Взаимодействие между людьми: Взаимодействие людей в процессе общения Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Содержание

Взаимодействие людей в процессе общения Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЛЮДЕЙ В ПРОЦЕССЕ ОБЩЕНИЯ

ГБ. Супрун, психолог

г. Омск

Данная статья посвящена проблемам манипуляции, невербальной коммуникации, механизмов психологической защиты и межличностного познания. Каждое из указанных выше направлений исследовалось психологами в теоретическом и практическом аспектах. Так,

Э. Киршбаум и А. Еремеева рассматривали механизмы психологической защиты, классифицируя их как три основные группы: вытеснение, перенос и рационализация. Каждая группа, считают авторы, включает в себя ряд механизмов, схожих по отдельным признакам (3).

Другой точки зрения придерживаются Л. Субботина, Р. Грановская, И. Никольская (5; 6). Они считают, что каждый механизм психологической защиты может выступать как самостоятельный, и определяет три наиболее часто встречающихся: рационализация, проекция, сублимация.

Представители обеих позиций сходятся во мнении по поводу того, что в основе любого механизма психологической защиты лежит процесс вытеснения либо части информации, либо причины (мотива) конкретного поведения. В этом случае вряд ли можно выделять вытеснение как отдельный, самостоятельный механизм психологической защиты.

Г. Андреева, А. Бодалев, И. Кон, В. Лабунская исследовали механизмы межличностного познания, помогающие адекватно сформировать образ воспринимаемого в сознании воспринимающего. Эти механизмы работают в процессе наблюдения за поведением и эмоциями людей во время общения с ними. При этом получаемая информация интерпретируется субъективно. Из наблюдения субъект получает первое впечатление о своем собеседнике, наделяет его определенными качествами, которые, по его мнению, могли бы быть у этого человека. Он сравнивает его с собой и переносит свои качества на объект наблюдения, отождествляет объект с собой или с кем-нибудь другим, значимым для субъекта. Таким образом, можно сказать, что механизмы межличностного познания включают отдельные механизмы психологической защиты.

Познание человека человеком осуществляется через их взаимодействие, т.е. через формы поведения одного человека и эмоциональные реакции на совершенные действия или эмоции другого. То же самое происходит и с механизмами психологической защиты. Человек осуществляет свою защиту через определенные формы поведения, которые в свою очередь сопровождаются характерными в данной ситуации эмоциями. Исходя из сказанного, можно утверждать, что совокупность механизмов межличностного познания и психологической защиты и представляет собой эмоционально-поведенческое реагирование субъекта на внешнее воздействие.

Что касается невербальной коммуникации, то следует отметить, что она рассматривалась в двух направлениях. Слуховой коммуникацией занималась группа ученых Института психологии РАН под руководством

доктора биологических наук, профессора, главного научного сотрудника В.П. Морозова. Ими представлено теоретическое обоснование возможности построения психологического портрета человека по особенностям его невербального поведения в процессе речи (голосовые изменения) (3). Иначе говоря, при внимательном слушании можно определить биофизиологические, личностные, социальные, национальные, медицинские и другие особенности говорящего.

Зрительная коммуникация (мимика и пантомимика) исследовалась X. Рюкле, Д. Ниренбергом, Г. Щеки-ным, А. Штангелем, А. Кронником, Е. Жариковым, Е. Крушельницким. Их исследования основаны на сопоставлении поведения и мимических проявлений под воздействием внешних факторов. На этой базе ими были созданы психологические характеристики личности и возможные способы развития познавательных процессов. Невербальная коммуникация усиливает словесную информации посредством мимики, пантомимики, голосовыми изменениями. Внимательный манипулятор, свободно ориентирующийся в невербальной коммуникации, может эффективно влиять на окружающих людей в процессе взаимодействия, прогнозировать поведение партнера или изменить собственные действия в зависимости от ситуации.

Проблемы манипулирования стали предметом изучения ученых-психологов Э. Шострома, Д. Карнеги, В. Шейнова, В. Курбатова. В своих трудах они анализируют процесс манипулирования и раскрывают понятие “манипуляция” с точки зрения межличностного взаимодействия. По их мнению, манипуляция - это скрытая форма управления человеком, осуществляемого против его воли и приносящая манипулятору односторонние преимущества. Кроме того, большое внимание уделяется типам (системам) и подтипам манипуляторов, а также законам и закономерностям манипулирования. Авторы выделяют три типа манипулятора: активный, пассивный, актуализатор. Характеризуя каждый из них, следует обратить внимание, что активный манипулятор делится на две категории. Это объясняется проявлением определенных подтипов, характерных для каждой категории.

Активный манипулятор с проявлением подтипов “Диктатор”, “Судья” и “Калькулятор”. Для этой категории свойственно стремление к управлению, доминированию, всеобщему контролю над окружающими людьми; проявляется ярко выраженное преувеличение своих сил, критичность. Люди этого типа практически никому не верят, всегда обвиняют других, с трудом прощают, стараются перехитрить, лгут.

Активный манипулятор с проявлением подтипов “Соревнующийся” и “Хулиган”. Ему свойственно проявление агрессивности, жестокость. Он управляет с помощью угроз разного рода. Его жизнь проходит в постоянном соревновании, основанном на принципе “выиграть любой ценой”.

Проявление желания быть предметом заботы, носящей постоянный характер, преувеличение своей чувствительности, забывчивости, дозволение и даже способность заставлять других делать за него его работу - характерные черты пассивного манипулятора с проявлением подтипов “Тряпка ”, “Прилипала ” и “Славный парень ”.

Актуализатором следует считать цельную личность с позицией самоценности, восприятием жизни как процесса роста. Любая неудача для него - это временная трудность.

Изучение научной литературы показало, что ученые-психологи фактически не исследовали вопрос зависимости эффективности манипуляции от знания невербальной коммуникации, типа манипулятора и эмоционально-поведенческого реагирования в процессе взаимодействия между людьми. По данной проблеме было проведено исследование, целью которого стало выявление зависимости эффективного манипулирования в процессе взаимодействия между людьми от типа манипулятора, понимания невербальной коммуникации и эмоционально-поведенческого реагирования.

В качестве гипотезы выдвигалось предположение о том, что манипуляция любого типа связана с уровнем знания невербальной коммуникации и проявлениями определенного механизма эмоционально-поведенческого реагирования.

Были поставлены следующие задачи:

1. Выявить у исследуемых лиц тип манипулятора, ведущий механизм эмоционально-поведенческого реагирования и уровень знания невербальной коммуникации.

2. Провести сравнительный анализ по манипулятив-ному фактору.

3. Установить связь между типом манипулятора и эмоционально-поведенческим реагированием; типом манипулятора и уровнем знания невербальной коммуникации.

4. На основании результатов исследования разработать образовательно-развивающую программу.

Исследование проводилось на базе заочного отделения Омской академия МВД России и Центра развития ребенка. Выбор данных категорий обследуемых лиц обусловлен постоянством их контактов с разными людьми в ходе осуществления профессиональной деятельности, результат которой зависит от эффективного общения.

В качестве объекта исследования выступает межличностное взаимодействие, а предмета - зависимость уровня знания невербальной коммуникации, эмоциональноповеденческого реагирования от типа манипулятора.

В результате проведенного исследования был выявлен четвертый тип манипулятора - смешанный. В нем могут проявиться характерные черты всех типов манипуляторов. Именно он является наиболее часто встречающимся в процессе взаимодействия между людьми.

Показатели зрительной и слуховой коммуникации свидетельствуют о том, что знание невербальной коммуникации достигает высокого уровня развития (ЗК -84%, СК - 96%).

Ведущим механизмом эмоционально-поведенческого реагирования является рационализация (50%). Склонность людей обвинять в своих неудачах других приводит к проявлению проекции, что подтверждается результатами исследования (32%). Способность превращать активные, иногда негативные, желания в позитивные действия (сублимировать) используется людьми значительно реже (16%), хотя считается наилучшим механизмом эмоционально-поведенческого реагирования.

Сравнительный анализ по манипулятивному фактору показал, что уровень знаний невербальной комму-

никации выше у смешанного типа манипулятора, высокие показатели и у актуализатора (диагр. 1). А вот пассивный и активный манипуляторы дают низкие результаты, т.е. они способны ориентироваться в невербальных проявлениях, но очень слабо (диагр. 2).

Диаграмма 1

Актуализатор, % Смешанный тип, % СО Н СО Н Р С П СО Н СО Н Р С П

32 36

24

4 0

40

44

20

10

14

ЗК СК ЭПР ЗК СК ЭПР

Примечания. ЗК - зрительная коммуникация; СК - слуховая коммуникация; ЭПР - эмоционально-поведенческое реагирование; СО - свободно ориентируются; Н - низкий уровень развития; Р - рационализация; С - сублимация; П -проекция.

Диаграмма 2

Пассивный манипулятор, Активный манипулятор,

% %

СО Н СО Н Р С П СО Н СО Н Р с п

СО н

6

2

С Р п

8

0

10

10

6

2 4

ЗК

СК

ЭПР

ЗК

СК

ЭПР

Примечания. ЗК - зрительная коммуникация; СК - слуховая коммуникация; ЭПР - эмоционально-поведенческое реагирование; СО - свободно ориентируются; Н - низкий уровень развития; Р - рационализация; С - сублимация; П -проекция.

Таким образом, выдвинутое предположение о том, что любой тип манипулятора влияет на уровень знания невербальной коммуникации и проявление определенного механизма эмоционально-поведенческого реагирования, полностью подтвердилось.

Что касается выявления связи между типом манипулятора и уровнем знания невербальной коммуникации (ЗК и СК), а также типом манипулятора и эмоционально-поведенческим реагированием, то следует отметить, что для выявления связи и определения ее вида были использованы коэффициент корреляции по Спирмену и Т-критерий Стьюдента, которые свидетельствуют о достоверности полученных данных.

Таблица

Зависимость между типом манипулятора, невербальной коммуникацией (ЗК и СК) и эмоционально-поведенческим реагированием (ЭПР)

Статистические показатели СК ЗК ЭПР

Коэффициент корреляции Спирмена (г) 0,512 0,523 0,5

Критерий Стьюдента (1) 4,4 5,1 4,9

Значимость (1) 0,001 0 0

Значимость (г) 0,001 0,002 0,173

0

4

4

Данные, приведенные в таблице, указывают на наличие умеренной связи между типом манипулятора и уровнем знания невербальной коммуникации (СК и ЗК), а также эмоционально-поведенческим реагированием. Эта связь значима, так как показатель значимости р<0,05. Достоверность полученных сведений подтверждается 1-критерием Стьюдента, который имеет значение > 2.

Таким образом, проведенное исследование позволяет сделать вывод, что существует зависимость эффективности манипулирования в процессе взаимодействия между людьми от типа манипулятора, уровня знаний невербальной коммуникации (ЗК и СК) и эмоционально-поведенческого реагирования участников взаимодействия.

По результатам исследования была разработана образовательно-развивающая программа, направленная на развитие способности создать условия для комфортности в процессе общения у различных типов манипулятора.

В заключение отметим, что часто меняющаяся общественная жизнь, являющаяся внешним фактором воздействия, привела к изменению ведущего механизма эмоционально-поведенческого реагирования. На смену сублимации, как часто встречающемуся ранее механизму, пришла рационализация, которая в данный момент является оптимальной. Следует считать, что в ма-

нипулировании существуют четыре типа манипулятора, а не три, как предполагалось ранее.

ЛИТЕРАТУРА

1. Доценко Е.Л. Психология манипуляции: Феномены, механизмы и защита. - М.: Изд-во МТЦ ТОО “Черо”, 1996.

2. ДружининВ.Н. Современная психология: Справочное руководство. - М.: ИНФрА-М, 1999.

3. Киршбаум Э.И., Еремеева А.И. Психологическая защита. 2-е изд. - М.: Смысл, 2000.

4. Морозов В.П. Психологический портрет человека по невербальным особенностям его речи // Психологический журнал. - Т. 22. - 2001. - № 6.

5. Никольская И.М., Грановская P.M. Психологическая защита детей. - СПб.: Эксклюзив, 1996.

6. РюклеX. Ваше тайное оружие в общении: Мимика, жесты, движения: Сокр. пер. с нем. - М.: АО “Интерэксперт”, 1996.

7. Субботина ЛЮ. Психологические защиты. - Ярославль: Академия развития: Академия Холдинг, 2000.

8. Шейнов В.П. Скрытое управление человеком: (Психология манипулирования). - М.: ООО “Изд. АСТ”-Мн.: Хар-вест, 2001.

9. Шостром Э. Анти-Карнеги // Э. Шостром: Прихоти удачи / Пер. с англ. - 2-е изд. - Мн.: ООО “Попурри”, 1999.

10. Щекин Г.В. Визуальная психодиагностика: Познание людей по их внешнему облику. - М.: АЛО, 1992. - Вып. 12.

Будущее взаимодействия людей и машин

Почти у всех есть общее представление об «искусственном интеллекте» (AI), но мало кто точно знает о его возможностях. Когда на рынке появляется новая технология, люди всегда испытывают смешанные чувства. С одной стороны, AI обладает определенным потенциалом, который сможет положительно сказаться на качестве клиентского опыта. С другой стороны, существует опасение, что эта технология непредсказуемо изменит нашу жизнь. Больше всего люди боятся, что AI станет «умнее» их и начнет «действовать» самостоятельно.

Более естественный инструмент взаимодействия с клиентами

Благодаря AI сегодня многие взаимодействия между компаниями и потребителями стали проще, однако мы еще не научились использовать эту технологию на все 100%. Например, разговаривая с другими людьми, мы используем свой естественный язык в сочетании с языком мимики и жестов. В то же время для удаленного общения мы вынуждены использовать компьютерную клавиатуру, и этот способ взаимодействия не является естественным. Чтобы упростить процесс развития или перехода технологии на новый уровень, чтобы ускорить ее внедрение, необходимо применять ее наиболее естественным образом.

По мере развития AI и технологии обработки и создания естественного языка мы сможем отказаться от использования устройств для взаимодействия с технологией. Устройства «запоминают» наши личные предпочтения, но что, если любое оборудование будет становиться «персональным устройством», как только поблизости окажется человек? Только представьте: вы заселяетесь в гостиничный номер, и настенный телевизор или встроенный в стол сенсорный экран начинают функционировать как ваше персональное устройство. Они предлагают к просмотру интересный вам контент, содержат списки ваших контактов и так далее. Технологически это уже возможно. Вопрос только в том, кто первым реализует доступ к таким многопользовательским устройствам просто при появлении человека.

Новый способ взаимодействия для лучшего обслуживания клиентов

Теперь давайте рассмотрим ситуацию с другой стороны. Хотели бы вы взаимодействовать с компьютером по-новому, только за счет голоса, языка, мимики и жестов? Такая технология будет «воспринимать» не только речь, но и эмоциональные состояния, а также сможет моделировать эмоциональную реакцию во время взаимодействия. Рассматривая такую возможность, мы сталкиваемся с общими опасениями насчет AI: вдруг «компьютерный разум» сможет читать наши мысли? Я думаю, это маловероятно, хотя, конечно, компьютеры станут «понимать» нас намного лучше. AI нового поколения сможет улавливать, понимать и даже воспроизводить эмоции, в частности – симпатию. Это позволит сделать взаимодействие людей и машин более естественным.

Связь естественного языка и AI сегодня

Сегодня мы уже пользуемся технологией преобразования речи в текст для взаимодействия с компьютерами. Мы научились записывать человеческую речь и переводить ее в понятный машинам текстовой формат. Кроме того, есть и «обратная» технология: компьютер может синтезировать текст и воспроизводить его «человеческим» голосом. Можно ли исключить сам этап перевода? Смогут ли люди взаимодействовать с машинами напрямую, используя только голос? Взаимодействие человека и машины все больше напоминает обычное человеческое общение.

AI и возрождение речевого канала

В прошлом многие утверждали, что такие цифровые виды связи как электронная почта, чаты и текстовые сообщения полностью вытеснят речевой канал. Эксперты в сфере промышленности по-прежнему прогнозируют уменьшение числа взаимодействий через контакт-центры. Однако вызовы продолжают поступать, ведь люди по-прежнему предпочитают взаимодействовать не с машинами, а с людьми, особенно когда речь идет о решении сложных или конфиденциальных проблем.

На самом деле, в перспективе основная масса обращений будет обрабатываться через речевой канал. Вырастет количество прямых взаимодействий, например, с операторами контакт-центров, по множеству каналов. При этом значение каналов как таковых снизится. Я думаю, в будущем AI сможет обрабатывать большинство обращений клиентов и при необходимости приглашать их к беседе. Канал связи будет выбираться автоматически – исходя из цели обращения и максимальной эффективности обслуживания. Клиентам не придется думать о том, как взаимодействовать с той или иной компанией: они будут общаться так же, как со своими родными и друзьями. Кстати, в перспективе компании смогут идентифицировать всех клиентов по голосу.

Управляемая маршрутизация и естественный язык

Основной проблемой станет управление миллионами параллельных разнообразных взаимодействий людей и машин в новом бесканальном и гиперперсонализированном пространстве. Системы будут автоматически распознавать каждого клиента, разбираться в его проблеме и обеспечивать оптимальное обслуживание в кратчайшие сроки. Понятно, что без привлечения бесконечных вычислительных ресурсов AI такой объем работы просто невыполним.

Машинное обучение и прогнозный AI могут стать залогом бесшовной интеграции человеческих ресурсов и программных агентов,тем самым улучшая клиентский опыт, основанный на идеально организованных естественных взаимодействиях. Взаимодействие клиентов с компаниями претерпит радикальные изменения. Несложно предположить, что такая инновационная маршрутизация позволит перенаправлять большинство вызовов программным агентам.

Самый простой, удобный и естественный способ взаимодействия – это естественный язык. Сегодня стремительно развиваются возможности перевода в реальном времени. В ближайшей перспективе родной язык клиента перестанет иметь значение. Программные агенты будут владеть всеми языками мира. При взаимодействии человека с человеком можно будет использовать средства перевода в реальном времени, которые позволят носителям разных языков понимать друг друга. Так что, по моему мнению, речевые каналы не только сохранят свою значимость – они могут стать популярнее других каналов.

AI: враг или друг?

Людям свойственно опасаться нового. Каждое новое открытие сопряжено с определенными страхами. Например, во времена изобретения парового двигателя многие верили, что пассажиров поезда, движущегося на скорости более 80 миль в час, может раздавить из-за избыточного давления. И все же изобретение паровой машины стало новым словом в области инновационных разработок и перевозок. Страх перед неизведанным можно побороть с помощью контроля. Мы управляем паровым двигателем, как любой другой крупномасштабной машиной, не позволяя ему выйти из-под контроля. Аналогично, нам предстоит научиться контролировать AI, который должен «думать» длянас, а не занас.

Знаете ли вы, как работают современные высокоскоростные поезда? На них используются «механизмы пассивного управления» – системы, которые обеспечивают работу двигателя только при условии постоянной передачи машинистом комбинации сигналов с панели управления. Если по любой причине сигнал движения перестает поступать, двигатель обычно сразу останавливается.

Оглянитесь назад, и вы увидите, что все изобретенные человечеством машины сделали нашу жизнь проще. AI сослужит нам добрую службу, если мы научимся эффективно внедрять эту технологию и управлять ей.

Присоединяйтесь к моему вебинару «Инновационные технологии, которые могут изменить ход истории»(Emerging Technologies that May Change the Course of History), и я расскажу вам о перспективах технологии AI и о том, какую выгоду она может принести вашему предприятию.

Эффективное межличностное взаимодействие в социуме

Межличностные отношения – это объективно переживаемые, в разной степени осознаваемые взаимосвязи между людьми.

В их основе лежат разнообразные эмоциональные состояния взаимодействующих людей и их психологические особенности.

Термин "взаимодействие" в социальной психологии используется в двух смыслах.

  • Во–первых, для характеристики действительных реальных контактов людей (действий, контрдействий, содействий) в процессе совместной деятельности;
  • во – вторых, для описания взаимных влияний (воздействий) друг на друга в процессе социальной активности.

Ведь каждый человек является частью мира, большого сообщества людей. Он должен уметь эффективно строить свои отношения с ними и с миром. А все отношения проявляются в общении.

Чтобы отношения с другими были более эффективными, надо понимать этих людей. Когда человек способен понять другого, он начинает к нему относиться более толерантно и уважительно. А уважение всегда рождает ответное уважение. Точно также, как стремление понять другого порождает у него желание понять тебя.

Все наши беды — оттого, что люди разучились разговаривать друг с другом. Вместо того чтобы наказывать, скандалить или обижаться, часто бывает достаточно простого разговора начистоту. Ведь почти все мы почему-то думаем, что нас должны понимать с полуслова и полувзгляда. Это не так! Родители не умеют читать мыслей и не знают, что их дочь ненавидит занятия танцами — до тех пор, пока она им об этом не скажет. Муж не умеет читать мыслей и не знает, что жена обижена из-за резкого ответа по телефону, о котором он давно забыл. Жена не умеет читать мыслей и не знает, что мужу надоели котлеты и ему давно хочется бутерброд.

Причины для обид — смешные и мелкие, но они реальны, а чтобы поводов к непониманию не возникало, нужно просто разговаривать, озвучивать свои мысли, чувства и желания.

Понимание – важный принцип психологии взаимоотношений. Потому что понимание рождает сопереживание и гармонию, когда общение одинаково комфортно для обеих сторон. Когда есть такая гармония, отношения ценны для каждой стороны, и каждый заинтересован в их сохранении.

Понимать других людей – значит, научиться принимать их такими, как они есть. Это не означает, что вы одобряете любое поведение и позволяете в отношение к вам разные выходки. Надо просто понять, что другой человек отличен от вас. Вы можете не соглашаться с его мнением, поведением, но вы должны уважать его ценности. И вот тогда вы можете создать прекрасные отношения.

Советы и рекомендации для построения эффективных взаимоотношений в социуме:

1. Старайтесь по-настоящему слушать другого человека. Слушайте со всем вниманием и старанием (на которое способны). Мы много общаемся, но не слушаем и не слышим друг друга. Общение происходит на каком-то автоматическом уровне. А ведь ощущение своей ценности, значимости возникает в ответ на внимание к нам другого человека.

2. Поймите другого человека. Обычно, первая реакция на людей – это стремление их оценить. Поставить свою оценку и клеймо на определенного человека. Очень редко мы позволяем себе понять, что значат слова, чувства, убеждения другого человека для него самого. Но именно такое отношение помогает другому принять себя и свои чувства, меняет нас самих, приоткрывая то, что прежде ускользало.

3. Будьте сами собой. В долгосрочных отношениях нет смысла притворяться тем, кем вы не являетесь. Нет смысла делать вид, что любишь, если настроен враждебно, казаться спокойным, если раздражен и критичен. Отношения становятся подлинными, полными жизни и смысла, когда мы прислушиваемся к себе, открыты себе и, следовательно, партнеру. Качество человеческих отношений зависит от нашей способности видеть, кто мы такие, принимать себя, не скрываясь за маской – от себя и других. Ведь в любом случае, рано или поздно мир узнает вас таким, какой вы есть на самом деле. Так зачем же заведомо обманывать себя и других?

4. Помогайте другим двигаться к лучшему. Каждый из нас может помочь совершенствованию другого человека в соответствии с его собственными намерениями и целями. Делитесь своим добром и позитивным отношением к жизни.

5. Людям свойственно развиваться в позитивном направлении. Это не значит, что будет именно так, но каждый рождается с таким потенциалом. Поэтому не стоит думать о людях только плохое. В каждом человеке можно найти частичку добра. И простить необдуманные глупые поступки.

Взаимодействие — Гуманитарный портал

Взаимодействие — это понятие, принятое для обозначения воздействия вещей (см. Вещь) друг на друга, для отображения взаимосвязей между различными объектами, для характеристики форм человеческого со-бытия, человеческой деятельности и познания. В понятии «взаимодействие» фиксируются «прямые» и «обратные» воздействия вещей друг на друга, обмены веществом, энергией и информацией между различными объектами, между организмами и средой, формы кооперации людей в различных ситуациях сотрудничества. Взаимодействие охватывает прямые и опосредованные отношения между объектами и системами. Примерами прямых взаимодействий оперирует классическая механика, когда рассматривает соударения и отталкивания, передающие движение от одного тела к другому. В области общественной примером взаимодействий может быть непосредственное общение между человеческими индивидами.

Зачастую взаимодействия отождествляют именно с непосредственным взаимодействием. Такое отождествление, как правило, чревато переносом механических схем движения на описание различных сфер действительности (органических или социальных), не поддающихся подобной схематизации. В социальном анализе подобные же упрощения могут возникать при попытках трактовать общественные процессы по схемам непосредственного взаимодействия между людьми. Механицизм в объяснении природы и психологизм в описании социальной эволюции во многом провоцируются именно подменой развёрнутой трактовки конкретных систем взаимодействий упрощёнными представлениями о прямых и непосредственных взаимодействиях. Понятие взаимодействия является в познавательном смысле исходным для определения понятий движения, изменения, становления, развития, процесса. Вместе с тем его конкретизация осуществляется через эти понятия. Взаимодействие приобретает определённость как передача движения от одних объектов к другим, как изменение качеств вступивших в реакцию химических веществ, как трансляция сообщений в человеческих контактах или как синтез различных человеческих сил, порождающий новые знания, вещи, организационные структуры, и так далее. В социальных процессах взаимодействие оказывается точкой замыкания и размыкания социальных связей. Иначе говоря, взаимодействие таким образом оказывается не исходным, а повторяющимся моментом, поддерживающим устойчивость социальных форм. Учитывая именно этот план рассмотрения, можно говорить уже не об отдельном взаимодействии, а об их рядах, последовательностях, системах, обеспечивающих непрерывность сложных процессов не только в пространстве, но и во времени. Отдельное взаимодействие тогда выступает лишь зафиксированным пунктом многомерных взаимосвязей между объектами или человеческими деятельностями, своего рода «стоп-кадром», представляющим нашему наблюдению взаимосвязь вещей или человеческих действий.

В простейшем анализе взаимодействия предположена взаимосвязь двух объектов или двух субъектов. Так, многие социологические учебники начинают рассмотрение социальных взаимодействий с взаимодействия двух или более индивидов; то есть имеется в виду, что там, где взаимодействует более двух, взаимодействие строится всё равно по простой схеме субъект-субъектной взаимосвязи. Однако при более внимательном анализе выявляется, что «чистое» взаимодействие двух — это идеализация, оставляющая за рамками «скрытых» посредников: нормы, стереотипы, ориентации, выходящие «за границы» непосредственного контакта. В сфере анализа природных объектов и систем также приходится при характеристике взаимодействия учитывать разного рода временные, ансамблевые, популяционные зависимости, не фиксируемые в рамках непосредственных взаимодействий. Человек, таким образом, оказывается втянут в цепочки и серии взаимодействий. Проблемой его опыта становится уже не фиксация отдельных взаимодействий, а контакт с системами взаимодействий. Собственно, это и отличает современную «неклассическую» ситуацию познания от классической, образованной «вокруг» отдельного взаимодействия вещей, предполагающей отдельного субъекта с отдельным актом фиксации взаимодействия. Но чем заметнее это отличие, тем яснее, что определение познавательной ситуации схемой отдельного взаимодействия было своего рода идеализацией, акцентированной на привычных и устойчивых формах человеческого опыта. Простота опыта человеческих взаимодействий оказалась предзаданной, обусловленной, потребовавшей дополняющих обычный опыт объяснений.

Непосредственные взаимодействия выявляют отдельные свойства объектов, но далеко не всегда могут характеризовать их особенности, определённость присущих им форм движения. Конкретизация представлений о типах движения, об особых совокупностях взаимосвязанных объектов, об их качествах достигается человеком за счёт создания средств измерения, понятий о мерах, знаний о категориях явлений и способах их сопоставления. Этот опыт закрепляется в познании, которое принято называть научным. Однако именно благодаря последнему выясняется, что и обыденный опыт человека насыщен схемами, позволяющими ему включать в восприятие и осмысление непосредственных взаимодействий обобщающие и ориентирующие формы.

В плане собственно философском понятие взаимодействия оказывается одним из самых важных в выяснении отношений между феноменологией и метафизикой. Ключевым является вопрос о соотношении данности человеку ситуации его бытия и необходимости для человека выходить за пределы этой данности, учитывать эту необходимость в характеристиках своего бытия. Взаимодействия являются исходными пунктами разного рода познавательных ситуаций постольку, поскольку они обнаруживают сдвиги и изменения в состояниях и движениях предметов, в позициях, действиях и восприятиях человека. В этом смысле взаимодействие, «открывая» свойства включённых в него объектов, вместе с тем косвенным образом определяет ситуацию познания, фиксирует познавательные способности субъекта, его «помещённость» в ситуацию, его причастность взаимодействию, а стало быть, и его собственные свойства. Взаимодействие содержит в себе познавательный парадокс. С одной стороны, оно проявляется благодаря «включённости» познающего человека в ситуацию, с другой стороны — оно указывает на факторы, силы и причины, выходящие за рамки познавательной ситуации, не зависящие от субъекта, обусловливающие несовпадение взаимодействия и его обнаружения человеком. Данность взаимодействий ставит человека перед необходимостью считаться с их объективными свойствами, не зависящими от его познавательной установки и его воздействия на логику вещей. Эта парадоксальность взаимодействий связана с тем, что человек существует не в отдельных актах со-бытия с людьми и вещами, а в последовательностях, рядах, переплетениях таких актов. Ему постоянно приходится переходить от отдельных взаимодействий к их сцеплениям и цепочкам, а следовательно, и менять свои познавательные позиции, средства и инструменты. Фактически ему необходимо делать это для того, чтобы за непосредственными взаимодействиями видеть взаимодействия опосредованные, чтобы осваивать или создавать средства, включающие его в системы взаимосвязей более широких, чем те, что ему непосредственно даны.

Любовь Духанина: «Связь между поколениями – это живое взаимодействие между людьми всех возрастов»

18:47 • 27 ноября, 2019

Фото: сайт партии «Единая Россия»

Депутат Государственной Думы Любовь Духанина поздравила с юбилеем председателя ВОИ района Братеево Зою Михайловну Швецову.

26 ноября 80-летний юбилей отпраздновала председатель районной организации Всероссийского общества инвалидов «Братеево» Зоя Михайловна Швецова, член первичного отделения партии «Единая Россия» №13 района Братеево.

Депутат Государственной Думы Любовь Духанина и глава МО Братеево Александр Серегин тепло поздравили юбиляршу с круглой датой и вручили благодарственное письмо за активную общественную деятельность и многолетний труд на благо жителей Южного административного округа города Москвы.

Более 25 лет Зоя Михайловна посвятила общественной жизни района. В 2003 году она вступила в ряды партии «Единая Россия», а в 2007 году возглавила районную организацию ВОИ «Братеево». Зоя Михайловна находит индивидуальный подход к каждому члену общества, организует различные мероприятия, проводит огромную общественную работу, активно участвует в избирательных кампаниях./

«Связь между поколениями – не просто абстрактное понятие. В идеале это живое взаимодействие между людьми всех возрастов, это мудрость и опыт, энергия и активность, объединенные вместе. Зоя Михайловна вносит неоценимый вклад в эту связь. Ее жизнь, ее деятельность служат ярким примером для каждого из нас. Хотелось бы поздравить ее с юбилеем и пожелать всех благ, а также того, чтобы представители младших поколений могли и дальше учиться у нее, еще много лет поддерживая такую связь поколений», – отметила Любовь Духанина.

Post Views: 316

298

18:47 • 27 ноября, 2019

Документ – это способ взаимодействия между людьми - Новости Газпром добыча Ямбург профсоюз

У техника ГП­1 ГПУ Гузели АБРОСИМОВОЙ ямбургский стаж приближается к трём десяткам лет. Цифра солидная и достойна уважения. Особенно потому, что всё это время Гузель Завдатовна трудится на одном и том же промысле, в одном и том же коллективе.

Гузель Абросимова впервые увидела Ямбург в марте 1993 года. Как и многие, ехала за романтикой Севера. Сложные условия не пугали. Даже наоборот, было интересно себя испытать.

– Больше всего поначалу впечатлила природа – удивительная, совершенно не такая, как «на земле». Поразили эти бескрайние просторы, – вспоминает Гузель Абросимова. – Условия жизни, конечно, тогда были не такие, как сейчас. Но это нас не пугало. Жили мы все дружно, весело.

Работа, на которую устроилась молодая сотрудница, была довольно необычной. И, прямо скажем, не совсем женской.

– Я начинала стрелком военизированной охраны второго класса. Это было ещё до появления службы корпоративной защиты на предприятии. Дежурила на воротах. Открывала, чтобы могли заехать автомобили, регистрировала их в журнале, – рассказывает Гузель Абросимова.

Казалось бы, дело несложное. Но, как и в любой профессии, было много нюансов, незаметных на первый взгляд. Например, огромная ответственность. Её не каждый готов был на себя взять. Впрочем, ответственность – главная составляющая всей работы, которую приходилось выполнять Гузели Завдатовне в штате ГП-1.

– Далее я кладовщиком работала, оператором, регенераторщиком. А в 2011 году на промысле ввели две единицы техников первой категории. И нас с Гульназ Зибаевой перевели техниками. В этой должности по сей день и трудимся, – говорит Гузель Абросимова.

Работа техника – это прежде всего точность, внимательность и скрупулёзность. Тут тоже – груз большой ответственности. Документы не терпят ошибок или небрежности.

– Мы тесно взаимодействуем с бухгалтерией, отделом организации труда и заработной платы, управлением кадров и социального развития, службой организации вахтовых перевозок, – перечисляет Гузель Абросимова. – И за всей нашей работой стоят обращения и заявления сотрудников газового промысла.

А ещё нужно быть хорошим психологом. Ведь документ – это не просто бумага, а способ взаимодействия между людьми. Гузель Абросимова осознаёт это очень хорошо. Наверное, в том числе и поэтому, коллектив первого промысла Ямбурга уже много лет выбирает её своим профсоюзным лидером.

– Представителям нашей профессии необходимо обладать стрессоустойчивостью и терпением, так как приходится взаимодействовать с людьми самого разного характера, – отмечает Гузель Абросимова. – По сути, в работе техника и профлидера много общего. Выполняем схожие функции, которые в конечном итоге сводятся к защите интересов человека. Наверно, поэтому мы с Гульназ Зибаевой легко совмещаем наши должностные обязанности с профсоюзными.

Для Гузели Абросимовой первый промысел Ямбурга стал по-настоящему родным. Не удивительно. Ему отдано почти двадцать восемь лет. Она легко справляется с работой, потому что любит дело, которым занимается.

Материал газеты «Пульс Ямбурга» № 3 (1450) 25 января 2021 г.

Юрий ГРИГА
Фото автора

Как обеспечить взаимодействие сотрудников? - Четвертое измерение

Инесса Василенко, руководитель отдела по работе с клиентами


Эффективность людей и организаций — обязательный фактор, без которого невозможен успех компании в долгосрочной перспективе. Для достижения бизнес-результатов сотрудники компании, работая над проектами или совместными задачами, объединяются в группы. Это могут быть функциональные команды (сотрудники одной функции), межфункциональные (например, проектные группы) или управленческие команды. В независимости от вида команды, для того чтобы деятельность группы была эффективна, между ее членами необходимо выстраивать качественное взаимодействие.

В данной статье мы будем рассматривать инструменты и технологии, с помощью которых возможно выстроить качественное взаимодействие внутри команды. Но прежде чем говорить о взаимодействии, необходимо рассмотреть какие бывают виды совместной деятельности людей.

Различные виды совместной деятельности

Консультанты компании «Четвертое измерение» выделяют следующие виды совместной деятельности:

Различия между данными видами лежат на уровне четырех составляющих совместной деятельности людей: цель, ответственность, отношение к деятельности и отношение к другим людям.

Например, когда группа людей находится в состоянии «деструкции», как правило, ими декларируется общность цели, при этом каждый член коллектива стремится удовлетворить свои индивидуальные краткосрочные цели. Никто из участников не берет на себя ответственность. Отношение к совместной деятельности негативное, у большинства членов группы снижена мотивация при решении совместных задач. Различия между людьми являются поводом для непонимания и конфликтов. В коллективе царит атмосфера недоверия, высокомерия и негативизма по отношению к другим.

В состоянии «союзничества» сотрудники объединяются в «союзы» по определенным интересам и целям, при этом зачастую декларируются общие для компании цели. Ответственность, если она не связана с интересами союза, не принимается. У каждого союза существует своя культура и свои правила. Как правило, идет разделение всех сотрудников на «своих» и «чужих».

Если мы говорим о состоянии «сотрудничества», в этом случае сотрудники связаны достижением совместной цели, и, в некоторых ситуациях, пути и способы достижения цели согласовываются с коллегами. Сильно развита коллективная ответственность за результат работы перед третьими лицами, например, топ-менеджментом компании, но полная ответственность перед коллегами еще не достигнута. Некоторые члены команды ориентируются на решение задачи, в то время как другие работают над поддержанием отношений и сплоченностью группы. В коллективе преобладает культура «клиентоориентированности» по отношению как к внешним, так и к внутренним клиентам. Критерием наличия данного состояния в компании является удовлетворение потребностей внутреннего и внешнего клиентов.

При «взаимодействии» цели четко осознаются участниками команды, они открыто обсуждаются, корректируются при необходимости и согласовываются всеми членами команды. Степень персональной ответственности каждого сотрудника достаточно высока. Часто сотрудники берут на себя дополнительную ответственность за деятельность коллег, способствуя достижению не только собственных целей, но и целей других. При совместной деятельности сотрудники стремятся не только достичь определенных целей, но и выстраивать качественные отношения с коллегами. Различия между людьми четко осознаются и учитываются при взаимодействии, сводя, таким образом, до минимума напряженности и трудности. Критерием того, что компания достигла этого состояния говорит наличие так называемых «продуктов» взаимодействия.

И, наконец, высший пилотаж совместной деятельности мы определяем как «командность». Это высокий уровень развития команды. Цели согласовываются не только на стратегическом, но и на тактическом уровне. В этом случае команда гибко управляет процессом достижения целей, не упуская из вида более масштабные задачи компании. Каждый член команды обладает максимальной степенью ответственности как за индивидуальные, так и за командные результаты. Сотрудников объединяют общие цели, ценности, качественные взаимоотношения и постоянное самообучение друг друга. Каждый член команды воспринимается и принимается со всеми своими личностными особенностями и может рассчитывать на конструктивную обратную реакцию со стороны коллег.

Выстраиваем взаимодействие

Давайте рассмотрим вид совместной деятельности, который выше обозначили как «взаимодействие», а также расскажем о технологиях достижения данного состояния в команде. В первую очередь следует определить необходимые условия, при которых данное взаимодействие возможно выстроить в компании. Мы выделяем следующие условия для качественного взаимодействия:

  1. Согласованность целей между сотрудниками
  2. Наличие правил и процедур взаимодействия
  3. Умение принимать совместные решения

Первоочередным условием для достижения качественного взаимодействия является согласованность целей. Это означает, что сотрудники имеют четкое понимание своей задачи и ее конечной цели, а также задачи других членов, вовлеченных в проект. Все участники одинаково понимают приоритеты и последовательность выполнения задач, таким образом, не происходит подмены более важных дел более срочными. Кроме того, четко определены зоны и степень ответственности каждого участника, вследствие чего не возникает непонимания, кто за что отвечает и с кем находится во взаимозависимости.

Шаг первый: согласовываем цели

Для достижения такого уровня согласованности используют различные инструменты согласования целей. Один из самых широко применимых — «формулирование договоренностей». Об эффективности используемого инструмента можно говорить в случае, когда между всеми сторонами существует единое понимание договоренностей, отсутствуют сомнения и нет открытого сопротивления каждой из сторон. Кроме того, установлены четкие временные рамки и согласован результат. Если изменяются основы договоренностей или появляются новые важные аспекты, участники как можно раньше информируют друг друга об этом и заново переформулируют договоренности. В случае нарушений договоренностей, сторонами выясняются недочеты при первоначальном заключении, обсуждаются потребности в изменениях, а также целесообразность дальнейшей работы в ситуации, когда договоренности не соблюдаются. Когда все эти факторы учтены, мы можем наблюдать эффективность выполнения договоренностей между участниками.

Для согласования целей также часто проводят собрания для всех членов команды. Целесообразно использовать данный инструмент в ситуациях, когда большинству сотрудников необходимо увидеть полную картинку происходящего: что будут делать другие участники, какова конечная цель проекта и т.д. Например, сотрудники в целом осознают, для чего инициирован данный проект, но не до конца понимают роль своих коллег в нем. Кроме того, собрания способствуют формализации проекта или задачи и структурируют этапы его реализации. В тоже время, если задача творческая и допускаются различные, зачастую противоречивые способы ее реализации, или для решения задачи достаточно будет качественно сформулированных договоренностей, то необходимости в проведении данных собраний нет. Например, для определения последовательности действий реализации проекта достаточно будет рабочей встречи руководителей с органайзерами или нескольких e-mail.

Если речь идет о реализации задачи, в которой в равной степени включены несколько функций одновременно, и при этом существуют сложности с ресурсами (как человеческими, так и временными), а «ставки» ожидаемого результата высоки, то в этом случае без применения такого инструмента согласования целей, как «сопланирование» просто не обойтись. Технология данного инструмента заключается в обсуждении и согласовании сроков, ресурсов и приоритетности задач. Реализация задач детализируется в зависимости от наибольшей трудности, которая может лежать в плоскости противоречащих друг другу сроков, ресурсов или приоритетности задач различных подразделений. В тоже время, если руководители нечетко понимают собственные задачи и задачи своего подразделения (например, руководитель знает, что его ждет совместный проект с коллегами, но не знает о всех объемах собственной работы внутри своей функции), а также не представляет еще о возможных сложностях реализации данной задачи и не имеет четкого понимания своей загруженности в этом проекте, «сопланирование» не имеет смысла, так как будет носить неопределенный характер.

В ситуации, когда участники проекта не понимают, как и в какой последовательности следует решать проблемы, появляется необходимость в использовании такого инструмента как «модерационная сессия». Например, существует возможность начать проект с реализации задачи А или Б, и требуется установить не только последовательность, но и риски каждого варианта. Если же часть участников обладает полной информацией о проекте или задаче, то необходимости в проведении модерации нет.

Если в ходе сопланирования сотрудники не смогли договориться, например, несмотря на обсуждение, ясность относительно приоритетности не наступила, или в процессе модерационной сессии участники интеллектуально «уперлись» и не смогли найти возможные решения стоящих перед проектом проблем, в этих случаях требуется «экспертная помощь». В данной ситуации руководитель, который является экспертом в области планируемого проекта, может подсказать определенные нюансы или помочь скорректировать планы. Но, к данному инструменту не целесообразно обращаться в случае, если не были использованы все предыдущие способы. Например, сотрудники провели одно собрание и, столкнувшись с трудностями, сразу обратились к руководству.

Шаг второй: обращаем внимание на правила и процедуры

Вторым, но не менее важным условием взаимодействия, является понимание и следование правилам и процедурам, гласно и негласно существующих в компании.

Правила регулируют условия работы и обеспечивают некоторую предсказуемость реализации рабочих процессов. Процедурные правила подразумевают стандарты работы в области принятия решений относительно хода проекта, определения степени компетентности каждого участника, а также выполнения той или иной роли в процессе работы. Например, процедура принятия решения путем голосования. Поведенческие правила подразумевают правила межличностного взаимодействия сотрудников. Например, самостоятельность и проактивность в действиях, ориентация на долгосрочные отношения и взаимное доверие. Основой для формирования процедурных правил являются стандарты компании, прописанные бизнес-процессы и утвержденные процедуры, а также внутренние положения той или иной функции. Поведенческие правила основаны на ценностях компании, мифах (полувымешленные и полуреальные события, имеющие место в прошлом компании), реальных историях из опыта сотрудников, а также на определенных «ритуалах», регулярно повторяемых сотрудниками компании.

В случае, когда кто-либо из сотрудников нарушает правила игры:

  • Возможна реальная угроза результату: сотрудники могут не выполнить поставленную перед ними общую цель
  • Независимо от причин нарушения правила, другие сотрудники получают негласное разрешение на подобный поступок
  • Появляется угроза возврата на «уровень назад» во взаимоотношениях. Нарушение правил показывает, что «правила не работают» и сотрудникам придется заново проходить этап, связанный с приобретением кредита доверия, формированием правил и договоренностей

Шаг третий: находим оптимальный способ принятия решений 

Следующим важным условием качественного взаимодействия является принятие совместного решения. Это позволяет заручиться поддержкой всех, кого оно затрагивает, ускорить процесс осуществления решения, выбрать сотрудников, которые наиболее эффективно смогут реализовать принятое решение, а также разделить ответственность за результат. Кроме того, совместное принятие решения способствует генерации идей и рассмотрению большего количества возможных альтернатив.

В зависимости от сложившейся ситуации используют различные способы принятия решений:

  • Консенсус — все члены коллектива могут выразить свое мнение и договориться о желаемом результате. Дискуссия продолжается до тех пор, пока все участники не согласятся с решением коллектива. Применяется в ситуации, когда необходимы творческие, новаторские решения и все участники активно стремятся к согласованному результату. Негативной стороной данного способа является расход большого количества времени
  • Правило большинства — все члены коллектива голосуют за предложенную идею. Побеждает решение большинства. Применяется в случаях, когда нет времени на долгий процесс достижения консенсуса и для реализации решения нет необходимости в 100% -ной поддержки всех участников. В качестве рисков вероятно появление недовольного меньшинства, которое в дальнейшем может подорвать эффективность взаимодействия
  • Правило меньшинства — в коллективе создается отдельная группа сотрудников, которая изучает всю информацию и принимает решение. Данный способ применяется, когда актуален недостаток во временных и человеческих ресурсах и некоторые члены группы имеют необходимую квалификацию и навыки для принятия решений. К недостаткам можно отнести возможные конфликты и противоречия. Кроме того, не используются таланты и возможности всех членов коллектива
  • Экспертиза — приглашение экспертов и следование их рекомендациям. Целесообразно применять в ситуации, когда нет особой необходимости в участии всех членов коллектива в реализации решения, и в компании есть эксперт по данному вопросу. Сложности могут возникнуть при определении лучшего эксперта. Кроме того, может возникнуть несогласие с решением, которое в последствии приведет к саботажу
  • Авторитаризм — решение принимает руководство без участия других членов коллектива. Необходимость в данном способе возникает, когда решение носит административный характер или его нужно принять очень быстро, а также в ситуации, когда для принятия решения членам коллектива не хватает знаний или информации, которыми обладает руководитель. Среди недостатков этого способа — отсутствие желания у коллектива реализовывать решение, в принятие которого они не участвовали

Критерием достижения состояния взаимодействия в команде будет наличие тех или иных его «продуктов». В данном случае речь идет именно о «продуктах» самого процесса взаимодействия между сотрудниками, а не о результате их совместной деятельности, как, например, успешно выполненный проект, который способствовал увеличению прибыли. Мы выделяем два вида «продуктов» взаимодействия: hard и soft-продукты.

  • К hard-продуктам относят нечто материальное, реальное или осязаемое, то, что может быть объективно измерено. Например, обеспечение всех членов команды необходимой в рамках проекта информацией, организация административных процессов, структурирование и упорядочивание идей и информации, поиск необходимых данных и т.д.
  • К soft-продуктам относят нечто нематериальное, например, создание позитивного эмоционального состояния у сотрудников, постоянный поиск возможностей для решения спорных вопросов, генерирование новых идей и т.д.

Таким образом, мы можем говорить об эффективности взаимодействия в компании при создании всех трех необходимых условий: понимание и согласование целей между участниками, наличие правил и процедур взаимодействия и совместное принятие решений, а также наличии «продуктов» взаимодействия. И для выстраивания эффективного взаимодействия без постоянной и осознанной работы ее участников, мониторинга выполнения всех необходимых условий, о которых мы говорили выше, уже не обойтись. Ведь сегодняшняя рыночная ситуация диктует нам новые условия и требует иных подходов к решению бизнес-задач, а соответственно и взаимодействия с другими на ином, более качественном, уровне.

Понимание социального взаимодействия | Безграничная социология

Понимание социального взаимодействия

В социологии социальное взаимодействие - это динамическая, изменяющаяся последовательность социальных действий между людьми или группами.

Цели обучения

Рассмотрите четыре типа социальных взаимодействий: случайное, повторяющееся, регулярное и регулируемое.

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Социальное взаимодействие - это обмен между двумя или более людьми, который является строительным блоком общества.Социальное взаимодействие можно изучать между группами из двух (диады), трех (триады) или более крупных социальных групп.
  • Взаимодействуя друг с другом, люди создают правила, институты и системы, в которых они стремятся жить. Символы используются для передачи ожиданий данного общества тем, кто в нем впервые.
  • Эмпирическое исследование социального взаимодействия - один из предметов микросоциологии. Методы включают символический интеракционизм и этнометодологию, а также более поздние академические подразделения и исследования, такие как психосоциальные исследования, разговорный анализ и взаимодействие человека с компьютером.
  • При символическом интеракционизме реальность рассматривается как социальное, развитое взаимодействие с другими. Этнометодология задается вопросом, как взаимодействие людей может создавать иллюзию общего социального порядка, несмотря на то, что они не понимают друг друга полностью и имеют разные точки зрения.
Ключевые термины
  • диада : пара вещей, находящихся в определенном отношении; диадические отношения.
  • Социальное взаимодействие : Социальный обмен между двумя или более людьми.
  • социальная группа : совокупность людей или животных, которые разделяют определенные характеристики, взаимодействуют друг с другом, принимают ожидания и обязательства как члены группы и разделяют общую идентичность.

В социологии социальное взаимодействие - это динамическая последовательность социальных действий между людьми (или группами), которые изменяют свои действия и реакции из-за действий своего партнера (-ов) по взаимодействию. Социальные взаимодействия можно разделить на случайные, повторяющиеся, регулярные и регулируемые.

Социальное взаимодействие - это социальный обмен между двумя или более людьми. Эти взаимодействия составляют основу социальной структуры и, следовательно, являются ключевым объектом базового социального исследования и анализа. Социальное взаимодействие можно изучать между группами из двух (диады), трех (триады) или более крупных социальных групп.

Социальные структуры и культуры основаны на социальных взаимодействиях. Взаимодействуя друг с другом, люди создают правила, институты и системы, в которых они стремятся жить.Символы используются для сообщения ожиданий данного общества новичкам, будь то дети или посторонние. Через эту широкую схему социального развития можно увидеть, как социальное взаимодействие лежит в его основе.

Эмпирическое исследование социального взаимодействия является одним из предметов микросоциологии, которая касается природы повседневных человеческих социальных взаимодействий и действий в небольшом масштабе. Методы включают символический интеракционизм и этнометодологию, а также более поздние академические подразделения и исследования, такие как психосоциальные исследования, разговорный анализ и взаимодействие человека с компьютером.

При символическом интеракционизме реальность рассматривается как социальное, развитое взаимодействие с другими. Он утверждает, что и людей, и общество нельзя разделять далеко друг от друга по двум причинам. Во-первых, они оба созданы через социальное взаимодействие. Вторая причина в том, что их невозможно понять без другой терминологии. Этнометодология, ответвление символического интеракционизма, которое ставит под вопрос, как взаимодействия людей могут создавать иллюзию общего социального порядка, несмотря на то, что они не понимают друг друга полностью и имеют разные точки зрения.

Этнометодология

Этнометодология изучает процедуры, которые люди выполняют, чтобы создать чувство упорядоченности в определенном учреждении или сообществе.

Цели обучения

Определите три отличия этнометодологии от традиционной социологии и то, как социологи определяют различные методы этнометодологии, в частности фундаментальные предположения, этнометодологическое безразличие, впервые и Sack’s Gloss

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Цель этнометодологии - документировать методы и практики, с помощью которых члены общества понимают свой мир.
  • Энн Роулз характеризует фундаментальное предположение этнометодологических исследований, говоря, что «члены общества должны иметь некоторые общие методы, которые они используют для взаимного конструирования значимой упорядоченности социальных ситуаций».
  • Этнометодология отличается от традиционной социологии, потому что она занимается не анализом общества, а скорее процедурами, посредством которых создается социальный порядок.
  • В отличие от традиционных социологических форм исследования, этнометодологическая перспектива не делает теоретических или методологических апелляций к посторонним предположениям относительно структуры актора или их характеристики социальной реальности.
Ключевые термины
  • этнометодология : академическая дисциплина, которая пытается понять социальные порядки, которые люди используют для осмысления мира, путем анализа их счетов и описаний их повседневного опыта.
  • агностицизм : точка зрения, что существование Бога или всех божеств неизвестно, непознаваемо, недоказано или недоказуемо.
  • Гарольд Гарфинкель : Он известен созданием и развитием этнометодологии как области исследований в социологии.

Этнометодология - этнографический подход к социологическому исследованию, представленный американским социологом Гарольдом Гарфинкелем. Целью этнометодологии является документирование методов и практик, с помощью которых члены общества понимают свой мир.

Гарфинкель ввел термин «этнометодология» в 1954 году, когда готовил статью, в которую вошли его ранние исследования присяжных. Он предположил, что этнометодология могла бы служить подходящим термином для изучения «знаний члена о его обычных делах, о его собственных организованных предприятиях, где эти знания рассматриваются [исследователями] как часть того же окружения, которое делает их доступными для заказа».Например, исследуя поведение присяжных, этнометодолог будет стремиться описать методы здравого смысла, с помощью которых члены присяжных проявляют себя в зале присяжных в качестве присяжных - устанавливая факты, разрабатывая цепочки доказательств, определяя надежность свидетелей. свидетельские показания, установление иерархии выступающих в зале заседаний присяжных, определение виновности или невиновности подсудимых. Эти методы послужили бы формированию социального порядка присяжных в этой конкретной социальной обстановке.

Некоторые ведущие политики, методы и определения

  • Фундаментальное предположение этнометодологических исследований: Энн Ролз охарактеризовала это фундаментальное предположение, сказав, что «члены общества должны иметь некоторые общие методы, которые они используют для взаимного конструирования значимой упорядоченности социальных ситуаций. «
  • Этнометодологическое безразличие. Этнометодология придерживается политики преднамеренного агностицизма или безразличия по отношению к диктату, предрассудкам, методам и практикам социологического анализа.Политика этнометодологического агностицизма не должна рассматриваться как безразличие к проблемам социального порядка; этнометодологический агностицизм относится к рассмотрению социальных проблем только так, как их видят члены общества.
  • Первый раз: «Первый раз» - это попытка описать любую социальную активность, независимо от ее рутинной или повседневной внешности, как если бы она происходила впервые. Это делается для того, чтобы выявить, как наблюдатель за деятельностью представляет собой деятельность, с целью формулирования какого-либо конкретного описания.Смысл такого упражнения состоит в том, чтобы подчеркнуть сложность социологического анализа и описания, в частности индексирующие и рефлексивные свойства собственных описаний акторов или наблюдателей того, что происходит в любой данной ситуации.
  • Sacks ’Gloss: Sacks’ Gloss предполагает, что исследователь, интересующийся вопросами, относящимися к определенному социальному порядку, должен искать ответы у членов этого социального порядка. Это противоречит идее, что на такие вопросы лучше всего отвечает социолог.
  • Область исследований этнометодологии: предметом изучения этнометодологии являются социальные практики реальных людей в реальных условиях и методы, с помощью которых эти люди создают и поддерживают общее чувство социального порядка.

Этнометодология и традиционная социология

Три основных различия между традиционной социологией и этнометодологией:

  • В то время как традиционная социология обычно предлагает анализ общества, принимая объективную истину социального порядка как должное, этнометодология занимается процедурами, посредством которых этот социальный порядок создается и разделяется.
  • В то время как традиционная социология обычно предоставляет описания социальных условий, которые конкурируют с фактическими описаниями, предлагаемыми людьми, которые являются участниками этих условий, этнометодология стремится описать фактические процедуры, которые люди используют в своих описаниях этих условий.
  • Структурно-функционалистские исследовательские программы методически навязывают уже существующие аналитические схемы своим областям исследования. Программы символического взаимодействия предполагают правдивую основу символов, интерпретируемых участниками социальных сцен.Для сравнения, этнометодология специально избегает использования подобных программных допущений при описании социальных сцен.

В отличие от традиционных социологических форм исследования, этнометодологическая перспектива не делает теоретических или методологических апелляций к посторонним предположениям относительно структуры актора или их характеристик социальной реальности. Этнометодология не имеет отношения к субъективным состояниям человека или группы людей.Он отказывается приписывать концептуальные проекции, такие как «ценностные состояния», «чувства» или «целевые ориентации», какому-либо действующему лицу или группе действующих лиц, и не постулирует конкретный «нормативный порядок» как трансцендентальную особенность социальных сцен.

Для этнометодолога методическая реализация социальных сцен происходит в реальных условиях, находящихся под пристальным вниманием. Это осознание структурируется участниками обстановки посредством рефлексивного учета ее особенностей. Работа этнометодолога состоит в том, чтобы описать характер этих действий, а не учитывать их таким образом, который выходит за рамки реальной практики бухгалтерского учета участника в обстановке.

Гарольд Гарфинкель : Социолог Гарольд Гарфинкель отвечал за развитие этнометодологии.

Драматургия

Драматургия - это социологическая концепция, разработанная Эрвингом Гоффманом, которая использует метафору театра для объяснения человеческого поведения.

Цели обучения

Объяснять, как люди используют драматургию, чтобы влиять на мнение других и их точку зрения, в частности, посредством управления впечатлениями и концепции «улицы с двусторонним движением».

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Вся идентичность и поведение зависят от аудитории, перед которой выступают.
  • Каждый стремится контролировать мнение других о себе. Это называется управлением впечатлениями.
  • Драматургия подчеркивает двойную оценочную работу, выполняемую как исполнителем, так и публикой, тем самым демонстрируя неразрывную связь между исполнителем и аудиторией, человеком и обществом.
  • Поведение на передней сцене - это поведение, видимое публике, а поведение за кулисами - это поведение, к которому аудитория не имеет доступа.
Ключевые термины
  • Управление впечатлением : В социологии и социальной психологии управление впечатлением - это целенаправленный сознательный или бессознательный процесс, в котором люди пытаются влиять на восприятие другими людьми человека, объекта или события; они делают это, регулируя и контролируя информацию в социальном взаимодействии.
  • Back Stage : Действия, которые происходят только тогда, когда публики нет рядом.
  • Передняя сцена : Действия, которые видны публике и являются частью представления.

Драматургия - это социологическая перспектива, которая является компонентом символического интеракционизма и используется в социологическом анализе повседневной жизни. Драматургия, разработанная американским социологом Эрвингом Гоффманом в его основополагающем тексте 1959 года «Представление себя в повседневной жизни », использует метафору театра для объяснения человеческого поведения.Согласно этой точке зрения, люди в повседневной жизни выполняют действия, как если бы они выступали на сцене. Идентификация осуществляется через роли. Здесь термин «роль» работает двояко: он относится как к имени театрального персонажа, так и к тому, как люди исполняют роли в реальности, выступая в роли матери, друга, мужа и т. Д. Драматургия утверждает, что представление себя через роль - это способ взаимодействия с обществом.

Управление впечатлениями

Гоффман утверждает, что каждое выступление - это представление самого себя, и что каждый стремится произвести определенное впечатление в умах других.Этот универсальный привод называется оттисками. Люди управляют впечатлениями других о них, успешно изображая себя «на сцене» или публично. Люди представляют себя другим на основе культурных ценностей, норм и ожиданий. В большинстве случаев люди стремятся оправдать ожидания общества, но драматургический фрейм применим даже в случае восстания. Если человек хочет показать, что он не согласен или не идентифицирует себя с социальными нормами, он должен использовать хорошо читаемую систему символов, чтобы передать эту информацию.Таким образом, она по-прежнему занимается управлением впечатлением, пытаясь представить себя определенным образом в обществе. С драматургической точки зрения перформанс идентичности успешен, когда аудитория видит исполнителя таким, каким он хочет, чтобы на него смотрели.

Улица с двусторонним движением

Новаторская сила драматургической перспективы заключается в признании «улицы с двусторонним движением» в управлении идентичностью. Человек вкладывает энергию в то, чтобы показать другим людям свою личность.Драматургия связывает как представление, так и восприятие, демонстрируя, что личность человека фундаментально переплетается с обществом вне его самого. Исполнитель всегда осознает, что аудитория проводит оценочную работу самостоятельно и может усомниться в достоверности спектакля.

О взаимосвязанности индивидуального чувства идентичности и общества свидетельствует острая осведомленность актера о публике. Гоффман объясняет это осознание поведением передних и задних сцен.Действия на передней сцене - это действия, которые видны публике и являются частью представления, в то время как действия на сцене происходят только тогда, когда публики нет рядом. Примером этого может быть тип обслуживания клиентов, осуществляемый бариста в местном кафе. Находясь на часах перед посетителями, бариста обычно делают то, что хочет клиент, и стараются не беспокоить неприятных запросов. Бариста хочет донести до клиента, что он готов удовлетворить его потребности.Однако, как только клиент уходит, бариста может высмеять клиента перед коллегами. Это показывает, как люди постоянно настраиваются на аудиторию и соответственно изменяют свое поведение.

Перформанс. Этап : Эрвинг Гоффман использует метафору сцены для объяснения человеческого поведения в повседневной жизни.

5.1A: Понимание социального взаимодействия - социальные науки LibreTexts

  1. Последнее обновление
  2. Сохранить как PDF
  1. Ключевые моменты
  2. Ключевые термины

Цели обучения

  • Просмотрите четыре типа социальных взаимодействий: случайное, повторяющееся, регулярное и регулируемое

В социологии социальное взаимодействие - это динамическая последовательность социальных действий между людьми (или группами), которые изменяют свои действия и реакции из-за действий своего партнера (-ов) по взаимодействию.Социальные взаимодействия можно разделить на случайные, повторяющиеся, регулярные и регулируемые.

Социальное взаимодействие - это социальный обмен между двумя или более людьми. Эти взаимодействия составляют основу социальной структуры и, следовательно, являются ключевым объектом базового социального исследования и анализа. Социальное взаимодействие можно изучать между группами из двух (диады), трех (триады) или более крупных социальных групп.

Социальные структуры и культуры основаны на социальных взаимодействиях. Взаимодействуя друг с другом, люди создают правила, институты и системы, в которых они стремятся жить.Символы используются для сообщения ожиданий данного общества новичкам, будь то дети или посторонние. Через эту широкую схему социального развития можно увидеть, как социальное взаимодействие лежит в его основе.

Эмпирическое исследование социального взаимодействия является одним из предметов микросоциологии, которая касается природы повседневных человеческих социальных взаимодействий и действий в небольшом масштабе. Методы включают символический интеракционизм и этнометодологию, а также более поздние академические подразделения и исследования, такие как психосоциальные исследования, разговорный анализ и взаимодействие человека с компьютером.

При символическом интеракционизме реальность рассматривается как социальное, развитое взаимодействие с другими. Он утверждает, что и людей, и общество нельзя разделять далеко друг от друга по двум причинам. Во-первых, они оба созданы через социальное взаимодействие. Вторая причина в том, что их невозможно понять без другой терминологии. Этнометодология, ответвление символического интеракционизма, которое ставит под вопрос, как взаимодействия людей могут создавать иллюзию общего социального порядка, несмотря на то, что они не понимают друг друга полностью и имеют разные точки зрения.

Ключевые моменты

  • Социальное взаимодействие - это обмен между двумя или более людьми, который является строительным блоком общества. Социальное взаимодействие можно изучать между группами из двух (диады), трех (триады) или более крупных социальных групп.
  • Взаимодействуя друг с другом, люди создают правила, институты и системы, в которых они стремятся жить. Символы используются для передачи ожиданий данного общества тем, кто в нем впервые.
  • Эмпирическое исследование социального взаимодействия - один из предметов микросоциологии.Методы включают символический интеракционизм и этнометодологию, а также более поздние академические подразделения и исследования, такие как психосоциальные исследования, разговорный анализ и взаимодействие человека с компьютером.
  • При символическом интеракционизме реальность рассматривается как социальное, развитое взаимодействие с другими. Этнометодология задается вопросом, как взаимодействие людей может создавать иллюзию общего социального порядка, несмотря на то, что они не понимают друг друга полностью и имеют разные точки зрения.

Ключевые термины

  • диада : пара вещей, находящихся в определенном отношении; диадические отношения.
  • Социальное взаимодействие : Социальный обмен между двумя или более людьми.
  • социальная группа : совокупность людей или животных, которые разделяют определенные характеристики, взаимодействуют друг с другом, принимают ожидания и обязательства как члены группы и разделяют общую идентичность.

5.3 Социальное взаимодействие в повседневной жизни - Социология

Цели обучения

  1. Опишите, что понимается под драматургией и управлением впечатлениями.
  2. Приведите один пример ролевого конфликта или ролевого напряжения.
  3. Перечислите одно или два гендерных различия в невербальном общении.

Фундаментальной чертой социальной жизни является социальное взаимодействие или то, как люди действуют с другими людьми и реагируют на действия других людей. Если вспомнить наш предыдущий пересказ Джона Донна, никто не является островом. Это означает, что все люди, за исключением тех, кто предпочитает жить по-настоящему в одиночестве, взаимодействуют с другими людьми практически каждый день, а часто и много раз в течение одного дня.Для того, чтобы социальный порядок, являющийся предпосылкой любого общества, был возможен, должно быть возможным эффективное социальное взаимодействие. Частично по этой причине социологи, интересующиеся микросоциологией, долгое время пытались понять социальную жизнь, анализируя, как и почему люди взаимодействуют именно так. Этот раздел основан на их работе по изучению различных социальных влияний на индивидуальное поведение. Читая этот раздел, вы, вероятно, будете читать много вещей, имеющих отношение к вашему собственному социальному взаимодействию.

Социальное взаимодействие - фундаментальная черта социальной жизни.Чтобы социальный порядок был возможен, должно быть также возможно эффективное социальное взаимодействие.

Мартина - Друзья - CC BY-NC-ND 2.0.

Глава 4 «Социализация» подчеркивает, что социализация является результатом нашего социального взаимодействия. Верно и обратное: мы учимся взаимодействовать в процессе социализации. Мы видели много примеров этого процесса в предыдущих главах. Среди прочего, мы узнаем из нашей социализации, как далеко нужно стоять, когда разговариваем с кем-то другим, мы учимся получать удовольствие от поцелуев, мы учимся стоять и вести себя в лифте, и мы учимся вести себя, когда мы пьяны.Возможно, наиболее важным для настоящего обсуждения является то, что мы особенно изучаем роли нашего общества, обозначенные ранее как компонент социальной структуры. Важность ролей для социального взаимодействия заслуживает дальнейшего обсуждения.

Роли и социальное взаимодействие

Наше предыдущее обсуждение ролей определяло их как поведение, ожидаемое от людей с определенным статусом. Независимо от наших индивидуальных различий, если мы находимся в определенном статусе, ожидается, что все мы будем вести себя соответствующим этому статусу.Таким образом, роли помогают сделать возможным социальное взаимодействие.

Как и предполагалось в нашем примере с покупателями и кассирами, социальное взаимодействие на основе ролей обычно происходит автоматически, и мы часто выполняем свои роли, не задумываясь о них. Фактически, именно поэтому социальное взаимодействие действительно возможно: если бы нам всегда приходилось думать о своих ролях перед их выполнением, социальное взаимодействие было бы медленным, утомительным и чревато ошибками. (Аналогично, если бы актерам в пьесе всегда приходилось читать сценарий перед исполнением своих реплик, как это иногда делает дублер, пьеса была бы медленной и неестественной.) Именно тогда, когда люди нарушают свои роли, важность ролей становится очевидной. Предположим, вы ходили по магазинам в универмаге, и пока вы стояли в очереди, кассир спросил вас, как сложилась ваша сексуальная жизнь! Теперь вы можете ожидать такого интимного вопроса от очень близкого друга, потому что обсуждение интимных вопросов является частью ролей, которые играют близкие друзья, но вы определенно , а не , ожидаете этого от кассира, которого вы не знаете.

Как показывает этот пример, эффективное социальное взаимодействие основывается на общих исходных предположениях или нашем понимании ролей, ожидаемых от людей в данной встрече, которые легко нарушаются, если у кого-то хватит на это наглости.Если они нарушаются, социальный порядок вполне может нарушиться, что вы быстро обнаружите, если осмелитесь спросить кассира, как сложилась ее или его сексуальная жизнь, или если два ученика, сидящие в классе, нарушили свою ученическую роль, страстно целовавшись друг с другом. Социолог Гарольд Гарфинкель (1967) утверждал, что подобные неожиданные события подчеркивают хрупкость социального порядка и напоминают нам, что люди постоянно конструируют социальную реальность ситуаций, в которых они оказываются. Чтобы проиллюстрировать свою точку зрения, он попросил своих учеников провести серию экспериментов, в том числе вести себя как незнакомец в доме своих родителей.Неудивительно, что их родители быстро растерялись и задались вопросом, что колледж делает с их дочерьми и сыновьями!

Эти примеры показывают, что социальная реальность в значительной степени социально сконструирована. Это то, что мы делаем из этого, и люди, которые взаимодействуют, помогают конструировать реальность ситуации, в которой они взаимодействуют. Социологи называют этот процесс социальным конструированием реальности (Berger & Luckmann, 1963). Хотя обычно мы попадаем в ситуацию с общим пониманием того, что должно произойти, по мере продолжения взаимодействия акторы продолжают определять ситуацию и, таким образом, конструировать ее реальность.Этот взгляд лежит в основе символической интеракционистской точки зрения и помогает нам понять, как и почему роли (или, точнее, наше понимание того, какое поведение ожидается от человека с определенным статусом) делают возможным социальное взаимодействие.

Роли и личности

Роли помогают нам взаимодействовать и делают возможным социальный порядок, но они могут даже формировать нашу личность. Идея здесь в том, что если мы берем на себя новую роль, ожидания от этой роли могут изменить то, как мы взаимодействуем с другими, и даже то, как мы думаем о себе.Короче говоря, роли могут изменить наших личностей.

Роли могут формировать личность. Когда люди становятся полицейскими, характер их работы может побуждать их действовать и мыслить более авторитарно.

Яркий пример этого эффекта - история профессора уголовного правосудия из Флориды по имени Джордж Киркхэм. На своих уроках Киркхэм критиковал жестокость, с которой полиция обращалась с подозреваемыми и другими гражданами.Однажды некоторые полицейские на одном из его классов сказали, что Киркхэм не может понять, что значит быть офицером полиции, и предложили ему стать им. Он принял вызов, поступив в полицейскую академию и пройдя обычную программу обучения для всех новобранцев. Киркхэм (1984) позже рассказал о том, что произошло в первые несколько дней его работы. В одном из эпизодов он и его напарник-ветеран зашли в бар, где пьяный покровитель создавал проблемы. Киркхэм вежливо попросил покровителя выйти с ним на улицу.Очевидно удивленный вежливостью этого нового полицейского, мужчина вместо этого замахнулся на Киркхема и нанес ему удар. Киркхэм не мог поверить, что это произошло, и был вынужден подчинить своего нападавшего. В другом эпизоде ​​Киркхэм и его партнер проверяли водителя машины, припаркованной вдвое. Вскоре собралась уродливая толпа и начала угрожать. Встревоженный Киркхэм открыл багажник своей машины и вытащил дробовик, чтобы отогнать толпу. Рассказывая об этом эпизоде, Киркхэм написал, что как профессор он быстро осудил бы полицейского, которым стал теперь.За несколько коротких дней он превратился из вежливого, доброго профессора в грубого и злого полицейского. Изменилась его роль, а вместе с ней и его личность.

Проблемы с ролями

Роли помогают нашему взаимодействию протекать гладко и автоматически и, к лучшему или худшему, формируют нашу личность. Но роли также могут вызывать разного рода проблемы. Одна из таких проблем - конфликт ролей, который возникает, когда роли наших многочисленных статусов конфликтуют друг с другом. Например, вы студент и родитель.Ваш трехлетний ребенок заболел. Теперь у вас есть конфликт между вашей ролью родителя и вашей ролью ученика. Чтобы выполнять свою роль родителя, вы должны оставаться дома со своим больным ребенком. Чтобы выполнить свою роль студента, вы должны пойти на занятия и сдать большой экзамен, который был запланирован несколько недель назад. Что вы делаете?

Рисунок 5.3 Пример конфликта ролей

Родители часто могут испытывать ролевой конфликт, связанный с тем, что у них есть как родительские, так и рабочие обязанности.

Ясно одно: нельзя одновременно выполнять обе роли. Чтобы разрешить ролевой конфликт, нам обычно приходится выбирать между одной ролью и другой, что часто бывает трудным выбором. В этом примере, если вы заботитесь о своем ребенке, вы пропускаете уроки и экзамен; если вы ходите на занятия, вам придется оставить ребенка дома одного, что является недопустимым и незаконным вариантом. Другой способ разрешить конфликт ролей - найти альтернативу, которая отвечала бы потребностям ваших конфликтующих ролей.В нашем примере с больным ребенком вы можете найти кого-нибудь, кто будет присматривать за вашим ребенком, пока вы не вернетесь с занятий. Такие альтернативы, конечно, желательно найти, но, к сожалению, они не всегда появляются. Если конфликт ролей становится слишком частым и серьезным, последний вариант - вообще оставить один из своих статусов. В нашем примере, если вам слишком сложно совмещать роли родителя и ученика, вы можете перестать быть родителем - вряд ли! - или, что более вероятно, взять отпуск из школы, пока ваш ребенок не станет старше.Большинство из нас в таких обстоятельствах постараются изо всех сил избегать этого.

Другая проблема, связанная с ролями, называется ролевым напряжением. Здесь у вас есть один статус и связанная с ним роль, которая вызывает проблемы из-за всех требований, поступающих к вам от людей в других статусах, с которыми связан ваш собственный статус. Предположим, вы были директором средней школы. В своей единственной роли директора вы входите в контакт с людьми в нескольких разных статусах: учителями, учениками, опекунами и вспомогательным персоналом, суперинтендантом, членами школьного совета, сообществом в целом и средствами массовой информации.Эти статусы могут предъявлять конкурирующие требования к вам в вашей единственной роли в качестве принципала. Например, если в вашей средней школе действует дресс-код, ученики могут захотеть, чтобы вы его отменили, учителя и суперинтендант могут захотеть, чтобы вы его сохранили, и, возможно, школьный совет согласится с учениками. Пытаясь угодить всем этим конкурирующим фракциям, вы наверняка можете испытать некоторую ролевую нагрузку!

Третий тип ролевых проблем возникает, когда мы занимаем статус, роль которого требует определенного типа личности, отличного от того, который у нас есть на самом деле.Вы можете представить себе полицейского, который боялся оружия? Спортсмен, который не был конкурентоспособным? Стюардесса, которая не любила помогать людям или боялась летать? Хотя большинство людей избегают такого рода ролевых проблем, не беря на себя роль, для которой их личность не подходит, тем не менее, такие проблемы возникают. Например, некоторые люди, которые не любят детей и не имеют терпения быть хорошими родителями, все равно становятся родителями. В другом примере ваш автор однажды знал нового профессора, который ужасно нервничал, читая лекции перед студентами.Вы можете задаться вопросом, почему он вообще стал профессором, но, вероятно, он просто так любил эту тему, что думал, что преодолеет свою нервозность. Он не делал.

Драматургия и управление впечатлениями

С социологической точки зрения большую часть нашего социального взаимодействия можно понять, сравнив его с представлением в пьесе. Как и во многих других вещах, Шекспир сказал это лучше всего, когда написал:



Весь мир - сцена,
И все мужчины и женщины просто игроки.
У них есть свои выходы и свои входы;
И один человек в свое время играет много ролей. (Как вам это понравится, действие II, сцена 7)

С этой точки зрения, у каждого человека есть много ролей или ролей, которые он должен играть в обществе, и многие из этих ролей определяют, как мы должны взаимодействовать в той или иной ситуации. Эти роли существуют до того, как мы родились, и продолжаются еще долгое время после нашей смерти. Таким образом, культура общества похожа на сценарий пьесы. Подобно тому, как актеры в пьесе учатся, какие реплики произносить, где стоять на сцене, как располагать свои тела и многое другое, так и мы, как члены общества, узнаем роли, которые определяют, как мы должны взаимодействовать.

Эта фундаментальная метафора была разработана и популяризирована социологом Эрвингом Гоффманом (1959) в том, что он назвал драматургическим подходом. Под этим он имел в виду, что мы можем понимать социальное взаимодействие, как если бы это было театральное представление. Взаимодействующие люди являются актерами на сцене, их слова и действия эквивалентны ролям, которые играют актеры, а любые люди, наблюдающие за их взаимодействием, эквивалентны зрителям в спектакле. Социологи Джонатан Х. Тернер и Ян Э. Стетс (2006, стр.26) резюмирует этот подход: «Люди, по сути, являются драматическими актерами на сцене, играющими роли, продиктованные культурой, и, как и всему театру, им дается некоторая драматическая лицензия на то, как они играют роли, при условии, что они тоже не отклоняются. далек от эмоционального сценария, обеспечиваемого культурой ».

В драматургическом подходе Эрвинга Гоффмана социальное взаимодействие сравнивалось с игрой в театральном представлении.

Помимо этих аспектов своей театральной аналогии, Гоффман также подчеркнул, что представление себя направляет социальное взаимодействие так же, как оно направляет поведение в пьесе.Он писал, что актеры в пьесе стремятся действовать правильно, что, как минимум, означает, что им нужно правильно произносить свои реплики и другими способами исполнять свои роли в том виде, в котором они были написаны. Они стараются передать впечатление своего персонажа, которое имел в виду драматург, когда писалась пьеса, и режиссер, когда ее ставили.

Гоффман писал, что такое управление впечатлениями также направляет социальное взаимодействие в повседневной жизни. Когда люди взаимодействуют, они обычно стараются произвести положительное впечатление о себе на людей, с которыми они взаимодействуют.Наше поведение на собеседовании резко отличается (каламбур) от поведения на вечеринке. Таким образом, ключевым аспектом социального взаимодействия является попытка управлять впечатлениями, которые мы передаем людям, с которыми взаимодействуем. Обычно мы сознательно или бессознательно делаем все возможное, чтобы управлять впечатлениями, которые мы передаем другим, и таким образом вызывать у них реакции, которые доставят нам удовольствие.

Гоффман писал о других аспектах социального взаимодействия, которые влияют на наши усилия по управлению этими впечатлениями.Снова используя свою драматургическую метафору, он сказал, что какое-то взаимодействие происходит в «передней части сцены» или передней области, в то время как другое взаимодействие происходит в «закулисной» или задней области (Goffman, 1959, стр. 128). В пьесе, конечно, зрители видят сцену, и это, очевидно, место, где актеры исполняют свои роли. За кулисами они могут делать все, что хотят, и публика не будет знать, что они делают (пока они молчат). Большая часть нашего повседневного взаимодействия проходит на сцене, где публика может видеть все, что мы делаем, и слышать все, что мы говорим.Но мы также проводим много времени за кулисами в одиночестве, когда можем делать и говорить наедине (например, петь в душе), что мы не осмелились бы сделать или сказать публично.

Социальное взаимодействие предполагает управление впечатлениями. То, как студент ведет себя с профессором, вероятно, сильно отличается от того, как тот же студент ведет себя в городе с друзьями.

То, как мы одеваемся, также является одной из форм управления впечатлениями. Независимо от того, какую одежду вы носите, вы остаетесь одним и тем же человеком, но если вы оденетесь для собеседования при приеме на работу так же, как для вечеринки (если использовать наш предыдущий пример), человек, проводящий собеседование, произведет впечатление, которое вы, возможно, не захотите производить.Если бы вы пришли на прием к врачу, и ваш врач был в купальном костюме, разве вам не было бы немного не по себе?

Социология имеет значение

Управление впечатлением и собеседование

Концепция управления впечатлениями Эрвинга Гоффмана (1959), обсуждаемая в тексте, является одним из ключевых социологических открытий для понимания социального взаимодействия. Одна из причин, по которой эта концепция оказалась настолько полезной, и одна из причин, по которой она интересует многих студентов колледжей, заключается в том, что управление впечатлениями имеет такое практическое значение.Любой, кто пошел на первое свидание или прошел собеседование при приеме на работу, может сразу понять, что управление впечатлением - это то, чем мы все занимаемся, и сразу же понять важность эффективного управления впечатлением .

Управление впечатлением важно во многих ситуациях и ситуациях, но, возможно, особенно важно во время собеседования. Многие научные публикации и руководства по поиску работы подчеркивают важность правильного управления впечатлениями во время собеседования, особенно собеседования для получения хорошо оплачиваемой работы на полный рабочий день, в отличие от работы в фаст-фуде или чего-то подобного (Ван Иддекинг, МакФарланд , & Raymark, 2007).Стратегии, которые они обсуждают, включают управление впечатлением, включающее одежду, язык тела и другие аспекты социального взаимодействия. Советы при собеседовании, которые они рекомендуют, включают: (а) профессионально одеться, (б) рано прийти на собеседование, (в) крепко пожать руку, улыбаясь и смотреть интервьюеру в глаза, (г) сидеть в удобной, но прямой позе, не перекрещивая себя. руки, (e) поддержание зрительного контакта с интервьюером на протяжении всего интервью, и (f) рукопожатие в конце интервью и выражение благодарности.

Эти стратегии и советы, вероятно, более знакомы студентам из богатых семей, чем людям из рабочего класса, которые не учились в колледже. Социологи подчеркивают важность культурного капитала или отношений, навыков и знаний, которые позволяют людям достичь более высокого социального статуса (Bourdieu & Passeron, 1990). Люди, которые растут в бедности или почти бедности, в том числе непропорционально большое количество цветных, менее склонны к обладанию культурным капиталом, чем те, кто вырос в гораздо более богатых условиях.Отношения, навыки и знания, которыми многие студенты обладают и которые считают само собой разумеющимися, в том числе о том, как вести себя во время собеседования, гораздо менее знакомы людям, которые растут без культурного капитала. Выражаясь социологическим языком, они гораздо меньше знают о том, как управлять своими впечатлениями во время собеседования, если они его получат, и, следовательно, с меньшей вероятностью будут приняты на работу после собеседования.

По этой причине многие государственные и частные агентства в бедных и рабочих сообществах по всей стране регулярно проводят семинары по навыкам прохождения собеседований.На этих семинарах особое внимание уделяется стратегиям, аналогичным описанным ранее. Одной из многих организаций, предлагающих эти семинары и оказывающих сопутствующие услуги, является Городская лига Лос-Анджелеса (http://www.laul.org/milken-family-literacy-and-youth-training-center) через свою организацию Milken Family Literacy and Центр обучения молодежи. Согласно его веб-сайту, этот центр «предоставляет комплексную систему услуг, программ и услуг, чтобы помочь молодежи и взрослым в развитии навыков, необходимых для конкуренции и получения значимой работы.«Многое из того, что молодые и взрослые, посещающие его семинары и другие программы, учатся, - это навыки управления впечатлениями, которые помогают им найти работу. Концепция Гоффмана помогает изменить мир к лучшему.

Частные лица занимаются управлением впечатлениями, но также и группы и организации. Рассмотрим только что упомянутый визит к врачу. Кабинет врача обычно «выглядит» определенным образом. Он чистый, с ковровым покрытием, красивой мебелью и такими журналами, как People , Time и Sports Illustrated .Такой кабинет убеждает пациентов, создавая впечатление, что врач и персонал являются компетентными профессионалами. Представьте, что вы вошли в кабинет врача и увидели рваные ковровые покрытия, сломанную мебель и журналы, такие как Maxim и Playboy . Какова была бы ваша мгновенная реакция? Как скоро ты развернешься и уйдешь из офиса? Как показывает этот фантастический пример, управление впечатлениями критически важно как для групп и организаций, так и для отдельных лиц.

Управление оттисками осуществляется с помощью физических настроек. Эти два заведения общественного питания передают совершенно разные впечатления о качестве еды и обслуживания, на которые могут рассчитывать посетители.

Жизнь наполнена оттисками. Сравните обстановку вашего любимого ресторана быстрого питания с интерьером очень дорогого ресторана, с которым вы, возможно, знакомы. Сравните внешний вид, одежду и поведение официантов и другого персонала в двух заведениях.Дорогой ресторан пытается создать впечатление, что еда будет восхитительной, а время, проведенное в нем, будет незабываемым и стоит потраченных денег. Ресторан быстрого питания пытается произвести прямо противоположное впечатление. На самом деле, если бы это выглядело слишком модно, вы, вероятно, подумали бы, что это слишком дорого.

Некоторые люди прилагают большие усилия, чтобы управлять впечатлениями, которые они производят. Вы, вероятно, сделали это на собеседовании или на свидании. В Нью-Йорке, столице книгоиздания, редакторы крупных издательских компаний и «суперагенты» авторов очень внимательно относятся к впечатлениям, которые они передают, потому что большая часть издательской индустрии зависит от сплетен, впечатлений и развития взаимопонимания.Редакторы и агенты часто вместе обедают в одном из немногих очень дорогих «силовых» ресторанов, где их присутствие обязательно нужно отметить. Издатели или старшие редакторы, которые обедают в этих ресторанах, будут есть только со знаменитыми авторами, другими старшими редакторами или издателями или важными агентами. Такие агенты редко обедают с младшими редакторами, которым «разрешено» есть только с младшими агентами. Еда с кем-то «ниже» вашего положения создаст неправильное впечатление (Arnold, 1998).

Эмоции и социальное взаимодействие

Когда мы взаимодействуем с другими людьми, в игру часто вступают определенные эмоции - чувства, которые начинаются со стимула и часто связаны с психологическими изменениями и желанием совершить определенные действия.Чтобы понять социальное взаимодействие, полезно понять, как возникают эти эмоции и как они влияют и на них влияет социальное взаимодействие.

Неудивительно, что эволюционные биологи и социологи расходятся во взглядах на происхождение эмоций. Многие биологи-эволюционисты думают, что человеческие эмоции существуют сегодня, потому что они давали эволюционное преимущество, когда человеческая цивилизация началась эоны назад (Плутчик, 2001). При таком способе мышления такая эмоция, как страх, могла бы помочь доисторическим людям (а также другим приматам и организмам) выжить, позволив им распознавать опасные ситуации и избегать их.Таким образом, люди, которые могли чувствовать страх и действовать в соответствии со страхом, имели больше шансов выжить, чем те, кто не мог. Таким образом, страх стал биологическим инстинктом и частью нашего генетического наследия. Тот факт, что эмоции, такие как гнев, страх, ненависть, радость, любовь и печаль, встречаются во всем мире и в каждой культуре, предполагает, что эмоции действительно являются частью нашей биологической структуры как человека.

В отличие от эволюционного подхода, социологический подход подчеркивает, что эмоции социально сконструированы (Turner & Stets, 2006).Если вспомнить наше предыдущее обсуждение социального конструирования реальности, это означает, что люди учатся у своей культуры и своего социального взаимодействия, какие эмоции уместно проявлять в каких ситуациях. В частности, статусы и связанные с ними роли включают ожидания определенных эмоций, которые подходят или не подходят для данного статуса в данной социальной среде. Ожидается, что кто-то, пришедший на свадьбу, будет выглядеть и рад за пару, собирающуюся пожениться. Ожидается, что кто-то на похоронах будет выглядеть и скорбеть.Эмоции социально сконструированы, потому что они возникают из ролей, которые мы играем, и ситуаций, в которых мы находимся.

Социологи подчеркивают, что эмоции социально сконструированы, поскольку они возникают из ожиданий определенных ролей в определенных условиях. Поскольку мы ожидаем, что люди будут испытывать совершенно разные эмоции на свадьбах и похоронах, они обычно испытывают эти эмоции.

Эллиот Хармон - Свадьба - CC BY-SA 2.0; spazbot29 - Похороны - CC BY-SA 2.0.

Не говоря уже об истоках эмоций, эмоции по-прежнему играют важную роль в социальном взаимодействии, а социальное взаимодействие порождает эмоции. Соответственно, социологи обсудили многие аспекты эмоций и социального взаимодействия (Turner & Stets, 2006), некоторые из которых мы описываем здесь. Одним из важных аспектов является то, что неискренних проявлений эмоций могут быть использованы для манипулирования ситуацией. Например, ребенок или взрослый может плакать, чтобы завоевать сочувствие, и это явление обычно называют «крокодиловыми слезами».«Основной элемент многих романов и фильмов - притвориться сожалением о том, что богатый пожилой родственник очень болен, чтобы завоевать место в завещании родственника. Однако по той же причине люди, демонстрирующие неуместные эмоции, рискуют получить неодобрение со стороны общества. Если вы присутствуете на похоронах кого-то, кого вы не очень хорошо знали, и от скуки вспомните недавний эпизод The Simpsons , который заставляет вас хихикать, взгляды, которые вы получите, дадут понять, что ваше эмоциональное проявление совершенно неуместно.

Как показывает этот пример, второй аспект эмоций заключается в том, что мы часто оказываемся в ситуациях, которые «требуют» определенных эмоций, которых мы просто не чувствуем. Это несоответствие заставляет большинство из нас управлять своими эмоциями, чтобы избежать социального неодобрения, - процесс, называемый эмоциональной работой (Hochschild, 1983). В свою очередь, необходимость заниматься эмоциональной работой часто приводит к тому, что мы испытываем другие эмоции, такие как гнев или разочарование.

Третий аспект заключается в том, что пол влияет на эмоции, которые мы испытываем и отображаем.В социологии работа над гендером и эмоциями часто подпадает под более широкую тему женственности и мужественности как выражения гендерных ролей, которые более подробно рассматриваются в главе 11 «Гендер и гендерное неравенство». Здесь достаточно сказать, рискуя показаться стереотипным, что определенные гендерные различия в эмоциях и их проявлении действительно существуют. Например, женщины плачут чаще и интенсивнее, чем мужчины, а мужчины внешне выражают гнев гораздо чаще, чем женщины. Ключевой вопрос заключается в том, проистекают ли гендерные различия в эмоциях (как и другие гендерные различия) в большей степени из биологии или в большей степени из культуры, социализации и другого социального происхождения.Глава 11 «Гендер и гендерное неравенство» снова посвящена этой основной дискуссии при изучении гендера.

По словам социолога Джонатана Тернера, положительные эмоции чаще встречаются среди богатых, а отрицательные - среди бедных.

Последний аспект заключается в том, что эмоции различаются в зависимости от социальных классов. Джонатан Тернер (2010) отмечает, что некоторые эмоции, такие как счастье и доверие, являются положительными эмоциями, тогда как другие эмоции, такие как гнев, страх и печаль, являются отрицательными.По его словам, положительные эмоции приводят к более успешному социальному взаимодействию и помогают получить необходимые ресурсы (например, веселое поведение и уверенность в себе могут помочь получить высокооплачиваемую работу или привлечь романтического партнера), тогда как отрицательные эмоции имеют противоположный эффект. Он добавляет, что положительные эмоции чаще встречаются среди высших социальных классов, в то время как отрицательные эмоции чаще встречаются среди более бедных социальных классов. Таким образом, эмоции являются «ценным ресурсом, который распределяется неравномерно» (Turner, 2010, стр.189–190). Высшие классы получают выгоду от своих положительных эмоций, в то время как низшие классы страдают от различных проблем из-за своих отрицательных эмоций. Таким образом, различие положительных и отрицательных эмоций в социальных классах способствует усилению социального неравенства.

Невербальное социальное взаимодействие

Социальное взаимодействие бывает вербальным и невербальным. Как обсуждалось в главе 3 «Культура», культура сильно влияет на невербальное общение или способы общения, не связанные с разговором.Невербальное общение включает в себя жесты, которые мы используем, и то, как далеко мы стоим, когда разговариваем с кем-то. Когда мы разговариваем с кем-то, происходит гораздо больше невербального взаимодействия, чем жесты и отстранение. Мы можем улыбаться, смеяться, хмуриться, гримасничать или использовать любое количество других выражений лица (осознавая или не осознавая, что мы делаем это), которые позволяют людям, с которыми мы взаимодействуем, узнать, как мы относимся к тому, что мы говорим или они говорят. . Часто то, как мы действуем невербально, не менее важно, а иногда даже важнее, чем то, что говорят наши уста.

Поза тела - это еще одна форма невербального общения, которая часто сочетается с выражением лица, чтобы передать то, что человек чувствует. Люди, которые разгневаны, могут скрестить руки или стоять, уперев руки в бедра, и пристально смотреть на кого-то. Кто-то, ссутулившись в кресле, выглядит либо очень комфортно, либо очень скучно, и ни одна поза не та, которую вы бы хотели использовать на собеседовании для работы, которую действительно хотели бы получить. Во время флирта мужчины и женщины могут принимать определенные позы.Сознательно или нет, они сидят или встают определенным образом, что свидетельствует о том, что они романтически заинтересованы в конкретном человеке и надеются, что этот человек вернет этот интерес.

Уроки других обществ

Личное пространство и отдельное положение: почему люди из других стран думают, что американцы холодны и далеки

Как обсуждается в тексте, один из аспектов невербального взаимодействия заключается в том, насколько далеко мы отстаем от того, с кем разговариваем. Чтобы развить мысль, впервые упомянутую в главе 2 «Взгляд на общество: проведение социологических исследований», американцы и граждане Великобритании и североевропейских стран обычно стоят на расстоянии трех-четырех футов от кого-то, кто является незнакомцем или знакомым.Если мы приближаемся к этому человеку без необходимости быть ближе - то есть мы не находимся в переполненном лифте, баре или другом месте, в котором невозможно отойти дальше друг от друга, - мы чувствуем себя некомфортно.

Напротив, люди во многих частях света - в Южной и Центральной Америке, Африке, на Ближнем Востоке и в странах Западной Европы, таких как Франция, Испания и Италия - стоят гораздо ближе к тому, с кем они разговаривают. В этих странах люди во время разговора стоят на расстоянии всего 9-15 дюймов друг от друга.Если кто-то по какой-то причине хотел отойти еще на два фута, представитель одной из этих наций посчитал бы этого человека недружелюбным и вполне мог почувствовать себя оскорбленным (Ting-Toomey, 1999; Samovar, Porter, & McDaniel, 2010).

Ваш автор однажды попал в такую ​​ситуацию в штате Мэн. Я разговаривал с профессором из ближневосточной страны, который стоял очень близко ко мне. Чтобы чувствовать себя более комфортно, я отступил на шаг или два, даже не осознавая этого. Профессор двинулся вперед, видимо, для того, чтобы самому чувствовать себя комфортнее, а затем я отступил.Он снова двинулся вперед, и я снова двинулся назад. За несколько минут мы переместились на 20-30 футов!

Когда американцы путешествуют за границу, неофициальные данные показывают, что они часто думают, что люди в других странах настойчивы и требовательны, и что эти граждане относятся к американцам как к холодным и отчужденным (Ellsworth, 2005). Хотя между американцами и людьми из других стран существует много культурных различий, личное пространство - одно из самых важных различий. Этот факт является важным уроком для любого американца, выезжающего за границу, а также демонстрирует значение культуры для поведения и, следовательно, ценность социологической точки зрения.

Как и в случае с эмоциями, пол, по-видимому, влияет на невербальное общение людей (Hall, 2006). Например, ряд исследований показывает, что женщины чаще, чем мужчины, улыбаются, кивают и имеют более выразительные лица. И снова биологи и социологи расходятся во мнениях относительно происхождения этих и других гендерных различий в невербальном общении, при этом социологи приписывают различия гендерным ролям, культуре и социализации.

Исследования показывают, что женщины обычно улыбаются чаще, чем мужчины.Биологи и социологи расходятся во мнениях относительно происхождения гендерных различий в невербальном общении.

Гендерные различия существуют также в двух других формах невербального взаимодействия: зрительном контакте и прикосновении. Женщины чаще, чем мужчины, смотрят прямо в глаза людям, с которыми они взаимодействуют, - процесс, называемый пристальным взглядом . Такое пристальное внимание предназначено для выражения интереса к взаимодействию и отсутствия угрозы. С другой стороны, мужчины более склонны, чем женщины, смотреть на кого-то действительно угрожающим взглядом.Мужчина может пристально смотреть на мужчину, потому что ему не нравится то, что другой мужчина сказал или сделал; мужчина может смотреть на женщину, потому что смотрит на нее как на сексуальный объект. Прикасаясь, мужчины чаще, чем женщины, прикасаются к кому-то, особенно если это женщина; например, ведя ее через дверной проем, он мог бы положить руку ей за руку или за спину. С другой стороны, женщины с большей вероятностью, чем мужчины, прикасаются к себе, когда разговаривают с кем-то, и этот процесс называется прикосновением к себе .Таким образом, если женщина говорит: «Я думаю, что…», она может кратко коснуться области чуть ниже шеи, чтобы обратиться к себе. Мужчины реже относятся к себе подобным образом.

Основные выводы

  • Драматургический подход уподобляет социальное взаимодействие драматической постановке.
  • Люди обычно пытаются управлять впечатлением, которое они производят при взаимодействии с другими. Социальное взаимодействие можно понимать как серию попыток управления впечатлениями.
  • Различные виды ролевого напряжения и проблемы часто возникают, когда люди пытаются выполнять роли, ожидаемые от них из многих статусов, которые они занимают.
  • Эмоции и невербальное общение - важные компоненты социального взаимодействия. Социологи и биологи расходятся во мнениях относительно происхождения гендерных различий в этих двух компонентах.

для вашего обзора

  1. Опишите недавний пример того, как вы пытались управлять впечатлением, которое вы производили в социальном взаимодействии.
  2. Опишите недавний пример проблемы с ролями, с которой вы столкнулись, и что вы сделали, чтобы уменьшить эту проблему.
  3. Если бы вы руководили нашим обществом, какую практику социализации вы бы больше всего пытались изменить, чтобы улучшить наше общество? Поясните свой ответ.
Улучшение социального взаимодействия: что предлагает социология

Если цель этой книги - помочь вам лучше понять себя и окружающий вас социальный мир, то социологическое понимание социального взаимодействия должно помочь вашему собственному социальному взаимодействию, а также взаимодействию других людей.

Мы видим доказательства практической ценности социологического понимания во вставках «Социология, имеющая значение» и «Уроки других обществ» в этой главе.Во вставке «Социология меняет мир» обсуждалось влияние, которое концепция Гоффмана об управлении впечатлением оказала на поиск работы в целом и, в частности, на усилия по повышению шансов трудоустройства бедных и цветных людей. Во вставке «Уроки других обществ» обсуждалось, почему американцам иногда трудно общаться с людьми за границей. Различия в личном пространстве могут вызвать обиду между американцами и людьми из других стран.

Если мы осознаем важность управления впечатлениями, мы можем лучше осознавать впечатления, которые мы производим в наших повседневных взаимодействиях, будь то беседа с профессором, собеседование при приеме на работу, выход на первое свидание. , или разговаривая с полицейским, остановившим вас.Точно так же, если мы осознаем важность личного пространства, мы можем улучшить наше взаимодействие с людьми с разным культурным происхождением. Таким образом, если мы американцы североевропейского происхождения и взаимодействуем с людьми из других стран, мы можем осознавать, что физическая дистанция имеет значение, и, возможно, стоим ближе к кому-то, чем мы обычно можем чувствовать себя комфортно, чтобы помочь другому человеку чувствовать себя более комфортно и нравиться. нам больше. И наоборот, читатели, не являющиеся американцами североевропейского происхождения, могут отступить на шаг или два назад, чтобы достичь тех же целей.

Чтобы проиллюстрировать важность улучшения социального взаимодействия между людьми из разных культур, федеральное правительство подготовило документ под названием «Развитие культурной компетентности в программах психического здоровья в случае стихийных бедствий: руководящие принципы и рекомендации» (http: // mentalhealth. Samhsa.gov/ публикации / allpubs / sma03-3828 / sectiontwo.asp). Этот документ предназначен для помощи специалистам в области психического здоровья, которые помогают жертвам стихийных бедствий в других странах или в Соединенных Штатах.Он предупреждает профессионалов о том, что культурные различия могут препятствовать их усилиям по оказанию помощи жертвам: «Как вербальное, так и невербальное общение могут быть препятствиями на пути к эффективному консультированию в кризисных ситуациях, когда выжившие и работники принадлежат к разным культурам. Культура влияет на то, как люди выражают свои чувства, а также на то, какие чувства уместно выражать в данной ситуации. Неспособность общаться может заставить обе стороны чувствовать себя отчужденными и беспомощными ». Он также советует профессионалам осознавать потребности в личном пространстве людей, которым они пытаются помочь: «Человек из одной субкультуры может прикоснуться к другой или приблизиться к ней в качестве дружеского жеста, тогда как кто-то из другой культуры может счесть такое поведение агрессивным. .Консультанты по вопросам стихийных бедствий должны искать ключи к разгадке потребности выжившего в пространстве. Такие подсказки могут включать, например, отодвинуть стул назад или подойти ближе ». Как ясно говорится в этом документе, если мы сможем опираться на социологическое понимание для улучшения наших навыков социального взаимодействия, мы сможем помочь не только себе, но и людям из других культур.

Список литературы

Арнольд М. (1998, 11 июня). Искусство прелюдии за столом. Нью-Йорк Таймс , стр. B3.

Бергер, П., & Лакманн, Т. (1963). Социальное конструирование реальности . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Doubleday.

Bourdieu, P., & Passeron, J.-C. (1990). Воспроизведение в образовании, обществе и культуре . Ньюбери-Парк, Калифорния: Сейдж.

Эллсуорт, М. (12 декабря 2005 г.). Пересечение культур - личное пространство. ExPatFacts . Получено с http://www.expatfacts.com/2005/12/crossing_cultures_personal_spa.html.

Гарфинкель, Х. (1967). Исследования по этнометодологии .Кембридж, Англия: Polity Press.

Гоффман Э. (1959). Представление себя в повседневной жизни . Гарден-Сити, Нью-Йорк: Даблдей.

Холл, Дж. А. (2006). Невербальное общение женщин и мужчин: сходства, различия, стереотипы и происхождение. В В. Манусов и М. Л. Паттерсон (ред.), The Sage. Справочник невербального общения (стр. 201–218). Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

Хохшильд, А. Р. (1983). Управляемое сердце: коммерциализация человеческих чувств .Беркли: Калифорнийский университет Press.

Киркхэм, Г. Л. (1984). Уличные уроки профессора. В R. G. Culbertson (Ed.), «Порядок согласно закону»: Чтения по уголовному правосудию (стр. 77–89). Проспект Хайтс, Иллинойс: Waveland Press.

Плутчик Р. (2001). Природа эмоций. Американский ученый, 89 , 344–350.

Тинг-Туми, С. (1999). Общение между культурами . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; Самовар, Л. А., Портер, Р. Э., и МакДэниел, Э.Р. (2010). Общение между культурами (7-е изд.). Бостон, Массачусетс: Уодсворт.

Тернер, Дж. Х., & Стетс, Дж. Э. (2006). Социологические теории человеческих эмоций. Ежегодный обзор социологии, 32 , 25–52.

Тернер, Дж. Х. (2010). Стратификация эмоций: некоторые предварительные обобщения. Социологический опрос, 80 , 168–199.

Ван Иддекинге, К. Х., МакФарланд, Л. А., и Реймарк, П. Х. (2007). Антецеденты использования и эффективности управления впечатлениями в структурированном интервью. Журнал менеджмента, 33 , 752–773.

социальных взаимодействий: определение и типы - видео и стенограмма урока

Exchange

Exchange - это самый основной тип социального взаимодействия. Когда люди взаимодействуют с целью получить вознаграждение или вознаграждение за свои действия, происходит обмен. Обмен - это социальный процесс, при котором социальное поведение обменивается на вознаграждение той же или большей ценности. Вознаграждение может быть материальным (зарплата на работе) или нематериальным («спасибо» от коллеги).Теоретики обмена утверждают, что вознаграждаемое поведение имеет тенденцию повторяться; однако, когда затраты на взаимодействие перевешивают вознаграждение, люди, скорее всего, прекратят отношения.

Соревнование

Соревнование - это процесс, с помощью которого два или более человека пытаются достичь цели, которую может достичь только один. Конкуренция - общая черта западных обществ и краеугольный камень капиталистической экономической системы и демократической формы правления. Большинство социологов рассматривают конкуренцию как положительную вещь, которая может мотивировать людей на достижение целей.Однако конкуренция также может привести к психологическому стрессу, отсутствию сотрудничества в социальных отношениях, неравенству и даже конфликтам.

Сотрудничество

Сотрудничество - это процесс, в котором люди работают вместе для достижения общих целей. Сотрудничество - это социальный процесс, который добивается цели; ни одна группа не может выполнить свои задачи или достичь своих целей без сотрудничества со своими членами. Часто сотрудничество сочетается с другими формами взаимодействия, например с конкуренцией.Например, в бейсболе команда будет работать вместе (сотрудничать), пытаясь добиться победы (цель, которую может достичь только одна команда).

Конфликт

Конфликт - это процесс, с помощью которого люди пытаются физически или социально победить друг друга. Вероятно, наиболее очевидным примером конфликта является война, но конфликт также можно продемонстрировать в наших повседневных взаимодействиях, таких как юридические споры и споры по поводу религии и политики. Конфликт может иметь свои положительные функции, такие как укрепление групповых границ и укрепление групповой лояльности за счет сосредоточения внимания на внешней угрозе.Это также может привести к социальным изменениям, выдвигая проблемы на первый план и заставляя противоборствующие стороны искать решения.

Принуждение

Последний тип взаимодействия, принуждение , - это процесс, с помощью которого люди заставляют друг друга делать что-то против своей воли - в конечном счете, основываясь на силе. Правительство иногда использует принуждение официальными средствами, например, полицейский пытается подчинить себе подданного. Принуждение также может происходить при личном общении, например, в ситуациях домашнего насилия или изнасилования.

Краткое содержание урока

Вкратце, социальное взаимодействие включает в себя действия, которые люди совершают по отношению друг к другу, и ответы, которые они дают в ответ. Социальные взаимодействия обычно делятся на пять типов. Обмен - это социальный процесс, при котором социальное поведение обменивается на вознаграждение той же или большей ценности. Конкуренция - это процесс, с помощью которого два или более человека пытаются достичь цели, которую может достичь только один. Сотрудничество - это процесс, в котором люди работают вместе для достижения общих целей. Конфликт - это процесс, с помощью которого люди пытаются физически или социально победить друг друга. Наконец, принуждение - это процесс, с помощью которого люди заставляют других делать что-то против своей воли - в конечном счете, основываясь на силе.

Результаты обучения

После этого урока вы сможете:

  • Описывать концепцию социального взаимодействия
  • Объясните пять типов социальных взаимодействий

Что вы почувствовали при этом взаимодействии? Взаимосвязь между качеством повседневного социального опыта и эмоциями у людей с шизофренией и без нее

Abstract

Люди с шизофренией сообщают о положительных эмоциях во время социальных взаимодействий в исследованиях экологической моментальной оценки (EMA); однако немногие из этих исследований исследуют качества социальных взаимодействий (например,g., близость), которые могут повлиять на эмоциональные переживания. В текущем исследовании EMA люди с ( n = 20) и без шизофрении ( n = 15) ответили на вопросы о качестве своего социального взаимодействия, включая их эмоциональные переживания. Мы также исследовали взаимосвязь между социальным опытом, о котором сообщают EMA, и характерным одиночеством, негативными симптомами и социальным функционированием. Люди с шизофренией и без нее не различались по доле времени, проведенного с другими, по данным EMA, степени вовлеченности во время социальных взаимодействий, близости взаимодействий или среднему количеству социальных взаимодействий.И люди с шизофренией, и без нее сообщали о большем количестве положительных, чем отрицательных эмоций во время общения. Однако люди с шизофренией сообщали о большем одиночестве, более серьезных негативных симптомах и нарушениях социального функционирования по сравнению с людьми без шизофрении. Кроме того, определенные качества социальных взаимодействий (интимность взаимодействия, вовлеченность во время взаимодействия) были связаны со счастьем во время взаимодействия только у людей, не страдающих шизофренией. Эти результаты предполагают, что, хотя люди с шизофренией и без нее сообщают о одинаковых показателях социальных эмоциональных переживаний в данный момент, влияние качества социального взаимодействия на эмоции может различаться в разных группах.

Образец цитирования: Mote J, Gard DE, Gonzalez R, Fulford D (2019) Как вы себя почувствовали при этом взаимодействии? Взаимосвязь между качеством повседневного социального опыта и эмоциями у людей с шизофренией и без нее. PLoS ONE 14 (9): e0223003. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0223003

Редактор: Сара Хоуп Линкольн, Гарвардский университет, США

Поступила: 21 мая 2019 г .; Одобрена: 11 сентября 2019 г .; Опубликован: 30 сентября 2019 г.

Авторские права: © 2019 Mote et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в документе и его файлах с вспомогательной информацией.

Финансирование: Авторы не получали специального финансирования на эту работу.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

«А мы сидим и пьем кофе / Умирая в своем безразличии / Как ракушки на берегу / Слышен рев океана / И болтающийся разговор / И поверхностные вздохи / Границы нашей жизни» [1].

Социальные нарушения, включая трудности с социальными навыками, познанием и мотивацией, являются кардинальной особенностью шизофрении (ШЗ) [2–4]. Люди с СЗ также сообщают о социальной ангедонии или отсутствии удовольствия, связанного с социальным опытом [5,6].Ангедония, как социальная, так и несоциальная, является компонентом негативных симптомов, связанных с функциональными нарушениями, которые остаются стабильными на протяжении всего заболевания [7]. Однако фундаментальные исследования в контролируемых условиях показывают, что люди с СЗ имеют неизменный гедонистический опыт в присутствии позитивно-валентных стимулов [8], а также доказательства неизменного гедонического опыта при наличии позитивных социальных взаимодействий [9,10]. Возможно, люди с СЗ испытывают социальное удовольствие в данный момент, но не сообщают об этом опыте из-за особенностей метода клинической оценки и оценки на основе характеристик (например,g., ретроспективная отчетность, агрегирование эмоциональных переживаний с течением времени). Таким образом, мы все еще относительно мало знаем о , когда или , в каких контекстах человек с СЗ могут (или не могут) испытывать снижение социального удовольствия.

Экологическая мгновенная оценка (EMA), также известная как метод выборки опыта, позволяет участникам сообщать об опыте, который происходит в повседневной жизни [11]. Участникам несколько раз в день в течение дней или недель дают сигналы ответить на краткие вопросы об их текущем опыте.Используя EMA, участники могут сообщать о качествах социального опыта во время (или сразу после) определенного социального взаимодействия. Большинство исследований EMA показали, что люди с СЗ проводят примерно столько же времени с другими, чем здоровые люди из контрольной группы [12–15]. Люди с СЗ и без него также не различаются по степени вовлеченности, о которой они сообщают, в данном социальном взаимодействии [13,16], но см. [17].

Небольшая группа исследований EMA изучала эмоциональный опыт в контексте социальных взаимодействий в SZ.Эти исследования показали, что люди с СЗ сообщают о более позитивном влиянии, когда они находятся с другими, по сравнению с одиночеством [12,18,19], и не отличаются от здоровых людей в контрольной группе по степени положительного аффекта, испытываемого во время социальных взаимодействий [14,19] ]. В меньшем количестве исследований EMA изучались качества социального опыта, которые влияют на переживание социальных эмоций у людей с СЗ. Гранхольм и его коллеги (2013) обнаружили, что люди с СЗ сообщали о большем счастье и меньше печали в ответ на взаимодействия, которые они оценивали как полезные и успешные, а также на взаимодействия, при которых, по их мнению, другие воспринимали их как симпатичных, умных и интересных [20].Однако, насколько нам известно, ни одно исследование на сегодняшний день не изучало, связаны ли другие качества, такие как участие в определенном социальном взаимодействии или насколько человек чувствует себя близким к человеку, с которым он взаимодействует, с социальными эмоциями, о которых сообщается EMA, у людей с СЗ. . Чувство близости с другими людьми, включая друзей, связано с лучшим функционированием и качеством жизни людей с СЗ в исследованиях, не относящихся к EMA (например, качественные интервью) [21,22]. С помощью EMA мы можем лучше понять взаимосвязь между этими субъективными качествами отношений и опытом социального удовольствия в повседневной жизни.

EMA - идеальный метод для изучения эмоциональных переживаний во время или сразу после определенных типов социальных взаимодействий (например, во время приятных переживаний, во время общения с близкими людьми), поскольку они возникают в повседневной жизни людей с СЗ. EMA не так сильно полагается на ретроспективную отчетность, как другие методы, подверженные предвзятости вспоминания (например, самоотчеты, требующие от участников сообщать о прошлом социальном опыте в течение нескольких недель или месяцев). Кроме того, EMA не так сильно полагается на когнитивные способности или понимание, необходимые для обобщения прошлого или гипотетического субъективного опыта социальных взаимодействий, как некоторые методы самоотчета.Кроме того, мы можем отделить различия в переживаниях социальных эмоций от других связанных факторов, которые не могут быть учтены оценками на основе черт характера, например, отличаются ли люди с СЗ от тех, у кого нет возможности участвовать в социальном опыте, или разница между сниженным социальным удовольствием и усиление негативного аффекта во время социальных взаимодействий.

В текущем исследовании EMA мы исследовали «границы жизни» людей с СЗ и без: мгновенные переживания социальных эмоций и качества социальных взаимодействий.Основываясь на предыдущих исследованиях EMA, мы предсказали: (1) люди с SZ и без SZ не будут различаться по количеству времени, проведенному с другими, степени вовлеченности во время данного взаимодействия или среднему количеству социальных взаимодействий между сигналами EMA; и (2) люди с СЗ и без него будут сообщать о более положительных (счастье) и менее отрицательных (тревога, грусть) эмоциях, когда они находятся с другими, по сравнению с тем, когда они были одни. Из-за недостатка предыдущих данных о взаимосвязи между качествами социальных взаимодействий и эмоциональным опытом у людей с СЗ, мы исследовали, были ли определенные качества социального опыта или количество социальных взаимодействий связаны с положительными и отрицательными эмоциями во время социальных взаимодействий, и было ли это связано с ними. различались между людьми с СЗ и без.В качестве исследовательской цели мы изучили корреляцию между социальным опытом, сообщенным EMA, и психиатрическими симптомами, а также оценками социального функционирования у людей с СЗ и без него.

Материалы и методы

Участников

Участвовали 20 человек с шизофренией (SZ) и 15 человек без SZ (здоровые контрольные; HCs) (см. Таблицу 1 для демографической информации). Участники были набраны из района залива Сан-Франциско. Участников с SZ набирали по направлениям к врачам и по брошюрам / листовкам, размещенным в местных клиниках.Участники HC были набраны через листовки сообщества и публичную рекламу на веб-сайтах, которые обычно используются для набора на психологические исследования. Критериями исключения были следующие: травма головы, инсульт, неврологическое заболевание или потеря сознания в анамнезе; эпизод текущего настроения; зависимость от психоактивных веществ в течение последних шести месяцев; не владеет английским языком; или старше 70 лет. Из группы HC люди с любым прошлым или текущим диагнозом Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам , четвертое издание ( DSM-IV-TR ) [23] были исключены.

Клинические меры

Диагнозы были подтверждены обученными научными сотрудниками с помощью структурированного клинического интервью для DSM-IV - версия пациента ( SCID-P ) [24]. Мы оценивали негативные симптомы у участников, используя подшкалу «Клиническая оценка негативных симптомов - мотивация и удовольствие» (CAINS-MAP) [25]. Более высокие баллы по CAINS-MAP отражают более серьезные негативные симптомы. Мы оценивали социальное функционирование с помощью подшкалы «Шкала качества жизни - межличностные отношения» (QLS-IR) [26], где более высокие баллы отражают лучшее социальное функционирование.Наконец, мы оценили характерное одиночество у участников с помощью шкалы одиночества UCLA из 20 пунктов (UCLA-LS) [27], где более высокие баллы отражают более серьезное одиночество.

Экологическая мгновенная оценка (EMA)

Используя приложение Ethica Data, участники заполняли короткие опросы три раза в день в течение семи дней подряд на смартфонах, предоставленных исследователями. Подобные частоты использовались в предыдущих исследованиях EMA, оценивающих социальное поведение людей с серьезными психическими заболеваниями [20,28].Опросы проводились с интервалом минимум 90 минут в течение каждого дня в псевдослучайные моменты времени в пределах окон с 10:00 до 13:00, с 14:00 до 17:00 и с 17:00 до 20:00. В рамках более крупного исследования EMA (другие данные готовятся к публикации) участникам был задан ряд вопросов, связанных с их текущим социальным контекстом (см. Таблицу 2, где приведены вопросы EMA и ответы с принудительным выбором). Чтобы определить, взаимодействовал ли участник с другим человеком, был задан первоначальный вопрос с принудительным выбором, был ли участник один (один или один с кем-то еще) или с другими.Когда участники сообщали, что были с другими, их также просили сообщить, насколько хорошо они знали человека, с которым были (то есть, насколько близки отношения), насколько они взаимодействовали с этим человеком и насколько им это нравилось. «Взаимодействие» не было явно определено как личное, по телефону или через другие технологии. Независимо от того, были ли участники с другими или нет, их также попросили сообщить, насколько счастливыми, тревожными и грустными они чувствовали себя в тот момент.Наконец, участников попросили сообщить о количестве социальных взаимодействий, которые они испытали с момента последнего сигнала EMA, независимо от того, были ли они в данный момент с другими или нет.

Процедуры исследования

Утверждение

Institutional Review Board было получено от Государственного университета Сан-Франциско. Потенциальные участники прошли краткую проверку телефона перед тем, как их пригласили принять участие в исследовании. После приглашения к участию участники встретились с обученным научным сотрудником и получили информированное устное и письменное согласие.Исследователи определили способность участника давать согласие, задавая вопросы, связанные с пониманием участником того, что от них просят участвовать в исследовании, а также подтверждая участником, что они могут подписывать юридические документы от своего имени. Затем участники заполнили SCID-P для подтверждения диагностического статуса и предоставили демографическую информацию. Затем исследователь предоставил участнику смартфон и познакомил его с приложением Ethica Data, включая часть исследования EMA.Через неделю участники вернули телефон исследователю (либо вернувшись в исследовательскую лабораторию, где проводилась первоначальная оценка, либо во время домашнего визита исследователя в рамках более крупного продолжающегося исследования). Все остальные клинические оценки (CAINS, QLS-IR и UCLA-LS) по возможности завершались при завершении исследования. Клинические оценки не были основным направлением этого исследования и были выполнены для подгруппы участников (см. Результаты для n размеров для каждой оценки).

Аналитические процедуры

Мы исследовали эмоции в разных переживаниях (т.е. независимо от того, сообщил ли участник о том, что он был с другими или нет), и только во время социальных переживаний (т.е. только когда участник сообщил, что находится с другими). Учитывая вложенную структуру данных EMA (ответы, вложенные в участников), мы провели многоуровневый анализ с использованием иерархического линейного моделирования (HLM) версии 7.03 [29]. Основываясь на стандартах приверженности из других исследований EMA в SZ [12,30], участники должны были ответить как минимум на 25% запросов EMA для включения в анализ; все участники достигли этого минимального порога.Примерно 30% наблюдений отсутствовали (735 из 1253 возможных; нет различий в недостающих данных между людьми с SZ и без него, t (33) = 0,17, p = 0,87, Коэна d = 0,06 ). Параметры оценивались с максимальной вероятностью полной информации. Ответы EMA рассматривали как повторяющиеся измерения (уровень 1), вложенные в людей (уровень 2). Кроме того, момент времени (из возможных 21 сигнала EMA в течение семи дней) был включен в каждую модель в качестве предсказателя уровня 1, хотя эти результаты не сообщаются.Статус группы (SZ по сравнению с HC) рассматривался как прогностический фактор 2-го уровня. Анализ отдельных групп проводился, если статус группы был незначительно значимым в любой модели ( p > 0,10). Все внутриклассовые корреляции на уровне человека (ICC) для каждой модели были> 0,10, что указывает на достаточную взаимозависимость ответов, требующую многоуровневого анализа. Для всех многоуровневых результатов сообщается девяносто пять процентов доверительных интервалов (95% ДИ). Мы использовали тесты хи-квадрат и независимые выборки t для изучения межгрупповых различий в демографических факторах и оцененных EMA средних значений эмоций и переменных социального опыта.Приведены величины эффекта (φ и d Коэна для тестов хи-квадрат и t соответственно). Мы вычислили корреляции Пирсона отдельно для групп SZ и HC. См. Данные этого исследования в файлах S1 и S2.

Результаты

См. Таблицу 1 для получения демографической информации. Приведены данные о возрасте и поле для всех участников. У трех участников с SZ была неполная демографическая информация - дополнительные демографические данные (например, образование) были потеряны, когда произошла ошибка при сохранении данных в электронном виде.Люди с SZ ( n = 20, M = 53,30, SD = 7,70) были значительно старше группы HC ( M = 43,33, SD = 14,15; t (33) = 2,47 , p = 0,02, d = 0,91). Меньшая доля людей с SZ была задействована во время исследования (5/17) по сравнению с HC (12/15; хи-квадрат = 8,19, p = 0,004, φ = 0,51). Предварительный анализ показал, что ни возраст, ни статус занятости не были значимыми ( p >.05) связанные с любой из переменных результата наших социальных эмоций; таким образом, они не были включены в последующий анализ. Люди с SZ ( n = 20) существенно не отличались от группы HC по соотношению мужчин и женщин (хи-квадрат = 0,01, p = 0,91, φ = 0,02). Люди с СЗ ( n = 17) также существенно не отличались от группы HC по количеству лет образования ( t (29) = 1,26, p = 0,22, d = 0,45), этнической принадлежности ( хи-квадраты = 0.01–2.05, p s> 0,15, φs = 0,02–0,25) или статус брака / сожительства (хи-квадрат = 0,88, p = 0,35, φ = 0,17).

Подгруппа участников выполнила все клинические измерения (см. Таблицу 1). Восемнадцать участников с SZ заполнили CAINS-MAP; 16 участников с SZ заполнили QLS-IR; и 14 человек с SZ и 12 HC завершили UCLA-LS. Люди с SZ сообщали о значительно большем одиночестве на UCLA-LS по сравнению с HCs ( t (24) = 3,39, p =.002, d = 1,36). Люди с SZ также сообщали о более серьезных негативных симптомах в CAINS-MAP по сравнению с HCs ( t (31) = 5,84, p <0,001, d = 2,02). Наконец, люди с SZ сообщили о значительно более низком социальном функционировании в QLS-IR по сравнению с HCs ( t (29) = 5,02, p <0,001, d = 1,81).

Групповые различия в эмоциях

Два человека с SZ сообщили, что они были одни во время 100% сигналов EMA; таким образом, только 18 человек с СЗ сообщили о переживаниях социальных эмоций (т.е. эмоции, испытываемые во время социальных взаимодействий). Люди с СЗ и без него не различались значительно по сообщениям о тревоге в зависимости от опыта ( дней, = 0,36), тревоге во время социальных взаимодействий ( дней, = 0,28), печали в зависимости от опыта ( дней, = 0,40) или печали во время общения. взаимодействия ( d = 0,06) (см. таблицу 3). Существовала ассоциация с тенденцией, согласно которой люди с SZ сообщали о меньшем уровне счастья в зависимости от опыта ( M = 2,62, SD = 1.13) по сравнению с группой HC ( M = 3,23, SD = 0,84; t (33) = 1,76, p = 0,09, d = 0,60). Также наблюдалась ассоциация тренда, согласно которой люди с SZ сообщали о меньшем счастье во время социальных взаимодействий ( M = 2,63, SD = 1,28) по сравнению с группой HC ( M = 3,29, SD = 0,84; t ). (33) = 1,78, p = 0,09, d = 0,60). В каждой группе участники сообщали о большем количестве счастья, чем беспокойства или печали, как во время опыта, так и во время социальных взаимодействий ( p s <.001; d с для SZ = 1,18–1,54; d s для HC = 1,82–2,72). Кроме того, в каждой группе участники не различались по сообщениям о тревоге по сравнению с грустью в зависимости от опыта (SZ: p = 0,41, d = 0,18; HC: p = 0,37, d = 0,24 ) или во время социальных взаимодействий (SZ: p = 0,98, d = 0,003; HC: p = 0,60, d = 0,13).

Групповые различия в количестве и качестве социальных взаимодействий

Люди с SZ и без SZ не различались по результатам EMA, связанным с качеством социального опыта, включая долю времени, потраченного на общение с другими ( d = 0.18), близость отношений во время взаимодействий ( d = 0,42), степень вовлеченности во время взаимодействий ( d = 0,28), удовольствие от взаимодействия ( d = 0,15) и количество взаимодействий с момента последнего EMA сигнал ( d = 0,12) (см. Таблицу 3). Как указано выше, два человека с SZ сообщили, что они были одни во время 100% сигналов EMA. В целом участники тратили примерно 1/3 своего времени во время сигналов EMA, взаимодействуя с другими, и сообщили в среднем об 1–3 взаимодействиях между сигналами.

Качества социальных взаимодействий и переживания социальных эмоций

Близость отношений.

Уровень близости отношений с человеком, с которым взаимодействовал участник, был значительно связан с большим счастьем во время социальных взаимодействий ( b = 0,39, t (31) = 2,85, p <0,001, 95% ДИ = 0,20, 0,59). В этой связи был значительный групповой главный эффект ( b = -0,56, t (31) = 4.03, p <0,001, 95% ДИ = -0,29, -0,83). Эта взаимосвязь была значимой в группе HC ( b = 0,41, t (14) = 2,92, p = 0,01, 95% ДИ = 0,14, 0,69), но не у людей с SZ ( b = -0,22, t (17) = 1,68, p = 0,11, 95% ДИ = -0,49, 0,04). Таким образом, близость отношений была положительно связана со счастьем во время социальных взаимодействий только в группе HC.

Близость отношений также была значительно связана с большим количеством печали во время социальных взаимодействий ( b = 0.36, t (31) = 2,12, p = 0,04, 95% ДИ = 0,03, 0,69). Наблюдалась тенденция к главному эффекту группы ( b = -0,34, t (31) = 1,84, p = 0,08, 95% ДИ = -0,70, 0,02). Однако при поиске внутри группы SZ ( b = -0,01, t (17) = 0,09, 95% ДИ = -0,27, 0,24) и группы HC ( b = 0,41, t (14) = 1,28, 95% ДИ = -0,22, 1,04), связь между близостью отношений и грустью во время социальных взаимодействий была несущественной ( p s>.25). Близость отношений не была существенно связана с тревогой во время социальных взаимодействий ( b = -0,03, t (31) = 0,33, p = 0,75, 95% ДИ = -0,20, 0,14), и не было значимый основной эффект группы ( b = -0,04, t (31) = 0,35, p = 0,73, 95% ДИ = -0,28, 0,20).

Таким образом, то, насколько близко участник чувствовал себя к человеку, с которым он взаимодействовал в данном сигнале EMA, в значительной степени было связано с большим счастьем во время социальных взаимодействий между участниками, но эта связь оставалась значимой только в группе HC.Близость отношений также была связана с большей грустью во время социальных взаимодействий между группами. Однако близость отношений не была связана с тревогой во время социальных взаимодействий.

Участие во взаимодействиях.

Степень вовлеченности в данное социальное взаимодействие было положительно связано со счастьем во время социальных взаимодействий ( b = 0,33, t (31) = 5,19, p <0,001, 95% ДИ = 0,21, 0,46) . Наблюдалась тенденция к главному эффекту группы ( b = -0.18, t (31) = 1,92, p = 0,06, 95% ДИ = -0,37, 0,003). Степень вовлеченности во взаимодействие была значительно связана с большим счастьем во время социальных взаимодействий в группе HC ( b = 0,34, t (14) = 5,64, p <0,001, 95% ДИ = 0,18, 0,49). Однако эта взаимосвязь не была значимой у людей с SZ ( b = 0,14, t (17) = 1,76, p = 0,10, 95% ДИ = -0,02, 0,30), что позволяет предположить, что участие в социальной жизни общение связано со счастьем, когда с другими только для группы HC.

Существовала ассоциация тенденции, согласно которой участие в данном социальном взаимодействии было связано с большей грустью во время социальных взаимодействий ( b = 0,10, t (31) = 1,88, p = 0,07, 95% ДИ = - 0,01, 0,21). В этой связи не было значимого группового основного эффекта ( b = -0,09, t (31) = 1,21, p = 0,24, 95% ДИ = -0,22, 0,05). Участие в данном социальном взаимодействии было значительно связано с меньшим беспокойством во время социальных взаимодействий ( b = -0.12, t (31) = 2,41, p = 0,02, 95% ДИ = -0,22, -0,02), и была тенденция для основного эффекта группы ( b = 0,12, t (31) = 1,85, p = 0,08, 95% ДИ = -0,01, 0,24). Участие в социальных взаимодействиях было связано с меньшим беспокойством во время социальных взаимодействий в группе HC ( b = -0,13, t (14) = 2,18, p = 0,05, 95% ДИ = -0,25, -0,01) , но эта взаимосвязь была несущественной у людей с SZ ( b = -0.002, t (17) = 0,05, p = 0,96, 95% ДИ = -0,10, 0,10). Таким образом, участие в социальных взаимодействиях, по-видимому, связано только с меньшим беспокойством во время социальных взаимодействий для HCs.

Таким образом, степень вовлеченности в социальные взаимодействия была в значительной степени связана с большим счастьем и меньшим беспокойством во время социальных взаимодействий, но эти отношения оставались значимыми только в HCs. Была тенденция, что у всех участников участие в социальных взаимодействиях было связано с большей грустью во время взаимодействий.

Удовольствие от общения.

Как и следовало ожидать, удовольствие от данного социального взаимодействия было значительно связано с большим счастьем во время социальных взаимодействий ( b = 0,55, t (31) = 6,19, p <0,001, 95% ДИ = 0,38 , 0,73). В этой взаимосвязи не было значимого группового основного эффекта ( b = 0,01, t (31) = 0,16, p = 0,88, 95% ДИ = -0,14, 0,16).

Удовольствие во время социальных взаимодействий не было существенно связано с грустью во время социальных взаимодействий ( b = 0.09, t (31) = 0,91, p = 0,37, 95% ДИ = -0,11, 0,29). Не было значимого основного эффекта группы ( b = -0,06, t (31) = 0,30, p = 0,77, 95% ДИ = -0,43, 0,31). Удовольствие во время социальных взаимодействий также не было существенно связано с тревогой во время социальных взаимодействий ( b = -0,11, t (31) = 1,57, p = 0,13, 95% ДИ = -0,26, 0,03), и там не было значимого группового основного эффекта в этих отношениях ( b = 0.16, t (31) = 1,70, p = 0,10, 95% ДИ = -0,03, 0,34).

Таким образом, удовольствие от общения во время сигналов EMA было связано с большим счастьем во время социальных взаимодействий между группами. Удовольствие от общения не было существенно связано ни с печалью, ни с тревогой во время взаимодействия в любой группе.

Количество взаимодействий между сигналами EMA.

Количество взаимодействий между сигналами EMA было значительно связано с большим счастьем во время социальных взаимодействий ( b =.29, t (31) = 2,03, p = 0,05, 95% ДИ = 0,01, 0,57). Был значительный основной эффект группы ( b = -0,36, t (31) = 2,13, p = 0,04, 95% ДИ = -0,69, -0,03). В группе HC эта взаимосвязь имела тенденцию к значимости ( b = 0,29, t (14) = 1,86, p = 0,08, 95% ДИ = -0,01, 0,60). Однако у людей с SZ количество взаимодействий между сигналами EMA не было существенно связано со счастьем во время взаимодействий ( b = -0.09, t (17) = 0,59, p = 0,56, 95% ДИ = -0,40, 0,21).

Количество взаимодействий между сигналами EMA не было связано с грустью во время социальных взаимодействий ( b = 0,15, t (31) = 1,01, p = 0,32, 95% ДИ = -0,14, 0,44). Основной эффект группы отсутствовал ( b = -0,19, t (31) = 0,89, p = 0,38, 95% ДИ = -0,60, 0,22). Количество взаимодействий между сигналами EMA не было связано с тревогой во время социальных взаимодействий ( b = -0.12, t (31) = 1,13, p = 0,27, 95% ДИ = -0,34, 0,09), и в этом соотношении не было группового основного эффекта ( b = 0,13, t (31 ) = 0,95, p = 0,35, 95% ДИ = -0,14, 0,41).

Таким образом, количество социальных взаимодействий между сигналами EMA было значительно связано с большим счастьем во время взаимодействий, но эта связь имела тенденцию к значимости только в группе HC и не была значимой для людей с SZ.Количество взаимодействий между сигналами EMA не было существенно связано с грустью или тревогой во время взаимодействий в любой группе.

Взаимосвязь с клиническими показателями

Внутри каждой группы мы исследовали корреляции между клиническими показателями и характеристиками (UCLA-LS, CAINS, QLS-IR) с социальными эмоциями и качествами социальных взаимодействий, сообщаемыми EMA (близость отношений, вовлеченность во взаимодействие, удовольствие от взаимодействия, количество взаимодействий между сигналами EMA) (см. Таблицу 4).У людей с СЗ UCLA-LS значительно отрицательно коррелировал со счастьем в общении с другими и близостью отношений во время взаимодействия. Другими словами, более сильное одиночество было связано с меньшим счастьем во время социальных взаимодействий и взаимодействий, которые предполагали меньшую близость для людей с СЗ. QLS-IR имел тенденцию к значительной положительной корреляции со счастьем во время социальных взаимодействий и участия в взаимодействиях, предполагая тенденции, согласно которым лучшее социальное функционирование было связано с большим счастьем в общении с другими и большей вовлеченностью во время социальных взаимодействий для людей с SZ.

В группе HC CAINS-MAP отрицательно коррелировал с сообщениями EMA об наслаждении данным взаимодействием, близости взаимодействий и количестве взаимодействий между сигналами. Таким образом, у HCs негативные симптомы были связаны с меньшим удовольствием от социальных переживаний, меньшей близостью во время взаимодействий и меньшей частотой взаимодействий между сигналами EMA. CAINS-MAP также положительно коррелировал с тревогой, когда с другими, и с тенденцией ассоциации с меньшим счастьем, когда с другими, предполагая, что негативные симптомы связаны с большим беспокойством и меньшим счастьем, когда с другими в HCs.QLS-IR положительно коррелировал с удовольствием от взаимодействия, близостью взаимодействий и количеством взаимодействий между сигналами EMA, в то время как отрицательно коррелировал с тревогой при общении с другими. Таким образом, лучшее социальное функционирование было связано с большим удовольствием от социальных переживаний, большей интимностью во время взаимодействий, более высокой частотой взаимодействий между сигналами EMA и меньшим беспокойством во время социальных взаимодействий для людей без SZ.

Обсуждение

Мы оценили связи между эмоциями, сообщаемыми EMA, в контексте повседневных социальных взаимодействий и качествами этих взаимодействий у людей с SZ и без него.В целом группы не различались по различным качествам социального опыта, оцениваемым с помощью EMA, включая долю времени, проведенного в одиночестве, а также близость, вовлеченность, удовольствие и среднее количество социальных взаимодействий. Люди с СЗ и без него сообщали о большем счастье, чем грусть или беспокойство при взаимодействии с другими, повторяя другие исследования, которые не показывают различий между этими группами в опыте социальных эмоций [12,14,19]. Однако отношения между качествами социального опыта и эмоциями в разных группах различались: связи между социальным удовольствием (т.е., счастье, когда с другими), а близость и участие во время социальных взаимодействий присутствовали только у тех, у кого не было СЗ.

Насколько нам известно, это первое исследование EMA, в котором изучается взаимосвязь между близостью и вовлеченностью в социальные взаимодействия и переживаниями социальных эмоций у людей с СЗ и без нее. Наши результаты показывают, что качества, связанные с близостью и вовлеченностью, могут быть меньше связаны с социальным удовольствием у людей с СЗ по сравнению с другими. Хотя можно подумать, что близость и вовлеченность отражают межличностную близость, они не обязательно указывают на позитивное или приятное взаимодействие.Действительно, наши результаты показывают, что более тесное общение было связано с большим количеством печали в разных группах. Этот вывод может отражать типы разговоров, которые происходят с близкими (например, с теми, кто испытывает сильные эмоциональные трудности), которые с большей вероятностью приведут к негативным эмоциям, таким как грусть или гнев. Предыдущие исследования показали, что люди с СЗ испытывают повышенный межличностный конфликт по сравнению с другими, особенно с близкими людьми, такими как члены семьи [31]. Хотя это предположение, возможно, люди с SZ в нашей выборке испытывали больше межличностных конфликтов, чем HC, во время своих социальных взаимодействий, особенно в взаимодействиях с более высокой степенью близости или вовлеченности, что приводило к отсутствию связи между качеством социального опыта и социальным счастьем.Различия в частоте межличностных конфликтов также могут частично объяснить, почему участие в социальных взаимодействиях было связано с меньшим беспокойством во время взаимодействий, но только для HCs. Будущие исследования EMA должны включать оценку межличностного конфликта, чтобы лучше понять связи между близостью и переживанием социальных эмоций у людей с СЗ. В то время как люди с СЗ и без СЗ в нашем исследовании не различались по сообщениям о переживаниях тревоги или печали во время социальных переживаний, включение более широкого набора слов с отрицательными эмоциями может лучше отражать межличностный стресс (например,г., гнев, стыд). Кроме того, чтобы лучше понять динамическую природу переживаний социальных эмоций в рамках конкретных отношений, будущая работа может включать отчеты EMA от опекуна или близкого человека в план исследования [32].

Ни одно из изученных нами качеств повседневного социального взаимодействия не было существенно связано с счастьем в общении с другими людьми с СЗ. Возможно, убеждения в отношении самих взаимодействий, а не такие качества, как вовлеченность и близость, более напрямую связаны с опытом социальных эмоций у людей с СЗ.Одно предыдущее исследование EMA показало, что положительные оценки взаимодействия (например, было ли взаимодействие стоящим, воспринимался ли человек как приятный во время взаимодействия) были связаны с большим счастьем во время взаимодействия с людьми с СЗ [20]. Люди с СЗ чаще, чем люди без СЗ, сообщают о пораженческих убеждениях (например, «Если я проиграю частично, это будет так же плохо, как и полный провал»), и эти убеждения связаны с негативными симптомами и плохим социальным функционированием [33,34 ].Таким образом, такие факторы, как то, воспринимал ли человек взаимодействие как успешное или воспринималось как приятное, могут быть больше связаны с мгновенным опытом социального удовольствия у людей с СЗ, чем с качествами, которые мы измерили. Кроме того, другие качества взаимодействия могут быть более тесно связаны с социальным удовольствием у людей с СЗ, чем факторы, которые мы оценили, например, инициировал ли участник взаимодействие или нет, причина взаимодействия (например, покупка чего-либо в супермаркете, траты время с другом) и / или содержание состоявшегося разговора.В будущих исследованиях следует продолжить изучение этих факторов и их взаимосвязи с опытом социальных эмоций у людей с СЗ и без него.

Не было групповых различий в каких-либо показателях качества социального взаимодействия, представленных EMA, что позволяет предположить, что люди с СЗ не испытывали социальных нарушений в повседневной жизни (по крайней мере, в отношении того, что мы измерили). Тем не менее, участники с SZ сообщали о более серьезных негативных симптомах, более высоких показателях одиночества и более низком социальном функционировании по клиническим и личностным оценкам по сравнению с людьми без SZ, что позволяет предположить, что они испытывают или форм социальных нарушений.Возможно, качества социального опыта, которые мы оценили с помощью EMA (близость, вовлеченность, время, проведенное с другими, количество взаимодействий), не влияют напрямую на общее социальное функционирование взрослых с СЗ. В нашей выборке было мало взаимосвязей между клиническими оценками и социальными результатами EMA. Социальное функционирование (QLS-IR) было положительно коррелировано с вовлечением в социальные взаимодействия, в то время как сообщения о чертах одиночества были связаны с меньшим счастьем в общении с другими и меньшей близостью во взаимодействиях для людей с SZ.Таким образом, только диспозиционное одиночество было связано с уменьшением кратковременных переживаний социального удовольствия. В целом люди с СЗ чаще сообщают об одиночестве, чем население в целом [35,36]. Может случиться так, что чем более одиноким человек с СЗ, тем он менее счастлив и тем меньше связан с другими людьми. В качестве альтернативы, чем больше человек с СЗ взаимодействует с людьми, которые ему не нравятся или с которыми они не чувствуют себя близкими, тем более одиноким он может себя чувствовать. Будущие исследования должны включать мгновенную оценку одиночества, чтобы помочь понять взаимосвязь между одиночеством и другими аспектами социального опыта в повседневной жизни людей с СЗ.

Хотя мы не включали показатель социальной ангедонии, мы оценивали мотивацию и удовольствие от прошлой недели (CAINS-MAP) и не обнаружили значимой связи между этой оценкой и каким-либо социальным результатом, оцененным EMA, включая эмоциональный опыт, в люди с СЗ. Это отличается от другого исследования, в котором было обнаружено, что более серьезная аволиция была связана с менее позитивным воздействием во время «неструктурированной», нецелевой социальной деятельности (например, на вечеринках или в кино / театре по сравнению с работой или школой) у людей с СЗ [14].Мы не оценивали отдельные виды социальной активности таким же образом. Возможно, нарушения мотивированного поведения связаны с переживанием социальных эмоций в определенных социальных контекстах у людей с СЗ, например, в контекстах, которые могут потребовать большей мотивации для участия / поддержания. В будущих исследованиях следует оценить различные типы социальной активности и различаются ли удовольствие и мотивация у людей с СЗ в зависимости от типа активности.

В совокупности наши результаты показывают, что «золотой стандарт» клинической оценки социального функционирования и негативных симптомов не может быть тесно связан с социальными нарушениями в повседневной жизни людей с СЗ.Следующим важным шагом является тщательное изучение того, что эти оценки фиксируют в связи с социальными нарушениями в СЗ, и , почему существуют эти различия. Наши результаты предполагают, что может существовать разрыв между непрерывным (в данный момент) переживанием социального удовольствия и клиническими оценками или оценками на основе характеристик, аналогично результатам лабораторных исследований эмоционального опыта, показывающим неизменную гедонистическую реакцию у людей с СЗ [ 8]. Хотя это спекулятивно, возможно, что, подобно теориям о различиях черт характера и лабораторных оценках ангедонии у SZ, люди с SZ имеют убеждения относительно своей способности испытывать социальное удовольствие, которые отличаются от их фактического опыта [37].Другими словами, люди с СЗ могут придерживаться общих убеждений в том, что социальный опыт доставляет неудобства (что отражается на показателях, основанных на характеристиках), но при этом испытывать такое же удовольствие во время взаимодействия, как и HC (что отражено в отчетах EMA). В будущих исследованиях следует продолжить изучение согласованности между оценками социального опыта на основе черт и состояний в SZ, чтобы в дальнейшем выяснить, когда и почему возникает это несоответствие.

Одним из ограничений нашего исследования является то, что мы не просили участников различать тех, кто использует технологии (например,g., использование социальных сетей) и другие виды социального опыта. Недавние исследования среди населения в целом показывают, что использование социальных сетей может быть связано с усилением депрессии и одиночества, в зависимости от продолжительности использования и других факторов [38–40]. Недавний обзор показывает, что, когда люди с психозом имеют доступ к мобильным технологиям и социальным сетям и используют их, уровень их использования не отличается от общего населения, и использование не связано с симптомами [41]. Однако остаются вопросы относительно того, имеют ли люди с СЗ равный доступ к смартфонам и другим устройствам, которые облегчают использование социальных сетей [42], и являются ли факторы, связанные с использованием социальных сетей и отрицательными результатами, такими же у людей с СЗ и среди населения в целом. .В будущих исследованиях с использованием смартфонов (таких как наше) можно будет оценить как субъективные (EMA), так и объективные (время, потраченное на приложения в социальных сетях, количество отправленных / полученных текстовых сообщений) показатели социального опыта, чтобы ответить на эти и другие вопросы, связанные с эмоциональным опытом и технологиями. -сопровождаемые социальные взаимодействия у людей с СЗ.

Стоит отметить несколько других ограничений данного исследования. Размеры выборки были небольшими, особенно при изучении корреляции между клиническими оценками и отчетами EMA о социальном опыте.Эти корреляционные анализы следует рассматривать как предварительные и ожидать повторения в будущих исследованиях. Стоит отметить, что немногие существующие исследования изучали согласованность между клиническими оценками и отчетами EMA о социальном опыте в СЗ. Это, даже с нашей меньшей выборкой, обеспечивает основу для будущего изучения экологической полезности таких оценок для понимания повседневной социальной жизни людей с СЗ. Кроме того, мы исследовали только один термин положительной эмоции (счастье) для оценки социального удовольствия.Будущие исследования должны включать в себя различные термины эмоций, как положительные, так и отрицательные, чтобы получить более детальную оценку опыта социальных эмоций. Например, «социально-сознательные» эмоции (смущение, стыд, вина, гордость) могут быть более заметными во время социальных переживаний и могут быть больше связаны с качествами взаимодействия, чем с эмоциями, не специфичными для социального контекста [43]. Кроме того, мы использовали клинические оценки (CAINS-MAP, QLS-IR) как у людей с СЗ, так и без них, которые были специально разработаны для оценки социального функционирования, мотивации и удовольствия от СЗ.Эти оценки могут быть менее подходящими для оценки социальных и мотивационных конструкций в популяциях, которые находятся в более низком диапазоне серьезности по сравнению с людьми с СЗ. Таким образом, отношения между этими оценками и результатами EMA в HCs следует интерпретировать с осторожностью [44]. Кроме того, хотя частота наших опросов EMA (три раза в день в течение семи дней) была аналогична другим исследованиям, они все же реже, чем большинство исследований EMA, которые сосредоточены на понимании эмоциональных переживаний и других более плотных во времени конструкций; таким образом, более детальный метод EMA мог уловить нюансы, которых не было в нашем дизайне.Наконец, мы не включили в наше исследование независимую оценку социальной ангедонии, которая могла бы помочь прояснить взаимосвязь между социальным удовольствием в данный момент и оценками, основанными на чертах характера.

Выводы

Люди с СЗ и без него не различались по общим качествам социальных взаимодействий или социальным эмоциональным переживаниям в повседневной жизни. Однако взаимосвязь между качествами социального взаимодействия и эмоциональным опытом различалась между группами: близость и вовлеченность во время социальных переживаний были связаны с большим счастьем во время взаимодействия, но только для HCs.Эти результаты предполагают, что другие факторы, связанные с социальным опытом, могут влиять на получение социального удовольствия в данный момент у людей с СЗ. В будущих исследованиях следует оценить другие аспекты социального опыта, такие как межличностный конфликт, оценка опыта, мгновенные переживания одиночества, социальные взаимодействия с помощью технологий и другие эмоции, испытываемые во время взаимодействий, чтобы продолжить изучение того, что способствует социальному удовольствию (и неудовольствию). у людей с СЗ. Кроме того, дальнейшее изучение согласованности между характеристиками и клиническими оценками социального функционирования и отчетами EMA о социальных взаимодействиях и эмоциональном опыте может говорить о полезности этих оценок при оценке различных аспектов социального опыта в SZ.

Благодарности

Авторы выражают благодарность Мохаммаду Хашимиану и команде Ethica Data за их техническую поддержку. Авторы также хотят поблагодарить участников этого исследования.

Ссылки

  1. 1. Саймон П. «Оборванный разговор» из «Петрушки, шалфея, розмарина и тимьяна» [альбом]. Columbia Records; 1966.
  2. 2. Fulford D, Campellone T, Gard DE. (2018). Социальная мотивация при шизофрении: как исследования основных процессов вознаграждения влияют на наше понимание и ограничивают его.Clin Psychol Rev.2018; 63: 12–24. pmid: 29870953
  3. 3. Грин М.Ф., Хоран В.П., Ли Дж. Социальное познание при шизофрении. Nat Rev Neurosci. 2015; 16 (10): 620. pmid: 26373471
  4. 4. Муэзер К.Т., Беллак А.С., Дуглас М.С., Моррисон Р.Л. (1991). Распространенность и стабильность дефицита социальных навыков при шизофрении. Schizophr Res. 1991. 5 (2): 167–176. pmid: 1931809
  5. 5. Blanchard JJ, Bellack AS, Mueser KT. Аффективные и социально-поведенческие корреляты физической и социальной ангедонии при шизофрении.J Abnorm Psychol. 1994. 103 (4): 719–728. pmid: 7822573
  6. 6. Бланшар Дж. Дж., Хоран В. П., Браун С. А.. Диагностические различия в социальной ангедонии: продольное исследование шизофрении и большого депрессивного расстройства. J Abnorm Psychol. 2001. 110 (3): 363–371. pmid: 11502079
  7. 7. Хоран В.П., Бланшар Дж. Дж., Кларк Л.А., Грин М.Ф. Аффективные черты при шизофрении и шизотипии. Шизофр Бык. 2008. 34 (5): 856–874. pmid: 18667393
  8. 8. Кринг А.М., Элис О.Эмоциональный дефицит у больных шизофренией. Annu Rev Clinl Psychol. 2013; 9: 409–433.
  9. 9. Агевли М.А., Бланшар Дж. Дж., Хоран В. П. Выражение и переживание эмоций при шизофрении: исследование социальных взаимодействий. Psychiatry Res. 2003. 119 (3): 261–270. pmid: 12914897
  10. 10. Мартин Э.А., Кастро М.К., Ли Л.Й., Урбан Э.Дж., Мур ММ. Эмоциональный ответ при шизофрении на «36 вопросов, которые ведут к любви»: предсказанные и пережитые эмоции, связанные с живым социальным взаимодействием.PLoS One. 2019; 14 (2): e0212069 pmid: 30811436
  11. 11. Ларсон Р., Чиксентмихайи М. Метод выборки опыта. В: Csikszentmihalyi M, редактор. Поток и основы позитивной психологии. Спрингер: Дордрехт; 2014. С. 21–34.
  12. 12. Эдвардс CJ, Селла М., Эмсли Р., Тарриер Н., Уайкс THM. Изучение взаимосвязи между ожиданием и переживанием удовольствия у людей с шизофренией: исследование выборки опыта. Schizophr Res. 2018; 202: 72–79.pmid: 30007868
  13. 13. Янссенс М., Латастер Т., Саймонс С.Дж.П., Оршот М., Лардинуа М., ван Ос Дж. И др. Распознавание эмоций при психозе: нет доказательств связи с социальным функционированием в реальном мире. Schizophr Res. 2012. 142 (1–3): 116–121. pmid: 23122740
  14. 14. Касанова З., Оршот М., Мьин-Гермейс И. Социальная ангедония и асоциальность при психозах. Выборочное исследование опыта. Psychiatry Res. 2018; 270: 375–381. pmid: 30300867
  15. 15.Леендертсе П., Мьин-Гермейс И., Латастер Т., Саймонс С.Дж.П., Оршот М., Лардинуа М. и др. (2018). Субъективное качество жизни при психозе: доказательства связи с функционированием реального мира? Psychiatry Res. 2018; 261: 116–123. pmid: 29291477
  16. 16. Oorschot M, Lataster T, Thewissen V, Lardinois M, van Os J, Delespaul PAEG и др. (2012). Симптоматическая ремиссия при психозе и реальной жизнедеятельности. Br J Psychiatry. 2012. 201 (3): 215–220. pmid: 22743843
  17. 17.Делеспол П., Де Врис М., ван Ос Дж. 2002. Детерминанты возникновения и восстановления после галлюцинаций в повседневной жизни. Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 2002. 37 (3): 97–104. pmid: 119
  18. 18. Депп CA, Мур Р.К., Периволиотис Д., Холден Д.Л., Свендсен Дж., Гранхольм Е.Л. Социальное поведение, оценки взаимодействия и суицидальные мысли при шизофрении: опасности одиночества. Schizophr Res. 2016; 172 (1–3): 195–200. pmid: 26948502
  19. 19. Oorschot M, Lataster T, Thewissen V, Lardinois M, Wichers M, Van Os J и др.Эмоциональный опыт при негативных симптомах шизофрении - нет доказательств генерализованного гедонистического дефицита. Шизофр Бык. 2013. 39 (1): 217–225. pmid: 22021660
  20. 20. Гранхольм Э., Бен-Зеев Д., Фулфорд Д., Свендсен Дж. Экологическая мгновенная оценка социального функционирования при шизофрении: влияние служебных аттестаций и влияние на социальные взаимодействия. Schizophr Res. 2013. 145 (1–3): 120–124. pmid: 23402693
  21. 21. Харли EW-Y, Boardman J, Крейг Т. Дружба у людей с шизофренией: опрос.Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 2012; 47: 1291–1299. pmid: 21984654
  22. 22. Джозеф Дж., Креман В.С., Франц К.Э., Глатт С.Дж., ван де Лемпут Дж., Чандлер С.Д. и др. Предикторы текущего функционирования и функционального снижения при шизофрении. Schizophr Res. 2017; 188: 158–164. pmid: 28139356
  23. 23. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. 4-е изд., Редакция текста. Вашингтон, округ Колумбия: Автор; 2000.
  24. 24. Первый МБ, Spitzer RL, Gibbon M, Williams JBW.Структурированное клиническое интервью для версии пациента DSM-IV. Нью-Йорк: биометрические исследования
  25. 25. Кринг А.М., Гур Р.Э., Бланшар Дж.Дж., Хоран В.П., Рейз С.П. Интервью для клинической оценки негативных симптомов (CAINS): окончательная разработка и проверка. Am J Psychiatry. 2013. 170 (2): 165–172. pmid: 23377637
  26. 26. Heinrichs DW, Hanlon TE, Carpenter WT. Шкала качества жизни: инструмент для оценки синдрома шизофренического дефицита. Шизофр Бык. 1984. 10 (3): 388–398.pmid: 6474101
  27. 27. Рассел Д., Пеплау Л.А., Катрона К.Э. (1980). Пересмотренная шкала одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе: одновременное и дискриминантное свидетельство достоверности. J Pers Soc Psychol. 1980. 39 (3): 472–480. pmid: 7431205
  28. 28. Гард Д.Е., Санчес А.Х., Купер К., Фишер М., Гаррет С., Виноградов С. Имеют ли люди с шизофренией трудности в ожидании удовольствия, в поведении, требующем усилий, или в обоих случаях? J Abnorm Psychol. 2014. 123 (4): 771–782. pmid: 25133986
  29. 29.Raudenbus SW, Bryk AS, Cheong YF, Congdon RT Jr. HLM для Windows (Студенческая версия 7.03) [Компьютерное программное обеспечение]. Чикаго: Международное научное программное обеспечение; 2013.
  30. 30. Пальмье-Клаус Дж. Э., Данн Дж., Льюис Ю. Эмоциональная и симптоматическая реактивность на стресс у лиц со сверхвысоким риском развития психоза. Psychol Med. 2012. 42 (5): 1003–1012. pmid: 22067414
  31. 31. Янг Л., Мурата Л., Макферсон К., Джейкоб Дж. Д., Вандик А.Д. Изучение опыта родителей, осуществляющих уход за взрослыми детьми с шизофренией: систематический обзор.Arch Psychiatr Nurs. 2018.
  32. 32. Vasconcelos e Sa D, Wearden A, Hartley S, Emsley R, Barrowclough C. Выраженные эмоции и поведенческие контролирующие взаимодействия в повседневной жизни диад, страдающих психозом. Psychiatry Res. 2016; 245: 406–413. pmid: 27611070
  33. 33. Бек А.Т., Химельштейн Р., Бредемайер К., Сильверштейн С.М., Грант П. (2018). Что объясняет плохое функционирование у людей с шизофренией: переоценка вклада нейрокогнитивных v.установочные и мотивационные факторы. Psychol Med. 2018. 48 (16): 2776–2785. pmid: 29501072
  34. 34. Campellone TR, Sanchez AH, Kring AM. Убеждения в производительности деафеатистов, негативные симптомы и функциональные исходы при шизофрении: метааналитический обзор. Шизофр Бык. 2016; 42 (6): 1343–1352. pmid: 26980144
  35. 35. Лим MH, Глисон JFM, Альварес-Хименес M, Penn DL. Одиночество при психозе: систематический обзор. Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 2018; 53 (3): 221–238.pmid: 29327166
  36. 36. Михальска да Роша Б., Родос С., Василопулу Е., Хаттон П. Одиночество в психозе: метааналитический обзор. Шизофр Бык. 2018; 44 (1): 114–125. pmid: 28369646
  37. 37. Ян Й, Ян З-И, Цзоу И-М, Ши Х-С, Ван И, Се DJ и др. Низкая вера в удовольствие у пациентов с шизофренией и людей с социальной ангедонией. Schizophr Res. 2018.
  38. 38. Хант М.Г., Маркс Р., Липсон С., Янг Дж. Больше нет FOMO: ограничение социальных сетей снижает одиночество и депрессию.J Soc Clin Psychol. 2018; 37 (10): 751–768.
  39. 39. Сонг Х, Змыслински-Силиг А., Ким Дж., Дрент А., Виктор А., Омори К. и др. Facebook делает вас одиноким ?: Метаанализ. Вычислить человеческое поведение. 2014; 36: 446–452.
  40. 40. Твенге Дж. М., Столяр Т. Е., Роджерс М. Л., Мартин Г. Н.. Увеличение депрессивных симптомов, исходов, связанных с самоубийством, и количества самоубийств среди подростков в США после 2010 г. и ссылки на увеличение времени просмотра экрана в новых средствах массовой информации. Clin Psychol Sci. 2017; 6: 3–17.
  41. 41.Якубовска А., Каселионите Дж., Прибе С., Джакко Д. Использование Интернета для социального взаимодействия людьми с психозом: систематический обзор. Cyberpsychol Behav Soc Netw. 2019; 22 (5): 336–343. pmid: 30946609
  42. 42. Фулфорд Д., Моте Дж. Расширение доступа к научно обоснованной помощи при серьезных психических заболеваниях: использование мобильных технологий с учетом цифрового разрыва. Клинический психолог. 2019; 72: 5–12.
  43. 43. Трейси Дж. Л., Робинс Р. В., Тангни Дж. П. (Ред.). Самосознательные эмоции: теория и исследования.Guilford Press; 2007.
  44. 44. Штраус Г.П., Коэн А.С. Трансдиагностический обзор феноменологии и этиологии негативных симптомов. Шизофр Бык. 2017; 43 (4): 712–719. pmid: 28969356

разговорный агент - Валерия Мальтони

Известный философ и историк Теодор Зельдин всю свою жизнь посвятил философским исследованиям в поисках того, какой могла бы быть полноценная и процветающая жизнь. Он говорит, что наши отношения с другими людьми - это одновременно величайшая проблема и величайшая возможность двадцать первого века, «взаимодействие между людьми - решающий двигатель перемен.”

Наше общество полно неиспользованного потенциала для более богатого и творческого человеческого взаимодействия. Взаимодействуя с другими, мы можем научиться выходить из установленных моделей мышления и поведения и жить более полной жизнью. Мы делаем это по два за раз - ответ на вопрос о том, кто был самым влиятельным человеком, для вас может дать нам намек на силу этого интимного разговора с другим.

Он говорит:

Для меня не люди (или массы) меняют мир, а двое.Следующее поколение создают пары. Именно на частных встречах между двумя людьми мы узнаем, как обмениваться поддержкой и чувствовать то, что чувствует другой человек.

Большие изменения поверхностны, если они не являются суммой множества мелких изменений в нашем понимании и обращении друг с другом. В наших жизненных историях преобладают встречи, которые у нас были с конкретными людьми, и наш постоянный поиск новых встреч. Неимущие - это те, кто встречается только с другими обездоленными людьми и не может создать между ними искры.Им нужны посредники, чтобы проводить другие виды встреч.

Это то, что работает или должна делать работа. Работа - это отношения. Теперь, когда многие люди не довольствуются отношениями, основанными на послушании, и рассматривают работу как утверждение независимости или темперамента, им нужно дать возможность создавать свои собственные рабочие места и выбирать своих коллег, даже своих клиентов, в пределах практичность и экономичность.

Работа как отношения превращается в сети взаимодействия, но всегда начинается с одного человека.Когда их спрашивают, большинство людей, уходящих с работы, делают это, потому что они недовольны своими отношениями со своим менеджером. Интеграции ценностей в работу еще не произошло.

Но с этим есть одна проблема. Прежде чем мы сможем более полно взаимодействовать друг с другом, нам нужно узнать, кто мы есть. Зельдин говорит: «Моя цель в этом веке - узнать, кто населяет мир. Мы не знаем, кто мы ». Нам нужно понимать, с кем мы говорим, кто перед нами, чтобы иметь возможность общаться.

Наши воспоминания тоже очень важны. Что происходило в прошлом, их ошибки, неудачи и уроки у них. Если вопрос в том, что делает жизнь более полноценной или, может быть, наоборот, что такое трата жизни, тогда нам нужно посмотреть, что другие люди считают полноценной или расточительной жизнью.

Нас много, мы хорошо образованы, но по большей части изолированы друг от друга. Зельдин организует беседы с людьми, которые не знают друг друга - чем я много занимался за эти годы (и продолжу делать), - и он поражен тем, насколько люди жаждут познакомиться с другими.

Вместо того, чтобы «познать себя», целью жизни должно быть «познать других людей». Самый простой способ начать - больше слушать. В некоторых странах каждый может говорить, что хочет, но если никто не слушает, что в этом хорошего? Все мы хотим, чтобы нас понимали и ценили, даже от нашего менеджера на работе.

Зельдин провел некоторое время в IKEA, чтобы помочь организовать беседы, которые помогли бы коллегам лучше узнать друг друга, а клиентам - узнать, кто производит мебель.Был один продавец, увлеченный садоводством, чего никто не знал до того, как они заговорили.

Узнавание друг о друге помогает нам понять человека, стоящего перед нами. Его вопросы были: «Почему наша коммерческая деятельность настолько изолирована?» что мы не знаем друг друга, «почему искусство нужно отделять от работы?» что мы не знаем, кто художник. В бизнесе типично думать, что мы должны скрывать столько же или больше, чем раскрываем.

Каждый день мы немного умираем, это то, что делают наши клетки, когда они распадаются и перестают функционировать.Когда мы не используем свой интеллект, наступает распад. Наша жизнь в конечном итоге является суммой того, как мы проводим наши дни. Мы можем сделать гораздо больше, чем гоняться до конца. Мы можем превратить свою жизнь в произведение искусства. Взаимодействие с другими людьми может расширять и расширяет наше воображение.

Полезно лучше осознавать, что мы делаем, как мы проводим время на практике, тогда мы можем начать с поиска и проведения времени с людьми, которые больше всего стимулируют нашу жизнь. Что уникально в людях, так это наша способность мыслить... мы хотим получать от этого удовольствие и развивать наше мышление.

Зельдин является автором книги «Интимная история человечества» , книги для всех, кто хочет понять, как мы относимся друг к другу, и последней книги « Скрытые удовольствия жизни» , посвященной неудовлетворенности современной жизнью.

Взаимодействие человека и животных - OHAIRE - Колледж ветеринарной медицины

Основная задача лаборатории OHAIRE - оценка уникальных и широко распространенных взаимодействий между людьми и животными посредством тщательных научных исследований.

Узнайте больше о текущих исследованиях лаборатории OHAIRE по этой теме.

Прочтите опубликованное лабораторией OHAIRE исследование по этой теме.

Взаимодействие человека и животного (HAI) - это широкий термин, обозначающий любые отношения или взаимодействия между человеком и животным, не являющимся человеком. Хотя люди жили вместе с животными на протяжении тысяч лет, исследования в области взаимодействия человека и животных являются относительно новыми. Только в последние несколько десятилетий исследователи начали изучать влияние взаимоотношений человека с другими животными [1].Одним из компонентов взаимодействия человека и животного является связь человека и животного, которую часто определяют как взаимовыгодные отношения между людьми и животными, влияющие на здоровье и благополучие обоих. Согласно некоторым исследованиям, взаимодействие с животными может улучшить наше физическое [2] и психическое здоровье [3, 4, 5], а также улучшить аспекты нашей повседневной жизни [6]. Точно так же исследования показали, что взаимодействие человека и животного может иметь положительные результаты и для некоторых из вовлеченных животных, включая снижение беспокойства и страха [7] и пользу для здоровья [8].Однако эти результаты не универсальны, и остается необходимость в тщательных научных исследованиях для более глубокой оценки результатов [9].

Какие типы взаимодействий между людьми и животными бывают?

Взаимодействие человека и животного включает в себя многие отношения, которые у нас есть с животными, включая животных-компаньонов, животных для эмоциональной поддержки, рабочих животных и любые виды вмешательства с участием животных. Вмешательство с участием животных - это общий термин для вмешательства, которое намеренно включает животных в свой процесс.Три ветви вмешательства с участием животных включают в себя: (1) терапию с помощью животных, которая представляет собой включение животных в качестве формы лечения в целенаправленное вмешательство, (2) мероприятия с участием животных, которые представляют собой менее структурированные мероприятия по обогащению. животные, предназначенные для повышения качества жизни участников, и (3) Обучение с помощью животных, которые представляют собой структурированные действия, предназначенные для повышения академических или образовательных способностей участника [10, 11].

Также в категорию «Вмешательство с помощью животных» попадают животные-поводыри или животные-помощники, которые обучены выполнять определенные задачи, помогая людям с ограниченными возможностями в их повседневной деятельности [12].Животные-поводыри отличаются от животных-терапевтов тем, что они обучены помогать одному конкретному человеку, которого они могут сопровождать в общественных местах [13]. Напротив, терапевтические животные предлагают поддержку одному или нескольким людям при содействии проводника, который не участвует в вмешательстве.

Всегда ли полезно взаимодействие человека и животного?

Несмотря на преимущества взаимоотношений человека с животными, не все взаимодействия человека и животного положительны [14]. Некоторые виды или отдельные животные не подходят для близких отношений с людьми или для участия в интервенции с участием животных.Точно так же некоторые люди могут находить контакт с животными неприятным, у них может быть аллергия или страх. Взаимодействие человека и животного может проявляться по-разному в разных культурах в зависимости от видов животных, участвующих, различных культурных взглядов на животных, не относящихся к человеку, и семейной истории владения домашними животными [15].

Взаимодействие человека и животного может быть выгодным для одной стороны, но не для другой, например, в тех случаях, когда животное не было социализировано с людьми до взаимодействия и чувствует стресс или страх.Более серьезные причинения вреда, такие как жестокое обращение с животными, пренебрежение и укусы животных, представляют опасность как для людей, так и для животных. Поэтому важно признать, что не каждое взаимодействие человека и животного является положительным, и важна оценка опыта и результатов как людей, так и животных [16].

В лаборатории OHAIRE мы изучаем как положительные, так и отрицательные аспекты вмешательства с участием животных и взаимодействия человека и животного. Благодаря этому процессу мы надеемся получить более полную картину уникальных и широко распространенных взаимодействий между людьми и животными.Наша цель - провести значимое, клинически значимое исследование, которое улучшит взаимодействие и результаты для обеих сторон.

Автор: Элисон К. Киркхэм и группа OHAIRE

Список литературы

  1. МакКьюн, С., Крюгер, К. А., Гриффин, Дж. А., Эспозито, Л., Фройнд, Л. С., Херли, К. Дж., И Буре, Р. (2014). Эволюция исследований взаимной выгоды взаимодействия человека и животного . Animal Frontiers, 4 (3), 49-58.
  2. Матчок, Р.Л. (2015). Владение домашними животными и физическое здоровье . Current Opinion in Psychiatry , 28 (5), 386-392.
  3. Кроссман, М. К., Каздин, А. Э., Матийчак, А., Китт, Э. Р., и Сантос, Л. Р. (2018). Влияние взаимодействия с собаками на аффект, тревогу и возбуждение у детей. Журнал клинической детской и подростковой психологии , 1–14.
  4. Берген-Сико, Д., Смит, Ю., Вулфорд, К., Гули, К., Хэннон, К., Вудрафф, Р., Спайсер, М., и Гамп, Б.(2018). Владение собаками и их дрессировка уменьшают симптомы посттравматического стресса и повышают самосострадание среди ветеранов: результаты длительного контрольного исследования. Журнал альтернативной и дополнительной медицины , 24 (12), 1166–1175.
  5. Крюгер, К. А., и Серпелл, Дж. А. (2010). Вмешательства с использованием животных в психическое здоровье: определения и теоретические основы. В A. Fine (Eds.), Справочник по терапии с использованием животных (3 rd , стр.33-48). Сан-Диего: Academic Press.
  6. Ричардс, Э. А., МакДонаф, М. Х., Эдвардс, Н. Э., Лайл, Р. М., и Тропед, П. Дж. (2013). Психосоциальные факторы и факторы окружающей среды, связанные с выгуливанием собак. Международный журнал по укреплению здоровья и просвещению, 51 (4), 198-211.
  7. Клотье, С., Панксепп, Дж., И Ньюберри, Р. К. (2012). Игривое обращение с животными снижает страх перед людьми в лабораторных крысах. Прикладная наука о поведении животных, 140 (3-4), 161-171.
  8. Гуркоу, Н., Хамон, С. К., и Филлипс, К. Дж. С. (2014). Влияние нежных поглаживаний и вокала на поведение, иммунитет слизистых оболочек и заболевания верхних дыхательных путей у тревожных кошек из приюта. Профилактическая ветеринария, 117 (1), 266-275.
  9. Витцтум, К., и Урбаник, Дж. (2016). Оценка собаки: теоретический анализ действий животного-компаньона при взаимодействии человека и животного. Общество и животные, 24 (2), 172-185.
  10. Штраф, А.Х., & Макинтош, Т. К. (2015). Вмешательства с использованием животных: переход на перекресток объяснения инстинктивной связи под пристальным вниманием научных исследований. В Х. Фридмане (ред.), Энциклопедия психического здоровья (2 nd , стр. 68-73). Академическая пресса.
  11. Международная ассоциация организаций по взаимодействию людей и животных (IAHAIO), Целевая группа по определениям вмешательств с использованием животных и руководящим принципам по благополучию вовлеченных животных. (2014). Отчет IAHAIO «Определения вмешательств с помощью животных» и «Рекомендации по благополучию вовлеченных животных». Получено с https://iahaio.org/new/index.php?display=declarations
  12. Паренти Л., Форман А., Мид Б. Дж. И Вирт О. (2013). Пересмотренная таксономия животных-помощников. Журнал исследований и разработок в области реабилитации, 50 (6), 745-56.
  13. Закон об американцах с ограниченными возможностями 1990 г., 42 U.S.C.A. § 12101 и след.