Ятрогения в психологии это – симптомы, лечение, причины болезни, первые признаки

симптомы, лечение, причины болезни, первые признаки

Описание

Ятрогения (от древнегреческого iatros – врач и genes – порождающий) – это болезнь, спровоцированная врачом.

Иногда в литературе встречается более широкое описание термина «ятрогения», которое обозначает любую ошибку врача, повлекшую за собой нарушение функций организма, инвалидность или даже смерть пациента.

Несмотря на это, чаще данное понятие трактуется как заболевание, возникшее вследствие воздействия врача на психику пациента.

Ятрогения возникает по причине неквалифицированных, неправильных слов или действий со стороны медработников. Бывает, что любое неосторожное слово врача приводит к угнетенному эмоциональному состоянию пациента. Поэтому крайне важно врачу или любому другому представителю организации здравоохранения осторожно подбирать слова в общении с пациентом, чтобы предотвратить развитие ятрогении.

Выделяют следующие виды ятрогении:

  1. Прогностическая ятрогения – связана с чрезмерно пессимистическими высказываниями врача относительно состояния здоровья пациента.
  2. Сестрогения – нарушение, вызванное неосторожными словами или действиями медсестры.
  3. Манипуляционная ятрогения – связана с медицинскими манипуляциями.
  4. Диагностическая ятрогения – возникает вследствие выставления неверного диагноза.
  5. Ятрофармакогения – связана с неверным назначением врачом лекарственных средств.
  6. Лабораторная ятрогения – нарушение, вызванное нежеланием врача объяснять, отвечать на вопросы или небрежным объяснением результатов пройденных исследований.
  7. Немая ятрогения – возникает вследствие бездействия медработников.
  8. Эгогения – самостоятельное настраивание себя на негативный лад, отрицательное самовнушение.
  9. Эгротогения – негативное влияние пациентов друг на друга.
  10. Информационная ятрогения – возникает из-за недостоверной информации, поступившей от неквалифицированного врача, или в случае самостоятельного нахождения информации в неподтвержденных источниках.

Симптомы

Фото: schitovidka.su

Безусловно, реакция пациента на слова врача зависит от его типа личности и индивидуально-психологических особенностей. Иногда даже неловко сказанное врачом слово может вызвать эмоциональный отклик, который в дальнейшем не позволит выстроить благоприятные отношения между врачом и пациентом, что необходимо для эффективного лечения и благополучного исхода заболевания.

Ятрогенные заболевания выражаются в виде развития у пациента депрессии или ипохондрии.

Депрессия – это состояние, характеризующееся снижением настроения и трудоспособности, приносящее страдание себе и близким людям.

У людей с депрессией появляется угнетенное настроение, постоянное ощущение тоски, тревоги, чувство внутреннего напряжения. Это все сопровождается повышенной раздражительностью, плаксивостью. Человек теряет уверенность в себе, снижается самооценка, появляются комплексы. Из-за этого люди в депрессии теряют интерес к окружающим вещам, начинают избегать встречи с друзьями и знакомыми.

Физиологически организм отвечает на данное явление нарушением сна, изменением аппетита (чаще наблюдается его утрата, но возможно и переедание), снижением сексуальных потребностей, а также нарушением функции кишечника, которое проявляется запорами.

Помимо этого, появляются мрачные, негативные мысли о себе и о своей жизни. Появляются мысли о собственной ненужности, незначимости, человек чувствует себя ни на что неспособным и беспомощным.

Все это может привести к пристрастию к алкоголю и психоактивным веществам, так как, по мнению человека, находящегося в состоянии депрессии, это временно облегчает внутренне состояние и помогает уйти от окружающих его проблем.

Ипохондрия – чрезмерное внимание к состоянию своего здоровья, проявляющееся в постоянном ощущении болезненного состояния, убежденности в наличии серьезного заболевания.

Такие люди часто «обнаруживают» у себя различные заболевания, например, злокачественные новообразования, патологию со стороны сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта и т.д..Даже наличие хороших результатов анализов и инструментальных исследований не дают возможность врачу убедить ипохондрика в отсутствии у него того или иного заболевания. Такой человек постоянно ходит к разным специалистам, чтобы узнать о состоянии своего здоровья. Если же врачи пытаются убедить в том, что поводов для переживаний нет, ипохондрик направляется к другому специалисту, так как считает данного врача недостаточно квалифицированным.

Помимо этого, человек самостоятельно начинает следить за состоянием организма. Это проявляется постоянным измерением температуры тела, подсчетом пульса, осмотром кожных покровов и видимых слизистых и подобное.

Диагностика

Фото: ourmind.ru

Не существует специфической диагностики для выявления ятрогении. Заподозрить это явление можно в случае, если известно о трудностях в общении между пациентом и врачом. Следует выяснить, какие взаимоотношения сложились с предыдущим специалистом, были ли конфликты, трудности в понимании друг друга. Также необходимо выяснить осведомленность пациента о своем состоянии, результатах обследования, вариантах лечения и возможных результатов терапии.

Кроме того, важно оценить общий эмоциональный настрой, чтобы на ранних этапах выявить проявление депрессии и ипохондрии.

Отдельного внимания заслуживают слова врача, сказанные во время операции, когда пациент находится под наркозом. Дело в том, что состояние наркоза близко к гипнотическому сну, поэтому в данном состоянии человек легко внушаем. Легко поддаются внушению тревожные, доверчивые, неуверенные в себе, ранимые люди. Если в ясном сознании человек способен как-то противостоять сказанному или каким-либо манипуляциям, то в бессознательном состоянии – нет. Поэтому очень важно, чтобы во время операции медицинские работники следили за своими словами и действиями.

Лечение

Фото: neo-med.biz

В случае, если не удалось предотвратить развитие ятрогении, назначается психотерапия, которая при необходимости дополняется приемом лекарственных средств.

Во время сеанса психотерапии врач подробно узнает о страхах и сомнениях пациента. После курса психотерапии, когда достаточно понятны проблемы и причины их возникновения, психотерапевт дает необходимые советы и рекомендации. В некоторых случаях требуются дополнительные меры для устранения ятрогении, например, гипнотерапия.

После пройденного курса выявляются улучшения. Если этого не произошло, назначаются лекарственные средства, которые способствуют стабилизации эмоционального состояния пациента.

Лекарства

Фото: med-advisor.ru

В лечении ятрогении редко прибегают к назначению лекарственных средств. Данное состояние хорошо поддается лечению с помощью психотерапии. Однако в случае, если у пациента имеются ярко выраженные симптомы депрессии, без медикаментозного лечения не получится обойтись. В таком случае назначаются антидепрессанты или транквилизаторы.

Действие антидепрессантов направлено на улучшение настроения и общего психического состояния. Также эффективность данной группы препаратов наблюдается и при тревожных состояниях, что не помашет в лечении ятрогении. Первый клинический эффект достигается через 10 и более дней приема препарата. Антидепрессанты назначаются исключительно врачом. Подбор препарата производится индивидуально каждому пациенту. Важно следовать рекомендациям врача и ни в коем случае не регулировать самостоятельно дозировку препарата и кратность приема. Также необходимо запомнить, что данные препараты нельзя отменять без ведома врача. Дело в том, что в случае резкой отмены могут возникнуть неприятные симптомы (синдром отмены). Они проявляются в виде гриппоподобного состояния, тошноты, бессонницы, вялости или гипервозбуждения. Иногда возникают психические нарушения (бред, галлюцинации).

Если антидепрессанты направлены на стимуляцию нервной системы (повышают настроение), то транквилизаторы наоборот действуют на нервную систему угнетающе. Они устраняют такие симптомы, как тревога, страх, двигательное возбуждение. Помимо этого, благоприятно воздействуют на сон, способствуют лучшему засыпанию и удлиняют продолжительность сна. Не стоит забывать, что лечение транквилизаторами проводится под чутким вниманием врача.

Народные средства

Фото: ogorod.ru

Следует помнить, что в кабинете у врача нужно чувствовать себя уверенно, не стесняться задавать интересующие вопросы. Не стоит забывать, что доверять врачу хорошо, но также следует самостоятельно размышлять и анализировать сказанные врачом слова. Существуют разные специалисты по уровню своей квалификации, поэтому не стоит сразу расстраиваться после услышанного, а следует обратиться к другому специалисту для подтверждения или опровержения информации, полученной у первоначального врача. Даже самые опытные врачи могут ошибаться, поэтому иногда следует перепроверять выставленный диагноз у другого врача.

Прежде чем идти к врачу, можно найти отзывы его пациентов, которые обращались к нему раннее, чтобы составить ориентировочное впечатление о данном специалисте и решить, следует посещать именно этого врача или лучше обратиться к другому. Взаимоотношения между врачом и пациентом крайне важны в достижении выздоровления. Поэтому, если возникли какие-либо проблемы при общении с врачом, необходимо обратиться к другому, даже если данный специалист достаточно квалифицирован, потому как в этой ситуации лечение затянется из-за трудностей во взаимопонимании между врачом и пациентом.

Так же стоит поступать и с выбором медицинского учреждения. Следует выбирать именно то учреждение, в котором наиболее комфортно проходить диагностические исследования, а также лечиться.

Важно всегда верить в свои силы, успех лечения и выздоровление. Стоит адекватно оценивать сказанное и ни в коем случае не впадать в панику раньше времени.

Информация носит справочный характер и не является руководством к действию. Не занимайтесь самолечением. При первых симптомах заболевания обратитесь к врачу.

yellmed.ru

Ятрогении | PSYERA

Неблагоприятное изменение психики, возникающее в результате намеренного внушающего воздействия медицинского работника на пациента, способствующее возникновению психических травм, неврозов и т.д. — называется ятрогенией.

Ятрогения может возникать, например, вследствие неосторожного комментирования медицинским работником особенностей заболевания пациента.

Ятрогении — это психогенные реакции, вызванные неправильным, непродуманным обращением медицинского работника с пациентом.

В широком смысле ятрогении относятся к психогениям.

Понятие — ятрогения. Его можно охарактеризовать таким образом — это заболевание или осложнение заболевания, вызванное тяжелыми переживаниями больного вследствие слов и действий врача или медицинской сестры, оказавших на больного отрицательное влияние.

Наиболее часто ятрогения наблюдается у больных с определенными особенностями личности (тревожность, мнительность, склонность к ипохондрическим реакциям), усиленными болезнью. Это показывает, как важно медицинскому работнику контролировать свои высказывания при беседе с больным, следить за своими жестами и даже мимикой.

Например. Часто кардиофобия развивается у лиц, склонных к невротическим реакциям, после того, как врач скорой помощи, вызванный при начавшихся у больного неприятных ощущениях в области сердца, предписывает строгий постельный режим. Позиция врача скорой помощи в таких случаях вполне оправдана, он стремится не пропустить серьезного сердечно-сосудистого заболевания. Однако больной может фиксировать внимание на действиях и словах врача. Вот почему при повторных посещениях врача необходим уже строгий дифференцированный подход к состоянию больного.

 
Известно немало случаев, когда в ятрогенных заболеваниях различной степени выраженности был повинен средний медицинский персонал. И. Харди называл такие ятрогении соррогениями.

Ятрогения опасна не только для больного, но и для членов его семьи, поскольку родственники (родители) при этом нередко считают себя виновными в возникновении у их детей (членов семьи) нервно-психических расстройств.

Сама процедура обследования больного не только обеспечивает распознавание болезни, но уже является началом влияния врача на больного, влияния благотворного и целебного или неблагоприятного и пагубного.

Особым вниманием следует окружать больных в детском и престарелом возрасте. Отношение врача к ребенку, к больному зрелого возраста и старому даже при одинаковой болезни должно быть совершенно различным. Это обусловлено в первую очередь возрастными особенностями их психики. У детей нередко болезнь оказывается следствием внушения родителей, в частности, результатом их болезненной обеспокоенности за судьбу ребенка. Следует помнить об особенной впечатлительности детей, о легкости возникновения у них боязливости и страха. Это и способствует тому, что дети легко становятся охваченными страхом. В детской практике недопустимо угрожать возникновением или ухудшением болезни и тем более смертью. В связи с этим необходимо, в частности, всеми силами избегать, особенно в коллективе детей и подростков, ошибочно формулируемых и неправильно исполняемых приемов и форм санитарного просвещения, которые могут оказать ятрогенный эффект.

Особенности психологии лиц старческого возраста сложны и многообразны. Они в большой степени обусловлены социально-психологическими особенностями.

Однако особенности психологии лиц позднего возраста следует постоянно учитывать в медицинской деятельности. К таким особенностям обычно относятся: ухудшение общего состояния в связи с процессом инволюции (биологического старения организма), боязнь одиночества, страх перед возможной беспомощностью и др. Сознание происходящих перемен побуждает одних считать себя тяжелобольными и немощными, других — не обращать внимание на те же недуги. Задача врача при встрече с такими больными — выявить и использовать в интересах больного те сохранные функциональные системы или наиболее сохранные психические функции, которые могут быть использованы как им самим, так и больным для лучшей адаптации последнего к условиям болезни, для более полного его оздоровления.

Как уже отмечалось, ятрогении представляют собой частный случай психогений (болезней, возникающих вследствие психической травмы). Внутри этой группы болезней наряду с собственно ятрогениями выделяют ятропатии и дидактогении.

Дидактогениями называют все формы отрицательного воспитательного влияния, вызванные ошибками воспитателей и педагогов.

Следует сказать, что ятрогенией в более узком смысле можно называть неблагоприятные изменения психики больного, развивающиеся в результате ошибки медицинского работника, в частности, несоответственного, ошибочного использования врачом психологических, словесных форм общения с больным.

Возникает эффект повреждающего, ранящего значения слова. Как гласит пословица: «Слово не только лечит, но и калечит».

psyera.ru

Ятрогения и врачебная ошибка в психологии, ятрогения и психогения

Ятрогения — это состояние, которое болезненно не только для самого пациента, но и для его окружения. Пациент, страдающей ятрогенией, будет в целом негативно воздействовать на все свое окружение, а для врача, любая его ошибка, это тяжелая трагедия.

Что такое ятрогения?

Первый раз об этом заболевании рассказал О. Бумке, знаменитый немецкий психиатр. В своей научной работе, он поднял тему душевных расстройств пациента по причине некомпетентности врача. Обратил Бумке внимание на ятрогению еще в 1925 году, а актуальна проблема и по сегодняшний день. Термин ятрогения трактуется очень узко и подразумевает заболевание, которое очень отрицательно влияет на психику заболевшего человека. Ятрогения – это болезнь, которую спровоцировал непосредственно врач.

Ятрогения в психологии

Основная причина всех случаев заболевания — это врачебные ошибки, неправильное или неквалифицированное их поведение. Случайное и не преднамеренное, но бывает, что намеренное. Своей неграмотностью или неадекватностью, врач внушает пациенту определённую информацию. После такого общения больному становится только хуже. Иногда ятрогенная болезнь развивается на фоне того, что врач не назначал правильное лечение, прописал наркотические препараты человеку, склонному к зависимости. На фоне этого у пациента развилась ятрогенная зависимость.

Заболевания, обусловленные ятрогенией, могут быть в двух формах:

  1. В форме депрессии. Пациент будет страдать от расстройства психики, у него может не быть настроения, все суждения будут пессимистические и никакого просвета он в жизни видеть не будет, упадет самооценка. Ятрогенная депрессия нуждается в серьезном и качественном лечении.
  2. Ятрогения может развиться на фоне ипохондрии. Это страх заболеть неизлечимой болезнью, чересчур внимательно относиться к здоровью. Таким людям думают, что они больны, когда не больны. А если их недуг реален, они не верят в излечение, даже если это обычный насморк.

Причины ятрогении

Главной причиной ятрогении называют врачебную ошибку. Неграмотный врач может сказать пациенту лет 20-ти, что с таким диагнозом, как у него долго не живут, до 40 не протяните. Человек расстраивается. Умный пойдет к другому врачу, а у поддавшегося панике больного могут развиться ятрогенные расстройства, возникнуть одновременно состояние депрессии и ипохондрии.

Ятрогения — виды

Все, что касается этого заболевания, напрямую затрагивает врача, который осуществлял лечение. Причиной мог послужить и медперсонал, который контактировал с пациентом. Ятрогения и врачебная ошибка, это чуть ли не слова синонимы, возникнуть такая болезнь может по ряду разных причин. Есть несколько видов ятрогении, каждый из них вызван неблагоприятно сложившейся ситуации.

Ятрогения и ее виды:

  1. Прогностическая ятрогения — вызвана она врачом, который сделал пессимистические прогнозы.
  2. Сестрогения – вызвана неправильными и неосторожными действиями или словами медицинской сестры.
  3. Ятрофармакогения – препараты для лечения были неверно назначены.
  4. Манипуляционная ятрогения – результат неверных медицинских манипуляций.
  5. Диагностическая ятрогения – возникает в случае неверно поставленного диагноза.
  6. Лабораторная ятрогения – врач не объясняет или небрежно объясняет диагностические результаты.
  7. Немая ятрогения – из-за молчания медицинского работника.
  8. Эгротогения – два пациента негативно влияют друг на друга.
  9. Эгогения – связана с негативным самовнушением.
  10. Информационная ятрогения – пациент прочел неверную информацию о заболевании, или она поступила от неграмотного специалиста.

Ятрогения и психогения

Специфика заболевания заключается в перенесенном заболевании эмоционального характера. Развиться оно может только от контакта с врачом или другими медицинскими работниками. Ятрогения — это вид психогении. Под психогенией понимают механизм заболевания, в котором участвует высшая нервная система. Развитию болезни могут послужить ятрогенные факторы.

  • неблагоприятный эффект в результате приёма лекарств;
  • лекарственные средства был назначены с избытком, это привело к другим заболевания;
  • врач неразборчиво написал или совершил опечатку, в результате лечение было выполнено не верно;
  • халатность врачей и персонала;
  • ненадлежащее выполнение необходимых процедур или методов лечения связанных с недоучетом медицинских работников.

Лечение ятрогении

Вопрос ятрогеной болезни очень остро стоит в современном мире. Большинство проблем связано не просто с медициной, а с этикой поведения. Бесстрастие и хладнокровие медицинского персонала обязательно должно сочетаться с приветливостью и вниманием, готовностью прийти на помощь. Если психическая ятрогения все же овладела человеком, а сил самостоятельно взять себя в руки и справиться с ней нет — стоит прибегнуть к помощи специалистов. Психиатр или психотерапевт помогут найти пути решения и борьбы с недугом.

 

womanadvice.ru

виды, причины и профилактика ятрогении

Ятрогения – один из видов психогении, то есть психическая болезнь или расстройство психической деятельности, вызванное эмоциональным потрясением.

Понятия и формы ятрогении

Специфика ятрогении в том, что эмоциональное потрясение подобного рода может случиться с индивидом только во время его взаимодействия с врачом или другим медработником, то есть в те периоды жизни, когда ему пришлось обратиться за медицинской помощью и стать пациентом.

Ятрогения (от древнегреческого iatros — врач и genes — порождающий) – это болезнь, спровоцированная врачом.

Это понятие впервые упомянуто немецким психиатром О. Бумке еще в 1925 году в работе «Врач как причина душевных расстройств». Иногда в литературе встречается иное написание термина «ятрогения», обусловленное сложностями перевода – «иатрогения».

В МКБ-10 (Международная классификация болезней) ятрогения трактуется более широко, как любая ошибка врача, которая повлекла за собой нарушения функций организма, инвалидность или смерть пациента. Однако ятрогения по-прежнему чаще трактуется более узко, как заболевание, негативно воздействующее именно на психику больного.

Ятрогения случается по причине неправильных, неадекватных, неквалифицированных действий или слов врача, осуществляющего ненамеренное (а может быть и намеренное) внушающее воздействие на пациента. Грубо говоря, врач сказал или сделал что-то неправильно, а пациент от этого стал чувствовать себя намного хуже.

Например, врач может сказать молодому пациенту: «Вы знаете, с таким заболеванием как у Вас люди и до сорока не доживают!». Как себя будет чувствовать после этого человек? Как минимум – не очень, как максимум – хуже не куда. По-научному это «хуже не куда» квалифицируется как совокупность депрессивного и ипохондрического состояний.

Ятрогенные заболевания чаще всего выражаются в двух формах:

  1. Депрессия – психическое расстройство, характеризующееся пониженным настроением, торможением умственной и физической деятельности, снижением жизненных побуждений, пессимистическими оценками своего «Я» и жизненной ситуации, соматоневрологическими расстройствами.
  2. Ипохондрия – чрезмерное вниманиек своему здоровью, страх перед неизлечимыми болезнями, убежденность в наличии болезни при ее отсутствии и неверие в избавление от реальной болезни (даже не слишком опасной).

Ятрогению еще называют «отрицательная психотерапия», так как долг врача помогать пациенту чувствовать себя лучше, увереннее, оптимистичнее, а получается все наоборот: только страх, ужас, паника, апатия и отсутствие надежд на будущее.

Виды ятрогении

Любой неосторожный жест, взгляд, действие или бездействие и, конечно же, слово врача может стать для пациента настоящей психологической травмой, спровоцировать психоз, невроз, нанести иной вред психике и организму.

В последнее время отдельно стали выделяться такие виды ятрогении как:


  1. Прогностическая ятрогения – нарушение психики, вызванное чрезмерно пессимистичными прогнозами врача относительно будущего пациента.
  2. Сестрогения – нарушение, вызванное неосторожными словами или действиями медсестры.
  3. Ятрофармакогения – нарушение, вызванное неверным назначением лекарственных средств.
  4. Манипуляционная ятрогения – нарушение, вызванное медицинскими манипуляциями.
  5. Диагностическая ятрогения – нарушение, вызванное неверным или небрежно произнесенным диагнозом.
  6. Лабораторная ятрогения – нарушение, вызванное нежеланием врача объяснять, отвечать на вопросы или небрежным объяснением результатов диагностики.
  7. Немая ятрогения – нарушение, вызванное бездействием и молчанием медработника.
  8. Эгротогения – взаимное негативное влияние пациентов друг на друга.
  9. Эгогения – негативное влияние пациента на самого себя, отрицательное самовнушение.
  10. Информационная ятрогения – расстройство психики, вызванное эмоциональным потрясением после прочтения или прослушивания недостоверной информации, поступившей от неквалифицированного специалиста.

Личность врача и пациента

Конечно, то насколько сильно подействуют слова врача на пациента, зависит и от личности и индивидуально-психологических особенностей каждого из них, от рода и тяжести соматического заболевания пациента и от момента, когда воздействие было оказано.

Отдельного рассмотрения заслуживает ситуация операции, во время которой пациент находится под наркозом. Слова, сказанные в это время врачом, проникают прямо в бессознательное пациента, минуя сознание.

Если во время взаимодействия в состоянии сознания пациент может хоть как-то противостоять сказанному или каким-либо манипуляциям (воспринять критически сказанное, применить приемы саморегуляции, отказаться от процедуры), то под наркозом – нет. Состояние наркоза близко к гипнотическому сну. В таком случае внушение осуществляется на бессознательном уровне. Врачи и медсестры должны следить не только за тем, что говорят при пациенте, но и тогда, когда думают, что он их не слышит.

Хорошими «гипнотизерами» бывают врачи, отличающиеся:

  • завышенной самооценкой,
  • привычкой «поумничать»,
  • резкостью и бездушностью в словах и действиях,
  • безапелляционностью в высказываниях.

Легко поддаются внушению люди:

  • боязливые,
  • тревожные,
  • доверчивые,
  • неуверенные в себе,
  • ранимые,
  • с ригидным или образным мышлением,
  • склонные к ипохондрии.

Люди в нашем обществе в большинстве своем не доверяют врачам, но приходя в больницу, любой человек надеется, что именно ему попадется самый лучший врач. Люди доверяют, а порой и слепо верят лечащим их врачам, отсюда и слишком частые случаи ятрогении. Но у медали всегда две стороны!

Если пациент верит доктору, почему бы этому доктору не подарить ему надежду и веру в лучшее? Если эффект плацебо имеют таблетки-“пустышки”, то слова авторитетного врача наверняка могут спровоцировать тот же эффект плацебо, но это будет уже не отрицательное (как при ятрогении), а положительное внушение!

Обманывать пациентов нельзя, но разве можно не оставлять им даже надежды? Слова и действия врача и других медицинских работников должны действовать не как яд, отравляющий человека, а как лекарство!

Профилактика и лечение ятрогении

Ятрогения – болезнь, которая является одной из самых острых проблем современной медицины, наряду с эвтаназией, абортами, суррогатным материнством и другими. Это все не просто медицинские, это этические проблемы.

Профессия врача одна из самых психологически сложных. Бесстрастие и хладнокровие должно сочетаться с умением быть приветливым, участливым, внимательным, готовым всегда прийти на помощь любому человеку в любую минуту.

Равнодушие, невнимательность, пренебрежительное отношение к пациентам лишь усиливают те чувства, с которыми они обычно приходят:

  • волнение,
  • тревога,
  • растерянность,
  • суетливость,
  • грусть,
  • физическая боль.

Для профилактики ятрогении, по большому счету, нужна лишь малость – приветливое общение, гарантия сохранения медицинской тайны и участливое отношение доктора к пациенту. Встретить пациента с улыбкой – уже в некоторой степени защитить его от возможного эмоционального потрясения.

Также медицинским работникам рекомендуется не забывать повышать свою квалификацию.

Чтобы не стать жертвой ошибки врача, рекомендуется:

  1. Развивать такие качества личности как уверенность в себе, оптимизм, критичность и гибкость мышления, стрессоустойчивость. Врач может быть сколь угодно эрудированным человеком, но слушая его, нужно не забывать думать и размышлять над сказанным, а не просто слепо верить. Отказаться от установок «Врач лучше знает» и «Как врач скажет, так и сделаю». Врачи тоже люди, они могут ошибаться.
  2. Прежде чем идти к врачу, нужно узнать какой он специалист, найти отзывы его пациентов (хотя бы поискать в Интернете, на форумах). Так же нужно внимательно выбирать медучреждение, в котором предстоит лечиться, особенно если ожидается пребывание в стационаре.
  3. Оставлять за собой право выбора врача и медучреждения. Если кокой-то врач не понравился и есть возможность пойти к другому, это нужно делать. Не нужно терпеть плохих врачей!
  4. При постановке диагноза одним врачом лучше перепроверить его, посетив еще одного-двух (особенно, если диагноз серьезный). Нередко разные врачи ставят разные диагнозы одному и тому же человеку.
  5. Верить в свое выздоровление! Что бы кто ни говорил, нужно верить в себя, в свои силы и возможности! Думать и представлять себя здоровым, убеждать себя в своем полном выздоровлении, продолжать радоваться жизни!

В случае, когда ятрогения уже наступила, и не осталось никакой надежды, веры в лучшее и любви к себе, необходимо обратиться за помощью к психотерапевту или психиатру, эти специалисты помогут справиться с проблемой.

Если Вы хотите более детально изучить такую непростой феномен как ятрогения, рекомендуем книги:

  1. В. Волков “Ятрогенные психонейросоматические синдромы”
  2. С. Кузнецов “Возмещение вреда здоровью от ненадлежащей медицинской деятельности”
  3.  А. Анастасов “Лекарственная болезнь (поражения в связи с применением фармакотерапевтических средств в лечебных дозах)”

Страдали ли Вы когда-нибудь от ятрогении?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Ждем Вашей оценки

Загрузка…

Понравилась запись? Поделитесь с друзьями

ourmind.ru

Ятрогения. Медицинская психология. Полный курс

В целом ятрогении являются частным случаем психогении, т. е. заболевания, развивающегося вследствие психической травмы, в данном случае слова врача. В более узком смысле ятрогенией следует считать изменения психики человека под влиянием неправильного мнения, ошибочного высказывания врача. Таким образом, слово врача является серьезным оружием, способным как лечить, так и наносить вред здоровью. Человек, страдающий практически любым заболеванием, становится более восприимчивым и чувствительным к окружающим воздействиям, более подвержен отрицательным влияниям. Однако не все пациенты одинаково подвержены таким воздействиям. Имеют значение особенности личности человека. Наибольшая подверженность характерна для лиц тревожных, мнительных, впечатлительных, привыкших прислушиваться к своим ощущениям, с легко ранимой психикой. Поводом обычно служат неправильно понятые слова врача в сочетании с ярким впечатлением о болезни какого-либо другого пациента, сопровождающиеся чувством тревоги: вид тяжелобольного, рассказы очевидцев, чтение литературы о внезапном заболевании с трагическим исходом. Спустя непродолжительное время у такого впечатлительного больного появляются разнообразные неприятные ощущения, напоминающие, по его мнению, признаки того самого заболевания, о котором он узнал или наблюдал у другого человека. Если врачебным обследованием не подтверждаются его опасения, он начинает обращаться к другим докторам, будучи уверенным, что он болен. Если заболевания не находят и другие врачи, он может жаловаться в вышестоящие инстанции, требуя повторного обследования и назначения лечения. Иногда такие пациенты становятся «профессиональными жалобщиками», отнимающими массу времени у врачей и контролирующих организаций на поиски несуществующей болезни и ответы заявителю. Одновременно такой пациент пытается самостоятельно разобраться в своем состоянии здоровья, пытается читать специальную медицинскую литературу, которую весьма нелегко понять человеку без медицинского образования, делает ошибочные выводы и на их основании пытается заниматься самолечением. Недостающие симптомы появляются в результате самовнушения, мнимые ощущения в конечном итоге приходят в систему, приобретают упорядоченность. На этом этапе больной может действительно производить впечатление истинно больного человека. Отсутствие понимания и сочувствия со стороны медицинских работников может вызвать снижение настроения, расстройство сна, аппетита, общего самочувствия. В таком состоянии действительно развиваются функциональные расстройства со стороны «больного» органа. При повседневном общении с пациентом большое значение имеет его степень внушаемости. Она может иметь положительное значение, так как легко внушаемый пациент лучше воспримет и запомнит советы, назначения и рекомендации. В других случаях внушаемость может сыграть злую шутку с врачом и пациентом в случае ошибочного мнения или опрометчивого высказывания доктора. Особенно часто ятрогенные влияния наблюдаются в ходе обследования при выявлении ранних проявлений той или иной болезни, когда больной уже обеспокоен изменениями в своем самочувствии и становится предрасположенным к вольным толкованиям своего меняющегося состояния. Тщательный анализ жалоб и переживаний больного позволяет лучше понять особенности его психической индивидуальности, найти более эффективные и приемлемые формы влияния на него. Этому способствует также исключение из употребления в присутствии больного терминов, не понятных для него, которые из непонятных могут превратиться в пугающие. Большое значение следует придавать анализу переживаний больного, ибо врач в результате непосредственного словесного контакта может получить материал, нередко превосходящий тонкостью наблюдения физические методы исследования. В самом начале контакта с больным врач должен укреплять положительные установки пациента, а не излишне сочувствовать ему и говорить о возможных тяжелых последствиях и длительности заболевания, неоправданно много и долго лечить, назначать большое количество препаратов с разнонаправленным действием, без особой необходимости выдавать листок нетрудоспособности, как бы перестраховываясь, вместо того, чтобы давать рекомендации по трудоустройству, исходя из психического и соматического здоровья. Особо следует отметить необходимость соблюдения аккуратности и осторожности при сообщении больному результатов обследования и установленного диагноза. Сообщение одного и того же диагноза разным пациентам носит сугубо индивидуальный характер с элементами театральности. Форма сообщения, слова, выражения, демонстрация собственного отношения врача к сообщаемому диагнозу должны зависеть от уровня интеллекта, образования, культуры, соматического и эмоционального состояния пациента. Наиболее неприемлемым, вредоносным вариантом считается медикоцентричное отношение к сообщению о диагнозе. Оно характеризуется сухой научной характеристикой свершившихся фактов. В этом случае врач выступает только как профессионал в одной конкретной своей узкой области знания, с небольшой натяжкой в этом случае его можно назвать просто ремесленником. Вредное влияние на больного могут оказать и рассуждения врача вслух, особенно если это касается дифференциально-диагностических вопросов. Он порой даже не может догадаться, какой вихрь вопросов и сомнений поднимает в голове больного замечание о том, с какими разнообразными болезнями может быть связан симптом, беспокоящий больного. Рассматривая аспект сообщения пациенту результатов его обследования, следует особое внимание уделить электрокардиографии, так как до сих пор этот метод диагностики остается одним из наиболее информативных в отношении состояния сердца, а оно является крайне важным органом, что известно любому, самому необразованному пациенту. В ряде исследований ведущих кардиологов отмечается, что неосторожное сообщение результатов электрокардиографии нанесло не меньший вред, чем выявленные этим методом соматические проблемы. Распространенный в настоящей медицине диагноз «кардиальный невроз» нередко становится следствием нетактичных сообщений результатов ЭКГ особо мнительным пациентам. Больные с ипохондрическим складом личности порой скрупулезно коллекционируют результаты проведенных обследований, мнения различных специалистов, сравнивают их между собой и с результатами исследований других больных, пытаются самостоятельно делать выводы, чем наносят себе серьезный вред, концентрируя свои интересы на состоянии своего здоровья и проявлениях болезни. Мысль о возможной болезни сердца ужасает их особо, они просят, требуют повторных проведений электрокардиографии, а затем впадают в панику, услышав даже о незначительных отклонениях. Не имея медицинского образования, не зная медицинской терминологии, такие больные приходят к выводу о наличии у них серьезной болезни сердца, хотя объективно об этом нет и речи. Они требуют повторных ЭКГ-исследований и немного успокаиваются только тогда, когда удается обнаружить хотя бы минимальные отклонения в сторону ухудшения, так как этим подтверждаются их опасения, с которыми никто не хочет соглашаться. Трактовка рентгенологических исследований тоже имеет свои подводные камни. В большей степени это касается спорных заключений, которые в этом виде обследований встречаются довольно часто. Одна и та же картина может быть расценена как вариант нормы у одного пациента и как проявление патологии у другого, причем это не всегда ясно сразу. Рентгенологические данные всегда необходимо оценивать в сочетании с другими обследованиями, поэтому рентгенолог единолично не должен ставить диагноз и сообщать об этом пациенту. Характерным примером может служить следующий случай из педиатрической практики. Ребенку 2 лет было назначено рентгенологическое исследование легких в связи с длительно сохраняющимся кашлем после перенесенного бронхита. Рентгенолог детской поликлиники находился в отпуске, поэтому заключение делал рентгенолог, работающий с взрослым населением и утративший навыки изучения детских рентгенограмм. Его вердикт был однозначен: у ребенка диссеминированный туберкулез легких. К счастью или к несчастью, у матери ребенка было медицинское образование. К несчастью потому, что она сразу представила себе предстоящий объем и длительность лечения, последствия перенесенного столь серьезного заболевания в столь нежном возрасте для организма в целом и последствия влияния токсичных лекарственных препаратов, без которых невозможно добиться излечения этого заболевания. Такая ситуация могла привести к неправильному лечению ребенка с непредсказуемыми последствиями и невротическому расстройству со стороны матери. К счастью, мать не удовлетворилась заключением этого рентгенолога и стала искать возможность проконсультировать ребенка и проверить результаты обследования у специалиста, работающего в детском лечебном учреждении. Заключение гласило, что такой результат может быть вариантом нормы, что и подтвердилось дальнейшими клиническими наблюдениями.

Следует отличать от истинных ятрогенных влияний псевдоятрогению. Она встречается в тех случаях, когда больные, обладающие мнительным характером, склонные к фантазированию. В ряде случаев, не соглашаясь с мнением доктора, такой пациент утверждает о наличии противоположного мнения у его коллеги, хотя это не соответствует действительности. Необходимо осветить и такой аспект врачебной этики деонтология – раздел этики, как обсуждение, проверка и контроль мнений своих коллег по профессии. Врач, уполномоченный сообщить больному, что по его жалобе была проведена проверка, выявлены нарушения в действиях лечащего персонала, должен очень тактично строить свою беседу. Его задача – не только формально сообщить пациенту результаты своей работы, но и постараться не подорвать веру больного во врача, лечебное учреждение и медицину в целом. В случае врачебной ошибки или оплошности в большинстве ситуаций существуют объективные причины, оправдывающие действия врача или хотя бы объясняющие их. Больной должен о них узнать из тактичного сообщения контролирующего специалиста. На состояние пациента, обратившегося за медицинской помощью, влияют многие обстоятельства, в том числе авторитет врача, его внешний вид, состояние кабинета врачебного приема, в который он попал, внешний вид медицинской аппаратуры, находящейся в поле зрения пациента. Но самое большое влияние оказывают слово врача, его поведение, манера и тон разговора. Нельзя переоценить силу влияния личности врача. В большинстве случаев манеру поведения доктора можно отнести к одной из двух, наиболее распространенных. Это тип добродушного, все понимающего и всепрощающего доктора и тип «профессора», который все знает, но очень далек от пациента в связи со своим особым социальным статусом. Атмосфера, в которой работает врач, может способствовать наилучшему контакту с больным и результативности лечения, а может препятствовать ему. В поведении врача имеют значение и его собственные мысли, переживания, настроения, не связанные с больным и лечебным процессом вообще. Однако нельзя допускать, чтобы больной зависел от личной жизни врача, в которой, как у любого другого человека, возможны разнообразные ситуации. Невротические черты личности препятствуют формированию доверительного контакта с больным и могут привести к ятрогенным влияниям. В поведении доктора важно все: манера одеваться, культура речи, соблюдение общепринятых правил приличия. Типичным примером может служить ситуация, когда уставший хирург после успешной операции, не задумываясь, выходит к ожидающим родственникам в окровавленном медицинском халате. Наиболее впечатлительных это может довести до обморока, хотя доктор пришел с хорошей вестью об успешной операции, но они-то сначала увидели устрашающий внешний вид и испугались, еще ничего не услышав. В шутках с больными доктор должен соблюдать особую осторожность и не шутить, даже если он привык к такой манере общения вообще, если он не уверен, что пациент понимает юмор. В большинстве случаев больные всерьез воспринимают каждое слово врача. Вполне понятно, что нередко возникают ситуации, в которых велико искушение сделать больному дерзкое или презрительное замечание. На этот момент врач должен забыть о том, что перед ним человек, с которыми у него равные права. Врач не имеет права на подобные заявления больному, так как такими высказываниями может не только свести на нет все лечебные воздействия, но и даже ухудшить состояние пациента по сравнению с исходным. Иногда поведение медицинского персонала может показаться нелогичным в отношении некоторых больных, что проявляется необоснованной симпатией или антипатией. Обычно это бывает результатом ассоциативных связей доктора с прежними событиями, не имеющими отношения к данному пациенту, что является в корне ошибочным. Таких нюансов в поведении врач должен избегать и не делать из случайного пациента козла отпущения, хотя врач – такой же обычный человек и ему не чужды все слабости и переживания. Вследствие постоянно высокой занятости врача является распространенной еще одна ошибка в поведении, когда он пытается отделаться от навязчивого пациента трафаретными, ничего не значащими фразами. Они подрывают авторитет врача, демонстрируя его формальное отношение к своему делу вообще и данному пациенту в частности. В случае большой занятости врач должен постараться объяснить это пациенту и назначить другое время для более подробного разговора. Еще Гиппократ в трактате о поведении врача говорил: «Все, что надо делать, делай спокойно и умело, чтобы больной мало замечал твои действия; думай только о больном, когда следует – ободри его дружеским и участливым словом; при необходимости – строго и твердо отклони его требования, но в другом случае окружи любовью и разумным утешением». Рассмотрим пример. Женщина 56 лет, склонная к депрессивным реакциям, приходит на прием к невропатологу, к которому была направлена терапевтом в связи с явлениями беспокойства, плаксивости, нарушениями сна. Около года назад ее стали беспокоить неопределенные боли в области нижней части живота, доставлявшие больной выраженное беспокойство. Врач, к которому она обратилась, заявил, что подозревает саркому (один из вариантов злокачественной опухоли, трудно поддающейся лечению), поэтому необходимо срочное обследование. Больная прошла множество обследований, ни одно из них не подтвердило диагноз, но пациентка продолжала испытывать непреодолимый страх, что у нее возникнет неизлечимая онкологическая болезнь. Ошибка в поведении врача заключается в том, что он, не оценив особенностей личности пациентки, подверженной депрессивным состояниям, сразу сообщил ей о своих наихудших предположениях, хотя в этом случае, назначая тот же перечень обследований, обосновывать их для пациентки нужно было гораздо мягче, даже если врач действительно подозревал возможность столь серьезной болезни. И. П. Павловым в работах проводилась аналогия между словесными влияниями и физическими раздражителями. Он говорил о необходимости врачу соблюдать принцип стерильности слов. Известны случаи, когда больные из-за неосторожного слова врача или предсказания в отношении исхода болезни решаются на различные аутоагрессивные поступки, в том числе и суицидальные попытки. Слова врача – это не только инструмент общения, но и нередко своеобразное лекарство. Если больной говорит, что ему стало легче просто после разговора с доктором, мы имеем дело с квалифицированным специалистом, понимающим все стороны болезни. Сила словесного убеждения в некоторых случаях не может сравниться с действием самых эффективных медикаментозных препаратов, за произнесенные слова и действия больного, ими спровоцированные, несет полную ответственность врач. Неосторожные сообщения могут привести к прямо противоположному восприятию болезни. Глубокий такт, внимание к рассказу пациента, тщательное изучение особенностей его личности в большинстве случаев минимизируют возможности вредного влияния. Это относится не только к словесному общению между врачом и пациентом, но и к медицинской документации, которую ведет каждый врач в достаточно большом количестве. История болезни, амбулаторная карта, отдельные результаты обследований, выдаваемые больному на руки с определенной целью или попавшие к нему по неосторожности медицинского персонала, могут содержать сведения, непонятные больному и, следовательно, неправильно истолкованные. Неправильное толкование может быть направлено как в сторону усугубления имеющихся болезненных проявлений, так и в сторону утверждения, что у пациента все хорошо и нет необходимости в дальнейшем обследовании и лечении. Как сказано выше, варианты толкования зависят от особенностей личности больного. То же самое касается инструкций, прилагаемых к медикаментам. Их излишняя подробность может спровоцировать ипохондрические проявления у пациентов, склонных к ним. Фармацевтические компании, уважающие себя, считают необходимым указывать все возможные противопоказания и побочные эффекты, которые когда-либо случались в практике применения данного средства, даже если случай произошел однократно. Пациент, склонный к ипохондрии, мнительности, читая такую инструкцию, обязательно начнет выискивать у себя все перечисленные возможные отрицательные влияния и обязательно найдет какое-нибудь из них. Врач должен понимать, что должен знать не только, какая болезнь развивается, но и у какой личности происходят эти процессы. Это позволяет правильнее оценить прогноз и назначить адекватное лечение. Именно поэтому врач независимо от своей основной специальности должен знать основы психотерапии. Без знаний психотерапии лечение может в ряде случаев приобретать однобокий характер. Врач любой специальности должен понимать: самая важная его задача – не только вылечить конкретный недуг, но и научить человека быть здоровым. Вопросы ятрогении и деонтологии касаются не только врачей, но и фармацевтических работников, средний медицинский персонал. Между фармацевтами и посетителями аптек нередко возникают трения, отрицательно влияющие на процесс лечения. Больной приходит в аптеку не только за механическим получением лекарственных препаратов, но и за советом, которого не хватило у врача, или за ответом на вопрос, который он забыл задать врачу, или уверен, что фармацевт в этом аспекте разбирается лучше. Ответы фармацевта будут влиять на ход лечения, отношение больного к своему состоянию и общий эмоциональный фон настроения. Фармацевт должен помнить, что общей картины состояния пациента он не знает, врачу известно больше, поэтому, если его мнение в назначении лечения в чем-то не совпадает с мнением доктора, он не должен высказывать этого больному. Нетактичное поведение работника аптеки может поколебать веру больного в своего целителя и привести, с одной стороны, к несоблюдению назначенного лечения, с другой – нанести психическую травму пациенту, который при ипохондрическом складе личности начнет сомневаться во всем: диагнозе, прогнозе, правильности лечения. Медицинские сестры в своем поведении в той или иной мере ориентируются на поведение врача, поэтому доктор должен быть примером для среднего медицинского персонала. Отрицательное влияние медицинской сестры на больного, вызванное ее действиями, словесными выражениями, поведением, называется сороригенным. Актуальность этого вопроса определяется тем количеством времени, которое медицинская сестра общается с пациентом. Медицинские сестры, точно и тщательно выполняющие назначения врача, нередко вызывают у больных чувство теплой привязанности. Для медицинской сестры недопустимо проявление нетерпения, раздражения при необходимости повторно объяснять одно и то же, резких действий, свидетельствующих о ее недовольстве, так как все это способствует усугублению чувства беспомощности и подавленности у больного, с которым она в это время работает и общается. На больного оказывают отрицательное влияние как нетактичное поведение медицинской сестры, холодность и официальность в обращении с больными, обусловленные во многих случаях недостаточным уровнем культуры, образования, так и излишняя фамильярность, панибратство. Медицинская сестра не должна делать выводов и заключений в тех областях, которые находятся не в ее компетенции, а тем более обсуждать назначения и мнение врача. По сути своей деятельности медицинская сестра является помощником врача, а не равноправным с ним специалистом. Со временем, приобретая большой практический опыт работы, медицинская сестра в ряде случаев может располагать знаниями почти на уровне врача. При доверительном контакте между доктором и его помощником они могут в некоторых случаях и на равных обсуждать проблемы, советоваться, принимать решения. Однако этот процесс должен оставаться сугубо между ними. Медицинская сестра должна всячески поддерживать авторитет лечащего врача, воздерживаться от критических замечаний в его адрес в присутствии больных и родственников, даже если она энциклопедически уверена в своей правоте. В случае установления хорошего доверительного контакта между медицинской сестрой и пациентом ей порой удается с легкостью сглаживать элементы бестактности, ненароком допущенные врачом. Банальные формальные фразы, которые чаще приходится слышать от медицинских сестер в силу их более тесного и длительного общения с больным, могут нанести неожиданный вред. Напомним, что одни и те же слова и выражения, сказанные в разных ситуациях в адрес разных людей, могут нести совершенно разную смысловую нагрузку, хотя говорящий каждый раз имел в виду одно и то же. Особенно этот факт значим при общении с больным перед операцией, когда он находится в состоянии тревожного ожидания, и ничего не значащих слов в этот момент для него не существует, а также при пробуждении от наркоза. В момент освобождения мозга от действия наркоза он не сразу начинает функционировать как прежде, об этом должны помнить медицинские работники, находящиеся рядом с больным в момент его пробуждения. Порой невозможно предположить, как будут им восприняты те или иные слова, поэтому то, что слышит пациент в данный момент, должно быть продумано говорящим. Информации должно быть минимальное количество, и она должна быть такой, которую трудно толковать двусмысленно.

Все ошибки в обращении с больными, оказывающие на них отрицательное влияние, можно объединить в несколько групп.

1. Несоблюдение основных правил ухода за тяжелыми беспомощными пациентами, в большинстве своем престарелыми. Больные старческого возраста нередко отличаются специфическим поведением людей, которое объективно могут раздражать медицинский персонал. Но нельзя забывать о том, что они такие же, что их особенности связаны с возрастом и болезнью и они имеют право на достойное обращение. Терпимость и выдержка являются обязательными качествами медицинской сестры при работе с такими пациентами.

2. Нарушения в корректном обращении с больными:

1) демонстрационное равнодушие в работе с больными служит одной из наиболее частых причин жалоб пациентов, причем объективные причины, спровоцировавшие жалобу, часто не столь значительны, чтобы изливать их на бумаге. Жалобы наверняка бы не было, если бы медицинская сестра своим поведением не демонстрировала больному, что ей на него наплевать;

2) несерьезное отношение к мелким жалобам и замечаниям пациентов тоже является ошибкой, так как вызывает в дальнейшем недовольство в еще большем размере;

3) излишняя официальность или чрезмерная фамильярность в обращении с больным. И то, и другое демонстрируют больному неуважение к его личности и могут усугубить либо депрессивные, либо агрессивные настроения с целью заставить себя уважать;

4) отсутствие внимания или навязчивое внимание. Невнимательное отношение со стороны одного члена лечащего коллектива может нанести урон авторитету всего учреждения, а восстановить его гораздо труднее, чем поддерживать. Излишнее внимание к одному из пациентов в ущерб другим дает почву для сплетен самого разнообразного характера, хотя может и не иметь под собой никаких реальных оснований и обусловливаться состоянием больного, требующего более пристального внимания.

3. Поучения и наставления не являются обязанностью медицинской сестры, и она должна избегать искушения заниматься излишними нравоучениями, провоцировать разговоры по душам, которые больному могут оказаться совсем ни к чему в данный момент.

4. Агрессивность со стороны среднего медицинского персонала. Она может быть открытой и скрытой. Типичным примером служит постоянное держание в страхе и напряжении беспомощного больного, так как он не уверен в том, что его насущные требования будут выполнены. Такая сестра долго тянет время, прежде чем принести судно, а когда, наконец, приносит, то сопровождает это грубыми замечаниями; введение назначенных обезболивающих препаратов задерживает, мотивируя тем, что больных много и она не успевает; медицинские манипуляции производит так, чтобы причинить больному не минимум, а максимум страданий. Такой стереотип поведения свидетельствует о нарушении психологического равновесия в личности медицинской сестры, который нужно корректировать.

5. Предоставление советов. Медицинская сестра должна четко представлять себе, что входит в сферу ее компетенции, а что нет, а также то, что она отвечает за произнесенные слова, в том числе и разнообразные советы и рекомендации, о которых, возможно, никто не просил. Давать советы – это целое искусство, здесь должен действовать принцип «не навреди». Поэтому давать советы в области знаний, выходящей за пределы компетенции медицинской сестры, является ошибкой, способной иметь сорирогенное влияние. Если медицинская сестра сомневается, как правильно ответить на вопрос пациента, самым верным является ответ, что она посоветуется с врачом. Такой ответ продемонстрирует, что врач и сестра работают во взаимосвязи и взаимной поддержке, а также будет способствовать укреплению врачебного авторитета.

Встречаются ситуации комбинированного ятрогенного и сороригенного вредного воздействия на пациента. Обычно это происходит в случае, когда больной узнает о разногласиях между врачом и сестрой, или, что еще хуже, врач и медицинская сестра начинают обсуждать свои разногласия в присутствии больного. Такие действия с их стороны подрывают веру больного в эффективность всего лечебного процесса.

В целом доля вреда, наносимая ятрогенными влияниями, невелика по сравнению с другими вредными воздействиями, которым подвергаются пациенты. В большинстве случаев последствиями ятрогенных влияний являются элементы депрессии, различные невротические реакции, реже – развитие психосоматической патологии, сопровождающиеся чувством подавленности, страха, беспокойства. Ятрогенные влияния могут провоцировать функциональные изменения со стороны того органа, о котором больной проявляет наибольшее беспокойство, что в худшем случае приводит к психосоматической патологии.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

16.2. Ятрогении

Еще
в начале 20-х гг. XX
в. швейцарский психиатр Е. Влейлер
подчеркивал, что разные формы
недисциплинированного медицинского
мышления» наблюдаются в
ходе обследования больного, а также при
распознавании ранних проявлений болезни,
когда больной уже обеспокоен изменениями
самочувствия и становится особенно
предрасположенным к вольным, а иногда
и ошибочным толкованиям своего меняющегося
состояния.

Этому
способствуют предрассудки, продолжающие
бытовать в сознании многих лиц,
предубеждения, с которыми пациент идет
на прием к врачу, элементы недоверия к
возможностям медицины, а иногда и страхи
перед предстоящей процедурой медицинского
освидетельствования, лечением и т. д.
Такие
пагубные самовлияния больного называют
эгогениями.

Е.
Блейлер широко использовал термин
«ятрогенный»
для
обозначения соответствующих состояний.
Несколькими годами позже известный
немецкий психиатр Бумке в статье «Врач
как причина душевных расстройств»
привел примеры неблагоприятных
последствий влияния врача на психику
больного и закрепил за такими психогенными
заболеваниями название «ятрогении»,
т. е. нежелательные изменения психики
и расстройства психики, порожденные
врачом.

Следует отметить,
что чем более увеличивается количество
новых сведений и возможностей медицины,
чем разнообразнее становятся методы,
тем больше ответственность врача и тем
больше возможность того, что врач, или
другой медицинский работник, в результате
какой-нибудь неосведомленности причинит
больному вред.

Прежде
чем перейти к понятию «ятрогения»,
принятому
в отечественной медицине и психологии,
следует привести термин ятропатогения,
встречающийся в зарубежной литературе.
Например, Р. Конечный и М. Боухал так
расшифровывают данный термин – «это
такой способ обследования, лечения или
проведения профилактических мероприятий,
в результате которых врач причиняет
вред здоровью больного». В более широком
смысле слова речь идет о нанесениии
вреда больному медицинским работником.
В этой связи употребляется также термин
«соррогения»,
т.
е. вред, наносимый медицинской сестрой,
так же как в других отраслях употребляются
термины «дидактогения»,
или
«педагогения»,
т.
е. нанесение вреда ученику педагогом в
процессе обучения.

Придерживаясь
вышеприведенной трактовки, надо подробнее
рассмотреть данный вопрос. Р. Конечный
и М. Боухал пишут о ятрогении соматической
(ятропатии),
при
которой может идти речь о причинении
вреда лекарствами (аллергические реакции
после применения антибиотиков),
механическими манипуляциями (хирургические
операции), облучением (рентгенологическое
исследование и рентгенотерапия) и др.

Надо
сказать, что разбор ошибок в практике
здравоохранения, проводимый специалистами,
является необходимым для профилактики
ятрогении
и ятропатии.
Если
у какого-нибудь медицинского работника
количество ошибок нарастает, уместно,
чтобы его руководство оценило возможные
психологические причины этой ситуации
прежде, чем решиться прибегнуть к
открытым замечаниям и дисциплинарным
мерам. При этом у некоторых медицинских
работников выявляются конфликты в
личной или семейной жизни, квартирные
или финансовые проблемы, а интерес,
понимание и поддержка окружающих могут
помочь облегчить им преодоление кризиса.

Неблагоприятное
изменение психики, возникающее в
результате намеренного внушающего
воздействия медицинского работника на
пациента, способствующее возникновению
психических травм, неврозов и т. д.
называется ятрогенией.

Понятие
«ятрогения» можно охарактеризовать и
таким образом

это
заболевание или осложнение заболевания,
вызванное тяжелыми переживаниями
больного вследствие слов и действий
врача или медицинской сестры, оказавших
на больного отрицательное влияние.
Психическая ятропатогения (собственно
ятрогения) является типом, или относится
к психогениям.

Психогения означает
психогенный механизм развития заболевания,
т. е. развитие болезни, обусловленное
психическими влияниями и впечатлениями,
физиологически – в общем посредством
высшей нервной деятельности человека.

Ятрогения включает
в себя вредное психическое воздействие
врача на больного. Мы должны указать
здесь на значение слова и всех средств
контактов между людьми, которые действуют
не только на психику, но и на весь организм
больного. Скажем, Йорес подчеркивает,
что врач обязан обращаться со своими
словами осторожно, экономно, целенаправленно
и продуманно. В. М. Бехтерев указывает,
что у больных «эмоции ожидания» повышают
готовность к возникновению новых
условных рефлексов. Можно сказать, что
больной живет в состоянии эмоциональной
двусторонности, половинчатости: в нем
чередуются чувства надежды и доверия
с чувством страха и неуверенности. В
значительной степени от влияния
окружающей среды зависит, какой из этих
компонентов перевесит. Следовательно,
можно сказать, что ятрогения является
какой-то «отрицательной психотерапией»,
врач и медицинский работник действуют
не как лекарство, а как яд.

От неуверенности
и страха не защищают даже имеющиеся
знания медицины. Но, с другой стороны,
это не исключает возможности, что
реальный взгляд даже на тяжелую болезнь
у информированного и психически
уравновешенного человека помогает ему
перенести болезнь спокойно и терпеливо,
и включиться в какую-нибудь работу,
насколько это позволит болезнь, в
качестве защиты против депрессии и
малодушия.

Источники
ятрогении:

1) Некоторые ситуации
и обстоятельства: неправильно проводимое
медицинское просвещение и популяризация
данных медицинской науки может стать
коллективным источником психической
ятрогении.

2) Личность
медицинского работника, в первую очередь
врача. Например, излишне беапелляционные
высказывания, чрезмерное самомнение.
Тип – «всезнающий врач». Такого рода
личность легко внушает больному свои
мнения и взгляды.

3) Личность больного.
Например, боязливый, неуверенный,
эмоционально ранимый; психически
негибкий

больной. Иногда
роль личности больного бывает настолько
выраженной, что при так называемом
«ятрогенном поражении», может идти речь
не о вине медицинского работника, а о
«псевдоятрогении». Это происходит,
скажем, если больной приводит выражения
врача, которые он не говорил, или
«вырывает» из пояснений врача только
отдельные части. Есть и другие причины.

Ятрогения может
возникать, например, вследствие
неосторожного комментирования медицинским
работником особенностей заболевания
пациента.

Ятрогении

это
психогенные реакции, вызванные
неправильным непродуманным обращением
медицинского работника с пациентом.

Наиболее часто
ятрогения наблюдается у больных с
определенными особенностями личности
(тревожность, мнительность, склонность
к ипохондрическим реакциям), усиленными
болезнью. Это показывает, как важно
медицинскому работнику контролировать
свои высказывания при беседе с больным,
следить за своими жестами и даже мимикой.

Например,
часто кардиофобия
может
развиваться у лиц, склонных к невротическим
реакциям, скажем, после того, как врач
скорой помощи, вызванный при начавшихся
у больного неприятных ощущениях в
области сердца, предписывает строгий
постельный режим. Позиция врача скорой
помощи в таких случаях вполне оправданна,
он стремится не пропустить серьезного
сердечно-сосудистого заболевания.
Однако больной человек может фиксировать
внимание на действиях и словах врача.
Вот почему при повторных посещениях
врача необходим уже строго дифференцированный
подход к состоянию больного человека.

Известно
немало случаев, когда в ятрогенных
заболеваниях различной степени
выраженности был повинен средний
медицинский персонал. И. Харди называл
такие ятрогении соррогениями.

Сама процедура
обследования больного не только
обеспечивает распознавание болезни,
но уже является началом влияния врача
на больного, влияния благотворного и
целебного или неблагоприятного и
пагубного.

Особым вниманием
следует окружать больных в детском и
престарелом возрасте.

Отношение врача
к ребенку, к больному зрелого возраста
и старому даже при одинаковой болезни
должно быть совершенно различным. Это
обусловлено в первую очередь возрастными
особенностями их психики. У детей нередко
болезнь оказывается следствием внушения
родителей, в частности результатом их
болезненной обеспокоенности за судьбу
ребенка. Следует помнить об особенной
впечатлительности детей, о легкости
возникновения у них боязливости и
страха. Это способствует тому, что дети
легко становятся охваченными страхом.
В детской практике недопустимо угрожать
возникновением или ухудшением болезни
и тем более смертью. В связи с этим
необходимо, в частности, всеми силами
избегать, особенно в коллективе детей
и подростков, ошибочно формулируемых
и неправильно исполняемых приемов и
форм санитарного просвещения, которые
могут оказать ятрогенный эффект.

Особенности
психологии лиц старческого возраста
сложны и многообразны. Они в большой
степени обусловлены социально-психологическими
особенностями. Однако особенности
психологии лиц позднего возраста следует
постоянно учитывать в медицинской
деятельности. К таким особенностям
обычно относятся: ухудшение общего
состояния в связи с процессом инволюции
(биологического старения организма),
боязнь одиночества, страх перед возможной
беспомощностью и др. Сознание происходящих
перемен побуждает одних считать себя
тяжелобольными и немощными, других –
не обращать внимание на те же недуги.
Задача врача при встрече с такими
больными – выявить и использовать в
интересах больного те сохранные
функциональные системы или наиболее
сохранные психические функции, которые
могут быть использованы как им самим,
так и больным для лучшей адаптации
последнего к условиям болезни, для более
полного его оздоровления.

Следует отметить,
что ятрогения опасна не только для
больного человека, но и для членов его
семьи, поскольку родственники (родители)
при этом нередко считают себя виновными
в возникновении у их детей (членов семьи)
нервно-психических расстройств.

По М. Блейеру,
наблюдение за развитием и течением
ятрогенных расстройств является сложным
делом в связи с тем, что врач не встречается
с последствиями своих ятрогенных
вмешательств. О них скорее узнают позднее
его коллеги, чаще всего психиатры.

По данным
электрокардиолога Вильсона, диагноз
«поражение сердечной мышцы», поставленный
только на основании электрокардиографического
исследования, на 90% представляет собой
ятрогенный диагноз.

Частыми результатами
ятрогенного поражения бывают депрессивный
невроз, фобический невроз, в первую
очередь нозофобия (навязчивый страх
перед серьезной болезнью), ипохондрические
состояния (физические ощущения боли
без соответствующих соматических
данных, связанные с представлением
больного о неясном или тяжелом
заболевании).

Наиболее тяжелыми,
хотя и реже встречающимися последствиями
ятрогении, бывают суицидальные мысли,
суицидальные попытки и даже совершенные
самоубийства.

Как уже отмечалось,
ятрогении представляют собой частный
случай психогений (болезней, возникающих
вследствие психической травмы).

Внутри
этой группы болезней наряду с собственно
ятрогениями выделяют ятропатии
и
дидактогении.

Дидактогениями
называют все формы, отрицательного
воспитательного влияния, вызванные
ошибками воспитателей и педагогов.

Следует сказать,
что ятрогенией в более узком смысле
можно называть неблагоприятные изменения
психики больного, развивающиеся в
результате ошибки медицинского работника,
в частности несоответственного,
ошибочного использования врачом
психологических, словесных форм общения
с больным.

Возникает эффект
повреждающего, ранящего значения слова.
Как гласит пословица: «Слово не только
лечит, но и калечит».

studfiles.net

16. Психогении и ятрогении

Многие исследователи
в области психологии и медицины полагают,
что психические конфликты в широком их
понимании у человека занимают одно из
ведущих мест в ряду причин болезней и
особенно нервно-психических.

В связи с данной
проблемой, создание атмосферы, исключающей
возникновение психотравмирующих
обстоятельств, свободной от страха и
опасений, является особенно необходимым.

В предупреждении
психических конфликтов особая роль
принадлежит как тем лицам, которые
вовлекаются в конфликт, так и тем,
деятельность которых определяется
постоянным общением с людьми. В первую
очередь врачам, средним медицинским
работникам, воспитателям и педагогам.

Для
обычного, повседневного врачебного
приема большое, но не одинаковое значение
имеет внушаемость больного. В одних
случаях такая повышенная внушаемость
способствует закреплению в его сознании
советов, разъяснений и рекомендаций
опытного авторитетного медицинского
работника. В других случаях обостренная
внушаемость больного, глубокое убеждение
его в непререкаемом авторитете врача
может повлечь за собой возникновение
болезненного, реактивного состояния в
первую очередь тогда, когда врач нарушает
тактику общения с больным. В связи с
этим вопрос о профессиональных
психогениях,
в
первую очередь о ятрогениях,

один из важнейших для психопрофилактики.

16.1. Психогении

Психогениями
называются заболевания, единственной
или основной причиной которых являются
травматизирующие человека психические
переживания. Психогении это нарушения,
возникающие в организме и в психике под
влиянием различных, обычно тяжелых для
личности, психических травм.

Психическая травма
в генезе психопатий играет существенную,
хотя и не единственную и не всегда
первостепенную, роль. А. Н. Молохов
формулирует четыре типа зависимости
заболевания с психической травмой: 1)
травма является единственной
непосредственной причиной заболевания;
2) травма является только толчком для
развития конституционального или иного
заболевания; 3) травма осложняет или
ухудшает течение уже имеющегося
заболевания; 4) травма создает
предрасположение к заболеванию
психогенией в последующем.

В психологической
литературе часто попытки определения
психической травмы наталкиваются на
трудности. Дело в том, что не всякие
отрицательные психические переживания
могут быть квалифицированы как травма,
а только наиболее тяжелые, такие
переживания, с которыми данной личности
трудно или даже невозможно примириться,
которые серьезно нарушают нормальную
динамику процессов возбуждения и
торможения в центральной нервной
системе, вызывают серьезные нарушения
вегетативной сферы и основных функций
организма, сердечно-сосудистой и
гормональной деятельности, обмена
веществ. Более мелкие отрицательные
переживания тоже не проходят бесследно
для человека и его психики, однако их
воздействие может теряться в общей
массе более сильных факторов, оказывающих
влияние на человека и его психику.

Психической
травмой следует называть такие
отрицательные переживания, которые
могут быть причиной определенной
клинической патологии.

Необходимость
различения травматизирующих переживаний
от реакций на них очень важна, поскольку
одинаковые переживания в одних случаях
вызывают физиологическую, а в других –
патологическую реакцию. Патологическая
может быть невротической или психотической.
Не следует забывать о значении
мировоззрения, установки личности и
характера для патогенностн психических
переживании, что часто и определяет,
приобретает ли событие или переживание
характер психической травмы. В зависимости
от индивидуальной особенности личности,
скажем, смерть близкого человека или
супружеская измена в одних случаях
является тяжелой психической травмой,
в других же нет. Если переживание и
является психической травмой, то за ней
может последовать или не последовать
психогенное заболевание.

Следует отметить,
что в тех случаях, когда человек
сознательно и добровольно подвергается
психотравматизирующим переживаниям,
они в значительной степени теряют свой
патогенный характер. Психические травмы
могут быть единичными и повторными,
кратковременными и длительными.
Существует определенная зависимость
между характером психической травмы и
типом патологической реакции на нее,
например, длительно и исподволь
действующие ситуационные психические
травмы вызывают преимущественно неврозы
и патологические развития личности, а
кратковременные и сильные психические
травмы, связанные с угрозой жизни и
испугом при взрывах, пожарах, нападениях,
стихийных бедствиях, чаще вызывают
кратковременные патологические

реакции. Такая
психическая травма как гибель близких
людей чаще всего вызывает реактивную
депрессию, реже – сумеречные состояния
сознания и почти никогда – реактивный
параноид. Сексуальные травмы – измена
одного из супругов или любовников –
часто приводят к психогенному возбуждению
со спутанностью сознания. Служебные же
конфликты, несправедливые подозрения
и обвинения часты среди причин параноидной
(бредовой) формы реактивного психоза.
Травмы, влекущие за собой непоправимый
ущерб для личности, скажем, когда у
человека при катастрофе погибает вся
семья, наиболее патогенны.

Обстоятельства,
травмирующие определенную, конкретную
личность, более патогенны, чем действующие
на целый коллектив. Психотравма
значительно более патогенна, когда
человек подвергается ей на фоне общего
благополучия окружающих. Элементы обиды
и личной несправедливости в отношении
пострадавшего приобретают здесь особое
значение, повторные травмы более
патогенны, чем единичные. Если при
длительных или повторных психических
травмах заболевание может развиваться
постепенно или проявиться на определенном
этапе травматизации, то при острых
одномоментных травмах психогения
развивается
сразу или же после некоторого скрытого
периода, продолжительность которого
невелика и измеряется обычно днями.

А что касается
содержания психотравматизирующих
переживаний, то оно весьма разнообразно
и связано с местом, временем, социальным
и бытовым укладом жизни. В наше время
наблюдаются болезненные переживания
на фоне безработицы, разорения, снижения
уровня жизни, что практически не выступало
как причина 20 лет назад. Интересно
отметить, что неврозы возникают обычно
в ответ на затяжные, ситуационные
психические травмы. По данным В. Н.
Мясищева, основанным на изучении большого
числа больных неврозами, затяжная
психотравматизирующая ситуация имелась
в анамнезе у 519, а острая психотравмирующая
ситуация только у 19. А при реактивных
психозах по разным данным, острая
психическая травма имела место у 72%
больных. Среди травм, вызвавших реактивные
психозы, по разным данным одно из первых
мест занимают семейно-сексуальные
травмы, а на втором месте – травмы,
связанные со смертью близких, далее
следуют служебно-профессиональные
травмы, потом следуют уголовные репрессии,
их ожидание, а также угрозы жизни, испуг,
что связано, вероятно, со спецификой
современного развития страны.

В возникновении
психогений существенную роль играет
определенная готовность к «психическому
срыву», развивающаяся на фоне ослабленного
организма после перенесенного заболевания,
длительного нервного напряжения,
специфических особенностей нервной
системы и личностных черт.

В клинике психических
болезней психогении разделяются на две
различные по своему составу группы:
реактивные состояния (психогенные или
реактивные психозы) и неврозы.

Под влиянием
психогенных факторов могут происходить
различные нарушения в соматической
сфере. Например: со стороны желудочно-кишечного
тракта это тошнота, рвота, поносы, запоры,
утрата аппетита, со стороны органов
дыхания это одышка, удушье, кашель. В
сердечно-сосудистой системе – психогенное
повышение артериального давления,
тахикардия, брадикардия, боли в сердце,
нарушение ритма сердечной деятельности,
ослабление сердечной деятельности
вплоть до коллапса с потерей сознания,
психогенные обмороки. Нередки случаи
в практике, когда инфаркты и инсульты
возникают у людей после тяжелых
переживаний и психических потрясений.
В мочеполовой сфере психогенные нарушения
могут проявляться задержкой мочи, иногда
ее недержанием. Половая слабость у
мужчин и половая холодность у женщин
наиболее часто имеют психогенную
природу. Известны и другие случаи
психогенных нарушений.

Психогении
возникают в связи с одномоментной,
интенсивно воздействующей психотравмирующей
ситуацией.

Психогении могут
быть результатом относительно слабого,
но продолжительного травмирования.

Взаимосвязь «души»
и «тела», иначе психических процессов
и организма, является основной проблемой
философии и медицины. Впервые эта
проблема нашла обоснование в трудах
великих отечественных ученых-физиологов
И. М. Сеченова, И. П. Павлова и их учеников.
И. П. Павловым экспериментально доказана
неразрывная связь между психическими
и соматическими процессами.

Общеизвестно, что
сильные эмоции сопровождаются
сердцебиением, при этом отмечается
покраснение или побледнение лица (в
зависимости от того, происходит ли спазм
или расширение сосудов). Характер и
интенсивность этих проявлений зависят
от особенностей личности и организма.
Психические влияния могут вызвать
головную боль или другие функциональные
нарушения в организме.

Большинство
зарубежных ученых рассматривают
психосоматические нарушения с позиций
психоанализа и сводят этиологию ряда
болезней внутренних органов к влиянию
сексуальных конфликтов. При этом широко
используется введенное Фрейдом понятие
«конверсии», означающее якобы имеющий
широкое значение в патологии факт
перехода энергии сексуальных влечений
в болезненные нарушения различных
органов тела.

Большое число
сторонников за рубежом в трактовке
психосоматических сдвигов в организме
имеет теория Г. Селье о стрессе. По мнению
Селье, всякое раздражение (стрессор)
вызывает напряжение – стресс. Эта
реакция может быть локальной, но может
быть и системной. Она тем более выражена,
чем более жизненно значимо воздействующее
на организм раздражение. Селье признает
значение нервной системы и психики в
возникновении общего адаптационного
синдрома, но разрабатывает лишь
эндокринно-соматическую сторону
проблемы.

Концентрация
центрального нервного механизма
расстройств, вызываемых сильными
раздражителями, дана в учении Н. Е.
Введенского, И. П. Павлова. Н. Е. Введенский
вводит понятие о парабиозе. Чрезмерные
по частоте, силе или длительности
раздражения изменяют функциональное
состояние центральной и периферической
нервной системы, причем реакция организма
вначале становится извращенной
(парадоксальной), а в дальнейшем в фазе
торможения вообще внешне не обнаруживается
(парабиоз – состояние, близкое к
патологическому).

И. П. Павлов и его
сотрудники показали, что чрезмерно
сильные раздражители, трудные задачи
приводят к нарушению условно-рефлекторной
деятельности, к срыву и сшибке. У животных
при этом обнаруживаются похудание,
одряхление, потеря аппетита, трофические
нарушения кожных покровов, изъязвление
поверхности внутренних органов. И. П.
Павлов считал, что экспериментальные
неврозы у животных являются аналогами
психогенных заболеваний у людей.

Типичным внутренним
заболеванием, в котором особую роль
играет психотравмирующий или
перенапрягающий момент, является
язвенная болезнь. Известен невроз
ожидания, сущность которого заключается
в том, что боязливое ожидание того или
иного болезненного проявления вызывает
его возникновение. Например, боязнь
покраснения вызывает само покраснение,
боязнь половой слабости вызывает
импотенцию и т. д.

Психическая травма
нередко влечет за собой психовегетативные
и психомоторные нарушения. Например,
эмоция страха нередко сопровождается
дрожанием тела и мышечной слабостью
(подкашиванием ног и даже падением).
Могут возникнуть психогенные параличи,
которые имеют функциональный, преходящий
характер. Сильное эмоциональное
потрясение может повлечь за собой
возникновение истерической слепоты.

Нередко под влиянием
тяжелых переживаний развиваются
психогенные состояния с картинами
настоящих психических заболеваний. Это
психогенная депрессия, психогенный
ступор и психогенный параноид. На границе
между психозами и нервными расстройствами
стоят неврозы, которые также имеют в
основе психогению.

Соматогении

это
психические нарушения, вызванные
соматическими заболеваниями. Они также
называются соматогенными.
Инфекции,
интоксикации, заболевания внутренних
органов часто являются источником
психических нарушений. Например, может
быть состояние тревоги и страха при
заболеваниях сердца, особенно остро
возникающее при приступах стенокардии.
Инфекционные заболевания сопровождаются
повышенной эмоциональной лабильностью,
астенией. Ревматизм может привести к
тяжелым психическим расстройствам.

В отдельных случаях
психогенные факторы могут комбинироваться
с соматогенными, взаимно усиливая друг
друга.

Исследования К.
М. Быкова с применением физиологического
метода условных рефлексов освещают
механизм влияния психических воздействий
на внутренние органы и их функции. Были
установлены корковые влияния на
желчеотделение, желчевыделение и
сокращение желчного пузыря, доказано
было влияние корковых импульсов на
движения кишечника, дефекацию,
мочеиспускание, состав слюны. Также
изучены корковые влияния на
сердечно-сосудистую деятельность, и
установлены отчетливые корковые влияния
на легочную вентиляцию, газообмен,
терморегуляцию и суточную периодику
физиологических функций. По данным К.
М. Быкова, образование временных связей
возможно для всех органов, нет реакции
целого организма на воздействие внешней
или внутренней среды, в которой не
участвовала бы кора головного мозга.
Стимулы коры способны затормаживать
ход любого процесса, а незначительный
по силе корковый импульс может вызвать
грандиозные сдвиги во всех органах и
тканях. Исследованиями К. М. Быкова была
установлена возможность воздействия
на кору головного мозга различных
внутренних органов, что открывает
перспективы экспериментального н
клинического изучения влияния соматических
заболевании на психику.

Психические и
соматические болезни могут усиливать
друг друга или, наоборот, находиться к
антагонистических отношениях (А. Баркж,
Е. К. Краснушкин). Изучение соматопатологии
психических заболевании в связи с этим
приобретает большое значение.
Исключительная роль нервной системы в
протекании большинства физиологических
и патологических процессов не вызывает
сейчас сомнения. Имеется лишь разница
в трактовке ее действия. Связь и
взаимодействие между высшими и низшими
этапами, согласно учению И. П. Павлова
и концепции К. М. Быкова, осуществляется
в обоих направлениях – от центра к
периферии и от периферии к центру. В
этом взаимодействии участвуют кора,
подкорка, анимальная и вегетативная
нервная система, гуморальная регуляция
и внутренние органы.

Следует сказать,
что механизмы возникновения неврозов
были подробно изучены И. П. Павловым и
его сотрудниками, в частности М. К.
Петровой, Л. Г. Иванов-Смоленским и др.
К ним относятся механизмы, имеющие
значение и для понимания самой природы
психогений.

1.
Слишком сильные и сложные раздражители.
Раздражители,
которые связаны у человека как с первой,
так и со второй сигнальными системами.
Скажем, длительно действующие чрезмерные
световые и звуковые раздражители,
например, производственные шумы, могут
вызвать неврастению. Подобные же
неврастенические реакции могут быть
вызваны длительно действующей тряской
или вибрацией. Здесь заболевание может
быть вызвано функциональными
первосигнальными раздражителями,
которые не являются по существу
психогенными. В психогениях же участвует
в основном вторая сигнальная система.
Иначе действуют сильные звуковые,
вибрационные и другие раздражители при
взрывах, орудийной стрельбе, землетрясениях.
В этих случаях патогенно действующим
фактором является не столько сам звук
или сотрясение, как результаты его
второсигнальной переработки, когда это
уже не «звук», а угроза жизни. Острые
травмы описанного типа могут вызывать
как кратковременные патологические,
психотические реакции, так и неврозы.
Известие о смерти любимого человека
также может рассматриваться как
сверхсильный раздражитель.

Реакцией на него
может быть, например, ступор или реактивная
депрессия.

Под сложными
раздражителями И. П. Павлов понимает
слишком трудные и тонкие дифференцировки.
Например, для собаки дифференцировка
между кругом и эллипсом, когда эллипсы
постепенно приближаются по форме к
кругу. Подобное можно наблюдать у
человека, например, при сложной и
ответственной работе, при отсутствии
подготовки и знаний, в сочетании с
другими неблагоприятными условиями. В
такого рода случаях чаще развиваются
неврозы, но может иметь место и реактивный
психоз, например, сумеречный, возникший
при внезапном обострении описанной
неблагоприятной ситуации.

2.
Перенапряжение тормозного процесса.
В
применении к человеку здесь может идти
речь о чрезмерном подавлении естественных
желаний и стремлений, особенно при
вынужденном торможении безусловных
рефлексов. Примером могут служить
неврозы у людей с вынужденным длительным
половым воздержанием во время войны. А
другой пример это срывы в виде
патологических приступов ярости, буйство
при чрезмерной дисциплинарной строгости
в военных частях, тюрьмах.

3.
Перенапряжение
подвижности нервных процессов.
Это
состояние возникает при слишком резкой
и частой смене тормозных и положительных
раздражителей, при слишком частых
переделках стереотипа. В зависимости
от типа высшей нервной деятельности
одни люди обладают большей подвижностью,
другие меньшей. Кроме типа высшей нервной
деятельности большое значение имеет и
тренировка подвижности в результате
воспитания и социальных воздействий.
Когда же требования к подвижности
оказываются слишком велики, то резкие
изменения обстановки, условий жизни и
деятельности могут вызвать нервный
срыв. Результатом такого срыва могут
быть различные психогенные заболевания,
неврозы, острые психогенные реакции,
реактивные психозы.

4.
Столкновение противоположных процессов.
Это
одна из самых частых причин психогений.
Речь идет о столкновении противоположных
раздражителей положительного и
тормозного, из которых каждый обладает
достаточной силой. Такой процесс часто
лежит в основе жизненных конфликтов у
человека, что может привести опять-таки
к неврозу или психозу. Собственно
«сшибка» отличается от близкого к ней
перенапряжения подвижности тем, что в
первом случае происходит одновременное
столкновение, а во втором – последовательная
смена положительного и тормозного
процессов.

Чрезмерные по силе
раздражители и резкие перенапряжения
раздражительного и тормозного процессов
могут привести к их истощению и развитию
гипнотических фаз. Наличие больных
пунктов в коре, очагов инертного
возбуждения, парадоксальной и
ультрапарадоксальной фаз – вот
патофизиологические механизмы изменений,
происходящих при психогенных заболеваниях.

Термин «психогенные
заболевания» принадлежит Зоммеру и
вначале применялся только для истерических
расстройств. В. А. Гиляровский для
обозначения этих состояний пользовался
термином «пограничные состояния»,
подчеркивая этим, что указанные
расстройства как бы занимают пограничное
место между психическим заболеванием
и психическим здоровьем или соматическими
и психическими заболеваниями.

В развитии учения
о психогенных расстройствах А. Н. Молохов
выделял три периода: психологический,
клинико-описательный и патофизиологический.
На первом этапе большое значение
придавалось различным психическим
травмам без учета особенностей структуры
личности и соматических осложнений. На
втором этапе значение придается описанию
клинических симптомов без достаточного
учета личностных особенностей и
психологических реакций и на третьем
этапе делались попытки подменить
клинические проявления патофизиологическими
механизмами.

Исследования
показывают, что в возникновении
психогенных расстройств играют роль
преморбидные
(доболезненные)
особенности личности, степень зрелости
основных структур ее, соматическая
отягощенность, особенности
высшей нервной деятельности, тип ее и
темперамент, а также качество психической
травмы, ее длительность и значимость
для больного. В последние годы имеются
наблюдения, указывающие на определенные
корреляции между этими показателями.
Так, для некоторых личностей патогенными
могут оказаться только ситуации
«эмоционального лишения» и никакие
конфликтные ситуации не приводят к
болезненному состоянию

Все психические
травмы, вызывающие психогенное
заболевание, можно разделить на три
группы:

1. Психические
травмы, которые условно можно назвать
«эмоциональное лишение» При этом человек
лишается объекта привязанности или
оказывается вне ситуации, вызывающей
эмоциональную реакцию (например, вдали
от родины).

2. Различные
конфликты.

3.
Психические
травмы, представляющие угрозу для жизни
(землетрясение, наводнения, крушения и
др.).

В результате
«эмоционального лишения», как правило,
возникают болезненные симптомы,
укладывающиеся в картину реактивной
депрессии.

Конфликты
различной выраженности и глубины могут
вызывать болезненные состояния более
широкого диапазона и картина проявлений
болезни при этом более разнообразная,
от реактивных депрессий с истерическими
расстройствами, реактивных параноидов
и истерических психозов до невротических
симптомов.

Тяжелые внезапные
психические травмы, связанные с угрозой
для жизни больного, обычно ведут к
возникновению аффективно-шоковых
расстройств, которые могут выражаться
ступором, аналогичным мнимой смерти,
наблюдающейся у некоторых животных,
или двигательным возбуждением,
«двигательной бурей», также наблюдающейся
у животных при угрозе жизни.

Психическая травма
может не только явиться причиной
психогенного заболевания, но и
спровоцировать эндогенный приступ
(шизофрения, МДП) или вызвать декомпенсацию
состояния при развитии сосудистого
процесса (гипертоническая болезнь,
атеросклероз), декомпеисировать состояние
больного психопатией.

Для отграничения
психогенных заболеваний от психических
нарушений другой природы К. Ясперс
сформулировал критерии, которые
заключаются в следующем: психогенными
заболеваниями следует считать такие,
которые развиваются непосредственно
вслед за психической травмой; в содержании
переживаний при них находит свое
отражение психическая травма, вызвавшая
болезнь; с исчезновением психической
травмы или с ее дезактуализацией для
больного психические нарушения исчезают.
Эти критерии имеют значение до настоящего
времени, но решающая роль принадлежит
структуре болезненных расстройств.

Исследования
показывают, что структура психогенных
заболеваний всегда характеризуется
единством клинической картины. Ее обычно
объединяют аффективные расстройства.
Все продуктивные (бред, галлюцинации и
др.) и невротические симптомы по содержанию
прямо или косвенно связаны с аффективным
(эмоциональным) состоянием больного.

Психогенные
заболевания могут проявляться в виде
реактивных психозов, неврозов и
психосоматических болезней. Ряд
психиатров в группу психогенных
расстройств относят и психопатию, исходя
из того, что психопатия формируется в
условиях психогенной ситуации или,
правильнее, в условиях отрицательного
воздействия социальной среды.

В
возникновении психогений
существенную
роль играет определенная готовность к
психическому срыву, развивающаяся у
пациента на фоне ослабленного из-за
болезни организма, а также специфические
особенности нервной системы и личностных
черт.

studfiles.net