Валентина москаленко созависимость – Зависимость. Семейная болезнь — Валентина Москаленко |

Содержание

Валентина москаленко созависимость читать онлайн

Валентина Москаленко — Зависимость. Семейная болезнь краткое содержание

Зависимость. Семейная болезнь — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

ЗАВИСИМОСТЬ: СЕМЕЙНАЯ БОЛЕЗНЬ

Книги посвящена психологии зависимости от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания) и созависимости. Созависимость – это психологическое состояние членов семьи больного. Трезво живущие родственники таких больных эмоционально вовлечены в эту болезнь. Родственники не только сами страдают, но и строят такие взаимоотношения в семье, которые препятствуют выздоровлению больного. Созависимостью страдают жены, матери, братья, сестры, взрослые дети и даже внуки больного алкоголизмом или наркоманией. Сами больные также характеризуются признаками созависимости до развития болезни либо после наступления трезвости. Созависимые родители не могут успешно выполнять свои родительские функции, страдают дети. Происходит повторение нежелательных событий в семье. Взрослые дети составляют группу высокого риска множественных проблем: развития зависимости, психосоматических заболеваний, тревожно-депрессивных состояний, часто они вступают в трудный брак. Описаны закономерности жизни таких семей (дисфункциональная семья). Созависимость излечима. Впервые в России предложена программа преодоления созависимости. Исцеление приводит к более гармоничным взаимоотношениям в семье, служит профилактикой возникновения зависимости у детей. Книга написана языком, доступным для родственников и друзей больных. В то же время книга может быть руководством для психологов, психотерапевтов, наркологов, психиатров, социальных работников в работе с больными и их семьями.

"Жизнь с алкоголиком – как война. Передвижение по обстреливаемой местности. Пробежишь несколько метров – упадешь. И никогда не знаешь, что будет завтра. И даже сегодня вечером

. Так что жены алкоголиков – это отдельная социальная прослойка, их можно объединить в особую группу или вид".

В. Токарева. Рассказ "Пять фигур на пьедестале"

Аннотация для читателей

Кто-нибудь из ваших родственников болен алкоголизмом, наркоманией? Возможно, вы являетесь внучкой уже умершего дедушки, который страдал этим недугом? Вы сами или ваша подруга замужем за алкоголиком или наркоманом? Может быть, ваш любимый пьет? Вы не можете быть в близких отношениях с больным алкоголизмом и оставаться эмоционально не вовлеченной в эту проблему, не так ли?

Книга может помочь вам выздороветь от созависимости (состояние, которое неизбежно развивается у тех, кто живет рядом с больным), улучшить качество своей жизни и жизни всей семьи, способствовать выздоровлению больного. Преодоление созависимости – лучшая профилактика различных проблем у детей.

Книга предназначена для широкого круга читателей, а также для психологов, психотерапевтов, наркологов, социальных работников и других профессионалов, помогающих людям. Абсолютно необходимая книга для жен больных алкоголизмом мужей.

Часть 1. ЗАВИСИМОСТЬ

Алкоголизм – болезнь семейная

Зависимость от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания, токсикомания) – семейная болезнь. Во-первых, она может встречаться у нескольких членов одной и той же семьи, передаваться из поколения в поколение (к примеру, поражать одновременно отца и сына, нескольких братьев и сестер, прослеживаться у более дальних родственников). Конечно, подобное не является неизбежным, поэтому в каждой такой семье наряду с больными есть и здоровые в этом отношении лица (Москаленко В.Д., Шевцов А.В., 2000).

Во-вторых, даже если в семье только один алкоголик, то все остальные ее члены страдают психологически. Просто невозможно жить рядом с алкоголиком и не быть вовлеченным в его болезнь эмоционально. Психическое состояние родственников больных зависимостью обозначают термином созависимость.

Родственники больных страдают не меньше, а порой даже больше (поскольку они не пьют и переносят свою боль без алкогольного наркоза), чем сами больные. Для больных есть сеть наркологических диспансеров и больниц, частные лечебные учреждения тоже ими занимаются. А куда может обратиться родственник больного за помощью, например, жена алкоголика? Только в некоторых лечебных учреждениях есть специалисты, уделяющие внимание родственникам. Часто лечебные учреждения ограничиваются лишь краткой консультацией родственника.

Я считаю, что родственники имеют право на специальную помощь. В этой книге я предлагаю подобную программу помощи. Настоящая книга посвящена детальному описанию проявлений созависимости, а также ее преодолению, т.е. выздоровлению от созависимости.

Сколько в России семей, страдающих от алкоголизма или наркомании своего близкого родственника? Точных научных данных по этому вопросу нет. Перепись населения с учетом такого признака, как зависимость от психоактивных веществ члена семьи, не проводилась. Но мы можем составить представление о размерах обсуждаемого явления по косвенным признакам.

Сколько в России больных алкоголизмом? Не меньше, чем в других развитых странах. А сколько их в других странах? Сообщали, что 10 % мужчин и 3 % женщин старше 15 лет страдают алкоголизмом. Я думаю, что это осторожные цифры. На лекции по алкоголизму, которую я слушала, будучи на стажировке в США, я слышала, что 15 % населения США в целом (без разделения по полу) больны алкоголизмом.

В научной литературе о распространенности алкоголизма в России мне встречались такие данные: от 7 до 11 % взрослого населения больны алкоголизмом (Миневич В.Б., 1990).

Другие, ненаучные источники указывают, что 20-40 % населения страдает алкоголизмом (из телевизионной передачи "Здоровье").

Главное, с чем, я думаю, читатель спорить не будет, это то, что алкоголизма много и частота его с годами не уменьшается, а растет. Что касается наркомании, то она очень быстро растет. Семьи страдают как при алкоголизме, так и при наркомании. В моей практике различия состоят лишь в том, что при алкоголизме одного из членов семьи к врачу приходят жены, взрослые дети, а при наркомании члена семьи – в основном родители, реже – жены. У наркоманов России еще не народилось много детей.

Я спрашивала у учителей, известно ли им, у скольких учеников класса кто-либо из родителей болен алкоголизмом. Учителя говорили, что им известны такие семьи. И называли цифру 5-6 учеников из 30 человек в классе. Мы можем сделать вывод, что каждая 5-6-я семья страдает от алкоголизма одного из родителей. Это по меньшей мере. Алкоголизм – болезнь, которую люди склонны скрывать.

О подобной частоте семей, пораженных алкоголизмом родственника, пишет и американский автор Д. Гудвин (Goodwin D.,W., 1988). Каждая 6-я семья, состоящая из родителей и детей, в США страдает от алкоголизма одного из своих членов. Если же учитывать более обширные семьи, состоящие из трех поколений, то кто-либо болен алкоголизмом в каждой 3-й такой семье. В России не может быть меньше таких семей.

Валентина Москаленко — Зависимость. Семейная болезнь краткое содержание

Зависимость. Семейная болезнь читать онлайн бесплатно

Ориентиры для диагностики алкоголизма

Психология зависимости. Что происходит с вашим мужем?

Низкая толерантность к фрустрации

Неумение выражать свои чувства

Часть 2. Созависимость

Кто является созависимым?

Что такое созависимость (проблемы дефиниции)?

Курс на внешние ориентиры

Не чувствовать – опасно

Защита от страданий

Склонность к резким суждениям

Поражение духовной сферы

Частный случай созависимости: невесты алкоголиков

Дети как миротворческие силы

Они не выходят замуж, а выскакивают

Невесты, будьте бдительны!

Как они находят друг друга?

Сценарий ее жизни

Голод на любовь и самооценка

Хорошо бы начать заботиться о себе

Почему они не разводятся?

Выгоды от кошмара

Шаги к изменению

Как не следует вести себя жене алкоголика?

Желание заботиться о других, спасать других

Критерии оценки созависимости

Тест на созависимость

Тест "Оценим свой образ мыслей"

Бедная больная женщина

Типичные ошибки жен

Параллелизм проявлений зависимости и созависимости

Течение созависимости (фазы)

Часть 3. Семья как система

Родительская семья созависимых

Признаки дисфункциональной семьи

Признаки функциональной семьи

Сходство, которого мы так боимся

"За что я ненавижу своего отца?"

Судьба в наследство

Созависимые родители – архитекторы наших судеб

Как в детстве происходит формирование созависимости?

Руководство для родителей

Стадии развития ребенка и родительские подтверждения

Часть 4. Преодоление созависимости

Введение в психотерапию

Программа работы с созависимостью

1. Тема; "Работа с чувствами"

2. Тема: "Контролирующее поведение"

3. Тема: "Отстранение"

4. Тема: "Акция – реакция"

6. Тема: "Родительская семья"

8. Тема: "Избавление от психологии жертвы"

9. Тема: "Да, мы умеем думать"

10. Тема: "Работа с утратой"

11. Тема: "Ставим свои собственные цели"

12. Тема: "Я имею право"

13. Тема: "Утверждение себя"

Что может сделать семья для своего близкого, больного алкоголизмом?

Часть 5. Почта доверия, или дистанционная психотерапия

Письма, написанные одной бедой

Женщины, которые любят слишком сильно

Список литературы

Энциклопедический словарь медицинских терминов: Изд. Первое. Том I. M.: "Советская Энциклопедия", 1982. С.39.

Н.Н. Иванец, И. Пойман. Глава 10 "Алкоголизм". В кн.: Руководство по психиатрии / Под ред. Г.В. Морозова. В 2 томах. Том 2. М.: Медицина, 1988. С. 113-114.

Здесь я советую только то, что сама читала, смотрела.

Созависимость — очень важная тема, ее плотно я изучаю уже несколько лет и считаю, каждой женщине нужно изучить эту тему, особенно женщине в России. Потому что созависимость — болезнь дисфункциональных семей, болезнь нехватки любви в детстве, заниженной самооценки, а этого после Великой Отечественной войны у нас в стране в избытке по цепочке.

Как минимум женщине — у нас, женщин, это встречается чаще. Но много и созависимых мужчин.

Созависимость, как я бы это назвала — нездоровая тяга к слиянию с другим человеком, тяга к спасательству в ущерб себе, сливание себя, частично или полностью уничтожение себя. Потеря себя «во имя кого-то».

Дисфункциональная семья, в которой воспитывается ребенок, — это если:

— родители или родитель — алкоголик, наркоман, трудоголик, игроман
— в семье один родитель (а не оба) — что бывает сегодня очень часто (!), а особенно часто было после войны
— кто-то из родителей чем-то хронически очень болен и это сильно отражается на семье, особенно если сильно жалеет себя и упивается своим тяжелым состоянием и настаивает на постоянном сострадании и особом отношении
— кто-то из родителей или оба эмоционально холоден

То есть, практически любая семья в нашем сегодняшнем мире.

Поэтому я за то, чтобы осознать, что да, большая часть проблем с созависимостью берется в детстве.

НО ситуация совершенно не уникальна. Не стоит ей упиваться или надумывать ее сильнее, чем она есть, и стоит решать все исходящие из нее проблемы в настоящем, то есть действовать, без слива энергии в прошлое. Не обвинять маму за то, что она что-то не додала, ей тоже не додали, ей, возможно, было гораздо хуже, тогда было военное или послевоенное время. А прошлое использовать только для осознания ситуации и путей выхода.

Прочитав много книг по созависимости, я года 2 имела обиды и претензии к родителям за то, что мало интересовались, что у меня на душе. Когда прошло еще несколько лет, я поняла, какой это был бред с моей стороны.

Теперь, почитав года три Эволюцию (Марину Комиссарову), я хорошо понимаю тупик этого направления. Все действия направлены на то, чтобы поддерживать внешний локус контроля — он либо в прошлом, которое невозможно изменить, либо в копании в причинах, почему другой человек поступает так или иначе. Локус — не внутренний в этом случае. Не в тебе самом. Он где-то в других местах, других людях. Ты пытаешься либо изменить прошлое, либо изменить человека — что одинаково невозможно.

И очень надолго, если не навсегда ты зависаешь в этом нерешаемом гештальте.

Не надо слишком много изучать и копаться в том, какие причины в твоем детстве это вызвали, не надо осуждать кого-то, не надо обижаться, не надо пытаться спасать и менять — надо изучать, как делить границы, и возвращать локус на место. Достаточно понять, что ты попал в эту ситуацию и надо выбираться. Надо что-то делать с собой. А не играть в эти игры с созависимостью и зависимым человеком, бегая в мучениях по граням треугольника Карпмана.

Чаще всего выпускаются книги по созависимости, которая сопутствует близкой связи с химической зависимостью — алкоголизмом, наркоманией. То есть, если у вас кто-то — родитель, ребенок или супруг — зависим от какого-то вещества или страдает игроманией или другой зависимостью, то вы 100% созависимы, если долго (от полугода) с ним проживаете и с головой в это погружены.

Как говорит Эволюция — «Созависимые отношения — это отношения с аддиктом, алкоголиком например, когда вам приходится делить с ним его зависимость. Никакого другого значения у этого слова нет».

Хотя с другой стороны, вы наверняка притянули именно такого, т.к. изначально были слабы, без опор, хотели сильного слияния и были готовы к сливу себя (инфантильны, а также подспудно, бессознательно искали кого-то, кого вы бы посчитали ущербным, слабым, недолюбленным, ранимым, чтобы проявить свою «силу» Спасателя «во всей красе»). И на фоне всего этого появилась сильная ваша зависимость к другому человеку — то есть ваша личная любовная или просто эмоциональная аддикция, зависимость.

Такая зависимость и созависимость с алкоголиком или наркоманом — это самый распространенный ее вид, и про нее пишут в книгах чаще всего.

Чаще всего созависимые сами становятся зависимыми от чего-то. Это опять же часто говорит о слабости опор, инфантильности.

Некоторые книги рассматривают во многом и такую любовную аддикцию. Деструктивную — к эмоционально холодному, жесткому партнеру, но гораздо чаще — к просто не влюбленному мужчине (который поэтому и кажется холодным, жестким).

После того, как я плотно почитала Эволюцию, то поняла, что любовная зависимость, аддикция происходит у 99%.

И в этом ничего страшного в принципе нет, если она имеет легкую форму. Это даже норма.

Именно так прокачивается ресурс любви — из позиции «Минус», если говорить ее терминами — после определенных осознаний, после прокачивания других ресурсов, чтобы вылезти из не самой простой ситуации. Из «Плюса» (из состояния не любви) ресурс любви не прокачивается.

Но если ситуация сложная и человек застревает в аддикции на несколько лет, если она сопровождается проблемами со здоровьем, то там надо уже предпринимать серьезные меры, это уже не просто «прокачка ресурса любовь».

В любовную аддикцию чаще всего и сильнее всего залетают люди с «коронами» (это термин Марины Комиссаровой, обозначающий психозащиты). Основные короны — это «Сокровище», «Победитель», «Спасатель». А также инфантильные, без опор (без развитых других ресурсов, особенно самых базовых — работа, имидж), с проблемами с границами, те, которые привыкли быть в слиянии и хотят «залезть на ручки». Противоположное этому — зрелая любовь осознанного человека, опирающегося на себя, с хорошими границами (тут же по ссылке отлично описан механизм, как и почему на долгие годы зависают в любовной аддикции, в невзаимных чувствах, как формируется эта влюбленность, по каким причинам за нее так цепляются).

Подробнее про аддикции можно прочитать тут. Там есть подборка статей на темы разных аддикций (у всех механизм выхода един).

Про короны можно узнать все самые важные детали тут.

Также я бы посоветовала почитать и по тегу «Дисбаланс» на ее сайте (только когда это тег, а не поиск, то там нет разборов писем, посвященных этому вопросу). Дисбаланс — это когда значимость одного партнера выше, чем значимость другого. То есть «один любит, другой позволяет любить». Или не позволяет, а первый все равно любит.

Также хорошо бы почитать статьи по тегу «Локус», «Ресурс любви».

Так называемый внешний локус — это когда вы пытаетесь опереться на кого-то другого. И как результат, если эта попытка не дала вам желаемого результата — осуждаете, обижаетесь, вините кого-то (вплоть до государства, бога), пытаетесь влезть в его жизнь, голову, рассказать ему, как жить, повлиять на кого-то другого, а не на себя, мучаетесь, сливаете кучу своей энергии, себя, свою жизнь. Если повернуть локус внутрь, то вы должны опираться только на себя, решать только то, что можете решить, и что касается вас самих.

Локус внешний, в другом человеке — когда вы зависимы от него, когда хотите его внимания, любви, одобрения, пытаетесь на него эмоционально и физически опираться, хотите вытянуть из него все это.

Еще у нее была прекрасная статья «Потеря себя». Из которой я четко вынесла, что сливать и терять себя — смертельно опасно. А потерянный, слабый человек все равно никому никогда не будет нужен, а в какой-то момент станет и противен. Поэтому все жертвы совершенно бесмысленны и исключительно во вред.

На днях Эволюция написала то же самое в своей отличной статье «Дыра в ресурсе», где подробнее рассказала, как использовать другие ресурсы и их связки, чтобы выходить из проблем с той же любовной аддикцией — в частности, через дружбу и учебу (но только как правильно это делать).

Главные принципы выхода из любой аддикции
:

1) снизить внимание к ресурсу, в котром аддикция
2) переключить внимание на другие ресурсы, и особенно противоположный (в случае с химической или пищевой зависимостью (Транс) противоположный это — Здоровье).
3) сменить окружение, выстраивать дополнительные опоры.

Усиленное внимание к тому ресурсу, где аддикция, или демонизация его (ненависть) ведет к усилению аддикции, вам не отцепиться таким образом. То же самое и про любовную аддикцию.

То есть нужно перестроить свою жизнь так, чтобы снизить внимание к данному ресурсу и переключить силой воли внимание на другие. Если осознанно работать и тренировать волю, быть настойчивым в своем желании все изменить, то постепенно все перестроится так, что там появится интерес, и аддикция действительно отпустит.

По ссылке выше в статье «Дыра в ресурсе» дан ее круг из 12 ресурсов. Как говорит Эволюция, чтобы выйти из аддикции лучше всего начинать заниматься противоположным ресурсом. В химической, алкогольной зависимости лучше всего заниматься здоровьем, в любовной — имиджем (внешность, дружеское общение, флирт, очень желательно — именно тренажерный зал).

Созависимость к другому человеку обычно строится на основе короны «Спасатель» и подразумевает, что вы его чувствуете в чем-то ущербным, а себя сильнее.

Вот это вот «я сильнее» способно поломать всю вашу жизнь.

Как часто повторяет Марина Комиссарова, «спасатель, спасай себя сам». Тут очень важно разделить границы с человеком и проявить к нему и его жизни уважение — это снизит желание его спасать вопреки всему.

Вот, например, совершенно замечательная статья «Бунт спасательниц», которая поможет посмотреть на себя со стороны. А также есть статья «Основное правило спасателя». И еще больше по тегу «Спасатели».

Корона «Победитель», если очень кратко, — я все равно добьюсь, чтобы это случилось, чтобы он изменился, если столько сил уже вложено. Я буду ставить ультиматумы, уходить из дома, делать себе хуже, лишь бы он что-то осознал. Некоторые начинают пить или употреблять наркотики с любимым, «чтобы он понял, как плохо он мне сделал, почувствовал себя виноватым». Это очень опасный шаг «победительниц». Или вот это вот «Я буду продолжать показывать образец самой лучшей жены, а он когда-нибудь поймет». «Несмотря на то, что меня все очень не устраивает, я буду продолжать давать ему то, что я жду от него — заботу, поддержку, он поймет». Часто это сопровождается постоянными обидами и растолкованиями ему, как он должен с тобой обращаться, какой должна быть семья, отношения, в ожидании, что рано или поздно будет победа — он поймет!

Корона «Сокровище» подразумевает, что если я такая замечательная, то он обязательно оценит и изменится ради меня и начнет меня любить, так как я этого хочу и заслуживаю. По другому же не может быть. Игра в «Мать Тереза и чудовище».

Такой типаж женщин называется у Эволюции «красавица для чудовища». Или еще у нее можно встретить сокращение КДЧ.

Еще часто пишет она про «недолюбленных волчат», на «долюбление» которых женщина может потратить всю свою жизнь, энергию, здоровье, но это «долюбление» совершенно не нужно самим волчатам и разрушает и их тоже, если они остаются рядом со своей спасательницей. Конечно, «недолюбленным волчонком» может быть и женщина. А «красавицей для чудовища» и мужчина.

Как сказала бы Марина Комиссарова, чтобы избавиться от зависимости (да и чтобы внедрить любые другие изменения в жизнь), нужно «снять корону, поправить локус и качать ресурсы». Качать ресурсы — это перенаправить внимание на другие стороны жизни, активно их развивать, выстраивать опоры, которые вытащат и поддержат вас сейчас и не дадут скатиться в подобную аддикцию в следующий раз.

По поводу любовной аддикции можно привести еще такой кусок из Эволюции:

«добровольное пребывание в разрушительных отношениях — ничто иное как аддикция. Те, кто изумляются, почему некоторые «дуры» позволяют с собой так плохо обращаться, но «не уходят», должны представить, что партнер в случае таких отношений — наркотик в прямом, а не переносном смысле.

В настоящее время аддиктология (то есть наука о зависимостях) не видит кардинальных различий между химическими и нехимическими аддикциями. Химические аддикции отличаются лишь тем, что вещество встраивается в обмен веществ само, а нехимические аддикции действуют на нейромедиаторную систему, и она вырабатывает катехоламины, которые связаны только с объектом зависимости, и не поступают без него. Точно так же как химический аддикт, отлученный от вещества, испытывает физические и психологические страдания, нехимический аддикт переживает ужас, тоску и даже физическую боль, будучи разлученным с предметом своей аддикции, или даже от мыслей об этом разлучении. Это настоящее заболевание, полностью нарушающее работу мозга.»

В общем, если вы чувствуете, что вас тянет спасать человека, если он занимает все ваши мысли, если изменение его настроения или какие-то ЕГО личные обстоятельства сильно влияют на ВАШЕ настроение, вашу жизнь, если вы часто чувствуете себя то героиней, то жертвой — то можно брать и изучать плотно этот вопрос в ЖЖ Эволюции, в любых книгах, в том числе книги про созависимость при алкоголизме.

Примерно приравнивать химически зависимого партнера просто к вашему партнеру, от которого вы в любовной зависимости.

Хотя та же Марина Комиссарова против плотного копания в детстве, чтобы не фокусироваться на том, что «кто-то сделал с вами», не фокусироваться на своих обидах, что родители были эмоционально холодными или алкоголиками. Чем больше вы о чем-то думаете — тем больше этого в вашей жизни. То есть не сдвигать локус в неправильную сторону. Думать только о том, что в рамках нашего влияния, воздействия. Не перекладывать ответственность за текущую жизнь на кого-то другого. Мы все уже взрослые люди и можем чаще всего выкинуть детские обиды одним махом. Достаточно того, что мы как-то выросли, какая-то забота и опека о нас была, и если не было настоящего насилия в семье, то через все можно очень быстро и просто переступить и забыть, заботиться дальше о своем настоящем и построении своего будущего, не копаться в прошлом.

Вот у нее уже выходило много статей на эту тему:

Чтение ее статей дало мне гораздо больше, чем чтение книг ниже.

Но узнать все то, что написано в перечисленных мной тут книгах тоже было очень ценно и полезно, чтобы лучше понять, как это формируется и выражается у людей, почему это появилось у меня.

А созависимостью, повторю, страдает большинство человечества. Это практически норма.

Не норма в нашем обществе, а большая редкость — сильный развитый самостоятельный человек с хорошими границами и без аддикций.

Книги про созависимость:

Валентина Москаленко — наверное, главный русский автор по этой теме.

«Созависимость: характеристики и практика преодоления»
«Созависимость при алкоголизме и наркомании»
«Когда любви слишком много. Профилактика семейной зависимости»
«Зависимость — семейная болезнь»

Мелоди Битти — самый популярный, наверное, зарубежный автор по этой теме.

«Алкоголик в семье, или Преодоление созависимости» («Codependent no more»)
«Ежедневник. День за днем из созависимости» — 365 глав на каждый день с проработкой определенных установок, которые присущи созависимым людям.

С.Н. Зайцев. «Созависимость. Умение любить»

Е В Емельянова «Кризис в созависимых отношениях» — книга написана скорее для психологов, работающих в этой теме, но в начале книги даются ОЧЕНЬ интересно «Психологические портреты людей, создающих созависимые отношения». А также про треугольник спасательства (треугольник Карпмана — Спасатель — Преследователь — Жертва) и прочие интересные темы, которые сопровождают в жизни созависимых людей.

Норвуд Робин «Женщины, которые любят слишком сильно»

Анатолий Некрасов «Путы материнской любви»

Есть еще, например, такие книги, которые рекомендовали, но я пока еще не читала, поэтому от себя пока рекомендовать не могу. Но приведу их тут: Шорохова О.А. «Жизненные ловушки зависимости и созависимости», Уайнхолд Берри, Уайнхолд Дженей — «Освобождение от созависимости», Энн У. Смит «Внуки алкоголиков», Екатерина Савина «Я люблю его…», Клаудиа Блэк «Со мной такого не случится».

Видео про созависимость:

Совершенно замечательный автор, вызывающий у меня уважение. Много лет Валентина сама была зависимой от алкоголя и потом поборов эту зависимость, стала много помогать людям разобраться как с темой зависимости, так и созависимости.

Ее лекции четкие, живые и очень интересные. В них много интересных и крайне ценных материалов о том, как ребенок от недостатка любви имеет повышенный шанс стать не только созависимым, но и зависимым — алкоголиком и наркоманом, в том числе раскрывает тему, откуда берутся неблагополучные дети вроде бы в благополучных семьях.

Мне очень четко запомнилась у нее одна хорошая мысль. Когда вы говорите человеку (не обязательно ребенку, но и партнеру или члену семьи) о том, каким он должен стать, что ему нужно в себе переделать, обычно это воспринимается как трансляция сообщения «ты не такой. такой, какой ты есть, ты мне не подходишь. я не люблю тебя таким, какой ты есть». Трансляция идет не всегда вербальная, но чаще даже в виде гримас, жестов. Часто ведет к тому, что человек ищет тех, кто будет его принимать таким, какой он есть. В том числе это может быть компания алкоголиков, наркоманов.

Очень понравилась лекция про маски и роли детей, страдающих от недостатка любви.

Содержание видео лекций:

1. Эмоциональные особенности зависимости
2. Маски и роли
3. Дифункциональная семья
4. Зависимость и насилие
5. Процесс переживания утраты
6. Секс и трезвость
7. Зависимость и созависимость как болезни
8. Как помочь наркоману
9. Потребности
10. Коцепция болезни

Сайты про созависимость:

Отличный, живой, активный форум «forum-nonarko.ru».
Здесь много и бывших наркоманов, и даже действующих, и их родителей, жен, мужей, детей. Члены семьи наркомана — всегда созависимые люди и в первую очередь им нужно заниматься своей проблемой, своей болезнью. Здесь можно не только почитать какие-то уже написанные темы, но и спросить совета, задать вопросы.

Раздел «Родительский уголок» — в нем 4 большие ветки «Жены наркоманов». Стоит прочитать их все даже тем, у кого нет проблем с наркотиками в семье, но есть проблемы с созависимостью.
Раздел «Методические пособия» и особенно его подраздел «Книжная полка»

Форум stop-narko.info — тоже хороший, большой и живой
Раздел «Созависимость. Жены наркоманов».

«Детки в сетке» — сайт про ВДА (Взрослых Детей Алкоголиков и из дисфункциональных семей — т.е. созависимых или зависимых). Там же есть и тест на определение созависимости — характеристики ВДА.

Получайте ежедневно короткие посты на тему саморазвития и личной эффективности, улучшения жизни:

Получайте анонсы подобных постов себе на почту

Подпишитесь и получайте время от времени что-нибудь действительно (!) интересное из сферы саморазвития, отношений, развития ресурсов

Я фильтрую для вас только лучшее!

Я уважаю ваше личное пространство и выполняю свои обязательства присылать только самое интересное и важное, проверенное мной на практике

Ваши вопросы, комментарии и отзывы, оставленные ниже — самая большая благодарность для меня, если эта статья была вам полезна.

brosaem.online

Зависимость. Семейная болезнь читать онлайн, Москаленко Валентина Дмитриевна

... рекать жену.

Никитка, 6-летний сын Полины и Валерия, проснувшись утром, сразу спрашивает:

– Мама, а папа еще трезвый?

– Да, сынок, вставай. Папа еще трезвый.

В этом "еще" заключается весь ужас их жизни: папа не бывает пьян только короткий миг, на устойчивую, долгую трезвость надежды уже нет.

Мы рассуждали с Полиной о ее жизни. В первую очередь она подчеркнула, что всю жизнь как бы возводила мужа на пьедестал, буквально вилась вокруг него, стараясь угодить, задобрить, заслужить любовь и похвалу. Но чем усерднее она старалась, тем хуже был результат. Муж все сильнее распоясывался, и ей приходилось выносить все больше унижений. От развода ее удерживало чувство стыда, страх перед мнением окружающих.

Поведение Полины представляет собой полный отказ от собственной личности. В письмах, получаемых мною от жен алкоголиков, их самоуничижение проявляется даже в такой мелочи, как боязнь назвать свое имя. Стыд вытравил у этих женщин все – и имя, и возраст, и собственные потребности, и самую личность. Однако нельзя целиком отдавать свою жизнь алкоголику – надо оставить что-то для себя самой.

Каждый человек может выбрать, кем быть в этом мире. Если он сам считает себя жертвой, то окружающие и будут обращаться с ним, как с жертвой. Никогда нельзя позволять другим унижать себя до такой степени, какую допустили по отношению к себе Полина и ее мать. Многие назвали бы их настоящими мазохистками, получающими удовольствие от собственных мучений, – они буквально напрашиваются на унижения.

Жанна

Семья Жанны еще очень молода и даже не зарегистрирована официально. Жанна в течение года состоит в супружеских отношениях с молодым человеком, которого я буду здесь называть Игорем. Недавно она сделала от него аборт. Игорю 23 года. Пьет он в течение 3 лет, при любой возможности, то есть 3-4 дня в неделю. За 2 года он сменил 4 места работы, в течение последнего года не работает. На естественный вопрос, чем он зарабатывает на жизнь, Жанна смущенно рассказала, что Игорь спекулирует водкой и пивом, также продает лампочки, вывернутые в подъездах (вначале он выкручивал их сам, но теперь на него работает другой парень, выросший в семье алкоголиков). Таким образом Игорь "зарабатывает" вдень солидную сумму. Жанне не нравится его образ жизни, но она соглашается с его утверждениями о том, что все вокруг крадут и что он ворует не больше других.

Игорь занимает главное место в жизни Жанны, его интересы для нее намного важнее собственных, поэтому на приеме у меня она в течение двух часов говорила только о нем. Все мои попытки расспросить Жанну о ее самочувствии, взглядах, мнениях, планах, о степени удовлетворения ее потребностей в этом супружестве не имели успеха. Она постоянно переводила разговор на Игоря.

Рассказы Жанны характеризовали его только с плохой стороны. Да и сама она именно так морально оценивала его поведение. Игоря ничто в жизни не интересует, в том числе и Жанна. Пьяный, он уже не раз ее бил; на ее лице остался рубец от его рукоприкладства. Он ни разу не навестил Жанну, когда та лежала в больнице. Ее сообщение о беременности, просьбы бросить пить ради будущего ребенка абсолютно не повлияли на Игоря, не заставили его изменить свое поведение. И тогда Жанна возненавидела не Игоря, а ребенка. Поэтому она и сделала аборт. Жанна определила свое состояние так: "Я и с ним не могу, и без него не могу". Мне кажется, что вторая часть ее утверждения более верна, чем первая.

Жанна пришла ко мне с тремя вопросами:

1. Страдает ли Игорь алкоголизмом?

2. Если он болен, то как попытаться направить его на лечение? (Впрочем, этот вопрос звучал, пожалуй, несколько иначе: как заставить его бросить пить?)

3. Какие дети могут у них родиться?

Разумеется, заочно ставить диагноз рискованно – можно совершить ошибку. В данном случае не так важно, есть ли у Игоря патологическое влечение к алкоголю (стержневой симптом алкоголизма). Ведь пьет он каждый день и всегда сильно напивается. Игорь утверждает, что может бросить пить, если захочет, однако на протесты жены не обращает никакого внимания. Полагаю, что он все же болен, но главное для меня в этом случае – состояние Жанны.

Она отказалась от собственных интересов и потребностей и живет только реакциями на поведение Игоря, представляющееся ей недостойным. Цель ее жизни – сделать Игоря лучше, а если быть совсем честной, то добиться у него признания. Жанна недоумевает, почему Игорь ее не ценит. Главное ее стремление – переделывать других путем полного отказа от собственной личности, абсолютного самоотречения, беспредельной самоотверженности.

Такой путь очень опасен: он ведет к саморазрушению, так же, кстати, как и алкоголизм Игоря. Жанна испытывает к Игорю не любовь, а, скорее, патологическую привязанность, которая протекает как болезнь, все время усугубляясь, и так же, как болезнь, может привести к тяжелому, даже смертельному исходу.

У Жанны нет собственных, не связанных с Игорем чувств, мыслей. Она охотно подтверждает, что постоянные размышления о нем ей неприятны и даже мучительны, но избавиться от них она не может. В свои 18 лет Жанна не думает ни о настоящем, ни о будущем. Она не планирует освоить профессию, работает оператором на какой-то несложной машине. А ведь она отлично училась в школе, хорошо знает английский язык. Заботы об Игоре поглотили всю ее энергию, не оставив сил на собственное развитие.

В конце нашей беседы Жанна вдруг спросила:

– В вашем учреждении есть сексопатолог?

– Есть, а зачем он вам?

– Я хочу знать, не импотент ли Игорь?

Редко приходится слышать о подобной проблеме у 23-летнего мужчины. Алкоголизм не всегда сопровождается импотенцией, и уж, конечно, не в таком возрасте. Жанна объяснила, что Игорь возбуждается медленно, с трудом и только после активной стимуляции с ее стороны. "Я еще ни разу не испытала оргазма, – добавила она, – но для меня это не важно".

Даже в этой сфере супружеской жизни у них все складывается так, что жене необходимо, забывая о себе, прилагать усилия, чтобы доставить удовольствие мужу. Даже здесь надо напрягаться, чтобы заслужить похвалу.

В женщине, которая сидела передо мной, от Жанны осталась оболочка. Все пространство ее души целиком было занято Игорем. Смысл ее жизни в том, чтобы услаждать его, Игоря. Своими же потребностями во внимании, уважении, признании, заботой о собственном здоровье, духовном росте она пренебрегает. Главный вопрос, определяющий ее существование: "Игорь, я тебе нужна?".

Жанна – дочь алкоголика. Кстати, муж впервые привлек ее внимание тем, что внешне отдаленно напомнил ей отца. Игорь также сын алкоголика, который погиб в тюрьме, отбывая второе заключение. Жанна крайне созависима. Ее характер сложился под влиянием совместной жизни с отцом-алкоголиком, и трудное супружество было ей как бы предназначено судьбой.

"За кем я замужем?"

Да, некоторые женщины сами не могут ответить на вопрос "Мой муж – алкоголик?". Ничего удивительного. Диагноз алкоголизма установить не так легко, как может показаться. Нетрудно распознать алкоголизм, когда пациент под забором валяется, причем регулярно. А если один раз упал под забор в состоянии опьянения, то еще вопрос. Однако "подзаборные" алкоголики в любой стране составляют не более пяти процентов всех больных алкоголизмом. Любая болезнь может протекать и тяжело, и не столь тяжело, а какое-то время оставаться скрытой, нераспознанной. А иногда речь идет только о предрасположенности к алкоголизму. Реализуется предрасположенность в явную болезнь или так и останется нереализованной – тоже неясно тем, кто живет рядом с предрасположенным человеком. Со своими сомнениями не всегда бегут к наркологу, а письма пишут, как показал мой опыт. Из письма Людмилы, Оренбургская область.

"Пишу вам и плачу. Сижу на кухне среди битой посуды. Нет сил замести осколки. Дверь тоже разбитая. Пьяный муж за стенкой храпит. Детей кое-как спать уторкала. Вова, ему пять лет, рыдал до заикания. Лене восемь лет. Не помню, где она была, пока муж бушевал. Спряталась, наверное, где-нибудь, она у нас пугливая, тихая девочка.

С мужем, когда он не пьет, у нас хорошие отношения. Но из-за водки пропадает наша любовь, семья наша пропадает. Не подумайте, что я из таких жен, которые на всех перекрестках жалуются на своих мужей. Обращаюсь к вам, потому что все в нашей семейной жизни запуталось. Я уже, кажется, ничего не понимаю. Да и муж тоже не понимает. Когда я трезвому ему говорю: "Ты становишься алкоголиком", он отмахивается: "Пью, как все. Захочу и совсем брошу".

Но вот уже до скандалов допился, этот не первый. Детей пугает, а детей он сильно любит. Завтра будет юлить, каяться, передо мной и детьми заискивать. С работы придет с конфетами, апельсинами – замазывать грех. А через неделю-другую опять напьется до стеклянных глаз.

Я вижу, что катится он вниз, а вместе с ним и моя жизнь. Когда говорю это свекрови, она меня утешает, мол, потерпи. Отец мужа, как свекровь вспоминает, крепко "попивал" до 55 лет, а потом бросил.

Моя подруга вообще меня изругала. Где ты видишь, говорит, алкоголика? Алкоголики под забором валяются, не работают, излома все пропивают. А твой – все в дом, при должности. (Мой муж – главный механик автобазы.) Это у него обычная мужицкая блажь. Пройдет. Будешь его пилить – только хуже сделаешь.

До скандалов я его уже допилила. Но свекровь и подруга не видят нашу жизнь изнутри. А я вижу. Уходят из нашего дома мир и любовь. Кругом жизнь как на вулкане, да еще дома вулкан. С каждым годом трясет сильнее и сильнее.

Я-то вижу, что муж пьет все чаше и все больше и совсем не из-за того, что я его пилю. Лет пять назад мне и в голову не приходило его "пилить". Не за что было. Выпивал по праздникам или по какому-то случаю. Все домашние дела мы делили пополам. За детьми ухаживал не хуже меня. Старая соседка баба Шур

knigogid.ru

Валентина Москаленко: «Самое главное - не задушить любимого в собственных объятиях» | Psypublic

Валентина Дмитриевна Москаленко - психотерапевт, психиатр-нарколог, клинический генетик и семейный психотерапевт, доктор мед. наук, профессор. Ведущий научный сотрудник ННЦ наркологии МЗ РФ. Автор книг «Зависимость: семейная болезнь», «Когда любви слишком много. Профилактика любовной зависимости», «Если папа пьет» и свыше 240 научных и популярных публикаций по темам психического здоровья и зависимостей. Интервью с Валентиной Дмитриевной состоялось во время Международной практической конференции "Вызовы современности: психология зависимости".

Валентина Дмитриевна, как давно вы занимаетесь темой любовной зависимости? Как возник интерес к этой теме? 

Я психиатр и свою научную деятельность начинала с изучения генетики психических заболеваний – того, как они передаются из поколения в поколение. Мы проводили исследования семей и расспрашивали о болезнях и о самой семье. Это было очень интересно! Так постепенно появился интерес и к взаимоотношениям в семье, которые стали объектом моего изучения во второй половине профессиональной жизни. Потом я стажировалась в США в нескольких заведениях, где  были семейные программы. Они появились тогда, когда в России о семейной психотерапии еще почти никто не знал. Представьте, во времена второй Мировой войны они уже занимались семейной психотерапией зависимостей! В одном из таких заведений я была страшно поражена, когда услышала от одного из пациентов, что в разное время в семейной программе побывали его жена, две дочери 18 и 15 лет, а на следующий неделе на терапию приедет его любовница! На мой вопрос «Зачем?», он ответил: «Ну как же?! Если есть эти отношения, надо и их гармонизировать тоже!».

То есть, вся семья, и даже не совсем семья, должна принимать участие в психотерапии? 

Да, и семья, и близкие друзья. Но время можно организовать по-разному: одновременно работать со всеми членами семьи, либо по отдельности, когда кому удобно. Это зависит от подхода. Например, когда я стажировалась в Югославии, у профессора Гачича было жёсткое требование, что в психологической работе должна быть вся семья целиком и одновременно. В русском варианте я поняла другое: если один член семьи принимает участие в психотерапии, это уже благотворно сказывается на всей семье. Семья построена по законам системы, а в системе все элементы взаимосвязаны. Если изменился один элемент, то и другие тоже начинают меняться.

А как вы считаете, с чем связано то, что тема любовной зависимости стала чаще звучать в последние годы?

По моему клиническому впечатлению, любовных зависимостей не стало больше. Это явление было и в 15 веке, достаточно обратиться к литературе. Просто у нас в российском обществе в последние 20 - 30 лет происходит популяризация и повышение психологической культуры, растет запрос на психологическую помощь, и очень сильно вырос рынок хорошей, доступной психологической литературы. Это все, на мой взгляд, обуславливает лучшее понимание своих состояний, повышение обращаемости по поводу своих созависимых отношений. Без осознания ничего не происходит.

Как на ранней стадии отношений человек может понять, что «скатывается» в созависимость? Есть ли какие-то очевидные признаки?

Их очень много, и сейчас интернет переполнен опросниками, тестами, хорошими статьями на эту тему. Если говорить кратко, то основной ощутимый признак таков: если любовные отношения приносят вам одни страдания, то, скорее всего, это нездоровая любовь, или эмоциональная зависимость. И с этим нужно что-то делать, или просто переждать, не принимая важных решений. Здесь важно еще различать: мы говорим о влюбленности, которая длится обычно не больше полугода и может быть более насыщенна острыми переживаниями, или о любви, которая может быть значительно дольше, возможно, даже длинною в жизнь. Влюбленность - это как психоз, когда все очень накалено, остро, но, к счастью, со временем это проходит (смеется). 

В целом, созависимость - это такая концентрация на жизни другого человека, которая мешает удовлетворению собственных жизненно важных потребностей. Ее обычно сопровождает низкая самооценка «влюбленного», нарушение личностных границ (как своих, так и чужих – готовность раствориться в другом без остатка), компульсивное желание контролировать жизнь объекта своей привязанности, заботиться о нем и бесконечно спасать. Жизнь без этого другого как будто не может существовать.

Если человек обнаруживает в себе большую часть этих признаков и понимает, что он находится в любовной зависимости от своего партнера, есть ли у него шанс самостоятельно выйти из этих созависимых отношений?

В моей профессии не принято давать советы, но так как мы не в терапии, а интервью предполагает ответы на вопросы (улыбается), я бы посоветовала попытаться отстраниться, дистанцироваться от отношений и пересмотреть другие стороны своей жизни. Задать себе вопросы: что меня вообще интересует, от чего я могу получать удовольствие, чего я хочу добиться, кроме полноправного обладания объектом своей любви? Что я представляю из себя сейчас? Как я хочу совершенствоваться? Важно найти какой-то интерес, занятия для себя, чтобы не быть сосредоточенным только на одном, чтобы не было как в песне: «На тебе сошелся клином белый свет». Белый свет ни на ком клином не сходится! 

То есть важно увидеть другие сферы жизни?

Да, другие сферы жизни, а заодно и других людей! Это не значит, что нужно выстраивать отношения с разными партнерами одновременно, но вообще бывает полезно увидеть, что другие люди в мире существуют!

А вообще, так как в любовную зависимость обычно попадают люди эмоционально незрелые, в первую очередь, нужно сепарироваться от родителей и стать взрослым, чтобы можно было на себя самого опереться.

Спасибо. Формула ясна. Если же речь идет о здоровой любви, можем ли мы говорить о полной независимости каждого партнера?

В этом случае скорее речь будет идти о частичной независимости. Можно быть финансово независимым от партнера, независимым в мировоззрении или во взглядах на какую-то проблему. Можно быть независимым в выборе одежды или чего-то конкретного, но это все будет частичная независимость. Здоровые отношения неизбежно будут сопряжены с частичной взаимозависимостью, которая базируется на уважении взглядов другого, на признании «другизма» партнера, как сказал бы Ю.Д. Гранин, я очень люблю это слово. Здоровые отношения используют «Мы-парадигму»: «мы считаем, мы решили, мы может объединить усилия и делать что-то лучше» вместо «я считаю» или «только ты можешь сделать меня счастливым». Вообще один человек никак не может сделать другого счастливым, только сам человек может сделаться счастливым рядом со своим партнером.

Валентина Дмитриевна, а правда ли тогда, что «здоровая» любовь - это всегда про взаимность? Или в ней все же могут присутствовать страдания по кому-то без взаимности?

Мне кажется, что компонент страданий в любви все-таки неизбежен, но это не должны быть сплошные страдания. Когда я говорю о любовной зависимости, то это как «весь свет покрылся черной пеленой», и есть только одна щелочка света, и там жизнь, а все остальное не существует. Когда человек уже 10 лет страдает, плачет и не может ничего изменить - вот это про зависимость. Такой вариант вообще можно приравнять к болезни, аффективному расстройству. Немножко страданий - это ничего (смеется), иначе не было бы любовной лирики, напевов, стихов. Благодаря любви, даже неразделенной, можно понять, на какую глубину чувств способен человек, в какой степени он может усовершенствовать себя ради этой любви. И тогда, возможно, не так важно, что человек не достиг взаимности, он все-равно обновился, прожил отрезок своей жизни на более высокой планке духа. И если так, то это повезло, что была любовь, и человек смог прожить ее как свой ресурс, как толчок к дальнейшему росту.

Ну, и, в завершение, читателям было бы интересно узнать, какими качествами, на ваш взгляд, должна обладать личность, чтобы она была способна выстраивать зрелые, здоровые отношения?

Иметь адекватную, здоровую самооценку, не использовать контролирующее поведение, не стремиться манипулировать. Такая личность должна хорошо чувствовать собственные границы и уметь их отстаивать, нести ответственность за собственные чувства! Очень редко люди считают себя хозяевами собственных чувств, они полагают, что их чувства вызваны окружающими («это они меня злят, доводят до белого каления»), а не ими самими. Созависимые люди живут реактивно, а здоровые – проактивно, то есть генерируют чувства из себя, признают их как собственные, могут сказать: «Да, я испытываю в этой ситуации злость, я могу с ней быть, это я хозяин своего чувства». Самое главное - не задушить любимого в собственных объятиях, ведь он тоже нуждается в свободе. Кстати, мужчины ценят свободу больше женщин, и с этим надо считаться! Даже если мужчина искренне любит, для него не  отходят на второй план личные достижения, карьера, спорт. И это нужно уважать.

Зрелая личность живет активно, а не пассивно. Жизнь такого человека наполнена, ценна и интересна, даже когда он не находится в отношениях. Да, возможно, есть некоторая тоска, что «нет любви хорошей у меня», но это не делает жизнь трагичной!

Фото обложки: Ekaterina Basova-Gonzalez

Фото репортажа: Владимир Осиченко

psypublic.com

Созависимость. Как они находят друг друга?

Предлагаем вашему вниманию отрывок из книги Валентины Дмитриевны Москаленко «Зависимость — семейная болезнь». Почему женщины, насмотревшиеся в родительских семьях на ужасы алкоголизма, выбирают себе в мужья таких же: алкоголиков, наркоманов, игроманов…

– До замужества я была уверена, что никогда не стану женой пьяницы. И вот, пожалуйста, я – перед вами: жена алкоголика, – говорит красивая 32-летняя женщина, назовем ее Светой.

– А почему вы так горячо обещали себе не выходить замуж за алкоголика? – спрашиваю я.

– Да потому что мой отец – алкоголик. Насмотрелась я на своего папочку. Не нужно мне такого счастья.

– Как вы познакомились со своим будущим мужем? Света охотно делится.

– Я была в гостях. К концу вечера смотрю – сидит «оно» в углу, пьяное и жалкое. Мне сразу захотелось спасти его.

Слово «оно» в отношении мужа я неоднократно слышала от жен больных алкоголизмом. Почему жены любят это слово, не знаю. То ли отказывают мужу в признании его мужчиной, то ли в глубине сознания он вовсе и не партнер по браку, а объект спасания.

– И что вы предприняли тогда, в гостях? – продолжаю беседу.

– Я вызвала такси, буквально погрузила его в машину и отправила домой.

– Вы думаете, что тем самым спасли его?

– Во всяком случае я была спокойна и уверена, что в этот вечер «оно» не попадет ни в какую историю.

Я размышляю над словами Светы «спокойна и уверена». Возможно, в них разгадка ее брака. Возможно, у Светы легко возникает тревога по любому поводу. Чтобы справиться с тревогой, иногда необходимо немедленно что-то сделать. Кроме того, Света не очень уверена в собственной значимости, в том, что она ценная и достойная женщина. Для подпитки значимости извне нужны действия, которые другие люди похвалят, оценят. Вот она и спасает мужчину, которого видит в первый раз. Награда – больше уверенности в собственной значимости. Может, была невысказанная мысль: «Вот я какая молодчина! Другие пройдут мимо, а я спасу. Я – герой».

Между тем наша беседа продолжается.

– Сколько мужчин было на той вечеринке?

– Человек десять.

– Кто-нибудь пытался ухаживать за вами?

– Да, но они показались мне пресными, неинтересными.

Далее Света рассказывает, какими яркими сторонами своей личности привлек ее будущий муж, пока был трезв. Я же думаю о другом. Если женщине суждено выйти замуж за алкоголика, то из десяти, даже из двадцати мужчин она выберет именно его.

Собственно, что произошло тогда на вечеринке? Он позволил себе быть слабым, беспомощным, даже обездвиженным, его «погрузили». Она проявила себя с лучшей стороны – спасала, сопереживала, решительно действовала. Противоположности встретились.

Сценарий ее жизни

С ранних лет Света видела, как поступала в таких случаях мама. На вечеринке она и сделала то, что делала мама. Уроки, выученные в детстве, превращаются в автоматические реакции. Мужчина не может о себе позаботиться – это сигнал к тому, чтобы такие женщины, как Света и ее мама, позаботились о нем, обеспечили его безопасность. Самое главное, что при этом женщины удовлетворяли свою потребность кого-то спасать, кому-то услужить, взять чужую ответственность на себя. На самом деле это была его ответственность – отвечать за последствия выпивки, даже если бы он «попал в историю». Он слагает с себя ответственность, она подхватывает ее. Ключ подошел к замку.

Установлено, что около 60 процентов дочерей алкоголиков выходят замуж за мужчин, либо уже больных, либо за тех, кто заболеет алкоголизмом. Тенденция не нарушается, даже если мать развелась с отцом дочери (Seattle M., 1987). По оценке психологов, жизненный сценарий записывается в подсознании девочки очень рано – до 6 лет (Берн Э., 1992).

Света действовала в соответствии со сценарием жизни. Картина, которую она увидела в гостях, была ей до боли знакома с детства: пьяный беспомощный мужчина. Всю жизнь ее мама возилась с отцом. Нянчилась, спасала, давая дочери скрытое послание, что именно в этом и состоит предназначение женщины. Удалось ли маме спасти мужа? Нет, но сценарий был уже готов. Переписать его очень трудно, хотя в принципе можно.

В знакомой ситуации мы все чувствуем себя комфортнее, увереннее, чем в незнакомой. Света оказалась в знакомой – ведь она вместе с мамой тоже боролась за трезвость папы. В детстве ей это не удалось. Тем сильнее оказалось желание переиграть похожий сценарий жизни, переиграть на завершение счастливым концом.

Иллюзии

Жены алкоголиков безгранично верят в силу любви и в то, что они обязательно «перевоспитают» своих мужей. История собственной семьи и даже история человечества показывают, что нельзя переделать, пересоздать человека. Лишь сам человек может изменить себя, но не другой. А женщины все верят в свое могущество, все думают, что они «лепят» мужей. «Я тебя слепила из того, что было…» Женщины во власти иллюзий.

Иллюзии возникают тогда, когда человек сталкивается с непреодолимыми трудностями. Сами иллюзии приводят к еще большим проблемам. Рано или поздно необходимо принимать реальность. Бывает больно, но другого пути нет.

Голод на любовь и самооценка

Несмотря на великолепные внешние данные и успехи в работе, у Светы катастрофически низкая самооценка. В глубине души она не считала себя ни способной, ни талантливой, ни достойной любви. Вроде в шутку называла себя «идиоткой» (так плохо не стоит с собой обращаться, даже в шутку). Света не умела принимать подарки и комплименты. Тушевалась, даже стыдно было, как будто она недостойна подарка или комплимента.

Опять для понимания Светы в зрелом возрасте необходимо взглянуть на ее детство. Болезнь, которой болен отец Светы, препятствует выражению родительской любви. В действительности и мама, и папа любили свою дочку, но они были так заняты проблемами, которые приносит алкоголь в семью, что им было не до Светы. А Света проблем в дом не приносила (ребенок как будто чувствует, что этого добра у них в семье навалом) – хорошо училась, была не по годам ответственной. Казалось, что такой ребенок и не нуждается в индивидуальном внимании и доказательствах того, что он любим. Правда состоит в том, что любой ребенок в этом нуждается. Так у Светы в родительском доме образовался дефицит любви. К моменту взросления она была голодна на любовь.

Неосознанно такие девушки выбирают проблемных, а часто непутевых мужей – алкоголиков, неудачников, попавших в тюрьму, непризнанных гениев, разведенных, овдовевших с детьми. Уж такой не бросит, заблуждаются они. Трудное замужество с первого дня. Недостатки мужей они видят, но иногда это на руку. Из недостатков можно черпать доказательства своей ценности: «Я лучше его, я не напиваюсь».

Низкая самооценка, дефицит самоуважения, неуверенность в том, что женщина может быть любима, что она наделена талантами, – вот психологические особенности женщин, которым грозит трудное замужество.

Хорошо бы начать заботиться о себе

Прежде чем делать что-либо за другого, а не для другого, спросите себя: чья это проблема? Если это его проблема, то не спешите взваливать ее на свои хрупкие плечи.

Подумайте о своих барьерах, о границах личности. Надо выяснить, где кончаетесь вы и где начинается другой человек. Обычно, когда отношения не ладятся, полезно пересмотреть границы. Границы – это пределы, которые гласят: «Вот до этих пор я могу дойти. Вот это то, что я буду делать для тебя, а это то, что я никогда не буду делать. А вот это то, что я не потерплю от тебя».

Что делать с самооценкой? Вы знаете, здоровая самооценка – это просто вера в себя. Да, она зависит от качества детства, от судьбы. Но теперь, когда вы взрослая, вам необязательно жить по сценарию, написанному в детстве. Просто скажите себе: «Я не хуже других». А чтобы вы не зазнались, не стали высокомерной, добавьте: «Но я и не лучше других. Я просто достойный человек».

Конечно, вам необходимо избавиться от некоторых своих страхов. В одиночку это трудно. Есть группы самопомощи типа «Ал-Анон», есть подруги по несчастью. Не замыкайтесь, спросите подругу: «Ты тоже так с ума сходишь, как я, когда твой муж задерживается?» Говорите с людьми, которым доверяете. Есть, наконец, психологическая помощь.

Хорошо бы научиться отстаивать себя неагрессивным образом.

Не прекращайте заботиться о себе, что бы там ни случилось.

Не существует никаких правил о том, кого мы должны, а кого не должны любить, с кем строить взаимоотношения, а от кого убегать. Наши ошибки на этом пути сделали нас такими, какие мы сегодня. Значит, все было не напрасно. Мы преодолевали трудности и росли духовно.

В подходящее время сядьте со своим любимым и обсудите, что вам от него нужно. Только не говорите: «Мне нужно, чтобы ты прекратил пить». Вам нужна его любовь? Так и скажите. Если вы сами не можете любить его без выполнения вашего требования, то я бы на вашем месте сказала так: «Если ты не перестанешь пить, я не смогу продолжать тебя любить».

Это практичная формула «Если ты делаешь так, то я вынуждена сделать так». Только не обещайте того, что вы не сделаете, не пугайте разводом. А то кто же вас после этого будет принимать всерьез?

Научитесь удовлетворять свои потребности. В конце концов, в жизни очень мало таких ситуаций, которые можно улучшить в том случае, если мы не будем заботиться о себе и не давать себе то, в чем нуждаемся.

Почему они не разводятся?

Моя подруга 30 лет замужем за алкоголиком. Послушать ее, так у нее не жизнь, а одно мучение. Так и хочется спросить, почему не разведешься? А знакомый психолог сказал, что нет более прочных браков, чем алкогольные. В чем тут дело?

Ученые говорят так. Поведение человека управляется не только сознанием, но даже в большей мере подсознанием. Подсознательная жизнь использует принцип подкрепления удовольствием одних реакций и наказания болью других, нежелательных реакций.

Мотивация поведения обусловлена психологической наградой – удовольствием и избеганием боли.

У больных алкоголизмом нарушения в системе награды. У их жен, наверное, тоже. Они извлекают удовольствие из источников, которые здоровые люди могут отвергнуть или подавить. Как этот нейрофизиологический принцип работает в жизни?

Коля и Оля

Посмотрим на супружескую жизнь Николая и Ольги (история реальная, но имена изменены). Николаю 50 лет. В течение последних 25 лет он пьет. Столько же лет он женат на Ольге. Пьет он не каждый день, по 3-5 дней кряду, затем недели две бывает трезв. Он уже лечился от алкоголизма три раза. Трезвость длилась не более полугода после каждого лечения. И вот снова запой, теперь уже восьмидневный. Кризис в семье, кризис на работе. Поэтому они, Коля и Оля, здесь – у врача. Вот часть нашей беседы.

Коля: Я дошел до предела. Все, хватит. Хочу бросить пить. Столько бед я натворил.

Врач: Кому?

Коля: Жене, детям. Оля у меня золотой человек, она столько вытерпела. Она просто святая. Как она меня отхаживала после запоя! Без нее я просто бы не выжил.

Оля: Никакая я не святая. (В подсознании ее головка утвердительно кивает: да, да, я – святая. Да, без меня он бы пропал. Вслух все это она часто говорит дома).

Сейчас, в кабинете врача Оля делает серьезное заявление: «Или он прекращает пить, или я развожусь».

На стационарное лечение Коля не согласился, решено было лечиться амбулаторно. Коля и Оля уходят.

Что случилось потом? Какие произошли перемены в жизни Коли и Оли? Немногие. Повторилось все старое. Коля пытался жить трезво, но потом сорвался, не получилось. А что Оля? Развелась? Нет, конечно. Оля сама себе сказала: «Как я могу его оставить сейчас, когда он так старается выкарабкаться из алкоголизма?» Неоднократно повторяла: «Без меня он пропадет».

Выгоды от кошмара

Коля и Оля продолжают жить в привычном своем кошмаре. Каждый недоволен своей жизнью. Каждый недоволен другим супругом. Самое же большое их несчастье заключается в том, что ни один из них не может измениться. Почему вообще возможен этот кошмар? Почему он так долго длится, вот уже 25 лет?

А потому что для каждого из супругов кошмарная ситуация психологически выгодна. Ситуация вознаграждает каждого супруга чем-то крайне необходимым.

Какие награды получает Коля? В чем его выгода?

Ему нравится пить. Он наслаждается опьянением. Подъем настроения он испытывает в опьянении, трезвая жизнь не дает ему таких радостей (эйфоризируюший эффект). Ему нравится, что алкоголь успокаивает его тревоги и снижает неуверенность в себе (анестезирующий эффект, избегание боли). Ему нравится вся атмосфера драмы, волнений, которая обычно сопровождает алкоголизм (иллюзия интенсивности эмоциональной жизни).

Трезвость ему представляется пустой и скучной. Однако периодически он все же живет в трезвости, что позволяет ему снизить чувство вины, набрать очки в свою пользу, почувствовать себя достойным человеком, возгордиться: «Я смог продержаться без водки полгода! Если захочу, совсем брошу пить!»

Симпатия. Во всех этих падениях в яму и выхода из ситуации, когда он был в жалком положении, на его долю перепадало немало сочувствия, жалости, любви со стороны жены: «Дорогой, ну ты только попробуй не пить, я тебя умоляю. Ты только лечись, а я для тебя (читай за тебя) сделаю все, что ты хочешь». Работая в клинике, где лечатся больные алкоголизмом, я наблюдала, как их жены таскают тяжеленные сумки с чем-нибудь вкусненьким, сладеньким. Приятно, не правда ли?

Снятие с себя ответственности за себя, за жену, за детей, за установление с ними душевной близости. Он боится быть в близких отношениях, он откладывает их на потом, на трезвый период.

Алкоголь позволяет избегать близких и ответственных взаимоотношений с собой. Проблемы есть, решать их страшно.

В общем, алкоголь позволяет Коле избегать всего того, что требует от него перестать быть ребенком и стать взрослым. Алкоголь препятствует профессиональному и духовному росту. Духовный рост требует усилий над собой, для Коли это сопряжено с болью, он избегает боли. По той же причине он избегает ответственности и обязательств. Недаром алкоголизм называют болезнью безответственности.

А какие выгоды у Оли? Пусть это не очевидно, но из взаимоотношений с Колей она извлекает не меньше выгод, психологических наград для себя, чем он. Перечислим выгоды трезво живущей Оли.

Приятно чувствовать, что уже целых 25 лет ты выдерживаешь такой кошмар, в котором иная женщина не прожила бы и недели. Коля же сам сказал, что она – святая. Страдание приближает к святости, к положению героини. Одна женщина в подобной ситуации воскликнула: «Я достойна того, чтобы меня поставили на пьедестал, потому что 30 лет прожила с алкоголиком!»

Она ощущает себя сильным партнером. Из них двоих она – сильнее. Это она – помогающая жена, заботливая жена, это она принимает правильные решения, это она всегда знает, как надо поступать, поэтому и диктует: «Не пей! Лечись!». Ей очень сладостно повторять: «Без меня он пропадет». В этой фразе заключается состояние, известное богам, которые даруют жизнь и отбирают ее. Приятно чувствовать себя Богом. Радостно сознавать, что ты лучше, сильнее, компетентнее, чем он. Отсюда она черпает подпитку своему критически низкому самоуважению, чувству собственного достоинства.

Выигрыш в борьбе за первенство. Объективно ситуация выглядит несколько иначе, чем представляет Оля. Коля без нее не пропадет. Но Оля не может быть объективной. Ей необходимо чувствовать себя лучше, чем он, потому что на самом деле ей очень плохо с самой собой. Она ведет постоянную борьбу за первое место. Алкоголизм помогает ей выигрывать первенство.

Пока она полностью вовлечена в проблемы своего мужа, у нее есть прекрасный повод избегать заниматься своими собственными проблемами. Она тоже боится близких взаимоотношений с самой собой. Получается удобная конструкция в сознании: у Коли проблема – алкоголь, моя проблема – Коля, в остальном я безупречна.

Аура драмы, взлеты, падения, раскачивания из ада в рай («Он сегодня трезв. Какое счастье!»). Все это ей, как и ему, дает ощущение интенсивности эмоций и наполненности жизни. У Оли есть глубокая проблема в том, что она давно отказалась от своих реальных чувств, это ее метод обезболивания (анестезирующий эффект). Она давно живет не активно, а реактивно, лишь реагирует на события жизни мужа. Правда состоит в том, что проблема Оли – сама Оля, а не Коля. Но она, как и он, предпочитает жить в мире иллюзий. Реальность о самой себе ее пугает.

Протесты Оли, угрозы развестись – все это только дымовая завеса. На самом деле, как и ее муж, Оля делает в точности то, что она хочет делать, и живет она так, как хочет жить. Она имеет мужа, которого она хочет иметь. Более того, только такой муж, как Коля, ей и нужен. В совместной с ним жизни она имеет возможность удовлетворить свои глубинные, жизненно важные потребности: ежедневно подпитывать свою низкую самооценку. Она страданием зарабатывает чувство собственного достоинства, прикрывает свою слабость, свою несостоятельность в том, чтобы заставить жизнь течь по проложенному руслу. Жизнь не подчиняется ее воле, а признать это – для нее равносильно поражению.

Поскольку Оля заморозила свои истинные чувства, в особенности такие как любовь, нежность, доверие, спокойствие, а испытывает лишь ненависть, негодование, гнев, страх, то тем самым она отказалась от себя, не желает иметь дело с собой и все ее чувства стали реактивными. «Он меня довел!» Она боится отвечать за себя. Ей в таком случае нужна драма алкоголизма. Тут не соскучишься.

На первый взгляд – Оля женщина сильная, самоуверенная, резкая, все умеющая, не боится трудностей. А под этой оболочкой – хрупкое, слабое существо, навеки перепуганная девочка. Она боится, что ее могут бросить, что ее не любят. Замена любви – быть нужной кому-то. Страх быть отвергнутой и нелюбимой движет ею, когда она помогает мужу. Она даже перегибает палку, он не просил так много помогать ему. А кто из нас не делает лишнего со страху?

У человека есть потребность принадлежать кому-то, семье, коллективу, нации. Есть потребность чувствовать себя достойным, значимым, талантливым и способным человеком. Есть потребность в самореализации.

Оля удовлетворяет эти потребности в браке с Колей. Она испытывает чувство принадлежности Коле, так ощущает себя сильнее, комфортнее, значимее, талантливее. Все это потому, что себя как личность, отдельную от Коли, она ни во что не ценит.

Они никогда не разведутся. Весы уравновешены. Ключ подошел к замку. Они образовали нездоровую систему, в которой одна часть без другой не работает. И никогда не закончится его алкоголизм, поскольку никто не рискует начать перемены с себя. Если можно сравнить ресурсы психики, духа с собственной грядкой земли, то супруги Коля и Оля копают каждый не свою грядку. На чужой грядке получить хороший урожай невозможно. Изменить другого человека нельзя. Достичь иного качества жизни можно лишь путем глубоких изменений в себе.

Зачем я написала об этом, о выгодах или наградах, вытекающих из деструктивных взаимоотношений? Я хотела бы дать знать читателям, что такие выгоды существуют. Но не для того, чтобы кто-то устыдился или раскаялся. Это не греховное или постыдное поведение. Выгоды эти – часть созависимости, закономерная часть. А созависимость – это не повод стыдиться себя, а проблема, над которой мы работаем. Мы стремимся к более здоровым взаимоотношениям и к здоровым выгодам.

Выгоды во взаимоотношениях зависимых и созависимых людей блокируют или замедляют духовный рост и выздоровление этих людей. Обнаружим эти блоки, устраним их, тогда, возможно, продвинемся в деле выздоровления.

Когда я была в семейной программе по преодолению созависимости в США, я услышала от одной американки, выздоравливающей от созависимости, простое и ясное заявление. Чтобы так прямо о себе сказать, необходимо продвинуться вперед в преодолении созависимости. Американка сказала следующее: «Когда я была ребенком, мой отец нанес мне сексуальное оскорбление. Последующие 20 лет своей жизни я использовала для того, чтобы шантажировать его эмоционально и финансово. Я всегда могла получить от него деньги, когда хотела. Я не брала на себя финансовой ответственности за свою жизнь».

Когда человек может посмотреть на свои выгоды честно и без страха, он может позволить себе больше за них не держаться, перестать ими пользоваться. Это и будет исцеление, которое мы ищем. На смену придут выгоды от более здоровых взаимоотношений. Свою жизнь мы можем разделить с кем-то, а не бросать ее к ногам другого человека.

Шаги к изменению

1. Осознание собственных проблем. Первый этот шаг – самый трудный. Ни одна жена больного алкоголизмом, а консультировала я сотни людей с этими проблемами, не спросила: «В чем моя проблема, помогите понять». Почти все спрашивают: «Как мне вести себя, чтобы он не пил?» Бывают разочарованными, когда узнают, что если поведение жены имеет целью изменить мужа, то она не достигнет цели. Можно менять лишь свое собственное поведение для достижения своих собственных целей.

2. Прежде чем изменить свое поведение, жена больного алкоголизмом может задать себе вопрос: «А что я получаю, поступая таким образом, как я уже много лет поступаю?» Первый ответ будет: «Ничего хорошего я не получаю». Это неверный ответ. Мы все извлекаем выгоду из саморазрушающего поведения. Иначе наш поэт не написал бы:

Все, все, что гибелью грозит,
Для сердца смертного таит
Неизъяснимы наслажденья –
Бессмертья, может быть, залог!
А.С. Пушкин. «Пир во время чумы».

3. Желание измениться. Кому из нас хочется начинать ремонт в квартире? Делаем тогда, когда вынуждены.

4. Работа над собой. Это долгий, может быть, пожизненный путь. Когда я сама пришла в семейную программу для родственников больных алкоголизмом, я спросила директора: «А разве достаточно будет тех восьми дней, которые отведены для семейной программы?» Он ответил: «Это хороший старт». Если бы я не была в семейной программе, вряд ли я бы догадалась, что мне необходимо делать с собой.

5. Лучше начать работу над собой в психотерапевтической группе или группе самопомощи типа Ал-Анон. Либо проконсультироваться со знающим специалистом.

6. Надеюсь, что чтение всего вышеприведенного также есть полезное начало перемен.

Источник: http://www.koob.ru/moskalenko_v_d/

www.matrony.ru

Зависимость. Семейная болезнь читать онлайн, Москаленко Валентина Дмитриевна

... й. Я его подобрала ровно на том месте, на каком его оставила мамочка. До 20 лет мама за ним ходила, как за маленьким дитем, а потом это делала я", – говорит жена алкоголика 43-летняя Галина, преподаватель профессионального училища.

Больные алкоголизмом – очень зависимые люди. Они предпочитают не брать на себя ответственность. Эта черта была свойственна им и до развития алкоголизма. Если они не принимают решения, то они и не сделают ошибки. Уж так повелось в их жизни, что все решения с детства принимала мама – что есть, какую рубашку надевать. Позже подросший сын мог советоваться с мамой, какую девушку ему брать в жены. Они довольно долго, уже будучи взрослыми, живут одним домом с мамой, а после женитьбы часто звонят маме. До такой степени часто, что это отражает не просто родственные чувства, а психологическую зависимость от мамы.

Ему трудно, он играет двойную роль – и сын своей мамы и муж своей жены. Пока он не уяснил для себя, какая из этих ролей для него главная, он между двух огней. Практически он не выполняет своих ни сыновних обязательств, ни обязанностей мужа, предоставляя двум женщинам разбивать себе лбы в этих вечных конфликтах между свекровью и невесткой.

Женщина из моей психотерапевтической группы рассказывала: "Мы женаты уже 18 лет. У нас сын. Я стараюсь вкусно готовить. Но меня буквально бесит, что мой муж часто по дороге с работы заходит к своей маме, там обедает. Меня он не предупреждает об этом. И я со злостью выливаю борщ в унитаз".

Еще одна жена алкоголика рассказывала, что мать мужа любит спать на даче в их с мужем спальне, хотя на даче два этажа и есть другие комнаты. Самое интересное, что муж не возражал против такого положения вещей. Он был сильно зависим от мамы в свои 45 лет.

Другая жена алкоголика говорила, что в их совместной жизни, когда дети еще были малые и оба супруга работали, муж часто ей звонил на работу и говорил.

– Ты знаешь, я сегодня выпил немножко. Я не могу пойти в детский сад за сыном. Мне стыдно, что я пьяный. Забери сына из сада сама.

– Ладно, я сама зайду в детсад.

Удобно, не правда ли? Перекладывать на жену ответственность за заботу о детях. Так продолжалось долго, затем проблема его алкоголизма выросла до такой степени, что теперь уже взрослый сын силой принуждает отца лечиться.

Стремление избегать ответственности и принятия решений ведет к употреблению алкоголя как средству убегания от реальности. Выпивка становится способом бегства от проблем.

Алкоголь не может разрешить проблемы зависимости. Алкоголь только способствует усилению всякой психологической зависимости. В добавление возникает еще одна – зависимость от алкоголя.

Эмоциональная незрелость

Когда индивид начинает пить (употреблять наркотики), он останавливается в своем взрослении и духовном росте. Я давно уже работаю с зависимыми больными. И постоянно наблюдаю одно и то же. Внешне человек может выглядеть как 40-летний мужчина, но когда спрашиваю, как его зовут, он отвечает "Саша". Все они Гена, Васек, Юрок, независимо от возраста. Солидности ни на грош. Они хотят оставаться невзрослыми, в их поведении видна детскость.

По паспорту им может быть 30, 40, 50 лет, а по эмоциям они все как 17-летние. Когда алкоголик хочет выпить, он ведет себя как ребенок, желающий лакомства. Дайте ему желанное лакомство немедленно. Откладывать на потом удовлетворение желаний могут взрослые, но не дети. Противостоять неприятностям, боли могут взрослые, но не дети.

Жена алкоголика, врач по профессии, рассказывает: "Когда мужу требуется помощь стоматолога, я договариваюсь с врачом об общем наркозе. Только так, под общим наркозом, он может позволить что-нибудь делать с его зубом. Нет, не вырвать зуб, а просто полечить кариес. Он очень боится боли".

Точно так же больные алкоголизмом не могут выдерживать любые жизненные трудности.

В норме мы, люди, духовно растем, эмоционально взрослеем, когда преодолеваем трудности, боль, неприятности, когда решаем проблемы. Больные зависимостью избегали этого, благо рядом всегда были люди, готовые взять на себя решение их проблем. Так больные остались эмоционально незрелыми. Так они превратились в "ребенка № 1" в той семье, которую сами создали.

Счастливые времена, беззаботные времена – это не время роста и взросления. Счастливые времена питают нас чем-то важным, что потом всю жизнь будет составлять наш эмоциональный ресурс. Но беззаботное время не побуждает нас к переменам. А эмоциональный рост – это изменение.

Вспоминаю эпизод из кинофильма "В моей смерти прошу винить Клаву К." Герой фильма, ученик 3-го класса, влюбился в Клаву из своего класса. Он не мог добиться, чтобы она обратила на него внимание. И тогда он все рассказал отцу. Между отцом и сыном состоялся очень серьезный разговор.

– Что же мне делать, отец?

– Страдать.

Так ответил любящий и заботливый отец. Через страдание достигается эмоциональная зрелость.

Недавно прочитала в одной книжке, что к жестокому обращению с ребенком относится и такое, когда родители не позволяют ему пережить боль, трудности. Интересно, не правда ли? Действительно, разве это не жестоко, не дать ребенку повзрослеть?

Больные зависимостью умеют анестезировать свою боль. Недаром их болезни относятся к области наркологии. В основе названия области медицины лежит то же слово, что и в основе обезболивания – наркоз.

Низкая толерантность к фрустрации

Толерантность – это способность переносить, терпимость. Фрустрация происходит от латинского frustratio – обман, неудача, тщетная надежда. Фрустрация – это такое психическое состояние, которое возникает в результате крушения надежд, невозможности достижения поставленных целей. Обычно фрустрация сопровождается подавленным настроением, напряжением, тревогой. Нормальная жизнь обязательно сталкивает нас с многочисленными фрустрациями. Приходится их переносить.

Алкоголик не может терпеть даже незначительные неудачи, он не может сколько-нибудь долго находиться в состоянии фрустраици. У алкоголика короткий фитиль. Он быстро зажигается, быстро взрывается. И никогда не знаешь, что его вывело из равновесия. Он может прийти в ярость, если жена не подала наглаженную рубашку, если сын не завинтил трубочку с зубной пастой. Одна женщина, дочь алкоголика, рассказала, как отец поднял скандал из-за того, что она "не по центру поставила кастрюлю на плиту".

На похоронах обычно алкоголики напиваются, даже если длительное время находились в ремиссии. Они используют это событие для оправдания возможности выпить, а также потому что не могут переносить горе без обезболивания.

Ежедневные мелкие неудобства невыносимы для алкоголика. Он либо взрывается гневом и яростью либо прибегает к выпивке. Члены семьи стараются его не раздражать, в прямом и переносном смысле ходят на цыпочках, чтобы не беспокоить своего близкого, Но он все равно найдет, к чему придраться.

Жена старается обходить острые углы, утихомирить детей: "Дети, уходите гулять, дайте отцу отдохнуть, он устал". Но ей не избежать придирок. Иногда ей кажется, что она действительно виновата.

Неумение выражать свои чувства

Есть такой термин – алекситимия. Слово составляют: а – частица, означающая отрицание; lexis – слово, речь; thymus – чувство. Алекситимия – это неспособность высказать свои чувства. Симптом неблагополучия психики.

Исследования показали, что алекситимия свойственна больным зависимостью.

"Мой муж часто бывает не в духе. Замкнется и молчит. Бесполезно спрашивать, что случилось на работе. Он просто не умеет высказывать своих чувств", – говорит жена алкоголика, давно – 5 лет назад – бросившего пить.

На вопрос: "Как вы себя чувствуете?" больные алкоголизмом (как и их взрослые дети) отвечают: "Нормально". На вопрос: "Что вы чувствуете?" они затрудняются ответить. Я должна приложить какие-то усилия, чтобы получить от алкоголика самоотчет о его чувствах. В это время я вспоминаю о растормаживающем действии алкоголя. Застенчивые, зажатые, закрепощенные люди под действием алкоголя делают то, что не могут делать в трезвом состоянии. Они могут становиться говорливыми, общительными, они могут свободнее говорить о любви и ненависти.

Правда, в состоянии опьянения выражаемые алкоголиком эмоции не относятся порой к тем обстоятельствам, в которых он сейчас находится. Скорее алкоголик выражает давно подавленные, вытесненные эмоции. Это чувства, которые он годами испытывал по отношению к самому себе. Да, его агрессия, ненависть, презрение и прочие отрицательные чувства, направляемые вовне, на других, на самом деле могут быть выражением его собственного отношения к себе.

Вне опьянения алкоголик может не выражать своих чувств, потому что он не умеет это делать. Требуется работа, навыки, усилия, чтобы выражать, проживать и разрешать свои чувства. А подавление, вытеснение чувств происходит неосознанно, автоматически. Было больно, он зажался. В качестве зажимов используется мышечное напряжение. Один алкоголик говорил, что он чувствовал себя живым трупом в трезвости и более живым, когда выпивал. Логично, ведь алкоголь снимал мышечное напряжение и давал ему возможность испытывать чувства.

Автоматически алкоголик может "выпустить пар" на окружающих в гневной манере. Он не контролирует свои давно зажатые чувства. В действительности он сердит не на окружающих, а больше всего испытывает гнев к себе самому.

Алекситимия свойственна не только алкоголикам. Многие из нас либо не умеют, либо затрудняются в выражении чувств. Много здесь зависит от культуры, от воспитания. Считается, что мальчики не должны плакать. "Не реви, ты же – мужчина". Будто бы слезы не для мужчин. Будто слезы – это признак слабости.

Кричать тоже нехорошо. Но почему-то все дети мира кричат, когда играют во дворе. Выражать свои чувства кр

knigogid.ru

Зависимость. Семейная болезнь читать онлайн, Москаленко Валентина Дмитриевна

... а его всем нахваливала: "С детишками лучше иной женщины управляется".

По выходным садились мы вместе в машину и ехали к свекрови в деревню – в огороде помочь, корм скотине заготовить, дом подправить, денег подбросить. Теперь я ему сама напоминаю, что мать давно пора проведать. Повспоминаю я наедине нашу прошлую жизнь, сравню с сегодняшней и вижу, что катимся к чему-то нехорошему.

Пьяниц в нашем поселке много, а специалистов по лечению алкоголизма нет. Вот я и решила обратиться к вам, хочу, чтобы мне ответил врач-нарколог: правильно я понимаю или нет, что мой муж движется к алкоголизму? Я уже не знаю, за кем я замужем – за алкоголиком или за выпивохой? Его жалко, свою жизнь жалко. А уж как о детях сердце болит, выразить трудно".

Ответ Людмиле

Дорогая Людмила! Вы спрашиваете "Правильно ли я понимаю или нет, что мой муж движется к алкоголизму?"

Я отдаю себе отчет в том, что мой ответ будет болезненным для вас. Но кто-то должен сказать правду. Не для того, чтобы причинить боль, а для того, чтобы начать решать проблему. Неназванные проблемы не решаются.

Ваш муж не движется к алкоголизму, он в нем находится. Значит, вы замужем за алкоголиком. Такой вывод следует из того, что изложено в вашем письме.

Алкоголизму закономерно сопутствует глубокий семейный разлад. И это не зависит от того, какой характер у мужа, у жены. При любом характере семья страдает, это свойство болезни, а не свойство членов семьи. Так что дело не в том, что вы "пилили" мужа, а другая жена может быть, все это тихо бы терпела. Семья страдает всегда и притом предсказуемым, я бы сказала, однотипным или очень похожим образом.

Вы описали семейную сцену, где были разбитая посуда, поломанная дверь, заикание младшего сына, испуг старшей дочери, а также ваши слезы. Типичная, к сожалению, картина. Семейная жизнь, где есть больной алкоголизмом, страдает не от того, что под одной крышей собрались скандальные, плохие люди. Просто эта болезнь "накрывает" всех: и непьющую жену, и безвинных детей. Свекровь тоже страдает так же, как она страдала, когда ее муж пил. Нельзя жить рядом с алкоголизмом и оставаться эмоционально незатронутым. Каждый член семьи, включая грудных детей, обязательно реагирует на алкоголизм одного из членов семьи. Эмоциональная вовлеченность семьи в круговорот болезни – это один из аргументов того положения, что алкоголизм есть семейная болезнь. Другой аргумент заключается в том, и его вы тоже приводите, что алкоголизм встречается у нескольких членов одной семьи. Вы сообщаете, что отец мужа также имел проблемы с алкоголем, наверное, он тоже алкоголик.

Глубокая тревога за мужа и семью, постоянный страх, что муж может вернуться домой нетрезвым, гнев на него, сменяющийся жалостью и любовью, стремление удержать его от спиртного любыми средствами (наверное, раньше, до скандалов, вы использовали уговоры, мольбы, разумные доводы) – все это типично для психологии и поведения жены алкоголика.

Жена – чуткий прибор. Лучше жены никто не знает алкоголика, даже мать. Причем, по моему долгому опыту работы, жены склонны к долготерпению. Раз уж вы забили тревогу (и правильно сделали!), значит, зашкалило, боль стала нестерпимой. И эта ваша реакция тоже указывает на то, что вы имеете дело с алкоголиком.

Я думаю, что ваш муж прекрасно понимает или хотя бы чувствует, что с семьей и с ним происходит что-то неладное. Или, как вы написали, что "семья катится к чему-то нехорошему". Несмотря на это, он продолжает пить.

Кто-то в сжатой форме точно определил, чем отличается алкоголик от просто пьющего человека. "Неалкоголик хочет – пьет, не хочет – не пьет. Алкоголик и хочет – пьет, и не хочет – пьет". Есть еще один околомедицинский критерий распознавания алкоголизма: обычный, не попавший в зависимость от алкоголя человек пьет для чего-то: для веселья, для общения, для отдыха, для облегчения горя и т.д. А зависимый от алкоголя, т.е. больной человек пьет несмотря на что-то, точнее несмотря ни на что.

Ваш муж пьет несмотря на то, что жена плачет, несмотря на то, что травмирует психику горячо любимых детей (будьте уверены, он это понимает и только психологическая защита руководит им, когда он говорит, что от его выпивок дети не страдают). Ваш муж пьет несмотря на то, что силы матери слабеют, а сыновней помощи она видит все меньше и меньше. Возможно, на работе уже заметили, что он пьет. Возможно, он был у терапевта в понедельник с повышенным артериальным давлением, и врач предупредил его, что дальнейшее употребление алкоголя будет губительным для его сердца и сосудов. А он пьет несмотря на все это. В глубине души алкоголик чувствует, что пропадает. А остановиться не может.

Главным, центральным признаком алкоголизма является болезненное, всепоглощающее пристрастие к алкоголю. В народе это называется тягой, в медицине – влечением. Этот признак имеет место у вашего мужа, Людмила. Поскольку он пьет и кается, кается и пьет. И все чаще "до стеклянных глаз".

Почему ваш муж прямо не говорит, что его тянет выпить? Потому что, как всякий больной алкоголизмом, он имеет психологическую защиту, которая называется отрицанием. Он отрицает свои алкогольные проблемы, отрицает тяжкие последствия своей выпивки. Отрицанием продиктованы слова многих больных, когда они говорят: "А я не алкоголик. Захочу и брошу". Он не врет. Он так искренне заблуждается.

Психологическая защита работает таким образом, что действительно вытесняет из сознания правду о своей беде, правду о том, с чем больно встретиться. Психологическая защита позволяет алкоголику преуменьшать размеры своего пьянства, мол, пью не так уж и много. Либо она же диктует объяснения, мол, выпил потому что были такие обстоятельства, что не выпить было нельзя.

Итак, мы с вами, Людмила, выявили три позиции, по которым любой нарколог поставит человеку диагноз "алкоголизм":

1. Неподконтрольная воле тяга к спиртному;

2. Отрицание того, что это превратилось в серьезную жизненную проблему;

3. Типичная для апкоголизма нездоровая атмосфера в семье.

Ориентиры для диагностики алкоголизма

– Доктор, мне кажется, что я – алкоголик. Я выпиваю один раз в три месяца, но моя пьянка обычно длится три дня. Это продолжается регулярно в течение последних пяти-шести лет. Скажите, мне необходимо лечиться?

– Не знаю. Давайте исследуем детальнее вашу проблему.

Недостаточно для диагноза и того, что сообщила Наталья о своем муже: "Мой муж очень часто приходит с работы пьяным, но алкоголиком себя не считает. Я не знала, что думать и начала вести счет пьяным и трезвым его дням. Получилось в среднем 12 трезвых дней в месяце. Это что – алкоголизм?"

Для ответа на подобные вопросы вначале можно воспользоваться краткими и сугубо ориентировочными диагностическими подходами. Вот один из них. Он состоит всего из 4 вопросов. На вопросы может отвечать либо тот, кто подвергается диагностике, либо хорошо знающие его образ жизни люди.

Краткий опросник для выявления возможного алкоголизма

1. Принимали ли вы когда-нибудь решение сократить выпивки?

2. Досаждали ли вам близкие тем, что критиковали вас за пьянство?

3. Чувствовали ли вы себя после выпивки очень плохо физически и возникало ли у вас чувство вины в связи с выпивкой?

4. Принимали ли вы спиртное, чтобы опохмелиться, успокоить нервы или избавиться от головной боли?

Даже один ответ "да" на вышеприведенные вопросы свидетельствует о подозрении на алкоголизм. Положительные ответы на все четыре вопроса расценивают как несомненный алкоголизм.

Можно использовать другой ориентировочный путь диагностики.

Диагноз алкоголизма предполагается, если человек продолжает употреблять алкоголь в больших количествах, несмотря на одно или все из нижеприводимых обстоятельств:

1. Нарушение важных для него взаимоотношений (например, супружеских), что произошло из-за пьянства, по мнению партнера либо по мнению самого пьющего;

2. Потеря работы из-за пьянства;

3. Два или более привода в милицию, связанных с употреблением алкоголя;

4. Имеются признаки ухудшения здоровья, включая алкогольный абстинентный синдром, алкогольную кардиомиопатию (нарушения работы сердца), цирроз печени, периферическую полинейропатию (расстройство периферических нервов, что может выражаться затруднением при ходьбе) и прочее.

Иногда родственники предполагаемых пациентов и сами больные просят врача привести определение алкоголизма как болезни. Так и ставят вопрос.

– Скажите, а что называется алкоголизмом?

– Имеете право знать, – отвечаю я. И привожу определение из клинического руководства: "Алкоголизм хронический (синонимы: болезнь алкогольная, токсикомания алкогольная, этилизм) – форма токсикомании с пристрастием к употреблению веществ, содержащих этиловый спирт, и развитием в связи с этим хронической интоксикации"[1].

В этом определении я бы выделила в качестве ключевого слова слово "пристрастие".

Посмотрим еще в один научный гроссбух.

"Алкоголизм (хронический алкоголизм, хроническая алкогольная интоксикация, алкогольная болезнь, алкогольная токсикомания, этилизм) – прогредиентное заболевание, характеризующееся патологическим влечением к спиртным напиткам, развитием абстинентного (похмельного) синдрома при прекращении приема алкоголя, а в далеко зашедших случаях – стойких соматоневрологических расстройств и психической деградации"[2].

Это определение дает в качестве основного признака патологическое влечение к спиртным напиткам, т.е. пристрастие, но указывает еще на такой важный признак, как абстинентный синдром. Латинское слово "abstin

knigogid.ru

Москаленко. Созависимость при алкоголизме и наркомании

Книга известного специалиста, доктора медицинских наук Валентины Дмитриевны Москаленко является наиболее полным и систематическим изложением концепции созавнсимости при наркологических заболеваниях. Читатель познакомится с источниками формирования созависимости, ее психологией и психопатологией, течением и, главное, — получит ясные и конкретные представления о психотерапии созависимости и избавлении от нее. Издание предназначено не только для врачей — психиатров, психотерапевтов, наркологов, занимающихся семейной терапией больных алкоголизмом и наркоманией, но также и для самих страдающих от зависимости и созависимости лиц.

ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время наркоманию, токсикоманию, алкоголизм часто объединяют одним общим термином — зависимость от психоактивных веществ (ПАВ). Больной, страдающий зависимостью, редко живет один. Обычно он живет в семье, либо в родительской, либо в собственной — с детьми, супругой(супругом). Зависимость одного из членов семьи от ПАВ неизбежно нарушает внутрисемейные взаимоотношения. Члены семьи обнаруживают расстройства, обозначаемые термином созавнснмость (со —- приставка, указывающая на совместность, сочетанность действий, состояний).

Созависимость — мучительное состояние для страдающего ею (подчас более мучительное, чем сама зависимость от ПАВ). Созависимые члены семьи используют такие правила и формы взаимоотношений, которые поддерживают семью в дисфункциональном состоянии. Созависимость — это фактор риска рецидива зависимости у больного. Созависимость — это фактор риска возникновения различных нарушений у потомства, в первую очередь — риска той же зависимости. Созависимость — это почва для психосоматических заболеваний и депрессии.

Когда говорят о низкой эффективности лечения больного алкоголизмом или наркоманией, то сетуют на то, что «больной вернулся в ту же среду». Действительно, среда, для которой харатерно употребление веществ, изменяющих настроение, может способствовать рецидиву. Но не менее важно то, что больной вернулся после лечения в ту же внутрисемейную среду.

Зависимость от психоативных веществ — семейное заболевание. Некоторые исследователи рассматривают зависимость как симптом дисфункции семьи. Из этого следует, что система наркологической помощи должна предусматривать не только лечение зависимости от алкоголя,   наркотиков, но   и лечение созависимости. Помощь необходима как больному, так и его супруге, родителям, равно как и другим родственникам, совместно с ним проживающим.

Самая хорошая новость состоит в том, что «зависимость успешно лечится! Иначе я бы не писала эту книгу. Мой замысел состоит в том, чтобы заинтересовать читателя, помочь осознать наличие у себя еозависимостн и начать выздоравливать — в одиночку либо с чьей-то помощью. Как вы сможете, дорогой читатель.

Вся книга

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА
Центр психологического лечения алкоголизма "Сенс"

www.sensecenter.com.ua