтаризм не меньше, если не больше, догматизма задерживает исторический прогресс, питая общественное сознание многочисленными иллюзиями.

Обладая объективной природой и имманентными законами развития, общественное сознание может как отставать, так и опережать бытие в рамках закономерного для данного общества эволюционного процесса. В этом плане общественное сознание может играть роль активного стимулятора общественного прогресса либо механизма его торможения. Мощная преобразующая сила общественного сознания способна воздействовать на все бытие в целом, вскрывая смысл его эволюции и предсказывая перспективы. В этом плане оно отличается от субъективного (в смысле субъективной реальности) конечного и ограниченного отдельным человеком индивидуального сознания. Власть общественного целого над индивидом выражается здесь в обязательном принятии индивидом исторически сложившихся форм духовного освоения действительности, тех способов и средств, с помощью которых осуществляется производство духовных ценностей, того смыслового содержания, которое накоплено человечеством веками и вне которого невозможно становление личности.

Мы постоянно подчеркиваем зависимость личного и надличностного сознания от бытия, в том числе общественного. Но в жизни часто бывает так, что общественное сознание испытывает на себе крайне отрицательное воздействие идеологии, которая уродует разумную логику бытия, превращая ее в нечто патологическое, в своего рода аберрацию разумного начала. Общественное сознание формируется на основе мыслительной деятельности отдельных личностей, причем, естественно, в большей степени интеллектуально активных, одаренных, между личностным и общественным сознанием существуют чрезвычайно сложные отношения, характеризуемые различной остроты противоречиями. Жизнь государства существенно зиждется на мысли, на всем массиве духовной жизни общества. При этом некоторые идеи и принципы составляют опору жизни государства, которое в силу этого стремится их защитить от разрушительной критики. В этом контексте показательна судьба Сократа. То, что он поклонялся другому божеству, противоречило духу общественного сознания, было разрушительно для него. Говоря современным языком, Сократ находился в противоречии с государственной религией, за что подвергся суду и был приговорен к смертной казни. Судьба Дж. Бруно, Г. Галилея, Р. Бэкона, Жанны д'Арк, судьбы наших современников, например Д.А. Сахарова, свидетельствуют о наличии противоречия между личным и общественным сознанием, между государственной (или принятой в обществе) системой духовных принципов и идеями отдельных граждан того или иного общества.

Как и всякое явление, общественное сознание поддается изучению, хотя, конечно, это изучение ведется изнутри самого общественного сознания и потому не может быть абсолютным: ведь невозможно поднять самого себя без внешней точки опоры. Общественное сознание принято делить в условно «вертикальном» ракурсе — на уровни, а в «горизонтальном» — на формы.

Обыденно-практический и теоретический уровни общественного сознания. Разделение на обыденно-практический и теоретический уровни[531][Бытующее в учебниках деление общественного сознания на формы вошло у нас в традицию и имеет под собой реальное основание. Но эта традиция должна быть, как кажется, углублена показом органического единства всех форм общественного сознания, их взаимосвязи и взаимовлияния. Но и этого мало. Необходима также тонкая дифференциация общественного сознания не только на обыденно-практическое и теоретическое, но и далее — на обывательское, бюрократическое, конструктивно-критическое и конформистское. Социально-философская мысль призвана постичь силой своего категориального аппарата сознание разных слоев населения — и рабочих, и аграриев, и интеллигенции, и учащейся молодежи и молодежи, включенной в различные формы трудовой активности, и людей зрелого и пожилого возраста, ветеранов войны и военнослужащих и т. п. Думается, что дифференциация духовной жизни общества должна непременно коснуться и различных профессиональных групп.] основано, как это понятно из самих терминов, на противопоставлении, с одной стороны, жизненно-практического, несистематизированного (хотя и не полностью стихийного) и вместе с тем целостного жизнепонимания, а с другой — того состава идей, которые подверглись творческой разработке и рациональной систематизации (либо в частных науках, либо в искусстве, либо в философии, в социально-политических, этических и других доктринах).

Такого рода разделение имеет место во всех формах общественного сознания, причем отношения между этими уровнями далеко не однозначны и совсем не могут быть сведены к тому иногда бытующему мнению, что обыденное сознание есть якобы нечто «неполноценное», «варварски» стихийное, не имеющее никаких других объективных причин для своего существования и развития, кроме низкой культуры масс. Нисколько не принижая возможные высоты человеческого духа, можно сказать, что подавляющее большинство народа любого государства, а следовательно, человечества, пожалуй, больше интересует то, что может быть полезным и надежным именно в обыденной жизни: ведь делами науки, философии, искусства, политики занимается относительно небольшой процент людей в любом обществе. Кроме того, и они большую часть своего времени так или иначе живут в стихии обыденной жизни, оперируя житейскими понятиями и представлениями, опираясь на логику здравого смысла. «Обыденный» вовсе не значит «обывательский» или «неполноценный»; в этом понятии отражен объективно существующий и необходимый, наполненный большим жизненным содержанием уровень общественного сознания, который, безусловно, имеет свои определенные «минусы», но в нем есть и свои «плюсы». Так, в противовес систематичности, рациональности, четкой осознанности теоретического уровня обыденное сознание обладает таким не свойственным теоретическим формам сознания качеством, как полнота и цельность жизнеощущения.

Цельность сознания — это один из главных показателей его жизнестойкости. Можно не владеть ни одной теоретической системой, не быть знакомым с философскими построениями и не испытывать тем не менее серьезных психологических неудобств, если обыденное сознание внутренне бесконфликтно и гармонично (хотя, конечно, с объективной точки зрения такой человек правомерно будет представляться необразованным). Но нельзя, будучи даже высококвалифицированным специалистом в своей области, не обладать при этом и каким-либо синтетически-цельным, пусть даже обыденным, воззрением на мир. В противном случае такое сознание неизбежно будет испытывать дискомфорт. На теоретическом уровне в его современном развитии синтетическая цельность может быть обеспечена лишь философским мировоззрением, однако это пока лишь идеал, так как, с одной стороны, философское мировоззрение формируется только в результате длительных усилий, а с другой — в самом таком мировоззрении даже на уровне теории далеко не все систематизировано и пронизано рациональными связями (как, например, идеалы, убеждения, ценности и т. д.).

Кроме того, обыденное сознание ближе, чем его теоретические формы, к непосредственной действительности, к пестрому потоку жизни, поэтому в нем полнее отражена специфика ситуации со всеми ее конкретными деталями и смысловыми нюансами. Опыт обыденного сознания — это то богатство, из которого черпают свое содержание частные науки, философия и искусство. Таким образом, обыденное сознание есть первичная форма понимания обществом социального и природного мира, форма, которая имеет объективную обусловленность в самой природе человека. Оно исторически изменчиво в своих качествах. Если, например обыденное сознание в средние века было далеко от научных представлений, то современное обыденно-практическое сознание общества уже не является наивным отражением мира, оно, напротив, пропитано научными знаниями, но вместе с тем обобщает их в некое единство с помощью своих собственных средств, не сводимых к научным.

Общественное мнение и слухи. Общественное мнение — субъективная предпосылка социальных действий масс, одно из средств социального контроля. Это явное или скрытое отношение людей к событиям общественной жизни, выражающее их мысли и чувства, осуждение или одобрение каких-либо явлений, входящих в компетенцию общественности. По утверждению Наполеона, последнее слово всегда остается за общественным мнением. Приговор общественного мнения страшнее судебного: ни обжаловать, ни откупиться, ни отмахнуться от него нельзя.

Отношение масс к известной идее — вот единственное мерило, по которому можно судить о степени ее жизненности. На общенациональном уровне общественное мнение выражается в референдумах.

Референдум — фундаментальный (при условии его цивилизованного проведения) способ волеизъявления народа. Все судьбоносные проблемы государства должны решаться с использованием этого демократического инструмента. При этом никто не должен быть обделен правом участия в референдуме: это право должно распространяться на всех граждан.

Общественное мнение может принадлежать как обществу в целом, так и отдельным социальным группам и находиться на различных уровнях — на уровне житейского или научного сознания, быть верным или ошибочным. Фактом общественного мнения может быть лишь то индивидуальное мнение, которое становится фактом общественного сознания. В общественном мнении не обязательно единство, фактически всегда имеется разнообразие мнений, расхождение взглядов и оценок.

Источником общественного мнения могут служить различные каналы массовой коммуникации, прежде всего пресса, радио, телевидение, а также слухи, разные формы коллективного и индивидуального опыта, выраженные в тех или иных видах социальной информации.

Непосредственным проводником мнения той или иной социальной группы является ее руководитель, особо авторитетное лицо. Информация, формирующая общественное мнение, преломляется через призму личного опыта человека, мировоззрение, уровень его культуры. Роль общественного мнения зависит от характера социального строя, степени участия народных масс в руководстве социальными процессами, от уровня сознательности и культуры народа. Чем демократичнее общественный строй, тем больше возможность влияния общественного мнения на решение внутренних и международных проблем.

Слухи — это альтернативная форма распространения сообщений. Появляются они тогда, когда средства массовой информации, несмотря на всю свою техническую мощь и практически безграничные возможности, не удовлетворяют потребности какой-то группы людей либо даже значительной массы в определенной информации. Именно тогда эта жажда утоляется «коллективным творчеством», т. е. слухами. Появление слухов стимулирует и такое явление, как эмоциональная недостаточность информации. Слухи являются важной формой выражения общественных настроений и мнений и в то же время сами формируют эти настроения и мнения. Обществу, государству необходимо изучать закономерности их циркуляции и делать это знание своим орудием в борьбе со слухами: они — дело очень серьезное. Так, опыт всемирной истории говорит о том, что для государства ведущего войну, гибельными являются обычно не столько реальные потери, сколько воображаемые, и вследствие этого упадок боевого духа, лишающий государство даже тех сил, которые оставила ему судьба.

Слухи могут стать немалой силой, толкнуть людей на трагические по своим последствиям поступки[532][В феврале 1945 г. тысячи жителей Германии в страшной спешке направлялись в Дрезден: прошел слух, будто бы там живут родственники Уинстона Черчилля, в силу чего город якобы застрахован от воздушных нападений. Но вскоре англо-американская авиация за одну ночь превратила Дрезден в руины, под которыми погибли 135 тысяч человек. Этот случай относится к категории крайних, но он доказывает простую истину: чтобы слухи не убивали, надо «убивать» их.]. Для возникновения того или иного слуха необходим не просто интерес, а неудовлетворенный интерес, когда информация становится остро желанной и необходимой. И если при этом появляется источник «секретной» информации, к нему припадают, чтобы утолить жажду знания, освободиться от неизвестности, и порой безоглядно, некритически. Заражающее эмоциональное состояние, передаваясь от одного к другому, приводит к сужению возможности каждого рассуждать, к ограничению внимания. Результатом становятся догадки, ведущие к падению ответственности за высказанные домыслы[533][Н.В. Гоголь писал: «На Руси же общества низшие очень любят поговорить о сплетнях, бывающих в обществах высших, а потому начали обо всем этом говорить в таких домишках, где даже в глаза не видывали и не знали Чичикова, пошли прибавления и еще большие пояснения. Сюжет становился ежеминутно занимательнее, принимал с каждым днем более окончательные формы» (Гоголь Н.В. Собрание сочинений: В 6 т. М., 1949. Т. 5. С. 191). И еще: «Ведь они еще за две минуты не знают сами, что услышат от себя. Язык у них без ведома хозяина вдруг брякнет новость, а хозяин и рад — возвращается домой, как будто бы наелся. А на другой день он уже позабыл о том, что сам выдумал. Ему кажется, что он услышал от других, — и пошел передавать по городу ее всем» (Гоголь Н.В. Указ. соч. С. 253).].

Социальная психология и идеология. Соотношение между обыденным и теоретическим уровнями сознания по-особому трансформируется в соотношении между общественной психологией и идеологией. Общественная психология есть частичный аналог обыденного уровня сознания, в котором представлены разнообразные научные и ненаучные взгляды и оценки, эстетические вкусы и идеи, нравы и традиции, склонности и интересы, причудливые образы фантазии и логика здравого смысла.

Идеология — это частичный аналог теоретического уровня сознания, в котором с позиций определенного класса, партии дается систематизированная оценка социальной действительности. Вопреки распространенному мнению, что идеология возникла в эпоху политических движений XVIII в., думается, что она появилась одновременно с государством и политическими партиями. Отстаивая свои интересы, они генерировали соответственно им социальные идеи. Но разве в философских воззрениях Платона и Аристотеля, а позже Сенеки, Цицерона и др. не содержалась определенная идеология как один из аспектов мировоззрения? В идеологии аккумулируется социальный опыт общественных групп, классов, формулируются их социально-политические задачи и цели, выстраивается система авторитетных идеалов. Существенным свойством идеологии как специфической теоретической формы сознания выступает то, что она отражает действительность не так целостно-непосредственно, как общественная психология, а опосредствованно, вырабатывая свой категориальный инструментарий, который в силу присущей ему абстрактности как бы дальше отходит от действительности, вследствие чего возникает опасность самозамыкания идеологии, впадения в схоластическое теоретизирование. Идеология может быть иллюзорной и лживой, прогрессивной и реакционной, гуманной и человеконенавистнической. Все зависит от ее конкретного содержания и социально-исторического контекста, ее породившего, питающего и внедряющего в сознание народных масс. Например, коммунистическая идеология, утверждая высокие принципы социальной справедливости, в конечном счете выродилась (особенно в период жестоких, антигуманных форм бытия) в пагубную для общества и личности форму мифологии, резко отрицательно сказавшись на всех формах общественного сознания, прежде всего на общественных науках, литературе и искусстве, на философии, превратившихся в апологетику уродливых форм нашего социального бытия. И дело не только в ложности идеологии и ее пропаганде. Была ложной сама действительность: мы хотели реализовать утопию, тем самым превратив в утопию саму жизнь.

Приведем такой аналог с наукой: там, где наука строит гипотезы, идеология в некоторых ее проявлениях может строить произвольные конструкции, принимая их за реальное отражение действительности[534][Это проявляется в факте «отставания» идеологии от общественной психологии. Это «отставание» не всеобщая закономерность, а лишь частное проявление разнообразных типов соотношения между ними. Идеология может и определять обыденное сознание, и полностью от него отрываться, как это свойственно тоталитарным режимам, особенно при их агонии. Логика тоталитарного государства построена на всеобщем недоверии: в этом обществе никто никому не верит и к тому же боится довериться. Это социальная психология всеобщего страха.]. Это и обусловливает то, что общественная психология и идеология могут одни и те же явления действительности отражать по-разному. Факт противостояния идеологии и общественной психологии приводит не только к ее отставанию от обыденного сознания, но и к дестабилизации самой общественной психологии, к ее дисгармонии и расшатыванию. Если для структуры общественного сознания характерна дисгармония, доходящая до резкого (кричащего) противоречия, то оно постепенно теряет устойчивость и единство. А это свидетельствует о том, что существует резкое противоречие между миром повседневных реальностей и его отражением в сознании.

Термин «идеология» употребляется в двух сущностно разных смыслах. Первый смысл определяется этимологией самого слова «идеология». Его корнем является «идея», что уже со времен Платона означало первообраз вещей, т. е. нечто, существующее само по себе (как «прообразы вещей», в которых они воплощаются как их смыслы). Отсюда и употребление термина «идеология» в значении руководящей идеи, своего рода стержня, замысла того, что мы хотим осуществить. В этом смысле идеология выступает как методологический принцип, обладающий регулятивной силой, в поисках того или иного пути решения теоретической или практической задачи и тесно связана с мировоззрением, в частности с ценностными ориентациями, с убеждениями, а главное — со знаниями, с компетентностью.

Применительно к политике слово «идеология» имеет смысл системы политических верований и убеждений, ориентированных на определенные пути завоевания власти. Тут имеют место и предвзятые ходы мысли, и ложные идеи, так, например, в идеологии фашистских и всякого рода экстремистских партий и движений. В этом смысле идеология выступает как совокупность всех мыслимых средств для достижения какой-либо цели. Свое фиксированное выражение политическая идеология получает прежде всего в программах и уставах политических партий, в конституциях государств, теоретических трудах политических и государственных деятелей. Здесь идеология тесно связана с таким феноменом, как политическое сознание.

>  
ОСНОВЫ ФИЛОСОФИИ: содержание:

ОСНОВЫ ОБЩЕЙ ФИЛОСОФИИ:
УЧЕНИЕ О БЫТИИ:
1. Бытие как всеохватывающая реальность
2. Историческое осознание категории бытия
3. Объективное бытие и Я-бытие
4. О метафизике
5. Иерархия типов реальности
6. Бытие как проблема
7. Материя
8. Движение
9. Пространство и время
10. Основные категории философии

ЧЕЛОВЕК И ЕГО БЫТИЕ В МИРЕ:
1. Общее понятие о человеке
2. О многомерности человека
3. Человек и человечество
4. Личность и Я
5. Идея личностной уникальности

ДУША, СОЗНАНИЕ И РАЗУМ:
1. Общее представление о душе
2. Душа и тело
3. Душа и проблема единства духовно-идеального и материального
4. Что такое сознание
5. Сознание, самосознание и рефлексия
6. Сознание и сфера бессознательного
7. О психике животных
8. О рассудке и разуме, уме и мудрости
9. Сознание, язык, общение

ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ:
1. Сущность и смысл познания
2. Проблема познаваемости мира и философский скептицизм
3. Виды познания
4. Соотношение знания и веры
5. Субъект и объект познания
6. Познание, практика, опыт
7. Идеальные побудительные силы познания
8. Что есть истина
9. Чувственное, эмпирическое и теоретическое познание
10. Мышление: его сущность и основные формы
11. Методы и приемы исследования
12. Об открытии и изобретении
13. Остроумие и интуиция как способы и формы познания и творчества
14. Доказательство и опровержение

ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ и ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ

ИСТОРИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИОСОФИИ:
1. Зарождение социально-исторического сознания
2. О социальных и философских воззрениях античных, средневековых мыслителей и мыслителей эпохи Возрождения
3. Социальная и историософская мысль Нового и Новейшего времени

ЗАКОНОМЕРНОЕ, СЛУЧАЙНОЕ И СТИХИЙНОЕ В ИСТОРИИ:
1. Идея общественно-исторической закономерности
2. Объективное и субъективное в социально-историческом процессе
3. Стихийное и сознательное в истории

ОБЩЕСТВО И ЧЕЛОВЕЧЕСТВО, НАЦИЯ И СЕМЬЯ:
1. Общество как едино-цельная система определенного множества народа
2. Человечество как едино-цельная социально-планетарная система
3. Сущность нации
4. Любовь, брак, семья
5. Вопросы демографии

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ:
1. Философско-экономический образ мышления
2. Философия и психология труда
3. Философия техники
4. Человек, общество и природа: проблемы экологии
5. Собственность и самоутверждение личности
6. Сущность и составляющие социально-экономического управления
7. «Невидимая рука и зоркий глаз» государства
8. Нравственно-психологические устои экономики

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ:
1. Идея права: право власти и власть права
2. Социальная справедливость как правовая ценность
3. Сущность государства
4. Политическая власть
5. Политика и нравственность
6. Идея разделения властей и институты власти
7. Политический строй либерально-демократического общества
8. Либеральная демократия, права человека и достоинство личности
9. Недемократические политические режимы
10. Тоталитарное разложение души

ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ ОБЩЕСТВА:
1. Общественное сознание: сущность, уровни, относительная самостоятельность и активная роль в жизни человека и общества
2. Политическое сознание
3. Правосознание и его культура, правовое послушание
4. Нравственное сознание
5. Философия религии
6. Эстетическое сознание и философия искусства
7. Научное сознание и мир науки
8. Философия культуры

О РОЛИ НАРОДНЫХ МАСС И ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ:
1. Народ как основная практически созидающая сила истории
2. Толпа и ее психология
3. О роли личности в истории: стратегический ум, характер и воля вождя

СМЫСЛ ИСТОРИИ И ИДЕЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА:
1. О смысле истории
2. Об историческом прогрессе

основы философии

Уровни сознания и эннеаграмма — Интегральный подход — Психология — Статьи — Эрос и Космос

Первоначально статья была опубликована в журнале «Эннеаграмма» («Levels of Consciousness and the Enneagram», The Enneagram Journal, Vol. 3, 2010) — рецензируемом издании Международной ассоциации эннеаграммы (International Enneagram Association).  Перевод с английского выполнен с разрешения авторов Мариной Калдиной под редакцией Сергея Гуленкина специально для журнала «Эрос и Космос». 

«В том, что Гурджиев называет „Объективной наукой“, используется музыкальная аналогия, чтобы понять вселенную, созданную из цепочки энергий, которая растягивается от самой низкой до самой высокой октавы: каждая энергетическая составляющая трансформируется по мере того, как она поднимается или опускается, проявляясь либо более грубо, либо более тонко в зависимости от её места на шкале. На каждом определённом уровне энергия соответствует уровню её интеллекта, и сама является сознанием, меняющимся в рамках широкого спектра вибраций, что и определяет человеческий опыт… Гурджиев также подтверждает реальность абсолютного уровня чистого качества (всегда развивающегося). Из этого источника энергии спускаются для встречи и взаимодействия с энергиями, о которых мы знаем. Когда чистое и грубое начинают взаимодействовать, это может поменять значение наших действий и того влияния, которое они оказывают на мир». Питер Брук (Gurdjieff, 2008)

Резюме

Наш опыт показал, что если использовать эннеаграмму как изолированную типологию, то люди начинают не развиваться, а ещё больше идентифицироваться со своим типом личности. В интегральной психологии Кен Уилбер (2000) говорит, что типологии, такие как Майерс — Бриггс, эннеаграмма и юнгианская типология, — это горизонтальные системы. Несмотря на то что они полезны для повышения осознанности, эти модели не описывают полной картины человеческого развития. Однако, сочетая горизонтальную модель, такую как эннеаграмма, с вертикальной системой стадий и волн развития человеческого сознания, такой как спиральная динамика, «мы начинаем видеть, как может выглядеть по-настоящему многоуровневая психология» (Wilber, p. 54).

Сочетая горизонтальные типологии и вертикальные модели развития, мы начинаем видеть, как может выглядеть по-настоящему многоуровневая психология

Если мы стремимся к настоящему эволюционному изменению личности и человечества, мы убеждены, что эти системы могут помочь нам понять и определить личность и различные уровни человеческого сознания. Есть ряд систем, которые описывают эти два аспекта человеческих существ. Эннеаграмма личности — это динамичная и мощная типология, которая помогает людям понять свою уникальную и определённую структуру личности; она великолепна в описании психологических защитных механизмов, которые использует каждый из нас (Palmer, 1998). По мере того как мы повышаем свою осознанность через самонаблюдение, понимая свои паттерны и привычки, мы обретаем способность делать сознательные выборы. Спиральная динамика — это система, которая предлагает нам взглянуть на эволюцию человеческого сознания за последние 100 тысяч лет (Graves, 2005). Это замечательный инструмент, который помогает человечеству совершать сдвиги в культурах. По мере того как мы осознаём спектр человеческих ценностей и картин мира, мы становимся способны глубже понять ключевые проблемы, из-за которых люди, группы, культуры либо конфликтуют, либо гармонично взаимодействуют друг с другом. В сочетании, каждая из этих систем обучает другие, позволяя людям получать многостороннее понимание своего внутреннего мира в течение жизни и более полный взгляд на постоянно развивающиеся уровни сознания, действующие внутри и вовне (Ooten, Unpublished).

Первая фаза исследования была закончена в 2005 году на конференции Международной ассоциации эннеаграммы в Калифорнии при участии 38 человек, которые хорошо знали свой тип по эннеаграмме и которые являются известными преподавателями этого подхода. Каждую из групп попросили «назвать одно слово, которое бы обозначало их тип эннеаграммы на каждом из уровней сознания» (таблица 2) и «привести одну фразу, которая бы описывала их тип на каждом из уровней сознания» (таблица 1). Среди выдающихся учителей и исследователей эннеаграммы был достигнут консенсус относительно 63 архетипических названий и описаний каждого из типов эннеаграммы на каждом из уровней развития.

Вторая фаза исследования продолжается в течение уже пяти лет. Дебора Оотен, PhD, провела тест по ценностям среди 230 человек, которые были уже знакомы со своими типами по эннеаграмме, пройдя тренинги у доктора Оотен или у других признанных преподавателей эннеаграммы, и которые также прошли обучение по спиральной динамике у доктора Оотен в Школе осознанной жизни (школа, аккредитованная Международной ассоциацией эннеаграммы) или на других программах.

«Ценностный тест: приоритеты в жизненных выборах, анализ семи мемов, картин мира и систем верований людей, организаций и культур» (Beck, 2002) — это научный и прошедший проверку анализ принятия или отрицания человеком картин мира или ценностей семи уровней развития сознания, которые есть у человека независимо от того, действуют ли эти уровни в человеке осознанно (принятие) или неосознанно (отрицание). На настоящий момент в исследовании приняли участие 74 мужчины (32%) и 156 женщин (68%) от 21 года до 65 лет. Средний возраст составил 47 лет. Уровни сознания развиваются последовательно, каждый уровень включает в себя предыдущий. Несмотря на то что не все участники дошли до высших уровней, в исследовании были представлены все уровни. 21 участник развился до синего уровня, 52 участника — до оранжевого уровня, 73 — до зелёного, 65 — до жёлтого и 19 — до бирюзового. Участникам дали 63 архетипических названия и описания типов эннеаграммы на каждом из уровней сознания и попросили дать обратную связь по поводу того, насколько хорошо названия и описания соответствовали их типу на каждом из уровней сознания. С учётом наиболее частых ответов описания 2005 года были расширены.

Это исследование продолжается при участии студентов Школы осознанной жизни и будет более глубоко представлено в готовящейся к публикации книге Деборы Оотен (Ooten, Unpublished).

Дебора Оотен

Данная статья знакомит вас с уровнями сознания по эннеаграмме через эти 63 архетипических названия и описания.

Такой взгляд на типы личности по эннеаграмме внутри каждого уровня сознания иллюстрирует огромное количество характеристик типов по эннеаграмме, отличающихся от крыльев, движений по линиям и подтипов, а также привносит новое измерение в работу по сознательной эволюции.

Спиральная динамика

Спиральная динамика была разработана в 1970 году доктором Клэром Грейвзом, а также дополнительно доработана с того времени докторами Доном Беком, Крисом Кованом, Наташей Тодорович и другими. Эта система даёт описание биопсихосоциальной двойной спирали, развивающейся модели человеческого сознания, которая открывает новый подход к пониманию сил, влияющих на взаимодействие и поведение людей черед стадии человеческого развития (Graves, 2002; Graves, 2005; Beck, 2006). Эти стадии могут применяться к людям, организациям, а также на геополитическом и национально-государственном уровне (Beck, 2006). Выражение уровня сознания — это результат взаимодействия между внешними условиями существования и внутренними сложными адаптивными системами.

На настоящий момент обнаружено девять уровней или волн человеческого сознания, где поочередно проявляются «Я» (выразительные) и «Мы» (жертвенные) уровни,  образующие два порядка, или яруса (tiers). На первом порядке-ярусе существует конфликт внутри уровня и между уровнями. Уровни второго порядка поддерживают альтернативные, высокоадаптивные способы разрешения проблем. Каждый новый возникающий уровень выходит за пределы предыдущего и также включает в себя ценности, методы, перспективы предыдущих уровней (Graves, 2002).

Уровни сознания

Спиральная динамика — открытая система: это означает, что уровни продолжают возникать по мере того, как развиваются человеческие существа. На настоящий момент было обнаружено, изучено и задокументировано восемь уровней (Graves, 2002; Graves, 2005; Beck, 2006). Девятый уровень только сейчас возникает, но ещё недостаточно людей продвинулись на этот уровень, чтобы можно было точно его описать. Образ спирали используется потому, что каждый новый уровень включает в себя ценности, навыки и механизмы нижних уровней, становясь более адаптивным, сложным и обширным (Beck, 2006). По мере того как мы проходим через все эти стадии, все предыдущие уровни сознания продолжают действовать в нас и могут выражаться адекватно или неадекватно с учётом времени, места, проблем и жизненных обстоятельств, с которыми мы сталкиваемся (Beck, 2006).

Тогда как Клэр Грейвз присвоил буквы уровням во время своего двойного слепого исследования, уровни всё чаще обозначают цветами, как это сделали для простоты Бек и Кован, и в этой статье мы будем придерживаться схемы обозначения уровней цветами (2006). Эти уровни применяются к различным типам человеческого развития, включая временной диапазон человеческой эволюции, этапы взросления человека от младенчества до зрелости, эволюцию общества и стадии корпоративной культуры (Wilber, 2000).

Изображение: Karl-Ludwig Poggemann, CC licence

Бежевый

Первый уровень — это бежевый уровень существования. Бежевый уровень сознания связан с инстинктами выживания особей и немедленного удовлетворения базовых потребностей в еде, воде, безопасности и сексе. На этом уровне правят ощущения и нет концепции индивидуального «я», нет представлений о времени, которые вели бы дальше сиюминутных потребностей, нет концепций пространства вне занимаемого места. Людей на этом уровне (их становится всё меньше) можно найти в отдалённых районах, где они живут в небольших рассредоточенных группах без конкретного лидера. Этот уровень также проявляется как базовый уровень функционирования новорожденных детей, пациентов на поздних стадиях болезни Альцгеймера и после сильных травм и пережитого шока (Graves, 2002; Graves, 2005; Beck, 2006). Сегодня выживание полностью встроено в генетический код и социальную деятельность большинства людей. Выживание редко является проблемой, а если и является  — то только на короткое время. Однако если выживание снова становится проблемой, то этот уровень выходит на передний план, например, в ходе таких экстремальных событий, как цунами в Индийском океане в 2004 году или ураган «Катрина» в 2005 году. Так как бежевый уровень является врождённым и полностью интегрированным в случае 99,9 процентов людей, он не оценивался отдельно в рамках теста по ценностям (Ooten, Unpublished).

В то время как люди получают доступ к дополнительной энергии, возникает наблюдение причинно-следственных связей, и когда конкуренция и опасности угрожают удовлетворительному выживанию, бежевый уровень сменяется следующим. В этот момент новые нейрональные связи создают осознание разницы между отдельным человеком и группой, а также понимание того, что без группового усилия невозможно гарантировать длительное существование (Beck, 2006).

Фиолетовый

Фиолетовый уровень — магический и анималистический, ключевыми мотивациями которого являются задабривание духов, обеспечение безопасности племени и гарантирование постоянного удовлетворения основных потребностей.  Ключевые убеждения на этой стадии состоят в том, что мир — таинственный и полный опасностей; чтобы выжить, племя должно держаться вместе, должно умиротворить или умилостивить идолов, духов, божеств и носителей власти. Потребности личности подчинены группе. В анималистической картине мира всё имеет значение и является живым, включая камни, деревья и землю  (Graves, 2005; Beck, 2006). Этот уровень сильно мотивируется обеспечением безопасности и выживания, что достигается через традиционализм и следование правилам племени (Graves, 1974). Если и когда ритуалы, табу и правила племени становятся слишком ограничивающими или не обеспечивают выживание, люди переходят на следующий уровень, который фокусируется на выражении себя для получения личного удовлетворения (Ooten, Unpublished).

Красный

Красный уровень сознания — импульсивный и эгоцентричный. Ключевой мотивацией является стремление делать то, что хочешь ты, и стремление быть тем, кем ты являешься, независимо от последствий (Ooten, Unpublished). Нейромедиаторы, связанные с чувством вины, физиологически отсутствуют у людей на этом уровне, поэтому чувство вины не выражено (Graves, 2005). Мир видится как грубый и жёсткий; мировосприятие настроено на борьбу за выживание. На этом уровне сознания потребности отдельного человека перевешивают потребности группы. Люди выражают себя в эгоцентричной, импульсивной, эксплуататорской манере, они стремятся всё контролировать. На этом уровне есть два типа людей: жертва и преступник, или меньшинство «имеющих» и большинство «неимущих» (Beck, 2006). Гедонизм, немедленное удовлетворение желаний, проявление силы, спонтанные действия без чувства вины — это то, что движет человеком. Люди на этом уровне в большей степени мотивируются страхом, связанным с выживанием, а также используют все средства эксплуатации, чтобы получить власть (Graves, 1974). Когда люди начинают задумываться о своей смертности и когда импульсивная жизнь оборачивается тяжёлым уроном, некоторые переходят на следующую волну развития (Graves, 1974).

Синий

Из хаотичного и обычно кратковременного стиля жизни на красном уровне возникает синий уровень сознания, когда люди начинают думать о том, что мир божественный, контролируемый и наполнен смыслом. Здесь мы видим послушание авторитетам, и впервые на витке развития человечества приходит чувство вины, создавая на этом уровне желание сделать всё правильно, делать добро и жертвовать сейчас, чтобы получить вознаграждение после смерти (Ooten, Unpublished).

На этом уровне сознания люди с большой вероятностью будут искать смысл в основаниях и могут посвятить себя крестовым походам или джихаду. Доминирует фундаментализм (Graves, 2002; Beck, 2006). «На этом уровне человек принимает своё положение в мире. Неравенство — это факт жизни. Он верит, что задача в жизни — это стремление к совершенству в своей заданной роли — к абсолютному совершенству, независимо от того, насколько высок или низок его пункт отправления» (Graves, 2005, p. 254). Люди, функционирующие на этом уровне, стремятся к безопасности через спасение за принесённые жертвы. Когда они устают жертвовать во имя будущего, тогда возникает оранжевый уровень, где доминирует желание получения немедленной награды (Graves, 1974).

Оранжевый

Эго становится полностью индивидуализированным на оранжевом уровне, превалирует мировоззрение, в котором высоко ценятся независимость, логика, конкуренция, успех, оптимизм и прогресс (Ooten, Unpublished). Мышление оранжевого уровня рационализирует средства для достижения цели. Высоко ценятся научные методы, но обучение ещё происходит посредством испытания на себе и наблюдения за тем, что сработало у избранного числа других людей. Авторитеты, однако, не очень признаются. На этом уровне люди способны видеть много путей решения проблемы; вместе с тем они верят, что есть один лучший путь. Они высоко мотивированы и часто практично, тонко или стратегически манипулируют другими для достижения собственных целей (Graves, 2002). Парадоксально, но люди на оранжевом уровне кажутся себе в высокой степени объективными, тогда как их эго на этой стадии очень субъективно (Ooten, Unpublished). Этот уровень сознания является ключевым для повышения уровня жизни через технологический прогресс для всего мира, но также на нём лежит ответственность за истощение природных ресурсов (Graves, 2005; Beck, 2006). На оранжевом уровне люди мотивированы независимостью и используют науку для достижения материализма (Graves, 1974).

Зелёный

Понимая сильную боль, которая исходит от индивидуации эго, независимости и конкуренции на оранжевом уровне мышления, человек может осознать, что он или она отделились от других людей (Ooten, Unpublished). Необходимость связывания и объединения в сообщества с другими развивается при переходе на зелёный уровень сознания, где заслуживающая доверия группа, внутренний мир и объединение ценятся выше материализма. Мышление на зелёном уровне становится шире и открыто к большему набору решений, чем на предыдущих уровнях. Люди на этом уровне обращают своё внимание на других людей и на равенство в правах, возможностях и ресурсах (Graves, 2005). Но, как ни парадоксально, этот уровень связан с потерянностью в самокопании и использованием большого объёма ресурсов с незначительным результатом. Принятие и гармония среди ценной группы являются для человека ключевыми на этом уровне. Чувства и духовность становятся важнее, чем рациональное мышление и материализм (Graves, 2005). Этот уровень сознания в высокой степени идеалистичен и основан на вере в то, что все люди равны, и, следовательно, равные возможности позволят всем людям расцвести. Существует противоречие между свободой самовыражения и послушанием той группе, которую человек ценит. Консенсус превалирует, тогда как изменение и действие происходят медленно из-за стремления сохранить гармонию внутри группы, рассмотреть все опции и поддержать статус-кво. Этот уровень также наивно верит, что все люди —  любящие, хорошие и могут научиться ценить друг друга (Graves, 2005; Beck, 2006). Люди мотивируются объединением и социоцентрированием для достижение ощущения сообщества (Graves, 1974).

Жёлтый

Переход от первого порядка, или яруса, сознания к жёлтому уровню второго порядка — это «величественный скачок», согласно Клеру Грейвзу (1974, 2005), когда человек понимает, что равное распределение ресурсов среди всех людей и ожидание того, что все люди будут в равной степени хорошими и любящими, создаёт больше проблем, чем решает. Этот скачок может  произойти, когда условия жизни складываются так, что серьёзно угрожают выживанию, и человек должен заново научиться тому, как выживать (Graves, 2002). Сейчас в мире есть небольшое количество людей, которые функционируют на втором порядке существования, но вид в целом ещё не дорос до этого уровня (Ooten, 2010).

Следование выбранной группе на зелёном уровне трансформируется в принятие всех людей такими, какие они есть и где они есть, на втором порядке. Это принятие позволяет людям на жёлтом уровне сознания говорить, слушая других, независимо от их уровня. Хаос рассматривается как часть естественного порядка и императива для изменения (Graves, 2005). Люди очень гибки в своём мышлении и могут смотреть на вещи с точки зрения,  превосходящей все уровни первого порядка вместе взятые (Graves, 2005). Подчёркивается реальность существования, которое взаимосвязано с духовностью. Человек выходит за рамки сфокусированного на себе существа, у которого есть инстинктивные и эмоциональные импульсы, и становится тем, кто в состоянии выражать себя на благо себе и другим (Ooten, Unpublished). Люди на этом уровне живут из понимания взаимосвязи всего человечества и того, что то, что влияет на одного человека, влияет на всё целое.  Фокусом внимания становится продолжение существования всех форм жизни (а не только человечества) с использованием тех средств, которые соответствуют месту и времени (Beck, 2006). Методы и мышление являются гибкими, способны приспосабливаться к условиям. Если нужна демократия, используется демократия. Если нужен консенсус, то используется консенсус. Технология высоко приспособлена для индивидуума и всего человечества, чтобы быстро соединяться и взаимодействовать на всех уровнях развития, а также быстро находить способы и ресурсы для решения проблем. Люди на этом уровне могут также выражать некоторую степень высокомерия по поводу своих более широких взглядов и понимания (Graves, 2005; Beck, 2006). Индивидуумы на жёлтом уровне сознания мотивируются продолжением существования и используют принятие, чтобы обеспечить сохранение жизни (Graves, 1974).

Бирюзовый

Бирюзовый уровень возникает, когда технология взаимосвязи жёлтого уровня создаёт хаос и новые глобальные проблемы. На бирюзовом уровне порядок понимается в контексте хаоса вселенной, а духовность и физика соединяются для более глубокого понимания того, как функционируют вселенная и мультивселенная (Graves, 2005). Идея холонов получает воплощение (микрокосм отражает макрокосм, и макрокосм отражает микрокосм; или то, что внизу, подобно тому, что вверху, а то, что вверху, подобно тому, что внизу). Человек рассматривается как часть большего космоса, коллективного сознания, которая служит для целого и для части одновременно, потому что они нераздельны (Ooten, Unpublished). В понимании такого Единства люди на бирюзовом уровне осознают, что любое действие и бездействие влияют на все существа, на все планетарные объекты, на весь космос (Graves, 2005; Graves, 2002; Beck, 2006). Люди на этом уровне видят землю и все живые существа, которые населяют землю, как один организм и понимают, что жертвы необходимы для продолжения жизни. Эти люди учатся интуитивно и экспериментально, они глубоко обосновались в метафизическом и живут минималистично, чтобы больше создавать для всех (Graves, 2005). Обладая таким широким сознаванием, они могут испытывать сложности с прямым и фокусированным действием. Парадокс принят и считается сущностным (Graves, 2005; Beck, 2006). Люди, которые функционируют на бирюзовом уровне, ценят опыт и через экспериментирование они достигают единства со всем, что есть (Graves, 1974).

Архетипы эннеаграммы внутри уровней сознания

Спиральная динамика — это модель, которая описывает филогенез, эволюцию особей. Эннеаграмма личности — это инструмент, который описывает зафиксированные аспекты личности и описывает онтогенез, развитие отдельной особи. Сочетание двух систем создаёт карту эволюции людей через линзы сознания. Правильно понимая и применяя эти две системы, мы можем развить глубокое сопереживание и понимание наших братьев-людей и можем стать более эффективными в том, что мы делаем (Ooten, Unpublished).

Фиолетовый уровень сознания

Тип один: Судья / Магистрат. Первый тип на фиолетовом уровне сознания функционирует как магистрат. Судья на ранней стадии эволюции занят поддержанием правил группы и инструктированием участников. Главный фокус внимания Магистрата — обеспечить нерушимость групповой структуры, которая обеспечивает всеобщую безопасность. Судья на этом уровне сознания является хранителем ритуалов племени и обеспечивает передачу ритуалов младшему поколению через устную традицию (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип два: Помощник / Страдалец. На этом уровне сознания тип 2, Помощник, функционирует как Страдалец, который неустанно работает над тем, чтобы наш дом / наша земля были безопасным местом для всех. Страдалец пожертвует собой на многих уровнях для того, чтобы обеспечить безопасность группы и продолжение рода (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип три: Делатель / Волшебник. На фиолетовом уровне тип 3, Делатель, функционирует как Волшебник и Маг, готовый защитить группу посредством волшебства, если потребуется. Волшебник неустанно взаимодействует с духами для того, чтобы сохранять мостик между суровой реальностью и магией природного мира, вселенной (Ooten, Unpublished).

Тип четыре: Идеалист / Хранитель Тайн. Тип 4, Идеалист, на этом уровне становится Хранителем Тайн и коммуницирует с магической природой для того, чтобы обеспечить безопасность группы. Хранитель Тайн хранит устные или нарративные традиции, секреты исцеления и секреты природы. Хранитель Тайн общается с таинственными аспектами природы и получает оттуда информацию, которая необходима для безопасности группы (Ooten, Unpublished).

Тип пять: Мудрец / Аскет. На фиолетовом уровне тип 5, Мудрец, становится Аскетом и функционирует как шаман, хранитель мудрости, которая есть в тайнах природы. Аскет — пророк группы, подключённый к вселенской мудрости (Ooten, Unpublished).

Тип шесть: Задающий Вопросы / Визирь. На фиолетовом уровне сознания тип 6, Задающий Вопросы, принимает на себя роль Визиря, становится советником авторитетных людей группы. Визирь свято следует магическим верованиям для того, чтобы группа была в безопасности, одета, обута и накормлена. Визирь использует интуитивные способности, чтобы предугадать и предотвратить опасности, с которыми может столкнуться группа, советуя начальству, как сохранить власть (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип семь: Искатель Приключений / Эльф или Шут. Тип 7, Искатель Приключений, функционирует как Эльф или Шут на фиолетовом уровне. Его роль — поднимать дух группы и делать так, чтобы она считала себя лучшей, чтобы в ней преобладали шовинистические настроения. Он приносит смех и спонтанность, чтобы сплачивать членов группы и смягчать суровую реальность жизни. Лёгкая натура типа 7 обеспечивает проникновение юмора и веселья  в каждодневную жизнь, привносит способность смеяться над собой (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип восемь: Защитник / Священнослужитель. На этом уровне тип 8, Защитник, функционирует как Священнослужитель, напрямую коммуницируя с божествами для того, чтобы защищать, контролировать группу и представлять её интересы.  Священнослужитель использует себя как защитника, защищая группу от сил природы (Ooten, Unpublished).

Тип девять: Модератор / Мечтатель. На фиолетовом уровне тип 9, Модератор, функционирует как Мечтатель. Он живёт в мире грёз, находясь в трансе, который соединяет магический мир и «реальность». Мечтатель поддерживает ритуалы группы и традиции повседневной жизни, соединяя физический и духовный миры (Ooten, Unpublished).

Красный уровень сознания

Тип один: Судья / Мститель. Тип 1, Судья, на этой стадии эволюции функционирует как Мститель, видит мир в чёрно-белых тонах, как правильный и неправильный, справедливый и несправедливый — и эта оценка зависит от внутренних ценностей. На этом уровне Мститель умудряется сохранить эксплуататорскую позицию, которая поддерживается верой в то, что те, кто критикует меня, сомневается в моей правоте или ставит под сомнение мой авторитет или власть, заслуживают смерти (Ooten, Unpublished).

Тип два: Помощник / Профанная Проститутка. Тип 2, Помощник, на этом уровне функционирует как Профанная Проститутка, контролирует через незаменимость и получает власть через позицию силы или через связь с политическими воротилами, главами преступных кланов или богами. Профанная Проститутка — это не о сексе, а о предложении себя для того, чтобы получить позицию силы. На этом уровне сознания сила достигается через посредничество между политическими воротилами, главами преступных кланов и богами. Мужчины (Профанные Проституты) обычно бывают вторым лицом после самого влиятельного лидера (Ooten, Unpublished).

Тип три: Делатель / Воин. На этом уровне тип 3, Делатель, проявляется как Воин, готовый бороться за то, что по его мнению сделает его успешным и даст признание. Он не променяет свободу на то, чтобы соответствовать чьим-то ожиданиям. На этом уровне тип 3 обычно бывает агрессором, не жертвой — это очень важно, чтобы его считали лидером, тем, кто контролирует. Делатель на этом уровне обычно идёт по головам, чтобы получить высшую награду или позицию. Его кредо — успех любой ценой, потому что у него нет совести, которая его сдерживает. Власть приносит аплодисменты (Ooten, Unpublished).

Тип четыре: Идеалист / Истерик. Тип 4, Идеалист, функционирует как Истерик: или бунтует, или в отчаянии. Он более часто — жертва, а не преступник, потому что движим своими эмоциями и наблюдает, что с ним происходит, а не берёт на себя ответственность за свою жизнь. Истерик позволяет себе проявлять эмоции спонтанно, находится на грани между гением и сумасшедшим. Истерик либо получает лидерство за счёт страсти, либо обретает последователей через страдание (Ooten, Unpublished).

Тип пять: Мудрец / Знахарь. Для типа 5, Мудреца, Знахаря на этом уровне, хорошо быть близко к королю, но не королём. Это позволяет иметь власть на безопасном расстоянии. На этом уровне Знахарь одной ногой стоит на предыдущем уровне — привносит элементы магии, что делает его искусным гением. Будучи Знахарем, он поддерживает позицию интеллектуальной власти и безопасное расстояние от агрессоров. В зависимости от своего интеллектуального мастерства он может занимать позицию либо преступника, либо жертвы (Ooten, Unpublished).

Тип шесть: Задающий Вопросы / Потворщик. Тип 6, Задающий Вопросы, функционирует как Потворщик на красном уровне. У Потворщика есть способность быть либо фобической жертвой, либо контрфобическим преступником. Паранойя в полной мере: «Я — их, до того как они — меня!» и «Лучше ты, чем я!». Фобический Потворщик использует интеллектуальные способности, чтобы быть ближе к власть имущим и чувствовать себя в безопасности. Контрфобический Потворщик становится преступников, интеллектуально защищая свои гедонистические желания (Ooten, Unpublished).

Тип семь: Искатель Приключений / Наркоман. На этом уровне тип 7, Искатель Приключений, функционирует как Наркоман. Наркоман живёт сегодняшним днём, удовлетворяя свои чувственные и сексуальные потребности, потому что «завтра может не наступить». Для Наркомана главное — получение максимального удовольствия на настоящий момент. Наркоман облегчает боль любыми способами. Тип 7 на этом уровне получает власть через «напускание тумана» (Ooten, Unpublished).

Тип восемь: Защитник / Амазонка / Военный диктатор. На этом уровне  взрослого психосоциального поведения тип 8, Защитник, является преступником, чрезмерно контролируя и доминируя с позиции тотальности и страха, как  Военный Диктатор или Амазонка. Красный тип 8 сохраняет власть и обеспечивает защиту тем, кто полностью подчиняется его воле. Восьмёрка защищает, но за плату. Так как на этом уровне сознания нет чувства вины, его ничего не останавливает в его ненасытной жажде власти и контроля (Ooten, Unpublished).

Тип девять: Модератор / Внутренний Взрыв. На этой стадии развития Тип 9, Модератор, является Внутренним Взрывом и больше осознаёт собственные нужды, а не нужды других людей, чем на других уровнях развития первого порядка. Он движим сконцентрированным внутри и готовым взорваться гневом, что даёт ему возможность потакать своим нарциссическим желаниям. На этой стадии развития у него меньше желания избегать конфликтов, но возникает желание власти над другими, которое не гасится чувством вины. Выражение гнева часто приводит его к изоляции (Ooten, Unpublished).

Синий уровень сознания

Тип один: Судья / Крестоносец. На этом уровне тип 1, Судья, проявляется как Крестоносец, выступающий «за правое дело», который осуждает себя и других, придерживаясь негибкой позиции и следуя законам и правилам признанного им авторитета. Крестоносец верит, что есть только «один правильный путь» для того, чтобы привести в порядок хаос, который был на Красном уровне, путём подчинения личности группе (Ooten, Unpublished).

Тип два: Помощник / Слуга. На этом уровне сознания тип 2,Помощник, ставит себя в позицию Слуги для авторитетного лица, организации или для благой цели, посвящая себя служению и жертвует ради других. На этом уровне тип 2 использует чувство вины как мотивирующий фактор для себя и для манипуляции другими людьми с целью добиться того, чтобы они следовали авторитетным людям группы и правилам для получения награды в будущем (Ooten, Unpublished).

Тип три: Делатель / Король / Королева. Тип 3, Делатель, принимает на себя роль Лидера или Короля / Королевы группы, организации или семьи, как авторитет, которого все должны слушаться на этом уровне сознания. Тройка устанавливает идеалы и ценности, которые помогут максимизировать потенциал каждого и принести успех группе. Тройка верит, что строгое следование правилам игры поможет получить отдачу в будущем. Неустанная работа, самоотверженность и настойчивость ожидаются и являются достаточной наградой сегодня. Чувство вины может выйти на поверхность, если Тройка позволит себе или другим расслабиться (Ooten, Unpublished).

Тип четыре: Идеалист / Живая Жертва. Четвёрка, Идеалист, на этом уровне озабочен внутренним кодексом поведения, что приводит к внутреннему страданию. Четвёрка фунционирует как Живая Жертва для блага всем. Он(а) может стать монахом, живя в изоляции, чтобы исследовать свою вину в том, что был(а) озабочен(а) прежде всего собой, а не другими. Эта склонность может созидать, осуждать или разрушать в зависимости от фокуса внимания конкретного человека типа 4 (Ooten, Unpublished).

Тип пять: Мудрец / Гностик. Тип 5, Мудрец, функционирует как Гностик, будучи держателем знания. Есть некая безопасность в том, что он знает, что он «знает». Это знание используется для того, чтобы группа соответствовала ценностям, следование которым обеспечит хорошую репутацию в глазах тех, кто считается божественной силой (Ooten, Unpublished).

Тип шесть: Задающий Вопросы / Обязательный. Тип 6, Задающий Вопросы, становится Обязательным на синем уровне, так как чувство долга заставляет праведных людей бороться за благо для всех. Тип 6 понимает, что нужны жертвы для того, чтобы обеспечить безопасность группы. Шестёрка жертвует собой и становится частью группы, которая верит, что это единственный путь к спасению. Сомнениям и вопросам позволено исчезнуть из сознания истинно верующего — и это позволяет ему иметь «внешний авторитет», жертвуя «внутренним авторитетом» (Ooten, Unpublished).

Тип семь: Искатель Приключений / Выдумщик. Тип 7, Искатель Приключений, становится Выдумщиком на синем уровне. Выдумщик хочет делать всё, что необходимо, согласно тому, что он напридумывал у себя в голове, чтобы преклониться перед «верованиями» того, кто является авторитетом. Так как «реальность» субъективна, он может жить с ограничениями настоящего,  создавая и выдумывая альтернативную вымышленную реальность, чтобы избежать ограничений, которые требует жертвенность. Мотивы и цели важны, но правда относительна (Ooten, Unpublished).

Тип восемь: Защитник / Приводящий в исполнение. Тип 8, Защитник, функционирует на синем уровне как Приводящий в исполнение. Кто-то должен вести крестовые походы или джихад, и восьмёрка способен защищать и воплощать ценности и верования группы, обеспечивая ту безопасность, которая, как считает группа, её спасёт. Тип 8 на этом уровне готов умереть за группу и за правое дело, считая, что это принесёт спасение, абсолютную власть (Ooten, Unpublished).

Тип девять: Модератор / Послушный. Для типа 9, Модератора, достижение непрекращающегося спокойствия ума даётся легко, если следовать «одному верному пути», являясь Послушным. Гармония гарантирована, если принять своё место в этом мире и поддерживать комфорт и стабильность через поддержание отношений. Нет необходимости испытывать чувство вины, если неравенство — это данность, а дисгармония случается, если только не принимать правду. Тип 9 на этом уровне находит безопасность, если не раскачивает лодку, послушание не вызывает проблем, если всё предписано и выбора, по сути, нет (Ooten, Unpublished).

Оранжевый уровень сознания

Тип один: Судья / Аудитор. На оранжевом уровне, тип 1, Судья, хочет достичь самосовершенства. Тип 1 верит, что его путь — это правильный путь; он применяет высокие стандарты целостности и внимание к деталям, чтобы достичь успеха в самосовершенствовании. Единицы на этом уровне озабочены правилами, процедурами, распределением вещей и тем, кто прав, а кто виноват. Аудитор проверяет себя больше, чем кого-то другого (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип два: Помощник / Исполнительный Помощник. Незаменимость в организациях — будь то бизнес, семья или общественная организация — это ключ к успеху для типа 2, Исполнительного Помощника на оранжевом уровне. Тип 2 на этом уровне зачастую предстаёт «серым кардиналом», содействуя тем, кто находится у власти, с целью получения власти и материального благополучия для себя. Исполнительный Помощник часто ставит себя в положение «контролёра» доступа к первому лицу, следя за тем, кто к чему и к кому имеет доступ. Помощник хочет признания, благодарности и награды за то, что он делает (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип три: Делатель / Генеральный Директор. Тип 3, Делатель, обретает и поддерживает безупречный уровень компетентности и эффективности, чтобы достичь вершины. Для Генерального Директора на оранжевом уровне достижение гораздо более важно, чем что-либо иное. Хамелеоновские таланты троек используются для создания «непромокаемого» образа себя, который должен вызывать доверие и уважение у тех, с кем тройка общается. На оранжевом уровне Генеральный Директор хочет, чтобы другие думали, что он знает, что делает, и ведёт остальных туда, куда они хотят прийти. Небо — это ограничение, вершина горы — это то, чего надо достичь в обязательном порядке, неудача не рассматривается как опция. Любой человек и любое событие — это возможность достичь успеха (Ooten, Unpublished).

Тип четыре: Идеалист / Манипулятор. Зависть приводит тип 4, Идеалиста, к конкуренции и к фокусированию на материальных вещах, и на оранжевом уровне он функционирует как Манипулятор. Индивидуализм подчёркивает уникальность и элитарность типа 4, который манипулирует системой для получения того, «что он заслуживает». «Я имею право» — с помощью такой рационализации он позволяет себе всё, чтобы удовлетворить запросы зависти и желания. Имидж создаётся «внешним видом для успеха», продумыванием «образа». Презентация себя и окружающей обстановки сильно подчёркиваются, чтобы усилить ощущение материальной роскоши и благополучия (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип пять: Мудрец / Исследователь. Тип 5, Мудрец, работает на оранжевом уровне как Исследователь, сохраняя энергию для того, чтобы направить её на поиск рациональных ответов и получение наилучших результатов. Повышение интеллектуального уровня, анализ и думание приводят к поиску знания для научной и личной выгоды. Глубокий уровень, своя ниша и исследование — это необходимо для материального благополучия или выгоды для себя. Рациональность считается лучшим философским и научным подходом в жизни. Тип 5 на оранжевом уровне пытается лишить себя тех чувств, которые не могут быть измерены и качественно оценены, и живёт в состоянии суперрациональности (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип шесть: Задающий Вопросы / Безумец. Независимое мышление на оранжевом уровне снижает способность доверять внешним авторитетам, и тип 6, Задающий Вопросы, должен смотреть внутрь себя в поиске авторитета. Но тем не менее, тип 6 продолжает сомневаться в том, что внутри можно найти авторитет. Сомнения во внутреннем авторитете вместе с необходимостью иметь внешнее научное подтверждение приводят тип 6 к исступлению, он становится Безумцем. Веры во внешние авторитеты нет. Также присутствует сильное стремление к материальной стабильности, чего можно добиться только собственными силами. Эта мотивация может привести к мужественному действию, если брать на себя риск, борясь со страхом и вопросами (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип семь: Искатель Приключений / Инноватор. На этом уровне тип 7, Искатель Приключений, видит мир полным возможностей. Как у инноватора, у него много ресурсов, он использует и соединяет возможности, очаровывает других, чтобы получить выгоду для себя. У типа 7 есть дихотомия комплекса неполноценности / комплекса Наполеона, и для того, чтобы избежать болезненного чувства неполноценности, он «выравнивает игровое поле», держа в уме определённый авторитет. Это приводит к косвенному вызову авторитетам, что используется для продвижения по карьерной лестнице (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип восемь: Защитник / Босс. Тип 8, Защитник, проявляется как Босс на оранжевом уровне, мотивируется материальными вещами и любой ценой избегает страха того, что его будут контролировать. На этом уровне Босс хочет сохранить власть, навязывает свою правду при оценке ситуаций и других. Сила и страсть направляются на создание империи. Босс может следовать только очень сильному лидеру, а если такого нет — то сознательно или подсознательно быстро возьмёт эту роль на себя. Тип 8 на оранжевом уровне верит, что быть «островом» — это надёжная защита от уязвимости (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип девять: Модератор / Последовательный. Тип 9, Модератор, будет двигаться вместе с другими, чтобы добиться удовлетворения собственных желаний, — следовать группе выгодно, если она идёт в том же направлении. Последовательный живёт медленно, в постоянном темпе, последовательно подходит к достижению материального благополучия и продвижения. Пассивная агрессивность в поведении помогает сохранять автономность для того, чтобы достичь своих целей, когда они отличаются от целей группы, партнёра, семьи или рабочего коллектива (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Зелёный уровень сознания

Тип один: Судья / Возражающий. Тип 1, Судья, функционирует как «возражатель» на зелёном уровне и возражает против «нормального способа» существования, потому что верит, что есть более совершенный «правильный путь». Единицы становятся генератором хаоса — они встряхивают вещи на зелёном уровне. Возражающий пытается отстоять точку зрения, которая отражает его ценности, такие как разнообразие, справедливость и сохранение окружающей среды. Конфликта в группе необходимо избегать для того, чтобы сохранять гармонию группы, и гнев типа 1 направлен на тех, кто не соответствует принципам и менталитету группы (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип два: Помощник / Мать (Отец) Земли. Тип 2, Помощник, выражает «необходимость быть нужным» на зелёном уровне как симпатию и жертвование собой, чтобы позаботиться о нуждах всех, функционируя как Мать (Отец) Земли. Тип 2 верит, что всем нужна забота и симпатия, а это его версия сочувствия. Мать (Отец) Земли верит, что у него достаточно большое сердце, чтобы отдавать любовь, которая нужна миру. Такие жертвы выматывают и снижают тот вклад, который Помощник  может привнести в мир (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип три: Делатель / Политик. Исследование своих чувств становится приемлемым на зелёном уровне, и для типа 3 «делание» начинает ассоциироваться с заботой. Как тип 3, Делатель направляет фокус внимания в своей работе Политика на служение «общему благу». Энергия направляется на то, чтобы сделать мир лучшим местом  посредством помощи группам и народам, которые разделают его мнение о лучшем мире. Стремление достичь консенсуса часто тормозит прогресс (Ooten, Unpublished).

Тип четыре: Идеалист / Связующее Звено. Тип 4, Идеалист, на зелёном уровне функционирует как Связующее Звено, соединяя общество и индивидов. Он ценит необходимость связи и служения обществу больше, чем служение себе, что «консервирует» иллюзию оставленности. Много времени и энергии тратится на переживание большого спектра чувств других людей, а иногда и своих. Он делится тем, что происходит в его сердце и что, он верит, будет оценено обществом, а всё темное продолжает держать внутри (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип пять: Мудрец / Профессор. По мере того, как тип 5, Мудрец, начинает больше осознавать других и развивает необходимость связи с обществом, он начинает больше принимать различные пути существования в мире, развивая отношение к людям «живи и дай жить другим» и функционирует как Профессор. На этом уровне тип 5 может начать понимать присутствие в жизни эмоций и потребностей. Он начинает принимать во внимание своё сердце, взвешивать, размышлять о нём (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип шесть: Задающий вопросы / Чемпион. По мере того как тип 6, Задающий Вопросы, начинает понимать, что если «делать это одному», то это не принесёт безопасность, он начинает доверять другим, что позволяет ему начать доверять себе. Он находит связь с другими, выступая Чемпионом в борьбе за права угнетённых и униженных. Имея менталитет сторонника равноправия на зелёном уровне, он до сих пор не вполне доверяет авторитетам и себе как авторитету. (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип семь: Искатель Приключений / Концептуализатор. Тип 7, Искатель Приключений, на зелёном уровне функционирует как Концептуализатор, который понимает, что боль ограничивает не только его самого, но и других. Он хочет равноправного общества, где ограничения жизни отсутствуют для всех. Формирующий понятия направляет свой фокус внимания вовне и симпатизирует окружающим, но для того, чтобы избавиться от собственной боли. Он проявляет высокую степень терпимости к другим способам жить до тех пор, пока эти пути не накладывают ограничения на него самого (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип восемь: Защитник / Покровитель. С пониманием того, что существование в изоляции не приносит счастья, у типа 8, Защитника, возникает ощущение необходимости связи с другими людьми. Но связь с другими требует осознания собственной уязвимости. Энергия, направленная на сокрытие собственной уязвимости, заставляет его быть Покровителем, ведя людей за собой, защищая слабых и обделённых (Ooten,
Unpublished; Ooten, 2010).

Тип девять: Модератор /Приверженец Коммуны. Зелёный уровень для типа 9, Модератора, становится духовным «объездом», когда время тратится на духовные занятия, которые не приносят реального результата. Приверженец, кажется, является частью коммуны, но делает это для того, чтобы избежать конфликта, и на самом деле не вовлечён и не связан ни с кем. Может казаться, что он движется по жизни, но на самом деле его «одурманивают» духовные веяния. Ему может нравиться поиск консенсуса и статус-кво зелёного мема. Эго типа 9, прежде всего, хочет сосуществования с другими, где нет конфликтов и где этот статус-кво легко поддерживать, но избегание конфликта никогда не приводит к настоящей гармонии (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Жёлтый уровень сознания

Тип один: Судья / Идеалист.  В важнейшем переходе на второй порядок сознания тип 1, Судья, находит связь со своим сердцем и воплощает сочувствие. Вместо того, чтобы проецировать идеал, Идеалист становится идеалом. С помощью принятия на жёлтом уровне Судья способен ослабить свои суждения и критику других людей. Оценка трансформируется по мере того, как исчезает грань между добром и злом, и Идеалист может позволить себе быть таким, какой он есть, прозревая, что всё является добром (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип два: Помощник / Фасилитатор. Тип 2, Помощник, на втором порядке понимает, что, поскольку он является частью целого всей жизни, его нужды так же важны, как и нужды других людей. Манипуляции превращаются в изобретательность, когда тип 2 функционирует как Фасилитатор и способен сделать так, чтобы потребности и ресурсы сочетались на благо всем, включая себя. «Давать, чтобы получать» превращается в настоящий альтруизм, и знания начинают цениться в той же степени, что и чувства (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип три: Делатель / Учитель. Понимая ценность всех способов существования в этом мире, тип 3 может позволить себе быть настоящим. Когда энергия уже не тратится на создание разных масок для разной аудитории, она может использоваться на реализацию того, что он может предложить миру, распространяя надежду как Учитель. Так как он уже не пытается найти компенсацию за глубинное ощущение того, что у него нет ценности, иллюзия необходимости делать что-то, чтобы его любили, трансформируется в способность наилучшим образом использовать своё время на благо мира (Ooten, Unpublished).

Тип четыре: Идеалист / Интуитивный. Понимая, что всё взаимозависимо, тип 4, Идеалист, полагается на свою интуицию и знает, что во взаимосязанном целом всего хватает и что всё — любовь. Отпуская уникальный образ себя, он одновременно ощущает и индивидуальность, и однородность существования, что даёт ему доступ к его интуиции. С доступом к интуиции  его чувство покинутости трансформируется в ощущение того, что он — любовь и свет сердца. Знание того, кто он есть, заряжает его энергией менять мир (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип пять: Мудрец / Квантовый Целитель. Через осознание того, что энергия не создаётся и не разрушается, тип 5, Мудрец, понимает, что ему уже не надо её сохранять, и с помощью непривязанности он может активно взаимодействовать с людьми. Контакт с сердцем обеспечивает то, что знание превращается в понимание, и он становится способен, как Квантовый Целитель, исцелить мир (Esposito, 2008; Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип шесть: Задающий Вопросы / Преисполненный доверия. На жёлтом уровне сознания тип 6, Задающий Вопросы, впервые становится способен доверять себе. Преисполненный доверия трансформирует жесткость и непоследовательность в цельность по мере развития веры. Понимание необходимости адаптивных, гибких систем позволяет ему действовать, доверяя, когда это необходимо, внешнему авторитету, или же быть самим себе авторитетом. «Авторитет может стать авторитетами, потому что я тоже авторитет и доверяю себе» (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип семь: Искатель Приключений / Цельный. На этой стадии эволюции тип 7, Цельный, понимает, что боль — это неотъемлемая часть существования, и удовольствие возможно ощутить только тогда, когда есть боль. Это понимание освобождает сердце и Цельный может начать использовать свои умственные способности для того, чтобы интегрировать сложные концепции, которые описывают аспекты существования и мировые проблемы (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип восемь: Защитник / Коуч. Понимая, что настоящая сила заключается в мягкости и открытости, тип 8, Защитник, может расслабиться и принять свою уязвимость и невинность, что даёт ему настоящую силу. Используя силу, которая приходит от принятия собственной уязвимости, Коуч может  вдохновлять других людей и ускорить изменения в организациях и системах (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип девять: Модератор / Посланник. Во взаимосвязанной паутине жизни всё имеет ценность и значение. Это осознание позволяет типу 9, Модератору, чётко выражать свои приоритеты, одновременно взаимодействуя с другими для того, чтобы изменить мир. Отпуская иллюзию отделённости, он видит собственную важность и важность своей работы в мире по мере того, как он служит Посланником для всех людей (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Бирюзовый уровень сознания

Тип один: Судья / Объединяющий. Переходя на бирюзовый уровень, тип 1, Судья, понимает, что всё, что происходит, совершенно «так, как есть», и живёт с позиции единства сознания и спокойствия. Нет плохого и хорошего, правильного и неправильного. С недвойственной точки зрения тип 1 служит вселенной как Объединяющий, и его мудрость направлена на поиск путей в жизни, которые принесут пользу всем и обеспечат продолжение существования (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип два: Помощник / Слуга Общества. Тип 2, Помощник, переходя на бирюзовый уровень, понимает, что у нас у всех есть потребности, мы все любимы и все свободны. Нет разделения между потребностями индивида и общими потребностями одного целого. На этом уровне тип 2 служит с подлинным смирением как Слуга Общества, работая в рамках вселенной, чтобы давать всему целому. Он ощущает себя полностью свободным, так как подчиняется потоку и воле вселенной. Ему никто не нужен, и ему не надо ни для кого никем быть (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип три: Делатель / Благодетель. На этом уровне тип 3, Делатель, больше не рассматривает себя как что-то отдельно стоящее, стремящееся к одобрению и восхищению. Благодетель знает, что мы все ценны, как каждая нота в сложной симфонии жизни, и что вселенная действует «через нас». Каждая нота необходима для того, чтобы создать жизнь, и тип 3 работает, чтобы достигать — для всех (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип четыре: Идеалист / Всевключающий. Тип четыре, Идеалист, понимает, что мы никогда не сможет быть отделёнными, потому что мы едины со всем как интегральный аспект раскрытия реальности и никогда не были отделены от Источника. Воплощая это единство, тип 4 служит как Всевключающий, зная, что мы все — часть ошеломляющей красоты существования, и энергично защищает наше право на продолжение существования (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010). Тип 4 знает, что «мы волны в Океане Бытия». (Esposito, 2008).

Тип пять: Мудрец / Интегрирующий. Понимание, что часть отражается в целом, а целое — в части, позволяет типу 5, Мудрецу, жить с точки зрения универсального безграничного знания, осознавая, что даже незнание — это часть целого. Знание соединено с действием и становится подлинным пониманием коллективного сознания всех живых существ (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010). «Вселенная познаёт себя через нас» (Esposito, 2008). Просветление приходит через опыт прямого знания и интуитивной непосредственной связи с сознанием. Когда напрямую слушаешь единое сознание через внимательное осознавание и медитацию, сомнения и страхи исчезают (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип шесть: Задающий вопросы / Преисполненный веры. Тип 6, Задающий Вопросы, на бирюзовом уровне понимает, что страх — это просто один аспект множественного опыта, и он значит не больше, чем любой другой опыт (Ooten, Unpublished). Осознавая, что жизнь и смерть — это просто энергетические состояния, он понимает, что безопасность всегда присутствует, поэтому доверяет реальности в том, как она разворачивается. Вера и доверие неизвестному дают мужество действовать спонтанно и позволяют типу 6 работать над продолжением жизни (Esposito, 2008; Ooten, 2010).

Тип семь: Искатель Приключений / Возрождённый. Понимание, что ничто не существует вне вечного «сейчас», включая его самого, позволяет типу 7, Искателю Приключений, прийти к выводу о том, что вселенная раскрывается сама, а он играет свою роль в этом. Понимание того, что отдельные части лишь отражение целого, позволяет ему увидеть новые пути пребывания в мире для всех живущих. Развенчание иллюзии ограниченности пространства и времени даёт Возрождённому возможность с постоянством учить людей быть «здесь и сейчас» (Ooten, Unpublished; Ooten, 2010).

Тип восемь: Защитник / Показывающий Путь. Все пути пребывания в мире являются частями целого. Способность видеть правду с разных сторон, энергия, интенсивность и драйв типа 8, Защитника, используются великодушно Показывающим Путь, чтобы поднять уровень коллективного сознания на благо всем. Разрешение себе быть уязвимым позволяет проявиться невинности (Ooten, Unpublished; Ooten,
2010). С возникновением невинности страх, отделённость, гнев и страстные желания растворяются в «покое, превосходящем понимание» (Esposito, 2008). Ведя за собой других с позиции невинности, Показывающие Путь становятся учителями мудрости и воодушевляют других воспринять понимание того, что «Всё едино» (Ooten, 2010).

Тип девять: Модератор / Медиум. Всё существование в целом не может обойтись без каждой его части, и части не могут существовать вне целого. На этом уровне тип 9, Модератор, знает, что Всё есть Любовь, и ничто не может быть отделено от любви. Нет разделения между индивидуумом и Божественным, и он знает, что достоин того, чтобы его видели (Ooten, Unpublished). Он помнит, что «он един с Божественной Любовью, создающей и поддерживающей Вселенную» (Esposito, 2008), и из этого прямого знания он функционирует как Медиум, понимающий всё с точки зрения воплощённой любви (Ooten, Unpublished).

Таблица 1. Описательные фразы типов эннеаграммы и уровни сознания

 

 

Таблица 2. Названия типов эннеаграммы и уровни сознания

 

Заключение

Очень важно помнить, что спиральная динамика — это окрытая система, и пока люди продолжают существовать, новые уровни всегда будут возникать в результате возникновения новых проблем, созданных предыдущим уровнем. Также важно помнить, что все уровни необходимы для человечества. У всех уровней есть свои преимущества и все создают проблемы; нет уровня хуже и нет уровня лучше (Graves, 2005). Мы должны научиться должным образом применять понимание этих уровней на благо всем людям. Наша ответственность, как проводников глубинных потенциалов сознания, состоит в том, чтобы помогать себе и другим передвигаться на новые уровни, только когда есть готовность к этому, и позволять человечеству быть разным. Мы должны помнить, что ни человека в отдельности, ни человечество в целом нельзя заставлять пропускать уровни; мы все должны идти по ступенькам и стадиям эволюции. Внутри нас действует множество уровней в разное время и при разных обстоятельствах (Graves, 2005). Индивидуальная эволюция — это процесс длиною в жизнь. У пути нет конца. Если мы хотим развиваться, либо на индивидуальном, либо на глобальном уровне, мы всегда должны начинать с себя и быть честными по поводу того, на каком уровне мы функционируем. Осознавая это, мы можем бросить себе вызов, чтобы расширяться и развиваться, чтобы найти адаптивные, творческие решения для нашей собственной жизни, для наших личных и рабочих отношений, для мировых проблем. Меняясь сами, мы меняем мир.

Впервые опубликовано: The Enneagram Journal. — 2010. — Vol. 3, Num. 1. P. 33 – 58.

Источники

Beck, D. (2002). The Values Test Priorities for Life Choices. Santa Barbara, CA: The National Values Center, Inc.

Beck, D & Cowan, C. (2006). Spiral Dynamics: Mastering values, leadership, and change. Malden, MA: Blackwell Publishing.

Esposito, R. (2008). The Holy Ideas. On Lifting the Veil [CD]. Cincinnati, OH: Bilarky Music (BMI).

Graves, C. (1974). Human nature prepares for a momentous leap. The Futurist, April, pp. 72 – 87.

Graves, C. (2002). Levels of human existence (W. R. Lee, Ed.). Santa Barbara, CA: ECLET Publishing.

Graves, C. (2005). The never ending quest (C. Cowan, & N. Todorovic, Eds.). Santa Barbara, CA: ECLET Publishing.

Gurdjieff, G. I. (2008). The inner journey: Views from the Gurdjieff work (J. Needleman, Ed.). Sandpoint, ID: Morning Light Press.

Ooten, D. A. (Unpublished). Consciousness Ascending. Cincinnati, OH.

Ooten, D. A. (n.d.). Enneagram typing cards. Cincinnati, OH: Conscious Dynamics, LLC.

Ooten, D. A. Levels of consciousness and the Enneagram. School of Conscious Living, Conscious Living Center, Cincinnati OH. 21 – 22, February 2010.

Palmer, H. (1998). The Enneagram: Understanding yourself and the others in your life. San Francisco, CA: Harper Collins.

Wilber, K. (2000). Integral psychology: Consciousness, spirit, psychology, therapy. Boston, MA: Shambala.

Происхождение и сущность сознания

Сознание — высшая психическая форма активного воспроизведения бытия, его чувственного переживания и преобразования. Этот уровень психического отражения саморегуляции присущ только человеку как конкретно-исторической личности. Психология изучает происхождение, структуру и функционирование сознания. «Сознание — высшая, свойственная лишь человеку, форма отражения объективной реальности, способ его отношения к миру и самому себе, опосредованный всеобщими формами общественно-исторической деятельности людей. Сознание представляет собой единство психических процессов, активно участвующих в осмыслении человеком объективного мира и своего собственного бытия. Оно возникает в процессе трудовой, общественно-производственной деятельности людей и неразрывно связано с языком, который так же древен, как и сознание».

Сознание отличается богатством и разнообразие своих форм. Э. Кассирер выделял три функции символического сознания — экспрессивную, репрезентативную и концептуальную, которые находятся внутри человеческого духа. Первая является дотеоретическим видом сознания и полнее всего выражается в мышлении людей, находящихся на уровне мифологического мировоззрения, когда символ и символизиуремый объект не разделены, символ еще не является посредником между объектом и наблюдателем. Второй присуще появление «свойств», «характеристик», ее основным инструментом является язык. Поток образов упорядочивается путем вербализации огромного количества впечатлений, которые «накатывают» на индивидов. Тем не менее эта вербализация не является полностью независимой функцией: символ находится «на привязи» у объекта, который он обозначает. На третьем уровне символического сознания символ приобретает полную свободу, он никаким образом не связан с объектом. Примером может служить математика.

Термин «сознание» имеет троякое значение. Во-первых, он подразумевает осознание (интериоризацию) собственньх переживаний — в противоположность потере сознания и всему тому, что бывает за пределами сознания. Во-вторых, он подразумевает осознание объекта, знание о чем-то предметном и внешнем — в противоположность неосознанным субъективным переживаниям, в рамках которых «Я» и объект пребывают во все еще не дифференцированном состоянии. В-третьих, он подразумевает самосознание, осознание личностью собственного «Я» в противоположность бессознательному, в рамках которого субъект и объект переживаются как отдельные сущности, но личность не осознает различия между ними сколько-нибудь отчетливо.

Без сознания — понимая под сознанием любую форму внутреннего переживания, в том числе и такую, когда Я и объект не дифференцируются или когда переживание ограничивается всего лишь неосознанным чувством, не направленным на какой-либо определенный объект, — психическая субстанция не может проявить себя. Где нет сознания в указанном смысле, там нет и психической субстанции.

Но психическая жизнь не может быть полноценно понята только как сознание. Она также не может быть понята средствами одного только сознания. Реальный опыт душевных переживаний необходимо дополнить теоретическим фундаментом, выходящим за пределы сознания. Все, имеющее непосредственное отношение к феноменологии и объективной констатации фактов, обусловлено действительным опытом психической жизни и не нуждается в теории. С другой стороны, любая попытка объяснения эмпирических данных предполагает построение теоретических рамок и допущение некоторых механизмов и сил, внешних по отношению к сознанию.

«Прямые, доступные непосредственному наблюдению данные психического опыта, — пишет К. Ясперс, — аналогичны пене на поверхности моря. Океанские же глубины недоступны и могут быть изучены лишь непрямым, теоретическим путем. Но проверка теоретических допущений осуществляется на основании вытекающих из них следствий. Их ценность состоит не в их непротиворечивости и самодостаточности, а в том, насколько успешно они могут мыслиться в форме психических или физических символов или аналогий».

Бессознательное мыслится как производное от сознания. Оно может быть идентифицировано с автоматическим поведением, забытым опытом, воспоминаниями. Бессознательное мыслится как «бытие» — как истинный, глубинный смысл бытия, то есть как психическая реальность.

3. Фрейд в ряде статей уподоблял сознание органу чувств, способному воспринимать внутренние, т.е. душевные, психические события и отличать их от внешних восприятий. Он также считал, что сознание может быть обращено как к окружающему миру, вовне, так и к внутренней психической деятельности. Сознание имеет ин-тегративную функцию, которая позволяет переводить бессознательное в сознательное.

Сознание органически вплетено в духовный опыт человечества. Оно обладает способностью к рефлексии, к мышлению. Это важное свойство человека, которое отличает его от животных. Мы до сих пор не можем с полной определенностью ответить на вопрос об источнике сознания, не можем объяснить, как и почему оно возникло. Оно в целом развилось от неопределенного, непрочного к стабильному и прочному. Сознание — отличительная черта человека, сила, которая управляет нами. Появление сознания — это пробуждение от нерефлективного состояния гармонической бессознательности, столкновение с проблемами бессознательного. Когда размышляют о том, что же, собственно говоря, представляет собой сознание, то обычно наиболее глубокое впечатление производит тот в высшей степени удивительный факт, что каким-либо событием, происходящим где-нибудь в космосе, вызывается одновременно внутреннее отображение таким образом, как будто бы оно происходило и внутри. Это и означает — осознавать...

По мнению Юнга, наше сознание не создает самое себя, а поднимается из неизвестной нам глубины. Оно постепенно пробуждается в ребенке, а затем каждое утро пробуждается из глубин сна, из бессознательного состояния. Оно подобно ребенку, который ежедневно рождается из своей материнской первопричины — бессознательного.

Сознание поддерживает взаимоотношение психических содержаний Я. Сознание не тождественно психическому. Есть множество психических комплексов, из которых далеко не все по необходимости связаны с Я. Сознание и бессознательное образуют противоположность психической жизни.

С появлением сознания разрушается мир первичной гармонии. Предсознательное единство биологического организма и природы распадается на две половины — объект и субъект. Эта двойственность является психологической основой религии, в ней начало всех философий, из нее происходит научный поиск. Она служит той почвой, на которой произрастают мораль и искусство. Всегда существует опасность отрыва сознательного от бессознательного, возможность забыть об его источнике как вместилище инстинктов. Только взаимная связь между сознательным и бессознательным является условием их созидательного смысла. В марксистской философии и психологии сознание определялось как высший уровень психического отражения мира. Однако, согласно СЛ. Рубинштейну (1889—1960), сознание не только отражение мира, но выражение отношения к нему, единство знания и переживания и регулятор деятельности. Его школой были дифференцированы качества сознания как процесса, состояния, структуры и, наконец, личностной жизненной способности, чему до самого последнего времени не уделялось никакого внимания — индивидуальное сознание рассматривалось безличностно (только соотносительно с общественным сознанием).

В контексте фрейдистской парадигмы была определена структура сознания, одновременно раскрывавшая движущие силы личности и динамические механизмы самого сознания. Эта структура считается структурой личности, но принципиально в ней наличие противоречия Я (Эго), Сверх-Я (Супер-эго) и Оно. Однако, вопреки Фрейду, происходит не вытеснение нерешенного противоречия, а, напротив, репрезентация его из бессознательного в сферу сознания, где оно и становится проблемой, решаемой субъектом (а не психотерапевтом). Происходит не символизация (как двусмысленность) вытесненных влечений, а репрезентация в проблемах личностных смыслов. Эта репрезентация не обязательно имеет рефлексивный и категориальный характер — она образует сферу или неосознанный уровень, который при определенных внешних или внутренних условиях может стать осознанным.

Идя от гуссерлевской феноменологии, A.Леонтьев (1903—1979) проанализировал структуру сознания в категориях смыслов и значений. Эта структура сознания выстроена по другому основанию, чем вышеперечисленные. Однако, следует учитывать, что понимание смысловой семантики сознания в отечественной психологии принципиально отлично от фрейдовского символизма (подразумевания, двусмысленности, мифологичности и трансфера).

Сближение психологии с этикой позволило обратиться к ценностным механизмам сознания, которые отличны от когнитивных (познавательных) и вместе с тем связаны с ними в сфере познания социальной человеческой действительности. Дильтеевская понимающая психология позволяет раскрыть собственно психологический аспект эмоционально-ценностного понимания действительности. Вместе с тем, ценности связаны и с более высоким уровнем сознания и более активной позицией личности по отношению к действительности, чем только ее понимание. Сознание обладает проективной жизненной функцией, которая обобщает позиции личности в ценностно-жизненных категориях и принципах — в мировоззрении. 3десь ценности выполняют не функцию ориентации, а функцию личностных опор, ее духовно-нравственную определенность, которая позволяет ей устоять при потере жизненных, рольных опор, сохранить свою. идентичность и качество субъекта. Абстрактность ценностей не препятствует осуществлению ими функции психологической поддержки личности.

Одной из важнейших функций сознания является способность репрезентации в настоящем всего того в мире, что совершалось в другом времени и пространстве, сочетающаяся с высочайшей изобретательностью и замыканием своего внутреннего мира. 3амкнутость внутреннего мира, охраняющая самоидентичность и автономность и способность «выхода за свои пределы» — две полярные способности сознания, дающие ему гигантское смысловое пространство функционирования.

Функция целеполагания, присущая сознанию, была перенесена из философии в психологию вместе с несколько расширенной структурой деятельности. Однако только процессуальное понимание самой деятельности, выход за пределы структурной парадигмы, определение деятельности как происходящей во времени позволили ввести в число функций сознания регуляторную, ориентированную на изменчивость хода деятельности и возможностей, продвижения субъекта. Вслед за этим, чуть позднее, появилось понятие саморегуляции, основой которой стало не безличное самодвижение деятельности, а роль осуществляющего ее субъекта.

Так называемая коммуникативная функция сознания стала предметом внимания психологов сравнительно недавно, хотя работы М.М. Бахтина (1895—1975), актуализировавшего проблему диалогич-ности сознания были написаны ранее, не говоря о идеях диалогич-ности мышления Сократа и Платона. Однако, во-первых, диалог не исчерпывает всех коммуникативных функций сознания; во-вторых, и это главное, необходимо различать коммуникативные особенности и механизмы сознания, имеющие личностный характер, и механизмы того же сознания, подчиняющиеся уже социально-психологическим закономерностям. Наконец, в-третьих, коммуникация сознаний не непосредственна, она опосредована реальным практическим общением; в-четвертых, кроме общения, коммуникация — в широком смысле слова — чаще всего опосредована, связана, вплетена в деятельность. Исходя из всего сказанного, в качестве концептуальной основы для объяснения и исследования этого аспекта сознания наиболее конструктивной представляется теория социальных представлений (репрезентаций) С. Московичи (род. 1925). Она имеет преимущества по отношению к теории кооперации (или обратимости операций) Ж. Пиаже, выходя за рамки когнитивистского подхода в область онтологии и механизмов индивидуального и общественного сознаний.

Ряд отечественных психологов (Ф.В. Бассин, Л. Брудный, Д.Н. Узнадзе, В.П. 3инченко и др.) разрабатывали отдельные, но очень значимые для понимания полифункциональной сущности сознания проблем.

Сознание индивидуальное — понятие традиционно связывавшееся с общественным сознанием принципом дихотомии или производности (выведения индивидуального сознания из общественного, культуры и т.д.). Основным критерием определения индивидуального сознания является его определение как сознания личности (в противоположность безличному его определению). Только при таком подходе возможно раскрытие его многоуровневости — бессознательное, неосознаваемое, сознанное, сознательное, надсознательное, его многофункциональности (отражение, отношение, переживание, знание, регулятор деятельности отношений и жизни в целом) и его много-модальности — как процесса, свойства, структуры, способности личности. Основными методологическими проблемами и принципами, ведущими к уточнению его определений и раскрытию сущности являются проблема социальной детерминации сознания, проблема его развития (наиболее разработанная в антропогенетическом и онтологическом аспектах), проблема связи его отражательных, коммуникативных и других характеристик.

Коммуникативные концепции сознания — концепции сознания, в которых подчеркивается связь сознания с речью. Создатель психоанализа 3. Фрейд определял различие между подлинно бессознательным и сознательным в том, что первое совершается при помощи материала, остающегося неизвестным (непознанным), в то время как второе связывается с представлениями слов, выражается в речи. Согласно определению П.В. Симонова (род. 1926), сознание представляет собой знание, которое в абстрактной форме может быть передано другим людям. На основе нейрофизиологических исследований головного мозга была показана решающая роль функционирования речевых структур головного мозга в феномене сознания. Связь сознания с речью продемонстрирована в исследованиях на людях, выходящих из состояния комы; также роль левого, речевого полушария в механизмах сознания была показана в исследованиях на больных с перерезкой мозолистого тела, соединяющего полушария мозга (Р. Сперри).

Измененные формы сознания — необычные состояния сознания. Это понятие внес в психологию американский философ и психолог У. Джеймс. В работе «Многообразие религиозного опыта» он писал:
«Сообразно с общим постулатом современной психологии, нет ни одного состояния сознания — ни нормального, ни патологического, начиная с самых низменных и кончая самыми возвышенными, которое не было бы обусловлено каким-нибудь органическим процессом».

Термин исходит из убеждения, что существуют различные уровни, или состояния сознания. Состояние сознания можно изменять искусственно (например, с помощью гипноза) или естественным образом (во время сна). Считается, что состояние сознания человека оказывает влияние на психологическую активность, например, на уровне мотивации.

Существует множество измененных форм сознания (таких, например, как сны и сновидения), которые не выходят за рамки нормы и присущи всем людям. Другие состояния зависят от определенных условий. Для того чтобы визуализировать психотические состояния, мы прибегаем к разным сравнением с нашими собственными переживаниями (связанные со сновидениями, состояние засыпания, состояниям усталости). Некоторые психиатры подвергают себя интоксикации (мескалином, гашишом, ЛСД), тем самым переживая непосредственную модель психотического опыта, возможно, родственного тому, который соответствует состоянию некоторых душевнобольных.

С. Гроф подчеркивает, что концепция английского физика Д. Бома (1917—92) показывает, что некоторые важные аспекты реальности недоступны опыту и изучению при обычных обстоятельствах, имеют прямую значимость для изучения необычных состояний сознания. Индивиды, испытавшие различные необычные состояния сознания, в том числе высокообразованные и искушенные ученые разных специальностей, часто сообщают, что они входили в скрытые области реальности, которые кажутся аутентичными, в некотором смысле имплицитными для повседневной реальности и превышающими ее по порядку. А в содержание этой «неявной реальности» входят, кроме всего прочего, элементы коллективного бессознательного, исторических событий, архетипических и мифологических явлений, динамики прошлых воплощений.

Известный американский нейрофизиолог К. Прибрам (род. 1919) полагал, что необходимыми условиями сознания являются жизнь и перемещение в пространстве. Следовательно, термин «сознание» не может относиться ни к растениям, ни к кристаллам, ни к компьютерам. Сознание происходит из взаимодействия организма с окружающей средой. Функция мозга заключается в том, чтобы вырабатывать коды, с помощью которых информация становится коммуникативной. Некоторые коды голографичны. Так, мысленный образ возникает тогда, когда система становится достаточно сложной и действует не только как самосодержащая единица, но и как открытый, «параллельный» себе механизм. Для открытых систем с памятью характерны процессы, благодаря которым они получают способность выбирать и желать, а не только автоматически реагировать на стимулы.

квантовых подходов к сознанию (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Введение

Проблема того, как разум и материя связаны друг с другом, имеет много граней, и к нему можно подходить с самых разных отправных точек. Исторически ведущими дисциплинами в этом отношении являются философия. и психология, к которым позже присоединилась бихевиористская наука, когнитивная наука и нейробиология. Кроме того, физика сложные системы и квантовая физика сыграли стимулирующую роль в обсуждение с самого начала.

Что касается проблемы сложности, то это очевидно: мозг - единое целое. из самых сложных систем, которые мы знаем. Изучение нейронных сетей, их отношение к работе отдельных нейронов и другие важные темы делают и получат много пользы от сложных системных подходов. В виде Что касается квантовой физики, не может быть никаких разумных сомнений в том, что квантовая физика события происходят и эффективны в мозгу, как и везде в материальный мир, в том числе биологический системы. [1] Но вопрос о том, являются ли эти мероприятия эффективными и актуальны для тех аспектов мозговой деятельности, которые коррелируют с умственная деятельность.

Первоначальная мотивация начала 20 века относить квантовые теория сознания была по сути философской. Это справедливо вероятно, что сознательные свободные решения («свобода воли») проблематично в совершенно детерминированном мир, [2] поэтому квантовая случайность действительно может открыть новые возможности для свободная воля. (С другой стороны, случайность проблематична для целенаправленная воля!)

Квантовая теория ввела выделяющийся элемент случайности против предшествующего детерминированного мировоззрения, в котором случайность выражает наше незнание более подробного описания (как в статистической механике).В резком контрасте с такой эпистемологической случайность, квантовая случайность в таких процессах, как спонтанные излучение света, радиоактивный распад или другие примеры были считается фундаментальной чертой природы, независимой от наших незнание или знание. Если быть точным, эта функция относится к отдельных квантовых событий, тогда как поведение ансамблей таких событий статистически определенный. Индетерминизм отдельных квантовых событий равен ограничены статистическими законами.

Другие особенности квантовой теории, ставшие привлекательными в обсуждая вопросы сознания, были концепции взаимодополняемость и запутанность. Пионеры квантовой физики, такие как Планк, Бор, Шредингер, Паули (и другие) подчеркивали различные возможные роли квантовой теории в пересмотре старых конфликт между физическим детерминизмом и сознательной свободой воли. Для информативные обзоры с разными фокусами см., например, Squires (1990), Кейн (1996), Баттерфилд (1998), Суарес и Адамс (2013).

2. Предпосылки философии

Варианты дихотомии между разумом и материей варьируются от их фундаментальное различие на изначальном уровне описания возникновение разума (сознания) из мозга как чрезвычайно сложная и высокоразвитая система материалов. Познавательный обзоры можно найти в Popper and Eccles (1977), Chalmers (1996), и Пауэн (2001).

Один важный аспект всех дискуссий о связи между разум и материя - это различие между описательным и пояснительная подходов.Например, корреляция равна описательный термин с эмпирической значимостью, а причинно-следственная связь пояснительный термин, связанный с теоретическими попытками понимать корреляции. Причинная связь подразумевает корреляцию между причинами и эффект, но это не всегда работает наоборот: корреляция между двумя системами может быть результатом общей причины в их история, а не прямое причинное взаимодействие.

В фундаментальных науках обычно говорят о причинно-следственных связях. с точки зрения взаимодействия.В физике, например, есть четыре фундаментальные виды взаимодействий (электромагнитное, слабое, сильное, гравитационные), которые служат для объяснения корреляций, которые наблюдается в физических системах. Что касается проблемы разума-материи, ситуация сложнее. Далеко от теоретического понимания в в этой области существующие знания по существу состоят из эмпирические корреляции между материальным и психическим состояниями. Эти корреляции носят описательный, а не пояснительный характер; они не причинно условный.(Для некоторых целей) интересно знать , что определенных областей мозга активируются во время определенных умственная деятельность; но это, конечно, не объясняет , почему они есть. Таким образом, было бы преждевременно говорить о материи разума. взаимодействия в смысле причинно-следственных связей. Ради терминологическая ясность, нейтральное понятие отношений между разумом и материя будет использоваться в этой статье.

Во многих дискуссиях о материальных [ma] состояниях мозга и психическом [я] состояний сознания, отношения между ними задуманы в прямой путь (А):

\ [ [\ mathbf {ma}] \ substack {\ leftarrow \\ \ rightarrow} [\ mathbf {me}] \]

Это иллюстрирует минимальные рамки для изучения сокращения, супервентность, или отношения эмерджентности (Kim 1998; Stephan 1999), которые может давать как монистические, так и дуалистические картины.Например, есть влиятельная позиция сильное сокращение , заявив, что все ментальные состояния и свойства могут быть сведены к материальной сфере или даже к физике (физикализм). [3] Эта точка зрения утверждает, что необходимо и достаточно исследовать и понимать материальную область, например, мозг, чтобы чтобы понять ментальную область, например, сознание. Это приводит к монистическая картина, в которой всякая потребность обсуждать психические состояния устраняется сразу или, по крайней мере, считается эпифеноменальным.Пока корреляции между разумом и мозгом все еще законны, хотя причинно неуместен с эпифеноменалистской точки зрения, элиминационный материализм делает несущественными даже корреляции.

Много обсуждаемых контраргументов против обоснованности столь сильных редукционистские подходы - это квалиа аргументы, которые подчеркивают невозможность для физикалистских счетов должным образом включать качество субъективного переживания психического состояния, «Каково быть» (Nagel 1974) в этом состоянии.Этот приводит к объяснительному разрыву между видом от третьего лица и от первого лица объясняет, для чего Чалмерс (1995) ввел понятие «Трудная проблема сознания». Другой, менее обсуждаемый контраргумент состоит в том, что физическая область сама по себе не является причинно-следственной закрыто. Любое решение фундаментальных уравнений движения (будь то экспериментально, численно или аналитически) требует фиксировать границу условия и начальные условия, которые не задаются фундаментальные законы природы (Primas 2002). Этот причинно-следственный пробел относится к классическая физика, а также квантовая физика, где базовая неопределенность из-за коллапса еще более усложняет задачу.Треть класс контраргументов относится к трудностям, чтобы включить понятия временного настоящего и настоящего в физическом описании (Franck 2004, 2008; Примас 2017).

Однако отношения между ментальным и материальным состояниями также могут быть задумано нередуктивным образом, например с точки зрения появления отношения (Стефан 1999). Психические состояния и / или свойства могут быть считается эмерджентным, если материальный мозг не нужен или нет достаточно, чтобы изучить и понять их. [4] Это приводит к дуалистической картине (менее радикальной и более правдоподобной). чем декартов дуализм), в котором остатки остаются, если пытаться свести ментальное к материальному.В рамках дуалистической схемы мышления, становится почти неизбежным обсуждение вопроса о причинное влияние между психическим и материальным состояниями. В частности, Причинное влияние психических состояний на состояния мозга («Нисходящая причинно-следственная связь») в последнее время привлекает все больше интерес (Велманс, 2002; Эллис и др. 2011). [5] Наиболее популярные подходы в этом направлении в области квантовой поведение мозга будет обсуждаться в Раздел 3, «Квантовый мозг».

Бора издавна считал, что центральные концептуальные особенности квантовая теория, такая как дополнительность, также имеет решающее значение. значение вне области физики.Фактически Бор стал знаком с дополнительностью через психолога Эдгара Рубина и, более косвенно, Уильям Джеймс (Holton 1970) и сразу увидел его потенциал для квантовой физики. Хотя Бор также был убежден в экстрафизическая значимость дополнительности, он никогда не уточнял эта идея в конкретных деталях, и долгое время после него никто остальное тоже. Эта ситуация изменилась: теперь есть номер исследовательских программ, обобщающих ключевые понятия квантовой теории в способ, который делает их применимыми за пределами физики.

Особый интерес для исследований сознания представляют подходы, которые были разработаны для того, чтобы учесть предложение Бора с уважение к психологии и когнитивной науке. Первые шаги в этом направление было сделано группой Aerts в начале 1990-х (Aerts et al. 1993), используя недистрибутивные пропозициональные решетки для решения квантовоподобного поведения в неклассических системах. Альтернатива подходы были инициированы Хренниковым (1999), сосредоточив внимание на неклассические вероятности, и Atmanspacher et al. (2002), описание алгебраической структуры с некоммутирующими операциями. В недавнее развитие идей в рамках этого мышления адресовано в Раздел 4, «Квантовый разум». Другие направления мышления принадлежат Примасу. (2007, 2017), рассматривая комплементарность с частичным логическим алгебры, и Филк и фон Мюллер (2008), указывая ссылки между основными концептуальными категориями в квантовой физике и психология.

В качестве альтернативы (А) можно представить разум-материю отношения косвенно (В) , через третью категорию:

\ [\ begin {gather} [\ mathbf {ma}] \ quad [\ mathbf {me}] \\ \ Searrow \ nwarrow \ Swarrow \ nearrow \\ [\ mathbf {мама}] \ end {gather} \]

Эта третья категория, обозначаемая здесь [маме], часто рассматривается как нейтрально по отношению к различию между [ma] и [me], т.е.е., психофизически нейтральный. В сценарии (B) вопросы сокращения и Возникновение касается отношения между неразделенными «Фоновая реальность» [мама] и отличительные аспекты [ма] и [я].

Такие «двоякие» рамки мышления получили повышенное внимание в современной дискуссии, и у них есть долгая традиция восходит к Спинозе. В первые дни психофизики, Фехнер (1861) и Вундт (1911) отстаивали родственные взгляды. Уайтхед, современный пионер философии процессов, сослался на к ментальным и физическим полюсам «реальных событий», которые сами превосходят свою биполярную внешность (Whitehead 1978).Многие подходы в традициях Фейгла (1967) и Смарта (1963), названные «Теории идентичности», понимание ментальных и материальных состояний как по существу идентичные «центральные государства», но все же рассматриваемые с разных точек зрения. Другие варианты этой идеи были предложено Юнгом и Паули (1955) [см. также Meier (2001)], включая Юнговская концепция психофизически нейтрального архетипического заказ, или Бомом и Хили (Bohm 1990; Bohm and Hiley 1993; Hiley 2001), имея в виду косвенный порядок, который разворачивается в различные явные области ментального и материального.Они будут более подробно обсуждаться в Раздел 5, «Мозг и разум как двойственные аспекты».

Велманс (2002, 2009) разработал аналогичный подход, подкрепленный эмпирический материал из психологии, и Стросон (2003) предложил «Настоящий материализм», использующий близкую схему. Другой сторонник двойственного мышления - Чалмерс (1996), который рассматривает возможность того, что лежащие в основе психофизические нейтральный уровень описания лучше всего можно охарактеризовать с точки зрения Информация.

Прежде чем продолжить, следует подчеркнуть, что многие современные подходы предпочитают различать вид от первого лица и точки зрения от третьего лица, а не ментальные и материальные состояния. Этот терминология служит для того, чтобы подчеркнуть несоответствие между непосредственными сознательные переживания («квалиа») и их описание, быть это поведенческий, нервный или биофизический. Понятие «жесткий проблема »исследования сознания относится к преодолению разрыва между опытом от первого лица и рассказами об этом от третьего лица.В настоящий вклад, ментальные сознательные состояния неявно предполагается, что это связано с опытом от первого лица. Это не значит, однако проблема того, как точно определить сознание, заключается в считается решенным. В конечном итоге это будет (по крайней мере) так же сложно строго определить психическое состояние, как определить материальное состояние.

3. Квантовый мозг

В этом разделе представлены некоторые популярные подходы к применению квантовой теории. с состояниями мозга будут изучены и сопоставлены, большинство из них умозрительные, с разной степенью проработанности и жизнеспособности.Раздел 3.1 обращается к трем различным нейрофизиологическим уровням описания, к которым относятся конкретные квантовые подходы. Впоследствии будут обсуждаться сами индивидуальные подходы - Раздел 3.2: Стапп, Раздел 3.3: Витиелло и Фриман, Раздел 3.4: Бек и Эклс, Раздел 3.5: Пенроуз и Хамерофф.

В дальнейшем (некоторые из) наиболее известные и частично разработанные подходы, использующие концепции квантовой теории для исследования будет представлена ​​и обсуждена природа сознания.За это цель, философские различия A / B (Раздел 2) и нейрофизиологические различия, рассматриваемые в Раздел 3.1 послужит руководством для классификации соответствующего кванта подходы систематическим образом. Однако некоторые предварительные квалификации, касающиеся различных способов использования квантовой теории, находятся в заказывать.

Существует множество публикаций, в которых квантовая теория обсуждается. отношение к сознанию, которые принимают основные идеи квантовой теории в чисто метафорический образ.Квантовые теоретические термины, такие как как запутанность, суперпозиция, коллапс, комплементарность и др. используются без конкретной ссылки на то, как они точно определены и как они применимы к конкретным ситуациям. Например, сознательные действия - это всего лишь постулируется , чтобы их можно было интерпретировать как-то аналогично физическим актам измерения или корреляциям в психологических системах всего постулируется как интерпретируется как-то аналогично физическому запутыванию. Такой аккаунты могут содержать увлекательную научную фантастику, и они могут даже быть важно вдохновлять ядра идей на детальную проработку.Но если такая детальная работа не выходит за рамки расплывчатых метафор и аналогий, они еще не олицетворяют научный прогресс. Подходы, попадающие в эта категория не будет обсуждаться в этой статье.

Вторая категория включает подходы, использующие статус-кво современной квантовой теории для описания нейрофизиологических и / или нейропсихологические процессы. Среди этих подходов тот, в котором самая длинная история была начата фон Нейманом в 1930-х годах, позже Вигнер, а в настоящее время отстаивает Стапп.Это может быть примерно характеризуется как предложение рассмотреть преднамеренные сознательные действия поскольку внутренне коррелирует с уменьшением физического состояния. Другой довольно ранняя идея, восходящая к Риккарди и Умедзаве в 1960-х, рассматривать психические состояния, особенно состояния памяти, с точки зрения вакуума состояния квантовых полей. Выдающийся сторонник этого подхода в присутствует Витьелло. Наконец, есть идея, предложенная Беком и Эклза в 1990-х годах, согласно которым квантово-механические процессы, актуален для описания экзоцитоза в синаптической щели, может находиться под влиянием мысленных намерений.

Третья категория относится к дальнейшим разработкам или обобщения современной квантовой теории. Очевидный кандидатом в этом отношении является предложение Пенроуза связать элементарные сознательные действия по сокращению квантового состояния. В конечном счете, это требует основы будущей теории квантовая гравитация, которая далека от своего развития. Вместе с Пенроуз, Хамерофф утверждал, что микротрубочки могут быть подходящим местом искать такие государственные сокращения.

3.1 Нейрофизиологические уровни описания

Психическая система может быть во многих различных сознательных, преднамеренных, феноменальные психические состояния. В гипотетическом пространстве состояний последовательность такие состояния образуют траекторию, представляющую то, что часто называют поток сознания. Поскольку разные подмножества пространства состояний обычно связаны с разными свойствами устойчивости, ментальным состояние можно считать более или менее стабильным, в зависимости от его положение в пространстве состояний.Стабильные состояния отличаются время пребывания в этой позиции больше, чем у метастабильных или нестабильные состояния. Если психическое состояние стабильно по отношению к возмущения, он «активирует» мысленное представление кодирование сознательно воспринимаемого контента.

Нейронные сборки

Переходя от этого чисто психологического или когнитивного описания к его нейрофизиологический аналог подводит нас к вопросу: что такое нейронный коррелят ментального представления? По стандарту счета (ср.Ноэ и Томпсон (2004) для обсуждения), ментальный представления коррелируют с активностью нейронов сборки, т. е. ансамбли из нескольких тысяч связанных нейронов. Нейронный коррелят ментального представления можно охарактеризовать тем фактом, что связи или связи между этими нейронами образуют сборку, ограниченную по отношению к окружающей среде, к которой связи слабее, чем внутри сборки. Нейронная коррелят ментального представления активируется, если нейроны формирующие сборку действуют более активно, т.е.г., производить выше скорострельности, чем в их режиме по умолчанию.

Рисунок 1. Баланс между тормозящим и возбуждающие связи между нейронами.

Чтобы добиться стабильной работы активированного нейрона сборки, должен быть тонкий баланс между тормозящим и возбуждающие связи между нейронами (см. рис. 1). Если перевод функция отдельных нейронов строго монотонна, т. е. увеличивается ввод приводит к увеличению выпуска, сборки трудно стабилизировать.По этой причине результаты, устанавливающие немонотонный передаточная функция с максимальным выходом на промежуточном входе составляет высокая значимость для моделирования нейронных сборок (Kuhn et al. al. 2004). Например, сетевые модели, использующие решетки связанных карты с квадратичным максимумом (Канеко и Цуда 2000) являются парадигматическими примеры такого поведения. Эти и другие знакомые модели нейронных сборки (для обзора см. Anderson and Rosenfeld 1988) в основном сформулирован так, как , а не с использованием четко определенных элементов квантовой теории.Явным исключением является подход Умедзавы, Витиелло и др. (См. Раздел 3.3).

Одиночные нейроны и синапсы

Тот факт, что ансамбли нейронов в основном описываются в терминах классическое поведение не исключает, что классически неописуемое квантовые эффекты могут быть значительными, если сосредоточить внимание на отдельных составляющие сборок, то есть отдельные нейроны или интерфейсы между их. Эти интерфейсы, через которые сигналы между нейронами размножаются, называются синапсами.Есть электрические и химические синапсов, в зависимости от того, передают ли они сигнал электрически или химически.

В электрических синапсах ток, генерируемый потенциалом действия в пресинаптическом нейроне впадает непосредственно в постсинаптическую клетку, который физически связан с пресинаптическим терминалом посредством так называемый щелевой переход. В химических синапсах есть щель между пре- и постсинаптическая клетка. Чтобы распространить сигнал, химический медиатор (глутамат) высвобождается на пресинаптическом окончании.Этот процесс высвобождения называется экзоцитозом. Передатчик распространяется по синаптической щели и связывается с рецепторами в постсинаптической мембрана, открывая, таким образом, ионный канал (Kandel et al. 2000, часть III; см. рис. 2). Химическая передача медленнее, чем электрическая коробка передач.

Рисунок 2. Высвобождение нейротрансмиттеров. в синаптической щели (экзоцитоз).

Модель, разработанная Беком и Экклзом, применяет конкретный квантовый механические особенности для описания деталей процесса экзоцитоза.Их модель предполагает, что квантовые процессы актуальны для экзоцитоз и, кроме того, тесно связаны с состояниями сознание. Подробнее об этом будет сказано в Раздел 3.4.

На этом этапе следует использовать другой подход, разработанный Flohr (2000). упоминалось, для каких химических синапсов с определенным типом рецепторы, так называемые NMDA рецепторы, [6] имеют первостепенное значение. Вкратце, Флор отмечает, что специфическая пластичность NMDA-рецепторов - необходимое условие формирование протяженных стабильных нейронных ансамблей, коррелированных с ментальные представления (высшего порядка), которые он отождествляет с сознательные состояния.Более того, он указывает на ряд механизмов, вызвавших анестетиками, которые блокируют рецепторы NMDA и, следовательно, привести к потере сознания. Подход Флора физикалистский и редуктивный, и он полностью независим от каких-либо конкретные квантовые идеи.

Микротрубочки

Самый низкий нейрофизиологический уровень, на котором квантовые процессы имеют был предложен как коррелят сознания, это уровень, на котором рассматривается внутренняя часть отдельных нейронов: их цитоскелет.Это состоит из белковых сетей, по существу состоящих из двух видов структуры, нейрофиламенты и микротрубочки (рис. 3, слева), которые необходим для различных транспортных процессов в нейронах (а также другие ячейки). Микротрубочки - это длинные полимеры, обычно состоящие из 13 продольные димеры α и β-тубулина, расположенные в трубчатой ​​форме. массив с внешним диаметром около 25 нм (рис. 3, справа). Для подробнее см. Kandel et al. (2000), гл. II.4.

Рисунок 3.(слева) микротрубочки и нейрофиламентов, ширина рисунка примерно соответствует 700нм; (справа) димеры тубулина, состоящие из α- и β-мономеры, составляющие микротрубочки.

Тубулины в микротрубочках являются субстратом, который в Предложение Хамероффа используется для вставки предложения Пенроуза теоретическая база нейрофизиологически. Как будет обсуждаться в более подробно в Раздел 3.5, Предполагается, что состояния тубулина зависят от квантовых событий, так что Возможна квантовая когерентность между различными тубулинами.Далее Ключевым тезисом в сценарии Пенроуза и Хамероффа является то, что (вызванный гравитацией) коллапс таких когерентных состояний тубулина соответствует элементарным актам сознания.

3.2 Стапп: Квантовые редукции состояний и сознательные действия

Акт измерения является важным аспектом в рамках квантовой теории. теория, которая была предметом споров более восьми вот уже несколько десятилетий. В своей монографии о математических основах квантовая механика, фон Нейман (1955, гл.V.1) введен в ad hoc , постулат проекции как математический инструмент для описания измерения в терминах прерывистого, беспричинное, мгновенное (необратимое) действие, определяемое (1) переход квантового состояния в собственное b j измеряемой наблюдаемой B (с определенной вероятностью). Этот переход часто называют коллапсом или . уменьшение волновой функции, в отличие от (2) непрерывная унитарная (обратимая) эволюция системы по уравнение Шредингера.

В главе VI фон Нейман (1955) обсуждал концептуальное различие между наблюдаемой и наблюдающей системой. В этом контексте он применил (1) и (2) к общей ситуации системы измеряемых объектов (I), a измерительный прибор (II) и (мозг) человека-наблюдателя (III). Его вывод заключался в том, что это не имеет значения для результата измерения на (I), является ли граница между наблюдаемым и Система наблюдения расположена между I и (II и III) или между (I И II) и III.Как следствие, несущественно, детектор или человеческий мозг в конечном итоге называют «Наблюдатель». [7]

В отличие от довольно осторожной позиции фон Неймана, Лондон и Бауэр (1939) пошел дальше и предположил, что это действительно человеческий фактор. сознание , которое завершает процесс квантового измерения (см. Jammer (1974, раздел 11.3) или Shimony (1963) для более подробной информации). учетная запись). Таким образом, они приписывали сознанию решающую роль. в понимании квантового измерения с точки зрения обновления знания наблюдателя.В 1960-х годах Вигнер (1967) радикализировал это предложение, [8] предполагая влияние сознания на физическое состояние измеряемая система, а не только влияние на знания наблюдателя. Чтобы описывать измерение как реальный динамический процесс, порождающий необратимых фактов, Вигнер призвал к некоторой нелинейной модификации (2) заменить проекцию фон Неймана (1). [9]

С 1980-х годов Стапп разработал свою точку зрения на фон Неймана и Вигнера.В частности, он пытается понять особенности сознания по отношению к квантовой теория. Вдохновленный фон Нейманом, Стапп использует свободу, чтобы разместить интерфейс между наблюдаемой и наблюдающей системой и помещает его в мозг наблюдателя. Он не предлагает никаких формальных изменений. современной квантовой теории (в частности, он остается существенно в рамках «ортодоксального» представления гильбертова пространства), но добавляет основные интерпретационные расширения, в частности, в отношении подробная онтологическая основа.

В своей более ранней работе Стапп (1993) начал с работы Гейзенберга. различие между потенциальным и актуальным (Heisenberg 1958), тем самым сделав решительный шаг за пределы оперативного Копенгагенского интерпретация квантовой механики. В то время как идея Гейзенберга из фактический относится к измеряемому событию в смысле Копенгагенская интерпретация, его представление о потенциале , тенденции , относится к ситуации с до измерение, которое выражает идею реальности, не зависящей от измерение. [10]

Сразу после его актуализации каждое событие имеет тенденцию к надвигающаяся актуализация другого, последующего фактического события. Поэтому события по определению неоднозначны. Что касается их актуализированный аспект, важным шагом Stapp является «прикрепить к каждое фактическое событие Гейзенберга - это эмпирический аспект. Последний называется чувствовать этого события, и его можно рассматривать как аспект фактического события, который придает ему статус внутренняя действительность »(Stapp 1993, p.149).

Что касается аспекта их тенденций, заманчиво понять события с точки зрения схема (B) из Раздел 2. Это связано с онтологией Уайтхеда, в которой ментальное и физические полюса так называемых «реальных событий» рассматриваются как психологические и физические аспекты реальности. В потенциальные предшественники реальных событий психофизически нейтральны и относятся к способу существования, при котором разум и материя неразделенный. Это выражается, например, в представлении Стаппа «гибридной онтологии» с «как идеей, так и материальные качества »(Stapp 1999, 159).Сходства с двухаспектный подход (B) (ср. Раздел 5) очевидны.

В интервью 2006 г. Stapp (2006) указывает на некоторые онтологические особенности его подхода к процессу Уайтхеда мышление, в то время как реальные события, а не материя или разум фундаментальные элементы реальности. Они задуманы как основанные на процессная, а не содержательная онтология (см. философия процесса). Стапп связывает принципиально процессуальную природу реальных событий. как к физическому акту редукции состояния, так и к коррелированному психологический умышленный акт.

Еще один важный аспект его подхода - возможность того, что «Сознательные намерения человека могут влиять на деятельность его мозга »(Stapp 1999, p. 153). Отличается от возможно вводящее в заблуждение понятие прямого взаимодействия, предполагающее интерпретация в терминах схемы (А) Раздел 2, он описывает эту особенность более тонко. Требование что умственные и материальные результаты реального события должны совпадение, т. е. быть коррелированным, действует как ограничение на способ, которым эти исходы формируются в рамках реального события (ср.Stapp 2006). Таким образом, понятие взаимодействия заменяется понятием ограничение, установленное корреляциями разума и материи (см. также Stapp 2007).

На уровне, на котором сознательные психические состояния и материальные состояния мозга различны, каждое сознательное переживание, по мнению Стапп (1999, с. 153), имеет в качестве физического аналога квантовое состояние сокращение актуализирует «модель деятельности, которая иногда называется нейронным коррелятом этого сознательного опыта ». Этот паттерн деятельности может кодировать намерение и, таким образом, представлять «Шаблон к действию».Преднамеренное решение для действие, предшествующее самому действию, тогда является ключом к чему-либо подобному свободная воля на этой картинке.

Стапп утверждает, что умственное усилие, то есть внимание, уделяемое таким преднамеренные действия, могут продлить срок службы нейронных сборок которые представляют собой шаблоны для действий из-за квантового зеноновского типа эффекты. Что касается нейрофизиологической реализации этого идея, предполагается, что интенциональные ментальные состояния соответствуют редукции состояний суперпозиции нейронных сборок.Дополнительный комментарий относительно концепций внимания и намерения в связь с идеей Джеймса о целостном потоке сознания (Джеймс 1950 [1890]) был дан Стэппом (1999).

Для дальнейшего прогресса необходимо будет разработать последовательную формальную основу для этого подхода и проработать конкретные детали. Например, пока точно не выяснено, как квантовые суперпозиции и их коллапсы должны происходить в нейронных корреляты сознательных событий. Некоторые показания обозначены Schwartz et al. (2005). С этими желаниями на будущее работы, общая концепция консервативна в том, что касается физического формализм остается неизменным.

Вот почему Стапп годами настаивал на том, чтобы его подход не изменился. то, что он называет «ортодоксальной» квантовой механикой, по существу закодировано в статистической формулировке фон Неймана (1955). С точки зрения стандартной современной квантовой физики, однако, конечно, неортодоксально включать ментальные состояние наблюдателей в теории.Хотя это правда, что квантовый измерение еще не окончательно понято с точки зрения физической теории, представление психических состояний как существенного недостающего звена очень важно. умозрительно с современной точки зрения.

Эта ссылка - радикальный концептуальный ход. В том, что Стапп теперь обозначает как «Полуортодоксальный» подход (Stapp 2015), он предлагает случайная случайность отдельных квантовых событий («Выбор природы») следует понимать как «не на самом деле случайный, но положительно или отрицательно смещенный положительным или отрицательным отрицательные значения в сознании наблюдателей, актуализируемые его (природный) выбор »(стр.187). Эта гипотеза приводит в умственные влияния на квантовые физические процессы, которые широко неизвестная территория в настоящее время.

3.3 Витиелло и Фриман: квантовая теория поля состояний мозга

В 1960-х Ricciardi и Umezawa (1967) предложили использовать формализм квантовой теории поля для описания состояний мозга с особый упор на память. Основная идея - представить себе память. состояний в терминах состояний многочастичных систем, как неэквивалентных представления вакуумных состояний квантовых поля. [11] Это предложение претерпело несколько доработок (например, Стюарт et al. 1978, 1979; Джибу и Ясуэ 1995). Основные недавние прогресс был достигнут за счет включения эффектов рассеяния, хаоса, фракталы и квантовый шум (Vitiello 1995; Pessa and Vitiello 2003; Витиелло 2012). Для удобочитаемых нетехнических отчетов о подходе в его нынешняя форма, встроенная в квантовую теорию поля на сегодняшний день, см. Витиелло (2001, 2002).

Квантовая теория поля (см. Запись на квантовая теория поля) имеет дело с системами с бесконечным числом степеней свободы.Для таких систем, алгебра наблюдаемых, которая возникает в результате наложения канонические коммутационные соотношения допускают кратное гильбертово пространство представления, не унитарно эквивалентные друг другу. Этот отличается от случая стандартной квантовой механики, которая имеет дело с системы с конечным числом степеней свободы. Для таких систем соответствующая алгебра наблюдаемых допускает унитарно эквивалентные Представления в гильбертовом пространстве.

Неэквивалентные представления квантовой теории поля могут быть генерируется спонтанным нарушением симметрии (см. запись на симметрия и нарушение симметрии), происходит, когда основное состояние (или вакуумное состояние) системы не инвариантен относительно полной группы преобразований, обеспечивающих законы сохранения для системы.Если симметрия нарушается, коллективное генерируются моды (так называемые бозонные моды Намбу-Голдстоуна), которые распространяются по системе и вносят дальние корреляции в Это.

Эти корреляции ответственны за появление упорядоченных узоры. В отличие от стандартных тепловых систем, большое количество бозонов могут быть конденсированы в упорядоченном состоянии очень стабильным образом. Грубо говоря, это дает теоретико-квантовый вывод упорядоченных состояний в системах многих тел, описываемых в терминах статистическая физика.В предложении Умедзавы эти динамически упорядоченные состояния представляют собой когерентную активность в нейронных сборках.

Активация нейронной сборки необходима для того, чтобы закодированный контент сознательно доступен. Эта активация считается инициированным внешними стимулами. Если только сборка не активировано, его содержимое остается бессознательным, недоступным воспоминанием. Согласно Умедзаве, когерентные нейрональные сборки коррелировали с такими состояния памяти рассматриваются как состояния вакуума; их активация приводит к возбужденные состояния и позволяет сознательное воспоминание о содержании закодировано в вакуумном (основном) состоянии.Устойчивость таких состояний и роль внешних раздражителей подробно исследована Стюарт и др. (1978, 1979).

Сделан решающий дальнейший шаг в развитии подхода. с учетом рассеяния . Возможна диссипация когда рассматривается взаимодействие системы с окружающей средой. Витиелло (1995) описывает, как взаимодействие системы и среды вызывает удвоение коллективных режимов системы в ее среда.Это дает бесконечно много вакуума с различным кодом. состояний, предлагая возможность большого количества содержимого памяти без надпечатка. Более того, диссипация приводит к конечному времени жизни вакуумные состояния, представляющие, таким образом, ограниченные во времени неограниченная память (Alfinito и Vitiello 2000; Alfinito и др. 2001). Наконец, рассеивание порождает настоящую стрелу времени для система, и ее взаимодействие с окружающей средой вызывает запутывание. Песса и Витьелло (2003) рассмотрели дополнительные эффекты хаоса. и квантовый шум.

Предложение Умедзавы рассматривает мозг как систему многих частиц. в целом, где «частицы» более или менее нейроны. На языке Раздел 3.1, это относится к уровню нейронных сборок, которые коррелируют непосредственно с умственной деятельностью. Еще одно достоинство квантовой Теоретико-полевой подход заключается в том, что он избегает ограничений стандартных квантовая механика в формально правильном виде. С концептуальной точки зрения многие новаторских презентаций предложения, тем не менее, запутал психические и материальные состояния (и их свойства).Это было пояснил Freeman и Vitiello (2008): модель «описывает мозг, а не психические состояния ».

Для соответствующего описания состояний мозга Фриман и Витиелло 2006, 2008, 2010) изучали нейробиологически релевантные наблюдаемые, такие как как амплитуды электрического и магнитного поля и нейромедиатор концентрация. Они нашли доказательства неравновесных аналогов фазовые переходы (Vitiello 2015) и степенные распределения спектральные плотности энергии электрокортикограмм (Freeman and Vitiello 2010, Freeman and Quian Quiroga 2013).Все эти наблюдаемые классический, так что нейроны, глиальные клетки и другие физиологические единиц - это , а не квантовых объектов в многочастичной модели мозг »(Freeman, Vitiello, 2008). Однако Витиелло (2012) также указывает на то, что возникновение (самоподобных, фрактальных) степенные распределения в целом тесно связаны с диссипативные квантовые когерентные состояния (см. также недавние разработки сценарий Пенроуза-Хамероффа, Раздел 3.5).

Общий вывод состоит в том, что применение квантовой теории поля описывает, почему и как классическое поведение возникает на уровне мозга активность рассматривается.Просматриваются сами соответствующие состояния мозга как классические государства. Подобно классическому термодинамическому описание, возникающее из квантовой статистической механики, идея состоит в том, чтобы идентифицировать различные режимы устойчивого поведения (фазы, аттракторы) и переходы между ними. Таким образом, квантовая теория поля обеспечивает формальные элементы, из которых стандартное классическое описание мозга активность может быть выведена, и это его основная роль в большей части модель. Только в их последней совместной статье Freeman and Vitiello (2016) представьте себе способ, которым можно явно включить ментальное.Для недавний обзор, включая техническую информацию, см. Sabbadini и Витиелло (2019).

3.4 Бек и Эклс: квантовая механика в синаптической щели

Вероятно, наиболее конкретное предположение о том, как квантовая механика в своем современный внешний вид может играть роль в мозговых процессах из-за Бек и Экклс (1992), позже уточненный Беком (2001). Это относится к особые механизмы передачи информации в синаптической щели. Однако способы, которыми эти квантовые процессы могут иметь отношение к умственная деятельность, и в которой их взаимодействие с психическими состояниями задуманы, остаются невыясненными до настоящего времени день. [12]

Как представлено в Раздел 3.1, информационный поток между нейронами в химических синапсах инициируется выпуском передатчиков в пресинаптическом терминале. Этот процесс называется экзоцитозом, и он запускается прибывающим нервный импульс с некоторой малой вероятностью. Чтобы описать триггерный механизм статистическим, термодинамическим или квантовым можно вызвать механику. Взглянем на соответствующие энергетические режимы показывает (Beck and Eccles 1992), что квантовые процессы отличимых от тепловых процессов для энергий выше, чем 10 -2 эВ (при комнатной температуре).Предполагая типичную длину шкала для биологических микросайтов порядка нескольких нанометров, эффективной массы ниже 10 масс электрона достаточно, чтобы гарантировать, что квантовые процессы преобладают над тепловыми.

Верхний предел шкалы времени таких процессов в квантовой режим порядка 10 -12 сек. Это значительно короче, чем временной масштаб клеточных процессов, который 10 -9 сек и более. Ощутимая разница между две шкалы времени позволяют рассматривать соответствующие процессы как развязанные друг от друга.

Детальный спусковой механизм, предложенный Беком и Экклзом (1992), таков: на основе квантовой концепции квазичастиц, отражающих частичный аспект коллективного режима. Пропуская детали На картинке предложенный пусковой механизм относится к туннельным процессам квазичастиц с двумя состояниями, что приводит к коллапсу состояний. Это дает вероятность экзоцитоза в диапазоне от 0 до 0,7, в согласие с эмпирическими наблюдениями. Использование теоретической основы разработанный ранее (Marcus 1956; Jortner 1976), квантовый триггер может конкретно понимать с точки зрения переноса электронов между биомолекулы.Однако остается вопрос, как может быть триггер. актуально для сознательных психических состояний. У этого есть два аспекта вопрос.

Первый относится к намерению Эклза использовать квантовую процессы в головном мозге как отправная точка для ментальной причинности. В идея, как указано в Секция 1, заключается в том, что фундаментально недетерминированная природа индивидуального коллапс квантовых состояний дает место влиянию умственных способностей по состояниям мозга. На нынешней картинке это задумано в таком виде. способ, которым «ментальное намерение (воля) становится нервно-эффективным на мгновенно увеличивая вероятность экзоцитоз »(Beck and Eccles 1992, 11360).Способствовать Обоснование этого предположения не приводится.

Второй аспект относится к проблеме, которая обрабатывается на одиночных синапсов нельзя просто соотнести с психическим активность, нейронные корреляты которой представляют собой когерентные сборки нейронов. Наиболее вероятно, что на первый взгляд некоррелированных случайных процессов на отдельные синапсы приведут к стохастической сети нейронов (Хепп 1999). Хотя Бек (2001) указал на возможности (например, квантовый стохастический резонанс) для получения упорядоченных структур на уровень сборок из принципиально случайных синаптических процессов, это остается нерешенной проблемой.

За исключением идеи Экклза о ментальной причинности, подход Бека и Эклза в основном фокусируется на состояниях мозга и динамика мозга. В этом отношении Бек (2001, 109f) прямо заявляет что «наука по самой своей природе не может дать ответ на […] Вопросы, связанные с разумом ». Тем не менее их биофизический подход может открыть дверь для контролируемых предположений о отношения разум-материя.

Более недавнее предложение, нацеленное на процессы экзоцитоза в синаптических расщелина из-за Фишера (2015, 2017).Подобно квазичастицам Бека и Экклза, Фишер относится к так называемым молекулам Познера, в особенно фосфат кальция, Са \ (_ 9 \) (PO \ (_ 4 \)) \ (_ 6 \). Ядерная спины фосфат-ионов служат запутанными кубитами внутри молекулы, которые защищают свои когерентные состояния от быстрых декогеренция (приводящая к экстремальным временам декогеренции в диапазоне часов или даже дней). Если молекулы Познера переносятся в пресинаптические глутаматергические нейроны, они будут дополнительно стимулировать высвобождение глутамата и усиление постсинаптической активности.Из-за нелокального квантовых корреляций эта активность может быть усилена за счет нескольких нейроны (которые ответят на беспокойство Хеппа).

Это сложный механизм, требующий эмпирических тестов. Один из них могло бы изменить динамику спина фосфора в пределах Молекулы Познера. Например, замена Ca на другие изотопы Li с разными ядерными спинами приводит к разной декогеренции раз, влияя на постсинаптическую активность. Соответствующие доказательства были показаны на животных (Sechzer et al.1986, Круг и др. 2019). В Фактически, литий, как известно, эффективен для смягчения маниакальных фаз в пациенты с биполярным расстройством.

3.5 Пенроуз и Хамерофф: квантовая гравитация и микротрубочки

В сценарии, разработанном Пенроузом и нейрофизиологически дополненная Хамероффом, квантовая теория считается эффективной для сознание, но то, как это происходит, довольно изощренно. это утверждал, что элементарные акты сознания неалгоритмичны, то есть невычислимыми, и они нейрофизиологически реализованы как вызванные гравитацией редукции когерентных суперпозиционных состояний в микротрубочки.

В отличие от рассмотренных до сих пор подходов, которые по существу основаны на (различные особенности) status quo квантовой теории, физическая часть сценария, предложенного Пенроузом, относится к будущему развития квантовой теории для правильного понимания физический процесс, лежащий в основе редукции квантовых состояний. Грандиознее картина такова, что для в конечном итоге понять квантовое измерение (см. квантовая гравитация).

Это далеко идущее предположение. Обоснование Пенроуза вызов редукции состояния не означает, что соответствующая случайность дает возможность ментальной причинности стать действенной (хотя это не исключен). Его концептуальная отправная точка, подробно разработанная в двух книгах (Penrose 1989, 1994) заключается в том, что элементарные сознательные действия не могут быть описаны алгоритмически, следовательно, не могут быть вычислены. Его фон в этом отношении имеет прямое отношение к природе креативность, математическая проницательность, неполнота Гёделя теоремы и идея платонической реальности за пределами разума и иметь значение.

Пенроуз утверждает, что правильная формулировка редукции квантового состояния замена постулата фон Неймана о проекции должна честно описать объективный физический процесс , который он называет Снижение цели . Поскольку такой физический процесс остается эмпирически неподтвержденный до сих пор, Пенроуз предполагает, что эффекты не в настоящее время охватываемые квантовой теорией могут играть роль в состоянии снижение. Идеальными кандидатами для него являются гравитационные эффекты, поскольку гравитация - единственное фундаментальное взаимодействие, которое не до сих пор интегрирован в квантовую теорию.Вместо того, чтобы изменять элементы теории гравитации (т.е. общей теории относительности) для достижения такая интеграция, Пенроуз говорит об обратном: этот роман Для этого в квантовую теорию должны быть включены функции. Таким образом, он приходит к предложению гравитационного Снижение объективного состояния .

Почему такая версия редукции состояния невычислима? Первоначально один может думать об объективном сокращении состояния в терминах стохастического процесс, как и большинство текущих предложений по таким механизмам (см. запись на теории коллапса).Это, конечно, было бы недетерминированным, но вероятностным и случайные процессы могут быть стандартно реализованы на компьютере, следовательно, они определенно вычислимы. Пенроуз (1994, разделы 7.8 и 7.10) обрисовывает в общих чертах некоторые идеи относительно действительно невычислимых, а не только случайные, особенности квантовой гравитации. Чтобы они стали жизнеспособные кандидаты для объяснения невычислимости снижение состояния, вызванное гравитацией, предстоит еще долгий путь прошло.

Что касается нейрофизиологической реализации Предложение Пенроуза, его сотрудничество с Хамероффом было инструментальный.Имея опыт работы анестезиологом, Хамерофф предложили рассматривать микротрубочки как вариант для редукции квантовых состояний могут иметь место эффективно, см., например, Хамерофф и Пенроуз (1996). Предполагается, что соответствующие квантовые состояния быть когерентными суперпозициями состояний тубулина, в конечном итоге расширяющими над многими нейронами. Их одновременный коллапс под действием гравитации интерпретируется как индивидуальный элементарный акт сознания. В предложенный механизм, с помощью которого устанавливаются такие суперпозиции включает ряд сопутствующих деталей, которые еще предстоит подтвердить, или опровергнуты.

Идея сосредоточиться на микротрубочках частично мотивирована аргумент, что для обеспечения квантовой государства могут жить достаточно долго, чтобы быть сокращенными гравитационным влияние, а не взаимодействие с теплым и влажным окружающая среда в мозгу. Спекулятивные замечания о том, как невычислимые аспекты ожидаемой новой физики, упомянутые выше может иметь значение в этом сценарий [13] приведены у Пенроуза (1994, раздел 7.7).

Влиятельная критика возможности того, что квантовые состояния могут факт выживания достаточно долго в тепловой среде мозга был поднят Тегмарком (2000).Он оценивает время декогеренции суперпозиции тубулина из-за взаимодействия в мозгу, чтобы быть меньше чем 10 -12 сек. По сравнению с типичными временными шкалами микротрубчатые процессы порядка миллисекунд и более, он приходит к выводу, что время жизни суперпозиций тубулина слишком велико коротко, чтобы иметь значение для нейрофизиологических процессов в микротрубочки. В ответ на эту критику Hagan et al. (2002) показали, что исправленная версия модели Тегмарка обеспечивает время декогеренции от 10 до 100 мкс, и это было утверждал, что это может быть расширено до нейрофизиологически соответствующий диапазон от 10 до 100 мсек при определенных предположениях сценарий Пенроуза и Хамероффа.

Совсем недавно в эту дискуссию вошла новая идея. Теоретическая исследования взаимодействующих спинов показали, что запутанные состояния могут быть поддерживается в зашумленных открытых квантовых системах при высоких температурах и вдали от теплового равновесия. В этих исследованиях эффект декогеренции уравновешивается простым механизмом «повторения» (Хартманн и др. 2006, Ли и Параоану 2009). Это указывает что при определенных обстоятельствах запутанность может сохраняться даже в жаркая и шумная среда, такая как мозг.

Тем не менее, декогеренция - это лишь одна из частей дискуссии об общем картина предложена Пенроузом и Хамероффом. С другой стороны, их предложение о микротрубочках как квантовых вычислительных устройствах имеет недавно получил поддержку от работы лаборатории Bandyopadhyay в Япония: свидетельства колебательных резонансов и проводимости особенности микротрубочек, которых следует ожидать, если они макроскопические квантовые системы (Саху и др. 2013). Результаты Bandyopadhyay привлекли значительное внимание и комментарий (см. Hameroff and Penrose 2014).В хорошо информированном углубленного анализа, Питкянен (2014) выразил обеспокоенность по поводу что только представленных результатов может быть недостаточно для подтверждения подход, предложенный Хамероффом и Пенроузом, со всеми его разветвления.

С другой стороны, Craddock et al. (2015, 2017) обсуждается подробно, как микротрубочковые отростки (а не или в дополнение к синаптические процессы, см. Flohr 2000) могут быть затронуты анестетиками, а также может быть ответственным за нейродегенеративные расстройства памяти.В виде корреляция между анестетиками и сознанием кажется очевидной на феноменологический уровень, интересно знать запутанные механизмы действия анестетиков на цитоскелет нейрональный ячеек, [14] и какую роль в этих механизмах играет квантовая механика. Craddock et al. (2015, 2017) указывают на ряд возможных квантовых эффекты (включая степенное поведение, рассмотренное Витиелло, ср. Раздел 3.3) которые можно исследовать с помощью доступных в настоящее время технологий.Недавние эмпирические результаты о квантовых взаимодействиях анестетиков: благодаря Li et al. (2018) и Burdick et al. (2019).

С философской точки зрения сценарий Пенроуза и Хамероффа время от времени получал откровенный отказ, см., например, Grush и Черчленд (1995) и ответ Пенроуза и Хамероффа (1995). Действительно, их подход объединяет несколько загадок высшего уровня, среди которых их отношение между разумом и самой материей, окончательное объединение всех физических взаимодействий, происхождение математических истина и понимание динамики мозга через иерархические уровни.Сочетание таких глубоких и увлекательных вопросов, безусловно, требует дальнейшая работа должна быть обоснована и не должна быть слишком быстрой ни отмечен, ни уволен неосторожно. Спустя более двух десятилетий с самого начала можно смело утверждать одно: этот подход плодотворно вдохновил на важные инновационные исследования квантовых эффектов о сознании, как теоретическом, так и эмпирическом.

4. Квантовый разум

4.1 Применение квантовых концепций к психическим системам

Сегодня в изучении сознания накапливаются доказательства. что квантовые концепции, такие как дополнительность, запутанность, дисперсия состояний, и небулева логика играют важную роль в умственном процессы.Соответствующие квантово-вдохновленные подходы направлены исключительно на ментальные (психологические) феномены, использующие также формальные признаки в квантовой физике, но без привлечения полноценного фреймворка квантовой механики или квантовой теории поля. Термин «квантовый познание »был придуман для обозначения этой новой области исследовать. Возможно, более подходящей характеристикой была бы некоммутативные структуры в познании.

На первый взгляд, это означает, что активность мозга коррелировала с с этими ментальными процессами фактически регулируется квантовой физикой.Подходы квантового мозга, обсуждаемые в Раздел 3 представляют попытки, которые были предложены в этом направлении. Но это обязательно верно, что квантовые особенности в психологии подразумевают квантовые физика в мозгу?

Формальный шаг к включению квантового поведения в ментальные системы, без упоминания квантовой активности мозга, основан на пространстве состояний описание психических систем. Если психические состояния определены на базис ячеек нейронного раздела пространства состояний, то этот раздел должен быть хорошо адаптирован, чтобы приводить к четко определенным состояниям.Для этого случая выбранные разделы обычно создают несовместимые описания (Атманспахер и Бейм Грабен 2007) и государства могут запутаться (Бейм Грабен и др. 2013).

Это означает, что квантовая динамика мозга - не единственное возможное объяснение квантовых свойств в ментальных системах. При условии, что психические состояния возникают из разделов нервных состояний таким образом что статистические нейронные состояния совпадают с индивидуальным психическим состояний характер психических процессов сильно зависит от вида раздел выбран.Если раздел построен неправильно, он вероятно, что ментальные состояния и наблюдаемые имеют черты, напоминающие квантовое поведение, хотя коррелированная активность мозга может быть полностью классический: квантовый разум без квантового мозга .

Интуитивно несложно понять, почему в поездках на работу операции или небулева логика должны быть актуальными, даже неизбежными, для ментальных систем, не имеющих ничего общего с квантовой физикой. Проще говоря, некоммутативность операций ничего не значит кроме того, последовательность, в которой применяются операции, имеет значение для окончательного результата.А небулева логика относится к предложениям. которые могут иметь нечеткие истинные ценности за пределами да или нет, оттенки правдоподобие или достоверность. Обе версии явно многочисленны в психологии и когнитивной науке (и в повседневной жизни). Pylkkänen (2015) даже предложил использовать эту интуитивно понятную доступность ментальных квантовых функций для лучшего концептуального понимания квантовой физики .

Особая сила идеи обобщения квантовой теории за пределами квантовой физики состоит в том, что она обеспечивает формальную основу, которая оба дают прозрачную и четко определенную связь с обычными квантовыми физики и использовался для описания ряда конкретных психологические приложения с удивительно подробными теоретическими и эмпирические результаты.Соответствующие подходы подпадают под третий категория, указанная в Раздел 3: дальнейшее развитие или обобщение квантовой теории.

Одно из объяснений сосредоточения внимания на психологических явлениях заключается в том, что их детальное изучение является необходимой предпосылкой для дальнейших вопросов относительно их нейронные корреляты. Следовательно, исследование психического квантовые функции сопротивляются искушению уменьшить их (в пределах сценарий А) слишком быстро для нейронной активности. Есть несколько виды психологических явлений, которые были рассмотрены в дух ментальных квантовых характеристик до сих пор: (i) процессы принятия решений, (ii) эффекты порядка, (iii) бистабильное восприятие, (iv) обучение, (v) семантическое сети, (vi) квантовое агентство и (vii) суперквантовая запутанность корреляции.Эти темы будут описаны более подробно в следующий Раздел 4.2.

Отличительной чертой этих подходов является то, что они привели к четко определенным и конкретным теоретическим моделям с эмпирическими последствия и новые предсказания. Второй момент, о котором стоит упомянуть, это что к настоящему времени существует ряд исследовательских групп по всему миру (скорее чем одиночные актеры), изучающие квантовые идеи в познании, отчасти даже в совместных усилиях. Около десяти лет регулярно международные конференции с материалами по обмену новыми результаты и идеи, а также целевые статьи, специальные выпуски и монографии были посвящены базовым каркасам и новым разработкам (Хренников 1999, Атманспахер и др. 2002, Буземейер и Бруза ​​2012, Хейвен и Хренников 2013, Wendt 2015).

4.2 Применение в бетоне

Процессы принятия решений

Ранний предшественник работы над процессами принятия решений принадлежит Aerts и Aerts (1994). Однако первый подробный отчет появился в всеобъемлющая публикация Busemeyer et al. (2006). Ключ идея состоит в том, чтобы определить вероятности результатов решения и решения раз в квантовых амплитудах вероятности. Busemeyer et al. al. нашел согласие подходящей модели гильбертова пространства (и несогласие классической альтернативы) с эмпирическими данными. Более того, им удалось разгадать давнюю загадку так называемые эффекты конъюнкции и дизъюнкции (Тверски и Шафир 1992) в процессе принятия решений (Pothos and Busemeyer 2009). Другой Заявление относится к асимметрии суждений о сходстве (Тверски 1977), что может быть адекватно понято с помощью квантовых подходов (см. Aerts et al. 2011, Pothos et al. 2013).

Эффекты приказа

Эффекты порядка в опросах, опросах и анкетах, признанные для долгое время (Schwarz and Sudman 1992), все еще недостаточно понял сегодня. Их исследование как контекстные квантовые особенности (Aerts и Aerts 1994, Busemeyer et al. 2011) предлагает потенциал раскрыть гораздо больше о таких эффектах, чем хорошо известный факт, что ответы могут кардинально измениться, если вопросы поменять местами. Атманспахер и Römer (2012) предложили полную классификацию возможных эффекты порядка (включая отношения неопределенности и не зависящие от Представления гильбертова пространства) и Wang et al. (2014) обнаружил фундаментальное условие ковариации (называемое уравнением QQ) для широкого класса порядковых эффектов.

Важным вопросом для подходов квантового разума является сложность или экономия моделей гильбертова пространства по сравнению с классическими (байесовскими, Марков и др.) Модели. Атманспахер и Рёмер (2012), а также Busemeyer и Wang (2018) рассмотрели эту проблему для эффектов порядка с помощью в результате квантовые подходы обычно требуют меньше свободных переменных, чем конкурирующие классические модели, и, таким образом, более экономный и более строгий, чем те.Бусемейер и Ван (2017) изучили, как измерение несовместимых наблюдаемых последовательно вызывает неопределенности по второму результату измерения.

Бистабильное восприятие

Восприятие стимула бистабильно, если стимул неоднозначен, например куб Неккера. Это бистабильное поведение было смоделировано аналогично физическому квантовому эффекту Зенона. (Обратите внимание, что это отличается из квантового эффекта Зенона, используемого в Раздел 3.2.) Полученная в результате модель Неккера-Зенона предсказывает количественное соотношение между основными психофизическими временными шкалами в бистабильном восприятии, которое подтверждено экспериментально (см. Atmanspacher and Filk 2013 для рассмотрение).

Более того, Атманспахер и Филк (2010) показали, что Неккер-Зенон модель нарушает временные неравенства Белла, в частности выделенные состояния в бистабильных восприятие. [15] Это теоретическое предсказание еще предстоит проверить экспериментально и станет лакмусовой бумажкой для квантового поведения ментальных систем. Такой состояния были обозначены как нелокальные во времени в том смысле, что они не локализованы резко (точечно) по оси времени но кажутся растянутыми на длительный интервал времени (расширенный настоящее время).В этом интервале такие отношения, как «Раньше» или «позже» незаконны обозначения и, соответственно, причинно-следственные связи нечетко определены.

Учебные процессы

Еще одна очевидная арена некоммутативного поведения - обучение поведение. В теоретических исследованиях Атманспахер и Филк (2006) показали, что что в простых контролируемых учебных задачах небольшие повторяющиеся сети не изучать только предписанное отношение ввода-вывода, но также и последовательность в котором были представлены исходные данные.Это влечет за собой признание входов ухудшается при изменении последовательности представления. В очень мало исключительных случаев, с особыми характеристиками, которые остаются необходимо изучить, этого ухудшения можно избежать.

Семантические сети

Часто исследуется сложный вопрос значения естественных языков. с точки зрения семантических сетей. Gabora и Aerts (2002) описали способ, которым концепции вызываются, используются и объединяются для создания значение в зависимости от контекстов.Их идеи об ассоциации концептов в эволюции получили дальнейшее развитие в Gabora и Aerts (2009). А особенно захватывающее приложение принадлежит Bruza et al. (2015), которые бросили вызов давней догме в лингвистике. предполагая, что значение комбинаций понятий (таких как «Яблочная стружка») нельзя однозначно разделить по значениям объединенных понятий («яблоко» и «чип»). Bruza et al. (2015) относятся к смысловым отношениям с точки зрения особенности стиля запутанности в квантовых представлениях концепций и сообщил о первых эмпирических результатах в этом направлении.

Quantum Agency

Квантовый подход к пониманию вопросов, связанных с агентством, намерение и другие спорные темы в философии разума был предложен Бригелем и Мюллером (2015), см. также Мюллер и Бригель (2018). Это предложение основано на работе над квантовые алгоритмы обучения с подкреплением в нейронных сетях («Проективное моделирование», Папаро и др. 2012), что можно рассматривать как вариант квантового машинного обучения (Wittek 2014). Суть идеи в том, как агенты могут развивать агентство как своего рода независимости от окружающей среды и детерминированных законов управляя им (Briegel 2012).Поведение самого агента моделируется как недетерминированное квантовое случайное блуждание в своей памяти космос.

Сверхквантовые корреляции

Квантовая запутанность подразумевает корреляции, превосходящие стандартные классические корреляции (нарушая неравенства типа Белла), но подчиняясь так называемая связка Цирельсона. Однако эта оценка не исчерпывает диапазон, в котором корреляции типа Белла могут в принципе нарушаться. Попеску и Рорлих (1994) обнаружили такие корреляции для конкретных квантовые измерения и изучение таких суперквантовых корреляций стала яркой областью современных исследований, поскольку обзор Попеску (2014) показывает.

Одна проблема в оценке суперквантовых корреляций в ментальных системах состоит в том, чтобы очертить подлинные (не причинные) корреляции квантового типа из (причинные) классические корреляции, которые можно использовать для сигнализации. Джафаров и Куяла (2013) разработали компактный способ сделать это и вычесть классические контекстные эффекты, такие как прайминг в ментальных системах так что истинные квантовые корреляции остаются. Увидеть Сервантеса и Джафарова (2018) для эмпирических приложений, а также Atmanspacher и Filk (2019) для дальнейших тонкостей.

5. Разум и материя как двойственные аспекты

5.1 Композиционный и декомпозиционный подходы

Подходы с двумя аспектами рассматривают ментальные и материальные области реальности. как аспекты или проявления одной лежащей в основе реальности, в которой разум и материя неразделимы. В таких рамках различие между разумом и материей - результат применения основного инструмента для достижения эпистемического доступа, т. е. сбора знаний о обоих разделенные домены и лежащие в основе реальность. [16] Следовательно, статус основного, психофизически нейтрального домен считается онтическим по сравнению с умом-материей. различие.

Как упоминалось в Раздел 2, двухаспектные подходы имеют долгую историю, начиная с Спиноза как наиболее откровенный главный герой. Основные направления 20-го века были описаны и сравнены с некоторыми деталями Атманспахер (2014). Важное различие между двумя основными классы двойного мышления - это способ, которым психофизически нейтральная область связана с психическим и физический.Для Рассела и неорасселлианцев композиционных аранжировок психофизически нейтральных элементы решают, чем они отличаются по отношению к психическому или физическому характеристики. Как следствие, психическое и физическое сводится к нейтральной области. Идеи Чалмерса (1996, гл. 8) по «сознанию и информации» попадают в этот класс. Теоретическая основа Тонони «интегрированной информации теория »(см. Оидзуми и др. 2014, Тонони и Кох 2015) можно рассматривать как конкретную реализацию ряда функций Предложение Чалмерса.Никакие квантовые структуры в этом не участвуют. Работа.

Другой класс двойного мышления - это декомпозиционный . а не композиционный. Здесь основная метафизика психофизически нейтральная область целостна, а ментальная и физические (ни сводимые друг к другу, ни к нейтральному) возникают нарушив целостную симметрию или, другими словами, сделав различия. Эта структура руководствуется аналогией с квантовой холизм, и преобладающими версиями этой картины являются квантовые теоретически вдохновленный, как, например, предложенный Паули и Юнгом (Юнг и Паули, 1955; Мейер, 2001) и Бомом и Хили (Бом, 1990; Бом и Хили 1993; Hiley 2001).Они основаны на предположениях, что явно выходят за рамки современной квантовой теории.

В подходе Бома и Хили понятие подразумеваемого и эксплицирующий порядок отражают различие между онтическим и эпистемическим домены. Психические и физические состояния возникают в результате объяснения или разворачивание, из в конечном итоге неделимого и психофизически нейтрального подразумеваемый, свернутый порядок. Этот заказ называется голодвижение . потому что он не статичен, а скорее динамичен, как у Уайтхеда философия процесса.Де Госсон и Хили (2013) дают хорошее введение того, как можно решить проблему голомодвижения с формальной (алгебраическая) точка зрения.

На уровне подразумеваемого ордера термин активен. информация говорит о том, что этот уровень способен «Информирование» эпистемически выделенного, эксплицитного области разума и материи. Следует подчеркнуть, что обычный Понятие информации, несомненно, является эпистемическим термином. Тем не менее, существует целый ряд двойных подходов к решению что-то вроде информации на онтике, психофизически нейтральной уровень. [17] Появляется неэпистемическое использование информационных концепций. несовместимы, если общее (синтаксическое) значение типа Шеннона информация предназначена, что требует различения для того, чтобы строить перегородки, предоставляя альтернативы в наборе заданных События. Большинство основанных на информации двухэтапных подходов не достаточно прояснить их понятие информации, чтобы легко возникают недоразумения.

5.2 Корреляции разума и материи

В то время как предложение Бома и Хили, по сути, представляет собой концептуальную схему каркас без дополнительных конкретных деталей, особенно касающихся ментальной области, гипотеза Паули-Юнга (Атманспахер и Фукс 2014) по поводу двухаспектного монизма предлагает еще несколько материалов для обсуждать.Интуитивно привлекательный способ представить свой подход рассматривает различие между эпистемической и онтической областями материала реальности из-за квантовой теории параллельно с различие между эпистемической и онтической ментальной областями.

С физической стороны эпистемологическое / онтическое различие относится к различие между «локальным реализмом» эмпирических фактов полученные от классических измерительных приборов и «целостного реализм »запутанных систем (Atmanspacher, Primas 2003).По сути, эти домены связаны процессом измерение, которое до сих пор считалось независимым от сознательных наблюдателей. Соответствующая картина на ментальной стороне указывает на различие между сознательным и бессознательным домены. [18] В глубинных психологических концепциях Юнга эти две области связаны с возникновением сознательных психических состояний из бессознательное, аналогично физическому измерению.

В глубинной психологии Юнга крайне важно, чтобы бессознательное имеет коллективный компонент , не разделенный между отдельными лицами и населен так называемыми архетипами .Они рассматриваются как составляющий психофизически нейтральный уровень, включающий как коллективное бессознательное и целостная реальность квантовой теории. В в то же время они действуют как «упорядочивающие факторы», будучи ответственны за организацию их психического и физического проявления в эпистемически выделенных областях разума и иметь значение. Более подробную информацию об этой картине можно найти у Юнга и Паули. (1955), Мейер (2001), Атманспахер и Примас (2009), Атманспахер и Фах (2013) и Атманспахер и Фукс (2014).

Эта схема явно связана с сценарий (B) из П. 2, сочетание эпистемически дуалистического с онтически монистическим подход. Корреляции между ментальным и физическим понимается как непричинный, таким образом, уважая причинное закрытие физический против психического . Однако есть причинно-следственная отношения (в смысле формальной, а не эффективной причинно-следственной связи) между психофизически нейтральным, монистическим уровнем и эпистемически различаются ментальная и материальная области.В В терминах Паули и Юнга такая причинность выражается операцией упорядочивания архетипов в коллективном без сознания.

Другими словами, этот сценарий предполагает возможность того, что умственное и материальные проявления могут унаследовать взаимные соотношения из-за тот факт, что они совместно вызваны психофизически нейтральными уровень. Можно сказать, что такие корреляции являются остатками, отражающими утраченный холизм лежащей в основе реальности. Это , а не результат любого прямого причинного взаимодействия между психическим и материальные домены.Таким образом, они не подходят для объяснение прямой эффективной психической причинности. Их существование потребует некоторой психофизически нейтральной активности влекущие за собой эффекты корреляции, которые могут быть неверно истолкованы как ментальные причинность физических событий. Независимо от квантовой теории связанный ход был предложен Велмансом (2002, 2009). Но даже без ментальная причинность, сценарий (B) имеет отношение к повсеместным корреляциям между сознательными ментальными состояния и физические состояния мозга.

5.3 Дальнейшие разработки

В гипотезе Паули-Юнга эти корреляции называются синхронистический и были расширены до психосоматических отношения (Meier 1975). Исчерпывающая типология разума-материи корреляции, вытекающие из двойственного аспекта Паули и Юнга монизм был предложен Атманспахером и Фахом (2013). Они обнаружили, что большой объем эмпирического материала, касающийся более 2000 случаев так называемые «исключительные впечатления» можно классифицировать в соответствии с их отклонением от общепринятой модели реальности субъект и из условных отношений между его составляющими (подробнее см. Atmanspacher and Fach 2019).Синхронный события в смысле Паули и Юнга предстают как частный случай таких относительные отклонения.

Существенным условием, необходимым для синхронистических корреляций, является то, что они значимы для тех, кто их испытывает. это соблазн истолковать использование значения как попытку ввести семантическая информация как альтернатива синтаксической информации как рассмотрено выше. (Обратите внимание на параллель с активной информацией, как в подход Бома и Хили.) Хотя это влечет за собой сложные проблемы относительно четкого определения и применения, что-то сродни значению, как явно, так и неявно, может быть релевантным информационная валюта для отношений разум-материя в рамках декомпозиционного дуалистического мышления (Atmanspacher 2014).

Примас (2003, 2009, 2017) предложил двухаспектный подход, в котором различие ментальной и материальной областей происходит из различие между двумя разными режимами времени: напряженное (мысленное) время, включая настоящее, с одной стороны, и время без напряжения (физическое), рассматривается как внешний параметр, с другой стороны (см. записи на время и дальше бытие и становление в современной физике). Что касается этих двух концепций времени, подразумеваемых симметрией нарушение вневременного уровня реальности, которая психофизически нейтрально, Примас понимает напряженное время ментальной области как квантово-коррелированный с параметром времени в физике через «Запутанность во времени».Этот сценарий сформулирован в каркас гильбертова пространства с соответствующими операторами времени (Primas 2009, 2017), поэтому он предлагает формально разработанный двухаспектный квантовый рамки для основных аспектов проблемы разум-материя. Это показывает некоторые сходятся с идеей нелокальных во времени ментальных состояний как адресуется в Раздел 4.2.

Как указано в Раздел 3.2, подход Стаппа содержит элементы двойственного мышления как ну, хотя автор этого особо не подчеркивает.В двухаспектные квантовые подходы, обсуждаемые в настоящем разделе, имеют тенденцию сосредоточиться на проблеме обобщенного разума-материи «Запутанность» больше, чем при сокращении состояния. Основной цель здесь - понять взаимосвязь между умственным и материальным доменов, а не прямых причинно-эффективных взаимодействий между их.

Последний вопрос двойственных подходов в целом касается проблема панпсихизма или панэкспериентизма соответственно (см. обзор Skrbina 2003, и запись о панпсихизм).В пределе универсальный нарушение симметрии на психофизически нейтральный уровень, каждая система имеет как ментальный и материальный аспект. В такой ситуации важно понимать «менталитет» гораздо шире, чем "сознание". Бессознательное или прото-психическое действует как в отличие от сознательных мысленных действий, понятия, которые иногда используются для подчеркните эту разницу. Частный случай человеческого сознания в пределах ментальной области может рассматриваться как особенный, как его материальный коррелят, мозг, в материальной сфере.

6. Выводы

Историческая мотивация исследования квантовой теории в попытке понять сознание, происходящее из осознания того, что квантовые события типа коллапса вносят элемент случайности, который является первичным (онтическим), а не из-за незнания или отсутствия информации (эпистемический). Такие подходы, как подходы Стаппа и Бека и Экклза подчеркивать это (по-разному), поскольку онтическая случайность считается, что квантовые события предоставляют место для ментальной причинности, т.е.е., возможность того, что сознательные мыслительные действия могут влиять на мозг поведение. Подход Пенроуза и Хамероффа также фокусируется на состоянии коллапс, но со значительным переходом от ментальной причинности к невычислимость (конкретных) сознательных действий.

Любое обсуждение коллапса или сокращения государства (например, измерение) относится, по крайней мере, неявно, к состояниям суперпозиции так как это состояния, которые сокращаются. Насколько запутан системы остаются в квантовой суперпозиции до тех пор, пока нет измерений произошло, запутанность всегда совместно адресована, когда сокращение состояния обсуждается.Напротив, некоторые из двухаспектных квантовых подходов использовать тему запутанности по-разному и независимо от снижение состояния в первую очередь. Вдохновленный и аналогичный вызванные запутанностью нелокальные корреляции в квантовой физике, запутанность разума и материи рассматривается как гипотетическое происхождение корреляции между разумом и материей. Это демонстрирует весьма умозрительную картину. фундаментально целостного, психофизически нейтрального уровня реальности из которого возникают взаимосвязанные ментальные и материальные области.

Каждый из примеров, обсуждаемых в этом обзоре, имеет как многообещающие, так и проблемные аспекты. Подход Бека и Эклза наиболее детализирован. и конкретным в отношении применения стандартных квантовых механика процесса экзоцитоза. Однако это не решает проблема того, как активность одиночных синапсов входит в динамику нейронные сборки, и это оставляет ментальную причинность квантовой процессы как простое требование. Подход Стаппа предлагает радикально расширенная онтологическая основа как для ментальной области, так и для статус-кво квантовая теория как теория материи без существенного изменения формализм квантовой теории.Хотя связано с вдохновляющим философский и некоторый психологический фон, ему все еще не хватает эмпирическое подтверждение. Предложение Пенроуза и Хамероффа превышает область современной квантовой теории, безусловно, и является наиболее умозрительный пример из обсуждаемых. Нелегко увидеть, как картину в целом можно формально проработать и отнести к эмпирическим контрольная работа.

Подход, инициированный Умедзавой, встроен в рамки квантовая теория поля, более широко применимая и формально более сложнее стандартной квантовой механики.Используется для описания появление классической активности в нейронных ансамблях на основы нарушений симметрии в рамках квантовой теории поля. Четкое концептуальное различие между состояниями мозга и психическими состояниями часто отсутствовал. Их отношение к психическим состояниям недавно было указано в рамках двойного аспекта подход.

Двухаспектные подходы Паули и Юнга и Бома и Хили являются концептуально более прозрачный и перспективный. Хотя есть теперь огромное количество эмпирически задокументированных корреляций между разумом и материей который поддерживает гипотезу Паули-Юнга, в нем отсутствует подробный формальный база пока.Работа Хили предлагает алгебраическую основу, которая может привести к теоретическому прогрессу. Новое двухаспектное квантовое предложение Примаса, основываясь на различении напряженного мысленного времени и Напряженное физическое время знаменует собой значительный шаг вперед, особенно в том, что касается согласованной формальной основы.

Возможно, лучший прогноз для будущего успеха среди примеров описанное в этом обзоре, по крайней мере, в обозримых временных масштабах, идет к исследованию ментальных квантовых свойств без акцента на связанная с этим мозговая активность.Ряд соответствующих разработаны подходы, включающие конкретные модели для конкретных ситуаций и привели к успешным эмпирическим тестам и дальнейшие прогнозы. С другой стороны, последовательная теория, лежащая в основе отдельных моделей и взаимосвязи различных типов подходов. еще предстоит уточнить в деталях. Что касается научной практики, особенно многообещающим аспектом является видимое формирование научного сообщество с конференциями, взаимным сотрудничеством и некоторыми явное привлечение молодых ученых к работе.

Сознание - Введение в философию: философия разума

Тони Ченг

Введение

Термин «сознание» очень часто, хотя и не всегда, взаимозаменяем с термином «осознание», который для многих является более разговорным. Мы часто говорим такие вещи, как «вы знаете, что…». Иногда мы говорим: «Вы заметили это…?» выражать похожие мысли, и это указывает на тесную связь между сознанием (осознанием) и вниманием (замечанием), к которой мы вернемся позже в этой главе.Нед Блок, одна из ключевых фигур в этой области, дает полезную характеристику того, что он называет «феноменальным сознанием». Для него феноменальное сознание - это опыт. Опыт охватывает восприятие, например, когда мы видим, слышим, прикасаемся, обоняем и пробуем на вкус, у нас обычно есть переживания, такие как видение цветов и обоняние запахов. Он также охватывает телесное осознание, например, мы обычно ощущаем температуру своего тела и положение конечностей. Сознание в первую очередь связано с этим эмпирическим аспектом нашей ментальной жизни.

Большинство дискуссий о философии разума основываются на идее сознательного опыта на каком-то уровне. Декарт описал свои сознательные переживания в своей книге «Размышления о первой философии». Они занимали центральное место в его аргументах о том, что у него есть разум (Глава 1). Бихевиоризм, материализм, функционализм и дуализм свойств стремятся объяснить нашу ментальную жизнь, поэтому они должны включать сознание, поскольку это один из наиболее важных элементов менталитета (глава 2, глава 3, глава 4).Qualia и сырые ощущения - это один из способов понять сознание; поскольку они были рассмотрены ранее (глава 5), мы не будем их здесь обсуждать. Знание, вера и другие психические состояния иногда бывают, хотя и не всегда, сознательными, поэтому важно понимать разницу между (скажем) сознательными и бессознательными убеждениями. Это также относится к концепциям и содержанию (Глава 7). Вопрос о том, требуют ли свобода воли и «я» сознания, очень обсуждается (глава 8). Таким образом, можно увидеть, что сознание занимает центральное место в философии разума.

Концепции сознания

Есть много концепций сознания; В общем, есть два подхода. Во-первых, можно исследовать народные концепции сознания: как непрофессионалы используют этот термин и как они используют другие связанные термины (например, осознание) для обозначения подобных явлений. Во-вторых, можно искать полезные концепции сознания для объяснения или понимания ума. Первый подход применяется в экспериментальной философии, относительно новом разделе философии, который использует экспериментальные методы для изучения представлений людей, в том числе тех, кто принадлежит к разным культурным и языковым корням.В этой главе мы скорее сосредоточимся на последнем подходе, который традиционно предпочитают философы разума.

Философы по-разному выделяют различные концепции сознания, и они, как правило, категорически не соглашаются друг с другом. Ни одно разделение не является полностью бесспорным. Однако есть одно различие, которое обычно является отправной точкой философских дискуссий о сознании; даже те, кто не согласен с таким способом вырезания территории, часто начинают отсюда.Это отличие от Блока (1995) о феноменальном и доступном сознании:

Феноменальное сознание [P-сознание] - это опыт; что делает состояние феноменально сознательным, так это то, что в этом состоянии есть что-то «похоже» (Nagel 1974). (Блок 1995, 228)

Состояние восприятия является осознанным доступом [A-сознательным], грубо говоря, если его содержимое - то, что представлено состоянием восприятия - обрабатывается с помощью этой функции обработки информации, то есть, если его содержимое попадает в Исполнительную систему, посредством чего его можно использовать для управления рассуждениями и поведением.(1995, 229)

Блок также обсуждает третью концепцию сознания, называемую «контролирующим сознанием» (1995, 235). Чтобы сосредоточиться, мы ограничимся разделением на феноменальное и доступное сознание.

Основная идея Блока - разделить П-сознание и А-сознание: он пытается доказать, что эти два вида сознания различаются по своей природе . Для этого он сначала пытается найти случаи, в которых P-сознание существует, а A-сознание отсутствует:

[S] Предположим, вы ведете напряженный разговор, когда внезапно в полдень вы понимаете, что прямо за вашим окном есть - и всегда было в течение некоторого времени - оглушающая пневматическая дрель, копающая улицу.Вы все время осознавали шум, но только в полдень вы сознательно, осознаёте его. То есть, вы все время были P-сознательными по отношению к шуму, но в полдень вы оба будете P-сознательными и A-осознающими его. (1995, 234; курсив оригинала)

Что касается A-сознания без P-сознания, Блок утверждает, что трудно найти какой-либо реальный случай, но он «концептуально возможен» (1995, 233), что означает отсутствие непоследовательности в сценарии, в котором существует A-сознание. в то время как П-сознание отсутствует.Эта стратегия эффективна, поскольку он хочет доказать, что эти два типа сознания различны: для этой цели нет необходимости иметь реальные случаи, в которых один существует, а другой отсутствует, хотя реальные случаи действительно помогают, поскольку служат. как экзистенциальные доказательства.

Еще одно различие, которое необходимо провести, дано Дэвидом Чалмерсом (1995). Он бросает вызов исследователям сознания, проводя различие между «легкими проблемами» и «трудными проблемами» сознания.По словам Чалмерса,

[t] Легкие проблемы сознания - это те, которые кажутся напрямую восприимчивыми к стандартным методам когнитивной науки, согласно которым феномен объясняется в терминах вычислительных или нейронных механизмов. Сложные проблемы - это те, кто сопротивляется этим методам. (1995, 4)

Вот несколько примеров простых задач, которые он предлагает:

Интеграция информации когнитивной системой;

Отчетность о психических состояниях;

Способность системы получать доступ к своим внутренним состояниям;

В центре внимания (1995).

Философов интересуют как легкие, так и сложные проблемы. Обсуждение Блоком P- и A-сознания можно рассматривать в основном как область легких проблем, в то время как главы с 1 по 5 этой книги можно рассматривать как больше о сложных проблемах.

Теперь, когда под рукой эти два основных различия, пора посмотреть, как философы и ученые строят теории о различных видах сознания, особенно о феноменальном сознании.

Теории сознания

Блок стремится разделить P- и A.-сознание.У него есть несколько аргументов; наиболее актуальным является утверждение о том, что П-сознание не может быть объяснено репрезентативным содержанием. Чтобы понять, к чему это приводит, нужно иметь базовое представление о том, что такое репрезентативное содержимое. Опять же, примеры помогут. Два убеждения различны, потому что они имеют разное содержание: моя вера в то, что завтра будет дождь и что послезавтра не будет дождя, - разные верования, потому что их содержание - «завтра будет дождь» и «послезавтра не будет дождя» - разные. .Считается, что это содержимое представляет собой состояние дел, в том числе действительное и воображаемое. Содержание может быть правдой или ложью: моя вера в то, что завтра будет дождь, может не соответствовать действительности просто потому, что завтра дождя не будет. Сам по себе репрезентативный контент - сложная тема, которая не может быть затронута в этой главе; это будет предметом главы 7. Может быть много причин полагать, что П-сознание не может быть объяснено репрезентативным содержанием, одна из которых состоит в том, что опыт и убеждение могут иметь одно и то же содержание, но имеют разную феноменологию.Это спорно. Некоторые утверждают, что переживания не имеют репрезентативного содержания.

Итак, содержание и сознание - две основные темы в философии разума. Другой главный деятель в этой области, Дэниел Деннет, назвал их своей первой книгой (1969). Их часто изучают по отдельности, но некоторые философы пытались использовать одно для объяснения другого. Наиболее известная позиция, представленная Фредом Дрецке (1995), заключается в том, что репрезентативное содержание относительно легче понять, поскольку оно может быть объяснено с помощью натуралистических понятий, таких как информация; он натуралистичен в том смысле, что естественные науки сочли бы эти понятия уважаемыми с научной точки зрения.Согласно этой точке зрения, сознание следует понимать через репрезентативное содержание, чтобы оно было полностью натурализовано. Это представление - репрезентативность. Каноническое утверждение этого состоит в том, что «все ментальные факты являются репрезентативными фактами» (Dretske 1995, xiii). Это проект «натурализации ума». Теперь, хотя Блок полностью поддерживает проект натурализации, он возражает против этого специфического способа натурализации сознания. Основная интуиция состоит в том, что репрезентация упускает из виду кое-что решающее: сущности опыта.Это потому, что, например, убеждения с репрезентативным содержанием могут быть бессознательными. Или еще раз: некоторые считают, что переживания не имеют содержания.

Хотя Блок и другие сопротивлялись репрезентативности, это все еще самая заметная точка зрения в этой области. Вероятно, это потому, что, по мнению многих, он предлагает наиболее многообещающую линию натурализации ума. Это важно, поскольку одним из основных мотивов философии двадцатого века является размещение разума в физическом мире (подробнее об этом в главах 1–5).Эта выдающаяся теория принимает различные формы, которые резюмируются в каждом из следующих разделов.

Репрезентативность первого порядка

Это точка зрения, согласно которой репрезентативное содержание может исключительно объяснить феноменальное сознание (Dretske 1995, Tye 1995). Утверждается, что они идентичны, или последнее следует за первым. Супервентность - еще одно техническое понятие, которое можно увидеть во многих областях философии. Предположим, что A - база супервентности, а B супервентна на A.В этом случае, если у B есть какие-либо изменения, это должно быть потому, что есть некоторые изменения в A. Но обратное неверно: может случиться, что B останется тем же, в то время как A изменился. Это специфический способ объяснения отношения зависимости. Было бы полезно увидеть это на конкретном примере. В этике утверждалось, что этические факты, например, пытки неправомерны, имеют твердый статус, потому что они супервизируют факты в физике. В этом случае, если в этических фактах есть какие-либо изменения, это должно быть связано с некоторыми изменениями в физических фактах.Но обратное неверно: может случиться так, что этические факты останутся прежними, в то время как физические факты изменились. Тот же ход был использован при объяснении эстетических фактов. Это понятие супервентности, кажется, улавливает то, что нам нужно для отношения зависимости: физические факты являются наиболее фундаментальными, поэтому, если другие факты меняются, это должно быть связано с изменениями в физических фактах. Но разные физические факты могут поддерживать одни и те же этические, эстетические и ментальные факты. Это мощная мысль, стоящая за репрезентативностью.

Представительство высшего порядка

Теории высшего порядка в целом утверждают, что состояние сознательно в силу того, что оно сопровождается другими состояниями. Как охарактеризовать соответствующее значение слова «сопровождать» - это, конечно, сложный и противоречивый вопрос (Rosenthal 2005). Одной из важнейших мотиваций теорий высшего порядка является наблюдение Дэвида Розенталя о том, что «ментальные состояния являются сознательными, только если кто-то каким-то образом осознает из их» (2005, 4; выделено мной). Он называет это «принципом транзитивности».Обратите внимание, что «только если» означает конкретное логическое отношение: «А, только если В» означает, что В необходимо для А. Итак, этот принцип гласит, что осознание некоторых ментальных состояний является необходимым условием того, чтобы эти ментальные состояния были сознательными.

Теории высшего порядка бывают самых разнообразных. Основной вопрос заключается в природе соответствующих состояний высшего порядка. Они либо воспринимаются как восприятие, либо как мысль. Первую можно найти у Армстронга (1968) и Ликана (1996), и ее также называют «теорией внутреннего чувства».Идея состоит в том, что, как и обычные восприятия (внешнее чувство), внутренние состояния, создающие сознание, также являются перцептивными (внутреннее чувство). Здесь важно то, что восприятие - это состояние более низкого уровня по сравнению с мыслью. Одним из достоинств этой версии является то, что восприятие более примитивно, чем мысли, поэтому оно может более легко приспособиться к случаю нелингвистических животных, поскольку они могут воспринимать, но не могут быть способны думать.

Последние - теории мышления более высокого порядка - имеют две версии.Розенталь (2005) считает, что феноменально сознательные психические состояния являются объектами мыслей более высокого порядка. Это актуально. Каррутерс (2005) считает, что феноменально сознательные психические состояния доступны мыслям более высокого порядка. Это диспозиционалист. Различие между актуальным и диспозиционным также важно во многих областях философии. Подумайте о документах в вашем ноутбуке. Поскольку у вас есть соответствующие пароли, эти документы доступны или доступны вам, но это не означает, что в любой конкретный момент вы получаете доступ к какому-либо конкретному документу.Говоря прямо, для актуалиста сознательными являются только те ментальные состояния, к которым я действительно достигаю в любой данный момент, тогда как для диспозиционалистов любые ментальные состояния, к которым я мог в какой-то момент получить доступ, являются сознательными. В целом диспозиционные отчеты менее требовательны, чем актуалистические, просто потому, что диспозиционные представления в целом слабее. Но все эти теории высшего порядка можно классифицировать как версии репрезентационализма, поскольку согласно большинству взглядов, и восприятие, и мысли имеют содержание.

Рефлексивный репрезентационализм

Эту точку зрения трудно отличить от теорий более высокого порядка. Основная идея состоит в том, что феноменально сознательные ментальные состояния сами по себе обладают репрезентативным содержанием более высокого порядка, которое представляет сами состояния (Kriegel 2009). Главное достоинство этой точки зрения состоит в том, что она не дублирует ментальные состояния: содержание является частью соответствующих сознательных состояний. Например, мой визуальный опыт просмотра книги передо мной имеет определенную сознательную феноменологию, а также содержание того, что передо мной книга.Этот взгляд говорит о том, что этот визуальный опыт обладает феноменологией, присущей ему из-за содержания, которым он обладает. У этой группы идей так много разновидностей, что мы не можем здесь описать их, но стоит иметь в виду, что это не следует смешивать с теориями более высокого порядка.

Спорный вопрос, следует ли классифицировать следующие две группы как репрезентативную. В этой главе нет ответа на этот дополнительный вопрос.

Когнитивные теории

Эта группа идей требует познания для понимания сознания.В некотором смысле это очень похоже на стандартный репрезентативный подход, поскольку содержание часто приписывается когнитивным состояниям, таким как убеждения. Однако они кардинально отличаются в том, что когнитивные теории обычно не привлекают репрезентативное содержание, которое в первую очередь является философским понятием. Самая известная когнитивная теория предложена ученым Бернардом Баарсом (1988): согласно этой точке зрения, сознание возникает в результате соревнований между процессорами и выводами за ограниченный объем рабочей памяти, которая транслирует информацию для доступа в «глобальном рабочем пространстве».«Можно представить модель по аналогии с цифровыми компьютерами. Это очень похоже на модель множественных черновиков Деннета, согласно которой разные зонды давали разные ответы о сознательных состояниях субъекта (1991). Они похожи в том смысле, что обе теории используют когнитивные понятия для объяснения сознания. Когнитивные теории имеют тенденцию быть вполне натуралистическими, хотя они не используют репрезентативное содержание для объяснения сознания. Блок выступает против когнитивных теорий с аналогичными доводами против репрезентативных взглядов, т.е., они не могут уловить каково-то-как--сущность опыта.

Теория интеграции информации

Большинство исследователей согласны с тем, что информация должна играть определенную роль в полной теории сознания, но вопрос о том, какую именно роль она играет, остается спорным. Теория интеграции информации, или ИИТ, представляет собой точку зрения, которая отводит очень важную роль информации, предложенной нейробиологом Джулио Тонони (2008). Он утверждает, что соответствующий вид интеграции информации необходим и достаточен для сознания.Согласно этой точке зрения, сознание - это чисто теоретико-информационное свойство когнитивных систем, то есть никакое другое понятие не является более фундаментальным в этом отношении. Детали этой теории носят технический характер и нуждаются в дальнейшем развитии, поскольку она довольно молода. Некоторые также сравнивают это с панпсихизмом, представлением о том, что сознание является одним из самых фундаментальных свойств мира (Chalmers 1996). Но мы должны иметь в виду, что каждая теория уникальна и должна пониматься по-своему.

На этом завершается наше краткое изложение некоторых основных теорий сознания. Он не должен быть исчерпывающим, и каждая теория, рассмотренная выше, имеет гораздо больше деталей, к которым необходимо относиться серьезно. Это резюме и эта глава в целом служат только отправной точкой для дальнейшего изучения.

Внимание и сознание

В начале этой главы мы увидели потенциальные связи между вниманием и сознанием. Обычно в главах о сознании внимание не обсуждается.Однако примерно с 2010 года философские дискуссии о внимании стали более распространенными, поэтому имеет смысл обсудить его применительно к сознанию, хотя бы кратко.

До 1990-х годов «сознание» было термином, от которого ученые старались держаться подальше. Это считалось ненаучным, поскольку не было достойного способа дать ему удовлетворительное рабочее определение, то есть было трудно дать определение, основанное на эмпирических данных. Тогда вместо этого ученые изучали внимание, так как его было легче измерить количественно, по крайней мере, так казалось.Эмпирические исследования внимания были плодотворными с 1960-х годов. Теперь, хотя ученые изо всех сил старались избегать явного разговора о сознании, полностью игнорировать его было невозможно. Например, когда психолог Макс Колтерт дает определение «видимой стойкости» (1980), трудно понять, что мы должны понимать под «видимым», если оно отличается от «сознательно видимого», хотя действительно могут быть другие интерпретации, такие как « можно увидеть ». Но возникает вопрос, должно ли это означать «способность сознательно видеть ».«Конечно, здесь есть свои тонкости; например, Блок (2007) дополнительно различает видимую стойкость и феноменальную стойкость, что заставляет задуматься о том, как точно понять видимую стойкость. Но в любом случае до 1990-х годов или около того внимание интенсивно изучалось учеными, и в некотором смысле оно служило суррогатом сознания, поскольку, по мнению многих, внимание является более уважаемым с научной точки зрения.

Ситуация кардинально изменилась. В настоящее время исследования сознания широко распространены не только в науках, но и в философии.Причины этого сложны; это не просто потому, что в настоящее время сознание может быть лучше определено в науках. (Я не буду здесь касаться этой сложной истории.) Теперь возникает вопрос, касающийся отношения между вниманием и сознанием: идентичны ли они? Если нет, то как они относятся друг к другу? Трудно утверждать, что они идентичны, поскольку, по-видимому, есть явные случаи, когда субъект, не обязательно человек, может сосредоточить свое внимание, не осознавая цель.Возможно, этот субъект представляет собой простой организм, который не обладает сознанием в соответствующем смысле, но, возможно, он обладает определенными базовыми способностями к вниманию, то есть он может использовать свои когнитивные ресурсы, чтобы сосредоточиться на конкретных целях. Обычно вопрос больше в том, необходимо ли и / или достаточно ли внимания для сознания. Джесси Принц (2012) отстаивает эту твердую точку зрения, и иногда он приближается к точке зрения идентичности. Эта точка зрения сталкивается с двумя основными проблемами: некоторые утверждали, что для сознания не нужно внимание; феноменологический взгляд на переполнение, которого придерживается Блок (2007), является одним из таких взглядов.Некоторые утверждали, что внимания недостаточно для сознания; Роберт Кентридж и его коллеги (1999) утверждали, что случай слепого зрения - пациенты, которые слепы в определенных частях своего поля зрения из-за повреждений коры головного мозга, - это внимание без осознания, поскольку эти пациенты демонстрируют четкие маркеры внимания, в то время как сами пациенты также настаивайте на том, что они не осознают соответствующие части поля зрения. Теперь все это вызывает большие споры, и есть много места, где можно не соглашаться (Cheng 2017).И сознание, и внимание все еще являются горячими темами в настоящее время и будут оставаться таковыми в обозримом будущем.

Список литературы

Армстронг, Дэвид. 1968. Материалистическая теория разума . Лондон: Рутледж.

Баарс, Бернар. 1988. Когнитивная теория сознания . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Блок, Нед. 1995. «О заблуждении относительно функции сознания». Поведенческие и Науки о мозге 18: 227-287.

Блок, Нед. 2007. «Сознание, доступность и связь между психологией и нейробиологией». Поведенческие и мозговые науки 30: 481-548.

Каррутерс, Питер. 2005. Сознание: очерки с точки зрения высшего порядка . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Чалмерс, Дэвид. 1995. «Лицом к проблеме сознания». Журнал Исследования сознания 2 (3): 200-219.

Чалмерс, Дэвид. 1996 г. Сознательный разум: в поисках фундаментальной теории . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Ченг, Тони. 2017. «Знаковая память и внимание в дебатах о переполнении». Cogent Psychology 4.

Coltheart, Макс. 1980. «Знаковая память и видимая стойкость». Восприятие и Психофизика 27 (3): 183-228.

Деннет, Дэниел. 1969. Содержание и сознание . Оксон: Рутледж и Кеган Пол.

Деннет, Дэниел.1991. Объяснение сознания . Нью-Йорк: Little Brown & Co.

Дрецке, Фред. 1995. Натурализация разума . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Кентридж, Роберт и др. 1999. «Слепое внимание без осознания». Протоколы Лондонского королевского общества (B) 266: 1805-1811.

Кригель, Юрия. 2009. Субъективное сознание: теория саморепрезентации . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Ликан, Уильям.1996. Сознание и опыт . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Нагель, Томас. 1974. «Каково быть летучей мышью?» Philosophical Review 83: 435-450.

Принц, Джесси. 2012. Мозг сознания: как опыт привлечения внимания . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Розенталь, Дэвид. 2005. Сознание и разум . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Тонони, Джулио. 2008. «Сознание как интегрированная информация: предварительный манифест.” Биологический бюллетень 215: 216-242.

Трэвис, Чарльз. 2004. «Молчание чувств». Разум 113: 57-94.

Тай, Майкл. 1995. Десять проблем сознания: репрезентативная теория феноменального разума . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Тай, Майкл. 2003. Сознание и личности: единство и идентичность . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Дополнительная литература

Блэкмор, Сьюзен и Эмили Трошенко.2018. Сознание: введение . Оксфорд: Рутледж.

Черчленд, Патрисия. 1989. Нейрофилософия: к единой науке о разуме-мозге . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Херли, Сьюзен. 1998. Сознание в действии . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Введение в сознание | Безграничная психология

Описание сознания

Сознание - это состояние осознания человеком своего окружения, мыслей, чувств или ощущений; чтобы испытать сознание, нужно быть как бодрым, так и осознающим.

Цели обучения

Проследить историю изучения сознания

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Философы со времен Декарта и Локка изо всех сил пытались понять природу сознания и определить его основные свойства.
  • Изучение сознания помогает ученым пролить свет на внутреннюю работу психологии и нейробиологии. Ученые, изучающие сознание, исследуют взаимосвязь между заявленным восприятием и нейронной активностью.
  • Большинство экспериментальных исследований оценивают сознание, спрашивая у людей устный отчет о своем опыте, а затем сравнивая их ответы с соответствующей нейронной активностью.
  • Хотя первичные сенсорные области мозга часто участвуют в восприятии, для возникновения сознания необходимы более высокие области мозга, такие как первичная кора.
  • Вопросы, представляющие интерес в исследовании сознания, включают такие явления, как восприятие, подсознательное восприятие, слепое зрение, анозогнозия, мозговые волны во время сна и измененные состояния сознания, вызванные психоактивными препаратами или духовными или медитативными техниками.
Ключевые термины
  • анозогнозия : неспособность человека признать свое заболевание или физический недостаток.
  • подсознательное восприятие : Восприятие ниже порога сознания.
  • слепое зрение : реакция некоторых слепых или частично слепых людей на зрительные стимулы, о которых они не осознают.

Сознание - это качество или состояние осознания внешнего объекта или чего-то внутри себя, например, мыслей, чувств, воспоминаний или ощущений.Это также определяется следующими способами: чувствительность, осознание, субъективность, способность переживать или чувствовать, бодрствование, чувство самости и система исполнительного контроля разума. Когда-то многие ученые относились к сознанию скептически, но в последние годы оно стало важной темой исследований в психологии и нейробиологии.

Философия сознания

Несмотря на трудности с определением, многие философы полагают, что существует широко разделяемая интуиция, лежащая в основе того, что такое сознание.Философы со времен Декарта и Локка изо всех сил пытались понять природу сознания и определить его основные свойства. Вопросы, вызывающие озабоченность в философии сознания, включают следующее: можно ли когда-либо объяснить сознание механистически; существует ли нечеловеческое сознание, и если да, то как его можно распознать; как сознание относится к языку; можно ли понять сознание таким образом, чтобы не требовалось дуалистического различия между психическими и физическими состояниями или свойствами; и возможно ли когда-либо сознание компьютеров или роботов.

Проблема разума и тела

Проблема разума и тела - это, по сути, проблема сознания; грубо говоря, это вопрос о том, как умственные переживания возникают у физического объекта. Как наши психические состояния, убеждения, действия и мышление связаны с нашими физическими состояниями, функциями тела и внешними событиями, учитывая, что тело является физическим, а разум нефизическим?

Первым и наиболее важным философом, решившим эту загадку, был Рене Декарт в 17 веках, и его ответ был назван картезианским дуализмом.Объяснение картезианского дуализма состоит в том, что сознание находится в нематериальной области, которую он назвал res cogitans (царство мысли), в отличие от области материальных вещей, которую он назвал res extensa (царство расширения). Он предположил, что взаимодействие между этими двумя доменами происходит внутри мозга. Далее он предложил пинеальную железу в качестве точки взаимодействия, но позже это утверждение несколько раз оспаривали. Эти проблемы послужили поводом для некоторых ключевых начальных исследований сознания, которые мы вскоре обсудим.

Ранние идеи о сознании

На протяжении более 2000 лет вопросы, связанные с человеческим сознанием - например, как повседневная внутренняя работа нашего мозга порождает единую связную реальность и ощущение индивидуального «я» - сбивали с толку философов от Платона до Декарта. Декарт, как упоминалось ранее, известен своей дуалистической теорией сознания, в которой физическое тело отделено от нематериального разума. Он также дал нам наиболее известное изложение человеческого сознания: «Я думаю, следовательно, я есть.”

Исторический материализм Карла Маркса отвергает дихотомию разума и тела и считает, что сознание порождается материальными случайностями окружающей среды. Джон Локк, другой ранний философ, утверждал, что сознание и, следовательно, личная идентичность не зависят от всех субстанций. Он указал, что нет оснований предполагать, что сознание связано с каким-либо конкретным телом или разумом, или что сознание не может быть передано от одного тела или разума к другому.

Американский психолог Уильям Джеймс сравнил сознание с потоком - непрерывным и непрерывным, несмотря на постоянные сдвиги и изменения. В то время как в первой половине двадцатого века основное внимание в большинстве исследований в области психологии сместилось на чисто наблюдаемое поведение, с 1950-х годов исследования человеческого сознания значительно расширились.

Текущие исследования сознания

Сегодня основное внимание в исследованиях сознания уделяется пониманию того, что означает сознание и биологически и психологически. Он ставит под сомнение, что значит информация, присутствующая в сознании, и пытается определить нейронные и психологические корреляты сознания. Вопросы, представляющие интерес, включают такие явления, как восприятие, подсознательное восприятие, слепое зрение, анозогнозия, мозговые волны во время сна и измененные состояния сознания, вызванные психоактивными препаратами или духовными или медитативными техниками.

Большинство экспериментальных исследований оценивают сознание, прося людей устно рассказать о своем опыте.Однако, чтобы подтвердить значимость этих словесных сообщений, ученые должны сравнить их с активностью, которая одновременно происходит в мозге, то есть они должны искать нейронные корреляты сознания. Надежда состоит в том, чтобы обнаружить, что наблюдаемая активность в определенной части мозга или определенный образец глобальной мозговой активности будет в значительной степени предсказывать сознательную осведомленность. В этих исследованиях для физических измерений мозговой активности использовались несколько методов визуализации мозга, такие как ЭЭГ и фМРТ.

Более высокие области мозга считаются необходимыми для возникновения сознания, особенно префронтальная кора, которая участвует в ряде высших когнитивных функций, известных под общим названием исполнительные функции.

Префронтальная кора : На этом изображении показано расположение префронтальной коры, области мозга, активно участвующей в сознании.

История теорий сознания

Теории сознания включают аспекты развития, культурные, нейронные, вычислительные и моральные аспекты.

Цели обучения

Критика основных теорий о человеческом сознании

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Впервые появившись в исторических записях древних цивилизаций майя и инков, различные теории множественных уровней сознания проникли в духовные, психологические, медицинские и моральные рассуждения как в восточной, так и в западной культурах.
  • Древние майя были одними из первых, кто предложил организованное ощущение каждого уровня сознания, его цели и временной связи с человечеством.
  • Зигмунд Фрейд разделил человеческое сознание на три уровня осознания: сознательный, предсознательный и бессознательный.
  • Современные психологические подходы к пониманию сознания включают аспекты развития, социальные и нейропсихологические; каждый вносит свой вклад в понимание того, каким может быть сознание.
Ключевые термины
  • сознание : состояние осознанности; осведомленность как о внутренних, так и о внешних раздражителях.
  • Зигмунд Фрейд : (1856–1939) австрийский невролог, который стал известен как отец-основатель психоанализа.

Исторические теории сознания

Теории сознания майя и инков

Впервые появившись в исторических записях древних цивилизаций майя и инков, различные теории множественных уровней сознания проникли в духовные, психологические, медицинские и моральные рассуждения как в восточной, так и в западной культурах. Сознание можно определить как осознание человеком как внутренних, так и внешних раздражителей. Из-за случайного, а иногда и существенного совпадения гипотез, в последнее время были предприняты попытки объединить точки зрения для формирования новых моделей, которые объединяют компоненты разных точек зрения.

Древние майя были одними из первых, кто предложил организованное понимание каждого уровня сознания, его цели и временной связи с человечеством. Поскольку сознание включает в себя стимулы из окружающей среды, а также внутренние стимулы, майя считали его самой основной формой существования, способной к эволюции. Инки, однако, считали сознание прогрессом не только осознания, но и заботы о других.

Джон Локк о сознании

Джон Локк, философ 17 века, был одним из первых, кто говорил и писал о сознании.Он считал, что наша идентичность связана с нашим сознанием, которое он, по сути, определил как то, что проходит через разум или воспоминания человека. Он также утверждал, что наше сознание не привязано к нашим физическим телам и может выжить даже после смерти наших физических тел. Фактически, Локк считал, что сознание может передаваться от одной души к другой.

Рене Декарт о сознании

Рене Декарт также обращался к идее сознания в 17 веке. Он намеревался ответить на вопрос, как это возможно, что наше сознание, нефизическая вещь, может исходить из наших тел, как физическая вещь.Объяснение, которое он придумал, было названо картезианским дуализмом; Короче говоря, сознание находится в нематериальной области, которую он назвал res cogitans (царство мысли), в отличие от области материальных вещей, которую он назвал res extensa (царство расширения). Он предположил, что взаимодействие между этими двумя доменами происходит внутри мозга.

Зигмунд Фрейд о сознании

В то время как восточные взгляды на сознание оставались относительно стабильными на протяжении веков, отклонения в теории стали определять западные взгляды.Одна из самых популярных западных теорий - это теория Зигмунда Фрейда, врача и отца психоаналитической теории. Фрейд разделил человеческое сознание на три уровня осознания: сознательный, предсознательный и бессознательный. Каждый из этих уровней соответствует и пересекается с идеями Фрейда об ид, эго и суперэго. Сознательный уровень состоит из всего, что мы осознаем, включая то, что мы знаем о себе и своем окружении. Предсознательное состоит из вещей, на которые мы могли бы обратить сознательное внимание, если бы захотели, и это место, где хранится много воспоминаний для легкого поиска.Фрейд рассматривал предсознательное как состоящее из мыслей, которые бессознательны в данный конкретный момент, но которые не вытесняются и поэтому доступны для воспроизведения и легко могут стать сознательными (например, эффект кончика языка). Бессознательное состоит из вещей, находящихся за пределами сознательного осознания, включая множество воспоминаний, мыслей и побуждений, о которых мы не подозреваем. Многое из того, что хранится в бессознательном, считается неприятным или противоречивым; например, сексуальные импульсы, которые считаются неприемлемыми.Хотя эти элементы хранятся вне нашего понимания, тем не менее считается, что они влияют на наше поведение.

Уровни сознания Фрейда : Этот рисунок иллюстрирует соответствующие уровни Ид, Эго и Суперэго. Часть над водой известна как сознательный уровень; верхний уровень волн чуть ниже поверхности и выше белой линии - это уровень предсознания; а нижний уровень - бессознательное.

Современные теории сознания

Хотя теория Фрейда остается одной из самых известных, различные школы в области психологии разработали свои собственные точки зрения, которые мы рассмотрим ниже.Важно отметить, что эти точки зрения не обязательно исключают друг друга, это просто разные подходы к одним и тем же вопросам.

Психология развития сознания

Психологи развития рассматривают сознание не как единое целое, а как процесс развития с потенциально более высокими ступенями когнитивного, морального и духовного качества. Они утверждают, что сознание со временем меняется как по качеству, так и по степени: сознание младенца качественно отличается от сознания малыша, подростка или взрослого.Аномальное развитие также влияет на сознание, как и психические заболевания.

Социальная психология сознания

Социальные психологи рассматривают сознание как продукт культурного влияния, имеющего мало общего с человеком. Например, поскольку разные культуры говорят на разных языках, они также по-разному кодируют реальность. Это различие в кодификации ведет к различиям в восприятии реальности и, следовательно, в сознании. Язык является основным механизмом передачи определенного состояния сознания, и анализ языка может до некоторой степени выявить менталитет людей, говорящих на этом языке.

Нейропсихология сознания

Нейропсихологи рассматривают сознание как укоренившееся в нервных системах и органических структурах мозга. Большая часть современной научной литературы по сознанию состоит из исследований, в которых изучается взаимосвязь между переживаниями, о которых сообщают субъекты, и деятельностью, которая одновременно происходит в их мозгу, то есть исследованиями нейронных коррелятов сознания. Надежда состоит в том, чтобы обнаружить активность в определенной части мозга или конкретном паттерне глобальной мозговой активности, которая будет надежно предсказывать сознательную осведомленность.В этих исследованиях для физических измерений мозговой активности использовались несколько методов визуализации мозга, такие как ЭЭГ и фМРТ.

Нейронные основы сознания

Нейронные корреляты сознания (NCC) относятся к взаимосвязи между переживаниями, о которых сообщают субъекты, и деятельностью, которая одновременно происходит в их мозгу.

Цели обучения

Анализируйте нейронные механизмы, лежащие в основе сознательного осознания

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Сознание - это осознание себя в пространстве и времени.Исследователи пытаются изучить состояния человеческого сознания и различия в восприятии, чтобы понять, как тело работает для создания осознанного осознания.
  • Нейронные корреляты сознания (NCC) - это наборы нейронов и серии событий, необходимых для сознательного восприятия. Было обнаружено, что нейронные корреляты в головном мозге как избыточные, так и параллельные, что затрудняет точное определение активности мозга для исследователей.
  • Сознание различается как по возбуждению, так и по содержанию.У нас есть два типа сознательного опыта: феноменальный или моментальный и доступный, который вызывает переживания из памяти.
  • Нейронные корреляты сознания изучаются с помощью фМРТ и ЭЭГ, которые пытаются определить местонахождение активности мозга. Самыми популярными стимулами для этих исследований стали визуальные тесты, поскольку их легко записывать и манипулировать ими.
Ключевые термины
  • возбуждение : физиологическое и психологическое состояние бодрствования или реакции на раздражители, включая учащенное сердцебиение и кровяное давление, а также состояние сенсорной активности, подвижности и готовности реагировать.
  • сознание : состояние осознанности; осведомленность как о внутренних, так и о внешних раздражителях.

Сознание - это осознание себя, окружающей среды и отношений между этими двумя разными мирами. От древних философов до современных ученых, многие люди изо всех сил пытались понять, исследовать и задокументировать процессы, вовлеченные в человеческое сознание. Во многом благодаря достижениям медицины, науки и психологии мы многое узнали о том, как создаются состояния сознания.Текущие исследования изучают нейронные корреляты сознания, исследуя опыт, сообщаемый испытуемыми, и записывая одновременную активность, происходящую в их мозгу. Исследователи продолжают искать мозговую активность или глобальные мозговые паттерны, которые могут предсказывать сознательную осведомленность.

Нейронные корреляты сознания (NCC)

Нейронные корреляты сознания (NCC) относятся к взаимосвязи между переживаниями, о которых сообщают субъекты, и деятельностью, которая одновременно происходит в их мозгу.Физический мир воспринимается человеческим сознанием через органы чувств, которые направляют стимулы и информацию в центральную нервную систему и, в конечном итоге, в мозг. Мозг - главный орган, участвующий в превращении физических стимулов в мысли и действия. Изучение NCC стремится связать объективную, наблюдаемую нейронную активность с субъективными, ненаблюдаемыми, сознательными явлениями. Хотя открытие и характеристика нейронных коррелятов не может предложить собственную теорию сознания, данные и открытия могут однажды привести к такому открытию.

Нейронные корреляты сознания : Изучение нейронных коррелятов сознания направлено на установление связи между активностью мозга и субъективными человеческими переживаниями в физическом мире.

Было обнаружено, что нейронные сети обладают большой избыточностью и параллелизмом, так что нельзя сказать, что активность в одном наборе нейронов коррелирует с одним и тем же восприятием во времени. Ученые полагают, что вполне возможно, что каждое феноменальное субъективное состояние имеет свой собственный нейронный коррелят.Постоянное развитие способности стимулировать или вызывать активность в определенных областях мозга или наборах нейронных сетей поможет ученым ответить на все более сложные вопросы о характеристиках и общности нейронных коррелятов.

Нейробиология и сознание

Наука о сознании пытается объяснить точную взаимосвязь между субъективными психическими состояниями и состояниями мозга, взаимосвязь между сознательным разумом и электрохимическими взаимодействиями в теле.Прогресс в этой области произошел благодаря сосредоточению внимания на теле, а не на уме. В этом контексте нейронные корреляты сознания можно рассматривать как его причины, а сознание можно рассматривать как зависящее от состояния свойство некоторой сложной, адаптивной и тесно взаимосвязанной биологической системы.

Большинство нейробиологов полагают, что переменные, вызывающие сознание, должны быть найдены на нейронном уровне, управляемом классической физикой. Больше, чем когда-либо прежде, нейробиологи могут манипулировать нейронами
, используя методы молекулярной биологии в сочетании с современными оптическими инструментами (например,г., Adamantidis et al., 2007). Методы нейронного анализа и визуализации мозга стали настолько детализированными, что рациональное понимание сознания стало вполне достижимым.

Измерения нервного сознания: возбуждение и содержание

Нейронное сознание часто описывается как включающее два различных измерения: возбуждение и содержание. Чтобы мозг воспринимал контент любого типа, он должен находиться в состоянии сильного возбуждения. Хотя состояния бодрствования и сновидения являются принципиально разными состояниями сознания, оба они вызывают повышенное возбуждение и, таким образом, допускают восприятие.Сон - это лишь один из многих типов сознания, которые мы можем испытать, и сам он включает в себя несколько состояний сознания. Сознание также может быть феноменальным, например, наши переживания в реальном времени, или доступными, например, вспоминать состояние бытия или чувства.

Области мозга, связанные с сознанием

Другая идея, привлекающая внимание в течение нескольких десятилетий, заключается в том, что сознание связано с высокочастотными (гамма-диапазон) колебаниями мозговой активности. Эта идея возникла из предложений в 1980-х годах Кристофа фон дер Мальсбурга и Вольфа Зингера о том, что гамма-колебания могут связывать информацию, представленную в разных частях мозга, в единый опыт.

Несколько исследований продемонстрировали, что активности в первичных сенсорных областях мозга недостаточно, чтобы вызвать сознание: субъекты могут сообщать о недостаточной осведомленности, даже когда такие области, как первичная зрительная кора головного мозга, демонстрируют четкие электрические реакции на стимул. Более перспективными считаются более высокие области мозга, особенно префронтальная кора, которая участвует в ряде исполнительных функций (высшего порядка). Имеются веские доказательства того, что поток нейронной активности «сверху вниз» (т.е.е., активность, распространяющаяся от лобной коры к сенсорным областям) более предсказуема для сознания, чем поток активности «снизу вверх». Однако префронтальная кора - не единственная кандидатная область: исследования показали, что визуально чувствительные нейроны в частях височной доли отражают зрительное восприятие в ситуации, когда противоречивые зрительные образы представлены разным глазам.

Визуализация мозга и сознание

Одна популярная теория предполагает, что разные модели мозговых волн вызывают разные состояния сознания.Исследователи могут записывать мозговые волны или записи электрической активности в головном мозге, используя электроэнцефалограф (ЭЭГ) и помещая электроды на кожу головы. Каждому из четырех типов мозговых волн (альфа, бета, тета и дельта) соответствует одно психическое состояние (расслабленное, бдительное, слабый и глубокий сон соответственно).

Функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ) также может использоваться для измерения физической активности мозга, которая коррелирует с различными состояниями сознания и восприятием.Легкость, с которой можно манипулировать визуальным восприятием во времени и пространстве, сделала визуальные исследования, такие как куб Неккера, одним из наиболее предпочтительных способов изучения нейронных коррелятов сознания. Эти исследования берут на вид простой и однозначный визуальный стимул и фиксируют различия в его субъективном восприятии участником исследования. Куб, например, состоит из 12 основных линий, которые можно интерпретировать на двух разных глубинах, создавая визуальную иллюзию. Ученые заинтересованы в том, чтобы определить, какие нейронные корреляты приводят к различным ментальным интерпретациям.

Куб Неккера : Куб Неккера - популярный визуальный стимул, используемый для изучения различий в зрительном восприятии человека. Переднюю часть куба можно увидеть под двумя разными углами.

Три уровня человеческого сознания | Кейн Рамзи | Ахология

Мы можем рассматривать сознание как три различных уровня: сознательное, подсознательное (или предсознательное) и бессознательное.

Буддизм имеет сложную теорию разума, но, несомненно, на протяжении тысячелетий содержал концепции сознательного и подсознательного.Зигмунд Фрейд сделал эти концепции популярными во всем западном мире на рубеже 20-го века.

Первый уровень сознания известен как сознательное состояние, и это относится к нашему непосредственному осознанию, которое вы испытываете, когда читаете это. Мы используем свое сознание, когда получаем информацию от наших органов чувств, анализируем информацию, а затем принимаем решения на основе этой информации.

«Ум подобен айсбергу, он парит на одной седьмой части своего тела над водой.”- Зигмунд Фрейд

Сознательный разум состоит из того, что мы осознаем в любой данный момент времени. Он включает в себя то, о чем мы думаем прямо сейчас, независимо от того, находится ли это в нашей голове или в глубине души. Если мы осознаем это, значит, это находится в сознании.

Роберт Коллиер мастерски объяснил сознание, когда сказал: «Только через свой сознательный разум вы можете достичь подсознания. Ваше сознание - это швейцар у двери, сторож у ворот.Именно для сознательного разума подсознание ищет все свои впечатления ».

Например, в этот момент вы можете сознательно осознавать информацию, которую читаете, звук музыки, которую вы слушаете, или разговор, который вы ведете. Все мысли, которые проходят через ваш разум, ощущения и восприятия из внешнего мира, а также воспоминания, которые вы привносите в свое сознание, являются частью этого сознательного опыта.

Следующий уровень сознания, подсознание (или предсознание) - это материал, из которого создаются сны.Мы можем рассматривать его как хранилище всех запомненных переживаний, впечатлений, которые оставляют в уме такие переживания, и тенденций, которые пробуждаются или подкрепляются этими впечатлениями.

Каждый опыт, который у вас когда-либо был, каждая мысль, каждое впечатление живет в подсознании и влияет на наши модели мышления и поведения в гораздо большей степени, чем мы думаем.

Подсознание содержит информацию, которая находится чуть ниже поверхности осознания. Человек может относительно легко получить такую ​​информацию, и мы обычно называем это воспоминаниями.

Например, если кто-то прямо сейчас спросит вас, какое у вас отчество, вы сможете вспомнить его, дату рождения вашего отца или дату последнего дождя. Воспоминания о прошлом опыте живут в том, что Фрейд называл подсознательной частью нашего разума, поэтому мы можем не осознавать один момент, а затем полностью сосредоточиться на следующем.

То, чего мы достигаем в нашей жизни, работе и отношениях, обычно определяется привычками, которые мы развиваем с течением времени. Практика расстановки приоритетов и выполнение важных повседневных задач - это как умственные, так и физические навыки.Таким образом, этой привычке можно научиться через практику и повторение, пока она не закрепится в нашем подсознании и не станет постоянной частью нашего поведения.

Последний уровень сознания известен как бессознательное. Он состоит из мыслей, воспоминаний и примитивных / инстинктивных желаний, которые похоронены глубоко внутри нас, намного ниже нашего сознательного осознания. Несмотря на то, что мы не знаем об их существовании, они оказывают значительное влияние на наше поведение.

Хотя наше поведение, как правило, указывает на движущие им бессознательные силы, мы не можем легко получить доступ к информации, хранящейся в подсознании.В детстве мы накопили много разных воспоминаний и переживаний, которые сформировали убеждения, страхи и неуверенность, которые мы несем сегодня. Однако мы не можем вспомнить большую часть этих воспоминаний. Это бессознательные силы, управляющие нашим поведением.

Например, вещи в вашем бессознательном, которые могут быть забыты, включают негативный опыт из вашего прошлого или травмирующее событие, которое вы вытолкнули из своего подсознания. Могут быть некоторые жизненные переживания или мысли, которые слишком опасны для некоторых людей, чтобы их полностью осознавать, и поэтому опосредованы предсознательной / подсознательной частью разума.

«Теория айсберга Фрейда» использует образы айсберга для разделения этих «трех уровней сознания». Точно так же мы можем использовать айсберг как полезную метафору, чтобы понять, какую часть самих себя мы решаем свободно раскрывать другим людям, с которыми мы взаимодействуем ежедневно.

Поскольку айсберг плавает в воде, огромная его масса остается под поверхностью. Лишь небольшой процент всего виден над поверхностью, а самая большая и влиятельная часть остается невидимой под поверхностью.

Точно так же у каждого из нас часто будет часть себя, которую мы раскрываем другим, при этом большая часть нас самих глубоко погружена в воду, которую никто никогда не увидит.

«Ахолог» - официальное онлайн-издание Ахологии, Академии современной прикладной психологии для профессиональных практиков и лайф-коучей.

Что такое сознание?

Что такое сознание?

Сознание относится к вашему индивидуальному осознанию ваших уникальных мыслей, воспоминаний, чувств, ощущений и окружающей среды.По сути, ваше сознание - это ваше осознание себя и мира вокруг вас. Это осознание субъективно и уникально для вас. Если вы можете описать то, что вы переживаете, словами, то это часть вашего сознания.

Ваш сознательный опыт постоянно меняется. Например, в какой-то момент вы можете сосредоточиться на чтении этой статьи. Затем ваше сознание может переключиться на воспоминания о разговоре, который у вас был ранее с коллегой. Затем вы можете заметить, насколько неудобно ваше кресло, или, может быть, вы мысленно планируете ужин.

Этот постоянно меняющийся поток мыслей может резко меняться от одного момента к другому, но ваше переживание кажется плавным и легким.

Типы сознания

Есть ряд вещей, которые могут вызвать изменения или изменения в сознании. Некоторые из них возникают естественным путем, в то время как другие являются результатом таких вещей, как наркотики или повреждение мозга. Изменения в сознании также могут привести к изменениям в восприятии, мышлении, понимании и интерпретации мира.

Некоторые различные состояния сознания включают:

Есть два нормальных состояния осознания: сознание и бессознательное состояние. Также могут возникать измененные уровни сознания, которые могут быть вызваны медицинскими или психическими состояниями, ухудшающими или изменяющими сознание.

К измененным типам сознания относятся:

  • Кома
  • Путаница
  • Делириум
  • Дезориентация
  • Летаргия
  • Ступор

Врачи и медицинские работники могут использовать разные методы оценки для измерения и оценки уровня сознания.Баллы по этим оценкам могут использоваться для определения диагноза и принятия решений о лечении.

использует

Понимание различных уровней сознания может помочь специалистам в области здравоохранения выявить признаки того, что кто-то может столкнуться с проблемой.

Изменения сознания иногда могут быть признаком заболевания или даже признаком неотложной медицинской помощи.

Например, внезапные изменения в сознании могут быть признаком:

  • Аневризма
  • Инфекции головного мозга
  • Опухоль или травма головного мозга
  • Деменция или болезнь Альцгеймера
  • Употребление наркотиков
  • Эпилепсия
  • Болезнь сердца
  • Тепловой удар
  • Недостаток кислорода в головном мозге
  • Низкий уровень сахара в крови
  • Отравление
  • Удар
  • Ход

Когда обращаться за помощью

Если вы думаете, что испытываете изменения в сознании, поговорите со своим врачом.Внезапные изменения могут быть признаком неотложной медицинской помощи, требующей немедленного вмешательства, например, инсульта или кровотечения.

Немедленный разговор со своим врачом может гарантировать, что вы получите немедленное лечение до того, как проблемы усугубятся.

История сознания

На протяжении тысячелетий изучение человеческого сознания в основном было делом философов. Французский философ Рене Декарт представил концепцию дуализма разума и тела или идею о том, что, хотя разум и тело разделены, они действительно взаимодействуют.

Как только психология стала дисциплиной, отдельной от философии и биологии, изучение сознательного опыта стало одной из первых тем, изучаемых ранними психологами.

Структуралисты использовали процесс, известный как интроспекция, для анализа и сообщения о сознательных ощущениях, мыслях и переживаниях. Обученные наблюдатели внимательно изучат содержание своего собственного разума. Очевидно, это был очень субъективный процесс, но он помог вдохновить на дальнейшие исследования по научному изучению сознания.

Американский психолог Уильям Джеймс сравнил сознание с потоком - непрерывным и непрерывным, несмотря на постоянные сдвиги и изменения. Психоаналитик Зигмунд Фрейд сосредоточился на понимании важности бессознательного и сознательного разума.

В то время как в первой половине 20-го века акцент большинства исследований в психологии сместился на чисто наблюдаемые формы поведения, с 1950-х годов исследования человеческого сознания значительно расширились.

Теории сознания

Одна из проблем исследования сознания - отсутствие общепринятого операционального определения.Декарт предложил идею cogito ergo sum («Я думаю, следовательно, я существую»), предположил, что сам акт мышления демонстрирует реальность существования и сознания человека. Хотя сегодня сознание обычно определяется как осознание себя и мира, все еще ведутся споры о различных аспектах этого осознания.

Исследования сознания были сосредоточены на понимании нейробиологии, лежащей в основе нашего сознательного опыта. Ученые даже использовали технологию сканирования мозга для поиска конкретных нейронов, которые могут быть связаны с различными сознательными событиями.Современные исследователи предложили две основные теории сознания: теорию интегрированной информации и теорию глобального рабочего пространства.

Интегрированная теория информации

Этот подход рассматривает сознание, узнавая больше о физических процессах, лежащих в основе нашего сознательного опыта. Теория пытается создать меру интегрированной информации, которая формирует сознание. Качество сознания организма выражается уровнем интеграции.

Эта теория имеет тенденцию сосредотачиваться на том, является ли что-то сознательным и в какой степени это сознательно.

Теория глобального рабочего пространства

Эта теория предполагает, что у нас есть банк памяти, из которого мозг черпает информацию для формирования опыта осознанного осознания. В то время как теория интегрированной информации больше фокусируется на определении того, находится ли организм в сознании, теория глобального рабочего пространства предлагает гораздо более широкий подход к пониманию как работает сознание.

Слово от Verywell

Хотя сознание интересовало философов и ученых на протяжении тысяч лет, экспертам явно предстоит пройти долгий путь в нашем понимании этой концепции. Исследователи продолжают изучать различные основы сознания, включая физические, социальные, культурные и психологические влияния, которые способствуют нашему сознательному осознанию.

Философ разгадывает загадку сознания

Некоторые проблемы (к сожалению, не очень много), которые имеют долгую историю как неразрешимые философские головоломки, в конечном итоге достигают научного решения.В двадцатом веке это случилось с проблемой жизни: насколько инертная материя может быть живой. Сейчас трудно представить, с какой интенсивностью когда-то обсуждалась эта проблема. Бушевала битва между виталистами, которые настаивали на том, что élan vital, жизненная сила необходима для существования жизни в любой системе, и механистами, которые настаивали на том, что жизнь - это вопрос механических процессов. Эта проблема теперь решена путем демонстрации того, как различные явления, которые мы называем «жизнью», могут быть объяснены механизмами молекулярной и клеточной биологии.Я надеюсь, что нечто подобное случится с проблемой сознания в двадцать первом веке.

Проблема в том, каковы отношения между бессознательными частями материи в мозгу и сознательными состояниями, которые мы все переживаем? Как могли эти бессознательные части когда-либо вызывать сознательные состояния? Внутри нашего черепа находится около трех фунтов серого и белого вещества. Он состоит в основном из нейронов и глиальных клеток, а вся структура имеет текстуру влажной овсянки. Как мог такой материал стать причиной всего огромного колорита и разнообразия сознательной жизни? Как, например, нейронные импульсы в синапсах могут вызывать ощущение прослушивания симфонии Бетховена, или видение красной розы, или беспокойство о том, как мы будем платить подоходный налог?

До недавнего времени существовали очевидные непреодолимые препятствия, мешавшие рассматривать эту проблему как нормальную научную, но я думаю, что мы постепенно их устраняем.Двойные трудности, доставляющие нам столько неприятностей, - это, во-первых, унаследованный нами традиционный дуализм между разумом и телом, между ментальным и физическим. Дуализм заставляет сознание казаться чем-то отдельным от обычного физического мира и, таким образом, не может быть объяснено обычными научными процессами, происходящими в физическом мире. Вторая ошибка, связанная с этим, заключалась в предположении, что научное описание сознания может иметь дело только с «объективными» проявлениями сознания, которые мы могли бы обнаружить в публично наблюдаемом поведении.Если наука по определению «объективна», а сознание в некотором смысле «субъективно», то, казалось бы, не может быть науки о сознании.

Приспособление сознания к миру

Прежде чем объяснять, как преодолеваются эти препятствия, я должен сказать кое-что о природе сознания и о том, как оно вписывается в остальной мир.

Сознание состоит из внутренних, качественных, субъективных психических состояний. Подумайте, каково это - попробовать пиво, почувствовать боль или услышать музыку.Все эти переживания являются «внутренними» в том смысле, что они происходят внутри вашего мозга и остальной части вашей нервной системы. Они качественны в том смысле, что в каждом из этих переживаний есть определенное ощущение или характер. Опыт дегустации пива - это качественно иной опыт, чем, например, прослушивание музыки. Сознательные состояния субъективны в том смысле, что они существуют только тогда, когда их переживает какой-то человек или животное. Сознательные состояния также имеют особую дополнительную особенность: в любой момент все сознательные состояния в нормально функционирующем мозге объединяются в единое сознательное поле.Прямо сейчас, например, я чувствую не только рубашку на спине и вкус кофе во рту; И то, и другое у меня есть как части единого единого сознательного поля опыта. Итак, особенности сознания, которые нам необходимо объяснить, - это его внутренний, качественный, субъективный характер и то, как все эти особенности существуют в едином сознательном поле.

Учитывая это описание природы сознания, как нам преодолеть двойные препятствия дуализма разума и тела и различия объективного и субъективного? Итак, первый шаг - отметить, что теперь мы знаем, насколько мы знаем что-либо в науке, что все сознательные состояния, которые мы переживаем, на самом деле вызваны нейронными процессами в мозге.Мы пока не уверены, является ли правильный уровень уровнем синапсов, или нам нужно перейти на более высокие уровни и рассмотреть целые кластеры нейронов, или нам нужно перейти на еще более низкие, субклеточные уровни. Но в одном мы уверены: это делает мозг. Мозг вызывает все наши сознательные состояния.

Сказав это, позвольте мне предвидеть одно возможное неверное толкование. Мозг вызывает все наши сознательные состояния, но это не означает, что эти состояния сознания отделены от нашего мозга или существуют независимо от нашего мозга.Сознательные состояния - это особенности нашего мозга, которые возникают не на уровне отдельной клетки или синапса, а на гораздо более крупных уровнях системы. Мы можем резюмировать эти моменты, сказав: процессы мозга более низкого уровня вызывают сознание, а сознание состоит из характеристик систем мозга более высокого уровня.

В этом типе причинно-следственных связей нет ничего необычного или загадочного. Стол передо мной целиком состоит из молекул, но поведение молекул является причиной прочности стола.Это не означает, что твердость каким-то образом отделена или существует независимо от стола. Плотность - это просто характеристика системы молекул. Точно так же мозг полностью состоит из нейронов и других типов клеток, но поведение этих нейронов является причиной сознательного переживания боли. Этот сознательный опыт неотделим от мозга; это высокоуровневый компонент системы мозга. Таким образом, одна особенность мозга (нейроны и их поведение) вызвала другую особенность мозга (наше сознание).

Отказ от дуализма и субъективности

Итак, как все это позволяет нам преодолеть две упомянутые мною загадки: дуализм и субъективность? Обратите внимание, что я дал отчет о сознании без использования каких-либо традиционных дуалистических категорий, категорий разума и тела, ментального и физического, духа и материи. Мы говорим о едином природном мире, и этот мир содержит сознание так же, как пищеварение или фотосинтез. Сознание - такое же естественное биологическое явление, как и любое другое.Подобно тому, как пищеварение вызывается процессами в желудке и остальной части пищеварительного тракта и происходит в желудке и пищеварительном тракте, сознание вызывается процессами в головном мозге и продолжается в структуре мозга.

Если проблема дуализма не является реальной проблемой, потому что все мы живем в одном мире, который содержит как так называемые «ментальные», так и так называемые «физические» свойства, то как насчет проблемы субъективности? Если сознание субъективно, а наука объективна, как вообще может существовать наука о сознании? Фактически, в западной философской традиции различие между объективным и субъективным включает два отдельных различия.Нам нужно различать утверждения, которые могут быть объективными или субъективными, и сущности, которые имеют объективный или субъективный способ существования. Если я скажу, что Рембрандт родился в 1609 году, это утверждение объективно в том смысле, что оно может быть урегулировано как определенный факт. Такие объективные утверждения не являются предметом мнений. Если я скажу, что Рембрандт был художником лучше Вермеера, что ж, это, как говорится, вопрос субъективного мнения. Это субъективное утверждение. Но это различие между объективными и субъективными утверждениями не следует путать с различием между сущностями, которые имеют объективный способ существования, и сущностями, которые имеют субъективный способ существования.

Моя настоящая боль, например, существует только так, как я чувствую, и, следовательно, это субъективная сущность. Гора Эверест существует независимо от того, испытывал ли ее кто-либо, и, следовательно, это объективная сущность. В рамках настоящего обсуждения суть различия между этими различиями, одно в отношении утверждений, а другое в отношении вещей, может быть сформулировано просто: наука действительно объективна в том смысле, что она стремится делать утверждения, которые можно объективно проверить, а не мнение или отношение любого конкретного человека.Но объективность научных утверждений не препятствует научному исследованию сущностей, которые имеют субъективный способ существования. Если привести это к примерам, то нет никаких причин, по которым мы не можем иметь научно объективное объяснение боли, хотя боль в том, что касается ее способа существования, полностью субъективна. Боль существует только тогда, когда ее ощущает человек или животное. Короче говоря, можно сделать объективные утверждения о субъективных сущностях.

Качественный, субъективный и унифицированный

Итак, давайте предположим, что мы избавились от наших забот о дуализме и наших забот об объективности науки.Как же тогда получить научное объяснение сознания? Как мы видели выше, особенности, которые нам необходимо объяснить, представляют собой сочетание качественности и субъективности вместе с единством всего поля сознания. Поскольку сознание в таком понимании является биологическим феноменом, кажется, что объяснение, которое мы должны искать, является стандартным объяснением, которое у нас есть в остальной биологии.

Я думаю, что это совершенно правильный подход, но есть одно важное различие между объяснением сознания и всеми другими видами научного объяснения.Поскольку сознание имеет субъективный способ существования, модель научного объяснения сознания будет несколько отличаться от объяснений, к которым мы привыкли в науках. Типичные научные объяснения часто редукционистские. Они стремятся показать, что феномены более высокого уровня могут быть полностью сведены к явлениям более низкого уровня в том смысле, что феномены более высокого уровня состоят только из поведения элементов более низкого уровня. Например, когда мы объясняем твердость и текучесть с точки зрения молекулярного поведения жидких или твердых веществ, мы можем показать, что текучесть и твердость сводятся к различным формам молекулярного поведения.Для этого мы откладываем в сторону свои субъективные переживания чего-то жидкого или твердого. Мы просто говорим о молекулярном поведении, которое вызывает эти переживания, и рассматриваем молекулярное поведение как сущность твердости и текучести.

Мы не можем сделать это для сознания. Мы не можем отбросить качественный, субъективный аспект сознания, потому что это суть сознания. Итак, сознание отличается от других биологических явлений тем, что модель редукции, которая так хорошо работала в других областях науки, не будет работать для сознания; но этот факт не должен приводить нас к предположению, что сознание не является обычной частью физического мира.

Обратите внимание, что теперь мы можем увидеть, как избежать двух стандартных ошибок, которыми были заражены предыдущие попытки изучения сознания. Первая ошибка состоит в том, чтобы предположить, что сущность сознания - это публичное поведение сознательного агента. Из изложенного мною описания мы можем видеть, что внутренние качественные сознательные состояния ума вызывают внешнее поведение. Например, если я чувствую боль, я проявляю поведение, соответствующее ощущению боли. Все-таки боль - это одно, а поведение - другое.Боль вызывает поведение, но не совпадает с поведением. Более того, мы видим, что вычислительные объяснения сознания не работают. Вычислительное объяснение пытается отождествить сознание с состояниями компьютерной программы. Но точно так же, как мы обнаружили, что не можем дать редукционистское объяснение сознания в целом, мы не можем дать редукционистский подход к пониманию нулей и единиц компьютерной программы. Сознание имеет содержание, для которого никогда не будет достаточно нулей и единиц.

С учетом всего вышесказанного, мы расчистили путь для научного решения проблемы сознания. Как бы все прошло? Что ж, если вы посмотрите на историю науки, не покажется, что это должно быть ужасно сложно. Для любого решения такой научной проблемы типичны три этапа. Во-первых, вы обнаруживаете корреляцию между явлениями, которые хотите объяснить, и возможными причинами этих явлений. В нашем случае мы будем искать «неврологические корреляты сознания».«Они традиционно упоминаются в литературе как« NCC ». Второй этап, когда вы обнаружите NCC, - это поиск причинно-следственных связей. Вы пытаетесь выяснить, является ли NCC необходимым или достаточным для сознания, а не просто коррелирует с сознанием; и вы делаете это, проводя обычные эксперименты. Если вы индуцируете NCC у субъекта, который иначе не осознавал, сможете ли вы вызвать сознание? Если вы удалите NCC с объекта, который в противном случае находился в сознании, можно ли удалить сознание? Третий шаг, если у вас есть NCC и вы знаете, какие части NCC причинно ответственны за сознание, - это попытаться получить общую теорию того, как это работает.Каково теоретическое объяснение того, как нейробиологические состояния вызывают сознание?

Такая схема открытий типична для истории науки. Подумайте о развитии микробной теории болезней. Сначала были обнаружены определенные корреляции между определенными видами возможных причин и заболеваний, затем были предприняты экспериментальные шаги, чтобы увидеть, какие из них действительно причинно ответственны за заболевание, и, наконец, была разработана теория микроорганизмов, ответственных за заболевание.Почему мы не сделали этого для проблемы сознания? Я не совсем понимаю, почему прогресс был таким медленным, но могу предложить несколько возможных причин.

Прежде всего, это философские препятствия, о которых я упомянул. Многие нейробиологи не хотели заниматься проблемой сознания, потому что не считали ее подходящей темой для научных исследований. Я думаю, что сейчас они преодолевают это сопротивление. Но, во-вторых, нам просто не хватает исследовательских методов, которые позволили бы нам продолжить путь, которым мы занимались при разработке микробной теории болезни.Несмотря на всю шумиху вокруг функциональной магнитно-резонансной томографии и других методов исследования, по-прежнему нелегко изолировать NCC.

Ищем строительные блоки

Все, что я сказал до сих пор, является предисловием к рассмотрению того, как мы на самом деле будем исследовать сознание. Теперь давайте предположим, что сознание - это продолжающийся исследовательский проект (как есть): что мы находим? Существует много возможных подходов к проблеме сознания, но большая часть исследовательской деятельности, по-видимому, попадает в одну из двух категорий.Я хочу определить их и описать различия, потому что многие люди, в том числе ученые, не осознают различие между двумя подходами, а также проблемы и сильные стороны каждого из них.

Первый и наиболее распространенный подход я называю подходом «строительных блоков». Его основная идея состоит в том, что мы должны думать о сознательном поле как о состоящем из его различных частей. Прямо сейчас, например, я вижу деревья за окном, чувствую вкус кофе во рту и слышу голоса, доносящиеся с тротуара под моим окном.Идея состоит в том, что если бы мы могли выяснить, что составляет хотя бы один сознательный строительный блок - если, например, мы могли бы выяснить, что именно заставляет меня испытывать красноту красной розы, - тогда мы могли бы использовать структуру этого одного строительного блока, чтобы взломать всю проблему сознания. Если бы мы могли найти NCC для переживания красного цвета, мы могли бы затем пройти другие этапы исследования, которое я описал выше, чтобы увидеть, дает ли NCC нам обоим необходимые и достаточные условия для осознания, а затем мы могли бы попытаться разработать теорию того, как это работает.Если бы мы могли сделать это хотя бы для одного такого строительного блока, такого как переживание красного цвета, мы могли бы затем распространить уроки этого строительного блока на сознание в целом, и наш единственный пример мог бы позволить нам решить всю проблему сознания.

Этот подход используется многими исследователями. Наиболее известные мне из них - Фрэнсис Крик и Кристоф Кох (1998), а также А. Бартельс и Семир Зеки (1998). Я полагаю, что наиболее убедительное утверждение об этом есть у Бартельса и Зеки, которые утверждают, что сознание не является унитарной способностью, а на самом деле состоит из множества микросознаний.Мы должны думать о нашем сознательном поле как о состоящем из этих строительных блоков.

Несколько направлений современных исследований кажутся совместимыми с подходом строительных блоков и часто используются для поддержки теории строительных блоков. Первым из них является изучение слепого зрения. Так психолог Лоуренс Вайскранц назвал опыт некоторых пациентов с повреждением зрительной коры головного мозга, которое мешает им иметь сознательные визуальные переживания в определенных частях зрительного поля, но которые, тем не менее, могут сообщать об определенных событиях, происходящих в этой части. визуального поля.Пациент реагирует на события в той области своего зрительного поля, о которой он вообще не сообщает. При слепом зрении кажется, что у нас есть четкая разница между сознательным зрением и бессознательной реакцией на визуальный стимул. Это похоже на изящный случай, когда у нас есть возможность обнаружить достаточные условия для сознательного строительного блока, задав вопрос о разнице между слепым пациентом и сознательным субъектом.

Иллюзия, называемая кубом Неккара, является стабильным изображением, но мы имеем два разных опыта ее восприятия.Если эти переживания соответствуют двум последовательностям нейронных событий, мы можем точно определить «причину» сознания.

Другими прекрасными примерами современных исследований являются исследования таких явлений, как оптические иллюзии, когда внешний стимул остается постоянным, но внутреннее субъективное переживание изменяется. Например, иллюзионная головоломка, известная как Куб Неккара, воспринимается по-разному, даже если перцептивный стимул остается постоянным. Вы видите одну грань куба впереди, а затем внезапно переключаетесь на другую грань куба впереди.Это изменение вашего субъективного опыта не сопровождается никаким изменением перцептивного стимула. В феномене, известном как бинокулярное соперничество, горизонтальные линии решетки представлены одному глазу, а вертикальные линии - другому. В любой момент визуальное восприятие связано с одним или другим стимулом, а не с обоими одновременно. Оба этих вида экспериментов, известные как переключение гештальтов и бинокулярное соперничество, похоже, показывают, что в нервных путях должна быть некоторая точка, где одна последовательность нейронных событий вызывает переживание А, а другая точка в нейронных путях, где вторая последовательность вызывает опыт Б.Кажется, что если бы мы могли найти эти точки в нервных путях, мы бы нашли NCC для определенных форм сознания.

Третий, очень распространенный подход к теории строительных блоков сознания - изучение нейронных проводящих путей для зрения. Здесь проводится колоссальный объем работы, и с нашим потрясающим увеличением знаний кажется, что мы могли бы найти точный NCC для таких вещей, как переживание красного цвета.

К единому полю

Может быть, подход с использованием строительных блоков будет успешным; но я очень скептически отношусь к этому по философским соображениям.Вот почему. Нас должно беспокоить то, что все эти эксперименты проводятся на субъектах, которые уже находятся в сознании. Например, слепое зрение может возникнуть только у пациента, который уже находится в сознании. То же самое касается бинокулярного соперничества и переключения гештальтов, конечно же, как и зрительного сознания. Мы хотели бы знать, в чем разница между сознательным субъектом и бессознательным субъектом?

Предположим, неправильно думать о сознательном поле как о множестве независимых строительных блоков? Что, если мы будем думать о таких строительных блоках как о модификации ранее существовавшего сознательного поля? То есть, вместо того, чтобы думать о сознательном поле, в котором я сейчас нахожусь, как о состоящем из различных единиц, таких как восприятие красного цвета, мы должны думать о восприятии красного как о модификации или модуляции сознательного поля, которое началось, когда я проснулся рано утром.

Пока что это не возражение против теории строительных блоков, но прокладывает путь для возражения. Теория строительных блоков предсказывает, что у субъекта, который в противном случае не сознает, если субъект встретил определенные базовые нейрофизиологические условия (мозг в хорошем состоянии, у него правильная температура и т. Д.), То, если бы вы могли вызвать в мозг в противном случае бессознательный субъект NCC для любого конкретного опыта, субъект будет иметь этот сознательный опыт и ничего больше.Таким образом, пациент может быть полностью без сознания и внезапно вспыхнуть красным, а затем снова вернуться в бессознательное состояние. Я не верю, что это возможно. Я думаю, что только сознательный мозг может переживать красный цвет.

Другой аргумент в том же ключе касается снов. Некоторые люди - я один - мечтают в цвете. Когда я ощущаю красный цвет во сне, я не испытываю всей стимуляции нервных путей, которые участвуют в нормальном - бодрствующем - опыте красного. У меня есть опыт, похожий на видение красного цвета в бодрствующей жизни, но он у меня без типичной активации нервных путей, которые начинаются на сетчатке и продолжаются через латеральное коленчатое ядро ​​в зрительную кору.

Эти размышления предполагают, хотя, конечно, не продемонстрированы, так это то, что мы должны серьезно относиться к теории единого поля как к альтернативной гипотезе. Вот как я предлагаю думать о сознании. Представьте, что я просыпаюсь в темной комнате от сна без сновидений. Во-первых, у меня нет никаких сознательных восприятий; У меня просто поток мыслей. Когда я встаю и двигаюсь, я испытываю множество сознательных переживаний. Но вместо того, чтобы думать о них как о строительных блоках в доме сознания, думайте о них как о модификациях ранее существовавшего состояния бодрствующего сознания, которое формирует своего рода базовое, или фоновое, сознательное поле, которое затем может быть изменено моим восприятием. опыты.Мы не должны думать о моем переживании стола как об объекте в сознательном поле так, как мы думаем о самом столе как о предмете в комнате, а думать о переживании стола как о модификации или модуляции поля. сознания.

Метафора поля

Теория строительных блоков работает на метафоре части-целого. Каждый строительный блок - это часть всего здания сознания. Вместо этого я хочу, чтобы мы серьезно отнеслись к метафоре поля. Думайте о базовом или фоновом сознании как о большом открытом поле, и тогда новые сознательные переживания возникают как неровности или модификации в форме поля.

Но, думая об этом поле, я хочу избежать мысли о том, что что-либо входит в поле извне. То есть я не предлагаю нам думать о новом сознательном опыте как о действующих лицах на сцене сознания, потому что это делает различие между актерами и сценой. Я предлагаю серьезно отнестись к тому, что я сделал в начале этой статьи: это нормальное, непатологическое сознание приходит к нам в единой форме, и мы должны думать о сознательных переживаниях как о модификациях этого единого поля.

Ну, какое это имеет значение для реальных исследований? Мне кажется, это другой исследовательский проект. Вопрос не в том, «Что такое NCC для визуального сознания?» Гораздо меньше "Что такое NCC для опыта красного?" Возникает вопрос: «В чем разница между сознательным мозгом и бессознательным мозгом?» Вместо того, чтобы искать конкретные NCC, мы должны искать совокупность различий между сознательным мозгом и бессознательным мозгом, который отвечает за сознание.

Мы знаем из исследований пациентов с повреждением головного мозга, что вам не нужен весь неповрежденный мозг для сознания, и у нас есть по крайней мере некоторые веские основания полагать, что активность в коре головного мозга и таламусе, вероятно, является тем местом, где искать NCC единое поле человеческого сознания. Гипотеза, которую я предлагаю, состоит в том, что мы не должны, например, искать зрительное сознание в зрительной системе или слуховое сознание в слуховой системе; мы должны рассматривать эти системы восприятия как источники стимулов в таламокортикальной системе, где они модифицируют ранее существовавшее единое поле сознания.

Есть несколько исследователей, работающих именно в этом направлении. Когда я развивал эту теорию, я этого не знал, но мне приятно видеть, что этим подходом не пренебрегают. Я особенно знаю Вольфа Зингера и его коллег во Франкфурте, а также Родольфо Ллинаса и его коллег в Нью-Йорке. Для этих исследователей характерно то, что они не рассматривают сознание как составное из строительных блоков различных форм восприятия. Напротив, они рассматривают восприятие как модификацию ранее существовавшего поля сознания.Важно подчеркнуть эту особенность. Вместо того, чтобы думать о визуальной системе как о созидающей сознание, мы должны думать о визуальной системе как о модификации ранее существовавшего сознательного поля. Но сознание должно уже существовать в сознательном поле, прежде чем входные данные восприятия смогут его изменить. Есть также исследователи, такие как Джеральд Эдельман, Джулио Тонони и Олаф Спорнс из Сан-Диего, чьи работы, насколько я могу судить, объединяют элементы как теории единого поля, так и теории строительных блоков.

Самая захватывающая проблема

Я думаю, что одной из причин, по которой многие исследователи неохотно применяют подход единого поля, является специализация нейробиологических исследований. Наибольший прогресс в исследованиях был достигнут людьми, работающими над определенной областью мозга или определенной сенсорной модальностью, и возникает соблазн думать, что отдельная область исследований может быть ключом к решению всей проблемы. Итак, предложение, которое я делаю, в некотором смысле удручает, потому что, если я прав, мы не найдем простого решения проблемы сознания, например, в зрительной или слуховой системе.Нам нужно будет посмотреть на огромные большие участки мозга и на то, как, предположительно, массивными синхронизированными частотами нейронных срабатываний, они заставляют всю систему находиться в состоянии сознания.

Я считаю, что проблема сознания - самая волнующая проблема современной науки. Понимание этого даст нам способы лучше справляться с психическими заболеваниями; он также сделает больше для объяснения нашей человеческой природы, чем любое другое научное открытие за последние несколько столетий. Суть нашей жизни как людей - это последовательность наших сознательных переживаний.Мы получим гораздо более глубокое понимание нашей самой человеческой природы, если сможем понять механизмы, с помощью которых создается сознание, и формы, в которых оно существует в биологических системах, которые есть в наших черепах.

Что такое глобальное состояние сознания?

Альбахари, М. (2009). Сознание свидетеля: его определение, внешний вид и реальность. Журнал исследований сознания, 16 (1), 62–84. https://www.ingentaconnect.com/content/imp/jcs/2009/00000016/00000001/art00003

Ару, Дж., Бахманн, Т., Сингер, В., и Меллони, Л. (2012). Выделение нейронных коррелятов сознания. Neuroscience & Biobehavioral Reviews, 36 (2), 737–746. https://doi.org/10.1016/j.neubiorev.2011.12.003

Ару, Дж., Судзуки, М., Рутику, Р., Ларкум, М. Э., и Бахманн, Т. (2019). Связь состояния и содержания сознания. Frontiers in Systems Neuroscience, 13, 43. https://doi.org/10.3389/fnsys.2019.00043%20

Баарс, Б. Дж. (2005).Теория сознания глобального рабочего пространства: К когнитивной нейробиологии человеческого опыта. В С. Лаурис (Ред.), Границы сознания: нейробиология и невропатология (Том 150, стр. 45–53). Эльзевир. https://doi.org/10.1016/S0079-6123(05)50004-9

Бахманн, Т., и Худец, А.Г. (2014). Пора объединить две основные традиции в исследовании нейронных коррелятов сознания: C = L × D. Frontiers in Psychology, 5, 940. https://doi.org/10.3389/fpsyg.2014.00940% 20

Бейн, Т. (2007). Сознательные состояния и сознательные существа: объяснение в научном исследовании сознания. Философские перспективы, 21, 1–22. https://doi.org/10.1111/j.1520-8583.2007.00118.x%20

Бейн, Т. (2010). Единство сознания. Издательство Оксфордского университета.

Бейн, Т., и Картер, О. (2018). Измерения сознания и психоделического состояния. Неврология сознания, 2018 (1), niy008.https://doi.org/10.1093/nc/niy008

Bayne, T., & Hohwy, J. (2016). Режимы сознания. В У. Синнотт-Армстронг (ред.), Обретение сознания: нейробиология, этика и закон серьезного повреждения мозга (стр. 57–80). Издательство Оксфордского университета. https://doi.org/10.1093/acprof:oso/97801

307.001.0001%20

Бейн, Т., Хохви, Дж., И Оуэн, А. М. (2016). Есть ли уровни сознания? Тенденции в когнитивных науках, 20 (6), 405–413. https: // doi.org / 10.1016 / j.tics.2016.03.009

Блок, Н. (2005). Два нейронных коррелята сознания. Тенденции в когнитивных науках, 9 (2), 46–52. https://doi.org/10.1016/j.tics.2004.12.006

Блок, Н. (2007). Сознание, доступность и взаимосвязь между психологией и нейробиологией. Поведенческие науки и науки о мозге, 30 (5-6), 481–499. https://doi.org/10.1017/s0140525x07002786

Блок, Н. (2019). Что не так с парадигмой отсутствия отчетов и как это исправить.Тенденции в когнитивных науках, 23 (12), 1003–1013. https://doi.org/10.1016/j.tics.2019.10.001%20

Боли М., Массимини М., Цучия Н., Постл Б. Р., Кох К. и Тонони Г. (2017). Находятся ли нейронные корреляты сознания в передней или задней части коры головного мозга? Клинические и нейровизуализационные данные. Журнал неврологии, 37 (40), 9603–9613. https://doi.org/10.1523/jneurosci.3218-16.2017

Боли, М., Сет, А. К., Уилке, М., Ингмундсон, П., Баарс, Б., Лаурис, С., Эдельман, Д., и Цучия, Н. (2013). Сознание у людей и животных: последние достижения и будущие направления. Frontiers in Psychology, 4, 625. https://doi.org/10.3389/fpsyg.2013.00625%20

.

Bonhomme, V., Staquet, C., Montupil, J., Defresne, A., Kirsch, M., Martial, C., Vanhaudenhuyse, A., Chatelle, C., Larroque, SK, Raimondo, F., Демерци А., Бодар О., Лаурис С. и Госсерис О. (2019). Общая анестезия: зонд для исследования сознания.Границы в системной нейробиологии, 13 (36). https://doi.org/10.3389/fnsys.2019.00036

Бреннан П. М., Мюррей Г. Д. и Тисдейл Г. М. (2018). Упрощение использования прогностической информации при черепно-мозговой травме. Часть 1: Оценка учащихся GCS: расширенный индекс клинической тяжести. Журнал нейрохирургии, 128 (6), 1612–1620. https://doi.org/10.3171/2017.12.JNS172780

Каррутерс, П. (2019). Человеческий и животный разум: вопросы сознания разрешены.Издательство Оксфордского университета.

Чалмерс, Д. Дж. (2000). Что такое нейронный коррелят сознания? В Т. Метцингере (ред.), Нейронные корреляты сознания (стр. 17–39). MIT Press.

Коэн Д. (1974). К теории воспоминаний сновидений. Психологический бюллетень, 81 (2), 138. https://doi.org/10.1037/h0037616%20

Коэн, М.А., и Деннет, Д.С. (2011). Сознание нельзя отделить от функции. Тенденции в когнитивных науках, 15 (8), 358–364.https://doi.org/10.1016/j.tics.2011.06.008

Крик Ф. и Кох К. (2003). Каркас сознания. Nature Neuroscience, 6 (2), 119–126. https://doi.org/10.1038/nn0203-119

Кроутер, Т. (2018). Опыт, сновидения и феноменология бодрствующего сознания. В Ф. Дорш, Ф. Макферсон и М. Нида-Рюмелин (ред.), Феноменальное присутствие (стр. 252–282). Издательство Оксфордского университета. https://doi.org/10.1093/oso/9780199666416.003.0011

Dehaene, S., Changeux, J.-P., & Naccache, L. (2011). Модель сознательного доступа к глобальному нейронному рабочему пространству: от нейронных архитектур до клинических приложений. В D. Stanislas & C.Y. (Eds.), Характеризуя сознание: от познания к клинике? (стр. 55–84). Springer. https://doi.org/10.1007/978-3-642-18015-6_4

Фазекас П., Немет Г. и Овергаард М. (2019). Белые сны состоят из цветов: что изучение бессодержательных снов может научить нас о нейронной основе сновидений и сознательных переживаний.Обзоры медицины сна, 43, 84–91. https://doi.org/10.1016/j.smrv.2018.10.005%20

Фазекас П. и Овергаард М. (2018). Многофакторный учет степеней осведомленности. Когнитивная наука, 42 (6), 1833–1859. https://doi.org/10.1111/cogs.12478

Финк, С. Б. (2016). Более глубокий взгляд на «нейронный коррелят сознания». Frontiers in Psychology, 7, 1044. https://doi.org/10.3389/fpsyg.2016.01044%20

.

Фортье-Дэви, М., & Мильер Р. (2020). Многомерный подход к состояниям, вызванным наркотиками: комментарий к книге Бэйна и Картера «Измерения сознания и психоделическое состояние». Неврология сознания, 2020 (1), niaa004. https://doi.org/10.1093/nc/niaa004%20

Фанкхаузер Э. (2006). Детерминированно-детерминированное отношение. Noûs, 548–569. https://doi.org/10.1111/j.1468-0068.2006.00623.x%20

Гуденаф, Д. Р. (1991). Напоминание о сне: история и текущее состояние поля.В С. Дж. Эллмане и Дж. С. Антробусе (ред.), Разум во сне: Психология и психофизиология (2-е изд., Стр. 143–171). Джон Вили и сыновья.

Хоуи, Дж. (2007). Поиск нейронных коррелятов сознания. Философский компас, 2 (3), 461–474. https://doi.org/10.1111/j.1747-9991.2007.00086.x

Хоуи, Дж. (2009). Нейронные корреляты сознания: нужны новые экспериментальные подходы? Сознание и познание, 18 (2), 428–438. https: // doi.org / 10.1016 / j.concog.2009.02.006% 20

Хоуи, Дж. И Бэйн, Т. (2015). Нейронные корреляты сознания: причины, препятствия и составляющие. В С. М. Миллер (ред.), Конституция феноменального сознания: к науке и теории (стр. 155–176). Издательская компания Джона Бенджамина. https://doi.org/10.1075/aicr.92.06hoh

Кляйн, К. (2017). Сознание, намерение и следование командам в вегетативном состоянии. Британский журнал философии науки, 68 (1), 27–54.https://doi.org/10.1093/bjps/axv012%20

Кох, К. (2004). В поисках сознания: нейробиологический подход. Roberts & Company Publishers.

Кох, К., Массимини, М., Боли, М., и Тонони, Г. (2016). Нейронные корреляты сознания: успехи и проблемы. Nature Reviews Neuroscience, 17 (5), 307–321. https://doi.org/10.1038/nrn.2016.22

Кох, К. и Цучия, Н. (2007). Внимание и сознание: два различных мозговых процесса.Тенденции в когнитивных науках, 11 (1), 16–22. https://doi.org/10.1016/j.tics.2006.10.012%20

Лаурис, С. (2005). Нейронный коррелят (не) осознания: уроки вегетативного состояния. Тенденции в когнитивных науках, 9 (12), 556–559. https://doi.org/10.1016/j.tics.2005.10.010%20

Лоу, Э. Дж. (2005). Онтология с четырьмя категориями: метафизическая основа естествознания. Издательство Оксфордского университета.

Машур, Г., & Авидан, М. (2015). Интраоперационная осведомленность: противоречия и несогласия. Британский журнал анестезии, 115, i20 – i26. https://doi.org/10.1093/bja/aev034%20

Мишель, М. (2019). Неправильное измерение сознания: проблема координации шкалы перцептивного осознания. Философия науки, 86 (5), 1239–1249. https://doi.org/10.1086/705509%20

Мишель М. и Моралес Дж. (2020). Отчеты меньшинств: Сознание и префронтальная кора.Разум и язык, 35 (4), 493–513. https://doi.org/10.1111/mila.12264

Могенсен Дж. И Овергаард М. (2017). Реорганизация связи между элементарными функциями - модель, связывающая состояния сознания с нейронными связями. Границы в психологии, 8, 625. https://doi.org/10.3389/fpsyg.2017.00625%20

Одегаард Б., Найт Р. Т. и Лау Х. (2017). Должны ли несколько нулевых результатов опровергнуть префронтальные теории сознательного восприятия? Журнал неврологии, 37 (40), 9593–9602.https://doi.org/10.1523/jneurosci.3217-16.2017%20

Овергаард, М., и Овергаард, Р. (2010). Нейронные корреляты содержания и уровней сознания. Границы в психологии, 1, 164. https://doi.org/10.3389/fpsyg.2010.00164%20

Пейс-Шотт, Э. Ф. (2013). Сновидение как инстинкт рассказывания историй. Границы в психологии, 4, 159. https://doi.org/10.3389/fpsyg.2013.00159%20

Пал, Д., Дин, Дж. Г., Лю, Т., Ли, Д., Уотсон, К. Дж., Худец, А. Г., и Машур, Г. А. (2018). Дифференциальная роль префронтальной и теменной коры в контроле уровня сознания. Current Biology, 28 (13), 2145–2152. e5. https://doi.org/10.1101/262360%20

Пал, Д., Ли, Д., Дин, Дж. Г., Брито, М. А., Лю, Т., Фрайзель, А. М., Худец, А. Г., и Машур, Г. А. (2020). Уровень сознания не зависит от электроэнцефалографических измерений корковой связности, медленных колебаний и сложности.Журнал неврологии, 40 (3), 605–618. https://doi.org/10.1523/jneurosci.1910-19.2019%20

Филлипс И. (2018). Методологическая загадка феноменального сознания. Философские труды Королевского общества B: Биологические науки, 373 (1755), 20170347. https://doi.org/10.1098/rstb.2017.0347%20

Revonsuo, A. (2006). Внутреннее присутствие: Сознание как биологический феномен. MIT Press.

Revonsuo, A., & Salmivalli, C.(1995). Контент-анализ причудливых элементов в снах. Сновидения, 5 (3), 169. https://doi.org/10.1037/h0094433%20

Розенталь, Д. (2005). Сознание и разум. Кларендон Пресс.

Розенталь, Д. (2019). Сознание и уверенность. Neuropsychologia, 128, 255–265. https://doi.org/10.1016/j.neuropsychologia.2018.01.018%20

Сандерс, Р. Д., Тонони, Г., Лаурис, С., Сани, Дж. У., и Уорнер, Д. С. (2012). Невосприимчивость ≠ бессознательное состояние.Журнал Американского общества анестезиологов, 116 (4), 946–959. https://doi.org/10.1097/aln.0b013e318249d0a7%20

Сет, А. (2009). Пояснительные корреляты сознания: теоретические и вычислительные задачи. Когнитивные вычисления, 1 (1), 50–63. https://doi.org/10.1007/s12559-009-9007-x%20

Стендер, Дж., Лаурис, С., и Госсерис, О. (2017). Измененные состояния сознания после черепно-мозговой травмы. В S. Schneider & M. Velmans (ред.), Blackwell Companion to Consciousness (стр. 662–681). Интернет-библиотека Wiley. https://doi.org/10.1002/978111

63.ch57%20

Stickgold, R., Rittenhouse, C. D., & Hobson, J. A. (1994). Объединение снов: новый метод оценки тематической согласованности в субъективных отчетах о умственной деятельности. Сознание и познание, 3 (1), 114–128. https://doi.org/10.1006/ccog.1994.1008

Strauch, I., & Meier, B. (1996). В поисках сновидений: результаты экспериментального исследования сновидений.SUNY Нажмите.

Тисдейл, Г., Маас, А., Леки, Ф., Мэнли, Г., Стоккетти, Н., и Мюррей, Г. (2014). Шкала комы Глазго в 40 лет: выдерживает испытание временем. The Lancet Neurology, 13 (8), 844–854. https://doi.org/10.1016/s1474-4422(14)70120-6

Э. Томпсон (2014). Пробуждение, сон, бытие: Я и сознание в нейробиологии, медитации и философии. Издательство Колумбийского университета.

Тонони, Г., Боли, М., Массимини, М., и Кох, К. (2016). Интегрированная теория информации: от сознания к его физическому субстрату. Nature Reviews Neuroscience, 17 (7), 450–461. https://doi.org/10.1038/nrn.2016.44

Тонони, Г., и Кох, К. (2008). Нейронные корреляты сознания - обновление. Анналы Нью-Йоркской академии наук, 1124 (1), 239–261. https://doi.org/10.1196/annals.1440.004

Восс, У., и Хобсон, А. (2014). Каковы современные достижения в области осознанных сновидений? Последние достижения и вопросы для будущих исследований.В Т. К. Метцингер и Дж. М. Виндт (ред.), Открытый разум. MIND Group. https://doi.org/10.15502/9783958570306

Ватцл, С. (2017). Структурирование ума: природа внимания и то, как оно формирует сознание. Издательство Оксфордского университета.

Уилсон, Дж. (2017). Определяемые и определяющие. В Э. Н. Залта (ред.), Стэнфордская энциклопедия философии (весна 2017 г.). Лаборатория метафизических исследований Стэнфордского университета. https://plato.stanford.edu/archives/spr2017/entries/determinate-determinables/

Виндт, Дж.М. (2015а). Сновидение: концептуальная основа философии разума и эмпирических исследований. MIT Press.

Виндт, Дж. М. (2015b). Как раз вовремя - переживание сна без сновидений как чистая субъективная временность.